Тройка не тройка, а пара коней действительно прикатила на пчельник. Правил ею Федя-сапер. А в обнимку с его товарищами сидела бабушка Шагайка.

Заслышав крики ребят, Федя припустил коней по рытвинам давно не езженной дороги и осадил их только на пчельнике, так что бубенчики на хомутах и колокольчик на дуге звякнули и смолкли.

— Там они, спасайте! — крикнула бабушка Шагайка и, вскочив с облучка, шустрым колобком покатилась к речке.

Обгоняя ее, бросился на шум и крики Федя. Скинув гармонь, поспешил Вася, за ним Аким, наспех прикрутивший коней к плетню. Поспели они вовремя.

Не без труда вытащили Нюру. Быстро откопали Пашу Кашина, которого прихватило чуть не до пояса.

— Все живы? Никто в яме не остался? — спрашивал Федя, прохаживаясь вдоль канавы.

Начали считать. Выходило, что все налицо.

— Ах вы, разбойники, что ж вы наделали? Я же вам говорила, я предупреждала! — сердито кричала бабушка Шагайка.

— Мы не виноваты, — дрожащими губами произнес Петя, — все шло хорошо… И вдруг земля сама закрылась.

Как западня захлопнулась.

— Здесь колдовство! Колдовство! — закричали деревенские мальчишки.

— Гиблое место!

— Чур меня! Чур! — торопливо крестясь и озираясь по сторонам, они стали разбегаться в разные стороны.

Белолицые к своей деревне, темнолицые к своим плотам и на ту сторону.

— Стой! Постой! Куда вы?

Не тут-то было. Гонимые страхом, ребята исчезли, словно выметенные невидимой ведьминой метлой. Парнишки, что повзрослей, утащили малышей на закорках.

— Ну, добились своего, громовые осколки? — уперев руки в бока, сказала Шагайка. — Будете меня не слушаться? Будете над старыми смеяться?

А Федя, хлопнув Петю по плечу, сказал:

— Ну, поработали вы на суеверие, братцы! Ух, теперь по деревням авторитет колдунов и ведьм сильно повысится!

Его друзья рассмеялись, но пионерам было не до смеха.

Сами-то они выскочили из канавы, отделались царапинами да ссадинами. Но обвал вместе со множеством топоров и лопат похоронил замечательные мечты и планы ребят.

Растерянность овладела ими не из-за страха, нет, смятение испытывали они потому, что не знали — что же дальше?

— Ну ладно, — сказал Федя, — носов не вешать, радоваться надо, что все живы остались. Давайте-ка отмывайтесь от грязи да к костру. Ишь все дрожите, как цуцики! Где ваш горн? Где барабан? А ну-ка сбор, да повеселей, погромче!

Опережая ребят, Вася, схватив гармонь, заиграл марш на мотив песни:

Братишка наш Буденный, С нами весь народ. Приказ — голов не вешать, А глядеть вперед!

А веселый Аким, подавая пример, разделся и первым ухнул с берега в речку.