Рай на Луне

Болотин Артем Андреевич

Новый мир, где человечество сумело вырваться за пределы своей колыбели. Мир, в котором есть место мистическим событиям и увлекательным путешествиям.

 

Глава 1

Луноход почти что бесшумно мчался по серому пылевому морю, оставляя за собой небольшие вытянутые облачка, которые медленно оседали, вновь обретая спокойствие.

Серебристый корпус машины мелькал между огромных скал, возвышавшихся по обе стороны такого же исполинского каньона, нырял под нависшие каменные арки, и, выныривая из-под покрывала их густой тени, вновь набирал огромную скорость, на открывающихся вновь небольших равнинах.

Продолговатый корпус лунохода переливался в горячих солнечных лучах, и от того, казалось весь его корпус, светился будто бы сам, да так ярко, что смотреть на него без защитных очков было невозможно. Проходило некоторое время, и Солнце скрывалось за вновь появившимися из-за горизонта скалами, и единственным светилом, в кромешной тьме становилась сияющая голубым светом родная планета людей Земля.

Море спокойствия — именно так называлось это место. Огромная чаша метеоритного кратера, заполненная космической пылью, миллиарды лет стекавшей, и опускавшейся на его дно со скал, так близко обступивших его ото всех сторон. Прошло много времени, прежде чем гигантские каменные глыбы, обветшалые и избитые постоянными камнепадами почти что скрылись под толстым слоем серой пыли, и теперь лишь самые их верхушки были видны над поверхностью этого моря. Да и, по сути, та самая пыль, что стала основной Лунной достопримечательностью, в условиях слабого тяготения мало чем отличалась от воды, которой никого удивить не возможно. Разве что живности в нем не было, а его воды были опаснее в сотни раз от привычных людям.

Между тем, маленький луноход пересек серебристую гладь пылевого моря и нырнул в очередной каньон, исчезнув в его холодных, мрачных объятиях. Машина неслась, ловко петляя между возникающими на ее пути скалами, лишь изредка озаряемая Земным светом, но и этого хватало, чтобы прочесть надпись-имя на обшивке. На синем треугольнике, почти у самого носа машины были видны зеленые буквы, складывавшиеся в имя, данное ей — Теневой ястреб.

В кабине лунохода было светло от внутренних ламп освещения, и пахло колой, налитой в большие пластиковые стаканы, стоявшие посреди двух приборных панелей на специальном подносе. И сидящим молодым людям, по-видимому, этот запах очень нравился. Один их них с довольным видом взял в руки стакан и, сделав большой глоток пузырящейся жидкости, потянулся к пульту управления, щелкнул переключателем, и довольно рыгнул, услышав заигравшую музыку. Некоторое время он выстукивал пальцами по подлокотнику своего кресла в такт звучавшей мелодии, а потом вдруг хлопнул по нему раскрытой ладонью и сморщился:

— Ну, согласись, что это в тысячу раз хуже, чем сидеть в баре, потягивая коктейль, и глазеть по сторонам в поисках прекрасной особы, с которой можно было бы на досуге…

Парень, сидевший у штурвала, громко расхохотался, не дав своему товарищу договорить, и по-прежнему не отрывая взгляда от лобового иллюминатора.

— Сразу видно, что старые привычки в тебе все еще крепки! — с довольным видом ответил он. — Ты ведь прекрасно уже знаешь, как мало на Луне девушек! А тем более молодых и красивых!

— Да уж, уже убедился на собственном, горьком опыте. Эта планета изменила всю мою жизнь.

— Это уж точно…

На некоторое время в кабине лунохода прекратились разговоры, а тишину нарушали лишь задорные ритмы музыки. Друзья задумались о своей жизни, вспоминая обо всем, что произошло с ними за последний год.

Сергей сидел за контрольной панелью, чутко правя луноход плавными движениями штурвала, и вспоминал, как восемь месяцев назад, он впервые услышал в новостях об огромных залежах золота и серебра, таившихся под лунной поверхностью.

Ох, и сколько же шума наделало это сообщение! Золото! Едва это слово ворвалось в теле и радио эфиры, как тысячи рисковых, отчаянных людей тотчас бросились искать деньги на билеты к Земной спутнице.

Сергей покачал головой, и сморщился.

Он был одним из них — наивных, отчаянных сорвиголов, что днем и ночью грезили о богатстве, курортах, дорогих машинах и красивых девушках. О том, как будут нежиться в ласковых солнечных лучах где-нибудь посреди океана на собственном островке, на шикарной вилле…

Однако реальность оказалось более суровой, и несговорчивая удача отвернулась от многих, оставив их наедине со своими бедами, и осознанием того, что они проиграли. Слишком тяжелым и грубым оказалось дело, выбранное ими, и потому многим просто не хватало стальных нервов, крепкой хватки, а главное звериного чутья….

Спустя некоторое время, ажиотаж утих, и все постепенно возвращалось на круги своя. Горячие головы поостыли. Те, кто смог улетели, а те, кто нет — смирились. Жизнь вновь потекла по своему обычному руслу, ровно до тех пор, пока не вернулись старатели.

Они прилетели, на свой "заслуженный" отдых, припася в закромах красочные истории о горах золота, и несметных богатствах, что таились под поверхностью Луны, о том как каждый день, они зарабатывают миллионы… И это стало последней каплей — теперь уже ничего не могло успокоить людей, которые окончательно решили штурмовать удачу, не подозревая, что на всех ее попросту не хватит…

С тех самых пор, периодически в Лунопорт прибывает пять-шесть человек, и улетает примерно столько же. Это стало в своем роде, балансом.

Сергей невольно вспомнил своего родного брата, который был одним из тех, кто улетел первым, и крепко сжал штурвал.

Влад был хорошим человеком. Но он… Погиб. Здесь в шахте самой нелепой из всех смертей. В самом начале, когда они довольствовались самым дешевым оборудованием, у него был старенький скафандр, пригодный разве что для вылазок в открытый космос. Работая в шахте, Влад повредил стекло в своем шлеме и умер в страшных муках. Один, глубоко под поверхностью коварной Луны. Сергей вспомнил, как стоял, окаменев на пороге своего дома, еле сдерживая слезы, и комкая жалкую бумагу все сильнее, и падая духом. В эту же ночь он напился до беспамятства в ближайшем баре, а на утро, не смотря на жуткую головную боль, он поднялся с четкой целью сделать то, чего так хотел его брат. А заодно доказать этой чертовой Луне, что он выстоит.

И им повезло. Если это можно назвать везением.

Не смотря на то, что самая исследованная сторона Луны, была просто изрешечена шахтами, на ней все еще оставались неразведанные места, на одно из которых, он вместе с Димой наткнулся на следующий день после того, как техники развернули их маленькую базу. Это действительно было удачей, потому как многим не удавалось найти доходного места спустя месяца, после прибытия, а когда денежный запас иссякал, людям приходилось продавать свои пожитки и возвращаться обратно на Землю.

Пещера не была особо богатой на золото, но оно там было, и его хватало, чтобы окупать свою жизнь, и на то, чтобы хоть что-то приобрести новое.

Сергей вздрагивал каждый раз, когда вспоминал, как они вручную вместе с Димой трудились в шахте, на первых парах, чтобы заработать себе на жизнь, и помнил свой дикий восторг и облегчение, когда им удалось купить двух подержанных роботов для работы в шахте. Это стало их прорывом, потому как теперь они могли свободно исследовать Лунные пещеры в поисках новых месторождений, не опасаясь обанкротится.

А недавно Сергей получил данные со своего миниатюрного сканера, исследовавшего западную сторону Моря Кратеров, из которых следовало, что в Долине Гейзеров, есть большая пещера, уходящая вглубь планеты.

Он был очень удивлен этому, потому что считалось, что в долине нет пещер, а сама она настолько опасна, что туда даже экспедиций не снаряжалось. Все дело в том, что место, называвшееся Долиной Гейзеров, практически полностью соответствовало своему названию, и Земному прототипу. Огромный кратер, образовавшийся буквально недавно в результате падения очередного метеорита, (всего-то тысячу лет назад), все еще не был заполнен пылью полностью — только его дно. Никто толком не знал, что за процессы происходили под поверхностью этого места, но с завидной периодичностью из-под толстого слоя пыли вырывались огромные струи раскаленных газов, преимущественно состоящих из водяного пара. И все бы ничего, но места гейзеров тотчас исчезали в пыли, а потому никто и никогда не знал откуда появиться новая струя. А главное когда. Все опасались оказаться в то время и в том месте, где возникнет огромный столб газа, прямо под их луноходом…

Сергей не был глупцом, что понадеялся бы на удачу или счастливый случай, отправляясь в, безусловно, в самоубийственную экспедицию, со слов его товарищей. Нет. Он просто сумел понять, как работает эта смертельная ловушка, и составить небольшую карту, с местами и временем извержений, хватавшей ровно на то, чтобы добраться до пещеры.

Луноход постепенно снижал скорость, по-прежнему петляя между одинокими скалами. В лобовой иллюминатор можно было увидеть вздымающиеся к черной пустоте неба края воронки, за которыми своей размеренной жизнью жила Долина Гейзеров. Вначале они были не более чем маленькой темной полосой на горизонте, которая медленно росла, и становилась более впечатляющей. Но спустя всего несколько минут луноход уже мчался по контуру воронки, оставив по правую свою сторону высокую каменную стену, а по левую обрамление из одиноких булыжников. Скалы были настолько близко, что скрывали почти все небо и Солнце, и на их могучих телах можно было разглядеть каждый выступ, каждую неровность и впадинку.

Однако Сергей не отвлекался по пустякам, внимательно вглядываясь в иллюминатор. Стена из камней была очень близко, и любая оплошность, любое неверное движение вело только к одному — удар о камни, взрыв и неминуемая смерть. Поэтому он, щелкнув переключателями, отключил глупый автопилот, годившийся только для "подправки" пути, и принял управление на себя.

Машина мчалась с огромной скоростью, поднимая облака пыли и камней. Со стороны могло показаться, что пилот пытается скрыться от погони, и отчасти это было правдой. Сергей позже понял, какую ошибку он допустил.

Кабина лунохода накренилась в сторону, и Диме пришлось крепче вцепиться в подлокотники, дабы не вывалиться из своего кресла. Немного погодя он крепко выругался, попутно оглядываясь по сторонам, и замер — через боковой иллюминатор он увидел, как луноход сползает с краев воронки вниз, прямо на обступившие их с другой стороны скалы. Дима дернулся как ошпаренный и посмотрел на Сергея, но тот ровным счетом не обратил на это внимания, и по-прежнему вцепившись в штурвал, пытался найти решение. А его, судя по всему, не было.

Только теперь, он понял, что произошло то, чего он ни как не ожидал — стекавшая с краев воронки долгие годы пыль, под тяжестью машины, начала сваливаться вниз по склонам, как снежная лавина, увлекая за собой луноход, и грозя похоронить их, словно мясо в консервной банке…

Дима снова дернулся, представляя, как пухнет от голода, как у него выпадают зубы, или он в жутких муках задыхается от недостатка кислорода…

— Делай хоть что-нибудь! — закричал он, в панике, и снова выругался.

Сергей не ответил, а только стиснул зубы, выворачивая штурвал в сторону, противоположную сходу пыли.

Он ошибся. И знал это прекрасно, ровно, как и то, что эта оплошность может стоить им жизни.

Были видны капельки пота на его лице, выступившие от непомерного напряжения, и жилки на шее.

В кабине был тихо. Музыка закончилась, и лишь еле различимый шорох движущейся пыли, вперемешку с неровным дыханием друзей, нарушал тишину.

Между тем, луноход приближался к скалам с неумолимостью прилива. До серых камней оставалось лишь несколько десятков метров, и Сергей издал протяжное рычание, больше похожее на хрип изможденной лошади.

Десять метров.

Кабину заполнил гул работающих на пределе винтов.

Пять.

Дима что-то кричал, хватаясь за голову и закрывая лицо руками. Сергей рычал, срываясь почти что на звериный вой.

Один.

Он отпустил штурвал, закрывая глаза, и расслабился. Это конец.

 

Глава 2

Вначале был удар. Раздался жуткий грохот и скрежет металла. Потом, на мгновение, тишина. Затем снова удар, и сильнейшая тряска. Луноход кувыркался, словно мячик в штормовом море. Сергей помнил как, не выдержав нагрузки, лопнули ремни безопасности. Он вывалился из своего кресла, несколько раз ударился о приборные панели, перелетел через весь салон, впечатался в заднюю стену и, теряя сознание, услышал жуткую ругань своего друга…

Резкая боль пронзила спину, а потом перекинулась на все тело. Сергей вздрогнул, но тут же осознал, что этого лучше не делать, потому что боль становилась невыносимой. Он осторожно вздохнул, готовый в любую секунду замереть, и с удовлетворением отметил, что ребра были целы, раз ему это удалось. Сергей лежал, тихонько двигая конечностями, чтобы понять, что повреждено и одновременно вспоминая свои трагические пируэты по салону лунохода.

"Ну и халтурные же ремни безопасности!" — подумал он, вспоминая резкий хлопок и треск рвущейся материи. — "Черт бы их побрал!". — Добавил он от себя, и немного расслабился.

Постепенно приходя в себя, Сергей стал шевелиться активнее, и наконец открыл глаза, чтобы оценить ситуацию.

В салоне лунохода царила полнейшая разруха. Все что только могло, валялось на полу. Откуда-то сверху, из кабельной шахты свисали искрящиеся провода, моргали поврежденные лампы, покачивались оторванные стенные панели. Сергей бросил взгляд на кресла пилотов и увидел бессознательного Диму, повисшего на ремнях, но ничего поделать не смог, едва он пытался сдвинуться с места, как тотчас прекращал любые попытки — судя по всему, у него поврежден позвоночник…

Сергей лежал на полу, ожидая, когда же придет в сознание его друг, и молил Бога, чтобы тому досталось меньше.

"Проклятая Луна!" — между тем подумал он. — "Как же цепко держится за свои секреты! Черта с два! Я не из тех, кого так просто побороть! Раз мы все еще живы, значит и шанс у нас еще есть. Не смотря ни на что!"

Мысли пилота оборвались, и он обратил свое внимание на пошевелившегося Диму. Тот неуверенно поднял руку и коснулся головы. Тихонько простонал и огляделся вокруг.

— Сергей! — крикнул он, — Где ты?

— Позади… — хрипло отозвался его друг.

Дима неловко оцепил ремни безопасности, и, пошатываясь, поднялся на ноги. Опираясь рукой о стену, он побрел к беспомощно лежащему товарищу.

— Черт! — воскликнул он, едва увидел Сергея. — Что с тобой?

— Похоже, позвоночник сломан… И нога…

— Дерьмо! — снова выругался Дима, под звуки искрящих кабелей. — Нужна аптечка…

Он сорвался с места, и уже более твердым шагом отправился к медицинской части лунохода.

Спустя несколько минут он вернулся, держа в руках несколько шприцов, с БРК (Био Регенерационный Концентрат), веществом, которое могло поставить на ноги, даже попавшего под укладчик асфальта. Было бы достаточно спасительного лекарства. Одним из недостатков этого препарата была его заоблачная цена. Шприц со стандартной капсулой стоил как два робота-шахтера. Многие из Старателей пренебрегали этими медикаментами, но Сергей был не из их числа, и настоял на том, чтобы на основных их объектах, в аптечках было хотя бы по одному шприцу, этой сине-зеленой жидкости. В том числе на луноходе. И как понял сейчас — не зря.

Дима неуклюже снял колпачок с иголки, и первым делом вколол Сергею обезболивающее, потому как вторым недостатком препарата была его болезненность. БРК действовал как мощный стимулятор организма, заставляя его вырабатывать клеточный материал со скоростью в сотни раз большей, чем вырабатывал организм в обычных условиях. В результате, порез на руке, затянувшийся бы только через неделю, становился розовым шрамом уже через несколько минут. Такая стимуляция, естественно, не проходила бесследно, вызывая сильную боль в процессе восстановления, потому как каждая клеточка вашего тела работала на пределе своих возможностей.

Через несколько минут, когда анальгетик подействовал, Сергей кивнул своему другу, и тот молча, ввел ему следующую иглу в вену.

Сергей понимал, что одного шприца ему будет мало. Но большего у них не было. Единственный шприц мог даровать заживление позвоночника в лучшем случае, в худшем — всего понемногу.

Струйка расплавленного свинца влилась в его вену, и тотчас помчалась туда, куда организм вяло направлял свои силы для лечения. Сергей напрягся, и попытался отвлечься от жуткой боли, что сковала его руку. Препарат промчался очень быстро, и вскоре вошел в предплечье, затем в грудь, после в живот, и, наконец, в поясницу, оставляя за собой красную пелену боли. Сергей терпел, чувствуя, как срастаются поврежденные кости.

Постепенно боль в позвоночнике прекратилась и перекинулась на его ногу, но ненадолго — сила препарата иссякала быстро, и кости ноги остались поврежденными.

Боль сошла на нет, и уставший Сергей заснул прямо на полу.

Когда он очнулся, то увидел взъерошенного Диму, сидящего за информационной панелью. Сергей осторожно поднялся и, прихрамывая, подошел ближе.

— Что у нас? — спросил он.

Дима помрачнел.

— Ничего хорошего. Нас снесло в сторону малых скал, и хорошенько так долбануло об одну из них. Корпус как ни странно цел, и цело почти все оборудование, за исключением, вышедших из строя двигателей. Но не это главное. Ты слышишь этот шорох за обшивкой? — он прислушался. — Нас накрыло пылью, и мы постепенно опускаемся глубже. Тонем!

Сергей замер от ужаса. Значит, их все-таки похоронило…

— И что будем делать?

— Я уже включил аварийные маяки, но даже если их и засекут, то уж навряд отправятся искать в самом опасном районе Луны.

— Уж это точно.

— Сергей — мы трупы, — сказал Дима и закрыл лицо руками.

Внезапно раздавшийся трек привел друзей в чувства. Луноход заколыхался, затрещал, и вдруг земля под ногами резко исчезла, а машина, накренившись вперед, стал куда-то падать…

На мгновение наступила тишина свободного полета, а когда нос машины достиг невидимого дна, раздался жуткий грохот и луноход, в последний раз скрипнув, замер.

Сергей поднялся на ноги и испуганным взглядом отыскал Диму. Тот тоже поднялся на ноги, и вопрошающе посмотрел на своего друга.

— Что это было?! — воскликнул ошарашенный Дима, и подскочил к лобовому иллюминатору, в котором теперь, вместо серой пылевой завесы, красовалась непроглядная тьма.

Сергей не знал, что вся эта поездка, эта пещера, и вообще все, что с ними произошло, так сильно изменит его жизнь. Без сомнения, их луноход потерпел крушение, и теперь был на дне пылевого моря. И над ними лежал многометровый слой пыли, который наверняка экранирует любые сигналы, как входящие, так и наоборот. А вдобавок, он был уверен, что машина достигла твердого дна…

Он всматривался в пустоту, а затем щелкнул переключателями и своды лунной пещеры озарил мощный луч света.

Без сомнения, эта была огромнейшая пещера. Она была в десятки раз крупнее, чем те, в которых велась добыча золота, и имела одну странную особенность — невероятно правильную овальную форму и синеватый оттенок камня.

Опасения Сергея подтвердились. Он понял, что луноход продавил своей тяжестью тонкий слой породы, и провалился ниже самого низкого уровня. На таких глубинах даже добыча не велась.

Это было плохо.

Единственная мысль, помогла Сергею справиться с наступающей депрессией, было то, что они могли найти выход на более высокие уровни. Ведь не смотря на то, что эти залы находились очень далеко от основных, они всегда могли сообщаться. Эта мысль успокоила его, и придала сил. Жаль, что луноход потерян.

Сергей долго рассматривал ее с открытым ртом, не в силах поверить в происходящее. Он подошел ближе к иллюминатору и почти что прошептал:

— Невероятно!

— Согласен, — отозвался Дима, и, указав в сторону, воскликнул. — Смотри!

В дальнем конце пещеры был виден черный проход, у которого что-то метнулось, и исчезло.

Друзья переглянулись.

Было не похоже на массовые галлюцинации.

— Не нравится мне все это, — проворчал Дима, и на его лице появилась гримаса недовольства, — но, во всяком случае, намного лучше, чем дохнуть под толщей пыли. Может, давай выйдем наружу? Все равно мы не жильцы…

— Ты как обычно оптимист, — съязвил Сергей, и кивнул, — но, думаю, ты прав. Теперь уж точно нас никто не найдет, а если уж играть со смертью, то по полной…

Договорить он не успел. Рядом с ним раздался хруст стекла, и Сергей с недовольным ворчанием глянул на иллюминатор. Белая паутина трещин набежала на стекло и разрасталась все быстрее.

— Вот ё моё! — покачал головой он, — быстрее к скафандрам! Стекло не выдержало!

Однако Дима сообразил намного быстрее и уже вприпрыжку мчался к шлюзу. Нажав на кнопку аварийной герметизации, Сергей заскочил в маленькую комнатку следом, и принялся спешно влезать в скафандр. Он помог своему другу, а тот в свою очередь ему самому, и едва в информационной панели шлема вспыхнула зеленая лампочка, как раздался звучный хлопок, лопнувшего стекла, а за ним громкий свист утекающего воздуха.

Теперь у них не было даже лунохода.

Сергей настороженно оглядывался по сторонам в царившем здесь сумраке. Мощный фонарь на его шлеме посылал вперед яркий луч света, мелькавший по стенам, и высвечивающий переливающиеся синим блеском стены.

Он подумал о том, сколько же лет этому великолепию, и, отвечая на свой безмолвный вопрос, пожал плечами. Этого не мог знать никто. Даже пресловутые ученые, со всеми их анализами и исследованиями. Хотя, порой, их идеи и выводы, ему очень нравились.

Тем не менее, со времен запуска Ультракосмического туннеля, мало что изменилось. Огромная магнитная пушка, способная разогнать космический корабль до огромной скорости, позволила исследовать в первую очередь Марс и Луну. И ничего нового люди не обнаружили. Разумеется за исключением полезных ископаемых. Никаких инопланетных храмов, развалин и прочей фантастической лабуды.

И никогда бы, Сергей не представлял себя на месте исследователя первооткрывателя, который с замиранием сердца шагает по темному туннелю в недрах Луны, где еще никто никогда не бывал.

Изредка до его слуха доносились звуки осыпающихся камней, тихое шуршание и каждый раз Сергей нервно оглядывался, выискивая взглядом своего товарища. И немного успокоившись, шагал дальше. Связь в пещере была не ахти. То и дело появлялись помехи, и приходилось на время отключать ее, потому как терпеть громкое трещание и шум было невыносимо. Скорее всего, они были экранированы толщей породы и пыли над ними, и Сергей отметил про себя, что это скверный знак. Им нельзя было разделяться, иначе шансов найти друг друга в этой паутине туннелей и проходов у них практически не было.

Сергей попытался прикинуть в уме, сколько они прошли, и обратил свое внимание на голографическую панель. Встроенный в шлеме шагомер показывал, что они одолели уже три километра, а пещера, судя по всему, "даже и не думала", чтобы закончиться…

— Что это? — вдруг прохрипели динамики его шлема. Дима, шагавший все это время немного позади и в стороне, остановился и неловко присел на одно колено, чтобы внимательнее что-то разглядеть. — Похоже на след…

— Не мели чепухи, — устало пробормотал Сергей, и, заглянув через плечо своего друга, замер от изумления. — И вправду! — воскликнул он, едва к нему вернулся дар речи. — Похоже на отпечаток… Только он какой-то трехпалый.

— Ящерицы?

— Да, наверное… — Сергей запнулся, а потом расхохотался.

— Что? — в недоумении спросил Дима.

— Да бред какой-то! Вот что! — воскликнул его друг. — Мы же на Луне! А тем более в пещере! Какие следы? Какие ящеры? На маразм похоже это все, а не на след! Похоже, мы начали сходить с ума…

Дима натянуто улыбнулся, и, покачав головой, вздохнул, мол, что поделать?

След был длиною около двадцати сантиметров, и был четок, словно его оставили только что. Не смотря на полную абсурдность ситуации, Сергей поверил своим глазам, по одной простой причине — следов было много.

Десятки ровных дорожек переплетались воедино, и вновь разбегались в разные стороны, исчезая проглоченные мраком подземных ходов. В одно мгновение ему стало очень неуютно, и в очередной раз Сергей рефлекторно огляделся по сторонам. Ничего.

Что-то не так. Все его чувства, так обострившиеся за последнее время, просто вопили об этом. От этого Сергею хотелось резко развернуться, и что есть мочи помчаться обратно к разбитому луноходу, и спрятаться среди обломков… Но это было, по меньшей мере, глупо.

Сергей нагнулся, потрогал след, и задумался. Он есть. Это факт. Но откуда? При всей его фантазии, он не мог придумать достаточно правдоподобного оправдания, и лишь глупо улыбнулся. Это могло быть все что угодно. Начиная от отпечатка какого-нибудь инопланетянина, и заканчивая формой жизни, существующей в недрах Луны испокон веков. В любом случае, ему не хотелось с ней встречаться.

— Что будем делать? — спросил он, повернувшись к своему другу.

Дима стоял, скрестив руки на груди, как только позволял скафандр, и, не отрывая взгляда от отпечатка, сказал:

— Может… Пойдем по одному из следов?

Сергей скривился, и после минутного молчания кивнул.

Напуганные, они снова шагали по широким, неуютным коридорам пещеры, изредка останавливаясь, чтобы отыскать неожиданно прервавшийся след.

Пыли в пещере было мало. Вместо нее под ногами хрустели довольно крупные камушки, и расползался из-под подошв серый песок.

Сергей поймал себя на мысли, что оглядывается все чаще. Он усмехнулся, думая об этом, и в сотый раз напомнил себе, о том, что он на Луне, и что за ними никто не может следить, и что никаких следов быть не может, и…

И, тем не менее, они были. Небольшие, но вполне четкие и частые, чтобы принять их за настоящие. Будь это одиноким отпечатком, он естественно нашел бы объяснение, и спокойно прошел бы мимо, но здесь все было иначе.

Сергей чувствовал, что это все, изменит его жизнь кардинально. В лучшую или в худшую сторону он, конечно не знал.

Откуда-то спереди до него донеслось негромкое гудение, которое вначале он принял за звуки механизмов его шахтерского бронескафандра, но чем дальше они продвигались, тем громче становился звук.

Сергей обернулся и посмотрел на Диму. Его встревоженный вид выдавал в нем напряжение и страх, а пальцы, крепко обхватившие рукоять горного лазера — готовность к борьбе.

Сергей выругался себе под нос.

Это ведь по его вине Дима сейчас здесь, вместе с ним, заперт в проклятых пещерах, и обречен на голодную смерть. От этой мысли так хотелось плюнуть на землю и заорать что есть мочи! Но Сергей лишь крепче сжал оружие, и почему-то решил, что спасется сам, и вытянет своего друга из этой переделки. От этой мысли полегчало на душе, и желание пальнуть по первому попавшемуся на глаза булыжнику, постепенно потухло.

Далеко впереди виднелся конец прохода, по которому они шли. Туннель сузился, а пол прохода стал постепенно опускаться, пока не превратился в довольно крутой склон. Сергей и Дима спускались маленькими осторожными прыжками, и оба заметили, что скорость их падения была несколько выше, чем следовало…

Когда друзья достигли выхода, то обнаружили странное, но очень впечатляющее зрелище. Выглядывая из-за наступивших по сторонам стен коридора, они смотрели на огромнейшую подземную чашу пещеры, из всех, которые они могли только видеть. Таких, наверное, не было даже на родной Земле….

Далеко перед ними, на противоположной стороне пещеры, было нечто такое, что затмевало своей необыкновенностью даже ее красоту.

Сияющий синим блеском пузырь, выступал из большого проема в скале. Он был около трех метров в диаметре, и имел правильную округлую форму, а поверхность напоминала водную…

Сергей стоял, боясь пошевелиться, и раскрыв рот от удивления.

Что же касается Димы, то он отреагировал на находку куда более спокойно, чем его друг. Еще бы! Наконец-то им попалось хоть что-то, вместо давящей тиши туннелей, и постоянных шорохов за спиной. Он довольно оскалился и поднял оружие наизготовку.

— Ну чего обмер? — хохотнул он, обращаясь к Сергею. — Пошли, посмотрим, что тут у нас! — И первый зашагал к странному пузырю.

Сергей рассеянно смотрел ему вслед, а потом, отойдя от шока, поплелся следом, все же не забыв снять лазер с предохранителя.

Его очень удивил энтузиазм товарища, но, тем не менее, он готов был его понять. Они почти целые сутки шатались по мрачным коридорам, постоянно ожидая опасности, и чуть ли не сходя с ума от невесть откуда взявшегося страха. А теперь Дима только и смог что поприветствовать появление необыкновенной штуковины, и это помогло снять гнетущее напряжение и забыть ощущение постоянной слежки.

Они миновали пещеру довольно быстро. Благо пространство позволяло им передвигаться длинными прыжками, но Сергей, в который раз отметил, что с силой тяжести в этом месте творилось нечто странное — прыжки давались намного тяжелее, и эффект от них был значительно ниже. Он был готов побиться об заклад, что притяжение здесь было сильнее.

Пузырь, выступавший из стены, колыхался, и испускал то самое синеватое свечение, что заполняло всю пещеру. Дима многозначительно посмотрел на своего друга, и опустил оружие.

— Странная штука, — пробормотал он. — Напоминает воду…

Сергей нахмурился, и, подняв с земли маленький камушек, метнул. Кусок породы описал дугу, и негромко булькнув, исчез в голубом сиянии.

— Ты прав, — раздалось в динамиках у Димы. — Но если бы это была вода, что могло бы ее удержать, не давая вытечь?

— Не знаю… Давление например.

— Нет, этого не может быть… А хотя… — Сергей побелел, и принялся бормотать себе под нос. — Так, проверить давление…, так…, внешнее… Ё мое! Дима! Это все оно! Стекло в луноходе! Понимаешь? Оно лопнуло не от удара, а от давления в пещере! И… — Сергей запнулся, — это вода…

Он указал на пузырь, и Дима тотчас все понял. Его друг провел химический анализ, а так же проверил внутреннее и внешнее давление. Конечно! Как они сразу не поняли! Ведь тогда все становится на свои места! Но тогда возникает закономерный вопрос — а почему они, собственно, все еще живы?

— Потому что одеты в шахтерские бронескафандры, — словно прочитав его мысли, ответил Сергей. — Эти штуковины могут выдержать огромнейшее давление, для того чтобы в случае обвала спасти жизнь шахтеру.

Дима кивнул.

— Но…, тогда что здесь делает вода?

Сергей улыбнулся.

— Есть только один способ это узнать, — и, оттолкнувшись обеими ногами, слился с водяным пузырем.

 

Глава 3

Плавать в скафандре, поверьте — адское занятие. Да и глупое тоже. Хотя, конечно, все зависит от конкретной ситуации. Порой даже такое, на первый взгляд, идиотское занятие, смотрелось вполне разумно, и к месту.

Сергей что есть мочи греб руками. Его тяжелое дыхание рвалось из легких, и его звук сливался с громким бульканьем воды за стеклом шлема. Вначале его просто перевернуло вверх ногами, и он никак не мог совладать с мощным течением, что так неожиданно и цепко ухватилось за него. Сергей барахтался, шевеля руками и ногами, сопя, и ругаясь под нос. Как ни странно, радио эфир был чист, и он удовлетворенно слышал такую же ругань от своего друга.

Сергей по-прежнему был вверх тормашками, но все-таки сумел кое-как изогнуться, и посмотреть на то, что должно было быть "вверху". Не глядя на то, что запутался во всех метаморфозах, происходящих здесь окончательно.

Далеко вверху, он видел свет, заливавший всю водную поверхность, и отчего-то ему показалось, что это что-то вроде пещерного озера, которых так много встречается дома…

Невольно Сергей вспомнил Землю. Как же ему хотелось обратно! Казалось бы, чего тут любить? Ну, земля, ну вода, ну небо голубое — подумаешь! А космос! А Луна! Какая романтика… Прямо ожившая мечта, сошедшая к тебе в жизнь с блестящих экранов. Сколько людей мечтало о такой шикарной возможности попасть куда-то дальше, вырваться за пределы Земного притяжения и с головой окунуться в страсти и тайны космоса.

А когда вдруг это происходит, то понимаешь, что там одна пустота. В ней вращаются безжизненные куски камня, гордо именуемые планетами. Алмазы звезд теряют свою ценность, что столь велика, когда ты стоишь ночью одинешенек, и, вскинув голову, устремляешь к ним свой взгляд. А потом сидишь в теплом, чреве космического корабля, или, спрятавшись за толщей железных стен на своей станции, и с угрюмым видом теребишь в руках фотографию родного места…

Даже теперь, Сергею все напоминало о далекой матушке Земле, а в особенности эта невесть взявшаяся откуда вода.

Краем глаза он заметил мелькнувшую неподалеку тень, и чертыхнулся, борясь с появившейся снова тревогой. Он оглянулся по сторонам, выискивая угрозу, и принялся быстрее выгребать из воды. Сергей посмотрел на продолговатый силуэт, и понял, что существо наделено невероятной скоростью и проворством.

Продолговатое, темное пятно кружило вокруг, словно акула вокруг жертвы, выжидая удачного момента для смертельного броска. Сергей отчаянно замолотил руками, давясь собственным дыханием, и не успевая сглатывать слюну. Он греб как можно быстрее и отметил, что все-таки смог занять горизонтальное положение.

"Акула!" — бушевали в голове мысли, борясь со здравым смыслом. — "Здесь нет акул!"

Странная тень по-прежнему кружила вокруг человека. Она подбиралась все ближе. Расстояние давалось ему с огромным трудом, и он услышал в динамиках предостерегающий крик Димы, а когда обернулся, завопил от ужаса — ему навстречу неслась раскрытая пасть неведомого чудища.

Сергей закрылся руками и в эту же секунду мощный удар сотряс все его тело. Раздался противный скрежет металла, а инерция монстра оглушила шахтера.

Монстр резко дернул головой, как обычно делает крокодил, схвативший жертву. Если бы не бронескафандр, ему пришлось бы туго — от столь мощного рывка почти все кости его тела превратились бы в кровавый фарш.

Животное принялось крутиться и, изгибаясь, пыталось подтащить свою добычу ближе к скалам, чтобы очередным ударом о камни лишить ее жизни. Сергей понимал, что его шахтерский бронескафандр выдержит это испытание, но он не был уверен в себе… Сергей осознал, что все еще сжимает в руке горный лазер, и, напрягшись, он попытался совладать с жуткой каруселью, в которую попал, чтобы вставить широкое рябое дуло в пасть монстру.

Очередной удар застал его врасплох. Монстр все же подобрался к скалам, и теперь с остервенением вращался, ударяя добычу о серые камни. У Сергея двоилось в глазах, и сквозь красноватую пелену в сознании он понял, что выронил оружие. Все еще живой, и измученный он в отчаянии позвал своего товарища.

Тем временем хватка монстра не ослабляла ни на секунду, а наоборот, усиливалась. Об этом информировали встроенные датчики давления. Каждый новый рывок был настоящим испытанием для Сергея, у которого плясали искры в глазах. Он напрягался, старался угадать направление следующего рывка, чтобы хоть как-то облегчить свою участь, но ему это плохо удавалось.

Удар за ударом приходились по скафандру и с каждым из них силы покидали измученного Сергея, ровно как и надежда на спасение.

Неужели Дима сбежал? Неужели его верный друг бросил его?

И тут его осенило.

Сергей широко раскрыл глаза и просипел в динамик, борясь с дрожью в голосе:

— Акти…в…виров…ать взз…рывны…ые м…мод…дули!

Раздался негромкий щелчок, маленький цилиндр отделился от проглоченной монстром руки, и тотчас исчез в его желудке. Через несколько секунд раздался глухой хлопок, а рептилия взревела, и принялась рвать добычу с утроенной яростью. Теперь из пасти монстра в воду попадала его маслянистая кровь. Темное облачко заполнило воду вокруг них, и Сергею казалось, что он сам слышал ее "железный" запах. Вода вокруг кипела и бурлила, а жуткий хрип заглушал звук собственного жалобного воя…

— Держись, — неожиданно прохрипели динамики, и раздалось звучное "тресь!".

Сергей догадался по звуку, что заговорил лазер, и с облегчением вздохнул. Краем глаза он заметил всполох нового разряда, и то, как закипала вода вокруг красноватых лучей.

Выстрелы раздавались один за другим, и с каждым из них стальная хватка монстра слабела, а когда, наконец, тяжелые челюсти раскрылись, Сергей беспомощно остался висеть в воде.

— Скорее! — завопил Дима. — Их здесь десятки! Если не сотни! Нужно убираться! Скорее!

Эти слова подействовали лучше, чем что-либо. Сергей тотчас оглянулся и почувствовал, как по коже пробежал мороз — темные тени мелькали отовсюду, поднимаясь из черной глубины неведомого озера. Очевидно, что их привлек запах крови их собрата, а быть может непонятный шум. В любом случае, ни чем хорошим это для них обернуться не могло.

Сергей посмотрел по сторонам, и понял, что берег озера уже близко, потому как яркий свет теперь заливал всю поверхность над ними.

Тяжело дыша, они гребли изо всех сил, стараясь уйти от места кровавой бойни как можно дальше. Медленно, очень медленно берег приближался к ним, словно нехотя. Иногда, когда в еще не успевшей зажить ноге вспыхивал приступ боли, Сергею казалось, что время замедляло свой бег, а проклятая земля отдалялась от них ровно на столько, на сколько они становились ближе. Работать руками было больно, и жутко тяжело. Словно он плыл по бурной реке, после тяжелого дня, проведенного в золотой шахте, в этом проклятом скафандре, и с отбойным молотком в руках.

Дима плыл рядом, стараясь не отдаляться от своего раненого друга, и Сергей был этому рад. Всегда веселый, он вызывал симпатию к себе с первого взгляда, а его уверенность, едва загоревшись в его глазах, не покидала его ни на секунду, и словно по волшебству передавалась всем вокруг.

Поэтому Сергей боролся. Сам с собой, и со странным желанием сдаться, хотя битва была еще не проиграна.

До земли оставалось всего лишь с десяток метров, а сил почти, что не осталось.

Еще чуть-чуть!

Наконец плотные объятия воды разомкнулись, и Сергей выскочил на желтый песок пляжа. Он сделал несколько тяжелых шагов вперед и всей тяжестью бронескафандра упал вначале на колени, а потом на грудь. Он лежал так несколько минут, а потом перевернулся на спину.

В это мгновение, словно по чьему-то велению из воды выскочила огромная туша подводного монстра. В туче брызг и пены он выпрыгнул из воды на несколько метров и рухнул на желтый пляжный песок своим серым брюхом. Несколько секунд он лежал неподвижно, втягивая воздух большими ноздрями, а потом, сообразив, что добыча слишком далеко, сполз обратно в воду, и видимо поспешил туда, где его голодные собратья терзали мертвое тело их сородича.

Сергей очнулся под приглушенный щебет птиц, морщась от света лившегося ему в лицо. Некоторое время он жмурился, часто моргал и пробовал отвернуться. Немного погодя он осознал абсурдность того факта, что слышит пение птиц, и сослался на собственную усталость. Однако постепенно до него доходил смысл звуков, и чувств, складываясь в очередную совершенно бредовую картинку. Даже сейчас, уставший и израненный, он думал о фантастичности своего путешествия, и отчаянно сопротивлялся поверить в то, что все это реальность.

Сергей подумал про то, как бы он мог объяснить все происходящее, начиная от аварии на склонах Долины Гейзеров, и заканчивая схваткой с каким-то существом в водах пещерного озера. Что все это могло означать? Попал ли он в другой мир при помощи какого-нибудь невидимого портала в пещерах? Или он уже давно был мертв, и лежал сейчас в своем луноходе, придавленный тоннами пыли, и это его душа путешествует по загробному миру? Если так, то какой-то странный этот мир. Он не похож на Рай или Ад. Скорее на пресловутое чистилище, что является ареной битвы за души умерших, которые проходят жуткие испытания, с целью понять каков ты на самом деле. А потом высшие силы решают, куда отправится твоя душа, проводить отведенную ей вечность…

Сергей тряхнул головой, отгоняя странные мысли о смерти.

Нет. Он все еще жив. И находится в здравом уме. А его личное противостояние с Луной по-прежнему продолжается. Несмотря на все те препятствия, что преграждали его путь.

Как бы то ни было, теперь Сергей был преисполнен уверенности в своей победе, и в том, что выяснит, что происходит в недрах этой планеты. А творились здесь действительно удивительные дела. Взять хотя бы ту самую воду, из которой они недавно, кое-как сумели унести ноги, и прибавить ко всему этому огромных рептилий, что хорошенько потрепали их нервы и амуницию. А потом вспомнить про то, что он с Димой сейчас был на Луне. Согласитесь — выглядит нелепо. Тем более если учесть все то, чему нас учили в школах, дома, и что показывали по телевидению.

А теперь вот еще это пение птиц…

Сергей раздраженно зажмурился, а затем резко открыл глаза.

Он лежал на широкой, роскошной полосе золотистого песка. Всего в десятке метров от него лизали берег синеватые волны не то озера, не то моря. Но больше все поразило его не это, а странное светило этого мирка. Небольшое солнце, блиставшее из-под купола пещеры, было ярко голубого цвета. От его свечения серый камень становился похож на уже знакомое, и любимое небо Земли, и в первые секунды Сергею хотелось обмануть самого себя, и на секунду представить, что это именно так. Но он лишь покачал головой, прекрасно понимая, что его грусть от этого, уже немного утихшая, может вспыхнуть снова, и перевел взгляд дальше. Когда он посмотрел на маленькие, приземистые пальмы, росшие по контуру берега, то почувствовал, что сердце стало биться быстрее — как он не пытался отделаться от своих воспоминаний, они все равно настигали его. Яркие образы, картинки, звуки, запахи и то странное ощущение уюта, тепла, того, что он на своем месте, того, что он дома.

Но с воспоминаниями приходила боль утраты. Едва Сергей оставался наедине с собой, как вспоминал Влада. "Чертова Луна!" — хотел он заорать, сидя на желтом песке, но не стал этого делать, а лишь зачерпнул в ладони песку, и швырнул его ближе к воде. Гнев утихал, но после оставалась лишь пустота, горечь.

Иногда он даже жалел о том, что не мог злиться вечно. Эти эмоции предавали ему сил, и заполняли собой внутреннюю пустоту. В такие минуты Сергей был готов свернуть горы, преодолеть любые преграды. И как обычно стыдился своих мыслей чуть позже. Когда пыл немного остывал.

До чего же странно он себя ощущал. Здесь. На Луне, он словно стал другим человеком. Даже не глядя на то, что вел себя вполне обыденно, не изменяя своих привычек, знакомств и принципов. И эти перемены были настолько необычны даже для него, что свыкнуться с их появлением было не просто. Раньше он радовался, шуткам, хорошим компаниям и домашним посиделкам за чашкой чаю. Глупой болтовне с друзьями, походам в кино… Теперь же он улыбался только для того, чтобы не выделяться из общей массы, и не навлекать на свою голову лишних вопросов. Конечно, бывали моменты, когда он был рад по настоящему, но такие минуты были редки, а ситуации весьма своеобразны. Он радовался своей первой шахте и тем самым двум роботам-шахтерам, что упасли его и Диму от адского труда в пещерах. Он был рад всему, что отвлекало го от воспоминаний.

Родного брата ему заменил близкий друг — Дима. Сергей его любил и уважал. Скорее даже не потому, что нуждался в его помощи, или просто старался забыться, прячась за новой обстановкой и людьми, а потому что Дима был так похож на него самого. В своих стремлениях и пристрастиях, за исключением безудержно тяги к веселью. Его стихией были бары, забегаловки и вечные заигрывания со смазливыми девчонками.

Сергей покачал головой.

Слишком похоже. Даже чересчур. Он словно смотрел на свое отражение в зеркале — молодой, энергичный, импульсивный…

Кем он стал сейчас? Хмурым, зацикленным на работе планктоном…

А теперь его друг был рядом. Шагал с ним вместе, по дорожке к смерти. И именно поэтому Сергей так сильно себя ненавидел. Он чуял смерть рядом с собой, и, казалось, мог дотронуться до нее рукой. Но почему-то Костлявая смеялась над ним, оставляя в живых, и постепенно лишая самого дорогого.

— К черту все мысли о смерти! — прошипел себе под нос Сергей. — Я еще по брыкаюсь!

И едва эти слова сорвались с его языка, как он почувствовал, как чувство злобы снова к нему вернулось, и ему стало легче.

Дима лежал рядом. Сергей долго смотрел на своего друга, и когда тот пошевелился, то помог ему перевернуться и сесть.

— Ни фига себе! — воскликнул Дима, оглядываясь по сторонам. — Мы что в Раю или Аду?

— Боюсь, ни то ни другое.

Дима не стал донимать своего друга бессмысленными вопросами, наверняка сообразив, что он так же ничего не понимает. Он просто смотрел на окружавшее его пространство, разинув рот от удивления.

Без сомнения, это все находилось в пещере. Причем так глубоко, что это было сложно представить. Сергей даже мог разглядеть еле различимые своды, там, где сверкало солнце этого места. Позади был лес. Его плотная стена, подступившая так близко, окаймляла широкую, роскошную полосу берега.

Сергей подумал про то, что следовало бы отправится именно туда. В плотные, отливавшие синим цветом заросли. Однако горький опыт встречи с подводным монстром, отодвигал эту странную мысль на задний план. По крайней мере, пытался. Если в воде водились такие милые зверушки, то что же было там? Однако другой идеи, его мозг выдать не смог.

— Думаю, нам следует идти туда… — услышал Сергей, и, немного обернувшись, кивнул. Он уже понял это, хотя и не был рад такой перспективе.

— Ты прав. В любом случае другой дороги у нас нет. С одной стороны лес. С другой — вода.

Дима улыбнулся, и Сергей увидел, как в его глазах блеснул странный огонек.

— Черт бы побрал все мое имущество! Но это приключение стоит того! — воскликнул он.

Видимо его радовала такая возможность поиграть со смертью, и испытать собственную удачу на прочность. Однако Сергей не мог понять той смены настроения, что произошла с его другом. Дима выглядел бодрым, и даже веселым, не глядя на опасность их приключения, и приближение неминуемой гибели.

Ему вспомнился тот дикий страх, что ярко горел в глазах его друга, кода луноход летел навстречу серым скалам, и ту панику, что овладела им. А теперь Сергей пытался сопоставить характер друга, со всем, что увидел. Все это как-то не стыковалось…

Сохраняя полную тишину, друзья отправились в плотные, сине-зеленые заросли.

— Проклятье! — послышался в динамиках голос. — Ненавижу лес!

Сергей еле заметно улыбнулся, и кивнул, в знак согласия. Плотные заросли действовали ему на нервы, и почему-то, именно в эти секунды в голову приходили образы из старых сказок, когда его няня пугала его в детстве. Он никогда не верил в страшных леших, и прочую нечисть, что по словам старушки обязательно обитает в лесах, но от чего-то боялся. Никогда не понимая почему. С того самого времени, он боялся оставаться один среди деревьев и кустарника, кода отец водил его в лес, за грибами или ягодами. А иногда, его страхи оживали в мозгу, едва приходила ночь, и наступало время ложиться спать. Когда Сергей закрывал глаза, ему обязательно снился лес. Мрачный, темный, наполненный тысячами звуков, и огоньками глаз, пристально наблюдавших за ним. Он бежал, по мягкому мху, трясясь от ужаса, что следовал за ним, вместе с неумолимо приближающимся сопением жутких монстров…. А когда он просыпался, то долго не мог придти в себя, и унять не прекращающуюся дрожь.

Теперь вот, его страхи сбылись, и он наяву был в темном, мрачном лесу. Хотя все это могло ему только казаться, потому что на самом деле здесь было вполне светло, и просторно. Да и был он вовсе не один, а со своим другом, который, впрочем, ровно как и сам Сергей, сильно не любил леса.

Они прошли примерно половину подземного острова, и вскоре вышли на яркую поляну, игравшую тысячами цветов, в искрящемся свете неведомого светила. Друзья оглядывались по сторонам, вновь остолбенев от интереса, и изумления, которые следовали за ними по пятам, в течение всего их путешествия.

Лес здесь, словно по чьему-то велению, отступил, образовав ровную, круглую поляну, в центре которой стоял ровный каменный обелиск, испускавший негромкое гудение. Его стены были гладкими, и совершенно пустыми, не содержащими на себе никаких символов или знаков.

Землю вокруг него покрывала мягкая трава, колыхавшаяся, словно от дуновений ветра. Среди яркого зеленого ковра то тут, то там были видны огненные чашечки каких-то цветов, и кустики усеянные ягодами.

В свете голубого солнца, вся эта поляна выглядела сказочно красиво, блестя и переливаясь, словно миллионами крошечных бриллиантов, цвета аквамарин. Сергей глядел на это великолепие, медленно подходя к обелиску. Оказавшись рядом, он вытянул руку и прикоснулся к серому камню.

Приятное тепло влилось в его руку, и помчалось через все тело. Сергей закрыл глаза и расслабился, отдаваясь в объятия странного удовольствия. Он стоял так, очень долго, пока на его плечо не легла рука Димы. Сергей очнулся, и посмотрел сквозь стекло шлема, в глаза своего друга, который удивленно, в свою очередь, смотрел на него.

— С тобой все в порядке? — спросил он.

— Да. Наверное, — выдохнул Сергей, и немного погодя сказал — прикоснись к обелиску.

Дима непонимающе посмотрел на своего товарища, но все же сделал о чем его просили.

Едва его рука коснулась камня, как Дима вздрогнул и круто развернулся, устремляя свой взгляд к лесу.

Сергей почувствовал, как его кожа покрывается пупырышками, когда посмотрел как из-под тени деревьев, к ним шагали несколько, человек. Они были облачены в легкие светлые одежды, и от их тел исходило яркой сияние.

Но он удивился, или скорее, испугался, когда узнал Влада.

Его брат шел с довольной улыбкой, глядя прямо в глаза Сергею. Он сделал несколько шагов вперед, и замер в ожидании.

— Привет! Братишка! — раздался невероятно мелодичный голос, которым Влад никогда при жизни не владел. — Ты пришел навестить меня?

Сергей пробормотал что-то непонятное, онемевшим, и заплетающимся языком.

— Ты жив?!

Влад расхохотался.

— Нет, конечно! В смысле, я жив, но не так как ты.

— Ничего не понимаю, — покачал головой разбитый, и удрученный Сергей.

— Я погиб, тогда, в шахте. Как то тебе рассказывали. Но душа моя осталась здесь. В этом месте.

Наступила недолгая минута молчания.

— Сюда попадают все, кто умирает на Луне. За исключением злых, и алчных. Все происходит, подобно тому, как на Земле.

— Ты хочешь сказать, что это Рай?!

— Ну конечно! Он самый!

— Тогда что за животные были в воде? Они чуть не убили меня!

— Здесь вода — это нейтральная территория. Чем глубже ты опускаешься, тем ближе оказываешься к другому месту, где живут злые.

— Ближе к аду, значит…

— Да, именно.

— И что теперь с нами будет?

Влад улыбнулся.

— Ничего. Вы просто вернетесь назад.

— Но как?! — воскликнул Дима.

— Скоро ты поймешь… — послышался голос.

В эту секунду раздался громкий шум. Сергей увидел, как заколыхались деревья.

— Прощай, братишка, — послышался голос, пробившийся сквозь обволакивающую пелену слабости.

Сергей скривился, словно от удара, и почти что закричал:

— Нет! Постой!

Но было уже поздно. Влад развернулся к нему спиной, и вместе со своей спутницей скрылся в изумрудных зарослях, оставив своего брата наедине с непонятым явлением, и в первую очередь с горечью столь скорого расставания.

Тем временем на друзей навалилась непроглядная тьма, изредка разрываемая яркими вспышками. Мощные потоки ветра охватили их тела, через секунду земля ушла из-под ног Сергея и он, давясь собственным криком, понесся в черную пустоту.

Он не понимал, что именно происходит. Все что могли различить его глаза, это узкие стены туннеля, по которому его несло воздушное течение. Отполированные стены проносились с огромной скоростью, и от этого мелькания слезились глаза. Шахтер сжался в комок, боясь пошевелиться. Все это напоминало ему огромный аттракцион Американских горок, только перенесенный в лунные туннели, да еще вместо вагончиков был поток воздуха, или раскаленного пара; Сергей обратил внимание на покрасневшие от температуры щитки на перчатках.

Все прекратилось так же быстро, как и началось. Просто в один миг, непроглядная тьма сменилась на заполненную алмазами звезд пустоту открытого космоса. Сергей сразу же все понял. Он окинул взглядом Долину Гейзеров, и почувствовал, что по телу пробегает волна впечатления, изумления и восторга. Его выбросило на поверхность Луны одним из гейзеров! И теперь он парил высоко в небе, глядя на великолепие, таившееся за стеной скал.

А где Дима? Сергей дернулся, словно от удара, и посмотрел по сторонам. Все нормально. Вот он, совсем неподалеку, точно так же ошалело разглядывает долину.

— Ты только посмотри на это!

И посмотреть действительно было на что.

Изредка, то тут, то там вырывались из недр земной спутницы огромные молочные столбы, которые спустя секунду исчезали россыпью переливающихся ледяных осколков. Они плавно оседали вниз, покрывая землю сплошным ковром. Здесь было столько льда и инея, что казалось — наступила зима…

Взгляд Сергея скользнул по данным высотомера, и он забеспокоился — слишком уж высоко они находились. Всего несколько метров — и лунное притяжение потеряет над ними власть, а холодные объятья космоса ничего хорошего не сулили.

— Дима, включай ранец! Нужно опуститься ниже. И желательно дотянуть до границы скал!

— Так точно!

Прошло всего несколько минут, прежде чем друзья добрались до окраины Долины. Спустившись к подножию скал, они смогли перевести дух.

Устроившись на одном из камней, Сергей облегченно вздохнул.

— Вот и все. Наше путешествие подошло к концу.

В голове сейчас кружились сотни мыслей, складывавшихся в одну абсолютную ерунду. Остров на Луне… Деревья… Брат… Рай и ад! Блин, вот сумасшествие!

Дима наверняка заметил растерянное выражение лица свое го друга, даже через затемненное стекло шлема.

— Да не напрягайся ты так, я сам себя не лучше чувствую не лучше, — он скривился, и покачал головой. — В голове не укладывается…

— Да уж. И это, включи радиоприемник. Думаю, сюда уж за нами точно приедут.