Антонина хлопотала на кухне. Сегодня уезжала очередная родственница Марго. Марго звонила каждый день и требовательным голосом спрашивала:

— Тоша, где моя Зелень?

— Твоя Зелень у Фисы.

— Ах, какое сладкое слово — Фиса. Хорошо, что она отыскалась, правда?

— Правда, — говорила Тоня.

— Я только не понимаю, что моя Зелень так долго у нее делает?

Тут раздался звонок, и Тоня зачастила:

— Подожди, Маргуша, не вешай трубку, это, кажется, она. Я еще успею ее покормить до самолета.

— Привет, тетка! — прокричала в трубку девочка. — Я щас с такой клевой девицей познакомилась!

— С какой девицей? Где познакомилась? Прямо на улице? — запричитала Марго. — Я ведь не велела тебе приставать к прохожим!

— Да нет, не на улице. Это дочка той Фисы, про которую ты мне все уши прожужжала. Ну, которую вы потеряли тогда, помнишь?

— Да, а…

— Ну, Фиса твоя, скажем прямо, на меня впечатления большого не произвела, зато девица…

— Прекрати называть ее девицей! Это звучит непотребно! У нее что, имени нет?

— Марго.

— Что?

— Марго!

— Да я слышу тебя, слышу!

— Теть, ну ты даешь! Я же тебе человеческим языком говорю, дочку Фисину зовут Марго. Ты что, не знала, что ли? Эй, теть, ты куда пропала? Эй, але, але!

Но на другом конце провода ничего не могли ей ответить. Хотели, но уже не могли. Там, в другом городе, в квартире Марго, что-то такое сорвалось в ее сердце, какой-то железный замок слетел, и слова размыло слезами.

Девочка пробовала еще докричаться до любимой тетушки, но тщетно. Она положила трубку и принялась трещать без умолку, рассказывая, как они ходили с Фисой в зоопарк, потом в цирк, потом на колоннаду Исаакиевского собора, потом в Макдональдс и даже в бассейн с водяными горками.

— Все вместе? — спросила Тоня.

— Все. И Марго, и папа их. Он здорово плавает, только вы знаете, у него на боку такой здоровенный шрам…

— Подожди, — сказала Тоня, но девочка уже что-то рассказывала про ласты и трубку, в которой под водой можно дышать.

— Подожди, — закричала Тоня так, что девочка испугалась. — Повтори, что ты сказала… Про шрам. Что ты сейчас сказала? А как его…

Тоня не договорила и пошла на кухню. Она уже знала, как его зовут.

Из письма Тони доктору Р: «Путешествие в собственное прошлое действительно перевернуло всю мою жизнь. Только я теперь не знаю, мое это было прошлое или чужое… Прочла вашу книгу. Вы более чем снисходительны, когда описываете все, что я натворила. Более чем… Я больше не бываю у Фисы. К сожалению, это невозможно. К ней теперь ездят Марго с Веткой. Дорвались до любимой подружки. А я им ужасно завидую… А знаете, о чем я больше всего жалею? Что нам уже никогда не собраться вчетвером. Но вы не отняли у меня эту надежду, нет. Вы даже подарили мне нечто большее: способность возвращаться в прошлое. Я теперь часто, когда мне плохо или когда совсем невмоготу, ложусь на свой белый диван и считаю:

пять…

Солнечный луч ползет по моей щеке, словно щенок тычется носом, но это еще только сон…

четыре…

Тихо поднимается с кровати Марго и начинает свою обычную процедуру: расчесывает волосы, чтобы потом спрятать их от посторонних глаз в тугой клубок. Ветка бежит варить кофе, приговаривая, что только этот запах может разбудить нашу соню-Фису…

три…

Сегодня невероятно счастливый день. Смолк ветер, ревевший за окном три дня и три ночи, комната пронизана солнечными лучами, их можно даже пересчитать…

два…

Комната наполняется странной, едва уловимой мелодией: мы вместе, мы вместе…

один…

И, что бы там ни случилось, все будет хорошо!»

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.