Пока Петя придет в себя и выпутается из ловчих сетей, мы расскажем то, о чем умолчал в разговоре с вожатым старый егерь Афанасий Жнивин.

Немало насказав охотничьих баек про барские прихоти, он не объяснил, зачем отправился на болото. Фрикадельки — это так, для виду, охотник просто разыграл Петю. У него были к тому две причины. Во-первых, его послал председатель разыскать ребят и уговорить их пойти на мировую. А во-вторых, он хотел угодить своему единственному сыну Феде, недавно вернувшемуся из Красной Армии.

Они с ним давно не ладили. Насколько егерь хвастался своей дружбой с помещиками, настолько Федя стыдился этого.

Пока Федя служил на границе, умерла мать, и отец остался один-одинешенек. Он просил, умолял Федю поскорей жениться, чтобы появилась в доме хозяйка. Но Федя только посмеивался, будто подходящей невесты не найдет. И вдруг накануне, заехав вместе с товарищами, весело сказал:

— Ну, батя, если хочешь, чтобы вместе жили, давай действуй. Собираем мы на старом пчельнике пикник, ну, вот как раньше твои господа собирались попить-поесть-погулять на лоне природы. И на этом пикнике будет у нас разговор с невестами. Возможно, все обговорим и заживем по-хорошему. Приготовь ты нам угощение. Какое-нибудь поинтересней.

Обрадовался Афанасий:

— Вот хорошо, сынок! Вот ладно. Уж так мне одному скучно. Уж так мне хочется поскорей внучат иметь. А то ведь некому охотничьи байки порассказывать. А у меня их за жизнь-то столько накопилось. Терпения нет. Ну, в пору собаке рассказывать!

— Ладно, ладно, — усмехнулся Федя, — до внучат еще далеко, а на пикнике твои байки послушаем под какую-нибудь дичь или рыбу.

— Какая теперь дичь, кто ее летом стреляет. Вот насчет рыбки что-нибудь соображу, — пообещал Афанасий. — Я вам в заповедных озерах такую щуку поймаю, чудо!

И быстро снарядился в поход. Рогульки для жерлиц и волосяные лески с крючками уложил в ягдташ. Удилища он с собой никогда не таскал, вырезая их из прибрежных кустов. А вот ружье всегда брал, чтобы ястреба хищного стрельнуть, нечаянного волка угостить. Ружей у него было припрятано несколько штук — из бывших господских, а ходил он с самым старым, чтобы люди не завидовали.

Случайно встретив Петю, он умолчал обо всем этом по старой охотничьей привычке, стараясь больше врать, чем говорить правду.

А фрикадельки? О них речь впереди.