Неуместные происшествия, или Переполох в Розингс Парке

Болгова Ольга

Юрьева Екатерина

Архипова Светлана

Весной 18** года, через несколько месяцев после первого посещения Незерфилда и достопамятного знакомства с семейством Беннет, в Розингс Парк прибыл мистер Дарси в сопровождении своего кузена полковника Фицуильяма, а также мистера Херста с супругой и мисс Кэролайн Бингли. Тут-то всё и заверте…

 

Действующие лица:

Леди Кэтрин де Бер — хозяйка Розингс Парка, дама со сложным характером и невероятным гостеприимством

Мисс Энн де Бер — дочь леди Кэтрин, тихая и скромная до поры девушка

Мистер Коллинз — священник в приходе Розингса — Хансфорде. Цель его жизни — беззаветное служение леди Кэтрин

Миссис Коллинз, в девичестве Шарлотта Лукас — жена мистера Коллинза, вынуждена во всем поддерживать своего мужа

Полковник Фицуильям — весьма деятельный племянник леди Кэтрин, душка-военный, настоящий полковник

Мистер Фицуильям Дарси — любимый племянник леди Кэтрин, не оправдывающий до конца ее ожидания, но сохранивший за собой реноме Героя

Мисс Джорджиана Дарси — сестра мистера Дарси, живущая в двух реальностях, причем в романической — с гораздо большим удовольствием

Мистер Чарльз Бингли — друг мистера Дарси, весьма милый молодой человек. Это исчерпывающая характеристика

Мисс Кэролайн Бингли — его сестра, весьма модная молодая леди с определенными целями в жизни

Миссис Херст, в девичестве Луиза Бингли — замужняя сестра мистера Бингли, основные интересы которой сосредоточены на астрологии и семейном благополучии

Мистер Херст — вещь в себе, потому что почти никогда ничего не говорит

Мистер Беннет — кузен мистера Коллинза, приглашенный погостить вместе с семейством

Миссис Беннет — его жена, склонная к нервным расстройствам

Мисс Джейн Беннет — их старшая дочь, очень добрая и красивая молодая леди

Мисс Элизабет Беннет — ее сестра, склонна более строго судить о людях

Мисс Мэри Беннет — средняя сестра, ставит духовную красоту выше телесной

Мисс Китти и Лидия Беннет — младшие сестры, поначалу мало отличающиеся друг от друга, позже мисс Лидия проявит себя особо

Миссиc Дженкинсон — скромная компаньонка мисс де Бер, которая вызвала совершенно нескромный переполох

Сэр Юстас Фэйр — мировой судья, которому выпало непосильное бремя разобраться в происходящем

Генерал Алекс Бридл — импозантный военный с богатым прошлым

Капитан Эдгар Шелли — молодой джентльмен с потенциалом романического героя и снисходительным умом младшего графского отпрыска

Лейтенант Робби Йорик — неунывающий и бессменный секретарь, ведущий записи бесед

Мистер Тимоти Тинкертон — проницательный лондонский сыщик

Мистер Бейтс — аптекарь, появляется эпизодически, но всегда вовремя

Дуглас — дворецкий Розингс-парка

Вильсон — садовник Розингс Парка, нежно любящий розы

МакФлай — рыжий ретривер, подарок любящих племянников дорогой тетушке

Мистер Айленд Шип — вечно отсутствующий владелец заброшенного дома, истинное лицо которого станет известно ближе к финалу

Мистер Джордж Уикхем — предприимчивый молодой человек, который часто упоминается, но лицо которого остается скрытым до финальных строк под сумраком ночи

Прочие — драгуны, слуги, горничные

 

Планы поместья Розингс Парк и окрестностей и поэтажные планы дома

План поместья Розингс Парк и окрестностей

1-й этаж, Розингс Парк

2-й этаж, Розингс Парк

 

Небольшое предисловие авторов, в котором в Розингс Парке появляются первые гости

Каждый год в Розингс-парк, обширное поместье вдовствующей леди Кэтрин де Бер в Кенте, на Пасху приезжали погостить ее племянники: мистер Дарси из Дербишира и полковник Фицуильям, младший сын брата леди Кэтрин графа ***. На этот раз они приехали не одни, а в обществе знакомых Дарси — мистера и миссис Херст и мисс Кэролайн Бингли. Близкий друг Дарси мистер Чарльз Бингли задерживался по делам в Лондоне, но обещался вскорости присоединиться к компании, поселившейся в Розингсе.

Леди Кэтрин всегда была рада видеть своих племянников, к которым была искренне привязана, и ради которых готова была вытерпеть в своем доме ограниченное количество их друзей и знакомых.

Едва компания прибыла в Розингс — дамы с мистером Херстом в карете, а Дарси и Фицуильям — верхом, и гости разошлись по своим комнатам, задержавшийся с теткой в холле Дарси поинтересовался, почему его сестра, мисс Джорджиана, которая должна была находиться в Розингсе, не вышла встретить своего брата. Поскольку, кроме мисс Джорджианы, отсутствовала и мисс Энн, единственная дочь леди Кэтрин, то полковник, находившийся здесь же, обеспокоенный отсутствием обеих кузин, также разделил недоумение мистера Дарси. Леди Кэтрин, которая в этот момент отдавала распоряжения снующим туда-сюда слугам, переносящим багаж из экипажа в гостевые комнаты, и одновременно вносила поправки в меню обеда, пояснила, что мисс Энн и мисс Джорджиана отправились к леди Меткаф на именины ее старшей дочери и вернутся не раньше следующей недели.

— Что ж, значит — это судьба, — Дарси задумчиво посмотрел на Фицуильяма. Тот пожал плечами и незаметно кивнул дворецкому леди Кэтрин Дугласу, который тут же скрылся за парадной дверью.

— Что значит — судьба? — рассеянно переспросила их хозяйка Розингса, передавая исправленное меню экономке и указывая лакею на забытую в холле шляпную картонку одной из прибывших дам.

— Судьба — это неизбежное стечение обстоятельств, — пояснил полковник и показал тетушке на вошедшего в холл дворецкого, который тянул за собой на поводке вертящегося из стороны в сторону крупного лохматого рыжего пса.

— Что это?! — леди Кэтрин с ужасом посмотрела на собаку и напустилась на Дугласа:

— Что вы себе позволяете, милейший? Зачем вы привели в дом это чудовище? Немедленно отправьте его туда, где взяли!

— Никак не могу, — невозмутимо ответствовал дворецкий. — Господа приказали привести собаку в дом.

— Господа?! Собаку — в дом?! — ахнула леди Кэтрин и бросила негодующий взгляд на довольные физиономии своих племянников.

— Не понимаю, зачем вы привезли с собой собаку… Дарси?! Фицуильям?! Охота была тащить в такую даль своего пса…

— Мадам, — вперед выступил Дарси. — Это породистый ретривер…

— МакФлай, — подсказал Фицуильям. — Он родился в Шотландии…

— И мы решили подарить его кому-нибудь из наших дорогих родственниц — вам или мисс Энн, — продолжил Дарси.

— Но поскольку кузины нет дома, этот пес теперь — ваш, любезная тетушка, — Фицуильям забрал поводок из рук Дугласа и торжественно протянул его леди Кэтрин, которая машинально его и приняла. Пес на мгновение насторожился и застыл, но что-то в незнакомой леди его определенно привлекло, потому как он тут же оживился, затыкался мокрым носом в ее руки и даже попытался, подпрыгнув на задних лапах, лизнуть ее в щеку.

— Прекрати немедленно, негодник! — с трудом успев увернуться, шикнула на него леди Кэтрин, смущенная столь откровенным проявлением чувств. — Сядь! Сидеть! Сейчас же у меня отправишься на конюшню!.. Дуглас, немедленно выведите его из дома!

Но дворецкий не успел и сдвинулся с места, как полковник заявил:

— Забудьте о конюшне, мадам. Это домашняя собака, которая должна жить в доме. Рядом со своей новой хозяйкой, — добавил он, с трудом сдерживая улыбку.

— Я же говорил — судьба, — заметил Дарси, направляясь к лестнице.

— МакФлай — очень умная собака, — добавил Фицуильям и проследовал за кузеном.

— Пес молод, энергичен и весьма забавен, — откликнулся с лестницы Дарси. — Вам он доставит немало приятных минут.

— Откуда вы его только взяли? — леди Кэтрин растерянно посмотрела на собаку, которая, наконец, успокоилась и уселась рядом, взирая полными обожания глазами на свою новую хозяйку и гулко постукивая хвостом по блестящим плиткам пола.

— Нам повезло, — Фицуильям перегнулся через перила второго этажа. — Накануне отъезда из Лондона я выиграл его в карты у заводчика породы — лорда ***. Уверяю вас, тетушка, мне никогда еще не доводилось так удачно раскинуть карты и выиграть два роббера подряд.

— Лучше бы вы проиграли, — пробормотала леди Кэтрин, но племянники этого уже не услышали.

Вечер мог бы пройти в весьма приятной обстановке, поскольку прибывшие дамы с воодушевлением делились с хозяйкой интереснейшими великосветскими сплетнями, а мужчины, довольно быстро обсудив последние политические и биржевые новости, охоту и лошадей, большую часть времени посвятили заботам об удобстве довольных их вниманием дам. Но все удовольствие от приятной компании и не менее приятного времяпрепровождения испортил МакФлай, который быстро освоился в гостиной и то и дело напоминал о своем присутствии.

Он смахнул хвостом на пол бокал венецианского стекла с коллекционным вином, налитым себе мистером Херстом, тем испортив дорогой ковер и приведя в состояние крайнего возмущения свою хозяйку. Едва миссис Херст попыталась развлечь общество игрой на фортепьяно, пес стал издавать весьма немузыкальные завывания и дробно перебирать передними лапами в такт музыке. Стоило гостям усесться за карточные столы, как МакФлай потихоньку утащил несколько карт, которые были найдены лишь спустя четверть часа под подушками углового дивана, из-за чего и без того расстроенный мистер Херст проиграл в вист немало очков леди Кэтрин, что помогло ей более снисходительно отнестись к выходкам собаки и стерпеть опустошение гостем в одиночку целой бутылки старого французского бургундского.

Мисс Бингли украдкой разглаживала помятые складки своего наряда и снимала с него длинные рыжие волоски, прилипшие к нему после того, как МакФлай попытался поприветствовать ее своими объятиями. Дарси и Фицуильям не забывали весело переглядываться после каждой выходки своего подарка, стараясь не обращать внимания на отпечаток собачьей ноги, четко видный на сапоге одного, как и на изжеванное кружево сорочки второго.

К концу вечера, измученный дорогой и новой обстановкой пес, высунув язык и раскинув лапы, прикорнул на подоле платья леди Кэтрин, отчего она не могла встать с места. Лишь помощь племянников, оттащивших от нее всеми четырьмя ногами упирающуюся и скулящую собаку, позволила ей с достоинством подняться и удалиться в свою комнату. Но МакФлай, не желая упускать из виду свою новую хозяйку, тут же последовал за ней, и гости имели удовольствие слышать постепенно отдаляющийся веселый лай, перемежаемый громкими увещеваниями и вскриками почтенной дамы.

Казалось, ничего хуже этого рыжего кошмара в Розингсе уже произойти не может, однако события последующих дней показали, что на свете случаются вещи и пострашнее неугомонного шотландского пса.

 

Глава первая, в которой обсуждается, какое количество незваных гостей считать излишним

Розингс, 18 апреля, воскресенье, 18** года, 12:45 пополудни

— Мистер Коллинз вздумал пригласить своих родственников, — заявила на следующий день леди Кэтрин. — Ума не приложу, как они все разместятся в его доме.

Она вошла в библиотеку, где собрались гости Розингса, коротая время до ленча и поджидая хозяйку поместья, которая сразу после воскресной службы была вынуждена отлучиться к арендаторам по каким-то срочным делам.

— О чем вы, мадам? — Дарси поднял голову от книги, которую безуспешно пытался читать, поскольку рядом с ним на диване пристроилась мисс Бингли. Хотя Кэролайн тоже держала в руках какой-то роман, ей было не до чтения, так как все ее внимание было обращено на своего соседа. Она постоянно задавала ему какие-то вопросы, восторгалась его отсутствующей сестрой и вслух планировала приятное времяпрепровождение в Розингсе, прогулки и пикники, на которые ее должен был сопровождать не кто иной, как мистер Дарси собственной персоной.

Дарси отвечал сухо и кратко, всем видом показывая, что увлечен чтением, так что появление тетушки, способной подобными новостями заинтересовать некоторых своих гостей, оказалось для него настоящим спасением.

— Проезжая сейчас мимо Хансфорда, я повстречала мистера Коллинза, — леди Кэтрин прошла в глубь библиотеки, на ходу снимая перчатки. За ней трусцой вбежал МакФлай и вспрыгнул на самое удобное кресло у камина.

— Брысь, негодник! — леди Кэтрин погрозила пальцем собаке, которая с обиженным видом слезла с кресла и улеглась на ковер у ног Дарси.

— Можете представить, к ним напросились его родственники из Хартфордшира, — продолжала леди Кэтрин. — Беннеты, кажется. Под предлогом того, что у них в доме ремонт. Мало того, что в Хансфорд приедет его кузен с женой, так они намерены привезти всех своих дочерей, а их пять или шесть… Не помню.

Мисс Бингли наконец отвела свой взор от Дарси и переглянулась с миссис Херст. В Лондоне мисс Бингли была вынуждена встречаться с мисс Джейн Беннет, а стоило им уехать в Кент, как все семейство Беннетов тут же объявляется в непосредственной близости от Розингса. Создавалось впечатление, что им теперь никогда не отделаться от хартфордширских знакомых.

— Хорошенькие? — заинтересованно спросил полковник Фицуильям, выглядывая из-за развернутой газеты. Он еще не имел чести быть знакомым с родственниками мистера Коллинза.

— Мистер Коллинз говорит — вполне милые молодые леди, только младшие несколько… легкомысленны, — раздраженно ответила леди Кэтрин, жестом отметая возможность каких-либо достоинств у сельских кузин своего пастора. — Старшей уже далеко за двадцать, и она еще не замужем. Это о чем-то говорит?!

— Это говорит лишь о том, что у их отца нет ни гроша, — как бы между прочим заметил Дарси.

— А имение их отца наследует мистер Коллинз, — вспомнила леди Кэтрин. — Дочерям мистера Беннета в будущем придется несладко, если кто-то из них не выйдет удачно замуж и не сможет поддерживать существование остальных… Впрочем, сейчас я думаю о том, что пасторский дом хоть и усовершенствован должным образом с моей помощью, вряд ли может вместить столько гостей. Надо указать на это мистеру Коллинзу.

— И вы полагаете, это сократит список гостей? — спросил полковник.

— Куда там! — ответила леди Кэтрин. — Эти многочисленные родственники мистера Коллинза сегодня утром выехали из Лонгборна и к вечеру будут здесь. Придется… Придется кого-то из них пригласить остановиться в Розингсе.

— И кого вы намереваетесь разместить здесь? — оживился Фицуильям, предвкушая знакомство со столькими девушками, среди которых хоть одна наверняка окажется симпатичной.

Дарси захлопнул книгу и потрепал за ухом довольного МакФлая.

— Пару девиц, думаю, можно будет сюда поселить, — задумчиво протянула леди Кэтрин. Но, заметив ухмылку полковника, тут же поправилась:

— Пожалуй, в Розингс я приглашу мистера и миссис Беннет. А их дочери прекрасно устроятся в коттедже мистера Коллинза.

— И нам придется с утра до вечера терпеть здесь эту несносную миссис Беннет?! — ахнула мисс Бингли. — Леди Кэтрин, умоляю вас!..

Миссис Херст тоже встрепенулась, отложила свое шитье и просительно посмотрела на хозяйку Розингса. Не далее как накануне вечером она в подробностях расписала их посещение Незерфилда, а также описала, с каким ужасным обществом они были вынуждены водить знакомство до отъезда в Лондон.

— Ну, хорошо, — леди Кэтрин забеспокоилась, будучи наслышана о вульгарных манерах матери семейства. — Если вы полагаете, что миссис Беннет будет чувствовать себя здесь неловко, пожалуй, остановимся на двух старших дочерях. Надеюсь, они не доставят нам много хлопот.

При этих словах Дарси встал со своего места и отошел к окну, а мисс Бингли изменилась в лице: уж лучше терпеть миссис Беннет, чем наблюдать, как Дарси будет снова восхищаться взглядом прекрасных глаз мисс Элизабет, которые, по мнению Кэролайн, были совершенно невыразительны.

— Да, Кэролайн, совсем забыла тебе сказать, — всполошилась миссис Херст. — Ты как раз гуляла в парке, когда с утренней почтой принесли письмо от Чарльза. Он пишет, что Лондон в это время года совершенно невыносим, что его поверенный надоел ему до смерти, и что на днях он собирается выехать в Розингс.

— Какое непростительное легкомыслие с его стороны! — недовольно воскликнула мисс Бингли. — Следует немедля написать Чарльзу, что денежные дела не терпят спешки, и он просто обязан задержаться в Лондоне на необходимое время…

— Зная Бингли, могу предположить, что он уже выехал и не сможет воспользоваться вашим сестринским советом, — негромко сказал мистер Дарси.

Мисс Бингли окончательно расстроилась, поскольку не хотела, чтобы ее брат опять встретился со старшей мисс Беннет. Время и расстояние, казалось, несколько примирили Бингли с разлукой с мисс Джейн Беннет, но новая встреча может вновь разбудить его чувства к этой недостойной его девице. Миссис Херст думала так же. Приезд Беннетов был как нельзя некстати, тем более, что вскоре в Розингсе должна была появиться мисс Дарси, которую они мечтали видеть своей невесткой.

— Кузины также скоро возвращаются в Розингс, — напомнил полковник, будто читая мысли растерянных сестер Бингли. — Хватит ли спален в Розингс Парке, или нам придется арендовать ближайшую гостиницу?

— Что вы такое говорите! — вознегодовала леди Кэтрин. — Чтобы в Розингсе, да не хватило комнат…

Она фыркнула и мельком взглянула на мистера Херста, который за это время успел в одиночку опустошить графин с портвейном и блюдо с бисквитами и мирно задремал в своем кресле.

— Надо будет сказать экономке, чтобы к завтрашнему обеду закупили больше овощей и мяса, — вполголоса заметила хозяйка Розингса, подозревая, что только один мистер Херст в состоянии за несколько дней опустошить все запасы поместья, и обратилась к стоящему у окна Дарси.

— Почему вы молчите, Дарси? Вижу, вас не удивляет бесцеремонность этого семейства. Вы ведь знакомы со старшими мисс Беннет? Что вы можете о них сказать?

— Ничего особенного, мадам. Пожалуй, они неглупы и сносно образованы, но не более того, — отозвался Дарси и вновь отвернулся к окну.

Леди Кэтрин продолжила после минутной паузы:

— Полагаю, что девицы Беннет должны понимать, какая честь для них — быть принятыми в Розингсе. Итак, решено: двух старших кузин мистера Коллинза я забираю сюда. Сегодня вечером мы обойдемся без гостей, но завтра всех обитателей Хансфорда придется пригласить сюда к обеду. И я еще должна дать необходимые указания о должном размещении гостей в доме пастора. Без моего совета миссис Коллинз вряд ли сможет устроить всех подобающим образом.

— Боже мой! — с плохо скрываемой досадой воскликнула мисс Бингли. — Беннеты надоели нам еще в Хартфордшире! Мамаша просто несносна, а ее дочери… Вот увидите: едва они успеют обосноваться у мистера Коллинза, как начнут требовать устроить им бал.

Миссис Херст захихикала:

— Да, да, балы и поиски кавалеров по всей округе.

— Мистер Дарси, полагаю, будет иметь честь вновь танцевать с мисс Элизабет, — предположила мисс Бингли и покосилась на Дарси, молча взиравшего в окно.

«Итак, мисс Элизабет Беннет вскоре появится в Розингсе, — тем временем думал он. — Меня это не должно волновать, хотя….»

Его мысли перебил голос мисс Бингли, которая уже не могла остановиться и громко заявила:

— А мисс Элизабет найдет здесь немало уединенных дорожек для утренних прогулок в одиночестве.

Таким образом Кэролайн пыталась напомнить Дарси, как мисс Элайза явилась в Незерфилд с испачканным грязью подолом платья и в грязных ботинках, но вместо него отозвалась леди Кэтрин.

— Что за странные манеры, — недовольно заметила она. — Энн никогда бы не позволила себе выходить в парк без сопровождения!

— Вы не допускаете, тетушка, что у девушек нет компаньонки? — миролюбиво заметил полковник, донельзя заинтригованный девицами Беннет.

— В семье, где на попечении имеется пять дочерей, должна быть компаньонка! — непререкаемо заявила леди Кэтрин. — Впрочем, сложно ожидать от такого семейства соблюдения правил приличия. И о чем только думал Коллинз, приглашая сюда этих людей?

— Я полагаю, его единственное желание — доставить вам удовольствие, мадам, — вновь отвлекся от созерцания окна Дарси, не скрывая сарказма в голосе.

— Бедный мистер Коллинз! — в разговор опять встряла мисс Бингли. — Еще хорошо, что поблизости нет военного лагеря.

— В этом ему повезло, — поддакнула миссис Херст. — Иначе все офицеры с утра до вечера толпились бы в его доме…

— Или мистеру Коллинзу приходилось бы вылавливать девиц Беннет по дороге к лагерю, — подхватила мисс Кэролайн.

— Увы, леди, в соседнем городке расквартирован полк драгун, — заметил полковник, стараясь сохранить невозмутимое выражение лица.

— В таком случае нам действительно остается лишь пожалеть бедного мистера Коллинза, — рассеянно отозвался Дарси.

— Ах, мистер Дарси, как вы ироничны! — рассмеялась мисс Бингли.

Мистер Дарси ничего не ответил на это лестное для него замечание. Он подошел к столику, на котором лежала большая старинная книга, которая его так заинтересовала, и машинально погладил потемневший от времени кожаный переплет.

 

Глава вторая, в которой выясняется, какие последствия может иметь несвоевременная поломка экипажа

Дорога в четырех милях от Хансфорда, 18 апреля, воскресенье, 4:35 вечера

Если бы каким-то чудом Лидия могла услышать последние слова полковника, она, несомненно, воспряла бы духом. Сейчас же, трясясь в битком набитом экипаже, не имея даже возможности выглянуть в окно, она чувствовала, что жизнь к ней совершенно несправедлива. Вместо того, чтобы отправиться в Брайтон, или в Лондон к дяде, как ей хотелось, приходится ехать к несносному мистеру Коллинзу в совершенное захолустье, где наверняка никогда ничего интересного не происходит и не произойдет.

Внезапно резкий толчок прервал ее обиженные размышления. Похоже, особенно крутой поворот дороги оказался не по силам видавшему лучшие дни средству передвижения, и все пассажиры повалились друг на друга под аккомпанемент испуганных причитаний миссис Беннет.

Мистер Беннет первым выбрался из накренившегося экипажа, затем помог спуститься на землю своему многочисленному семейству.

— Что случилось?! — восклицала миссис Беннет. — Мы разбились?

— Не совсем, — отвечал ей мистер Беннет. — Похоже, мы еще живы и здоровы. А вот экипаж, по всей видимости, пострадал.

— Как вы можете оставаться таким спокойным, когда мы оказались в такой ужасной ситуации? — возмутилась его жена, в панике оглядывая пустынную дорогу. — И что теперь нам делать?

Ей никто не ответил, поскольку мистер Беннет отошел к кучеру, который угрюмо рассматривал соскочившее с оси колесо, а ее дочери, обрадованные возможностью немного размяться, разбрелись в разные стороны. Китти и Лидия уселись на траву у обочины и принялись о чем-то перешептываться, Мэри уткнулась в книгу, которую из-за тряски не могла читать по дороге, а Элизабет подошла к отцу. Тем временем мистер Беннет обратился к своей жене и дочерям.

— Небольшая неприятность, леди, — сказал он. — Колесо наскочило на камень и сломалось. Боюсь, сегодня мы уже не попадем в дом мистера Коллинза. Нам придется искать пристанище на ночь.

— Пристанище?! На ночь?! Мистер Беннет, что вы такое говорите? Вы совсем не бережете мои бедные нервы! — истерически вскричала миссис Беннет.

— Несчастья ниспосланы нам свыше и нередко оказываются скрытым счастьем, — глубокомысленно изрекла Мэри.

— А я ужасно хочу есть! — заявила Китти.

— Ой, а я просто умираю от смеха при мысли, что нам придется ночевать на дороге! — встряла Лидия.

— Ах, если бы вы знали, как я страдаю! — испугавшись, что ее истерики никто не замечает, вновь подала голос миссис Беннет.

— Может быть, удастся его починить? — спросила Элизабет.

— Без помощи кузнеца починить колесо не удастся, — ответил мистер Беннет. — Еще и ось треснула.

Тут подал голос кучер, с философским видом созерцавший покосившийся экипаж:

— Если вы соблаговолите вернуться, сэр, за поворотом дороги должен быть постоялый двор. Мы только что его миновали.

— Пойдемте, отец, может быть, там мы сможем нанять новый экипаж, — сказала Элизабет, заботливо поддерживая миссис Беннет.

Достигнув гостиницы «Олень и яичница» через час с четвертью (приходилось все время останавливаться и давать возможность миссис Беннет отдохнуть, так как она не привыкла совершать такие длинные пешие прогулки), достопочтенное семейство вошло в маленькое, но довольно уютное здание.

К мистеру Беннету тотчас же подошел низенький хозяин и чрезвычайно любезно осведомился, чем он может быть полезен. Через две минуты мистер Беннет вернулся к дамам, которые в изнеможении расселись на диване возле входа, и сообщил им удручающую новость, что свободных комнат на постоялом дворе нет. Впрочем, как и экипажей.

Несколько выбитые из колеи своим дорожным приключением, Беннеты решили здесь поужинать. Пока они утоляли голод, фортуна повернулась к ним лицом. Хозяин гостиницы начал опасаться, что громкие жалобы миссис Беннет распугают всех деревенских завсегдатаев, которые из вечера в вечер заходили сюда пропустить пару кружек пива перед сном. Хозяйке же совершенно не понравились взгляды, которые все без исключения лица мужского пола, собравшиеся под этой крышей, бросали на общительную мисс Лидию. Под решительным натиском жены хозяин принял близко к сердцу судьбу нежданных гостей и послал одного из слуг Трифем-Хаус — дом, находящийся неподалеку от гостиницы, в котором, по его сведениям, сейчас никто не жил.

Присматривающий за домом привратник, хоть и весьма сдержанно, согласился приютить несчастное семейство на ночь.

Две младшие мисс Беннет были в полном восторге, да и миссис Беннет приободрилась. Ее, правда, огорчило известие о том, что владелец дома находится в отсутствии, но кто знает этих джентльменов. Вдруг утром у ее девочек появится возможность познакомиться с каким-нибудь приятным молодым человеком, пусть не с пятью, а хотябы с тремя тысячами годового дохода? Сами юные мисс сейчас мечтали только о том, чтобы как следует отдохнуть после столь насыщенного событиями дня.

Закончив трапезу, порядком утомленные путешественники направились к месту предполагаемого ночлега. Однако когда их взорам предстал дом, где предстояло провести ночь, дамы несколько встревожились. Дом был старым, огромным и каким-то мрачным. Его восточная часть давно превратилась в руины и стояла без крыши. Западное крыло выглядело более обжитым — на окнах даже можно было увидеть портьеры, которые, впрочем, были наглухо задернуты.

— Мне кажется, прежде здесь был монастырь или аббатство, — сказала Мэри, увидев высокие каменные башни. — Что если ночью мы услышим звон колоколов и пение монахов?

— Я не войду в эти развалины! — заявила Лидия. — Наверняка там полно пауков, мышей и привидений.

— Девочка моя, ну что ты говоришь?! — миссис Беннет растерянно посмотрела на младшую дочь.

Неожиданно Китти взвизгнула:

— Ой, посмотрите! Там… там… в окне!

— Господи, Китти, ты не бережешь мои нервы! Что там может быть?! — недовольно воскликнула миссис Беннет.

— Но, мама, — со слезами в голосе ответила Китти — я видела, как в окне колыхнулась занавеска. Это точно привидение!

— Кэтрин Беннет, не стоит придумывать небылицы, — строго сказал мистер Беннет.

— Я не придумала, — упрямо твердила Китти. Она готова была расплакаться.

Миссис Беннет снова начала ахать и требовать нюхательную соль.

— Сейчас я проверю, — решительно сказал мистер Беннет и направился ко входу. Неожиданно дверь распахнулась, и на пороге показался слуга в мятой ливрее.

— Что вам угодно? — недовольно спросил он, разглядывая стоящую перед домом компанию.

— У нас сломался экипаж, а в гостинице нет мест, — вежливо ответил мистер Беннет. — Хозяин гостиницы порекомендовал нам этот дом, и привратник любезно согласился предоставить нам возможность переночевать здесь.

— Прошу прощения, сэр, — слуга явно почувствовал себя неловко. — Действительно, я согласился пустить на ночь какую-то семью, которой не хватило места в «Яичнице», но мне не сказали, что вас так много. К тому же, пока вы сюда добирались, неожиданно вернулся наш хозяин, мистер Айленд Шип, эсквайр, знаете ли, и занял единственную пригодную для жилья спальню. И приказал, чтобы его не беспокоили. Да и места все равно больше нет. Возможно… возможно, вы сочтете для себя приемлемым дойти до другого жилья, пока не стемнело? Отсюда до Хансфорда четыре мили, до Розингса около четырех с половиной, но если идти вот этой лесной тропинкой, то до имения всего полторы мили. Более ничем не могу посодействовать. Не обессудьте, сэр.

Дверь со скрипом закрылась, оставив обескураженного мистера Беннета стоять на пороге. Остальные члены семейства растерянно переглянулись.

— Папа, — сказала Элизабет, — может быть, нам попробовать добраться до Розингса? — имение всего в полутора милях — если через лес…

— Я не пойду по лесу! — взвизгнула миссис Беннет. — У меня нет сил! Никто не щадит мои нервы!

— Людей почему-то страшит неизвестность, хотя вся наша жизнь состоит из неизвестности, — заговорила Мэри. — Известно лишь прошлое, а будущее…

— Мэри, немедленно прекрати выступать со своими изречениями, — накинулась на нее издерганная миссис Беннет.

— Довольно! — мистер Беннет обвел взглядом тут же притихшую аудиторию. — Мы пойдем в Розингс. До него не очень далеко, и скоро мы будем на месте.

Он предложил свою руку причитающей жене и повел ее в лес. За ними потянулись всхлипывающая Китти под руку с Лидией и Мэри. Элизабет замыкала процессию.

 

Глава третья, из которой читатель узнает, что священники могут приносить не только благие вести

Розингс, 18 апреля, воскресенье, 6:40 вечера

Во время обеда в Розингсе родственники пастора более не упоминались, хотя многие не могли забыть об их скором приезде.

Леди Кэтрин мысленно прикидывала, каким количеством спален располагает дом пастора и не придется ли ей приглашать на жительство в Розингс трех девиц, вместо двух. Полковник радовался, что в доме поселятся молодые леди, с которыми, — как он надеялся, — можно будет приятно провести время. Дарси продумывал наиболее подходящую линию поведения при встрече с мисс Элизабет Беннет. Мистер Херст размышлял, сможет ли этот Беннет, которого он смутно помнил, оказаться достойным партнером в вист вместо болтливого и суетливого Коллинза. Миссис Херст продолжала беспокоиться, что старшая мисс Беннет приедет вместе со своим семейством и опять вскружит голову доверчивому и легко увлекающемуся брату, а мисс Бингли пыталась понять, каким образом мисс Элайза Беннет смогла некогда привлечь внимание Дарси, и как ей самой добиться такого результата. Так и не прояснив для себя этот вопрос, Кэролайн решила вернуться к старому, и как ей казалось, самому верному способу завоевать сердце Дарси — восхищению его сестрой.

— Я с таким нетерпением жду приезда мисс Джорджианы! — воскликнула она, обратившись через стол к Дарси. — Наконец-то мы сможем с ней вдоволь наговориться! И я прямо-таки жажду услышать, как мисс Дарси играет на фортепьяно. Да и с мисс де Бер мы так давно не виделись, — спохватившись, добавила она, взглянув на леди Кэтрин. — Когда они предполагают вернуться от леди Меткаф?

— На следующей неделе, — кратко отозвался Дарси.

— Я буду счастлива обсудить с ней весьма познавательную статью из «Наблюдателя»…

— Сомневаюсь, что Джорджиану смог бы заинтересовать даже абзац из этого журнала, — сказал Дарси. — Она предпочитает романы.

— Романы?! — невольно ахнула Кэролайн. Она иногда тайком почитывала романы, но никогда бы не призналась вслух, что позволяет себе столь легкомысленное занятие. Впрочем, «Наблюдатель» она тоже не читала, но недавно в Лондоне на каком-то скучнейшем вечере обсуждалось статья из этого журнала, и мисс Бингли специально запомнила этот разговор, чтобы при случае показать себя вдумчивой поклонницей серьезной литературы.

— Исключительно романы, — подтвердил полковник, услышав, о чем идет речь. — Все эти «Глории», «Страшные тайны», «Клермонты» и «Зачарованные…э-э… пещеры», кажется…

— «Замки», — подсказал Дарси. — «Зачарованный замок» — любимый роман Джорджианы.

— Она зачитала его до дыр, — вспомнил Фицуильям. — Там герой — какой-то рыцарь… То ли Домульд, то ли Муарод…

— Лоуманд? Нет, кажется, его зовут Ро… Романул… — неуверенно сказал Дарси.

— Как только вы позволяете моей племяннице читать такие книги? — недовольно сказала леди Кэтрин, которая тоже иногда позволяла себе отвлечься от повседневных забот чтением какого-нибудь популярного романа, но тщательно скрывала эту свою слабость.

— Энн даже не предполагает, что могут издаваться романы с подобными названиями, — заметила она и обратилась к Кэролайн:

— Мисс Бингли, вы сможете поговорить о серьезной литературе с моей дочерью. Уверена, она прочитала много сочинений выдающихся английских писателей и способна поддержать столь интересный разговор.

Кэролайн, несколько напуганная предполагаемой эрудицией мисс де Бер, притихла до конца обеда. Но едва джентльмены после портвейна присоединились к дамам в гостиной, она опять подсела к Дарси:

— Мистер Дарси, — сказала она. — После посещения Розингса вы, вероятно, направитесь в Лондон, на сезон.

— Отнюдь, — ответил Дарси, которого невероятно утомили приставания мисс Бингли. — Из Кента я поеду в Пемберли.

— Глупости, Дарси! — фыркнула леди Кэтрин, услышав конец его фразы и истолковав ее по-своему. — Отчего это вам вдруг вздумалось уезжать?! Вы ведь только приехали. И Энн… Вы непременно должны дождаться возвращения Джорджианы и Энн. Неужели вы не захотите провести здесь какое-то время с собственной сестрой и не захотите увидеть свою кузину?!

Слегка удивленный Дарси сказал, что намерен пробыть в Розингсе не менее месяца, если только не утомит своим присутствием дорогую тетушку.

Успокоенная леди Кэтрин попросила миссис Херст сыграть что-нибудь на фортепьяно, чтобы развлечь гостей, но стоило гостье усесться за инструмент, как на пороге гостиной появился дворецкий, из-за ноги которого выглядывала обиженная морда МакФлая.

— Я же приказала не пускать сюда этого пса! — напустилась леди Кэтрин на Дугласа, который тут же начал выпихивать собаку из комнаты. МакФлай с визгом сопротивлялся этому насилию, наконец, все же вывернулся из рук дворецкого и бросился к своей хозяйке.

— Уберите его! — вскрикнула она и попыталась спихнуть грязные передние лапы пса со своих колен. — Кыш, брысь, негодник!

Но МакФлай не успокоился, пока не облобызал лицо и руки леди Кэтрин, после чего с довольным видом растянулся у ее ног.

— Вот же паршиве… негодник! — бормотала леди Кэтрин, вытирая платком лицо и стряхивая комья грязи и шарики репейника со своего шелкового платья. Мисс Бингли на всякий случай отодвинулась подальше от собаки, а Дарси и Фицуильям переглянулись, с трудом сохраняя серьезные выражения лиц.

— Зачем вы привели его сюда? — набросилась леди Кэтрин на дворецкого, едва приведя себя в более-менее приличный вид.

— Ваше сиятельство, — с невозмутимым видом ответил вышколенный годами службы слуга. — Собака сбежала из привратницкой, куда вы велели ее поселить, и мы искали ее несколько часов в доме и парке…

— Как так?! — возмутилась леди Кэтрин. — Пропала моя собака, а вы даже не доложили мне об этом?

— Не осмелились, ваше сиятельство… Хотели ее сначала найти…

— Бедняжка, — леди Кэтрин похлопала МакФлая по шее. — Ты, наверное, проголодался и устал, и весь такой грязный…

Она с ужасом посмотрела на свою ладонь, которая приняла грязновато-серый оттенок.

— Немедленно приготовьте ему ванну! — распорядилась она. — И накормите!

— Но мистер Коллинз…

— При чем здесь мистер Коллинз? Мистер Коллинз не имеет никакого отношения к моей собаке.

— Мистер Коллинз здесь, ваше сиятельство, и умоляет его принять.

— Что же вы молчали? — встрепенулась миледи. — Наверное, мистер Коллинз пришел сообщить, что его гости прибыли в Хансфорд, хотя ему нужно было просто прислать слугу с запиской. Тем не менее, я должна отметить его скромность и почтительное отношение к своей патронессе…

В этот момент на пороге гостиной появился, кланяясь, весьма взволнованный мистер Коллинз.

— Что с вами случилось, мистер Коллинз? — поинтересовалась леди Кэтрин, тут же заметив его непривычно взъерошенный вид и небрежно завязанный галстук.

— Э… ваше сиятельство, э… — замялся пастор и переступил с ноги на ногу.

— Ну, говорите же! — сказала хозяйка дома и незаметно сунула МакФлаю кусок бисквита.

— Кузена… Кузена и его семьи до сих пор нет… Они исчезли… Все… Все исчезли… — промямлил мистер Коллинз.

Миссис Херст и мисс Бингли удивленно ахнули. Мистер Херст залпом допил бокал портвейна и вновь наполнил его из графина, предусмотрительно захваченного им с собой из столовой. Дарси нахмурился, Фицуильям встал и подошел к тетке.

— Как это исчезли? — грозно осведомилась леди Кэтрин. — Куда они могли исчезнуть? И почему сразу все? Я не отдавала такого распоряжения!

— Уверяю вас, ваше сиятельство, они никогда бы не осмелились нарушить волю вашего сиятельства, поэтому я и нахожусь в таком отчаянии! Должно быть, случилось что-то непредвиденное, что задержало их по дороге сюда, либо они сбились с пути, ибо я просто не могу себе и представить, что что-то могло с ними произойти в пределах владений вашего сиятельства…

Леди Кэтрин решительно повернулась к дворецкому:

— Немедленно отправьте слуг на дорогу, ведущую в Хансфорд, — приказала она и спросила у перепуганного пастора:

— Что было предпринято для того, чтобы их разыскать?

— Я постоянно смотрел на дорогу, ваше сиятельство… — ответил несчастный мистер Коллинз.

Тут в разговор вмешался Фицуильям, который знаком остановил Дугласа и попросил мистера Коллинза объясниться более обстоятельно. Пастор разразился новым потоком восклицаний, но суть бессвязного монолога по-прежнему сводилась лишь к тому, что все исчезли, хотя им давно уже нужно было быть здесь, но их нет, их нигде нет!

После некоторых уточнений выяснилось, что мистер Коллинз весь день посматривал на дорогу и даже посылал слугу на холм, чтобы сверху взглянуть, не едет ли в Хансфорд какой экипаж. Уже вечером пастор догадался отправить слугу в ближайшую придорожную гостиницу «Олень и яичница», — ту, что находится за лесом. Тогда-то и выяснилось, что у каких-то путешественников, по описанию похожих на Беннетов, в дороге сломался экипаж. Эти путники около трех часов назад пообедали в гостинице, просились на ночлег, но поскольку там не оказалось свободных комнат, пошли пешком в Трифем-Хаус — пустующий дом мистера Айленда Шипа. Привратник дома сообщил слуге мистера Коллинза, что да, к нему стучались какие-то люди, но по некоторым причинам он не смог пустить их на ночлег, то посоветовал им отправиться куда-нибудь в другое место. С тех пор Беннетов никто не видел, и в доме мистера Коллинза они тоже не появились.

— Все это ужасно и совершенно возмутительно! — заявила леди Кэтрин. — Я крайне недовольна!

— Ох, да, это все так ужасно, так непонятно, — защебетала мисс Бингли, стараясь придать голосу искреннюю обеспокоенность.

— Хорошо, что сегодня нет дождя, — сказала миссис Херст. — Но я прочитала в газете, что Марс сейчас приблизился к созвездию Козерога, а это всегда сулит неприятности путешественникам.

— Что скажете, Фицуильям? — Дарси взглянул на полковника. — Как нам лучше поступить?

— Думаю, что самое правильное в данной ситуации — нам самим отправиться на их поиски. Раз их нет на дороге, то можно предположить, что они направились в Хансфорд через лес и заблудились в нем. Нам стоит взять слуг и пойти им навстречу. Если мы не будем откладывать, думаю, нам удастся найти родственников мистера Коллинза до наступления темноты.

— Я пойду с вами! — глаза Кэролайн загорелись при мысли о возможности прогуляться с Дарси по ночному лесу.

— И я! — миссис Херст, воодушевленная предстоящим приключением, пожелала присоединиться к сестре.

— Идти в лес?! — леди Кэтрин с удивлением уставилась на возбужденных дам. — Там темно, сыро, и Бог знает, что с вами там может приключиться.

— Но мы же пойдем в сопровождении наших джентльменов, — мисс Бингли улыбнулась Дарси, на миг утратившему свою обычную невозмутимость.

— Право, не думаю, леди, что вам стоит выходить из дома, — сказал он и посмотрел на полковника, который лишь пожал плечами, наблюдая, как дамы, оживленно переговариваясь, отправились переодеться в прогулочные платья. Леди Кэтрин, заявив, что лично будет руководить поисками, также поднялась к себе, наказав племянникам непременно их обождать.

Когда все собрались в холле, а слуги на улице зажгли переносные фонари, леди Кэтрин посоветовала Коллинзу отправиться домой и там ожидать вестей о заблудившихся родственниках. Мистера Херста, учитывая количество выпитого им портвейна, было решено оставить в Розингсе. Затем Фицуильям с Дарси обсудили план действий, по которому Дарси с несколькими лакеями должен был выйти на тропинку, ведущую в сторону гостиницы «Олень и яичница», а полковник, также в сопровождении слуг, собирался отправиться к дому мистера Айленда Шипа.

— Замечательная мысль, мистер Дарси! Я иду с вами, — заявила мисс Бингли.

— А я, с вашего позволения, присоединюсь к вам, — обратилась миссис Херст к полковнику.

Джентльменам ничего не оставалось, как согласиться с решительно настроенными дамами.

Леди Кэтрин взяла на себя трудную задачу руководить поисками, оставаясь в Розингсе. В сопровождении дворецкого и МакФлая, неотступно следовавшего за своей хозяйкой, миледи вышла на улицу, чтобы самолично проводить две небольшие процессии, которые вскоре углубились в парк, направляясь к лесу.

 

Глава четвертая, в которой вместо ожидаемых персон прибывают другие

Розингс, 18 апреля, воскресенье, 9:05 вечера

Едва поисковые группы скрылись из виду, как леди Кэтрин заметила в розарии, находящемся неподалеку от дома, мелькание света от фонаря.

— Дуглас! — сказала она дворецкому. — Кто там бродит в моем розарии?

— Сейчас узнаю, ваше сиятельство, — дворецкий направился было в ту сторону, но леди Кэтрин жестом остановила его, заявив:

— Я сама проверю, кто осмелился вечером гулять в парке без моего разрешения.

Она решительно направилась к розарию в сопровождении МакФлая, чрезвычайно обрадованного предстоящей прогулкой, и Дугласа, покорно выносящего все превратности беспокойного вечера. Пройдя через арку, за которой расходились узкие дорожки, разбегающиеся по цветнику, и вдыхая нежный аромат ранних полураспустившихся роз, леди Кэтрин растерянно оглянулась, не видя нарушителя. МакФлай на полном ходу врезался в розовый куст, взвыл, уколовшись о шипы, и тут же удрал из розария восвояси.

— Неужели злоумышленник успел скрыться? — миледи посмотрела вслед МакФлаю и нахмурилась:

— Этот пес даже не подозревает, что должен охранять свою хозяйку и разыскивать тех, кто покушается на ее владения…

— Вон там, справа, ваше сиятельство, — поспешно подсказал Дуглас, заметив отблеск фонаря и чей-то сгорбленный копошащийся силуэт в дальнем углу розария.

Когда они подошли ближе, леди Кэтрин с удивлением узнала своего садовника, вооруженного лопатой, которой он выкапывал ямки в грунте.

— Вильсон, что это вы тут делаете, да еще в такое позднее время? — с подозрением спросила его миледи.

— Ваше сиятельство! — Вильсон вздрогнул от неожиданности при виде своей хозяйки и поклонился. — Неужели вы не помните, что мы выписали новые сорта роз из Кью Гарденз? Вы же сами обратились к председателю попечителей сада…

— Я все прекрасно помню! — ответила немного смущенная леди Кэтрин, которая из-за приезда гостей и этого переполоха из-за исчезновения родственников мистера Коллинза совершенно забыла, что в Розингс должны были доставить новые сорта роз, купленные ею в питомнике Кью Гарденз. — Так розы привезли?

— Пока только три куста, остальные обещали прислать через неделю-другую, пока они не окрепнут для дороги, ваше сиятельство! — сообщил садовник и расплылся в улыбке, показывая миледи на три аккуратно упакованных свертка с рассадами, лежавших на траве. — Лунная Катарина! Потрясающий сорт! Я о нем много слышал и всегда мечтал, что эти розы появятся в вашем розарии. Они обычно бледно-розового или кремового цвета, хотя встречаются и бледно-абрикосовые, и чистейше белые…

Пока Вильсон слишком уж поэтично для садовника распространялся насчет окраски и чарующего запаха новых роз, леди Кэтрин размышляла о названии сорта — Лунная Катарина. Название ей понравилось. Можно было представить, что розы именованы Катариной в ее честь. Она представила, как водит гостей по розарию, показывая им цветущие кустарники, и, наконец, подводит к роскошным розам… какие они?… а, ну да, жемчужно-кремового цвета, и сообщает: а вот Лунная Катарина. И все гости ахают, предполагая, что цветы названы в честь хозяйки Розингса…

Тем временем садовник с нежностью дотронулся до одного свертка, из которого выглядывали блестящие коричневые побеги, усыпанные мелкими шипами.

— Куст пышный, листва у него темно-зеленая, и для срезки годятся, потому как стебли длинные… Назван в честь возлюбленной садовода. По слухам, она любила гулять под луной…

— Гулять под луной! — недовольно фыркнула миледи, возвращенная на землю рассказом о девице, в честь которой был назван этот сорт роз, и о ее плебейских замашках. И подобная особа носила одинаковое имя с самой леди Кэтрин!

— Но почему вы сажаете их так поздно вечером? — спросила она. — Уже темнеет, да и утром, при свете дня, во всех отношениях гораздо удобнее…

— Ваше сиятельство! — воскликнул пораженный садовник. — Лунную Катарину можно высаживать только ночью, когда восходит луна! Иначе куст не приживется! Все об этом знают, да и в сопроводительном письме четко указано, что…

— Хорошо, хорошо, — сухо сказала леди Кэтрин, потеряв всякий интерес к новому сорту роз. — Делайте, как вам было указано. Почему вдруг здесь расцвели темные бутоны? В прошлом году они были розовыми, — она показала на куст ранней портлендской красной розы.

— И выглядит он каким-то болезненным, — добавила леди Кэтрин, разглядывая невысокий куст.

Вильсон не смел сказать хозяйке, что листва у портлендской розы всегда бледно — зеленая и морщинистая, а высота куста не превышает трех-четырх футов, поэтому он заверил миледи, что обязательно лично проследит за его ростом и цветением.

Удовлетворенная послушанием садовника, леди Кэтрин кивнула ему на прощание и направилась к дому, предварительно обойдя розарий и указывая дворецкому, какие цветы, по ее разумению, завтра нужно срезать и расставить в вазах по комнатам. Дуглас почтительно поддакивал своей хозяйке, не имея возможности разглядеть в сгустившихся сумерках, какие именно кусты имеет в виду миледи.

Едва они подошли к дому, как на дороге послышался шум подъезжающего к дому экипажа. Леди Кэтрин нахмурилась:

— Видимо, мистер Коллинз все напутал. Его родственники наверняка просто задержались в пути, а в гостиницу явились какие-то другие путешественники. Не знаю, почему они едут в Розингс, когда им следует направляться в Хансфорд, но нам стоит немедленно сообщить Дарси и Фицуильяму, что Беннеты нашлись, и уже не нужно идти в этот ужасный лес. Ох уж этот мистер Коллинз! Никогда не встречалась со столь вопиющим…

Ее филиппику прервало деликатное покашливание дворецкого:

— Если не ошибаюсь, ваше сиятельство, на этой карете — ваш герб…

Ее сиятельство не успела возмутиться, как у подъезда остановился экипаж, из которого, не дожидаясь помощи слуг, поспешно выбрались мисс де Бер и мисс Дарси. Им навстречу с лаем метнулся МакФлай, девушки взвизгнули и разбежались в стороны.

— Брысь, негодник! — окрикнула собаку леди Кэтрин и удивленно воззрилась на приехавших девиц:

— Энн! Джорджиана! Что это значит?! Почему вы вернулись раньше времени? И где миссис Дженкинсон?

Леди Кэтрин посмотрела на карету, ожидая появления миссис Дженкинсон — компаньонки мисс де Бер, которая должна была сопровождать девиц в их поездке, но она так и не появилась.

— Как вы могли отправиться в столь позднее время без надлежащего сопровождения? — разгневалась миледи. — Куда вы подевали миссис Дженкинсон? Энн, оставьте в покое собаку!

Энн, которая уже успела познакомиться с МакФлаем и теперь чесала его за ухом, спросила:

— А откуда у нас собака? И как ее зовут?

— Это МакФлай, — раздраженно ответила леди Кэтрин. — Его привезли мне в подарок ваши кузены. Совершенно негодный пес, непослушный, ужасный грязнуля…

— Ах ты, какой славный! — к блаженно улыбающемуся МакФлаю приблизилась Джорджиана и обняла его шею. — Такая собака была у героини романа «Жуткая весть», и звали ее Горгона.

— У героини было такое ужасное имя?! — ахнула Энн.

— У собаки! — ответила ей Джорджиана. — А героиня носила чудесное имя — Фелиспонтия. Герой же принес ей жуткую весть…

— Немедленно отойдите от собаки и ответьте на мои вопросы, — вмешалась леди Кэтрин и грозно подняла бровь.

— Но, тетушка, — оглянулась Джорджиана. — Разве не вы сами наказали нам спешно возвращаться в Розингс?

— Откуда возникла столь абсурдная идея, мисс, могу я узнать?

— Миссис Дженкинсон передала нам ваше письмо, — сказала Энн.

— Да, тетя, все было именно так, — подтвердила Джорджиана.

— А где сама миссис Дженкинсон?

— Не знаем, — сказала Джорджиана. — Она ехала с нами, а потом… исчезла.

— Довольно! — прервала ее леди Кэтрин и покосилась на дворецкого, который сделал вид, что не слышал ни слова из их разговора. — Ступайте пока в свои комнаты. Позже вы объясните свое возмутительное поведение.

— Да, мэм, — поспешно ответили юные леди и послушно направились к дому.

МакФлай вприпрыжку побежал за ними, потом вернулся к хозяйке, но спустя мгновение исчез за ближайшими кустами парка, пустившись по следам одной из поисковых групп, разыскивающей пропавшее семейство Беннетов.

 

Глава пятая, в которой нагнетается зловещая атмосфера

Лес вблизи Розингса, 18 апреля, воскресенье, 9:30 вечера

Мистер Дарси стремительно шел по лесной тропинке по направлению к гостинице «Олень и яичница». Сзади, порядочно отстав, плелась недовольная мисс Бингли в сопровождении двух лакеев. Поначалу она шла вместе с Дарси, повиснув на его руке, но быстро обнаружила, что поиск людей в темном лесу разительно отличается от неспешной прогулки по ухоженным дорожкам парка. Она все время спотыкалась, жалуясь на неровность тропинки, на камни и сучья, которые все время попадались ей под ноги и портили ее изящную обувь.

— Не понимаю, почему нужно так спешить, — говорила она, выразительно поглядывая на своего спутника. — Почему бы нам спокойно не пройтись по лесу и не насладиться вечерней прогулкой, раз нам пришлось в это время выйти из дома?

— Потому что мы не на прогулке, мисс Бингли, — отвечал ей Дарси. — Нам нужно найти людей, заблудившихся в лесу, пока еще не стемнело окончательно. Я предлагал вам остаться в Розингсе, но вы сами вызвались пойти с нами. Впрочем, вы можете вернуться, пока мы не слишком далеко ушли от дома. Один из лакеев сопроводит вас…

— Нет, нет! — воскликнула Кэролайн, не желая расставаться с Дарси. — Я полна решимости помочь вам отыскать этих Беннетов, которых угораздило отправиться в лес на ночь глядя.

Но Дарси все же подозвал лакея и попросил его позаботиться о мисс Бингли, заявив, что хочет пойти вперед и осмотреться на местности.

Обескураженная мисс Бингли была вынуждена опереться на руку лакея, услужливо им подставленную, а Дарси отправился дальше, пристально всматриваясь в темные силуэты деревьев, растущих вдоль тропинки. Лес выглядел негостеприимным и угрюмым.

«Миссис Беннет и ее дочери, наверняка, напуганы, блуждая по этим тропинкам, — думал Дарси. — И мисс Элизабет Беннет, верно, тоже». Но тут он вспомнил дерзкий взгляд ее темных глаз и улыбнулся. Скорее всего, мисс Элизабет поддерживает и подбадривает свою мать и сестер, оказавшихся в такой непростой ситуации…

Неожиданный хруст веток и чей-то приглушенный вскрик вывел его из задумчивости и заставил резко обернуться. Мисс Бингли и лакеев не было видно, но в нескольких шагах, за деревом, он заметил стройный девичий силуэт. Его сердце бешено забилось. Неужели это… Дарси пригляделся:

— Мисс Мэри Беннет?!..

Если он и был несколько разочарован, что встретил не вторую, а среднюю сестру Беннет, то нисколько этого не показал.

Мэри шевельнулась и неуверенно вышла на тропинку, внимательно всматриваясь в джентльмена, окликнувшего его.

— Мистер Дарси?! — воскликнула она, наконец, узнав его. — О, как я рада встретить вас здесь!

— Я тоже рад, поскольку как раз ищу вашу семью, — ответил Дарси. — Но почему вы одна? Где ваши родители и сестры?

Мэри встревожено оглянулась и подошла ближе.

— Мои родители и сестры… Ох, я не знаю, где они! Мы шли все вместе, но потом, как-то так получилось, что я отстала от них и… и… — девушка опять оглянулась. Выглядела она весьма взволнованной.

— Не переживайте, мы их обязательно найдем, — сказал Дарси.

— А откуда вы знаете, что мы потерялись? — удивилась немного пришедшая в себя Мэри.

— Обеспокоенный вашим отсутствием мистер Коллинз обратился к моей тетке, хозяйке Розингса, где как раз гощу я со своими родственниками и друзьями. И мы со слугами отправились на поиски, зная, что вы находитесь где-то в лесу.

— Моя семья будет вам очень благодарна, мистер Дарси, — вежливо ответила Мэри. — Вы были посланы нам навстречу с благодатными целями, протянули нам руку помощи, что предполагает и встречное движение, укрепляя нас в терпении и надежде, и мы возрадуемся этому, как можно и должно радоваться…

Дарси ничего не успел сказать в ответ на столь проникновенную речь девушки, как на тропинке показалась мисс Бингли с лакеями.

— Мистер Дарси! Это вы?! — Кэролайн приблизилась к Дарси и окинула подозрительным взглядом Мэри Беннет. — Я услышала голоса и так испугалась! А перед этим был такой странный вскрик… Это вы вскрикнули? — спросила она у Дарси.

— Разумеется, нет, мисс Бингли, — резко ответил мистер Дарси.

— А кто тогда… А, это вы, мисс… мисс… — Кэролайн ухватилась за локоть Дарси и свысока уставилась на смущенную Мэри.

— Мисс Мэри Беннет, — напомнила девушка. — Это я не узнала мистера Дарси и случайно вскрикнула.

— Случайно вскрикнула… — саркастически фыркнула Кэролайн. — Молодая леди должна уметь сдерживать…

В этот момент откуда-то справа донесся лай собаки, а затем пронзительный женский вопль.

Мистер Дарси, ловко высвободив свой локоть из цепких пальцев мисс Бингли, бросился в ту сторону. Лакеи, Кэролайн и Мэри поспешили за ним. Через несколько минут Дарси выбрался на небольшую лужайку, где увидел полковника Фицуильяма, поддерживающего за талию миссис Херст, которая явно намеревалась незамедлительно упасть в обморок. Вокруг них прыгал лающий МакФлай.

Мисс Бингли бросилась к сестре, выкрикивая на ходу:

— Луиза, дорогая, что с тобой?! Ты плохо себя чувствуешь? Это собака тебя так напугала? — вырвав оцепеневшую сестру из рук полковника, она усадила ее на траву и принялась обмахивать ее своим шарфом. Мэри растерянно потопталась рядом, потом нашла какую-то ветку и тоже принялась обмахивать ею миссис Херст.

— Фицуильям, что здесь происходит? — спросил Дарси, подходя ближе.

Избавившись от миссис Херст, полковник поймал за ошейник МакФлая и приказал ему успокоиться. Как ни странно, пес сразу сел и замолчал.

— Едва мы вошли в лес, как нас догнала эта несносная собака, — Фицуильям погрозил пальцем МакФлаю, отчего тот заскулил и заерзал на месте. — Он носился взад и вперед по тропинке, шнырял между деревьями, постоянно пугая миссис Херст. Можете себе представить, каково было это все вынести?!

Дарси лишь понимающе хмыкнул, а полковник продолжил:

— Вдруг МакФлай подлетел к одному из кустов и залаял. И тогда я увидел шаль…

— Шаль? — переспросил Дарси. — Какую еще шаль?!

— Вот, посмотрите.

Фицуильям взял фонарь и подвел кузена к росшему на краю поляны кустарнику, на котором, зацепившись за ветки, висела шерстяная шаль с незатейливой вышивкой. Самая заурядная шаль, если бы не странные темные пятна, зловеще выделявшиеся на светлой ткани.

— К сожалению, за мной… хм… увязалась миссис Херст, которая, едва увидев эти пятна, закричала, как резаная. МакФлай лает, миссис Херст кричит…

Полковник вытащил из кармана платок и промокнул лоб.

Дарси взял фонарь из рук Фицуильяма и стал внимательно осматривать землю вокруг кустарника.

— Фицуильям, посмотрите, — он показал полковнику цепочку темных пятен, забрызгавших траву и сам кустарник.

— Все выглядит так, — сказал Фицуильям, — будто…

МакФлай опять оглушительно залаял по другую сторону куста.

— Я сейчас придушу эту собаку, — взревел полковник и бросился к МакФлаю. Дарси поспешил за ним. Пока Фицуильям успокаивал пса, Дарси при свете фонаря увидел на траве лужицу запекшейся темной крови.

— …будто здесь кого-то ранили, — договорил, наконец, подойдя к кузену, Фицуильям.

— Наверное, браконьеры подстрелили какое-то животное, — предположил Дарси.

— Может быть, это кровь животного, — тихо сказал Фицуильям и, наклонившись, стал изучать какой-то темный предмет на земле. — А может быть, и нет. Посветите-ка.

При свете лампы стало видно, что это смятая женская шляпка с изломанными полями, испачканная теми же темными пятнами, что и шаль.

— Что вы здесь рассматриваете? — раздался голос мисс Бингли, которая, оставив сестру на Мэри, подошла к Дарси и Фицуильяму.

— Луиза пришла в себя, и нужно проводить ее к дому. Глупо было так визжать и падать в обморок из-за какой-то ветоши. Я ей так и сказала: Луиза, нельзя быть такой слабонервной, это так вульгарно. Настоящая леди должна уметь держать себя в руках в любых обстоятельствах и не забывать о манерах… То, что еще простительно какой-нибудь мисс Беннет, невозможно для такой дамы, как миссис Херст… Б-боже мой! — побледнев, громко взвизгнула она, увидев окровавленную шляпку, и начала оседать на землю. К счастью, вовремя подошедший лакей проявил завидную расторопность и успел удержать леди от падения. Кэролайн тяжело повисла у него на руках, а джентльмены переглянулись и устало вздохнули.

 

Глава шестая, в которой те, кто искал, встречаются с теми, кого искали

Лес вблизи Розингса, 18 апреля, воскресенье, 9:55 вечера

Едва было решено отправить дам в Розингс в сопровождении лакеев, чтобы Дарси и Фицуильям без помех могли продолжать поиски семьи Беннет, как из леса донесся шум, треск веток, и на поляну вывалилась толпа людей, в которых присутствующие тут же узнали семейство Беннетов. Впереди шел мистер Беннет, на него в изнеможении опиралась миссис Беннет. Следом за ними тащились Лидия и Китти, устало поддерживая друг друга.

— Кто кричал?! Что это за люди?! Предупреждаю вас, я этого не переживу! Никто не щадит мое здоровье! Это разбойники! Мы сейчас попадем к ним в лапы! Мистера Беннета убьют, и мы окажемся на улице без крыши над головой! — пронзительно восклицала миссис Беннет. — Где Мэри?! Мы потеряли нашу Мэри!

Мистер Беннет рассеянно похлопал ее по руке, и направился через поляну к Фицуильяму и Дарси, которого, казалось, узнал.

— Еще и собака! Бешеная собака! — заверещала миссис Беннет, увидев МакФлая, который понесся к ней со всех ног. — Уберите собаку, она меня сейчас покусает! Покусает нас всех!

Фицуильям успел ухватить МакФлая за ошейник и оттащить в сторону, несмотря на яростное сопротивление обиженного до глубины души пса, который лишь хотел познакомиться с этими милыми людьми.

Дарси коротко поклонился мистеру Беннету и только хотел его поприветствовать, как Мэри бросилась навстречу родителям.

— Мама! — воскликнула она. — Не волнуйтесь, мама, я здесь! Я встретила мистера Дарси, который с друзьями отправился нас искать в этом лесу.

— Моя бедная дочь нашлась! — всхлипнула миссис Беннет. — О, мистер Дарси… Не встречали ли вы еще нашу Элизабет? Наша Лиззи пропала…

— Мама, я вовсе не пропала, а лишь немного отстала, — на поляне появилась Элизабет и подошла к сестрам, которые во все глаза смотрели на МакФлая, полковника и живописно расположившихся на траве мисс Бингли и миссис Херст.

— Так вам стало известно о наших дорожных неурядицах? — спросил мистер Беннет, поклонившись дамам, Дарси и Фицуильяму.

— Полковник Фицуильям, сэр, — представился полковник. — Кузен мистера Дарси и племянник леди Кэтрин. Я очень рад, что вы пребываете в целости и сохранности. Ну и заставили же вы нас поволноваться! Мистер Коллинз прибежал в Розингс с сообщением, что вы пропали по дороге. Выяснив все обстоятельства, мы поняли, что вы пошли в Хансфорд через лес, и отправились вам навстречу.

Миссис Беннет, немного успокоившись, оценивающе осмотрела полковника, прикидывая его годовой доход и семейное положение. Лидия и Китти также с немалым интересом разглядывали молодого офицера в красивом мундире. Мисс Бингли ревностно наблюдала за Дарси и Элизабет Беннет, злорадно отметив, что платье ее соперницы измято и забрызгано грязью, шляпка сбилась набок, а прическа растрепалась. Дарси же казалось, что он никогда не видел мисс Элизабет столь прекрасной, как в это мгновение. Он не слышал ни визгливых жалоб миссис Беннет, ни реплик мисс Бингли, ни попыток мистера Беннета урезонить супругу. Он даже забыл о странных находках возле дерева.

Элизабет заметила его взгляд и холодно взглянула в ответ. Но Дарси, несмотря на ее явное нежелание с ним разговаривать, все же подошел и вежливо осведомился:

— Мисс Беннет, кажется, вы и ваша семья в добром здравии?

— Благодарю вас, сэр, — ответила она. — С нами все в порядке, разве что мы все немного устали после событий сегодняшнего вечера.

Тем временем миссис Беннет без сил опустилась на траву и простонала, что больше не в состоянии сделать ни шага, и если ее бессердечные родные не желают ее скоропостижной смерти, они оставят ее в покое. Мисс Бингли, увидев стоящих вместе Дарси и Элизабет, напротив, настоятельно потребовала, чтобы ее с Луизой проводили в Розингс. МакФлай опять залаял, пытаясь вырваться из рук держащего его лакея. Среди этого гомона раздался громкий и звонкий голос Лидии, которая заявила:

— Еще не хватало нам всем ночевать в этом лесу!

— Ночевать в лесу! — ахнула миссис Беннет, только теперь сообразив, что из-за своего упрямства и расстроенных нервов рискует просидеть на этой холодной земле до утра.

Элизабет, извинившись, отошла от Дарси и направилась к своей матери, а к нему подошел полковник и тихо сказал:

— Завтра нужно будет более внимательно осмотреть это место, а то и сообщить властям. Пожалуй, шляпку стоит оставить на месте, а шаль прихватить с собой, чтобы показать ее мировому судье.

— Вы правы, — ответил Дарси и подозвал лакея, приказав ему аккуратно снять шаль с кустарника и понести ее в Розингс.

Наконец, общими усилиями дамы были подняты с травы, и процессия медленно направилась в сторону Розингса.

Мисс Бингли опять ухватилась за локоть Дарси, а миссис Херст повисла на втором. Миссис Беннет также выразила готовность идти, пусть даже это ее и убьет. Супруги последовали за Дарси, а за ними отправились Китти и Лидия. Полковник предложил мисс Мэри опереться на его руку, а вторую подставил мисс Элизабет, которая с удовольствием поблагодарила и приняла его помощь, не подозревая, какое волнение в Дарси пробудил ее поступок.

 

Глава седьмая, в которой обнаруживается неожиданная вещь

Розингс, 18 апреля, воскресенье, 10:25 вечера

Спустя полчаса усталые путешественники вошли в просторный холл Розингса. Встретивший их дворецкий сообщил, что ее сиятельство ожидает всех в гостиной. Миссис Херст простонала, что у нее достанет сил дойти только до своих покоев, куда она тут же и удалилась. Остальные проследовали в гостиную, где находилась взволнованная леди Кэтрин.

— Наконец-то! — сказала она. — Итак, все окончилось благополучно. Как хорошо, что я догадалась отправить вас на розыски, и направила в нужную сторону, иначе родственники мистера Коллинза блуждали бы по лесу всю ночь…

После короткой церемонии представления Беннетов хозяйке Розингса, все расселись, мысленно желая только оказаться в своих спальнях. Но бодрая леди Кэтрин, приказав подать чай, жаждала услышать подробности из первых уст — как от Беннетов, так и от своих племянников, начиная от поломки экипажа и заканчивая исторической встречей в лесу.

— Ваше сиятельство, вы не представляете, что мы пережили! — воскликнула мисс Бингли, которая спешила поделиться увиденным на поляне.

— Сейчас я хочу выслушать мистера Беннета, — холодным тоном осадила ее леди Кэтрин и повернула голову к упомянутому джентльмену.

Мистер Беннет сухо изложил подробности поездки своей семьи из Хартфордшира, то и дело прерываемый уточняющими вопросами леди Кэтрин. Когда в своем рассказе он дошел до посещения дома Айленда Шипа, леди Кэтрин воскликнула:

— Да, да, я знаю, что мистер Шип вернулся! На днях он заходил ко мне с визитом, но меня не было дома, а он меня не дождался. Интересно, что Трифем-Хаус принадлежит ему лет пятнадцать, а я никогда не видела самого владельца. Кажется, его семья была вконец разорена, поэтому мистер Шип был вынужден уехать в Вест-Индию, чтобы приобрести хоть какие средства. И теперь ему придется потратить много средств на ремонт дома, который, говорят, в очень плохом состоянии. Мистер Шип даже был вынужден на первое время поселиться в гостинице, поскольку спальни в доме оказались совершенно непригодными для проживания. Значит, теперь он все же переехал в Трифем-Хаус, раз ночевал там.

— Судя по всему, именно так, миледи, — ответил мистер Беннет.

— А в лесу, на поляне, — опять встряла мисс Бингли, — мы видели…

— Мисс Бингли, — леди Кэтрин нахмурилась. — Я не давала вам слова.

— Но, — растерялась Кэролайн, — я лишь хотела сказать, что вы даже не представляете…

— Я прекрасно все представляю, — отрезала леди Кэтрин. — И мне не нравится, что сегодня все ведут себя, как им заблагорассудится, не спросив моего соизволения… Дарси, — обратилась она к племяннику, — вы еще не знаете, что вскоре после вашего ухода в Розингс приехали Джорджиана и Энн, да еще и без миссис Дженкинсон.

— Джорджиана и мисс де Бер сегодня приехали от леди Меткаф? — удивился Дарси. — Одни?

— Можете себе представить! Одни, в столь позднее время. Они в своих комнатах, и скоро должны спуститься. А вот и чай, — леди Кэтрин посмотрела на лакеев, расставляющих подносы с чайниками, чашками и блюдами с закусками. — Я приказала приготовить побольше сэндвичей и бисквитов, коль мне и так приходится беспокоиться по пустякам в такой поздний час.

Эти ее слова вызвали соответствующую реакцию до этого тихо сидевшей миссис Беннет.

— О, ваше сиятельство, вы столь добры к нам! Мы и не могли помыслить, что после стольких испытаний окажемся в вашем великолепном особняке…

— Разумеется, миссис Беннет, — смягчившаяся леди соизволила изобразить подобие снисходительного гостеприимства, — Розингс Парк — одно из самых великолепных поместий в этом графстве, если не во всей Англии.

Поглощенная величием этой мысли, леди Кэтрин на мгновение умолкла.

— Сегодня вы переночуете в Розингсе, а завтра я позабочусь, чтобы вас доставили в Хансфорд, — добавила она. — Но не думаю, что там будет удобно всему вашему семейству. В доме мистера Коллинза на всех не хватит спален. Поэтому две старшие мисс Беннет останутся под этой крышей. И я уже отдала распоряжения, чтобы проследили за вашим багажом.

— Вы так, так любезны, так добры, — у миссис Беннет все же хватило сил на изъявление восторга после всех злоключений, выпавших на ее долю.

Тут в гостиную вошли мисс де Бер и мисс Дарси. Они тихо поприветствовали всех присутствующих и скромно сели в стороне. Полковник, который с удовольствием обозревал всех девиц, находившихся в комнате, стал с нескрываемым интересом поглядывать на Энн, которая расцвела и очень похорошела со времени его последнего визита в Кент.

Мистер Дарси подошел к сестре и заговорил с ней так ласково и нежно, что Элизабет, невольно услышав этот разговор, с трудом поверила, что это тот же самый гордый и высокомерный субъект, знакомый ей по встречам в Хартфордшире.

За чаем, к которому появилась и миссис Херст, все немного расслабились, и разговор принял несколько сумбурный характер. Миссис Беннет освоилась настолько, что поведала свой вариант их сегодняшних злоключений, добавляя в них такие душераздирающие подробности, что все косились на нее в некотором замешательстве, а Элизабет то и дело краснела.

Мисс Бингли разрывалась между восторгами в адрес «бесстрашного» мистера Дарси, без которого «мы бы никогда не нашли Беннетов» и не менее восторженными комплиментами его сестре.

Дарси пытался не смотреть на мисс Элизабет, а полковник не сводил глаз с мисс де Бер.

Джорджиана, затаив дыхание, слушала рассказ миссис Беннет, отчаянно жалея, что не оказалась на месте злополучных путешественников.

— Совсем, как в романах, — шептала она, прижимая руки к груди.

— Как я сегодня переволновалась из-за лая вашей собаки, — осмелилась пожаловаться миссис Херст леди Кэтрин.

— Почему пес лаял? — сурово вопросила миледи. — Мою собаку кто-то обидел, напугал?

Она грозным взором обвела вдруг притихших гостей и с тревогой посмотрела на ковер, где развалился, похрапывая во сне, грязнущий МакФлай.

— Не знаю, — встряла миссис Беннет. — Но лаял он ужасно громко. А еще эти крики!

— Кто кричал и почему? — леди Кэтрин подняла бровь, что означало высшую степень недовольства.

— Сначала вскрикнула мисс Мэри Беннет, — живо сообщила мисс Бингли, на минуту оторвавшись от созерцания Дарси. Ей было неловко вспоминать, что кричали только они с Луизой, поэтому тихий вскрик мисс Мэри пришелся очень кстати.

— Я не узнала мистера Дарси, — Мэри заерзала на краешке стула и с шумом втянула в себя чай. Все укоризненно посмотрели на нее, а Китти и Лидия тихонько прыснули.

— Поразительно! — леди Кэтрин покачала головой. — Не узнать Дарси! Не представляю, как это возможно. И при этом еще и кричать.

— Но я просто тихонько вскрикнула, — попыталась оправдаться смущенная Мэри. — Миссис Херст кричала гораздо громче, а уж когда завизжала мисс Бингли…

Покрасневшие миссис Херст и мисс Бингли переглянулись.

— Я нечаянно вскрикнула, когда увидела эту шаль, — сказала Луиза. — Мне показалось, что это мышь или что-то в этом роде. Любая женщина на моем месте тоже бы занервничала.

— С какой стати бояться мышей? Это они нас должны бояться, — леди Кэтрин слегка презрительно посмотрела на миссис Херст.

— Но вы еще не знаете главного, леди Кэтрин, — у Кэролайн, наконец, появилась возможность отвлечь внимание от себя и поделиться увиденным в лесу. — Мы нашли следы крови и…

— О, господи, Кэролайн, прекрати — мне снова станет дурно, — возмущенно сказала Луиза.

— Следы крови?! — леди Кэтрин даже наклонилась вперед, чтобы не пропустить ни слова из рассказа мисс Бингли. — И? Ну, продолжайте…

— Кровь! — всплеснула руками миссис Беннет и затаила дыхание. Мистер Беннет и его дочери также прислушалась к словам Кэролайн, которая с торжествующим видом произнесла:

— Там на поляне мы обнаружили…

Но тут ее прервало вежливое покашливание дворецкого.

— В чем дело, Дуглас? — недовольно спросила леди Кэтрин.

— Простите, ваше сиятельство, но прибыл экипаж мистера Бингли.

— Мистер Бингли в Розингсе? Попросите его присоединиться к нам, — миледи бросила укоризненный взгляд на Дарси, друзья которого позволяют себе заявляться в ее дом в столь позднее время и даже не считают нужным поздороваться с хозяйкой.

— Прибыл экипаж с багажом, но без мистера Бингли, — уточнил Дуглас.

— А где же мистер Бингли? — удивилась леди Кэтрин.

— Кучер говорит, что мистер Бингли поехал вперед верхом, — сказал дворецкий.

— И что из этого?

— Но в Розингс он еще не приезжал.

— Куда же он мог запропаститься? — забеспокоилась мисс Бингли. — Нужно обыскать дорогу, по которой он ехал. Может быть, его лошадь понесла, Чарльз упал и сейчас лежит где-нибудь в канаве, истекая кровью…

— Или на него напали разбойники, — мечтательно произнесла Джорджиана.

— Мисс Дарси, как вы можете такое говорить? — одернула ее леди Кэтрин. — Уверена, мистер Бингли спокойненько катается себе по парку или еще где-нибудь, не заботясь о том, что его сестры могут волноваться.

— Предлагаю подождать еще с полчаса, — сказал Дарси. — Если Бингли не появится, тогда…

Краем глаза он заметил, как встрепенулась мисс Мэри Беннет, будто хотела что-то сказать, но стиснула губы и промолчала. Пока Дарси раздумывал, что может означать подобная реакция мисс Мэри, миссис Херст воскликнула:

— Неужели опять нужно будет отправляться на поиски? На этот раз слуги вполне справятся и без нас. Но Чарльз! Как он мог с нами так поступить?!

— О, мистер Бингли! — запричитала миссис Беннет. — Такой славный молодой человек…

— Дуглас, вы можете идти, — леди Кэтрин вдруг заметила, что дворецкий не ушел, а продолжает стоять в гостиной. — Или вы хотели сказать что-то еще?

— Как прикажете распорядиться багажом мистера Бингли? — спросил Дуглас.

— Отнесите его вещи в синюю спальню, Дуглас. Все?

— А что делать с шалью миссис Херст? Она испачкана так, что отчистить ее от пятен невозможно. Горничная может ее выбросить, или миссис Херст желает убедиться, что шаль совершенно испорчена?

Миссис Херст возмутилась:

— Моя шаль испорчена?! Это каким же образом, позвольте вас спросить?

— Прошу прощения, видимо, это та шаль, которую вы уронили во время поисков семьи Беннет, — сказал дворецкий и протянул ей принесенную из леса шаль. При виде окровавленной материи все дамы испуганно ахнули, а миссис Херст опять собралась упасть в обморок.

— Я надевала накидку! — пролепетала миссис Херст. — Это не мое!

— Позвольте! — к дворецкому подошел Дарси и посмотрел на шаль. — Я приказал одному из лакеев принести эту шаль в Розингс, как вещественное доказательство. С чего вы решили, что она принадлежит миссис Херст?

— Не имею чести знать, — ответил Дуглас. — Шаль лежала на столике в холле, а горничная миссис Херст, видимо, приняла ее за…

— Это же… это шаль миссис Дженкинсон! — раздался взволнованный голос мисс де Бер.

— Да, да, я узнаю ее! — воскликнула мисс Дарси. — Миссис Дженкинсон как раз была в этой шали, когда исчезла по дороге в Розингс.

— Да что же это такое?! — простонала миссис Херст. — Пропал Чарльз, исчезла миссис Дженкинсон, шаль ее в кровавых пятнах, в лесу — все в крови, а Марс в созвездии Козерога!..

— Вот теперь я начинаю понимать, почему вы находили жизнь в Хартфордшире такой скучной, — тихо сказала Элизабет мистеру Дарси.

 

Глава восьмая, в которой большинство присутствующих не желает верить своим глазам

Розингс, 18 апреля, воскресенье, 11:20 вечера

После всеобщего замешательства первой отреагировала леди Кэтрин:

— Какая чушь! Каким образом, позвольте спросить, шаль миссис Дженкинсон могла оказаться здесь, если сама миссис Дженкинсон не приехала с мисс де Бер и мисс Дарси? Кстати, вы, мисс, — она посмотрела на дочь и племянницу, — до сих пор не объяснили мне ваше возмутительное своеволие, позволившее вам вернуться ранее условленного срока без сопровождения компаньонки.

— Я вам уже говорила, мама, что миссис Дженкинсон передала нам от вас письмо, — сказала Энн. — В нем вы просили нас незамедлительно вернуться в Розингс. Мы сразу же собрались и отправились в дорогу.

— Я?! — брови леди Кэтрин удивленно взмыли вверх. — Вы, мисс Энн, по своему обыкновению, все перепутали. Не знаю, в кого вы такая уродились. Ваш отец был вполне разумным человеком, да и я всегда отличалась редкостным здравомыслием в мыслях и поступках.

— Вот ваше письмо, — Энн протянула ей сложенный лист бумаги.

— Глупости, — леди Кэтрин выхватила измятый листок.

— «Немедленно выезжайте», — пробормотала она, — «не задерживайтесь»… Но это не мой почерк!

— Но в письме говорится, что мистер Коллинз пишет под вашу диктовку, — добавила Джорджиана.

— У мистера Коллинза совсем другой почерк, — леди Кэтрин пристально разглядывала злополучное письмо.

— Но он никогда не писал мне, и я не могла подумать… — растерялась ее дочь.

— А герб? Герб на письме наверняка не мой, — ее сиятельство перевернула лист и в недоумении уставилась на сургуч, на котором явственно был виден герб де Беров.

— Вот видите, мама, у нас и мысли не было, что это письмо не от вас, — Энн немного смутилась, заметив, что внимание всех присутствующих приковано к ней.

Миссис Беннет и миссис Херст ахнули, потрясенные новыми сенсационными сведениями. Лидия и Китти, не сдержавшись, сдавленно хихикнули.

Переглянувшись с озадаченным полковником, мистер Дарси спросил:

— Когда пропала миссис Дженкинсон?

— Она выехала вместе с нами, — ответила Джорджиана. — Однако на последней почтовой станции, пока нам меняли лошадей, она вышла из экипажа и больше не вернулась. Мы ее ждали несколько часов, а потом были вынуждены уехать одни, чтобы успеть попасть в Розингс засветло. Может быть, ее украли разбойники, как в романе «Лесной рыцарь»?

— У современных девиц начисто отсутствует здравый смысл! — возмутилась леди Кэтрин. — Вы наверняка все преувеличиваете, и впоследствии всему найдется какое-нибудь разумное объяснение.

Она решительно отложила письмо и попросила мисс Бингли продолжить свой рассказ о том, что за ужасы померещились ей на лесной поляне.

Кэролайн, обиженная скептическим тоном леди Кэтрин, красочно описала лужу крови и помятую шляпку с подозрительными пятнами.

— Какая жалость, что мы этого не видели! — воскликнула Лидия, а Джорджиана вспомнила какой-то роман, где героиня тоже случайно обнаружила лужу крови, благодаря чему и узнала об убийстве своего отчима. Леди Кэтрин, раздраженная, по ее словам, пылким воображением девиц, приказала показать ей пресловутую шаль, заявив, что желает лично осмотреть ее.

— Я уверена, что шаль просто-напросто испачкана грязью, — заявила она. — Видимо, у миссис Дженкинсон были две одинаковые шали, одну из которых она давно потеряла в лесу.

Однако когда дворецкий поспешил исполнить приказание, при виде кровавых пятен леди Кэтрин вскрикнула, побледнела и откинулась в кресле без чувств. Придя в себя при помощи дочери и мисс Дарси, она окинула всех подозрительным взглядом и простонала:

— Какой ужас! О чем только вы думали, Дуглас, когда давали мне эту омерзительную вещь! Уберите ее немедленно!

Когда, наконец, все дамы успокоились и, нанюхавшись солей, пришли в себя, полковник приказал Дугласу завернуть шаль в чистую материю и положить на каминную полку в холле.

— Завтра с утра мы с Дарси поедем к мировому судье, — сказал он. — Слишком много подозрительных обстоятельств: бесследно исчезает миссис Дженкинсон, а позже, в лесу мы находим ее шаль с пятнами крови… А как выглядела шляпка миссис Дженкинсон, которая сегодня была на ней надета?

— Обычная шляпка, — сказала Джорджиана. — Темно-синяя, с голубыми розетками по бокам.

Полковник и Дарси переглянулись: на шляпке в лесу были голубые розетки.

— Боже мой! Неужели миссис Дженкинсон убили?! — воскликнула мисс де Бер.

При этих словах все присутствующие вздрогнули и уставились на Энн. После паузы заговорили все разом:

— Энн, не говори ерунды! В моем поместье никто не посмеет совершить…

— Мне сейчас опять станет дурно…

— Мама! мама! Боже, зачем мы только сюда приехали?..

— О, господи, мои бедные нервы… Мистер Беннет, ради бога, где мои нюхательные соли? Я этого не вынесу… Хилл! Хииилл!

На это мистер Беннет в свойственной ему деликатной манере заметил, что, к сожалению, Хилл осталась в Лонгборне, но дорогая миссис Беннет, призывая свою любимую служанку, всегда может рассчитывать на немедленную помощь любого члена их семейства, оказавшегося поблизости.

Дамские восклицания решительно остановил мистер Дарси:

— Прошу вас, леди, не стоит волноваться и делать поспешных выводов. Завтра мы с полковником Фицуильямом обратимся к властям, и вскоре все выяснится.

— Я не позволю распространять эти отвратительные слухи по всей округе, — с негодованием возразила ему леди Кэтрин. — Я запрещаю вам, Дарси, слышите, запрещаю предпринимать что-либо в этом роде!

— Простите, тетушка, — твердо ответил он, — но это наш долг, и было бы непростительно уклоняться от его выполнения. А сейчас нам нужно отправляться на поиски Бингли, потому как полчаса прошло, а его все нет, и я начинаю не на шутку волноваться…

Но Дарси не успел договорить, как вошедший дворецкий, вконец измученный вечерним переполохом, обреченно доложил:

— Мистер Бингли, ваше сиятельство.

Вслед за этими словами в гостиной появился Чарльз Бингли.

— Чарльз, дорогой, как ты мог так с нами поступить?! — напустилась на него миссис Херст. — Прибыл твой багаж, а тебя нет и нет! Мы сходили с ума от беспокойства и уже собирались отправляться на поиски…

— Ты совершенно не думаешь о своих сестрах и друзьях! — воскликнула мисс Бингли. — Мне стали мерещиться всякие ужасы, какие только могли произойти с тобой…

Бингли смутился и, быстро поздоровавшись со всеми, заговорил что-то о лошади, которая то ли потеряла подкову, то ли заблудилась.

Пока сестры отчитывали брата, а он сам извинялся перед хозяйкой за столь позднее появление в ее доме и доставленное беспокойство, Элизабет напряженно размышляла о возможных последствиях пребывания мистера Бингли в Розингсе. В своем последнем письме из Лондона Джейн писала, что, несмотря на доброту дяди и тети Гардинер, она слишком скучает по своим родным и не прочь присоединиться к ним в Хансфорде. «Боюсь, я уже не успею предупредить ее до отъезда. Бедная, бедная Джейн, какой удар ожидает ее здесь — встреча с отвергнувшим ее молодым человеком именно там, где она меньше всего ожидает его увидеть!» — думала Элизабет, и сердце ее сжималось от сострадания.

Хозяйка поместья невнимательно выслушала сумбурные оправдания нового гостя, утомленная бурными событиями прошедшего вечера. Едва мистер Бингли успел выпить чашку чая, как леди Кэтрин заявила, что отправляется спать, и предложила остальным последовать ее примеру. Приглушенно переговариваясь, леди и джентльмены разошлись по своим комнатам.

 

Глава девятая, в которой выясняются весьма странные обстоятельства

Розингс, 19 апреля, понедельник, 9:00 утра

Никто из обитателей Розингса не обратил внимания на то, что мистер Херст вечером не появился в гостиной. Когда на следующее утро он не спустился к завтраку, никто этому тоже не удивился, поскольку мистер Херст порой, после особо обильных возлияний за обедом, предпочитал принимать утреннюю пищу в своей комнате.

Когда все, кроме упомянутого джентльмена, собрались в комнате для завтраков, то, не сговариваясь, продолжили обсуждение вчерашних событий, строя всевозможные догадки и предположения на их счет.

— Уверена, вам просто померещились все эти ужасы, — сказала леди Кэтрин, обращаясь к племянникам. — В лесу было темно, и вы приняли за кровь обыкновенную лужу с водой.

— А пятна на шали? — возразила мисс Бингли, которая не могла согласиться с предположением, которое низводило кровь до простой грязной лужи. Мысль, что она упала в обморок из-за обычной дождевой воды, привела ее в содрогание.

— В Кенте последнюю неделю дожди не шли, — авторитетно заявила миссис Херст. — Дожди шли в Лондоне, в Уэльсе и Шропшире, в…

— В лесу сыро, — перебила ее леди Кэтрин. — Лужи в нем долго не высыхают. Что касается шали… Вчера, при свете свечей, мне, действительно, показалось, что на ней пятна крови, — несколько смешалась миледи. — После ваших рассказов любому на моем месте померещилось бы что угодно… Но сегодня, поразмыслив, я поняла, что она всего лишь измазана грязью. Или ее владелица, — с этими словами леди Кэтрин выразительно посмотрела на свою дочь и племянницу, — кстати, вовсе не обязательно, что это шаль миссис Дженкинсон: мало ли в Англии одинаковых шалей! — неаккуратно обращается со своими вещами, заляпала шаль, например… — ее взгляд упал на вазочку с джемом, — например, смородиновым джемом. Вот вам и пятна!

Она с торжеством обвела глазами присутствующих и опять посмотрела на Энн с Джорджианой:

— Я вам, юные леди, не раз говорила, что за столом следует быть аккуратными. Тогда на одежде не будет пятен неизвестного происхождения.

— И не забывать про салфетки, — радостно напомнила мисс Дарси. — Но в лесу-то она как оказалась?

— Миссис Дженкинсон? — леди Кэтрин задумалась.

— Шаль! — сказала Энн.

— Ее выбросили там! — воскликнула ее мать. — Владелице такой грязной шали было стыдно показываться в ней, вот она и унесла ее в лес и там выбросила.

— Очень верное замечание! — спохватившись, вдруг выступила миссис Беннет. — Я всегда говорю своим дочерям: будьте аккуратными и опрятными, как и подобает дочерям джентльмена. С детства я внушала им это правило, хотя Китти, например, до сих пор иногда забывает пользоваться салфеткой во время еды.

Лидия повернулась к смущенной словами матери Китти и громко засмеялась. Мистер Беннет строго посмотрел на младшую дочь, которая тут же замолчала, и покосился на Элизабет. Лиззи уткнулась глазами в свою тарелку, в который раз стыдясь своей матери, которая будто нарочно все утро выставляла их семью в смешном и жалком виде. «Поскорее бы добраться до Хансфорда», — подумала она, но тут же вспомнила, что ей и Мэри предоставлена честь проживания в Розингсе. Она мысленно застонала: теперь ей придется каждый день видеть этого высокомерного мистера Дарси, терпеть неприязненное отношение к ней мисс Бингли и выносить снисходительность хозяйки поместья. К тому же гостеприимство леди Кэтрин предполагало частые встречи гостей Розингса и пасторского дома, на которых миссис Беннет опять будет выглядеть вульгарной, младшие сестры проявят себя как плохо воспитанные, глупые и легкомысленные девицы, что даст повод мистеру Дарси, его родственникам и друзьям повод обсуждать поведение ее семьи и осуждать их низкое происхождение и плохие манеры.

Лиззи взглянула на Дарси, который, стоя у окна, допивал свою чашку чая с довольно мрачным видом. Но она ошибалась, предполагая, что он в душе посмеивается над репликой миссис Беннет. Дарси не посмеивался. Напротив, он размышлял, как тяжело умной и воспитанной девушке терпеть подобные выходки ее родни. Сама мисс Беннет не могла вызвать у него никаких нареканий.

Фицуильям, который то и дело посматривал на Энн, отмечая, как прелестно она выглядит в утреннем платье и с этими светлыми лентами в волосах, счел своим долгом сказать:

— Тем не менее, мы обязаны сообщить о наших находках властям. И пусть они сами разбираются, что за пятна на шали, и что за лужу мы увидели на поляне.

Леди Кэтрин недовольно поджала губы, но ничего не сказала, а полковник обратился к дворецкому, стоявшему у буфетной стойки:

— Прикажите оседлать лошадей: мою и Дарси, а также положите шаль в седельную сумку.

— Будет исполнено, сэр, — с этими словами Дуглас вышел из комнаты, но спустя несколько минут вернулся в весьма взволнованном состоянии.

— Вчера я лично положил шаль на каминную полку в холле, но теперь ее там нет…

— Как так?! — удивился полковник и, извинившись перед дамами, вышел в холл. Вслед за ним последовал Дарси, а леди Кэтрин, поднимаясь со своего места, язвительно сказала:

— Сейчас выяснится, что эта заляпанная грязью шаль оказалась лишь плодом нашего воображения.

— Массовые hallutinatio являются неотъемлемым признаком хаотичного перемещения небесных тел, — взволнованно произнесла миссис Херст. — Когда Марс сходит со своей орбиты…

— Полноте, Луиза, — мисс Бингли тоже встала и посмотрела в окно. — Нам стоит воспользоваться солнечной погодой и прогуляться по парку. Я слышала, что в Розингс Парке прекрасный розарий, — сказал она, обращаясь к хозяйке поместья.

Леди Кэтрин благосклонно улыбнулась:

— Да, у меня один из лучших розариев в стране. Более ста сортов роз. Садоводы всей Англии обращаются ко мне за советами и умоляют продать им саженцы редких растений. Даже попечители Кью Гарденз не обходятся без моих познаний в области разведения роз. Буквально на днях в знак благодарности они прислали мне рассаду сорта Лунная Катарина…

— Розы названы в вашу честь?! — завистливо ахнула неприятно пораженная Кэролайн, которая считала леди Кэтрин старой занудой и не находила в ней никаких особых достоинств, благодаря которым имя миледи будет увековечено в названии цветов.

Леди Кэтрин многозначительно промолчала, показывая, что не обращает своего внимания на такие мелочи, и в сопровождении гостей вышла в холл. Мисс Бингли и миссис Херст, а также Энн и Джорджиана, попрощавшись с родственниками пастора, поднялись в свои комнаты. Бингли намеревался проводить Беннетов до Хансфорда и ждал их снаружи, пока миледи выслушала изъявление благодарностей от незадачливого семейства. Хозяйка на свою беду предложила им экипаж, что вызвало ответный всплеск восхищения небывалым гостеприимством ее сиятельства со стороны миссис Беннет, растянувшийся на несколько минут. Наконец, выпроводив их, леди Кэтрин обратила свой взор на племянников, которые расспрашивали слуг, пытаясь выяснить обстоятельства пропажи важной улики.

— Никто ничего не видел и никто ничего не заметил, — сказал Дарси тетушке. — Я думаю…

Его прервал ужасный женский вопль, донесшийся сверху.

— Это миссис Херст, — уверенно заявил полковник, наслушавшийся накануне криков этой леди.

— Как можно так кричать в чужом доме? — поморщилась леди Кэтрин. — Вести так себя в гостях, по меньшей мере…

Крик повторился и перешел в протяжное завывание, которое слилось с оглушительным лаем МакФлая.

Дарси с полковником переглянулись и бросились вверх по лестнице. За ними поспешила леди Кэтрин и Дуглас. Шум доносился из спальни мистер Херста, куда уже бежали Кэролайн, Энн с Джорджианой и слуги. Полковник распахнул дверь в комнату, и перед взволнованными обитателями дома предстала миссис Херст. Она была без чепчика, губы ее дрожали:

— О, господи… Он умер!.. — она в отчаянии заломила руки, разрыдалась и бросилась на грудь оторопевшего Фицуильяма.

Дамы вскрикнули, а Дарси быстро вошел в комнату. Возле камина ничком лежал мистер Херст, над ним стоял МакФлай и громко лаял. Дарси за шиворот оттащил пса и выпихнул его из комнаты, затем вернулся и склонился над мистером Херстом. Через мгновение он с облегчением сказал:

— Успокойтесь, он жив. Похоже, обморок. Пусть принесут нюхательные соли, полотенца и холодную воду.

Леди Кэтрин передала приказание слугам, отправила восвояси дочь и племянницу, которым не подобало лицезреть спальню мужчины, и недовольно посмотрела на миссис Херст, которая по-прежнему всхлипывала на груди полковника.

— Как вы могли устроить такой переполох на пустом месте, миссис Херст? — строго спросила она. — Обморок мужа — не причина для столь громких криков.

— О, миледи! — оторвавшись от груди полковника, плаксиво протянула миссис Херст. — Я так испугалась! Мистер Херст еще утром жаловался на слабость и головную боль. А сейчас, когда я зашла к нему и увидела его лежащим на полу без признаков жизни…

Она всхлипнула и вновь попыталась припасть к груди полковника, который перехватил ее в непосредственной близости от себя и с помощью Кэролайн усадил на кушетку, после чего малодушно сбежал к Дарси, предоставив мисс Бингли одной успокаивать расстроенную сестру. Джентльмены с помощью Дугласа осторожно подняли и положили мистера Херста на постель, а слуги начали приводить его в чувство с помощью доставленных солей и холодной воды.

Через некоторое время пострадавший слабо застонал и приоткрыл мутные глаза.

— Мистер Херст, как вы себя чувствуете? — спросил его полковник.

Херст пробормотал что-то невразумительное, А леди Кэтрин с обвиняющим видом воскликнула:

— Что это вы вздумали, мистер Херст?! Я не могу допустить, чтобы взрослый мужчина падал без чувств, словно девица, увидевшая паука… или мышь, — леди Кэтрин бросила презрительный взгляд в сторону миссис Херст.

— Но, миледи, — слабо прохрипел мистер Херст, — мне стало плохо… Вчера, после того, как ушел тот человек, что просил передать вам записку, я почувствовал невероятную слабость и головокружение, что мне несвойственно…

— Простите, мистер Херст, какую записку вы должны были передать леди Кэтрин?.. И что за человек вам ее дал? — резко спросил мистер Дарси.

Миссис Херст перестала всхлипывать и испуганно посмотрела на Дарси. Мистер Херст внезапно булькнул и виновато уставился на леди Кэтрин:

— О, миледи, я ведь… положил записку в карман сюртука, а потом… заснул.

— Возмутительно! — ответствовала ее светлость. — Где эта записка?

Под взглядом миледи дворецкий прошел в гардеробную, и вскоре принес сюртук мистера Херста, который был на нем вчера. В кармане сюртука лежал вчетверо сложенный лист почтовой бумаги. Леди Кэтрин де Бер нетерпеливо развернула его и прочла вслух: «Не стоит беспокоиться о пропаже известной Вам особы».

Все уставились на нее в немом удивлении. Первым опомнился Дарси:

— От кого эта записка?

— Подписи нет, и почерк какой-то странный, — ответила леди Кэтрин, неодобрительно рассматривая листок бумаги. — Видимо, речь идет о миссис Дженкинсон.

— Позвольте мне, мадам, — протянул руку Дарси.

Леди протянула записку племяннику.

— Перо довольно плохо очинено и, похоже, написано в большой спешке — заметил тот. — Мистер Херст, вы можете сейчас рассказать поподробнее, кто дал вам эту бумагу?

Мистер Херст вновь приоткрыл глаза и сипло заговорил:

— Вчера вечером я задремал… Потом проснулся, но вы все куда-то ушли, и я попросил лакея принести бренди, так как… почувствовал жажду… — мистер Херст бросил боязливый взгляд на сверкнувшую глазами леди Кэтрин и продолжил:

— Но вскоре доложили о визитере… Он спросил вас, миледи, но, узнав, что вы отсутствуете, поинтересовался, не смогу ли я передать вам записку….

Тут мистер Херст побледнел и попросил одного из лакеев налить ему бренди для поддержания угасающих сил.

Лакей подошел к столику и налил в бокал немного бренди из полупустого графина. Когда он понес бокал мистеру Херсту, его остановил Дарси.

— Мистер Дарси! — простонал Херст. — Нельзя же так… Мне нужен всего глоток…

— Как вы можете быть таким безрассудными после того, что случилось? — поддержал кузена полковник. — Ведь вчера вы пили из этого графина?

— Ну, да… — растерянно сказал Херст, не понимая, к чему он клонит.

Леди растерянно взглянули сначала на полковника, а затем на Дарси, который настороженно рассматривал содержимое графина.

— Фицуильям, — он протянул графин полковнику. — Обратите внимание на этот странный осадок.

Помрачневший полковник стал внимательно рассматривать графин, а Дарси обратился к леди Кэтрин:

— Увы, мадам, приходится признать, что здесь происходят зловещие события. Не следует долее откладывать визит к судье, и мы с Фицуильямом, — он взглянул на полковника, и тот кивнул, — выезжаем немедленно.

Джентльмены вышли из комнаты. Мистер Дарси, памятуя о таинственно исчезнувшей шали, предпочел забрать графин с бренди с собой, дабы самому поместить его в надежное место.

 

Глава десятая, в которой происходит неожиданная и не совсем романтическая встреча

Парк Розингса — Хансфорд, 19 апреля, понедельник, 9:30 утра

Ничего не подозревая о происшедших в Розингсе новых событиях, мистер Беннет и миссис Беннет с Мэри поехали в Хансфорд в экипаже, поскольку после вчерашних странствий миссис Беннет решительно отказывалась идти пешком, а Мэри спешила нанести визит Коллинзам, чтобы, отдав необходимую дань родственникам, получить побольше времени в собственное распоряжение. Она желала на досуге хорошенько обдумать события, случившиеся накануне, и извлечь урок, несомненно, содержащийся в них.

Остальные девицы решили пройтись до пасторского дома пешком, благо на дворе стояла прекрасная погода. Мистер Бингли предложил свою руку Элизабет и повел ее под сенью раскидистых деревьев ухоженного парка к скромной обители мистера Коллинза. Китти и Лидия шли сзади, по своему обыкновению над чем-то хихикали.

— Мисс Беннет, — обратился к своей спутнице мистер Бингли. — Что вы думаете о престранных событиях вчерашнего вечера?

— Все это выглядит весьма подозрительно, — ответила она. — Исчезновение компаньонки, ее шаль и шляпка в лесу, кровь… Никогда не думала, что в этих спокойных местах может произойти что-то подобное.

— А вы сами видели в лесу эти зловещие признаки преступления?.

— К счастью, нет. Мы были так измучены и обрадованы, встретив в лесу знакомых, что нам и в голову не пришло осматривать поляну. Подробности мы узнали лишь в Розингсе от мисс Бингли и миссис Херст. Полагаю, если бы дамы не проговорились, то мистер Дарси и полковник Фицуильям так и оставили бы всех в неведении.

— Это право джентльменов — заботиться о спокойствии дам, — сказал Бингли. — Надеюсь, что компаньонка мисс де Бер объявится живой и здоровой, хотя ее вещи, найденные в лесу, указывают на противоположное. Мне жаль, что ваш визит в Хансфорд совпал со столь неприятным происшествием.

— О, — Элизабет еле заметно улыбнулась. — Думаю, если бы мы узнали об этих событиях из письма мистера Коллинза, то непременно позавидовали ему, что он оказался в центре столь занимательных, хотя и мрачных событий. Сейчас же мы можем только сожалеть, что в Лонгборне прохудилась крыша, и мы вынуждены были просить приюта у кузена на время ее перекладки. Теперь нашу матушку не оставляют мрачные предчувствия, отец находится в крайнем беспокойстве за всех нас, разве что младшие сестры не ощущают никакой тревоги и наслаждаются переменой места и новыми впечатлениями.

— Что же произошло с крышей вашего дома? — спросил Бингли, сокрушаясь, что не находился в то время в Незерфилде, и не имел возможности предложить своим соседям погостить в его особняке.

Элизабет уклончиво ответила, что проливные зимние дожди побили черепицу их дома, не упоминая о том, что старое здание давно нуждалось в ремонте. Так разговор перешел на Хартфордшир, и Бингли с удовольствием вспомнил дни, проведенное в этом графстве, живо интересуясь общими знакомыми, а также подробностями жизни семьи Беннет в те месяцы, что они не виделись.

Элизабет решила, что понимает, к чему ведут расспросы Бингли. И хотя она сердилась на него за разрушенные надежды своей сестры, его искренний интерес, проявленный к ее семье, показался ей добрым знаком. «Может быть, он уехал осенью из Хартфордшира под давлением своих сестер, но потом понял, что по-прежнему увлечен Джейн и теперь хочет воспользоваться возможностью возобновить с ней прежние отношения?» — подумала она. Поэтому, едва упомянув о знакомых, большую часть разговора Элизабет посвятила своей старшей сестре, поведав собеседнику о ее самочувствии и времяпрепровождении за прошедшее время, ненароком сообщив об ожидаемом со дня на день приезде Джейн в Хансфорд. Увы, лицо Бингли выражало лишь вежливый интерес, не более, что крайне огорчило Элизабет.

Но вот за поворотом показался дом пастора, откуда навстречу им вышла чета Коллинзов, уже прибывшие в Хансфорд мистер и миссис Беннет, затем показалась Мэри и… Джейн.

— Мои дорогие кузины! Мы так рады приветствовать вас в своем доме! О, мистер Бингли! Какая честь! Какая необыкновенная честь для нас! Леди Кэтрин, разумеется — хотя мне следовало упомянуть об этом в первую очередь, — была вчера настолько добра и внимательна, что послала к нам с дорогой Шарлоттой слугу с сообщением о вашем благополучном возвращении, — разглагольствовал мистер Коллинз, пока Шарлотта сжимала в объятиях свою подругу.

— О, Лиззи! Как я волновалась! — восклицала миссис Коллинз. — Я просто с ума сходила от беспокойства! Слава богу, все обошлось, и вы все целы и невредимы!

Затем Шарлотта повернулась к Китти, Лидии и мистеру Бингли, а Элизабет бросилась к старшей сестре со словами:

— Джейн, дорогая, когда ты приехала?

— Мисс Беннет приехала вчера вечером, — поспешил объяснить мистер Коллинз.

— Да, и представь мое удивление — ведь я ожидала увидеть всех вас здесь, и была очень встревожена рассказом наших дорогих друзей, — сказала Джейн, целуя сестру. — Я так рада, что все окончилось благополучно. Но эти события явились большим потрясением для всех вас, и особенно для нашей бедной матушки.

Бедная матушка тут же промокнула платочком глаза, заявив, что никто не понимает ее лучше, чем дорогая Джейн, и будто ненароком подтолкнула свою старшую дочь к мистеру Бингли.

— Лиззи, не стой, как вкопанная! — воскликнула миссис Беннет, выразительно показывая глазами на Джейн и мистера Бингли. — Лучше посмотри, какой ухоженный сад у мистера Коллинза. И если бы вы, мисс, не были столь упрямы, то именно вы сейчас принимали нас в качестве хозяйки этого дома, — добавила она свистящим шепотом.

Элизабет лишь пожала плечами, оставила сестру в обществе молодого человека, а сама подошла к Шарлотте, заведя с ней разговор о Хансфорде, в котором ее подруга проживала в качестве жены пастора вот уже несколько месяцев. Миссис Беннет, отослав Элизабет, сама будто ненароком сделала пару шагов в направлении Джейн и Бингли в надежде подслушать их разговор, делая вид, что полностью поглощена разговором с мистером Коллинзом.

— Мисс Беннет, я надеюсь, что вы себя хорошо чувствуете после вчерашней поездки, — с такими словами Бингли, от которого не укрылся маневр миссис Беннет, обратился к слегка покрасневшей Джейн.

— Благодарю вас, мистер Бингли, — ответила она и потупилась.

— Как вас приняли Коллинзы? Не удивились, что вы приехали одна?

— Они были несколько взволнованы моим поздним появлением, — сказала Джейн. — Но когда я объяснила им, что на постоялом дворе слуга дяди встретил своих знакомых, которые с радостью вызвались подвезти меня в Хансфорд, и только тогда поехал обратно в Лондон, мистер и миссис Коллинз успокоились, удостоверившись к этому времени, что со мной и моим багажом все в порядке. А когда вы приехали в Розингс? — в свою очередь спросила мисс Беннет.

— Я несколько задержался в пути, — признался Бингли. — Так что не обошлось без легкой головомойки от моих сестер. Они увязали мое отсутствие с пропажей компаньонки и очень волновались за меня…

— Ничего не слышала о пропаже компаньонки, — нахмурилась Джейн. — Кто она?

— Так вы ничего не знаете?! — воскликнул Бингли, и начал пересказывать все подробности прошедшего вечера, услышанные им от Дарси и сестер сегодня утром.

Миссис Беннет ликовала, посматривая на оживленно разговаривающую парочку. «Какое счастье! Мистер Бингли в Кенте и опять увлечен Джейн! Ну, уж на этот раз я не позволю ему уехать без решительного объяснения», — думала она, прикидывая способы, какие могут вынудить столь богатого и обходительного молодого джентльмена сделать предложение ее старшей дочери.

Элизабет также посматривала на сестру и Бингли, и от ее внимательного взгляда не укрылась та гамма чувств, которая на мгновенье отразилась в глазах Джейн, когда она смотрела на своего собеседника. Вид Бингли не позволял Элизабет сделать какие-либо поспешные выводы.

Непринужденно улыбаясь, он увлеченно что-то рассказывал Джейн, и Элизабет к своей досаде не заметила ни переживаний, ни смущения, которые, по ее мнению, должен был испытывать молодой человек, спустя несколько месяцев после разлуки вновь встретив объект своей сердечной склонности. Ее утешало лишь то, что Бингли с явным удовольствием беседует с Джейн, а близость Розингса давала надежду, что эта беседа не будет последней, знаменуя собой череду будущих частых встреч молодых людей.

Тут мистер Коллинз предложил всем пройти в дом и выпить чаю. Бингли, продолжая что-то рассказывать, предложил Джейн свою руку, и они вдвоем медленно направились за остальными гостями.

С комфортом разместившись в гостиной Хансфорда, миссис Беннет принялась драматически расписывать события вчерашнего дня и свои мучительные переживания, которые наверняка самым печальным образом скажутся на ее бедных нервах. Мистер Коллинз жадно внимал ее рассказу. Шарлотта, с интересом прислушиваясь к общей беседе, одновременно обменивалась тихими репликами с Элизабет, а вновь нашедшая друг друга пара сидела в уголке, продолжая свой бесконечный разговор.

 

Глава одиннадцатая, в которой начинается расследование таинственных событий

Розингс, 19 апреля, понедельник, 10:10 утра

Когда Дарси и полковник Фицуильям отправились к мировому судье, живущему в семи милях от Розингса, леди Кэтрин, поразмыслив, решила все же послать за аптекарем Бейтсом для мистера Херста. Не то чтобы она поверила вздорным опасениям племянника, но все же долг гостеприимства повелевал ей заботиться о своих гостях.

Мистер Бейтс осмотрел больного и нашел его состояние вполне совместимым с жизнью при условии принятия им чудодейственной микстуры, лично составленной аптекарем, и соблюдении полного покоя не менее трех дней. Удовлетворенная диагнозом, леди Кэтрин отпустила его восвояси и стала с нетерпением поджидать племянников, дабы сообщить им утешительную новость.

Миссис Херст бодрствовала у изголовья кровати спящего мужа, мисс Бингли трудилась над письмами, подробнейшим образом расписывая своим знакомым интригующие происшествия в Кенте. Джорджиана засела в библиотеке за чтением нового романа под названием «Исчезнувшая леди», а Энн удалилась в свою комнату, где записала в дневнике:

«18–19 апреля 18** года.

Вчера я не успела записать события дня, хотя они были на редкость захватывающими. Сегодняшнее утро тоже получилось многообещающим. Но все по порядку:

Во-первых, я получила подложное письмо от имени мамы, из-за которого нам с кузиной пришлось спешно покинуть дом леди Меткаф. Последнему, впрочем, я только рада, потому что в гостях было смертельно скучно, а дочери леди Меткаф — ужасные задаваки.

Во-вторых, по дороге пропала моя компаньонка миссис Дженкинсон. Она исчезла бесследно, даже не взяв с собой свой багаж и не дочитав роман, который ей дала Джорджиана. Теперь она не узнает, что Ромуальд на самом деле граф, что он все же женится на этой плаксивой Гортензии, и что ее дядя и есть тот самый главный беспринципный злодей, укравший документы о рождении графа и старинную брошь племянницы.

Как только Джорджиана может это читать?!

Кстати, Джорджиана полагает, что миссис Дженкинсон украли разбойники, хотя я в этом сомневаюсь, потому что о разбойниках в этих местах не слыхивали уже лет сто, если не больше. И ведь разбойники грабят путников, а не похищают их. И на что им наша миссис Дженкинсон — у нее же нет ни гроша?! К тому же она исчезла, когда еще был день, а всем известно, что разбойники нападают по ночам.

Милая пропавшая миссис Дженкинсон! Мне будет ее не хватать!

В-третьих, когда мы решили уезжать с постоялого двора, так и не дождавшись миссис Дженкинсон, а Джорджиана уже сидела в карете, ко мне вдруг подошел какой-то джентльмен и учтиво подал руку, помогая подняться в экипаж. Его шляпа была надвинута на лоб так, что поля почти скрывали лицо, сам он был закутан в плотный плащ, но я его узнала! Узнала по голосу, поскольку он имел неосторожность заговорить со мной… Конечно, я никому не расскажу об этой встрече. Тем более Джорджиане, которая пыталась выпытать у меня… Все, все, молчу…

Мама была недовольна, что мы приехали поздно и без сопровождения компаньонки, будто мы нарочно потеряли миссис Дженкинсон по дороге.

Кузены подарили маме собаку. МакФлай ужасно милый, но мама же терпеть не может собак! И как они уживутся?!

Дома оказалось так много гостей, что мама с трудом подыскала для всех спальни.

Мистера Херста я еще не видела, а миссис Херст и мисс Бингли — леди довольно противные, особенно мисс Бингли. Она не сводит глаз с кузена Дарси, а он все время старается держаться от нее подальше.

Кузену Фицуильяму мундир очень к лицу. Он выглядит в нем очень мужественным и красивым. Интересно, почему он на меня все время смотрел? Неужели ему не понравилась моя прическа?!

Семейство Беннетов оказалось очень многочисленным. Мистер Беннет не промолвил и пары слов, зато миссис Беннет говорила за всех. Мисс Мэри — определенно зануда, мисс Элизабет — зазнайка, а младшие мисс Беннет хихикают по любому поводу.

Итак, в лесу нашли следы крови, шаль и шляпку миссис Дженкинсон. Все это выглядит ужасно. Неужели мою дорогую миссис Дженкинсон убили?! За что?!

Хотя я все равно надеюсь, что в руках убийцы оказалась не миссис Дженкинсон, а кто-то другой…»

Энн подумала и зачеркнула последние слова, приписав рядом: «никто».

«Утром заболел мистер Херст. Похоже, он был отравлен. Миссис Херст громко кричала, хотя мистер Херст всего лишь упал в обморок. Миссис Херст вообще очень странная леди. Все время говорит про галлюцинации и о Марсе. Ну как Марс мог оказаться в созвездии Козерога?! Она явно что-то путает. Про погоду у нее получается более связно.

Нынче утром Фицуильям опять смотрел на меня. Неужели я снова была плохо причесана? Или ему не нравится мое желтое платье? Странно. Джорджиана уверяла меня, что этот цвет мне идет.

Пропала шаль, которая лежала на каминной полке в холле. Интересно, куда она могла деться?

Мама не хотела пускать кузенов к судье, но они все равно уехали. Теперь она злится, что вся округа узнает про исчезновение миссис Дженкинсон, кровь в лесу и обморок мистера Херста. Пойдут разговоры, мы все окажемся на слуху, а это вульгарно.

Но почему Фицуильям все время на меня смотрит?! И глаза его при этом начинают так блестеть, что мне становится не по себе…»

Тут Энн услышала шаги в коридоре и быстро спрятала дневник под стопку книг на столе, раскрыла другой и едва успела черкнуть в нем несколько строк, как в комнату вошла леди Кэтрин.

— Племянников долго нет, — сказала она. — Я начинаю волноваться… Что это вы тут пишете? — спросила леди Кэтрин и взяла тетрадку со стола.

«Мама совершенно справедливо указала нам с Джорджианой на то, что юным леди не подобает путешествовать одним. Теперь я понимаю, что перед отъездом из дома леди Меткаф нам нужно было выяснить у миссис Дженкинсон, не собирается ли она исчезнуть по дороге, и на всякий случай попросить леди Меткаф предоставить нам слугу для сопровождения…»

— Хм… — леди Кэтрин покачала головой. — Дневник. Пустое занятие! Хотя я рада, что вы осознали всю недопустимость своего поведения и в следующий раз…

Вдруг она заметила в окно подъезжающую к дому коляску и несколько верховых, среди которых разглядела своих племянников.

— Нам нужно спуститься вниз, — сказала она дочери. — Дарси и Фицуильям возвращаются…

Леди Кэтрин поспешно вошла в гостиную, где уже находились мисс Бингли и Джорджиана, и уселась в свое кресло.

— Наконец-то! — заявила она. — Мои племянники приехали. Надеюсь, сейчас разрешатся все эти недоразумения.

— В коляске сидят двое джентльменов, — сообщила Джорджиана, выглянув в окно. К ней подошла Энн и тоже посмотрела на дорогу:

— Один из них офицер. В синем мундире. И еще несколько военных верхом.

— Сколько раз я вам говорила, юные леди, что воспитанные девицы не выглядывают в окна, — сухо сказала леди Кэтрин.

Энн и Джорджиана отпрянули от окна и сели на диван, скромно сложив руки на коленях, не преминув при этом обменяться друг с другом тоскливыми взглядами.

Кэролайн, сидевшая подле леди Кэтрин, немного оживилась:

— Интересно, мистер Дарси…

Но тут в гостиной появился дворецкий и провозгласил:

— Сэр Юстас Фэйр и генерал Бридл.

Леди Кэтрин едва успела кивнуть, как в двери уже входили прибывшие джентльмены, за которыми следовали Дарси и Фицуильям. После представления и обмена приветствиями все расселись, и судья, оказавшийся импозантным моложавым мужчиной лет тридцати пяти, сказал:

— Мистер Дарси и полковник Фицуильям обрисовали мне ситуацию, которая сложилась в вашем поместье, миледи, и должен признать, она выглядит весьма подозрительной. В сопровождении ваших племянников мы с генералом Бридлом, который любезно согласился принять участие в нашем расследовании… — при этих словах генерал — очень представительный седовласый мужчина, — четким движением склонил голову, а судья продолжил:

— …поехали в лес, в котором вчера была найдена шаль, и, изучив указанное место и обнаружив еще несколько улик, пришли к выводу, что, возможно, было совершено преступление…

Дамы ахнули, а леди Кэтрин тут же возразила:

— В моем лесу — преступление?! Это очень… очень дерзкое заявление! И будь я на вашем месте, сэр, то остереглась бы высказывать подобные утверждения, не имея на то веских оснований.

Судья нетерпеливо выслушал хозяйку Розингса, а потом сказал:

— Тем не менее многое говорит в пользу этой версии. Драгуны полка, расположенного неподалеку, по приказу генерала отправлены на прочесывание леса. Несколько солдат, с вашего позволения, конечно, осмотрят дом в поисках пропавшей шали, а также других подозрительных предметов, которые могут здесь находиться. А я пока намерен поговорить со всеми свидетелями вчерашних событий, а также с мистером…

— … Херстом, — подсказал полковник Фицуильям.

— Да, да, с мистером Херстом…

Леди Кэтрин, услышав, что солдаты собираются обыскивать дом, выразила решительный протест, но, в конце концов, была вынуждена сдаться под нажимом племянников и судьи, которые призывали ее проявить благоразумие во имя правосудия и оказать необходимую помощь следствию.

Через четверть часа солдаты в сопровождении лакеев и под личным присмотром дворецкого, разошлись по дому, в Хансфорд за Беннетами был отправлен экипаж, а судья деловито обратился к леди Кэтрин:

— Миледи, еще раз простите за беспокойство, но нам необходима комната, где мы сможем наедине побеседовать с каждым из присутствующих.

— Я провожу вас в библиотеку, — раздраженная происходящим, леди Кэтрин поднялась со своего места и прибавила:

— Думаю, будет полезным и мне присутствовать во время бесед, поскольку я, как никто…

— Простите, миледи, — остановил ее сэр Юстас. — Это дело находится исключительно в прерогативе властей, поэтому я вынужден отклонить вашу просьбу…

Просьбу! Ха! Леди Кэтрин смерила судью ледяным взглядом, но промолчала и величаво прошествовала в библиотеку. За ней отправились судья и генерал, которые остались вполне удовлетворены предоставленным им помещением. Леди Кэтрин обратила их внимание на мягкие кресла, высокие окна, пропускающие много света, и большой стол, за которым удобно вести записи.

— Вам здесь никто не помешает, — процедила она, недовольно поджав губы, так как была убеждена, что без ее непосредственного участия расследование будет проведено не слишком эффективно.

— Гррр-м, отлично, миледи, — пророкотал генерал. — Сразу чувствуется рука настоящей хозяйки, поскольку далеко не каждая женщина умеет обеспечить мужчинам нужный комфорт.

Леди Кэтрин немного смягчилась.

— Благодарю вас, генерал… э…

— Бридл! — напомнил тот. — Да-с… так точно, миледи, Бридл, что, как известно, означает «уздечка». И не случайно, заметьте, не случайно! Будьте уверены, я в два счета взнуздаю любую кобыл… э… гррр-м… любого неприятеля, пусть только посмеет сунуться. Кстати, я вам еще не рассказывал, как охотился в одиночку на бенгальского тигра?

Леди Кэтрин оттаяла:

— Увы, генерал Бридл, не имела чести… — она вдруг пришла в замешательство, заметив нескрываемый интерес, с которым генерал смотрел на нее.

— Да-с, миледи, скажу я вам…

— Ваше сиятельство, — в дверях появился дворецкий. — Лейтенант Йорик. Уверяет, что по приказанию генерала…

— Что?! — генерал с трудом отвлекся от созерцания леди Кэтрин. — Гррр-м… да. Давайте его сюда. Он будет вести записи бесед, — пояснил он нетерпеливо переминающемуся у стола судье и зачарованной леди Кэтрин.

В библиотеку вошел молодой офицер, щелкнул шпорами и весело доложил, что прибыл в распоряжение генерала.

— Все, все, — судья подхватил хозяйку под локоть и подвел ее к двери. — Простите, миледи. И пригласите сюда полковника Фицуильяма, — приказал он дворецкому, выставляя недовольную леди Кэтрин за дверь.

Лейтенант положил на стол стопку бумаги и приготовил очиненное перо, тихонько напевая: «Стакан вина и честный друг. Чего ж еще нам, братцы?»

Сэр Фэйр покосился на офицера и уже хотел высказаться по поводу неуместности пения в такой ответственный момент, как генерал хмыкнул и заявил:

— Фиалка! Гррр-м…

— Простите? — судья в недоумении посмотрел на Бридла.

— Неважно, — сказал генерал и привстал при виде входящего в библиотеку полковника Фицуильяма.

 

Глава двенадцатая, в которой мисс Бингли не упускает возможности вставить слово

Розингс, 19 апреля, понедельник, 2:05 пополудни

— Прошу вас, присаживайтесь и опишите нам весь вчерашний вечер, — сэр Юстас с важным видом кивнул лейтенанту Йорику, который взял перо в руки и приготовился записывать показания свидетеля.

— Как я уже говорил, мы отправились в лес, чтобы разыскать семью Беннетов, — начал полковник.

— Мы об этом слышали, — сказал судья. — Был ли в лесу какой-то момент, когда вы оставались в одиночестве?

— Нет, я все время шел с миссис Херст и лакеями, а когда мы увидели шаль, то миссис Херст стало дурно, и на ее крик прибежали мистер Дарси и мисс Бингли вместе с мисс Мэри Беннет и слугами…

— То есть, вы не отходили от миссис Херст? — уточнил сэр Юстас. — Тогда как вы объясните это?

Он достал из объемного пакета, лежавшего на краю стола, форменную пуговицу, на которой полковник увидел герб своего полка.

— Да, я вчера заметил, что на обшлаге мундира не хватает пуговицы, — признался полковник. — Видимо, я обронил ее вчера в лесу. Для того чтобы потерять пуговицу, не обязательно оставаться одному. Вещи теряются и при большом количестве народа, знаете ли…

— Но эту пуговицу мы нашли не на том месте, где вы увидели шаль, а за кустами в нескольких ярдах от того места… — судья недоверчиво посмотрел на Фицуильяма. — Как она там оказалась?

— Но я же рассказывал, что мы с Дарси обошли кустарник и увидели лужу крови и шляпку… — напомнил Фицуильям.

— Ах, да, — судью явно не удовлетворили ответы полковника, но факты пока складывались в пользу последнего. — Пока вы можете идти, но мы еще продолжим нашу беседу. Будьте любезны, пригласите сюда мисс… — он посмотрел на список свидетелей, — мисс Бингли.

Пока полковник в библиотеке общался с представителями власти, в гостиной леди Кэтрин выказывала Дарси свое недовольство появлением судьи в ее доме.

— Это невыносимо! — говорила она. — По дому рыскают солдаты, в библиотеке засел какой-то посторонний, совершенно невоспитанный тип, который к тому же посмел заявить, что ему не нужна моя помощь… Можно подумать, он в состоянии справиться сам! Это смешно!

— У нас нет выхода, мадам, — отвечал ей Дарси. — Мы были вынуждены обратиться к сэру Фэйру…

— Вовсе не были вынуждены! — с негодованием воскликнула она. — Аптекарь сказал, что жизни мистера Херста ничего не угрожает. Так зачем было приглашать сюда этого судью?

— Тетушка, но, кроме пострадавшего мистера Херста, есть еще похищенная миссис Дженкинсон, — напомнила Джорджиана.

— Похищенная?! Вздор! В наше время людей не крадут. Да и кому нужна простая компаньонка? — фыркнула леди Кэтрин и опять обратилась к Дарси:

— А что этот генерал… Разве при расследовании подобных пустяков власти прибегают к помощи военных?

— Бригада генерала Бридла расквартирована в Кенте после боев на континенте, — пояснил Дарси. — И один из полков — драгунский — находится как раз неподалеку от поместья сэра Фэйра, который пригласил генерала расположиться на время в его доме. Поскольку генерал Бридл откликнулся на просьбу судьи выделить солдат для прочесывания леса и для помощи в ведении следствия, то сэр Фэйр счел своим долгом привлечь Бридла к участию в расследовании.

— Теперь понятно, — сказала леди Кэтрин. — А… генерал гостит у судьи один или… с семьей?

— Насколько я понял, генерал не женат, — ответил Дарси и посмотрел на всех обитателей дома, находящихся в гостиной. — Думаю, сейчас каждого из нас будут приглашать в библиотеку и расспрашивать о вчерашних событиях.

— Вы хотите сказать, что это… допрос?! — воскликнула Кэролайн, возмущенная до глубины души. Неужели ее, благородную, утонченную и светскую даму из высшего общества будет допрашивать какой-то провинциальный судья, пусть даже он баронет и модно одевается, как она успела заметить.

— Ну, я не стал бы употреблять это слово, — слегка поморщился Дарси. — Просто вам зададут несколько вопросов для разъяснения обстоятельств этого запутанного дела. В этом нет ничего унизительного, дорогая мисс Бингли. Вы ведь желаете помочь следствию? — не без сарказма спросил он.

— О, да, конечно! Вы меня успокоили, мистер Дарси! — ответила та, не уловив иронии и выхватив из его речи только слово «дорогая». Она уже мысленно начала поздравлять себя с одержанной победой, когда ее постигло очередное разочарование: доложили о прибытии Беннетов. Взгляд Дарси, обращенный на отдохнувшую и посвежевшую мисс Элайзу Беннет, который ревниво перехватила Кэролайн, заставил ее усомниться в значимости этой победы.

Помимо того, что по вине бестолковой компаньонки бесцветной мисс де Бер и не знающего меры в поглощении портвейна и прочих крепких напитков мужа сестры она вынуждена дожидаться допроса судьи, еще и мистер Дарси, не потрудившись скрыть своих чувств, не отрывает взгляда от Элизабет Беннет. Горестные размышления мисс Бингли о несправедливости бытия прервало возвращение полковника Фицуильяма, который обратился к ней со словами:

— Мисс Бингли, прошу вас. Судья Фэйр желает побеседовать с вами.

Кэролайн Бингли, сверкнув глазами в сторону молчаливо сидящей на софе мисс Беннет, горделиво прошествовала в библиотеку, демонстрируя окружающим абсолютную сдержанность, стать и величавость истинной леди. Увы, тот, внимание которого в первую очередь стремилась привлечь Кэролайн, даже не оглянулся.

Посмотрев вслед исчезнувшей за дверью мисс Бингли, Джорджиана покосилась на молча сидящую в соседнем кресле Китти и тихонько, чтобы не услышала тетушка, заметила:

— Путешествия по дорогам Кента ночью небезопасны, вы не находите, мисс Кэтрин?

Китти, слегка оробевшая — не столько от роскоши гостиной и присутствия в ней высокомерной хозяйки поместья, сколько от предстоящих допросов, — вздрогнула от неожиданности и, запнувшись, ответила:

— С-совершенно с вами согласна, мисс Дарси. Вчера нам как раз случилось оказаться одним на пустынной дороге, и, скажу я вам, нам было как-то неуютно… Хорошо, что гостиница оказалась неподалеку, но там не оказалось свободных комнат и нас направили в какой-то полуразрушенный дом, в лесу…

— Полуразрушенный дом?! — глаза Джорджианы загорелись. — Это, вероятно, пристанище разбойников!

— Не знаю, — с сомнением ответила Китти. — В гостинице нам сказали, что это дом какого-то джентльмена, который в нем не живет. Однако привратник дома заявил, что его хозяин дома и не желает, чтобы его беспокоили.

— Все это очень странно, вам не кажется? — многозначительно протянула Джорджиана. — А что вы думаете по поводу пропажи миссис Дженкинсон? Я считаю, что ее таинственное исчезновение — дело рук разбойников.

Китти удивленно взглянула на Джорджиану и прошептала в ответ:

— Но разве в Англии есть разбойники?

— Несомненно! Вы не читали роман «Лесной рыцарь»?

— Нет, — призналась Китти, оглядываясь на миссис Беннет. — У нас дома мало романов. Мама не любит романы, потому что от чтения книг у нее начинает болеть голова, а сестрица Мэри находит, что романы не являются полезным чтением для воспитанной и высоконравственной девушки…

Китти заметила, как удивленно вытянулось лицо у Джорджианы, и поспешно продолжила:

— …но я всегда хотела прочесть какой-нибудь известный роман. Я слышала, что «Удольфо»…

— Ах, «Удольфо» — чудесный роман! — забывшись, восторженно воскликнула Джорджиана, тем привлекая к себе недовольный взгляд тетки и вопросительный — брата. Понизив голос, она сообщила своей собеседнице:

— Я обожаю «Удольфо»! Читала его уже несколько раз, и всякий раз, когда я добираюсь до черного покрывала, у меня по коже начинают бегать мурашки! Должна заметить, что леди Кэтрин не одобряет моих увлечений, поэтому мы с кузиной читаем романы тайком от нее. В них описываются такие восхитительные и романтичные истории, а героини всегда такие красивые и несчастные! Герои же очень мужественные и благородные. И когда героиню похищают разбойники или какой-нибудь злодей прячет ее в заброшенном замке, то появляется доблестный рыцарь и непременно спасает ее…

— Как интересно! — зачарованно прошептала Китти. — Так вы полагаете, что миссис Дженкинсон похитили разбойники?

— Это очевидно! — тоном знатока отрезала Джорджиана. — Только… бедняжка миссис Дженкинсон уже совсем не молода, и далеко не красива, и поэтому я не уверена, что найдется рыцарь, готовый ее спасти.

Тем временем судья Фэйр предложил Кэролайн сесть в кресло, и, откашлявшись, сказал:

— Итак, мисс Бингли, надеюсь, вы понимаете, какое важное дело предстоит нам расследовать. Могу ли я рассчитывать на вашу помощь правосудию?

— Не сомневайтесь, сэр Юстас, я готова отвечать на ваши вопросы.

— Тогда, мисс Бингли, — довольно произнес судья, — ответьте нам: когда вы встретили в лесу семейство Беннетов, не показалось ли вам что-либо подозрительным?

Кэролайн Бингли сделала вид, что задумалась. Выдержав длительную паузу, она с затаенным торжеством уверенно сказала:

— Да, джентльмены, одна вещь мне показалась подозрительной.

— Поясните, мисс Бингли, — напрягся судья.

— Мисс Элизабет Беннет подошла к нам позже остальных и была очень взволнована. Я подумала тогда, что она отстала случайно, но сейчас, в свете зловещих событий… — Кэролайн многозначительно умолкла.

— Спасибо, мисс Бингли, я понял…

— К тому же, — ледяным тоном продолжила Кэролайн, — мои слова может подтвердить мистер Дарси. Я постоянно находилась рядом с ним.

— Не сомневаюсь, мисс Бингли, — галантно подхватил Фэйр, — что ваши слова прольют необходимый свет на расследование. Мы, конечно же, отнесемся к ним со всей серьезностью.

— Уверена в вашей компетентности, сэр, — сладко пропела мисс Бингли, значительно пересмотрев свое мнение о манерах и воспитании сэра Юстаса. К тому же ей, безусловно, польстило внимание столь привлекательного джентльмена, особенно по контрасту с недвусмысленной холодностью другого.

Когда Кэролайн после допроса выходила из библиотеки, судья невольно проводил ее восхищенным взглядом, отмечая изящество наряда молодой леди, ее модную прическу и горделивую осанку.

— Гррр-м… Дама производит впечатление, не так ли, Фэйр? — усмехнулся Бридл, заметив возникший интерес судьи к мисс Бингли.

Сэр Юстас смущенно откашлялся:

— Вы заблуждаетесь, генерал. Мисс Бингли, безусловно, весьма привлекательная молодая леди, однако здесь я, прежде всего, должен исполнять свой долг, и не в моих правилах…

Его слова были прерваны рокочущим смехом Бридла.

Покрасневший судья сказал с чуть излишней резкостью:

— Я думаю, что в связи с открывшимися обстоятельствами, нам необходимо в первую очередь побеседовать с мисс Элизабет Беннет.

 

Глава тринадцатая, в которой выясняется, какую роковую роль может сыграть одежда в судьбе ее владельца

Розингс, 19 апреля, понедельник, 2:40 пополудни

«Она прекрасна, как богиня, — думал полковник Фицуильям, вернувшись к обществу и поглядывая на Энн, которая тихо сидела в уголке гостиной. — Ее серые глаза, как озера, в которых утопает мое сердце; ее мягкие темные локоны, словно дремучие леса, в которых можно навсегда заблудиться, ее нежный голос сладкой песней звучит в моих воспоминаниях… Что за девушка! Родник, оазис… О, Господи! О чем это я?!»

«Он опять на меня смотрит, — отметила Энн и с преувеличенным вниманием стала рассматривать свою незаконченную вышивку. — Вот эти стежки вышли косо, их нужно будет распороть. И добавить синего цвета, нет, пожалуй, голубого… У него красивые глаза, но это не значит, что он может смотреть на меня, когда ему вздумается… Меня это начинает беспокоить…»

Мистер Беннет, который не находил покоя в доме кузена, сел подальше от всех, прихватив по дороге со столика какую-то книгу. Это был старинный фолиант конца XVII века, с пожелтевшими от старости страницами и выцветшим золотым тиснением на кожаном переплете.

«История зловещих событий, произошедших в Розингс-Холле в 1513 году, правдиво изложенная Джошуа Остейном, эсквайром» — с трудом разобрал мистер Беннет, бережно раскрыл книгу и погрузился в чтение.

«Сия жуткая история, полная кровавых преступлений, случилась в Кенте, в доме досточтимого сэра Хьюго Стредфорда, в котором он проживал с супругой леди Элеонорой, сыном своим и наследником Найджелом, а также дочерью Маргарет.

Однажды весной 1513 года, когда в Розингс-Холле гостил друг семьи Д’Арси, которого семья Стредфордов мечтала увидеть своим зятем, туда направился кузен сэра Хьюго — Рупрехт Стредфорд со своими домочадцами: женой Корделией, сыном Фредериком, его невестой Лауренсией и ее братом Уолтером Краббом, теткой Розамундой и родственниками леди Корделии: с ее отцом сэром Роджером, матерью Харриетт, сестрой Сесилией с мужем Лайонелом…»

Пока мистер Беннет с головой ушел в зловещие события XVI века, случившиеся в этих местах, миссис Беннет источала свои вечные благодарности хозяйке Розингса.

— Такое исключительное гостеприимство! — восклицала она. — Двум моим дочерям выпало необыкновенное счастье! Я и не мечтала, что им окажут такую честь: пожить под крышей этого великолепного дома, попасть в такое изысканное общество…

Мистер Коллинз, сделав подобающие комплименты мисс де Бер и мисс Дарси, также все внимание и красноречие обратил на свою патронессу, которая со снисходительной улыбкой принимала его излияния по поводу ужасных событий, происшедших в поместье и прилегающем к нему лесе, о которых он уже был наслышан.

— Представить себе не могу, ваше сиятельство, что такая скромная и добропорядочная леди, как миссис Дженкинсон, позволила себе исчезнуть и оставить своих подопечных одних, на произвол судьбы, — вещал пастор, заламывая руки. — Кровь в лесу, отравление мистера Херста — кто бы мог подумать, что некто осмелится в вашем доме вести себя столь неподобающим образом, как подсыпать яд и оставлять записки угрожающего содержания?!

— А теперь мой дом обыскивают солдаты, — пожаловалась миледи благодарному слушателю. — В моей библиотеке расположился судья, вызывает нас на допросы…

— О, ваше сиятельство! — простонал мистер Коллинз. — Как это должно быть для вас невыносимо!..

Лидия, услышав реплику леди Кэтрин про солдат, со смешком прошептала Китти:

— Где солдаты, там и офицеры!

Едва она это сказала, как в гостиную вошла несколько взволнованная разговором с судьей мисс Бингли, следом за которой появился молодой улыбчивый офицер.

— Лейтенант Йорик, — представился он публике и радостно объявил:

— Мисс Элизабет Беннет, пожалуйте в библиотеку.

Элизабет, не считая себя слишком важным свидетелем, свое удивление выразила едва приподнятыми бровями. Джейн, сидевшая рядом с ней, сжала руку сестры и прошептала:

— Лиззи, так ты важный свидетель? А ты мне ничего не рассказывала.

— Да я ничего не видела на той поляне, — ответила Элизабет. — Наверное, судья должен побеседовать со всеми, кто был на месте происшествия, так что моя очередь все равно настала бы рано или поздно.

Она встала, заметив, что расположившийся у окна Дарси проводил ее тяжелым взглядом. «Опять я ему чем-то не угодила», — подумала Элизабет, но тут же поняла причину его плохого настроения: лейтенант во весь рот улыбался Китти и Лидии, которые в ответ обстреливали его глазками и тихонько хихикали.

«Даже убийство не способно на некоторое время остановить их склонность к кокетству и тяги к мундирам, — с горечью подумала Элизабет. — Какой прекрасный повод для мистера Дарси еще раз убедиться в вульгарности нашей семьи».

Миссис Беннет, сообразив, что ее дочь идет на допрос, взвизгнула и простонала:

— Лиззи! Ничего им не говори! Нет! Скажи им правду, скажи, как у нашего экипажа отвалилось колесо… Я этого не выдержу! Не перенесу! — она всхлипнула и уткнулась в платок.

Элизабет заспешила к двери, удивляясь размерам гостиной, чтобы пересечь которую, нужно потратить несколько минут. «В следующий раз сяду возле дверей», — сказала она себе и обошла кресло, в котором сидела мисс Бингли с на удивление злорадным выражением лица.

«Я не то что не разговариваю с ее мистером Дарси, я даже не смотрю на него, а она все равно ревнует», — поняла Элизабет и, облегчено вздохнув, вышла, наконец, в коридор.

Лейтенант провел ее библиотеку, где ее с нетерпением встретил судья.

— Проходите, проходите, мисс… Элизабет Беннет? — он сверился со списком в руках и высокомерно оглядел ее скромное полотняное платье.

— Да, сэр, — ответила Элизабет и присела на указанный стул.

— Ну-с, расскажите нам, что вы делали в лесу? — судья расположился напротив с крайне довольным видом.

Элизабет описала все злоключения, случившиеся прошлым вечером с ее семьей. Когда она дошла до того места, когда вышла на поляну вслед за своей семьей, сэр Юстас наклонился к ней и зловещим тоном спросил:

— Так почему вы отстали от родных, мисс Беннет? И на какое время вы задержались в лесу?

— Буквально на минуту-другую, — ответила недоумевающая Элизабет. — Подол моего платья запутался в ветках какого-то куста.

— На минуту, говорите? — судья покачал головой и посмотрел на генерала, который лишь пожал плечами. — У нас есть сведения, что вы появились гораздо, гораздо позже, и… — он торжествующе поднял палец, — были сильно взволнованы. Очень сильно взволнованы…

Элизабет с удивлением посмотрела на него:

— Не более минуты, пожалуй. Я вам объяснила. А была ли взволнована… Наверное, ведь по лесу разносились ужасные крики. Было бы странно, если бы я оставалась совершенно спокойной, не так ли?

Генерал кивнул и одобрительно что-то пророкотал.

— Но есть свидетели, утверждающие, что вас долго не было на поляне… — не унимался судья.

Учитывая, что перед этим беседовали с мисс Бингли, стало понятно, откуда у судьи такие сведения. Да и злорадство, так явственно написанное на лице мисс Бингли, теперь не оставляло сомнений, кто именно позаботился о том, чтобы бросить на Элизабет тень подозрения.

— Я настаиваю на своих показаниях, сэр, — вежливо, но твердо ответила она. — Там было еще много людей, которые подтвердят мои слова. Хоть моя семья, хоть мистер Дарси…

Тут Элизабет запнулась, не будучи уверена, что Дарси не состоит в сговоре с мисс Бингли. С его отношением к людям, находящихся ниже него по положению, вполне станется приписать ей убийство кого угодно, даже незнакомой ей компаньонки мисс де Бер.

— Ну, хорошо, — протянул судья, хотя было видно, что сомнения его не оставили. — А скажите мне, мисс Беннет…

В этот момент дверь библиотеки распахнулась, и вошел невзрачного вида военный, который, извинившись перед Элизабет, что — то прошептал на ухо генералу.

— Гррр-м, — генерал смущенно посмотрел на девушку. — Мисс… гррр-м… Беннет, не соблаговолите ли вы немного подождать, пока я… мы с сэром Фэйром на минутку выйдем?

— Позвольте, генерал Бридл, — возмутился было судья, но все же встал и проследовал за Бридлом в коридор.

Элизабет посмотрела на лейтенанта, который увлеченно что-то записывал на бумаге, тихо мурлыча себе под нос какую-то песенку. Она прислушалась. «Одиноким, неженатым не житье, а сущий рай»… «У мужчин всегда все проще, — с горечью подумала она, растревоженная расспросами судьи. — Неужели мое минутное опоздание на поляну может вызвать хоть какие подозрения? Глупости, да и только…»

Тут в библиотеку вернулась представители власти. Генерал хмурился, а судья, несший подмышкой какой — то сверток, только что не потирал руки от удовольствия.

— Ну-с, мисс Беннет, — заявил он, усаживаясь напротив. — Так вы говорите, что отстали лишь на минутку… А вы были знакомы с миссис Дженкинсон?

— Нет, сэр, — ответила Элизабет.

— Неужели?! — судья картинно поднял брови и ухмыльнулся. — Так-таки и не были знакомы, никогда не видели ее?..

— Я же сказала вам, сэр, что не имела чести…

— Теперь вы можете говорить, что угодно, — перебил ее сэр Фэйр и развернул перед побелевшей девушкой сверток, который оказался ее собственным дорожным платьем, сегодня утром отданным в чистку. На подоле — кроме грязевых разводов и пятен от травы, — явственно виднелись бурые следы засохшей крови.

 

Глава четырнадцатая, в которой характер мистера Дарси предстает в новом свете

Розингс, 19 апреля, понедельник, 3:00 пополудни

Какое-то время прошло в тяжелом молчании, пока потрясенная Элизабет смотрела на испачканный кровью подол своего платья.

— Н-не знаю, — сказала она наконец. — Понятия не имею, откуда взялись эти пятна. Наверное, я случайно задела подолом…

— Боюсь, мисс Беннет, — заявил судья, — что я буду вынужден…

— Предлагаю… гррр-м… сначала все же выслушать других свидетелей, — вмешался генерал. — Детка могла испачкаться на поляне… В темноте, знаете ли, да еще и в лесу, можно вымазаться чем угодно… гррр-м…

— По-моему, дело ясное, — насупился судья.

— Пригласите сюда… гррр-м… мистера Дарси, — приказал генерал лейтенанту. Тот щелкнул каблуками и моментально исчез за дверью.

— Не думаю, что по таким пустякам стоит тревожить мистера Дарси, который подробнейшим образом изложил все вчерашние события во время нашей беседы в моем доме, — недовольно заметил судья, на которого произвели определенное впечатление как статус крупного землевладельца, так и родство мистера Дарси с леди Кэтрин де Бер и графом ***.

Тут в библиотеку стремительно вошел мистер Дарси, и если его удивило присутствие там Элизабет, то он ничем его не выказал.

— Извините, мистер Дарси, что мы опять пригласили вас на беседу, — сказал сэр Юстас. — Однако открывшиеся некоторые обстоятельства дела вынуждают нас вновь обратиться к вам с дополнительными вопросами.

— Я вполне понимаю ваш долг и обязательства как мирового судьи, сэр, — сухо ответил Дарси. — Вы можете полностью мной располагать.

— Идите, детка, идите, — обратился генерал к Элизабет, помогая растерявшейся девушке подняться с места и провожая ее до дверей. — Не волнуйтесь, я уверен, все образуется.

Элизабет вышла в коридор сама не своя от волнения. «Как же я умудрилась запачкать свое платье кровью? — с содроганием подумала она. — И неужели то, что я в темноте случайно задела какое-то растение, на которое попала кровь, позволит им меня обвинить в убийстве и осудить?!» Ей стало так страшно от несправедливости обвинений, что она не смогла удержать слез и всхлипнула. «И что скажет им мистер Дарси? Неужели он поверит в эти глупые подозрения судьи и подтвердит слова мисс Бингли? — она вытащила из кармана платочек и промокнула наполненные слезами глаза. — Я не могу вернуться в гостиную в таком состоянии… О, что же мне делать?!»

Она прошлась до конца коридора и медленно повернула обратно, пытаясь успокоиться. Проходя мимо библиотеки, Элизабет вдруг услышала приглушенные голоса и тут же заметила, что дверь в нее закрыта неплотно. Не имея привычки подслушивать чужие разговоры, она было заколебалась, но желание узнать, что же скажет мистер Дарси и что за судьба ее ожидает, перевесило все сомнения. Элизабет подошла поближе к двери и прислушалась.

— …появилась позже остальных, — услышала она голос судьи. — Один из свидетелей утверждает, что мисс Беннет подошла гораздо позже и была чрезвычайно взволнована.

— Право, сэр, что можно находить странного в том, что молодой леди не по себе в ночном лесу? — резко ответил мистер Дарси. — Боюсь, с вашим свидетелем — а я подозреваю, что это мисс Бингли, — сыграло шутку слишком живое воображение. К тому же, мисс Бингли при виде окровавленной шляпки лишилась чувств и едва пришла в себя, когда на поляне показалось семейство Беннетов.

Элизабет не верила своим ушам: мистер Дарси, вместо того, чтобы поддержать обвинения судьи, заступается за нее?! Ну, не заступается, но хотя бы опровергает показания мисс Бингли.

— Но мисс Бингли весьма уверено заявила, что мисс Беннет появилась гораздо позже, — голос сэра Фэйра прозвучал несколько растерянно.

— Даже если она задержалась на несколько минут, — а я уверен, что мисс Беннет подошла к родителям не позже, чем через минуту, — это ни о чем не говорит, — возразил Дарси.

— Почему же? Очень подозрительно!

— Помилуйте, — в голосе Дарси послышалась насмешка. — Вы предполагаете, что юная девушка могла легко кого-то убить, кстати, неизвестно чем, что жертва не сопротивлялась, не кричала, — а мы бы услышали любой шум, потому что находились неподалеку. Да еще и унести труп с поляны, спрятать его, и сделать все это за несколько минут?

— Ну, она могла обогнать родителей, напасть на эту… компаньонку и скрыться с места преступления. А потом…

— Тогда у нее должно было быть назначено свидание с ней в лесу в точное время. И как мисс Элизабет Беннет могла заранее предугадать, что у их экипажа отвалится колесо? Семья Беннет ведь могла спокойно доехать до Хансфорда, если бы не эта поломка экипажа, в конце концов остаться на ночь в гостинице или в доме этого мистера как-его-там… Кто знал, что им придется пойти через лес в Розингс? Право, это уже чересчур. Не говоря о том, что убийца — если это убийство, конечно, — должен был быть забрызган кровью так, как была забрызгана ею вся поляна. А у мисс Элизабет на светлом платье не было ни пятнышка…

— Но подол…

— Вы считаете, что при убийстве человека, когда из него брызжет кровь — а кровь явно брызгала, — может быть испачкан лишь подол платья?

— Хм… — сэр Юстас был обескуражен. — Пожалуй, в ваших словах что-то есть.

— Да что там говорить! — вмешался генерал. — Такая детка, гррр-м… как мисс Беннет, разве может кого убить? Такие глазки, такая фигурка… гррр-м… Помню, была у меня кобылка…

— Позвольте, сэр, — остановил его Дарси. — Я попросил бы вас воздержаться от подобных замечаний о леди.

Генерал оглушительно расхохотался:

— Гррр-м… Не буду, не буду, хотя детка, конечно, хоть куда…

— Генерал Бридл, мы все расследуем весьма подозрительное дело, возможно даже убийство, так что я не вижу повода для шуток, — вмешался судья. — Мистер Дарси вполне обосновал свои показания, но я все же настроен проверить эту версию, потому как кровь на подол просто так попасть не могла…

— Да будет вам, сэр Юстас, — махнул рукой Бридл. — Совершенно очевидно, что детка… гррр-м… — он покосился на Дарси и продолжил:

— Грррм… мисс Элизабет просто испачкалась на этой поляне…

— Но кого мы тогда еще можем подозревать?! — в сердцах воскликнул судья. — У всех алиби, все ходили толпой по лесу…

— Простите, сэр, — Дарси уже не мог сдерживаться, и в весьма учтивых выражениях поставив под сомнение способность судьи вести столь сложное расследование, предложил призвать ему на помощь сыщиков с Боу-стрит.

Судья надулся и попробовал возражать, уверяя, что блестяще справлялся и не с такими по сложности делами, но генерал всецело поддержал Дарси, заявив:

— Да, да, гррр — м… идея с сыщиком кажется мне весьма актуальной. Сегодня же дам знать в Лондон своим друзьям, чтобы они обратились на Боу — стрит и попросили прислать сюда их лучшего сыщика.

Сэр Фэйр был вынужден смириться под таким напором, хотя и неохотно, а генерал, обратившись к Дарси, сказал:

— Благодарим вас, мистер Дарси за помощь. Надеюсь, юная мисс не будет в обиде на нас — ведь мы всего лишь выполняем свой долг.

Элизабет быстро отошла от двери, но не успела покинуть коридор: дверь сзади распахнулась. Она невольно оглянулась и увидела мистера Дарси, который с задумчивым видом смотрел на нее. Деваться ей было некуда.

— Прошу простить, — Лиззи смущенно промокнула глаза насквозь мокрым платочком. — Я не могла в таком состоянии вернуться в гостиную и случайно услышала…

Мистер Дарси молча подошел ближе.

— Даже не знаю, как вас благодарить, — она опять всхлипнула.

— Право же, не стоит даже упоминать об этом, — наконец сказал Дарси. — В подозрениях судьи начисто отсутствует какая-либо логика.

Он протянул ей руку. Элизабет в ответ смущенно подала свою, и вдруг почувствовала, как что-то легло в ее ладонь.

— Успокойтесь, все позади, — сказал Дарси. — Думаю, это вам сейчас пригодится.

После чего поклонился и направился в гостиную.

Девушка посмотрела на свою ладонь, в которой лежал накрахмаленный батистовый носовой платок с вышитой на уголке монограммой ФД. Пока она озадаченно разглядывала этот платок, покоренная неожиданным поступком мистера Дарси, в другую руку ткнулось что-то холодное и влажное. Элизабет опустила глаза и увидела МакФлая, который сидел рядом с ней, участливо постукивая хвостом по полу, и смотрел на нее преисполненными сочувствия, всепонимающими глазами.

 

Глава пятнадцатая, в которой самообладание судьи подвергается серьезному испытанию

Розингс, 19 апреля, понедельник, 3:25 пополудни

Когда за Дарси закрылась дверь, сэр Юстас отер платком лоб и выдавил:

— Думаю, генерал, сейчас неплохо бы побеседовать с остальными членами семьи Беннет.

— Согласен, гррр-м… — и генерал выразительно посмотрел на лейтенанта Йорика.

Жизнерадостный лейтенант направился в гостиную, где сверился со списком и громогласно объявил:

— Мистер и миссис Беннет, пройдите, пожалуйста, в библиотеку.

Миссис Беннет подняла на лейтенанта заплаканные глаза:

— Я? Но, право, зачем вам я? Мистер Беннет, я уверена, сам все расскажет судье, — она повернулась к мужу. — Мистер Беннет, объясните им, в каком ужасном я состоянии! Как на меня нападают то дрожь, то спазмы! И колотье в боку, и головная боль! Мне нет роздыху ни днем, ни ночью! И обязательно поведайте им, что наш экипаж развалился на полдороге, и нам пришлось всю ночь идти по лесу пешком, а это миль двадцать! О, если бы дорогой полковник не нашел нас! Я не знаю, что бы было со всеми нами! — и она улыбнулась немного смутившемуся полковнику Фицуильяму.

— Довольно, моя дорогая! — вмешался наконец мистер Беннет, с сожалением закрывая книгу. — Я думаю, вы сейчас все это прекрасно сами поведаете судье. Вероятно, он будет очень рад вас выслушать, — он подошел к ней и предложил свою руку.

— О, мистер Беннет! Вы совершенно не бережете мои бедные нервы! — всхлипнула она, но все же встала и оперлась на руку мужа.

Собственно, в библиотеке сбивчивые объяснения миссис Беннет, обильно перемежаемые рыданиями и истеричными возгласами, мало отличались от тех, что она только что излагала в гостиной. Вконец замороченный судья Фэйр понял, что не в его силах добиться связного рассказа, и отпустил ее.

Когда миссис Беннет вышла, бормоча что-то вроде «Хиилл… Ну почему мистер Беннет бессердечно отказался взять тебя с нами?!», судья с облегчением обратился к ее мужу:

— Итак, как я понял из рассказа миссис Беннет…

— Удивительно, как вам это удалось. На вашем месте я не понял бы ни слова — безмятежно отозвался мистер Беннет.

Генерал зашелся в приступе внезапного кашля, а судья нахмурился: подобные шутки в адрес собственной супруги претили его вкусу.

— В таком случае расскажите вы о событиях вчерашнего дня, — предложил сэр Юстас.

Мистер Беннет в свойственной ему спокойной манере рассказал обо всем, что случилось с ним и его семейством накануне.

— На лужайку вы вышли все вместе? — спросил судья, впрочем, без особой надежды.

— Разумеется, — легко согласился мистер Беннет. — Больше вас ничего не интересует?

— Благодарю вас, сэр, это все.

После этого мистер Беннет счел для себя возможным откланяться.

Сэр Юстас сверился со списком:

— Лейтенант Йорик, пригласите мисс Мэри Беннет… и мисс Кэтрин… да и мисс Лидию тоже. Вряд ли они смогут сообщить что-нибудь, а так нам не придется слушать глупости три раза подряд, — брюзгливо добавил он.

Генерал согласно кивнул, издав раскатистое «Гррр-м».

После очередного появления лейтенанта, когда для беседы с мировым судьей были приглашены младшие барышни Беннет, Мэри весьма неохотно поднялась со своего места, украдкой поглядывая на отца. Она очень хотела узнать у него, упомянули ли родители в беседе с судьей о том, что она отстала от них, заблудилась и какое-то время бродила одна по лесу, и лишь по счастливой случайности встретила там компанию из Розингса. Спрашивать у мистера Дарси, рассказал ли он об их встрече сэру Фэйру, она стеснялась, а Лиззи так и не вернулась в гостиную после допроса. Но мистер Беннет, едва появившись, опять уткнулся в книгу, игнорируя окружающий мир, а миссис Беннет сразу же начала жаловаться леди Кэтрин и мистеру Коллинзу на каверзные вопросы явно подозревающего ее судьи. Тем временем лейтенант уже провожал в библиотеку непрерывно хихикающих Китти и Лидию. Мэри обреченно поплелась за ними.

Когда девушки вошли в библиотеку и расселись на предложенные места, судья поднял на них усталые глаза и, тяжело вздохнув, задал вопрос:

— Итак, что вы можете рассказать по поводу вчерашних происшествий? Только не все сразу, пожалуйста! — поспешно добавил он, заметив, что они собрались отвечать одновременно. — Сначала вы, мисс, — кивнул он Мэри.

Мэри стала так подробно описывать их путешествие из Хартфордшира, поломку экипажа, путь в гостиницу и в Трифем-Хаус, что судья, донельзя утомленный допросами, прервал ее и уточнил:

— А скажите, мисс Беннет, в лесу ваша семья все время находилась вместе?

— Э-э, — промямлила Мэри и с тревогой посмотрела на сестер, но тем было не до допроса: Китти смущенно улыбалась молодому лейтенанту, а Лидия беззастенчиво строила ему глазки. Офицер, оторвавшись от своих записей, с упоением разглядывал девушек, явно не зная, которой из них отдать предпочтение.

— Итак, мисс Беннет, вы шли все вместе по лесу или кто-то из вас отставал, терялся?.. — машинально повторил судья и посмотрел на часы, мечтая о чашке чая и паре сандвичей.

Тут Лидия, которая краем уха услышала слова судьи, не преминула встрять:

— Мэри, ты потерялась, помнишь? Когда мы с родителями и сестрами вышли на поляну, ты уже была там. Жалась к какому-то лакею, — насмешливо уточнила она и рассмеялась.

— Я ни к кому не жалась! — вспыхнула Мэри.

— Погодите-ка, если я правильно понял, на поляне вы оказались раньше всей вашей семьи? — насторожился сэр Фэйр.

— В общем, да… — замялась Мэри.

— Как это получилось? — судья взял записи предыдущих допросов и принялся их изучать.

— Ну и почерк у вашего лейтенанта, — заметил он генералу, пытаясь за завитушками, украшающими каждую букву, угадать содержание записей.

— Самый красивый почерк в полку, — с гордостью сказал генерал.

— Только читать его невозможно, — буркнул сэр Юстас и тут же воскликнул.

— Ага, вот здесь: «На тропинке, ведущей в гостиницу «Олень и яичница», я встретил мисс Мэри Беннет, и вскоре после этого раздался крик миссис Херст…» Что скажете, мисс Беннет? — судья впился глазами в побледневшую девушку. — Каким образом вы оказались так далеко от родителей, можно сказать, в противоположной стороне?

— Ну, я… я просто… — Мэри расширенными от страха глазами посмотрела на сэра Фэйра и замолчала.

— Она вечно теряется, — в разговор опять вмешалась Лидия. — Считает себя самой умной, потому что только и делает, что читает всякие занудные книжки и бренчит на фортепьяно. Или начнет придумывать какую-нибудь ерунду, задумается, и раз — отстала и потерялась. В прошлом году, когда мы пошли в Меритон к тетушке, она поначалу шла с нами, а потом, когда мы уже входили в дом, смотрим, а Мэри нет…

— Причем здесь какой-то Меритон? — удивился судья.

— Как это — какой-то? — обиделась Лидия. — Это городок в одной миле от Лонгборна…

— Лонгборн? — сэр Юстас покосился на генерала, который пожал печами и издал нечленораздельный звук.

— Лонгборн — это наше имение, — пояснила Китти, с трудом отведя глаза от лейтенанта Йорика.

— Ничего не понимаю, — пробормотал судья. — Все же, мисс Беннет, будьте так добры, объясните нам, почему вы оказались в одиночестве в лесу, сколько времени провели без родителей и каким образом смогли встретить мистера Дарси, который находился в противоположной стороне от…

— Что тут непонятного? — перебила его Лидия. — В Лонгборне мы…

— Мисс Беннет! — не выдержал судья и свирепо посмотрел на Лидию. — Я попросил бы вас не вмешиваться в допрос мисс Мэри Беннет!

— А что я такого сказала?! — воскликнула возмущенная Лидия.

— Помолчите, пока вас не спрашивают! — сэр Фэйр потер виски и опять обратился к Мэри:

— Итак, я жду ваших объяснений…

Мэри сглотнула. Она не знала, что ей сказать, а в голове у нее крутились только какая-то латинская фраза, вдруг вынырнувшая из памяти: Abiit, excessit, evasit, erupit — «ушел, скрылся, спасся, бежал»… «ушел, скрылся, спасся, бежал»…

— Кхм… — откашлялась она. — Я шла и думала, и вдруг поняла, что заблудилась…

— А о чем вы думали? — поинтересовался судья.

Мэри помнила, что размышляла как раз о разнице согрешения по неведению и по злому умыслу, когда вдруг заметила, что оказалась одна в лесу.

— Э… Говорят, что кто согрешил по неведению и покаялся — того прощают, а кто согрешил против своей совести и не раскаялся, — тот не может быть прощен, — задумчиво протянула она. — А если согрешил по неведению, но не покаялся, потому что не понял — опять же по неведению, что согрешил? Или, допустим, тот, кто провинился по злому умыслу и раскаялся — его не простят?

— Простите?! — судья с недоуменным видом уставился на девушку.

— Она всегда так говорит, — радостно сообщила Лидия. — Мы ее никогда не понимаем.

Сэр Фэйр обреченно посмотрел на генерала. Тот опять пожал плечами.

«Мисс Мэри Беннет одна ходила по лесу. Это выглядит подозрительным, крайне подозрительным, — подумал судья. — Но против нее нет улик, таких, как платье с испачканным кровью подолом у другой мисс Беннет. Но она где-то бродила… И если сейчас надавить на нее и устроить очную ставку с Дарси… — сэр Фэйр вздрогнул. — Нет, хватит с меня на сегодня этого напыщенного аристократа, который опять начнет мне доказывать, что юные леди не в состоянии никого убить, и намекать на мою некомпетентность… Как тяжело работать с этими снобами, — вздохнул он и посмотрел на девушку, которая, казалось, полностью погрузилась в свои мысли. — И с девицами, в голове у которых творится что-то невообразимое…»

— Вы кого-нибудь встретили, пока бродили по лесу? — на всякий случай спросил он.

Мэри вздрогнула.

— Ну… — она замолчала.

Судья напрягся, подозревая, что она что-то скрывает.

— Кого вы видели?! — он даже привстал.

— Мистера Дарси, — с испугом выдохнула Мэри, округлив глаза.

— Все, хватит на сегодня, — сэр Юстас в изнеможении опустился в кресло. — Но мы с вами еще встретимся и поговорим, — добавил он с неожиданной угрозой в голосе. — Вы можете идти.

Когда Мэри встала и направилась к двери, за ней потянулись было ее сестры, но судья их остановил:

— Вы не заметили в лесу что-то странное, необычное? — спросил он у Лидии.

— Что может быть странного в лесу? — девицу почему-то развеселил вопрос судьи, и она опять захихикала. — Лес как лес!

— А вы? — повернулся он к Китти. Та не откликнулась, полностью поглощенная переглядыванием с лейтенантом.

— Мисс Кэтрин? — рявкнул судья.

Китти вздрогнула и невпопад спросила:

— А? Что? Я уже могу идти?

— Не раньше, чем вы ответите на мой вопрос, мисс. Вы видели в лесу что-нибудь необычное? — с раздражением повторил сэр Юстас.

— Нет, нет, ничего не могу добавить… — Китти покраснела, заметив участливый взгляд молодого офицера.

— Ну, хорошо, мисс, вы все можете идти.

Обе мисс Беннет, о чем-то оживленно перешептываясь, вышли из библиотеки, бросая взгляды на порядком смущенного лейтенанта. Сэр Юстас с откровенным облегчением вздохнул.

— Гррр-м… Есть еще мисс Джейн Беннет… — начал было генерал.

— Нет! — с ужасом воскликнул судья.

— То есть, — смутился он, — я хочу сказать, она приехала позже и вряд ли что-нибудь сможет добавить. Побеседуем с ней в другой раз.

 

Глава шестнадцатая, в которой жена похвально не желает покидать своего мужа

Розингс, 19 апреля, понедельник, 4:20 вечера

После возвращения сестер Беннет, леди Кэтрин приказала подать в библиотеку и в гостиную чай.

— Не могу сказать, что меня устраивает, когда в моем доме проводятся обыски, а судья допрашивает моих гостей, — сказала она мисс Бингли. — Но долг хозяйки Розингса обязывает меня проявить гостеприимство по отношению ко всем, находящимся под этой крышей, — званым и незваным…

— Сэр Фэйр вполне благовоспитанный и доброжелательный джентльмен, — поделилась своими впечатлениями от беседы с судьей мисс Бингли.

— Да? — с сомнением переспросила леди Кэтрин, которая не могла забыть, как сэр Фэйр выставил ее из библиотеки. — Генерал Бридл — вот поистине настоящий джентльмен. Несмотря на походную жизнь, его манеры, обхождение превосходны, — добавила она, вновь с удовольствием вспоминая, как любезен с ней был генерал, и какими глазами он смотрел на нее…

Она была вынуждена себе признаться, что генерал произвел на нее неизгладимое впечатление мужественным лицом, внушительной осанкой и тем нескрываемым интересом, проявленным по отношению к ней. Да что говорить: то, что в библиотеку подали чай, — было сделано исключительно для генерала. Судья не получил бы в ее доме и стакана воды после столь возмутительного поведения. Но генерал Бридл… совсем другое дело. Превосходный чай, блюда с разнообразными сандвичами, нежнейшими пирожками и восхитительными пирожными могли удовлетворить вкус любого разборчивого гурмана. Может быть, генерал привык к непритязательной походной пище, но в ее доме он всегда будет питаться самыми изысканными яствами.

— Превосходно! — тем временем отметил генерал, отправляя в рот сандвич с гусиным паштетом. — Превосходно! Какая хозяйка! А?!

— Я уж думал, нам в этом доме и глотка воды не подадут, — пробормотал судья, уминая сливочное пирожное и протягивая свободную руку за румяным, еще теплым пирожком.

— Ну что вы?! — возмутился Бридл. — Такая великолепная женщина… гррр-м… такая великолепная хозяйка никогда не оставит своих гостей голодными, без внимания и заботы…

— Мы все же не гости, — напомнил сэр Юстас.

— Это неважно! — отмахнулся генерал. — Леди Кэтрин прекрасно понимает ситуацию и делает все, что в ее силах…

— Позвольте усомниться, — сказал судья, дожевав сандвич с огурцами. — Вспомните только, как она сопротивлялась осмотру дома…

— Вы просто плохо понимаете женщин, — с улыбкой превосходства заявил Бридл. — Женщины, как крепость: сначала всегда сопротивляются, но при умелой осаде… гррр-м… а то и штурме — охотно сдают свои позиции… гррр-м…

— Вы думаете? — заинтересованно спросил сэр Юстас. — А какой вид атаки вы считаете наиболее подходящим?

— Все зависит от фортификационных сооружений крепости, дружище, — генерал покосился на лейтенанта Йорика, который пристроился за краешком стола и усердно потягивал свой чай, делая вид, что не слушает беседу генерала с судьей, хотя его напряженно-внимательный вид свидетельствовал об обратном.

Бридл одобрительно кивнул, отмечая повышенную тягу к знаниям молодого поколения, и стал подробнейшим образом описывать кампанию по взятию испанской крепости Опорто в 1809 году, в которой принимал непосредственное участие.

Сэр Фэйр и Йорик, рассчитывавшие услышать ряд рекомендаций по взятию крепостей несколько другого рода, приуныли. Через полчаса судья с трудом остановил разошедшегося генерала и напомнил ему, что время позднее, а опрошены еще не все свидетели.

— Гррр-м… — крякнул генерал и предложил пригласить на беседу миссис Херст — последнюю свидетельницу происшествия в лесу.

Йорик был послан в гостиную за вышеупомянутой дамой, однако тут же выяснилось, что миссис Херст не спускалась из комнаты своего мужа. За ней отправили лакея, который вскоре вернулся в гостиную и сообщил: миссис Херст категорически отказывается даже ненадолго оставлять мужа, утверждая, что не в состоянии покинуть мистера Херста в его положении.

Дарси молча взглянул на Фицуильяма. Полковник хмыкнул и пошел в библиотеку вместо миссис Херст, где и предложил:

— Простите, судья Фэйр, может быть, вам следует побеседовать с миссис Херст в комнате ее мужа? Миссис Херст — дама очень впечатлительная и опасается сейчас оставлять мистера Херста без своей опеки.

Сэр Юстас с возмущением отверг бы любые попытки указывать, как ему вести следствие, однако слова полковника нашли неожиданную поддержку со стороны генерала Бридла:

— Действительно, судья, от дамочки Херст, уверен, здесь будет мало проку. Она начнет рваться обратно к мужу, стенать и заливать ваш сюртук слезами…гррр-м…

С содроганием припомнив беседу с миссис Беннет, судья согласно кивнул:

— Хорошо, полковник, мы поднимемся в комнату мистера Херста. Кстати, мистера Херста нам тоже нужно допросить в связи с утренним происшествием, вернее, вчерашним…

Фицуильям поклонился и вышел, и через минуту появился лакей, готовый проводить господ, куда они пожелают. Сэр Юстас с генералом в сопровождении неизменного лейтенанта последовали за провожатым.

Поднявшись в спальню, они застали идиллическую картину. Камердинер смачивал виски больного, который испускал душераздирающие стоны, уксусной водой, а нежная супруга, полулежа на софе, бдительно наблюдала за действиями слуги. Увидев вошедших, она придала своему лицу усталое и озабоченное выражение, мученическим голосом пригласила их присесть и спрашивать о чем угодно.

— Итак, миссис Херст, — судья Фэйр многозначительно откашлялся, — расскажите нам подробно, где и с кем вы находились вчера, во время поисков семейства Беннет.

Бледнея и путаясь в своих показаниях, леди повторила практически все, сказанное полковником Фицуильямом.

— …потом мне стало дурно, и я уже смутно помню, что было дальше.

— Скажите, миссис Херст — вкрадчиво произнес судья, — отходил ли полковник от места, где вы нашли шаль, куда-нибудь… в сторону?

— Я не помню, сэр, — растерянно сказала миссис Херст и приложила к глазам платочек.

Тут вмешался мистер Херст, вяло запротестовав:

— Позвольте, господа, вы же видите, моя супруга рассказала вам, что смогла, и незачем больше ее допрашивать.

Неприязненно покосившись на Херста, судья все же смилостивился:

— Что ж, мадам, мы вам очень признательны… А вы, сэр… вы, как нам известно, стали свидетелем странного визита. Расскажите о нем как можно подробнее.

Херст протяжно вздохнул и поведал свою незатейливую историю. Судья несколько оживился:

— Прошу вас, мистер Херст, опишите нам этого человека.

— Ну… — Херст явно не был способен четко описать приметы странного незнакомца. — Ээээ… Он был немолод и одет в темное… кажется.

— А какие-нибудь особые приметы? — генерал нетерпеливо дернул головой.

— Не знаю, сэр, — промямлил Херст. — Он… немного хромал… кажется.

Судья поскучнел.

— Что это у вас все время: кажется да кажется? Неужели вы не можете толком описать…

— Но я не помню, — заканючил больной. — Я был не в состоянии запомнить… Мне плохо…

Судья, не обращая внимания на стоны мистера Херста, продолжил:

— В остатках бренди обнаружен порошок, происхождение которого мы еще не установили… — при этих словах сэра Юстаса миссис Херст сдавленно охнула на софе. — Вы можете предположить, как он оказался там?

Херст с трудом объяснил, что графин с бренди он прихватил с собой из гостиной.

— Скажите, мистер Херст, была ли возможность у этого таинственного визитера подсыпать порошок в графин?

— Пожалуй, сэр, — неуверенно отозвался Херст. — Я уронил поданную им записку на пол, и пока я поднимал ее… За это время он, вероятно, мог…м-