Открыл окно. Какая хмурая      Столица в октябре! Забитая лошадка бурая      Гуляет на дворе. Снежинка легкою пушинкою      Порхает на ветру, И елка слабенькой вершинкою      Мотает на юру. Жилось легко, жилось и молодо —      Прошла моя пора. Вон — мальчик, посинев от холода,      Дрожит среди двора. Всё, всё по-старому, бывалому,      И будет как всегда: Лошадке и мальчишке малому      Не сладки холода. Да и меня без всяких поводов      Загнали на чердак. Никто моих не слушал доводов,      И вышел мой табак. А всё хочу свободной волею      Свободного житья, Хоть нет звезды счастливой более      С тех пор, как запил я! Давно звезда в стакан мой канула,—      Ужели навсегда?.. И вот душа опять воспрянула:      Со мной моя звезда! Вот, вот — в глазах плывет манящая,      Качается в окне… И жизнь начнется настоящая,      И крылья будут мне! И даже всё мое имущество      С собою захвачу! Познал, познал свое могущество!..      Вот вскрикнул… и лечу! Лечу, лечу к мальчишке малому,      Средь вихря и огня… Всё, всё по-старому, бывалому,      Да только — без меня!

Сентябрь 1906

* * *