Маленький ад для двоих (Беглянка)

Богатырева Елена

Глава седьмая

 

 

1

Ка стоял, ошеломленный, с телефонной трубкой в руке, и записывал адреса, фамилии.

— Спасибо, Илья.

— Это все?

— Ты про оплату?

— Нет, я про информацию. Больше ты ничего не хочешь знать?

— Нет.

— Но ведь я сказал уже, что кое-какие ниточки можно зацепить за твою фирму…

— Это не важно.

— Старик, ты что, не выспался сегодня? Как это не важно? Похоже, тебе ее подставили…

— Чушь!

— Ты, по-моему, чего-то не понимаешь, — не унимался Илья. — Сейчас все вокруг занимаются промышленным шпионажем. Я уже несколько дел таких раскрутил. И твой случай…

— Мой случай совсем другой.

— Это тебе так кажется. Ты думаешь, тот, кто захочет тебе насолить, бомбу в твой «мерседес» подложит? Зачем? Все гораздо проще. Можно и с помощью тонкого психологического расчета тебя грохнуть. Жить ты будешь, но жизнь эта тебе покажется не в жизнь, извини за тавтологию.

Ка молчал.

— Ну, ты подумай денек-другой, а потом дай знать.

— Хорошо.

— Что случилось? — спросила Галка. — И вообще, что происходит?

— Это личное, — ответил Ка.

— Ты это кому говоришь? — не успокоилась Галка. — Мне? Я все твое личное с пеленок помню. Кстати, где Таня? Ее уже неделю нигде не видно, не слышно…

В этот момент дверь отворилась и на пороге появился Старик.

— Можно?

— Да, конечно.

— Я тут с документами пришел разбираться. Пенсию оформляю. Дай, думаю, зайду, посмотрю, как у вас тут…

— У нас все нормально, — ответил Ка.

А Старик засмеялся:

— Вижу, вижу. Только вот с вами что-то творится странное. Уж не влюбились ли вы?

— С чего вы взяли?

— Вид у вас такой… рассеянный. Но что это я? Какое, собственно, мне, старому пенсионеру, до этого дело? Мое дело теперь на солнышке греться. Подпишите вот здесь…

Ка подписал, Старик раскланялся и ушел, а Галка таращилась на него во все глаза.

— Как же я раньше не догадалась! — сказала она и подвинула свой стул к Ка поближе. — Значит, и тебя угораздило?

— Ты о чем?

— Да ладно тебе! Забыл, с кем разговариваешь? Я же тебя как облупленного знаю, но такого не ожидала…

— Чего ты не ожидала? — вяло отбился Ка.

— Так, значит, ты на Тане не женишься…

— Кто тебе сказал, что я собирался?

— Твой дурацкий вид сказал. Ходил важный, как идиот последний. А теперь хоть на человека стал похож. По кольцевой дороге по-пластунски ползаешь. Так кто она, твоя волшебница?

Можно было бы еще поотпираться, но Ка хорошо знал Галку — не отстанет. И к тому же ему самому очень хотелось с кем-нибудь поговорить о своей находке. Давно уже хотелось.

— Моя волшебница — то ли сумасшедшая, то ли интриганка, еще не разобрался.

— И несмотря на это ты в нее влюбился…

— Это ужасно, — сказал Ка.

— Не знаю, — ответила Галка, — но со стороны смотреть на тебя одно удовольствие. А где Таня? Она знает?

— Я как-то забыл о ней в последнее время. Может быть…

— Хорошо. Я встречусь с ней и поговорю.

— Это ужасно, я теряю человеческий облик. Я веду себя подло. Ну в чем, скажи на милость, виновата Таня?

— Не усложняй. Ты ведь ей не делал предложения? Кстати, может, не торопиться? Твоя новенькая — это надолго?

— Не знаю. Но после нее никакие Тани невозможны.

Галка встала, театрально выпрямилась и заявила:

— Все мужики одинаковые. Единственное, чем они заняты, — бросают женщин. — Потом засмеялась и добавила: — Но иногда они очень правы. Побежала звонить твоей Тане.

 

2

Вечером Ка снова поехал к деду. В душе его метался страх — там ли еще Неля? И что делать теперь, когда он знает, что она говорит ему неправду. И зачем она ее говорит? Единственное, что он понимал: ему все равно. Ему абсолютно безразлично, говорит ли она правду или врет. Для него было куда важнее, чтобы она не исчезала, чтобы все время была рядом. Какое ему дело до ее прошлого? Он зачеркивает его раз и навсегда. Он зачеркивает. А она?

Неля с дедом развлекались, стреляя по консервным банкам, вывешенным на заборе. Когда Ка шел к ним, Неля стояла и целилась. Интересно, попадет? Хлопок — и банка слетела с забора.

— Получилось, — выдохнула Неля и обернулась к нему.

Обернулась и попыталась спрятать лихорадочно горящий взгляд.

— Вот видишь, я же говорил, — сказал дед, подходя к ней. — С самого утра, неугомонная, тренируется. Ты собираешься ко мне на лето перебираться? — повернулся он к внуку. — Пора уже.

— Собираюсь.

Хитрый у него дед. Ка никогда не жил с ним летом. Навещал, часто приезжал — но не жил.

— Ну, я с собаками в лес пойду. А то засиделось мое зверье.

Когда дед ушел, они двинулись навстречу друг другу. Медленно, словно под водой. А когда она оказалась совсем близко, его снова накрыла вчерашняя волна безумия, и все поплыло перед глазами…

— Неля…

Очнулся он потом уже в ее комнате, среди разбросанной одежды.

— Поехали гулять?

— Куда? — удивилась она.

— В город.

И они поехали. Он ехал куда глаза глядят, кружил по городу, они покупали все подряд: колу, пирожки, пирожные, воздушные шарики. Но где-то у Исаакиевского Неля вдруг затормошила его:

— Подожди, тут у меня подруга живет. Останови. Хочу забежать к ней на минутку.

Он остановил машину, и она легко выпрыгнула на тротуар:

— Я сейчас!

Следующие полчаса были для него полным кошмаром. Он был уверен, что она не вернется. Надо же быть таким идиотом, чтобы не спросить… Адрес? «Девушка, а телефончик ваш можно?» Где теперь ее искать? И зачем он, черт возьми, привез ее сюда? Сам ведь привез! Он вдруг оказался в пустоте. Вся его жизнь теперь летела в этой пустоте, и все вокруг потеряло значение.

— Извини, сто лет ее не видела, — пропела Неля в окошко. — Открой мне дверь.

Руки не слушались, пока он возился с кнопкой. Она села в машину.

— Куда дальше?

Он посмотрел на нее почти уже с того света, взял за руку и сказал:

— Ты не представляешь себе, как это здорово, что ты вернулась…

— Я долго? — не поняла Неля.

— Ужасно долго. Я чуть не сошел с ума.

И она поцеловала его, не закрывая глаз. Она улыбалась.

— Поехали…

 

3

Вечером он все-таки уехал домой, чтобы собрать вещи и в выходные перебраться на дачу. «Завтра не приеду», — предупредил он Нелю. Завтра поздно вечером прилетают немцы — нужно встретить. С одним из них он учился, поэтому поселит его у себя.

— Два дня, Неличка, ты только не пропадай.

— Куда же я денусь?

Он ходил по комнатам, собираясь. Решил сменить костюм и вытряхнул из карманов мелочь, бумажки… Под руку попался листок, где он записал информацию Ильи. Адрес мамы — не то. Какая-то Лена, телефон, адрес… И тут он понял, что стоял уже сегодня у этого дома. Подруга. Старая подруга, которая все знает про Нелю. Ка посмотрел на часы, почти десять, поздновато, но уже снимал трубку и набирал номер…

— Я хотел бы встретиться с вами и поговорить о Неле.

— Кто вы?

— Она живет сейчас у меня…

— Приезжайте, — сказали в трубке и дали отбой.

 

4

— Почему вы решили встретиться с незнакомым человеком? — спросил Ка.

— Она сегодня была у меня. Совсем как новенькая, — сказала Лена. — Сто лет ее такой не видела.

И Ка стал рассказывать незнакомой женщине о том, как он нашел Нелю, как долго не мог понять, кто она и откуда, про Илью, про то, что рассказала сама Неля, про то, как ездил встречаться с Юрой.

— Вы, кстати, его знаете? — поинтересовался Ка.

— Да, конечно, — отозвалась Лена. — Прекрасный человек. Только не повезло ему.

— Но ведь он сумасшедший? — не понял Ка.

— Что вы! Он абсолютно нормальный. Ничего похожего. Он даже слишком нормальный. А то, что пить стал, не удивительно. Но ведь пьяный — это еще не сумасшедший, правда?

— А Алика вы знали? — спросил Ка, и сердце его сжалось.

— Да. Тот больше был на ненормального похож. Он из Нельки всю душу вытянул. Я никак ее понять не могла: до того дурацкая была эта связь. Мы с ней даже поссорились тогда и встретились только потом, когда она замуж вышла. Алик этот уехал в Америку сразу же после того, как собрался на Нельке жениться. Она, дурочка, ему поверила. Он ее сто раз обманывал, а она на сто первый поверила. Ну не ненормальная ли?

— А она нормальная? — осторожно спросил Ка.

— Теперь уже трудно судить.

Лена заглянула Ка в глаза и поняла наконец страх его и суть его вопроса.

— Знаете, все бабы, влюбленные в негодяев, — ненормальные. Дуры набитые, если не видят…

— А вы?

— А я слишком осторожная, поэтому и слишком одинокая, — засмеялась Лена.

Ка молчал и не знал, что еще спросить, но Лена сама сказала:

— Вы осторожнее с ней, слишком много на нее свалилось за последнее время.

Он посмотрел на Лену с надеждой.

— Но, — помолчав, сказала Лена, — свое прошлое она, похоже, не забыла. Вы бы за ней приглядывали. Мало ли что она натворить может…

 

5

Ка поднимался по лестнице. А навстречу — Тамара Петровна с мусорным ведром:

— Здравствуйте Коленька!

Он остановился, уставился на нее.

— Что с вами?

И уже через десять минут, несмотря на то что давно за полночь, он поил Тамару Петровну чаем и рассказывал ей про странную свою находку, про свои бессонные ночи, про ее сумасшедшие крики. Тамара Петровна задавала вопросы, профессиональные, сухие вопросы, от которых не по себе становилось, и кивала головой. А на следующий день он привез ее к деду.

— Тамарочка, — обрадовался тот сначала, но тут же смекнул. — Вы осторожнее, — засуетился дед. — Я прошу вас, очень осторожно. Не говорите, кто вы.

Неля ходила за водой, пришла раскрасневшаяся, с ведрами. Дед угощал всех чаем, пек блины, шутил, но разговор как-то не клеился. Неля тревожно смотрела на гостью, на Ка, на деда. Ка не выдержал и увел ее в соседнюю комнату.

— Неля, это наша старинная знакомая. Она очень хороший человек, очень хороший. Ты поговори с ней немножко, она может помочь. Ты не бойся ее, она не обидит. И никто тебя не обидит теперь. Только поговори, ладно?

А Неля сидела и смотрела на него широко открытыми глазами и все не отпускала руку его, когда он уже встал и звал Тамару Петровну.

— Не волнуйся, — упрашивал Ка, — все будет хорошо.

Женщины остались вдвоем и дверь закрыли. Нет, не две женщины в одной комнате, а несчастная странная женщина и опытный врач-психиатр. Они полчаса беседовали, а потом позвали Ка, и Тамара Петровна выписала какие-то лекарства. Два рецепта с красной полосочкой. Такие лекарства не выдают без рецепта. Значит, сильнодействующие. Значит, нужно сильное воздействие. Значит, все, что с ней происходит, — не пустяки.

— Все не так страшно. Но если хотите окончательно успокоиться, я могу вас положить в свою клинику на обследование…

И не договорила, потому что Неля закричала и забилась в нервном припадке. Дед подхватил ее, Ка пытался что-то говорить ей, но Тамара Петровна оттолкнула его и, достав из сумочки шприц, сделала Неле укол, и та быстро затихла.

— Она теперь проспит часа два-три. Не тревожьте ее.

— Что с ней?

— Нервы. Похоже, нервы у нее расшатаны до предела. Но она не шизофреничка, хотя и странная немного. Что-то у нее случилось. Нужно выяснить — что. Нужно помочь исправить это или забыть, а может быть, объяснить, что не все так плохо. Только нужно точно знать, что ее гнетет, что у нее за спиной.

Тамара Петровна вопросительно посмотрела на Ка, а он подумал, что ничего про Нелю так и не знает.

— Не похоже, чтобы это была несчастная любовь, как вы рассказывали. Нет, тут что-то серьезнее. Что-то такое, что еще не прошло, о чем она постоянно думает…