Военно-патриотическая фантастика

Алекс Бочков

Мы спросим за все ! - 2

Путь на восток

Книга вторая

      

Аннотация

Подразделение Николая Евченко, попавшего в тело капитана погранвойск Николая Марченко в самом начале войны, ушло из Белорусских лесов на восток. Ушло не спасаясь от гнева немцев, которым они сумели изрядно насолить, а в связи с необходимостью… Их ждут там, где части Красной Армии не справляются с напором Германской военной машины, откатываясь всё дальше назад: огрызаясь, нанося болезненные контрудары, но – отступая… Ждут те, кому надоело отступать потому, что армией руководят неумехи, карьеристы и бездари ! Не все, но для немцев таких много и не надо: всего лишь одного – на месте прорыва ! И Николай Евченко хочет это изменить ! Своим примером; своим подразделением, разросшимся до полноценной дивизии… А ещё он верит, что и его ждут там – на востоке, даже не подозревая, что ждут именно его – человека из будущего, обретшего, не объяснимые для простых смертных, способности ведьмака…

Алекс Бочков

Путь на восток

…Но не забыть нам никогда

К своим ведущую дорогу…

И этот бой – среди полей

Короткий, как клинок кинжала

Когда кого то из парней

Слепая смерть к себе забрала…

Голубые береты. Память…

От автора

Так уж вышло – с детства приучен, а потом и самому понравилось читать. А сейчас – читаю, в свободное время, для повышения словарного запаса, обновления тем для осмысления прошедших событий… И чем больше читаю, тем больше… нет – не поражаюсь: устал поражаться – скорее уж удивляюсь: ну как можно быть такими "близорукими", непонятливыми, некомпетентными, нелогичными и ещё многими, многими не… Очередной опус…" Своих не сдаём…" Мелодраматичные и душещипательные – для жвачных, розовые сопли опускаю: кому то это нравится… Но вот рассуждения, осмысления, понимание допущенных ошибок старших командиров РККА Белорусского военного округа Павлова, Хицкилевича, появившихся у них благодаря нашему попаданцу, автоматически повторяющему им – что особенно заметно понимающим, выдержки из Устава РККА, благодаря которым и начинается победоносное поражение войск Вермахта - убивает своей тупостью ! В реальности город Белосток окружён уже 25го июня, а у автора там тишь и благодать: немцев почему то нет. Вообще близко нет ! А сцена с диверсантами, расписанная так, что поневоле скупая мужская слеза вытечет из глаз, а уж у женщины – так вызовет целый водопад: как нехорошие диверсанты, обязательно прибалты, насиловали и резали всех, кто проходил и проезжал мимо – и гражданских и военных… Насиловали, понятное дело женщин – не мужчин, хотя не удивлюсь и такому в очередном опусе какого-нибудь "продвинутого" автора …

Автор здесь перепутал, для красоты изложения и закрученности сюжета, айзацкоманды СС и диверсионные группы. Почему такое возмущает ? Ведь эти опусы – по другому не назовёшь, читают десятки тысяч и у них формируется отсутствие правильного понимания реалий того – военного времени, а эти самые реалии ой как нам всем могут вскоре понадобиться ! Не хотелось бы, но… А со страниц книг, газет, интернета и экранов телевизоров прямо льётся поток таких вот несуразностей и ещё чего покруче ! В одной из книг – напечатанных, между прочим приличным тиражом, пара наших – вполне себе нормальных мужчин, ни разу не крутых спецназовцев, вырезают вдвоём целый танковый батальон - ножами, правда ночью: переходя от палатки к палатке… Каково ! Бойтесь враги: уж если простые мужички такое вытворяют, то что с вами сделает спецназ !

А называется это просто и незамысловато – шапкозакидательство ! Царская Россия испытала на себе этот эффект: русско-японская война 1905 года; после перестроечная Россия – вход в Грозный под новый 1995 год; современная Россия – обстрел миномётами и атакой беспилотниками базы в Сирии… А ведь это шапкозакидательство формируется именно так: везде, понемногу, но часто… Пора бы задуматься над этим и читателям и, главное - писателям…

Начал свое недовольство с поведения красных командиров Хицкилевича и Павлова – их понимания причин поражения и выхода из создавшегося положения при помощи советов попаданца из нашего времени. Да не могло у них наступить осмысления и "прозрения" ! Так же, как не могло наступить прозрения у сотен высших командиров РККА, приведших армию к чудовищному поражению 1941го года – хоть приставь к каждому по такому "умному и напористому" попаданцу, как у многих авторов. Почему ? Да потому, что иудейская – не еврейская, а именно иудейская философия, навязанная народам бывшей Российской империи, совершившими Октябрьский переворот, в дальнейшем именуемый Октябрьской революцией, иудеями, пришедшими к власти – за 13 лет существования не только пустила корни, но и дала обширные всходы ! Эта самая философия, прививаемая ими различными способами - главным образом насильственными, вырастила в руководстве и среде старших и средних командиров не полководцев и даже не военначальников – военных чиновников ! Такие не могли поменять свои взгляды, переосмыслить свое поведение – только по приказу вышестоящего начальства ! А авторы их облагораживают, так же как и думают за Сталина при решении им стратегических вопросов…

Может скажу кощунственное, но отстоять Москву, остановить немцев и отбросить их от столицы; совершить небывалый подвиг смогли не простые бойцы и младшие командиры, а те полководцы, которые появились после жестоких кровопролитных месяцев страшного 1941 года ! Если кто то думает, что я начну перечислять громкие, хорошо известные фамилии – ошибаются ! Эти полководцы – малоизвестные или совсем безвестные командиры взводов, рот, батальонов – в редком случае полков ! Именно они смогли, после того – ОГРОМНОЕ СПАСИБО ВЕРМАХТУ "ВЕЛИКОЙ" ГЕРМАНИИ, как немцы выбили, пленили, приняли к себе этих военчиновников и предателей, из тех самых военных, считающих себя Командирами ! Сколько там сдалось и попало в плен ? Больше сотни только генералов разных уровней ! А сколько погибло по глупости, тупости, трусости и самомнению? А сколько десятков сотен, если добавить сюда полковников и подполковников ? Вот после этой чистки и смогли вздохнуть, да действовать посвободнее, поинициативнее эти самые полководцы, собирая вокруг себя, направляя, вдохновляя на подвиги бойцов и сержантов ! Правда – получилось как всегда несправедливо: тех, кто мог стать настоящими полководцами, командиров служащих по принципу …отец солдатам… те же немцы повыбили намного, НАМНОГО больше ! Кто то помнит пословицу: стадо львов, под руководством барана всегда проиграет стаду баранов под руководством льва ! Не подумайте – ни в коей мере, что под баранами я подразумевал наших бойцов и младших командиров ! Хотя – и в этом тоже есть доля истины… То "пушечное мясо", которое гнали на войну военкоматы: безграмотное, не умеющее говорить и даже понимать простые команды – зачем оно было нужно на фронте ? Чтобы уменьшить боезапас немецкой армии ? А ведь везде – во всех городах и республиках Союза было достаточное количество военнообязанных, которые могли быть достойными бойцами и младшими командирами. Только их родственники ну никак не видели их на фронте, а тем более в окопах ! Хотя – если при штабах да складах или в агитбригадах да в полит органах… Жаль, что места вычищенных немцами тупиц, неумех, считающих себя великими полководцами, занимались такими же военчиновниками и дальше: и чем ближе к победе – тем таких становилось всё больше и больше ! Не верите ?

Русская семёрка "выдала" как то статью одного такого вот кабинетного "умника": Как 55 морпехов Николаев взяли… Наткнулся на такое – и не поверил: ну не могут, даже морпехи – взять город Николаев таким числом ?! Открыл сайт, начал читать статью… Точно: заголовок – замануха ! Не город морпехи захватили, а элеватор…

Для тех, кто не в курсе – элеватор, это место где перерабатывают зерно в муку и хранят эти зерно и муку. И находятся такие элеваторы – на окраине города. Ну – с этим понятно… Дальше автор, банально передравший статью из военного журнала или газеты того – военного времени, повествует о мужестве и героизме морских пехотинцев, оттянувших на себя целый полк немцев ! Ну тупость и идиотизм, для тех, кто хоть немного понимает, о чём идёт речь… Достаточно представить себе длину периметра такого элеватора – 300-500 метров. А в полку полторы тысячи человек, да пулемёты, миномёты, орудия ! О танках – хотя бы парочке я вообще молчу… Но главное то не в этом ! По разработке штабных "знатоков" в операции, согласно приказа сверху, должны были участвовать 122 бойца и командира. И такие были отобраны и были отправлены принимать участие в операции. А до конечной точки – элеватора города Николаев, добралось 55 морпехов ! Думаете – прорывались с боем, теряя по дороге убитых и раненых товарищей ?! Ага – как же: добрались без одного выстрела, тихо, как и было задумано… А почему же только всего 55 ?... Плавсредств для перемещения по реке не нашлось ! Из тех, подручных, что нашлось, что то дошло с десантниками, а что то затонуло, перевернулось по дороге, похоронив в воде так необходимых в атаке бойцов, боеприпасы… Каково планирование ?! А нормальное, обычное планирование штабных умников, подхваченное такими же умниками-командирами: Выполнить и доложить ! Вот об этом бы и надо было написать ! Да поярче, покрасочнее, чтобы читатели знали: кто на этой войне кровь проливал, не жалея себя, а кто прятался за их спинами, тёплые, безопасные сиденья под задницей сохраняя ! Ну так автору же не это заказали и денежку пообещали заплатить – не за это ! Вот он и не акцентировал на этом внимание ! А подчеркнул мужество и героизм – причём переписанный из агит статьи… Таких агит статей военного времени, тупо переписываемых современными "журналистами", описывающих то, чего не могло быть в действительности – по крайней мере так, как описано – очень и очень много ! И Русская семёрка идет по таким статьям впереди всех ! А может я к другим сайтам не присматривался ?... Так вот я считаю – в отличие от многих, даже маститых авторов: не надо в книгах розовых соплей и описания псевдогеройства и псевдопатриотизма наших предков: слова разят не хуже пистолета – сказал один из поэтов, а надо ярко, красочно, доходчиво рассказывать о том что было на самом деле, или могло быть – в реальности ! Пусть и плохое… Но только не так, как это делают проплаченные "писатели" типа Резуна-брехуна, который Суворов; Солонина, который Марк; Бешанова – который вообще не пойми кто… Только реалии военной и фронтовой жизни, пусть и слегка приукрашенные. Но – только слегка…

Уделю немного внимания комментариям и "комментаторам"… О профессиональных троллях ничего говорить не буду – они зарабатывают себе на хлебушек – как умеют… А вот о тех, кто кроет авторов матом, да бессвязным: читаю таких и мне смешно, а вот авторов таких комментов -… откровенно жалко… Это в голопузом детстве мы, детвора, считали: говорить матом, ругаться (не ругать – могло прилететь так, что мама не горюй) – это круто, по мужски, по взрослому ! Чуток подрос и понял: мат – что бы там не говорили маститые авторитеты – это скудность ума ! Не может человек выразить свою мысль связно и достойно – переходит на мат: и вроде бы так более понятно, но – это язык быдла. Раньше – в СССР, мат был там, где уровень интеллекта и воспитания был крайне низок. Сейчас – это вновь признак крутости и… тупости… Деградации личности и нации… Но в комментариях таких "комментаторов" не только убогость, но и личные комплексы и фобии лезут на свет из всех щелей ! Проще говоря: у кого что болит, тот о том и говорит… А ещё, прямо таки чувствуется, ощущается неприкрытая зависть и злоба: зависть к тому, что вот кто то может; написал, а он – не в состоянии… Я, по своей работе как с таким "умниками" сталкивался – сразу спрашивал: а что ты сделал сам, лично ? Предъяви результат ! И всё сразу становилось ясно: на такого незачем тратить свое внимание время и нервы…

Другая крайность и тоже из-за убогости, недостатка образования и скудности мышления… Есть бумажные книги; появились электронные, а сейчас уже – говорилки… Последние я не приветствую, но может быть – тоже сделаю… Наверное… Дело в том, что авторы – хорошие авторы пишут так, чтобы читатель мог, читая, представлять себе действие сюжета так, как он себе хочет: и героя и героиню такими, какими бы хотелось; поведение и обстановку вокруг – такими, каким они видятся читателю ! Как это здорово, когда читатель живет мыслями, действиями, поступками, мотивами героев, представляя себя на их месте ! Например на концерте читатель может видеть и переживать песню глазами и ушами зрителя, исполнителя, и героя романа: видеть лица слушателей – разве это не наслаждение ! Про любовные сцены я, из скромности, умолчу… Но, для этого нужно воображение и культура – тогда комментатор показывает на шероховатости изложения, языка написания или скудность сюжета, помогая автору писать ещё лучше. А комменты типа: убейся об стену… полная херня… нечитаемо… очень плохо… - показывают скудность ума комментатора – я уже не говорю о банальном мате…

Флибуста в этом идёт впереди планеты всей ! И главное: когда я, начинающий автор, пытался выложить туда свои первые книги, то получил незамысловатый "совет": книга – говно, не пиши больше, а сейчас на её сайте шесть моих книг: наверно взяли с других сайтов библиотек, чтобы дать "пищу" для своих "читателей"… Так что пожелание тем, кто так "комментирует" – не напрягайте свои подушечки пальцев, печатая чушь: каждой книге – свой читатель…

Последнее. Непонятно с чего – видимо многие "комментаторы" смотрят в книгу, а видят фигу. Я очень хорошо отношусь к Сталину и считаю его если не самым лучшим правителем на всей Земле за весь период разумного человечества, то уж в тройке лучших – без вопросов! Но вот что скажу хулителям-"всезнакам" Сталина: люди такого уровня не совершают ошибок, как пишут многие кабинетные писаки и доморощенные ведущие – они совершают проступки и не всегда по собственному желанию. Хотя… есть ошибка и у Сталина, такая же, как и у Гитлера: они оба считали, что они умнее и хитрее иудеев ! Не тех, которых потом стали называть евреями, а тех, кто является сейчас теневыми хозяевами мира ! Призрачными теневыми хозяевами: их власть легко устранить и единственный, кто может это сделать – это Россия ! Не Китай, хотя и он ведёт борьбу с Америкой: Китай уже приучили, бросив ей косточку – позволив ввести юань в число мировых расчётных валют. А вот с Россией ничего сделать не могут – пока… И "ошибки" президента России, которыми дерьмократы всех уже достали – это не ошибки, а проступки и не всегда личные: мы многого не видим и не знаем. Так что читатели – не сотворяйте себе кумира: все мы грешны… Я, к примеру, пожимал руку, ещё в СССР, Генеральному секретарю ЦК партии нашей республики, но не скажу, что после этого месяц я не мыл руку, которую он пожимал. И неделю тоже…

Что касается Лаврентия Берии… Один "умник" назвал его лучшим кризисным менеджером времён Второй Мировой войны; другой, видимо желая получить гранд для издания книги, назвал его лучшим менеджером 20го века… За ним, лучшим военным кризисным менеджером кто то назвал Жукова… Так вот: если уж называть лучшего кризисного менеджера, так это Сталин. А Берия – исполнитель, второе лицо и уж точно не самый лучший ! Те, кто его так назвал, не видят и не понимают, или лукавят: Берия пользовался полной поддержкой Сталина в государственных делах, которые тот ему поручал, а это очень много стоит ! А кроме этого у Берии был мощнейший рычаг влияния: как поощрения, так и наказания – НКВД и НКГБ. И конечно: тут не убавить и не прибавить – он работал на износ, не жалея ни себя, ни подчинённых !

Для тех, кто не понял о чём я – поясню: два молодых человека начинают одинаковый бизнес – продажа машин, к примеру… У одного: папа чиновник высокого ранга; мама – серьёзная должность в академии МВД; один дядя – высокий чин в налоговой; брат матери – неслабый банкир с серьёзными финансами… А второй ?… Он умён, грамотен, оборотлив, коммуникабелен… И кто, по вашему, станет вскоре монополистом в этом виде бизнеса ? Вот то-то и оно… Так и с Берия: если он такой лучший, то что же тогда он совершил, после смерти Сталина, столько ошибок, которые привели его к гибели ? Амнистия 1953 года; желание объединить Германию, да не под нашим контролем – отдать врагу то, что получено немалой кровью наших солдат и офицеров… И неумелое маневрирование в структуре власти, позволившее подняться на вершину Никите Хрущёву…

Герои моих романов "Лучшие из худших" и "Мы спросим за все !" стараются предотвратить многомиллионную гибель советских граждан; неосознанное предательство казаков и детей раскулаченных: как считают нужным и как умеют, а заодно готовят почву для того, чтобы в послевоенном Советском Союзе все жили по принципу социализма: от каждого по способности - каждому по труду, а не по иудейской философии: хапай как можешь и сколько можешь – только не попадайся ! И в наше время этот лозунг актуален, иначе – получим, не дай бог, конечно, вторую финскую или ещё хуже – начало 1941 года.

Возможно – моему герою удастся убедить, показать, объяснить, то, что скрывают или не показывают другие... Уж как получится…

      

Глава первая

Хлопнуть дверью уходя – это обязательно…

Завтра утром – день Х… Немцы начнут очистку белорусских лесов от нас – Призраков Леса: страшных русских варваров, от которых не спасает никто и ничего ! Примерный район поисков хоть и велик, но уже сужен до возможного предела на карте ответственного за наведение порядка на подконтрольной ему территории…

Завтра спецбатальон егерей – уже новый, присланный взамен исчезнувшего в белорусских лесах и горящий праведным гневом – покарать русских бандитов, войдет поисковыми группами-отделениями, на всём протяжении от Берёзы до Ганцевичей. А подпирать их, быть готовыми тут же прийти на выручку, будут три батальона пехоты, раскиданные побатальонно в Берёзу, Ивацевичи, Ганцевичи… И дальнобойная артиллерия: по двум взводам – 8ми 150 мм орудиям на каждой станции. Мало 8 орудий ? Да как сказать: в минуту каждое выпускает 8-10 снарядов… Да помножить на восемь… 65-70 снарядов в минуту ! Это уже реально много, учитывая калибр: разлёт осколков – не меньше 100 метров. В радиусе ! Правда в лесу этот разлёт намного меньше, но тем не менее… И ещё три Хеншеля HS-126 – самолёта разведчика, повиснувших над местом проведения операции ! Серьезный подход – впрочем как и все, что делается немцами…

Очень хотелось отомстить немцам за половину уничтоженной роты новобранцев, да и егерей уничтожить, чтобы они другим "жить" не мешали… Очень хотелось, но… Что мы поимеем ? Потери в людях и технике – бесспорно: эти егеря уже предупреждены, да и подпирающие их батальоны – не мальчики для битья… А ещё артиллерия и стоящие на аэродромах Барановичей и Бреста – лично проверял, готовые к вылету штаффели бомбардировщиков… И повисшие на хвосте наших отступающих колонн на восток немцы – свежие силы, подтянутые или снятые с эшелонов… Прям как Красная Армия, отступающая от границы и попадающая из одного котла в другой ! А что в прибытке ? Дважды разграбленные нами станции ? Да они ещё "мясом" обрасти не успели ! Нет – такой компот мне не нужен ! Вот поэтому вчера, после обеда, ушли с базы в дальний рейд две роты с важным, "правительственным" заданием… Очень важным для меня ! А два моих комбата, поручив замам подготовку, засели каждый у себя в палатке, разрабатывая; уточняя; сверяя свои намётки с моими - пути, которые должны пройти их батальоны. Сначала, когда узнали, что им предстоит – ужаснулись, но молодость берёт своё: втянулись в разработку, поверили и в свои силы и в мудрость командира ! А я их подгонял, да поругивал – для профилактики, само собой…

Мои механики – мастера на все руки, трудились, не покладая рук – в буквальном смысле: в две бригады, сменяясь только на еду и сон… Стонали, матерились, но я сказал – надо мужики ! В дороге отоспитесь, обещаю ! И они справились: все имеющиеся у меня зенитные орудия были установлены в кузова Ганомагов и танков Т-II – все 36 орудий ! Теперь есть чем прикрыть наши колонны на марше…

Целый дивизион самоходок ЗСУ – зенитных самоходных орудий, по моей классификации: взвод, рота, дивизион… Следующим идёт полк, но до него нам далеко, хотя – всё зависит от наличия Ганомагов, малых танков, зенитных орудий 37мм. Наберём, думаю – с божьей помощью и нашими успешными действиями !

Многострадальный аэродром Барановичи ! Дважды захваченный; дважды разграбленный… Но быстро восстановленный немцами – он же перегонная точка для транзита истребителей и бомбардировщиков на фронт… Во втором захвате я, как серьёзный шахматист, думающий на много ходов вперёд, дал немцам обманку: после захвата аэродрома, при свете прожекторов, минёры разминировали проход в самой дальней от въезда стороне, удобной для подъезда грузовиков и с той стороны, на поле, заехало несколько грузовиков. И выехало, прилично наследив… Так что немцы остались уверены: враг проник со стороны леса, разминировав полосу сначала для нападающих, а потом и для грузовиков… И, естественно – обнесли периметр двумя рядами проволоки со стороны леса; вырубили лес на 200 метров и поставили там дополнительные пулемётные точки и запустили парные патрули… Мышь не проскочит ! А уж лесные бандиты – тем более ! Что ж – пусть надежды питают аэродромную обслугу и охрану: нам же лучше !

Сегодня – в вечерних сумерках снимаемся с базы: всё готово, упаковано, привязано… В небе, безостановочно кружит Хеншель – самолёт-разведчик, выискивая следы обитания этих дьявольски хитрых и неуловимых Призраков Леса… Не будем давать им повода для радости… Уходили в ночь тремя колоннами, собрав всю бронетехнику и грузовики – ни ржавой гайки врагу ! В лагере оставил 32 бойца, командира и дам лёгкого или ленивого поведения, снабдив их самым необходимым и посоветовав – идите на юг и там оборудуйте себе лагерь… И воюйте с немцами… Они, конечно, могли сдаться и всё рассказать немцам ? Да на здоровье ! База была поделена на сектора и проход из сектора в сектор был запрещён без моего письменного разрешения ! Что они могут сказать – тем более они на базе были всего то несколько дней… Самый сложный и длинный маршрут у Молодцова – станция "крест" Лунинец: с запада железнодорожная ветка с Бреста; с севера – из Барановичей; с юга из Украины и уходит на восток – к Гомелю… И главное – не пуганная, нетронутая ещё никем ! Для нас себя блюла красотуля ! Вот и отдал её Молодцову – парень смелый, решительный – думаю справится, не посрамит советский Спецназ и его командира ! А я помогу… Нет – "свечку держать не буду" и советы давать тоже: всему, что надо научил, растолковал, показал… Теперь – пусть сам…

Рощину – снова Ганцевичи… На его недовольное ворчание пояснил:

- Ты старшина, уже там был. Каждый закоулок и тропку знаешь. Кого, как не тебя посылать ? И чего ворчишь – проникнись ! Самое важное и ответственное тебе доверяю – добавил я, чтобы он осознал – основной караван с техниками, медиками, запчастями и прочими важными приблудами ! У тебя – самый короткий и безопасный маршрут. Мы его прикрываем с двух сторон, беря огонь на себя… Ибо я взял себе самое трудное – областной город Барановичи… Ну и вооружение у каждой группы – вполне достаточное для решительного марша по тылам немцев: у Молодцова пять рот; 18 танков разных марок; 20 самоходок Ганомаг с 37мм зенитными пушками – 5 взводов. У Рощина поменьше: четыре роты; 16 танков и 12 ЗСУ на базе танков Т-II. И по роте охраны колонны из новичков у каждого… У меня состав послабее, не смотря на то, что цель у нас серьёзная – областной город: три роты и моя личная; десять танков и четыре самоходки ЗСУ. Так я сам, как атомная бомба ! Даже ещё страшнее. Думаю – справимся… Должны. Обязаны !

Рощин и Молодцов ушли одной колонной; переправились через реку Щара в двух местах, чтобы не мешать друг другу и разошлись: Рощин на восток, а Молодцов – на юг… Моя колонна, дойдя до железки, разделилась на три части: первая, самая маленькая – ушла со мной к станции Лесная, где немцы расположили штатлаг – постоянный лагерь для пленных и в нем, по моим подсчётам – более полутора тысяч пленных. Я с собой взял двенадцать пустых грузовиков; Молодцову – досталось десять, а Рощину – шесть … Им обеим строго настрого приказал: с собой брать только тех пленных, которые изъявят желание идти с нами до конца ! Сомневающихся, хитрых, шибко умных или берущих на горло – оставлять безо всякой жалости ! За излишнюю жалость и попустительство спрошу строго ! Ни к чему нам проблемы с пленными – у самих проблем будет выше крыши ! Полпути мои проехали; половину – последнюю, прошли пешком, оставив машины: шум мотора ночью далеко слышен… Взяли и спящих охранников и отдыхающую перед заменой смену довольно быстро: там, где крепко спали – работали ножами мои бойцы, а туда, где сон был тревожным – заходил я… Затем так же тихо сняли часовых на земле, а я поднявшись по ступенькам на вышки – снял охрану там… Моей роты в два отделения вполне хватило на взвод охраны лагеря. А на станции взвод расправился со спящим взводом. Правда без стрельбы не обошлось, но всё закончилось быстро и малой кровью у наших: двое легкораненых. Они ещё и нагоняй от меня получат при разборе их действий ! Первая часть операции завкршилась…

Прожектора, работающие от генератора освещали темную массу пленных, зашевелившуюся при звуках далёких выстрелов…

- Товарищи красноармейцы и командиры ! – громко начал я – Спецназ СССР провел операцию по освобождению пленных. Те, кто проснулся и услышал меня – разбудите тех, кто спит… Говорю один раз, повторять не буду… Движение в яме усилилось, тёмная масса заколыхалась, зашепталась, загудела…

- Я предлагаю вам всем три возможности на выбор ! – продолжил я, увидев, что масса внизу пришла в относительное спокойствие.

– Первое. Желающие остаться в лагере – остаются внизу… Второе. Желающие уйти – могут уйти туда, куда захотят. Но только после тех, кто уйдёт с нами… Третье. Кто хочет драться с немцами, кто хочет отомстить им за вероломное нападение на нашу мирную страну - выходит и идёт с нами ! Но ! – сделал упор на внимание – беспрекословное выполнение приказов командиров, под чьим начальством вам придётся служить. Нарушения будут сурово наказываться ! И ещё: хитрым, ленивым, трусливым и хитромудрым – лучше остаться в лагере… Начнём с третьих: кто хочет служить Родине в моем подразделении – выходите…

- А что значит выполнять беспрекословно ? – раздался вопрос из темноты… - И в каком роду войск служить ? – прозвучал второй…

- Задавший первый вопрос пусть остаётся в яме: нам сомневающиеся не нужны ! По второму вопросу: нужны все специальности, даже гражданские – и им найдётся дело ! Итак – кто хочет послужить Родине – выходите… Потянулся тоненький людской ручеёк… Бойцы отводили выходивших из ямы; вручали по маленькому куску хлеба с кусочком сахара и наливали в кружку воды… Остановил молодого парня в изношенной гимнастёрке:

- Я же сказал – задавшему первый вопрос оставаться в яме ! – Я узнал его по ауре, вспыхнувшей время вопроса…

- Да я просто спросил… - смутился парень.

- А я тебе просто ответил… - и оттолкнул его в сторону…

- Товарищ командир ! Ну не оставляйте меня здесь ! Я же не со зла – без злого умысла спросил ! – заканючил парень. Глянул – по ауре он из хитромудрых: увидел, видимо, поднимаясь, что кормят и поят – вот и решил прибиться – а дальше видно будет…

- Или ты идёшь вниз, или останешься тут лежать – мёртвый !

- Да провалитесь вы со своим освобождением ! – зло выпалил парень. Я хищно оскалился, потянулся к кобуре. Хитрован метнулся вниз – в яму: подальше от грозившей опасности. Ручеёк замер…

- Не хочу иметь у себя таких вот хитрованов… - пояснил добродушно – сначала он задаёт вопросы, а потом оказывается он не так понял… Ручеёк вновь потёк из ямы наружу… Бойцы отсортировывали самых слабых, помогали забраться в кузова прибывших грузовиков, уминая в кузов как можно больше стоячих, благо ехать совсем ничего – не более получаса… Уминали и отправляли к основной группе. Первая партия ушла; пока сформировалась, поела вторая партия – подошли грузовики… Взвод, чистивший станцию, ушёл своим ходом – вернувшиеся грузовики их подберут на обратном пути… Раненые уехали первой ходкой. Мы ушли последними. За нами стали вылезать из ямы оставшиеся. Что они будут делать дальше – их проблемы…

Прошли половину дороги и нас подхватили вернувшиеся за нами грузовики. Доехали до остановившейся в лесу колонны. Подошёл к сидящим на траве и, уже неспешно кушающим пленным – бывшим пленным. Кто то начал подниматься, но я показал жестом – сидите…

- Товарищи бойцы и командиры. У меня к вам просьба… Мы тут отлучимся ненадолго – повоюем немножко и вернёмся… А вы пока посидите тут – нас подождите… - добродушно пошутил я.

– И вот ещё что… Если вдруг кто то передумал – просьба не уходить тайком в темноту – вы нам можете сорвать операцию ! Вернёмся: кто передумал – может остаться: никаких мер к отказнику приниматься не будет… Осталась колонна; рота бойцов; полроты охраны и 1200 пленных. Бывших пленных. А нас ждал аэродром. Не ждал конечно, но куда ж он от нас денется ! И вновь: я вхожу в ворота аэродрома; уничтожаю по одному охрану у шлагбаума и в будке с рацией; возвращаюсь к пулемётчикам в окопе… Неслышными тенями ко мне подбегают бойцы моего личного взвода – лучшие из лучших ! Занимают позиции, а я иду внутрь. И неслышно подходя к часовым, работаю ножом. Опускаю тело и – к следующему: быстро, но не торопясь… За мной крадутся мои бойцы: если получится – они убирают часовых: внутри периметра часовые не в пример беспечнее… Дежурные зенитчики, пулемётчики… Вскоре охранный периметр зачищен и наступает очередь радиста и дежурной смены внутри здания, а затем – спящей охраны… Готово – сигнал нашему радисту – аэродром готов к приему гостей… По дороге – единственному не заминированному участку бегут бойцы одной роты, второй… начинается привычная суета: разгрузка-погрузка…

И подготовка самолётов к перегону: Барановичи – за линия фронта: наш подарок товарищу Сталину, чтоб не забывал нас ! Грузовиков на аэродроме не хватает под трофеи – придётся тем, кто посильнее и поздоровее, пройтись пешком до Барановичей, а там уже – я думаю, грузовиков найдётся достаточно, хотя… - трофеи с города и железки, прикидываю, возьмём очень приличные ! Впрочем что загадывать – война трофеи покажет… А уж мы постараемся не упустить…

Взлетают бомбардировщики и истребители, уходя на малых оборотах от города в сторону станции Лесная, чтобы там развернуться и пройти стороной от Барановичей: ни к чему там, раньше времени, знать что аэродром, в какой уже раз, вновь разгромлен… А на поле по хвостам и фюзеляжам прокатывается Т-34 с немецким крестом на броне – ничего не оставим фашистам ! А вот маленький одномоторный моноплан Хорьх я решил, всё таки, забрать себе – есть у меня на него виды ! Летчику дал полётную карту и точку, где он должен пересечься с колонной Рощина… А пока – сядет на одну неприметную полянку в лесу, с которой так же легко и взлетит… Всё – тут мы уже управились: нас ждёт спящий областной город. Пора поторопиться – скоро рассвет ! На своём кюбельвагене, с Бюссингом, грузовиком сопровождения с моим отделением, неспешно двинулись к спящему городу… На въезде остановились на посту; я вышел из машины: майор интендантской службы – тыловик, но очень влиятельный тыловик с кучей знакомых - с таким надо повежливее… Подошёл к проверяющему; обернулся к солдатам, глядящим на меня из пулемётного гнезда: какое-никакое развлечение после стольких часов бдения на посту… Вытянул руку в их сторону: с ладони сорвалось полкирпичика силы и накрыло пулемётный расчёт ! Из солдатской формы зевак, с тихим шорохом посыпался серый порошок; форма осела на дно пулемётного гнезда… Проверяющий ещё не успел удивиться, как осел, поддерживаемый мною на землю… А из кабины кюбельвагена рванулся к будке поста мой водитель – в ней спал старший смены…

Отмашка и от лесной кромки отделились направляющиеся в нашу сторону Бюссинги и грузовики с бойцами… Дальше – по проверенному сценарию: чего придумывать новое, когда старое хорошо работает ! Машины растекались по спящим улицам к намеченным целям, словно ручейки в половодье растекаются по земле… Встречающиеся патрули нейтрализовали просто: останавливались рядом; спрашивали что то конкретное, а когда солдаты объясняли – вырубали… По разному: кого насмерть, а кого – на время: уж как получится – приказ на этот счёт был простой: пленные нам не нужны…

Основные цели: казарма охранного батальона; грузовая станция; склады, административные здания… Я направился к казармам батальона: начало операции по готовности снайперов, поэтому все экипажи имели подробные карты целей и, переговариваясь по настроенной частоте, сверяли свои действия со снайперами… Мне синхронность не нужна: кюбельваген выкатился из проулка к казарме; я вышел из машины и метнул в сторону казармы сначала одну, а потом и вторую пару кирпичиков силы ! Расход огромен, а вот восполнение ? Заклубившаяся вокруг меня тёмная сила вылетевшая из казармы и с поста при входе улеглась во мне в виде кирпичиков – всего лишь двух… Убыточное мероприятие, но что делать ? Бойцы, тем временем, рванулись к оружейке, где дремал дежурный и в саму казарму: мало ли что ? В казарме – тишина: мёртвая тишина ! На кроватях, под простынями – серый порошок в форме человеческого тела… Бойцы, уже привыкшие к такому, пробежались вдоль кроватей, взмахивая простынями и развеивая серую субстанцию по казарме. Всё – дело сделано; поставить охрану к оружейке, просмотреть её на предмет трофеев, нужных нам: загрузить в грузовики… Остальное ? Без дела валяться не будет ! То там, то здесь вспыхивали выстрелы, звучали короткие очереди... Забухали зенитки Ганомагов ЗСУ; застрекотали пулемёты и автоматы; "залаяли очередями" пушки Бюссингов – пошла зачистка города ! А я, в это время, уже выезжал из города: тот же кюбельваген; два Бюссинга и грузовик с отделением моих бойцов… В десяти километрах от города на северо-запад расположен штатлаг: постоянный лагерь для пленных – Колдышево – три с половиной тысячи человек… Подъехали к воротам и не мудрствуя расстреляли и охрану и отдыхающих из пушек Бюссингов. Бойцы, выскочившие из грузовика, добили остальных ! Дальше – уже привычная схема: выстроил всех находящихся за колючей проволокой в несколько шеренг и озвучил своё предложение:

- Товарищи бойцы и командиры ! Подразделение специального назначения провело операцию по освобождению города от немецких захватчиков и освободило всех пленных. Я предлагаю тем, кто хочет драться с врагом и отомстить за поруганную часть, разорённые города и сёла, за вероломное нападение и проявленную жестокость – продолжить службу в моём подразделении… Мне нужны танкисты, артиллеристы, пулемётчики, летчики, водители, смелые и отважные бойцы и грамотные командиры… перечислял я перечень нужных мне специальностей. Из шеренги раздался возглас:

- А лётчики вам зачем ? Усмехнулся добродушно:

- Задающих вопросы я отношу к колеблющимся, сомневающимся - такие мне не нужны ! Лучше меньше, но лучше – сказал товарищ Сталин ! Выполнение приказов командиров в моём подразделение – беспрекословное ! Одно лишь могу сказать – выбравший службу у меня – не пожалеет ! Мне нужны только добровольцы ! Поэтому подумайте пару минут – больше дать не могу: вы и так на ногах еле держитесь… Кто решит – два шага вперёд ! Да – вот ещё что: я могу и не взять добровольца, если он мне не подходит… Принимайте решение – время пошло: две минуты. По истечении времени – можно уже не выходить… Специально, не торопясь, отогнул манжет маскировочного рукава – дал время осмыслить предложение… Наконец выкрикнул: Время пошло ! Из шеренги начали выходить добровольцы: сначала осторожно, по одному, а затем уже по несколько человек, проталкиваясь вперёд из задних рядов.

– Минута ! – выкрикнул я. Ручейки выходящих стали наполняться всё новыми и новыми добровольцами. – Осталось тридцать секунд ! Выходить стало ещё больше ! Проследил взглядом за секундной стрелкой, поднял глаза на выходящих, вскинул ладонь:

- Всё ! Время вышло ! Но бойцы всё продолжали выходить… Наконец вышел последний… Пошёл вдоль шеренги, задавая вопросы и отправляя кого то назад, в общий строй…

- Ну почему вы нас не берёте ?! – восклицали недовольно политруки, невоенные специальности, штабные…

- Не подходите… - отвечал коротко… Отобранных мною будущих спецназовцев мои бойцы отводили к импровизированным столам, на которых бойцы уже резали хлеб, открывали термоса с горячим сладким чаем; докладывали на хлеб полоски шоколада. Пленные подходили и дрожащими от волнения и истощения руками, брали еду…

- А нам товарищ командир ?! - выкрикнул кто то…

- Вам сейчас раздадут по ломтю хлеба и куску сахара. Воду попьёте из бачков… А в городе вас накормят… До города дойдёте сами – тут всего десять километров… Если кто то отстанет и уйдёт – претензии к нему будут предъявляться потом… В городе вас встретят, накормят, разместят и определят по месту службы… У меня всё. Бойцы пошли по строю, раздавая по куску хлебе и кусочку сахара: больше нельзя при долгом голодании… Отобранные – около тысячи человек, грузились на подъехавшие 12 грузовиков – по 50 человек в кузов: плечо к плечу ! Ну да ехать недолго… В городе, в двух лагерях для пленных – было то же самое: предложение, отбор… Из всех отобранных и в Барановичах и в Лесной, набралось больше трёх тысяч человек…

Дополнил свою роту до трёх взводов; дополнил полуроту новичков до полной роты… Из оставшихся 3 тысяч половина ушла в будущие танкисты, зенитчики, артиллеристы, шофера, лётчики, пулемётчики… Как не раз случалось: явление ставшее не парадоксом, а уже закономерностью - в ремонтном парке 36й танковой дивизии, уже бывшем, в с городке Несвиж, было оставлено с началом войны 4 танка КВ-1 и… восемь танковых моторов к этим самым КВ – мирно лежавшим на складе, вместе с трансмиссией, торсионами… В штате танковой дивизии КВ не было, а вот танки и моторы к ним, да ещё в двойном количестве – были… Странны дела твои… Красная Армия… После захвата города отправил туда ударную группу и экипажи танков – всего то 40 километров. "Увидел", заглянув из любопытства: КВ почти готовы к эксплуатации, а 8 танков Т-34 в ремонтной мастерской стоят, готовые к отправке на фронт: садись, заводи мотор и вперёд ! Ну как упустить такое ?! Надо наложить лапу, а то наложат другие…

Из шести с половиной тысяч пленных, освобождённых из трёх лагерей, три тысячи изъявили желание служить у меня и увидели – не прогадали ! По оставшимся трём с половиной тысячам: из командиров организовал группу, а по военному – старший командный состав бригады по количеству бойцов и младших командиров. В неё вошли те, инициативные, но не подошедшие мне по разным причинам… Создал и отдал на откуп им все последующие действия с этой бригадой: сами организовывайте полки, батальоны, роты, взвода… Всех накормили завтраком мои повара и тех, из пленных, которые попросились ко мне и нежелающих, а дальше – вы уже сами, сами…

На грузовой станции прихватили три эшелона, следовавшие на фронт: техника, продовольствие, боеприпасы… Именно для этого я отправил две роты за день раньше: одна захватила и уничтожила железнодорожный и автомобильный мост через исток реки Щара после Барановичей для нас, а вторая сделала то же самое с мостами через реку Цна, после Лунинеца – для Молодцова…

Вот и задержали немцы, на время ремонта, три эшелона в Барановичах и два в Лунинеце – подарок Молодцову… Ему там тоже придётся решать сходную проблему с пленными: там два лагеря с нашими пленными бойцами… Справится ли с напором старших командиров ? Те любят на халяву подгребать под себя то, что им не принадлежит – беря горлом, званиями и беспардонным хамством…

- Да вы не волнуйтесь товарищ капитан… - заверил меня Молодцов – справлюсь ! Я за время службы столько натерпелся от таких – злости на тысячу хватит ! И у меня же сила за плечами…

Надеюсь справится… Эти вот тоже – ещё и не сделали толком ничего, а уже требуют: продовольствие дай; оружие дай; грузовики дай… Только дай и слышу ! Пришлось осадить резко: пуля в лоб самому борзому капитану поставила их на место. Пока поставила… Ну а завтра – поставит окончательно. Дальше – только сами. И командуйте, как хотите и кем хотите …

В ремонтных мастерских мои умельцы – отдохнули немного, впряглись по новой, припахав ещё и местных умельцев, кого я допустил до секретов: на них у меня тоже далёкие планы – заберу с собой, вместе с семьями… В вагонах обнаружилась приличная партия противотанковых пушек 37 и 50мм. Я и озадачил умельцев – поставьте пушки на танки T-II, убрав оттуда 20мм пушки… И придумывать ничего не надо: немцы придумали такие самоходки, но только позднее – в 43 и 44 годах. А у меня в памяти – все чертежи и размеры ! Вот и трудятся ударными темпами. Сколько успеют до завтрашнего обеда собрать – не знаю, но все пятидесятки заберу с собой: они большая редкость в противотанковой артиллерии немцев ! Тем более что и снаряды к ним в вагоне прилагаются в достаточном количестве… Метался, как очумелый: туда-сюда ! Да ещё и своих в Ганцевичах и Лунинице надо "проведать" ! Осматривать вокруг – не подкрадывается ли опасность оттуда – откуда не ждали ? Мне то всё видно, а вот им ?

Прорвалось таки у меня ещё одно свойство: из астрала, с своего "эфирного" тела смог, как в том фильме "Привидение" с Патриком Свейзи, входить в мысленный контакт и кое что – по мелочи, делать в физическом плане ! Ну… - поднять автомат, или даже пистолет не получалось, а вот нажать на курок… Только энергии это умение жрало – мама родная ! Но дело нужное – это без вопросов… Вот и сейчас: увидел далеко на горизонте, со стороны сопредельной Украины, приближающуюся точку… Метнулся к ней – Ю-87… Скорее всего – разведчик… А если ? Влетел в кабину. Вот чем мне такое нравится: за бортом ветер ревёт, холод, а мне нипочём – ничего не ощущаю ! Влез в голову пилоту и "надавил" – вниз, в пике ! А когда самолёт ушёл в глубокое пике – "сунул" пальцы под шейные артерии и рванул в стороны: стёкла кабины забрызгали фонтаны крови из разорванных артерий ! Пилот забился в агонии; ткнулся головой в штурвал. И мне пора… Вылетел из кабины, проследил, как "штука" врезалась в землю. Ай да я ! Ай да сукин сын ! Эйфория захлестнула меня, но циник – гад такой, весь кайф обломал: Ты на расход силы посмотри… Глянул и чуть об землю не грохнулся – три кирпичика силы ! Ни хрена себе !!! Там их по крупицам собираешь, а тут раз и получи фашист гранату !

Радист с железнодорожного управления Барановичей рано утром радировал в обе стороны железки – мост восстановлен, движение возобновлено… А мост, действительно, был восстановлен… До обеда на станцию пришло три эшелона со стороны Бреста и два – со стороны Минска. После обеда движение прекратилось: немцы слали запросы, требовали к микрофону руководство… А где я его возьму: постреляли его в суматохе штурма – моя недоработка… А впрочем – нам и этих хватит за глаза ! Один эшелон, правда, был пассажирским с солдатами и офицерами, следующими на фронт. Не доехали: при подходе к перрону вокзала пулемёты и пушки Бюссингов расстреляли все вагоны – ни кому не удалось спастись ! Состав отогнали на запасные пути, а выживших: сдавшихся в плен и раненых вывезли в пустое помещение. Ясно для чего… А что делать – как восполнять потраченную силу ?

Для экспресс подготовки водителей выделил на учёбу четыре грузовика, четыре Бюссинга, два Ганомага и четыре танка T-III: даже если и раздолбают в процессе учёбы – все равно оставлю их создающейся бригаде… Странная картина со стороны: группа обучающихся сидит, лежит, ожидая своей очереди и… жуёт… То один, то другой подходит к столу, заваленному едой: нарезанные кусочками колбаса и сало; вскрытые банки с тушёнкой и рыбой; конфеты и шоколад; сыр и масло; хлеб, галеты, пряники, печенье… И чай в термосах… Ешь – что душа пожелает ! И желудок… И они ели – после стольких дней, а у кого то и недель вынужденного голодания… На стрельбищах то же самое ! На тактике и слаживании групп и отделений больше теории – слабы пока, но и практика присутствует. И всё это – при постоянном поглощении пищи – и калории нужны бойцам и вес: дохлым да бессильным многому не научишься…

А на разгрузке трудились бойцы и стажёры; новички несли патрульную службу и совершенствовали умения: устал бегать и стрелять – отдохни на патрулировании… По городу слонялись бывшие пленные: командование будущей бригады пока делило портфели власти и полномочий, не особенно и заморачиваясь рядовым составом. А чего заморачиваться: после освобождения накормили; через час ещё раз… в сухомятку, правда, но ведь накормили ! И в обед накормили – уже горячим… Для этого я привлёк работников столовых города, оплатив им, естественно, их труд. Продуктами… И ужин попросил обеспечить. Они с радостью согласились… В городе было спокойно: несколько человек из пленных, попавшихся на грабеже, вымогательстве, попытке изнасилования были расстреляны на месте – достаточно было заявления пострадавших… Вот и слонялись бедолаги без дела: глядели жадными взглядами издалека на обильно заставленные столы новичков; глядели заинтересованными взглядами на разгрузку вагонов и процесс обучения… Сначала сунулись, было к обучающимся и разгружающим с вопросами, но охрана отогнала, дав паре настырных прикладами: охраняемая территория куда вход посторонним запрещён ! И вот что характерно: ни один – что боец, что командир, не подошел к разгрузке и не предложил свою помощь ! А зачем напрягаться – всё и так получают, как в регулярной армии...

После обеда отправил колонну грузовиков с продуктами и батальон из пленных в Несвиж – пусть там продолжают подготовку… А после ужина ко мне заявилась верхушка комсостава будущей бригады с требованиями: Обеспечить… Оружием, транспортом, бронетехникой, формой и, конечно, продуктами… Долго разводить разговоры не стал: у меня много дел – завтра получите все, что нужно. И выпроводил гостей, намеревавшихся дружно посидеть; обмыть и закрепить знакомство… Обиделись… А мне как то фиолетово ! А вот утро преподнесло бригаде и комсоставу сюрприз. Неприятный – на завтраке никому не выдали хлеба: не было его в столовых ! Начальство ко мне с возмущением ! Да не просто пришло – усиленным составом: кроме командира, начштаба, комиссара и особиста заявились командиры полков с начштабами, комиссарами меньшего ранга, особистами, политработниками, ну и командиры батальонов. Целая толпа. Вошли, не спросив разрешения, расселись, как у себя дома - хорошо комната большая. И всё же комбатам места за столом не хватило, как и стульев. Подпёрли стенки спинами – по обе стороны открытой двери. Усмехнулся про себя - пора. Пора расставить точки над Ё.

- Встать… - произнёс негромко но властно… Комбриг со товарищи, недоуменно переглянувшись, уставились на меня. Продолжим…

- ВСТАТЬ ! – рявкнул во всю глотку ! Сидящие подлетели со стульев: армия и плен выработали условный рефлекс – прозвучала команда, выполняй немедленно ! Иначе прилетит так, что очень сильно пожалеешь… Комбаты "отлипли" от стенки и вытянулись смирно.

- Я вам разрешал входить ? Я вам разрешал садиться ? - продолжал давить на стоявших. – Тут вам не там ! – добавил армейский сленг… Посмотрел на стоящих у стены с открытым дверным проемом:

- Вы кто ? – бросил властно стоящим.

– Комбат один…; комбат два… - посыпались нервные ответы. Резко повернулся к комбригу:

- Ты бы ещё ротных сюда привел, для полного комплекта – скривился я… Пришедший в себя "комбриг" буркнул недовольно:

- Надо будет – и ротных приведём ! Вот оно значит как ?!

За моей спиной стояли два автоматчика. Ещё двое – за спиной по углам. И двое – по разные стороны комнаты – ровно по середине комнаты. Кивнул стоящему за открытой дверью сержанту – зайди… В комнату зашли четверо автоматчиков с немецкими МП-40. Развернулись к комбатам – стволы автоматов смотрели на них…

- Так… Выходим на улицу… - сказал сержант стоявшим у стены комбатам – выходим и без глупостей: если что – стреляем без предупреждения ! Направленные стволы – это очень убедительно ! Комбаты вышли – гонору у стоящих поубавилось. Махнул рукой:

- Раз уж вошли и расселись - излагайте… С чем пожаловали ?

- Нам на завтраке не дали хлеба ! – начал возмущённо комбриг.

- А почему его вам должны давать ? – пресёк я его словесный поток – и почему вы решили, что вас вообще должны кормить ? Тут не только он – и остальные подзависли – откровенно растерялись…

- Что вы сделали такого, чтобы вас кормили ? Что вы сделали такого, чтобы вас и дальше кормили ? – задал вроде простой вопрос.

- Мы бойцы и командиры Красной Армии… - начал комиссар…

- Вы не бойцы и командиры, вы – бывшие пленные и пока что – просто сброд ! – оборвал попытавшегося разглагольствовать политработника – ваши подчинённые болтаются по городу без дела и ищут себе приключения. Вы знаете, что уже четверых их ваших мои бойцы расстреляли за воровство, грабёж и домогательство ?

- Мы ещё не успели полностью разобраться в ситуации… - пошёл на попятую комбриг - и надеемся в этом на вашу помощь… Ага – как же !

- Значит так. Не будем тянуть кота за глупости… Мы передадим вам четыре броневика Бюссинг; четыре танка T-III, четыре грузовика; восемь противотанковых 37мм немецких пушек; винтовки Мосина и Маузера и патроны к ним; пулемёты Максим и Дегтярёва. Из продовольствия: крупы и пшено; горох и макароны; сахар и масло и пол вагона тушёнки и два вагона пшеницы. Из пшеницы намелете муки – вот вам и хлеб… При разумном расходовании этого хватит на месяц… Ну а дальше – у немцев продовольствия много.

- И это всё ?! – возмутился начштаба ещё не созданной бригады – вы же сгрузили с эшелонов намного больше наименований продуктов !

- Нехорошо поступаете товарищи… - подключился комиссар – не по товарищески. Всё лучшее забрали себе, а нам остатки ! Нехорошо !

- Да вы охренели совсем ! – не выдержав, взорвался я. – Мы всё это добыли; мы всё это сгрузили, а вам подавай ! А морда у вас не треснет от такого хамства ?! Я видел – ваши наблюдали за разгрузкой и ни одна сволочь не подошла и не предложила помочь ! И после этого вы ещё имеете наглость нас укорять ?! Вздохнул воздуха; выдохнул…

- Значит так. Вот вам карта расположения складов с теми продуктами, о которых я говорил. Оружие и боеприпасы получите завтра, так же, как и бронетехнику… - толкнул комбату лист бумаги.

– В обед и дальше - кормите себя сами. С поварами тоже договаривайтесь сами… С тушёнкой – раз пошёл такой разговор… Я её вам не дам – всё равно сами сожрёте. На обед, ужин и завтрак её выдадут поварам на общий котёл ! Лица сидящих вытянулись…

- Завтра после обеда Спецназ отбывает из города – закончил я свой спич – дальше вы сами… Вот тут сидящих пробрало не по детски !

- Как завтра ? – заикаясь переспросил побледневший комиссар – а как же мы ? Сидящие уставились на меня чуть ли не с ужасом. Понимаю: боеспособное подразделение, которое легко расправилось с батальоном охраны города уходит. А они остаются – на занятой врагом территории ! А Красная Армия где то там – далеко, отступает… Глядел на это сборище и бойцов стало жалко… Хотя – им же предлагалось…

- В комендатуре сохранился мощный радиопередатчик. Свяжитесь с линией фронта или штабом фронта и доложите: захвачен город Барановичи. Ждем указаний. Просим оказать поддержку. Что город освободили мы, так же, как и вас – можете не говорить: мы в претензии не будем… Радисты у вас, я надеюсь, найдутся ? Частоту для связи я дам – дерзайте… А у нас много других забот и дел. Всё – свободны ! И мне пора на выход: свербит что то в душе – хотел разобраться, да эти припёрлись. Вышел во двор, крутнул в голове последние сообщения. Вот ! С аэродрома передали: сели три двойки мессершмиттов – перегон, но лётчики – лётчики молодые ! Да они ещё и покружили сначала над аэродромом. Пустили, молодняк вперёд ! Значит знают уже и надо ждать гостей с запада ! "Взлетел" вверх…

- Заводи мотор ! - закричал водителю моего Бюссинга на бегу… Взрыкнул мотор броневика, а за ним и грузовика, в который стало быстро запрыгивать дежурное отделение моей роты.

- К выходу из города давай – я скажу куда ! - захлопнув двери кабины бросил водителю. Броневик рванул со двора, поднимая пыль ! У нас есть восемь-десять минут – должны успеть ! Взлетев, увидел вдали точки, двигающиеся к нам. Много точек ! Выскочили на окраину – впереди никого – успели ! Броневик затормозил, я выскочил из тесной кабины. Подлетел грузовик с охраной. Махнул командиру:

- Рассыпаться по периметру ! Любого, кого заметите – тащите сюда ! Запрыгнул на капот Бюссинга – отсюда получше видно… Вот они: вдали, из-за крон далёких деревьев, выплывали железные птицы, несущие смерть под крыльями. Нам несущие… Четыре с половиной тысячи метров… Высоковато…Пересчитал силуэты – двенадцать ! Что ж – скрипнул в ярости зубами – сейчас посмотрим чья правда правдивее ! Злоба заклокотала во мне словно огненная лава в жерле вулкана, готовая вот-вот взметнуться к небесам огненным смерчем ! Уймись ! – рявкнул реалист – голова должна быть холодной. И трезвой к тому же ! – не преминул вставить свои три копейки циник – а вообще то он дело говорит: поменьше силы в бросок, но поточнее, поточнее !

- Что бы я без вас делал, помощнички… - процедил сквозь зубы… Но успокоился: верно – четвертью в кабину: для пилота Ю-87 хватит ! Раскинув крылья с чёрными крестами, на окраину наплывал штаффель бомбардировщиков… Пора – они уже почти над нами – 5 километров до цели ! С ладоней сорвались по две четвертинки силы и устремились ввысь. Вспышка с первой кабине; вспышка во второй ! Бомбардировщики завалились на крыло и понеслись, завывая, словно оплакивая свою гибель, к земле – справа от нас раздался взрыв, взлетела веером к небу земля ! За ним второй ! А в небе уже вспыхивали новые и новые вспышки в кабинах пилотов. Четыре, шесть… Крайние и последние "штуки", видя такое безжалостное избиение, стали отворачивать в стороны. Напрасно ! От четвертинок силы, словно от зенитной ракеты "Игла-2" уйти было невозможно ! Опустил устало руки… Рядом возник командир отделения:

- Ну вы дали товарищ капитан ! Я, грешным делом думал – прорвутся к городу ! И тут же переключился – 3а время уничтожения вражеских самолётов посторонних лиц по периметру не наблюдалось ! Кивнул устало – доклад принят и полез в кабину Бюссинга…

Пообедав мы уходили из города… Я ощущал провожавшую нас атмосферу, повисшую в городе: равнодушие, разочарование, отчаяние, злость, злоба и ненависть ! Умом понимаю: как всегда худшее достанется невиновным, которых намного больше, чем виноватых в том, что так происходит, но… Всем им был предложен выбор. Ну – почти всем: хитромудрых, ленивых, приспособленцев и "великих" я отметал сразу ! Так не захотели же ! А ведь не зря сказано каким то умным человеком:

Каждый выбирает по себе. Женщину, религию, дорогу…

Дьяволу служить или пророку. Каждый выбирает по себе…

Вот только кто дьявол, а кто пророк – это тот ещё вопрос вопросов !

Глава вторая

Иногда они возвращаются…

До Несвижа катили неторопливо – километров 20 в час – за два часа добрались… Во первых – грузовики загружены "по самую маковку"; восьмитонные тягачи SdKfz-8 буксируют восемь 150 мм гаубиц, а танки T-III буксируют 12 105 мм гаубиц. Забрал с эшелонов, а в Барановичах пушки оставлять не стал – чувствую этим "командирам" и танки не понадобятся… А нам – пригодятся в хозяйстве ! Приехали, часик отдохнули от дороги и снова в путь. Впереди – 60 километров до деревни Гресск, что в двадцати километрах от города Слуцк. Слуцк - конечная цель нашей совместной операции… Деревню перед ним надо взять без звука; переночевать там и к рассвету выдвинуться к Слуцку по дороге, идущей с севера на юг – 20 километров. С запада к нему подойдёт Рощин, а с юга – Молодцов… Связался с ними по рации и сверху "посмотрел" – у них всё в порядке. Ну – в относительном: есть и раненые и убитые – всё же это война, а не пешая прогулка по сельской местности… Хотя – убитых только восемь: пятеро у Молодцова и трое у Рощина. Так у лейтенанта и станция в два раза больше ! И всё же видел – переживает страшно ! Хотел поддержать, но передумал – рановато ещё показывать свои возможности. Вон – об уничтожении самолётов уже небылицы ходят, хотя и недалёкие от истины: мол знается наш командир с нечистой силой, вот она ему и помогает !

Рощин, обогнув станцию Тимковичи далеко стороной, остановился к Слуцку ближе всех – в 10 километрах. Дальше всех – Молодцов: для остановки на ночёвку выбрал деревню Любань – в 40 километрах от Слуцка. Ему – выходить раньше всех – два часа по ночной дороге ! Все мы оставили на местах стоянки то, что в бою не пригодится: противотанковые пушки; гаубицы с тягачами; грузовики с грузом… На охрану – новички, как обычно, хотя ожившие от плена, они рвались в бой со страшной силой ! Ещё навоюются, успеют, а пока – охрана… В предрассветных сумерках наши диверсанты, подползя к окопчикам пулемётчиков и к часовым, броском вперёд уничтожили дремлющую охрану на въезде в город – с трёх сторон…

По команде в Слуцк, "на цыпочках", стали просачиваться с трёх сторон ударные группы. За ними осторожно стала входить в город лёгкая бронетехника: Бюссинги, Ганомаги СЗУ… Группы, с моей стороны, растекались по намеченным целям, а я со своей ротой, четырьмя Бюссингами и двумя Ганомагам СЗУ – зенитными установками калибра 37мм, захватив с хода первый же мост через реку Случь, протекающую через город, рванул к последней не перекрытой дороге из города на восток - к Старым Дорогам… Блокировали её наглухо – как пробка в шампанское ! Как всегда: где то что то не срослось и сначала загремели отдельные выстрелы; затем очереди и потом и знатная пальба… Надеюсь что это наши так отрываются ! Так и вышло: везде, где замечалось малейшее сопротивление – открывался огонь не жалея патронов ! И снарядов… Минут через десять из города в нашу сторону покатился, сначала редкий, а затем всё нарастающий поток немецких "беженцев"… Мы встали удобно, для нас – за поворотом и выезжающие сразу же влетали в наши объятья ! Те – кто поумнее, сдавались сразу ! Остальных пришлось убеждать силой оружия. Немецкого, но в руках восточного варвара. Особенно были убедительны выстрелы из 37мм зенитного орудия. В упор !

Полчаса и поток беженцев иссяк… Чуть раньше затихла стрельба в городе. Наконец из-за поворота вылетел Бюссинг: из него выскочил командир моего второго взвода и замахал рукой. Получив ответную отмашку подъехал, доложил лично, хотя мог бы и по рации – пижон !

- Товарищ командир ! Силами трех групп и… - скромно потупился – вашей роты город захвачен ! Сопротивления нет, вылавливаются остатки немцев ! Командиры групп ждут вас в комендатуре !

Молодцы ! – похвалил его я – ну а за личный доклад, а не по рации – тебе и награда: отведёшь пленных своим взводом в город к комендатуре… Комвзвода вытянулся, кинул ладонь к пилотке:

- Сделаем в лучшем виде товарищ капитан ! – и улыбнулся – мол оценил вашу награду... Хлопнул по плечу – выполняй победитель… Бюссинг катит по захваченному городу; я гляжу из смотрового окна командирского броневика… Увиденное радует глаз, греет душу и обнадёживает личную жабу: трофеи будут отменные ! Заехали на станцию – там уже идёт разгрузка полным ходом ! В депо повезли зенитки – значит скоро там заработают мои Левши-умельцы…

Посмотрел их работу в городе, на отдыхе - противотанковую самоходку с 50мм пушкой: не хуже "сучки" – СУ-76 получилась, да ещё и с башней поворачивающейся ! И крышу можно закрыть броневыми листами от осколков… Здесь – до утра, что-нибудь ещё успеют собрать. Подъехал к комендатуре – из здания высыпали командиры батальонов: Рощин и Молодцов. Доложились по городу: раненых 28 человек – все средние и лёгкие. Один убитый. У Молодцова… Парень стоит аж черный от горя… Эх, лейтенант, лейтенант… - знал бы ты сколько я оставил умирать там – в Барановичах… Обнял обеих, похлопал по спине, начал с Молодцова:

- То что переживаешь за бойцов – это хорошо; это по-нашему ! Но страдать вот так – не нужно: здесь и сейчас война идет, а не учебные манёвры ! А на войне, знаешь – убивают: пуля, она ведь дура…

- Молодцов улыбнулся вымучено, выдавил из себя с трудом:

- Я понимаю товарищ капитан… Но мне кажется: их смерти – моя недоработка ! Я что то не доделал; чему то не научил; где то в чём то сплоховал… - прошептал виновато… Надо поддержать, ободрить…

- Виноват говоришь ? Так чего ты здесь тогда стоишь ?! Бегом к своим – исправляй ошибки ! Лейтенант дернулся, но я его окрикнул:

- Ты головой то думай комбат ! Куда побежал – у тебя же машина есть ! Так всех бойцов своих испугаешь ! Молодцов улыбнулся, козырнул и отбыл – на личном Бюссинге, какой у нас у всех троих – командирский. Обернулся к Рощину – теперь его очередь:

- Ну а ты чем порадуешь ? Комбат 2 доложился… Ну что ж – неплохо: и продовольствием мои комбаты разжились на своих станциях и бронетехникой и боеприпасами и всяким нужным барахлом… Рощин привел роту из бывших пленных – отбирал как и я, а Молодцов – аж два батальона: в Лунинице расположены два лагеря для пленных. Один в городе, для разных работ, а второй – штатлаг - за городом… Пленные оттуда совсем плохи: худые, тощие, слабые, но когда с ними разговаривал - обижались: почему их не взяли немцев бить ?! Смех – но разве что сквозь слёзы…

В город втянулись остатки колонн, стоявшие в местах ночного отдыха… Я не командую – только наблюдаю; лишь даю иногда указания… Зашёл в госпиталь – О…о…о… - знакомые лица ! Грета, командующая в перевязочной увидела меня, улыбнулась, но я сурово ткнул пальцем в рядового немолодого бойца:

- А этот что тут делает ? Вынести его на улицу – он не желает находится рядом с немецкими врачами ! Боец, опять перебинтованный, с кровавыми разводами на бинтах вскочил, хоть и с трудом:

- Товарищ капитан ! Ну я же уже повинился ! И меня простили ! А вы вспоминаете… И набрался смелости – Кто старое помянет – тому глаз долой ! И смотрит – как среагирую на такую дерзость. Среагирую…

- А чего же не продолжаешь дальше: А кто забудет – тому оба !

- И всё то вы знаете товарищ капитан ! – улыбнулся боец – с вами лучше не спорить и не пререкаться ! Усмехнулся в ответ:

- Вот это ты в точку: не спорить и не пререкаться ! Товарищи медики – повернулся к немцам, "незамечающим" нашего диалога – у вас есть претензии к этому бойцу ? Первой среагировала Инга:

- Никак нет товарищ капитан ! – выкрикнула она, продолжая бинтовать своего раненого. Мэтр лишь скупо обронил – Конфликт исчерпан… Анестезиолог буркнул коротко – Нет претензий. Грета ответила так, что мне стало неловко за себя, как и многим раненым:

- Он извинился товарищ командир… У нас нет к нему претензий…

- Ну раз так – тогда ладно… произнёс скороговоркой и покинул перевязочную под призывно-обволакивающий взгляд Греты – от греха подальше… Нафиг-нафиг это шевеление в штанах…

Этот боец пришёл ко мне тогда, после перевязки; извинялся, клялся всякими клятвами, что понял, осознал – только оставьте в группе !

- Ты оскорбил своими словами честных медиков, хоть и немцев ! Они стараются не за страх а за совесть, а ты из фашистами обозвал ! А у нас – в Советском Союзе разве немцев нет ? Или они не служат в Красной Армии ? А на заводах и фабриках разве не работают немцы, которые являются гражданами Советского Союза ?! А ты значит столкнуть хочешь лбам советских людей; вызвать друг к другу подозрительность и ненависть ! У меня в подразделении национализм разводишь ! Они хоть и бывшие враги, но хорошего сделали для всех очень много. А ты их фашистами обзываешь !

Боец рухнул на колени:

- Не хотел я ! Не думал ничего такого ! Больно было – пулю получил от фашистов – вот и вырвалось ! Христом Богом прошу… - вырвалось у него непроизвольно… Деревенский значит…

- Встань… Иди – извинись… Извинят тебя все – останешься. Хоть один не извинит – будешь отчислен ! Боец вскочил:

- Виноват… извинюсь… вымолю прощение… - бормотал он.

- Извиняйся, но достоинства советского воина не теряй, как здесь… - озадачил я его… Боец выскочил, а я вспомнил…

В июне 1942го года Илья Эренбург, которого единоплеменники распиарили как потрясающего писателя, драматурга и прочее, прочее прочее… написал в газете "Правда" гневную заметку – "Убей немца !" И политорганы тут же подхватили этот идеологическую статью-призыв ! Везде: в военных малотиражках, боевых листках, в беседах и речах тупые политработники – а по другому их назвать нельзя, как заводные попугаи повторяли и повторяли – мусолили эту статью, да ещё и со своими комментариями, не понимая – какую большую свинью ! : да что там свинью – какой непоправимый вред нанёс Советскому Союзу своей статьёй этот иудей ! Вообще – я заметил: к чему бы не прикасались иудеи – они всё оборачивают себе на пользу а другим во вред ! Уж не знаю: то ли из-за тупости, то ли из-за хитрости иудейской он слегка – совсем незаметно, перепутал слова… Тот, кто помнит мультфильм "В стране невыученных уроков", вспомнит момент, когда на классной доске двоечнику дали мел и сказали поставить запятую во фразе:

К А З Н И Т Ь Н Е Л Ь З Я П О М И Л О В А Т Ь !

От места где будет поставлена запятая – зависела его жизнь ! Вот и в своей статье: вместо УБЕЙ ФАШИСТА ! он написал УБЕЙ НЕМЦА ! И эта статья ой как аукнулась Советскому Союзу, когда наши войска пересекли границу Германии: вот они – немцы: убивай, насилуй ! Нам же комиссары и политработники все уши прожужжали – Убей немца ! Так вот он немец: фермер… служащий… рабочий… старик… И женщины и дети – тоже немцы ! А ограбить таких – так это вроде как честь им оказать: ведь не убили же – а только забрали кое что ! До сих пор нам эта статья аукается: только ленивый не проходится по поведению наших солдат в то время в Германии ! А ведь всего лишь слово поменял – тварь ! Вот и вышло: они – белые и пушистые, да ещё и пострадавшие, а остальные – советские: русские, украинцы, белорусы, татары, азиаты: грабители, насильники, звери, убийцы !

И Германию иудеи заставили выплачивать возмещение аж восьми миллионам якобы пострадавшим, хотя позднее – их же исследователь, еврей, подсчитал – не более восьмисот тысяч ! Много это, конечно, но не восемь же миллионов ! Советских евреев в этом списке – не было. Меня аж в лице, видимо, перекорёжило, что водитель отшатнулся:

- Что – такое товарищ командир ?! – раздался взволнованный голос водителя. Пришёл в себя – Всё нормально… Остались после захвата в городе, встретили ещё три эшелона с востока - из Осиповичей и Бобруйска и один из Тимковичей… О том, что в городе "красные", отправляющие стороны так и не догадались – в обе стороны полетели телеграммы о том, что партизаны взорвали мост и железнодорожное полотно и проезд временно прекращён, но будет вскоре восстановлен… С Тимковичей эшелон с пшеницей, мясом, салом, местными овощами и фруктами… Нам, вообще то и то, что уже имеем, грузить некуда, а тут ещё и немцы могут сверх захваченного подкинуть – по незнанию. И не оставишь же халяву – жаба задушит…

Отправили после обеда колонны с трофеями на место нового размещения. Туда же отправил и бывших пленных из штатлага Лесной - три батальона рекрутов с назначенными им моими командирами: лейтенантом Грибовым; сержантом Ибрагимовым; сержантом Мочаловым, выросших до комбата по цепочке должностей: командир отделения – командир взвода – командир роты… Ну и звания присвоил – своей властью, хотя и не имел на это право. Но это сейчас не имею, а завтра… На каждую вышестоящую должность командир переходил с частью своих бойцов: группа – отделение – взвод – рота… Так что есть кому и дисциплину держать и пример показывать рекрутам и новичкам. Придал им ещё и два батальона рекрутов из двух лагерей, расположенных в городе и рядом… Две с половиной тысячи пленных – из них желание драться с врагом изъявило чуть больше полутора тысяч… Два батальона пехоты – остальные рассосались по другим специальностям. Остальные остались в лагере – пока… Я их понимаю: ужасы и тяготы войны не для всех, а многих просто сломали морально, но как тогда с ними быть при нашем уходе ? Оставить в лагере немцам, чтобы они работали против Красной Армии и советского народа ? Отпустить на все четыре стороны ? И далеко они уйдут ? Вопрос вопросов ! А решать его надо… И я его обязательно решу !

Особое внимание – третьему лагерю военнопленных. ХА ОФЛАГ (362 штатлаг) – стационарный лагерь для пленных командиров РККА… На данный момент в наличии чуть больше 1800 человек. Для работ не привлекаются – пока: эпизодически идёт пропаганда, склоняющая к сотрудничеству их с новой властью…

Сначала разобрался с лагерными документами – потом приступил к визуальному отбору. Как и во всех лагерях: внутренняя администрация: командиры бараков, командиры отрядов; группы поддержания порядка в лагере… - из числа военнопленных. Итог разборов: 1450 командиров выразили желание служить в Спецназе на моих условиях; 248 – пособники немецкой администрации; остальные – болото, страстно желающие слиться (в экстазе) с частями Красной Армии – видимо та, довоенная служба им более приятна, чем желание отдать долг Родине в трудное, для страны, время. Переписал фамилии, накормил и отпустил – после ухода моего подразделения из города, снабдив винтовками, патронами, стандартным набором продуктов на неделю. Содержанию набора не особо обрадовались, но тут уж – извините: разносолы и деликатесы – для тех, кто согласились служить в Спецназе. С пособниками – по закону военного времени: новые кирпичики силы улеглись в моё хранилище, ужавшись в размерах вдвое – освобождали место для нового поступления. И оно не заставило себя ждать: в двух обычных лагерях всё повторилось точно так же. Остаетесь – сами решайте свою судьбу…

Новая база расположилась очень удобно: среди болот; в густом лесу… Правда в пятнадцати километрах на восток железнодорожная станция Руденск; в двадцати километрах на запад – автомобильная дорога Слуцк – Минск, а в 18 километрах на юг – автомобильная дорога на Марьину горку… Не разгуляешься, в общем. Это не наша прежняя база ! Но и нам здесь не два месяца куковать и даже не месяц: если удержимся невидимками дней пятнадцать-двадцать – это будет просто замечательно ! С немцами же нужно будет продолжать воевать, а тут такие концы: в одном чихнёшь – в другом: Будьте здоровы – скажут… Так что думать придётся. Крепко думать…

Скребут кошки на душе, ох скребут… Что там – в Барановичах ? Если бы не эти "командиры" – я бы и не переживал: договорились бы полюбовно: что мне – немецкого добра жалко ? А они как себя повели – вместо помощи, ну даже предложения помощи – дай… должен… И бойцы им под стать: такие же осторожные, да расчётливые… Не все, конечно: некоторые просто растерялись. А мне в подразделении такие не нужны. Но по человечески мне их жаль… Проверю ка – что там ?... А там было плохо… Нет, пока что не совсем чтобы очень, но скоро – это точно. Немцы обложили их со всех сторон: со стороны Бреста – батальон пехоты с несколькими броневиками. Правда два из них уже выведены из строя… Со стороны Минска – тоже батальон: оба охватили город полукругом со своей стороны… С севера перекрыли периметр две роты егерей – серьезная заявка на победу ! С юга – растянулась рота егерей, но хитро: села в засады, себя не обозначая – мол никого здесь нет – проходите на здоровье… А в самом городе командования я не нашёл, как не метался по всему городу…

Осталось пять комбатов – шестой тоже куда то исчез… а с ними исчезло и больше полутора тысяч бойцов с младшими командирами. Так что на пять комбатов теперь – три батальона. Вот такие пироги с котятами ! Хочешь-не хочешь, а придётся идти, снова выручать… А что с лагерем в Лесной ? - мелькнула запоздалая мысль. Метнулся туда – полна коробочка ! Лагерь снова полон, как прежде: видимо сдавшихся здесь "приземлили" до выяснения… Тогда тем более надо сюда вернуться: полторы тысячи перебежчиков – это же сколько выйдет кубиков Черной силы для пополнения моего хранилища ?!

Лейтенанта Соломина – того самого интенданта, залетевшего в интенданты после адьюльтера с женой старшего по званию, я таскал с собой, готовя к принятию особого батальона: его я собрал из самых лучших пленных из Лесной и Барановичей, вышедших за два дня на уровень новичков. Слабы они, пока что, но пройдет немного времени и они выйдут на уровень… Те два батальона из пленных, оставшихся из Лесной и Барановичей тоже нашли своих командиров – я поставил на эти должности, как Сталин, в своё время, преданных мне младших командиров: Ибрагимова и Мочалова, а на сборную "солянку пленных, приведённых Мочаловым и Рощиным – лейтенанта Грибова: у него практического опыта больше. Но – учитывая ошибку Сталина: нужны не только преданные, но и умные, компетентные… Если ум есть – компетентность я обеспечу, подключив и свои знания и своё умение !

Выступили вечером тремя батальонами и одной моей ротой: батальон Соломина оставил прикрывать Слуцк до нашего возвращения. Обошли по дуге Несвиж; подойдя к Барановичам разделились: Рощин остался сзади батальона немцев с востока города; Молодцов обошёл город с севера и встал сзади западного батальона. Мой батальон встал позади двух рот егерей с севера, а моя рота – сзади роты егерей с юга. Атака – по моей команде ! Ударить ночью; в спину, внезапно и беспощадно – в нашем стиле – Спецназа ! Ну а я – я потружусь уж не зная за скольких ! Выложусь, как всегда – не за чины и награды воюю – за восстановление справедливости…

Верховный главнокомандующий вызвал к себе Берию:

- Ну – товарищ нарком: какие новости из Белоруссии ?

Берия развёл беспомощно рукам, изобразив смущение:

- После короткого контакта с моим сотрудником этот капитан больше на контакт не выходил. - Хотя… - тут нарком раскрыл папку – он снова отправил группу самолетов с посланием для вас. Шагнул вперёд и положил на стол Сталина несколько скрепленных скрепкой листов. Тот взял их, внимательно прочитал, поднял глаза на Берию:

- Надеюсь не затягивал с этим Лаврентий ?

- Никак нет товарищ Сталин ! – вытянулся нарком – получили, тут же переписали, скопировали и к вам. Сталин задумчиво зашагал по кабинету, размышляя о чём то своём. Остановился:

- А капитана ты так ко мне и не доставил Лаврентий… - негромко произнёс Хозяин – может ты устал ? Может тебе надо отдохнуть – а Лаврентий ? – заботливо произнёс Сталин. Берия почувствовал, как по спине потёк предательский ручеёк; в ногах появилась слабость.

- Никак нет товарищ Сталин – не устал ! – выдохнул он с трудом – готов выполнить любой Ваш приказ товарищ Сталин !

- И как же ты готов выполнить любой приказ, раз мой просто приказ до сих пор не выполнил ?! – иронично поддел его Вождь.

- Выполню товарищ Сталин ! Разрешите самому отбыть за этим капитаном ? Верховный изумлённо приподнял бровь:

- У вас что: нет надёжных и исполнительных людей товарищ Берия ? Или вы разучились руководить своими подчинёнными ? Берия почувствовал: ещё немного и он рухнет мёртвым прямо здесь ! Сталин, видя его состояние сжалился, указал рукой на стул:

- Ты садись, садись товарищ нарком… У Берии всё поплыло перед глазами – больно зловеще прозвучала фраза в тишине кабинета…

- Сядь я сказал ! – раздалась команда и Берия плюхнулся на стул.

- На – выпей… - Сталин всунул ему в руку стакан с водой. Зубы предательски застучали о стенку стакана; вода, выплёскиваясь, капала крупными каплями на рубашку, пиджак, брюки…

- Ты всё таки постарайся Лаврентий – доставь ко мне этого капитана… - сказал Хозяин, зайдя за спину наркому и надавил на плечо, когда тот попытался подняться – и не сам доставь, а человека пошли: надёжного, исполнительного…

Деблокирование окружённого немцами со всех сторон города Барановичи, я начал с восточного батальона – зоны действия Рощина. Передний край, состоящий из опорных пунктов, пулемётных точек, укрытий для солдат… Второй ряд – палатки со сменными отделениями. Третий ряд – основной состав батальона, отдыхающий для бодрствования днём. И секреты за основным составом, охраняющие тыл батальона. Немногочисленные: ну кто нападёт на батальон, да ещё с тыла ? Только безумцы… Значит – мы такие. И я – первый среди них ! В ночной темноте мне всё хорошо видно: где и кто… Ударные группы расположились по периметру, а я заскользил неслышным призраком меж деревьев. Призраки Леса – иногда они возвращаются ! Часовые умирали мгновенно, даже если и что то слышали. Прошёлся по охраняемому ряду: всё – дорога к палаткам основного ряда свободна… К каждой палатке подходило отделение. Рассредоточились по обе стороны входа у всех палаток. Я прошёлся; "успокоил" тех, кто ворочался, не спал – "спите жители славного города: в Барановичах всё спокойно…" И они спали… По отмашке – все отделения просочились внутрь, проходя по проходу до противоположной стенки палатки. Фонарик с синим светом и в ножи ! Если где и был шум, то его скрадывали стенки палатки и общее нападение. А я уже мчался по лесу неслышной тенью к следующим двум ротам егерей. Темп и ещё раз темп – но не в ущерб…

Тут тоже все было так же – а чего изобретать велосипед ! И так же – остались только часовые в окопах да бдящие пулемётчики. Пусть побдят ещё немного… Третий рубеж кольца – батальон с запада – сфера действия Молодцова. И тут всё повторилось: заднее охранение, задний ряд… и нацеленные на молниеносную атаку бойцы батальона Молодцова. К своим я уже не успевал – скоро рассвет ! Но метнулся; словно молния, пронёсся через лес. Уже светает… с ходу включился в атаку часовых, посылая ментальный сигнал командиру своей роты: для первого взвода дорога свободна; для второго; для третьего… Когда я возвращался – бойцы уже стояли у входов палаток. Хотел дать отмашку, но заметил неладное…

В одной из палаток проснулся егерь и стал тихонько поднимать остальных. Это плохо, очень плохо – это шум ! Упал на землю, и вполз, отгибая внизу полог палатки. Вполз, успокаивая и встал. Двое из десяти уже с автоматами, остальные будят спящих и тоже тянутся к оружию. Но не видят ничего ! А я вижу ! Скользнул по проходу к возмутителю спокойствия, сидящему с автоматом в руках. Нажал рычаг сброса магазина и полоснул егеря по горлу широким махом ! И метнулся к следующему ! Время замедлило бег; движения егерей медленные и плавные… А я быстр и силён: вырываю оружие, способное выстрелить и режу, колю ! Перепрыгиваю через кровати и продолжаю свой яростный танец смерти ! А за мной в темноте мчится тёмная сила, вылетающая из уже трупов ! Десяток секунд и я выхожу из палатки: весь в крови; адреналин бурлит в крови как гейзер ! Атака ! Бойцы бесшумно устремляются в палатки. Отхожу назад к радисту:

- Передай общий сигнал – АТАКА ! Нет бойцы не рванулись вперёд к яростной сшибке с врагом – поползли ужами к бодрствующим солдатам и пулемётчикам. Я контролировал у своих, готовый погасить любого, даже ценой кирпичика силы. Тихо… Ещё тихо… Пока ещё тихо… Загремели редкие выстрелы и вот тут то бойцы рванулись вперёд ! Мир взорвался яростными очередями – нашими очередями ! Окопы расцвели бутонами огненно-красных цветов от разрывов гранат – наших гранат ! Канонада прокатилась по всему периметру окружения города ! Вспыхнула, прокатилась и затихла – дело сделано… Пошли доклады: Противник уничтожен… противник уничтожен… противник уничтожен… Ко мне подбежал командир роты: Противник уничтожен ! А на той стороне, из окопов, уже поднимались любопытные головы – что это там у немцев случилось ? Случилось бойцы, случилось… Но пусть пока посидят в неведении – мне нужно ещё в одно место…

Подкатил с взводом и двумя Бюссингами к штатлагу в Лесной: так и есть – сидят голубчики под охраной. Не заморачиваясь тактикой выпустил вперёд Бюссинги и они покосили из 20мм пушек всё, что смогли, а остальное закончил взвод, выскочивший из грузовика… Подошёл к воротам: пленные вскочили – грохот выстрелов не услышит только глухой, и уставились на меня в тревожном ожидании. На штатлаг медленно опускался ужас; скользкой змеёй вползая в разум; ледяными пальцами сжимая сердца… За моей спиной стояла четвёрка охраны: молчаливо, без тени чувств на лице взиравшая на тысячи пленных, бывших когда то гражданами СССР; ставшими пленными; освобождёнными из плена и ушедшими в плен добровольно. Не оборачиваясь назад, бросил через плечо:

- По машинам… Уходим… Толпа пленных качнулась вперёд – к воротам… Вытянул вперёд ладони: тот кто не с нами – тот против нас ! Два кирпичика силы сорвались с ладоней и врезались в толпу ! Чёрный вихрь рванулся ко мне; захлестнул меня с ног до головы ! Солнечный свет погас, закрытый чёрной пеленой, а когда сила улеглась во мне "под завязку" – увидел только серые холмики с лежащей на них военной формой… Метнул туда пол кирпичика силы: серая субстанция разлетелась по земле; перемешалась с брюками и гимнастёрками и рассыпалась по земле неровными слоями… Вот и нет больше предателей – вздохнул я про себя: хоть так послужат общему делу… Вошли в город. Нас встречали настороженные взгляды и горожан и бойцов. Хотя – на лицах горожан виделось вроде как облегчение… Подошли комбаты, доложились по форме и замерли в ожидании…

- А где ваше начальство ? – спросил я доброжелательно.

- Сбежало начальство ! – зло выдохнул один из комбатов – обобрало город; забрало грузовики, загрузило продукты и укатило почти сразу же после вас – сволочи ! А нам сказало – мы за подмогой ! Ну что то такое я и предполагал… Но вот так – сразу бросить столько бойцов и уехать в неизвестность ? Не похоже это на инстинкт самосохранения…

- Связались они по рации с кем то… - разъяснил для меня ситуацию второй комбат - а после этого и укатили… Видимо услышали, стандартное: Сообщение приняли: держитесь; поможем… и поняли, что никакой помощи не будет и "спасение утопающего – дело рук самого утопающего…" Ладно – осаду мы сняли; продовольствия привезли: хоть и не много, но получше, чем оставили, хотя – разносолов нет и "вкусняшек" тоже. Разве что тушёнка да масло топлёное… Я смотрю на комбатов они на меня с затаённой надеждой –выручай: мы же свои, советские ! Ну и что мне с ними делать ?

- Ну и что мне с вами делать ? – вопрос далеко не риторический…

- Товарищ капитан – возьмите нас к себе – начал первый комбат, который у них, похоже за комполка остался – мы готовы служить под вашим командованием ! Да… мы готовы… - подтвердили остальные… Если они думали, что меня обрадовали, то они ошиблись: согласие, полученное под давлением не является добровольным и действительным: его можно в любую минуту разорвать, а уж при выходе к регулярным частям Красной Армии – тем более ! А это мне надо ? А это будет – обязательно будет !

- Вам предлагалась служба в моём подразделении…

- Да мы вас не так поняли… Вы не объяснили подробно… Мы не знали кто вы такие… - раздались нестройные возгласы.

- Вам предлагалось – вы не захотели. А я дважды предложения не делаю ! И ещё: находясь в городе вы могли подойти, поговорить, попроситься… Вы этого не сделали. Значит не хотели в нормальных условиях, а захотели – когда прижало… Вы получите оружие взятое у немцев; вы получите немного продовольствия, которое мы вам привезли. Забирайте продовольствие двух батальонов и трёх рот, которые мы разгромили и уходите в леса… Несколько машин для перевозки продуктов до леса мы вам оставим - продолжил я, а дальше – вы сами… Я с вами проведу беседу, объясню тонкости и нюансы партизанской жизни и борьбы с немцами… Скоро сюда начнут забрасывать отряды диверсантов НКВД – они наверняка на вас выйдут. Может жизнь у вас ещё и наладится…

Ну а что я мог сказать ? У меня в рекрутах и новичках – первом этапе обучения, шесть батальонов ! Кроме них – три батальона командирского состава, обучающихся по особой – офицерской программе ! Пусть я отчислю один батальон ленивых, хитрых, неприспособленных к войне, но и в этом случае останется пять. И это тех, кто сам захотел служить в моём подразделении, а не нужда заставила ! А эти ? Подведут в трудную минуту, а она наступит в тот момент, когда мы пересечём окопы нашей доблестной Красной Армии с её особистами и комиссарами и политработниками ! Целая куча дармоедов и бездельников захочет прибрать к рукам готовое подразделение, да ещё и в рай на нём въехать ! И зачем им тогда я ? Ну и что мне делать: ситуация – чемодан без ручки: и нести будет тяжело и проблемы создаст в будущем и бросить жалко – свои всё же.

- Значит так – решил я – служить начнёте с командира отделения. И это не обсуждается. И глянул на ауру комбатов: у главного, его зама и ещё одного – никакой реакции: принимают как должное, а вот у двух – майора и капитана – ярко выраженное недовольство и возмущение, но вида не показывают… А если бы я не имел способности видеть это ?!

- По тебе… - показал пальцем на старшего, хотя это и не прилично – и тебе; тебе… - перевёл палец на ещё двоих – вопросов нет – пока… А вы – ткнул в "возмущенцев" – отпадаете сразу и сами знаете почему. Или сказать ? Майор промолчал, а капитан не выдержал:

- А почему я отпадаю ? Чем я вам не подхожу ?! – повысил голос, показывая свое недовольство и возмущение…

- Вы оба решили, про себя, меня обмануть: то ли договорились, то ли сами по себе решили – мне без разницы, главное что решили обмануть. Как обмануть ? – увидев недоумение у старшего комбата – тоже майора, пояснил – пристроиться, соглашаясь на мои условия: пока мы на занятой врагом территории будем подчиняться, а как выйдем к нашим – там и отделиться, обратившись к командованию той части, в которую мы выйдем. Ну а для их заинтересованности в вас – рассказать обо всём, что увидите и узнаете в моём подразделении. Майор – тот видимо опытный волчара: дёрнулся, но промолчал, а вот капитан прокололся, завозмущался суетливо:

- Да всё не так… Да откуда вы это взяли… Да в мыслях этого не было… Но по поведению было видно – было в мыслях, было ! С этими всё ясно. Теперь по трём оставшимся:

- Я так понимаю – ты у них за старшего… - повернулся к комбату.

- Да – ответил он – майор Мазуров… - общим решением выбран командиром оставшихся бойцов и командиров.

- Сколько людей под твоим началом ?

- Вчера было чуть больше 1200 бойцов и командиров, а сегодня – ещё не считали. Дезертируют… - хотел добавить что то, но сдержался.

- Думаю сегодня ещё меньше – бросил я в ответ. – Значит так: вы втроём отберёте из всей массы тех, с кем бы вы пошли в разведку… На хмурых лицах командиров появились скупые улыбки.

- Главный критерий отбора в мое подразделение – добровольное согласие. Сомневающихся – в сторону. Ну – это вам знакомо… Второй – важность специальности. Если специальность скромная – пусть остаются в отобранной группе. И предупредите особо: тот, кто захочет обмануть – как эти… - кивнул в сторону двоих командиров, как то оказавшихся стоящими отдельно – будут наказаны… Теперь приказ тебе майор: мы уходим – по делам… - ухмыльнулся хищно…

- А можно нам с вами ? Мы делом докажем наши слова !

- У тебя есть проверенное, сработанное подразделение ? Майор опустил глаза, понимая – чушь спорол не подумав…

- Собери все трофеи: оружие, патроны, продовольствие, в том числе и из личных сидоров немцев. И в общую кучу. И пусть твои младшие командиры проконтролируют сбор, но не вмешиваются в то, что кто то что то прикарманит себе – просто возьмут этих "хомяков" на заметку…

- Сделаем товарищ капитан ! – бодро ответил старший.

А вернёмся – поговорим… Да, вот ещё что… Если процент непригодных в отобранных тобой будет недопустимо высок, то я возьму к себе приглянувшихся, а тебя оставлю здесь, так же, как и твоих помощников. Процент определяю я – предвосхитил вопрос…

Так – с этим разобрались слава богу: дальше видно будет. Сейчас на очереди – небольшой эшелон, вышедший из Берёзы: паровоз и десять вагонов. Батарея 105мм гаубиц – 4 пушки; обслуга; два Бюссинга и два Ганомага для охраны; два грузовика; обеспечение и снаряды к пушкам; восьмитонные тягачи… Молодцы немцы: зачем гонять технику по грунтовке, когда рядом есть железная дорога ?! Это не наши тупоголовые генералы и маршалы ! Те, как безмозглые макаки реагировали только на дословное выполнение приказа с наградой !

Командующий танковой армии Ротмистров под Курском в 1943 году: послал, для переброски с фланга на фланг, танковую армию своим ходом за 200 километров ! Об этом даже в знаменитой киноэпопее "Освобождение" показано ! Хотя Сталин предлагал отправить эшелонами… Но Ротмистров решил: своим ходом – так быстрее ! И проплаченные историки запели ему дифирамбы – он, де, успел перебросить танки к началу наступления немцев ! Молодец ! Стратег ! А то, что 20 процентов (а кто называет цифры и 30 процентов) танков встало по дороге сломавшись – так это мелочь, на которую не стоит обращать внимание ! Не стоит, если не перевести проценты в реальное число ! А в танковой армии – свыше тысячи танков ! То-то Верховный бушевал, узнав про технические потери ! Так это ещё не все потери: сколько ещё встанет через 10, 20, 30 километров из-за износа на этом марше ?! Ну так это будет уже позже, и к этому "танковому броску" уже не будет иметь отношения. На высоком уровне… Вот они причины: одна, вторая, третья… Но это – всего лишь ветки раскидистого дерева, выращенного на территории Советского Союза, а сам ствол и особенно его корни ?! И чьи они ?

Взлетел, огляделся: эшелон разгружается; моя рота ждёт в кустиках: зачем самим корячиться, когда грузчики-разгрузчики имеются ? Это первая часть Марлезонского балета… Вторая часть подходит скрытно к Ивацевичам: места здесь все до боли знакомые… А третья – спешит к Берёзе изо всех сил: время работает против нас ! И мне пора в путь: хотя батальоны, спешащие к Ивацевичам и Берёзе имеют Ганомаги ЗСУ, но мне будет спокойнее, если на пути воздушных стервятников встану я… Если это будут Ю-87, то пусть парни поупражняются, а я подстрахую, а если Хейнкели с высотой в 4-5 километров ? Для ЗСУ это недоступная высота… Тут – только мне все карты в руки…

Бюссинг рванул из города в сопровождении грузовика с отделением охраны… Я, автоматически – уже без специального контроля, сканировал местность в радиусе 500 метров на предмет наличия посторонних в виде засады на дороге, просчитывая, вертя в голове и так и эдак, различные варианты моих дальнейших действий. Дорога до Ивацевичей чистая – мои прошли, так что – педаль в пол и 60 км ! 80 километров проехали быстро: в раздумьях и не заметил как подкатили к изготовившемуся к атаке батальону. Обозначились, чтобы свои не подстрелили; обогнули станцию по лесной дороге и дальше – к Берёзе Картузсской ! Ещё 36 километров… Вот мы и на месте… Батальон уже рассредоточился; приготовился к атаке… Оборона станций уже не та: грозные Призраки Леса покинули здешние места, уйдя на восток – зачем держать здесь столько бездельников, когда на фронте солдат не хватает ? Туда их – туда… На фронт !

А нам такое отношение к делу – бальзам на душу ! Меньше сопротивление, меньше потерь, быстрее захватим станции и трофеи: идут, идут эшелоны из Бреста на восток ! И стоят в ожидании возвращения Барановичей в лоно Вермахта: и в Ивацевичах стоят и в Берёзе… Нас, наверное, дожидаются ! Мы что – мы не против ! Вон у нас сколько голодных ртов прибавилось и ещё просятся ! И всех одень, обуй, накорми, крышей над головой обеспечь, как и оружием с боеприпасами ! А на дворе уже не лето: осень незаметно подкрадывается – заканчивается август… Солнышка меньше – дождей больше… И по утрам уже прохладно – ощутимо прохладно ! Так что возьмём всё, а что не возьмём – понадкусываем ! Уничтожим, значит !

Все готовы. По команде из подлесков к станциям рванулись Бюссинги и грузовики с бойцами ! Зенитные Ганомаги пяти снарядными очередями из 37мм орудий напрочь сносили укрепления; разваливали в хлам пулемётные гнёзда ! Свою лепту в огневой шквал вносили и Бюссинги, с коротких остановок всаживая в просто подозрительные места очереди из 20мм пушек ! Вперёд – на станцию, пока там не очухались ! А снайпера, просочившиеся к станции через "огороды", начали отстрел зенитных расчётов… Немцы засуетились, забегали по станции, как тараканы при включенном внезапно свете ! Поздно гансы пить боржоми, когда почка отвалилась ! Штурмовые группы, выпрыгивая из кузовов, устремились вперёд – грамотно, прикрывая огнём друг друга, сужая замкнутый периметр – от окраин к центру ! Ну – они там и без меня справятся – не в первый раз, а мне пора на западную часть станции – чую скоро гости небесные пожалуют ! Стою, жду… Башнёр принимает сообщения и дублирует их мне голосом. Я киваю, если принял, а если нет – терпеливо повторяет снова: командир "общается с духами" – не надо отвлекать… А я метался по станции, осматривая картину боя; подправляя по ходу рисунок: …вы туда… вы сюда… вы сделайте то… вы сделайте это, передавая указания через радиста… И вглядывался в горизонт на западе: успели немцы передать о нападении или нет ? На станции уже всё "устаканилось": сопротивление подавлено; пленные согнаны пустое помещение; на станции эшелоны готовятся к отправке… А зачем нам разгружать здесь и грузить на машины; гнать их к Барановичам, когда можно банально загнать туда целые эшелоны и разгрузить там: и с Берёзы и с Ивацевичей ! На что нам железная дорога дана во временное пользование ? Вот и используем её по назначению ! Подадим эшелоны прямо к удобному месту разгрузки ! Там и чудеса смекалки проявлять не надо: пандусы и спец перроны для разгрузки боевой техники в наличии и грузовики могут подъехать почти вплотную к вагонам…

Успел, успел кто то "стукнуть" в эфир о нападении: на пределе моего зрения задрожали на горизонте маленькие точки… Ну что ж друзья – коль наш черед, да поможет нам тёмная сила ! А как её использовать – скоро увидим… Точки увеличивались в размерах: то, чего я и опасался: двухмоторные бомбардировщики – Хейнкели. Полный штаффель – четыре тройки. Идут высоко – 5 тысяч метров. Наши зенитки здесь бессильны ! Но у нас есть супер зенитка ! Бомбардировщики, уверенные в своей неуязвимости величественно наплывали на стоящую внизу букашку: высота 5000 метров; удаление 2000 метров; директриса 6000 метров… Подпущу ещё немного ! 1500 метров до меня… Пора, а то скоро сбрасывать бомбы начнут ! Что там у нас по конструкции ? Перед глазами услужливо появился самолет и расположение составных частей. А мне нужно только одно: где там бомбочки лежат ? Эйфория и азарт нахлынули, захлестнули меня с головой ! По четверти силы в ладони ! Первая пара – пошла ! Держу взглядом бомболюки – огненная вспышка взорвалась в небесах ! Идущие следом самолёты влетели в огонь, уже перекорёженные ударной волной, а я повторил бросок… ВСПЫШКА… ВСПЫШКА . ВСПЫШКА !... Праздничные фейерверки в честь нашей победы, расцветали высоко в небе потрясающими оранжево-красными георгинами. Всё ! Выдохнул сквозь зубы воздух, успокаивая разбушевавшиеся чувства. А что это за моей спиной так полыхает ? Обернулся: десятки пар глаз смотрят на меня с восторгом, обожанием, благоверным страхом, граничащим с ужасом !

- Чтоб об этом – никому ! – гаркнул грозно, обведя свое воинство суровым взглядом. Бойцы закивали головами, как болванчики…

Переехав через рельсы на железнодорожном переезде, направились к штатлагу около станции. Там уже всё закончилось: с вышек капает на землю кровь расстрелянных часовых; там, где их застала смерть, в разных позах валяются трупы охранников; многострадальная казарма охраны вновь раскурочена 37 и 20мм снарядами… У ворот лагеря стоят пленные и настороженно смотрят на бойцов, вставших цепью перед воротами… Автоматы на плечах, но руки касаются цевья: вскинуть автомат и полоснуть очередью могут за пару-тройку секунд… Напряжённая тишина висит над пленными и бойцами: пленные, видимо, пытались поговорить, но – в ответ тишина. Вылез из кабины Бюссинга, направился к воротам. Бойцы расступились, разойдясь в стороны: они знают что я сейчас скажу…

- Товарищи пленные… Толпа колыхнулась, заволновалась…

- Товарищи бывшие пленные. Ну вот другое дело – этого я и добивался – есть контакт. – Спецназ СССР провёл успешную операцию по захвату станции Берёза; уничтожению гарнизона станции и вот… - вашему освобождению… - закончил первую часть речи…

- А почему нас не освобождают ? – выкрикнул кто то из толпы… Медленно обвёл всех стоящих внимательным взглядом. Что такое ? Среди стоящих я не увидел аур трусости, хитрости, предательства… Невероятно ! Хотя… Тех, кто хочет выжить любой ценой и согласен работать на немцев уже забрали отсюда: рабочие руки, да ещё добровольные, в городе всегда в потребности. Ладно – продолжим…

Глава третья

Дом, милый дом…

- Прежде решим один вопрос… Вам даётся выбор: первое – кто хочет остаться в лагере и служить немцам – пусть отойдут к дальней стене: слово командира что им ничего за это не будет.

- Нет здесь таких ! – выкрикнул молодой парень лет двадцати пяти. Не из политруков ли ? Нет – у тех аура другая…

- Тогда тот, кто не хочет сражаться с немцами, а хочет уйти сам куда то – отойдите к дальней стенке…

- И таких здесь не имеется ! – опять этот энергичный ответчик…

- У меня принято каждому отвечать за себя ! – упёр взгляд в глаза крикуна – а отвечает за других тот, кому я дал такое право !

- Виноват товарищ капитан ! – изобразил стойку неугомонный - но к чему зря время терять: не здесь таких – все об этом знают ! Надо обозначить свое отношение к этому умнику:

- А вот это мне решать, а не тебе лейтенант – обрезал его я. У того глаза стали удивлёнными – откуда я узнал, что он лейтенант: знаков различия на нём не было, а без них как определить ?...

- Тогда простой выбор: тот, кто хочет бить врагов в моём подразделении остаётся у ворот, а те, кто хочет это делать не в моём подразделении – сами: отходят к дальней стенке… Тот, кто готов драться вместе с моими бойцами, став одним из них – уедет со мной. Те, кто останется – забирают оружие немцев; продукты; все, что понадобится из ранцев и уходят в лес… Мы сами по себе – они сами по себе… Не спешите – подумайте. Пару минут…

- А как драться с немцами товарищ капитан ? Опять этот неугомонный. Но вижу – тема для многих интересная…

- Драться ?... – задумался я – драться с удовольствием ! – ухмыльнулся в лицо лейтенанту. – А для того, чтобы так драться – придётся этому научиться. И это будет нелегко, а очень даже трудно ! Но возможность выжить после этого в войне сильно возрастёт ! Тот, кого я возьму, а возьму я не всех, кто захочет… - продолжил я, глядя в глаза лейтенанту – попадает в группу рекрутов. Пройдя один курс подготовки переходит в разряд новичков… В боевых действиях участвуют только стажёры и бойцы – следующие группы… Демонстративно глянув на часы повернулся и отошёл к броневику. Бюссинг стоял на маленьком взгорке, так что я видел, как тоненькие цепочки потянулись к дальней стенка Выждал две минуты, подошёл к воротам, окинул взглядом тех, кто не ушёл – остался, отмечая тех, кого я не возьму, не смотря на их согласие и желание… Подошел к воротам, в смущении сдвинул пилотку на лоб:

- Совсем забыл сказать: командиры у меня, не взирая на звание, начинают только с командира отделения – это в лучшем случае. А некоторым и отделения не даю – служат как рядовые… И наоборот: у меня два сержанта на ого-го каких должностях ! В общем: кто что делает и умеет, тот за то и получает. И никак иначе ! И ещё ! – взгляд мой стал жёстким – не все, кто попадет – останутся: ленивые, хитрые, трусливые и хитрожопые у меня не задерживаются !

- Ну это всё не про меня ! – воскликнул неугомонный лейтенант. Оставить его, что ли, здесь – мелькнула в голове ленивая мысль: как пример для остальных… Лейтенант, видимо что то почувствовал:

- Виноват товарищ капитан ! Это наверное от волнения – как перед экзаменами… А так я смирный… - вокруг негромко рассмеялись…

- Ну что ж – товарищи бойцы и командиры… Раз с распределением разобрались – прошу на выход по одному тех, кто идёт служить ко мне: теперь я буду проводить отбор… Пленные выходили через открытую створку ворот; я проводил селекцию – отбор… Кого то останавливал, спрашивая специальность; кого то из остановленных заворачивал обратно; кого то заворачивал, ничего не спрашивая… Подъехал грузовик с сопровождением – Бюссингом: не всё ещё спокойно на дороге… Так что лучше перебдеть, чем недобдеть – лучше прослыть живым перестраховщиком чем мёртвым героем-пофигистом…

В полевой кухне, готовящей для охраны, каша уже готова, осталось только подогреть: угли ещё не потухли, пока мы штурмовали лагерь и вели разговоры… Вышедшие пленные разделились на две группы: наши и "не наши"… На столы с грузовика сгружались тарелки с ложками, взятые из столовых, хлеб, сахар, колбаса, масло… Колбаса и масло – для своих… Кружек, даже с теми, что привезли не хватало, поэтому глянув на ауры – нет ли больных, ставили большие чашки с чаем и рядом кружки: зачерпнул сладкого чая, выпил – дай выпить другому… Антисанитарно ? А как напоить сразу полтысячи человек ?

Лёгкий перекус и наши 512 человек, отправились на станцию, о оставшиеся – около шестидесяти человек, начали потрошить всё, что осталось в лагере, в том числе и мёртвых немцев… Вот так – суровая проза войны: сам по себе – сам себя и обеспечивай ! На станции всё идет уже привычным ходом, правда разгрузки эшелонов не наблюдается, но они уже стоят готовые к отправке. Во всех учреждениях, работающих на немцев – работники под охраной. Пленные немцы – заперты в пустой склад… Подъезжал к одному немецкому учреждению; проводил разделение: пришедшие служить добровольно; по принуждению или обстоятельствам… "Добровольцев" выводили и, иногда под плачь, уводили в ближайшее пустое место: склад, здание, подвал… Сами виноваты…

В управе – вроде нашего горисполкома, наткнулся на шум, крики, оскорбления в адрес моих бойцов, стоящих угрюмо, но выполняющих приказ: никого не выпускать ! Появление нового лица, да ещё и начальника, было встречено новой волной "народного" гнева ! На меня обрушился поток упрёков, претензий, оскорблений ! И стандартное – Мы вас кормили, дармоедов, а вы нас бросили под немцев ! Стоял молча, смотрел скучающе, слушал…

Крики стали стихать: что надрываться, если это не действует… Видя, что крики результата не дают бабы – они и кричали, попёрли на меня и бойцов с целью – прорвать линию обороны… Пора и нам перейти к активным действиям. Рявкнул так, что все вздрогнули:

- ТИХО ! В таких случаях важно СЛОВО ! Крикни я – Молчать ! и на меня тут же набросились бы – А ты нам рот не затыкай ! А так – все тут же замолкли, глядя настороженно…

Упёрся взглядом в самую крикливую: ага – доброволец ! Чует вину и хочет выскочить отсюда под шумок, а там ищи ветра в поле ! Громче всех – Держи вора ! – кричит именно вор, стараясь увести погоню и внимание по ложному следу ! Вот с тебя, голубушка и начнём "разбор полётов" вашей "тёплой" компании !

- Ты когда меня кормила и чем – я что то запамятовал ? Баба растерялась… - А может ты кого то из моих бойцов кормила - так покажи пальцем, не стесняйся !

- Я про всех вас дармоедов… - начала скандалистка…

- А не надо про всех ! Ты НАС оскорбляешь – так отвечай НАМ за свои оскорбления ! И видя раскрывающийся рот бросил резко:

– Мы у тебя что то брали или ты нам что то давала ? Нет ? Тогда нечего об этом орать ! Баба задохнулась, покраснела от гнева – ей не дают выплеснуть "праведны" гнев !

- А может это я или мои бойцы заставили тебя лечь в постель с немцем, которого ты по ночам ублажаешь – а ? Вот тут у неё рот так и остался открытым… А меня уже понесло – не выдержал…

- Я ещё могу понять бабу, которая легла под мужика, чтобы он ее ублажил. Могу понять ! Но у тебя с немцем случка другая – ты его ублажаешь: за еду и место хлебное здесь – на работе. Сука ты продажная ! Вырвал из кобуры ТТ и влепил ей пулю в лоб ! Бабу откинуло пулей назад, на кого то из стоявших сзади; кто то взвизгнул, кто то вскрикнул: стоящие рванулись в стороны – подальше от трупа. А я уже искал бешенным взглядом новую цель !

- Ты – такая же, как и она ! – ствол повернулся к румяной дородной молодухе. Та вскрикнула, закрылась руками – Нет, не надо !

- А когда с немцем в постели кувыркалась – тоже кричала - Не надо ? Курва дешёвая ! Грохнул новый выстрел. Глаза перебегали с одной женщины на другую… Есть – есть ещё подобные ауры: спят с немцами, но тусклые… Ну: не я – бог им судья и советская власть, когда сюда придёт ! Ужас липкий, ощутимый, обволок каждого и каждую в этой комнате… Я смотрел на них и… понимал… Всё понимал… Но не принимал ! НЕ МОГ ПРИНЯТЬ ТО, ЧТО ЧУЖДО ! Потому что понимал: лишь узкая грань отделяет их от нелюдей: быдла, жвачных !

Передо мной стояли не враги – нет ! Передо мной стояли ОБЫВАТЕЛИ… И не в том, оскорбительном понятии, которое прилепило к ним партийное руководство и "дерьмократы, а становой хребет всех государств: большая часть его населения… Именно она кормит, поит, обувает и одевает "активную, сознательную" часть любого государства: политиков, "хозяев жизни", военных, чиновников, богему, интеллигентов… И ей абсолютно всё равно – кто у власти… Лишь бы была мирная жизнь; работа и зарплата, с которой можно было купить бабе цветы, детям мороженное а себе пивка под зомбоящик, или на посиделки с приятелями или девицами…

А кто там рулит ? Да какая разница: лишь бы меня не трогали… Эти вот самые обыватели встречали немцев не цветами, но встречали: равнодушно, молчаливо… И начинали работать – так же, как и прежде на Советы, не понимая того, что они помогают им уничтожать и Советскую власть (да бог с ней, если уж на то пошло), но и уничтожать страну. Свою страну ! Они не понимали, что в Советском Союзе они работали для своих, а свои работали для них – даже правительство, за исключением иудеев ! Они были своими для своих ! А у немцев они никогда бы не стали своим, как бы не старались – у немцев есть свои СВОИ, для которых они и воюют ! Вот так и у нас – в моем времени, всё эти олигархи, воротилы, ворьё и чинуши не понимают: они там – за бугром никому не нужны: ни они, ни их дети – нужны лишь их деньги, которые легко отнять: так, как когда то давно, отнимали у бесправных иудеев… Уже проскальзывает в инете информация: Англия может заморозить счета; Америка может заморозить счета… И не могут понять все эти "хозяева жизни" – они лишь "кабанчики", которых "отращивают" западники, помещая их капиталы к себе в банки и предприятия. Ничего не меняется в подлунном мире: все уже было…

- Этого… Эту… Эту… Этого… Эту… - показывал стволом в мгновенно побелевшие и посеревшие лица – увести… Бойцы подхватывали обмякших, визжащих, дёргающихся мужчин и женщин и выволакивали на улицу; кидали в кузов грузовика… Словно те же фашисты ! – мелькнула мысль, но я её отогнал: тот кто не с нами – тот против нас ! Прав был Сталин – жесток, но прав: перед врагом должна быть выжженная земля и за ним – тоже. Пусть тогда повоюет ! Но и с теми, кто возмущался разорёнными сёлами и деревнями тоже согласен, НО ! Всех жителей нужно было забирать с собой ! А готова была к такому Советская власть, подмятая под власть иудеев: негласную, конечно ? Готова – но только для своих ! И не всем евреям там нашлось место… К тому же Советская власть – это не один только Сталин ! Это В С Е ! Все и каждый ! И армия. В С Я !

Посмотрел на оставшихся. Страшно посмотрел ! Находящиеся в комнате, даже мои бойцы, поёжились, кого то затрясло…

- А вы запомните и другим передайте – Советская власть вернётся ! Вернётся и всем раздаст по заслугам: кому перед ней, а кому – перед немцами ! И без всяких скидок на жизненные причины ! Эшелоны и колонны грузовиков с трофеями – теми, что не уместились в вагоны и на платформы, уходили на восток – к Барановичам… Позади осталась разграбленная до нитки – немецкого имущества, естественно, станция Берёза с развеянным по полу серым порошком и раскинутой в беспорядке одеждой в закрытых помещениях…

Не осталось на станции и пленных, добровольно трудившихся на благо Великой Германии… Исключение сделал для ремонтников: оружейников, ремонтников авто и броне техники, хороших токарей и слесарей… Они не по желанию работали: вынуждены… Будут у меня работать… В Ивацевичах провёл такую же чистку – пусть помнят: и немцы и пособники. Как вспомнят – так вздрогнут, а как вздрогнут – так мороз по коже прокатится ! Призраки Леса: жестокие и безжалостные. К врагам ! В Ивацевичах – уже на выезде, меня настигло донесение из Барановичей: Товарищ капитан – у нас гости ! Вами интересуются !

Начальник Особой группы майор НКВД Судоплатов находился в очень скверном настроении… Мало того, что вокруг ревел воздух; ревел впереди мотор самолёта; вибрировали вокруг переборки, Теснота в кабине стрелка-радиста не располагала к комфорту, так и задание было такое, на которое он безжалостно посылал младших подчинённых: уйти, чтобы не вернуться… А теперь вот такое же получил и он сам ! Не знал он, как и многое восточную пословицу: стрела, пущенная тобою, обогнёт земной шар и воткнётся тебе в спину… Хотя – аналог этой восточной мудрости он наверняка знал: как аукнется – так и откликнется… И вторую: сколько верёвочке не виться, а конец всё равно будет… А может ну его – это задание: приземлимся на запасной точке; доложу, что город в руках у немцев и задание невыполнимо ! А если он не захвачен немцами ? Тогда его не спасут от жестокого наказания даже его друзья-приятели евреи и родственники жены – тоже еврейки… И те, кто его двигал наверх: молодого, смышленого паренька, да ещё и украинца, благодаря жене – тоже не спасут: они даже своих легко сдают, лишь бы самим остаться в тени и власти… Нет – надо выполнять задание… Может пронесёт… Берия оторвал его от хотя и хлопотной, но безопасной работы в Наркомате – подготовке десятков групп диверсантов, забрасываемых в тыл: если хоть пара из десятка выполнит задание – уже хорошо ! Остальные погибнут, попадут в плен, не имея должной подготовки – война, что тут поделаешь… А ведь можно было поделать – готовить подольше…

В машине, по дороге на аэродром, Берия проинструктировал: долететь до Барановичей; найти капитана пограничника Марченко и уговорить его улететь в Москву ! Самому – остаться в отряде, а при необходимости – перебраться в "свой" отряд, откуда его вывезут самолётом. То, что вывезут – Судоплатов не сомневался: сомневался только в том, что город ещё в руках бывших пленных и есть ли среди них этот Марченко ? А если есть – удастся ли его уговорить ?

Первый вариант операции предполагал посадку на аэродром возле Барановичей, а в случае невозможности – сесть на поле на окраине города, вполне пригодном для посадки штурмовика Ил–2… Вот и летит он – уже на втором самолёте: транспортником до полка штурмовиков Ил-2, а оттуда уже на штурмовике, с подвешенными топливными баками вместо бомб, вылетел в группе Илов на штурмовку, где его самолёт ушёл от основной группы, прикрывающей своими действиями прорыв штурмовика в глубь занятой территории… На аэродроме, при пролёте над ним было подозрительно пусто, а вот в городе и он и пилот отчётливо разглядели в разных местах наших бойцов. Значит… И Судоплатов дал команду садиться на окраину. Сели нормально…

Что ещё за напасть приключилась в Барановичах в моё отсутствие, что там так срочно понадобился я собственной персоной ? Расспрашивать радиста не стал: раз не сообщает причину – значит не считает нужным откровенничать в эфире. И правильно делает ! Но: предупреждён – значит вооружён ! Не помчался, сломя голову, а подъехал в составе своего "своего" батальона с личной ротой "за спиной"… При въезде в город меня встретил старший "комбат": подошёл, козырнул… Я ответил, протянул руку для приветствия:

- Товарищ капитан. Докладываю вам, как старшему по должности… - доложился мне майор. Вам, значит ? Хорошо - принимается – и я тоже не стану фамильярничать… Поднял вопросительно брови:

- Слушаю вас товарищ майор… Комбат криво усмехнулся:

- Давайте не будем разводить официоз – оставим всё как прежде: мне так привычнее… Я, в общем то не возражаю против этого, но…

- Но вы же майор, а я капитан ?... Майор ухмыльнулся:

- По уму, так я – бывший пленный, а вы – командир подразделения !

- Ладно… - хватит играть в дипломатию и интеллигентность, не присущую нам – армейским. Что у вас стряслось товарищ майор ?

- У нас… - даже не знаю как это обозвать… - скривился майор – в общем приземлился самолёт оттуда – из-за линии фронта с целым майором НКГБ. По вашу душу. Очень хочет вас увидеть !

Сказал и вопросительно уставился на меня… А я что – среагирую…

- И за каким хреном я ему понадобился ? – изобразил задумчивость – а… понял… Я товарищу Сталину послал несколько раз подарки: немецкие самолёты: захваченные на аэродроме истребители и бомбардировщики. Наверное майор привёз благодарность…

- Да не похоже на благодарность – товарищ капитан… - не принял мой тон комбат – этот быстро разобрался в ситуации, подмял всех под себя, кроме ваших, конечно. Ваши его послали – у нас свой командир ! Вот как ! Не прошли, значит даром мои ежевечерние посиделки с разъяснениями "почем деньги за рыбу"…

- Ну а вы что же – тоже легли под московского гостя ? – съязвил я.

- Мы, товарищ капитан выполнили ваше указание: отобрали лучших и желающих ! Набралось четыре полных роты. Сомневающихся мы не учитывали. Распределили их по двум участкам обороны: на восток и на запад. Правда – нас осталось только двое: я и капитан Сергеев…

- А третий ? – Он ушёл на сторону прилетевшего майора…

- Ну что ж: каждый выбирает по себе – женщину, религию, дорогу… - задумчиво произнёс я… Майор встрепенулся:

- Правильные слова… Никогда раньше их не слыхал…

- Ты многого ещё не слыхал майор… Но услышишь – если выберешь правильную дорогу: для себя правильную… Комбат подтянулся:

- Я уже выбрал товарищ капитан. Я хочу воевать так же, как вы !

- Раз хочешь – научим: не вопрос. Но учти – соскакивать по дороге – не просто дурная манера – смертельная ! У меня правило, как в царской России: если уж женился – то навсегда будь верен ! Майора проняло: ему стало ясно: выбор – дорога в один конец ! И всё же: война, по его мнению, будет длинная и с этим капитаном легче не просто остаться в живых, а ещё и орденов и чинов получить. Или пулю. Лучше надеяться, всё же – на лучшее… С лёгкой улыбкой глядел на душевные метания майора, хотя они и были недолгими:

- Я с вами товарищ командир ! – негромко, но уверено произнёс он. Что ж – ты сделал свой выбор, а я постараюсь тебя не разочаровать… Пока мы беседовали – батальон втягивался в город. По команде, на грузовую станцию стали заходить эшелоны с трофейным имуществом. Заходить и становиться под погрузку… Можно было бы отогнать их в Слуцк, но тогда это был бы жирный след, ведущий к нам…

Второй батальон вышел на западную сторону города, становясь в оборону, а третий – на восточную… Прошедшие через город колонны грузовиков, загруженные трофейным добром, ушли в направлении Несвижа и дальше, на нашу новую базу. Наш Новый Дом. Выбравшие мою сторону комбаты, правда всего с двумя ротами вместо трёх, отвели своих бойцов на грузовую станцию: хочешь кататься – люби и саночки возить: хочешь кушать – заработай еду… Я проехал по городу и свернул к грузовой станции: мне там спокойнее. А на станции – "дым коромыслом": рычат съезжающие с платформ грузовики и броневики; рычат моторами танки; бойцы комбатов в поте лица перегружают из вагонов в кузова грузовиков честно отнятое у противника… Тут же танки, броневики заполняются под завязку снарядами, патронами, топливом, сухпайками. Прибежал с проходной дежурный боец:

- Товарищ капитан – там вас требуют ! – доложил он.

- Кто меня требует и зачем ? – поинтересовался я. Не уж то сам московский гость ? Высокого же я мнения о себе. Это всего лишь посыльный... Приказал пропустить: чего там для меня такого ? Оказалось: устный приказ – прибыть в штаб обороны города. О как ! Бойцу так же устно просил передать тому, кто его послал: я занят и к обороне города не имею никакого отношения. И отправил обратно… И что дальше майор ? А дальше начальство снизошло до нас сирых – само пожаловало. Правда его на станцию не пустили, не смотря на представительную свиту: с нацеленной на тебя 20мм пушкой броневика марки Бюссинг как то не поспоришь. И бойцы охраны не рогатками вооружены… Теперь уже мой боец прибежал. Приказал пропустить и привести ко мне московского гостя. Одного. Привели – кипящего как чайник, но особо вида не подающего. Ого – кто к нам пожаловал – сам Судоплатов ! Не пожалел человечка, в случае неудачи, товарищ Берия. Посмотрим и послушаем гостя. Пиита и восторженного дрожания в коленках от его вида у меня не было: многое почитал я о нём и многое было не в его пользу. Одна связь с иудеями чего стоила ! Хотя – тогда это было за правило: не можешь сам подчинить человека – используй для этого женщину… У многих влиятельных военных, политиков, партийцев, артистов, режиссёров… да многих "нужных" людей жёнами были еврейки. И не сказать что они были красавицами писаными: там было другое… У Молотова, Тухачевского, Ворошилова, Поскрёбышева… Если начать разбираться – толстой книги не хватит перечислять… А это – между прочим, ночные кукушки, которые ночью прочищают мозги получше пылесоса ! И у гарного украинського хлопца Судоплатова – жена тоже еврейка, да ещё и старше него на несколько лет - прям как жена Якова Сталина !

- Я вас слушаю… - повернулся к подошедшему. Тот вспыхнул:

- Почему не явились в штаб обороны после приказа ? Поднял бровь:

- А вы кто такой будете ? – спросил приторно вежливо…

- Начальник Особой группы Главного Управления НКГБ СССР майор Судоплатов ! – чеканно представился он.

- Документы предъявите ? – равнодушно протянул руку. Майор опешил, потом вытащил из кармана шёлковую ленточку и молча протянул её мне. Я удивлённо посмотрел на неё:

- Вы что – меня не поняли ? Я сказал: предъявите документы, а не это… Судоплатов растерялся, но быстро пришёл в себя – чувствуется школа выживания в кабинетных подковёрных играх…

- На задания документы не берутся… – насмешливо произнёс он – здесь есть номер, по которому можно удостоверить мою личность.

- Видел я уже такую ленточку… - равнодушно бросил в ответ – и послал я её обладателя… - куда ему захочется… Есть документ – будем говорить; нет документа – разговор окончен товарищ…

- Я прилетел сюда по приказу товарища Берии. Вы ему подчиняетесь, хоть и не напрямую. Он приказал – Вам прибыть в Москву. Срочно ! Самолётом ! Посмотрел на умника, протянул руку:

- Приказ… Увидел непонимание в глазах Судоплатова. – Приказ покажите – подписанный товарищем Берия. Ах и его у вас нет ? Тогда извините, но у меня много дел, а вы меня задерживаете. Проводите товарища и больше ко мне не пускайте – повернулся к бойцам с проходной, приведшим московского визитёра ко мне…

- Капитан ! – взорвался Судоплатов – вы что себе позволяете ! Но я уже развернулся и уходил: его предложение было мне не интересно – меня больше интересовало сколько танков T-III и T-IV прибавится в моей танковой группе; сколько T-II пойдёт на противотанковые самоходки, а T-I – на тягачи; сколько Ганомагов пойдёт на зенитные самоходки; сколько продуктов на питание и сколько обмундирования: мои бойцы уже давно носят немецкую форму с советскими знаками различия ! А что делать – где взять столько советского обмундирования ? Только командиры носят советскую форму – как знак отличия от рядовых бойцов… Да и то не все – только отличившиеся в реальных боевых операциях…

Ближе к фронту мы, конечно сменим обмундирование: я даже знаю где мы сможем взять столько необходимого, но пока – зачем заморачиваться ?! Форма нормальная, всех устраивает, подмышками не жмёт и ноги не натирает – а что ещё надо бойцу… После ужина батальон с западной стороны города сменил уставших пленных – бывших пленных: ожидать в ближайшее время нападения со стороны Бреста маловероятно – им бы после нашего разгрома оправиться… Разгрузка продолжалась: ночью надо отправить ещё колонны, пока немцы спят… А завтра, после обеда – покинуть город: нам здесь делать нечего, а оставаться в обороне - смертельно опасно… Поэтому перегрузка трофеев продолжилась до глубокой ночи. Осталось немного – утром перегрузим оставшееся… После того, как я освободился – ко мне вновь пришёл Судоплатов…

Судоплатов… Сделавший себе рекламу и распиаренный родственниками и тем, кому это выгодно как диверсант №1; как гениальный разведчик и потрясающий руководитель он – на самом деле, таковым не был. Никогда – в отличие от того же, именно диверсанта №1 – Старинова, дослужившего всего лишь до подполковника… Добросовестный исполнитель; среднего уровня руководитель и массового уровня диверсант – лишь на начальном этапе своей карьеры. В общем – середнячок… Расписанная и расхваленная операция по внедрению и подрыву руководителя украинских националистов – это, конечно сильно ! Но и всё… Было ещё несколько неясных, смутных эпизодов, но именно смутных… Операция по ликвидации Троцкого – бездарно спланированная и фактически проваленная: это скажет любой профессиональный разведчик любого времени… Не смотря на результат – смерть Троцкого, за который он и его друг-приятель Эйтингон получили ордена… Первое покушение: группа боевиков ворвалась на виллу Троцкого и открыла там огонь – по кому, непонятно ? А Троцкий ? Остался жив, спрятавшись под кровать… Ну не смешно ли: подготовленная и нацеленная на уничтожение группа не выполнила своего задания ! А для чего она тогда туда приходила ? Это уровень подготовки операции… Второе покушение – это вообще песня: непрофессиональный убийца, наспех обученный азам; сам подобравший себе орудие убийства, даже ударил всего один раз, вместо того, чтобы сделать "хотя бы контрольный выстрел", то есть ударить ещё раз ! И Троцкий ещё прожил после такого устранения несколько суток… Ну а дальше ! Дальше исполнителя арестовали: у него легко могли получить, а при необходимости и выбить показания – откуда "ноги растут" у этого убийства. И получили, думаю…

Это конкретный провал – международный скандал как минимум: ведь Троцкий – какой то там родственник Рокфеллера… А что же руководители ? Судоплатов ждал результата в Москве – с ним всё понятно… А непосредственный руководитель операций – Эйтингон ? Он руководил операциями сначала из Парижа, а потом из Америки – из Нью Йорка… Каково ?! Правда позднее, видимо заметив такой ляп, стали писать, что он, де, перебрался для руководства в Мексику… Ну а последний ляпус – он ждал в авто убийцу, после "исполнения приговора", чтобы умчать его в дальние дали… А убийцу поймали, дали десять лет, которые он отсидел от звонка до звонка… Не удивительно, что с русской разведкой серьёзные люди после этого не желали иметь дел и приходилось маскироваться под англичан и платить за информацию, естественно английскими деньгами. И обманывать информаторов… Так что для меня он – не супердиверсант и не тот человек, о котором я буду говорить с восторгом или робеть в его присутствии… Скажем так: он делает своё дело – я своё и лезть ему в свои дела я не позволю !

Судоплатов начал мягко – с уговоров… Я его долго не слушал:

- Послушай майор ! Лицо Судоплатова дёрнулось: какой то капитан так с ним разговаривает ! Но сдержался. А мне – без разницы:

- Не надо меня уговаривать, убеждать, пугать… То, что ты мне предлагаешь – мне не нужно ! И если ты думаешь, что вы там одни умные, а остальные дураки – то ты ошибаешься ! Майор растерялся: а это то тут причём ?! А я решил закосить под то, что ему понятно…

- Я тебе сейчас кое что расскажу… Я, с группой моих бойцов вывел остатки гарнизона Брестской крепости за немецкое оцепление, уничтожив охрану у одних ворот. И что ты думаешь – это кто то, как то оценил ? Наверняка до наших кто то добрался ? Думаю – в их числе был комиссар Фомин. Майор задумался, вспоминая, потом кивнул…

- Так вот: рупь за сто даю – он в докладной написал, что под его руководством бойцы вышли из крепости с боем ! А про меня – ничего… Он получил что то там – за то, чего не сделал, а я - фигу ! Дальше… Я, с моими бойцами, захватил этот город и освободил пленных. Накормил, обеспечил оружием, грузовиками, танками, броневиками… Когда моё подразделение ушло из города… - брови Судоплатова полезли вверх – оставшееся командование бойцов в размере полной бригады: то, что ты здесь увидел – это остатки этой бригады; по радиостанции вышло на какое то там руководство и наверняка сообщило, что оно руководило освобождением города, укреплением обороны и отпором врагу ! А про меня – снова ни звука !

- А знаешь – что будет после моего отлёта ? – давил на майора вербально и не вербально. - Ты доложишь в центр о количестве бойцов, под твоим командованием и получишь приказ: освободить Минск ! Брови майора взлетели под самую чёлку от изумления !

- Думаешь не будет такого приказа ? Будет ! И самое смешное, что я, а при везении и ты, сможем отбить у немцев Минск ! А дальше ты несколько дней держишь оборону, а потом уходишь в леса… Тебя вытаскивают на Большую землю героем, а я в Москве, в сотый раз, буду объяснять дознавателям: что я делал столько времени на занятой врагом территории и почему приписываю себе чужие заслуги ? Я, по твоему – такой дурак ?! Не…ет ! – покачал пальцем перед носом ошалевшего майора – я не дурак… Я тоже хочу наград, званий… Для того и тужусь как проклятый и отдавать своё никому не намерен. Ясно тебе – майор ! Какой спич ! Какая экспрессия ! Я чуть сам не поверил !

- Вот только эти умники, считавшие меня рабочей лошадкой, которая вывезет их к наградам и чинам – ошиблись ! И ты ошибаешься майор ! Товарищ Сталин намного раньше их рапортов и докладов получил точные сведения: кто что сделал ! Самолёты они быстро летают ! Так что завтра ты сядешь в штурмовик – бензин я тебе найду и полетишь в Москву ! И повезёшь доклад товарищу Сталину ! Отдашь, естественно, товарищу Берии, а когда тебя вызовет Сам, для доклада, скажешь прямо то, что я тебе сейчас сказал: я стараюсь, а поощрения со стороны руководства не вижу ! Так и скажи – не стесняйся, но после того, как САМ прочитает доклад… Но если ты, вдруг захочешь остаться здесь – твоё дело: моё подразделение, после обеда, покидает город…

- Как покидает ? Почему ?! – изумился Судоплатов.

- На грузовиках, броневиках, танках… А ты что думал – мы здесь будем до последнего бойца стоять ? Ради чего ? Мы товарищу Сталину живые нужны ! У меня совсем другие задачи, чем вот так, тут бесславно умирать… Немцам мы сильно напакостили: съезди на машине по Минскому направлению – километров пять путей забиты взорванными паровозами и вагонами… А завтра столько же будет на Брестском направлении… Про пять я конечно преувеличил…

- Уничтожено за время существования моего подразделения больше полка вражеских солдат… Сбито и уничтожено до полка авиации… Захвачено и уничтожено до полка танков и полка броневиков ! А грузовиков и того больше ! Ты эти циферки, при докладе тоже сообщи товарищу Сталину – не забудь ! Хотя – и я напишу в докладной. Вот так и дальше я со своим подразделением будем действовать – не то, что ты – Паша: десяток групп посылаешь, а только две из них выполняют задание – остальные погибают за просто так !

Майор дёрнулся, как от пощёчины ! А я продолжал бросать ему в лицо фразы: жёстко, словно гвозди вбивая – напор, напор: нельзя дать очухаться, реально оценить ситуацию, сделать правильный выбор, а не тот, который ему сейчас навязываю я:

- Что Паша – не ожидал ?! А мы тут не в лесу живём и не дурака валяем: и кое что знаем и кое что понимаем ! … Думаю хватит накачки, а то его ещё кондратий хватит, а мне за это отвечать…

- Вылетите в сумерках, перед рассветом – властно закруглил разговор… - Так и быть – не посплю ради тебя, стервеца – цени Судоплатов ! Бензин в самолёт заправят и в подвесные баки тоже: хватит долететь до линии фронта, ещё и останется… Пилоту дам полётную карту – и не заблудитесь и пролетите тихо – без обстрела с земли, даже через линию фронта… Ну а там уж ты сам… Доберёшься майор ? Судоплатов кивнул чисто автоматически, ошарашенный полученной информацией. Проводил майора до охраны, почти под ручку, говоря по дороге совсем незначительное – как девушке…

Утром самолёт с майором, моим пакетом улетел в предрассветные сумерки. Судоплатов так и не вышел из полученного транса. Да… Это тебе не ваш, вялотекущий век – это эра информационного потока ! Штурмовик уже растаял серебристой точкой в накатывающем на город рассвете, а я всё думал: не слишком ли я с ним так – фамильярно и беспардонно ? По моему – нет: в той, прежней жизни я много всякого начальства повидал, вплоть до министра ! Кто то – люди как люди, а кто то – дубы дубами ! Но судьба, или кто то ещё распорядились так: кто то дурной – на верху, а умный пашет на этого дурака…

Как и планировал выехали из города после обеда… В сторону Минска – взорванные паровозы и вагоны; в сторону Бреста – та же картина… В городе остались растерянные бойцы и командиры, переметнувшиеся к Судоплатову: мол НКГБ найдёт управу на этого капитана ! Где оно – это НКГБ; где я, а где теперь они… Попытались было поговорить, разобраться – не стал слушать: каждый выбирает по себе… Вот пусть теперь и выбирают одно из многих… В плен сдадутся – повезло: мы второй раз возвращаться не будем – наш путь лежит на восток ! С остановками. По требованию… Или необходимости. Через четыре часа, попетляв по просёлочным и объездным дорогам, подъехали к нашей новой базе – Нашему Дому. На время… Все, даже с оставленного моими бойцами Слуцка уже здесь. Отправленные ранее потрудились на славу: за образец взята прежняя база. Ничего не менял – всё старое проверено временем…

В центре – госпиталь, склады, моя землянка, палатки медиков… Дальше – по кругу – батальоны, разделённые на роты. Это – рекруты, новички… Дальше – в таком же порядке – батальоны стажёров и бойцов. Между ними вкрапления зенитчиков, артиллеристов, танкистов Отдельно – ремонтники, водители, оружейники… Повара с походными кухнями – в каждом батальоне и роте… Ничего не стал ни убирать, ни добавлять: работало там – будет работать и здесь. Всё как прежде, только бойцов, ремонтников, водителей и техников прибавилось. На поверку – 11 батальонов. И три батальона командиров-курсантов: кузница кадров, как сказал бы поэтично настроенный интеллигент. Сумасшедшая цифра ! Столько народу, на небольшом пятачке?! А ещё, как и прежде – трассы для автомобилей, броневиков, танков… Стрельбища для бойцов – одного уже мало… И стрельбище для танков, зениток, Бюссингов. Его я сместил к западу на три километра – как раз на повороте танковой трассы обратно на базу… С востока от нас, в 15 километрах – посёлок Рудинск, а на запад – на таком же расстоянии автомобильная дорога. Из Рудинска могут услышать танковые выстрелы, а по дороге – разве что остановившаяся и заглушившая мотор машина, а таких дураков у немцев не водится: они белорусские дороги проезжают не останавливаясь. Да и останавливаться там незачем – лес и болота: даже деревень нет… И тем не менее: перед каждыми стрельбами "взмывал" в верх, отслеживая – нет ли угрозы разоблачения…

Лётчикам, освобождённым от плена и "вывшим на луну" от безделья, предложил, кроме ежедневных стрельб из всего стреляющего и рукопашного боя вперемешку с марш бросками – чтобы жиром не заплывали, наконец то то, что им нужно… Мои умельцы соорудили два двухметровых колеса-обода из труб – вроде велосипедных и в них – два сиденья для человека – друг против друга, отделённые осью посередине. Одно такое колесо поставили на оси вертикально, а другое – горизонтально: вертикальная и горизонтальная центрифуги…

Лётчики садятся в неё; завязывают глаза и пара их товарищей начинают их раскручивать ! Кто в парках катался на таких аттракционах, помнят – незабываемые ощущения, когда небо и земля меняются местами или земля под ногами начинает бешено вращаться – сама по себе, стоит только на неё ступить после такое карусели ! Так и норовит, проказница, швырнуть тебя на землю под радостный смех бездельников, не испытавших на себе это "счастье" ! После раскрутки по минуте в одну и другую сторону – пожалуйте на второй тренажёр: труба, а на ней сиденье с прикреплённой к нему турелью с пулемётом.

Сиденье свободно наклоняется вправо-влево на 45 градусов, вместе с пулемётом ! Садишься и ведёшь огонь по мишени в трёхстах метрах от тебя: ровно; наклон влево до упора; ровно; наклон вправо до упора; ровно ! Наклоны регулируешь сгибанием одной из ног ! А мишень – зараза такая стремиться ускользнуть из прицела – мотается туда-сюда ! После горизонтальной центрифуги снова – стрельба, вертикальная центрифуга, стрельба, раскручивание центрифуг с братьями по полётам и… одна минута отдыха ! Затем – второй круг !

На первой презентации моего подарка пернатым я присутствовал лично: смеха было море – лётчики смеялись друг над другом ! Я тоже посмеялся и ушёл, а им стало не до смеха: на табуреточке сел боец из выздоравливающих с секундомером в руках и тетрадкой, куда он заносил результаты в разграфлённый листок: сколько потрачено времени на посадку; сколько на высадку из тренажёров; сколько раз попал в мишень с разного положения в серии из пяти очередей ! Всё фиксируется внимательным наблюдателем – не договоришься… А я перед уходом предупредил: к наблюдателю не подходить и тем более не лезть с вопросами. К непонятливым будут приняты меры ! Вот так: контроль везде и за всеми на занятиях; у меня накапливались списки бойцов и командиров с выполнениями нормативов. Выявлялись ленивые, тупые, хитрые… Злобные выявлялись в схватках, в отношениях к товарищам, в их поступках: мелочных, скрытных, серьёзных… Фиксировалось и систематизировалось мною…

Вот в таких вот игрищах и заботах прошла неделя… Все занимались "любимым" делом; дозоры шастали по округе по нескольким кругам вокруг лагеря замечая а при необходимости и собирая случайных, любопытных и доставляя на базу. А там я их уже "расспрашивал"… Немецких товарищей загрузил, чтобы жизнь раем не казалась, преподавательской работой – обучением немецкому языку… И тут, в изучении языка, тоже – тетрадочка и отметки о успехах…

Через неделю появились результаты: лучшие отбирались в элиту: разведывательно-диверсионные группы; за ними – ударные группы. Дальше шли штурмовые группы. Те, кто не дотягивали до нормативов, но старались изо всех сил – в охранные группы. Дальше – непригодные для Спецназа – по разным параметрам и причинам. И "отбросы: тупые, ленивые, хитрые, злобные, хитромудрые… Две роты непригодных для меня бойцов и командиров я решил передать "местным" товарищам-партизанам из НКВД, вместе с оружием и продовольствием: думаю они будут очень рады такому "подарку" с моей стороны… Мыслимое ли дело: нежданно-негаданно такой подгон в бойцах, оружии, продуктах !

Судоплатов дал мне позывные, коды, частоты нескольких отрядов с тайной надеждой, что я всё таки передумаю, и попрошусь в Москву ! Наивный ты майор ! Я, в отличие от тебя точно знаю – зачем я там нужен ! И меня не устраивает то, что мне уготовлено ! То, что нужно – я и отсюда делаю: к товарищу Сталину, пусть и нерегулярно, но уходят и военные и гражданские сведения: и тактические и стратегические планы немецкого командования; и сведения по старшим командирам РККА; и сведения о месторождениях полезных ископаемых, так необходимых сейчас Советскому Союзу: карты, схемы, в том числе и о нефтеносных месторождениях; и ошибках в вооружении РККА…

Через неделю стажёры перешли в разряд бойцов; новички – в стажёры, а рекруты – в новички… Пора обкатывать, проверять – чему научились за эту неделю… Три группы численностью в роту: одна на разъезд перед Барановичами; вторая – перед Слуцком; третья – перед Ганцевичами. В роте взвод бойцов; взвод стажёров; взвод новичков… И по роте "подарков на отсев" в двух группах: у меня и у Рощина, отправленного куда ? Правильно – в знакомые до боли Ганцевичи…

Задача группам – эшелоны с продовольствием. Как определить ? Если на платформах не стоит техника – значит оно самое ! Ну или что-нибудь похожее… Роты вышли в промежуточные точки встречи с отрядами НКВД – "партизанами"… Я, предварительно, договорившись о месте встречи, проконтролировал "сверху" и место встречи и тех, кто туда придёт. И связался с Рощиным - все в порядке: придут свои… Ко мне на встречу – вот так судьба, пришёл тот самый лейтенант, группу которого мы спасли от немцев… Обрадовался, конечно, увидев меня и ошалел от "подарка" – и оружие и продукты и боеприпасы (в том числе и взрывчатка) и 143 подготовленных бойца и командира ! Правда переданные не лучились счастьем при этом, но служба есть служба и решение, а тем более мой приказ не обсуждается !

Молодцову на разъезде после Барановичей – очень "хлебное" место, повезло больше всех: почти весь состав – продовольствие и медикаменты… Бойцы заг