В час глухой разлуки с морем, С тихо ропщущим прибоем, С отуманенною далью — Мы одни, с великим горем, Седины твои закроем Белым саваном — печалью. Протекут еще мгновенья, Канут в темные века. Будут новые виденья, Будет старая тоска. И в печальный саван кроясь, Предаваясь тайно горю, Не увидим мы тогда,— Как горит твой млечный пояс! Как летит к родному морю Серебристая звезда!

Ноябрь 1906

* * *