Дали слепы, дни безгневны,      Сомкнуты уста. В непробудном сне царевны,      Синева пуста. Были дни — над теремами      Пламенел закат. Нежно белыми словами      Кликал брата брат. Брата брат из дальних келий      Извещал: «Хвала!» Где-то голуби звенели,      Расплескав крыла. С золотистых ульев пчелы      Приносили мед. Наполнял весельем долы      Праздничный народ. В пестрых бусах, в алых лентах      Девушки цвели… Кто там скачет в позументах      В голубой пыли? Всадник в битвенном наряде,      В золотой парче, Светлых кудрей бьются пряди,      Искры на мече, Белый конь, как цвет вишневый.      Блещут стремена… На кафтан его парчовый      Пролилась весна. Пролилась — он сгинет в тучах,      Вспыхнет за холмом. На зеленых встанет кручах      В блеске заревом, Где-то перьями промашет,      Крикнет: «Берегись!» На коне селом пропляшет,      К ночи канет ввысь… Ночью девушкам приснится,      Прилетит из туч Конь — мгновенная зарница,      Всадник — беглый луч… И, как луч, пройдет в прохладу      Узкого окна, И Царевна, гостю рада,      Встанет с ложа сна… Или, в злые дни ненастий,      Глянет в сонный пруд, И его, дрожа от страсти,      Руки заплетут. И потом обманут — вскинут      Руки к серебру, Рыбьим плёсом отодвинут      В струйную игру… И душа, летя на север      Золотой пчелой, В алый сон, в медовый клевер      Ляжет на покой… И опять в венках и росах      Запоет мечта, Засверкает на откосах      Золото щита, И поднимет щит девица,      И опять вдали Всадник встанет, конь вздыбится      В голубой пыли… Будут вёсны в вечной смене      И падений гнет. Вихрь, исполненный видений,—      Голубиный лет… Что мгновенные бессилья?      Время — легкий дым… Мы опять расплещем крылья,      Снова отлетим! И опять, в безумной смене      Рассекая твердь, Встретим новый вихрь видений,      Встретим жизнь и смерть!

22 апреля — 20 мая 1904 (1910)