Давно уже моря и океаны стали средой обитания различных рыб, змей и черепах, птиц, тюленей и китов. Более 400 миллионов лет тому назад завладели морем рыбы. Около 200 миллионов лет живут в морях и океанах морские пресмыкающиеся. Почти 100 миллионов лет берега и океанические просторы оглашаются криком морских птиц. Около 50 миллионов лет существуют тюлени и китообразные.

По-разному шла история возникновения и развития позвоночных животных, объединяемых вместе с более просто организованными существами в один тип — хордовых.

Низшие хордовые

Как ни различны кишечнодышащие, оболочники, ланцетники, с одной стороны, и позвоночные животные — с другой, для всех них характерны некоторые общие признаки: это внутренний скелет (хорда), образование и положение центральной нервной системы и органов дыхания.

У низших представителей этого типа, как, например, у кишечнодышащих и оболочников, хорда не несет функции осевого скелета. Высшие хордовые животные имеют скелет, разделенный на отдельные позвонки, поэтому они и называются позвоночными животными.

У хордовых центральная нервная система находится на спинной стороне. Органы дыхания этих животных — жабры или легкие — имеют непосредственную связь с глоткой или пищеводом.

Долгие годы ученые считали плавающую в море личинку торнарию за стадию развития какой-то не известной еще науке морской звезды, а роющегося в песке червеобразного существа — баланоглоссуса — за оригинального представителя особого класса червей. Разрешил эту задачу великий русский ученый И. И. Мечников. Ему удалось доказать, что торнария — личинка баланоглоссуса. Присмотрелись детальнее и к баланоглоссусу. Обнаружилось, что только образ жизни сделал это животное похожим на червя. В действительности же оно обладает многими признаками, благодаря которым неоспоримо должно быть отнесено к самому высшему типу животного царства — хордовым животным.

Класс кишечнодышащих, к которому относится баланоглоссус, очень малочисленный. Этих интересных животных всего 30 видов. Обычно это мелкие червеобразные существа в несколько сантиметров длиною. Изредка длина их достигает метра.

Ознакомившись с внутренним строением и историей развития оболочников — асцидий, сальп и аппендикулярий, ученые открыли, что они также относятся к низшим хордовым животным. У них имеется зачаточная спинная струна — хорда.

Асцидии.

Аппендикулярии и сальпы — жители водной толщи. Асцидии же плотно прирастают к морскому дну, являясь довольно обычными представителями донного населения морей. Как у многих прикрепляющихся ко дну беспозвоночных животных, у асцидий имеется и половой путь развития — через свободноплавающую личинку — и бесполый — почкованием. При этом отпочковывающийся организм долгое время находится в связи с материнским. Некоторые асцидии являются колониальными животными.

Очень интересны асцидии-огнетелки (пирозомы). Колония состоит из многих сотен особей, заключенных в общую оболочку. Эти асцидии — свободноплавающие. Свое название они получили за способность ярко светиться.

У аппендикулярий тело вытянуто в длинный «хвост», помогающий им плавать. Маленькое животное в 10–15 миллиметров создает себе из слизи «домик». Аппендикулярии не нужно тратить усилий для того, чтобы плавать. Домик легкий, и он свободно парит в толще воды. Питаются эти любопытные существа мельчайшими животными. В домике имеется особое отверстие, закрытое чрезвычайно частой сеткой-фильтром. Создавая ток воды своим «хвостом», аппендикулярия прогоняет воду и вместе с ней мелкие организмы через фильтр. Отсюда они попадают ей в рот.

Ланцетник

Покопавшись в песке на мелководьях прибрежных вод Черного моря, можно найти любопытные существа, похожие одновременно и на рыбку и на червя. С последними их роднит отсутствие парных конечностей. Это ланцетники. Они относятся к простейшим хордовым животным.

Внутри тела ланцетников проходит от головы до хвоста спинная струна — хорда. Вся мускулатура расчленена на сегменты. Головной отдел спинного мозга не заключен в черепную коробку. Поэтому ланцетников выделяют в особую группу хордовых животных — бесчерепных. Внутреннее строение и личиночное развитие говорит и о близком родстве их с оболочниками. По форме тела ланцетники похожи на хирургический нож — ланцет, откуда и получили свое название. Спасаясь от врагов, ланцетник мгновенно зарывается в песок.

Ланцетник.

Являются ли ланцетники прародителями рыб, а отсюда и высших позвоночных животных, сказать пока нельзя. Некоторые ученые считают, что эти рыбоподобные существа во многих отношениях воссоздают облик первичных позвоночных животных.

Рыбы

Каких только рыб нет в море! У одних тело, как торпеда, хорошо обтекаемое, другие — плоские, как блины, часами лежащие на дне. Есть рыбы длинные, как змеи, и круглые, как шары. Это разнообразие форм связано с условиями жизни.

Рыбы населяют океан от поверхности вод до громадных глубин. Большинство — прекрасные пловцы. Есть рыбы, которые зарываются на дне в грунт. Есть и такие, что вылезают по корням мангровых зарослей на воздух или парят над поверхностью моря. Есть малоподвижные — лежащие на дне, или живущие среди водорослей, похожие по цвету и форме тела на веточки растений. Есть рыбы, окраска и рисунок кожи которых меняются в зависимости от окружающего их грунта.

Под именем рыб объединяют две совершенно различные группы водных животных. Одни не имеют обособленных челюстей, другие, наоборот, — с хорошо развитыми челюстями.

Первая группа так и называется: бесчелюстные, или круглоротые. Ранее они были многочисленны. Среди современных животных к ним относятся только миноги и миксины.

У миног и миксин червеобразное тело. Рот у них круглый с многочисленными зубами. Зубы есть и на языке. Череп у миног развит не полностью. Дышат они жабрами, расположенными позади головы. Скелет хрящевой. Парных плавников нет.

Миноги.

Миног несколько видов. Большинство их живет в море, но все они размножаются в реках. Миноги питаются различной пищей, преимущественно ракообразными и донными животными. Нападают они и на рыб. Особенно кровожадны миксины. Они вгрызаются в жертву, высасывают кровь, питаются мясом, часто даже паразитируют внутри тела рыб. В сетях нередко находят рыб, погрызенных миксинами и миногами.

К челюстноротым относятся все рыбы, населяющие теперь моря и пресные воды. Древнейшие рыбы — акулы и скаты; они дышат через несколько пар жаберных щелей, открывающихся наружу. У акул эти щели расположены по бокам, у скатов — на брюшной стороне. Скелет у них хрящевой. Головной мозг заключен в хрящевой череп. Зубы буквально наполняют весь рот. Акуты и скаты — типичные морские обитатели. Только в тропических областях Индии, Африки и Америки некоторые из акул поднимаются вверх по рекам и даже живут в озерах.

Больше всего рыб, относящихся к группе костных. У них окостеневший позвоночник, хорошо развитый череп, жабры, расположенные на жаберных дугах и прикрытые с боков костяными жаберными крышками.

С морями и океанами связана жизнь не только чисто морских рыб, но и таких, которые часть своей жизни проводят в пресных водах. Семга живет в море, а для нереста подымается в реки за сотни километров от устья. Речной угорь, наоборот, для размножения уходит за тысячи километров в море. Подобных рыб называют проходными. Есть небольшая группа рыб, обитающая во взрослом состоянии в прибрежных, сильно опресненных районах моря. Для икрометания они также входят в реки. Это полупроходные рыбы.

Самое характерное для большинства рыб — это движение, сильное, активное стремление вперед. Тунец плывет со скоростью около 20 километров в час. Меч-рыба мчится так, что своим «мечом» насквозь пробивает борта шлюпки. Для этого надо развить, хотя бы на коротком расстоянии, скорость около 100 километров в час! Идущие на икрометание в реки лососевые рыбы перепрыгивают через четырехметровые пороги.

Меч-рыба.

Тело рыбы прекрасно приспособлено к плаванию в воде. Оно обтекаемо. Недаром почти все хорошо плавающие животные в процессе эволюции приобрели рыбообразную форму тела. Пока были неизвестны образ жизни и анатомия китов, их считали громадными рыбами — «рыба-кит».

Очень многие рыбы — хищники. Им надо уметь быстро плавать, чтобы догнать свою жертву. Ну, а мирным рыбам надо быстро уйти от прожорливой пасти. Вот почему от плохо плававших предков, имевших змееобразную форму тела, развились современные торпедообразные, быстроплавающие рыбы. Плоские или другие формы тела, связанные с малоподвижным образом жизни, выработались у рыб, приспособившихся к жизни у дна, среди зарослей.

Про акул мы слышим множество рассказов еще с детства. Многие из нас первое представление об этой рыбе, вероятно, получили, прочитав замечательный рассказ Л. Н. Толстого «Акула».

Действительно, акулы иногда нападают на людей. Эти прожорливые хищники — жители преимущественно тропических вод. Очень опасна для человека тигровая акула, вырастающая обычно до 4 метров в длину, но иногда достигающая и 9 метров. Вес взрослой акулы — более тонны. Такой громадной акулой является и молот-рыба. Глаза у нее сидят по бокам головы. Широко известна и так называемая акула-людоед — белая акула. Ее длина свыше 4 метров, изредка достигает даже 12 метров, вес — более 3 тонн. Среди акул встречаются и настоящие гиганты. Китовые акулы вырастают до 20 метров, и, как ни странно кажется, они питаются рачками или мелкой рыбой. Но трудно было бы прокормиться такому колоссу, если бы ему пришлось догонять крупную добычу. Заплывет китовая акула в огромную стаю рачков и начинает цедить воду. Вся мелочь остается у нее во рту. Каждый рачок весит миллиграмм, то-есть одну тысячную долю грамма, но, поглощая миллионы рачков, гигант вполне насыщается. Обычно размер акул — 2–4 метра, питаются они рыбой, вообще же являются всеядными хищниками. Одно появление акул вызывает переполох в рыбьей стае. Акула может развивать скорость до 20 километров в час. Надо быть предельно юрким и незаметным (замаскированным), чтобы спастись от острых зубов этой разбойницы.

В тропических водах близко у дна живет небольшая акула — пилонос. Несмотря на свой воинственный вид, она довольно безобидна.

Акулы: голубая, колючая, сельдевая, молот-рыба, кошачья акула, пилонос.

С акулами тесно связана и жизнь своеобразных рыбок — рыбы-лоцмана и прилипалы. Обычно акул сопровождает рыба-лоцман. На теле акул часто можно видеть небольших, крепко приставших к ней рыб. В головной части тела у прилипалы имеется большая присоска. Она образовалась из видоизмененного первого спинного плавника. Присоской прилипала прикрепляется к телу акулы. Так они и путешествуют вместе. После удачной охоты прилипалы и лоцманы набрасываются на остатки акульей трапезы и начисто все подъедают.

Рыбы-прилипалы и лоцман сопровождают акулу.

Близкие родственники акул — скаты. Внешне они совершенно не похожи на акул, но внутреннее строение выдает их близкое родство. Скат — как бы сплющенная акула, с сильно разросшимися боковыми плавниками. Двигаются скаты при помощи волнообразных изгибов своих боковых плавников. Особенно интересны электрические скаты — торпедо. В головной части у них находится два электрических органа. Они состоят из пластинок, прослоенных особым студенистым веществом, служащим электролитом. 40 горизонтальных пластинок соединяется в шестигранный столбик, точно пчелиные соты; 600 таких столбиков составляют электрическую «батарею». Нерв подходит к каждой пластинке и электризует ее отрицательным зарядом. Противоположная сторона пластинки несет положительный заряд. Химические процессы, происходящие под влиянием нервных импульсов, вызывают электрический ток.

Электрические органы торпедо дают по 150 разрядов в секунду при напряжении до 80 вольт. Через 10–15 секунд рыба истощает свой запас энергии и отдыхает. Разряд электрического ската достаточен, чтобы парализовать рыбу или отогнать хищника. Имеются рыбы, дающие еще большие разряды. У электрического угря величина разряда достигает 300 вольт; поражение таким разрядом может быть весьма болезненным и для человека.

Электрический скат — торпедо.

Купаясь в районе зарослей морской травы, растущей у берегов Черного, Азовского и южной части Японского и Балтийского морей, неприятно встретиться со скатом-хвостоколом. В Черном море их называют морскими котами. Они достигают метра длины. На хвосте кота имеется большая зазубренная игла. Нападая, морской кот сильно бьет хвостом и ранит этой иглой. В тропических водах встречаются гигантские хвостоколы длиной до 6 метров и весом более тонны. Хвост их вооружен зазубренным «кинжалом» метровой длины.

Опасна для человека и пила-рыба. Этот акулообразный скат достигает 15 метров длины и двух тонн веса. Пила-рыба — замечательный пример того, как из приспособленного к жизни на дне плоского ската развились рыбы с хорошо обтекаемой формой тела, когда они перешли к жизни в толще воды. Пила-рыба быстро плавает. Вытянутый вперед двухметровый вырост рыла усажен с каждой стороны 20 острыми зубьями. Своей мощной пилой хищник глушит стаи мелкой рыбы, вскапывает грунт, выискивая запрятавшихся там животных. «Пила» может «разрубить» большую рыбу.

Пила-рыба.

Многие хищные рыбы, охотясь за пищей, прибегают к хитрости. Неподвижно лежит на дне рыба, носящая необыкновенное название «морской чорт». Над головой у него шевелится червеобразный кончик отдельно стоящего луча спинного плавника. Набросится какая-либо доверчивая рыбка на мнимого червяка и окажется в огромной пасти морского чорта. Вот так и живет этот хищник: и плавать не надо, и пища сама в рот идет!

Морской чорт.

Среди веточек кораллов снуют пестрые маленькие рыбки, своей окраской и формой тела несколько напоминающие бабочек. Ярко окрашенные, они сразу бросаются в глаза, когда находятся в аквариуме, но совершенно незаметны среди разнообразных кораллов. Многому можно «поучиться» у рыбок коралловых рифов, у которых в борьбе за существование давно уже выработались различные виды маскировки.

Рыбы коралловых зарослей.

Замаскироваться, сделаться незаметным очень выгодно в той непрекращающейся «войне», которая ведется в глубинах моря. Плотно прижавшись ко дну, лежит плоская рыба-камбала. Верхняя часть ее тела окрашена под цвет окружающего грунта, и камбалы совсем не видно. Если камбала переплывет с песчаного грунта на каменистый, быстро изменится ее окраска и расположение пятен на теле и среди камней она будет также незаметна.

Были проделаны интересные опыты. Дно аквариума делили на две части: половина дна раскрашивалась под шахматную доску, а другая половина имела однообразно белый цвет. Когда камбалу клали головой на искусственный грунт, раскрашенный шахматным рисунком, вся кожа на спине рыбы покрывалась пятнами, имитирующими этот рисунок. Затем ту же камбалу клали головой на белый фон. Рисунок исчезал, и рыба становилась белесой. У камбалы выработались условные рефлексы, вызывающие изменение окраски тела. Так, приспосабливаясь к окружающим условиям, спасается от своих врагов беззащитная камбала. Проплыла акула, зорким взором осмотрела дно — и ничего не обнаружила. Все притаилось, замаскировалось, словно и не было здесь минуту тому назад бурной жизни.

Окраска камбалы на песчаном и каменистом грунте.

Как у всех рыб, оба глаза личинки камбалы располагаются симметрично, а плавнички — по бокам тела. Но вот малек переходит к жизни на дне. К этому времени все его строение сильно видоизменяется. Искривляются кости черепа и позвоночника. Оба глаза располагаются на одной «верхней» стороне плоского тела. Сторона тела, лежащая на грунте, становится бесцветной — белой, зато «верхняя» часть приобретает защитную способность окрашиваться под нужный цвет.

* * *

Иногда в открытом море можно наблюдать удивительную картину. Точно стая воробьев, выпорхнули из волны чудесные серебристые рыбки. Планируя, пролетели они несколько десятков метров, чуть прикоснулись к воде и продолжают полет дальше. Сколько прародителей этих летучих рыбок гибло из поколения в поколение, пока их плавники не развились в крылья. За летучими рыбками выскакивает из воды и преследующий их тунец. Большое тело тунца хорошо приспособлено к быстрому плаванию, но становится совершенно беспомощным в воздухе. Враг теряет направление погони, падает в воду, а рыбка улетает.

Но крыло рыбки — это не крыло птицы, а планера. Летучая рыбка не машет крыльями. Спасаясь от преследования, она быстро плывет к поверхности моря. Крылышки-плавники прижаты к бокам туловища, все тело устремлено вверх. Наконец рыбка достигла поверхности. Сильно работая хвостом-мотором, она быстро делает разбег, расправляет «крылья» навстречу потоку воздуха и взлетает. Если нужно лететь дальше, рыбка коснется волны, заработает ее хвост, она опять наберет разбег и вновь взлетит. Обычно рыбка летит 100–150 метров. Для этого ей нужно находиться в воздухе около 20 секунд. Наблюдали и более длительный полет — до 400 метров и пребывание в воздухе около минуты. Держаться в воздухе рыбке еще помогают отраженные от воды токи воздуха, они подымают ее высоко. Этим можно объяснить и залет рыбок на палубу корабля. Ночью, когда рыбка не видит темного борта, она подлетает к нему вплотную и обтекающим корабль током воздуха заносится наверх. Но опасен для рыбок и воздух. Ускользнув от прожорливой пасти тунца, рыбка подвергается нападению чаек и других морских птиц. Надо скорее нырнуть в воду. Очевидно, приспособившись к полету на небольшое расстояние, рыбки с меньшими «жертвами» спасаются и от водных и от воздушных врагов.

Летучие рыбки.

Сильная штормовая волна набегает на берег. В щепки разбивает она лодки, выворачивает сваи, разламывает камни. Но даже в этой прибойной зоне приспособились к жизни рыбы. Как в таких могучих волнах может сохраниться рыбка? Ведь тело ее не защищено панцырем, мягкая кожа не выдержит удара о прибрежные скалы! Брюшные плавники бычков видоизменились в особые присоски. Крепко присосавшемуся бычку не страшны бушующие над ним волны.

В море обитают два близких родственника — морской конек и конек-тряпичник. Морской конек — рыбка, живущая среди водорослей, прикрепленных ко дну моря. Хвостом держится конек за стебли. Плавает морской конек плохо. Благодаря причудливой форме его не так-то легко заметить среди водорослей. Тряпичник живет среди плавающих вдали от берегов водорослей — саргассов. Там он прекрасно скрывается от своих врагов. Различные выросты обильно развиваются на теле этой рыбки — вот почему ее и назвали тряпичник.

Морской конек и конек-тряпичник.

Приспособилась к пассивному плаванию еж-рыба. Когда на нее нападает враг, тело раздувается, как шар. Рыба ощетинивается, покрываясь со всех сторон длинными и крепкими иглами. Ткнется хищник в такую добычу и вряд ли пожелает повторить нападение на рыбку, казавшуюся беззащитной. Кроме того, «беспечность» ежа-рыбы только кажущаяся. Не всякая рыба охотится за ежом, у которого икра ядовита. Уколы о шипы и лучи плавников скорпены, морского дракона и некоторых других рыб вызывают у человека болезненное ощущение.

Еж-рыба.

Удивительно прячутся от врагов маленькие рыбки из семейства фиерасферов. Они живут в тропических водах у берегов Центральной Америки. Завидев врага, рыбки исчезают внутри больших раковин живой жемчужницы, а некоторые ухитряются спрятаться даже внутри голотурий, где спокойно можно переждать нужное время. Обычно это мирное сожительство, но, проголодавшись, рыбки поедают внутренние органы голотурий. Иногда в раковинах жемчужниц находили мумий фиерасферов, покрытых перламутровым слоем.

* * *

По-разному заботятся рыбы о своем потомстве. Колюшка из веточек растений делает гнездо, откладывая всего несколько десятков икринок. Пока выводятся и растут мальки, самец заботливо их охраняет.

В щели между скал заходит рыбка маслюк. Отложенную в пустую створку раковины кучку икры она обвивает своим телом, охраняя ее от врагов. Пинагоры мечут икру на границе отлива. Если ушедшая вода обнажит икру, то можно увидеть трогательное зрелище. Охраняющий икру самец время от времени, набрав в рот воды, поливает ею икру.

Заботливые родители — морские колюшки у гнезда.

Живущая на американском побережье рыбка лаурестес откладывает икру во влажный песок на верхней границе воды в период максимального прилива. Следующие затем приливы меньшей величины, хотя и не покрывают водой отложенную икру, но сохраняют влажность, обеспечивающую нормальное развитие икры. Зато солнышко хорошо прогревает песок, икра быстро развивается. Морские враги ей не угрожают. К периоду следующего максимального прилива в воду выходят уже плавающие личинки.

Недавно советскими учеными была открыта еще одна замечательная форма «заботы» рыб о своем потомстве. В Охотском море живут в придонном слое воды розовые глубоководные рыбки — корепроктус. Весною перед нерестом они подымаются на меньшие глубины, где встречаются с громадными камчатскими крабами. У самок рыбки имеется длинный яйцеклад. Они просовывают яйцеклад под панцырь крабов, откладывая там икру. Под панцырем икра развивается почти в полной безопасности: любителей полакомиться жестким, колючим крабом на дне моря мало. Находящиеся под панцырем жабры краба все время шевелятся, прогоняя воду. Вода омывает и жабры и развивающуюся икру. С прогревом воды крабы устремляются на мелководья. Вместе с ними путешествует и икра. Выклюнувшиеся из икринок мальки оказываются в теплых прибрежных водах, в условиях весьма благоприятных для их развития.

Многие рыбы закапывают икру в песок на морском дне или приклеивают ее к водорослям. В укромных местах, где быстрое течение речек или ручьев несет воду, снабженную кислородом, различные лососевые рыбы, пришедшие с моря на икрометание, вырывают ямки. Отложенную в ямку икру родители тщательно закапывают. Своими хвостами они набрасывают над ямкой целый холмик из песка и гальки, но так, чтобы свежая, богатая кислородом вода смачивала спрятанную под бугорком икру. Соорудив такую сложную постройку, рыбы охраняют некоторое время свои нерестовые бугорки от пришедших новых производителей и любителей полакомиться икрой.

Акулы и скаты сами не заботятся о своих детенышах, но икринка их одета в роговую капсулу, защищающую зародыши от многих врагов.

Яйца акул и скатов заключены в роговые капсулы.

Наиболее заботливыми родителями можно считать морского конька и морскую иглу. У самцов этих рыб имеется особая выводковая камера. Самки откладывают в нее икру. Края заполненной камеры у большинства видов срастаются. Внутри нее развивается икра. Кислород, необходимый для дыхания икры, поступает из крови, текущей по сосудам слизистой оболочки выводковой камеры. Когда личинки подрастут, края камеры начинают раскрываться, и выросшие мальки ее покидают.

Наконец имеются и живородящие рыбы. У некоторых видов акул, скатов, пилы-рыбы, бельдюги, морских окуней оплодотворение является внутренним, и на свет появляются уже вполне сформированные мальки. Обычно эти рыбы приносят от нескольких штук мальков до нескольких десятков. Только морской окунь выметывает (в несколько приемов) от 37 тысяч до 363 тысяч личинок.

У самки пилы-рыбы находят по 30 и более детенышей. Они появляются на свет вполне сформировавшимися, вооруженными пилой с острыми зубьями. Пилы молодых рыбок в утробный период одеты в особые чехлы, и рыба-мать гарантирована от повреждения во время родов. Нечто похожее происходит и у скатов-хвостоколов. Они тоже живородящие. Маленькие хвостоколы родятся с «мягкой» иглой, которая со временем крепнет и разрастается.

Однако большинство рыб не заботится о своем потомстве. Они спасают свой род от уничтожения, выметывая большое количество икринок. У морской камбалы бывает до 50 тысяч икринок. Треска и угорь мечут до 10 миллионов икринок, луна-рыба — до 300 миллионов. Заботиться о таком потомстве, конечно, невозможно. Но это и не требуется. Для продолжения рода достаточно, если из этих миллионов вырастет всего несколько рыб. Они опять дадут массу икринок. Большая плодовитость рыб служит им защитой от истребления вида. Интересно отметить, что у рыб, мечущих в море много икры, она плавающая. Морские течения разнесут икринки и помогут распространению вида на большие пространства.

* * *

Успехи гидроакустики позволили сдать в архив известную поговорку: «Нем, как рыба». Рыбы «говорят», они издают различные звуки, иногда даже различимые человеческим ухом. Хлопая жаберными крышками, скрежеща зубами, выпуская воздух из плавательного пузыря, некоторые рыбы урчат, каркают, хрюкают и пищат. Семейство горбылевых рыб является настоящими подводными «музыкантами». Некоторые из этих «поющих» рыб, как, например, черноморская ставрида, — промысловые. Их ловят, подслушивая издаваемые ими звуки. Среди рыбаков островов Малайского архипелага и Тихого океана развилась даже особая специальность — рыбьих слухачей. На маленьком челноке слухач плывет впереди рыбацких лодок. Время от времени он опускается в воду и слушает шум, вызываемый стаей рыб. Только по команде слухача выметывают сети.

Некоторые рыбы хорошо слышат звуки, издаваемые человеком. Старинный промысловый лов кефали в Черном море был основан на том, что рыбу «брали на испуг». Слыша звук, кефаль пугается и выпрыгивает из воды. По количеству выпрыгнувшей рыбы судили о ее скоплении. Там, где было много рыб, артель расстилала сети.

Большинство рыб «говорит», но на таких звуковых частотах (колебаниях), которые человеческое ухо не воспринимает. «Рыбий разговор» был раскрыт военными моряками. В период Великой Отечественной войны для борьбы с немецкими подводными лодками были изобретены особые гидроакустические приборы. Погруженные в воду, они воспринимают звуковые колебания различной частоты. Случалось, что неопытные слухачи подымали ложную тревогу: им казалось, что в атаку идут вражеские эскадры. В действительности же это проходила стая каких-либо рыб. В гидрофон можно услышать звуки, издаваемые рыбами, раками и другими животными. Многие из этих звуков похожи на шум винта парохода или на шум двигающейся подводной лодки.

* * *

В советских морях живет свыше 150 видов промысловых рыб. Добыча рыбы — богатейшая отрасль нашего народного хозяйства. Тысячи судов приходят с моря, груженные обильным уловом. Сотни заводов на берегу замораживают, солят, коптят рыбу или готовят из нее консервы.

Основными промысловыми рыбами являются осетровые, сельдевые, лососевые, карповые, тресковые, камбаловые. Кроме того, большое значение имеют окуневые, скумбриевые, тунцы, бычки, горбылевые и кефалевые.

Осетровые стоят на самой низшей ступени развития костных рыб: значительная часть их скелета хрящевая. Это одна из самых древних групп костных рыб. К осетровым относятся: белуга, калуга, осетр, севрюга, стерлядь, шип. Все осетровые распространены только в северном полушарии. Часть из них, например стерлядь, постоянно живет в пресной воде, но обычно осетровые относятся к проходным или полупроходным рыбам. Нерестуют они в реках, а откармливаются и растут в море.

Хотя общий улов осетровых относительно невелик — менее 30 тысяч тонн в год, но весьма выгоден. Осетровые рыбы дают «черную» икру и нежное, вкусное мясо. Недаром осетровых называют «красной рыбой». Красная она не по цвету мяса, а по старинной русской манере называть все хорошее красным.

Главнейший промысел осетровых рыб сосредоточен в Советском Союзе. Добыча осетровых в СССР составляет более 90 процентов мирового улова. Особенно много осетровых и белуги промышляют на Каспийском море и в реках, впадающих в него. В меньшем количестве добывают осетровых рыб в Азовском и Черном морях. В Аральском море ловят шипа.

Самые крупные представители осетровых — белуги. В мае 1951 года на Дону рыболовецкая бригада Нехлиновского колхоза имени Фрунзе выловила белугу в 700 килограммов весом, длиной свыше 4 метров. Иногда попадаются и еще большие гиганты. Так, на Волге в 1864 году поймали белугу весом более тонны и длиною в 5 метров.

Из Каспийского моря белуги идут на нерест вверх по Волге до Калинина и по Каме до Чистополя. Во время нереста крупные белуги откладывают до 8 миллионов икринок. Вес икры крупной белуги превышает 100 килограммов.

Другой родственник белуги — калуга — населяет бассейн реки Амура и выходит только в опресненную часть Охотского моря. Калуга — одна из самых крупных рыб, живущих в пресных водах. Ее размер иногда превышает 5,5 метра, и весит она более тонны.

Осетры, по которым и названы эти костно-хрящевые рыбы, вырастают до 2 метров. По значению в промысле осетры занимают первое место, затем идут севрюги. А белуги и калуги, хотя и очень крупные рыбы, но, как это часто бывает с «великанами», встречаются реже.

На первом месте в мировом рыбном промысле стоят сельдевые. Они дают треть всего улова рыб.

Из группы сельдевых большое промысловое значение имеют океанические сельди: атлантическая и тихоокеанская, сардина, каспийско-черноморская сельдь, кильки (или тюльки), хамса (или анчоус) и некоторые другие представители семейства сельдевых рыб.

Сельди широко распространены и в северных частях Атлантического и Тихого океанов. Но в каждом из океанов жизнь сельди имеет существенные отличия. Клейкая икра атлантической и мурманской сельди прилепляется к гальке на глубине от 50 метров и до 200 метров, а тихоокеанская — к водорослям на мелком месте до 15 метров. Тихоокенская сельдь отличается еще и тем, что легко выносит опреснение. Поэтому подвиды этой сельди распространялись через прибрежные воды сибирских морей и проникли в Печорский район Баренцова моря и в Белое море. Здесь они образовали ряд местных пород: печорскую, беломорскую и другие. Мурманская же сельдь относится к атлантической группе и не может постоянно жить в холодных опресненных водах Белого, Карского и других морей Северного Ледовитого океана. Вот и получилось, что в этих морях живут сельди, обязанные своим происхождением далекому Тихому океану, а не близкому Атлантическому океану или Баренцову морю.

Совсем иной образ жизни ведут сельди, известные под названием каспийско-черноморских. Кроме Каспийского моря, где живет 16 видов сельдей, они встречаются в Черном и Азовском морях, но здесь их всего 5 видов.

Каспийско-черноморские сельди не боятся сильно опресненных вод. Есть даже проходные, совершающие путешествия на нерест из моря вверх по реке на сотни километров (черноспинка, волжская сельдь). Имеются и полупроходные, невысоко подымающиеся по реке. Наконец есть и морские, идущие на нерест уже не в реку, а в сильно опресненные районы моря (долгинская сельдь, астраханская, азовская). Среди морских видов имеются такие, которые нерестятся в воде с обычной каспийской соленостью (бражниковская сельдь и некоторые пузанки).

Перед тем как отправиться из Каспия в далекие странствия вверх по реке, черноспинка и волжская сельдь накапливают в теле жир. В реках они уже не питаются, и после нереста много их погибает. Однако если стоит прохладная погода, то часть сельди выживает и скатывается обратно в море. В этом случае она сможет прийти в реки на нерест и в следующем году. Дальше вверх по реке идет самая жирная — черноспинка. Ее часто называют «залом». Волжская сельдь проделывает меньший путь, и, соответственно, жира, накопленного в море, у нее меньше. Морские сельди не совершают таких путешествий, как проходные, и жира у них еще меньше.

Хамсу (анчоус) различают черноморскую и азовскую. Первая живет только в Черном море. Вторая летом для откорма и на нерест скапливается в Азовском море, а зимовать уходит в более теплое Черное море.

Громадными косяками подходит в некоторые годы к берегам Советского Приморья дальневосточная сардина. Икру она мечет у берегов Южной Японии и Кореи, а летом для питания идет на север вдоль советских и японских берегов. До 1940 года сардины подходили к нашим берегам в таком изобилии, что удавалось вылавливать в год более 150 тысяч тонн этой ценной рыбы. В последующее время редко вылавливали даже несколько экземпляров для научных наблюд