Я был смущенный и веселый. Меня дразнил- твой темный шелк. Когда твой занавес тяжелый Раздвинулся — театр умолк. Живым огнем разъединило Нас рампы светлое кольцо, И музыка преобразила И обожгла твое лицо. И вот — опять сияют свечи, Душа одна, душа слепа… Твои блистательные плечи, Тобою пьяная толпа… Звезда, ушедшая от мира, Ты над равниной — вдалеке… Дрожит серебряная лира В твоей протянутой руке…

Декабрь 1906