Голос

То не ели, не тонкие ели На закате подъемлют кресты, То в дали снеговой заалели Мои нежные, милый, персты. Унесенная белой метелью В глубину, в бездыханность мою, — Вот я вновь над твоею постелью Наклонилась, дышу, узнаю… Я сквозь ночи, сквозь долгие ночи, Я сквозь темные ночи — в венце. Вот они — еще синие очи На моем постаревшем лице! В твоем голосе — возгласы моря, На лице твоем — жала огня, Но читаю в испуганном взоре, Что ты помнишь и любишь меня.

Второй голос

Старый дом мой пронизан метелью, И остыл одинокий очаг. Я привык, чтоб над этой постелью Наклонялся лишь пристальный враг И душа для видений ослепла, Если вспомню, — лишь ветр налетит, Лишь рубин раскаленный из пепла Мой обугленный лик опалит! Я не смею взглянуть в твои очи, Всё, что было — далёко оно. Долгих лет нескончаемой ночи Страшной памятью сердце полно.

Сентябрь 1910