Прошли года, но ты — всё та же: Строга, прекрасна и ясна; Лишь волосы немного глаже, И в них сверкает седина. А я — склонен над грудой книжной, Высокий, сгорбленный старик,— С одною думой непостижной Смотрю на твой спокойный лик. Да. Нас года не изменили. Живем и дышим, как тогда, И, вспоминая, сохранили Те баснословные года… Их светлый пепел — в длинной урне. Наш светлый дух — в лазурной мгле. И всё чудесней, всё лазурней — Дышать прошедшим на земле.

30 мая 1906