Все отошли. Шумите, сосны, Гуди, стальная полоса. Над одиноким веют вёсны И торжествуют небеса. Я не забыл на пире хмельном Мою заветную свирель. Пошлю мечту о запредельном В Его Святую колыбель… Над ней синеет вечный полог, И слишком тонки кружева. Мечты пронзительный осколок Свободно примет синева. Не о спасеньи, не о Слове… И мне ли — падшему в пыли? Но дым всходящих славословий Вернется в сад моей земли.

14 декабря 1904

У полотна Финл. ж. д.