Сберут осколки в шкатулки памяти, Дням пролетевшим склонять знамена И на заросшей буквами, истлевшей грамоте Напишут кровью имена Другим поверит суровый грохот В полях изрезанных траншей, Вновь услыхать один их вздох хоть И шёпот топота зарытых здесь людей… Осенний ветер тугими струнами Качал деревья в печальном вальсе: «О, только над ними, только над юными Сжалься, о, сжалься, сжалься». А гимн шрапнели в неба раны, Взрывая искры кровавой пены, Дыханью хмурому седого океана О пленник святой Елены, Теням, восставшим неохотно Следить за крыльями трепещущих побед, Где ласково стелется треск пулемётный На грохот рвущихся лет…

октябрь 1914, Москва