Ритмичная музыка будильника вырвала Дана из сна. Он ещё некоторое время лежал, впитывая энергию ритма и заставляя проснуться все тело, ощущая, как кровь быстрее бежит по венам, а сердце начинает стучать в унисон с мелодией. Громкость и ритм все нарастали, накачивая парня дополнительной энергией. Хотя куда уже больше? После сна возле нагваля даже мёртвый будет танцевать.

Дан плавным движением стек на пол и сделал несколько быстрых комплексов упражнений для полного восстановления тонуса. Несколько сальто и перекатов с мягким приземлением на руки и ноги, отжиманий и прыжков. Благо, его молодёжная однушка позволяла такую роскошь. Дан был минималистом, так что интерьер его комнаты состоял из одной огромной кровати и стенного шкафа с зеркальными дверями. Несколько кадок с растениями у стен не мешали занятиям. В одной из них притаился нагваль, слабо мерцая синим цветом своих узоров-рун. Дан и ему подмигнул с улыбкой.

– Доброе утро, милый. – Прощебетал тоненький голосок из-под потолка. Фея домашнего искина встречала хозяина во всеоружии. Светящаяся девушка с прозрачными крылышками ангела висела под потолком в очень соблазнительной позе. – Что будешь на завтрак?

На постели зашевелилась Крис. Музыку будильника, как и разминку Данила, она игнорировала, продолжая нежиться в постели, но вот Динь ее раздражала и даже бесила. Дан усмехнулся. С одной стороны его забавляла наигранная ревность Кристины к голограмме домашнего искина. С другой – Динь была снята с Дианы Кошкиной, копируя ее и мимику, и жесты, и голос, только поведение было разработано под Дана. Может в этом все дело? Крис ревнует не к Динь, а просто фея ей напоминает о том, что есть девушки лучше неё? Скорее всего. Диана была всепланетной любимицей. Мисс Астрея, Первая роза планеты, актриса, красавица, жена внука князя. И ещё много каких достижений у неё за плечами.

– На разминку со мной бежишь? – Дан мощным прыжком взлетел на кровать, приземлившись на руки, перекатом увлёк девушку за собой так, что, в итоге, она оказалась на нем сидеть. Хмурость девушки прошла, а лицо озарила улыбка. Она тут же показала язык все ещё висевшей фее и ожидавшей моего ответа. Фея не осталась в долгу и в ответ показала свой. Дан засмеялся рассматривая свою партнёршу. Темные каштановые волосы водопадом спадали на загорелое тело, покрытое тонкой вязью золотых узоров татуировки. Стильные лозы роз оплетали все тело негустой сетью, придавая девушке пикантности и эстетичности. Острые эльфийские ушки торчали сквозь волнистые локоны. Сапфировые серьги оттеняли такой же насыщенный цвет глаз. Это была новая мода, и Кристине пришлось выдержать не одну баталию с родителями за разрешение на пластическое вмешательство. Сдались они, только когда девушка прошла предварительный тест на гражданство, получив при этом высший балл. Крыть было нечем. По итогам теста, девушка вполне отвечает за свои действия и ссориться с ней ради того, что через полгода она и сама сможет сделать без их согласия, сочли неразумным.

– Так мы бежим? – Переспросил Дан через минуту созерцания.

– У меня для разминки есть другое предложение. – Томно протянула Крис, соблазнительно изгибаясь и проводя кончиками волос и пальцев по телу парня. Если учесть что они и так были обнажены, то чем это все закончиться знали оба.

Полчаса дикого необузданного секса пролетели как мгновение. За два года партнёрства они вдоль и поперёк изучили друг друга и знали все. И вкусы, и пристрастия, и фетиши.

– Псих! – Блаженно прошептала девушка, откинувшись на спину. Розовый язычок прошёлся по прокушенной губе.

– Сучка! – Не остался в долгу Дан. Спина и руки горели от длинных глубоких царапин.

Но ожидать другого от них было глупо. Нагваль повышал силу ощущений так, что накатывало форменное безумие от прикосновений. А с другой стороны Первая роза и Первый клинок из потока школы это адская смесь. Их секс всегда походил на сражение, да и отношения тоже. Они выбрали друг друга ещё в четырнадцать лет, когда первыми прошли тесты на совершеннолетие. И как всегда с высшим баллом. Клинки и розы не могли быть другими. А первые и подавно.

– Беги уже, а то Наставник тебе вставит. – Промурлыкала Крис, царапая острыми ногтями его живот.

– Черт! – Дан слетел с постели взглянув на время. За окном уже появлялись первые лучи рассвета, освещая просыпающуюся столицу. – Черт!

С постели хихикнула девушка, наблюдая за метаниями своего партнёра.

– Динь, комплекс номер четыре. – Проорал Дан подлетая к домашней аптечке. Из паза выскочила рукоять пистолета пневмошприца. Данил торопливо приставил его к бедру и с минуту ждал, когда витаминный комплекс рассосётся по мышце. Личный нагваль это его гордость, но и об опасности не стоит забывать. Он восстанавливает организм, используя его же ресурсы и их нужно восполнять. – Номер шесть.

Пневмошприц, исчезнув на мгновение и поменяв ампулу, вылез снова. Кристина поморщилась, когда Дан отправился к ней, но без разговоров легла на живот соблазнительно выгнувшись и подставляя ягодицу. Девушка совершенно не стеснялась своей наготы, а ещё была отличницей во всех школьных предметах, включая сексологию и теорию соблазнения. Дан почувствовал как снова возбудился.

– Да чтоб тебя женщина! – Он укусил ее за шею. Хихиканье девчонки оборвалось, когда зашипел шприц, выпуская десять кубиков витаминной смеси в упругое бедро красотки. Крис уколы не любила.

– Мужлан! – Фыркнула она, надув губки, но перевернувшись и оттолкнув парня ногами, снова приняла такую позу, что Дан зарычал.

Позади раздалось хихиканье, когда Дан пулей рванул в душ, по пути прихватив стакан протеинового коктейля с полки кухонного комбайна.

– Динь, ты умничка! – Похвалил заботливую фею, сам же предусмотрительно прикрылся дверью ванной. В неё тут же ударило что-то мягкое и тяжёлое. Скорее всего подушка.

– Предатель! – Крикнула Кристина.

– Милый, я прикрою! – У двери появилась Динь, в старинной солдатской каске, обложившись мешками образующие пулемётное гнездо, фея грозно поводила дулом станкового пулемёта. Лента патронташа забавно смотрелась на стройном тельце в полупрозрачном топике и юбочке. Зато лицо перечёркивали несколько зелёных линий камуфляжной окраски. Нет. Динь стоила той кучи денег, что он за неё отвалил.

С постели хихикнула Крис и тут же прилетела вторая подушка. Впрочем, голограмме это не причинило никакого вреда. Динь в свою очередь восприняла это как посягательство на мой суверенитет с криком «Не пройдёшь! За нами Москва!» открыла огонь. Комнату наполнил звук треска пулемётных очередей и огоньки трассёров. Крис снова засмеялась.

Дан, улыбнувшись, нырнул в душевую. Пять минут контрастного объёмного душа взбодрили и привели тело в боевое состояние. Ещё пару минут заняло одевание. Климат-комбинезон военного образца с мимикрирующей поверхностью и такие же ботинки. Гордость парня. Такое носить позволялось не всем. Только кандидатам в Стражи.

Накинув капюшон, Дан послал Крис воздушный поцелуй.

– Увидимся в школе, партнёр! – Догнал его крик девушки уже в коридоре.

Широкий большой холл с шахтой лифта пустовал. Народ ещё только просыпался, готовясь к новому дню. Дан подскочил к одной из лестниц. С центра пролёта он, перепрыгнув через перила, сиганул вниз. Двадцать четыре этажа, сорок шесть пролётов, семьдесят шесть секунд. УПК на руке отсчитывал время разминки. Но сегодня Дан опаздывал. Обычную программу придётся слегка ужать.

Дан любил спорт. И занимался им с удовольствием. Всеми тремя видами. Рукопашный сражбой паркур и секс. Секс уже был с Кристиной. Спарринг его ждал в конце шестикилометровой разминки. Остался паркур.

Дан вылетел из подъезда рыбкой. Перекатом скатился с крыльца и помчался по двору, перепрыгивая через кусты и клумбы. Длинный парк змейкой пересекал весь город. Густая тропическая зелень скрывала едва светлеющее небо. Запахи моря, прелой листвы и сотен цветов кружили голову. Сердце стучало в бешеном ритме, качая кровь. Парень летел по узкой тропинке кусочка дикой природы, притаившегося в самом центре Первограда. Но стремительный бег и невероятные кульбиты не мешали парню думать. И он думал. О Кристине.

Странно, что они уже два года как партнёры, но ещё не обменялись кольцами. Все их считали идеальной парой. Первый клинок и Первая роза потока. Оба сильные лидеры, но это не мешало им спокойно уживаться и практически не ссориться. Даже по мелочам. С тех пор как выбрали друг друга партнёрами, они не расставались. Тогда почему? Дан все чаще задавал себе этот вопрос. Да и не только себе. Ей тоже. Они много обсуждали это. И не могли прийти к полному пониманию того, что между ними. Дружба? Партнёрство? Любовь? Два года вместе, но никто из них не готов был сделать этот шаг. Стать парой.

Возможно виноват их социальный рейтинг. То, что раньше называли мудростью. Ещё на Земле во времена Закрытости образование людей было столь бездумным, а сообщество бездушным, что приходилось поражаться, как они не вымерли все. Тогда детей пичкали всевозможными знаниями, как компьютеры, на выходе получая жёсткие диски с непонятной функциональностью и предназначением. Самому важному – взаимодействию и отношению между людьми, им приходилось учиться самим, путём проб и ошибок. Секс считался чем-то постыдным и закрытым, и говорить о нем, было не принято. И все отношения строились так же. Методом тыка. А давай попробуем? А давай! Все – есть семья. Неудивительно, что процент разводов и измен был столь высок. Как и последствия от такой жизни – алкоголизм, наркомания и всякие крайности, вроде религиозного или политического фанатизма. Государства совершенно не контролировали социальные аспекты жизни сообщества. Каждый получал не то, что заслужил, а то, что смог выгрызть из рук соседа. Дикие времена, дикие нравы. Секс, любовь и честь продавали как товар, а социальный рейтинг определяли вещами. Дан пробовал себе это представить. Да что там. Им показывали плоские фильмы тех времён. Конечно, объясняли, что это всего лишь сценарный сюжет, но все же. Переживания и мотивы героев были столь эгоистичны и непонятны. Убивать за деньги, отдаваться за деньги. Замуж выходить ради денег. Изменять, воровать, шантажировать. Это просто глупо. Не умнее, чем плясать с бубном у костра, умоляя духов прислать дождь.

Тропа вывела на поляну, усеянную железными конструкциями. Дан немного покрутился и попрыгал на турниках и брусьях. Ещё десяток человек тренировались тут же. Дан кивком поприветствовал всех и подняв руку на последок в приветственном жесте побежал дальше.

Крис. Крис. Крис. Кто она теперь? Подруга? Девушка? Невеста? Партнёр? Им хорошо вместе. Она ночует у него чаще, чем дома, с тех пор, как Дан получил гражданство. Пусть медное, но оно уже давало ему право на жилье и самостоятельную жизнь. Ей тоже осталось пара месяцев до гражданства. То, что она сдаст тест, не сомневался никто. Ее родители Данила встречали как своего сына. Но не задавали никаких вопросов. И не торопили с решением. Их социальный рейтинг был заоблачным для их возраста. В альфа-потоке ближайший ученик отставал от них на 27 пунктов и с каждым днём их пара увеличивала этот разрыв. Так что решение принимать только им двоим. Но решения не было.

Они что-то упустили. В какой-то период. То, что должно было стать любовью, превратилось в странное партнёрство. Они воевали друг с другом. Соперничали во всем. Даже покупка программы Динь была частью некоторой злости направленной на Кристину. Секс тоже был похож на спарринг. На соревнование. Кто кому сделает лучше, дольше, приятнее. Кто угадает желание другого. И все остальные аспекты отношений. Кто лучше сдаст экзамен. Кто выиграет турнир или кто подберёт подарок на день рождения получше и поизящнее. Все менялось только тогда, когда кто-то другой кидал им вызов. Тогда они выступали единым фронтом и редко проигрывали. Появление соперника на горизонте сплачивало их до невозможного. Эти моменты Дан любил больше всего, но последнее время такого не случалось. Все признали их лидерство во всех сферах жизни школы и клана. Даже первые из старших.

Черт. Дан выругался. Задумавшись, он расслабился и на очередном прыжке потерял концентрацию, и едва не проехался на заднице со склона. С Кристиной надо что-то решать! Такой разброд в голове к хорошему не приведёт. Но, похоже, у девушки все точно так же. Она все чаще взрывается, и в целом стала намного эмоциональней и не стабильней. Конечно, все можно списать на переходный возраст, но Дан сомневался в этом. Нагвали стабилизировали организм и смягчали дисбаланс пубертатного периода. Да и сама система образования была направлена в первую очередь на это. При получении статуса совершеннолетнего программа обучения кардинально менялась. И большая часть нагрузки приходилась теперь на психологию, философию и этику. Сексология и валеология под курированием Наставников сбрасывала все излишки подросткового напряжения. Не зря же первым делом в школе формировали пары. Без партнёра ты уже не считался полноценным совершеннолетним. А дальше уже воспитанием занимались все. От наставников до дедушек и бабушек обоих партнёров.

Данил наконец то выскочил на нужную поляну. Все уже были в сборе, включая Наставника. Страж Сергей Фролов строго посмотрел на Дана.

– Ахтыж, опаздываешь. – Сурово процедил он. – Может тебе рано присвоили такой позывной? Я уже подумываю о замене его на что-то более удачное.

Сердце парня дало сбой. Остальные ребята, разминавшие мышцы и сухожилия на поляне с некой жалостью и сочувствием смотрели на Данила. Никто не желал нарываться на тяжёлый взгляд Наставника. Он умел смотреть так, что по коже бежали мурашки. Ещё бы. Двадцать лет во Внешней группе. Страж трижды прикрывал Великого князя грудью. И дважды получал пулю. Тем не менее, бывших стражей не бывает и теперь он тренировал кандидатов. Попасть к нему лично, было большой честью и удачей. Большая часть отобранных ним новиков проходила отбор в Корпус. А Дан очень желал стать Стражем и очень дорожил своим позывным.

– Виноват господин наставник! Больше не повториться! – Гаркнул Дан, вытягиваясь во фрунт.

– Становись! – Зычный голос Наставника разнёсся над поляной. И не скажешь, что ему далеко за восемьдесят и рождён он был на Земле.

– Получасовой спарринг тройками. Все против всех. Полный контакт. Круг пять метров. Паук, Клык, Сапфир – первая тройка. Буран, Торваг, Дед – вторая. Киб, Соболь, Ахтыж – третья. Начали.

Тройки оперативно разбежались по поляне, занимая расчерченные краской по газонке круги-мишени. Дан выругался. Киб и Соболь сильнейшие бойцы группы. Летать ему теперь за черту как соколу ясному.

Дальнейшие полчаса слились в один круговорот ударов, блоков, уходов и захватов. В случае Даниила, к этому списку ещё прибавились полёты. Оба спарринг-партнёра были старше его на два года и весили килограмм на десять-пятнадцать больше, так что счёт 12-8-3, где Дан занимал почётное место в хвосте, никого не удивил. Вот и наказание от Наставника. Как говорили в старину первые Стражи «ибо нефиг». Конечно, рейтинг Киба и Соболя такой, что Дану за проигрыш не сильно и порежут уже его статус. Возможно, он даже в плюсе останется. Три раза вынести за круг лучших бойцов группы дорогого стоит. Остальные ребята поглядывали с уважением. Даже Соболь, который почёсывал ушибленную челюсть. Да, Дану очень не хотелось терять свой позывной.

Ещё полчаса ушло на отработку ударов и приёмов. Во время спарринга Наставник оценил слабые места каждого из бойцов и заставил отрабатывать особо неудачные, по его мнению, комбинации. Дану, оставшемуся без пары, Наставник поставил отдельное задание. Тренировать падения. Стражу показалось, что Дан слишком часто и неловко вылетал из круга. Вот ещё одно наказание. «Ибо нефиг.» И Дан прыгал и кувыркался по газону под хмурым взором старика.

– Ахтыж, останься! – Скомандовал Наставник, когда все собрались уходить. Ребята махнули руками на прощанье и скрылись в зелени парка. Пора в школу.

– Ахтыж, что с тобой происходит последнее время?! – Наставник смотрел внимательно и добродушно.

– Ничего, Наставник. Обещаю больше не опаздывать. – Колени предательски задрожали. Неужели все-таки сменит позывной.

– Я не об этом. Ты сам не свой последнее время. Часто теряешь концентрацию. В жизни это незаметно, а вот в бою очень. Что-то случилось?

– Да нет, Наставник. – Дан смутился. – Просто мысли всякие.

– С Ртутью разладились? – Приподнял бровь Страж.

– Нет… то есть… не знаю. Все как-то запуталось. – Вопросу Дан не удивился. Сергей Петрович как любой официальный Наставник имел доступ к интерактивному досье своих учеников. И знал где, с кем и что те делают. И позывной Кристины тоже знал. Как и многое другое. Но вот раньше с ним на такие темы говорить не приходилось. Все вопросы этики и психологии отношений обсуждались с кураторами этой линии – молодой парой Верой и Семёном Пришвиными. Обсуждать это с Наставником стражбоя было как то неестественно. Особенно в свете его возраста и рождения на Земле, ещё в той Системе. С другой стороны, они с Крис так и не поговорили со своими кураторами, не зная с чего начать и в чем, собственно, суть проблемы. А Сергей Петрович пусть и старик и родился на Земле, но новую Систему построили именно они. Вытянули ее на своём горбу, на своей крови. Такое скидывать со счетов нельзя.

– Мы сами не знаем, что происходит между нами и кто мы друг для друга! – Неожиданно для себя выпалил Данил и тут же смущённо замолчал.

– Эх, детишки! – Наставник как-то по-доброму улыбнулся. – Вы просто боитесь.

– Нет! Не в этом дело! – Вскинулся было парень, но замолк и задумался. Наставник его не перебивал некоторое время.

– Пойми! Тест на совершеннолетие и гражданство это просто тест. Он означает, что ты отдаёшь отчёт своим поступкам и можешь принимать решения, как взрослый. Что у тебя есть базовые знания, используя которые, ты, при принятии решений, будешь действовать разумно и не навредишь себе и окружающим. Не совершишь по недомыслию фатальную ошибку. Но «медное гражданство» это самый низ и не зря. Быть взрослым это не только найти правильное решение, но и найти силы это решение воплотить в жизнь. И нести ответственность за него всю оставшуюся жизнь и не винить в последствиях других.

– Я это знаю. – Кивнул парень.

– А я знаю, что ты знаешь. Но знать, это ещё не уметь. Вот когда научишься ответственности, тогда и станешь взрослым. И это умение самое важное для Стража. Долг, Честь, Справедливость – все это грани одного кубика. Ответственности.

– Я услышал вас, Наставник. – Склонил голову парень.

– Хороший ответ. – Засмеялся старик. – Беги уже, а то и в школу опоздаешь.

Попрощавшись с Наставником, Дан кинулся обратно. Все те же шесть километров, но уже в обратном направлении. По пути выискивая мордочку тёзки в ветвях, но в это раннее утро все зверьки сидели в своих гнёздах, хоть солнце уже взошло и гам от птиц и прочих обитателей тропического рая заглушал все остальные звуки.

Радость от того, что его не лишили позывного переполняла парня и летел он стрелой. Ахтыжи были всеобщими любимцами ещё со времён первых поселений. Говорят, имя им присвоил сам Великий князь. Хотя раньше оно было чуть длиннее и последняя часть состояла из непечатных слов. Зверьки эти были воинственными, но неагрессивными, шустрыми, смелыми, безбашенными и до ужаса наглыми. Старики, иначе как песец их не называли, хотя Дан этого не понимал. Сходство с земным песцом было отдалённым и возможным лишь при бурной фантазии или сильном алкогольном опьянении. Покрытые серо-коричневым мехом они походили на смесь обезьяны и кошки.

Кошачья мордашка, но слегка вытянутая и уплощённая, с треугольными ушами локаторами. Тело тоже кошачье, но с лапами больше похожими на человеческие руки и острыми коготками. Хвостом они могли цепляться за деревья как заправские обезьяны. С песцом их роднил разве что красивый мех и только. Стремительные как пули, они носились по ветвям деревьев и прыгали на безумные расстояния. Они не боялись ничего и никого, и могли полезть в драку даже с человеком, но в тоже время, могли взять плод с руки прохожего. Подходили осторожно и недоверчиво, но убегали лишь когда им угрожали или делали что-то подобное. Был у них один недостаток, за которое они и получили свое имя. Если им нравилась какая-либо вещь, они считали ее своей, а к собственности они относились очень ревниво. Их не останавливало то, что это не плод с дерева, а ваша серьга или коммуникатор. Ахтыж решил, что это его – значит эта вещь его.

Ахтыжи охранялись законом как полуразумная форма жизни и убийство особи этого вида приравнивалась к убийству ребёнка. Да и не было на планете таких психов уже много лет. Многие из граждан отдавал свои вещи наглым зверькам, даже если они стоили бешеных денег. А уж получить такого питомца мечтал каждый.

Они были верными до гроба. Даже собак переплюнули. Ахтыж умирал вместе с хозяином. Всегда.

Если хозяин умер, Ахтыж не ел и не пил, не отходил от тела. Он просто лежал на груди. Хоронили их вместе в одной могиле. Всегда. Это был закон.

И добыть этого зверька было нелегко. Порой они сами привязывались к человеку, руководствуясь своими мотивам. Но чаще всего охотники находили гнездо, с едва дышащими детёнышами, родители которых пропали в пасти хищника. Тогда егерь вызывал СБА, для которых Ахтыжи были частью работы и частью ответственности. Как и комиссия по ксеноморфам. На такие вызовы реакция была мгновенной. Вплоть до задействования ресурсов Корпуса Стражей.

Плохо, что разводить этих зверьков не получалось. В какой-то момент они просто убегали от хозяина для размножения. Спустя пять месяцев возвращались. Всегда. Если не погибли в джунглях.

Именно потому Дан гордился своим позывным и так боялся его потерять. Ахтыж для Астрейцев был синонимом верности и чести. Синонимом того, что не все люди имели. Даже Астрейцы.

Но это мечты. Дан всегда желал большего, чем имел. Потому он даже на бегу глазами выискивал гнезда Ахтыжей. Чудеса случаются. Иногда!

Пусть не сегодня! Однажды! Он найдёт себе питомца!

На свой этаж Дан влетел пулей. Кристины уже не было. Душ с перепалкой и с феей. Динь умела поддеть и не стеснялась в эпитетах. Ещё один прикол разработчиков, который учит парней не комплексовать размерами и формой гендерной принадлежности.

– Уйди, вредина! – Рыкнул Дан, для которого этот момент был самым неприятным.

Нет, как и любой кандидат, он был в себе уверен на все сто и на всех фронтах. Первый клинок он или кто? Но Динь была особенной. Просто так купить эту программку не давали.

Человека с более хрупкой психикой она запросто сделает импотентом.

Динь облизала верхнюю губку, сидя на манипуляторе душевой кабины, хмыкнула с толикой презрения и взорвалась искрами по щелчку своих же пальцев.

– Вредина! – Хмыкнул Дан, подставляя свое тело объёмному душу.

– Я все слышу! – Хихикнула фея.

– А-то я не знаю! – Дан откровенно забавлялся с новой игрушкой.

Разработчики молодцы. Смогли передать все, от интонаций Дианы до ее мимики.

Перед школой он забежал в кафешку.

– Привет! – Кивнул он девочке ровеснице из обслуги. Явная «гамма», но ведь не ее вина. Да и новенькая. Симпатичная кстати. – Классику. Первое – третье.

– Нагваль-меню?!

Старается девочка. Даже странно что «гамма».

– Да! – Дан улыбнулся во все тридцать два зуба.

– Хорошо! Две минуты! – Девчонка шутку и улыбку не оценила. Бывает. И всегда было. Но Дан не виноват. Никто не виноват. Хотя настроение испорчено.

Дан быстро поглотил свой завтрак и через коммуникатор отправил оценку кафешке. Жаль что девчонка такая жёсткая. Теперь понятно, почему она «гамма».

Школа его встретила диким гамом. Тестостерон пер со всех сторон. Если кандидаты в Стражи с самого утра сбрасывали излишки энергии в пробежках и спаррингах, то беты и гаммы делал это здесь и сейчас.

Нет, все это воспринималось нормально. Отдельные углы среди зелени и вздохи оргазмов. Все вроде бы нормально для старшей школы. Такой уж период взросления. Хочется трахать все, что шевелится. Но не для кандидатов. Потому «Альфы» всегда были в стороне.

– Привет, Рокот! – Дан хлопнул ладонью о ладонь хмурого парня из своего потока.

Они были врагами. Точнее конкурентами. Их пара все время шла позади по всем очкам и оценкам. И Рокот был суров, и его пассия Исида излишне мужественна и жестока. Но они никогда не пересекали линию дуэли. Уже много лет. Лишь молча рвали жилы.

– Привет, Ахтыж! – Рокот как всегда непоколебим. – Идём сегодня на танцбой?

– Естественно! – Я ухмыльнулся. – Наши снова всех порвут!

– Если бы! – Рокот пессимист, но тоже кандидат. А такими словам не бросаются.

– Говори! – Рядом возникла Кристина. Для неё танцы – это жизнь. И танцбой с Кристаллоградом это больше, чем просто соревнование.

– Яркая вернулась с большой Земли. – Рокот поник. – Сама знаешь, как ее накрывает после контакта. Говорят, это будет нечто! Ее группа летает. У них номер такой сложности, что Стражи плачут.

– Сука! – Кристину понесло…

– Крис! Успокойся! – Попытался образумить девушку Дан. Кристина была порой излишне вспыльчива. И в нашей среде «Клинков и Роз» ругательства не считались табу. Скорее слабостью. Потому парень решил осадить ее и одновременно утешить. Яра давно набила Крис оскомину своими номерами. Не Хуже Дианы Кошкиной. Хотя тут двойственный момент. Хорошо когда твоя девушка красива, сексуальна и уверена в себе. Плохо, когда она соревнуется с теми, кто является лицом планеты. И ведь серьёзно соревнуется, отвоёвывая каждый шаг.

– Нет! Мы исполним «Стихии»! Сегодня же! – Отрезала Крис и ушла, сверкая пятками. В таком состоянии ее не стоит уговаривать или тем более отговаривать.

– Ахтыж, тебе сегодня Ахтыж! – Хохотнул Рокот с ноткой удовольствия.

– Первая роза! Чего ты хотел?! – Хмыкнул я, понимая, что Рокот прав. Мне полный Ахтыж.

– Каждый день – победа! – Хмыкнул я.

– Каждый день – победа! – Рокот явно и по-доброму стебался, но зря. Мы же так просто не сдаёмся. Хотя его Исида тоже не сахар. Странные мы, в общем-то, «друзья-враги».

Курс на Центральный стадион столицы. Я точно знаю, где найти свою спутницу! Стихии – это серьёзно! Замахнулась Крис на классику! Как бы не надорвалась!