Жизнь моря

Богоров Венианим Григорьевич

Известный советский океанолог и гидробиолог в своей книге рассказывает об истории изучения океана, его обитателях, хозяйственном использовании морских ресурсов, о значении его для жизни на Земле.

 

#i_001.png

 

 

Великая морская держава

С самых древних времен жизнь народов нашей страны была связана с морем. На морских побережьях располагались поселения наших предков. К морям стремились и обитатели далеких степей и лесов.

Об этом образно сказал великий русский ученый Д. И. Менделеев: «В старых наших сказках зачастую уже говорилось про море-океан, означая тем инстинктивное стремление из лесов и степей добраться до свободных теплых морей, и вся сознательная история России, особенно со времен Александра Невского и Великого Петра, явно направилась к укреплению на морских берегах, как на местах наступавшей истории человечества, которому, кроме опоры для жилья и почвы для хлеба насущного, нужны и взаимные сношения…»

Море привлекало людей мягким климатом побережий. Летом с моря идет прохлада, зимой на землю идет тепло. И пищу добывать в море было сравнительно легко. Войдя по колено в воду, человек мог без всяких приспособлений набрать моллюсков, раков, червей, нарвать морских водорослей или же нехитрой снастью поймать рыбу. Даже еще проще, когда море во время отлива обнажает дно, можно, бродя по нему, найти что-либо съедобное. Передвигаться на большие расстояния человеку тоже было легче по воде, нежели прокладывать себе путь среди непроходимых гор, лесов и болот.

Рассматривая древнейшие рисунки в пещерах, старинные вазы и барельефы, мы встречаем на них изображения мореплавателей, морских промыслов, морских пейзажей. С морем связаны легенды и песни различных народов. Фантазия и суеверия древнего человека «населили» море необыкновенными чудовищами, огнедышащими драконами, пожиравшими людей, гигантскими спрутами, опрокидывающими корабли, русалками, сиренами и невиданными животными.

Многообразие морских животных и растений поражает человека до сих пор. Удивительные существа населяют океан. Но все они, однако, не более «чудесны», чем, например, огромный слон или гигантское дерево баобаб, крошечная птичка колибри или растение мухоловка.

Ученые с древних пор интересовались разнообразными явлениями моря и старались объяснить их. Гомер считал, что «неизмеримая Земля имеет вид круглой равнины, окраины которой омываются первобытными водами Океана — тихо текущей глубокой всемирной реки». Но уже в IV веке до нашей эры Аристотель — этот замечательный мыслитель и ученый своего времени — доказывал, что Земля — шар. Веком позже другой древнегреческий ученый, Эратосфен, предполагал, что море занимает две трети всей поверхности Земли, а на долю суши остается только одна треть.

Этим передовым представлениям ученых не суждено было развиться в течение многих веков. Слабость морской техники не позволяла доказать практически, что Земля — шар и что Мировой океан огромен. Кроме того, эти теории, как и все передовое в науке, были встречены с яростной ненавистью средневековыми церковниками, занимавшими в те времена господствующее положение и в науке и в государстве. Учение Аристотеля, утверждения Эратосфена, сделанные еще задолго до возникновения христианства, шли вразрез с библейскими легендами, подрывали авторитет церкви и духовенства. «Безграничность» моря различные религии использовали в своих целях. Там, «за морем», «на краю света» предполагалась некая бездна, куда немедленно должны были бы свалиться отважные путешественники, пожелавшие проверить справедливость религиозных представлений.

Однако когда Магелланом в 1519–1522 годах было совершено первое кругосветное путешествие, удалось практически доказать шарообразность нашей планеты и тем самым нанести серьезный удар церковным басням. Последующие географические открытия и выяснения эволюции живого мира морей подрывали авторитет библейских рассказов о сотворении мира в несколько дней.

Вначале человек на своих легких судах держался только узкой прибрежной полосы. Совершенствуя технику мореплавания, люди стали уходить все дальше в открытое море. Уже давно корабли преодолевают любые пространства Мирового океана.

Успехам мореплавания способствовало создание морских карт с точным очертанием берегов и отметками глубин дна, опубликование лоций — книг, описывающих берега и условия плавания в данном районе.

Развитие морского флота сократило время, необходимое для преодоления расстояния между континентами. Океаны и моря, которые раньше разъединяли страны, стали их соединять удобной морской дорогой, значительно облегчив экономическое и культурное общение различных государств.

Неудивительно, что море стало кормильцем миллионов людей. Рыба и другие «дары» моря — обычная пища человека. Морской промысел дает в год более 25 миллионов тонн рыбы и других продуктов. Советский рыбный промысел занимает первое место в мире. Достаточно сказать, что по плану пятой пятилетки будет добываться в год более 3,5 миллиона тонн рыбы. По содержанию белка это равноценно мясу почти 70 миллионов коров.

Небезинтересно привести еще несколько цифр, характеризующих морские богатства. С одного гектара морского дна можно снять урожай водорослей в 12 тонн, а на одном гектаре поля вырастает всего около 4 тонн травы. На культурных мидиевых отмелях можно собрать с каждого гектара 8–10 тысяч килограммов съедобных моллюсков. У южных берегов Камчатки бывали случаи, когда за двое суток траулер добывал до 250 тонн камбалы.

Морские богатства могут быть использованы для питания людей шире, чем это имеет место в настоящее время, а также и для увеличения кормов домашних животных, выработки медицинских препаратов и для неизмеримо большего использования в технических целях.

Взглянем на карту нашей Родины! Мы увидим, что две трети советских берегов омываются морями. Семь морей — Белое, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Охотское, Азовское и Аральское — целиком входят в пределы Советского Союза. В морях Балтийском, Баренцовом, Черном, Каспийском, Японском, Беринговом и Чукотском большая часть береговой линии принадлежит нашей стране.

Морские границы СССР тянутся почти на 50 тысяч километров.

Множество советских людей связано с морем. Тысячи и тысячи рыбаков добывают для нашего народа миллионы тонн рыбы. Специальные заводы приготовляют разные рыбные продукты, чтобы трудящиеся наших городов и сел имели круглый год вкусную и питательную пищу. Вся жизнь, все интересы моряков военного, торгового, рыбного флотов неотделимы от моря. «На палубе — дома, на берегу — гость». Действительно, для советского моряка корабль — часть родной земли.

Целая армия научных работников посвятила свою деятельность раскрытию «тайн океана». Вузы Советского Союза постоянно готовят биологов, ихтиологов, гидрологов, метеорологов, физиков, гидрохимиков, геологов, бактериологов, инженеров-конструкторов океанографических приборов, кораблестроителей. Они будут работать в научных экспедициях и береговых станциях, опускаться на дно моря, делать открытия в лабораториях, наблюдать с гидросамолетов за миграцией рыб, ловить диковинных морских животных и водоросли, охотиться за китами, конструировать приборы и строить новые корабли. Научные работники своей самоотверженной работой помогают овладеть многими «тайнами» моря, стать его полным хозяином, поставить на службу человечеству.

К естественным морским рубежам

Замечательна история освоения морей народами нашей страны. Смелыми мореходами были наши предки — славяне. За несколько сот лет до известных походов Олега и Игоря на Царьград славяне на своих лодках-однодревках, с нашитыми для морского плавания по бортам досками, бороздили Черное и Балтийское моря.

Славянские племена, населявшие громадные бассейны рек, впадавших в Черное, Каспийское и Балтийское моря, естественно, искали выхода по этим рекам к морю.

Славянские мореходы были известны и за пределами своей родины. Их охотно нанимали на службу другие государства. Так, Доброгаст в VI веке командовал византийской эскадрой.

В начале VII века славяне были частыми гостями Мраморного, Эгейского, Адриатического морей, да и почти всего бассейна Средиземного моря.

Обитавшие по берегам Балтики поморские славяне считались в те времена такими же хозяевами моря, как датчане и шведы. Они не боялись выходить и за пределы этого «внутреннего» моря. Несколько славянских поселений было основано даже на берегах Британских островов.

Особенно ценились привозимые русскими в Византию и Персию меха, тюленье сало, рыба, янтарь и «кость — рыбий зуб» — так называли тогда клыки моржа. Меха добывались на Севере и в Сибири. Оттуда же привозили клыки мамонта. Тюленье сало и моржовая кость шли с Белого и Баренцова морей, янтарь — с Балтийского моря. Обратно с юга суда плыли на север с тканями, фруктами и вином.

От Ледовитого океана и Балтики до юга Черного и Каспийского морей шли караваны судов.

В начале IX века историк Ибн-Хордадбах писал: «Пути купцов Русов, а они принадлежат к славянам, шли по Днепру и Черному морю в Византию, по Дону и Волге в Хазарию и через Каспийское море в Персию». Черное море Ибн-Хордадбах и другие летописцы называют «Русским морем». Это название сохранялось в течение всего раннего средневековья. Генуэзские карты еще в XVI веке именовали Черное море «Русским».

Славяне сами строили такие суда, которые могли ходить далеко и по рекам и по морям — для обширной заморской торговли. О том, что эти суда были достаточно хороши, свидетельствует английский историк Ф. Джен. Он пишет: «Русский флот, начало которого хотя обыкновенно относят к сравнительно позднему учреждению, основанному Петром Великим, имеет, в действительности, большие права на древность, чем флот британский. За столетие до того, как Альфред построил британские корабли, русские суда сражались в отчаянных морских боях и тысячу лет тому назад первейшими моряками того времени были они, русские».

Мирные торговые сношения неоднократно прерывались большими военно-морскими походами русских. Дело в том, что византийские правители неоднократно нарушали договоры о мирной торговле между «Русью и Греки». Они нападали на «слов» и «гостей», отбирали меха и другие денные товары.

В ответ предпринимались крупные военные походы. Летописи рассказывают нам, как в 860 году на 200 боевых ладьях русские пересекли Черное море. Осада Константинополя продолжалась неделю. Византия не приняла боя и откупилась данью.

В 907 году князь Олег пересек Черное море на 2 тысячах боевых ладей. Победа принесла русским свободу торговли в Византии и многие привилегии. В 941 и 944 годах князь Игорь предпринимал грандиозные походы в Византию. По некоторым источникам, к Царьграду подходила флотилия в 10 тысяч ладей.

В X веке Киевское княжество стало обладателем обширных побережий на севере Черного моря и в Крыму.

Путь «из варяг в греки» шел от Финского залива по Неве, в Ладожское озеро, оттуда по Волхову в Новгород, далее через озеро Ильмень, по Ловати, затем волоком на Днепр в районе расположения нынешнего Смоленска. Само название «Смоленск» произошло оттого, что здесь смолили ладьи перед спуском их в реку после волока. Волоки связывали Днепр с Западной Двиной, Волгой и Северной Двиной.

Другой великий водный путь шел по Волге через Каспийское море, тогда именовавшееся Хазарским. Этот путь связывал нашу страну с мусульманским Востоком, почему он и назывался «арабским».

На Каспий из Киева плыли обычно по Днепру, затем вокруг Крыма в Азовское море, далее вверх по Дону до района теперешнего Волго-Донского канала. Затем волоком переходили к низовьям Волги и оттуда в Каспийское море.

Замечательные морские пути новгородцев и псковичей через Варяжское (Балтийское) море были освоены одновременно с плаваниями в Черном море.

На острове Готланд и в Швеции поныне находят восточные монеты, привезенные славянами еще в VI–VII веках во время плаваний за византийскими и персидскими товарами.

Русским мореходам на Балтике мешали сильные враги. Много раз нашим предкам приходилось отстаивать свое право плавать в балтийских водах. В 1142 году новгородцы наголову разбили флот шведов, насчитывавший 60 боевых судов. Спустя 45 лет новгородцы переплыли Балтику и в отместку за морской разбой и пиратство разгромили тогдашнюю столицу Швеции — Сигтуну. В качестве военных трофеев они привезли чугунные ворота, которые установили в храме новгородской Софии.

В XIII веке татарское иго отрезало Русь от южных морей. Пользуясь ее ослаблением, шведы и немцы оттеснили русских от берегов Балтийского моря.

Оторванные от южных морей и Балтики, русские сильно развили мореплавание на Севере. Плавания русских по Студеному морю (Северному Ледовитому океану) к берегам Шпицбергена (русские звали его Грумантом), к Новой Земле, в устье Оби, вдоль сибирских берегов полны героизма. Сюда их влекла свободная жизнь в крае, богатом ценной рыбой, пушниной, морским зверем и птицей. Тут же устраивались соляные варницы.

В XII и XIII веках русские прочно обосновались на берегах Белого моря, на мурманском побережье. В глубине Кольского залива был основан город Кола, существующий и поныне. В XV веке была открыта Новая Земля.

Долгие годы Север был единственным «окном в Европу». Активность поморов была очень велика. В XV веке русские ранее иностранцев обошли с севера Скандинавский полуостров. Они торговали с Норвегией и Данией.

В это время поморы уже освоили плавание из Белого моря в Обь, Енисей и далее на восток.

В устье Тазовской губы они заложили в 1601 году город Мангазею. Новый город развивался быстро, через него шла большая торговля с Сибирью. Морской путь в Мангазею продолжался три-четыре месяца. Можно себе представить смелость и отвагу русских людей, совершавших эти плавания в суровых условиях в неведомые земли.

В предвоенные годы советские полярники нашли у берегов Таймыра реликвии старинной русской экспедиции. Так было установлено, что поморы еще в начале XVII века прошли вдоль восточного берега Таймыра, а возможно, что они уже тогда доходили и до устья Лены. Следовательно, неправильно утверждение, что Норденшельд впервые в XIX веке обогнул мыс Челюскин.

Выходу русских к тихоокеанским берегам предшествовали замечательные походы Ермака за «Камень», как тогда называли Урал.

Как только Русь освободилась от татарского ига и объединилась под руководством Московского государства, началась борьба за подступы к западным и южным морям. Первые успехи были достигнуты уже при Иване III.

Иван Грозный, завоевав Казанское и Астраханское царства, открыл путь к Каспийскому морю. Он вел продолжительную войну с Ливонией за выход к Балтийскому морю.

Несмотря на некоторые успехи в продвижении к морю со второй половины XVI века, все же, по отзыву К. Маркса, «ни одна великая нация не находилась в таком удалении от всех морей, в каком пребывала вначале империя Петра Великою. Никто не мог себе представить великой нации, оторванной от морского побережья».

Вот почему Петр I говорил, что он согласен «за каждый квадратный фут моря дать квадратную милю земли».

Все попытки пробиться к морю и обосноваться на его берегах до Петра I велись как сухопутные войны. Петр I одерживал победы не только на суше, но и на морях — Азовском и Балтийском.

27 июля 1714 года в Гангутском сражении русские моряки разбили и взяли в плен шведский флот. По своему значению эта победа была равна Полтавской. «Окно в Европу» было «прорублено». С тех пор русский флот господствует на Балтике.

Освоение наших южных морей произошло позже. Здесь России пришлось вести длительные войны, особенно с Турцией. Они связаны с именами крупнейших русских флотоводцев. Такими, как адмирал Спиридов, разгромивший в 1770 году турецкий флот при Чесме; адмирал Ушаков, взявший остров Корфу и заложивший в 1783 году город Севастополь (что значит «Город славы»); адмиралы Сенявин, Лазарев, Нахимов, Корнилов и многие другие, содействовавшие в XIX веке обоснованию России на естественных границах на Черном море.

Михаил Петрович Лазарев.

Громадное значение для освоения дальневосточных морей имело предпринятое адмиралом Невельским исследование Амурского края и Сахалина. До этого связь с Дальним Востоком осуществлялась очень трудным северным путем, через Охотск.

В 1858 году к России отошло все Приморье, а в 1860 году в бухте Золотой Рог был основан город Владивосток («Владей востоком»). С этого времени появляется на Тихом океане постоянный русский флот.

Геннадий Иванович Невельской.

Русские моряки всегда героически защищали границы своей родины и вписали много славных страниц в историю нашей страны. После первой мировой войны и гражданской войны Советскому государству пришлось создавать флот почти заново. Были созданы флоты на Севере, Балтике, Черном море, Каспии и на Тихом океане.

Могущество советского флота испытали на себе наши враги в Великую Отечественную войну.

Талантливые советские моряки оказались достойными преемниками Ушакова, Нахимова и других передовых людей, создавших славу русскому флоту. Более 400 моряков получило звание Героя Советского Союза. Свыше 160 тысяч награждены орденами и медалями.

В результате исторических побед, одержанных Советским Союзом над гитлеровской Германией и империалистической Японией, нашей стране возвращены издревле принадлежавшие ей земли: на Баренцовом море — Печенга, на Балтике — Калининградская область, на Черном море — Измаильская область, на востоке — Южный Сахалин и Курильские острова. Наша Родина теперь имеет естественные морские границы, соответствующие ее географическому положению, истории, необходимой связи с внешним миром и рациональному использованию морей, омывающих советские берега.

Советский Союз является великой, морской державой.

Открытия русских мореплавателей

Буржуазные историки обычно под великими географическими открытиями подразумевают плавания Колумба, Васко да Гамы и Магеллана. Действительно, ими сделано очень много, их труды заслуженно вошли в историю. Но не меньшее значение имеют и плавания, совершенные русскими людьми.

Подлинно великими географическими открытиями прославили нашу Родину советские полярники. Они стерли «белые пятна» неведения с обширных просторов Северного Ледовитого океана.

Замечательным в истории великих русских открытий было то, что последующее освоение новой территории не превращалось в зверскую эксплуатацию и уничтожение местного населения, что было так характерно для «цивилизаторов» западноевропейских стран. Напомним, как горько сетовал М. В. Ломоносов в своем «Кратком описании разных путешествий по северным морям», изданном в 1763 году, на то, что «Бесчисленное множество по всем открытым морям и к странолюбивым берегам плавает; но токмо для прибытков; не ради науки. И мысль ослепленная, и токмо лакомству внимающая не рассуждает, что само мореплавание через оную безопаснее быть может».

Тяжело читать про варварство и жестокость Васко да Гамы в Индии, испанских и португальских колонизаторов в Америке, приведшие к быстрому вымиранию многомиллионных местных народов.

Благородные традиции воспитывались в нашем народе с давних времен. Очень характерны в этом отношении слова старинного морского устава поморов. В пункте 13 — о выводе людей с разбитых судов — сказано:

«С разбитых судов людей вывозить без всякой платы, и когда не станет у них своего припасу, то кормить их без денежно; в том с ними договоров не иметь и писем не брать, а хотя кто из них и возьмет, однако в действие оные не производить».

Русские поселения, располагаясь среди местного населения по берегам полярных морей и в Тихом океане, несли более высокую культуру туземцам. Сосуществование протекало ко взаимной выгоде в торговле, рыбном промысле и охоте на морского и пушного зверя. Это свидетельствует известный американский путешественник Ванкувер, обследовавший районы северо-западной Америки, в которых находились русские поселения.

* * *

Первым отправился в далекие края Афанасий Никитин. В 1466 году он пустился в «Хождение за три моря». Во время путешествия Никитин плавал по Каспийскому морю, затем через Персидский залив он попал в Аравийское море. Никитин посетил берега Индии, Африки и Аравии. В 1472 году он вернулся на родину через Черное море. Афанасий Никитин был первым европейцем, прибывшим в Индию морем. Это было за 40 лет до путешествия Васко да Гамы.

Завоевание Сибири Ермаком в конце XVI века открыло дорогу на Восток предприимчивым русским людям, которые через 55 лет прошли всю Сибирь и вышли к берегам Тихого океана.

В 1639 году отряд в составе 31 казака под начальством Ивана Москвитина отправился из Якутска. Они поднялись по реке Мае и, перевалив через хребет Джугджур, весною вышли по реке Улье к Охотскому морю. Затем они обследовали берега Охотского моря: на север — до Тауйской губы, на юг — до реки Уды и далее на восток, в направлении Амура.

Вскоре воевода Головин отправил из Якутска новый отряд из 131 казака и других служилых людей под начальством Василия Даниловича Пояркова. Это было 15 июля 1643 года. Поярков спустился вниз по Лене. Далее, по Алдану и его притокам, он достиг Станового хребта. Перевалив через него, он попал в бассейн реки Зеи, а оттуда в Амур. Плывя по Амуру, Поярков восхищался невероятным обилием лососевых и других рыб, которые «будто с дурна сама на берег лезет», и богатству природы: «Те землицы ягодны и хлебны, и соболины и всякого зверя много. В той землице хлебной скудости ни в чем не будет».

По Амуру Поярков вышел в Охотское море.

Сведения о богатстве Амура создали большую славу этому краю и привлекли к его освоению многих русских людей. Среди них особенно отличается Ерофей Павлович Хабаров (Святитский). В результате его деятельности в 1651–1653 годах в Приамурье появились постоянные русские поселения. Построенный в дальнейшем город на Амуре был назван в честь него Хабаровском.

Движение землепроходцев шло одновременно с героическим освоением сибирских морей. После основания Мангазеи в 1601 году русские морепроходцы Иван Куракин, Григорий Бачурин и Иван Булыгин в 1610 году проложили путь от Енисея до Пясины. Около 1617 года неизвестная экспедиция, обогнув Таймыр, зазимовала и погибла на острове Фаддея. В 1635 году участок от Лены до Яны прошли Перфирьев и Ребров. В 1637 году Ребров освоил плавание до Индигирки. В 1643 году от Индигирки до Колымы прошли Михаил Стадухин и Семен Дежнев. Наконец в 1648 году от Колымы через Берингов пролив в Анадырь пришли Семен Дежнев и Федор Попов, завершив тем самым выход в Тихий океан Северным морским путем.

Плавание Дежнева было самым крупным географическим открытием XVII века. Оно разрешило вековой спор — соединяется ли Азия с Америкой или эти материки разъединены проливом.

Семен Дежнев.

Экспедиция Дежнева была большая. В ней участвовало 90 человек. Отправились они с Колымы 20 июня 1648 года на шести кочах. В сентябре Дежнев обогнул «Большой Каменный Нос» (теперь он называется мыс Дежнева). В октябре буря выбросила кочи Дежнева недалеко от Анадыря. Дежнев построил здесь зимовье, ставшее затем постоянным населенным пунктом — Анадырский острог. Отсюда в дальнейшем уходили экспедиции в разные места.

В начале 1679 года из Анадырского острога отправился Владимир Атласов с 60 казаками и 60 местными жителями. Атласов обследовал почти все побережье Камчатки.

В 1711 году Данила Анцыферов и Иван Козыревский, плывя с Камчатки на юг, открыли Курильские острова.

Много внимания исследованию морей уделял Петр I. Он говорил: «Всякий патентат (государство. — В. Б.), который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет». По приказу Петра I в 1701 году в Москве, в Сухаревой башне, была открыта «Московская Математико-навигацкая школа мореходных хитростно искусств учению».

В 1715 году в Петербурге была основана Морская академия.

Стремясь проложить и уточнить новые пути в заморские страны для русских кораблей, Петр I снарядил знаменитую Камчатскую экспедицию, совершившую славные плавания и открытия на севере Тихого океана. 23 декабря 1724 года Петр I подписал указ об организации экспедиции, а 6 января 1725 года он собственноручно составил инструкцию начальнику экспедиции капитану Берингу следующего содержания:

«1. Надлежит на Камчатке или в другом тамо ж месте сделать один или два бота с палубами.

2. На оных ботах (пропущено, очевидно, слово „плыть“. — В. Б.) возле земли, которая идет на норд и по чаянию (понеже оной конца не знают) кажется, что та земля часть Америки[1]Петр I не знал об открытии Дежнева, так как его докладная записка лежала в архиве Якутска и была найдена и опубликована значительно позже. Кое-какие сведения о путешествии Дежнева все же стали известны. Они были отражены на картах Сибири, составленных в 1667 году П. Головиным; в тексте «Списка с чертежа Сибирские земли 1672 г.»; в «Истории Сибири», составленной в 1661 году Ю. Крижакиным.
.

3. И для того искать, где оная сошлась с Америкой; и чтобы доехать до какого города Европейских владений, или ежели увидят какой корабль Европейский, проведать от него, какой оной кюст (берег. — В. Б.) называют, и взять на письме, и самим побывать на берегу и взять подлинную ведомость и поставя на карту приезжать сюда».

Витус Беринг.

Первое плавание Беринга началось в 1728 году на построенном в Нижнекамчатске судне «Св. Гавриил». Экспедиция открыла остров Лаврентия, исследовала Берингово море. Американского берега экспедиция не достигла. После этого Беринг вернулся для доклада в Петербург. Вскоре была организована новая большая экспедиция, в нее входило 570 человек. Помощниками Беринга были назначены Чириков и Шпанберг.

Для экспедиции в Охотске были построены два небольших бота: «Св. Петр» и «Св. Павел». В 1741 году Беринг на судне «Св. Петр», а Чириков на «Св. Павле» отправились в путь.

Они совершили замечательные плавания. Чириков открыл северо-западные берега Америки, а Беринг — Алеутские острова.

Собственно, открытие Америки (Аляски) со стороны Тихого океана произошло несколько ранее — в 1732 году. Когда Беринг еще хлопотал в Петербурге по организации Великой Северной экспедиции, подштурман Иван Федоров и геодезист Михаил Гвоздев вышли из устья Анадыря на боте «Св. Гавриил» на север. Они видели оба берега Берингова пролива, установили северные пределы азиатского и американского материков и нанесли их на карту.

Одновременно с работами в Тихом океане начались исследования сибирских морей Великой Северной экспедицией. В течение 10 лет, с 1733 по 1743 год, на всем северном берегу — от Белого моря до Чукотки — работало пять отрядов этой экспедиции.

Первый из них вел съемку берега от устья Печоры до устья Оби. Отряд отправился из Архангельска на Обь в 1734 году под начальством лейтенантов Муравьева и Павлова. Но пройти через Карское море удалось только их преемнику — Малыгину.

Второй отряд снимал берег Карского моря и искал морской путь от устья Оби до устья Енисея. Командовал отрядом лейтенант Овцын. Он вышел из города Березова на Оби и после многих трудов достиг цели.

Третий отряд шел от устья Енисея на восток. Им руководили Минин и Стерлигов. Льды остановили храбрецов, но они прошли до мыса, ныне именуемого мысом Стерлигова.

Четвертый отряд двигался навстречу Стерлигову, на запад от устья Лены. Лейтенант Прончищев немного не дошел до нынешнего мыса Челюскин. Во время зимовки Прончищев умер от цынги. Его дело продолжали лейтенанты Харитон Лаптев и штурман Челюскин. В труднейших условиях пеших походов они нанесли на карту весь берег Таймырского полуострова. Семен Челюскин 30 мая 1742 года открыл самую северную точку Азии, впоследствии названную мысом Челюскин.

Пятый отряд обследовал берега к востоку от реки Лены. Начальник этого отряда — лейтенант Ласиниус — вместе с большинством моряков погиб от цынги на зимовке у безвестной речки Хараулах. На смену Ласиниусу приехал лейтенант Дмитрий Лаптев. Несколько лет шаг за шагом он обследовал побережье Восточно-Сибирского моря. И когда непреодолимой преградой встали полярные льды, Дмитрий Лаптев и его товарищи пересели на собачьи упряжки и пошли по сухопутью, не прекращая свой героический труд.

Имена участников Великой Северной экспедиции увековечены в названиях морей, проливов, островов, мысов и побережий. На карте мы видим море Лаптевых, пролив Малыгина, пролив Дмитрия Лаптева, берег Харитона Лаптева, берег Прончищева, острова Минина, пролив Овцына, мыс Челюскин, мыс Ласиниуса, мыс Стерлигова. И много других славных имен напоминают о заслугах русских моряков, отважно обследовавших два века назад северные берега нашего отечества.

Великая Северная экспедиция установила границы морей, омывающих Сибирь, и нанесла на карту северные пределы нашей страны на огромном протяжении от Печоры до Колымы.

Оценивая труды русских моряков, Ломоносов писал:

Какая похвала Российскому народу, Судьбой дана, протти покрыту льдами воду. Хотя там кажется поставлен плыть предел; Но бодрость подают примеры славных дел.

За идею северного мореплавания Ломоносов ревностно ратовал на протяжении всей своей жизни. Она была изложена им в 1763 году в записке «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию».

По настоянию Ломоносова была организована морская экспедиция Чичагова для изыскания пути через Северный Ледовитый океан к берегам Америки. Эта экспедиция на специально построенных судах два года подряд, в 1765–1766 годах, из района Шпицбергена пыталась пробиться на северо-запад, но тяжелые льды так и не пустили суда дальше 80-й параллели.

После исторических плаваний Беринга и Чирикова во второй половине XVIII века было предпринято множество плаваний, во время которых были открыты и нанесены на карту различные острова в северной части Тихого океана.

Среди многих людей, игравших большую роль в развитии, освоении и открытиях на Алеутских островах и американском побережье, особенно известны Г. И. Шелехов и А. А. Баранов.

Г. И. Шелехов организовал в 1799 году Российско-американскую компанию, которой были переданы для освоения острова в Тихом океане и североамериканское побережье — от Аляски вплоть до Калифорнии. В дальнейшем управляющим этой компанией стал А. А. Баранов, который распространил сферу деятельности компании вплоть до Гавайских островов.

Советское правительство, высоко оценивая деятельность Шелехова, переименовало Пенжинский залив Охотского моря в залив Шелехова.

Трудности снабжения дальневосточных и американских русских поселений «сухим» путем через всю Сибирь вызывали необходимость отправки из Петербурга многочисленных кораблей. Их плавания, естественно, превращались в кругосветные. Благодаря выдающимся качествам русских моряков эти плавания приобретали характер настоящих научных экспедиций.

Начиная с первого кругосветного плавания капитанов И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского на кораблях «Надежда» и «Нева», продолжавшегося три года (1803–1806), проводились разносторонние исследования, совершались замечательные открытия, особенно в Тихом океане. Десятки островов в разных уголках океана получили русские наименования. Более 25 кругосветных плаваний было совершено русскими моряками на протяжении первой половины XIX века.

Иван Федорович Крузенштерн.

Капитаны Ф. Ф. Беллинсгаузен и М. П. Лазарев во время кругосветной экспедиции на кораблях «Восток» и «Мирный» в 1819–1821 годах открыли новый материк — Антарктиду.

Этот подвиг, который по праву считают самым выдающимся географическим открытием XIX века, совершен на маленьких деревянных кораблях (шлюп «Восток» водоизмещением 900 тонн и шлюп «Мирный» водоизмещением 530 тонн). Русские военные моряки смело пошли на таких судах в неизведанные южные широты, хотя за полвека до них известный английский мореплаватель Джемс Кук объявил бесперспективными какие-либо попытки исследовать этот район: «Риск, связанный с плаванием в этих необследованных и покрытых льдами морях и поисками южного материка, настолько велик, что я смело могу сказать, что ни один человек не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли не могут находиться на юге, никогда не будут исследованы…»

Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен.

Открытия Беллинсгаузена и Лазарева показали всю безосновательность самонадеянных высказываний Кука. Именем Беллинсгаузена названо обширное море. Вместе с Землей Александра I и островом Петр I они и поныне свидетельствуют о великих заслугах русских в исследовании Антарктики.

Русскими моряками было открыто множество островов, особенно в Тихом океане. В дальнейшем они были захвачены США, Англией, Францией, Японией При этом русские названия заменялись иностранными.

Федор Петрович Литке.

Долго оставался неясным вопрос о географическом положении Сахалина. Его разрешил Г. И. Невельской.

В 1848–1849 годах, закончив свое плавание из Петербурга на Дальний Восток на судне «Байкал», Невельской отправился к Сахалину и устью Амура. Им впервые было доказано, что Сахалин не полуостров, а остров.

Борясь за идею присоединения к России Амурской области, он прожил несколько лет в этом крае. Ценой невероятных лишений Невельской доказал, что устье Амура доступно с моря, что путь по Амуру представляет громадные преимущества для связи и снабжения поселений на дальневосточных берегах, а весь край легко может быть освоен Россией.

Замечательные достижения Шелехова, Баранова и других исследователей в освоении Алеутских островов, Аляски и североамериканского побережья были недостаточно оценены царским правительством. Вместо укрепления этих замечательных русских поселений правительство считало их обузой и продало за бесценок, лишь бы отделаться.

Так, еще при Николае I русское правительство продало частному лицу за 30 тысяч долларов фактории и форт Росс в Калифорнии. В 60-х годах Японии были отданы Курильские острова в качестве «компенсации» за Южный Сахалин, который никогда и не принадлежал ей.

В 1867 году за 7 миллионов долларов Соединенным Штатам Америки были проданы Аляска и Алеутские острова, включая в эту сумму все помещения, верфи, промышленные предприятия и флот, насчитывавший 14 одних только крупных пароходов.

Так же неблагодарно отнеслось царское правительство к открытиям своих лучших мореплавателей, не защитив от посягательства иностранных государств многочисленные земли и острова в Тихом океане, Антарктике и других местах.

С особой теплотой советский народ всегда вспоминает имя Степана Осиповича Макарова. Этот человек был и героем-воином и неутомимым ученым-исследователем. Он славен как защитник Порт-Артура, участник военно-морских кампаний, он увековечил также свое имя как кораблестроитель, создатель первого в мире крупного ледокола «Ермак». Много энергии отдал Макаров исследованиям морей Севера и Тихого океана, созданию нашей отечественной океанографии.

Степан Осипович Макаров.

Во время кругосветного плавания на корабле «Витязь» (1886–1889 годы) адмирал С. О. Макаров впервые с достаточной полнотой описал гидрологию Тихого океана. Его труд и поныне считается классическим.

На пороге XX века Макаров на ледоколе «Ермак» сделал попытку исследовать высокие широты Северного Ледовитого океана. Несмотря на то, что попытка не увенчалась успехом, он писал: «Все полярные экспедиции, не исключая нашей, в смысле достижения цели были неудачны, но если мы что-нибудь знаем о Ледовитом океане, то благодаря этим неудачным экспедициям». Действительно, не имея государственной поддержки, многие русские полярные экспедиции того времени не могли разрешить поставленной цели, а для некоторых участников они кончались трагически. Такова судьба и выдающегося полярного исследователя Георгия Яковлевича Седова, пытавшегося достичь Северного полюса.

Русские кругосветные плавания.

Год / Командир / Корабль

1803–06 / Иван Федорович Крузенштерн / «Надежда»

1803–06 / Юрий Федорович Лисянский / «Нева»

1813–16 / Михаил Петрович Лазарев / «Суворов»

1815–18 / Отто Евстафьевич Коцебу / «Рюрик»

1816–19 / Леонтий Васильевич Гагемейстер / «Кутузов»

1816–19 / Захар Иванович Понафидин / «Суворов»

1817–19 / Василий Михайлович Головнин / «Камчатка»

1819–21 / Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен / «Восток»

1819–21 / Михаил Петрович Лазарев / «Мирный»

1819–21 / Захар Иванович Понафидин / «Бородино»

1819–22 / Михаил Николаевич Васильев / «Открытие»

1819–22 / Глеб Семенович Шишмарев / «Благонамеренный»

1820–22 / Павел Афанасьевич Дохтуров / «Кутузов»

1821–24 / Иринарх Степанович Тулубьев, с 1822 года Степан Петрович Хрущев / «Аполлон»

1822–24 / Андрей Петрович Лазарев / «Ладога»

1822–25 / Михаил Петрович Лазарев / «Крейсер»

1823–26 / Отто Евстафьевич Коцебу / «Предприятие»

1824–26 / Петр Егорович Чистяков / «Елена»

1825–27 / Фердинанд Петрович Врангель / «Кроткий»

1826–29 / Федор Петрович Литке / «Сенявин»

1826–29 / Михаил Николаевич Станюкович / «Моллер»

1828–30/ Василий Степанович Хромченко / «Елена»

1828–30 / Леонтий Васильевич Гагемейстер / «Кроткий»

1831–33 / Василий Степанович Хромченко / «Америка»

1834–36 / Иван Иванович Шанц / «Америка»

1837–39 / Евгений Андреевич Беренс / «Николай»

1839–41 / Николай Кондратьевич Кадников, Степан Васильевич Воеводский / «Николай»

1840–42 / Андрей Логинович Юнкер / «Або»

Маршруты кругосветных плаваний.

Большое значение в открытиях на Севере сыграла экспедиция Толя на шхуне «Заря», обследовавшая в 1900–1901 годах море Лаптевых и Карское, и Русская Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана. Задачей исследователей было составление описи огромного сибирского побережья и создание мореходных карт. Эти работы продолжались в течение 1910–1915 годов. Исследования шли с востока на запад.

В 1913 году ледокольные транспорты «Таймыр» и «Вайгач» отправились из Владивостока под начальством Б. А. Вилькицкого. Экспедиция довольно благополучно дошла до восточного берега Таймыра. Однако у северо-восточного побережья Таймыра суда встретили тяжелый лед и начали двигаться на север. Здесь был открыт остров Малый Таймыр. Плывя далее на запад, 3 сентября экспедиция увидела очертания берега. Открытая экспедицией Вилькицкого земля, которая ныне называется Северная Земля, оказалась целым архипелагом, состоящим из трех больших островов и многих мелких. Пробиться сквозь тяжелые льды на запад экспедиция не смогла.

В 1914 году невыполненная до того времени задача — пройти Северным морским путем — стала основной целью плавания. «Таймыр» и «Вайгач» вышли из Владивостока 7 июля 1914 года и 1 сентября подошли к мысу Челюскин. Пройдя пролив Вилькицкого, оба судна встретили тяжелые льды и зазимовали. На следующий год 16 сентября экспедиция прибыла в Архангельск.

Достижения русских мореплавателей исключительно велики. Они имеют большое значение и по сие время. С. О. Макаров, перечисляя великие путешествия своих предшественников, писал: «Да послужат труды этих исследователей драгоценным заветом дедов своим внукам, и да найдут в них грядущие поколения наших моряков пример служения науке».

С законной гордостью мы можем сказать, что советские мореплаватели оказались достойными своих «дедов».

* * *

Начало советских морских исследований было положено уже в 1918 году, когда В. И. Ленин подписал постановление о развитии гидрографических исследований на морях.

Еще шла гражданская война, а в 1921 году был издан декрет о создании при Народном комиссариате просвещения Пловучего морского научного института с отделениями: биологическим, гидрологическим, метеорологическим и геолого-минералогическим «…в целях всестороннего и планомерного исследования Северных морей, их островов, побережий, имеющих в настоящее время государственно важное значение».

В 1923 году в Архангельске для Пловучего института (единственного в мире) был построен экспедиционный корабль «Персей», на котором имелось пять лабораторий и каюты для ученых.

Первое советское экспедиционное судно «Персей».

Районом деятельности института был определен Северный Ледовитый океан с его морями и устьями рек, островами и прилегающими к нему побережьями нашей страны.

Самым активным организатором нового института и строителем «Персея» был профессор И. И. Месяцев. В 1923 году «Персей» под начальством И. И. Месяцева отправился в экспедицию.

В 1921 году по указанию В. И. Ленина был создан Институт по изучению Севера, позднее преобразованный в Арктический институт; затем — Центральный институт рыбного хозяйства, Государственный гидрологический институт и ряд других научных учреждений. Они посылали исследовательские экспедиции в далекие плавания по всем советским морям.

Было начато также систематическое изучение Черного и Азовского морей. С 1923 года приступила к работам экспедиция под начальством академика Н. М. Книповича, имевшая задачей улучшение рыболовства в наших южных морях. В 1924–1925 годах в Черном море работала океанографическая экспедиция под начальством академика Ю. М. Шокальского.

На Севере возобновились плавания в устье Оби и Енисея из Архангельска, Мурманска и из портов Западной Европы. Суда привозили различные товары и машины для Сибири, а вывозили лес и хлеб. На Дальнем Востоке начались с 1925 года систематические исследования Японского, Охотского и Берингова морей. Советские ученые, моряки и летчики за короткое время сделали для изучения морей, омывающих берега нашей Родины, очень много. Они освоили Северный морской путь, открыли много новых островов, нанесли на карту архипелаг — Северную Землю. В самом центре Северного Ледовитого океана дрейфовали станция «Северный полюс» (1937–1938 годы) и ледокольный пароход «Георгий Седов» (1938–1940 годы). Производились полеты и посадки на лед в Полярном бассейне.

В 1939 году впервые было осуществлено двойное сквозное плавание на ледоколе «И. Сталин» из Мурманска в бухту Провидения и обратно. Вел ледокол капитан М. П. Белоусов.

Задача освоения Северного морского пути является особо важной для нашей страны, ибо, как справедливо говорил С. О. Макаров: «Если сравнить Россию со зданием, нельзя не признать, что фасад его выходит на Северный Ледовитый океан. Если бы Ледовитый океан был открыт для плавания, то это дало бы весьма важные выгоды».

Весь путь от Мурманска до Владивостока лежит вдоль советских берегов. Кроме того, от Мурманска до Владивостока около 11 тысяч километров, а южный путь — от Одессы до Владивостока — на 8 тысяч километров длиннее.

Отметим некоторые главнейшие этапы освоения Северного морского пути.

«Персей», начавший плавание в 1923 году, совершил около 100 рейсов в Баренцовом, Карском, Белом и Гренландском морях.

Громадные «белые пятна» на карте от Новой Земли до Чукотки привлекали многих советских полярников. В числе важнейших проблем было обследование района, в котором экспедиция Вилькицкого обнаружила берег неизвестной земли.

В 1930 году экспедиция на ледокольном пароходе «Седов» отправилась для исследования северной части Карского моря от Земли Франца Иосифа на восток. Начальником экспедиции был О. Ю. Шмидт. На борту «Седова» находилась партия зимовщиков во главе с Г. А. Ушаковым, которая должна была описать Северную Землю. Экспедиция впервые обследовала огромный район в северной части Карского моря. Она открыла предсказанный профессором В. Ю. Визе, по анализу дрейфа «Св. Анны» в 1912–1913 годах, остров. Он был назван в честь автора этого прогноза островом Визе. Были открыты также еще несколько островов: Воронина, Исаченко, Шмидта и другие. Группа Ушакова проделала исключительную работу, нанеся на карту и описав обширный архипелаг Северной Земли.

Одновременно с этим различные экспедиции плавали во многих районах Арктики.

Давайте перелистаем комплект газет за десять предвоенных лет. Мы увидим имена судов, фамилии начальников, капитанов и участников экспедиций. Перечислить все это даже по наименованию одних судов и датам невозможно, но некоторые из них имеют такое большое историческое значение, что упомянуть их необходимо.

28 июля 1932 года из Архангельска вышла экспедиция на ледокольном пароходе «Сибиряков». Начальником экспедиции был академик О. Ю. Шмидт, заместителем — член-корреспондент Академии наук СССР В. Ю. Визе, капитаном корабля — В. И. Воронин.

«Сибиряков» впервые обошел Северную Землю с севера и, преодолев ледовые препятствия, 27 августа прибыл в бухту Тикси.

Пробиваясь в тяжелых льдах Чукотского моря, «Сибиряков» обломал винт. Находчивые сибиряковцы сшили паруса. Когда льды преграждали путь и «парусник» не мог сам преодолевать препятствия, команда заводила якори на лед и лебедками подтягивалась вперед. Так «Сибиряков» 1 октября вышел на кромку льдов, где его ждал траулер «Уссуриец», отбуксировавший ледокол в Петропавловск-на-Камчатке.

Участники экспедиции разрешили историческую задачу сквозного плавания по Ледовитому океану в одну навигацию.

После окончания экспедиции для развития полярного мореплавания было организовано Главное управление Северного морского пути при Совете Народных Комиссаров СССР (Главсевморпуть).

На следующий год, 16 июля 1933 года, из Ленинграда вышел в сквозное плавание пароход «Челюскин». Несмотря на многие трудности, поход до Чукотского моря протекал довольно успешно. В Чукотском море корабль не смог преодолеть тяжелых льдов и погиб.

По сие время, когда советские корабли проходят Чукотским морем на широте 68°18′ и западной долготе 172°50′, они салютуют погибшему «Челюскину».

Героический дрейф «лагеря Шмидта» широко известен. Благодаря принятым мерам все челюскинцы были спасены. Правительство высоко оценило работу летчиков, присвоив им первым почетное звание — Герой Советского Союза.

Неудача не смутила советских полярников. В том же 1934 году в сквозное плавание был отправлен ледорез «Федор Литке». Его путь лежал из Владивостока в Мурманск. Командовал ледорезом капитан Н. М. Николаев. Научным руководителем был В. Ю. Визе.

28 июня 1934 года «Литке» покинул Владивосток. Несмотря на тяжелые льды, 4 августа «Литке» вошел в бухту Тикси. Особенно трудным был отрезок пути в проливе Вилькицкого и восточной части Карского моря. Тем не менее ледорез «прорвался» на запад.

20 сентября жители города Мурманска устроили торжественную встречу орденоносному ледорезу, впервые в истории арктических плаваний завершившему в одну навигацию сквозной поход с Дальнего Востока на запад.

В приветственной правительственной телеграмме участникам экспедиции отмечалось: «В славном походе „Литке“ мы видим прочный залог скорейшего превращения арктических пустынь в Великий Северный путь нашей великой социалистической Родины».

Успехи исследования советских полярных морей поставили на очередь изучение центральной части Северного Ледовитого океана. Была организована экспедиция на Северный полюс.

22 марта 1937 года воздушная экспедиция под начальством О. Ю. Шмидта вылетела из Москвы. Четыре самолета везли людей и снаряжение, а пятый был разведывательный. Его пилотировал летчик П. Г. Головин. Флагманский самолет вел М. В. Водопьянов, другими командовали В. С. Молоков, А. Д. Алексеев и И. П. Мазурук.

19 апреля все собрались на острове Рудольфа. Почти месяц ушел на подготовку к полету на полюс и ожидание погоды. И вот 21 мая самолет М. В. Водопьянова с О. Ю. Шмидтом, И. Д. Папаниным, П. П. Ширшовым, Е. К. Федоровым и Э. Т. Кренкелем вылетел с острова Рудольфа и сел во льдах на Северном полюсе. Понадобилось немало времени, пока все самолеты соединились на льдине, на которой разместилась «Дрейфующая экспедиция Главсевморпути», или, как ее чаще называют, станция «Северный полюс».

Дрейф ледяного поля продолжался 274 дня, почти все время в направлении на юг, в Гренландское море. Скорость дрейфа оказалась значительно большей, чем предполагали, в среднем 9 километров в сутки, и 1 декабря 1937 года необычные зимовщики оказались в непосредственной близости от северных берегов Гренландии. Они проделали путь в 2500 километров.

19 февраля 1938 года ледокольный пароход «Таймыр» и бот «Мурманец» подошли ко льдам Гренландского моря, на которых находилась палатка с четырьмя героями.

Исследования Папанина, Ширшова, Федорова и Кренкеля по океанографии, биологии и геофизике Полярного бассейна внесли неоценимый вклад в науку. Каждое наблюдение было подлинным открытием. Дрейф от Северного полюса до Гренландии — это безусловно самое значительное географическое предприятие, осуществленное в XX веке в Арктике.

Одновременно с дрейфом станции «Северный полюс» 23 октября 1937 года в море Лаптевых начался дрейф зазимовавшего ледокольного парохода «Георгий Седов». Капитаном корабля был К. С. Бадигин, научными работами руководил В. X. Буйницкий. В отличие от дрейфа «Фрама», путь «Седова» протекал значительно севернее. Седовцам удалось установить максимальную глубину Северного Ледовитого океана в 5100 метров. Детально был изучен дрейф льдов.

Но на этом советская методика исследований Арктики не остановилась. Летчик И. И. Черевичный предложил с помощью летающей экспедиции исследовать район, носивший наименование «Полюс недоступности». Самолет Черевичного вылетел из Москвы 9 марта 1941 года и, пролетев с ледовой разведкой по всей трассе Северного морского пути, прибыл 20 марта на остров Врангеля. В апреле были совершены три посадки на лед в районе к северу от острова Врангеля, до широты 81°27′. Во время посадок производились океанографические исследования.

С 1948 года советские полярники организовали систематический штурм Северного Ледовитого океана. Много воздушных экспедиций отправляется в непосещенные районы Центральной Арктики. Самолеты садятся на лед, и ученые проводят комплексные исследования от поверхности до самого дна Северного Ледовитого океана. Кроме летающих обсерваторий, на дрейфующих льдах располагаются научные станции.

В 1950–1951 годах на льдах работала дрейфующая станция «Северный полюс-2». Руководил ею М. М. Сомов. Одновременно велось обследование обширного района с помощью летающих обсерваторий под научным руководством М. Е. Острекина.

С весны 1954 года в районе Центрального Полярного бассейна стало особенно оживленно. Вековое ледовое безмолвие нарушили самолеты высокоширотной экспедиции Главсевморпути и Академии наук СССР под начальством В. Ф. Бурханова, имевшей задачу организовать всестороннее изучение Арктики.

Летные отряды обследовали большой район. Начали работать две дрейфующие станции: одна — в районе полюса — станция «Северный полюс-3», ее возглавляет А. Ф. Трешников; вторая — Е. И. Толстикова, в районе так называемого Полюса недоступности — «Северный полюс-4».

Станции обеспечены всем необходимым для научных исследований широкого размаха: хорошо оборудованными лабораториями, радиостанциями, вертолетами, тракторами, автомобилями. Со станциями поддерживается постоянная авиасвязь.

Работы советских ученых привели к крупнейшим научным открытиям, благодаря которым рассеялись многие ошибочные представления.

На всем пространстве Центральной Арктики нет ни одного острова. Дно огромной «чаши» имеет глубины до 5180 метров. На дне этой чаши тянутся горы. Некоторые из них так велики, что возвышаются над дном до 3 километров. Главный хребет простирается от Новосибирских островов через район Северного полюса к земле Элсмира (к западу от Гренландии). Ему присвоено имя М. В. Ломоносова — в честь заслуг великого ученого в развитии полярной науки и отечественной океанографии.

Хребет Ломоносова разделяет Полярный бассейн на две котловины: западную, расположенную в сторону Гренландского моря, и восточную — в направлении к морю Бофорта. Названия «восточная» и «западная» условны, потому что обе котловины лежат к югу от полюса.

Ученые выяснили пути движения циклонов и антициклонов через Арктику и влияние их на дрейф льдов, определили характер водных масс и роль Атлантического и Тихого океанов в их происхождении.

Жизнь в высоких широтах оказалась далеко не такой бедной, как считали… Везде под льдами находили мелкие водоросли, животных, рыб, а на льдах видели белых медведей, тюленей, морских птиц. В местах, удаленных более чем за тысячу километров от берега, встречали даже полярного воробья-пупочку и песцов.

Исследование Северного Ледовитого океана, который часто называют «кухней погоды», имеет важное значение для прогноза льдов на Северном морском пути и прогнозов погоды на обширных просторах всей страны.

На карте Северного Ледовитого океана почти не осталось «белых пятен». До 1929 года более 4 миллионов квадратных километров, то-есть 57 процентов всей площади Северного Ледовитого океана, считалось «белым пятном». В 1939 году оставалось только около 2 миллионов таких «белых» километров (24 процента), а в 1945 году — немногим более 1 миллиона, то-есть менее 17 процентов площади Полярного бассейна. Скоро исчезнут и эти последние «пятна».

После Великой Отечественной войны размах исследований морей и океанов значительно увеличился. Советская идея о создании корабля-лаборатории получила свое завершение в наши дни. С 1948 года наша океанография располагает самым лучшим, специально оборудованным экспедиционным судном для дальних плаваний — «Витязем». На борту «Витязя» 12 лабораторий. На корабле могут жить и успешно работать 60 научных сотрудников. Это уже подлинно пловучий институт. Для исследовательских целей построены или переоборудованы и другие суда.

Советские ученые, участники экспедиции на «Витязе», проникли в неведомые глубины Тихого океана и везде, даже на глубинах более 10 километров, нашли жизнь. Они опровергли ошибочную теорию зарубежных ученых об ограниченности жизни на глубине. Они открыли новые подводные горы и хребты, по протяженности превышающие Кавказские.

В Северной Атлантике — новом для советских рыбаков промысловом районе — ведутся разнообразные работы по изучению Гренландского, Норвежского и Северного морей. Уже известны и с каждым годом открываются новые места, изобилующие сельдью, морским окунем, треской. В этом немалая заслуга не только ихтиологов, изучающих жизнь рыб, но и океанологов. Изучение течений, температуры воды, рельефа дна и грунтов, распределения животных, которыми питаются рыбы, содействует успешному лову. Исследования Атлантики улучшают и климатические прогнозы, составляемые для значительной части территории европейской части нашей страны.

В далекую Антарктику ежегодно отправляются советские ученые на борту китобойной флотилии «Слава». Мужественно, вместе с китобоями преодолевая невзгоды сурового климата, они продолжают труды по исследованию Антарктики, начатые Беллинсгаузеном и Лазаревым.

* * *

Мы окинули взором некоторые достижения наших отечественных мореплавателей. Многие путешествия могут по праву быть причислены к великим географическим открытиям.

Таковым в XVII веке было открытие пролива, отделяющего Азию от Америки.

В XVIII веке — описания сибирских берегов и открытия в северной части Тихого океана.

В XIX веке — открытие Антарктиды.

В XX веке — победы советских полярников на Северном полюсе и в Северном Ледовитом океане.

Добрым словом помянем имена героев, прославивших нашу Родину.

Они были первыми в исследовании наиболее труднодоступных и отдаленных морских просторов. Их достижения признает и уважает все прогрессивное человечество.

 

Вода вокруг нас

Громадна водная поверхность Земли. Свое название — океан — она получила по имени одного из титанов древнегреческой мифологии.

«Вода — краса всей природы», — говорил писатель С. Т. Аксаков. Вода окружает нас везде и всюду, и без воды жизнь невозможна. В жидком виде, газообразном (пар) и твердом (лед) она присутствует в воздухе, на поверхности Земли, в почве, в твердых породах, лежащих глубоко в земле, и в теле любого живого организма. Мельчайшие невидимые пары воды распространены в атмосфере на 10–15 километров от поверхности Земли. Скапливаясь, они образуют облака, а из облаков, в виде дождя или снега, снова падают на землю.

В океанах и морях находится более 1370 миллионов кубических километров воды. Хотя на суше воды в 350 раз меньше, чем в морях и океанах, но и здесь она распространена повсеместно в виде рек, озер, болот, подземных вод, снега, ледников, ископаемых льдов и замерзшей воды в области вечной мерзлоты.

Ежегодно реки несут в море 37 тысяч кубических километров воды. Много пресной воды заключено в ледниках. Если бы ледники растаяли, то уровень в океанах повысился бы на 50 метров! Многие места на карте СССР закрашены синими пятнами. Это — озера. В Советском Союзе их более 150 тысяч. Со всех сторон к морям бегут синие «змейки» рек.

В почве вода обычно составляет 15–20 процентов, но нередко ее содержание доходит и до 70 процентов.

В твердой породе, где, казалось бы, ни на глаз, ни на ощупь, ни на вкус нельзя обнаружить и капли воды, она всегда присутствует.

В живом организме вода составляет более половины веса тела, у медуз — до 98–99 процентов.

Вода — вечный странник. Течения разносят массы воды на громадные пространства. Все время происходит перемешивание многокилометровой толщи океана. В вечном движении находятся и воды суши. Они стекают в моря и океаны. Спускающиеся в моря ледники дают начало плавающим айсбергам. В дальнее странствование отправляет ветер испарившуюся воду.

Вода в организме находится в беспрерывном превращении. Она поглощается, участвует в различных процессах внутри организма и выделяется. За сотни миллионов лет существования живых существ воды океанов и морей находились неизменно под воздействием живых организмов. Они влияют на химический и газовый состав воды.

Академик В. И. Вернадский называет почву и воду биокостными телами, то-есть такими телами, которые образовались под воздействием живых существ.

Посмотрите на карту. Вы увидите, что поверхность океанов и морей занимает больше двух третей земного шара. В самом деле: из 510 миллионов квадратных километров всей поверхности 361 миллион квадратных километров приходится на океаны и моря. Объем вод океанов и морей превышает объем суши в 11 раз. Если воду океанов налить на землю ровным слоем, то получится слой толщиной в 2700 метров. Средняя глубина океанов более 4 километров, а 70 процентов всей поверхности океанов имеют глубины свыше тысячи метров.

Замечательной особенностью морей и океанов является их сообщаемость. Выйдя из одного порта моря, можно прийти в порт любой страны. Плывя по морям и океанам, можно совершить кругосветное путешествие.

Все моря и океаны, сообщаясь, представляют собой единый Мировой океан. Благодаря этому уровень водной поверхности везде почти один и тот же. Это дало основание все высоты на земле считать от уровня моря.

Несмотря на то, что все океаны и моря сообщаются, принято выделять четыре океана: Тихий (или Великий), Атлантический, Индийский и Северный Ледовитый. Самый большой — это Тихий океан, его водная поверхность равна 46 процентам поверхности Мирового океана. Он имеет (включая и относящиеся к нему моря) площадь около 180 миллионов квадратных километров и объем 724 миллиона кубических километров. Атлантический океан занимает площадь более 92 миллионов квадратных километров и объем 338 миллионов кубических километров. Индийский океан — площадь около 75 миллионов квадратных километров и объем 292 миллиона кубических километров. Северный Ледовитый океан — площадь более 14 миллионов квадратных километров и объем 17 миллионов кубических километров. Все моря, сообщаясь с каким-либо океаном, являются его составной частью, — как говорят, относятся к его бассейну. Из числа советских морей к бассейну Атлантического океана относятся Балтийское, Черное и Азовское моря; к Северному Ледовитому океану — Баренцово, Белое, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское и Чукотское моря; к Тихому океану — Берингово, Охотское и Японское моря. Каспийское и Аральское моря являются внутренними водоемами — морями-озерами.

Величина организмов, обитающих в море, находится в некоторой зависимости от размеров бассейна. Так, гигантские киты-полосатики и крупнейшие растения — водоросль макроцистис — живут только в океане. При сравнении размера одних и тех же животных, обитающих в океане и море, обнаружено, что океанические крупнее морских. Так, дельфины-белобочки, живущие в Атлантическом и Тихом океанах, крупнее черноморских. Размер первых более двух метров, черноморские белобочки не превышают 170 сантиметров.

Посмотрим ли мы на иглу-рыбу, похожую на стебель морской травы, среди которой она живет, или на плоскую камбалу, по цвету и рисунку тела не отличающуюся от окружающего грунта, поразимся ли мы изменениям, которые претерпевает личинка угря во время путешествия от мест икрометания в центре Атлантического океана до рек Европы, — везде и всюду мы видим замечательные примеры приспособления формы тела и образа жизни к условиям обитания. Но сама среда все время изменяется, изменяются и организмы. Процесс эволюции идет непрерывно, и выживают те организмы, которые хорошо приспособились к условиям существования.

Знание среды позволяет понять пути образования различных видов животных и растений, особенности их распределения и промыслового использования.

Вот почему советская биология придает такое значение изучению внешней среды.

Берег моря

Знакомство с морем начинается на берегу. От берега отправляются в дальнее плавание корабли. На берег привозят свой богатый улов рыбаки. В теплое время на пляже проводят свой досуг тысячи людей. А в бурную погоду гуляющие по берегу любуются мощной стихией разыгравшегося моря. Видя их громады, хочется пожелать «тем, кто в море», скорее укрыться в надежной бухте. Как приятно чувствовать в такую погоду твердую почву под ногами! Но незыблемость этой твердыни весьма призрачна. Чтобы убедиться в этом, достаточно нашему взору остановиться на отдельных скалах, торчащих из воды в нескольких метрах от берега. Ведь недавно они были частью берега. Берег не устоял под напором яростных ударов волн. Пройдет еще немного времени, и эти скалы рассыплются на отдельные камни. Морская волна, перекатывая и обтирая камни друг о друга, превратит их в округлую гальку. Пройдет еще время, и галька перетрется в песок.

Более двухсот лет назад великий Ломоносов правильно определил происхождение гальки и песка. В книге «О слоях земных» он писал: «…к тому ж, кто может о сем сомневаться, посмотрев на морские и речные берега, и как выше упомянуто, видя округленные, то-есть острых углов лишенные камни, и зная, что они от волнения вод и от течения почти завсегда шатаются, переворачиваются и друг о друга трутся, не можно ли сказать, что отъедают от себя взаимно множество мелких частей, то-есть зерен песчаных». По нахождению окатанных камней — гальки — Ломоносов предлагал определять морское происхождение многих террас, находящихся ныне высоко или даже далеко от моря. «Остается еще упомянуть о многих местах земной наружности, содержащих множество тел, природное свое место на дне или берегу имеющих… Сюда принадлежат великие ряды круглых и кругловатых камней, кои простираются по высоким каменным горам длиною иногда на несколько верст, шириною на несколько сажен; фигурою и положением со всем подобным тем валунам, кои на берегу морском беспрестанно от зыбей обращаются».

Море образует террасы на берегу и откладывает гряды гальки. Рассматривая положение и число террас, расположенных над уровнем моря или лежащих под водой, можно определить число и характер опусканий и поднятий берега.

Волны разрушают берег. Течения подхватывают продукты разрушения и уносят их. Но крупную тяжелую гальку далеко унести вода не может. Галька остается у берега. Песок отлагается на большой глубине, а мельчайшие частицы ила еще глубже.

Прибойная волна подходит к берегу обычно под углом. В силу этого галька перемещается вдоль берега. Она движется иногда со скоростью более 20 метров в час, а при сильном шторме даже вдвое быстрее.

Во время движения за год перетирается пятая часть гальки. Если не будет поступления нового материала, то через пять лет обнажится коренной берег и волны, обрушившись на него, разломают кажущиеся неприступными каменные громады.

Часто гальку разносят на большие расстояния льды. В береговой припай вмерзает много различных камней. Весною, когда льды взламываются, они выносятся в открытое море. После таяния льдов вмерзшие предметы падают на дно. Проследив распределение гальки на дне, можно определить путь дрейфа льдов в море.

Интересным распространителем гальки являются многие ластоногие. Морские львы, а также моржи, сивучи, котики и некоторые тюлени заглатывают гальку, чтобы она помогла перетиранию пищи в желудке. Отплыв на далекое расстояние, морские львы вылезают на берег и здесь после переваривания пищи отрыгивают камни. Часто, не зная этого пути распространения гальки, ученый становится в тупик, обнаружив на берегу обломки необычных для здешних мест пород.

Прибой разрушает берег.

Процесс размывания берегов может итти очень быстро. Так, на Черном море, у станицы Приморско-Ахтырской, берег размывается вглубь суши до 12 метров в год.

В 1933 году в результате извержения подводного вулкана в районе Курильской гряды образовался остров Такетоми. Он лежал менее чем в километре от острова Алаид. Вулканический туф и лава — материалы весьма нестойкие. Волны Охотского моря быстро разрушили берега нового острова. Они укладывали обломки в направлении к острову Алаид. Через два года от острова Такетоми протянулась надводная коса к острову Алаид, и Такетоми стал полуостровом.

В образовании песчаных кос часто имеют большое значение незначительные препятствия. Достаточно затонуть вблизи берега какому-либо кораблю, как сейчас же вокруг него вырастает песчаный холм. Он начинает расти в сторону берега, как говорят, в сторону волновой тени, как в примере с островом Такетоми. Эта тень, то-есть защищенная от волн «задняя» часть холма, вытягивается в длинный хвост, достигающий берега. Образуется своеобразная песчаная бухта.

Берег дает приют многочисленным морским обитателям: на береговых скалах поселяются моллюски, балянусы и другие организмы. Среди моллюсков имеются многочисленные камнеточцы. Благодаря их работе рушатся скалы. По песку бегают крабики и прыгают рачки-гаммариды. В лужицах, образовавшихся из заплесков волн, кишит разнообразная жизнь.

На дне океана

Если мы разрежем толщу земной коры, то увидим, что сверху лежит «тонкий» слой осадочных пород. Они образовались на дне океана и имеют толщину в несколько километров. На суше осадочные породы — живые свидетели того, что земля, по которой мы ходим, — бывшее дно моря. Далее в глубину лежит слой относительно легких, богатых кварцем и бедных железом гранитных пород, толщиной примерно в 10 километров. Глубже лежит слой земной коры, состоящий из тяжелых базальтовых пород. Они в полтора раза богаче железом, чем гранитная оболочка Земли. Базальтовая оболочка в толщину имеет около 60 километров. Далее в глубину идут слои еще более тяжелые, еще более богатые железом. Проникнуть в них мы не можем. О них мы судим по извержениям вулканов, приносящих нам богатые металлами расплавленные глубинные породы. Приборы своими показаниями открыли нам глаза на то, чего мы не можем увидеть или взять в руки.

Кажется, во всем, о чем мы сейчас рассказывали, нет ничего особенного. Ведь естественно, что легкие породы должны лежать над тяжелыми!

Замечательно то, что базальтовая оболочка в виде единого слоя покрывает глубже лежащие слои земли, а вот гранитная распространена не повсеместно. Гранитные породы слагают все материки, а также дно Атлантического, Индийского и Ледовитого океанов, но их нет на пространстве Тихого океана.

Бесчисленные тихоокеанские острова и островки, удаленные от берегов, произошли в результате вулканической деятельности или образованы коралловыми полипами. У некоторых ученых сложилось даже впечатление, что какая-то гигантская (как говорят, космическая) сила оторвала слой гранитной оболочки с площади Тихого океана и унесла его в пространство. На месте возникшей гигантской впадины скопились воды, создавшие древнейший из всех океанов — Тихий океан.

В процессе развития земной коры на дне океанов и морей отлагаются различные осадки.

Эти осадки в результате химических процессов превращались в осадочные породы. В благоприятных условиях осадочные породы образовали многокилометровые толщи. Районы дна древних морей и океанов, поднятые на поверхность и ставшие сушей, почти повсеместно покрыты толстым слоем осадочных пород. Мы находим их на горах, даже таких высоких вершинах, как Эверест. Следовательно, эти горы были когда-то дном океана, на котором беспрерывно осаждались различные обломки и скелеты живых существ.

Тихий океан не только самый большой, но и самый глубокий. Неверно думать, что наибольшие глубины лежат где-то в центре океана. Наоборот, максимальные глубоководные впадины лежат по его краям, вдоль цепочек островов: Курильских, Японских, Филиппинских и Марианских. Глубины в этих местах превышают 10 километров. Наибольшая известная глубина Тихого океана — 10 863 метра. Если бы здесь образовалась возвышенность, равная самой высокой горе на Земле, — Эвересту, то над ее вершиной находился бы слой воды толщиной почти в два километра.

Самая большая глубина в Атлантическом океане — 8525 метров, в Индийском — 7450, а в Северном Ледовитом океане — 5180 метров. Дно океана не лежит ровным «полем». На дне широко распространен холмистый рельеф. Там имеются и большие горы и глубокие впадины. Часто подводная гора подымается с громадных глубин до поверхности океана, и ее вершина образует остров. Но многие цепи гор не подымаются на поверхность. Посредине Атлантического океана находится громадный хребет высотой до 1830 метров над дном. Он тянется от Исландии до Антарктики. Только отдельные пики этого гигантского хребта в виде островов — Азорских, св. Павла и Тристан-да-Кунья — возвышаются над поверхностью моря.

В глубинах океана.

Обычно вдоль берегов располагается широкая отмель, которая, постепенно углубляясь, создает вокруг материков своеобразную платформу. Эту мелководную зону, глубиною в среднем до 200 метров, называют материковой отмелью. Материковая отмель — продолжение континента. Некоторые неглубокие моря (например, Балтийское) целиком или большею частью лежат на материковой отмели. За материковой отмелью наблюдается резкое увеличение глубины. Эта часть дна, до глубины несколько тысяч метров, называется материковым склоном. Глубже он переходит в обширнейшее ложе океана.

Материковая отмель занимает только 3 процента площади дна океана, материковый склон — 12 процентов, остальная площадь дна — ложе океана.

Наземный рельеф часто находит свое продолжение и на дне. Многочисленные ущелья продолжаются и под водой. Долину реки можно обнаружить в рельефе дна на расстоянии сотен километров от устья.

Все дно океанов и морей покрыто отложениями частиц твердых веществ, опустившихся на дно и образующих на нем мощные слои. Это морской грунт. По своему происхождению все грунты делятся на две группы. Одна группа грунтов — это различные материалы, принесенные с суши, их называют материковыми. Сюда входят обломки береговых скал, разрушаемых ударами волн, ил и песок, вынесенный реками, тучи пыли и песка, занесенные ветрами далеко в море, продукты вулканических извержений, а также куски земли и камни, вмерзшие в лед и вынесенные льдами далеко в море. Часто камни выносятся далеко в море всплывшими крупными водорослями, живущими на дне.

Другой группой грунтов являются отложения океанические. В этих отложениях большую роль играют мелкие скелетики одноклеточных животных — глобигерин и радиолярий, или одноклеточных растений — диатомей, обитающих в обширных просторах открытого океана. При громадной глубине океанов трупы мелких организмов, медленно падающие на дно, по пути большей частью растворяются или съедаются глубоководными обитателями. Лишь немногие войдут в состав донных отложений. Несмотря на это, в некоторых районах количество микроскопических организмов так велико, что илы на дне моря с полным основанием называют «глобигериновыми», «радиоляревыми» или «диатомовыми», в зависимости от организмов, скелеты которых преобладают в иле. Если мы рассмотрим под микроскопом несколько маленьких комочков глобигеринового ила, взятого со дна океана, то увидим, что в одном кубическом сантиметре этого ила окажется около 500 тысяч раковин и обломков глобигерин, 150 тысяч иголочек губок, 100 тысяч скелетиков радиолярий и створок диатомей и около 12 миллионов иголочек и пылинок! Кроме того, среди океанических отложений находят пыль, принесенную с суши, и продукты вулканического происхождения.

Мел под микроскопом.