После обеда сам собой возник задушевный разговор.

Вот бы здорово так всегда: вместе работать, вместе за стол садиться. И жить бы всем вместе дружно и весело.

Построить такой большущий домище. Вот здесь, на пчельнике. И поселиться в нем. И пусть это будет детский колхоз.

Что может быть лучше на свете?!

И главное, сами себе хозяева.

Никакие взрослые не помыкают, не командуют. Не заставляют делать то, чего не хочется. Ты, например, желаешь пойти рыбачить, а мать заставляет малышей в люльке качать. Ты, допустим, желаешь коней в ночное вести, а дед тебя заставляет учиться у него лапти плести!

А главное, у взрослых много плохих привычек, которые ребята от них перенимают: иные пьют, другие курят.

Когда будут ребята жить одни, откуда плохому-то завестись? Все хорошими будут.

— Даешь детский колхоз!

— Станем жить одни, без всякого начальства, чтобы все были равны.

— Председателя все-таки надо иметь, без головы нельзя! Кого-нибудь надо поставить и повыше.

— Поставишь одного выше всех, а он зазнается, вон как Вильгельм наш, брехаловский.

— А мы давайте по очереди — нынче один председателем, завтра другой, так по кругу и пойдем, тогда никто не зазнается.

— Верно!

Ребята расшумелись, раскраснелись. Все уже чувствовали себя жителями необыкновенного, сказочного колхоза. Глаза у всех горели. Иные даже взвизгивали от восторга, представляя себе привольную жизнь без взрослых.

А Петя? Петя, признаться, растерялся. Он очень хорошо понимал все тонкости пионерской работы, но о колхозной жизни знал только издалека, из газет.

— Ладно, — сказал он, — детский или недетский колхоз, потом разберемся — главное, закончить канал.

После обеда все вместе искупались и снова за работу.

Канава заметно углублялась. Вскоре каждый землекоп уже выкопал яму в свой рост, и над всей канавой только сверкали лопаты да взметывалась синеватая глина.

Но чем ниже, тем она становилась мокрей, липла к лопатам, вязла, с трудом отрывался каждый кусок.

— Ничего, одолеем! — не унывали ребята. За каждым работающим на гребне стояли сменщики. Чуть притомился, запотел, сейчас забирают из рук лопату. И свежая сила сменяет уставшую.

Хорошо работается, когда всем видна польза труда.

Вот они, болота, полные резучей осоки да колючего телореза; осуши их, и зацветут здесь луговые травы, зазвенят косы, вырастут стога душистого сена.

Перед глазами деревенских ребят ясно вставала эта картина. Каждый знал, какое богатство хорошие луга — ведь там, где много сена, много коров, а там, где много коров, вволю пей молока.

Хорошо работается, когда трудишься не один, а большой артелью. Азарт разбирает, когда видишь, как рядом спорится дело у товарищей. И смех и шутки. Приустал — друзья подбодрят, замучился — сменят.

Так и работали ребята трех враждующих деревень, забыв все тяжбы и ссоры.