До сих пор осталась незатронутой тема паранормальных способностей (вибхути или сиддхи). Изложенные ниже гипотезы – не более чем попытка осознания событий, которые с какого-то момента неизбежно возникают в жизни адепта йоги.

«Самьяма есть совокупность методов работы с сознанием, включающая концентрацию, дхьяну и сосредоточение. Эти три суть средства реализации паранормальных способностей» (, с.231, 1-1).

Или: «Благодаря самьяме на трёх изменениях (дхарана, дхьяна, самадхи) возникает знание прошлого и будущего» (там же, III, 16).

И далее: «Благодаря непосредственному восприятию содержания познавательного акта возникает знание чужой ментальности» (там же, III, 19).

«Благодаря самьяме на свете в голове возникает видение сиддхов» (там же, Ш, 32).

«Благодаря интуитивному озарению наступает всеведение» (там же, III, 33).

Сиддхи возникают, говорит Вьяса, вследствие безупречной практики самьямы. Но в то же время «Они являются препятствиями при йогическом сосредоточении, и магическими совершенствами при „пробужденном“ состоянии сознания» (там же, III, 37).

Что это за совершенства и чему именно они препятствуют?

«Мы добиваемся полного интуитивного знания о том, на чём мы сосредотачиваемся. Высшие способности чувств (гиперстезия), благодаря которым йогин может видеть и слышать на расстоянии, появляются как результат сосредоточенности. Мы может достигнуть также непосредственного знания подсознательных впечатлений и благодаря им – познания наших прошлых жизней. Йогин может сделать своё тело невидимым.

Сверхъестественные силы в действительности препятствуют самадхи, хотя они рассматриваются как совершенства, когда кто-нибудь достигнет их. Они – побочный продукт высшей жизни» (, 323-324).

Аскеты шиваитской секты капаликов стремились именно к сиддхам: «...Их первичной целью было не столько мистическое единение с божеством, сколько достижение йогических сил – таких как телепортация, способность становиться невидимым, проникать в ум другого человека, ходить по воде и летать по воздуху». Для этого они кроме всего прочего «...Практиковали суровые упражнения Хатха-йоги» (, с.24).

Ранее упоминалось об исключительных способностях йогов-факиров, одним из которых является наш современник Свами Рама. За этими чудесами стоит изощрённая коммуникация сознания с телом и его процессами, однако возможности этого локальны и ограничены организмом факира.

«Однако уже тогда я заинтересовалась явлениями, которыми как-то не принято заниматься в серьёзных научных исследованиях, теми, которые могут быть обозначены как особые случаи – „странные явления“: сверхсильные влияния одного человека на другого или на других в заданной ситуации, причём влияние не только на психическую, но и на соматическую сферу; видение отдалённых событий настоящего, прошлого и (что уже ни в какие ворота не лезет!) будущего» (Н.Бехтерева: «Магия мозга и лабиринты жизни», с.194).

В начале 80-х, когда я адаптировался к Москве, у мамы случился инфаркт, который родители от меня скрыли. Тогда приснился сон, настолько испугавший меня, что я среди ночи бросился звонить в Судак. Суть сна была в том, что мама умерла, но почему-то в Москве. Звонит отец, и я в ужасе выскакиваю из своего НИИ на проспекте Вернадского...

Шло время, постепенно кошмар забылся. Родители перебрались из Судака в Харьков, затем в Изюм, и уже в восемьдесят седьмом – в Москву. Мать всегда мучилась сердцем, которое ещё в сорок втором, на фронте, после ангины убил ревматизм, и летом восемьдесят восьмого произошло неизбежное.

В тот день с утра я чувствовал себя настолько странно, что, явившись на работу, решил идти сдаваться в медпункт. Но тут позвонил отец и сказал не своим голосом, чтобы я приезжал как можно скорее, маме плохо. И когда, не помня себя, я голосовал проходящим машинам – в сознании вспыхнул тот самый сон. Назвав водителю адрес, я уже знал что, как и тогда во сне, не успею. И не успел.

Совпало всё, что давным-давно приснилось мне, вплоть до маршрута и цвета автомобиля. В «Синхронистичности» Юнг рассказывает о своём друге, который гулял по испанскому городу, руководствуясь увиденным ранее сновидением, и приводит факт из биографии Сведенборга, наблюдавшего во сне горящий Стокгольм, находясь от него очень далеко. В первом случае информация поступает в сознание «игнорируя» пространство и время, во втором только пространство.

Экстраординарное восприятие нередко проявляется у больных с тяжёлой патологией мозга, это видение сквозь материальные препятствия, знание будущего, способность определять вкус и цвет на ощупь и т.д. (см. работы Ли и Васильева). То, что мозг способен к такому восприятию и в здоровом состоянии, подтверждает феномен сиддх (хотя, согласно критериям современной психиатрии, йоги, у которых такие способности есть, не являются здоровыми людьми).

Задолго до Ферми и Сцилларда физики сталкивались с явлением радиоактивного распада, но его никто не замечал, не знали, что именно нужно заметить. Как только явление было осознано, поименовано и описано оно стало встречаться очень часто. Может быть, в случае сиддх стереотипные объяснения не дают возможности встать на новую точку зрения?

Случайными Юнг называет явления, отсутствие причин у которых доказано фактически. Пример: женщина фотографирует новорождённого сына и уезжает, оставив проявлять фотопластинки в Страсбурге. Начинается война, вернуться, чтобы забрать фотографии, ей не удалось. Три года спустя, уже во Франкфурте, чтобы снять новорождённую дочь она снова приобретает фотопластинки. Когда одну из них проявили, оказалось что изображение дочери наложено на сделанное три года назад фото её сына.

Такие события Юнг назвал синхронистичными, они основаны на одновременном наличии двух состояний: либо в повседневность вторгается нечто инородное, либо с ментальным содержанием сознания вдруг начинают совпадать материальные, неизвестно откуда взявшиеся артефакты.

В девяносто четвёртом, замечательной крымской ночью на морском берегу я сказал сыну: – Надо же, как портят впечатление от ночного берега фонари этих глупых забегаловок! После этих моих слов побережье мгновенно погрузилось во тьму. Сын воскликнул: – Тебе в цирке работать надо, папа.

Подходя в кромешной темноте к домику, я опять сказал: – Всё это, конечно, хорошо, но мне бы посидеть хоть немного со своими бумагами... Окна нашей базы отдыха и берег внизу у моря мгновенно вспыхнули электрическим светом.

Подобных мелких происшествий можно припомнить много, например, сон, приснившийся весной 1993. В старом доме по улице Куйбышева, который давно снесён, готовился к переезду мой одноклассник Валера, о котором я не вспоминал Бог знает сколько. Мне так и не удалось заговорить с ним во сне, видел я и мать Валеры, умершую много лет назад, и даже его соседей.

Этим же летом в Симферополе я встретил одноклассницу, мы сидели когда-то за одной партой и не виделись ровно тридцать лет. Когда, перебирая своих ребят, добрались до Арсентьева, Нина сказала, помрачнев: – Он весной повесился, белая горячка...

Следующую группу случайных событий даёт парапсихология. Юнг в своей статистике пользовался опытами Дж.Б.Рейна, где карты со специальными символами тасовала машина. Затем они раскладывались сериями по пять штук, испытуемый, отгадывая, называл карту, которую для проверки переворачивали. Один молодой человек получал результаты гораздо выше прогнозируемых. Однажды он угадал подряд серию из 25 карт, вероятность этого составляет 1:298023876953, то есть при одной попытке в секунду подобный случай мог бы реально произойти один раз за восемь тысяч лет (весьма интересные данные о подобных вещах публиковались в журнале «Психофизика» – центр Васильева).

Юнг классифицировал эти феномены следующим образом:

1). Совпадение переживаний наблюдателя с происходящим в этот момент неподалёку событием, при котором наблюдатель лично не присутствует, но его психическое состояние полностью отвечает содержанию данного события.

2). Совпадение состояния наблюдателя с событием, происходящим в то же время, но на большом удалении.

3). Совпадение психического и ментального переживания с событием будущим, реальность которого может быть установлена только впоследствии.

Общим у всех этих отдалённых от субъекта во времени и пространстве явлений оказывается полная эквивалентность (смысловая или материальная) с тем, что он узнаёт ниоткуда или просто чувствует. Явления эти возможны при двух условиях: либо какой-то фрагмент психики индивида независим от пространства-времени, либо он встроен в гораздо более глобальную и пока неизвестную нам сеть взаимодействий.

Попытаемся взглянуть под определённым углом на соотношение общего и частного, закономерного и случайного. С одной стороны человеческое тело это типовое «изделие», тиражированное сегодня в более чем шести миллиардах экземпляров, организация и принципы функционирования его также едины. С другой стороны в нём, несомненно, наличествуют уникальные особенности, придающие индивиду неповторимость.

Американцы подсчитали, что всё население планеты представлено сотней тысяч типов лиц, то есть каждый живущий имеет примерно шестьдесят тысяч двойников (без учёта различий в возрасте).

Кроме дублирования по лицам неминуемо существуют двойники по телосложению, если совпадают обе группы признаков и возраст, мы имеем практически полную физическую идентичность.

Тираны и диктаторы часто подбирали себе двойников, иногда они находились сами, известен берлинец Густав Велер, которому власти нацистской Германии официально запретили отпускать усы, делающие его копией фюрера. Можно вспомнить Сталина и Михаила Геловани или, например, эпизод, описанный Паустовским в его автобиографическом цикле (с/с в 8 т., т.4: «Беспокойная юность», с.372, М., 1968, Худ. лит.).

Феномен близнецов (не говоря уже о клонировании) лишний раз показывает, что человеческие существа могут быть не только одинаковыми, но и полностью физически идентичными. Опираясь на сохранившихся архивы и галереи портретов, генетики исследовали ряд аристократических династий Европы. При этом выявился прелюбопытнейший факт: дети нередко похожи не на родителей, бабушек либо дедушек, а повторяют – от полного внешнего сходства до личностных свойств – облик, а иногда и судьбу людей, живших много поколений назад.

Есть два вида идентичности: двойники единоутробные (сегодня известно около двадцати миллионов пар близнецов, похожих друг на друга как две капли воды) и случайные, существующие в одном (горизонтальном) временном «слое». Известны также двойники «по вертикали» – в разном времени («Не говорите, что это уже когда-то было, ибо оно ещё когда-то будет, и не говорите, что это когда-то будет, ибо всё это уже когда-то было»).

Итак, физическая уникальность человека весьма относительна, однако с психикой и сознанием дело обстоит с точностью до наоборот.

Множество поразительно однотипных (по внешнему виду и структурным особенностям) творений человека возникали совершенно независимо и в разное время, это относится в первую очередь к постройкам и орнаментам. «Однако, ссылки на сходства материалов, орудий и внешних условий всё же не вполне убедительны. Они не позволяют полностью объяснить сходство и совпадения особенностей упомянутых выше произведений искусства» (, с.23-24).

Создание идентичных орнаментов гораздо вероятней, нежели открытие теории относительности, тем не менее, это укладывается в рамки гипотезы о том, что материя порождает дубликаты как первого рода – физические тела, так и второго – результаты интеллектуальной деятельности.

Поскольку род хомо сапиенс насчитывает до сего момента (по западной статистике) примерно восемьдесят пять миллиардов живших (и живущих ныне) на планете людей, следовательно, тело каждого живущего сегодня является либо повторением того, кто уже был ранее, либо появится в будущем. А всё человечество образует единый биологический конгломерат.

Возникая и развиваясь в различном объёме пространства, даже близнецы, стартующие в бытие с минимальным разрывом во времени, проживают неповторимую судьбу. Но с другой стороны мы не никогда задумываемся о том, насколько много типового в телесном человеческом бытии. Физике частиц известны опыты по расщеплению фотона на дочерние и внучатые кванты, после этого одна пара внучатых, вне зависимости от внешних обстоятельств, одновременно и беспричинно дублирует всё, что происходит с первой. Иными словами кванты, полученные при расщеплении фотона, так и остаются единым материальным объектом вне зависимости от того, как давно случилось разделение, и на каком расстоянии друг от друга они пребывают. Реальное поведение их таково, словно они находятся на противоположных концах сколь угодно длинного, абсолютно твёрдого стержня, и любое движение одного объекта мгновенно отражается на другом. Проще говоря, они каким-то образом существуют в поле взаимодействий, скорость передачи которых бесконечно велика, а время равно нулю. Крамольный и забытый ныне астрофизик Николай Козырев утверждал, что время превращает Вселенную во фронт плоской волны и является эквивалентом эфира, благодаря чему все макротела обладают способностью мгновенной коммуникации. Если, согласно одной из гипотез, человечество произошло от одной пары пралюдей, то сегодня это матрица, состоящая примерно из шести миллиардов типовых «клеток», и копирование (повторение) отдельных особей на физическом уровне неизбежно. Когда общее количество людей на планете достигнет двадцати миллиардов, вероятно появление субъектов с идентичной психикой.

Упомянутая выше матрица имеет предположительно трёхслойную структуру, в её основе лежит «банк данных» времени. Первый уровень – автономный организм, обменивающийся с внешним миром веществом, информацией и энергией. Второй – Эго, часть индивидуальной психики («чип» в сером веществе мозга), обладающая самоосознанностью и встроенная в автономное тело (за исключением сиамских близнецов). И, наконец, уровень третий – бессознательное связанное с историей рода («чип» в белом веществе), «отвечающее» за архетипические и паранормальные явления, в том числе сиддхи.

Похоже, что именно этот последний, не найденный пока наукой чип реализует в том числе функцию поля (Сети, Единого). Судя по ситуации, к которой пришло человечество, многие беды являются результатом отсутствия необходимого контакта подавляющего числа людей с матрицей. Сознание индивида может работать весьма полезно для него, но это вовсе не означает пользы для контекста – успешного развития цивилизации. Раковая опухоль тоже функционирует успешно – она быстро растёт, но развитие её полностью противоречит интересам целого – организма.

Пока человек оставался органичной частью природы и не воздействовал на неё с такой силой, как происходит последние сотни лет, в глобальной координации (ограничении) его действий и желаний просто не было надобности. Но сегодня она есть, более того – она жизненно важна. Мировые религии не по этой части, они работают в сфере социума, да и то не эффективно, например, убийство на протяжении веков так и осталось проблемой не решённой. А уж отношения между человеком и природой для церкви просто неинтересны.

Да, Александр Македонский, Цинь-Ши Хуанди, Тимур, Ленин, Гитлер и Сталин уничтожили многие миллионы людей, их поведение было абсолютно неэкологичным по отношению к собственному роду. Тем не менее, это были внутривидовые разборки, невзирая ни на что, численность человечества всё время росла, и тенденция эта сохраняется.

Если же рассматривать отношения между цивилизацией и природой – глобальную экологию, то здесь ситуация принципиально иная. Политическая и промышленная элита всех государств мира, принимающая решения, а также состоятельные граждане не видят надобности (не желают – им и так пока хорошо) осознавать себя частью природы, в результате биосфера и в том числе человечество стремительно деградируют, скатываясь к необратимому состоянию.

В этом смысле йога может быть исключительно полезна каждому индивиду и обществу в целом, поскольку её личная практика с одной стороны во всех смыслах оздоровляет субъекта, с другой – не даёт ему возможности забыть о том, что он – часть целого. Если опухоль осознаёт контекст и перестраивает своё поведение – она хотя бы перестаёт быть раковой, то есть – безысходно ведущей к гибели, она совместима с жизнью.

Нейрохирург К. Прибрам () отметил « ...Учёные приходят к мысли о том, что внешний мир построен по голографическому и структурному принципу, подобно тому, как мы пришли в этой книге к выводу о голографической и структурной организации нервной системы. Следовательно... между мозгом и другими физическими устройствам существует известный изоморфизм».

Концепция «бутстрапа», разработанная Джеффри Чу, также основана на гипотезе всеобщей структуры мировых взаимодействий, каждая точка содержит в себе информацию обо всех остальных точках пространства-времени.

«Взаимодействие мозга с голографически организованной окружающей материей основывается на том, что он имеет возможность обращаться к памяти, ёмкостная система которой находится вне самого мозга. В данном случае мозг выполняет функцию интерфейса, соединительной системы компьютера, а сама информация находится где-то в другом месте. Он помнит лишь параметры множественных каналов информации, по которым можно обратиться в регистр памяти, лежащей в окружающем пространстве» (, с.228).

Судя по множеству фактов «частный» мозг способен включаться в структуру более высокого порядка, становясь приёмо-передающим элементом. Но вот насчёт масштаба его влияния... Вопрос приверженцам антропософского «космизма»: на какой объём пространства, соизмеримый хотя бы с солнечной системой, не говоря уже о галактике, распространяется влияние человечества? Ответ однозначен: объём этот равен нулю. Если коммуникативная Сеть человечества и существует, то, скорее всего, она возникла сравнительно недавно. Если бы полевые способы контакта вообще были реализованы эволюцией, в животном мире (к которому принадлежит и род хомо сапиенс) вряд ли возник бы естественный отбор, какой резон волкам подыхать с голоду, если они могут экстрасенсорно «пеленговать» добычу за горизонтом?

Быть может условием для возникновения сектора Сети на планете Земля является одномоментное наличие определённого числа человеческих особей, а также индивидуальной самоосознанности? Как бы то ни было, техногенных методов коммуникации с системным разумом и Единым наука пока не создала, остаётся только йога либо инициатива самой Сети.

Восстановление экологии собственной психики – вот задача, которую должен решить каждый. Пока она не сбалансирована деструктивное поведение по отношению к природе (уже не говоря о собратьях), будет неизменным.

С точки зрения Г. Бэйтсона «Разум – это необходимое и неизбежное следствие достижения структурой определённой сложности, возникающее задолго до того, как в организме складывается мозг и ЦНС. Ментальные характеристики свойственны не только индивидуальным организмам, но также социальным и экологическим системам, этот разум присущ не только телу, но также проводящим путям и сообщениям вне тела» (, с.74).

Итак, гипотетический церебральный чип (либо сам мозг, который при определённых условиях функционирует как элемент неизвестного целого) может активизироваться, в результате возникают сиддхи (чудеса), которые всегда вызывали у людей ощущение присутствия в мире вездесущей, всемогущей и непостижимой силы, именуемой Богом.

Вызывает ли повреждение утрату адаптации к внешнему миру, либо просто изолирует мозг от поля? Всегда ли перестройка коммуникации йогой сопровождается полевыми проявлениями?

Неясно, что радикально определяет качество и длительность жизни индивида, полная автономность сознания либо факт коммуникации с Сетью, и каким образом влияет на личность знание о том, что она является элементом всеобщего? Является ли мозг только органом отражения, и каковы критерии «подключения» к Сети? Как отличить нейрофизиологический спазм от подлинного контакта?

Мозг и продуцируемое им (или включённое Сетью) частное сознание есть универсальный орган адаптации. У животных нет самоосознанности, поэтому их адаптационные возможности ограничены, но идеальны в условиях стабильных. Сообщества муравьев и пчёл ведут себя настолько упорядоченно, что выглядят сознательными, информационный обмен у них осуществляется при отсутствии мозга как такового, поскольку нервная система насекомого это простая цепочка нервных узлов. Колония насекомых – структура из мобильных единиц, обладающих минимумом запрограммированной автономии и ограниченным набором встроенных реакций при неизменных условиях окружающей среды.

Реаниматологам и врачам «скорой» хорошо известно, что шок, кома и потеря сознания далеко не всегда отключают восприятие. Более того, коммуникация субъекта с внешним миром порой сохранена даже при клинической смерти. Пенфилд обнародовал данные, согласно которым сознание функционирует при глубокой анестезии, несмотря на отсутствие активности мозга (нельзя снять ЭЭГ).

Мавроматис (1991) отмечает: «Самые различные формы изменённых состояний сознания имеют в своей основе сохранение активности сознания при сокращении физиологической, что отмечено парасимпатической доминантой» (иными словами продуктивные ИСС, а не оглушение, достижимы лишь при неподвижности и глубокой ментальной релаксации, что по закону вегетативного маятника возникает после хорошей нагрузки и достижения начального этапа ЧВН, полученного в традиционной практике асан).

«Не существует ли в нас наряду с корой головного мозга какой-нибудь другой нервной основы, способной к мышлению, или процессы, происходящие во время потери сознания, являются феноменами синхронистичности? То есть, не связаны с органическими процессами?» (, с.290).

И далее: «У человека кома не парализует вегетатику. Может, в это время она становится носителем психических функций? Не являются ли сны порождением не столько спящей коры (сознание „выключено“, во время сна оно отсутствует – В.Б.), сколько продуктом не спящей вегетатики? То есть, не обладают ли сны трансцендентальной природой?» (там же, с.297). Известно, что сознание, а точнее его физиологические корреляты, отсутствует в глубокой стадии сна. В ней же, кстати, и наблюдается парадоксальная активность ВНС, причём симпатической её части.

Роберт А.Монро, автор методики Hemi-Syng (в русском переводе «Путешествие вне тела»), утверждает, что сознание и ум – не локальные явления, он именует телепатию невербальной коммуникацией (НВК).

Не берёт ли поле в определённых ситуациях на себя функции восприятия, которые обычно присущи сознанию индивида? Не ВНС, как это предполагает Юнг, а именно поле (Сеть)? Что вообще первично – поле или мозг? Существовало ли поле до человечества, либо последнее только «включилось» в его структуру? Быть может эта внепространственная вневременная субстанция, подобно динамическому вакууму является всеобщим банком информации живого?

Либо полевые феномены это компенсация расщепленности психики цивилизованного человека? Или же поле это следующий этап развития, третья сигнальная система, формирующаяся постепенно, а массовое «подключение» к ней человечества с помощью йоги ещё впереди? Я далёк от мысли, что сегодня способностью такого подключения обладают только избранные. Лично для меня бритва Оккама отсекает гипотезу о творце, создателе и управителе всего. Сегодня цивилизация находится на распутье: начать ли процесс киборгизации, вживления различных устройств в тело человека, либо улучшать существующие системы и формировать новые? В принципе есть разработки и с той и с другой стороны, и куда пойдёт человечество – неясно. Второй путь более перспективен, поскольку он делает субъекта автономным, не зависящим от источников энергии и производителей – уже сейчас есть методики формирования дополнительных сенсорных каналов, стабилизации адаптационных механизмов и т.д. Учитывая, что изменения эти строго физиологичны, вероятность их наследственной передачи достаточно велика.

Сознание – это, прежде всего, взаимодействие со своим телом, представителями вида и природой. Пока неясно, насколько мозг занят текущей адаптацией, а в каких случаях переключается в полевой режим. Быть может, это имеет место в процессе творчества? В обычном, бодрствующем состоянии сознания, активность коры весьма велика, она просто «глушит» сигналы подкорки, не давая им просачиваться в сознание. А именно подкорка, с её древними, дочеловеческими слоями, вероятнее всего и является основой сиддхи. Не случайно спонтанный выход интуитивной информации чаще всего происходит в ИСС при снижении активности коры – юродивые, шаманы с психотропами, ЧВН в йоге.

Непонятно, когда и как системный разум вставляет свои «две копейки» в любые человеческие проявления. Да и вообще две ли это копейки, а не девяносто восемь, хотя нам унизительна сама мысль о том, что контрольный пакет поведенческих реакций принадлежит бессознательному. Сознание слишком многое берёт на себя и не справляется, а поле (Сеть) не имеет доступных средств его вразумления подобно тому, как организм не может справиться с раковыми клетками – аналогия грустная.

Человек амбивалентен: тело стремится к самосохранению, душа – выходу за любые пределы. Высокая степень эгоцентризма выключает субъекта из системности, его действия приобретают тотальную деструктивность, и печальнее всего то, что именно такой вид автономии обеспечивает богатство, успех и власть.

Постоянное преобладание полевой настройки делает личность (или данный тип культуры) органически неспособной к силовой переделке мирового порядка по своему разумению (именуемому обычно «улучшением»), быть может, именно поэтому Индия, несмотря на прозрения йогов, так и не стала колыбелью техногенной цивилизации.

Итак, в статусе человека заключено «двойное смущение»: если индивидуальное сознание оторвано от «остальной» психики и пребывает в свободном полёте, цивилизация входит в режим развития с обострением и высокой вероятностью распада.

Если же преобладает полевая ориентация, отдельный субъект и всё сообщество тяготеют к ультрастабильности, сохранению гармонии со средой при минимуме эволюционной динамики – это стагнация и вырождение. Оба пути неприемлемы. С одной стороны мы не можем ждать милостей от природы, человек вынуждено влияет на неё одним только своим наличием, с другой – для выживания нужно сохранять гармонию с природой, прежде всего, со своей собственной.

Выход из положения мне представляется таким: общество должно быть информировано о действительном состоянии экологии, необходимо устранить корпоративную ложь с её научным прикрытием, а также эзотерическое и религиозное мракобесие. Каждый, чьё бытие становится нестерпимым (а таких людей в мегаполисах сегодня подавляющее большинство), должен иметь возможность самовосстановления (в том числе и посредством йоги) без выпадения из социума.

В идеале каждый индивид должен представлять пределы личной автономии в поведении и издержки её избытка, прежде всего, для себя самого, не тяготея к перекладыванию этих издержек на окружающий мир или потомков. Необходимо, с одной стороны, пережить либо ощутить, с другой – понять свою принадлежность к вселенскому порядку, который так настойчиво проявляет себя в полевых феноменах, включая сиддхи.

Мозг и психика связывают животное начало человека с социальным, сознание с бессознательным, Эго с Полем, находящимся вне обычной размерности мира и его причинно-следственных связей.

Итак, мы возвращаемся к условиям коммуникации Эго с полным (системным) разумом, но как бы уже с другой стороны, установив, что в каждом из нас содержится часть Единого.

Полноценное сознание есть одновременно и условие контакта, и препятствие к нему. Чтобы возможность коммуникации с полем стала реальной, личность не должна иметь грубых церебральных дефектов, а также эзотерической либо религиозной доминанты. Кроме того, в полевой режим можно попасть лишь при специфической деактивации сознания, обычная активность коры делает этот процесс невозможным, но такой шанс даёт йога.

«Особые состояния психики заключаются в достижении и удерживании некоторых минимальных уровней бодрствования с целью стимулирования психофизиологических процессов, ответственных за проявление биополевых явлений.

...Система, функционирующая в таком режиме, находится в «точке бифуркации», что в теории колебаний означает крайне неустойчивое состояние. Энергия, способная вывести определённый элемент системы из такой точки, может быть крайне слабой и находиться в зоне идеальных стимулов. Результаты исследований подтвердили, что неустойчивость системы – одно из главных условий её высокой чувствительности к биополевым влияниям» (, с.226-227).

Вся хитрость медитации в том, что это простое внимание, ум обесточен и на его чистом «экране» может «высветиться» глубинная информация. Особенно впечатляюще данный процесс проходит у людей с преобладанием визуальной модальности восприятия, у прочих он наблюдается лишь косвенно, и результаты осознаются постфактум.

Сознание в обычном тонусе соприкасается с полем крайне редко и только в исключительных случаях. Мир полон описания случайных контактов и сопутствующих этому чудес, но превратить коммуникацию с полем в реальность дано единицам. Одной из них была Ванга, знавшая многое, но она крайне редко говорила, что именно следует сделать для того, чтобы неприятности в будущем данного человека не наступили (по данным болгарской АН около 80% пророчеств Ванги были достоверными).

Как воздействовать на Сеть, чтобы возник нужный отклик? Он реализуется через намерение. В медитации самоосознанность минимальна, но оперативная память хранит простое памятование о желательности определённого хода событий. Это с большой вероятностью притянет соответствующий глубинный отклик – коммуникация развернётся именно в русле намерения. Никакие варианты контакта по желанию не проходят! Намерение гомеопатично, тысячекратное разведение – вот пример идеального раздражителя, вызывающего нужную реакцию. Любые манипуляции и ухищрения для получения необычных способностей бесплодны либо непредсказуемо опасны по своим последствиям, как правило, всё решает Сеть.

По проявлениям полевых эффектов можно подразделить человечество на условные группы:

1) безумцы и слабоумные – контактировать некому, сознание фрагментарно;

2) с явным ослаблением умственных способностей – юродивые, блаженные. Контакт возможен, но бесплоден, это фантасмагория, пародия на коммуникацию;

3) те, кто по неясным причинам (от Бога, либо в результате катастрофы) получают доступ к Сети либо она отмечает их.

4) Среднестатистическая группа, незнакомая с неврозами и пограничными состояниями, полевые феномены крайне редко вторгаются в их жизнь, именуясь чудесами, случаем либо дьявольским наваждением;

5) люди, обладающие первобытной жизненной энергией, позволяющей игнорировать бессознательное, это первопроходцы, революционеры, разрушители и ниспровергатели, завоеватели и авантюристы. Они реализуют свои устремления только на основе личных способностей;

6) те, у кого при ясности ума и неординарных данных преобладают желания, замешанные на инстинктах (пример – Сигизмунд Малатеста, один из жутких персонажей Возрождения);

7) Аскеты, контактирующие с конфессиональным образом Единого (не с подлинной Сетью!) через религиозный экстаз – см. «Йога и христианский мистицизм»;

8) те, кто после контакта творчески трансформируют энергию архетипического, создавая вневременные произведения, от Йога-сутр и Божественной комедии до росписей Сикстинской капеллы и теории относительности;

9) те, кто способен управлять сиддхами – великие йоги. Обладая реальной силой, они никогда не затрагивают текущее состояние мира, поскольку хорошо представляют себе последствия этого.

10) духовные реформаторы, быть может, это избранники и полпреды Сети.

По мере накопления практики йоги «калибр» сиддх растёт, но контакт с Единым не гарантирован. Попытки влиять на чужую судьбу, чреваты крахом личного полевого статуса. В средине девяностых на одном из моих уральских семинаров возникла некая Оксана, математик по профессии. За год регулярных занятий она решила проблемы со здоровьем, но затем ушла в буддизм и начала пренебрегать йогой, ради приработка занявшись в Екатеринбурге «снятием кармы». Я намекнул ей, что ввязываться в эти игры, не имея соответствующего запаса прочности, могут только камикадзе. Весной 1998 Оксана позвонила мне с просьбой взять в московском посольстве и переправить ей анкеты для выезда в Австралию. Я сделал это, не преминув предостеречь в очередной раз. Рассмеявшись, она ответила, что за «карму» хорошо платят, но в Австралии можно будет работать по специальности.

Два месяца спустя Оксана, её мать и дочь погибли в автомобильной катастрофе на трассе Челябинск – Екатеринбург. В машине были пятеро, на двух оставшихся в живых не было ни царапины. «Тот, кому дано услышать – поймёт, кому не дано понять – не услышит» (Лао-Цзы).

На самочувствие и состояние окружающих могут влиять экстрасенсы – субъекты со специфическими способностями (сиддхами). Как правило, эти люди не понимают механизмов и причин своего влияния. Они могут снять у окружающих тяжёлую симптоматику или боль, а также способны замедлить на какое-то время развитие расстройств, не опасных для жизни. Сочетать с экстрасенсорным воздействием практику йоги следует с большой осторожностью, поскольку наложение эффектов может быть опасным. Помню одного бывшего спортсмена, пришедшего в йогу для избавления от многочисленных травм. По ходу практики перекос спины у него постепенно сместился в область таза и в Пашимоттанасане, которая по форме получалась вполне прилично, начал болеть правый сустав бедра. Знакомый экстрасенс этого парня заявил что «видит» в ноге энергетическую «пробку» и благополучно устранил её. Нога стала как новая, правда неприятные ощущения исчезли вместе с гибкостью. Когда через долгое время форма Пашимоттанасаны восстановилась, проступила та же проблема, с которой пришлось разбираться достаточно долго.

«Состояние, в котором Эго и не-Эго больше не противоречат друг другу, является осью Дао. Просветление – это когда ты используешь своё внутреннее зрение, свой внутренний слух, чтобы проникнуть в сердце вещей, и тебе не нужно никакое знание, даваемое разумом» (Чжуан-Цзы).

«Невозможно, чтобы кто-то видел что-то из вечного, если он не станет подобным этому» (Евангелие от Филиппа).

«Абсолютное знание при синхронистичности, которое нельзя получить с помощью органов чувств, говорит о трансцендентальной форме существования смысла» (, с.292).

«Психика существует в материальном теле и сливается с информационным полем через бессознательное» (там же, с.8).

Примерно то же говорит В.В.Налимов, выдвигая концепцию семантического вакуума потенциально содержащего все смыслы, которые нужно «всего лишь» извлечь.

Юнг отметил что, устанавливая контакт с полем, человек становится в некотором роде бессмертным, это утверждение многозначно, я понимаю его так, что контактёр получает шанс, быть может, поле каким-то образом дублирует структуры, представляющие для него интерес.

Иногда человек практикует йогу систематически и грамотно, но его «остальная жизнь» придаёт сиддхам отрицательный знак.

Когда в 1991 был основан московский Центр «Классическая йога», в нём было четыре человека: автор этих строк, Борис Мартынов (издавший позднее ряд книг, в том числе и переводы «Йога-упанишад»), Константин Данильченко и Роман Амелин, болезненно тучный парень, за внешней флегмой которого скрывались блестящие способности и незаурядный ум. Изумительно владея английским, он, кроме того, имел абсолютный слух, с блеском окончил музыкальную школу и несколько раз пытался поступить в консерваторию. Когда Роман понял, что туда попадают в основном по протекции, он на несколько лет ушёл в загул, пока не напомнило о себе слабое здоровье. Ко времени нашего знакомства он успел основательно, правда, в основном теоретически, вникнуть в йогу, поскольку пользовался подборкой англоязычной литературы культурного Центра при индийском посольстве в Москве, где мы занимались у Лакшмана Кумара.

Меня поразили теоретические познания Романа, кроме того, он потрясающе пел мантры и занимался кое-какими медитативными практиками, но телу никакого внимания не уделял, выполняя при ухудшении самочувствия Пракшалану.

Я доказывал ему необходимость систематической практики асан, но Роман был крепким орешком, и наша борьба длилась с переменным успехом года два. Он то начинал заниматься более или менее регулярно, то забрасывал практику, предпочитая лишний раз посидеть за чашечкой кофе в «Джантаранге» либо угостить нас роскошным пловом собственного изготовления. Потом у него появилась идея-фикс попасть в Бихарский ашрам, чтобы получить программу восстановления своего здоровья прямо на месте. Сказано – сделано, вскоре Роман отбыл в Индию.

Мантрами и знанием языка он произвёл такое впечатление на индийцев, что получил возможность непосредственного контакта с главой Бихарской школы Свами Ниранджананандой. Через месяц последний назначил Роману мантра– и асана-дикшу (дикша – персональное посвящение). После первого же исполнения мантры Роман двое суток лежал и потел чёрным потом. С асанами было ещё круче, не менее часа в день он должен был выполнять Сукшма-вьяяму (суставную разминку), а затем подряд около сорока поз. Кроме того, Ниранджан запретил употреблять Роману чай, кофе, и острые приправы.

– Ты был прав, – сказал он, – если б не сачковал я эти два года! Ведь ерунда получается: визуализация и мантры идут великолепно, а самочувствие хуже, чем раньше.

Мы с сыном уезжали в Крым, и я посоветовал Роману не терять времени.

– Ладно, – апатично сказал он, – без тебя я приступать не хочу, подготовлюсь морально, а вернёшься, тогда и начнём.

В один из дней я с удивлением узрел на ласпинском пляже старого друга, с которым давно не встречался. Он приветствовал нас и неожиданно спросил: – Есть у тебя в Москве знакомый по имени Роман? Имей в виду, он погиб...

Роман не успел начать практику, в которой так нуждался и с таким роковым упорством пренебрегал, он погиб в совершенно нелепой автомобильной катастрофе. Если дух развивается без сопутствующей трансформации физической оболочки, судьба с какого-то момента начинает работать на разрыв.

Вторая история началась ещё в 1989, накануне 1-й Всесоюзной конференции по йоге меня вдруг пригласила в гости Елена Олеговна Федотова. В 1988 вместе с представителем НИИ нормальной физиологии им. П.К.Анохина она направлялась Минздравом в Индию, где они посетили ряд ашрамов. Поездка была предпринята в рамках подготовки к конференции, которая знаменовала в СССР выход йоги из опалы. В нашей беседе Федотова намекнула, что благодаря её личной инициативе в Москву прибывает известный учитель Б.К.С. Айенгар, и было бы очень неплохо, если бы кто-нибудь из наших самодеятельных товарищей, – Ну вот, например, вы, – поразил его своими успехами настолько, что он открыл бы здесь свой филиал.

– Ему видней, кто на что способен, – сказал я, – а уж на кого он глаз положит, это как Бог даст.

Случилось так, что Гуруджи действительно обратил на меня внимание и даже побывал с Бириа и Махидой у меня в гостях. Федотова была также, в качестве переводчика. Затем он прислал и ей, и мне приглашения на месячный курс в Пуну. Я не стал дёргаться, поскольку не имел тогда средств, да и особого желания, так как моё собственное понимание йоги к тому времени было уже вполне определённым. Федотова же поехала в Индию и прошла этот курс. Получив соответствующую бумагу, она вернулась в Москву и, не мудрствуя лукаво, основала свой Центр – филиал Айенгар-йоги. После этого, забросив основной род деятельности, Елена Олеговна ринулась в бурные события, знаменующие выход йоги из подполья. Её можно было понять: кандидатов психологических наук хоть пруд пруди, а перспектива иметь своё дело выпадает далеко не каждому.

То было легендарное время, когда легализовалось множество апологетов Зубкова и К*, а московский центр Айенгара отменно спелся с чиновниками. Один из них, Ю.Белоус, тогдашний глава НПЦ при НИИ Госкоморта, предложил мне возглавить секцию йоги вместо Тетерникова, но я отказался. Тетерников и сам уже ушёл от Белоуса, поскольку после конференции у него, как у вице-президента Ассоциации, на руках оказались все карты. Первым делом он присвоил учредительные документы, печать и пропал. Найти его по телефонам либо наяву не мог никто. Я по-прежнему работал в своём НИИ, занимаясь в свободное время йогатерапией и наблюдая развитие событий в йоговском мире, а посмотреть было на что. В непрерывной чехарде семинаров по «йоге», закрученных Тетерниковым (который действовал от имени Ассоциации) Федотова приняла самое деятельное участие, выступая в них, как эксперт, хотя не могла не знать, что имеет дело с мошенником.

Отснятый Далем Орловым видеоматериал, когда Айенгар с моей помощью объяснял асаны (вплоть до того, что лично ходил по мне ногами, с чем и поздравили меня Дхармаверсингх и Фаек Бириа, сказав: – Для ученика это великая честь!) канул в небытие. Сама Федотова больше в моей жизни не появлялась, а когда ей ещё дважды пришлось помимо воли вместе с Фаеком посетить мой дом, была крайне холодна. На семинарах и занятиях в своём Центре вела она себя по отношению к людям крайне беспардонно, и эту манеру вскоре усвоило её окружение. Стало ясно, что йога для Федотовой – это чистый бизнес, а в моём лице она имела дело с конкурентом. Центр её не то, чтобы процветал, но, по крайней мере, в тяжёлые времена не развалился. В 1993 она опубликовала перевод «Йога-дипики», и вскоре отбыла с сыном в Стэнфорд, к мужу, который давно уже работал там по гранту. Своё московское детище она передала, очевидно, на каких-то условиях, Е. Ульмасбаевой, и начала преподавать йогу по месту жительства. Я не мог взять в толк: как может человек учить кого-то йоге, если его собственное поведение противоречит не то что требованиям ямы-ниямы, но простым правилам вежливости. Но, как говорится. Бог долго ждёт, да больно бьёт. Воздействуя на окружающих, я тем самым влияю и на себя, поскольку сделанное мною неминуемо ко мне и возвращается, древние называли такой ход событий гармониями, тайными путями порядка, уравновешивающими наши действия. Поскольку Федотова преподавала йогу, не имея на то моральных оснований, это вызвало негативную реакцию Сети: осенью 1998 года она, её муж и двенадцатилетний сын были зверски убиты в райском городке профессуры Стэнфорда, а виновников местная полиция так и не нашла.

Если Роман упустил практику, не имея проблем с морально-этическими требованиями, то Федотовой, занимающейся телом весьма интенсивно, их как раз и недоставало. В обоих случаях итог получился равнозначно гибельным.

Чтобы не завершать главу на минорной ноте, расскажу пару любопытных случаев. После нескольких лет практики у одной дамы сиддхи начали проявляться весьма специфично. Скажем, утром возникает чёткое ощущение, что сегодня с сыном что-то случится в школе. Если оставить его дома, то это «что-то» тоже произойдёт, но в ещё худшем варианте. Поразмыслив, дама отправляет мальчика в школу, строго-настрого предупредив, чтобы он вёл себя как можно тише, а затем созванивается со знакомым хирургом. Во время беготни на перемене ребёнка толкают, и он врезается боком в угол подоконника. Дома, ощутив недомогание, ребёнок тут же доставляется в больницу, где его удачно оперируют по поводу разрыва селезенки.

Ещё одна дама, живущая в Севастополе, спустя год после начала практики каким-то образом стала «видеть» внутренности окружающих, в частности – поражённые болезнью места, что повергло её в такой шок, что на какое-то время она перестала пользоваться общественным транспортом. Когда мы обсудили ситуацию, и было сформулировано нужное намерение, способность «видеть» начала включаться только по желанию.

У каждого, кто осваивает йогу, жизнь постепенно становится прекрасной и удивительной – это несомненное и самое главное чудо. Сиддхи – это конфетти. Но если конфетти является атрибутом праздника, то сиддхи – признак будущего совершенства, его начальный симптом, подобный повышению температуры после удачной прививки. Но если температура не падает...