Огни портовой таверны, Бриллианты улыбок и ругань. В волосы звуков вечерних. Пыль вплетена. Сон запуган. Дремлют губами на ругани люди. Вечер, как узкий рельеф. Безмолвно-окунутый спит в изумруде Кем-то потерянный гнев. Кокетки-звёзды вдоль гавани. Мёртво за стражею парусов. Над молом фонарь в белом саване Задвинул безмолвья засов. Ночь, женщиной ещё не причёсанной, Морю склонясь на плечо, Задумалась, и, тысячу поз она Принимая, дышала в лицо горячо.

июль 1914, Одесса