Вечер заколачивает в уши праздник Тем, кто не хотел в глаза ему взглянуть, Потому что все души тоскующие дразнит Протянувшийся по небу Млечный Путь, Потому что неистово и грубо Целый час рассказывал перед ними, Что где-то есть необыкновенные губы И тонкое, серебряное имя. Дразнил и рассказывал так, что даже маленькая лужица Уже застывшая пропищала: — Ну вот, — У меня слеза на реснице жемчужится, А он тащит в какой-то звёздный хоровод. И от её писка ли, от смеха ли Вздыбившихся улиц, несущих размеренный шаг Звёзды на горизонте раскачались и поехали, Натыкаясь друг на друга впотьмах. И над чёрною бездной, где белыми нитками Фонарей обозначенный город не съедется, Самым чистым морозом выткано Млечный Путь и Большая Медведица.

февраль 1915