Пыл невинности

Бонандер Джейн

Прелестная Скотти Макдауэлл, отшельницей живущая в уединенной калифорнийской долине, не могла не отворить дверь раненому незнакомцу, не могла не перевязать его ран – и так уж случилось, что не могла не предаться ему душою и телом. Александр Головин, русский аристократ и преуспевающий адвокат, на собственном горьком опыте научился не доверять женщинам. Но, встретив Скотти, внезапно ощутил давно, казалось бы, забытые чувства и надежды…

 

Пролог

Йосемитская долина, Калифорния, октябрь 1867 года

Два человека с трудом преодолевали глубокий снег.

Тот, который шел позади, с ружьем, пытался настичь первого. Первый, держась за бок, оглянулся через плечо, наверное, чтобы прикинуть расстояние между собой и преследователем. Несмотря на рану, он сделал резкий рывок и перевалил через гребень, где начинался спуск в долину. От быстрого подъема легкие грозили взорваться, от холода онемели ноги.

Неожиданно тишину прорезал звук выстрела. Не попав в цель, пуля со свистом пролетела над головой раненого человека. Ветки дремлющих желтых сосен, заваленных снегом, пробудились к жизни; снег, слегка подтаявший под лучами утреннего солнца, сорвался вниз с кружевных кончиков ветвей.

Он все падал и падал на крутой склон, и скоро сверкающие на ярком солнце кристаллики снежинок превратились в комья и покатились по крутому склону, с каждой секундой набирая силу и скорость. Послышался грозный глухой гул.

Раненый на мгновение остановился и прислушался. Он понял, о какой опасности возвещает этот шум, и, оглянувшись, быстро побежал вперед, превозмогая боль в боку.

Преследователь тоже оглянулся и на долю секунды замер. С горных склонов стекала широкая ослепительно белая лавина. Он успел сделать всего лишь несколько шагов – густая клубящаяся снежная масса закружила и накрыла его с головой. Сразу стало нечем дышать, рот наполнился снегом, крошечные льдинки забили до отказа носоглотку. Налетевший белый смерч вырвал из рук ружье, и оно тут же скрылось в бешеном вихре. Снежный ураган свирепствовал вокруг и бросал человека, как пушинку.

Наконец лавина, похоронив под собой преследователя, остановилась в долине. Внезапно воцарилась тишина. Мягкая снежная пыль, поблескивая под лучами солнца, медленно оседала на белые луга.

Раненый, прижимая руку к боку, побрел дальше.

 

Глава 1

Йосемитская долина, Калифорния, октябрь 1867 года

Скотти Макдауэлл остановилась и прислушалась к глухому рокоту снежной лавины вдали. Гул слышался все утро. Теперь-то уж перевалы точно закрыты! Девушка облегченно вздохнула: она в безопасности, до весны можно забыть о тревогах.

Скотти побрела по свежевыпавшему снегу. Вокруг ее шеи, как теплый шарф, уютно расположился ручной енот Маггин. Девушка покрепче обхватила джутовый мешок, в котором лежал мертвый заяц с желтовато-коричневым мехом, и с дрожью вспомнила, как доставала его из капкана. Раньше капканы ставил и проверял отец, но сейчас, когда его не стало…

Скотти вздохнула: сколько еще пройдет времени, прежде чем боль притупится. Каждый раз, когда она вспоминала об отце, ей казалось, будто острый осколок царапает ей сердце. Она очень любила отца. Его болезнь и смерть оказались страшным ударом, последствия которого она ощущала до сих пор. И все-таки она надеялась за долгую тихую зиму прийти в себя, набраться сил и свыкнуться с тяжелой утратой.

Скотти Макдауэлл услышала птичьи крики и посмотрела на сосну Жеффрея, на ветках которой расселась стайка соек. Их пронзительные «шак-шак», напоминающие жалобу, очень подходили ее мрачному настроению. Казалось, ранней зимой природа становилась унылой. Красивые и веселые летом птицы превращались в угрюмых и беспокойных. Вот и сейчас они сидели на ветках, нахохлившись, будто собравшиеся погреться у огня бродяги.

На рощу стройных горных сосен неожиданно налетел порыв ветра. Каждая иголка задрожала, испуская строго выверенный звук, и скоро звуки слились в зимнюю серенаду под ослепительно ярким солнцем.

Скотти закрыла глаза. Из всех звуков в долине зимой больше всего она любила музыкальные трели ветра.

Девушка вдохнула полной грудью благоухающую свежесть только что выпавшего снега и взобралась на холм. Вдали показалась хижина. Поднимающийся из трубы густой дым окрашивал ярко-голубое утреннее небо в темно-серый цвет. Домик уютно пристроился у высокой скалы, словно сливаясь с ней и являясь ее естественным продолжением.

Скотти улыбнулась, настроение немного поднялось. Всякий раз, видя хижину, она удивлялась изобретательности отца, выбравшего для дома такое удобное место. Хижина соединялась с пещерой, в которой содержались домашние животные, ее ненаглядные питомцы. Зимой, когда холод пробирал до костей, им было тепло и уютно в пещере.

Маггин забеспокоился, зашевелился на плечах Скотти несколько раз пронзительно вскрикнул. Девушка с тревогой посмотрела на зверька. Белые волосы у него на мордочке встали торчком, предупреждая об опасности.

Скотти Макдауэлл замедлила шаг и автоматически потянулась к висящему на поясе ножу. Она сощурила глаза и внимательно посмотрела на снег. На прошлой неделе она видела около хижины следы пумы и сейчас со страхом подумала, что хищник вернулся и нашел вход в пещеру.

Скотти остановилась и прислушалась, но ничего не услышала, кроме громкого стука своего сердца и глухих стонов ветра в соснах.

Девушка погладила енота и осторожно двинулась к хижине. Сейчас она была рада, что не надела тяжелые сапоги отца. Высокие, подбитые мехом мокасины из оленьей кожи позволяли ей бесшумно, как индейцу, идти по снегу.

Неожиданно Скотти заметила на снегу большие глубокие следы, ведущие к хижине. Она остановилась и присмотрелась, стараясь унять страх. Вокруг каждого следа на фоне девственно чистого снега алели капельки крови.

Скотти Макдауэлл судорожно сглотнула и достала нож. Внезапно Маггин громко завыл, сильно напугав девушку. Она снова ласково погладила зверька и успокаивающе дотронулась до его мордочки. Затаив дыхание, Скотти чуть приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Все как обычно…

Неожиданно вынырнувшая из-за двери крепкая рука схватила ее за шею и затащила в комнату. Нож полетел на пол, Маггин спрыгнул с ее плеч и с громким визгом бросился в темный угол. Твердая мозолистая ладонь закрыла девушке рот, и она почувствовала, как к горлу приставили холодное лезвие ножа. По спине забегали мурашки, перед глазами заплясали черные точечки.

– Кто ты? – прохрипел на ухо незнакомый мужской голос.

Девушка испуганно моргнула. Он убрал руку от ее рта, но прижал к горлу нож.

– Я здесь живу, – шепотом ответила она дрожащим от страха голосом.

Свободная рука незнакомца скользнула под ее куртку, бесцеремонно пробежала по бедрам и талии и на мгновение задержалась на груди.

– Что?.. – Она замолчала, ошеломленная наглостью непрошеного гостя.

– Еще есть нож? Может, ты спрятала его в подштанники?

Скотти растерянно покачала головой и вспомнила, как отец нередко предупреждал, что в Йосемитской долине могут прятаться беглые преступники, и просил быть поосторожнее. Она постаралась прогнать страх и взять себя в руки.

Незнакомец еще сильнее прижал лезвие ножа к ее горлу. Его широкая и твердая, как дверь, грудь давила в спину девушки. Скотти прекрасно понимала, что сейчас ему ничего не стоит перерезать ей горло.

– Ты живешь здесь одна?

– Н… нет, – солгала она и покосилась на руку с ножом.

На рукаве куртки незнакомца запеклась кровь, а большой палец, которым он прижимал лезвие к ее трахее, был влажным и липким. Скотти вновь задрожала от страха, только на этот раз она испугалась, что ее может вырвать.

– Кто с тобой живет? – Он еще сильнее прижал нож.

– Мой… мой отец, – с трудом выдавила она.

– Как его зовут?

Скотти на долю секунды закрыла глаза. Перед тем как идти проверять капканы, она тепло оделась и сейчас в жарко натопленном доме вся вспотела. Под мышками стало мокро, пот тоненькой струйкой потек между грудей.

– Йэн… Мак… Макдауэлл, – пробормотала она, еле живая от страха.

– Лжешь! – прошипел мужчина и судорожно вздохнул. Он так сильно прижал к горлу девушки широкое лезвие ножа, что она вскрикнула от ужаса и боли. – Макдауэлл мертв!

Внезапно лезвие ножа скользнуло по ее шее, и незнакомец упал на колени у нее за спиной.

Скотти судорожно хватала ртом воздух, стараясь вздохнуть поглубже. Она поняла, что с ворвавшимся в дом мужчиной что-то случилось, и поэтому мгновенно отпрыгнула от него. Подняв пальцы к горлу, почувствовала теплую липкую жидкость: из ранки медленно сочилась кровь. Девушка в ужасе посмотрела на испачканные кровью пальцы и бросила на незнакомца испепеляющий взгляд. Он стоял на коленях и прижимал руку к боку.

Господи, он ранил ее! Она торопливо достала из кармана платок и обмотала шею, надеясь остановить кровь. Неужели он сделал это сознательно? Боясь отвести от него взгляд, Скотти попятилась, стащила с себя куртку и бросила ее на стул.

– Что вам нужно? – Она не узнала собственный голос, сейчас визгливый и напуганный.

– Я ранен, – тяжело дыша, прохрипел незнакомец. – Помоги мне.

Скотти пристально смотрела на него. Даже стоя на коленях, он казался огромным, как медведь. У него были такие же, как у нее, длинные растрепавшиеся черные волосы. Низ лица закрывала густая спутавшаяся борода. Над слегка раскосыми глазами изогнулись черные, как у дьявола, брови. Светло-коричневая куртка вся в пятнах крови. Похоже, он потерял много крови. Если потянуть время, он может потерять сознание. От этих мыслей ей стало стыдно.

– Почему я должна помогать вам? – пролепетала девушка.

– Потому что, – объяснил незнакомец, неторопливо доставая из кармана револьвер, – в противном случае я пристрелю тебя.

Скотти Макдауэлл была в панике, но заставила себя поднять голову и смело посмотрела ему в глаза. Нет, глаза не похожи на глаза сумасшедшего – холодные, как лед, и синие, но в них нет и следа боли, которую должна была причинять ему рана.

Скотти кивнула. Глупо спорить с человеком, в руках у которого револьвер. Чем раньше она поможет ему, тем быстрее он уйдет. Но куда он уйдет, ведь перевалы закрыты! Она решила не думать об этом. Ей-то какое дело! Пусть идет куда хочет!

– Идите… подойдите к огню, – мягко предложила она.

Незнакомец бесшумно встал. Кожа у него под глазами посерела от боли и усталости.

Скотти взяла скатанные в валик спальные принадлежности отца, развернула постель на полу перед огнем и положила сверху огромное стеганое одеяло. Незнакомец потер рукой лицо, слегка покачнулся, встряхнул головой и, казалось, взял себя в руки.

– Вам нужно снять куртку.

Хрипло дыша, непрошеный гость прислонился к большому отцовскому креслу, стоящему у огня.

– Помоги мне, – велел он.

С трудом удержавшись от резкого ответа, Скотти помогла ему вытащить из рукава куртки руку. Ему пришлось переложить револьвер в левую руку.

Девушка не была готова к ужасному зрелищу, которое открылось ее глазам. Вновь подступила тошнота, и Скотти ошеломленно уставилась на рубашку: она пропиталась кровью и прилипла к телу.

Сердце Скотти тревожно заныло. Она помогла ему добраться до постели и лечь, а когда нагнулась осмотреть рану, почувствовала, как в ребра уперлось дуло револьвера. Девушка резко выпрямилась и испуганно посмотрела на незнакомца.

– Снимай, – негромко скомандовал он.

Она непонимающе уставилась на него, мысленно ругая себя за то, что глаза выдают ее страх.

– Что?..

– Снимай с себя рубашку и брюки.

Скотти показалось, что она не выдержит этого кошмара и вот-вот потеряет самообладание.

– 3… зачем? – дрожащим голосом осведомилась она.

Незнакомец сунул ей револьвер под нос и объяснил:

– Хочу убедиться, что ты нигде не спрятала нож.

– Нет у меня никакого ножа, – яростно покачала головой девушка. – Я безоружна!

– Раздевайся! – По его голосу Скотти поняла, что до обморока ему еще далеко.

Она расстегнула дрожащими пальцами рубашку и, поведя плечами, сбросила ее на пол. Соски тут же затвердели под длинной нижней рубашкой. Раньше ей никогда не приходило в голову, что она выглядит в нижнем белье отца как огородное пугало. Скотти заколебалась и с мольбой посмотрела на мужчину.

– Брюки! – бросил незнакомец, вновь наведя на нее револьвер.

Скотти с трудом заставила себя снять мокасины и расстегнуть ширинку на брюках. Зачем он требует, чтобы она разделась? Что у него на уме?

На какое-то мгновение она замерла, затем набралась смелости и нерешительно пробормотала:

– Но это глупо…

– Поторопись, – прервал ее незнакомец. – У меня сильное кровотечение, и я могу умереть от потери крови.

Побыстрее бы! Скотти Макдауэлл спустила брюки и перешагнула через них. Хорошо бы сказать ему все, что она о нем думает! Но она прекрасно понимала, как это опасно. Девушка стояла перед ним с гордо поднятой головой, не обращая внимания на револьвер.

– Иди сюда, – велел раненый.

Страх заставил ее повиноваться, и она молча подошла к нему.

– На колени! – скомандовал он.

– Зачем? – растерялась Скотти и непонимающе посмотрела на него.

– На колени!

Стараясь унять дрожь, Скотти медленно опустилась на колени и с вызовом посмотрела на незнакомца. Он неожиданно сунул свободную руку ей между ног и быстро провел по внутренним поверхностям бедер.

Быстрая, как кошка, Скотти откатилась в сторону.

– Это еще зачем? – не на шутку рассвирепела девушка. Ее охватили стыд и гнев: как он мог дотронуться до нее в таком интимном месте! Гнев оказался даже сильнее страха.

Незнакомец сузил глаза и невозмутимо посмотрел на нее.

– Ты могла прикрепить нож к бедру, – пожал он плечами.

Скотти встала и попыталась вернуть себе достоинство.

– Но ведь не прикрепила? – с вызовом поинтересовалась она.

– Не прикрепила, – согласился он, и в уголках его губ задрожала ироничная улыбка.

Скотти тяжело вздохнула и подумала о том, что неплохо было бы взять ситуацию под контроль.

– И что теперь? – Она едва сдерживалась, чтобы не добавить: «Мой господин!»

– Теперь займись раной.

На этот раз девушка не колебалась. Она подошла к очагу и положила на металлическую решетку еще одно полено. Чувствуя себя по-дурацки в одном нижнем белье, смущенно разворошила угли. Движения были неловкими, поскольку она хотела, чтобы грудь поменьше натягивала ткань рубашки. Когда огонь вновь ярко разгорелся, она взяла чайник с горячей водой, фланель для повязки, глубокую тарелку и подошла к раненому.

– Не возражаете, если я оденусь? – с легкой дрожью поинтересовалась Скотти Макдауэлл, – По-моему, вы меня уже и так достаточно унизили.

Незнакомец нагло посмотрел на нее и покачал головой.

– Возражаю, – хмыкнул он.

Проклиная про себя злую судьбу, которая привела его в ее дом, Скотти опустилась перед ним на колени, расстегнула непослушными пальцами шерстяную рубашку и верх длинной нижней рубашки, затем ловко сняла их.

При виде раны Скотти испуганно вздрогнула и поморщилась. Пуля угодила правее пупка. Она покосилась на его лицо, и пунцовая краска стыда немедленно залила щеки и шею. Он открыто любовался ее грудью. Чертов каторжник! Какая жалость, что человек, стрелявший в него, немного промахнулся и не попал в сердце! Джентльмен никогда не стал бы так открыто и нагло рассматривать полуодетую женщину.

Скотти быстро смыла кровь и внимательно осмотрела рану, невзирая на его нервный вздох. На вид рана казалась очень страшной, но, слава Богу, была чистой. Скотти подняла голову и увидела, что его грудь настолько густо поросла волнистыми черными волосами, что в них почти не видно сосков. В нижней части ее живота появилось незнакомое ощущение, и она быстро отвела взгляд.

Скотти Макдауэлл хотела уйти, но незнакомец схватил ее за руку и сжал, как тисками, – она поняла, что сопротивление бесполезно.

– Куда собралась? – не очень любезно поинтересовался он.

– Нужно сделать припарку, – резко ответила девушка.

Незнакомец отпустил ее руку, но она почувствовала на спине его горячий взгляд, полный недоверия.

Скотти взяла из сундучка со специями листья креозота и, растерев их в порошок, добавила немного масла и все тщательно перемешала.

Незнакомец ни на секунду не сводил с нее пристального взгляда. Какой невоспитанный грубый человек!

Скотти опустилась перед ним на колени, и страх внезапно улетучился.

– Надеюсь, теперь вы довольны, – сердито пробормотала она, поставила тарелку с припаркой и принялась промывать рану. – Вы унизили меня.

Когда она заставила незнакомца повернуться на бок и приложила к ране припарку, он шепотом выругался.

– И теперь ты собираешься мне за это отомстить? – с легкой издевкой спросил он.

– Не искушайте меня, – покачала головой Скотти. Она подсунула под него кусок фланели, чтобы сделать что-то вроде повязки.

Он слегка приподнялся, помогая ей просунуть ткань.

– У… меня… даже в мыслях не было искушать тебя. – Он вновь громко втянул в себя воздух сквозь стиснутые зубы и откинулся на матрац.

Перевязывая раненого, Скотти чувствовала, какое сильное и теплое у него тело. Край фланели достигал заросшего волосами пупка. При перевязке она касалась их, и у нее внезапно возникло страстное желание погладить ладонями его грудь.

От этой неприличной мысли щеки Скотти Макдауэлл залил яркий румянец. Незнакомец чем-то завораживал ее. Она завязала края повязки на боку и заглянула в его лицо. Он не сводил пристального взгляда с ее груди и при этом ухмылялся. Скотти мгновенно пришла в ярость.

Девушка вскочила на ноги и, с вызовом посмотрев на него, быстро натянула брюки, надела рубашку и застегнула до самого верха.

Когда Скотти принялась натягивать мокасины, в голову внезапно пришла не очень приятная мысль: этот человек может быть убийцей или даже насильником. Она медленно попятилась от него.

Если бы он потерял сознание, она была бы в безопасности. Мысли о предстоящей ночи не давали ей покоя. Она уже и так здорово устала, а ведь придется следить за ним всю ночь. Этот человек привык командовать. С такими нужно держать ухо востро.

– Иди сюда! – прохрипел незнакомец и снова навел на нее револьвер.

Скотти Макдауэлл не сдвинулась с места.

– Что вам сейчас нужно? – сердито спросила девушка.

– Моя одежда, – ответил он.

– Но она вся в крови…

– Знаю, – кивнул он. – Раздень меня. От изумления у Скотти открылся рот.

– Вы требуете, чтобы я раздела вас? – не веря своим ушам, уточнила она.

– Да. – Револьвер смотрел ей прямо в грудь, и она не заметила, чтобы рука у него дрожала.

Внутри у Скотти Макдауэлл снова все похолодело. Она скрестила руки на груди и медленно двинулась к нему.

– Поторопись! – прикрикнул незнакомец.

Она вздрогнула, быстро подошла и вытащила из-под него окровавленную рубашку. Из горла непрошеного гостя вырвался хриплый звук, похожий на стон, но он тут же подавил его.

Скотти пристально вглядывалась в ненавистное лицо в надежде, что он, наконец, потеряет сознание. Увидев, что он лежит неподвижно, с закрытыми глазами, она попятилась.

– Остальное тоже! – велел он, возвращаясь к жизни.

Скотти молча вернулась, откинула одеяло и ахнула. Кровь была повсюду! Она торопливо протянула руку к поясу и только тут с ужасом заметила, что ширинка застегнута на все пуговицы.

О Господи, что же делать? Ей ни разу не доводилось расстегивать даже брюки отца во время его болезни, когда он стал беспомощен и почти ничего не мог делать сам.

Сделав глубокий прерывистый вдох, девушка принялась быстро расстегивать пуговицы на ширинке. Она старалась не смотреть на большой бугор, скрывающийся под нижним бельем, но все ее усилия отвести взгляд в сторону оказались бесполезными. Жар, исходящий от его мускулистого тела, еще больше усложнял задачу. Неожиданно кончики пальцев нечаянно коснулись возбужденной плоти, и та шевельнулась. Скотти отдернула руку, как ошпаренная, и изумленно посмотрела на незнакомца. На его губах играла слабая улыбка; черные, как у дьявола, брови насмешливо приподнялись.

– Одна рука у вас свободна, – пробормотала девушка, опускаясь на корточки, – так что извольте раздеваться сами!

– А мне больше нравится, как это делаешь ты, – с отвратительной улыбкой ответил наглец.

Кровь у Скотти вскипела, щеки зарделись. Он издевается над ней! Хочет, чтобы она раздела его? Ну что ж, она исполнит его желание! Теперь уже со злой улыбкой девушка резкими движениями до конца расстегнула ширинку и бесцеремонно стянула с него брюки. Потом так же грубо стащила длинные кальсоны, стараясь не дотрагиваться до твердых мышц на его бедрах.

Скотти встала, надеясь, что измучила его, – он лежал неподвижно, с закрытыми глазами. Казалось, он уснул. А может, потерял сознание? Не сводя с него взгляда, она поднялась на цыпочки и осторожно дотронулась до него носком ноги. Незнакомец не шелохнулся, но из руки выпал револьвер.

Скотти Макдауэлл не могла поверить своему счастью. Она осторожно подошла на несколько дюймов и подняла револьвер с пола. Потом тремя прыжками пересекла комнату и быстро спрятала оружие в потайном ящичке бюро.

Девушка накинула куртку и вышла из дома за снегом. Вернувшись в дом, поставила ведро со снегом перед огнем. В ожидании, когда снег растает, Скотти решила на всякий случай проверить карманы незнакомца. Никаких документов она не обнаружила, нашла только красивые золотые часы, на задней поверхности которых были выгравированы инициалы «ААГ».

Внимательно рассмотрев часы, Скотти перевела удивленный взгляд на наглеца, вломившегося к ней в дом и угрожавшего ножом и револьвером. Он неподвижно лежал на постели перед огнем. Откуда у этого типа такие дорогие часы? Скорее всего, он их украл. А что, если он убил владельца часов?

Девушка положила часы на стол, подбросила в огонь поленьев и накрыла незнакомца одеялом. Потом села в любимое кресло отца и, с наслаждением сбросив мокасины, сунула ноги под себя. К ней тут же подбежал Маггин, запрыгнул на колени и уютно свернулся клубком.

– Ну, как, мой маленький? – проговорила Скотти, почесывая енота там, где он больше всего любил, – чуть выше хвоста. – Что ты об этом думаешь?

Маггин посмотрел на неподвижное тело незнакомого человека и глухо заворчал.

Скотти склонила голову набок и позволила еноту найти заколки в толстых косах, уложенных на макушке. Резкое движение головы вызвало острую боль в шее, и она вспомнила, что незнакомец порезал ее. Девушка подняла руку и дотронулась до уже высохшего платка. Слава Богу, хоть кровотечение прекратилось! Позже она, как следует, перевяжет ранку.

Маггин распустил косы хозяйки, и на нее медленно наползла мягкая, обволакивающая сонливость.

Скотти изо всех сил боролась со сном, понимая, что она ни в коем случае не должна уснуть. Во что бы то ни стало нужно следить за этим человеком. И не столько для того, чтобы остановить кровь, если опять начнется кровотечение, сколько для того, чтобы он не убил ее во сне. Она должна… Скотти зевнула, прикрыв рот ладонью, и поудобнее устроилась в кресле. Нет, нельзя позволить себе такую роскошь, как сон. Ведь кроме обычной работы по дому, нужно еще и разделать пойманного утром зайца…

Через несколько часов Скотти Макдауэлл резко проснулась. Она быстро встала, разделала зайца и испекла печенье. Оставив печенье остывать на столе, пошла в пещеру чистить стойло Глории, мула отца, и искать яйца, что было непросто: воинственная курица никогда не расставалась с ними без боя. Этот день не стал исключением из правил, и курица больно клюнула Скотти в руку.

Чертыхаясь про себя и сунув в рот окровавленный палец, девушка вернулась в хижину через занавешенный оленьей шкурой проход. Она подошла к столу и положила драгоценное яйцо в глубокую тарелку, чтобы оно случайно не выкатилось и не разбилось.

Маггин пронзительно закричал из своего любимого места – гамака, висящего в дальнем углу комнаты.

– Ничего страшного, малыш, – успокоила девушка енота. – Старая курица опять не хотела расставаться с яйцом.

Енот, как акробат, ловко выскочил из гамака. Подбежал к Скотти, забрался на стол и дотронулся до яйца носом.

– Нельзя, – с притворной строгостью сказала ему Скотти и спрятала яйцо в буфет. – Я знаю, чего ты хочешь, негодник. – Она взяла зверька на руки и нежно приласкала, как ребенка. – Тебе нужно совсем не яйцо, ты хочешь, чтобы я убила эту дерзкую наседку, а ты тогда полакомишься куриной шейкой. Я права?

Маггин спрыгнул на пол и приземлился около незнакомца. Издав душераздирающий крик, бросился к деревянному ящику, спрятался за него и принялся оттуда внимательно разглядывать чужого человека.

Скотти Макдауэлл с улыбкой покачала головой и отправилась стирать окровавленную одежду незнакомца. Она была рада, что он вот уже несколько часов не подает признаков жизни. Всякий раз, когда она думала о нем и спрашивала себя, кто он такой и откуда взялся, возвращались воспоминания о том, как он унизил ее, заставив раздеться, и в ней снова и снова вскипала ярость. Она с возмущением вспоминала, как он сунул руку ей между ног, утверждая, будто ищет нож. Еще вспоминала его взгляд – жаркий, как огонь в очаге. О Матерь Божья, да ведь он самый обычный преступник, чтоб ему провалиться! Почему судьба решила поступить с ней так жестоко? Почему он пришел именно в ее дом?

В очередной раз, прогнав мысли о незнакомце, Скотти вернулась к столу и принялась поджаривать зайца.

Девушка так увлеклась готовкой, что совсем забыла о присутствии в доме постороннего человека.

– Какого черта!..

Хриплый громкий возглас заставил Скотти Макдауэлл вздрогнуть от неожиданности, и она уронила на пол кусок мяса. Девушка принялась испуганно шарить по столу в поисках ружья, которое на всякий случай положила рядом. В конце концов, найдя его, схватила и быстро направила на непрошеного гостя.

Он приподнялся на локте и хмуро посмотрел на свое обнаженное тело. Потом неожиданно перевел взгляд на девушку, и его глаза угрожающе сверкнули.

– Где моя одежда, черт побери? – возмущенно воскликнул он.

Скотти проглотила подступивший к горлу комок и растерянно пожала плечами:

– Вы сами велели раздеть вас. Ваша одежда вся в крови.

– Но я не велел тебе оставлять меня голым, – с угрозой проворчал незнакомец.

– Но и не велели одеть, – парировала Скотти, постаравшись вложить в голос как можно больше язвительности.

Волнистые черные волосы на его груди притягивали ее взгляд, будто магнитом. Она понимала, что не должна смотреть, но, как ни старалась, не могла отвести глаз от его груди. Она вспомнила, какие испытала ощущения, дотрагиваясь до этих волос. Все-таки смотреть на его грудь безопаснее, чем в глаза.

– А ты бы сделала это? – язвительно поинтересовался он.

– Что? – недоуменно посмотрела она на него.

– Ну, одела бы меня?

Девушка вспыхнула.

– Одела, только сначала вырвала бы у вас из груди ваше отвратительное сердце!

Незнакомец хотел засмеяться, но тут же посерьезнел и осторожно пошарил рукой по полу.

– Черт, куда же он подевался? – пробурчал он.

Скотти крепче обхватила ружье. Когда он находился без сознания, то казался вполне мирным и безобидным. Проснувшись же, стал таким… сильным и мужественным. Язвительный тон озадачил ее.

– Я… я спрятала ваш револьвер в безопасное место.

Незнакомец отбросил одеяло и предстал перед хозяйкой горной хижины во всей своей красе: за исключением повязки, на нем ничего не было.

Скотти Макдауэлл вытаращила глаза, несколько раз судорожно вздохнула и так надолго затаила дыхание, что чуть не упала в обморок. Широкие мускулистые плечи и руки, словно высеченные из гранита. Волосатая грудь по-прежнему притягивала к себе взгляд Скотти. От него исходили наглость и неприкрытая похоть, мужественность. Сейчас, после продолжительного отдыха, он снова стал казаться невероятно опасным.

Скотти прислонилась к столу и на секунду отвела взгляд в сторону. Какое потрясающее бесстыдство! Похоже, этот негодяй не знает, что такое стыд. Скорее всего, она тоже забыла, что это такое, поскольку так долго смотрела на него.

Незнакомец хотел встать. Под смуглой кожей бедер перекатывались длинные рельефные мускулы. С открытым от изумления ртом Скотти уставилась на черный треугольник волос, который не прикрывала фланелевая повязка. Он манил, притягивал ее взгляд, как сладкая женская грудь влечет детский ротик. О Боже, помоги, в панике взмолилась девушка. Во что бы то ни стало нужно что-то предпринять.

– Немедленно прекратите! Ложитесь обратно! Не смейте подходить ко мне! – Она навела на него ружье, как на готовящегося напасть гризли.

Неожиданно мужчина согнулся пополам, со стоном схватился за бок и, хрипло дыша, лег на постель. На лбу блестели крупные капли пота.

– Мой револьвер, – хрипло потребовал он.

– Револьвер я вам отдам только после того, как узнаю, кто вы, – покачала головой Скотти. Она почти успокоилась и говорила нормальным голосом.

– Если ты не вернешь мне сейчас же револьвер, я стану твоим самым страшным кошмаром, – угрожающе произнес незнакомец.

Однако ему не удалось запугать ее. Ружье придало девушке храбрость: она и не думала уступать.

– А я – вашим, если не скажете, кто вы и что здесь делаете.

Он закрыл глаза, откинулся на подушку и тихо пробормотал:

– Всему свое время.

– А я хочу знать сейчас. – Скотти дотронулась до повязки на шее. – Вы чуть не отрезали мне голову. Думаю, у меня есть право знать, кто вы, черт побери!

Незнакомец лежал тихо, прикрыв лицо рукой.

– Кто в вас стрелял? – сердито прервала затянувшуюся паузу Скотти Макдауэлл.

Мужчина тяжело вздохнул, убрал руку с лица и пристально посмотрел на хозяйку хижины:

– Человек, которому не понравилось то, чем я зарабатываю себе на жизнь.

– Возьми он на несколько дюймов выше, и пуля прошла бы через легкое, – насмешливо проговорила она. – Какая жалость, что он такой плохой стрелок!

Незнакомец внимательно рассматривал ее: сначала изучил бедра и грудь, потом посмотрел на лицо.

– А знаешь, в нижнем белье ты мне нравилась больше.

Лицо девушки залила пунцовая краска.

– А вы мне больше нравились, когда храпели, как паровоз.

Он ухмыльнулся сводящей с ума улыбкой, однако глаза оставались безучастными.

– Почему? А, когда я спал, легче рассматривать…

От возмущения Скотти открыла рот. Покраснев до корней волос, она воскликнула:

– Ах ты, самоуверенный и наглый сукин…

– Тихо, тихо, – прервал он ее и шутливо погрозил пальцем. – Молодой леди не пристало ругаться, как сапожнику.

– Жаль, что не представился шанс самой пристрелить вас! Я бы точно попала, куда нужно, можете не сомневаться, – сердито пробурчала она.

Незнакомец продолжал разглядывать ее. Казалось, еще чуть-чуть – и на ней задымится одежда.

– Получается, что я должен благодарить судьбу за то, что ты не добралась до меня первой?

Скотти смущенно поежилась под пристальным взглядом. Он нагло и не таясь изучал ее. Скотти к такому не привыкла.

Неожиданно незнакомец стал хватать ртом воздух, и его лицо исказила гримаса боли.

– Сделай же хоть что-нибудь! Адская боль! – Он опять выругался и прохрипел: – Мне нужно выпить.

Скотти покрепче схватила ружье и шагнула к нему.

– Уберите руку от бока. – Он сделал, что она велела, и Скотти увидела, что повязка покраснела от крови. Она набралась смелости и сказала: – Нужно тщательно осмотреть рану.

Он кивнул и спустил одеяло ниже пояса.

Взору Скотти Макдауэлл опять открылось его тело на груди, выше повязки, вились густые черные волосы. Скотти опустилась на колени и вспомнила грудь отца, впалую и тощую. Она энергично встряхнула головой и строго предупредила:

– Запомните: одно движение – и я прострелю вашу отвратительную голову!

Незнакомец презрительно приподнял черные дьявольские брови, но ничего не сказал.

Скотти отошла на несколько секунд за бинтами, а, вернувшись, поставила ружье так, чтобы он не мог его достать. Она промыла рану и сделала свежую повязку. Потом достала из буфета бутылку.

– Держите. – Она наполнила чашку и протянула гостю.

Незнакомец подозрительно покосился на нее и взял чашку. Осторожно поднес к носу, понюхал и с удивлением вновь взглянул на девушку.

– Виски?

– Мне говорили, что, когда много выпиваешь этой жидкости, она отнимает все силы. – Скотти пожала плечами и, насмешливо улыбнувшись, многозначительно посмотрела на него. – Очень хочется надеяться, что это правда.

Незнакомец негромко рассмеялся, и, к удивлению Скотти, в его глазах заплясали веселые огоньки.

Прошло какое-то время, и он, наконец, уснул. Его ровное, ритмичное дыхание успокоило натянутые, как струна, нервы Скотти. Она выпила чашку чая, взяла молочное ведро и отправилась в пещеру доить козу Розу.

Запах земли в пещере всегда действовал на нее умиротворяюще. Высоко в стенах пещеры находились несколько небольших отверстий, через которые проникал слабый свет. Как только глаза Скотти привыкли к полумраку, она уселась на табурете перед Розой и поставила ведро под вымя.

В ведро звонко ударила тугая струя молока, я девушка нежно похлопала козу по боку.

– Прости, девочка, – извинилась Скотти и начала дергать Розу за соски. – Сегодня мне нужно больше молока, чем обычно.

Скотти Макдауэлл уткнулась лицом в теплый живот козы и вспомнила последнюю козочку Розы. Джейми пришлось зарезать малышку, поскольку ни отец из-за слабости, ни она сама не могли сделать это. После воспоминаний о козочке пришли беспокойные мысли о сегодняшнем утре. Она собиралась зимовать одна со своими животными. Конечно, Скотти знала, что зима будет скучной и долгой и что ей будет очень одиноко без отца. Но она обрадовалась, когда стало ясно, что правительственный чиновник не успел приехать в долину с повесткой о выселении до закрытия перевалов.

Всякий раз, когда люди, работающие на правительство, приезжали в долину и говорили, чтобы жители бросали свои дома и уезжали, Скотти выходила из себя. Перед смертью отец взял с нее обещание, что она ни за что не отдаст их землю штату Калифорния, и она собиралась сдержать слово, даже если придется бороться лишь теми средствами, что у нее есть. А средств у нее, увы, совсем мало.

Скотти вспомнила, как относился отец к повесткам о выселении. Йэн Макдауэлл ни на минуту не соглашался поверить, что правительство выгоняет людей только для того, чтобы сохранить долину в ее теперешнем, почти первозданном виде. Он считал это объяснение неудачной шуткой, выдумкой, основная цель которой – одурачить жителей Йосемитской долины. Отец полагал, что правительство просто выдумало историю с созданием национального заповедника, чтобы прибрать землю к своим рукам. До последней минуты жизни Йэн Макдауэлл твердо верил в лживость объяснений чиновников и убедил в этом же дочь.

Если люди губернатора намерены выжить ее отсюда, то им придется собственноручно вынести ее из дома… вынести в прямом смысле слова. Скотти не уступит ни дюйма своей земли. Да и куда ей идти? Из своих восемнадцати лет десять она прожила в Йосемитской долине. Здесь был ее дом.

Скотти Макдауэлл любила в одиночестве бродить по долине. Она пропускала мимо ушей предупреждения отца о том, что это опасно. В долине не осталось ни одного места, где бы она не побывала за эти годы. Она изучила до мельчайших подробностей природу края: знала, какие звери обитают в лесах летом и зимой, могла распознать любой цветок или растение, растущие на скалистых склонах или в поросшей сочной травой долине. За десять лет Скотти ни разу не пришлось кого-то испугаться. До сегодняшнего дня…

Вспомнив о головорезе, спящем в хижине, Скотти Макдауэлл вздрогнула; от страха заболел живот. Кто он? Почему в него стреляли? Ответов оказалось много, но Скотти так и не смогла выбрать правильный. Например, ей самой нередко хотелось кое-кого пристрелить. Охотников, которые ставили капканы на бобров, выдр и норок. Или лесорубов, которые валили деревья. Или, наконец, правительственных чиновников, убивающих мечты людей.

Скотти очнулась от размышлений. Хорошо что, у нее хватило ума спрятать револьвер. Кем бы он ни был, без револьвера не представляет особой опасности. Сейчас он слаб, как котенок, и безвреден, как ягненок, которому от роду день.

И огромен, как медведь, и упрям, как мул, в зад которого воткнулась колючка… Нет, об этом лучше не думать. Сейчас она находится в полной безопасности, ей ничто не угрожает.

Вдруг за спиной у девушки раздался какой-то звук. Скотти Макдауэлл медленно повернулась, и ее глаза округлились от страха, рот раскрылся. К ней шел, пошатываясь, незнакомец с ножом в руке. Если не считать повязки на боку, он был полностью обнажен.

 

Глава 2

– Мне нужна одежда! – Голос прозвучал так громко в тишине пещеры, что Скотти вздрогнула от неожиданности.

– Н… не подходите ко мне! – Дрожащими руками она взяла табурет с тремя ножками, на котором сидела, когда доила Розу, и выставила перед собой как щит.

Прикрывая раненый бок и слегка покачиваясь от слабости, незнакомец медленно двинулся к ней.

– Немедленно верни мою одежду, черт побери! Скотти попятилась, в панике глядя по сторонам в поисках спасения.

– Не смейте прикасаться ко мне! – пролепетала девушка и попробовала ткнуть его ножками табурета. Собрав всю свою смелость, она предупредила: – Если вы хотя бы пальцем дотронетесь до меня, то сильно об этом пожалеете. Поверьте, вам придется позавидовать кастрированному быку!

– Я не пристаю к детям, – с усмешкой покачал головой незнакомец, не отрывая руки от бока.

На какую-то долю секунды Скотти Макдаэулл оскорбилась, хотя и понимала, что обижаться в этой ситуации очень глупо. Какой же она ребенок! Ведь ей уже почти девятнадцать лет! К тому же он не пристает к ней, а хочет убить!

Незнакомец вел себя как-то странно: хрипло дышал, будто ему не хватает воздуха.

– От тебя нужна только моя одежда, чтоб ей провалиться, и больше ничего!

– Одежда тут ни при чем! Лучше бы ее хозяин провалился! – не удержалась от колкости Скотти.

– Что? – угрожающе прорычал он.

Она покачала головой и неожиданно предложила:

– Давайте меняться.

Незнакомец негромко выругался и сделал шаг к двери.

– Что тебе нужно? – прислонившись к косяку, спросил он. – Ты и так забрала все, что у меня есть.

Продолжая прикрываться табуретом, Скотти протянула руку:

– Нож.

Незнакомец пятился и пятился, пока не оказался в хижине. Он протянул нож, но отдернул руку, прежде чем девушка успела схватить его. Глаза мужчины угрожающе сверкнули.

– Откуда мне знать, что ты не обманешь? – вкрадчиво поинтересовался он.

Скотти Макдауэлл бросила на него испепеляющий взгляд, словно хотела сжечь на месте, и с испугом подумала, что этот человек скользкий, как уж.

– Ниоткуда! Только учтите, что если не отдадите нож, я брошу в огонь вашу одежду вместе с драгоценным револьвером, – пригрозила девушка.

Он вежливо улыбнулся, но глаза, как и раньше, оставались непроницаемыми, и протянул нож.

Скотти на долю секунды непроизвольно опустила взгляд и увидела его детородный орган в окружении густых черных волос – в нем таилась угроза. Ее щеки залил яркий румянец, и, торопливо отвернувшись, она пробормотала:

– Хоть из чувства приличия могли бы…

– Мог бы,– язвительно прервал ее незнакомец, – но мне нечего прятать… Послушай, я замерз… И, черт возьми, если это так тебя смущает, поскорее дай мне одежду.

Скотти Макдауэлл заскрипела зубами от злости и бросилась в угол хижины, где стояла сушилка. Сдернув с нее мокрую одежду, она швырнула ее ему.

– Держите! И побыстрее одевайтесь, ради Бога! Незнакомец поднял с пола длинную нижнюю рубашку, хмуро потрогал фланелевую рубашку и брюки.

– Как я их надену, если они мокрые!

– А вы чего ждали? – Она отвернулась к очагу. – Они были все в крови, пришлось стирать. Сегодня не та погода, чтобы сушить одежду на улице.

Он смачно выругался.

– Почему ты не повесила их у огня, черт побери?

– Я… совсем из головы вылетело. – Девушка испуганно вздрогнула. И почему она не догадалась? Ответ нашелся сразу. Сам виноват: вывел ее из равновесия, и она забыла такую простую вещь.

– Я не могу надеть мокрую одежду, – проворчал раненый. – Повесь ее посушиться у огня.

Скотти гневно повернулась к нему и угрожающе подняла кочергу.

– Я вам не прислуга, сэр! Вы забыли, что мистер Линкольн отменил рабство в этой стране и освободил всех рабов. Так что вешайте, пожалуйста, свою мерзкую одежду сами!

Скотти Макдауэлл отвернулась к огню и упрекнула себя за то, что опять не сдержалась. Почему она так быстро выходит из себя? Вспыхивает, будто к ней подносят спичку. Это на нее не похоже. Краем глаза она увидела, как он подобрал с пола мокрую одежду и медленно двинулся к огню. Длинную нижнюю рубашку положил на деревянный ящик, брюки повесил на спинку стула, а фланелевую рубашку – на гвоздь, вбитый в стену над очагом. Развесив одежду, он прислонился к спинке стула в чем мать родила.

Скотти повернулась к очагу, чтобы положить кочергу, и ее взгляд задержался на груди незнакомца. Почему ее так влечет к этому проклятому беглому каторжнику! Девушка разозлилась на себя и зашипела, как ошпаренный кипятком опоссум:

– О Господи…

Скотти бросилась в угол хижины и принялась рыться в сундуке, где лежала одежда отца. Она очень боялась, что ей не удастся найти ничего подходящего, ведь незнакомец вдвое крупнее Йэна Макдауэлла.

Но, к счастью, она нашла эластичные кальсоны. Подбежав к гостю, она сунула их ему:

– Вот, наденьте!

Не отнимая руку от раненого бока, незнакомец опустился на скамеечку для ног, стоящую перед огнем, сунул ноги в кальсоны и натянул до бедер. После этого кое-как добрался до постели и рухнул без сил.

Скотти Макдауэлл стояла, затаив дыхание. Она задышала только тогда, когда он накрылся одеялом. Кальсоны не доходили этому великану даже до пупка, эластичная ткань едва прикрывала густой треугольник черных волос, который уже привлек ее внимание…

Девушка шумно выдохнула воздух и пошла в пещеру за молоком. Вылив его в стеклянный кувшин, она вышла на свежий воздух. Набрала в ведро снега и помыла его, вернулась в хижину и только после этого разрешила себе думать о невоспитанном госте и его бесстыдной наготе.

В свои неполные девятнадцать лет Скотти Макдауэлл оставалась наивной и невинной девушкой, но все же считала, что жизнь в лесу подготовила ее к встрече с таким человеком, как этот незнакомец. Но теперь оказалось, что это не так. Он, конечно, не собирается убивать или насиловать ее, однако вполне возможно, замышляет против нее что-то дурное. Он плохой и порочный человек, в этом она не сомневалась.

Впрочем, нравилось ей это или нет, она признавала, что очарована телом незнакомца и его густыми черными волосами. Сравнивать ей было особенно не с кем: только с отцом да со своими славными друзьями – Джейми и Калумом Бауэрсами, с которыми она выросла в долине. Наверное, поэтому ее притягивали черная шерсть, растущая на груди непрошеного гостя, и сильные мускулы у него на руках и бедрах. С тех пор как Джейми и Калум превратились в юношей, она не видела их без рубашек, но почему-то была уверена, что ни один из братьев не сравнится по красоте тела с этим типом. Скотти старалась не думать о черном густом кусте, растущем у незнакомца ниже живота и дающем пристанище его… мужскому достоинству.

Она покраснела. Мужское достоинство. Какие глупые и смешные слова! А она глупая и смешная девушка! Она прекрасно знала название мужского детородного органа так же, как знала название своего. И до сегодняшнего дня Скотти не стесняясь, могла произнести его вслух, не говоря уже о том, чтобы называть его, как положено, в своих мыслях. С какой стати она должна стесняться, ведь это жизнь! Однако сегодня Скотти почему-то стеснялась произнести это слово. Наверное, потому, что день выдался особый.

Она подошла к огню и уютно устроилась в любимом кресле отца. Маггин выполз из-за деревянного ящика и запрыгнул к ней на колени.

– Что-то давно тебя не было видно, – негромко пошутила девушка.

Енот тихо заурчал и ткнулся носом в ладонь хозяйке.

– Ладно, ладно, – кивнула Скотти и принялась массировать спину своему любимцу. Она научилась массажу во время болезни отца, когда Йэну Макдауэллу приходилось долго лежать в одном положении и у него сильно затекала спина.

Скотти Макдауэлл сидела и грустно смотрела на гостя, лежащего в ворохе тряпок на полу. Он спал на здоровом боку, сжимая огромной волосатой рукой подушку. Она закрыла глаза и попыталась представить себя с ним. Вот бы лечь рядом и использовать вместо подушки его руку… Ее вдруг охватил жар.

Совсем с ума сошла! Этот тип неизвестно откуда свалился ей на голову и запросто может убить ее или изнасиловать. Он наверняка получает удовольствие, когда видит на ее лице страх.

Скотти изо всех сил боролась со сном. Да что она о нем все время думает, ведь он самый обыкновенный бандит! Самое лучшее, если он окажется вором, а худшее – убийцей. И в том, и в другом случае он чрезвычайно опасен, и она ни на минуту не должна об этом забывать.

Громкое проклятие нарушило тишину в хижине и разбудило Скотти Макдауэлл. Полусонная и ничего не понимающая, она вскочила с кресла и вскрикнула:

– Что? Что случилось?

– Черт! – вновь выругался непрошеный гость. – В дом забрался какой-то дикий зверь.

Скотти удивленно посмотрела на него и с трудом подавила улыбку. Она с гордостью созерцала работу Маггина. Борода незнакомца, большая и спутавшаяся, сейчас была аккуратно заплетена в четыре или пять косичек. Отвернувшись к огню, чтобы подложить дров, девушка широко улыбнулась.

– Маггин не дикий зверь. Он ручной и ничем не отличается от кошки. – Она положила на решетку в очаге полено и пожала плечами. – Он не назло, так что не кричите на него, пожалуйста. Он пугается.

– Проклятие! – проворчал мужчина, на этот раз уже не так громко. – Пока я спал, он сделал из моей бороды черт знает что!

Скотти отправилась за ширму умываться. Она плеснула на лицо холодной водой и вымыла руки, после чего оценивающе посмотрела в зеркало. Да, вид у нее ужасный. Маггин распустил косы, и длинные густые волосы волнами спадали на плечи и достигали груди. Скотти покачала головой и с печальным вздохом решила, что нужно хоть как-то привести себя в порядок.

– Какого черта… – никак не успокаивался незнакомец. – Что он со мной сделал?

Скотти вышла из-за ширмы и посмотрела на него.

Незнакомец взял с тумбочки зеркальце и изумленно разглядывал себя. Из-под черных бровей сердито сверкали голубые глаза. Неожиданно он положил зеркальце и обратился к девушке:

– Ты только посмотри, что это… это мерзкое существо сделало с моей бородой! – Он провел пальцами по косичкам и постарался распустить их. – Это енот, да? Что эта бестия делает в твоем доме?

Скотти подошла к небольшому сундучку, в котором хранила специи, и открыла ящичек с чаем.

– Да, енот, а никакое не мерзкое существо и не бестия. – Скотти постаралась не заводиться и говорила спокойным голосом. Она насыпала чай в старинный фаянсовый чайничек, который остался от матери.

– Но что он делает в доме? – повторил незнакомец. – Разве дикий зверь может жить в неволе? Неужели ему не нужны другие еноты?

Скотти заскрипела зубами от злости и сняла с полки над очагом небольшой чугунный чайник с горячей водой.

– Хочу довести до вашего сведения, что если Маггин вдруг увидит енота, то до смерти перепугается.

Непрошеный гость с тяжелым вздохом покачал головой.

– Я ничего не знаю о енотах.

– Заметно! – съехидничала девушка. – Если бы вы хоть немного знали повадки зверьков, то понимали бы, что стоит еноту подружиться с человеком – и он никогда больше не сможет жить в лесу. Больше всего на свете еноты любят то живое существо, которое первым видят, когда открывают глаза. Для Маггина этим существом оказалась я. Поэтому, – добавила она, стараясь говорить спокойно, – Маггин считает меня своей матерью.

Скотти сама не понимала, зачем объясняет все это гостю. Меньше всего ей хотелось разговаривать с этим отвратительным человеком.

– Замечательно, – пробормотал он. – Просто замечательно! Ты живешь с козой, ослом, и, по-моему, я видел в пещере еще курицу с цыплятами. А теперь сообщаешь мне, что в доме живет енот, который считает тебя своей матерью. Ну, прямо зверинец или… сумасшедший дом.

Скотти прикусила язык, чтобы сдержаться. Она посмотрела в дальний угол комнаты, где под гамаком тихо журчал маленький ручеек. Отец любил журчание воды и заставил ручей изменить русло, направив его через дом. Вот здорово, если бы этот грубый и невоспитанный тип споткнулся, упал в воду и замерз до смерти или захлебнулся!

Скотти Макдауэлл проверила чай и, убедившись, что он заварился, принялась разливать по чашкам. В голову ей неожиданно пришла мысль, что незнакомец, наверное, смертельно проголодался. Пожалуй, надо накормить его, прежде чем выставить за дверь. Зима выдалась холодная, и ему понадобятся силы.

– Кто вы? – Девушка подошла к огню и протянула чашку с чаем.

Приподнявшись на локте, незнакомец взял у нее чашку и сделал большой глоток, но тут же скорчил гримасу, будто проглотил изрядную порцию неразбавленного виски.

– А ты как думаешь?

Скотти не ответила. Честно говоря, ей хотелось узнать только, кто его ранил, и больше ничего. Какое ей дело до того, кто он? Чем меньше о нем знать, тем лучше.

После его ухода она постарается как можно быстрее забыть, что он вообще появлялся в ее жизни.

– А ты Скотти Макдауэлл, – неожиданно сообщил он.

Она открыла рот и изумленно уставилась на него:

– Откуда вы знаете?

Незнакомец самодовольно усмехнулся:

– У меня такая профессия: все обо всех знать. От страха у Скотти подогнулись ноги.

– И… и какая же у вас профессия? – дрожащим голосом переспросила девушка.

Он поставил чашку на очаг и лег на подушки.

– Я думал, ты уже сама догадалась.

– Как я могла догадаться? – нахмурилась она. – Я уверена только в одном: чем бы вы ни занимались, это, скорее всего, незаконно. Иначе, зачем бы кому-то понадобилось стрелять в вас?

– А может, я простой лесоруб, и какой-то охотник ошибочно принял меня за зверя.

Скотти выразительно фыркнула.

– За койота. – Она спокойно посмотрела на незнакомца и добавила: – Я уверена, в вас стреляли специально.

– Зачем? – удивился незнакомец.

Она встала, подошла к столу и начала готовить завтрак.

– В Йосемитской долине лесорубов не жалуют. – Скотти Макдауэлл бросила на собеседника многозначительный взгляд и поинтересовалась: – А знаете, почему?

– Могу представить, – хмыкнул он и прикрыл глаза рукой.

Как Скотти ни боролась с желанием, она не могла оторвать завороженного взгляда от его руки – под кожей песочного цвета просматривались мускулы. Она не понимала, почему внутри нее моментально разливается тепло, как только она обращает внимание на его тело. Она часто ругала себя за мысли о нем, за то, что хотелось подойти, схватить его за руку и потрогать мускулы: на самом ли деле они такие твердые, какими кажутся?

Скотти с трудом отвела взгляд в сторону и стала готовить завтрак.

– Они насилуют землю, чтобы извлечь побольше прибыли, – наконец сказала она.

– Так ты не согласна с тем, что леса нужно вырубать? – полюбопытствовал ее собеседник. – Я имею в виду, конечно, не бездумные, а аккуратные вырубки.

– Глупости все эти ваши аккуратные вырубки! – не сдержалась Скотти. – Уловка, необходимая подлецам для своего оправдания. А знаете, – сказала она, доставая из маленького ледника холодные картошины, – индейцы никогда не рубят здоровые деревья. Они берут только поваленные ветром или больные.

– По-твоему, все должны жить, как индейцы? – уточнил гость.

– Конечно, нет. – Она ловкими движениями начала резать картошку.

– А что думал по этому поводу твой отец?

Скотти резко повернулась и пристально посмотрела на незнакомца.

– Что вы знаете о моем отце?

Он махнул рукой.

– Ровным счетом ничего. Но ни для кого не секрет, что Йэн Макдауэлл предпочитал жить в лесу, а не в цивилизованном мире.

Скотти перестала работать и задумалась об отце. Воспоминания об Йэне Макдауэлле немного ослабили ее гнев.

– Папа был идеалистом и мечтателем. Я… я понимаю, его взгляды, конечно, немного устарели.

– А как он относился к фермерам, которые разводят в долине овец?

– Овцам, как и всем остальным, тоже нужно жить, – пожала плечами девушка.

– И его не тревожило, что овцы в самом прямом смысле уничтожают землю, которую он так сильно любил?

– Папа не верил, что овцы губят долину, и я не верю, – ни секунды не колеблясь, покачала головой Скотти. – Во всем виноваты лесорубы. Они приходят, валят деревья направо и налево и уничтожают долину. Неудивительно, что этой зимой здесь гораздо больше снежных лавин, чем раньше.

– А почему?

Она недоверчиво посмотрела на собеседника, словно удивляясь его глупости.

– Деревья задерживают снег. Когда нет деревьев, снег ничто не держит, и он свободно спускается со скал.

Скотти разбила три драгоценных яйца и принялась энергично взбивать их.

– Лесорубы насилуют землю, – повторила она. – Они губят Йосемитскую долину.

– Но есть же выход, – покачал головой таинственный незнакомец. – Должна существовать золотая середина…

Она на секунду оставила яйца в покое и посмотрела на огонь, вспомнив твердость, с которой отец всегда говорил на эту тему.

– Должна, но лесорубы ее не знают. У меня такое впечатление, что они во что бы то ни стало хотят повалить все деревья в долине ради тщеславных и жадных толстосумов из города. Именно толстосумы, живущие в роскошных особняках на высоком холме в Сан-Франциско, во всем виноваты.

– Что за холм? – удивленно усмехнулся незнакомец.

Скотти бросила на него нетерпеливый взгляд:

– Я же вам только что сказала. Холм, на котором стоят роскошные особняки.

– В Сан-Франциско есть Ринкон, есть Рашен-хилл…

– О нет, русские тут ни при чем, – прервала она его. – На том холме живет богема. Они не знают ни стыда, ни совести, ведут себя вызывающе и…

Он негромко присвистнул и спросил:

– А ты откуда знаешь?

– Папа говорил.

– А тебе не кажется, что ты бросаешь всем вызов, живя в лесу, вдали от цивилизации? – неожиданно спросил непрошеный гость.

– Может, вы и правы, – задумчиво согласилась она.

– Значит, ты винишь во всех бедах в долине лесорубов?

– Нет! – яростно замотала головой Скотти Макдауэлл. – Во всем виновато наше правительство, чтоб ему провалиться! Если нас не уничтожат лесорубы, то правительство уж точно добьет. – По ее шее растекся яркий румянец. – Порой мне даже кажется, что я могла бы хладнокровно пристрелить какого-нибудь правительственного чиновника, ей-богу!

Неожиданно она поняла, что глубокомысленные рассуждения гостя усыпили ее бдительность и придали ложное ощущение безопасности. А ведь ей ни в коем случае нельзя терять бдительность. Чтобы не расслабляться, Скотти вспомнила, какой испытала вчера ужас, когда он прижал к ее горлу нож, и унижение, когда заставил ее раздеться и обыскал.

– После завтрака я бы не прочь помыться, – сообщил наглый незнакомец.

Повелительный тон, которым он произнес просьбу, разозлил Скотти, хотя она и понимала, что ему необходимо помыться. Волосы и борода у него были грязные, а она ему промыла только рану.

– Я нагрею воду, но не надейтесь, что я буду вас мыть, – отрезала девушка.

Непрошеный гость громко рассмеялся.

– Ты даже не догадываешься, от чего отказываешься, – язвительно заметил он.

Скотти покраснела до корней волос. Хотя она и заслужила этот упрек за то, что так открыто смотрела на него, но все же он ей пришелся не по вкусу.

После завтрака Скотти Макдауэлл принесла лохань и наполнила ее горячей водой. Когда незнакомец начал раздеваться, она торопливо вышла в пещеру, довольная тем, что хотя бы несколько минут побудет одна. И только тут до нее дошло, что она так ничего о нем и не узнала. Он очень умный и хитрый. Все время слушал и почти ничего не говорил. Она знала о нем столько же, сколько и до разговора.

Скотти вошла из пещеры в хижину и внимательно огляделась по сторонам. Всякий раз, оставляя непрошеного гостя одного и потом, возвращаясь, она внимательно осматривала все вокруг: вдруг он попытается найти револьвер или какое-то другое оружие. Взгляд девушки остановился на оштукатуренной каменной стене, в которой был сооружен очаг. На крючках висели большие ложки, черпаки с длинными ручками и лопаточки. Рядом с очагом висели снегоступы.

На откидной крышке бюро лежал толстый слой пыли. Скотти специально не стала вытирать ее, чтобы сразу заметить, если он полезет туда за револьвером. На медных ручках бюро, сделанных в форме крыльев летучей мыши, сверкало солнце.

Скотти посмотрела на своего пациента, который внимательно наблюдал за ней. Ее глупое девичье сердце бешено заколотилось.

– С вами все в порядке? – тревожно спросила она, заметив его не очень здоровый вид. Не хватало еще, чтобы он простудился. Простуда только продлит его пребывание в ее доме, а ей больше всего на свете хотелось поскорее избавиться от наглого гостя.

Незнакомец пристально наблюдал за хозяйкой, и его горячий взгляд, казалось, проникал под кожу.

– Со мной все в порядке, – проворчал он, наконец. – Мне нужно побриться.

Девушка отступила назад и воззрилась на него. Действительно, похож черт знает на кого! Пожалуй, придется помочь ему побриться. Скотти очень хотела увидеть незнакомца без бороды, но в глубине души почему-то очень боялась этого. Она уже почувствовала непонятную привязанность к своему незваному гостю, который, возможно, скрывается от правосудия за совершение страшных преступлений против женщин и детей. Боялась же она того, что под густой черной бородой скрывается некрасивое лицо.

Скотти собралась с силами и убедила себя в том, что ей абсолютно все равно, как он выглядит. Красивый или невзрачный, он все равно самый обыкновенный преступник. Ни одна приличная и уважающая себя и закон девушка, к каковым Скотти причисляла себя, не посмеет даже думать о таком мужчине.

Он мрачно посмотрел на нее, потом в зеркальце.

– Наверное, я похож на Аттилу.

Скотти молча согласилась. Ей очень хотелось побрить его, чтобы поскорее обнаружить подтверждение своим мыслям: под черной бородой скрывается невзрачный мужчина с прыщавой кожей и скошенным подбородком.

Она взяла ножницы и проверила на нитке от своей рубашки, не затупились ли они.

Отрезая длинные черные волосы, Скотти вновь убедилась, как приятно до него дотрагиваться. Уже при перевязках девушка с ужасом поняла, что эта неприятная процедура ей нравится все больше.

Странно, хотя она и продолжала убеждать себя в том, что он опасен, было все труднее и труднее относиться к нему как к недругу. Они провели вместе совсем немного времени, но между ними уже установились спокойные и почти дружеские отношения. Правда, спокойной Скотти оставалась только до тех пор, пока не начинала думать об его сильном мускулистом теле и о той непринужденности, с которой он его демонстрировал. Сейчас, конечно, он уже не был обнажен, но стоило закрыть глаза, и она тут же видела его нагим, во всей красе.

Скотти украдкой бросила взгляд на его горло, где из-под воротника рубашки выбивались волосы, и едва не задохнулась. Они были такими густыми, что пробивались даже через петли пуговиц на рубашке.

Скотти откашлялась и начала подстригать волосы под подбородком. От него исходил необычный, но приятный запах. Терпкий, чистый и теплый.

Обрезав волосы ножницами, Скотти несколько раз провела помазком по куску мыла и намылила незнакомцу лицо. Он сидел с закрытыми глазами, пока не почувствовал, как шеи коснулось лезвие бритвы.

– Что ты делаешь? – воскликнул он.

– Неужели трудно догадаться? – язвительно ответила девушка и прижала бритву к его горлу.

Незнакомец неотрывно смотрел на ее руку.

– Надеюсь, ты знаешь, как обращаются с этой штукой?

– Нет, первый раз держу в руках. Как раз подумала потренироваться на вашем драгоценном адамовом яблоке, побрею сверху и суну бритву внутрь, – мрачно пошутила она.

Гость быстро отодвинулся и схватил ее за руку.

– О Господи! – пробурчала Скотти. – Я, конечно, хочу поскорее избавиться от вас, но вряд ли стану резать вам горло в своем собственном доме. Зачем же заливать вашей кровью пол из прекрасного кедра?

Незнакомец фыркнул и отпустил ее руку.

– Пожалуй, ты на самом деле не станешь перерезать мне горло. Скорее всего воткнешь в спину нож и зароешь труп в своей таинственной пещере, где никто не найдет мои кости сто лет.

Скотти спрятала улыбку. А она считала, что он собирается убить ее. Их роли неожиданно переменились.

Через минуту начали проступать черты его лица без бороды. Высокие скулы – наверное, много лет назад с кем-то из женщин его рода переспал знаменитый Чингисхан. Внезапно она почувствовала тепло, и ее соски уперлись во фланель рубашки.

– Закончила?

Скотти вздрогнула от неожиданности и только сейчас поняла, что остановилась.

– Нет еще… кожа не везде гладкая.

– Только не брей меня, пожалуйста, целый день, – проворчал он.

Увидев, что глаза у незнакомца все еще закрыты, Скотти Макдауэлл скорчила ему гримасу и повернула его нос в сторону, так что он чуть не коснулся щеки.

– Эй, потише! Я не резиновый.

– Простите, ваше величество. Надеюсь, в следующий раз побреетесь сами, черт побери!

– Я мечтаю об этом!

Скотти осторожно провела бритвой по его лицу и чуть не застонала, увидев твердые волевые очертания подбородка.

Закончив бритье, она вытерла его влажным полотенцем, встала с табурета и внимательно осмотрела. Не был он невзрачным: ни следов оспы, ни скошенного подбородка! Непрошеный гость оказался писаным красавцем! Его губы слегка раздвинулись и приоткрыли ровные края ослепительно белых зубов.

Она посмотрела на огонь и заставила себя отойти, пока не сделала ничего такого, о чем пришлось бы пожалеть. Но какая-то внутренняя сила заставила ее вновь посмотреть на его рот. Она представила, как его губы прижимаются к ее губам…

Неожиданно Скотти поняла, что незнакомец тоже смотрит на нее. Он поднял руку и слегка провел пальцами по красному следу у нее на шее.

– Неужели это я?

Она кивнула, задрожав от его прикосновения.

– Извини, – прошептал незнакомец.

Скотти Макдауэлл никак не могла отвести от него взгляда. Кровь бурным потоком помчалась по венам, сердце стучало так, что в любую секунду грозило выскочить из груди. Она медленно приблизила к нему лицо. Вся логика, вся осторожность улетели, как стая испуганных ворон. Скотти нагнулась и прижалась губами к его рту.

Внутри вновь разлилось приятное тепло, сердце застучало еще быстрее. Она вдруг испугалась и попыталась отодвинуться, но он схватил ее и усадил к себе на колени, не прерывая поцелуя. У Скотти закружилась голова, и ей показалось, что она задыхается.

– Ну-ну, милая, – сказал он, на мгновение отодвигаясь. – Нужно же дышать.

Через секунду губы незнакомца снова закрыли ее рот поцелуем, и ее дыхание ускорилось, от теплоты его губ вновь закружилась голова, только сейчас по-другому. Она никогда даже не подозревала о существовании таких приятных ощущений. Волны огня и желания накатывались на нее одна за другой. Скотти водила губами по его губам, стараясь утолить невесть откуда взявшийся эротический голод.

Неожиданно он провел языком по ее губам. Скотти в испуге отпрянула и ошеломленно посмотрела на него.

– Что?.. – пробормотала она. – Что ты делаешь? Она медленно соскользнула с его коленей и отошла, не отводя взгляда от его рта. Сердце билось у нее в груди, как пойманная птица.

– Я не хотел пугать тебя.

Пугать? Едва ли она назвала бы свое ощущение испугом. Скорее возбуждение… наслаждение… удовольствие… конечно же, удивление, но только не испуг!

Скотти Макдауэлл облизнула губы, стараясь уловить оставшийся на них вкус его языка. Как бы она хотела попробовать языком хотя бы маленькую частичку его тела.

– Зачем… – произнесла девушка пронзительным испуганным голосом и откашлялась. – Зачем ты это сделал?

Он подарил ей такой горячий взгляд, что она вся задрожала.

– Ты сама начала.

Значит, опять решил подразнить ее. Его насмешки озадачивали и пугали Скотти сильнее, чем гнев. Она схватила куртку и побежала к своим животным.

В пещере было холоднее, чем в хижине. Скотти жадно вдохнула прохладный воздух и прислонилась к стене, прижимая куртку к груди. Немного отдышавшись, дотронулась до губ – их до сих пор покалывало от его поцелуя. Разве можно так поступать с людьми?..

Девушка надела куртку и вошла в стойло к Глории.

– Пойдем, девочка, – сказала она и потянула за веревку, привязанную к голове мула. – Пора на прогулку.

Она вывела животное через другой проход на морозный воздух. Уходить далеко от дома не стала – уже стемнело. На ночном небе сверкали яркие звезды. Одни время от времени пролетали в темноте, словно выброшенные из ведра огоньки, другие сверкали в созвездиях.

Скотти повела мула по тропе, по которой всегда выгуливала животных, и задумалась о своем странном госте. Кто же он? Сейчас она, пожалуй, уже не боялась его. По крайней мере, не так, как в самом начале.

Когда Скотти вспомнила свое глупое поведение несколько минут назад, ее щеки покраснели, несмотря на холодный воздух. В памяти всплыл поцелуй, и ее тут же обдало жаром. Скотти и не подозревала, что в ней может находиться столько желаний, рвущихся на волю. Всепобеждающее желание, зуд… Она задрожала. Вот именно, зуд.

Через несколько минут девушка повела Глорию к дому. Теперь нужно ходить с высоко поднятой головой и притворяться, что поцелуй ничуть не встревожил ее. Несомненно, она сможет это сделать, несмотря на ноющую боль внизу живота. Набрав полную грудь морозного воздуха, Скотти попросила у Бога, чтобы он дал ей силы.

Скотти привела мула в стойло, глубоко вздохнула и вошла в хижину. Она посмотрела на таинственного незнакомца, тут же отвела взгляд в сторону и направилась к столу заваривать чай.

– Я хочу поговорить с тобой, – спокойно сказал он. Мягкий, вкрадчивый голос так напугал ее, что она чуть не выронила чайник с горячей водой.

– Сомневаюсь, что нам есть о чем говорить, – покачала головой девушка.

– Ошибаешься. Я хочу поговорить вовсе не об этом. Естественно, поцелуй ничего для него не значит, и он, наверное, уже забыл о нем! Она же до сих пор пребывала в смятении.

– Подойди ко мне, – попросил гость.

– Зачем? – О Боже, она вовсе не горела желанием видеть его!

– Я не хочу, чтобы ты ударила меня по голове этим чайником, после того как услышишь, что я тебе скажу.

Заинтригованная Скотти медленно обошла стол и села в кресло-качалку перед огнем.

– Ну? Что ты хочешь сказать?

– Ты хотела узнать, кто я.

Она смотрела на огонь, силясь успокоиться, проглотить ком в горле.

– Значит, решил осчастливить меня? – с трудом ухитрилась произнести она.

Незнакомец кивнул.

– Меня зовут Александр Головин. Я адвокат из Сан-Франциско.

Скотти резко повернулась к нему, не в силах скрыть изумление.

– Но почему в тебя стреляли?

– Я тебе уже сказал. Тому парню не понравилось, как я зарабатываю себе на жизнь.

По ее спине пробежал неприятный холодок.

– И… и как же ты зарабатываешь себе на жизнь?

Скотти с такой силой обхватила подлокотники кресла, что суставы пальцев побелели. Ведь она совсем не хочет знать это!

– Правительство штата Калифорния требует, чтобы ты покинула эту землю со всем имуществом.

 

Глава 3

Скотти гневно смотрела на Александра Головина. Она прижала пальцы к пульсирующим вискам, ноги словно онемели.

– Неудивительно, что кто-то хотел убить тебя. И зачем я только связалась с тобой? Нужно было не трогать тебя и оставить умирать от потери крови!

– Послушай, я…

– Нет, это ты послушай! – прервала девушка и посмотрела в окно. Сердце у нее защемило, когда она поняла, что не сможет выставить его из дома на ночь глядя. – Я бы с радостью выгнала тебя в метель! – Она судорожно сглотнула подступивший к горлу ком, борясь со слезами. – Тебе еще повезло, что я приличная девушка. Но как мне хочется воздать тебе по заслугам, мерзкий ты скунс!

Маггин, никогда не видевший свою хозяйку в такой ярости, спрыгнул со спинки стула и принялся кусать Александра за ноги.

Адвокат попытался отпихнуть его ногой, но рассвирепевший Маггин запрыгнул на подлокотник кресла и укусил его за палец.

– Черт побери, немедленно убери от меня этого проклятого зверька! – потребовал Александр.

Скотти злорадно наблюдала, как енот атакует непрошеного гостя.

– Надеюсь, он не откусит твой палец! – выпалила девушка. – Боюсь, как бы его не стошнило от твоего мерзкого мяса.

Она отвернулась к очагу и пристально уставилась на огонь, изо всех сил стараясь сдержать слезы. Проклятие! А она надеялась, что до весны у нее передышка и о неприятностях с правительством и выселением на время можно забыть. Сейчас же неожиданно выяснилось, что она сама приложила к этому руку…

Скотти схватила кочергу и принялась энергично ворошить угли. На решетке заплясали яркие языки пламени. Она глубоко дышала, стараясь успокоиться и взять себя в руки.

– Ну и у кого хватило ума стрелять в тебя? – наконец спросила девушка, не в силах больше выносить молчание.

– У Калума Бауэрса.

Скотти ошеломленно открыла рот и тут же прикрыла его ладонью.

– У Калума? – не веря своим ушам, переспросила она.

– У него самого, – фыркнул Головин. – Он наверняка твой друг.

– Конечно, – кивнула Скотти. Закусив нижнюю губу, она повернулась к нему. – Так же, как и его брат Джейми. Что с ним?

– О твоем Джейми ничего не знаю. Его не было в хижине, когда я пришел в долину. Но, извини… Калум Бауэре мертв.

Скотти обхватила плечи руками, и ее сердце пронзила острая, жгучая боль.

– Как это произошло? – только и смогла вымолвить она.

– Он погнался за мной через хребет. С гор сошла лавина. Я спасся, а он – нет. Не повезло…

Скотти на ощупь добралась до стула и без сил рухнула на него.

– А… а отец Калума – Абнер? С ним ничего не случилось?

– Абнер Бауэрс тоже мертв, – ответил, помолчав, Александр.

Девушка отвернулась и печально глядела на бушующее в очаге пламя.

– Как… ты его убил?

– Никого я не убивал, – покачал головой Головин. – Старший Бауэрс умер от сердечного приступа, когда он… когда я… – Он замолчал, не закончив предложения.

– Раз ты так говоришь, значит, ты убил его. Он умер из-за тебя. Ведь ты заставлял его покинуть долину. – Она вздохнула и потерла шею, чтобы немного ослабить затекшие мышцы. – Бедный Джейми!.. Остался совсем один… – Скотти покачала головой, и из горла ее вырвалось хриплое рыдание. – Когда он узнает, что Калум мертв… Он найдет тебя даже под землей. Джейми приложит все силы, чтобы закончить дело, начатое Калумом. Не сомневайтесь, мистер Модный адвокат из Сан-Франциско, теперь вы нигде не сможете чувствовать себя в безопасности.

– Я приехал сюда не для того, чтобы причинить кому-то зло. Но Бауэрсы наотрез отказались разговаривать со мной. – Александр Головин неотрывно смотрел на огонь. – Все мои попытки убедить их наталкивались на упрямый отказ.

Неожиданно Скотти показалось, что стены хижины начали сближаться. Она не могла оставаться с ним в одной комнате ни минуты, ни секунды! Девушка забежала за ширму, схватила спальные принадлежности и направилась в пещеру.

– Куда ты собралась, черт побери? – спросил Головин.

Она бросила на него гневный взгляд:

– Не твое дело, но я предпочитаю спать там, где меньше воняет!

В пещере Скотти разложила на куче чистого сена постель и забралась под одеяла, не раздеваясь. Почему он пришел именно в ее дом? До этого разговора она считала, что он скрывающийся от правосудия преступник, и проклинала жестокую судьбу. Но его преступления не имели к ней никакого отношения, поэтому Скотти не принимала близко к сердцу поступки этого человека. Сейчас же они перестали быть отвлеченными и стали затрагивать ее лично и ее друзей, благополучие и будущее, и это в корне меняло дело. Она с содроганием думала о том, что придется провести всю зиму вместе с этим бессердечным, бесстыжим созданием, послужившим причиной смерти ее друзей!

Получить такой чудовищный удар, после того как она буквально поедала его глазами и все время мечтала о нем!.. Но самое страшное заключалось даже не в этом. Она ведь поцеловала его! Скотти ждала, что на нее нахлынет отвращение, но пришли лишь гнев и разочарование.

Скотти прокляла обильные снегопады, из-за которых она не могла дать ему пинка под зад и выставить за дверь. Но как, черт побери, теперь она будет смотреть ему в глаза… завтра, послезавтра, через неделю? А если перевалы останутся закрыты до самой весны? О Господи, где найти силы, чтобы смириться с присутствием в доме этого отвратительного человека?

В бессильном гневе девушка ударила кулаком подушку, уставилась в темноту и подумала об Абнере и Калуме Бауэрсах. Вот и их не стало, как и ее отца… Глаза защипало от слез. Остался только Джейми, бедный милый Джейми… Джейми и Калум Бауэрсы были ее единственными друзьями на всем белом свете, не считая Маггина. Они вместе росли, вместе охотились, вместе бродили по Йосемитской долине и познавали мир.

Впервые в жизни поцеловалась она не с кем иным, а с Джейми Бауэрсом, а Калум в это время охранял их от посторонних глаз.

Скотти покраснела: поцелуй Джейми ни в какое сравнение не идет с прекрасным поцелуем этого мерзкого адвоката из Сан-Франциско. Как же ей не стыдно! Джейми Бауэрсу она могла доверять. После смерти отца должна была выйти за него замуж. Может, уже бы и вышла, если бы Джейми знал о смерти Йэна Макдауэлла, но юноши вот уже несколько месяцев не было в долине. Хоронить отца ей помогали Калум и Абнер Бауэрсы.

Глория засопела в стойле, Роза негромко заблеяла, как будто только сейчас догадалась о том, что Скотти в пещере. Присутствие животных успокоило девушку, и она уснула.

Скотти разбудила курица, которой вздумалось поклевать ее в волосы. Девушка посмотрела на вход в хижину и нахмурилась: стало страшно возвращаться в дом. Мысль о том, что придется идти и вновь смотреть на адвоката и разговаривать с ним, пугала ее. Однако нельзя же до весны жить в пещере! Скрепя сердце Скотти пошла в дом.

Александр Головин неумело возился с потухшим огнем. Бросив за ширму спальные принадлежности, Скотти отправилась заваривать чай и наблюдала украдкой за его неловкими движениями. Она увидела, как он неуклюже ворошит угли, и ее губы искривились в презрительной усмешке. Адвокат из Сан-Франциско!.. На нее не подействуют его лживые доводы и оправдания. В ее глазах он по-прежнему оставался самым заурядным преступником. Не в силах больше терпеть его неудачные попытки, она подошла к очагу.

– Так ты никогда не разведешь огонь, – насмешливо сказала Скотти и забрала у него кочергу. Она бросила на дрова, которые он уже разложил на решетке, бумагу. – Мог кое-чему уже и научиться, пока живешь здесь. Теперь, когда я знаю, кто ты, у меня такое ощущение, что пользы от тебя будет как от козла молока.

Александр Головин тихо рассмеялся:

– Интересно, как твой отец терпел такую деспотичную девочку?

Скотти круто повернулась и угрожающе подняла кочергу. Ее здорово задело за живое то, что он назвал ее девочкой и говорил об отце так, как будто хорошо знал Йэна Макдауэлла.

– Ты опять завел разговор о моем отце, – сердито ответила она. – Я тебе уже много раз говорила и опять повторяю; ты совсем его не знаешь.

Он нечаянно задел свой раненый бок и поморщился от боли.

– Я знаю: он так любил свой маленький уголок, что не разглядел за деревьями леса.

– Что ты хочешь сказать? – обиделась Скотти.

Этот наглец опять ухитрился вывести ее из себя, и она была готова к очередной ссоре.

Александр Головин сел в кресло у огня.

– Для человека, всегда твердившего, будто он хочет только спасти долину, – объяснил он, – Йэн Макдауэлл заварил слишком крутую кашу и добился обратного результата.

Гнев и гордость за отца захлестнули ее.

– На земле нет человека, который сильнее отца любил и хотел бы спасти Йосемитскую долину! – с вызовом возразила она, покраснев от возмущения.

– Тогда почему он отказывался встретиться с людьми из правительства и обсудить создавшееся положение, чтобы найти выход?

Скотти изумленно посмотрела на адвоката.

– Неужели ты надеялся, что отец выслушает тебя и согласится с твоими лицемерными доводами? Неужели рассчитывал, что отец поверит тебе и согласится добровольно уйти с нашей земли? О Господи, – она недоверчиво покачала головой, – ты же работаешь на правительство, неужели не ясно, что ты наш враг? Тебе никто никогда не поверит!

Александр искренне удивился:

– А чем вам так досадило правительство? Что оно, по-вашему, делает?

Скотти хрипло рассмеялась, и в ее смехе послышались циничные нотки:

– Одному Господу известно! Но чем бы ни занималось правительство, я уверена, делает оно это ради своей выгоды, а не нашей.

– Откуда, черт побери, у тебя и твоего отца взялась эта безумная мысль?

– Не смей называть моего отца безумцем! – Скотти захотелось изо всех сил чем-нибудь огреть его, но она только ткнула пальцем ему в грудь. – Ты ничего не знаешь о моем отце! Мне очень жалко, что он не дожил до этого дня и не смог встретиться с тобой лицом к лицу. Конечно, вы все уверены, что он был маленьким человеком, но во многих отношениях он был намного значительнее тебя. Тебе уж никогда не стать таким, как он!

Александр Головин поднял руки, словно признав поражение, но Скотти показалось, что ему просто надоело слушать ее крики.

Как только на решетке весело заплясали языки пламени, Скотти Макдауэлл приготовила завтрак, села напротив Александра и смотрела, как он уплетает две огромные порции густой каши со сливками и медом. Сама она есть не хотела, да, наверное, не скоро захочет. Незваный гость бессовестно обманул ее!

Сан-Франциско, конец октября

Мило Янус поднялся на крыльцо двухэтажного дома на Рашен-хилл и позвонил в дверь. Ему открыл средних лет англичанин – дворецкий и одновременно лакей, который появился у Алекса после войны. Кроме английского высокомерия, он славился еще и острым языком.

– Добрый день, Уинтерс! – поздоровался Мило, входя в мрачную прихожую. – Ну, как успехи?

– Если вы спрашиваете, как идут дела без мистера Алекса, то все идет своим чередом, как и следовало ожидать. – Дворецкий взял у гостя шляпу и пальто и проводил в библиотеку.

Мило заметил тревогу на лице Уинтерса, прежде чем тот надел свою знаменитую маску английского хладнокровия. В глаза сразу бросалась преданность хозяину и искренняя забота о его благополучии. Уинтерсу, мягко говоря, не всегда нравились поступки Мило Януса. Впрочем, Мило было все равно, как к нему относится дворецкий соседа.

– Она сейчас выйдет, сэр.

Мило кивнул, насмешливо отдал честь чопорному англичанину и налил себе бренди. Пожалуй, еще слишком рано: им с Камиллой предстоял дневной спектакль «Отелло» в «Метрополитен-опера», но сложившаяся ситуация требовала неординарных поступков.

Дверь распахнулась, и в библиотеку торопливо вошла полная пожилая женщина – Ольга Попова, экономка Александра Головина. Обычно безупречная прическа растрепалась, седые пряди обрамляли покрасневшее лицо с припухшими глазами. Скорее всего, она не спала уже несколько ночей.

– Какие-нибудь новости о Саше? – с тревогой поинтересовалась женщина.

– Уже больше недели никто не может проникнуть в Йосемитскую долину, – покачал головой Мило Янус.

Ольга Попова подошла к огню и нервным движением провела по каминной полке, словно хотела смахнуть пыль.

– Неужели так сложно попасть в долину?

Мило сделал большой глоток бренди и повторил про себя ее слова. Как актер, он постоянно искал новые типажи для своих ролей, новые акценты и интересные выражения. Ольга Попова так и не избавилась от русского акцента, хотя и приехала в Америку много лет назад, еще в далекой юности.

– Обильные снегопады, – объяснил он. – Выпало столько снега, что перевалы стали непроходимыми.

– О святой Тимофей! – испуганно прошептала она, поднеся полную руку ко рту и остановив взгляд на картине, висящей над камином.

Мило тоже посмотрел на портрет.

– Ей так плохо? – спросил он, и в его голосе послышалось легкое недоверие.

Миссис Попова нервно заходила по комнате, ежеминутно стискивая огрубевшие от работы руки.

– Неважно. Сейчас у нее доктор.

– Вот черт! – в сердцах выругался Мило Янус. Несколько лет назад у них с Алексом возникли серьезные разногласия, но сейчас он искренне жалел, что невозможно пробраться в Йосемитскую долину и предупредить Головина о неприятностях.

– Я боюсь до смерти! – всхлипнула экономка, садясь в кресло у камина. – Она специально распаляет себя. Доктор предупреждал, что если Саша надолго задержится, с ней это произойдет.

– Не стоит думать о плохом, – попробовал утешить ее Мило. – Если никто не может пройти в долину, то никто не может и выйти. Я неплохо знаю Алекса и уверен, он находится в безопасности. Сидит себе где-нибудь в теплом и сухом местечке…

– Я молю Господа, чтобы вы были правы, но нам здесь от этого не легче. – Попова посмотрела на соседа и ткнула указательным пальцем в свою огромную грудь. – Старое сердце подсказывает мне, что мой Саша жив. – Она перевела взгляд на огонь, потом снова на картину. – Но как мне убедить ее в этом?

– Я доверяю вашей интуиции, Ольга. – Янус сделал еще один глоток бренди и насмешливо рассмеялся: – А может, просто не хочу верить в плохое. – Он вновь пожалел, что бывшая жена Алекса, Марлин разрушила их дружбу.

Экономка повернулась к гостю.

– Если бы вы знали, как горько я плакала, когда Саша уходил на войну. Вся его жизнь была наполнена несчастьями, но боялась я не за него. Нет, нет, – по-русски добавила она и для убедительности энергично покачала головой и подошла к окну. – Я знала, что милосердный Господь вернет его целым и невредимым, ведь он был так нужен нам. – Миссис Попова повернулась и с неприкрытым страхом посмотрела на гостя. – А что, если он не сумеет выбраться оттуда до весны? Что будет с ней? О Господи, сохрани и помилуй, а что, если его нет в живых? – Женщина достала из кармана фартука платок и прижала к дрожащим губам.

Мило Янус поставил бокал и тоже подошел к окну.

– Алекс – стреляный воробей и доживет до старости. – Он снова взглянул на картину, висящую над камином. – А знаете, она ведь похожа на него. И она намного сильнее, чем вы думаете.

Мило посмотрел в окно на мрачный город и пасмурное, осеннее небо, нависшее над ним, и подумал о большом горе, которое пришлось пережить соседу за несколько последних лет. Часть вины за это лежала на нем, Мило.

– Между ними существует какая-то незримая связь, – пробормотал он.

Она дотронулась до высокого воротника шерстяного платья и кивнула.

– Да, я знаю. Но сколько сможет еще бороться такая слабая и хрупкая девочка? Как ей объяснить? – Миссис Попова шумно высморкалась. – В их семье уже было столько горя и боли. Так почему же Господь вновь испытывает их? Почему?

Мило Янус вернулся к столу и взял бокал с бренди. Он сделал большой глоток, подержал огненную жидкость во рту, до тех пор пока не возникло ощущение приятного легкого покалывания, и только после этого проглотил.

– Знаете, Алексу на роду, как кошке, девять жизней написано. – Он повернулся к картине и поднял бокал. – За тебя, мой друг! Надеюсь, что у тебя осталась хотя бы одна из этих жизней.

Скотти Макдауэлл смотрела, как Александр Головин, адвокат, нанятый правительством штата Калифорния, взволнованно меряет комнату шагами. Со дня их знакомства прошло почти две недели, и, хотя о полном выздоровлении говорить было еще рано, рана на боку затягивалась на удивление быстро.

Они заключили молчаливое перемирие. Скотти не соглашалась с его взглядами и знала, что он точно так же не согласен с ее.

Головин много раз пытался втолковать ей, что она ошибается насчет корыстных планов правительства, но все его усилия оказывались безуспешными. Ему не удавалось убедить девушку, что власти не меньше ее пекутся о сохранности Йосемитской долины. Она полагала, что ее отец никогда ни в чем не ошибался и, значит, не ошибался и в этом деле.

Ни Йэн Макдауэлл, ни сама Скотти никогда не думали, что правительство состоит из добрых людей, действующих на благо народа. Если адвокат из Сан-Франциско верил в благородные цели властей, то его или купили и, следовательно, он мошенник, или он просто дурак, которого водят за нос. Но почему-то Скотти не хотелось считать его ни дураком, ни мошенником.

Несколько раз у нее даже возникал предательский вопрос: а не ошиблись ли они с отцом? Может, она не хотела поверить адвокату только потому, что переезд повлечет огромные перемены в жизни для нее и остальных жителей долины?

А еще Скотти думала о том, что отец отказывался верить правительству потому, что много лет назад его предков выгнали с принадлежащей им земли такие же правительственные чиновники, обладавшие властью и решившие использовать ее в своих корыстных интересах. Все старо, как мир: сильный против слабого. Нет, скорее богатые против бедных. Хотя она и не видела особой разницы.

Больше всего ее беспокоило то, что этот красивый и умеющий гладко изъясняться серьезный мужчина сумеет убедить ее в своей правоте.

Александр Головин продолжал ходить по хижине.

– Похоже, тебе уже надоело сидеть в четырех стенах, – заметила Скотти, доставая с огня сковороду с печеными яблоками.

Головин криво усмехнулся.

– Так вот в чем дело! А я никак не пойму, что со мной происходит.

– Мне хорошо знакомы эти симптомы, – кивнула девушка и переложила яблоки на тарелку.

Он подошел и остановился рядом. Всякий раз, когда этот противный адвокат из Сан-Франциско оказывался так близко, у Скотти начинала кружиться голова.

– Трудно представить, что будут говорить люди, когда узнают, что нас вместе засыпало снегом.

Скотти подумала о Джейми Бауэрсе. О, Джейми разъярится, как бык при виде красной тряпки, когда узнает, что она выхаживала правительственного чиновника, которого ранил его брат Калум.

– Мне все равно, что будут говорить или думать люди, – равнодушно пожала плечами Скотти.

– Ты уверена?

Она громко ударила сковородой по столу.

– Если бы меня беспокоило то, что обо мне думают, я бы давно стала вести себя так, чтобы не разочаровывать их.

– Вы с отцом вели светскую жизнь? – с легкой улыбкой осведомился адвокат.

Скотти снова подумала о Джейми, о Калуме и Абнере. Кроме Бауэрсов, они с отцом ни с кем не дружили и не встречались.

– Мы пробовали… кажется, дважды. – Девушка накрыла теплые яблоки чистым полотенцем. – Однажды, когда мне было тринадцать лет, мы с папой поехали на день в Марипозу за припасами. В городе в тот день был какой-то праздник. – Она печально улыбнулась. – Ты не представляешь, как я волновалась. Конечно, я была похожа на огородное пугало в папиных брюках и здоровенной рубашке. Рубашку я носила на размер больше, чтобы прикрыть… – Она покраснела и смущенно отвернулась. – Я проходила под открытым окном одного дома и случайно услышала, как меня обсуждают какие-то женщины. – Скотти попыталась рассмеяться, но из горла не вырвалось ни звука.

– И что они говорили?

Она бросила в чайничек чай, залила кипятком и посмотрела в окно. Солнце уже низко опустилось над горизонтом.

– Нетрудно догадаться. Папе должно быть стыдно за то, что он меня так воспитал, разрешал мне бегать, как дикому индейцу, что я не училась. Но самым обидным мне показалось то, – вздохнула Скотти, – что якобы из меня никогда не выйдет настоящей леди, будто я не умею себя вести, как положено воспитанной девушке.

– По-твоему, они ошибались?

– Конечно, ошибались! Перед смертью мама позаботилась о том, чтобы я умела делать все, что положено юной леди: вышивать, шить, готовить. А папа научил меня читать и писать. Так что я получила настоящее образование.

– А ты не рассказала отцу о том, что услышала? Скотти улыбнулась, вспомнив тот далекий день.

– В этом не было необходимости. Жена проповедника отвела папу в сторону и здорово отчитала за то, что он держит меня в лесу, пристыдила его и сказала, что так нельзя воспитывать детей, особенно девочек.

– Но ты, судя по всему, с этим не согласна? Скотти вспомнила, как часто завидовала девочкам, которые каждое лето приезжали в долину. На них были красивые платья, они устраивали вечеринки, гуляли с кавалерами и состояли в каком-то безымянном клубе, куда Скотти никто не приглашал. Увы, они даже не замечали ее, и Скотти обижалась, хотя и не хотела походить на них.

– Нам было хорошо вдвоем, – тихо ответила она.

Александр подошел к окну у двери и выглянул на улицу.

– Я внимательно изучил карты твоего отца, – неожиданно сообщил он.

Скотти недоуменно посмотрела на него, не понимая, к чему он клонит.

– Ну и?..

– Мы ведь находимся совсем недалеко от перевала?

Она осторожно поставила чашку на блюдце и изо всех сил сцепила руки, чтобы они не дрожали и не выдали охватившего ее волнения.

– Да хоть бы и под самим перевалом. Перевал закрыт, и с этим ничего не поделаешь. – Скотти уже привыкла к тому, что он постоянно находится рядом, и все чаще стала забывать, кто он и чем занимается.

– Но сегодня тепло и светит яркое солнце. Вчера снег слежался и затвердел, и пройти по нему в снегоступах будет нетрудно.

Девушка с трудом удержалась от смеха.

– Никто не может пройти через перевал, после того как он закрыт. – Она специально не рассказала ему еще об одном своем друге, индейце Тупи, который нередко пробирался в Марипозу, даже после того как перевалы заваливало снегом.

– Я должен попытаться, – упрямо заявил Головин и снова отвернулся к окну.

– Но… но ты еще не готов. Ты не знаешь, как там тяжело…

– Я должен попытаться!

– Не говори глупости! – сказала Скотти, растерянно глядя, как он обувается. – Ты идешь на верную гибель.

– Зато избавлю тебя от своего присутствия, – мрачно пошутил он. – Разве ты не хотела этого?

– Не смейся! – предупредила девушка, стараясь прогнать страх. – Сегодня будет сильная метель.

Александр принялся натягивать шерстяную рубашку.

– Что-то не очень верится. На небе ни единого облачка, – рассмеялся он.

Скотти легко дотронулась до его руки.

– Ну, пожалуйста, – мягко попросила она, и ее глаза наполнились страхом. – Сегодня, правда, плохой день.

– Черт побери, – взорвался адвокат, – неужели ты не понимаешь?

Скотти пошатнулась, как от удара, и попятилась, ненавидя себя за эту слабость.

– О чем ты?

Александр Головин схватил ее за плечи и сильно потряс.

– Ты со своими животными, с которыми носишься, как с детьми, сводишь меня с ума. Черт, может, я и погибну в горах, но предпочитаю погибнуть на перевале, чем прожить хотя бы еще одну минуту под одной крышей с этим… мерзким енотом. Этот дом может казаться тебе раем, для меня же он тюрьма! Я уже дошел до того, что готов убить за чашку кофе. Понимаешь? За чашку нормального кофе! Если я выпью еще хотя бы каплю этой бурды, которую ты называешь чаем, то боюсь, меня вырвет.

Скотти Макдауэлл сморгнула с глаз слезы, стряхнула со своих плеч его руки и отошла.

– Какая же я дура! – Она прерывисто вздохнула, ее губы задрожали. – Я думала, мне будет одиноко, когда ты уйдешь, что я буду скучать без тебя. Сейчас же жду не дождусь, когда ты избавишь меня от своего высокомерия и наглости.

Александр заправил рубашку в брюки и пожал плечами:

– Тебе недолго ждать.

– Тогда не смею тебя задерживать! – Она сняла с крючка у самой двери толстую овчинную куртку и бросила ему. Потом подошла к огню и сняла снегоступы. – Держи! – крикнула Скотти, и овальные деревянные снегоступы с грохотом полетели на пол. – Только не говори, что я выгнала тебя, ничего не дав в дорогу.

Глаза Головина гневно сверкнули из-под черных, как у дьявола, бровей, и он поднял снегоступы с пола.

– Что же ты не торопишься? – спросила девушка, всем своим видом показывая, что с нетерпением ждет, когда он уйдет.

Он хмуро рылся в карманах.

– Не могу найти часы. – Адвокат надел шерстяную шапочку и объяснил: – Они принадлежали моему отцу. Если найдешь их…

– О, я обязательно найду твои часы. Только вот не знаю, стоит ли их тебе отдавать. Может, оставить в виде платы за лечение. – Она подошла к двери и распахнула ее: – Выметайся! Слава Богу, наконец-то я избавлюсь от тебя.

Он сунул снегоступы под мышку и вышел из дома.

Скотти захлопнула за ним дверь и, моментально забыв о своем гневе, подошла к окну, чтобы в последний раз взглянуть на него. Головин надел снегоступы, посмотрел, сощурившись, на небо и медленно побрел в сторону заходящего солнца.

Скотти потерла руки и снова подошла к окну. С каждой минутой становилось все очевиднее, что ее прогноз оправдывается.

Пасмурное небо затянули свинцовые тучи. Час назад буквально на ее глазах мохнатые тучи начали переползать через перевал и вот уже заволокли все небо над долиной.

Девушка со страхом отошла от окна. Подбросила в огонь сосновых шишек, отвернулась и краем глаза заметила, как Маггин осторожно обнюхивает подушку и постель, на которой спал адвокат из Сан-Франциско.

Скотти с печальным вздохом подошла к еноту, забрала у него подушку и прижала к лицу. Вдохнув терпкий мужской запах, она с наслаждением закрыла глаза.

Скотти Макдауэлл стояла, крепко прижимая подушку, и упрекала себя за то, что позволила чувствам взять верх над здравым смыслом. Она ни в коем случае не должна была отпускать его в такую погоду… Честно говоря, его нельзя было выпускать из дома в любую погоду. Даже если бы рана полностью затянулась, Александр не сумел бы уйти далеко от дома и в яркий солнечный день. Выставить же его за дверь в метель, в приближении которой она нисколько не сомневалась…

Не выпуская из рук подушки, Скотти опустилась в кресло-качалку. Перед глазами возникла жуткая картина: правительственный чиновник из последних сил бредет по свежевыпавшему снегу и падает от бессилия. Девушка закрыла глаза и попросила Бога сохранить ему жизнь.

Маггин забрался к ней на колени и уютно устроился на подушке.

– Ах, Маггин… – пробормотала Скотти Макдауэлл, окидывая печальным взглядом пустую комнату. – Неужели нам теперь до весны предстоит жить вдвоем? Неужели в доме будет тихо, как в деревенской церкви?

Сердце заныло, когда она представила долгие сумрачные зимние дни. Раньше ей казалось, что она готова к одинокой зиме. Она была в этом уверена до того дня, когда в ее жизни появился Александр Головин.

Маггин потерся нежной и чувствительной кожей вокруг рта о фланелевую наволочку.

– Знаешь, я ведь отправила его на верную гибель, – хрипло проговорила Скотти. – Можно сказать, убила своими собственными руками. С таким же успехом можно было приставить к его виску револьвер и спустить курок.

Она быстро встала и сбросила енота с подушки на пол.

– Никогда нельзя позволять чувствам брать верх над здравым смыслом, – нравоучительно произнесла она.

Отец бы очень расстроился, если бы узнал, что она выставила больного человека за дверь в метель, даже если этот человек работает на ненавистное правительство. Йэн Макдауэлл обязательно бы нашел правильное решение.

Девушка подошла к окну, отодвинула штору и вгляделась в темноту. Наступила ночь. Она не видела падающего снега, но слышала ветер: он шумел в ветках сосен и завывал в углах дома. Настроение у нее ухудшалось с каждой минутой.

Крупные снежинки падали на окно, таяли и крошечными ручейками стекали на подоконник. Из маленького комода около кровати Скотти достала вату, собираясь заделать щели в окнах.

Может, законопатить и дверь? Ведь у нее до весны не будет гостей.

Скотти стала заталкивать вату в щели между рамой окна и стеной и вдруг услышала звук, непохожий на вой ветра; Она остановилась и внимательно прислушалась. Похоже на какую-то птицу…

Тупи?

Девушка посмотрела в окно. Сердце взволнованно забилось. Так и есть, Тупи. Она бросилась к двери и распахнула ее.

– Тупи? – громко крикнула Скотти в воющую ночь, но с трудом расслышала свой голос.

Индеец медленно брел к дому, волоча за собой что-то тяжелое.

Сощурив глаза, Скотти Макдауэлл вгляделась в темноту. Ледяные снежинки больно жалили лицо, она не могла ничего разглядеть.

– Что? Что случилось?

Тупи втащил в хижину индейские сани. Скотти с трудом захлопнула дверь и закрыла на засов.

Она бросилась к индейцу, опустилась на колени перед деревянными санями и развязала веревку на брезенте.

Сердце екнуло. Она схватила грубое одеяло, которым было накрыто тело, и открыла лицо. Алекс!

– О, Тупи! – всхлипнула Скотти. – Где же ты нашел его?

– Ты его знаешь?

Девушка кивнула и сдернула одеяло.

– Да, я… я знаю его. – Она развязала шнурки на ботинках, сняла их с холодных, как лед, ног Головина.

– Он лежал в сугробе около моей хижины. Что он делал в лесу в такую метель?

Скотти пропустила вопрос мимо ушей.

– Положи его на кровать, – попросила она. Тупи с трудом поволок Алекса к кровати.

– Так что он делал в лесу? – повторил индеец.

– Нужно снять брюки, – решила девушка, не обращая на него внимания. – Он промок до нитки.

– Ну? – Тупи нетерпеливо посмотрел на нее. На его обычно добродушном лице застыло сердитое выражение.

Скотти прислонилась к кровати и ответила:

– Это я во всем виновата. Не надо было так злиться… – Она посмотрела на Тупи и изо всех сил сжала зубы, стараясь сдержать душившие ее слезы.

Тупи увидел, что она искренне сожалеет о случившемся, и из его глаз ушла суровость.

– С ним все в порядке, – успокоил индеец. – Ничего страшного, просто здорово замерз.

Она с тревогой посмотрела на Алекса, и ее сердце сжалось от страха.

– Он правительственный чиновник, Тупи. Индеец подошел к кровати.

– Что ты собираешься делать? – наконец спросил он.

Девушка беспомощно пожала плечами.

– Не знаю. До весны придется ждать, а там будет видно. Когда растает снег, тогда и буду решать.

Тупи печально улыбнулся:

– Тупи будет скучать по тебе, если он заставит тебя уехать.

Она накрыла Алекса одеялом до подбородка и подоткнула края под матрац.

– Они могут заставить уехать и тебя, – заметила Скотти.

– Нет, – яростно затряс головой индеец. – Тупи не уедет из долины. Никогда не уедет.

Скотти Макдауэлл понимала его чувства. Их взгляды по вопросу выселения полностью совпадали. Она ободряюще пожала ему руку:

– Тогда останемся и будем бороться вместе.

Тупи сжал ее руку.

– Может, мы сумеем уговорить его?

Девушка покачала головой:

– Не думаю. Но даже если бы мы и смогли уговорить его, это ничего бы не дало. Он простой исполнитель и подчиняется напрямую, может, самому губернатору.

– Тупи никуда не уедет из долины, – упрямо повторил индеец.

Она вновь пожала ему руку:

– Скотти тоже не уедет.

После того как Тупи поужинал и лег спать в пещере, Скотти села у кровати и стала смотреть на спящего Александра Головина.

Внутри нее разлилась приятная теплота. Он вернулся. Возможно, зима, которой она так боялась, не будет такой уж долгой и одинокой.

 

Глава 4

Алекс не мог пошевелить ногами. Они онемели и были придавлены чем-то тяжелым. И еще он чувствовал тепло. По-прежнему выл страшный ветер. Может, это и есть смерть? Он слышал, что замерзающий человек испытывает именно такие ощущения: тепло и онемение.

Алекс постепенно просыпался, и шум ветра постепенно стихал. Скоро ему на смену пришли знакомые успокаивающие звуки. Когда он понял, где находится, его охватил покой. Но Алекс знал, что ему ни в коем случае нельзя расслабляться.

У него за спиной тихо журчал ручей, проведенный прямо через дом, в очаге шипел и фыркал огонь. Откуда-то издали долетало кудахтанье курицы.

Итак, он вернулся! И что дальше? Он ушел, сделав все для того, чтобы у Скотти сложилось впечатление, будто он ни дня не может прожить в этом доме. Но он хотел уйти от нее. Много раз ловил он себя на мысли, что пристально разглядывает ее крепкую грудь, когда она наклонялась над ним, чтобы сделать перевязку. Эта красивая девчонка была лакомым кусочком, однако он не хотел из-за нее терять голову. Но даже не это было главной причиной его ухода. Ему во что бы то ни стало нужно вернуться домой: и дела находятся в полнейшем беспорядке, и на попечении Ольги осталась хрупкая девочка…

Когда неожиданно разыгралась метель, Александр Головин был ошеломлен ее силой и яростью, но не хотел сдаваться. Он упрямо брел по колено в снегу, и с каждым шагом силы таяли. Сейчас Алекс был благодарен судьбе за то, что его нашли, но что дальше?

Скотти начала готовить завтрак. Аромат грудинки и печенья щекотал ноздри и будил аппетит. Рот наполнился слюной, и только сейчас он понял, что умирает от голода.

Алекс открыл глаза и скорчил гримасу: у него на ногах клубком свернулся чертов енот, тяжелый, как мешок с мукой. Алекс знал злобный характер мерзкого зверька и решил не будить его. Он расслабился и посмотрел на очаг. Голод мигом исчез, и ему на смену пришел страх, смешанный с восхищением. У него перехватило дыхание, казалось, вот-вот остановится сердце.

Перед огнем спиной к нему стояла обнаженная Скотти Макдауэлл. Пожалуй, чуть широковатые плечи были необычайно женственны и красивы – гладкие и ослепительно белые. Спина постепенно сужалась и плавно переходила в тонкую талию, после чего вновь расширялась в округлые ягодицы и бедра.

Скотти переодевалась. Вот она слегка нагнулась, собираясь надеть длинную нижнюю рубашку, вот повернулась чуть боком, и Алекс увидел ее твердые, словно налитые груди.

Он весь покрылся холодным потом. Он даже не догадывался, что у нее такая восхитительная фигура. Шелковистые прелестные груди совратили бы с пути истинного даже святого.

От желания прикоснуться к ним кровь вскипела и бурным потоком помчалась по венам. Затвердевший от прохладного воздуха сосок выделялся на фоне огня. Рот у адвоката вновь наполнился слюной, только на этот раз это был голод иного рода. Желание дотронуться до соска губами оказалось настолько сильным, что он испугался за свой рассудок.

Неожиданно Алекс понял, что Скотти стоит неподвижно. Его взгляд остановился на ее лице, их глаза встретились. В ушах шумела кровь, в любую минуту сердце угрожало выскочить из груди, но он так и не смог заставить себя отвернуться.

Скотти, продев одну руку в рукав рубашки, замерла перед огнем. Головин не просто смотрел, а пожирал ее глазами. Он не мог поверить, что такая неземная красота скрывается под грубой мужской одеждой. Классической формы ослепительно белые груди со сверкающими розовыми сосками манили своей невинностью.

Девушка сама разрушила очарование мига – отвернулась и вдела вторую руку в рукав нижней рубашки, быстро застегнула непослушными пальцами пуговицы, пряча грудь под грубую серую ткань.

Скотти скрылась за ширмой, через минуту вышла полностью одетая и направилась к огню. Не обращая на него ни малейшего внимания, достала из печи печенье. Она вела себя так, будто была одна.

Алекс до сих пор находился под сильным воздействием наготы девушки. Ее безупречные формы подействовали на него не только физически. Увиденное восхитило и потрясло его.

Головин смотрел на Скотти и вспоминал плавные сладостные изгибы, которые сейчас скрывали мягкая фланелевая рубашка и мешковатые брюки из саржи. В голове промелькнула странная мысль. Сейчас ему было даже жалко, что он увидел ее обнаженной, поскольку теперь будет очень трудно смотреть на нее и не представлять без одежды. А ведь видел он далеко не все! От одной только мысли, что рядом с ним все это время находилась такая красота, его голод вспыхнул с новой силой.

Хотя через какое-то время Скотти показалось, что она полностью взяла себя в руки, слабость в коленях не прошла. Вот и сейчас ноги неожиданно подогнулись, и она схватилась за угол стола, чтобы не упасть. Никак не удавалось совладать со своими чувствами. В голове лихорадочно метались обрывки мыслей, она вся дрожала и никак не могла успокоиться.

Скотти сняла с огня чайник и положила мед в тарелку с кашей. Поставила на стол печенье, свинину и обратилась к Алексу, сидящему в кресле перед огнем и читающему дневник отца:

– Иди завтракать.

Головин как-то странно взглянул на нее, положил толстую тетрадь на скамеечку для ног. В его движениях ясно сквозили напряжение и непривычная скованность. Однако, кроме этих симптомов, никаких последствий вчерашней метели она не замечала. Алекс вежливо дождался, когда девушка сядет за стол, и только после этого сел напротив.

Адвокат из Сан-Франциско принялся накладывать в тарелку кашу. Скотти украдкой посмотрела на него и тоже взяла тарелку. С каждым днем зуд в ее теле становился все сильнее. После утреннего происшествия она знала, что только Алекс может вылечить ее, знала, что он проснулся, и могла спрятаться за ширмой, но почему-то не сделала этого. И сколько ни думала о причине, заставившей ее остаться почти обнаженной перед огнем, объяснить ее не могла, как и свои чувства…

Девушка тихо вздохнула. Как можно находиться рядом с ним и не хотеть, чтобы он дотронулся до нее?

– Скотти?

Когда он назвал ее по имени, Скотти затрепетала. Подняв голову, она вопросительно посмотрела на него.

– Все в порядке? – участливо спросил он.

Только сейчас до Скотти дошло, что ее рука с тарелкой застыла в воздухе. Она быстро положила каши и добавила свежего козьего молока. Как она ни старалась успокоиться, руки все равно дрожали.

– В порядке, спасибо. – Она вдруг поняла, что до сих пор не спросила его о самочувствии. – А ты как? Как себя чувствуешь после вчерашнего?

Алекс усмехнулся.

– Думаю, жить буду. – Он взял печенье и намазал его маслом. – Ты была права насчет погоды. Как ты узнала, что будет метель?

Она пожала плечами и принялась рассеянно водить ложкой по овсяной каше, рисуя круги.

– Я прожила здесь много лет и научилась замечать малейшие признаки перемены погоды.

По его тону нельзя было сказать, что он не рад вернуться обратно, но первое впечатление часто обманчиво. Ведь не далее как вчера он ясно дал понять Скотти, что хочет поскорее уйти и навсегда избавиться от нее.

– Как я сюда попал?

– Тебя приволок мой друг Тупи. Он ушел рано утром, когда ты еще спал. – Она посмотрела на чайник и вспомнила, что попросила Тупи в следующий раз, когда он пойдет в Марипозу, привезти кофе. – Я написала письмо, в котором объяснила, что ты в долине в полной безопасности, жив и здоров. Тупи отнесет его в Марипозу. – Она посмотрела на него и тут же отвернулась, – Это… на тот случай, если о тебе кто-то беспокоится.

В его глазах промелькнула благодарность, но он быстро отвернулся, не желая показывать свои чувства.

– Тупи выйдет из долины? – удивленно поинтересовался адвокат через несколько секунд.

– Сказал, что попробует. Тупи очень вынослив, и никто не знает Йосемитскую долину лучше его. Предки Тупи жили здесь много столетий.

– А я даже не сумел дойти до перевала! – тяжело вздохнул Алекс. – Грохнулся в обморок.

Скотти притворилась, что занята завтраком. Пусть думает, будто она не заметила его слабость.

– К тебе скоро вернутся силы, – утешила она его.

Интересно, есть ли у него семья? Всю ночь, бодрствуя у его постели, она старалась представить жену Алекса и детей. Наверное, сейчас они умирают от тревоги в Сан-Франциско, не имея от него никаких известий. Почему-то от этой мысли у нее перехватило дыхание и закружилась голова.

Девушка налила чаю и предложила ему, но он покачал головой.

– Прости, у меня нет кофе…

– Ничего страшного, – прервал Алекс. – Все нормально.

Скотти набралась смелости и спросила:

– У тебя есть семья?

Он хмуро посмотрел на нее.

– Прости, это, конечно, не мое дело… – торопливо добавила она.

– У меня есть… маленькая семья.

Скотти Макдауэлл украдкой посмотрела на него из-под ресниц, надеясь, что он не обратил внимания на ее любопытство. Итак, у него есть… маленькая семья. На душе было неспокойно, головокружение не прошло.

– Кроме семьи, у меня еще есть экономка – миссис Попова. Можно сказать, она тоже член семьи. Она работает у нас уже много лет. Наши отцы вместе приехали из России на Аляску, потом вместе перебрались в форт Росс. – Он положил кусок свинины, взял еще печенье.

– Есть у меня слуга-англичанин, который объединяет в одном лице дворецкого и лакея. Его зовут Уинтерс. – Хмурое лицо Головина расплылось в широкой улыбке. – Правда, он у меня совсем недолго, я взял его после войны.

Скотти попыталась сосредоточиться на его словах, но в ушах эхом звучали слова: «У меня есть маленькая семья». Она не имела права вмешиваться в его личную жизнь и никак не могла придумать способ задать не дающий ей покоя вопрос, без того чтобы не показаться необразованной деревенщиной.

– А что такое лакей?

Улыбка Головина потеплела.

– Слуга… Уинтерс самый высокомерный слуга во всем Сан-Франциско, – объяснил Алекс. – Считает себя лучше всех.

Скотти откусила кусочек печенья и изумилась, с какой любовью он говорит об этом человеке.

– Если судить по твоим словам, то он не очень приятный человек.

– Уинтерс обругал бы меня последними словами, если бы я назвал его, как ты выразилась, приятным человеком. – В его словах послышалось еще больше любви.

– А что делает лакей?

Алекс отодвинул тарелку и поставил локти на стол.

– Уинтерс следит за тем, чтобы все мои желания неукоснительно исполнялись, следит, чтобы я ходил в чистой и выглаженной одежде. О, у него очень много обязанностей… – Он неожиданно громко рассмеялся, и от его смеха на душе у Скотти стало тепло и легко.

– Уинтерс постоянно упрекает меня в плохом вкусе и поэтому настаивает на том, чтобы покупать мне одежду.

Он положил кусок свинины, взял еще печенье.

Тут Скотти не сдержалась и фыркнула. Она быстро прикрыла рот ладонью и подумала о своем жалком гардеробе, состоящем из двух зимних и трех летних нарядов. Если бы у нее был лакей, он бы умер от скуки.

– Неужели ты сам не покупаешь себе одежду? – недоверчиво переспросила девушка. – Неужели покупку одежды можно кому-то поручать?

Он робко посмотрел на нее и пожал плечами.

– Звучит смешно, не правда ли?

Она кивнула и вспомнила, как во время разговора менялось выражение лица Алекса. Он улыбался, когда говорил о прислуге, но прятал свои чувства, когда рассказывал о семье. Она сама не знала, почему боится спросить его о родных. Скотти никогда не считала себя стеснительной девушкой и сейчас подумала, что, скорее всего, это не страх, а просто осмотрительность. Интуиция подсказывала, что о семье лучше не говорить. По крайней мере, сейчас.

Она весело улыбнулась и принялась убирать со стола.

– Надеюсь, Тупи скоро сумеет выбраться в Марипозу и передать письмо. Твои близкие узнают, что у тебя все в порядке, и перестанут беспокоиться.

Александр Головин с тяжелым вздохом закрыл глаза и кивнул:

– Я тоже на это надеюсь.

Даже по этим пяти коротким словам она видела, что он очень переживает за свою таинственную семью. От этой мысли у нее появилось неприятное ощущение в животе, как будто по нему ударили доской.

Той же ночью, после того как Алекс уснул в ее кровати, Скотти разделась и легла на постель отца перед огнем. Она опять вспомнила сегодняшнее утро. Скотти не сомневалась, что в его взгляде не было неудовольствия. Напротив, он словно прожигал ее насквозь, рождая странные ощущения во всем теле.

Она повернула голову и посмотрела на спящего Алекса. Тени от огня плясали на его лице, придавая ему настороженно-угрюмый вид даже во сне. Сладкая боль внизу живота усилилась. Скотти закрыла глаза и свернулась клубком.

Как ей дотянуть до весны, когда он уйдет? Подумав о том, что, в конце концов, придется расстаться с Алексом, Скотти печально вздохнула. Несмотря на то, что из-за него, адвоката, намеревавшегося выселить ее из долины, она находилась в постоянном напряжении, ей не хотелось, чтобы он уходил, чтобы она осталась долгой зимой одна.

Александр Головин проснулся будто от толчка. Вот уже четвертую ночь подряд ему снился один и тот же сон. В первый раз он увидел его после своего бесславного возвращения с перевала. Начинался сон всегда со Скотти – красивой, невинной, щедрой и любопытной. После знакомства с ней у него изменилось отношение к женщинам. Однако Скотти постепенно превращалась в другую женщину, его бывшую жену Марлин, холодную как лед. Эта белокурая, нежная красавица не снилась ему с войны.

Когда-то Алексу казалось, что за прозрачными, цвета морской воды глазами Марлин кроется страсть, но он ошибался. Под ее хрупкой красотой пряталась бесчувственность, холодная, как пронизывающий январский ветер.

Адвокат посмотрел на ручеек, протекающий в углу хижины под гамаком, на котором спал енот, и невольно улыбнулся. Он хорошо помнил, как в первый раз увидел журчащий в хижине ручей. Тогда ему показалось, что это сон. И только после того как к нему на одеяло запрыгнул енот и брызнул в лицо ледяной водой, Алекс понял, что все происходит наяву.

Маггин сидел у ручья. Он сунул что-то в воду, потом достал, и солнце засверкало на предмете, который он держал в ловких лапах. Енот запрыгнул в гамак и принялся возиться, словно намеревался устроиться поудобнее. Господи, да ведь он ведет себя, как человек! Алекс с трудом сдержал смех. Енот – человек? Да, он точно начал сходить с ума!

Адвокат покачал головой, сел на кровати и натянул кальсоны. Скотти вышла из пещеры. Она посмотрела на него и покраснела.

В комнате повисло напряжение. Александр Головин вспомнил утро, когда она стояла обнаженная перед огнем, и его горячая плоть зашевелилась под тонкими кальсонами.

Алекс считал себя достаточно сильным, чтобы справиться с похотью, которая не давала ему покоя в последние дни. Раньше ему приходилось часто подавлять желания плоти, но по совершенно иным причинам. Он напомнил себе, что в нем еще осталась честь, пусть ее крупица – большую часть он уже растерял в прошлом. И эта полудевочка-полуженщина наверняка будет легкой добычей, после того как он познакомит ее с пламенем любви, пожирающим плоть. Однако одной этой причины достаточно для того, чтобы он держал себя в руках и не поддавался ее невинности и обаянию.

Скотти Макдауэлл опустила глаза, быстро подошла к двери, надела куртку и рукавицы и позвала енота. Зверек подбежал к ней и ловко запрыгнул на руки. Не оглянувшись, она открыла дверь и вышла из хижины.

Скотти пошла к реке проверить капкан, который Тупи обещал поставить по пути домой. Она надеялась, что в него попался заяц и какой-нибудь хищник не отнял у нее добычу.

Добыча! С того рокового утра, когда Скотти неосмотрительно переоделась перед огнем, думая, что Алекс спит, она чувствовала себя его добычей.

– Ах, Маггин, – вздохнула девушка, – не знаю, что делать. Хоть бы ты подсказал.

Отношения между ней и Алексом по-прежнему оставались напряженными, но это не мешало ей каждое утро просыпаться в странном возбуждении. Такого с ней раньше никогда не было.

– От одной мысли о том, что он рядом, у меня начинает кружиться голова, а в животе появляется чудное ощущение.

Она погладила хвост енота и прислушалась к его постоянному урчанию. Оно успокаивало, как мурлыканье кошки.

Скотти потерлась щекой о мех зверька. Погруженная в свои мысли, она прошла сосновую рощу, в которой раньше всегда ненадолго задерживалась, чтобы полюбоваться красивыми деревьями. Девушка даже не услышала вик-вик-вик золотистого дятла, который сидел на упавшем дереве.

Она радовалась, что Алекс остался с ней, но понимала, что слишком много о нем думает. Всякий раз, когда она видела его, сердце начинало учащенно биться, и это беспокоило ее. Ей постоянно хотелось дотронуться до его упругой теплой кожи, и это желание тоже сильно тревожило ее. А воспоминания об утре, когда она стояла перед ним обнаженная, и возбуждали, и пугали.

Скотти глубоко вздохнула и постаралась побороть панику. Все эти ощущения были для нее новыми и совершенно незнакомыми. Она не знала, что за ними скрывается. К тому же все время думать об Алексе было опасно. Как ни крути, он все равно остается врагом, и она ни на минуту не должна забывать об этом, должна оставаться к нему холодной и безучастной. Однако вместо холода всякий раз, думая о нем, Скотти ощущала жар, которого раньше никогда не испытывала. Она не понимала своих чувств и поэтому боялась.

– Эгей!

Девушка испуганно вздрогнула. Оглянувшись, она увидела Алекса, медленно идущего к ней по глубокому снегу. Помахала ему рукой и вновь почувствовала ставшее уже привычным возбуждение, хотя и видела его в хижине всего несколько минут назад.

– Что ты здесь делаешь? – крикнула Скотти.

– Захотелось подышать свежим воздухом. – Его спокойное, равномерное дыхание сопровождалось белыми клубами пара.

Скотти не хотела, чтобы Алекс заметил ее радость.

– Раз уж пришел, может, поможешь? – Девушка кивнула на капкан. При виде окровавленного зайца ее затошнило, и она тут же отвернулась, чтобы скрыть отвращение.

Головин сделал шаг назад, скрестил руки на груди и насмешливо покачал головой:

– Даже не знаю. Мне недавно уже говорили, какая от меня польза в этом доме.

Скотти Макдауэлл вспомнила и покраснела.

– Ты можешь убедить меня в том, что я ошибалась. Алекс обошел ее и приблизился к капкану. Достал из кармана кожаные перчатки и раздвинул зажимы с острыми шипами.

Ветер пошевелил заячий мех, вернув ему на секунду иллюзию жизни. К горлу Скотти подступил ком. Она так и не научилась убивать животных даже тогда, когда это требовалось, чтобы выжить самой.

– Что-то не так?

Скотти стояла совершенно неподвижно и сжимала мешок для дичи. Она поежилась, словно прогоняя печаль:

– Не люблю доставать из капкана мертвых зверей.

Алекс взял у нее мешок и опустил в него зайца.

– Значит, охотой занимался твой отец? – поинтересовался он.

– Да, охотился папа. Он всегда говорил, что только смерть придает жизни значимость.

Головин хмуро посмотрел на нее, завязал мешок и сунул под мышку. Потом огляделся по сторонам и проговорил с искренним восхищением:

– А здесь очень красиво!

Скотти тоже огляделась и вдохнула бодрящий морозный воздух. Покрытые белым снегом луга искрились и переливались. Налетавший время от времени ветер поднимал в воздух снежную пыль.

– Посмотри! – Она показала на вихрь снега на самой вершине скалистой горы.

Алекс прикрыл глаза ладонью и посмотрел на гору.

– Снежные знамена, – объяснила Скотти. – Они бывают только при северном ветре.

Они молча пошли вдоль реки.

– Это Мерсед? – спросил Алекс.

– Да, – кивнула девушка. – Река Милости. – Она посмотрела на берег и заметила ярко-красное пятно. – Смотри! – взволнованно воскликнула Скотти и взяла Алекса за руку. – Это снежное растение – саркодес.

Скотти подбежала к цветку, опустилась на колени и осторожно дотронулась до остроконечных мясистых листьев кроваво-красного цвета.

– Всегда удивляюсь, когда вижу их вблизи.

– Почему?

– Они такие красивые, что кажется, будто и запах у него должен быть приятный.

– А что, у него не приятный запах?

Девушка покачала головой.

– Снежное растение вообще не пахнет. Все силы у него уходят на то, чтобы пробиться сквозь мертвую траву под снегом. И он такой красивый. Но оказывается, и такой… холодный и черствый. Такой суровый и… и безжизненный.

Алекс молча стоял рядом. Скотти подняла голову и посмотрела на него. Лицо его приняло жесткое выражение, на щеках играли желваки.

Над головами у них с громкими криками пролетела сойка. Птица села на ветку и скрылась в дупле. Через несколько секунд вновь появилась с чем-то в клюве и улетела. Скотти рассмеялась.

– Что она несет в клюве? – удивился Алекс.

– Украла у дятла желудь.

Алекс тоже рассмеялся.

– Значит, у вас в долине есть своя воровка.

– И еще какая! – рассмеялась девушка. Когда он улыбнулся в ответ, ее сердце радостно забилось. – Тебе следует почаще улыбаться, – задумчиво промолвила она.

Улыбка исчезла с его губ, и он покачал головой:

– А чему улыбаться, Скотти?

Скотти пристально посмотрела на него и увидела в глазах печаль. Тут же отвела взгляд в сторону и подумала, что так мало его знает. А узнает ли лучше? Наверное, ему так тоскливо сидеть в этой долине, которая является для него тюрьмой! Он уже пытался уйти. Она жалела его близких, которые не знают, что с ним случилось, и наверняка очень переживают, но в глубине души была рада его возвращению. Да, она эгоистка и уже привыкла к тому, что он все время рядом. Ей будет очень тяжело, когда он уйдет.

 

Глава 5

Скотти тихо встала с кровати и посмотрела на Алекса, который лежал на постели ее отца перед огнем. Несколько недель, прошедших после того как Тупи привез его обратно в хижину после неудачной попытки выйти из долины, выздоровление шло семимильными шагами. Она видела, что силы его растут не по дням, а буквально по часам. Прошлым вечером Алекс, например, настоял на том, чтобы она вернулась спать на свою кровать, заявив, что больше не инвалид и может спать на полу. Скотти согласилась с неохотой, но в душе обрадовалась.

Она легла и положила руки под голову. Как приятно опять очутиться в своей кровати! Свежие простыни она постелила всего несколько дней назад и поэтому решила не менять постельное белье. К тому же ей очень хотелось спать на том же белье, на котором спал он. Скотти скрестила руки на груди и вспомнила, что, проснувшись посреди ночи, уловила слабый терпкий запах – запах Алекса, исходящий от фланелевого одеяла. Она прижала его к носу и всей грудью вдохнула, тайно надеясь, что это поможет им стать ближе.

Маггин вывалился из гамака и подбежал к ней. Он запрыгнул на кровать и принялся выпрашивать, чтобы она, как всегда по утрам, погладила его.

– Доброе утро, малыш! – прошептала девушка и почесала живот своему любимцу. – Знаешь, какой сегодня день?

Енот потерся о руку хозяйки и довольно заурчал, тыкаясь носом в ее ладонь.

– Завтра Рождество. Так что сегодня у меня много дел. – Скотти рассеянно почесала енота, но мысли ее были далеко.

Неожиданно она подумала, что не будь Алекса, Рождество прошло бы почти незаметно. По крайней мере, она никогда бы не стала ломать голову над тем, как его отпраздновать. Раньше, правда, Рождество было ее любимым праздником. К ним с отцом всегда приходили Бауэрсы.

Ей стало грустно. Рождество без Йэна, читающего Библию, или Абнера Бауэрса, пиликающего на своей скрипке, уже никогда не будет таким же веселым праздником, как раньше.

Да и Алекс никогда не сможет заменить ей любимого папу. Какие бы чувства она ни испытывала к этому красавцу адвокату из Сан-Франциско, неожиданно ворвавшемуся в ее жизнь и перевернувшему ее с ног на голову, он по-прежнему оставался врагом. С того дня, как провалилась его попытка выбраться из Йосемитской долины, они больше не разговаривали о выселении. Но Скотти прекрасно понимала, что организация в долине национального парка продолжает стоять у него на первом месте. Правда, у нее продолжала теплиться крошечная надежда, что, увидев красоту долины, он передумает и позволит ей остаться.

Скотти Макдауэлл покачала головой и попыталась прогнать печаль и плаксивое настроение. Она нежно взяла енота за мордочку и потерлась носом о его носик.

– Если хочешь полакомиться праздничным обедом, то отпусти меня.

Словно понимая, что задерживает хозяйку, Маггин спрыгнул с кровати и помчался в пещеру, где у него было любимое местечко на куче сена.

Скотти подошла к очагу, сняла с огня чайник и понесла за ширму к деревянному умывальнику. Налила немного кипятка в фарфоровый таз и добавила холодной воды.

Дрожа, Скотти сняла длинную нижнюю рубашку и отбросила ее ногой в угол. Потом быстро помылась и надела легкий свитер. Ей придется целый день возиться у плиты, поэтому она не боялась замерзнуть без нижней фланелевой рубашки отца. Она надела старые подштанники, натянула отцовские брюки и теплые носки.

Одевшись, Скотти хмуро поглядела на себя в маленькое овальное зеркальце и пожалела, что у нее нет красивых платьев. Хорошо бы иметь их для того, чтобы понравиться Алексу. Она часто видела молодых женщин, которые приезжали в Йосемитскую долину в разноцветных платьях, красивых шляпках и элегантных туфельках. Раньше Скотти никогда им не завидовала. Калум, желая подразнить ее, часто шутил, что если она наденет платье с нижними юбками, то после первого же шага споткнется и упадет. Джейми же пожимал плечами и говорил, что ему она нравится такая, как есть.

Джейми… Заплетая косы, Скотти удивлялась, почему он так долго не возвращается. Раньше он никогда не покидал долину больше чем на месяц. Скорее всего, его застал снегопад, и теперь ему, как и Алексу, придется ждать, пока не растает снег и не откроются перевалы. Девушка уложила косы в корону и усмехнулась. Если бы Джейми Бауэрс знал, что произошло в долине за время его отсутствия и кого она приютила в своем доме, он бы мигом примчался с ружьем, заряженным для охоты на медведя. Прошлой весной, когда в Марипозе только заговорили о грядущем выселении жителей из долины, Джейми первым поклялся, что никуда не уедет. Первым, конечно, после Йэна Макдауэлла.

Скотти покачала головой, скорчила рожицу своему отражению в зеркале и вышла из-за ширмы. На ходу, застегивая рубашку, взглянула на Алекса, который уже проснулся и, приподнявшись на локте, пристально смотрел на неё.

– Доброе утро! – поздоровался адвокат и пробежал пальцами по волосам. Мускулы заиграли под кожей сильной руки.

Ощущение счастья, которое она испытывала после его возвращения, усилилось, так же как и желание иметь красивые платья. Скотти попыталась взять себя в руки и ответила на пожелание доброго утра сухим кивком.

– Хорошо спал? – Бросив украдкой взгляд на его голую волосатую грудь, она отнесла чайник к очагу и снова поставила на огонь.

Александр Головин осторожно потрогал ребра и слегка покрутил торсом.

– Прекрасно.

Скотти начала заваривать чай, продолжая краешком глаза наблюдать за ним.

– Не понимаю, как ты не мерзнешь без рубашки, – удивленно проговорила девушка.

Александр Головин встал и натянул кальсоны на свои стройные бедра и огромную выпуклость в паху.

– Никогда раньше не спал в одежде, – сказал Алекс и игриво улыбнулся, посмотрев на кальсоны. – Обычно я сплю в чем мать родила.

Щеки Скотти запылали от смущения, и она быстро отвернулась: никак не могла привыкнуть к тому, что он постоянно дразнит ее. Она вздрогнула, будто от холода, хотя понимала, что температура в комнате здесь ни при чем. Она много раз видела гостя полуголым, и всякий раз его тело производило на нее неизгладимое впечатление, как будто она видела Алекса впервые. Но хуже всего, что Скотти часто вспоминала, как он выглядит вообще без одежды. Крошечные капельки пота засверкали между ее грудей, и ей страшно захотелось подуть под свитер, чтобы охладить разгоряченную кожу.

Скотти Макдауэлл взяла чайник, налила кипятка в чайничек и протянула Алексу.

– На умывальнике висит чистое полотенце, – сообщила девушка.

Головин опять улыбнулся, и в его глазах заплясали веселые огоньки. Он исчез за ширмой, и оттуда раздался тихий смех.

Почему ее так злят его добродушные шутки? Наверное, потому, что они делали Алекса каким-то уж чересчур доступным, а ей не хотелось этого. Ей он больше нравился слегка напряженным и спокойным, не подпускающим к себе близко. Таким он представлялся ей в мечтах. Всякий раз, когда Головин начинал подшучивать над ней, она обнаруживала, что ее мечты переходят в реальность. И это, понимала Скотти, не только пугает, но и таит в себе опасность.

Она покачала головой, упрекнув себя за глупые мысли, и начала готовить овсянку. Когда каша сварилась, Скотти сняла котелок с огня, вытерла руки о полотенце и пошла в пещеру. В заднем углу опустилась на колени и разворошила сено. Здесь находился крошечный погреб, в котором она хранила фрукты и овощи. Скотти убрала доску, закрывающую вход, сунула руку в темноту и нащупала кожаный мешочек с сушеными фруктами. Едва она достала мешочек из погреба, как аромат сушеных яблок, вишен и изюма наполнил воздух, а у нее слюнки потекли. Теперь ей нужны два яйца. Посмотрев на едва заметный в полумраке невысокий чердак, сооруженный отцом и заваленный сеном, Скотти увидела дремлющую курицу. Всю неделю она осторожно таскала яйца и уже насобирала с полдюжины. Но этого мало – только для фруктового пирога требовалось целых шесть штук.

С решительным вздохом Скотти Макдауэлл подкралась на цыпочках к чердаку и принялась осторожно искать в сене яйца. Не найдя ни одного, скорчила гримасу и сунула руку под спящую наседку. Пальцы тут же коснулись гладкого яйца. Она на мгновение закрыла глаза и медленно потянула яйцо, опасаясь, что курица проснется и набросится на нее, но наседка даже не шелохнулась. Скотти нашла под курицей еще два яйца и осторожно вытащила и их. Она внимательно посмотрела на обычно бдительную и драчливую курицу и удивленно покачала головой.

– Похоже, даже ты знаешь, что завтра Рождество, – прошептала девушка.

Курица поудобнее устроилась в сене, а Скотти подумала, что, наверное, предпраздничная атмосфера действует не только на людей, но и на животных.

Проходя мимо стойла Розы, Скотти услышала негромкое блеяние. Она почесала лоб козы.

– Скоро, милая, и у тебя будет рождественское угощение.

Скотти вернулась в дом. Алекс сидел у огня в кресле-качалке, а на коленях у него лежал дневник Йэна Макдауэлла. Ее охватили приятные теплые чувства. Он постоянно читал дневник отца. Когда адвокат взял его в первый раз и прочитал какой-то отрывок, Скотти со страхом ждала возвращения грустных воспоминаний об отце, боялась, что на нее вновь нахлынет боль утраты. Но как ни странно, вместо боли она почувствовала покой и умиротворение. Ей показалось, будто рядом находится частичка отца. Алекса очень заинтересовал дневник Макдауэлла, и он каждый день читал его.

– Где твой отец раскопал информацию о происхождении долины? – спросил Головин.

Скотти положила яйца и сушеные фрукты на стол и полезла в буфет за большой миской.

– Папа не первый начал писать об Йосемитской долине.

– А кто был первый?

Она принялась разрезать яблоки на четыре дольки и бросать в кипящую воду с сахаром и лимонной эссенцией.

– Несколько лет назад он познакомился с Галеном Кларком. – Скотти Макдауэлл вопросительно посмотрела на адвоката. – Надеюсь, ты знаешь, кто такой Гален Кларк?

– Губернатор назначил его попечителем Йосемитской долины, – кивнул Александр Головин.

– Еще отец знал человека по имени Лафайет Баннел, который пришел в долину с Марипозским батальоном еще в пятьдесят первом году, – сообщила девушка.

– А откуда взялось такое странное название? Скотти сняла с огня котелок с кашей и поставила на подставку на пол.

– Долину назвали Йосемитской после пятьдесят первого года, когда солдаты прогнали отсюда индейцев. Индейцы издавна называли ее Ах-Вах-Ни. Точно перевести, пожалуй, очень трудно, но мне кажется, это что-то вроде «глубокая долина, заросшая травой».

– Тогда кто же дал ей новое название?

– Думаю, мистер Баннел. «Йосемит» тоже индейское слово, оно означает «взрослый медведь гризли». Это название носило одно из индейских племен, которое жило в долине до прихода солдат.

– Пожалуй, мне следовало побольше узнать об истории долины, прежде чем браться за эту работу, – улыбнулся Головин.

Скотти уловила в его голосе задумчивые нотки и бросила на него вопросительный взгляд. Ей нравилось, что он не из тех людей, которые любят оправдываться.

Потыкав яблоки вилкой, девушка сняла кастрюлю с огня и пошла к двери.

Алекс поспешно открыл дверь и взял тяжелую кастрюлю:

– Давай я помогу.

Скотти благодарно кивнула, вышла за дверь и прищурилась от яркого солнца. Утренний воздух еще не прогрелся, но солнце уже было теплым и играло на снегу золотыми искрами.

Она показала на большой валун недалеко от хижины.

– Поставь ее туда.

Алекс легко поднял тяжелую кастрюлю на высокий камень, и они вернулись в дом.

– Позавтракай, – предложила Скотти Макдауэлл, накрывая на стол.

Он сел на скамью и внимательно посмотрел на нее.

– А ты не будешь есть?

– Поем позже. Мне нужно еще кое-что закончить.

Девушка взялась за работу, время от времени, украдкой бросая на него взгляды. Она ничем не выдала своего удивления, когда увидела, что он отказался от добавки. Головин быстро позавтракал, помыл и вытер тарелку.

Когда Скотти стала готовить фруктовый пирог, Александр Головин подошел сзади. Он не дотронулся до нее, но она чувствовала его спиной. Ее сердце глухо застучало, руки задрожали. Изо всех сил вцепившись в ложку, она опустила ее в ящичек со специями и достала пахучую корицу. Потом нашла гвоздику, мускатный орех и бросила специи в кастрюлю. И все это время она чувствовала на затылке его дыхание.

– Что ты делаешь? – поинтересовался он.

От его дыхания из прически выбились несколько волосинок и щекотали ухо.

– Пеку рождественский фруктовый пирог, – ответила она, боясь, что он услышит в ее голосе предательскую дрожь.

Не поворачиваясь, Скотти догадалась, что он отошел – ощутила на затылке холодный воздух. Когда девушка оглянулась, хмурый Головин стоял у окна, сцепив руки за спиной, и задумчиво смотрел вдаль.

– Что-то случилось? – встревожилась она. Он вздохнул и покачал головой.

– Ну что, нести яблоки?

– Да, принеси, пожалуйста, – кивнула Скотти. Алекс вышел из дома и через минуту вернулся с кастрюлей. Двигался он, не совершая ни одного лишнего движения. Он подошел к столу и поставил на него тяжелую кастрюлю с яблоками.

Скотти благодарно кивнула, смешала составные части и разложила ложкой на противне.

– Ты уверен, что все нормально? – повторила девушка, видя, что он что-то скрывает.

Головин посмотрел на нее и тут же снова отвернулся к окну.

– Скоро Рождество, – тихо и печально проговорил он.

Скотти поставила противень с пирогом в печку и закрыла маленькую тяжелую дверцу. Вытерев руки о полотенце, подошла к нему. Воздух уже прогрелся, и вода крупными каплями срывалась с карниза крыши. К вечеру хижину будет окружать сверкающий ледяной пояс.

Скотти Макдауэлл стояла у окна и боролась с желанием прижаться к Алексу.

– Твои родные, наверное, скучают без тебя, – несмело произнесла она.

С очередным тяжелым вздохом Алекс отвернулся от окна и подошел к очагу.

– Да, скучают.

Скотти было жалко Алекса и хотелось помочь ему. Но ей было жалко и себя. Они жили вместе вот уже почти два месяца, однако при этом оставались чужими людьми. Она знала, что он не одинок, и хотела узнать о его семье, но не осмеливалась спросить об этом, поскольку боялась ответа.

Скотти относилась к своему гостю, как собственница, хотя и понимала, что это глупо. Сейчас сильнее, чем когда-либо, ей не хватало человека, с которым можно поговорить по душам. Судьба распорядилась так, что единственным человеком, с которым она могла поговорить, был как раз тот, о котором ей и хотелось поговорить… От мыслей об Алексе у нее вновь закружилась голова, и она почувствовала себя еще более сбитой с толку, чем раньше.

– Тупи, пожалуйста, зажги свечи на столе, – попросила Скотти.

Индеец осторожно зажег короткие толстые свечи, стоящие в начищенных до блеска медных подсвечниках. Последние пять лет Тупи неизменно отмечал Рождество с ней и отцом, но вряд ли знал, что же они празднуют. Тупи был очень религиозным человеком, однако ни разу не рассказывал им о своей религии.

– Очень жалко, что нет мистера Джейми, – наивно заметил Тупи.

Скотти отвернулась к огню и осторожно разворошила красные угли.

– Даже не знаю, где он сейчас, – пожала она плечами.

– Тупи знает, где мистер Джейми. Она удивленно посмотрела на индейца.

– Ты знаешь, где Джейми? – недоверчиво переспросила девушка. – Ну и где же он?

– Мистер Джейми ждет оттепели в Сан-Франциско. Когда откроется перевал, он вернется в долину.

– А как же их животные? – встревожилась Скотти. – Кто за ними ухаживает?

– Тупи попросил своего друга Джори присмотреть за животными, пока не вернется мистер Джейми.

Скотти посмотрела на Александра Головина, который только что смахнул со стола Маггина.

– Не сердись, Алекс. – Она строго посмотрела на адвоката.

– Ты же знаешь, я терпеть не могу этого енота! – проворчал Головин, когда Маггин высоко подпрыгнул и понюхал огромное блюдо с воздушной кукурузой, которое девушка поручила охранять адвокату. – Неужели нельзя запереть его в пещере?

Скотти пристально посмотрела на Алекса.

– Ты хочешь, чтобы я заперла Маггина в сочельник? Неужели у тебя совсем нет сердца?

Она сняла с огня чайник и поставила на стол рядом с воздушной кукурузой. Достала из буфета небольшую миску, зачерпнула с блюда кукурузы и поставила в угол комнаты, рядом с ручьем. Маггин тремя прыжками преодолел разделяющее их пространство.

Алекс искоса посмотрел на зверька и удивленно поинтересовался:

– Что он делает?

– Окунает в воду каждое зернышко, – с улыбкой ответила Скотти.

– Моет воздушную кукурузу? – уточнил Головин, будто не верил своим глазам.

– Маггин любит полоскать в воде еду. – Скотти сунула руку в маленький ледник и достала тарелку с драгоценным маслом. – Алекс, полей, пожалуйста, кукурузу сиропом.

– А мне что делать? – спросил индеец.

Скотти протянула ему большую деревянную ложку и объяснила:

– После того как Алекс польет кукурузу сиропом, ты ее хорошенько размешаешь.

Она отошла в сторону и смотрела, как работают мужчины. Раньше Тупи казался ей очень высоким, но он был на два-три дюйма ниже Алекса. Индеец был стройным и худощавым, а мускулистый русский выглядел рядом с ним настоящим медведем. Ее взгляд опустился на узкие бедра Алекса, потом поднялся к широким плечам. Внутри нее словно что-то оборвалось.

Полив кукурузу сиропом, Алекс спросил:

– А теперь что?

Она откашлялась и села за стол.

– А теперь, – ответила девушка, постучав по столу, – принесите сюда блюдо с кукурузой и масло.

Через секунду ее распоряжение было выполнено. Скотти жестом велела им сесть. Тупи сел рядом, а Алекс – на скамью напротив.

– За работу! – воскликнула девушка, засучив рукава.

Мужчины непонимающе посмотрели на нее.

– За какую работу? – переспросил Тупи. Она потерла маслом ладони и спросила у индейца:

– Разве мы не делали на прошлое Рождество сладкие шарики из воздушной кукурузы? – Когда Тупи покачал головой, вопросительно посмотрела на Алекса: – Ну, ты-то уж точно видел кукурузные шарики?

– Видеть-то видел, – хмуро пожал плечами адвокат из Сан-Франциско, – но никогда их не делал. Это уж точно.

– Гм-м-м… Наверное, их за тебя делал твой лакей. – Скотти взяла немного липкой и теплой кукурузной массы с сиропом, скатала ее в шарик и положила на тарелку. Она сделала уже третий шарик, а мужчины так и не шелохнулись. У нее сразу испортилось настроение. Приготовление сладких кукурузных шариков, по ее замыслу, должно было проходить в сопровождении громкого смеха и веселых шуток.

– Я очень обижусь, если мне никто не поможет, – после продолжительной паузы угрожающе заявила Скотти Макдауэлл.

Следуя ее примеру, Тупи намазал пальцы маслом и сунул в блюдо с кукурузой.

– Ну, давай же, Алекс, – принялась уговаривать она. – Попробуй. Тебе понравится, вот увидишь!

Весь этот день после обеда Скотти старалась развеселить его, но все ее усилия были напрасны. И только после прихода Тупи с маленьким мешочком кофе Алекс весело рассмеялся. Он энергично взялся готовить кофе без кофейника, но все кончилось тем, что ему пришлось пить густую коричневую жидкость с не очень приятным вкусом и запахом. Несмотря на горький привкус, Головин с наслаждением выпил весь кофе, до последней капли.

Александр Головин опустил руки в блюдо и достал пригоршню липкой кукурузы. Сделал из нее шарик, но не смог снять его с рук. Он принялся яростно трясти руками над блюдом, стараясь избавиться от прилипшей кукурузы.

– Что за чертовщина? Почему она не отлипает?

– Понятия не имею, – хмуро ответила Скотти. – А ты сначала намазал ладони маслом?

Головин робко посмотрел на нее и растерянно переспросил:

– А нужно было сначала намазать маслом? Девушка не без труда сохранила серьезное лицо.

– Если сначала намазать пальцы маслом, то кукуруза не будет прилипать. – Она стала соскребать кукурузу с его пальцев.

Подняв глаза, Скотти поймала его мрачный взгляд. Она испуганно заморгала, пытаясь успокоить внезапно ускорившийся пульс. Ее пальцы были скользкие от масла. По мере того как она очищала его ладонь и пальцы, масло постепенно переходило и на его руку. Скоро их пальцы при прикосновении начали скользить друг о друга, и Скотти задрожала от восхитительного ощущения.

Неожиданно он чуть сжал ее ладонь, и Скотти захлестнула волна желания: она увидела в глазах Алекса огонь. Инстинкт подсказывал, что пришло время заканчивать эту не очень удачную попытку очистить его руки от воздушной кукурузы. Любопытство же побуждало продолжить и посмотреть, что из этого выйдет. Неожиданно он схватил ее скользкие пальцы. Кровь глухо зашумела у нее в ушах.

– Эй, я один работаю, а вы прохлаждаетесь!

Обиженный голос Тупи возвратил Скотти к действительности. Она с трудом проглотила подступивший к горлу ком и отпустила руку Алекса. Щеки пылали, она вся трепетала.

– Не расстраивайся, старина, – спокойно утешил индейца Александр Головин. – Нужно же кому-то работать.

Скотти пристально посмотрела на него. Внешне Алекс выглядел абсолютно спокойным. Не сыграло ли ее богатое воображение очередную злую шутку? Может, ей это все показалось?

Прошло Рождество, приближался Новый год. Больше всего сейчас Скотти хотелось остановить время, поскольку каждый проходящий день приближал расставание с Алексом.

– Тебе нельзя поднимать такие тяжести, – заметила Скотти, когда он поднял и вылил в овальную лохань очерёдное ведро горячей воды.

– Мускулы нужно тренировать, иначе они никогда не окрепнут.

Девушка понимала, что он прав, но от нее не укрылась легкая гримаса боли, пробегающая по его лицу всякий раз, когда он поднимал что-то тяжелое.

– Давай-ка лучше я наполню лохань водой, – предложила она.

– Скотти! – резко прервал Алекс голосом, каким разговаривают с маленькими детьми.

– Да?

– Ты на самом деле такая наивная или это игра? – язвительно поинтересовался он.

Сердце у нее сразу ушло в пятки, в животе заныло.

– Не понимаю, – растерянно пробормотала она.

Алекс поставил на пол пустое ведро и расстегнул рубашку на груди, которой она так восхищалась.

– Если ты так наивна, то тебе нужно взять Один-два урока, – угрожающе проговорил он.

– Один-два урока? – хрипло переспросила девушка, с открытым ртом наблюдая за тем, как он раздевается.

Он кивнул, снял рубашку и бросил на стул.

– Никогда не пытайся отнять у мужчины мужское достоинство.

– Мужское достоинство?.. – растерянно повторила Скотти и судорожно сглотнула.

Алекс кивнул, и в уголках его губ заиграла слабая улыбка.

– Порой необходимо пойти на хитрость. Притворись, будто не можешь чего-то сделать, чтобы мужчина рядом с тобой почувствовал себя сильным. Это так приятно – считать себя защитником.

Скотти Макдауэлл недоуменно мигала, не в силах отвести взгляд от его широкой волосатой груди.

– Это… значит, женщины у вас в городе идут на такие хитрости?

Головин провел рукой по густым черным волосам, в которых затерялись соски. От этого движения у нее моментально пересохло во рту.

– Так поступают воспитанные цивилизованные люди.

– А тебе нравятся воспитанные цивилизованные женщины, которые готовы пойти на хитрость?

– Какие мне нравятся женщины, не твое дело, Скотти! – разозлился адвокат. – Мы сейчас говорим о тебе, а не обо мне. К тому же, – язвительно добавил он, – ты еще совсем девчонка!

– Я не девчонка! – моментально обиделась Скотти. – Многие мои ровесницы уже несколько лет замужем, и у них есть дети.

Несмотря на то, что вид его голой груди сводил ее с ума, Скотти шагнула к нему.

– Ты ошибаешься, Алекс. То, какие тебе нравятся женщины, мое дело! Я хочу понравиться тебе. – Она понимала, что говорит что-то не то, но не знала, как иначе выразить свои мысли. – Я хочу, чтобы тебе было хорошо со мной.

– Черт побери! Ты не обязана нравиться мне. И не тебе делать так, чтобы мне было хорошо. – Он машинально водил пальцами по густой черной поросли на груди. – Слушай меня и заруби у себя на носу. Если бы я был твоим опекуном или ты как-то зависела от меня, тогда тебе пришлось бы нравиться мне и делать так, чтобы мне было хорошо. Если бы я был твоим… твоим отцом…

– Не говори глупости! – прервала девушка, стараясь не смотреть в его пылающие глаза. – Ты еще не настолько стар, чтобы быть моим отцом.

– Но если бы я им был, – в бессилии воскликнул Алекс, – и ты сказала бы в моем присутствии какому-нибудь мужчине то, что минуту назад сказала мне, я бы положил тебя на…

Ее брови изумленно взлетели вверх:

– …на колено и отшлепал?

Алекс отвернулся и прислонился к очагу, опершись локтями на полку.

– Ладно, забудь об этом, – проворчал он, стараясь успокоиться.

Ей стало очень жарко. Неужели он мог бы отшлепать ее? Нет, это просто смешно!..

– У тебя, что на уме, Скотти, то и на языке, – пробурчал Алекс.

– Правда?

Головин в который уж раз кивнул, повернулся и строго посмотрел на свою наивную собеседницу.

К его удивлению, девушка неожиданно отвернулась.

– Разве можно вести себя как-то по-другому? – вздохнула она.

– Я еще не встречал таких, как ты. Ты совсем не такая, как остальные…

– Чем это я отличаюсь от остальных женщин? – вспыхнула Скотти Макдауэлл.

Он покачал головой, сел в кресло и снял ботинки.

– Ты похожа на любопытного, полного противоречий ребенка, попавшего в тело… женщины.

Почему-то он всегда с большим нежеланием произносил слово женщина, когда обращался к ней. Скотти уже не в первый раз замечала эту странность и чувствовала себя униженной и обиженной таким пренебрежением.

– Значит, по-твоему, я ребенок?

– Да, – подтвердил Александр Головин, снимая носки, – ребенок.

Скотти прищурилась:

– Если я ребенок, то ребенок во мне хочет знать: почему у тебя на теле столько волос?

Алекс замер с одним носком в руке.

– Что ты сказала? – ошеломленно пробормотал он, не веря своим ушам.

Скотти подошла к огню и вызывающе встала перед ним, положив руки на бедра.

– Ты не ослышался. Мне хочется знать: почему у тебя на теле столько волос? Я помню, что у папы на груди волос почти не было, так, всего несколько волосинок вокруг сосков. У Тупи грудь тоже широкая и гладкая, как…

– Что ты несешь, черт бы тебя побрал? – взорвался Алекс.

Его громкий гневный оклик эхом отразился от стен хижины. Встревоженный Маггин испуганно пискнул в углу.

– Я веду себя, как ребенок, и задаю вопрос, который не давал мне покоя с той самой минуты, когда ты вломился в… мой дом.

Сначала она хотела сказать «в мое сердце», но вовремя остановилась.

– Юная леди, – в хрипловатом голосе Александра Головина слышалась неприкрытая угроза, – следите, пожалуйста, за тем, что говорите. Иначе…

– Что иначе?

Он гневно посмотрел на нее, но промолчал. И только шея налилась кровью и стала темно-пунцовой.

– Ты покраснел, – удивилась Скотти Макдауэлл.

– Не смеши меня, – мрачно откликнулся Алекс.

– Но почему ты покраснел? Разве я сказала что-то неприличное?

Головин угрожающе встал перед ней, широко расставил ноги и положил сильные руки на бедра.

– Интересно, ты на самом деле такая храбрая или только притворяешься?

Проглотив страх, Скотти упрямо кивнула:

– Я, правда, не боюсь.

Он усмехнулся и начал медленно расстегивать брюки. По всему телу Скотти разлилось тепло. Она знала, что он хочет сделать – испугать ее. Что ж, посмотрим, у кого первого не выдержат нервы.

Алекс снял брюки, бросил на пол и отшвырнул ногой подальше. Взгляд Скотти остановился на выпуклости у него между ног, которую только подчеркивали тонкие кальсоны. Сейчас она была намного больше, чем обычно. Затем девушка перевела взгляд на его грудь. Он неторопливо снимал повязку, которую она наложила вчера. Не прошло и минуты, как ее взору предстала вся широкая волосатая грудь.

– У меня на теле столько волос потому, – нараспев произнес Александр Головин, – что папа у меня весь зарос волосами, как гризли.

Скотти открыла рот, но оттуда не вырвалось ни звука. Что-то у нее в груди трепетало и рвалось наружу. Наверное, это сердце, хотя до этого оно никогда не вело себя так странно…

– А сейчас я сниму кальсоны, – предупредил Алекс. – Если хочешь, смотри.

Алекс сунул большие пальцы за пояс кальсон, но не успел спустить их с бедер. Скотти опрометью бросилась в пещеру.

Девушка с трудом перевела дыхание. Ей показалось, будто она слышит его голос в доме. Господи, какой же мерзавец! Хоть бы он поскользнулся, упал и утонул в лохани!

Скотти посмотрела по сторонам – делать в пещере было нечего. Она прибежала сюда, как олень, спасающийся от пумы, забыла захватить даже куртку. Очень удачное сравнение – олень, спасающийся от пумы! Да, сейчас она, похоже, здорово влипла. Выйти из пещеры на мороз без куртки нельзя. С другой стороны, нельзя вернуться и в хижину, до тех пор пока этот отвратительный мужчина не помоется.

С сердитым вздохом Скотти взяла щетку и провела по боку мула. Животное вытянуло шею и показало огромные зубы, будто в довольной улыбке.

– Что скажешь, Глория? Когда-нибудь он сведет меня с ума.

Мул засопел в ответ, и Скотти опять вздохнула.

– Со мной явно творится что-то неладное, – призналась Скотти. – Такое ощущение, будто внутри полнейший беспорядок. Мне кажется, что я вот-вот разорвусь на части.

Девушка закрыла глаза и тут же увидела язвительную улыбку Алекса. В ушах неожиданно зазвучал его голос, строгий и поучительный, советующий ей вырасти и перестать вести себя по-детски. Но ей не нужно расти, ведь она и так уже взрослая женщина. Правда, она ничего не знает об отношениях между мужчинами и женщинами… В этом смысле Алекс прав… И она не может побороть свое любопытство. Скотти никогда не считала себя застенчивой. Джейми не раз упрекал ее в том, что она открыто расспрашивает о различиях между ними. Прошло не так уж и много лет, с тех пор как она упорно уговаривала его показать то, чем он отличается от нее. Он долго смущенно заикался и отнекивался и, в конце концов, обратился в бегство, велев ей на прощание не говорить глупости. Тогда Скотти не поняла его смущения. Спрашивала-то она из чистого любопытства. В ее просьбе не было и намека на что-то другое. Однажды она все же случайно увидела это отличие…

Если бы была жива мама, она научила бы Скотти, как нужно себя вести: падать иногда в обморок, кокетливо хихикать и хлопать ресницами, словом, флиртовать, как девушки, приезжавшие каждое лето в долину.

Но Скотти не походила на городских девушек. Когда ей хотелось что-то узнать, то она спрашивала, не задумываясь о последствиях, и ничего не могла с собой сделать. Как сегодня! Ее на самом деле с первого же дня интересовали густые волосы на груди Алекса. Что же плохого в ее вопросе?

Интересно, закончил ли он мыться? Времени прошло много, скорее всего, закончил. Лохань была большой, но даже она не могла в ней лечь, не говоря уже об Алексе, который был вдвое больше ее.

Скотти в последний раз легонько ударила Глорию по боку и вернулась в дом. Войдя в теплую комнату, первым делом посмотрела на очаг, и ее сразу охватило удивление, смешанное с желанием.

Алекс стоял в лохани. Вода ручьями стекала по густым черным волосам у него на груди и ногах. Он взмахнул рукой и отбросил с лица мокрые длинные волосы.

Скотти пристально разглядывала каждый мускул его тела. Наконец ее взгляд добрался до восхитительного черного куста внизу живота. Он притягивал ее как магнитом. Широкоплечий красивый мужчина! Его признак принадлежности к мужскому полу рос с каждой секундой, и Скотти едва могла дышать.

Наконец собрав все свои силы, она подняла глаза. В его глазах пылал огонь. Он проник в сердце Скотти и растопил его.

 

Глава 6

– Скотти… – Из горла Александра Головина вырвался странный звук, напоминающий звук пилы. Скотти Макдауэлл смотрела на него с открытым ртом. – Скотти, дай мне полотенце.

Девушка рассеянно посмотрела на полотенце, лежащее на подлокотнике кресла рядом с ней, потом снова пристально взглянула на него. Казалось, она лишилась дара речи. Его детородный орган рос прямо у нее на глазах. Покачиваясь от собственного веса и поблескивая капельками воды, он дерзко выглядывал из завитков черных волос. Волоски на мускулистых ногах прилипли к телу.

Скотти проглотила подступивший к горлу ком, в груди бешено колотилось сердце. Возбуждение было таким сильным, что она боялась упасть в обморок.

– Скотти, дай мне, пожалуйста, полотенце, – хрипло повторил Алекс.

– Нет, – возразила она тихо.

Головин негромко выругался и вышел из лохани. Оставляя на полу мокрые следы, подошел к креслу, сам взял полотенце и обернул вокруг талии.

– Черт побери, девчонка, ты не понимаешь, что делаешь?

Скотти продолжала пристально смотреть на него с открытым ртом. Сердце трепетало, словно хотело вырваться из груди на свободу.

– А что я такого делаю? – непонимающе пробормотала она.

– Девушке неприлично стоять и пялиться на голого мужчину. – Головин сорвал с крючка над очагом второе полотенце и принялся вытирать густые черные волосы.

– Почему неприлично? – спросила она, не в силах отдышаться и отвести от него завороженный взгляд.

– Потому!.. – сердито буркнул он.

Скотти не шелохнулась, удивляясь странному гневу Алекса и не понимая его.

– Почему ты так рассердился, Алекс? – искренне удивилась она. – Ты же знаешь, я уже видела тебя раздетым. Тебе нечего стыдиться. Мне нравится твое тело. Оно у тебя очень красивое.

Александр Головин опять выругался и, швырнув на стул полотенце, угрожающе двинулся к ней. Подошел почти вплотную и положил руки ей на плечи.

– Запомни, такое нельзя говорить мужчине… Понимаешь? Никогда не говори мне такие слова!

Он говорил сердитым голосом, но в глазах… гнева не было – только желание. Оно сбивало Скотти с толку. Почему он ведет себя так странно? Она заметила на его лице черную щетину и удивилась. Ведь он брился вчера утром.

– Но, Алекс, – растерянно пожала она плечами, – ведь это правда. Почему мне нельзя говорить правду?

– Знаешь, как поступит большинство мужчин, если ты будешь так смело разговаривать с ними? – застонал он.

Скотти покачала головой.

– Но я не хотела… Просто я…

– По-моему, ты сама не понимаешь, на что напрашиваешься, – по-прежнему сердито прервал адвокат из Сан-Франциско. – Черт побери, раз не понимаешь, тогда мне следует преподать тебе урок. – Он притянул ее к себе и поцеловал.

Интуиция подсказала Скотти, что этим поцелуем Алекс хотел наказать ее: он почему-то рассердился. Но, несмотря на его злость, Скотти почувствовала себя на седьмом небе от счастья и блаженства. Она вспомнила то, чему он уже успел ее научить, и ответила на поцелуй, водя губами по его губам и чуть приоткрыв рот, чтобы впустить его язык внутрь.

Алекс застонал и сильнее прижался к ее рту. От его стонов Скотти вся задрожала. Она дотронулась языком до его языка, коснулась ладонями его влажной груди, нащупала пальцами соски. Они были сейчас такими же твердыми, какими часто бывали у нее самой. Сладкая боль желания заполнила все ее существо.

Выпуклость под полотенцем зашевелилась, будто жила собственной жизнью, и уперлась Скотти Макдауэлл в живот. Ей очень хотелось потереться о нее тем местом, которое ныло сильнее всех, но она была слишком низкой или, вернее, он был слишком высок. Она разочарованно вздохнула и пылко прижалась к нему. Алекс схватил ее за плечи, а ей страшно захотелось, чтобы он покрепче обнял ее, хотелось погладить его везде… Она осторожно потянула полотенце.

Неожиданно Александр Головин отпрянул и грубо оттолкнул ее от себя. Из его груди вырывалось прерывистое хриплое дыхание, глаза потемнели. Она заметила, как на его шее быстро бьется голубая жилка.

– Ну, сейчас-то ты хоть понимаешь, что делаешь? – прорычал он, и его черные брови угрожающе нависли над глазами.

– Но мне так нравится, Алекс, – судорожно вздохнула Скотти. – Честное слово!

Алекс не удержался и громко выругался. Он тут же отвернулся, но Скотти успела заметить, что полотенце вокруг его бедер торчит, как палатка.

– Убирайся! – гневно потребовал адвокат.

Грубость озадачила ее.

– Но я…

– Убирайся отсюда ко всем чертям! – вне себя от ярости повторил он. – Дай мне одеться.

Скотти Макдауэлл смотрела на его широкую гладкую спину и понимала, что сделала что-то не так. Раньше ей никогда не приходилось следить за своими словами, она всегда говорила то, что хотела, то, что думала. Проклятие! Она знала, что иногда бывала слишком непосредственной, но отец часто говорил, что это придает ей особое очарование.

– Ну? – Алекс повернулся и устремил на нее испепеляющий взгляд.

С печальным вздохом девушка решила подчиниться, чувствуя, что сейчас не время для споров. Он уже и так рассвирепел. Она схватила куртку и направилась к двери.

– Ты очень непоследователен, – все-таки не удержалась Скотти.

– Что ты хочешь сказать, черт побери? – Он стоял за креслом с полотенцем, обмотанным вокруг талии.

Она смущенно оглянулась.

– Ведь в самом начале, еще до того как ты соизволил представиться, ты преспокойно разгуливал передо мной в чем мать родила! А теперь вдруг начинаешь стыдиться и прикрываешься, как стеснительная девица. – Тряхнув головой, Скотти открыла дверь. – Ты очень непоследовательный мужчина, Алекс Головин, – решительно повторила она и вышла из дома.

Скотти уже с час лежала на кровати, но никак не могла уснуть. С головой творилось что-то неладное: никак не удавалось прогнать мысли, расслабиться и уснуть.

– Алекс?

Хотя он лежал тихо и его дыхание было спокойным, размеренным и глубоким, она знала, что он тоже не спит.

– Алекс, – повторила девушка, – я знаю, что ты не спишь, можешь не притворяться.

Он пошевелился на полу и пробормотал что-то неразборчивое.

– Что тебе нужно? – наконец раздраженно спросил он, надеясь отбить у нее охоту к дальнейшему разговору.

– Ну… – с отчаянным вздохом начала Скотти. – Я подумала, что было бы хорошо, если бы ты научил меня… тому, что знаешь.

Он повернулся и бросил на нее полный ярости взгляд.

– О чем ты говоришь, черт побери?

– Ну… – повторила она, приподнимаясь на локте, – было бы здорово, если бы ты научил меня доставлять удовольствие мужчинам. – Она, наконец, сказала то, что давно хотела сказать. Избавившись от тяжелого груза, Скотти вздохнула свободнее.

– Что? – не веря своим ушам, воскликнул Александр Головин. – Что ты болтаешь?

– Только не злись, пожалуйста! Выслушай сначала хотя бы…

– Скотти, мы не будем больше разговаривать на эту тему… Все, хватит! Давай спи!

Она легла и нахмурилась.

– Ты говоришь, как старая дева! Я так и знала, что тебе это придется не по вкусу и ты будешь ворчать.

– Да, – не стал спорить Алекс, – ты права. Я и есть старая дева и буду ворчать. Мне не по вкусу такие разговоры.

– Но, Алекс, – осторожно произнесла девушка, внимательно глядя на его крепкое мускулистое тело. – Я ведь ничего не знаю о том, как женщины доставляют мужчинам удовольствие. Ты считаешь, что мне еще рано это знать? А я думаю, в самый раз.

Головин преувеличенно громко застонал и пробурчал в подушку забористое ругательство.

– Скотти, – терпеливо начал он, – придет день, и ты обязательно найдешь мужчину, которого полюбишь и за которого выйдешь замуж. Можешь мне поверить на слово, рано или поздно это обязательно произойдет. И вне всяких сомнений, он будет безумно рад и благодарен, что ты сохранила себя для него.

– Но этого-то я и боюсь. Я хочу узнать, как… как заставить мужчину почувствовать… испытать тот же жар и ту же страсть… какие я чувствую, когда думаю о тебе.

– Неужели сегодняшний урок ничему тебя не научил? – взорвался он.

Скотти негромко рассмеялась, вспомнив его наказание, такое сладкое и возбуждающее.

– Ты говоришь о поцелуе? – решила на всякий случай уточнить она.

Она посмотрела на него в то самое мгновение, когда он крепко закрыл глаза и больно ущипнул себя за переносицу, стараясь успокоиться.

– Скотти, я…

– Я думаю, – прервала его Скотти, которой надоело слушать упреки и нравоучения, – что ты испытываешь ко мне те же самые чувства, какие я испытываю к тебе.

– Что ты мелешь? – возмутился Алекс, весь кипя от ярости.

– Не кричи на меня, пожалуйста, – спокойно сказала девушка. – Крики тебе ничего не дадут. Я видела тебя сегодня, Алекс. Видела, как полотенце шевелилось на тебе… О, – торопливо добавила она, – я знаю, как он называется. Я не настолько глупа и наивна, как ты, наверное, думаешь. Я… просто, ты, наверное, считаешь, что я не должна вслух произносить это слово.

– Почему же? – насмешливо поинтересовался он. – Интересно, что тебя останавливает? Ты и так уже произнесла все слова, кроме этого.

Скотти снова откинулась на подушку.

– Ладно. От меня не укрылось, как твой пенис шевелится под полотенцем. Я не настолько наивна, чтобы не знать, что это означает. Он становится таким большим и толстым тогда, когда мужчина возбужден и…

– Скотти, ты сама не знаешь, что болтаешь! А поэтому немедленно замолчи! Довольно, чтобы я больше не слышал от тебя ни одного слова!

– Но тебе все равно не удастся убедить меня в том, что я не права, Алекс… Несколько лет назад я видела, как Джейми, спрятавшись в кустах, играл с… ним. Правда, у него он не был таким большим, как у тебя, но…

– Черт побери, Скотти, я сказал: хватит! – прикрикнул на нее Алекс. – Немедленно замолчи!

Скотти покосилась на него и вкрадчиво осведомилась:

– А если не замолчу, что будет? Что ты со мной сделаешь? Наверное, как-нибудь накажешь, Алекс? Поцелуем ты меня уже наказывал. Какое же наказание выберешь на этот раз? Может, отшлепаешь? Кажется, так наказывают детей?

– Я больше не намерен разговаривать на эту тему, Скотти. Ты пытаешься вывести меня из себя, но у тебя ничего не выйдет. Я не собираюсь учить тебя тому, как женщины любят мужчин.

Александр Головин сердито отвернулся к очагу, спиной к ней, не желая разговаривать.

Скотти Макдауэлл подавила вздох разочарования, выскользнула из кровати и подошла к огню. Прежде чем заснуть, нужно подложить дрова, чтобы огонь не погас ночью.

Услышав ее шаги, Алекс приподнялся на локте и пробурчал:

– Возвращайся в постель, Скотти. Я сам подложу дрова.

Она улыбнулась и покачала головой:

– Не стоит, я уже и так встала.

– Напрасно стараешься, – хмыкнул он. – Ничего у тебя не выйдет.

– Прости, что не выйдет? – удивленно спросила Скотти.

– Будто сама не знаешь! Стоишь спиной к огню, а твои ноги просвечивают сквозь рубашку. Напрасно стараешься, Скотти.

Девушка посмотрела вниз – и правда все видно, даже кустик волос между ее ногами.

– Вот, значит, в чем дело, – прошептала Скотти Макдауэлл, не сводя с него взгляда. – Значит, ты видишь через рубашку.

Алекс чертыхнулся, вскочил, схватил ее за руки и силой уложил на кровать.

– Лежи и не вставай, черт возьми! И чтобы до утра я не слышал от тебя ни единого слова! – Он накрыл ее одеялом, натянув его до подбородка, и сунул края под матрац.

Ворча себе под нос, он вернулся к постели у очага и лег.

– Алекс? – тихо позвала Скотти.

– Ну что еще?

Скотти улыбнулась, радуясь охватившей ее теплоте. Она была уверена, что Головин хочет ее. Она это почувствовала!

– Спокойной ночи.

– И тебе того же, – мрачно буркнул Александр Головин, заставив ее широко улыбнуться.

Скотти Макдауэлл открыла глаза, не сразу поняв, что ее разбудило. Она посмотрела на огонь и увидела Алекса, сидящего в любимом кресле отца. Длинные ноги он поставил на скамеечку. В комнате было тепло, значит, он подложил дров. В очаге пылал яркий огонь, во все стороны летели искры.

Она соскользнула с кровати и направилась к огню.

– Что делаешь? – сонным голосом поинтересовалась Скотти.

Алекс как-то странно смотрел на нее. Отсветы языков пламени плясали на его лице, то бросая на него тени, то ярко освещая. Скотти решила, что он как-то неуловимо изменился. Она еще не видела его таким.

– Благодаря тебе так и не смог уснуть, – сердито проворчал Головин, поднимая и показывая бутылку.

Подойдя ближе, Скотти уловила запах виски.

– Ты пьешь? – удивилась она.

– В наблюдательности тебе не откажешь.

Не обращая внимания на язвительный тон и неожиданный страх, она подошла ближе. Грудь Алекса, как всегда, была обнажена. Он развалился в кресле, положил руки на широкие подлокотники и широко расставил ноги. Поза его была спокойная и расслабленная, но настроение – далеко не благодушное.

Скотти бросила взгляд на почти пустую бутылку с виски, которую он сжимал в руке.

– Виски не поможет, Алекс.

– Откуда ты знаешь, черт побери? – мгновенно вскипел он.

Она вздрогнула, будто он влепил ей пощечину.

– Алекс, если я виновата…

– Не льсти себе, – прервал адвокат и в очередной раз приложился к бутылке. – О, – торопливо пробормотал он и протянул бутылку, – какой же я невоспитанный! Не желаешь присоединиться?

Скотти уже собиралась отказаться от приглашения, но передумала. А почему бы и нет? Виски поможет успокоить нервы, которые натянуты, как скрипичная струна.

– Да, – кивнула она. – Налей немного, пожалуйста.

Алекс фыркнул.

– «Пожалуйста», – передразнил он ее. – А тебе известно, что «пожалуйста» чертовски возбуждающее слово?

Она покачала головой и пошла к буфету за рюмкой.

– Возбуждающее? – удивленно переспросила Скотти и протянула рюмку.

Он плеснул на донышко немного виски и кивнул с пьяной ухмылкой:

– Да, возбуждающее.

Скотти Макдауэлл сделала небольшой глоток и с трудом поборола желание чихнуть. Виски жидким пламенем потекло по горлу, согрело живот.

– Я всегда… – Скотти вежливо откашлялась, стараясь не показать, что не переносит даже запаха спиртного. – Мне всегда казалось, что «пожалуйста» приятное и спокойное слово.

Алекс покачал головой и уставился на нее.

– Только не тогда, когда женщина хочет, чтобы мужчина занялся с ней любовью.

– Ч… что? – От неожиданности Скотти чуть не поперхнулась. Черт побери, она действительно хотела этого вечером, но сейчас обстоятельства изменились, и желания у нее сильно поубавилось.

Александр Головин положил голову на спинку кресла и сладострастно вздохнул.

– Стоит закрыть глаза, и я вижу тебя, Скотти. Вижу, как ты хнычешь, умоляешь, стонешь и извиваешься подо мной, не в силах выразить свое желание словами. «Пожалуйста», – хнычешь ты мне на ухо. – Его голос неожиданно стал хриплым. – «Пожалуйста…»

Тонкая оболочка сдержанности, всегда окружающая его, исчезла, и перед ней явился дикий и опасный мужчина. Впервые за последние месяцы Скотти поняла, что такое настоящий страх.

– Алекс, ты пьян, – робко пробормотала она.

– Да, черт побери! – с яростно горящими глазами усмехнулся Головин. – Я пьян и чертовски возбужден. По идее, спиртное должно притуплять желание. – Внезапно он крепко схватил ее за запястье. – Ты знала, что виски успокаивает?

Пальцы Алекса больно, как тиски, сжимали руку. Скотти попыталась освободиться, но быстро убедилась, что все попытки вырваться напрасны. Она испуганно сделала еще глоток и от страха уронила рюмку на пол – та разбилась у ее ног.

Головин бесцеремонно посадил девушку себе на колени.

– Немного волнуешься, милая, да?

Выпуклость в его паху упиралась ей в ягодицы.

– Я… я не понимаю, что ты имеешь в виду, – ответила Скотти, изо всех сил стараясь справиться с дрожью в голосе.

Он схватил ее за подбородок.

– Ясно, не понимаешь.

Скотти нигде не могла спрятаться от обжигающего пламени, бушующего в его глазах.

– Алекс, ты пугаешь…

– Но разве ты не этого хотела? Разве не это ты умоляла меня сделать несколько часов назад?

Она хотела этого? Не может быть! Она не могла хотеть этого. Не могла…

– Я… я так не думаю. Я не этого хотела, Алекс. Дай мне встать, пожалуйста. – Скотти храбрилась, но внутри у нее все дрожало от страха – ведь она по-прежнему оставалась испуганной неопытной девчонкой.

– О, значит, опять «пожалуйста»? Маленькая непорочная девственница хочет, чтобы ее отпустили. – Она никогда не слышала, чтобы он говорил таким хриплым голосом. – Я же тебе объяснил, что «пожалуйста» говорят не так и не в такие минуты.

Скотти сидела у него на коленях. Спина затекла от напряжения, в горле застрял ком.

– Пож… – Она осеклась и строго произнесла: – Алекс, я хочу встать.

Он повернул к себе ее лицо и зарылся ртом в длинные густые волосы, которые каскадом падали на плечи и закрывали грудь.

– Какие у тебя роскошные волосы! – прошептал он. – Я хочу гладить их, хочу заблудиться в них. О, как мне хочется, чтобы, кроме волос, на тебе ничего не было! Ничего, слышишь?

Скотти задрожала от страха. Но когда он провел пальцами по ее волосам у виска, неожиданно страх исчез.

На смену ему пришло понимание, что сопротивление бесполезно.

Одной рукой Алекс осторожно поддерживал ее затылок, а второй притянул еще ближе. Горячее дыхание, смешанное с запахом виски, коснулось ее щеки.

– Ты была права, Скотти, – прошептал он ей на ухо. – Трудно бороться с соблазном.

Горячее дыхание щекотало, и она вся затрепетала.

– Я… я не хотела…

– О нет! Хотела, – прервал он и ткнулся носом в ее ухо. – Согласен, ты могла не знать последствий, моя милая, но двигалась ты в правильном направлении, поверь.

Он сводил ее с ума. Рассудок требовал вскочить, пока она еще хотя бы немного владеет собой, но охватившее желание отняло все силы.

Вдруг Алекс отпустил ее.

– Ты разбила бокал, Скотти! – воскликнул он, словно только сейчас увидел на полу осколки стекла. – Ты не порезалась?

Головин поставил свой бокал на пол и взял ее за щиколотку. Скотти задрожала от удовольствия. Его рука нежно скользнула вверх.

Она замерла, не желая ни поощрять его на дальнейшие действия, ни злить. По спине девушки забегали мурашки.

– Я… со мной все в порядке, Алекс. Правда, я не порезалась.

Рука Головина продолжала неумолимо ползти вверх, она уже поднялась выше колена. Скотти вся горела, ей казалось, что в комнате нет воздуха и нечем дышать. По мере того как его пальцы приближались к заветному месту между ног, она чувствовала, как оно дрожит, набухает и пропитывается влагой желания. Рассудок взывал к благоразумию, но душа ее требовала продолжения.

– О!.. – еле выдохнула она. – Ты… когда-нибудь… дотронешься…

Когда пальцы Александра Головина, наконец, добрались до заветного места, Скотти шумно втянула в себя воздух и подпрыгнула у него на коленях. Он тут же убрал руку, оставив ее в смятении, в плену незнакомого фантастического желания.

Неожиданно он прижался губами к ее шее и слегка укусил мочку уха. Скотти затрепетала от наслаждения.

– Черт побери! – прошептал на ухо Алекс. – Ты везде такая вкусная?

Виски ударило в голову Скотти. Она почувствовала вялость и испуг.

– Алекс, – нерешительно захныкала она, – пожалуйста, отпусти меня.

Он рассмеялся хриплым дразнящим смехом, обволакивая ее горячим дыханием. Голова шла кругом от запаха виски.

– Так ты больше не хочешь, чтобы я научил тебя, как любить мужчину? – Кончик его языка пробрался в ее ушную раковину, большая ладонь легла на грудь.

Скотти закусила губу и изо всех сил постаралась сдержать громкий стон. Головин еще не дотронулся до ее соска, а он уже напрягся и затвердел. Когда же он прикоснулся к нему пальцем, она всем телом прижалась к Алексу, не в силах понять, что с ней происходит.

– О Господи! – хрипло бормотал Алекс. Скотти Макдауэлл тонула в наслаждении. Стоило его пальцам слегка прикоснуться к ней, и она вся начинала дрожать. Он ласкал ее грудь сквозь тонкую ткань рубашки, потом взял губами сосок.

Затем ладонь Алекса медленно спустилась вниз по ее плоскому животу и добралась до прелестного холмика у основания бедер. Не в силах бороться с бушующим внутри нее огнем желания, Скотти извивалась у него на коленях, требуя продолжения мучительной ласки.

Однако Алекс неожиданно убрал руку, оставив Скотти в томительном ожидании.

– Алекс! – всхлипнула девушка. – Пожалуйста, ну, пожалуйста… – взмолилась она и широко раздвинула ноги.

Головин приблизил к себе ее лицо и прижался губами ко рту. Поцелуй был яростным, неистовым и долгим и позволил им обоим дать выход страсти.

Скотти судорожно вцепилась в его плечо, потом скользнула рукой вниз. Пальцы нащупали эластичную резинку кальсон и нырнули под нее. Когда Скотти дотронулась до густых волос и до того места, которое твердо упиралось ей в ягодицы, она совсем потеряла контроль над собой.

Внезапно Алекс схватил ее за руку. Сначала Скотти чуть не расплакалась от разочарования, но поняла, что он и не собирается мешать. Напротив, он помогал ей. Скотти переменила положение – села к нему лицом, оседлав его мускулистые бедра. Алекс показал ей, что нужно делать, их пальцы переплелись и медленно… очень медленно двигались вверх-вниз…

– Вот так, – хрипло шептал Головин. – Так… Другой рукой он коснулся чувствительной кожи на внутренней поверхности ее бедра. Он придвинулся вплотную… их тела плотно-плотно соприкасались… и Скотти вновь задрожала. Сначала Алекс слегка провел ладонью у нее между ног, потом осторожно надавил большим пальцем на ее бархатистую плоть.

Скотти словно превратилась в один сгусток страстного желания. Всего минуту назад ей казалось, что она постигла самое большое на земле наслаждение, но то, что она чувствовала сейчас, не поддавалось описанию.

– О, пожалуйста! – стонала девушка, забыв обо всем на свете.

Его твердая пульсирующая плоть готова была проникнуть в нее, но в последний момент он вдруг остановился. Скотти не могла больше ждать – подалась навстречу ему, невзирая на легкую боль, погружаясь в водоворот эмоций.

Удерживая ее за бедра, Алекс начал двигаться взад-вперед, побуждая ее делать то же самое. Скотти оказалась сообразительной ученицей. До нее быстро дошло, чего он от нее хочет. И вот они уже задвигались вместе, превратившись в одно тугое напряженное целое: вместе двигались, вместе дышали, вместе дрожали и стонали от наслаждения.

Неожиданно Алекс взял ее ладонями за талию и попытался приподнять. Скотти испугалась и еще крепче прижалась к нему… Внезапно Алекс напрягся и громко застонал. Что-то горячее и влажное заполнило ее. Обессиленный, он упал на спинку кресла, жадно хватая ртом воздух.

Скотти положила голову к нему на плечо и прислушалась к его дыханию. Слезы медленно текли по ее щекам. Она чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Она доставила ему удовольствие, сделала его счастливым, и это – самое главное. Скотти удовлетворенно вздохнула и подумала, как было бы замечательно, если бы до самого утра он не выпускал ее из своих объятий. И ей очень хотелось проделать это еще раз.

Она взглянула на Александра Головина. Увидев, что он спит, лениво улыбнулась, устроилась поудобнее и уснула в его объятиях.

Проснулась Скотти в своей кровати. Едва открыв глаза, тут же вспомнила о том, что произошло ночью, и резко села. Посмотрела на очаг, но, увидев пустое кресло, разочарованно вздохнула. Его матрац был аккуратно свернут и стоял у стены. Алекса нигде не было видно.

Скотти закрыла глаза и вновь легла. Она вытянулась, слегка вздрогнула, почувствовав между ног легкую саднящую боль, и с дрожью вспомнила о том, что произошло ночью.

Хотела ли она, чтобы это произошло? Да, хотела! Зачем лгать самой себе и говорить, будто он взял ее силой, против ее желания? Да, она хотела, чтобы это произошло, но даже в своих самых безудержных мечтах не могла представить те сладостные ощущения, которые испытает до любви, во время ее и после. Это было… очень интересно. Сейчас, когда она узнала, как мужчины и женщины любят друг друга, ей стало даже немного смешно.

Скотти улыбнулась. Как Алекс сопротивлялся, изо всех сил боролся с желанием. Пытался вести себя, как джентльмен, старался не трогать ее, но, конечно, с самого начала знал, что это неизбежно произойдет.

Ей хотелось петь от радости. Теперь Алекс навсегда останется с ней в Йосемитской долине. Конечно же, теперь он прекратит свои глупые попытки выселить из долины всех жителей и сделать их бездомными! Как он может выгонять ее из дома, после того, что произошло между ними! Он никогда не сделает это после сегодняшней ночи!

Скотти Макдауэлл отбросила одеяло, встала и снова поморщилась от небольшой боли. Она пошла к ширме, внимательно глядя себе под ноги, но так и не нашла на полу осколков стекла. Помывшись, оделась и принялась готовить завтрак в надежде успеть к возвращению Алекса. Она не знала, где он, но была уверена, что он скоро вернется.

Возясь у печки, Скотти что-то тихо напевала, от счастья слегка кружилась голова. Завтрак был почти готов, когда дверь открылась и в хижину вошел Александр Головин.

Скотти посмотрела на него, и сердце учащенно забилось.

– Доброе утро! – весело поздоровалась она. – Захотел прогуляться перед завтраком?

Головин хмуро посмотрел на нее. Не сказав ни слова, снял куртку и повесил на крючок за дверью. В хижине повисло тяжелое молчание.

– Алекс? – испуганно окликнула Скотти, почувствовав неладное. – Что случилось?

– Я встретил у реки Тупи.

– Он придет на завтрак?

– Да, скоро придет. – Алекс упрямо отказывался смотреть на нее.

Скотти изо всех сил боролась с паникой. Она была знакома с этим ощущением и знала, что оно не предвещает ничего хорошего. Но в этот раз все будет по-другому. После сегодняшней ночи иного и быть не может.

– Я… тогда, наверное, нам надо подождать его… – неуверенно проговорила девушка.

– Перевал открыт, – неожиданно сообщил он ошеломительную новость.

Она пристально посмотрела на него. Вся радость исчезла, оставив вместо себя лишь страх.

– Не может быть, сейчас ведь только январь.

– Временная оттепель, – пожал плечами Алекс. – Перевал будет открыт до следующего снегопада.

Неожиданно Скотти Макдауэлл обнаружила, что двигается, как во сне. В голове метались обрывки страшных мыслей. Она хотела спросить, что он собирается делать, но молчала, боясь услышать то, что уже знает.

– Я должен возвращаться в Сан-Франциско, Скотти.

Девушка проглотила скопившиеся в горле слезы и уставилась на огонь.

– Но… но ведь ты вернешься, правда? – Она повернулась и посмотрела на его затылок. Алекс стоял у окна и смотрел вдаль. Когда он не ответил, какая-то частичка ее сердца умерла. – Вернешься? – повторила девушка.

– Нет, – тяжело вздохнул Головин. – Не вернусь.

Все ее самообладание рассыпалось, как карточный домик.

– Но… но после сегодняшней ночи я думала… – растерянно пробормотала она.

– Ты неправильно думала. – Он замолчал и вновь отвернулся к окну.

Скотти попыталась сморгнуть слезы. Что же случилось?

– Алекс, – с глубоким вздохом начала девушка – если я… если я что-то сделала неправильно…

– Черт побери! Мое решение не имеет никакого отношения ни к тебе, ни к твоим маленьким женским хитростям, В том случае, если ты еще этого не заметила, позволь мне тебе сообщить, что мир вовсе не вращается вокруг тебя.

Она попятилась, как будто он ее ударил.

– Но… но я думала…

Александр Головин резко повернулся и пронзил ее обжигающим взглядом.

– Что? Что ты думала? Только потому, что я перебрал и слегка опьянел, ты подумала, что тебе повезло? – В комнате зазвенел его язвительный смех, и Скотти задрожала. – Жизнь не сказка, малышка. Пора бы тебе уже это понять.

Ей показалось, что внутри у нее что-то оборвалось. Только не плакать! Ни в коем случае не плакать перед ним. А может, она больше никогда уже не будет плакать… О, как же больно слышать эти обидные слова! Как нестерпимо больно!

– Ясно, – сказала Скотти, стараясь говорить твердым голосом, но он все равно дрожал от слез.

– Сомневаюсь, что тебе ясно, – покачал он головой и смерил ее насмешливым взглядом. – Видишь ли, моя милая, я раскусил тебя.

С трудом проглотив ком, подступивший к горлу, Скотти недоуменно переспросила:

– Раскусил?

– Я видел подобные штучки сотни раз. Должен признаться, что иногда даже терял бдительность, однако после раскаивался в минутной слабости.

Скотти начала накрывать на стол. Ее руки сильно дрожали.

– Но на этот раз ты не потерял бдительности? – Она не имела ни малейшего представления, о чем он говорит.

Он снова посмотрел в окно, будто ждал Тупи.

– Это самая старая хитрость на земле, и к ней испокон веков прибегали женщины самой древней профессии.

Скотти не понимала, о чем он говорит, но не собиралась признаваться в своем невежестве. Несомненно, Алекс думал, что она знает, о чем идет речь. Какие хитрости? Какая самая древняя профессия?

– Наверное, мне следовало с самого начала догадаться, что с тобой эта хитрость не пройдет, – вздохнула она.

Алекс гневно посмотрел на нее.

– Значит, ты во всем признаешься?

Скотти сняла кашу с огня и поставила на подставку посреди стола.

– Ну? – повторил Алекс.

Она вздрогнула от его злого голоса.

– Что?

– Признаешься, будто думала, что если заставишь меня переспать с собой, то я не буду выселять тебя из долины?

Неожиданно ноги у Скотти стали ватными. Она привалилась к столу и быстро села, чтобы скрыть свое изумление и обиду.

– Как ты мог подумать?.. – Она замолчала не в силах закончить.

Горло у нее сжалось, грудь пронзила острая боль. Но неожиданно до нее дошло, что отчасти он прав… И что все ее глупые мечты никогда не сбудутся… Но хуже всего то, что он снова собирается покинуть ее и никакие уговоры и слова не заставят его передумать и изменить свое решение.

– Эй! – весело крикнул Тупи, распахивая дверь. – Завтрак готов?.. Нужно выйти пораньше, мистер Алекс, иначе и за день не дойти. Мы обязательно должны сделать это сегодня. Завтра или даже сегодня вечером будет уже поздно. – Он закрыл дверь, и комната снова погрузилась в полумрак.

Не замечая напряжения, царящего в хижине, индеец снял куртку и бросил на скамью.

– Тупи умирает с голоду, – с улыбкой сообщил он.

Внешне Скотти оставалась спокойной, не хотела показывать, что ее терзает отчаяние. Душа ее разрывалась от невыносимой боли. Алекс уходил, и она ничего не могла сделать, чтобы остановить его. Он будто вырвал у нее из груди сердце и бросил на пол…

 

Глава 7

Алекс поднялся по лестнице вслед за миссис Поповой. Свечи в светильниках на стенах отбрасывали слабый свет.

– Она очень долго не спала, Саша, – прошептала экономка, – но, в конце концов, не выдержала и уснула.

– Не бойся, я не разбужу ее. Хочу хотя бы одним глазком взглянуть… – Ему так сильно хотелось повидать девочку, что от волнения дрожали руки.

– Конечно, – сочувственно кивнула Ольга Попова. Ее преданность и любовь к семье Головиных с годами не только не ослабли, но даже усилились.

Она подошла на цыпочках к двери и оглянулась. Во взгляде экономки было столько нежности, что Алекс нагнулся и поцеловал ее в щеку.

– Даже не знаю, как бы мы жили в этом старом доме без тебя, Поппи! – улыбнулся он.

Миссис Попова ласково похлопала его по спине и улыбнулась.

– Вижу, длительное пребывание в снежном плену не отразилось на твоем красноречии. Все такой же льстец!

Алекс отвернулся, прежде чем она могла увидеть выражение его лица. Он не хотел, чтобы ему напоминали о страданиях, которые пришлось пережить. У него много дел впереди! И он вообще не хочет вспоминать ее.

Головин повернул ручку и медленно открыл дверь. Тусклый свет из коридора рассеялся по комнате, осветил кровать и крошечную фигурку, неподвижно лежащую под одеялами.

Головин подошел к кровати и пристально посмотрел на девочку. Катя. Его замечательная маленькая Катюшка. Любовь и жалость переполнили сердце. Он огляделся по сторонам – взгляд задержался на маленьком плетеном кресле с высокой спинкой на колесиках, и он тяжело вздохнул.

С невероятной нежностью Алекс дотронулся до бледно-золотистого локона на розовой кружевной наволочке. Какая же она у него красавица! Нежная и хрупкая, будто сделана из фарфора.

В уголках его рта появилась улыбка. Поппи сказала, что Катя устроила грандиозный скандал, когда узнала, что не сможет остаться и встретить отца. Девочка так рассердилась, что запустила в Уинтерса кувшином с водой, ему пришлось принять небольшой душ.

Ольге Поповой и дворецкому ничего не оставалось, как сдаться и разрешить ей дождаться Алекса. К своему несчастью, Катя потратила на споры последние силы и уснула от усталости, так и не дождавшись отца.

Девочка спала, положив под щеку тонкую, словно точеную ручку. Алекс низко наклонился над кроватью и очень осторожно, чтобы не разбудить, поцеловал ее. Кате нужно как можно больше отдыхать. Ничего страшного, что она не дождалась его. Воссоединение отца и дочери состоится завтра, когда она проснется, свежая и отдохнувшая. И не только завтра, но и послезавтра, и через неделю, и в миллион других дней, подумал он, и его сердце вновь наполнилось любовью.

Алекс вышел из комнаты и тихо закрыл за собой дверь. Миссис Попова ждала у лестницы. Она пропустила его вперед, и они спустились на первый этаж. Он вошел в библиотеку и остановился перед огромным окном, выходящим на город. Он вернулся домой и радовался – его окружали знакомые вещи, знакомые лица. Алекс с удовольствием посмотрел на туман, повисший в воздухе и придавший всему вокруг сказочный, нереальный вид. С него хватит гор и дикой природы! Он сыт по горло метелями и снегом, зверями и страхом закрытого пространства. Он больше никогда не покинет Сан-Франциско и свою дочь!

– Как она себя вела? – спросил Алекс, боясь услышать ответ.

– Бедный маленький ангел! – печально вздохнула миссис Попова.

В углу комнаты зазвенел хрусталь, и Головин догадался, что она подошла к бару. Бренди! Так долго пришлось пить в хижине Скотти вонючий чай, отвратительный кофе и выдохшееся виски, которое он, кстати, быстренько прикончил в ту роковую ночь…

Воспоминания о той ночи не оставляли его, лезли в голову, мешали думать. Александр Головин считал, что стал равнодушен к женским чарам и потерял способность возбуждаться, но, тем не менее, обрадовался желанию, захлестнувшему его, когда Скотти коснулась его тела. Впрочем, если бы не выпил, ничего бы не случилось. Сейчас бессмысленно думать о том, как бы все обернулось, если бы он был трезв. Правда, нельзя сказать, будто он совсем опьянел, поскольку он прекрасно понимал, что делает. Просто забыл об осмотрительности, вот и все! Хотя, откровенно говоря, он давно хотел сделать это. Виски развязало ему руки, заставило забыть о морали и чести. Нет, это не оправдание его отвратительного поступка. Во всем виноваты потрясающая красота и сексуальная невинность Скотти Макдауэлл. Из-за нее он потерял голову от страсти и, как дикарь, набросился на нее. Она виновата не меньше его, и это обстоятельство, пусть частично, смягчало вину Алекса.

– Господь заботится о Катюшке и хранит ее жизнь, – прервала его размышления миссис Попова. Она протянула ему стакан.

Алекс поднес его к губам, вдохнул дразнящий аромат бренди и сделал глоток, наслаждаясь напитком.

– А как ноги? Доктор не нашел никаких перемен? Миссис Попова сочувственно положила ему на плечо руку и грустно покачала головой.

– Если ты хочешь знать, сможет ли она ходить, то, боюсь, ответ отрицательный, – печально вздохнула она, – Он не нашел никаких перемен, все по-старому.

Александр Головин с силой сжал стакан, едва не раздавив его.

– А в остальном? Как она себя вела?

– Я уверена, что сейчас, когда ты вернулся, Катя быстро станет такой же, какой была до твоего отъезда в долину. Ей невозможно было объяснить, куда ты делся, заставить понять, что у тебя дела и что ты вернешься. Не забывай, ведь ей только шесть лет!

Он повернулся и мрачно посмотрел на экономку.

– Не смотри так на меня, Саша Головин! Доктор считает, что у нее не в порядке нервы. Мы все знаем, что бедняжка и вправду не может ходить, и уже смирились с этим. Но Катя, когда не получает того, чего хочет, выходит из себя. Gospady! Из-за нее я даже не могу нанять постоянную прислугу. Если честно, то Катенька та еще хулиганка, только сидит в кресле-каталке.

– Когда начались эти вспышки раздражения? – Алекс хорошо знал свою экономку и полностью доверял ей дочь.

– Ну… – протянула Ольга Попова после некоторых колебаний, – это началось еще до твоего отъезда в Йосемитскую долину.

Он отвернулся от окна и хмуро посмотрел в стакан. – Почему ты мне ничего не сказала, Ольга?

Миссис Попова подошла к дивану и стала рассеянно поправлять подушки, как делала всегда, когда нервничала.

– Надеялась, это скоро пройдет. Тогда я еще не видела причин для тревоги и решила не беспокоить тебя понапрасну.

Александр Головин подошел к камину, опустился в глубокое кожаное кресло и поставил ноги на низкую скамеечку.

– Может, сейчас, когда я вернулся домой, все образуется.

– Надеюсь. – Миссис Попова подошла к двери и остановилась. – Саша, какая она?

Алекс догадался, о ком спрашивает экономка. Он видел записку Скотти Макдауэлл. Тупи принес ее шерифу в Марипозе, а тот переправил в Сан-Франциско. Девчонка подписалась своим именем, так что Ольга знала, у кого он провел несколько месяцев. Пусть он и не хотел разговаривать о Скотти, но заставить себя перестать думать о ней оказалось выше его сил.

– Молодая девушка, Поппи, – с притворным равнодушием пожал плечами Головин. – Самая обычная молодая девушка.

Миссис Попова повернулась и внимательно посмотрела на него, слегка наклонив голову набок.

– Молодая девушка живет одна в диких горах? – Она прищелкнула языком. – Господь создал людей не для того, чтобы они жили в одиночестве.

С этими многозначительными словами экономка вышла из библиотеки, а Алекс хмуро уставился на огонь в камине. Одиночество? Но Скотти не одинока. У нее есть куча живности: енот, коза, мул, курица с цыплятами и, наконец, преданный индеец, который ни на минуту не закрывал рот, пока они шли в Марипозу, и на все лады расхваливал девчонку. Черт побери, да он более одинок, чем она, независимо от того, сколько людей его окружает!

Алекса разбудили громкие крики Кати. Он нежился в своей уютной кровати и знал, что его разбудит любой, самый незначительный звук. Ему опять снилась она. Поэтому он был рад, что Катя вторглась в этот сон и прервала его.

Алекс набросил халат из кашемира и быстро направился к двери комнаты дочери, которая располагалась напротив его комнаты. Сердце переполнялось любовью.

– Папа! – На ангельском личике Кати Головиной появилась чудесная улыбка, она протянула к нему руки.

Алекс подошел к кровати и нежно обнял дочь. Для того чтобы взять себя в руки и успокоиться, на мгновение даже закрыл глаза. Головин погладил золотистые волосы девчушки, ее хрупкие плечи. Катенька пахла сном. Он не забыл этот замечательный детский запах за те месяцы, который просидел в горах.

– Папа, папа… – шептала Катя, прильнув к нему и не желая отпускать.

Алекс проглотил подступивший к горлу ком и весело спросил:

– Как дела у моей любимой Катюшки?

– Все хорошо, папа, – засмеялась она. – У меня выпали два зуба, и я почти научилась считать. Представляешь, скоро я буду уметь считать.

– Я очень горжусь тобой, – искренне сказал он. – А кто тебя учит считать?

На втором месте после здоровья дочери стоял вопрос ее будущей учебы. В обычную школу Катя ходить, конечно, не могла. О частной школе тоже не шла речь. Значит, ей нужен учитель на дому. Причем не просто нужен, а крайне необходим в самое ближайшее время. Поиски такого учителя должны стать сейчас одной из главных задач Алекса. Он внезапно подумал, что девочка нуждается в подруге или друге. Кате нужен кто-то еще, кроме него самого, Поппи и Уинтерса. Хорошо бы найти для дочери и учителя, и компаньона.

– Ни у кого нет времени учить меня, – тихо ответила девочка. – Поэтому я сама учусь считать.

Алекс вздрогнул. Необходимо что-то сделать, причем очень быстро. Медлить нельзя, положение становилось угрожающим. Он поднял девочку и посадил к себе на колени.

– Сейчас еще рано, Катюшка. Хочешь, я перед завтраком расскажу тебе какую-нибудь сказку?

– Конечно, хочу, папа! – обрадовалась Катя. – Я очень хочу послушать сказку про Мишку, Пишку и Фишку.

– А, это про усы! – кивнул Головин. – А кто из них тебе нравится больше всего?

Девочка заерзала, устраиваясь поудобнее.

– Наверное, Фишка, потому что, когда идет дождь, любой может спрятаться у него под усами. Там тепло и сухо.

Алекс начал рассказывать сказку о трех людях с необыкновенно длинными усами. Рассказывал он ее без единой запинки, так, будто рассказывал в последний раз только вчера. Он сидел с дочерью и ждал рассвета. Его душу охватил покой. Дом… Возвращение к роли отца прошло гладко, без сучка и задоринки. Если бы и другие свои обязательства он мог выполнить с такой же легкостью!

Алекс вернулся со встречи с Генри X. Хейтом, новым губернатором Калифорнии, с чувством некоторой досады. Бывший губернатор Лоу никогда не вмешивался в его работу и предоставлял полную свободу действий. Генри Хейт, совсем недавно ставший губернатором штата, напротив, вникал в каждую мелочь. Он настоятельно просил Алекса поторопиться и поскорее освободить Йосемитскую долину, чтобы открыть в ней национальный парк.

Головин поднялся к себе. Следом вошел Уинтерс, который начал доставать из гардероба одежду. Алекс обещал миссис Поповой починить расшатавшиеся перила на лестничной площадке, поэтому нужно было переодеться в рабочую одежду.

– У вас такой вид, сэр, будто вы вернулись с поля боя, потерпев поражение, – почтительно заметил англичанин.

Алекс снял хорошую рубашку и надел старую, поношенную.

– Губернатор Хейт считает, что я слишком медленно работаю над Йосемитским проектом.

Уинтерс почистил щеткой сюртук Алекса и повесил в гардероб.

– Возникли какие-то сложности, сэр?

Адвокат кивнул.

– Похоже, Хейт не понимает, что хотя работа над созданием в долине национального парка тянется уже четыре года, я занимаюсь ею только с весны.

– По-моему, очень трудно выселить фермеров с их земли, сэр. Это сильные, свободолюбивые люди, которые не желают уступать властям. В Йосемитской долине к тому же, насколько я понимаю, живет много шотландцев. Выселить шотландца вдвойне труднее, поскольку это сброд, – презрительно фыркнул дворецкий. – Шотландцы всегда были сбродом и навсегда им останутся, сэр.

Алекс чуть не расхохотался.

– Если хотите знать, Уинтерс, молодая девушка, которая спасла мне жизнь, тоже шотландка.

Уинтерс слегка наклонил голову.

– Я благодарен ей за то, что она спасла и приютила вас, сэр, но если она шотландка, то все равно сброд. Тут уж ничего не попишешь! Против природы не пойдешь. – Он принялся чистить тряпкой ботинки хозяина, не сводя с него внимательного взгляда. – Много у вас с ней было хлопот, сэр?

– Порядочно, – кратко ответил Алекс, надевая старый жилет.

– Вы считаете, что в долгу перед ней, поскольку она спасла вам жизнь, сэр?

Головин кивнул:

– Вы очень проницательны, Уинтерс… Как бы вы посоветовали мне поступить?

– Я знаю, как бы поступил на вашем месте, сэр, но сомневаюсь, что ей это придется по вкусу, – пожал плечами дворецкий.

– Предлагаете сжечь ее дом?

– А сейчас уже вы очень проницательны, сэр, – похвалил Головина Уинтерс.

Алекс хрипло рассмеялся и покачал головой:

– Сдается мне, что вы отлично сработались бы с губернатором. У вас полностью совпадают взгляды, Уинтерс.

Уинтерс слегка кивнул и принялся убирать комнату.

– Что вы будете делать, сэр? – почтительно осведомился он через минуту.

– Понятия не имею. – Алекс пожал плечами и вышел из комнаты.

Укрепляя перила на лестничной площадке, Александр Головин размышлял. Он попал в затруднительное положение, но из него наверняка имеется какой-то выход. С одной стороны, он обязан выполнить распоряжение губернатора и выселить жителей из долины, с другой – не имеет права вышвырнуть Скотти Макдауэлл холодной зимой. Да, он чувствовал себя заключенным в зверинце, который она устроила у себя, но не забывал, что обязан ей жизнью. Она ухаживала за ним, поставила его на ноги и не выставила за дверь, хотя запросто могла сделать это. Да, за ним остался должок, причем немалый, но он и понятия не имел, как его вернуть. Скотти Макдауэлл не могла оставаться в долине. Об этом не может быть и речи! Все ее мольбы, все просьбы бесполезны. Пожалуй, впервые в жизни Алекс столкнулся с такими серьезными трудностями. Раньше он никогда не позволял своей совести становиться на пути долга. Однако сейчас все было намного сложнее, и он не знал, что делать.

Скотти Макдауэлл стояла у окна и держала в руке карманные часы Алекса. Вскоре после его ухода она нашла их в тайнике Маггина среди других трофеев енота. Прижав часы к щеке, она смотрела вдаль. Чуть ли не каждую свободную минуту она проводила у окна. Глубоко в душе девушка хотела, чтобы он вернулся, и не теряла надежды. Скотти так до сих пор и не поняла, почему он на нее рассердился, и неустанно ругала себя за то, что позволила своим мечтам и фантазиям вмешаться в реальность. Девушка понимала, что должна побыстрее забыть его, но не проходило и дня, чтобы она не думала, не мечтала о нем.

Неожиданно она заметила маленькую черную точку. Кто-то шел к хижине. Сердце бешено застучало в груди. Неужели это возможно? Неужели он? Она пристально и напряженно вглядывалась вдаль. В душе вспыхнула надежда… Однако прошло несколько минут, и Скотти успокоилась. У путника другая походка. Это был не Алекс, а Джейми Бауэрс.

Скотти стало стыдно за то, что она не рада возвращению Джейми. Спрятав часы в карман, она торопливо подошла к двери и распахнула ее настежь. Джейми помахал рукой и ускорил шаг. Последние ярды он преодолел бегом.

С широкой улыбкой слегка запыхавшийся Джейми подбежал к ней и крепко обнял.

– Здравствуй, Скотти, девочка моя!

Нет, разумеется, она была рада видеть его живым и невредимым. Она внимательно посмотрела на юношу и вспомнила, что произошло с его отцом и братом. Скотти обняла его, ввела в дом.

– Я очень рада, что у тебя все в порядке, Джейми, – с искренней радостью сказала она.

Джейми Бауэрс снял шапку, сбросил куртку, стряхнул с нее снег и повесил на крючок у двери. Оглядев девушку с головы до ног, прошептал:

– Господи, если бы ты только знала, как я скучал по тебе, Скотти! – Он снова обнял ее и вдруг спросил: – А где твой отец?

Скотти со слезами на глазах взглянула на него снизу вверх. Боль утраты еще не прошла.

– Отец умер, Джейми. Умер осенью еще до того, как в горах выпал первый снег.

Бауэрс крепко обнял Скотти, и она прижалась к нему.

– Мне очень жаль. Я должен был находиться рядом с тобой, поддержать тебя в трудную минуту… Я пришел прямо из Марипозы. Даже не заглянул домой.

Скотти нахмурилась.

– Ты еще не был дома? – Когда юноша покачал головой, ее сердце словно сжала чья-то холодная безжалостная рука. – Ты ничего не знаешь о своем отце и Калуме?

– А что с ними? – полюбопытствовал Джейми Бауэрс, не чувствуя беды.

Только тут Скотти поняла свою ошибку. Это глупо, но она не могла рассказать Джейми об Александре Головине. Девушка слегка отодвинулась и внимательно посмотрела на знакомое, милое лицо. Густые прямые льняные волосы торчали в разные стороны, брови необычного рыжего цвета нависали над глазами. Он отрастил бородку, такую же рыжую, как и брови. Нос у Джейми Бауэрса был слишком мал, а рот – велик. Он всегда с удовольствием улыбался, однако сейчас на его лице не было и тени улыбки.

– О, мой дорогой бедный Джейми! – грустно прошептала девушка. – Они… они умерли. Их больше нет, Джейми. Твой отец умер от сердечного приступа, а Калум погиб во время погони за… каким-то человеком. Я слышала, что они шли через хребет после сильного снегопада. – Она погладила его по щеке. – Мне очень жаль, Джейми, но Калум попал в снежную лавину… Он… он, наверное, до сих пор лежит где-нибудь под снегом.

Джейми попятился. Он остановился у очага и долго смотрел на огонь.

– За кем гнался Калум? – неожиданно спросил он. – Кто повинен в его смерти?

От испуга у Скотти закружилась голова.

– Не знаю, – солгала она.

Джейми в ярости ударил кулаком по очагу:

– Я знаю, кто повинен в гибели Калума! Правительство со своим идиотским планом устроить в долине национальный парк, чтоб им провалиться! Они хотят отнять у нас землю, так ведь? – Он не стал ждать ее ответа. – Когда я был в Сан-Франциско, то слышал о планах правительства Калифорнии прибрать к рукам всю Йосемитскую долину. Губернатор даже послал сюда своего человека, чтобы тот сделал за него всю грязную работу.

За долгие годы знакомства с Джейми Скотти Макдауэлл хорошо изучила его вспыльчивый характер, но сейчас она видела перед собой совсем другого Джейми. Он весь кипел от холодной ярости, и это пугало ее.

– О Джейми, я не знаю…

– Раз Йэн Макдауэлл умер, то теперь ты осталась одна, и это небезопасно, – прервал Бауэрс. – Теперь всем жителям долины угрожает серьезная опасность.

Скотти вяло запротестовала, хотя и понимала, что, скорее всего, он прав. Но, даже сознавая его правоту, она не собиралась искать у Джейми помощи и спасения.

Юноша отвернулся от огня и снова подошел к ней. Положив на плечи девушки большие костлявые руки, неожиданно предложил:

– Выходи за меня замуж, Скотти.

Скотти Макдауэлл так растерялась, что на мгновение потеряла дар речи. Несколько секунд она ошеломленно смотрела на Бауэрса, потом отвела взгляд в сторону. Ее охватило странное ощущение. Ведь сколько она себя помнила, всегда была уверена, что когда-нибудь выйдет замуж за Джейми Бауэрса. За кого же еще выходить, как не за него? Но сейчас все изменилось…

– Ты не должен предлагать мне выйти за тебя замуж только для того, чтобы я была в безопасности, Джейми…

– Не говори глупости, девочка. Дело не только в твоей безопасности, и ты это прекрасно знаешь. Рано или поздно мы станем мужем и женой. – Он не сводил с нее изучающего взгляда. – Вспомни, этого хотели наши отцы, Скотти.

Но хочет ли она этого? Нет, не хочет! Пусть ее скоро и выселят из долины, но положение не настолько отчаянное, чтобы в целях безопасности выходить замуж за Джейми Бауэрса.

– Не бойся, я смогу прокормить тебя, – похвастался он. – Мне немного подфартило в городе. Так что не беспокойся. Вот увидишь, скоро дела поправятся, и у нас все будет хорошо.

Скотти Макдауэлл смотрела на него широко раскрытыми глазами. Она никак не могла прийти в себя, после того как услышала предложение Джейми. Оно прозвучало, как гром с ясного неба, и застало ее врасплох.

– Что ты хочешь сказать? – недоуменно поинтересовалась девушка.

Он успокаивающе улыбнулся:

– Не обращай внимания, моя маленькая любовь. Все будет в порядке, можешь мне поверить.

Да, Джейми Бауэрс здорово изменился за эту зиму, и эти перемены пугали ее. В нем появилась развязность, которой раньше не наблюдалось. Интересно, чем занимался Джейми полгода, прошедшие после его ухода из долины?

– Итак, – сказал он, поднимая ее лицо за подбородок, – ты выйдешь за меня замуж?

Скотти с глубоким вздохом закрыла глаза и покачала головой.

Не веря своим глазам, Джейми Бауэрс крепко схватил ее за руку и растерянно воскликнул:

– Не выйдешь? Как это? Тебе же ничего больше не остается делать, как стать моей женой.

Эти неосторожные слова вывели девушку из себя. Она сжала руки в кулаки и гневно уставилась на незадачливого жениха.

– Я много чего могу сделать, Джейми Бауэрс. Заруби себе на носу, мне не нужен мужчина. У меня и так полнокровная жизнь.

Джейми поднял руки, стараясь ее успокоить.

– Но как ты будешь жить одна?

– Я прекрасно прожила здесь всю зиму, Джейми, и как видишь, жива и здорова.

– Знаю, Скотти, но скоро начнется выселение. Что ты тогда будешь делать?

– У меня есть план, – солгала она.

– Может, поделишься? – сердито бросил Бауэрс, который никак не мог прийти в себя после отказа. Его мужское самолюбие было уязвлено.

Скотти положила руки на бедра, слегка наклонилась и воинственно выставила вперед подбородок.

– Нет, не поделюсь, – отрезала она.

Джейми тихо выругался и сорвал с крючка куртку.

– Когда поумнеешь, пришли Тупи. Какое-то время я буду дома, а потом уйду.

Джейми Бауэрс выскочил из дома и изо всех сил хлопнул дверью.

Скотти виновато смотрела ему вслед. Ей было стыдно, что она так резко отклонила его предложение и так жестоко с ним обошлась. Но делать уже нечего, после драки кулаками не машут. Теперь ей придется выкручиваться самой. Ничего! Если отвратительные чиновники сожгут ее хижину, она будет жить в пещере.

Мысли Скотти, как этого и следовало ожидать, обратились к Александру Головину. Она скучала по нему, но теперь ее настроение изменилось. Джейми напомнил ей, с какой целью Алекс пришел в Йосемитскую долину, как торопился освободить долину от жителей. Алекс намеревался отнять у нее все.

Скотти не могла разобраться в своих чувствах. Почему она днями напролет думает об этом ужасном человеке? Почему? Головин – холодный, надменный, безжалостный, загадочный и бессердечный подлец. И постучи он в эту минуту в дверь, она достала бы ружье и всадила в его маленький твердый зад заряд крупной дроби.

Из угла неожиданно выбежал Маггин и потерся о ноги хозяйки. Скотти взяла енота на руки и улыбнулась, вспомнив, как Маггин терроризировал напыщенного адвоката из Сан-Франциско. Настроение немного поднялось.

 

Глава 8

Неожиданная оттепель продолжилась и в феврале. Горы снега, когда-то пушистого и сухого, сейчас неожиданно потяжелели, стали рыхлыми и покрылись скользкой коркой. Впрочем, оттепель должна скоро закончиться. Обычно март в Йосемитской долине был самым снежным и пасмурным месяцем в году. Любимый месяц Йэна Макдауэлла.

Скотти вспомнила об отце и грустно улыбнулась. Честно говоря, у него каждый месяц был любимым. Неожиданно из угла хижины, где протекал маленький ручей, донеслось кваканье лягушки.

Скотти, как всегда, стояла у окна и смотрела вдаль. Интересно, что бы сказал отец о сегодняшнем дне? В небе сверкало яркое солнце, все вокруг искрилось и переливалось. Жалко, что она не унаследовала от Йэна дара слова, а то бы непременно описала окружающую красоту.

Неожиданно к ней подбежал Маги и взволнованно пискнул. Скотти очнулась от мыслей и принялась внимательно вглядываться вдаль. Маггин оказался прав. Так и есть, кто-то идет к хижине. Человек приближался, и через несколько минут она узнала Александра Головина. Лицо девушки залил яркий румянец, сердце екнуло, к горлу подступил ком. Переведя дыхание и прижав пальцы к жилке, бьющейся на шее, Скотти стояла у окна и смотрела, как Алекс медленно идет к хижине по мокрому снегу.

Потом, спохватившись, забежала за ширму и посмотрела в зеркало. Времени для приведения себя в порядок, конечно, нет. Дрожащими руками только пригладила волосы и поправила густые тугие косы, короной лежащие на голове. Взглянула на одежду и испуганно вздрогнула. Если бы она знала, что он придет, то обязательно надела свою рубашку, а не отца. Но переодеваться было уже, конечно, поздно. Шаги послышались у самой хижины. От страха у нее закружилась голова и взволнованно забилось сердце. Ну вот, как всегда, не успела нарядиться и привести себя в порядок!

Когда раздался стук в дверь, девушка глубоко вздохнула и открыла ее. Ее сердце наполнилось радостью. Чувство оказалось настолько сильным, что она едва не упала в обморок. Что ни говори, а Алекс был писаным красавцем, смуглым и опасным для любой женщины. Внутри у нее все будто рассыпалось на маленькие кусочки.

– Привет, Скотти!

Скотти вздрогнула – каждый день она слышала его голос в своих мечтах: хриплый голос настоящего мужчины, не терпящего глупостей и возражений. Порой он был суровым, порой мягким. Или хриплым и соблазнительным, когда он был пьян, как сапожник.

Скотти хотела холодно улыбнуться и ответить так же кратко, быть такой же спокойной, сдержанной и безразличной, как он. Но, увы, не могла заставить себя быть безразличной. Ей хотелось броситься к нему на шею и прижаться к большому мускулистому телу. Хотелось дотронуться до него, уловить его запах и вспомнить вкус. Она хотела услышать, что он пришел и что больше никогда не расстанется с ней, будет всегда жить в райской Йосемитской долине. Но Скотти только широко открыла дверь и впустила гостя в хижину.

– Алекс… – осторожно ответила она, не доверяя своему голосу.

Маггин испуганно взвизгнул у нее за спиной и куда-то исчез.

– Ну что же, – сухо произнес Алекс, явно намекая на «теплый» прием, оказанный ему енотом. – Вижу, здесь ничего не изменилось. – Он потопал ногами, стряхивая снег, и вошел в дом.

Скотти закрыла за ним дверь и прислонилась к проему – ноги внезапно стали ватными. Она задержала дыхание и ждала, когда он скажет, зачем пришел. Головин повернулся и пристально посмотрел на нее. В его взгляде девушка прочитала неутешительные для себя новости. Она знала, что надеяться бесполезно, но все равно расстроилась.

Алекс с тяжелым вздохом снял куртку и бросил на скамью у стола, после чего огляделся по сторонам. Скотти знала, о чем он думает: вспоминает свое заключение в снежном плену и, скорее всего, жалеет, что пришлось вернуться.

– По-моему, ты собирался никогда не возвращаться сюда, – наконец, набравшись смелости, проговорила она.

Головин подул на озябшие руки и подошел к очагу. Стоя у огня, спокойно сказал:

– Нам нужно поговорить, Скотти.

Ее сердце бешено застучало. Она машинально двинулась к шкафчику со специями и начала готовить чай. Потом неожиданно вспомнила, с каким отвращением он пил ее чай, и остановилась. Пусть катится ко всем чертям! Она хочет чаю, и она выпьет его!

Скотти заварила чай, оставила его настаиваться и подошла к огню.

– Ну, давай, – сказала девушка, стараясь говорить твердым голосом. – Выкладывай, с чем пришел.

Адвокат сел в кресло ее отца. В этом кресле он сидел каждый день несколько месяцев, пока жил здесь. Скотти закусила губу, охваченная противоречивыми чувствами. Она могла понять, почему ее так взволновал его приход. Она мечтала, чтобы он остался… остался в долине навсегда. Только сейчас, когда он вернулся, до нее дошло, что она не ценила его присутствие здесь….

Алекс надел свою обычную маску равнодушия, и по отношению к себе она не чувствовала никакого тепла. И, разумеется, он давным-давно забыл последнюю роковую ночь, проведенную вместе. Она же была уверена, что никогда ее не забудет.

А их прогулки вдоль реки, величественные снежные знамена на вершинах гор, соек, которые таскали у белок орешки? Она хотела напомнить ему о множестве вещей, которые заставили бы его с нежностью вспомнить красоту Йосемитской долины. Но она с досадой признавала, что никакие слова не вернут отношения, когда-то существовавшие между ними.

– Скотти, тебе пора уходить отсюда, – наконец прервал он затянувшееся молчание.

Хотя она и ждала этих слов, сердце ее будто сжала чья-то безжалостная рука. Она знала, что он произнесет их, но не хотела слышать. Да, она подготовила себя к худшему, и все же глубоко в душе теплилась надежда, что пришел он не за этим.

– Понятно, – спокойно кивнула она.

В комнате повисло молчание, тяжелое, как незаконченное предложение. Их встреча должна было произойти как-то по-другому, не так…

– И куда, позволь поинтересоваться, ты предлагаешь мне уйти?

Алекс напрягся: судя по всему, для него этот разговор тоже обещал быть нелегким.

– У меня есть план…

– О, план? – Скотти задрожала от боли и обиды. Ясно, он ни капельки ее не любит! Девушка вскочила со стула и подошла к гостю вплотную. – Если позволите, я вам скажу, что вы можете сделать со своим планом, мистер Высокомерный адвокат из Сан-Франциско. Ты можешь… ты можешь… – На Алекса Скотти сердилась за то, что он принес плохие новости, а на себя – за то, что так сильно его любила и надеялась, будто что-то изменится.

– Так что я могу сделать со своим планом, Скотти? – холодно спросил Головин.

Неожиданно Скотти поняла, что никогда не избавится от него, если не согласится с его планом, пусть и притворно, и начнет спорить. Ведь губернатор поручил ему столь сложное дело по одной простой причине: лучше его с ним никто не справится! Только Александр Головин в состоянии быстро выселить из Йосемитской долины всех жителей. Она же – помеха на пути правительства штата Калифорния. Сейчас ей необходимо время подумать и решить, что же делать дальше. Во что бы то ни стало нужно придумать свой собственный план, а значит, нужно притвориться, что она не возражает, и выиграть время на раздумья.

Скотти опустила плечи и печально сказала, будто смирилась с поражением:

– Извини, я вспылила. Просто… я просто прожила здесь так долго и больше ничего не знаю и нигде не хочу жить. – Она принялась крутить пуговицы на своей рубашке, словно в растерянности. Впрочем, она действительно растеряна. – Я хочу, чтобы ты ушел. Я… я не могу сегодня думать об этом. Может, если бы ты заранее предупредил о своем приходе…

Алекс наклонил голову набок и удивленно поинтересовался:

– Неужели ты не хочешь выслушать мой план, прежде чем выставишь меня за дверь?

Не смейся надо мной! Всякий раз, когда он начинал шутить, Скотти смущалась и теряла бдительность.

– Да, не хочу, – кивнула девушка. – Я… у меня сегодня голова забита совсем другими мыслями. – Она повернулась и направилась в пещеру. – Сегодня обязательно нужно почистить стойло Глории. Я и так слишком долго откладывала уборку. И… и… Роза. О, Розу нужно немедленно подоить. Бедняжка того и гляди лопнет от избытка молока, – быстро проговорила она, боясь, что он прервет ее. – Завтра… Давай обо всем поговорим завтра. Ты… ты вернешься завтра и расскажешь мне о своем плане.

Адвокат встал и пристально посмотрел в глаза девушке.

– Интересно, а где ты предлагаешь провести мне ночь?

– Не знаю! Но здесь ты не останешься! – с вызовом ответила Скотти. Она совсем потеряла голову и не задумывалась над тем, что говорит. Обида заслонила все другие чувства. Они прожили несколько месяцев вдвоем в этом доме. Он был близок с ней, но не любил ее. Скотти боялась, что если он проделал это раз, то у него будет сильный соблазн повторить приятный опыт. А она не знала, сумеет ли остановить его, если он попытается сделать это вновь. Опасалась, что у нее не хватит сил отказать, и не хотела снова испытать унижение.

Алекс слегка приподнял свои черные, как у дьявола, брови и язвительно заметил:

– Так-так. Какой напор, какая сила! А тебе не кажется, моя милая Скотти, что ты слегка перегибаешь палку, когда придумываешь оправдания, для того чтобы прогнать меня?

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, – покраснела девушка.

– О, значит, не понимаешь… – передразнил он ее на удивление мягким голосом. – А мне кажется, прекрасно понимаешь. Неужели не хочешь еще раз испытать счастье? Может, на этот раз удача улыбнется тебе. Ты не задумывалась над этим?

Она проглотила подступивший к горлу ком и неожиданно поняла, что не в силах больше выносить его присутствие. Стены хижины, казалось, сжались, и Алекс наполнил собой все вокруг. Он опять на что-то явно намекал, и хотя Скотти догадывалась, что это что-то не очень приличное, она все равно не понимала, о чем конкретно идет речь.

В последний раз его намеки на то, что она затащила его в постель с корыстной целью – чтобы остаться в долине, причинили ей сильную боль. На этот же раз они привели ее в бешенство.

– Я не знаю, о чем ты говоришь, черт бы тебя побрал, Александр Головин! Лучше бы тебе убраться отсюда подобру-поздорову, пока я не всадила тебе в зад заряд дроби из своего ружья. – Скотти Макдауэлл гневно смотрела на него, лицо запылало еще ярче. – Уходи, – угрожающе повторила она.

Ухмылка Алекса переросла в широкую улыбку.

– Вижу, ты еще не готова выслушать мой план. Ладно, – кивнул он и направился к двери. – Я вернусь завтра утром, но учти, мы обязательно поговорим, Скотти. Откладывать разговор больше нельзя.

– Хорошо, хорошо, – торопливо согласилась девушка и легонько подтолкнула гостя к двери. – Завтра я обязательно выслушаю твой план.

Только, к твоему несчастью, завтра меня здесь не будет!

После его ухода Скотти подошла к окну. Она стояла и смотрела, как он медленно удаляется от хижины. О Господи, зачем он дразнил ее! Она терялась и смущалась даже в те минуты, когда хотела разозлиться.

Скотти все смотрела вдаль, хотя Алекс уже давно скрылся из виду. Если бы он не начал язвить и смеяться над ней, то, наверное, у нее не хватило бы сил выгнать его на улицу, тем более что ему некуда идти. Даже хорошо, что он решил подшутить над ней: она забыла о приличиях и гостеприимстве, просто не могла разрешить ему остаться после этих грязных намеков. С какой стати она должна чувствовать себя виноватой, если он, судя по всему, никакой вины за собой не чувствовал?

Решив, что Александр Головин отошел от дома достаточно далеко, Скотти торопливо вышла в пещеру и накормила животных. Потом сунула в старую кожаную сумку отца кое-какие вещи, надела куртку и позвала Маггина. Если она успеет до темноты добраться до хижины Тупи, то переночует там. Едва ли это бегство позволит ей выгадать много времени, поскольку Алекс, не найдя ее завтра утром в хижине, в первую очередь поспешит к Тупи. Но хотя бы ей не придется разговаривать с ним с глазу на глаз.

Скотти Макдауэлл никак не могла разобраться в своих чувствах к красавцу адвокату, но какими бы они ни были, они уже принесли ей много боли и полностью изменили ее жизнь.

Хижина Тупи приютилась под высокими деревьями. Скотти не была здесь больше года, но ей показалось, будто ничего не изменилось.

– Привет! – громко поздоровалась она, когда Тупи открыл дверь и жестом пригласил войти.

– Мы счастливы, что нас навестила Скотти, – с улыбкой ответил индеец на ее приветствие.

Сердце ее екнуло:

– Мы? – Она вошла в хижину и выпустила Маггина.

За столом, который Тупи придвинул к окну, сидел Джейми Бауэрс.

Юноша удивленно посмотрел на нее и строго спросил:

– Что ты здесь делаешь, Скотти?

– Я могла бы задать тебе тот же самый вопрос, – парировала Скотти, слегка приподнимая брови.

Бауэрс пожал плечами, вытащил из кармана трубку, неторопливо набил табаком и с важным видом закурил. Она фыркнула от смеха.

– Ты куришь, Джейми? С каких это пор? – Он, в самом деле, выглядел очень смешно. Джейми был еще совсем мальчишкой и, конечно, не дорос до того, чтобы курить трубку – принадлежность настоящих мужчин.

Он загадочно посмотрел на нее.

– Я многому научился в Сан-Франциско, Скотти. Ей не понравился его высокомерный взгляд.

– Ты напоминаешь мне цыпленка, который разгуливает с таким важным видом, будто он петух, Джейми Бауэрс.

Парень затянулся, сунул трубку в угол рта и крепко сжал черенок.

– Когда ты поймешь, что не завоюешь сердце мужчины такими глупыми разговорами, Скотти? – спокойно поинтересовался он.

Скотти покраснела, вспомнив, как Алекс сказал ей примерно то же самое, только в более резкой форме, когда она попросила научить ее доставлять удовольствие мужчинам. Она вспомнила, как он стоял перед ней, а вода ручьем стекала по его волосатой груди… Он тогда упрекнул ее в том же, но его упреки произвели на нее более сильное впечатление. С Джейми она чувствовала простое нетерпение. С Алексом же – сначала жар, потом холод. Сначала – слабость, потом – гнев. Сначала – разочарование, потом – недоумение.

Она с трудом заставила себя не думать об этом несносном человеке.

– Я не собираюсь завоевывать твое сердце, Джейми. Я уже сказала, что не выйду за тебя замуж ни при каких обстоятельствах. Меня просто бесит, когда мужчины считают, будто женщины не проживут без них. – Вообще-то она не хотела злиться на бедного Джейми, но всякий раз, когда думала об Алексе, ее охватывал гнев на горе всем, кто находился рядом.

Джейми пожал плечами и отвернулся, попыхивая трубкой.

Тупи снял с девушки куртку и повесил на крючок около очага.

– Что Скотти делает в хижине Тупи? Скотти решила, что притворяться бессмысленно.

– Только что ко мне приходил правительственный чиновник.

Индеец нахмурился, а Джейми вскочил на ноги и с грохотом опрокинул стул.

– Он хочет выселить тебя из долины? – вне себя от ярости воскликнул Джейми Бауэрс. – Я же говорил, что рано или поздно это произойдет, Ноува Скотия Макдауэлл. Что ты теперь собираешься делать?

Скотти вздрогнула, когда Джейми Бауэрс назвал ее полным именем. Он был единственным человеком на земле, который время от времени называл ее так, да и то только в минуты, когда сердился.

– Я тебе говорила, что у меня есть план, – повторила она спасительную ложь.

Джейми подбежал к окну и выглянул наружу, как будто ожидал увидеть прячущегося за деревом негодяя Головина.

– Ты не увидишь его там, Джейми, не старайся. Я ответила, что мне нужно время подумать. Мы договорились, что он вернется рано утром. К тому времени, – сообщила девушка с большей уверенностью, чем чувствовала на самом деле, – я уже приму решение и буду знать, как поступить.

– А я настаиваю, чтобы ты вышла за меня замуж, девочка. Так ты сумеешь одним махом утрясти все вопросы с этим чертовым чиновником из правительства.

По правде говоря, выбора у Скотти не было, однако она не хотела признаваться в этом даже самой себе. О том, чтобы выйти за Джейми замуж, не могло быть и речи. Конечно, они вместе выросли, и он был ей небезразличен, но Джейми сильно изменился. Сейчас это уже не тот веселый и добродушный юноша, которого она знала полгода назад. Скотти не нравились его грубость и самоуверенность, они не шли Джейми. Нет, замужество – не выход из положения. Но какой-то выход обязательно есть. Из каждого затруднительного положения всегда имеется какой-то выход.

Скотти спрятала руки за спину и скрестила наудачу пальцы, но ничего не сказала.

– Кто-то идет, – неожиданно сообщил Джейми, который по-прежнему стоял у окна.

Сердце у Скотти затрепетало: это Алекс! Она окинула комнату испуганным взглядом в надежде найти место, где можно спрятаться. К сожалению, у Тупи не было пещеры.

Джейми Бауэрс выругался.

– Я знаю, кто это. – Он распахнул дверь и крикнул: – Что вам здесь нужно? Здесь не рады непрошеным гостям!

Скотти Макдауэлл как можно дальше отошла от двери – ей хотелось слиться с бревенчатыми стенами.

Алекс с трудом протиснулся мимо Бауэрса и вошел в хижину.

– Пусть об этом судит Тупи… мистер Бауэрс, если не ошибаюсь, – холодно проговорил он. – Полагаю, это жилище принадлежит ему?

Тупи печально посмотрел на Скотти. Его взгляд говорил, что он ничем не может ей помочь.

– Пожалуйста, – наконец проговорил индеец, делая шаг навстречу гостю. – В моем доме рады даже правительственным чиновникам.

Джейми что-то недовольно проворчал, надулся и отошел к очагу.

Скотти затаила дыхание. Алекс пока ее не заметил.

– Я пришел узнать, не было ли здесь… Маггин выскочил из-за Скотти и быстро вскарабкался на плечи Тупи. Девушка тихо застонала.

– Полагаю, это и есть ответ на мой вопрос, – негромко рассмеялся Алекс. – Я шел за Скотти от ее хижины и просто хотел убедиться, что она добралась целой и невредимой.

Как бы не так! Выходит, ей не удалось его провести. Хотя чему тут удивляться? Алекс очень хитрый и умный человек в отличие от нее. Понимая, что прятаться дальше бессмысленно, Скотти Макдауэлл вышла из тени на свет.

– Я уже объяснила, что не могу сегодня выслушать твой план. Я не готова. Я…

– Неужели вы не видите, что леди не хочет с вами разговаривать, приятель? – прервал Скотти Джейми Бауэрс. Он неожиданно подошел к девушке и обнял ее за плечи. – Не знаю, что у вас на уме, но думаю, вам будет интересно узнать, что я предложил Скотти стать моей женой. Теперь вы не сможете помешать нам, не так ли?

В глазах Александра Головина что-то промелькнуло. Скотти убрала со своих плеч руки Джейми, подошла к огню и нервно разворошила поленья. Хотя у нее и в мыслях не было выходить за Джейми замуж, его заявление перед Алексом смутило ее.

– Значит, мисс Макдауэлл намерена выйти за вас замуж? – уточнил Головин.

Он говорил спокойным голосом, но Скотти было хорошо знакомо это обманчивое спокойствие, знала, что за внешним хладнокровием затаился опасный зверь. Честно говоря, ее немного удивила такая реакция адвоката. Какое ему до нее дело? Наоборот, он должен радоваться. Если она выйдет замуж за Джейми, то перестанет ему надоедать. И, тем не менее, она видела, что он здорово разозлился. Хотя никто, кроме нее, этого, кажется, не заметил.

– Да, – уверенно кивнул Джейми, – Скотти собирается выйти за меня замуж.

– Она уже согласилась?

– Это просто вопрос времени…

– Я не ответила еще ни «да», ни «нет», Джейми Бауэрс, и не надо говорить за меня, – сердито пробормотала Скотти, наконец, повернувшись к ним. – У меня своя голова на плечах. Может, я и дура, но вы напрасно надеетесь, что я позволю вам обсуждать меня в моем присутствии!

Алекс посмотрел на Бауэрса, опять перевел взгляд на девушку.

– Я хочу, чтобы ты выслушала мое предложение, прежде чем примешь решение, Скотти.

– Никогда! – буркнула она. – Скорее увижу тебя в аду…

– Ну, ну, – попытался успокоить ее Головин, поднимая руки, – уж выслушать-то ты можешь! Я прошу не так уж и много.

Скотти глубоко вздохнула, стараясь успокоиться и взять себя в руки. Терять над собой контроль не только бессмысленно, но и вредно. Но Алекс и Джейми выводили ее из себя. Они говорили о ней так, будто у нее нет своей головы на плечах, будто ее судьба находится в их руках.

– Хорошо, – в конце концов, проворчала девушка. – Пожалуй, если я тебя выслушаю, вреда не будет.

– Почему бы нам не присесть и не поговорить, как принято среди цивилизованных людей? – предложил Александр Головин.

Скотти выпрямилась и покачала головой:

– Спасибо, я лучше постою.

Алекс не стал настаивать и принялся ходить взад-вперед.

– Ты умеешь читать, Скотти? – неожиданно поинтересовался адвокат.

– Что за глупый вопрос! – осторожно ответила она. – Я тебе уже говорила, что папа научил меня читать и писать.

– И складывать, надеюсь. Умеешь складывать числа?

Скотти замешкалась с ответом только на долю секунды.

– Я неплохо складываю.

– Хорошо, – кивнул Головин. – Тогда слушай меня внимательно. Вот мое предложение, – Прежде чем продолжить, он бросил на нее изучающий взгляд. – Кажется, я никогда не говорил, что у меня есть дочь, так ведь?

Скотти Макдауэлл ошеломленно посмотрела на него.

– Нет, – наконец покачала она головой. – Сколько… сколько ей лет?

Алекс отвел взгляд от девушки и рассеянно оглядел скудно обставленную комнату.

– Моей дочери шесть лет, и ей очень нужна учительница и компаньонка.

– Учительница? Но почему она не может пойти в обычную школу? – удивилась Скотти. Она все еще была настороже, поскольку не понимала, куда он клонит.

– Успокойся. Я не вожу тебя за нос, она не может ходить в школу.

– И… и чего же ты хочешь от меня? – Скотти хотелось сесть, но она не могла себе позволить такую роскошь, не имела права расслабляться и терять бдительность.

– Я хочу, чтобы ты стала учительницей и компаньонкой моей дочери, – сказал Алекс.

Подозрения Скотти вспыхнули с новой силой. Она пристально посмотрела на адвоката и спросила:

– А почему ты хочешь, чтобы это сделала именно я?

Алекс улыбнулся, но, похоже, эта улыбка далась ему нелегко.

– Потому что моей дочери нужна учительница и компаньонка, а тебе – жилище…

– И ты, наверное, надеешься, что я, как маленькая робкая мышка, тут же послушно побегу складывать вещи и помчусь за тобой, после того как ты сожжешь мой дом? – Господи, что он за чудовище?

Алекс погрозил девушке пальцем и мягко упрекнул:

– Ты не дала мне закончить, Скотти.

Скотти заскрипела зубами, кивнула и замолчала. Она не будет учительницей и компаньонкой его дочери! Никогда!

– Я уже сказал, что тебе нужно где-то жить, пока правительство штата будет строить на твоей земле гостиницу и…

– Гостиницу! – ошеломленно, воскликнула девушка. – На моей земле! Черта с два, мистер Высокомерный адвокат из Сан-Франциско!

– …и, – спокойно продолжил он, как будто она и не прерывала его, – ты сможешь, если захочешь, вернуться в долину после окончания строительства. Кому-то все равно придется присматривать за ней. Гостиница будет строиться как раз на том участке, который вы застолбили с мистером Макдауэллом, когда десять лет назад пришли в долину. Если тебя заинтересует работа управляющей, я помогу тебе устроиться на это место. Ты сможешь не только вернуться в долину, но и жить на своей собственной земле.

Ноги у Скотти неожиданно задрожали. Она кое-как добралась до стула и обессиленная рухнула на него. Вот этого она на самом деле не ожидала… Неужели он говорит серьезно? Неужели она может вернуться в Йосемитскую долину и жить на своей земле?

Джейми подошел к Алексу и сердито воскликнул:

– А теперь внимательно послушайте меня! Скотти не нужны никакие гостиницы…

– Заткнись, Джейми, – спокойно велела Скотти.

Ей показалось, что голос принадлежит не ей, поскольку все в ней дрожало и грозило лопнуть от смеси любопытства, недоверия и ликования.

Как он нашел такое простое решение? Ей оно казалось просто блестящим. Надо отдать ему должное, все-таки он очень умный человек! Скотти продолжала разглядывать Алекса, надеясь поймать его взгляд. Однако он решил уделить внимание Джейми Бауэрсу и окатил его холодным и угрожающим взглядом:

– Но у меня будет одно условие, Скотти.

Она вопросительно посмотрела на него и осторожно спросила:

– Какое?

– Ты не должна выходить замуж, пока будешь жить в моем доме.

– Подождите-ка минуту, черт по… – вспылил Бауэрс.

– Заткнись, Джейми! – тихо повторила девушка. Это предложение означало для нее так много! И конечно, самое главное, что она сможет навсегда остаться рядом с отцом и землей, которую он всем сердцем любил. К тому же она будет рядом с Алексом, по крайней мере, хоть какое-то время. Но она не позволит эмоциям взять верх над рассудком. Уж слишком ответственное решение ей предстояло принять. Сможет ли она жить с ним в одном доме, если он счастливо женат на другой?

Скотти стало очень грустно. Значит, у него есть жена в Сан-Франциско… Следует побыстрее свыкнуться с этой мыслью. Предложение Алекса – единственно разумный выход из создавшегося положения, и нельзя отказываться от такой возможности. Пусть она не получит Алекса, но у нее останется земля. Одного этого вполне достаточно, чтобы согласиться. Разве не так?

Скотти Макдауэлл встала, она уже успокоилась.

– Хорошо, – кивнула она. – Я согласна на твое предложение.

 

Глава 9

Йэн Тэвис Макдауэлл

1817–1867

Покоится в этой долине, где во всем царит безупречная гармония.

Александр Головин стоял от могилы на приличном расстоянии, не желая нарушать уединение Скотти. Это была ее единственная просьба. Перед отъездом из долины девушка захотела провести хотя бы несколько минут у могилы отца.

Головин вспомнил, как она согласилась стать компаньонкой и учительницей Кати. Он понимал, что заставило ее согласиться на его предложение. Если бы не гостиница и земля, Скотти никогда бы не согласилась переезжать в Сан-Франциско. Она была умной девушкой и сразу поняла, что это безупречный выход. Он вспомнил, как она встретила его в своем доме – настороженно и подозрительно. Нет, дураком был он, Александр Головин! Как ни странно, но он скучал по ней. А ведь раньше был уверен, что стоит ему окончательно решить, что же делать со Скотти, то сразу перестанет думать о ней.

Напрасно он подшучивал над ней. Он видел, как она терялась и смущалась всякий раз, когда он начинал язвить, ее слегка картавый шотландский выговор усиливался. В такие минуты Скотти становилась неотразимой. Он не хотел тогда ночевать в ее хижине. Что ж, оставалось только надеяться, что та единственная ночь, когда он потерял бдительность, не будет иметь плохих последствий. Алексу казалось, что, после того как Скотти разбудит его желания, придется искать новую женщину, однако он этого не сделал. Конечно, он вел себя, как последний дурак, к тому же похотливый.

Скотти стояла на коленях перед могильной плитой. Алекс прекрасно понимал, что если бы в тот день не догадался проследить за ней, то не знал бы, куда она отправилась. Он предполагал, что она не станет ждать его возвращения утром. Об этом говорила охватившая Скотти паника. Выдал ее и едва заметный прищур глаз. Алекс давно подметил, что она едва заметно щурится всякий раз, когда принимает какое-нибудь важное решение.

Александр Головин оглядел ее прекрасную фигуру и со вздохом признал, что требование не выходить замуж было чистейшей воды импровизацией. С угрюмой улыбкой он решил, что на его месте Скотти поступила бы точно так же. Головина беспокоил Джейми Бауэрс. В его отношении к парню нет, разумеется, ничего личного. Просто Бауэрс является новым типом головореза. После войны в Сан-Франциско появились сотни таких, как он, людей, не знающих ни чести, ни совести. Молодые люди, не имеющие никаких корней и привязанностей, расчищали себе дорогу локтями везде, куда только можно было проникнуть, искали и создавали неприятности. Головин не хотел, чтобы Скотти вышла замуж за такого. Вряд ли из этого брака выйдет что-нибудь путное. Несмотря на типично женскую хитрость, при помощи которой Скотти Макдауэлл пыталась остаться в долине, она все равно оставалась самой обыкновенной девчонкой.

А может, она заслуживает такого мужа, как Джейми Бауэрс? И такая ли она наивная, какой кажется? Он вспомнил их последний разговор перед его уходом с Тупи. Ведь она практически призналась в том, что пошла на хитрость, чтобы убедить его позволить ей остаться в долине. Нет, Алекс не хотел, чтобы Бауэрс слонялся около его дома, пока там будет жить Скотти Макдауэлл. Что же она будет делать, после того как покинет его дом, решать самой Скотти. Она уже взрослый человек.

Алекс неловко переступил с ноги на ногу. Почему его так занимает, выйдет ли Скотти замуж за молодого негодяя? А может, ему жаль Бауэрса? Ведь он в отличие от самого Алекса еще не испытал на себе женские чары.

Скотти задумчиво провела пальцами по имени отца, высеченному на гранитной плите.

– У меня предчувствие, что все будет хорошо, папа, – едва слышно прошептала девушка. – Мы ошибались насчет намерений правительства, хотели спасти крошечную частичку нашей долины, но Алекс… адвокат, которого наняло правительство штата… старается сохранить ее всю!

Не вставая с коленей, Скотти убрала снег с могильной плиты. К весне здесь расцветут дикие цветы, которые так любил отец.

– Я вернусь, папа. Обещаю, скоро вернусь и никогда больше не покину тебя.

Скотти внимательно посмотрела на большую поляну, на которой собирались строить гостиницу. Какой она будет? Алекс заверил ее, что протянется она до перевала, и даже показал ей план… Да, именно этого она и хотела. Гостиница – одна из причин, заставившая ее согласиться на его предложение. О большем и мечтать нельзя.

Девушка оглянулась через плечо и увидела терпеливо ждущего под деревьями Алекса. Он дал ей время перед отъездом устроить все дела. Тупи согласился присматривать за Маггином и остальными животными. Он даже пообещал несколько ночей в неделю ночевать в ее хижине, чтобы убедиться, что все в порядке.

Скотти печально улыбнулась. Тупи оказался более покладистым, чем бедняга Джейми. Бауэрс выскочил из хижины индейца сразу после того, как она согласилась на предложение Алекса. Она так и не сумела объяснить парню, что к ее решению не имеют ни малейшего отношения ни Алекс, ни он сам. Все дело только в ней самой, в ее обещании отцу остаться на земле, которую они так любили.

Все. Теперь она готова к отъезду. Какой смысл ворошить прошлое и плакать, что не все получилось так, как хотелось! Скотти бросила прощальный взгляд на могилу отца и задумчиво пошла прочь. Она шла в новую жизнь, которая пугала ее, но которая, она была уверена, в конце концов, приведет ее обратно домой.

Переночевав в Марипозе, на следующее утро Александр Головин и Скотти Макдауэлл двинулись верхом по извилистой тропе, которая переваливала через хребет и спускалась на равнину. Еще через три дня они добрались до Стоктона, там сели на пароход и отправились в Сан-Франциско.

У Скотти сложилось впечатление, что Алекс заранее позаботился обо всех мелочах, словно с самого начала был уверен, что она согласится на его предложение и уедет из долины. Такая самоуверенность немного задевала ее, но она сдерживалась, не желая ссориться в самом начале новой жизни.

Наконец они добрались до Сан-Франциско. Запряженная лошадьми двухместная коляска медленно взбиралась на Рашен-хилл. Скотти ужасно волновалась, она вдруг посмотрела на свой наряд и густо покраснела: похожа на нищенку в мешковатых брюках отца и овечьей куртке на размер больше. До встречи с Алексом Скотти вообще не обращала внимания, во что одета. Сейчас же одежда стала очень важной, ведь в Сан-Франциско придется одеваться совсем по-другому – как леди. Это будет нелегко: гардероб Скотти Макдауэлл состоял всего лишь из двух платьев. А от мысли о том, что прислуга Алекса увидит ее в таком виде, похожую на лесного бродягу, она еще сильнее расстроилась. Скотти часто думала о жене Алекса, она являлась перед ее мысленным взором хрупкой красавицей в умопомрачительных шелковых и атласных платьях. Вот она бежит со всей мочи к двери встречать супруга и попадает в его медвежьи объятия. Скотти совсем пала духом.

Она тайком бросила на своего спутника испуганный взгляд. Интересно, он задумывается, какой смешной и глупой она покажется его родным и слугам? Ну, будь что будет! Все равно уже поздно. Ее платья лежали в старом, облезлом сундуке вместе с остальными скудными пожитками. Придется мириться с тем, что есть.

Коляска медленно поднималась на холм. Скотти вспомнила свои слова о том, что в этом районе Сан-Франциско живут бесстыдные представители богемы. Удивительно, как он не лопнул со смеху, когда она с серьезным видом выдала эту глупость. Ведь те самые люди, о которых говорила Скотти, скорее всего, были его соседями и друзьями.

– Этот холм называется Рашен-хилл, потому что здесь живут русские? – спросила Скотти, прерывая гнетущее молчание.

Алекс слегка приподнял черные брови и ответил с легкой улыбкой:

– Далеко не все представители бесстыдной богемы русские по национальности, Скотти.

Ее лицо вновь запылало. Значит, он не забыл тот разговор.

– Я не говорю, будто все знаю, – пробормотала она. – Но почему все-таки этот холм так называется?

– Наверное, потому, что кто-то когда-то нашел здесь кости русских моряков.

– Совсем не романтично, по-моему. Александр Головин негромко рассмеялся и кивнул.

– Ты права, совсем не романтично.

– Вот если бы кто-то из местных жителей нашел на холме клад, а рядом кости моряков, которые погибли, защищая его от каких-нибудь пиратов или бандитов, было бы романтично.

Алекс с легкой улыбкой посмотрел на спутницу, и ей сразу стало ясно, что она опять сказала какую-то чушь. Наконец коляска свернула с широкой улицы в боковой переулок. Скотти увидела название на табличке – Зеленая улица. Через несколько минут они остановились перед двухэтажным домом очень странной многоугольной формы. Ей никогда раньше не приходилось видеть ничего подобного. Деревянные ступени вели на крыльцо, под окнами росли кусты. Внутри у Скотти все задрожало от страха, и она с трудом поборола желание выскочить из коляски и убежать в долину, где был ее дом. Она хотела жить только в Йосемитской долине, но сейчас уже слишком поздно: она заключила с Александром Головиным соглашение и должна выполнять его.

Алекс спрыгнул с коляски и протянул руку. Скотти крепко схватила ее, словно это была спасительная веревка в бушующем море, и тоже спустилась на землю.

– Не бойся, Скотти.

Она с вызовом посмотрела на него:

– А кто сказал, что я боюсь?

Алекс приподнял черные, как у дьявола, брови – привычка, которую она уже успела хорошо изучить, – и посмотрел на ее руку, лежащую в его широкой ладони.

– Нервы у тебя крепкие, – одобрительно кивнул он. – Рука совсем не дрожит.

Скотти освободила руку и потупилась, прежде чем вновь взглянуть на него.

– По правде говоря, – тяжело вздохнув, призналась она, – я чертовски боюсь.

Он улыбнулся вполне нормальной, человеческой улыбкой, такой редкой и такой обаятельной, что сердце девушки бешено заколотилось от волнения и любви.

– Ты еще не видела миссис Попову. С ней ты будешь чувствовать себя, как дома.

– А твоя жена? Как она отнесется к моему приезду? – Скотти должна была задать этот вопрос: он не давал ей покоя с той самой минуты, когда Алекс сообщил о своем предложении.

Неожиданно улыбка исчезла, и Александр Головин нахмурился. Скотти уже знала и эту его привычку.

– У меня нет жены.

Теперь настал черед Скотти удивленно хмуриться. Если у него есть ребенок, то должна была быть и жена. Неужели бедная женщина умерла? Угрюмое выражение лица Алекса говорило о том, что ее вопрос навеял неприятные воспоминания. Скорее всего, ее нет в живых, а она глупо и бестактно напомнила ему о тяжелой утрате. Когда же она перестанет болтать что попало и начнет хотя бы изредка задумываться, прежде чем что-то сказать? Ее непроходимая тупость может все испортить. Как Скотти ни ругала себя за бестактность, она все же почувствовала облегчение, когда узнала, что у Алекса нет жены. – Ну? Пошли, – позвал он. Ноги будто налились свинцом. Скотти не могла… или не хотела… подниматься на крыльцо и входить в этот незнакомый дом. Неожиданно он показался ей страшным и громадным зверем. Внушительные окна походили на стаю стервятников, в любую секунду готовых наброситься на нее и растерзать в клочья.

Входная дверь неожиданно открылась, и на крыльцо вышел высокий худощавый мужчина с красивыми седыми волосами, длинным носом и серыми глазами. Он холодно посмотрел на гостью, и она, казалось, услышала его недовольный вздох.

– Уинтерс, – сказал Алекс, – спуститесь и помогите мне занести в дом сундук мисс Макдауэлл.

Густые брови лакея взлетели вверх, и он сделал пренебрежительную гримасу, словно хотел дать понять, что прикасаться к вещам Скотти ниже его достоинства.

– С огромным удовольствием, сэр, – сухо ответил Уинтерс, хотя было ясно, что это не доставит ему даже маленького удовольствия.

Скотти Макдауэлл смущенно стояла на крыльце и чувствовала себя нищенкой, ожидающей, когда ей подадут милостыню. Неожиданно из дома выбежала низенькая полная женщина с широкой улыбкой на круглом розовом лице. Вся излучая тепло, она схватила Скотти за руки и воскликнула с сильным русским акцентом:

– Ах, какая хорошенькая! Пойдем поскорее в дом, meelenkee, а то на улице так сыро. Не замерзла? Первым делом немного отдохнем у огня. Cospady! Этот несносный Саша даже не предупредил меня, что ты такая красавица!

Скотти не обращала внимания на акцент, она видела только доброту и участие. Она растерялась и находилась в полном смятении. Все для нее здесь было новым, и она ощущала себя чужой. Однако ее встретили дружеской улыбкой. Мать Скотти умерла много лет назад, но только сейчас девушка поняла, как сильно скучала по ней, как сильно ей не хватало материнской ласки. Правда, до осени, когда умер отец, она не чувствовала себя одинокой. Неожиданно Скотти ощутила себя маленькой и слабой, и от этого настроение еще больше упало.

Гостью ввели в темную бесцветную прихожую, а оттуда – в огромную гостиную с камином, в котором ревел огонь.

– А сейчас, моя дорогая, присядь вот здесь… О, я миссис Попова, экономка Саши. Пойду, принесу чай. Ты ведь хочешь чаю?

– Да, хочу, – на одном дыхании выпалила девушка. – С удовольствием выпила бы немного чаю.

Пока экономка заваривала чай и разливала его в чашки на столике перед огнем, Скотти с любопытством огляделась по сторонам. Ее взгляд сразу остановился на портрете, висящем над камином. На нее смотрели Алекс и очень красивая маленькая девочка со светло-золотистыми волосами в голубом платьице с кружевным воротником и манжетами. Скотти почувствовала, как по всему ее телу разливается приятное тепло. Это и есть дочь Алекса, которую ей предстоит учить. На портрете Александр Головин смотрел на девочку и улыбался какой-то необыкновенной улыбкой, полной любви и нежности… Если бы он хоть раз так же улыбнулся ей.

Быстро заморгав, Скотти отвела взгляд от картины и оглядела комнату. Мебель была старой, но добротной и крепкой. Она сидела на диване с резной деревянной спинкой. Дорогая обивка в цветочек выглядела почти как новая. Рядом с диваном, по обеим сторонам от камина, стояли обтянутые такой же тканью кресла с овальными спинками и резными подлокотниками с орнаментом в виде завитков. Ближе к огню Скотти увидела огромное кожаное кресло с кожаной скамеечкой для ног. От времени кожа на кресле выцвела, как у кресла, в котором любил сидеть Йэн Макдауэлл. Она сразу догадалась, что это кресло хозяина дома. Вот почему Алекс любил сидеть перед огнем в кресле Йэна.

На деревянном полу лежал ковер сочного темно-красного цвета с гроздьями фиолетового винограда. Ковру тоже было много лет, о чем говорили протертая дорожка, ведущая от двери, и места вокруг мебели.

Скотти взяла чашку чая и посмотрела на окна, закрытые толстыми бархатными шторами. Они показались ей похожими на щиты, преграждающие доступ солнечному свету. В комнате было тепло, но Скотти поежилась, будто попала в холодную темницу, ей хотелось раздвинуть шторы и впустить в гостиную свет и воздух.

Наверное, она скоро привыкнет к полумраку, теперь придется забыть о радующих сердце прогулках по долине на свежем чистом воздухе. По крайней мере, на некоторое время. Девушка прижала ладонь к груди в надежде успокоить гулко стучащее сердце.

В коридоре послышались шум и чьи-то негромкие голоса. Скотти узнала голос Алекса. Он тихо с кем-то разговаривал, наверное, со своей дочерью. От волнения у Скотти закружилась голова. Девочка что-то недовольно и плаксиво ответила.

Дверь открылась, и в комнату спиной вперед медленно вошел Александр Головин. Он вкатил кресло, на котором сидела крошечная девочка, и развернул его. Сердце Скотти чуть не вырвалось из груди, когда она увидела маленькую дочь Алекса. Длинные золотистые локоны лежали на хрупких узких плечиках. Художнику удалось изобразить главное – ангельское личико девочки. Правда, ощущение, что перед ней сидит ангел, продолжалось совсем недолго, до тех пор, пока Скотти не увидела глаза девочки, пылающие яростным огнем. Она являла собой воплощение раздражительности и плохого настроения.

Алекс подкатил дочь к дивану, и Скотти весело сказала:

– Ну, кто этот маленький комочек нервов?

– Это Катя, но мне больше нравится называть ее Катюшкой. Катя, – Головин низко наклонился к уху девочки, – это Скотти Макдауэлл. Помнишь, я тебе рассказывал о ней? Мисс Макдауэлл некоторое время поживет у нас. Она будет твоей компаньонкой и учительницей. Мы уже говорили с тобой об этом, помнишь, дорогая?

Катя Головина сердито посмотрела на Скотти, ее лицо исказила ненависть.

– Я не хочу учительницу! – выкрикнула она. – И никакую компаньонку не хочу!

– Катюшка, расскажи лучше Скотти, что бывает, когда ты кладешь под подушку свой зуб? – терпеливо спросил Алекс у дочери.

Катя решительно скрестила тоненькие, будто кукольные, ручки на груди и угрюмо посмотрела в сторону.

– Не буду. Она мне не нравится. Она одета, как мужчина, и мне не нравится, как она смотрит на меня.

Брови Скотти удивленно поползли вверх, но она вовремя спохватилась. Ее всегда притягивали обездоленные и несчастные люди, но Скотти быстро догадалась, что в случае с дочерью Алекса все значительно сложнее.

– Но, Катя, – твердо проговорил Алекс, – ты даже не знаешь ее. Я хочу, чтобы ты…

– Не буду! Не буду! Не буду! – пронзительно закричала девочка. Она схватила со стоящего рядом столика вазу и бросила в сторону дивана. Катя нахмурилась еще сильнее, когда увидела, что ваза осталась целой.

Скотти Макдауэлл сумела скрыть свои чувства. Она сразу догадалась, что девочка страшно избалована и своенравна. Разумеется, в этом не только ее вина. Ведь она инвалид, не может ходить, и все в доме наверняка беспрекословно выполняют капризы бедняжки. И если она к тому же лишилась матери… Скотти видела, что Алекс без ума от дочери. Ольга Попова, выражение лица которой, постепенно изменилось от досады к усталости, вне всяких сомнений, не могла приструнить девчушку. Может, не хотела, а может – Скотти покосилась на посуровевшее лицо хозяина дома – не смела.

– О, мой бедный ягненочек! – ласково пропела миссис Попова. – Давайте я отвезу ее наверх. Бедняжка устала, сегодня выдался такой утомительный день.

На этот раз Скотти не удержалась, и ее брови удивленно взлетели вверх. Да, похоже, все в доме дрожали над Катей Головиной и беспрекословно выполняли малейшие ее капризы.

После того как экономка увезла девочку, Алекс мрачно посмотрел на Скотти и заметил:

– Я начинаю сомневаться в том, что твой приезд в Сан-Франциско такая уж хорошая идея. Я не представлял, что Катя будет так настроена против тебя. Она почему-то не хочет, чтобы ты осталась в доме.

Скотти захлестнула паника. Во что бы то ни стало ей необходимо остаться в доме и стать учительницей и компаньонкой маленькой Кати. Это место ей необходимо, как воздух, если, конечно, она хочет вернуться домой, в долину, в свой настоящий дом. Она видела, что кроется за поступками вспыльчивой девочки, но понимала, что, кроме нее, этого никто не замечает. Чтобы не выдать охвативший ее страх, Скотти заговорила с притворной уверенностью, старательно подбирая слова:

– О, я справлюсь, Алекс. Не беспокойся, все будет в порядке. Кате нужно хотя бы немного времени, чтобы привыкнуть ко мне. Ей еще не доводилось встречаться с незнакомыми людьми. Для нее, бедной крошки, все это так ново. Пожалуйста, давай дадим ей немного времени. Договорились? Я не буду торопиться. Пусть она сначала немного ко мне привыкнет, а там посмотрим.

Алекс задумчиво потер подбородок.

– Миссис Попова сказала, что в последнее время Катя совсем от рук отбилась. Со мной она всегда вела себя нормально. Поэтому я заметил эти припадки раздражительности совсем недавно.

Сердце Скотти заныло от жалости к маленькой Кате. Бедняжке ведь только шесть лет, и она не виновата в том, что не может ходить. Катя, как и все остальные, всецело зависела от окружающей ее среды. И Скотти предстояло как-то изменить эту среду. Она надеялась справиться с непростой задачей.

На следующее утро Скотти достала из старого сундука желтое ситцевое платье с кружевными вставками и рукавами, широкими вверху и сужающимися книзу, и печально посмотрела на свой наряд. Платье почему-то было влажным, от него пахло плесенью, а кружевные вставки немного обтрепались. Девушка вздохнула и покачала головой. Что толку переживать! Скотти испуганно подумала, что если уж желтое платье находится в таком ужасном состоянии, то, что говорить о втором, которое не один год пролежало на самом дне сундука. От него, наверное, остались одни лохмотья.

Девушка надела свое старое нижнее белье и, несколько раз энергично встряхнув платье, натянула его. Почувствовав неприятный запах плесени, Скотти поморщилась. Как же она не догадалась проветрить платье прошлой ночью!

Прежде чем выйти из комнаты, она посмотрела на себя в зеркало и состроила гримасу. Платье сидело ужасно. Она немного выросла, с тех пор, когда в последний раз надевала его. Господи, она даже не могла вспомнить, когда это было! Грудь натянула тесный лиф, под мышками давило. Девушка вздохнула, обула старые туфли и вышла из комнаты в кабинет. Просмотрев подготовленные Алексом книги, Скотти подошла к окну и стала разглядывать город в ожидании Кати, которую миссис Попова должна была привезти на их первый урок.

День выдался пасмурный, над городом повис густой туман. Казалось, он давит на окна, старается проникнуть в дом и заполнить грязной серостью комнаты. Туман оказался настолько густым, что на улице почти ничего не было видно, даже снежных шапок на деревьях и свежевыпавшего снега. Птицы были мрачными и серыми, как сама погода. Ее охватила острая тоска по дому. В долине заключенным себя чувствовал Алекс, а в Сан-Франциско пленницей будет она.

Услышав скрип двери за спиной, Скотти Макдауэлл повернулась. Миссис Попова вкатила в комнату кресло, в котором сидела Катя. В белом шерстяном платье она еще больше походила на ангела. В глазах девочки промелькнула вчерашняя ярость, правда, тут же сменившаяся безразличием.

– Катя готова к занятиям, Скотти, – с энтузиазмом сообщила Ольга Попова. – Я оставлю ее на твое…

– Нет, Поппи, – неожиданно взмолилась девочка, не сводя взгляда со Скотти. – Я хочу, чтобы ты осталась со мной.

– Но, мой маленький мышоночек, у меня полно работы по дому.

Катя посмотрела на экономку печальными глазами, и ее нижняя губка задрожала.

Скотти наблюдала спектакль, разыгрывающийся у нее на глазах, и удивлялась мастерству шестилетней девочки.

– О, моя дорогая девочка!.. – дрожащим от слез голосом воскликнула миссис Попова.

– Думаю, мы прекрасно поладим, миссис Попова. Уверена, у вас много работы. Мне не терпится узнать, что знает и умеет Катя. Готова поспорить, она знает больше, чем ее сверстники.

Скотти сумела найти правильные слова. Катя расправила худенькие плечики и выставила вперед свою маленькую грудь.

– Я знаю буквы, много цифр и могу даже по-русски считать до пятнадцати.

– Потрясающе! – искренне обрадовалась Скотти. – Может, ты и меня научишь считать по-русски? Ну, как, договорились?

Катя одернула белую юбку и быстро посмотрела на Скотти, стараясь не выдать охватившего ее интереса. Она тут же отвела взгляд в сторону и пожала плечами:

– Может, и научу.

Скотти поняла, что одержала первую победу, пусть и маленькую, но от этого не ставшую менее важной.

– Миссис Попова, подвезите Катю, пожалуйста, к столу. У меня здесь есть кое-что для нее.

Девушка видела, что, несмотря на все усилия казаться равнодушной, Катя не может скрыть волнение. Скотти взяла Ольгу Попову за руку и чуть ли не силой вывела из кабинета. Вернувшись обратно, подумала, что теперь у нее не будет ни одной свободной минутки, ей придется иметь дело не только с маленькой Катей, но и со всеми остальными обитателями дома, похоже, искренне не замечающими тонкой игры малышки.

Вечером того же дня Александр Головин пригласил ее в кабинет. Когда она вошла в комнату, он стоял у окна и смотрел на улицу. Интересно, что он там нашел? Наверняка открывавшийся ему вид не казался, как ей, скучным, серым и монотонным.

Алекс повернулся и внимательно посмотрел на девушку. Знакомый румянец залил пунцовой краской лицо Скотти.

– С твоим ужасным гардеробом нужно что-то срочно делать, – равнодушно обронил Головин.

После первого урока с Катей Скотти почувствовала маленькую уверенность в конечном успехе своего дела. Сейчас же одним взглядом и несколькими словами он разрушил всю ее уверенность в своих силах и заставил вновь почувствовать себя совершенно чужой в этом кабинете, доме и городе.

– Так уж получилось, что это мое самое лучшее платье, – смущенно объяснила она, рассердившись на себя за то, что его слова так ее обидели. – У меня… у меня есть еще одно…

Алекс вновь отвернулся к окну и стоял, держа руки за спиной и широко расставив ноги.

– Если оно похоже на то, которое сейчас на тебе, то можешь не трудиться надевать его.

Удар угодил Скотти в самое сердце. Неожиданно она почувствовала себя маленькой уязвимой девочкой и нахмурилась.

– И что ты мне предлагаешь надеть? – язвительно спросила она.

Алекс продолжал смотреть в окно. Все-таки что он высматривает на улице? На город давно опустился вечер, да и туман еще не прошел. В ночном воздухе, будто клочья ваты, медленно проплывают серые клубы тумана.

– Похоже, у нас возникла проблема, я прав? – напряженным голосом ответил адвокат.

Алекс на секунду повернулся и вновь окинул ее настороженным изучающим взглядом. Неужели он не понимает, какую причиняет ей боль? Неужели так трудно сказать хоть одно ласковое слово?

Все верно, здесь она явно чужая. Скотти никак не могла понять, почему он не замечает, что ей здесь не место. Она вдруг вспомнила единственную ночь, которую они провели вместе, вспомнила, как страстно он целовал и обнимал ее. Его голос был пугающе дразнящим, а ласки возбуждали и прогоняли все тревоги и страхи. Неужели он забыл, как горячо ласкал ее грудь и обещал, что только поцелует ее и больше ничего…

От воспоминаний перехватило дыхание. Его тело – большое, теплое и волосатое… С самого первого дня, еще когда она считала его скрывающимся от правосудия преступником, ей хотелось прижаться к нему и свернуться клубочком. Однако интуиция ее не подвела. Алекс не был преступником, если… только не считать преступлением кражу ее сердца.

Скотти нахмурилась. Да, Алекс украл у нее сердце, но, уходя, выбросил его, как что-то надоевшее и ненужное. Всем своим поведением он показывал, что разговор закончен, но она не уходила.

– Что случилось с твоей женой? – неожиданно спросила девушка.

Он резко повернулся и зло уставился на нее:

– Что?

– Что случилось с твоей женой? – смело повторила Скотти. Он напугал ее, но она не сдавалась.

– По-моему, тебя это не касается, – холодно ответил он.

– А, по-моему, касается, – упрямо покачала головой Скотти Макдауэлл. – Как я могу общаться с твоей дочерью, если не знаю, что произошло с ее матерью?

– Какое это имеет отношение к Кате?

– Самое прямое! – рассердилась на его несообразительность девушка. – Если я не буду этого знать, мне не удастся наладить контакт с девочкой.

Александр Головин вновь отвернулся к окну. После долгой напряженной паузы он ответил:

– Ее больше нет с нами.

Скотти так долго не дышала в ожидании ответа, что сейчас воздух с шумом вырвался из нее. Итак, она была права: жена Алекса умерла. Она прекрасно знала, как трудно говорить о смерти любимого человека. Сама она до сих пор старалась не говорить о смерти отца, хотя уже и прошло много времени. Слова «он ушел» или «его больше нет» казались не такими грубыми, как прямое напоминание о смерти.

По голосу Алекса Скотти догадалась, что он до сих пор переживает утрату. Несомненно, он продолжает безумно ее любить и старается пореже вспоминать. Она пожалела, что заговорила на эту тему, разбередила раны. Скотти нахмурилась и в который уж раз отругала себя за длинный язык. Стоило ей открыть рот, и она тут же причиняла ему боль.

Несмотря на то что сейчас Алекс был один, Скотти понимала, что ее глупые мечты о том, как они будут жить вместе, никогда не осуществятся и так и останутся мечтами. Когда умирает любимый человек, в сердце остается пустота, которую невозможно заполнить. И все же она хотела облегчить его боль и страдания, хотела дать ему понять, что она рядом и в любую минуту готова прийти на помощь.

– Мне очень жаль, Алекс…

– Я не нуждаюсь в твоей жалости, – угрюмо проворчал он, стоя к ней спиной.

А в моей любви нуждаешься? Этот важный вопрос выплыл непонятно откуда, и она потрясенно покачала головой. Он не нуждался в ее жалости, но… неужели и ее любовь ему совсем не нужна? Нет, не может быть! Если Алексу не нужна ее любовь, то она будет во много раз несчастнее, чем сейчас, хотя, кажется, это уже невозможно.

Скотти направилась к выходу. У самой двери остановилась и еще раз посмотрела на него. Александр Головин уже забыл о ее присутствии и пристально вглядывался в ночь.

Давно уже Скотти не спала так плохо. Всю ночь она ворочалась и металась по кровати: ей снился Алекс. Не в силах более терпеть эту пытку, девушка проснулась, сердитая на себя за то, что позволила своим детским мечтам вторгнуться не только в явь, но и в сны.

Посмотрев на часы, стоящие на ночном столике, Скотти увидела, что засыпать уже больше нет смысла, и решила, что настало время совершить короткую прогулку по невзрачным окрестностям, прежде чем снова встретиться с хорошенькой, но избалованной Катей Головиной. Скотти напялила безобразное желтое платье, заплела волосы в косы и уложила в корону. Потом натянула старую куртку и тихо вышла из дома.

Она глубоко вдохнула и наморщила нос, когда уловила запах рыбы, принесенный ветром из бухты. Как она ни старалась, ей никак не удавалось найти в окружающем пейзаже хоть что-нибудь приятное и радующее глаз. Грязные дороги, обочины которых заросли сорняками и травой, изрезали землю. Перед некоторыми домами так же, как и перед домом Алекса, располагались цветочные клумбы, но таких домов было мало.

На обратном пути Скотти задержалась у соседнего дома. В маленький дворик выбежала незнакомая женщина, чем-то, несомненно, очень расстроенная, и принялась взволнованно кружить по двору, в отчаянии заламывая руки.

– Простите, – робко извинилась Скотти. – У вас что-то стряслось?

Лицо женщины исказилось от страха.

– Да… в моем доме случилось несчастье, – энергично кивнула она.

Встревоженная Скотти подбежала к ней и осторожно взяла за руку:

– К вам в дом забрался взломщик?

Красавица, в шелковом халате цвета лаванды, попыталась рассмеяться, но из горла вырвалось только истерическое бульканье. Она пробежала пальцами по длинным золотисто-каштановым волосам и воскликнула:

– О, это не человек! Это… это страшное существо… летает по комнате. Моего мужа нет дома, а экономка придет только через час.

Скотти Макдауэлл посмотрела на дом и заметила на третьем этаже высокий узкий чердак с разбитым окном.

– У вас есть камин? – неожиданно поинтересовалась она.

– Да, – растерянно кивнула красивая незнакомка. – На другой стороне дома.

Скотти вытянула шею и увидела огромную дымовую трубу.

– Кажется, я знаю, в чем дело.

– В чем? – испуганно сморщила носик женщина. Скотти видела, что она боится услышать неприятные новости.

– Скорее всего, вас напугала летучая мышь. Женщина задрожала и в ужасе закрыла рот ладонью.

– Этого я и боялась. Ни за что теперь не войду в дом, до тех пор пока она не улетит. Даже если придется стоять во дворе и ждать экономку.

– О, это вовсе не обязательно, – улыбнулась Скотти. – Я вам помогу избавиться от нее.

Неожиданно в глазах женщины промелькнуло понимание, и она пожала руку непонятно откуда взявшейся спасительнице.

– Вы компаньонка Кати Головиной, да? Скотти улыбнулась и пожала ей руку.

– Да, я Скотти Макдауэлл.

Когда женщина улыбнулась в ответ, то стала еще красивее.

– А я женщина, которая боится всего, что ползает, извивается или летает… Я соседка Алекса. Меня зовут Камилла Янус.

– Ну что же, миссис Янус…

– Пожалуйста, называйте меня просто Камиллой.

– Ну что же, Камилла, давайте попробуем прогнать вашего взломщика. Не возражаете? – Скотти решительно направилась к дому и не сразу поняла, что ее новая соседка не идет следом за ней. – Пойдемте. Эта малышка, скорее всего, боится вас сильнее, чем вы ее.

– Сомневаюсь.

– Пожалуйста, пойдемте вместе. Мне не хочется входить в ваш дом одной. Боюсь почувствовать себя в роли взломщика.

– Ладно, я пойду с вами, только предупреждаю: мне совсем не хочется входить в дом, пока там находится это страшное существо. – Камилла осторожно пошла впереди, испуганно глядя по сторонам.

Скотти внимательно смотрела на окна, но ничего не увидела, до тех пор пока они не очутились в огромном кабинете с камином. На шнуре от штор висела вниз головой виновница переполоха.

– Смотрите… она наверху, – прошептала Скотти, когда Камилла осторожно подошла к ней.

Камилла Янус схватила ее за руку.

– Что вы собираетесь делать? – испуганно поинтересовалась она.

Скотти негромко рассмеялась:

– Я ничего не смогу сделать, если вы будете держать меня за руку.

Камилла отступила от Скотти.

– Принести что-нибудь? Палку, например? Или ружье?

Скотти вновь рассмеялась:

– У вас нет поблизости наволочки? И стула?

Камилла выбежала из комнаты и через минуту принесла наволочку с прекрасной ручной вышивкой. Она быстро сунула ее в руки Скотти.

– Не жалко? – Скотти с восхищением смотрела на аккуратные стежки. – Она может порваться.

– Если вам придется забить ее до смерти этой наволочкой, пожалуйста, не возражаю, – пожала плечами Камилла Янус и вышла из комнаты.

Скотти покачала головой и подкралась поближе к маленькому животному. Летучая мышь висела головой вниз и спокойно ела моль. Скотти с интересом наблюдала за завтраком. Доев последнее насекомое, маленькая коричневая мышь принялась облизывать себя длинным красным язычком.

Девушка нащупала спинку стула, который принесла Камилла, и осторожно поднялась на него. Сейчас ее лицо находилось на одном уровне с мышью. Она долго стояла и разглядывала странное создание с глазками-бусинками и большими голыми ушами. Когда мышь расправила крылья, намереваясь покинуть насест, Скотти быстро накрыла ее наволочкой. Животное испуганно забилось в наволочке.

– Поймали? – дрожащим от страха голосом спросила Камилла, которая стояла у двери и опять заламывала руки.

– Ага, – кивнула Скотти и спустилась со стула. – Бедняжка вся дрожит от страха.

Камилла недоверчиво посмотрела на наволочку.

– Не шутите так, – серьезно попросила она.

– Я совсем не шучу. Поверьте мне, она на самом деле боится. – Девушка гладила крошечного зверька через наволочку до тех пор, пока тот не успокоился и не затих. Они вышли во двор. – Надеюсь, я ей ничего не сломала.

– А если сломали?

– Тогда придется взять ее с собой и ухаживать, до тех пор пока она не поправится, – вздохнула Скотти.

– В доме Алекса? – неожиданно расхохоталась Камилла.

– Да, – кивнула Скотти, немного удивленная ее смехом. – Куда же еще я смогу ее отнести?

– А кто самый большой враг летучих мышей?

– Кажется, совы, – не сразу ответила девушка.

– Ну что же, – весело улыбнулась Камилла Янус, – у вашей маленькой летучей мышки будет больше шансов выжить рядом с совой, чем с Алексом Головиным.

Скотти достала из наволочки животное и ласково погладила его.

– Вообще-то я уже и сама знаю, что Алекс не любит животных, – спокойно сказала она, вспомнив, с каким отвращением Алекс относился к ее любимцам. Мышь успокоилась и перестала биться в руке девушки.

Камилла оглянулась через плечо.

– Мне, в общем-то, все равно, но с ней все в порядке?

– Кажется, в порядке, – кивнула Скотти. – У меня когда-то была ручная летучая мышь. А вы знаете, что они хорошо поддаются дрессировке? Смотрите, она следит за нами. Это маленькое создание очень любопытно.

Камилла испуганно попятилась.

– Верю вам на слово. Во всяком случае, большое спасибо за то, что вы убрали ее из моего дома.

– По-моему, она пробралась в комнату через дымовую трубу. Такое часто случается. Не хочу вас пугать, но, сдается мне, малышка поселилась на чердаке.

Камилла снова задрожала от страха.

– Напомните мне об этом, если я вдруг когда-нибудь вздумаю забраться на чердак.

– Вы поступите мудро, если будете подальше держаться от чердака, раз так их боитесь, – с улыбкой согласилась Скотти Макдауэлл.

Она подняла руку и разжала пальцы. Мышь взлетела и быстро скрылась в разбитом окне на чердаке.

– Пожалуй, мне пора возвращаться. Катя, наверное, уже ждет меня. – «И, скорее всего, собирается устроить очередной маленький скандал», – невесело подумала Скотти.

– Надеюсь, мы скоро увидимся, – сказала Камилла и взяла девушку за руку. – Заходите в гости. Я напою вас чаем.

– С удовольствием, – улыбнулась Скотти. – Спасибо за приглашение, – поблагодарила она и ушла.

Настроение улучшилось, и Скотти подумала, что из ее пребывания в доме Алекса, может, что-то и получится. По крайней мере, она нашла человека, с которым можно поболтать.

 

Глава 10

Скотти Макдауэлл грустно смотрела на пятно от чая на желтой ситцевой юбке, когда в кабинет вошел Уинтерс.

– Очередной припадок, мисс Скотти? – поинтересовался англичанин. Лакей подошел к столу и забрал пустую чашку с блюдцем, которые Скотти подобрала с пола.

– Да, – печально ответила она и покачала головой. – Девочка изо всех сил старается вывести меня из себя.

Уинтерс едва заметно улыбнулся:

– Как и меня, – и вышел из комнаты.

Скотти никак не могла привыкнуть к его манере разговаривать. Англичанин разговаривал, почти не разжимая губ. Она сама пару раз пыталась говорить, не шевеля губами, но у нее, естественно, ничего не получилось. В конце концов, Скотти Макдауэлл махнула рукой и объяснила неудачу тем, что она не чопорный дворецкий-англичанин.

Она снова посмотрела на большое коричневое пятно и хмуро покачала головой. Мало того, что ее платье старое и поношенное, так сейчас новая беда!

Скотти не сомневалась, что и Алексу надоели ее ужасные наряды, потому что всякий раз, когда они встречались на лестнице или в столовой, он едва останавливался, чтобы сухо поздороваться. Он не предлагал купить ей новую одежду, и она была слегка разочарована. Скотти сама уже не могла ходить в этих лохмотьях и была готова потратить немного денег на покупку одного двух недорогих платьев.

С Катей дела тоже пока не ладились. Вот уже несколько недель Скотти усердно занималась с девочкой, но до сих пор не продвинулась ни на шаг. Она никогда не думала, что учить детей так тяжело. Девочка занималась с большой неохотой, была все время чем-то недовольна и ни разу не подарила Скотти свою ангельскую улыбку.

Устало поднимаясь к себе после уроков с Катей, Скотти вновь почувствовала не так давно появившуюся тошноту. Ее начало мутить вскоре после приезда в Сан-Франциско. Скотти старалась не обращать внимания на недомогание, считая, что всему виной перемена обстановки и напряжение, в котором она находилась после переезда. Пока она не привыкнет к новой жизни, придется мириться с тошнотой.

Скотти вошла в свою комнату и удивленно замерла на пороге. Миссис Попова склонилась над большой коробкой и о чем-то разговаривала с незнакомой женщиной. Экономка повернулась к двери, и ее румяное лицо расплылось в улыбке:

– Наконец-то ты пришла, девочка. Мы тебя уже заждались.

Скотти вошла в комнату. На полу лежали коробки, наполненные платьями и другими вещами. Она никогда в жизни не видела столько одежды.

– Что это? – ошеломленно пробормотала девушка.

– Как что? Твоя одежда, конечно! – Ольга Попова сняла с одной из коробок оберточную бумагу и достала несколько нижних рубашек.

– Но я ничего не заказывала… – пробормотала Скотти и, не веря своим глазам, уставилась на коробки. – Это не моя одежда. Здесь какая-то ошибка.

Не обращая ни малейшего внимания на растерянность Скотти, экономка приложила к ней нижнюю рубашку из тончайшего льна. По краям и на рукавах была красивая ручная вышивка.

– Ошибка? – улыбнулась миссис Попова. – Не твоя, говоришь? Не знаю, не знаю. Но точно не моя, дорогая!.. Давай-ка лучше посмотрим, подходит ли она тебе. – Она перебросила рубашку через руку и помогла Скотти снять желтое ситцевое платье. Увидев нижнее белье девушки, экономка в отчаянии покачала головой и что-то быстро забормотала по-русски. – Снимай эти тряпки, дорогая. Держи. – Она схватила длинную рубашку и белую нижнюю кружевную юбку и протянула Скотти. – Надень-ка вот это.

Скотти смущенно принялась переодеваться в новое белье. Откуда взялась вся эта одежда? Она продолжала удивленно смотреть на многочисленные коробки, разбросанные по полу, и голова слегка закружилась от страха. Где она возьмет деньги, чтобы заплатить за все эти вещи? Потом на смену страху пришел гнев. Она ни у кого ничего не просила. Зачем ей столько нарядов?

– Но мне нужно совсем немного, миссис Попова. – Скотти смотрела, как экономка развешивает в гардеробе платья. Большей частью шерстяные и фланелевые для повседневной носки, но она мельком увидела и другие, более яркие и элегантные, явно не на каждый день. Скотти ошеломленно спросила: – И что мне делать со всем этим добром? Как я буду расплачиваться? Ведь это стоит уйму денег!

Миссис Попова, внимательно изучающая шов на нижней юбке, подняла голову.

– Расплачиваться? – удивилась экономка. – Nyet. За все платит Саша.

К страху и гневу Скотти добавилось новое странное ощущение, похожее на надежду или радостное волнение, но она быстро прогнала его, решив, что надеяться глупо и бессмысленно.

– Но… но почему он купил все это?

– Не могу тебе сказать, девочка, – пожала плечами Ольга Попова.

Женщина, доставившая одежду, направилась к двери.

– Если я вам больше не нужна, миссис Попова, то я пойду. У меня еще много дел.

Экономка встала и поправила юбку.

– Хорошо. Я вас провожу… А ты, meelenkee, – добавила она, поворачиваясь к Скотти, – примерь пока какое-нибудь платье. Я уверена, они тебе прекрасно подойдут. – Попова с презрением посмотрела на жалкое желтое платье Скотти. – Как это можно носить? От него даже старьевщик откажется.

Миссис Попова вышла из комнаты, а Скотти в новых рубашке и юбке принялась рассматривать одежду. Первым делом заглянула в две коробки, до верха наполненные ночными рубашками и нижними юбками. Неужели одной женщине понадобится столько нижнего белья? Потом открыла третью коробку и достала белые хлопчатобумажные панталоны с кружевной отделкой.

Она приложила их к себе, стараясь представить, как они будут на ней выглядеть. Неожиданно ее внимание привлекло странное отверстие внизу. Скотти провела пальцами по краям отверстия и решила, что это просто брак. Внимательно разглядев панталоны, девушка удивленно покачала головой: похоже, отверстие было сделано специально. Скотти растерянно пробормотала:

– О Господи…

– Тебе что-то непонятно, Скотти?

Скотти Макдауэлл резко повернулась к двери и прижала панталоны к груди. Алекс стоял, прислонившись к дверному косяку, и всем своим видом показывал полнейшее равнодушие, его лицо было холодным, словно он надел маску. Он был таким красивым, что у нее защемило сердце.

– О, Алекс… – пробормотала она, показывая панталоны. – Думаю, ты должен вернуть их в магазин. По-моему, они с браком.

Скотти не могла поручиться, но ей показалось, что он еще больше посерьезнел.

– С браком? – удивился он. – Что ты имеешь в виду?

– Сам посмотри, – девушка протянула панталоны. – Они с дыркой, вот, – добавила она, показывая на отверстие.

Алекс посмотрел из дверей на панталоны, потом перевел взгляд на Скотти. Пульс у нее сразу участился.

– Это не брак, Скотти, – покачал он головой. – Они должны быть такими.

Девушка нахмурилась и вновь внимательно посмотрела на белые панталоны.

– Но зачем здесь дырка?

Головин медленно подошел к ней и сказал с легкой улыбкой:

– Перестань, Скотти. Неужели ты настолько глупа, что не знаешь, зачем здесь дырка?

– О… – пробормотала она и кивнула с понимающим видом. – Для отправления… естественных надобностей, да?

Алекс взял у нее панталоны и провел длинными сильными пальцами по аккуратно обметанным краям отверстия. Жест был очень провокационным, и Скотти мгновенно охватило приятное тепло.

– Да, для этого и… кое-чего другого.

Головин говорил слегка хрипловатым негромким голосом. Неужели опять дразнил ее? Трудно сказать. Неожиданно ей показалось, будто на ней сейчас те самые белые панталоны, которые он гладил, и все внутри задрожало в ожидании его прикосновения. Скотти поспешно отвернулась и отошла в дальний угол комнаты.

Только там она почувствовала себя в относительной безопасности.

Девушка испуганно огляделась по сторонам, и ее взгляд на мгновение задержался на высоком зеркале, стоящем на ночном столике. Она увидела себя и зарделась: половина груди выглядывала из нижней рубашки.

Скотти быстро закрыла грудь руками.

– Лучше уйди, Алекс, – пробормотала она. Александр Головин даже не шелохнулся.

– Но я видел тебя, когда на тебе было еще меньше одежды. – Он пожирал ее глазами.

Скотти вспомнила утро, когда стояла голая по пояс перед огнем.

– Но никто в доме этого не знает, – гневно проговорила девушка, злясь на себя за то, что так сильно жаждала его ласки и любви.

Уголки губ Алекса раздвинулись в загадочной улыбке, которую она, как ни старалась, так и не смогла понять. Прежде чем уйти, он подошел к гардеробу и посмотрел на новые платья.

– Надень это, – сказал он, доставая черное хлопчатобумажное платье с белыми цветами. – Тебе идет черный цвет. – Он бросил платье на кровать рядом с панталонами и направился к двери. – И не забудь новые панталоны.

Скотти стояла красная как рак. Ей хотелось, чтобы он поскорее ушел, но она не могла отпустить его, не задав вопроса.

– Алекс, – тихо позвала Скотти, втайне надеясь, что он не услышит и выйдет из комнаты.

Когда адвокат повернулся, она откашлялась и посмотрела в сторону, стараясь не встречаться с ним взглядом. Но это оказалось невозможно: она так любила наслаждаться его красотой.

– Я… скажи мне, как ты узнал, какой размер покупать? Ведь меня никто не измерял…

Головин вновь окинул ее взглядом с головы до ног. Они столько времени провели вместе, что она уже должна была бы привыкнуть к его взглядам, но ей казалось, что она никогда не привыкнет к тому, как он смотрит на нее.

– Что-то не подходит?

Она пожала плечами и посмотрела на пол.

– Не знаю, я еще не мерила платья. Нижнее белье отлично подходит… – Она замолчала и смущенно посмотрела на свои груди с набухшими сосками.

– Я вижу.

Уловив в голосе Головина нотки смеха, Скотти подняла глаза и посмотрела на него. Больше всего на свете Скотти хотелось, чтобы он обнял ее, крепко-крепко…

– Зачем ты купил мне столько всего? – неожиданно спросила девушка.

Алекс вновь повернулся к двери, собираясь уходить.

– Не хочу, чтобы компаньонка моей дочери была похожа на огородное пугало.

Все правильно, в своих платьях она на самом деле была похожа на пугало. Скотти хотела спросить, зачем он купил ей красивые платья из серого шелка и красной тафты, которые она увидела в гардеробе, но его шаги уже раздавались на лестнице.

Скотти хотела также поговорить о сегодняшнем поведении Кати, но это у нее совсем вылетело из головы.

В ту самую секунду, когда он показался в дверях комнаты, она забыла обо всем. В последние дни она так редко его видела, что начала думать, будто он ее избегает. Все указывало на то, что он старается пореже встречаться с ней, вот только она никак не могла понять причину этой холодности. Она вспомнила, как здорово им было вместе в занесенной снегом хижине в горах. Как жалко, что в этом году оттепель пришла так рано! Если бы перевалы не открылись намного раньше обычного и он не ушел, может, она и сумела бы заставить его хоть немножко полюбить ее.

Скотти подошла к кровати и увидела панталоны. Ее лицо вновь запылало, когда она вспомнила, как он намекал с ехидной улыбкой о другом использовании отверстия.

Девушка покачала головой, отошла от кровати и принялась искать в коробках нормальные панталоны. Она перерыла кучу нижнего белья, но так и не смогла найти – у всех панталон была дырка.

Скотти разозлилась – так поступить с девушкой мог только жестокий и бессердечный человек! Как она будет носить это нижнее белье и ежеминутно бороться с неприличными мыслями? Миссис Попова забрала ее старое белье и сейчас, наверное, уже бросила его в печь. А она не может ходить в Сан-Франциско без нижнего белья, как делала это в долине в жарком сухом августе.

Скотти надела под новую нижнюю юбку панталоны. Они были очень мягкие и ласкали кожу. Отверстие внизу вызвало у нее странное, но приятное ощущение.

Черт бы побрал этого Алекса! Если она узнает, что он сделал это специально, ему не сносить головы. Он заплатит сполна за такую злую шутку!

Прогнав мысли об одежде и Алексе, Скотти начала одеваться к ужину. Чувствовала она себя по-прежнему неважно. Только бы пережить этот ужин! Она боялась, что ее стошнит прямо за столом.

Алекс сидел у себя в конторе. Он откинулся на спинку стула и задумчиво посмотрел в окно. Три недели… Прошло уже целых три недели с того дня, как он привез в Сан-Франциско Скотти Макдауэлл. Самые трудные недели в его жизни. Он старался с головой уйти в работу. Пораньше уходил утром из дома и возвращался поздно вечером, чтобы как можно меньше времени проводить со Скотти.

В ту самую секунду, когда он остановился на пороге ее комнаты и увидел, с каким удивлением она разглядывает панталоны, Алекс понял, что вновь влип. Впрочем, он давно знал, что влип, и это просто явилось очередным подтверждением! Как она смущенно и растерянно вертела в руках панталоны, поворачивая их то так, то этак!..

Скотти Макдауэлл представляла собой гремучую смесь – полудевочка, полуженщина. Но каким бы милым и наивным не был в ней ребенок, женщины в Скотти было намного больше. Никто не возбуждал Алекса так, как мисс Макдауэлл. Ее молочно-белые плечи и округлые руки притягивали его взгляд, как магнитом… Черт побери, как же избавиться от мыслей о ней? Должен же существовать какой-то способ…

Алекс попытался сосредоточиться на бумагах, лежащих перед ним на столе. Когда его мысли не были заняты Скотти, что, правда, бывало редко, он много и продуктивно работал. Он нашел землю за границами Йосемитской долины, выставленную на продажу, и большинство жителей, которых ему предстояло выселить, уже купили себе участки. Финансировало покупку земли, конечно, правительство штата Калифорния, а если кому-то не хватало выделенных денег, то он помогал получить кредиты в банке.

Алекс взял список лиц, подлежащих выселению из долины, и быстро нашел в нем фамилию Макдауэлл. Раньше Головину казалось, что стоит ему вернуться домой, как страсть к Скотти пройдет сама собой. Однако он жестоко ошибался: с каждым днем его желание росло.

Сейчас он не видел лучшего способа справиться с ним, кроме как стараться держаться от девушки подальше. Все очень просто. Хватит с него той страсти, которую он испытывал к ней сейчас.

Алекс посмотрел на часы с боем, стоящие на книжном шкафу, – седьмой час. Пора домой, нужно вернуться до того, как Катя уснет. Хотя он и старался пореже видеться со Скотти, у него была дочь, которую он не имел права забывать.

В столовой Камиллы Янус было много больших красивых окон, позволяющих смотреть на улицу, не вставая из уютных кресел. Скотти Макдауэлл любовалась бледно-красными розами около ворот, не понимая, как они цветут в таком климате, когда почти не видят солнца. Когда бы она ни смотрела в окно, над Сан-Франциско висело серое небо. Стоило Скотти заметить хоть какое-то яркое пятно, и она долго не могла оторвать от него взгляда.

Она посмотрела на пасмурное небо. Выглядывает здесь когда-нибудь солнце?

Ей нравилось общаться с Камиллой, несмотря на то что они были разными, как день и ночь. Миссис Янус принадлежала к той самой богеме, которую девушка не так давно ругала. Со стороны создавалось впечатление, что у них вообще нет ничего общего. От миссис Поповой Скотти узнала, что Камилла прекрасная актриса, и мечтала увидеть Камиллу с мужем Мило на сцене. Однако не могла попросить Алекса поехать с ней в театр, поскольку являлась наемной прислугой, а отправиться на спектакль одной не хватало духа.

– Итак, – сказала Камилла, Садясь напротив гостьи, – как у тебя дела с Катей?

Скотти внимательно посмотрела на красивую элегантную хозяйку с золотисто-каштановыми волосами и россыпью веснушек вокруг маленького носика и невесело ответила:

– Плохо. Девочка почему-то презирает меня. Никак не пойму, что я ей такого сделала!

Камилла отбросила с лица копну густых волос и не очень деликатно фыркнула:

– Катя очень избалованная девчонка.

– Знаю, – кивнула Скотти Макдауэлл, – но, видишь ли, она не одна виновата в этом. Все в доме души в ней не чают и выполняют любые прихоти, стоит ей чего-то захотеть. Другой вырасти она, по-моему, и не могла. Не забывай, ведь Катя совсем маленькая девочка, ей только шесть лет.

Камилла вновь усмехнулась:

– Эта шестилетняя девочка лучшая актриса, чем я… Когда расскажешь Алексу о ее поведении?

Скотти вздрогнула.

– Никогда! Алекс ни в коем случае не должен об этом знать, слышишь? Я как-нибудь сама справлюсь с ребенком, но Алекс не должен знать об этом.

– Но почему не должен, черт возьми? – Камилла взяла с тарелки свежеиспеченную булочку со смородиной, отломила кусочек и положила в рот.

– Потому что Алекс уже и так жалеет, что привез меня в Сан-Франциско, – уверенно объяснила Скотти. Его отношение к ней сильно изменилось после приезда в город. Сейчас у нее отпали последние сомнения в том, что Алекс избегает ее. Порой казалось, что он даже не хочет смотреть на нее. Скотти не была дурой, она все прекрасно понимала, все видела.

– Гм-м-м… Тогда, думаю, ему должен рассказать кто-то другой, – заметила Камилла Янус.

Скотти наклонилась через стол и взмолилась:

– Я тебя очень прошу, Камилла, ничего не рассказывай Алексу. Миссис Попова тоже собиралась поговорить с ним. Пришлось даже пригрозить, чтобы она ничего не рассказывала. Она догадывается, что происходит, и хочет посоветоваться с Алексом, но я не могу этого позволить. Если я потеряю место учительницы и компаньонки Кати, то никогда не вернусь в долину. А я хочу вернуться в Йосемит больше всего на свете.

Если Алекс узнает, как плохо продвигаются у нее дела с Катей, у которой почти каждый день бывают истерики, то наверняка выгонит ее. Для Скотти и так оставалось загадкой, почему Катя до сих пор не пожаловалась на нее отцу.

Скотти хотела остаться в доме Головина, несмотря на то что приходилось ей здесь несладко. Она давно поняла одну простую истину: для того чтобы чего-то добиться в жизни, нужно много работать. И она никогда не опускала руки, какая бы сложная задача перед ней ни стояла. Значит, надо найти способ наладить отношения с Катей.

Камилла с сомнением посмотрела на нее.

– Хорошо. Раз ты настаиваешь, я буду пока молчать. Но помяни мое слово, рано или поздно он все равно обо всем узнает. Катя – маленькая лгунья.

– Знаю, – кивнула Скотти. – В ней уживаются два совершенно разных человека. Когда Катя рядом с отцом, то лучше ее не найти ребенка на всем белом свете: сама нежность, с лица не сходит обворожительная улыбка, она вся так и излучает ангельское очарование. Я впервые встречаюсь с таким странным человеком.

Камилла вновь фыркнула:

– Я тебе уже говорила, что в смысле актерского мастерства она легко заткнет меня за пояс.

Скотти соглашалась с тем, что девочка превосходная актриса, но она не собиралась прекращать попытки завоевать ее дружбу. Нужно просто набраться побольше терпения. Для того чтобы наладить отношения с Катей Головиной, потребуется время и бездна терпения. Скотти устала, и в последнее время у нее все чаще и чаще появлялись сомнения в том, что она сумеет справиться с поставленной задачей.

Она подняла глаза и увидела, что Камилла внимательно смотрит на нее.

– Что такое?

– Знаешь, ты потрясающе выглядишь в этом платье, – улыбнулась Камилла. – Серый цвет тебе очень идет.

Скотти Макдауэлл посмотрела на свое серое шерстяное платье строгого покроя.

– Самое обычное платье. Не понимаю, что в нем такого особенного.

– Гм-м-м… Гардероб тебе обновил Алекс, да?

– Алекс? – нахмурилась Скотти. – Нет, он просто заплатил за платья и белье, но… но я уверена, что выбирала все миссис Попова.

В комнате зазвенел театральный смех Камиллы Янус:

– Не будь такой наивной, дорогая. Не знаю, заметила ли ты, но все, что ты носишь, безупречно тебе идет. Твои цвета – серый, черный, фиолетовый и сочный красный. В них ты неотразима… Неужели ты на самом деле веришь, что это заслуга миссис Поповой?

Девушка пожала плечами:

– Я… мне казалось, что по магазинам ездила она.

– О нет, моя дорогая, – с тонкой улыбкой покачала головой Камилла Янус. – Алекс приложил к этому свою твердую мужскую руку. Уверена, что платья выбирал он.

И что это значит? Она ему все-таки не безразлична? Скотти не могла ответить на этот вопрос. Но, даже оставаясь в неведении относительно его мотивов, она обрадовалась.

Ее взгляд вернулся к Камилле и ее ярко-зеленому платью. Скотти уже обратила внимание, что все платья Камиллы имели впереди глубокий вырез. В отличие от Скотти она была очень рада, когда все мужчины в радиусе мили пожирают ее глазами и восхищаются грудью.

– Зато ты обворожительна во всем, – искренне сказала девушка.

Камилла отмахнулась от комплимента.

– Только потому, что я знаю, какие цвета больше всего мне идут. А Алекс, – с лукавой улыбкой добавила актриса, – знает, какие цвета больше всего идут тебе. – Камилла Янус долго, пристально разглядывала Скотти. В конце концов, девушка не выдержала и покраснела. – Так-так, мисс Макдауэлл, – произнесла актриса слегка насмешливым тоном, – интересно, где он тебя откопал?

Скотти отпила чай и смутилась:

– Ты прекрасно знаешь, где он меня откопал.

– Знаю, – согласилась Камилла. – Но почему он столько для тебя делает? Мне не хочется обижать твое самолюбие, дорогая, но Алекс мог бы нанять любую из нескольких десятков молодых женщин в Сан-Франциско, чтобы учить Катю и составлять ей компанию. Чем ты его так приворожила, что он предпочел тебя всем остальным?

Скотти вспыхнула и нахмурилась.

– Я его не привораживала!

Камилла пропустила ее сердитые слова мимо ушей.

– Почему он все для тебя делает? – задумчиво проговорила она.

– Что он для меня делает? – недоуменно переспросила Скотти.

– Например, гостиницу. Мило рассказал мне, что идея построить ее принадлежит Алексу. Он сам ходил к губернатору, чтобы получить разрешение на строительство. Интересно, почему он взвалил на себя все эти хлопоты?

Новость ошеломила Скотти Макдауэлл. Она была уверена, что в планы правительства штата строительство гостиницы входило еще до того, как началось выселение жителей из долины. Скотти не знала, что ответить Камилле Янус, да и себе.

Камилла негромко рассмеялась и весело сказала:

– Мне бы очень хотелось узнать, что же произошло между вами в те месяцы, которые вы провели в крошечной хижине в горах?

Тут Скотти перепугалась не на шутку. Камилла была очень наблюдательной и умной женщиной, наблюдательнее всех остальных соседей Алекса. Ей вовсе ни к чему знать, что произошло между Скотти и Алексом в ту волшебную ночь. Скотти отчаянно нуждалась в человеке, которому могла бы доверять и с которым могла бы откровенно разговаривать, но она еще не была готова открыть свое сердце ни Камилле, ни кому-то другому.

Ночью, когда весь дом уже спал, Скотти подошла к зеркалу и посмотрела на свое отражение. Неужели она стала худеть из-за своего желудка?

Она повернулась боком и заметила, что всегда плоский живот сейчас даже слегка вогнулся. Ничего страшного, ведь у нее плохой аппетит. Неприятности с Катей действуют на нервы, вот она и худеет из-за того, что никак не может наладить отношения с девочкой. Все началось сразу после приезда в Сан-Франциско, и уже три недели ее каждый день тошнило.

Девушка слегка надавила на живот руками. Наверное, она и в самом деле ослабла от голода. В последние дни ела только по вечерам, полностью игнорируя завтраки и обеды. А сегодня не было аппетита даже за ужином, и она ничего не ела весь день. И вот сейчас, поздней ночью, ей вдруг захотелось отведать сладких булочек с изюмом и миндалем, которые испекла к ужину миссис Попова. Ей показалось, что если она сейчас же не поест, то умрет.

Скотти отошла от зеркала, надела ночную рубашку, халат и тихо пошла к двери. Ей так сильно захотелось полакомиться булочкой, что она даже отважилась выйти из своей комнаты глубокой ночью, чего еще никогда не делала. В последнее время она очень редко думала о еде, но когда ей хотелось есть, нужно было немедленно утолить внезапно появлявшийся голод. Странно.

Скотти медленно спустилась по лестнице, остановилась на нижней ступеньке, прислушалась и, не услышав ни звука, отправилась на кухню. В темноте нашла на ощупь лампу и зажгла ее. На стенах заплясали тени. Она отправилась в кладовую и, оставив дверь открытой, быстро нашла булочки. Захватив, кроме булочек, тарелку с маслом, вернулась на кухню и села за стол. Схватив большой нож для разделки мяса, Скотти разрезала булочку пополам и принялась обильно намазывать маслом. Не в силах больше терпеть голод, Скотти Макдауэлл переложила нож в левую руку, а правой торопливо затолкала половину булочки в рот. Откинулась на спинку стула, закрыла глаза и начала с наслаждением жевать…

– Что ты здесь делаешь?

Скотти негромко вскрикнула от удивления и испуга. Глаза моментально наполнились слезами, и она поперхнулась. Девушка схватилась за шею и несколько секунд громко кашляла. Мрачный Алекс стоял в дверях у нее за спиной и задумчиво наблюдал за ее поздним ужином.

– О Боже! Я чуть не умерла со страху. Разве можно подкрадываться в темноте? – Она на секунду закрыла глаза и откинулась на спинку стула.

Алекс подошел к столу и внимательно посмотрел на нее:

– Что ты собиралась делать этим ножом?

Скотти замигала и растерянно посмотрела на большой тесак, который по-прежнему сжимала в левой руке. Она совсем о нем забыла.

– Господи, ты меня так напугал, что я могла себя зарезать. – Она сердито посмотрела на него и добавила: – Или тебя.

Алекс усмехнулся. Он увидел тарелку с булочками и заметил, что лезвие ножа испачкано маслом.

– Проголодалась?

Скотти стало очень неловко. Она бросила нож на стол и вытерла ладони о халат. Почему она не нашла нож для масла, а схватила этот огромный тесак? В присутствии Алекса Скотти постоянно терялась и чувствовала себя очень неуклюжей.

– Я… я плохо поужинала, – пробормотала она, стараясь избежать его пронзительного взгляда.

Головин сел рядом, и она невольно уставилась на открытый воротник рубашки, в котором виднелись черные волосы, густо покрывающие его грудь. Скотти вспомнила, как прямо поинтересовалась, почему на его теле так много волос, и получила прямой ответ. Она знала, что все его тело покрыто густой черной шерстью, особенно вокруг сосков и под пупком…

Алекс неожиданно дотронулся большим пальцем до угла ее рта. Скотти вся задрожала от удовольствия. Потом сунул палец в рот.

В ответ на изумленный взгляд девушки Головин коротко ответил:

– Масло.

Скотти испуганно замигала, поднесла руку ко рту и почувствовала на губах скользкую пленку масла. Ей стало стыдно, как ребенку, пойманному в кладовой между обедом и ужином.

Алекс взял булочку, разломил пополам и, увидев сочный изюм и кусочки миндаля, намазал ее с обеих сторон маслом. Откусил большой кусок от одной половины и предложил ей вторую. Девушка покраснела и покачала головой. Есть по-прежнему хотелось, но она стеснялась.

– Никто лучше Поппи во всем Сан-Франциско не печет куличи, – проговорил он с набитым ртом.

К чёрту приличия! Скотти решительно отбросила скромность и стеснительность и, схватив последнюю булочку, впилась в нее зубами.

Алекс откинулся на спинку стула и пристально смотрел, как она жадно ест.

– Ну, выкладывай, Скотти, – неожиданно потребовал он. – Как у тебя дела с Катей?

От неожиданности Скотти вновь чуть не поперхнулась. Она внимательно посмотрела на него, пытаясь догадаться, не проболталась ли Камилла или миссис Попова. Не заметив на его лице ничего подозрительного, Скотти облегченно вздохнула. Она уже сама удивлялась, почему он не интересуется, как у нее дела с Катей.

– Катя постепенно привыкает ко мне… Правда, она быстро устает во время занятий… – говорила Скотти медленно, тщательно подбирая слова. Сейчас нужно быть очень осторожной.

– Значит, у тебя с ней нет никаких сложностей? – спросил Алекс, вставая.

Девушка бросила на него настороженный взгляд.

– Сложностей? – переспросила она.

– Пошли. Я провожу тебя. – Он взял лампу. Когда они вместе начали подниматься по лестнице, он заметил:

– Миссис Попова сказала, что Катя капризничает и плохо себя ведет.

Скотти нахмурилась. Конечно, с ее стороны было глупо рассчитывать на то, что экономка будет держать язык за зубами. Ольга Попова проработала в семье Головиных много лет и была предана Алексу всей душой, а ее знала без году неделю.

– О, все не так уж и плохо, Алекс. Она… Катя просто… просто легко возбуждается и выходит из себя…

Скотти услышала рядом с собой негромкий смех. Она так редко слышала его смех, что на душе сразу стало спокойно и все тревоги исчезли.

– Я не людоед, Скотти. Я знаю, сколько хлопот порой способна доставить Катя. Не бойся, ты не окажешься на улице, если надумаешь наказать ее. Честно говоря, я от тебя и жду строгости. Кате нельзя позволять плохо обращаться с людьми. Ей нужно научиться уважать людей, пока грубость не переросла в привычку.

Скотти неожиданно вспомнила Камиллу, которая очень интересовалась, почему Головин так много делает для компаньонки своей дочери. Когда они остановились перед ее дверью, девушка спросила:

– Алекс, ответишь мне на один вопрос?

– Если смогу, – кивнул он.

Она сделала глубокий вдох и кое-как выдавила из себя:

– Почему ты сделал все это для меня?

Адвокат нахмурился, свет лампы отбрасывал тени на его сердитое лицо.

– Что ты имеешь в виду?

Девушка испугалась.

– Камилла… Камилла рассказала мне, что ты из-за меня решил построить гостиницу. Она сказала, что если бы не ты, то губернатор никогда бы не разрешил начать строительство.

Несколько секунд он пристально смотрел на девушку, потом осторожно поинтересовался:

– Откуда она это взяла, черт побери?

Неожиданно Скотти почувствовала себя последней дурой. Она растерянно заморгала и уставилась на пол:

– Мило сказал, что… ты рассказал ему…

– Не говори глупости, Скотти, – сердито покачал головой Алекс. – Я не имею права указывать губернатору, что ему следует делать, а что – нет. Правительство штата давно решило построить в Йосемитской долине гостиницу для туристов, задолго до того как я имел несчастье получить пулю в бок и очутиться в твоем веселом сумасшедшем доме.

Скотти стало неловко от того, что она заговорила о строительстве. Она отвернулась, быстро вошла в комнату и громко захлопнула за собой дверь. Сняла халат и забралась в постель. Погасив лампу, уютно устроилась под одеялом и уставилась в потолок.

Как она сразу не догадалась, что Алекс никогда не станет браться за такие сложные дела ради нее! С какой стати он должен что-то делать для нее? Зачем она начала разговор о гостинице? Да, она всегда отличалась умением найти «нужную» тему для разговора. Неужели она так до сих пор и не поняла, что отношения между ними никогда не будут такими, как она мечтала? Если она перестанет витать в облаках и опустится на землю, то, может, еще и выживет…

Скотти осторожно дотронулась до живота. Когда ее не тошнило от нервного напряжения, ей даже нравилось жить в городе, в доме Алекса. Однако она все-таки не понимала, почему он вообще что-то для нее делает. Если бы не маленькие сражения с Катей, Скотти была бы вполне довольна жизнью в Сан-Франциско.

Алекс сказал, что, скорее всего, строительство гостиницы закончится к осени. Когда Скотти услышала об этом, то едва не упала в обморок. Она с ужасом думала о дне, когда придется расстаться с Алексом. Но, с другой стороны, она уже страшно скучала по Маггину, хотя и знала, что Тупи позаботится о ее животных, как о своих. Ей бы очень хотелось посмотреть, как весной козел Бауэрсов будет ухаживать за Розой, если только не… Она печально вздохнула. Если со всей этой суматохой, которую создали Алекс и правительственные чиновники, у него найдется время для ухаживаний.

У Скотти Макдауэлл появилась новая тревога. Позволят ли ей оставить животных, после того как построят гостиницу?

Скотти повернулась на бок и свернулась клубочком, прижав к груди вторую подушку. В такие минуты она проклинала Алекса и все правительство за то, что они вмешались в ее спокойную, размеренную жизнь и поставили все с ног на голову.

 

Глава 11

За завтраком Алекс тайком наблюдал за Скотти. Если не считать ту ночь, когда она давилась куличом на кухне, он заметил, что вот уже несколько недель у нее совсем пропал аппетит. Сначала это встревожило его, но чем больше он размышлял, тем больше ему казалось, что ничего страшного не произошло: Скотти потеряла аппетит, потому что скучала по дому.

Всякий раз, когда Александр Головин задумывался над этим, он испытывал разочарование. Смешно, но ему хотелось, чтобы она чувствовала себя счастливой у него в доме. Он и сам не знал, почему. Какое ему дело до ее счастья, хотя, Бог свидетель, он сделал многое, чтобы Скотти Макдауэлл была счастлива.

Конечно, ему было неприятно, что он, строго говоря, солгал, отвечая на ее вопрос о гостинице, но Алекс не собирался признаваться в том, что затеял строительство только ради нее. Частично он сказал правду: идея строительства гостиницы в Йосемитской долине действительно возникла давно и принадлежала не ему. Он же только отыскал подходящее место и договорился, что Скотти Макдауэлл станет управляющей, но по какой-то необъяснимой причине не хотел, чтобы она знала это, чтобы считала себя обязанной ему. Алекс нахмурился и тяжело вздохнул. Он сам до конца не разобрался в своих чувствах к ней и, естественно, не мог понять, что же ему нужно от нее.

Головин опять посмотрел на девушку, которая вяло ковыряла вилкой в тарелке.

– Опять нет аппетита, Скотти?

В это утро она была особенно бледна. Ее состояние встревожило его, но он попытался успокоиться. Может, все дело в цвете платья? Странно, как он догадался, какие цвета ей идут, а какие – нет. Коричневое фланелевое платье, которое она надела сегодня, явно не шло.

– Не… не знаю… Что-то мне сегодня не хочется есть печенье и подлив… – Она неожиданно замолчала, закрыла глаза и, затаив дыхание, прижала ко рту салфетку.

Алекс, не скрываясь, пристально смотрел на нее. Нет, дело не только в цвете платья. Если Скотти заболела, он должен подумать о Кате. Еще не хватало, чтобы заразилась его дочь!

– У тебя, случайно, не грипп? – тревожно спросил адвокат.

Скотти испуганно посмотрела на него и покачала головой.

– Нет-нет! Ничего страшного, не бойся.

– Если ты заболела, то я не могу подпускать тебя к Кате. Ты ведь можешь заразить ее…

– Алекс, пожалуйста, – прервала Скотти, комкая салфетку. – Я не больна. Поверь мне. Это просто… ну, я все еще пытаюсь привыкнуть… ко всему. Я не больна, честное слово! Ты же сам прекрасно знаешь, что все здесь для меня необычно… И, – добавила она, пристально глядя на него, – миссис Попова превосходно готовит, но… но я не привыкла к ее еде, к такой жирной пище. – Она посмотрела на тарелку и снова поднесла салфетку ко рту. Помолчав несколько секунд, добавила: – Не могу так рано есть мясную подливку. Только прошу тебя, не говори ничего миссис Поповой. Если попробую затолкать в себя хотя бы ложку, то, боюсь, меня стошнит.

Алекс пристально смотрел на нее. Скотти отпила чай и тяжело вздохнула.

– И давно у тебя пропал аппетит? – спросил он. Девушка пожала плечами.

– О нет… не очень. Я прекрасно себя чувствую, Алекс. Правда, ничего страшного. Это только желудок, ерунда. Не обращай внимания. Понимаешь, все какие-то тревоги, беспокойства… Не бойся, со мной все в порядке. Вот привыкну к городу, к новой жизни, и все станет на свои места. Я уверена, все наладится. – И она грустно посмотрела на него.

Ее объяснения не убедили Александра Головина. Интересно, подумал он, имеет ли тоска по дому какое-то отношение к ее нынешнему состоянию? Или это что-то другое? Его вдруг охватил страх.

– Понятно. – Алекс вернулся к завтраку, но обнаружил, что аппетит пропал и у него.

Он заставил себя успокоиться и не тревожиться по пустякам. Несомненно, все именно так, как говорит Скотти. В недомогании виноваты нервы. И тоска по дому. Наверное, она скучает по своим мерзким животным, точно! Он уговаривал себя, пытаясь прогнать по-настоящему тревожные мысли, которые как назло упрямо лезли в голову.

Звон серебряной ложки, упавшей на пол, заставил его очнуться от раздумий. Скотти Макдауэлл неожиданно вскочила и бросилась к двери.

Алекс выругался про себя и помчался за ней. Он успел подхватить ее до того, как она упала на пол. Лицо девушки стало пепельного цвета, рот приоткрылся. Он отнес ее к себе в кабинет и осторожно положил на диван.

Потом сел рядом и взял ее за руки, беспокоясь, что она до сих пор не пришла в себя. Он ведь с самого начала знал, что с ней происходит что-то неладное. Почему она отказывалась признать очевидное и твердила, будто все в порядке и она абсолютно здорова? Алекс хотел расстегнуть пуговицы на воротнике, и его пальцы дотронулись до чего-то острого – под платьем что-то было. Головин недоуменно пожал плечами и снова дотронулся до лифа.

И тут Скотти внезапно пришла в себя.

– Алекс? Что… что случилось? – быстро проговорила девушка, растерянно мигая.

Головин на какое-то мгновение забыл, что хотел сделать. Он пристально смотрел на нее и видел, как на лицо постепенно возвращаются краски.

– Ты потеряла сознание, Скотти. Черт побери, почему ты твердишь, будто здорова? Я же вижу, с тобой творится что-то неладное.

Она покачала головой.

– Я… я, правда, здорова. Это все… кор… кор… – Девушка глубоко вздохнула. – Во всем виноват этот чертов корсет!

Алекс смачно выругался и стал быстро расстегивать платье Скотти, отталкивая ее руки.

– Ты… ты с ума сошел! – возмутилась она. – Что ты делаешь, черт бы тебя побрал?

– Скотти, ты упала в обморок из-за этой дурацкой штуки. Нужно его расшнуровать, ты же совершенно не можешь дышать.

Расстегнув платье чуть ли не до талии, он приказал ей повернуться на бок. Скотти была слишком слаба, чтобы спорить и сопротивляться, и поэтому послушно повернулась. Когда Алекс расшнуровал корсет, она облегченно вздохнула.

– Интересно, какой садист придумал эту мерзкую штуковину? – с отвращением пробормотал Головин и, сняв с нее корсет – настоящее орудие пыток испанских инквизиторов в средние века, – бросил на пол. – Зачем ты его надела?

– Поппи сказала, что нужно…

– Вот черт! – снова выругался Алекс. – Тебе не нужен никакой корсет. Я запрещаю тебе носить его. Ясно?

Девушка насмешливо посмотрела на него:

– Конечно, ясно. Я не глухая и не слабоумная.

Алекс, открыв рот, зачарованно уставился на молочно-белый верх ее грудей, пораженный и восхищенный тем, как они натягивают тонкую ткань ее нижней рубашки. У самой кожи слегка голубели крошечные вены. Алекс закрыл глаза, но их прелесть твердо запечатлелась в его памяти. Он знал, что бесполезно притворяться, будто стоит ему закрыть глаза – и он тут же их забудет. Александр Головин открыл глаза, и они невольно устремились к набухшему розовому соску, смело натягивающему тонкую ткань нижней рубашки. Во рту пересохло от волнения.

– Gospady! Что здесь происходит? – раздался испуганный голос Ольги Поповой. Она вбежала в кабинет и с таким изумлением уставилась на Алекса и Скотти, что ее глаза, казалось, вот-вот вылезут на лоб.

Скотти опередила Алекса, приподнялась на локте, и на мгновение его жаждущему взору открылась ее восхитительная грудь.

Алекс вскочил, неловко попытался поднять с пола корсет и чуть не упал.

– Черт побери, Поппи, Скотти…

– Только не надейся, что тебе удастся обмануть меня, Саша Головин, – строго прервала его экономка и погрозила пальцем. – Что ты делаешь с корсетом Скотти?

Головин сунул корсет ей под нос и возмутился:

– Скотти упала в обморок из-за этой дряни!

Миссис Попова прижала руку к сердцу и невольно отшатнулась.

– И все равно ты напрасно ругаешься, Саша. – Она оттолкнула его и быстро подошла к Скотти. – С тобой все в порядке, дорогая?

Скотти, которая уже сидела на диване, кивнула.

– Да, но, пожалуйста, не заставляйте меня больше надевать этот… этот отвратительный корсет, – взмолилась девушка, потирая ноющие ребра.

– Нет, конечно, не буду, – поторопилась успокоить ее миссис Попова. – Но ты должна была позвать меня, дорогая. – Она оглянулась через плечо и с легкой укоризной посмотрела на Алекса. – Девушке не годится разрешать мужчине раздевать себя, даже если она задыхается.

Алекс растерянно покачал головой, провел пальцами по волосам и вернулся в столовую. Завтрак уже остыл, и он не смог заставить себя проглотить ни одного куска. Казалось, теперь всем его беспокойствам пришел конец – недавний обморок Скотти нашел объяснение, но что-то тревожило его, не давая покоя. Конечно, очень легко и удобно предположить, будто Скотти упала в обморок, потому что не привыкла носить эти ужасные корсеты. Усилием воли Алекс постарался прогнать неприятные мысли и больше не думать об этом. На ум пришла пословица: не буди лиха, пока оно тихо…

Катя Головина отдыхала у себя в комнате, после того как отказалась прочитать заданный Скотти рассказ. Скотти пришла на кухню и рассказала миссис Поповой об очередной возмутительной выходке девочки. Экономка тяжело вздохнула и поставила перед ней тарелку с супом. Скотти кое-как заставила себя проглотить ложку, и ее тут же стало мутить.

– Никак не могу понять, почему наш ягненочек так невзлюбила тебя, – вслух задумалась миссис Попова и устало покачала головой. Она месила тесто для хлеба. – Я не раз слышала, как терпеливо ты с ней разговариваешь. Мне бы твое терпение!

– Напрасно вы рассказали Алексу о моих неприятностях с Катей, миссис Попова, – вздохнула Скотти.

– Совсем не напрасно, к тому же я почти ничего не сказала. Алекс не настолько ослеплен любовью, чтобы время от времени не замечать, как ведет себя Катя.

– Пожалуйста, обещайте мне, что больше ничего не станете рассказывать ему о моих отношениях с девочкой, – попросила Скотти. – Я найду к ней подход и налажу отношения.

Скотти уже перестала обращать внимание на акцент миссис Поповой. Честно говоря, она бы, скорее всего, и не обратила бы на него внимание, если бы экономка сама не сказала об этом.

Девушка водила ложкой по тарелке, стараясь отодвинуть в сторону куски мяса. Наконец она осторожно набрала немного бульона и проглотила, моля Бога, чтобы ее не вырвало.

– Никак не могу прогнать мысль, что причина ее поведения как-то связана со смертью матери, – прервала затянувшееся молчание Скотти Макдауэлл.

– Со смертью матери? – громко фыркнула миссис Попова. – О Gospady!

Скотти нахмурилась:

– Что значит это слово? Вы уже много раз произносили его.

– О, ну… так ругаются, когда не хотят упоминать имя Бога всуе, – смутилась экономка.

– Но что оно означает? – продолжала допытываться Скотти.

– Гм-м-м… – Миссис Попова на секунду перестала месить тесто. – Его непросто перевести на английский. Пожалуй, это что-то вроде «черт побери!».

– Но почему вы выругались, когда я спросила о смерти жены Алекса?

– Потому что эта женщина так же мертва, как мы с тобой, – хмыкнула экономка.

Скотти показалось, что у нее сейчас остановится сердце.

– Но… но мне показалось, будто Алекс сказал, что ее больше нет с вами.

– Правильно! Эта ведьма уехала сразу после того, как узнала, что Катя не ходит и никогда не будет ходить.

Скотти обмякла на стуле и закрыла ладонью рот.

– Но почему?

– Прекрасная Марлин не могла смириться с мыслью, что родила неполноценного ребенка.

Скотти удивил язвительный тон доброй экономки. А Алекс? Как он отнесся к поступку жены? Неужели до сих пор продолжает любить эту женщину, несмотря на ее предательство? Может, и так. Немало мужчин всю жизнь любят женщин, которые бросили их. Кто знает, возможно, после бегства жены он стал подозрительно относиться и к другим женщинам, которые появлялись в его жизни после этой трагедии… Перестань мечтать, вернись на землю!

Она встряхнула головой, стараясь прогнать глупые мысли.

– Значит, вы давно работаете у Алекса?

Ольга Попова кивнула.

– Я со старшим братом приплыла на Аляску вместе с нашим папой и папой Саши. – Ее лицо смягчилось от воспоминаний. – Я всегда любила Андрея… так звали отца Алекса…. даже думала, что когда-нибудь мы с ним… – Она печально улыбнулась Скотти. – В общем, мы вчетвером отправились на Аляску и поселились на севере, на Русской речке. Там-то Сашин папа и повстречал одну молоденькую красотку и женился на ней. Кажется, в ней была индейская кровь.

Скотти с большим интересом слушала пожилую женщину, поставив локти на стол и подперев подбородок ладонями.

– И что случилось потом?

– Скоро родился маленький Саша. Не хочу кривить душой, мать обожала сына. Даже водила его в лес и учила с любовью относиться к животным и птицам и ухаживать за ними. Она была настоящее дитя природы.

Скотти нахмурила лоб. Если мать и привила Алексу любовь к животным и жизни в лесу, то эта любовь осталась в далеком детстве. Она прекрасно видела, с каким отвращением он относился к животным, когда они жили в долине. А может, он сознательно решил забыть то, чему его учила мать в детстве?

– Беда в том, что она сильно болела, – печально вздохнула Ольга Попова.

– Что с ней случилось? – Скотти отодвинула тарелку с супом подальше, на другую сторону стола, чтобы ее не мутило от запаха.

– Бедняжка умерла от какой-то болезни легких вскоре после того, как родила Саше брата. Его назвали Михаилом.

Скотти очень удивилась, когда услышала, что у Алекса есть брат.

– А где сейчас его брат?

Экономка пробормотала короткую молитву и перекрестилась.

– Мой дорогой Мишенька давно уже у ангелов.

К горлу Скотти подступил ком.

– Он… он умер? – Когда Ольга Попова кивнула, спросила: – Но как это случилось? Когда?

– Алексу тогда было десять лет, значит, маленькому Мише – около пяти. Андрей еще был вдовцом. – Она на мгновение замолчала, потом грустно добавила: – Малыш утонул. Бегал зимой по замерзшей реке. Лед проломился, и он утонул.

Ком, застрявший в горле, мешал Скотти дышать. Ей было очень жалко Алекса, перенесшего такую страшную потерю.

– И что было потом? – хрипло спросила она. Миссис Попова на секунду прекратила месить тесто и посмотрела на узкое кухонное окно.

– Сашин папа часто приезжал по делам в Сан-Франциско. К тому времени он разбогател, имел большую лесопилку на реке. Во время одной из поездок в город он познакомился с очень богатой женщиной из высшего света и влюбился в нее. Они поженились и сразу же после свадьбы отправили Сашу учиться в Европу, в частную школу. Саша очень не хотел уезжать. После смерти матери он очень сблизился с отцом. А тут Андрей снова женился и отослал его подальше, чтобы он не мешал. Мальчик одного за другим терял любимых людей. Уверена, ему было очень тяжело в то время.

– А… а его жена? Вы не знаете, где она сейчас?

– Надеюсь, горит в аду! – В голосе Ольги Поповой прозвучала злость.

Скотти отпила уже остывший чай и обрадовалась, что ее не тошнит. Она рассеянно смотрела, как экономка хлопочет на кухне, а сама думала о жене Алекса. Странно, что эта женщина бросила своего ребенка. Но как она смогла оставить такого мужчину, как Алекс? Неудивительно, что после этого он никого не подпускал к себе на пушечный выстрел. Всю жизнь судьба наносила ему жестокие удары. Она инстинктивно чувствовала, что если человеку постоянно причиняют боль люди, которые утверждают, будто любят его, то он со временем начинает относиться к любви по-другому.

После короткого разговора с миссис Поповой Скотти показалось, что она немного заглянула Алексу в душу и полюбила его еще сильнее.

Рано утром они встретились на лестнице. Алекс холодно кивнул – не сказал ни слова, не улыбнулся, не пошутил, как часто делал зимой. В его глазах она не увидела ни злости, как в первый день их знакомства, когда спрятала его одежду, ни возмущения, как в тот вечер, когда она спросила его, как доставлять удовольствие мужчинам. Никакой реакции! Вообще никакой. Одно холодное молчание. Он посмотрел на нее как на пустое место.

На кухню зашел Уинтерс. Дворецкий налил чаю, добавил молока и сел за стол напротив. Потом холодно улыбнулся.

Его акцент, когда он снисходил до разговора с ней, несомненно, выдавал в нем британца. Узнав, что он появился у Алекса после войны, Скотти часто размышляла, не скучает ли он по родине.

– Уинтерс, вы скучаете по Англии? – неожиданно обратилась она к нему.

Англичанин окинул ее высокомерным взглядом и ответил вопросом на вопрос:

– А как, по-вашему, рыба скучает по воде?

С трудом удержавшись от смеха, девушка кивнула: – Наверное, скучает, если только это не мертвая рыба, попавшая к кому-то на обед.

Скотти прекрасно знала, что он и не нуждается в ее ответе. Она наблюдала за тем, как он пьет чай, отставив мизинец в сторону. Безукоризненные манеры!

– Я тоже очень скучаю по долине, – с тяжелым вздохом призналась девушка. – Вот уж никогда не думала, что Сан-Франциско окажется таким скучным и серым городом! Неужели здесь никогда не бывает солнца? – Как и следовало ожидать, ответа не последовало. Тогда она решила изменить тактику. – А вам нравится в Калифорнии?

Уинтерс слегка приподнял густые белые брови и сразил ее на месте одним из своих знаменитых взглядов, который, казалось, говорил: «Ваш вопрос настолько глуп, что на него даже не стоит отвечать».

– Жить среди этих грубых людей, которым не нравится мыться, всегда было самой большой мечтой всей моей жизни, мисс Скотти, – ответил он таким же сухим голосом, как пересохшее в августе русло реки.

Несмотря на то что он с самого первого дня ее появления в доме Александра Головина всячески старался запугать ее, она ни капельки его не боялась. Напротив, он казался ей забавным.

– Ах, какое у вас чувство юмора! – усмехнулась Скотти. – «Остерегайтесь сладостных речей», Уинтерс.

На какое-то мгновение в его глазах промелькнуло уважение, смешанное с восхищением.

– Роберт Бернс, мисс Скотти?

Девушка пожала плечами.

– Может, я и выросла в лесу, но и в лесу, знаете ли, бывают книги. Ведь Алекс нанял меня учить Катю, научить ее читать.

– Кстати, мисс Скотти, – холодно произнес англичанин. – Мистер Алекс просил передать вам, что сегодня вечером вы едете в театр с мистером и миссис Янусами.

Скотти резко подняла голову.

– Правда? – Она прижала ладонь к груди, в которой взволнованно застучало сердце. – К какому часу я должна быть готова? Они заедут за мной или я сама должна отправиться в театр? О Господи, миссис Попова, что же мне надеть?.. Уинтерс, он не сказал, во сколько мы поедем?

Похоже, Уинтерс пребывал в благодушном настроении, поскольку снизошел до ответа, что бывало не так уж и часто:

– Мистер Алекс сказал, чтобы вы были готовы к семи часам.

Девушка выскочила из-за стола и помчалась к двери.

– Но до семи осталось только пять часов! Миссис Попова, помогите мне выбрать платье. Я боюсь надеть что-нибудь не то… О, – выпалила она, – я так взволнована! Никогда не была в театре. Вы понимаете, Уинтерс? Я впервые в жизни еду в театр!

Дворецкий холодно наблюдал за охваченной волнением девушкой.

– Вот уж никогда бы не подумал, мисс Скотти, – проговорил он со своим обычным высокомерием.

Скотти уловила в его словах юмор и с веселым смехом выскочила из комнаты.

– О, Уинтерс, вы не такой уж и чопорный, каким притворяетесь! – на прощание бросила она.

Все было как во сне. Миссис Попова выбрала для театра голубовато-серое шелковое платье с неприлично глубоким, по мнению Скотти, вырезом. Надев его, Скотти сильно покраснела. Верх груди был открыт для всеобщего обозрения.

– Как, по-вашему, не слишком низкое декольте?

– Конечно, нет, дорогая. В самый раз! Подожди, хотела бы я посмотреть, что ты скажешь, когда увидишь платье на Камилле. Это платье тебе очень идет. У всех от восхищения пооткрываются рты. Если хочешь знать, – уверенно заявила экономка, – ты будешь привлекать к себе взгляды всех мужчин в театре, meelenkee.

– Что означает это слово, миссис Попова? – спросила Скотти, безуспешно пытаясь приподнять лиф, чтобы немного прикрыть грудь.

Экономка в это время стояла у нее за спиной и поправляла юбку.

– Оно означает «милая», по-русски, конечно.

– Meelenkee. Мне нравится это слово. Когда я его слышу, мне кажется, что и я вхожу в вашу семью, – сказала Скотти, разглядывая себя в зеркале. Опять эти глупые смешные мысли, которым не суждено никогда сбыться!

Миссис Попова уложила Скотти волосы по последней моде: аккуратно убрала их с лица, закрепила на затылке гребнями и украсила цветами. Волнистые локоны каскадом спускались на шею.

– Вот это да! – не удержалась от удивленного возгласа Скотти, взглянув на себя в зеркало. – Совсем другой человек!

Миссис Попова с негромким смехом покачала головой.

– Ничего подобного, Скотти. Ты очень красивая девушка, дорогая. Кожа у тебя, как персик со сливками, длинные и густые черные волосы. Ты достойна быть королевой! Клянусь святым Варфоломеем, меня очень удивляет, почему тебя еще никто не умыкнул.

Скотти нахмурилась и попыталась еще раз приподнять лиф.

– Умыкнул?

Экономка ласково похлопала ее по обнаженному плечу.

– Меня поражает, что еще ни один мужчина не попросил у тебя руки. Такие красивые девушки, как ты, не могут долго оставаться одни. Я сказала это Алексу еще до того, как увидела тебя. На свете вообще не должно быть одиноких людей.

Скотти загрустила. Все правильно, она была одинока. И хотя ей сделали предложение… Джейми Бауэрс… она думала, что, скорее всего, до конца жизни останется одинокой.

– Ну что же, – сказала девушка, стараясь скрыть грусть, – в самом деле, не так уж и плохо! Знаете, миссис Попова, я ведь вовсе не одинока. В долине у меня есть коза, мул и курица, а енот Маггин, так тот вообще считает меня своей матерью.

Миссис Попова поцокала языком.

– Животные никогда не заменят людей, енот никогда не заменит живого ребенка… Ну ладно, пошли.

Бросив последний взгляд на красивую незнакомку в зеркале и, в который уже раз прогнав вопрос, почему Алекс купил ей такое красивое платье, Скотти глубоко вздохнула и направилась вслед за миссис Поповой к лестнице.

Ее сердце бешено заколотилось, когда она увидела внизу ослепительно красивого Алекса в черном сюртуке, белом жилете и накрахмаленной белой сорочке. Черные, как у Мефистофеля, волосы были аккуратно зачесаны назад. Он не сводил с нее ледяных голубых глаз, и у Скотти от волнения внутри все задрожало.

Она не знала, что он тоже собирается в театр. Как это ни глупо, но она надеялась, что ее внешний вид доставил ему удовольствие. Ее сердце радостно затрепетало, когда она поняла, что они проведут вечер вместе, – наплевать, что он с ней так холоден.

Новые туфельки немилосердно жали ноги, и Скотти с трудом сдержалась, чтобы не произнести вслух несколько выразительных словечек, когда ступила на лестничную площадку. Она только что призналась миссис Поповой, что раньше вообще часто ходила босиком. Экономка строго сказала, что делать этого нельзя, – ведь можно разбить в кровь ноги, и добавила, что пора становиться леди.

Скотти Макдауэлл слегка приподняла юбки, чтобы не споткнуться, как учила миссис Попова, и начала спускаться по лестнице.

Алекс ни на секунду не отводил от нее взгляда, а Скотти отчаянно хотелось сбросить проклятые тесные туфли, сбежать по лестнице, броситься в его объятия и обхватить ногами талию. Но если она бросится к нему на грудь, то помнет сюртук…

Когда она спустилась вниз, Алекс набросил ей на плечи роскошную бархатную накидку сочного зеленого цвета, очень мягкую и дорогую на вид. Его пальцы задержались на плечах Скотти на долю секунды дольше, чем необходимо. Ну что же, подумала она, борясь с реальностью, это ее вечер, и он пройдет так, как она хочет.

Они поехали в «Метрополитен», где показывали старый спектакль «Мазепа». Зрелище было веселое, но Скотти решила, что забавность ему придает не столько сюжет, сколько игра актеров. Камилла и Мило громко ругали огромную актрису, которая играла украинского гетмана Мазепу. Эта женщина была бесподобна: вышла в телесного цвета рейтузах в обтяжку и по-мужски скакала по сцене, тряся своими телесами.

В одном из эпизодов ее привязали к спине «горячего необъезженного жеребца», который на поверку оказался тихой цирковой лошадью. Лошадь оказалась настолько робкой, что ее пришлось немилосердно колотить каблуками, чтобы заставить тронуться с места. Но даже, несмотря на столь грубое обращение, она неторопливо двинулась к рампе, спрятанной за картонной горой. При этом она часто останавливалась, чтобы пощипать нарисованные кусты.

Зрители бурно требовали лошадь на бис. Никогда в жизни Скотти не получала такого удовольствия, как в этот вечер. Она сидела рядом с Алексом и делала все, чтобы со стороны казалось, будто они муж и жена. Временами он даже смеялся, и тогда сердце Скотти едва не останавливалось от счастья. А в одном из эпизодов Скотти так увлеклась действием, происходящим на сцене, что машинально схватила его за руку. Поняв, что она делает, Скотти виновато убрала руку и внимательно посмотрела на Алекса, но так ничего и не прочла на его лице. Скорее всего, он ничего не заметил. Скотти Макдауэлл почему-то загрустила.

После спектакля они выпили коктейли с Мило и Камиллой и в молчании вернулись домой. Скотти бросала на Алекса взгляды украдкой и видела его каменный профиль. С тяжелым вздохом она вспомнила, как предвкушала, что этот волшебный вечер не закончится театром. Господи, какая же она фантазерка!

В прихожей Алекс помог ей снять накидку. Его взгляд на долю секунды задержался на ее декольте.

– Повесь ее в свой гардероб, – попросил он, передавая ей накидку.

Скотти почувствовала, как краска заливает ее лицо и шею.

– Спасибо за восхитительный вечер и прекрасную одежду. Я… я даже не знаю, как тебя отблагодарить, Алекс.

– Не стоит благодарностей, – холодно кивнул он. – Тебе нужна приличная одежда, и я как твой работодатель просто обновил твой гардероб.

Скотти хотела ответить, что шелка и бархат едва ли относятся к тканям, которыми работодатели снабжают своих наемных служащих, но вовремя остановилась, решив, что лучше с ним не спорить. А может, ее остановил не страх, а то, что где-то глубоко в сердце ей хотелось поверить, что он купил платья не потому, что так требовали какие-то правила, а потому, что она была ему не безразлична. Но если бы она рассказала о своем желании, то он наверняка бы посмеялся над ней, открыл ей горькую правду и разрушил мечты.

Неожиданно смутившись, Скотти быстро направилась к лестнице.

– Спасибо за прекрасный вечер, – еще раз очень вежливо поблагодарила она, стараясь скрыть обиду. – В театре было так весело.

– Скотти…

Когда он позвал ее по имени, у девушки задрожали колени. Крепко схватившись за перила, она оглянулась.

– Да! – Ее голос слегка дрожал от волнения. Он как-то странно посмотрел на нее.

– На следующей неделе в город приедет цирк. Катя очень хочет пойти на представление. Может, и ты пойдешь с нами?

По всему телу Скотти Макдауэлл разлилось приятное тепло. Оно согрело сердце, которое девушка с таким отчаянием старалась сделать нечувствительным.

– Цирк? – радостно воскликнула она. – Конечно, хочу, Алекс. Я никогда не была в цирке!

Он кивнул, повернулся и пошел в кабинет.

Скотти сняла новые туфельки, подняла юбки и вприпрыжку побежала по лестнице. На площадке ей повстречался Уинтерс.

– О Уинтерс! На следующей неделе я увижу настоящее цирковое представление! До сих пор не могу поверить, что он пригласил меня. Если бы вы знали, как я взволнована! Я ведь никогда не была в цирке. Можете себе представить? Ни разу в жизни! – Она улыбнулась англичанину и прижала к груди туфельки.

Дворецкий подарил ей один из своих знаменитых высокомерных взглядов и бесстрастно проговорил:

– Не может быть, мисс Скотти. Держите меня, а то я сейчас упаду.

С радостным смехом Скотти поспешила к себе в комнату. Наконец-то у нее стали налаживаться отношения с лакеем Алекса. К сожалению, она не могла сказать того же об отношениях с его хозяином.

Александр Головин уже налил себе бренди и сидел с бокалом в руке.

– Не собираетесь еще отправляться спать, сэр? – спросил вошедший в кабинет Уинтерс.

Алекс поднял бокал.

– Собираюсь, но только сначала выпью бренди. Отправляйтесь спать, Уинтерс. Я сам разденусь, так что не беспокойтесь.

Несмотря на мрачное настроение, Алекс улыбнулся, вспомнив, как удивилась Скотти, когда узнала, что Уинтерс помогает ему раздеваться. Черт побери, как часто он возвращался мыслями к зиме и дням, проведенным в долине со Скотти! Она обладала поразительными оптимизмом и жизнерадостностью, и в ее присутствии невозможно было хмуриться. Когда он был рядом с ней, ему казалось, что нет таких тревог, которые нельзя победить. С той самой минуты, как он привез ее в Сан-Франциско, Алекс не сомневался, что девушка не будет хандрить и в городе и не позволит пасмурному небу остудить свой оптимизм. Так оно и получилось. Скотти хорошо прятала тоску по дому… по крайней мере, большую часть времени.

– В театре случилось что-то смешное, сэр?

Алекс покачал головой.

– Уинтерс, сейчас вы уже неплохо узнали мисс Макдауэлл, – неожиданно изменил он тему разговора. – Ну и что вы о ней думаете?

Англичанин выпрямился в полный рост и подошел к огню.

– Я редко ошибаюсь, сэр, – упрямо покачал головой дворецкий.

Алекс вопросительно поднял брови и поинтересовался:

– Вы по-прежнему считаете ее шотландским сбродом?

– Нет, сэр, должен признаться, для шотландки мисс Макдауэлл вполне привлекательная молодая особа.

Головин угрюмо посмотрел на огонь.

– Да, а разве она не…

– Что-нибудь еще, сэр? – прервал англичанин.

– Нет, – покачал головой Алекс и вновь поднял бокал. – Спокойной ночи, Уинтерс.

– Спокойной ночи, сэр, – с поклоном попрощался Уинтерс и вышел из кабинета.

Снова оставшись в одиночестве, Алекс задумался о вечере в театре. Господи, эта девчонка распускалась, как бутон розы, прямо у него на глазах. Когда они приехали в театр, взоры всех мужчин были прикованы к ней – ему очень хотелось попросить ее не снимать накидку. Скотти была потрясающе красива в голубовато-сером вечернем платье. И не только. Вдобавок к красоте она обладала поразительной естественностью. В ней не было ни грана притворства, она не знала, что такое игра. Перед его мысленным взором предстала ее восхитительная грудь. Он словно услышал ее смех… О, как же заразительно она смеялась! Скотти Макдауэлл напоминала ему безупречной формы хрустальный сосуд, переливающийся на солнце и поющий на ветру. Во время антракта она спокойно предоставила свою красоту на обозрение любопытных одиноких мужчин. Наверняка все они по уши влюбились в Скотти!

Алекс здорово разозлился, когда вспомнил, как после спектакля какой-то юноша даже бесцеремонно оттолкнул его в сторону, пытаясь выпросить у Скотти разрешение нанести ей визит. Он тогда так рассвирепел от подобной наглости, что с трудом сдержался, чтобы не наброситься на хама и не сбить его с ног. Молодой донжуан говорил с ним так, будто он был… отцом Скотти. О, Господи! Может, Скотти и была внешне похожа на ребенка, но она не была ребенком. Да и он еще не настолько стар, чтобы годиться ей в отцы!

Александр Головин сделал большой глоток бренди и хмуро посмотрел на огонь. Только бы строительство гостиницы не затянулось надолго! Он не знал, насколько еще у него хватит сил бороться с ее очарованием – естественным и обворожительным.

Цирк Джона Вильсона показал, как всегда, очень веселую и интересную программу. Все представление Алекс не сводил глаз со Скотти и Кати и удивлялся, кто же из них взрослая девушка, а кому еще только шесть лет. Скотти не могла оторвать взгляда от арены. Когда же там появилась семья талантливых акробатов Карло со своим потрясающим номером, от волнения девушка даже закрыла рот руками. За все представление она, кажется, ни разу не моргнула.

Головин вспомнил вечер в театре и неожиданно подумал, что она получала искреннее наслаждение от всего того, что он считал само собой разумеющимся, скучным и не достойным внимания. Кате, кажется, в этом году цирк тоже понравился больше, чем в прошлом, и он был уверен, что всему виной заразительный энтузиазм Скотти.

Однако далеко не все вызывало восторг у Скотти Макдауэлл. За три дня до цирка ему нужно было уехать по делам, и Поппи, да благословит ее Господь, уговорила его захватить с собой Скотти.

– Она ни разу еще не видела океана, бедняжка, – объяснила экономка.

Дела привели его в Клифф-Хаус. После обеда они решили прогуляться по берегу океана. И вот тут-то Скотти в который уж раз вновь удивила его.

Александр Головин никогда еще не видел ее такой задумчивой и молчаливой. Даже громкие крики расположившихся по соседству на скалах котиков вызвали у нее только слабую улыбку. Он помнил, как она любила зверей, и надеялся, что океан вызовет у нее восторг.

– Океан пугает меня, – призналась Скотти. – Послушай, как страшно он ревет. Он всегда такой сердитый?

Алекс рассказал ей, что океан бывает и спокойный, иногда могучие высокие волны превращаются в едва заметную рябь и ласково набегают на берег. Но и эти слова не подняли ей настроение.

– Но ты ведь не знаешь, что прячется под водой, Алекс, – задумчиво проговорила девушка. – Меня страшит эта таинственность и неизвестность. Представь себе, столько воды, и в ней живут полчища ужасных зеленых существ. Они скользкие, они извиваются и ползают. По воде нельзя ходить, и ни один человек, находящийся в своем уме, не захочет путешествовать по воде. – Она слегка задрожала. – Всякий раз, когда я думаю о кораблекрушениях, которые происходят вдали от берега, меня охватывает ледяной холод. Там ведь нет никакой дороги. Единственная дорога ведет на дно. Смотри, – сказала Скотти, задумчиво глядя вдаль. – Бескрайняя водная пустыня, даже другого берега не видно.

Скотти и Катя громко рассмеялись и заставили его вернуться на землю. Алекс посмотрел на девушку. На ее очаровательном лице сверкала ослепительная улыбка. Нет, в этот вечер она не была ни задумчивой, ни грустной. Она была очаровательной, веселой и чертовски привлекательной. Неожиданно Головин понял, что независимо от того, каким бы ни было ее настроение, она нравилась ему. Он вспомнил ее страх перед океаном и сильное желание прижать ее к себе, защитить, заверить, что пока она будет рядом с ним, с ней ничего не случится. Господи, до чего же он докатился: превратился в юнца, потерявшего от любви голову.

Может, познакомить Скотти с каким-нибудь красивым молодым человеком? Они начнут встречаться, и он перестанет думать о ней и о том, что между ними было. От одной этой мысли ему стало не по себе.

После представления они медленно вышли из цирка. Алекс держал Катю на руках. Скотти взяла его за руку, чтобы не потеряться в толпе зрителей.

Когда они сели в коляску, девушка дернула его за рукав и спросила:

– Алекс, почему все смеялись над той бедной женщиной, которая скакала по арене на великолепном черном коне? Согласна, она далеко не красавица и элегантной ее можно назвать с большой натяжкой, но, в конце концов, она женщина. Я считаю, что свистеть и топать ногами могут только очень невоспитанные люди.

Алекс рассмеялся и слегка потряс Катю.

– Ты говоришь об Элле Зояр?

– Я не знаю, как ее зовут, – пожала плечами Скотти. – Скорее всего, о ней.

– Ну, так вот. Его настоящее имя Омар Кингсли. Девушка озадаченно посмотрела на адвоката.

– Чье имя? Нет, – покачала она головой, – я говорю о женщине, которая выводила животных на арену.

– Все правильно. Это мужчина, Скотти. И его зовут Омар Кингсли.

– Что? – От изумления у нее даже открылся рот. Алекс не выдержал и расхохотался.

– Он притворяется женщиной, – объяснил он.

– Подумать только… – ошеломленно пробормотала Скотти, не веря своим ушам.

– А мне понравились верблюды, которые были в прошлом году, папа, – пробормотала девочка, прижавшись лицом к груди Алекса.

– Верблюды? В цирке есть еще и верблюды? – изумилась Скотти.

– Да, – кивнула Катя. – Может, в следующем году их привезут, и ты сама ими полюбуешься.

Александр Головин посмотрел на Скотти и увидел на ее лице выражение, которое запомнилось ему на всю жизнь! Непонятные тоска и удивление. Почему?

Скотти откинулась на спинку сиденья и закусила нижнюю губу, чтобы она не дрожала. Она сидела и думала о том, что с ней будет через год. Наверное, уже устроится в гостинице и будет жить вдали от Алекса.

Нет, больше Скотти Макдауэлл никогда не пойдет с Катей Головиной в цирк. Внутри у нее появилась пустота, и она несколько раз быстро сглотнула, стараясь прогнать тошноту.

Скотти посмотрела на Катю, заснувшую на руках у отца. Ей тоже хотелось спать. Она была очень довольна вечером: казалось, что они с Алексом муж и жена. Стоило ей закрыть глаза, и она представляла, что они любящие супруги, возвращающиеся из цирка со своим ребенком.

Плотно прижавшись к Алексу, Скотти промечтала всю дорогу домой. Она поднялась вслед за ним по лестнице и помогла уложить девочку спать. Катя даже не пошевелилась, пока они раздевали и укладывали ее. Они вышли из комнаты в тускло освещенный коридор.

Не сказав ни слова, Скотти медленно пошла к себе в полной уверенности, что Алекс остался стоять у комнаты дочери или отправился к себе. Сделав несколько шагов, она неожиданно вспомнила, что не поблагодарила его за прекрасный вечер. Скотти резко повернулась и уперлась в широкую твердую грудь Александра Головина. Он подхватил ее под мышки, и она почувствовала сквозь тонкую ткань платья жар его ладоней.

Упиваясь близостью Алекса, Скотти Макдауэлл посмотрела на него через густые ресницы. На его щеке дергался мускул. Он крепко прижимал ее к себе и сурово смотрел на нее. Губы его были совсем рядом…

– Спасибо за восхитительный вечер, Алекс. – Девушка привстала на цыпочки и прикоснулась губами к его рту. Она думала, что этот поцелуй будет воспринят как простая благодарность за приятно проведенное время.

Первые несколько секунд Алекс не шевелился, но неожиданно в его глазах загорелись гнев и страсть.

– Черт бы тебя побрал! – хрипло прошептал адвокат и изо всех сил прижался ртом к ее губам.

Скотти прильнула к нему – пусть сердится. Девушка приоткрыла губы, язык Алекса вторгся в ее рот, и Скотти смело встретила его, отвечая на каждый толчок его языка своим. Кровь огненной рекой мчалась по венам, нахлынули сладкие воспоминания о давней ночи любви.

Девушка неловко расстегнула жилет и рубашку Алекса, дотронулась до его волосатой теплой груди. Страстный поцелуй не прерывался, Скотти прижалась к нему всем телом.

От желания у нее подогнулись ноги, и, когда Алекс, в конце концов, оторвался от ее рта, она едва не упала на него, не в силах стоять на ногах. Хрипло дыша, Скотти прижалась головой к груди Алекса и отчетливо услышала, как глухо стучит его сердце… Он тоже хотел ее!

Его руки медленно скользили по ее телу и оказались в опасной близости от груди. Девушка затаила дыхание…

Неожиданно Александр Головин втащил Скотти в ее комнату. Захлопнув дверь, гневно посмотрел на нее:

– Ты соображаешь, что ты делаешь?

Девушка нервно перевела дыхание и посмотрела в сторону, не желая видеть его разгневанное лицо. Она хотела поцеловать его, дотронуться… Да, наверное, соображает.

– Я только хотела поцеловать тебя, Алекс.

Головин притянул ее к себе и снова поцеловал. Скотти яростно ответила на поцелуй, водя ладонями по его груди, по спине.

Скотти с нетерпением ждала его прикосновения. Не отрываясь от ее рта, он быстро расстегнул платье, взял в ладонь ее грудь и большим пальцем стал ласкать сосок через тонкую ткань нижней рубашки. Она что-то непроизвольно выкрикнула в его рот… И крик оказался спичкой, поднесенной к фитилю свечи. Алекс застонал и спустил лиф платья.

Обе его ладони накрыли ее грудь. Скотти казалось, что она не выдержит этой сладостной пытки и умрет от наслаждения – такими восхитительно нежными были его ласки. О, как же ей хотелось, чтобы он снова любил ее! Совсем потеряв голову от страсти, она дотронулась до его ширинки. Они сгорали в огне желания.

Неожиданно Алекс отпрянул и, тяжело дыша, посмотрел на нее. На щеке дергался мускул, ноздри раздувались, как у взбешенного жеребца.

– Иди спать! – хрипло велел он.

Скотти смотрела на него пылающими от страсти глазами. Она знала, что глаза выдают ее желание, но сейчас ей было наплевать на осторожность.

Алекс взял ее за руку и подтолкнул к кровати.

– Этого больше не произойдет, – отчеканил он каждое слово.

Головин вышел из ее комнаты и тихо закрыл за собой дверь. У Скотти дрожали колени, она медленно опустилась на кровать, разделась и легла. Она тут же вспомнила их поцелуи, поразительные ощущения, которые она испытывала только с Алексом…

Она уже перестала притворяться, будто не любит его, будто это только глупое девичье увлечение, мимолетное чувство, которое быстро пройдет. Никакие другие ощущения не могли сравниться с тем, что она испытывала, когда думала о нем. Боль и… наслаждение. Пусть Алекс и был иногда грубым и почти не разговаривал с ней, но она больше не могла жить без него. Он ушел, оставив в ее сердце незаживающую рану. Скотти страдала и с нетерпением ждала его возвращения.

Но она испытывала и другие ощущения рядом с ним – вожделение, желание, страсть… Она не сомневалась, что и он чувствует то же самое. Но чувства Скотти являлись продолжением ее любви, а его имели совсем другую природу, и это было очень грустно.

 

Глава 12

В течение двух последующих недель Скотти редко видела Алекса. Всякий раз, когда они встречались, от волнения у нее кружилась голова. Целовать его было так же сладко, как есть пирожные со сливками, но она знала, что последует за поцелуем – она будет опять считать себя обманутой. Но как Скотти ни старалась держать себя в руках, встречая его на лестнице, все равно пульс у нее ускорялся, а на лбу выступали капельки пота.

Несмотря на его гнев и утверждения, будто между ними ничего не произошло, Скотти Макдауэлл была уверена, что он неравнодушен к ней. Она никак не могла совладать со своими чувствами и с каждым днем любила Алекса все сильнее. Сейчас ее все чаще тревожило: как она будет жить без него? Ответа на этот вопрос Скотти не знала, но хорошо понимала, что жизнь без него превратится в беспросветную, пасмурную осень.

Девушка со спокойной завистью наблюдала, с какой любовью он относится к Кате, видела, как меняется девочка в его присутствии. Катя души не чаяла в отце. А кто бы по-другому относился к Александру Головину, если бы получал в ответ хотя бы небольшую частицу такой же любви? Она видела, что он пытался заставить Уинтерса снять маску чопорности и надменности, и теперь Скотти все чаще замечала, как в холодных серых глазах дворецкого таял лед, когда он смотрел на своего хозяина, как ему казалось, украдкой. И конечно, Алекса боготворила миссис Попова.

Алекс был добр и внимателен ко всем домашним, кроме Скотти. Он продолжал избегать ее и, скорее всего, жалел о своем решении привезти ее в Сан-Франциско.

Неожиданно Скотти обнаружила, что ей необходимо временами побыть одной. Она начала совершать длинные прогулки днем, когда Катя спала. Конечно, эти прогулки не шли ни в какое сравнение с прогулками в долине. Здесь Скотти видела только большие мрачные дома и, открыла несколько маленьких тенистых сквериков, которые облюбовали местные няньки с маленькими детьми. Изредка она выходила на место, откуда виднелась бухта. Это было красивое зрелище, но она предпочитала любоваться им издали, а не вблизи, как в тот день, когда они с Алексом прогуливались по берегу океана. До холма не доходил запах моря и рыбы. Скотти нравилось наблюдать за морскими чайками, смелыми и нагловатыми птицами, напоминающими ей соек в долине.

Сан-Франциско не нравился Скотти Макдауэлл. Без солнечного света все вокруг казалось серым и отдавало плесенью. Правда, солнце порой пробивалось через серые угрюмые тучи, но тут же снова пряталось. Девушка с тоской вспоминала свежий и чистый воздух Йосемитской долины, поющие сосны и море диких цветов, раскинувшееся, насколько позволял видеть глаз.

Однако не все было так мрачно и беспросветно даже в Сан-Франциско. Скотти нашла себе еще друга, кроме Камиллы: им стал бездомный оборванец, грязный юноша по имени Безил Петерс. Их сблизила общая любовь к животным и жизни на свежем воздухе.

Первый раз Скотти увидела Петерса, когда тот прятался в кустах недалеко от дома. Юноша оказался очень застенчивым и больше молчал. На ее вопросы отвечал, запинаясь и поминутно умолкая. Внешне Безил не шел ни в какое сравнение не только с Алексом, но даже и с Джейми Бауэрсом… но Скотти очень обрадовалась, найдя родственную душу, так же, как она, любившую животных и природу.

Девушка сразу заметила, что с головой у Петерса не все в порядке, но его умственная отсталость не имела для Скотти никакого значения. На первом месте для нее стояла его любовь к животным. Эта черта характера делала Безила самым преданным другом, какого она встретила в скучном, туманном и забытом Богом Сан-Франциско, где так редко можно увидеть солнце.

Безил часто оставлял хлебные крошки для птиц и белок, а на ее вопросы, где он достает еду, застенчиво отвечал, что находит ее в мусорных баках, стоящих в переулках за домами. Скотти знала, что он сам жил впроголодь, но всегда чем-нибудь угощал животных.

Через два месяца после своего приезда в Сан-Франциско и две недели после последнего разговора с Алексом Скотти нашла Безила в кустах неподалеку от дома. Парень сидел на влажной холодной земле и осторожно держал картонную коробку с пятью громко мяукающими котятами и очень худой кошкой-матерью.

Скотти Макдауэлл удивленно вскрикнула и опустилась на корточки.

– Привет, Безил! Где ты нашел этих малышей? Безил Петерс ласково и осторожно погладил пальцем одного котенка:

– В канаве. Кто-то сунул бедняжек в мешок.

– Какие жестокие, бессердечные люди! – вспыхнула Скотти. – Разве можно так поступать с беспомощными котятами?

Юноша пожал плечами.

– Большинство хозяев выбрасывают ненужных котят. В канавах часто попадаются мертвые котята. Однажды я даже достал из канавы целый мешок с котятами, но они уже были мертвыми.

Скотти посадила одного котенка к себе на ладонь, и он тут же свернулся клубочком. Ее сердце растаяло от нежности.

– Мы не можем оставить этих беспомощных бедняжек в кустах, так ведь?

Петерс мрачно посмотрел на нее:

– А что мы можем сделать?

Скотти задумалась всего на долю секунды – явно недостаточно для того, чтобы оценить последствия столь решительного шага.

– Отнесем их в дом, где я живу, – твердо сказала она.

– Думаете, вам ничего за это не будет? – В голосе парня послышались сомнения.

Скотти Макдауэлл встала и отряхнула юбку. Нет, она вовсе не была в этом уверена, но, с другой стороны, не могла позволить этим жалким существам умереть от голода и холода.

– Конечно, все будет в порядке, – кивнула девушка. Она с дрожью представила реакцию Алекса, когда он увидит у себя на кухне кошачью детскую, и велела себе успокоиться.

После утомительного двухчасового совещания у губернатора Александр Головин вернулся домой. Он вошел в прихожую, бросил папку с бумагами на мраморный столик и направился в кабинет.

Неожиданно из задней части дома донесся громкий крик Кати. Алекс замер как вкопанный, а потом бросился к кухне и остановился у порога.

– Нет, нет, Уинтерс, – мягко упрекала Скотти, делая какие-то странные движения руками перед собой. – Это нужно делать вот так. Они ведь еще совсем крошки. Умирают с голоду, но все равно не знают, что такое соска. Молоко им нужно вливать в ротики до тех пор, пока они не распробуют его и не поймут, что к чему.

– Мисс Скотти, – не скрывая неудовольствия, заметил Уинтерс, – я никогда не занимался такими вещами.

– Ерунда. – Скотти внимательно наблюдала за движениями дворецкого. – Не могу поверить, что вас не учили этому в школе лакеев.

От веселой улыбки девушки сердце Алекса забилось сильнее. Когда же все это произошло? Черт побери, когда она успела ворваться в его жизнь и в жизни окружающих его людей?

– Если бы там обучали подобным глупостям, мисс Скотти, то я бы, скорее всего, выбрал другую профессию.

Как ни странно, Головин не услышал в голосе своего дворецкого надменных ноток, столь свойственных ему, напротив, он говорил очень мягко.

Миссис Попова сидела около печи и держала у себя на коленях какой-то комочек.

– О Господи, кошка-мать – кожа да кости, выдула три блюдца сливок, – удивленно бормотала она. – Если бы теперь она с такой же скоростью кормила котят.

Алекс нахмурился. Кошка-мать? Котята? О чем они говорят?

– А как у меня получается, Скотти? Я правильно кормлю? – Катя сидела спиной к двери, поэтому Алекс не видел, что она делает.

Скотти Макдауэлл оставила Уинтерса в покое, подошла к девочке и опустилась перед ней на колени.

– Да, у тебя отлично все получается, Катя. – Девушка рассмеялась, и ее теплый ласковый смех эхом отозвался в ушах Алекса. – Видишь? Этот маленький обжора хочет еще! Ах ты, маленькая жадина-говядина!..

– По-моему, это мальчик, Скотти, – сказала девочка.

– Очень может быть, – кивнула девушка. – Мальчики всегда жадничают, когда дело доходит до еды.

– Пожалуй, я назову его… Жадным Алексом.

По комнате разнесся звонкий хрустальный смех Скотти:

– Боюсь, твоему папе это не понравится.

И тут Катя неожиданно тихо вскрикнула. Алекс затаил дыхание.

Скотти посерьезнела.

– Что такое? – встревожилась она. – Что случилось, дорогая?

Катя испуганно смотрела на Скотти. Казалось, от страха она лишилась дара речи.

– Папа… – наконец прошептала девочка.

– Что папа?

Катя опустила глаза и посмотрела себе на колени.

– Папа никогда не разрешит мне держать в доме котенка. Он придет в бешенство, когда увидит, что у нас пять котят и кошка-мать.

Алекс тихо отошел от двери, чтобы они случайно не увидели его, и в отчаянии закрыл глаза. Неужели Катюшка так боится его?

– Она права, мисс Скотти, – печально кивнул Уинтерс.

– Не разрешит? Но ведь они уже здесь, разве не так? Он же не выбросит бедных малышей из дому, на ночь глядя? Алекс, конечно, тот еще фрукт, но не чудовище же, в конце концов! Не думаю, что он посмеет устроить скандал в присутствии всех.

Хотя Скотти и говорила уверенным голосом, на душе у нее было очень неспокойно. Она горячо поблагодарила судьбу за то, что Алекса не было дома, когда принесла котят. Она хотела, чтобы Безил остался, но он наотрез отказался от приглашения и поспешно ушел.

– Но, – грустно проговорила Катя, готовая в любую секунду расплакаться, – папа не любит животных.

– Не беспокойся, – подбодрила ее Скотти, – я прекрасно знаю об этом. У меня в долине есть ручной енот, и…

– Настоящий живой енот? – взволнованно переспросила Катя Головина, и ее глаза расширились от удивления. – Я видела их в одной книжке на картинке. Они на самом деле такие умные и смешные, какими их рисуют?

И тут Скотти очень захотелось увидеть Маггина. В последние дни тоска по дому не отпускала ее ни на минуту.

– Да, Маггин очень хорошенький и смешной зверек, но, боюсь, твой папа не согласен со мной, – вздохнула девушка. – Маггин ему очень не понравился.

– Папа видел твоего енота? – не могла поверить своим ушам девочка.

Скотти рассмеялась.

– Да. В первую же ночь, когда он только пришел в мою хижину, Маггин во время сна заплел его бороду в косички.

– Готова поспорить, папе было не до смеха, – робко заметила Катя.

– Меня так душил смех, что я не выдержала и расхохоталась, – призналась Скотти. – А твой папа рассердился еще сильнее.

Катя не сводила с нее внимательного недоверчивого взгляда.

– Что ты такое говоришь, Скотти? Как папа мог на тебя рассердиться! Ведь ты уже совсем взрослая.

– Спасибо, дорогая, но твой папа, наверное, не обратил на это внимания. Он здорово на меня тогда рассердился.

Катя ласково погладила котенка.

– Мне так хочется оставить всех котят, но он и одного не разрешит оставить.

– Мы пообещаем найти им дома, когда они подрастут, – предложила Скотти. – Ну, как?

– Даже Саша не станет выбрасывать этих жалких крошек на ночь глядя! Вы только на них посмотрите! Такие маленькие, не больше мышки. – Экономка встала и положила своего котенка в коробку.

Сытая мать немедленно начала лизать его.

– И они будут жить прямо на кухне, да, Поппи? – Большие глаза Кати сверкали от волнения.

– Это моя кухня, – кивнула экономка, – что хочу, то на ней и делаю. И я говорю, что они могут остаться.

– Они ведь не станут мешать папе, если будут жить здесь, правда, Скотти? – обратилась девочка к своей компаньонке.

Скотти Макдауэлл почувствовала, как приятное тепло разливается по всему телу. Она до сих пор никак не могла поверить в это чудо: их сблизила с Катей коробка с крошечными умирающими от голода котятами.

– Они никому не будут мешать, если будут жить в коробке у печи, – кивнула она.

Миссис Попова подошла к умывальнику и вымыла руки.

– Саша редко приходит на кухню, – сообщила она. – Скорее всего, он даже не узнает, что они в доме.

Но Скотти знала, что надеяться на это глупо. Рано или поздно любопытные малыши начнут познавать мир, заползая все дальше и дальше, насколько им позволит храбрость. Правда, это случится не завтра и не на следующей неделе. К тому времени… К тому времени не только маленькое кошачье семейство, но и она сама может очутиться на улице и искать новый дом. Картина, представшая ее мысленному взору, была не из самых приятных.

– Так-так. Что здесь происходит?

Сердце Скотти чуть не выскочило из груди, когда неожиданно раздался голос Алекса. Все, как один, дружно повернулись к двери. Девушка быстро обвела взглядом соучастников своего преступления и на каждом лице заметила следы вины. Даже Уинтерс, казалось, потерял свою обычную невозмутимость.

Катя быстрее всех взяла себя в руки.

– О, папа, ты только посмотри, какая прелесть! – Она развернула свое кресло-каталку и теперь сидела лицом к отцу. Глаза девочки испуганно блестели, но она нежно гладила двух крошечных котят, лежащих у нее на коленях: белого и черного.

– Я все прекрасно вижу, – сурово произнес Александр Головин и холодно посмотрел на котят.

– Это… это котята, папа. Скотти нашла их. Им нужно молочко, иначе они умрут от голода. Поэтому мы сделали соску и накормили их. Все кормили, даже Уинтерс. Представляешь?.. Сейчас они наелись и довольные уснули. Они хотят спать с кошкой в коробке около печи, – быстро проговорила девочка на одном дыхании, как будто читала стихи, и замолчала, чтобы перевести дух.

Алекс посмотрел на Скотти испепеляющим взглядом.

– Значит, их нашла Скотти? Странно, но меня это почему-то совсем не удивляет, – на редкость мягким голосом, в котором, однако, слышалась неприкрытая угроза, проговорил Алекс.

Скотти подняла руку, словно хотела защититься.

– Я вовсе не искала их, Алекс. Все произошло случайно. Я… я встретилась с тем парнем… ну с бездомным юношей. Он нашел их в канаве. Можешь себе представить, кто-то оставил жалких крошек умирать в канаве голодной смертью. – Она с мольбой посмотрела на Головина. – Не могла же я оставить их… Ты меня знаешь, Алекс.

– Ты… ты встречалась с незнакомым мужчиной? – От изумления голос Алекса задрожал. – О Боже всемогущий, Скотти…

– Александр Головин, – с упреком прервала его миссис Попова, – сколько раз мне тебе говорить, что нельзя упоминать имя Господа Бога всуе?

Алекс машинально провел пальцами по волосам.

– Вот черт! – пробормотал Головин. – Ты встречалась с каким-то бродягой, Скотти? Почему же ты не пригласила и его остаться? – проворчал он. – Почему ограничилась тем, что без спросу оставила в моем доме только блохастых котят? Одним бездомным существом больше, одним меньше – какая разница! Этот… этот человек может быть умалишенным или… даже преступником. – Алекс разозлился не на шутку. – Наверное, тебе даже в голову не пришло, что он может оказаться опасен. Мой тебе совет: впредь лучше дважды подумай, когда захочешь подружиться еще с каким-нибудь бездомным бродягой! Не забывай: ты сейчас не в своей драгоценной долине, а в Сан-Франциско. Может быть, тебе на это наплевать, но пока ты находишься в моем доме, и правила здесь устанавливаю я.

На Скотти эта гневная тирада произвела совсем не то действие, на которое рассчитывал Александр Головин. Она не испугалась – обиделась.

– О, я это прекрасно знаю. Ты хозяин в доме и не устаешь каждую минуту напоминать мне об этом. Значит, я рисковала жизнью, встретившись с безобидным незнакомым парнем? А ты никогда не задумывался, чем я рисковала, когда приютила и выходила тебя? Ведь все время, до тех пор пока ты не соизволил представиться, я тоже считала тебя умалишенным или преступником. – В ожидании ответа девушка не сводила с него разгневанного взгляда. Она видела, что перепуганные миссис Попова, Уинтерс и Катя внимательно следят за их перепалкой.

Алекс шумно вздохнул и, покачав головой, направился к двери.

– Хорошо, они могут остаться здесь, до тех пор пока не подрастут и их можно будет кому-нибудь отдать. Но когда котята окрепнут, всем им придется покинуть дом.

– О, папа, ты просто чудо! Огромное спасибо! Я обещаю, они не будут мешать тебе, – прощебетала Катя.

– Алекс, – вкрадчиво обратилась к нему Скотти, – может, и ты нам поможешь?

– Да, папа, пожалуйста, помоги нам, – поддержала девочка свою учительницу.

Головин повернулся и смерил Скотти таким холодным взглядом, что от него замерзла бы и кипящая вода в аду.

– У меня есть более важные дела, чем кормить котят, – хмуро отозвался он.

Адвокат отправился в кабинет и громко захлопнул за собой дверь. Первым делом он подошел к бару, налил бренди и сделал большой глоток. Он надеялся, что спиртное хотя бы слегка потушит огонь, который вновь зажгла в его сердце Скотти Макдауэлл.

Неужели она на самом деле стала незаменимой в его доме? Как он не заметил, что она становится такой нужной? Когда это произошло? Он сделал еще глоток и в отчаянии попытался вспомнить, когда же все это началось, но так ничего и не вспомнил. Черт, наверное, он упустил этот момент, потому что сторонился ее, как чумы.

Головин задумчиво пил бренди, понимая, что очень легко попасть в плен к красоте и невинности Скотти. Проще всего не бороться с самим собой и дать выход чувствам! Глубоко в душе, куда он не осмеливался заглядывать, он хотел вернуться на кухню и присоединиться к ним. Но он знал, что не поступит так: он все еще не освободился от самим собой наложенных ограничений и запретов.

Алекс подошел к окну и рассеянно посмотрел на улицу. Легче всего дать волю чувствам и не сопротивляться тому, что хочет душа. Но судьба приготовила ему совсем другую роль. Алекс рано понял, что в его жизни нет места для теплых чувств. Потеря любимых людей – матери, брата и, в конце концов, отца – убедила его, что за деньги нельзя купить ни счастья, ни любви.

Чтобы быть поближе к котятам, Скотти перенесла место занятий из кабинета Алекса на кухню. Она разрешала девочке держать на коленях одного котенка, пока та читала и считала. Ей казалось, что это успокаивает Катю. Скотти твердо верила в благотворное влияние животных, и особенно кошек, на нервы людей. Это известно всем, кроме, конечно, упрямца Алекса.

Рассеянно слушая, как Катя сражается с букварем, Скотти посмотрела на Безила Петерса. Ей впервые удалось уговорить его зайти в дом, и сейчас юноша напряженно сидел в конце стола.

Когда Катя дочитала рассказ до конца, он улыбнулся ей и сказал:

– Вы хорошо читаете, мисс Катя.

– Спасибо, Безил. – Она протянула ему книгу. – А сейчас ты почитай.

Он резко отодвинулся, и его лицо запылало.

– О нет. Я не могу.

Скотти нахмурилась.

– Бери букварь, Безил. Я тоже хочу послушать, как ты читаешь.

Он опустил голову и тихо ответил:

– Я не умею читать. Я никогда не ходил в школу.

Скотти вздрогнула от жалости. Как же она не догадалась, что он не умеет читать?

– Тогда, – как всегда, без раздумий заявила Скотти Макдауэлл, – я научу тебя читать. Ну, как, договорились?

Безил угрюмо разглядывал свои ноги.

– Я глупый, мисс Скотти. Я хочу научиться читать, но…

– Все должны уметь читать, Безил, – поучительно произнесла Катя.

Юноша покачал головой, потом посмотрел на Скотти.

– Мистеру Алексу придется не по вкусу, если вы будете учить меня читать в его доме. Он платит вам деньги не за то, чтобы вы учили такого олуха, как я!

Скотти поймала взгляд Кати, надеясь, что в этом вопросе их мысли совпадают, и сказала:

– Значит, мы просто ничего ему не скажем, правильно, Катя?

– Не знаю, – неуверенно начала Катя. – Мне не хочется скрывать что-то от папы…

– Хорошо, – кивнула Скотти. – Тогда я сама расскажу твоему папе, когда придет время. – Она повернулась к Безилу. – Ты же хочешь научиться читать, правда?

В глазах парня засветилась робкая надежда. Он судорожно сглотнул.

– Вы вправду думаете, что у меня получится?

Неожиданно Скотти подумала, что она не специалист по обучению детей, никогда до этого никого не учила и, следовательно, берет на себя многое. Но она не может отказать Безилу и должна хотя бы попытаться научить его читать. Это единственное, чем она может помочь несчастному парню.

– Если ты согласен много работать, Безил, – ответила Скотти Макдауэлл, – то я готова сделать то же самое.

Безил быстро кивнул. Скотти собиралась напомнить Кате о том, что она расскажет Алексу о своем решении учить парня, но Катя уже толкнула к нему по столу букварь и подъехала в кресле.

Стоило Скотти подумать о том, что скажет Алекс, когда обо всем узнает, и сердце у нее ушло если и не в пятки, то уж в колени точно. Опять подступила тошнота, но девушке удалось прогнать ее. Она уже привыкла к еде миссис Поповой и мрачному настроению Алекса, хотя, конечно, найти его в добром расположении духа намного приятнее, чем в плохом.

Скотти не задумалась о последствиях, к которым может привести ее чересчур поспешное решение учить Безила, но сейчас пути назад не было. Может, повезет, и Алекс ничего не узнает, ведь днем его никогда не бывает дома. Ей не хотелось что-то скрывать от него, но если честно, то она была намерена поступить так ради его же пользы. Чем меньше он будет знать, тем лучше для них обоих! Когда Алекс узнавал неприятные новости, то хмурился и ворчал. Так что лучше не говорить ему, не портить настроение. Что-что, а испортить настроение она умеет, уныло подумала Скотти.

После окончания занятий Скотти предложила своим ученикам поиграть.

Глаза Кати загорелись:

– В какую игру, Скотти?

Скотти обвела кухню внимательным взглядом и покачала головой.

– Здесь слишком светло. Давайте перейдем в кабинет.

Катя ошеломленно уставилась на учительницу.

– В папин кабинет? – уточнила девочка, не веря своим ушам.

– Да, в кабинет. Не бойся, мы там ничего не натворим. Я тебе обещаю, он ничего даже не заметит. Безил, бери Катю и иди за мной.

Когда они вошли в кабинет, в камине горел веселый огонь. Скотти подошла к окнам и задернула шторы. Сейчас единственным источником света в комнате было пламя в камине.

– Что мы будем делать, мисс Скотти? – Безил Петерс робко огляделся по сторонам. У него был такой испуганный вид, как будто он боялся, что в любую минуту к нему на голову слетят с потолка летучие мыши.

Скотти внимательно посмотрела на стену, в которой был расположен камин, и заметила, что тени от огня танцуют на темной картине, висящей над ним.

Она подошла к стене и повернулась к Петерсу.

– Безил, помоги мне это снять.

– Ты хочешь снять любимую картину папы? – Голос Кати задрожал от страха.

Скотти остановилась и внимательно посмотрела на картину.

– Любимая, говоришь? Но она такая некрасивая… Какая-то крепость приютилась на высокой скале, и больше ничего. Клянусь всеми святыми, – добавила она, качая головой, – неужели кому-то может нравиться такая мрачная картина?

Они с Безилом сняли картину, поставили на пол и прислонили к столу Алекса. Скотти посмотрела на Катю, огромные глаза девочки были наполнены страхом.

– Не бойся, – успокоила она дочь Алекса. – Мы повесим ее на место до возвращения твоего папы. Я вот только не могу понять, чем она ему так приглянулась… А теперь, – сказала девушка, потирая руки, – давайте передвинем диван к стене.

Безил стоял и нерешительно переминался с ноги на ногу.

– Вы уверены, что это можно, мисс Скотти? – испуганно поинтересовался юноша. – Я не хочу, чтобы мистер Алекс разозлился на нас из-за того, что мы устроили в его кабинете.

– Ерунда, – пробормотала Скотти. – К приходу Алекса все будет стоять на своих местах, и он даже ничего не заметит… Итак, приступим, – добавила она, подкатывая Катю к дивану. – Безил, а ты садись рядом со мной.

– А что мы будем делать, мисс Скотти?

– Устроим театр теней. – Скотти Макдауэлл подняла руки, тени от которых падали на стену, и пошевелила ими. На стене появились причудливые тени.

– Кто-нибудь может мне сказать, что это такое? – спросила девушка.

Катя удивленно открыла рот и неуверенно ответила:

– Похоже на лебедя, Скотти.

Скотти весело рассмеялась. Она хотела показать утку.

– Очень горячо, дорогая. А теперь сама попробуй что-нибудь изобразить.

Тени от тоненьких ручек Кати Головиной грациозно задвигались по стене.

– Котенок! Это котенок, мисс Катя! – весело воскликнул Безил.

Скотти внимательно посмотрела на стену, по которой двигались тени.

– Пожалуй, ты прав, Безил. Катя, – обратилась она к девочке, – у тебя здорово получается.

– Смотрите, смотрите! – радостно проговорил Безил Петерс. – Я тоже сделал…

С каждой минутой тени становились все смешнее и смешнее. Скотти попыталась сделать медведя, но Катя с Безилом сказали, что это привидение с огромными ушами. Катя утверждала, что ее тень изображает верблюда. Скотти с Безилом стояли на том, что она больше похожа на лошадь с седлом. Скотти и Катя так и покатились со смеху, когда увидели «дикобраза» Безила. Они так громко смеялись и шутили, что не услышали, как дверь в кабинет открылась.

– Какого черта!..

Катя перестала смеяться и замерла, Безил Петерс от неожиданности чуть не свалился с дивана, а Скотти быстро повернулась и увидела на пороге разгневанного хозяина дома.

Стараясь скрыть удивление, Скотти весело улыбнулась.

– Входи, Алекс, присоединяйся к нам. Мы решили поиграть в театр теней. – Она уже не боялась Алекса, видимо, выработался иммунитет против его гнева.

Александр Головин обвел сердитым взглядом свой кабинет. Он сразу увидел, что диван сдвинут с места, а любимая картина на полу.

– Кто вам разрешал входить сюда? – тихо спросил он.

Скотти проглотила подступивший к горлу комок и постаралась отогнать дурные предчувствия.

– Алекс, если ты не хочешь, чтобы к тебе в кабинет входили, повесь на дверь табличку «Посторонним вход запрещен».

Александр Головин подошел к окну и раздвинул шторы, впустив в комнату серый дневной свет. Скотти украдкой наблюдала за ним.

– Это я во всем виновата, Алекс. Мне неожиданно взбрело в голову устроить у тебя в кабинете театр теней. Если хочешь кого-то наказать, то накажи, пожалуйста, одну меня… Хотя я никак не могу взять в толк, что в этом плохого. Ну, подумаешь, немного поиграли и посмеялись. Мы же ничего не сломали, не разбили… – Алекс смотрел в окно. – Кстати, тебе бы и самому не помешало хотя бы изредка расслабляться. Ты еще не настолько стар, чтобы быть ворчуном.

От ужаса Катя открыла рот, а Безил застонал. Алекс повернулся к Скотти, и в его глазах неожиданно сверкнула улыбка. Однако полной уверенности в том, что это улыбка, у Скотти не было. Она ведь могла выдать желаемое за действительное.

– Не наигрались еще? – вкрадчиво полюбопытствовал он.

– Пожалуй, наигрались, – тяжело вздохнула девушка. – Безил, помоги мне, пожалуйста, поставить диван на место.

Они привели комнату в порядок без помощи Алекса, после чего все направились к двери.

У самой двери Скотти Макдауэлл остановилась и сказала:

– Алекс, меня тревожит твое здоровье. Нельзя все время ходить таким мрачным.

Она пропустила вперед Безила Петерса, который выкатил кресло с Катей из кабинета, и вышла следом за ними, не осмеливаясь оглянуться на своего сердитого и угрюмого работодателя.

Алекс тяжело опустился в кресло и поставил ноги на скамеечку. Рядом с ним стояла хмурая Ольга Попова, уперев огромные кулаки в широкие бедра.

– В последний раз я сердилась на тебя, когда ты был еще совсем маленьким, Саша Головин, но сейчас ты ведешь себя, как глупый обиженный мальчишка, и мне очень хочется отшлепать тебя по одному месту.

Головин насупился:

– Но устроить у меня в кабинете цирковое представление, Поппи? О Господи, она ведь учительница и компаньонка Кати, а не моя… моя невеста.

– Я еще не встречала такого упрямого и глупого человека, как ты, – проворчала пожилая экономка. – Скотти необходимо встречаться с людьми. Неужели ты не понимаешь? После занятий с Катей ей нечего делать, и она идет на улицу, чтобы хоть чем-то занять себя. Однажды я подглядела за ней и увидела, как она печально сидит на камне и смотрит на бухту. Думаешь, ей нравится океан? Как бы не так! Она одинока и изнывает от безделья. Ей нечего делать.

Головин пожал плечами.

– Я бы не сказал, что ей не с кем общаться. Я нашел в своем кабинете ее, Катю и того оборванца, бездомного парня, который бродит по нашему району. Они играли в какую-то глупую игру. Черт, если бы я ей разрешил, она бы с удовольствием пригласила в мой дом всех бродяг Сан-Франциско. Я для нее никто, она не обращает на меня ни малейшего внимания. Кошкам уделяет больше внимания, чем мне!

Он говорил, как обиженный подросток, и понимал это, но ничего не мог с собой поделать. Порой ему казалось, что любовь к Скотти когда-нибудь сведет его с ума.

– А с какой стати она должна уделять тебе внимание? Если бы ты рявкал и рычал на меня так же, как на нее, я бы тоже не горела желанием слушать тебя. – Несколько секунд Ольга Попова помолчала, потом собралась уходить и пробормотала на прощание: – Скоро мы организуем вечеринку. Было бы здорово, если бы ты осчастливил нас своим присутствием… Клянусь святым Варфоломеем, никак не могу понять, почему ты из-за нее на стенку готов лезть.

Александр Головин смотрел вслед экономке, удивленный ее гневом. Он никак не мог разобраться в своих чувствах. Войдя в темный кабинет и увидев, что Скотти превратила его в игровую комнату, он вышел из себя. Может, из-за смеха? Кате уже шесть лет, а он не может вспомнить, когда слышал, чтобы она смеялась таким восхитительным, заразительным смехом.

Да, Александр Головин, похоже, мог назвать свою предыдущую жизнь ЖДС. Жизнь до Скотти! Как бы ему ни хотелось признаваться в этом, но ЖДС была далека от веселой и счастливой, особенно для его бедной дочурки.

Он и сам до сих пор не понял, почему сегодня так рассердился. Они только слегка передвинули диван и сняли со стены картину, так что ни о каком беспорядке и говорить нельзя. И все же до появления в доме Скотти Макдауэлл никто не осмеливался входить в кабинет без его разрешения, поскольку эта комната принадлежала ему и все остальные уважали и боялись его. Все и сейчас продолжали уважать и бояться его. Все, кроме Скотти.

Алекс несколько раз ущипнул себя за переносицу, надеясь прогнать надвигающуюся головную боль. Видно, для мисс Макдауэлл в жизни не существует никаких запретов.

А как насчет вечеринки? Почему до сих пор он не познакомил Скотти со своими друзьями и соседями? На ум сразу пришло несколько ответов, один глупее другого. Он быстро отказался от всех, кроме одного, самого неприятного: он не знакомит Скотти со своими друзьями и соседями потому, что ни с кем не хочет ее делить.

 

Глава 13

На долю секунды на лице Скотти Макдауэлл появилось недоумение, потом она приподняла платье, поставила ноги в элегантных туфельках на низкую скамеечку и задумчиво подергала себя за мочку уха. Наконец, девушка подняла руки и описала ими в воздухе большой круг.

– Похоже на… луну! – воскликнула Камилла Янус.

Александр Головин наблюдал за тем, как гости играют в шарады. Его соседка в изумрудно-зеленом платье отбросила золотисто-каштановые волосы со лба и подвинулась на самый краешек стула. Глубокое декольте открывало прекрасную грудь и плечи. Камилла была красивой и уверенной в себе женщиной. Не будь они соседями, он бы давно уже начал ухаживать за ней. Но Алекс слишком высоко ценил долголетнюю дружбу и старался подальше гнать из головы подобные мысли. К тому же Александр Головин слишком уважительно относился к браку, чтобы ухаживать за замужней женщиной… в отличие от Мило, подумал он и нахмурился.

Пока Скотти молча показывала что-то руками, остальные участники громко выкрикивали ответы. Некоторые из них были очень смешными, и несколько раз Скотти покатывалась со смеху. Сверкающие иссиня-черные волнистые волосы спадали на белоснежные плечи и делали ее соблазнительной и неотразимой.

Алекс стоял в углу комнаты с бокалом бренди и внимательно разглядывал эту полудевочку-полуженщину, которая, как ураган, ворвалась в его жизнь и перевернула все с ног на голову. На ней было пурпурное платье, изумительно оттеняющее безупречную кожу. Щеки ее порозовели от возбуждения, глаза радостно сияли. Драгоценности она не надела, хотя Алекс без труда мог представить на ее очаровательной шейке жемчужное ожерелье. Впрочем, Скотти Макдауэлл с ее природной красотой не нуждалась в драгоценностях. Что за романтические мысли? Головин покачал головой и нахмурился.

Он окинул внимательным взглядом гостей и невесело подумал, что все без исключения очарованы девушкой, на которую, вне всяких сомнений, и пришли посмотреть из любопытства. Скотти Макдауэлл, конечно же, стала королевой вечера.

К нему бочком подошел Мило Янус с четвертым или пятым, по подсчетам Алекса, бокалом бренди. Головину было бы все равно, сколько выпьет сосед, если бы он не знал, как непредсказуемо ведет себя пьяный Янус.

– Прелестная малышка! – восхищенно произнес Мило слегка заплетающимся языком. Опасения Алекса о том, что он уже выпил слишком много, подтвердились. – Мне понятно, почему ты прятал ее и никому не показывал.

– Не понимаю, о чем ты говоришь, Мило, – равнодушно пожал плечами Александр Головин.

Мило глупо захихикал, но ответил не сразу.

– Знаешь, с кем я совершенно случайно недавно встретился? – неожиданно изменил он тему разговора.

Алекс со скучающим вздохом прислонился к стене и сделал глоток бренди. По-прежнему не сводя глаз со Скотти, он буркнул:

– Понятия не имею.

– С одной женщиной, – подмигнул Мило. – И она спрашивала о тебе.

Алекс вежливо рассмеялся и язвительно заметил:

– Наверняка какая-нибудь шлюха, с которыми ты так любишь знакомиться на улице. – То, что Мило изменял Камилле и не делал из этого особого секрета, всегда злило Головина. Из-за Мило он вообще предпочел бы пореже встречаться с соседями, но ему нравилась Камилла, и ради нее он терпел тщеславного и нагловатого артиста.

– Ах, мой милый, вот ты и ошибся. Это совсем не шлюха… Хотя кто знает, – с пафосом добавил Мило Янус, будто читал монолог на сцене, – кем она сейчас стала!

Александр Головин посмотрел на него с легким любопытством.

– Хорошо. Кого же ты встретил?

Мило Янус усмехнулся, несомненно, наслаждаясь разговором, сделал большой глоток бренди и, наконец, ответил:

– Марлин.

В сердце Алекса вспыхнула дикая ярость. Черт бы ее побрал! От одного упоминания имени бывшей жены его охватывало бешенство. Он злился на свою бывшую супругу не потому, что она бросила его, а потому, что бросила дочь.

Адвокат постарался взять себя в руки и хладнокровно уточнил:

– Значит, она вернулась в Сан-Франциско?

– Гм-м… Да, вернулась, покорив Европу. Если хочешь знать, Марлин стала еще красивее. – Мило оценивающе посмотрел на соседа. – Интересовалась твоими делами, спрашивала, чем ты занимаешься, как живешь.

Алекс продолжал наблюдать за шарадой, но мысли его были далеко. Ему показалось, что, когда Мило заговорил о Марлин, в его кровь проник яд.

– Интересно, это было до или после того, как ты затащил ее в гостиницу? – ехидно осведомился хозяин, не в силах сдержать ярость.

Янус ошеломленно замолчал. Несколько секунд он моргал, потом смущенно откашлялся.

– Алекс, я не понимаю, что ты хочешь этим сказать.

– Хватит, Мило, ты не на сцене. Мне чертовски не хочется расстраивать тебя, но, к сожалению, ты не настолько хороший актер, чтобы обмануть меня. Но даже если бы ты был прекрасным актером, то из Марлин актриса совсем никудышная. Я с самого начала знал о вашем романе. Надеюсь, ты понимаешь, что был далеко не единственным в списке ее любовников?

Мило Янус растерянно пожал плечами и быстро отошел, а Алекс с поразительной ясностью вспомнил, когда в первый раз заподозрил Марлин в супружеской неверности. Он увидел тот день ясно, как будто это произошло вчера. Ему понадобилось совсем немного времени, чтобы выяснить, с кем она встречается. Но даже сейчас, по прошествии пяти лет, после того как он полностью, как ему казалось, излечился от любви к Марлин и перестал о ней думать, мысль о том, что она наставила ему рога, продолжала жалить сердце, как острая заноза.

Значит, эта мерзавка вернулась в Сан-Франциско. Интересно, что ей нужно на этот раз? Алекс всегда отличался подозрительным характером, а сейчас интуиция подсказывала быть начеку.

Он снова посмотрел на Скотти. Другой сосед учил ее танцевать. Вот она споткнулась, наступила на ногу своему кавалеру, и они весело расхохотались. Алекс смотрел на Скотти, и ему казалось, что вся грязь, вызванная воспоминаниями о Марлин, смывается с его души. Он не мог объяснить, почему это происходит. Скотти, похоже, за последнее время еще больше расцвела. Он не мог объяснить и этого. Впрочем, он и не хотел ничего объяснять и старался поменьше о ней думать. Тревожные мысли, которые посетили его за завтраком несколько недель назад, не покидали его, как он ни старался выбросить их из головы.

Сейчас Головин смотрел на девушку, и ему казалось, что ее высокой груди стало еще теснее под платьем. Наверное, игра его богатого воображения. По крайней мере, он надеялся на это…

Уходя, гости дружески обнимали Скотти. Она обнимала их в ответ и благодарила. Скотти прекрасно провела время. Чудесный вечер! Ее беспокоил только Алекс: всякий раз, когда она смотрела на него, он стоял в углу и не сводил с нее мрачного взгляда, будто она виновата во всех его бедах и несчастьях.

Через несколько минут после того, как в ночи скрылся последний гость и Уинтерс запер дверь на замок, раздался громкий стук. Скотти не обратила на него внимания – вспоминала о приятном вечере. Ее платье всем понравилось, она чувствовала себя в нем, как принцесса. Кто бы мог подумать, что она, девушка, у которой было всего два старых платья, через какой-то месяц будет щеголять в роскошном вечернем туалете?

Слегка покачиваясь в такт музыке, звучащей в ее голове, Скотти не обращала внимания на настойчивый стук в дверь. Наверное, кто-то из гостей что-то забыл и вернулся, подумала она.

Но когда из прихожей донеслись громкие голоса, Скотти стало любопытно, и она вышла из кабинета.

– Джейми! – изумленно воскликнула она, увидев друга детства.

Джейми Бауэрс стоял, сжав руки в кулаки, и сердито смотрел на нее.

Уинтерс тактично вышел из прихожей и оставил их наедине. Алекс спустился со второго этажа и, как ястреб, был готов наброситься на непрошеного гостя.

Взгляд Джейми переместился от Скотти к Алексу.

– Мне нужно поговорить с тобой с глазу на глаз, Ноува Скотия. – В его голосе слышалась неприкрытая угроза, но Скотти догадалась, что сердится он не на нее, а на Алекса, который стоял рядом.

Скотти на мгновение заколебалась, потом с мольбой посмотрела на Головина и провела Джейми в кабинет. Бауэрс нервно огляделся по сторонам. Неожиданный приход Джейми лишил вечер всего очарования, и сердце Скотти тревожно заныло, словно предчувствуя беду.

– Что ты здесь делаешь, Джейми? – спросила она.

Он подошел к ней и окинул хмурым взглядом собственника. Дотронувшись до пышного рукава, мрачно осведомился:

– Он купил тебе это платье?

Скотти не понравился тон, которым он говорил с ней.

– А тебе какое до этого дело, Джейми Бауэрс? – мгновенно вспыхнула она.

Бауэрс отошел к окну, повернулся к ней спиной и посмотрел на улицу.

Скотти охватило легкое нетерпение. О Господи, да что же такого интересного мужчины находят в темноте за окнами? Почему они все время пялятся на улицу, причем предпочитают делать это, когда темно?

– Я по-прежнему хочу жениться на тебе, Скотти, – неожиданно объявил Джейми Бауэрс.

Скотти испуганно вздрогнула.

– Я… я уже тебе говорила, что не выйду за тебя замуж, – упрямо покачала она головой.

Джейми быстро отвернулся от окна.

– Но почему? – не желая сдаваться, воскликнул он. – Из-за него?

Она сглотнула подступивший к горлу ком и попыталась прогнать страх.

– Нет, не из-за Алекса. Он здесь ни при чем. Я обещала присматривать за его дочерью до тех пор, пока не будет построена гостиница, Джейми. И еще я пообещала не выходить замуж, пока буду работать у него и жить в его доме. И заруби себе на носу, я не собираюсь нарушать свое слово ради тебя или кого-то еще!

Бауэрс нахмурился, и на несколько секунд в комнате воцарилось тяжелое молчание.

– Я разбогател, Скотти. Тебе не нужна эта работа и эта дурацкая гостиница. Я могу дать тебе роскошную жизнь.

– И где ты взял такие большие деньги? – воскликнула девушка, чувствуя необъяснимую тревогу.

– Где я их взял, не твоя забота! – угрюмо буркнул парень и снова отвернулся к окну.

Он разговаривал свысока, и Скотти вновь разозлилась:

– А я считаю, моя! Если ты не можешь мне сказать, я буду думать, что ты заработал их нечестным путем, Джейми.

Джейми повернулся к ней и сердито помахал пальцем перед ее лицом.

– После всего, что я потерял, ты лицемерно заявляешь, будто я не имею права брать то, что по праву принадлежит мне?

Скотти тихо охнула и прижала руки ко рту. Бауэрс крепко схватил ее за плечи и потряс.

– Только не начинай рассказывать, будто мы не заслуживаем лучшей жизни потому, что так решило правительство. У нас есть права. У нас…

– Прекрати! – Девушка сбросила его руки. – Алекс работает день и ночь, стараясь, чтобы все жители долины получили справедливую компенсацию. Я знаю, скольким семьям он помог переселиться из Йосемита на плодородные земли…

– О, вижу, он уже наврал тебе с три короба, и ты не сомневаешься в его правоте, да?

Скотти сделала глубокий вдох и попыталась успокоиться.

– Лучше уходи, Джейми Бауэрс. Я не хочу знать, что ты натворил. Больше ничего мне не рассказывай. Уходи немедленно!

Бауэрс высокомерно оглядел ее и мерзко рассмеялся:

– Считаешь, что я не стою твоего проныры адвоката, так? Ну что же, девочка моя, тогда не удивляйся, если все неожиданно изменится… причем очень скоро. Тогда ты запоешь совсем другую песню.

Джейми Бауэрс направился к двери, но Скотти схватила его за руку.

– Что ты хочешь сказать? – возмущенно проговорила она. – Что у тебя на уме, Джейми?

Джейми выдернул руку и усмехнулся:

– Потерпи немного. Скоро сама все узнаешь! Бауэрс вышел из кабинета, слегка вжав голову в широкие плечи, будто хотел защититься от «злых чар» дома ненавистного Александра Головина. После его ухода расстроенная Скотти принялась ходить по дому. В конце концов, она забрела на кухню, где миссис Попова мыла посуду после вечеринки. Скотти рассеянно сняла с крючка фартук экономки и, посмотрев на спящих котят, начала помогать мыть посуду.

Ольга Попова окинула ее внимательным взглядом и осторожно поинтересовалась:

– Вижу, у твоего молодого человека вспыльчивый характер?

Скотти возмущенно фыркнула.

– Джейми Бауэрс не мой молодой человек, но у него действительно ужасный характер – всегда злится, когда ему что-то не нравится.

– Гм-м-м… – хмыкнула экономка. – Можешь мне поверить, Саша тоже не особо обрадовался приходу этого Бауэрса.

Скотти Макдауэлл печально вздохнула.

– Знаю. Конечно, ему не следовало приходить. Бедняга вбил себе в голову, что должен жениться на мне.

Руки миссис Поповой были по локоть в мыле.

– Знаешь, у меня сложилось впечатление, что он целеустремленный молодой человек и знает, чего хочет. – Она пристально посмотрела на Скотти. – Он тебе все еще небезразличен?

Скотти осторожно взяла с сушилки хрустальное блюдо, вытерла его и поставила на стол.

– Мы с Джейми знакомы много лет. Наши отцы почти одновременно пришли в Йосемитскую долину. – Девушка невесело рассмеялась. – Я всегда думала, что выйду замуж только за Джейми Бауэрса.

Миссис Попова протянула очередную тарелку и спросила:

– Но сейчас ты уже так не думаешь? Покачав головой, Скотти взяла тарелку и ответила:

– Перестала думать об этом после смерти отца. Джейми очень изменился. В нем появилось… что-то непонятное, плохое. У него завелись деньги, и мне кажется, он заработал их нечестным путем.

– Да, этот Джейми Бауэрс, похоже, та еще штучка! – согласилась миссис Попова.

Скотти шумно вздохнула и покачала головой.

– Вы правы, но после того дня, когда разъяренный Алекс вломился ко мне в хижину, я больше никогда не думала о Джейми Бауэрсе.

Экономка неожиданно замолчала. Они домыли посуду, и когда все было убрано, котята накормлены и на кухне воцарился порядок, Скотти Макдауэлл отправилась спать.

Скотти вошла в затемненную комнату, расстроенная тем, что после прихода Джейми вечер потерял свое очарование. Как чудесно она провела время с друзьями Алекса! А ей казалось, что они будут смотреть на нее свысока, смеяться над ней, и как бы ни разубеждала ее Камилла Янус, Скотти стояла на своем. Сейчас она с удовольствием признавала, что ошибалась.

Пока Скотти снимала платье, в голову ей пришла странная мысль. Куда она наденет новые платья, которые ей очень нравились, после возвращения в долину?

Скорее всего, оставит весь свой гардероб в этой комнате для следующей учительницы Кати, хотя и сделает это с тяжелым сердцем. Она уже привыкла к новой одежде и полюбила ее. Скотти печально вздохнула, нежно провела рукой по мягкой ткани и повесила платье в шкаф.

Снимая нижнюю рубашку, Скотти Макдауэлл вздрогнула и поморщилась, когда тонкая ткань задела соски. Последние несколько недель у нее болела грудь. Ощущение было примерно таким же, как перед месячными. Странно, очень странно… Она сняла нижние юбки, панталоны и бросила их на стул у кровати. Прежде чем надеть ночную рубашку, Скотти зажгла лампу и подошла к зеркалу.

Внимательно глядя на свое отражение, она легко провела пальцами по груди и прерывисто вздохнула. Наверняка вот-вот начнутся месячные.

Скотти повернулась и посмотрела на свой крошечный животик. Давно она уже не испытывала перед началом месячных такого ощущения, как будто живот у нее раздулся. Впрочем, месячные в последний раз были у нее несколько месяцев назад. Что ж, во всем виновато нервное напряжение, вызванное резкой переменой жизни.

Скотти снова посмотрела на себя в зеркало, легко провела ладонями по бедрам и шелковистым волоскам внизу живота.

Внезапно за спиной раздался тихий звук. Скотти испуганно вздрогнула, схватила со стола ночную рубашку и прижала к груди. Потом вновь посмотрела в зеркало и увидела Алекса, сидящего в тени. Ее сердце бешено заколотилось, как пойманная птица. Она торопливо оделась.

– Ты не находишь, что уже немного поздно прикрываться, Скотти? – хрипло спросил Александр Головин.

Она с трудом расслышала его, так громко стучало ее сердце.

Скотти понимала, что совершила очередную глупость: как последняя дура, крутилась в чем мать родила перед зеркалом, а он сидел все это время в углу и не сводил с нее глаз.

– Извини. Я не хотела… я хочу сказать, – поправилась она, заставляя себя успокоиться, – что ты делаешь в моей комнате? Спрятался в темном углу, как старый хитрый койот, и подглядываешь. – Голос, к счастью, перестал дрожать.

Скотти увидела в зеркале, как Алекс встал и медленно пошел к ней. Она затаила дыхание, боясь, что сердце выскочит из груди. Головин положил руки ей на плечи. Девушка почувствовала, как он весь дрожит, и закрыла глаза, изо всех сил борясь с желанием прижаться к нему.

– Когда у тебя в последний раз были месячные, Скотти? – ошеломил он ее вопросом.

Скотти быстро открыла глаза. Вот чего уж не ожидала! Конечно, сейчас ей следовало бы язвительно поинтересоваться, какое ему до этого дело, но она была так ошеломлена, что забыла не только о сарказме, но и обо всем остальном на свете.

– Ну… прошло, конечно, какое-то время. Я точно не знаю… Во всем виноват переезд в город. Здесь совсем другая жизнь по сравнению с долиной… И у меня все время натянуты нервы.

– Ты на самом деле веришь в то, что говоришь? – прошептал ей на ухо Алекс.

Девушка нахмурилась и попыталась сосредоточиться. Однако это оказалось очень трудно, поскольку его близость кружила голову и она ни о чем не могла думать, кроме него.

– Конечно, верю, – с трудом пробормотала Скотти. – Что же это еще может быть?

Он отпустил ее плечи и скользнул ладонями вдоль ее рук, легко задел грудь – соски моментально набухли и превратились в твердые бутоны. Она судорожно перевела дыхание: колени у нее подогнулись, когда Алекс дотронулся до ее живота.

– Г… Господи, Алекс, – хрипло прошептала она, – что ты со мной делаешь?

– Неужели ты до сих пор не догадалась, что происходит с твоим телом? – ответил он вопросом на вопрос.

Ее захлестнуло желание. Как хотелось прижаться к нему…

– Что… что с ним происходит? – В ушах звенело, голова кружилась.

– Боюсь, ты беременна.

Скотти Макдауэлл ошеломленно выпрямилась, желание мгновенно исчезло. Она стояла и пристально смотрела на себя в зеркало. Алекс отошел, но девушка даже не заметила этого. Она со страхом дотронулась до своей груди, сжала талию и провела ладонью по слегка раздувшемуся животу. Беременна.

– О Господи, Алекс, что ты такое говоришь? Откуда, черт побери, ты знаешь?

Он слегка приподнял свои черные дьявольские брови и пожал плечами.

– Скотти, неужели ты думаешь, что я стал бы говорить об этом, если бы не был уверен?

– Но… но, – растерянно пробормотала девушка, – почему ты так уверен?

Головин отошел еще дальше.

– Вспомни, тебя тошнило каждое утро…

– Но это было раньше, сейчас тошнота прошла, – парировала Скотти. – Сейчас у меня зверский аппетит, и мне все время хочется есть.

– При беременности утренняя тошнота обычно проходит через несколько месяцев, Скотти.

– Ну… ну ладно. Но ведь тошнота не единственный признак беременности, – из последних сил цеплялась она за соломинку надежды.

Алекс вздохнул и потер лицо руками.

– Твои груди набухли и соски стали чувствительными, правильно?

– У меня всегда так бывает перед… перед месячными. – Что за глупости? Он просто хочет напугать ее!

– Я опять тебя спрашиваю, Скотти. Когда у тебя в последний раз были месячные?

На долю секунды Скотти крепко зажмурила глаза и попыталась вспомнить. Только сейчас ее охватила настоящая паника.

– Сразу после… после Рождества.

– А сейчас у нас какой месяц, Скотти?

Скотти пристально смотрела в зеркало ничего не видящим взглядом. Ужасные мысли мешали сосредоточиться.

– Почти май, так ведь?

– Да, почти май.

Скотти понимала, что он злится из-за ее упрямства, но не хотела сдаваться.

– Но… но, Алекс, – прошептала она, – мы… мы ведь сделали это только один раз.

Алекс безнадежно махнул рукой и устало направился к двери.

– Неужели ты действительно настолько наивна? О Господи, девочка моя, для того чтобы забеременеть, и нужен-то один раз.

Скотти с трудом сделала несколько шагов. Ноги у нее подкосились, и она без сил рухнула на кровать. Надо задать миллион вопросов ему… и себе. Что же все-таки происходит? Она посмотрела на Алекса. Он задумчиво и сердито смотрел на нее.

Скотти отвела глаза в сторону и стала внимательно изучать пол. Она парила на седьмом небе от счастья. Еще бы, она носит в себе ребенка Алекса! Но в то же время ее охватил ужас: вдруг он отвергнет ее? Один вопрос она все же должна задать, прежде чем он уйдет.

– Алекс?..

– Что? – Он уже взялся за дверную ручку. Она вздрогнула от звуков его сердитого голоса.

– Я… это никак не отразится на нашем договоре? Я по-прежнему могу управлять гостиницей, когда ее построят? – Теперь ей вдвойне нужна гостиница – она должна работать и растить ребенка. Она почти умоляла его, но разве сейчас это важно? Ведь у нее появился новый смысл в жизни – ребенок, которого она носит… если, конечно, Алекс говорил правду.

Головин хрипло фыркнул, как будто задыхался, и открыл дверь.

– Конечно, – ответил он деланно равнодушным голосом. – С какой стати меня должно интересовать, что ты будешь делать после того, как покинешь мой дом.

Алекс вышел и тихо закрыл за собой дверь. Скотти долго смотрела на закрытую дверь и печально вздыхала. Ей очень хотелось, чтобы ему не была безразлична ее судьба. Прохладный ночной воздух, наконец, заставил ее забраться под одеяло. Она свернулась клубочком и прикрыла руками живот.

Скотти Макдауэлл радовалась беременности… если на самом деле была беременна. Правда, ее смущало одно обстоятельство. Как он узнал о ее беременности, если она сама даже не догадывалась о ней. В конце концов, речь шла о ней, о ее собственном теле! Разве не она первой должна узнать о том, что носит его ребенка?

Скотти натянула одеяло до подбородка и попыталась убедить себя в том, что Алекс не разбирается в таких вещах. Он тайком пробрался в ее комнату и спрятался в темном углу, чтобы подсмотреть, как она будет раздеваться. Глупый! Сложил несколько маленьких загадок, которые тревожили ее в последнее время – больной желудок и ноющая боль в груди, – и неожиданно решил, что она беременна. Другие ответы казались бессмысленными, и о них не стоило даже думать, поскольку мысли об этом приносили новую боль.

 

Глава 14

На следующее утро Скотти Макдауэлл ждал чудесный сюрприз. Она открыла глаза и увидела, что вся комната залита теплым солнечным светом. В ярких лучах весело танцевали крошечные пылинки, в небе сияло солнце.

Отбросив одеяло, Скотти встала с кровати и подошла к окну. Неожиданно у нее закружилась голова, и ей пришлось схватиться за раму, чтобы не упасть. Последние сомнения в том, что она беременна, отпали. Алекс прав. Вчера, перед самым сном, Скотти смирилась с мыслью, что беременна. Хорошенько все обдумав, она признала, что в словах Алекса много смысла: утренняя тошнота, приступы зверского аппетита по ночам, ноющая боль в груди и слегка увеличившаяся талия, – все объяснилось беременностью. Скотти проворочалась до полуночи, пытаясь найти выход из создавшегося положения, но уснула, так и не прейдя ни к какому решению.

Скотти Макдауэлл отдернула шторы и посмотрела на залитый роскошным солнечным светом город. Из окна комнаты открывался вид на часть бухты. Яркое солнце отражалось от воды, переливающейся, как драгоценные камни. Скотти покачала головой. Как можно годами жить в Сан-Франциско и видеть солнце только урывками, по редким праздникам?

Наверное, подумала она, стоит вывезти Катю на улицу, пока капризное солнце не спряталось за мрачными тучами. Скотти быстро оделась и вышла из комнаты.

Придерживая одной рукой юбки, чтобы не споткнуться, а другой пытаясь уложить волосы в корону на затылке, она сбежала с лестницы. Миссис Попова выглянула в коридор и тут же скрылась на кухне, почему-то даже не удостоив Скотти взглядом. Когда Скотти вошла на кухню, экономка вышла через заднюю дверь, держа за руку Безила Петерса и что-то быстро ему говоря.

Скотти почувствовала неладное и нахмурилась. Она быстро подошла к окну и увидела, как они завернули за угол дома. Что происходит?

Она повернулась и увидела, что Катя пристально смотрит на нее огромными глазами и рассеянно гладит котенка, лежащего у нее на коленях.

– Что стряслось, милая? – Молчание девочки еще больше встревожило Скотти, и она торопливо опустилась на колени перед креслом-каталкой. – Безил что-то натворил, чем-то расстроил миссис Попову? Или твой папа узнал, что мы учим его читать? – Катя медленно покачала головой, и девушка вновь спросила: – Тогда что же случилось?

– Ты выходишь замуж за папу, Скотти?

Даже если бы девочка ударила Скотти камнем по голове, она не удивила бы ее так, как удивила своим неожиданным вопросом.

– Ч… что ты сказала? – изумленно пробормотала она.

Катя заерзала в кресле.

– Поппи сказала, что ты выходишь замуж за папу. Она послала Безила в церковь Святой Троицы за священником.

Ошеломленная Скотти прижала пальцы к вискам. Выйти замуж за Алекса? О Господи, видно, Катю ударили по голове!

Не желая пугать девочку резким ответом, Скотти Макдауэлл глубоко вздохнула и постаралась взять себя в руки.

– Где сейчас твой папа, Катя?

Катя Головина посмотрела на котенка, который играл у нее на коленях поясом от платья.

– Наверное, в своем кабинете.

Скотти кивнула девочке:

– Пожалуйста, дитя мое, останься здесь. Почитай… или поиграй с котятами. Я вернусь через минуту.

Скотти Макдауэлл решительно подошла к кабинету и, не потрудившись постучать, распахнула дверь. Александр Головин, этот самоуверенный тип, равнодушно поднял голову, когда дверь с грохотом ударилась о стену, и преспокойно вернулся к тому, чем занимался до ее прихода. Ясно, ее волнение нисколько не трогает его.

– Что ты наговорил своей дочери, черт побери? – дрожащим от гнева голосом воскликнула девушка.

Головин поднял голову и вежливо улыбнулся.

– О, доброе утро, Скотти! Хорошо спала? Она подошла к столу и уперла руки в бока.

– Только не заговаривай мне зубы! Что за чушь ты всем рассказываешь? Кто тебе сказал, что мы женимся?

Алекс спокойно откинулся на спинку стула.

– Ах, моя милая, твой язык так же сладок, как луг, усыпанный коровьими лепешками, – любезно ответил он.

– Ну? – покраснев, буркнула девушка, намереваясь, во что бы то ни стало добиться правды. – Так что ты там наговорил?

Александр Головин посерьезнел и посмотрел на нее сощуренными глазами.

– Ты беременна, Скотти, и носишь в себе моего ребенка. Я решил сделать то, что пойдет на пользу всем заинтересованным сторонам.

Какое-то мгновение она, как последняя дура, надеялась услышать признание в любви, но это мгновение тут же исчезло.

– А ты не подумал, что не мешало бы сначала спросить меня? Или ты посчитал ниже своего достоинства прийти ко мне, прежде чем рассказывать всем остальным? – Она раздраженно вздохнула и принялась быстро ходить взад-вперед перед его столом. – Алекс, мне почему-то всегда казалось, что невеста должна первой узнавать о своей свадьбе.

Головин поерзал на стуле.

– Мне жаль, что ты узнала об этом до того, как я сам тебе все рассказал. Поверь, я собирался прийти к тебе.

Скотти, язвительно рассмеялась:

– Вот как? Собирался прийти и сказать мне, что мы станем мужем и женой?

– Нет, не так. – Он хмуро посмотрел на девушку. – Я собирался предложить тебе новую сделку.

Слова, такие краткие и сухие, жалили, как змея. Он даже не потрудился притвориться, что испытывает к ней какие-то теплые чувства. Алекса беспокоил его ребенок, которого она носила в себе, а на нее саму ему было, как всегда, наплевать.

– А что, если я не захочу никакой новой сделки?

Александр Головин принялся перебирать бумаги, лежащие на столе.

– Что сделано, то сделано, Скотти. Теперь уже поздно об этом говорить.

Какой же он все-таки подлец! Самоуверенный негодяй! Тиран…

– О, мистер Модный адвокат из Сан-Франциско, мне не нужна свадьба с детской кроваткой…

– Что ты сказала? – Он нагнулся вперед и смерил ее высокомерным взглядом.

– Мне не нужна свадьба, которая происходит только потому, что я беременна. – Чтобы унять дрожь в руках, Скотти еще крепче сжала кулаки.

Головин опять откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на нее. С каждой секундой его глаза все больше темнели.

– Не думаю, что у тебя есть выбор.

– Значит, ты не думаешь, да? – Скотти чувствовала, как гнев распирает ее и грозит вот-вот вырваться на волю. – Да кто ты такой, чтобы говорить, есть у меня выбор или нет? Ты не можешь разобраться со своей собственной жизнью, а лезешь в чужую. Если хочешь знать, я прекрасно жила до того дня, когда ты вломился в мою жизнь и перевернул ее вверх дном… – Неожиданно комната закружилась, перед глазами заплясали черные точки, и Скотти устало прислонилась к столу. Алекс вскочил и осторожно помог ей сесть на стул.

– Видишь? – гневно вскричала Скотти Макдауэлл. – Видишь, что ты натворил? Вывел меня из себя, и я чуть не грохнулась в обморок. И позволь тебе сообщить, Александр Головин, что я еще никогда в жизни не падала в обморок.

Она не сопротивлялась, когда он заставил ее низко опустить голову. Через минуту Скотти уже стало легче. Когда она подняла голову, то успела заметить тревогу на его лице, прежде чем он встал и вернулся на свое место за столом.

– Я уже говорила, что ты испортил мне жизнь. Так что напрасно надеешься, будто можешь указывать, что мне нужно делать, а что нет. У меня есть своя голова на плечах.

– Это я заметил! – сухо проговорил Головин. Скотти пропустила остроту мимо ушей.

– Тогда почему ты не спросил меня, прежде чем принимать решение?

– Я еще раз прошу прощения за то, что так получилось. Я собирался поговорить с тобой. Но решение уже принято, Скотти, и назад пути нет! – Алекс говорил, не сводя с нее напряженного взгляда. На щеке задергался мускул.

– Черта с два, нет! Лучше уж я буду сама воспитывать ребенка, чем выйду замуж за такого негодяя и мерзавца, как ты! – Внезапно Скотти стало очень жарко.

Головин ответил холодной улыбкой.

– Прежде чем вы уйдете из этой комнаты, мисс Макдауэлл… Ноува Скотия, не так ли?.. Может, вы задумаетесь над тем, что вас ждет, если собираетесь сами растить ребенка. Особенно если у этого ребенка не будет отца.

– Ничего, как-нибудь проживу, – неуверенно пробормотала Скотти. – Для ребенка будет хуже расти в доме без любви, где родители только и делают, что ругаются друг с другом.

Алекс не сводил с нее взгляда. Он вдруг побледнел.

– Незаконнорожденные дети не получают от жизни ничего, кроме горя, Скотти.

Она внимательно посмотрела на его лицо и не удивилась, увидев в глазах суровый блеск.

– Возможно, он не будет незаконнорожденным, – выдохнула она.

– Конечно, не будет – усмехнулся он. – Ведь мы поженимся.

Скотти Макдауэлл встала и собралась с силами, прежде чем нанести последний удар.

– У меня уже есть одно предложение руки и сердца. И знаешь, сейчас я все больше и больше склоняюсь к мысли принять его, поскольку оно в отличие от твоего сделано безо всяких сделок, по любви.

Удар угодил прямо в цель. Лицо Александра Головина застыло, как гранит.

– Этот шотландский бандит никогда не будет воспитывать моего ребенка! – решительно проговорил он. – Не угрожай мне, Скотти. Смотри, как бы потом не пришлось жалеть.

Алекс говорил тихо, но его слова пугали сильнее, чем самый громкий крик.

Как Скотти ни храбрилась, она невольно попятилась от стола. Да, она пожалеет, в этом он прав. Он сильнее ее. И она еще никогда не видела в его взгляде столько циничного удовольствия.

Скотти проглотила подступивший к горлу ком и тихо сказала:

– Ты можешь платить мне жалованье, но, кроме денег, я от тебя больше никак не завишу, Александр Головин.

– Но положение изменится уже сегодня, Ноува Скотия Макдауэлл.

Не в силах отыскать уничтожающий ответ, Скотти развернулась и выскочила из комнаты, громко хлопнув за собой дверью.

Алекс изо всех сил ударил кулаком по столу. Маленькая ведьма пригрозила выйти замуж за этого негодяя Джейми Бауэрса, а перед этим ясно дала понять, что жизнь с ним мало чем будет отличаться от жизни в аду. В груди появилось какое-то незнакомое и непонятное чувство. Похоже, она не любила его. С этим он еще мог как-то смириться, но от мысли, что кто-то другой будет воспитывать его ребенка, кровь в жилах Головина закипала, грудь словно сжимали тисками.

А когда Алекс думал о том, что в трудную минуту Скотти обратится за помощью к Бауэрсу, его охватывала безумная ревность. Он уже хорошо изучил эту девчонку и знал, что от того бандита у нее нет секретов.

Головин подошел к окну и подставил лицо лучам яркого солнца. Увы, он так и не нашел выхода из создавшегося положения. Ему показалось, что лучше всего заключить взаимовыгодную сделку. Черт, он не смотрел дальше завтрашнего дня, не задумывался, сколько дней и ночей им придется провести вместе после того, как они поженятся. Мысль показалась настолько волнующей и заманчивой, что он поскорее прогнал ее.

Он вдруг вспомнил, как Скотти ночью на его глазах разглядывала себя в зеркале. Как она хороша – прелестная грудь с розовыми сосками и кожа, гладкая и белая, как лепестки магнолии, которые он видел на юге во время войны.

Алекс вспомнил, как подошел к ней вчера и положил руки на плечи. Он удивился своей сдержанности: ведь ему так хотелось зарыться в ее волосах, разделить с ней радость объятий, погладить тонкую ткань ночной рубашки на груди, на слегка округлившемся животе… Воспоминания вызывали наслаждение, смешанное с болью. Рай и ад… В ней пылало пламя невинности, которое еще предстояло погасить. Как легко было бы…

Александр Головин шепотом обругал себя за глупые мечты, отошел от окна и вернулся к столу. А что, если он все же уговорит Скотти выйти за него замуж? Что тогда?

Алекс знал: она вбила себе в голову, будто во что бы то ни стало должна вернуться в свою долину. Решимость и ярость, с которой Скотти хотела вернуться в Йосемит, сначала показались ему милыми и очаровательными. Но теперь он не будет восторгаться ими, если для нее долина окажется важнее благополучия их ребенка.

Скотти сидела на диванчике у окна, положив подбородок на колени и устремив задумчивый взгляд на бухту. Она сказала Кате, что отменяет сегодняшние занятия, поскольку ей нужно побыть одной и все хорошенько взвесить, прежде чем принимать решение. Перед ней на самом деле стояла очень трудная задача. Что выбрать? Как не ошибиться?

Девушка здорово разозлилась на Алекса за то, что он даже не посоветовался с ней. Почему мужчины всегда считают, будто у женщин нет мозгов? Скотти нахмурилась. Если бы он вежливо попросил ее выйти за него замуж, как принято среди воспитанных людей, она бы серьезно обдумала его предложение. Скотти фыркнула. Серьезно обдумала! Да она бы издала душераздирающий вопль и бросилась в его объятия. Что ни говори, но она любила этого жестокого высокомерного человека. Так сильно любила, что эта любовь причиняла ей жгучую боль. Больше всего на свете Скотти хотела стать его женой, но она терпеть не могла, когда ей указывали, что делать. Еще Скотти не понравилось, что их брак станет очередной сделкой – холодным, безжизненным и лишенным любви соглашением.

С задумчивым вздохом Скотти вытянула ноги и прислонилась к стене. Самое страшное то, что он не любит ее. Она бы, конечно, предпочла, чтобы Алекс был от нее без ума. С другой стороны, он питает к ней какие-то чувства, поскольку не хочет, чтобы у их ребенка не было отца. Это тоже нельзя сбрасывать со счетов. Какие-то чувства лучше, чем полное безразличие.

Скотти Макдауэлл вспомнила его взгляд, когда пригрозила выйти замуж за Джейми Бауэрса, для того чтобы у ребенка был отец. О, она никогда еще не видела столько угрозы на лице человека! В ее груди затрепетала надежда. Неужели Алекс ревновал ее? Она скорчила гримасу и упрекнула себя за то, что тратит время на глупые мысли. Нет, причина не в этом. Александр Головин хочет совершить благородный поступок. Нужно забыть о несбыточных мечтах, и как можно скорее. Это ведь самые обыкновенные… сказки. Выдумки. Фантазии.

Скотти никогда не относила себя к бестолковым импульсивным девушкам. Правда, она часто попадала в неприятности из-за своего длинного языка, но знала, что на плечах у нее все же есть голова. Она верила, что у нее хватит любви на них обоих. И может, со временем…

Девушка задумчиво смотрела вдаль, и в голове у нее постепенно складывалось решение. Наконец она надела туфли и пошла искать Алекса.

– «… Пусть никто не разъединит то, что Господь Бог соединил». – Священник из русского собора Святая Троица, расположенного на холме недалеко от их дома, осенил крестом новобрачных, после чего сказал: – Александр, а сейчас можете поцеловать свою жену.

Скотти повернулась к своему мужу и с надеждой посмотрела ему в лицо. Ее сердце чуть не лопнуло от счастья и боли, поскольку теперь независимо от соглашения этот сильный, суровый, упрямый, а порой и несчастный человек будет навсегда принадлежать ей. И она сделает все, чтобы он никогда больше не был несчастным.

В ожидании поцелуя девушка привстала на цыпочки, однако ее ждало разочарование: Александр Головин легко коснулся губами ее лба. Скотти на мгновение опустила глаза и тут же вновь их подняла, полная решимости казаться счастливой в этот торжественный день. Как будто желая еще больше насолить супруге, Алекс вежливо извинился и, вместо того чтобы принять участие в маленьком торжестве, скрылся в кабинете.

Скотти обступила небольшая кучка гостей с поздравлениями, и она с трудом заставила себя улыбнуться.

Миссис Попова вытирала глаза огромным носовым платком.

– О, моя дорогая, это самый счастливый день в моей жизни!

Скотти вновь выдавила из себя улыбку.

– И мой тоже, Поппи. У меня сегодня тоже самый счастливый день в жизни. – Она с трудом нашла Катю Головину, совсем затерявшуюся среди гостей. Поймав взгляд девочки, Скотти подмигнула. Когда Катя застенчиво улыбнулась в ответ, на душе у новобрачной стало чуть легче.

Скотти услышала, как кто-то из соседей расспрашивает Катю о котятах. Через минуту они исчезли на кухне. Девушка задумчиво огляделась по сторонам и печально вздохнула.

– Все наладится, Скотти, – сказал кто-то у нее за спиной. – Не переживай. Вот увидишь, все будет хорошо.

Скотти Макдауэлл повернулась и увидела Камиллу.

– Неужели может быть еще лучше, чем сейчас? – спросила она, стараясь говорить веселым голосом.

Камилла Янус провела пальцами по шелковому рукаву свадебного платья цвета слоновой кости и сказала:

– Ни один мужчина, а я говорю о настоящих мужчинах, не станет переворачивать вверх дном весь город в поисках свадебного платья для своей невесты, если не любит ее. Особенно когда на поиски отведено очень мало времени.

Скотти попыталась отыскать в словах Камиллы Янус хоть какую-то надежду, но у нее так ничего и не получилось. Она-то знала причину, которая заставила Алекса жениться на ней. Все очень просто, Алекс был весь во власти предрассудков. Он купил ей полный гардероб, чтобы она выглядела сносно и могла составить компанию его дочери. Скотти прогнала дурацкие слезы. Даже в этом Алекс остался верен себе! Не хотел жениться на женщине, пока не оденет ее, как положено. Так что нет здесь никакой любви. Слеза поползла по щеке девушки, и она быстро смахнула ее. Черт бы его побрал! Почему она днем и ночью думает о нем, когда ему на нее совсем наплевать?

Уинтерс внес в празднично украшенную гостиную поднос с бокалами шампанского.

– Господи, да куда же запропастился Саша? – воскликнула Ольга Попова. – Он должен быть здесь. Сейчас произнесут тост за здоровье молодых.

– Я видела, как он вышел на улицу, Поппи, – сказала Катя, сидя на руках у Мило Януса.

– Оставайся здесь, Поппи. Я сама его найду. – Скотти приподняла юбки и торопливо направилась к входной двери. Распахнув ее, выглянула из дома и печально вздохнула. Алекса нигде не было видно. Скотти предчувствовала, что не найдет его, и ей стало очень больно и обидно.

– Может, у него какое-то неотложное дело, – произнесла у нее за спиной Камилла.

Глаза Скотти защипало от слез.

– Да, конечно, случилось что-то более важное, чем собственная свадьба. – Она вновь вела себя глупо, как девчонка. Он ведь напрямик объяснил, почему женится на ней. Она должна помнить, что это просто очередная сделка, что они заключили новое соглашение.

– Пойдем, Скотти, – потянула ее за рукав Камилла Янус. – Пусть катится ко всем чертям!

Скотти глубоко вздохнула и крепко схватила Камиллу за руку, словно надеясь обрести такую нужную ей сейчас уверенность.

– Да, пусть катится ко всем чертям! – кивнула девушка.

Камилла посмотрела на дверь в гостиную, потом потянула Скотти в заднюю часть дома.

– Давай немного посидим там, прежде чем возвращаться к гостям, – предложила актриса.

Благодарная Скотти пошла за ней на кухню.

– Я не должна так расстраиваться, – вздохнула новобрачная. – Ведь мне прекрасно известно, зачем он это все устроил.

Камилла поправила волосы подруги.

– Гм-м-м… Дорогая, постарайся поменьше обращать на эти мелочи внимание. Ты скоро сама узнаешь, что мужчины – особый вид животных, причем далеко не самый приятный.

Скотти непроизвольно улыбнулась.

– Это еще мягко сказано, – согласилась она.

– Я хочу тебе кое-что рассказать, Скотти, но пообещай, что это останется между нами. Пусть это будет моей маленькой исповедью. Надеюсь, она поможет тебе наладить отношения с Алексом.

Скотти удивленно посмотрела на Камиллу. Та впервые не улыбалась, а говорила очень серьезно.

– Что ты собираешься мне рассказать? Камилла Янус задумчиво вздохнула.

– Не хочу притворяться, будто не знаю, почему Алекс женился на тебе. Я только уверена, что в этом его решении кроется нечто большее.

Скотти Макдауэлл на секунду опустила глаза, но промолчала.

– Но я тебе точно скажу, – продолжила актриса. – Алекс из той породы мужчин, которые серьезно относятся к своим обещаниям вне зависимости от того, что побудило их дать. Я знаю его много лет, Скотти. За суровым поведением кроется легкоранимая душа человека глубоких убеждений и чести. Марлин, бывшая жена Алекса, изменила ему…

– Изменила Алексу? – прервала ее удивленная Скотти. – Но откуда ты знаешь?

– Не важно, откуда, – пожала плечами Камилла. – Можешь поверить мне на слово, дорогая. У меня сведения из первых рук. Марлин была неверна Алексу… Некоторые мужчины со стороны кажутся безупречными, заботливыми мужьями. На людях они обожают своих супруг, целуют им руки, твердят вокруг об их красоте, забрасывают цветами и подарками… но все это делается только в присутствии свидетелей. Им нужно, чтобы их благородство кто-то обязательно видел. – Актриса отвернулась от собеседницы, подошла к коробке у печи и взяла котят на руки. – Но мужчина, который при людях клянется в своей вечной любви, не всегда делает это искренне. Порой он просто играет на публику. Дома, когда все двери и окна закрыты, он может обманывать свою жену и говорить ей гадости. Но есть кое-что и пострашнее лжи. Он может открыто рассказывать ей о своих изменах, оправдываясь тем, что супруга не удовлетворяет его. Или нести какой-нибудь вздор насчет того, как ограничивается его созидательная натура, когда ему приходится жить только с одной женщиной. – Она спокойно погладила котенка, и тишину в комнате наполнило довольное громкое мурлыканье. – Скотти, как бы трудно ни было сейчас в это поверить, но думаю, тебе очень повезло, что ты стала женой Алекса.

Скотти молча смотрела на гордый, классический профиль Камиллы. Конечно, она давно догадалась, что актриса рассказывает о себе и Мило. Крушение очередной иллюзии… А она-то наивно считала Камиллу и Мило идеальной парой. Ей казалось, что Мило души не чает в жене. И тут Скотти вспомнила не такой уж и давний вечер, когда Янусы приходили к ним на ужин. Мило очень театрально преподнес супруге золотой кулон, украшенный алмазами, который носят на цепочке. Она помнила, что еще тогда обратила внимание на не очень веселый вид Камиллы. Ей показалось, что женщине, когда ей дарят такой роскошный подарок, следует быть повеселее. Да, Скотти не сомневалась, что эта красивая женщина с золотисто-каштановыми волосами рассказывает про свою семейную жизнь.

Не зная, как утешить подругу, Скотти чмокнула Камиллу в щеку, словно сестру. Они обнялись.

– Вот вы где! – На кухню вошла Ольга Попова и погрозила пальцем. – Ну-ка пошли, Скотти. Саша наверху собирает вещи. Ему нужно срочно ехать в Йосемитскую долину, там какие-то неприятности. Мы должны выпить за новобрачных до его отъезда.

Весь гнев Скотти мигом улетучился. Подобрав тяжелую юбку, девушка торопливо поднялась по лестнице и вошла в комнату к мужу. Александр Головин заталкивал вещи в маленький кожаный саквояж.

– Алекс, неужели необходимо ехать именно сегодня? Ведь у нас свадьба.

Алекс настороженно посмотрел на молодую жену:

– В долине произошли небольшие неприятности. Я должен встретиться с шерифом из Марипозы. Мы с ним собираемся в…

– О Алекс! – вскричала Скотти. – Джейми как-то в этом замешан?

Лицо адвоката моментально посуровело, и он посмотрел в сторону.

– Не бойся, Скотти. Уверен, с твоим драгоценным Джейми все в порядке.

– Я боюсь не за него, и ты это прекрасно знаешь. Он причина неприятностей?

Алекс подошел к супруге и посмотрел на нее сверху вниз, стараясь не выдать своих чувств.

– А если он? – наконец спросил он.

Скотти проглотила подступивший к горлу ком и погладила Алекса по щеке. Он вздрогнул.

– Пожалуйста, будь осторожен, – попросила она. В глазах Александра Головина что-то промелькнуло.

Он взял ее лицо в ладони, нагнулся и поцеловал.

Скотти обняла его за шею и ответила на поцелуй. Ликование и сладкий, как мед, покой обволокли ее.

– Видите? Бандиты заперлись в хижине Бауэрса. Они уже сожгли несколько домиков на северных холмах, которые построило правительство.

– Совершенно бессмысленный вызов, шериф. Мы просто построим новые дома.

– Я знаю этих парней. Они сожгут и ваши новые дома.

Алекс смотрел на стоящую внизу хижину из безопасного укрытия за скалой. Окна были заколочены досками; несмотря на жару, из трубы поднимался дымок.

– Если они хотят спрятаться, то выбрали для этого не самое подходящее место.

– Черт, эти парни вовсе не хотят спрятаться. Они передали мне, что остаются в долине и никому не удастся их отсюда выгнать. – Шериф, рослый мужчина с густыми черными усами и здоровенными ручищами, сплюнул табачную жвачку. Она расползлась по скале, серая, как грязь, и медленно стекла на землю.

Алекс огляделся по сторонам.

– Мы одни? Никого больше не позвали на помощь?

– Я подумал, что сначала нужно все проверить, – ответил шериф.

– Я иду к хижине, – заявил Головин, собираясь выйти из укрытия.

Шериф положил ему на плечо свою огромную лапу.

– Я иду следом за вами, Головин.

– Что-то здесь не так, – покачал головой Алекс. – Где их лошади? Я вижу отсюда амбар, но он пуст.

Алекс и шериф, который шел в нескольких шагах позади, начали спускаться с холма. Пока их закрывали деревья, они шли быстро, не боясь, что будут видны из хижины. Выйдя из-за деревьев, пошли дальше очень осторожно и тихо. Алекс настроился на жаркую стычку, хотя все вокруг дышало миром и покоем. Ему казалось, будто кто-то следит за ними, но он не остановился и бесстрашно подошел к хижине.

– Подождите, – прошептал шериф, направляясь к входной двери. – Я войду первым.

Алекс пропустил шерифа. Они подкрались к двери, пригибаясь под заколоченными досками окнами. Шериф пнул дверь. Она распахнулась и с грохотом ударилась о стену. Они быстро вошли внутрь. В очаге горел яркий огонь, но в хижине никого не было.

Шериф присвистнул:

– Ну что скажете? Где они, по-вашему?

Алекс прошел через комнату и внимательно огляделся по сторонам. На столе – грязные чашки и тарелки, рядом с плитой еще теплый кофейник. Повсюду валяется одежда. Ясно, в доме совсем недавно были люди.

Адвокат вернулся к двери и внимательно посмотрел на окружающие холмы.

– Кто-то явно водит нас за нос, шериф. Шериф сплюнул табачную жвачку в грязную поржавевшую от времени плевательницу и проворчал:

– Пожалуй, вы правы. Но кто?

Алекс задумчиво провел указательным пальцем по нижней губе и неожиданно спросил:

– Кто остался в долине? Кто, кроме Джейми Бауэрса, не ушел из Йосемита?

– Насколько мне известно, из всех жителей остался один Бауэрс. Но, – задумчиво добавил шериф, – он со своими дружками из Фриско долго мутил воду, стараясь уговорить овцеводов тоже остаться. Парень упирал на то, что правительство желает им вреда и что нигде не найти таких замечательных пастбищ, как в Йосемитской долине.

– Джейми Бауэрс слишком горяч, молод и глуп, чтобы спланировать что-нибудь самостоятельно, – покачал головой Алекс. – За всем этим должен стоять кто-то еще. Этот человек должен быть умнее и опытнее Бауэрса. И я не верю, что Джейми просто вышел на минутку подышать свежим воздухом. Если бы он ждал нашего визита и был один, то давно открыл бы пальбу из обоих стволов.

– Да, пожалуй, вы говорите дело. – Шериф вышел на крыльцо. – Не знаете, случайно, типа по имени Адольф Мотли?

Алекс присоединился к нему на крыльце. Конечно, он знал Адольфа Мотли. Тот всеми возможными и невозможными путями, в основном нечестными, захватывал чужие участки. Еще перед войной Алекс выступил против мошенника в суде, после чего тому пришлось отправиться за решетку. Перед тем как сесть в тюрьму, Мотли пообещал во что бы то ни стало отомстить обидчику.

– Да, я знаю Адольфа Мотли, – наконец кивнул он.

И тут все неожиданно стало на свои места. За всеми неприятностями в долине, несомненно, должен стоять Мотли! Разумеется, он очень обрадовался, когда нашел горячего и мстительного Джейми Бауэрса. Лучшего подручного для его грязных планов и не найти!

– Вы ведь упрятали его за решетку, правильно? – на всякий случай уточнил шериф.

– И он угрожал сквитаться со мной, – согласился Алекс.

– Ну, так вот, – продолжил шериф, – я слышал, что Адольф Мотли на свободе. Мой источник клянется, будто Мотли стал законопослушным гражданином и у него нет на уме ничего дурного, но что-то мне в это не очень верится. Сейчас в долине сложилась ситуация, которая наверняка ему по душе.

Головин сошел с крыльца и стал всматриваться вдаль. Шериф прав. Но он тоже знал Мотли и был уверен, что тот не станет лично участвовать в поджогах, а просто наймет бандитов и подонков, чтобы те за деньги сделали за него всю грязную работу. Наверняка сейчас где-то в холмах по соседству прячется и смеется над ним главный бандит – Джейми Бауэрс.

Александр Головин решил заночевать в пустой тюрьме шерифа. Ему надоело думать о Бауэрсе, и он решил поразмыслить о своей новой маленькой жене. Алекс вспомнил свадьбу, брачную клятву, которую он произнес бесстрастным голосом. С каждым словом в нем росли дурные предчувствия. Он боялся, что слишком поторопился со столь ответственным решением, но боялся не потому, что был не уверен в себе, а потому, что вынудил Скотти Макдауэлл принять его предложение. Ему, конечно, не следовало уезжать в день свадьбы, но у него не было выбора. Глубоко в душе он был даже рад, что не остался принимать поздравления с женитьбой – рассудочной, как ему казалось, сделкой, из которой, скорее всего не получится ничего хорошего.

Скотти по-прежнему хотела вернуться в долину, и он пообещал помочь ей в этом. Но интересно, как, черт побери, он сдержит свое слово теперь, когда они поженились? Алекс не заглядывал так далеко в будущее – хотел побыстрее получить ее и ребенка. Соглашение казалось ему самым логичным выходом из создавшегося положения.

Головин уже убедил себя в том, что Скотти, как и Марлин, уйдет от него. Конечно, уйдет по другим причинам, но, увы, женщины все одинаковы: наплевательски относятся к своим обязательствам. Все вокруг только и твердят, будто женщины не могут жить без уютных гнездышек для детей и супругов. Скотти привязалась к Кате, и Алекс не сомневался в том, что она души не будет чаять и в своем собственном ребенке. После рождения ребенка любовь к Кате начнет медленно, но верно угасать, и все закончится тем, что она вычеркнет Катю из своей жизни. Потом заберет своего ребенка и бросит Алекса, променяет его на свою драгоценную долину, чтоб ей провалиться!

Алекс повернулся на бок и попытался уснуть, но сон все не шел. Он так измучился за последние дни. По возвращении домой надо постараться не давать волю своим чувствам, быть холодным и даже грубым. Только так он сумеет подготовить себя к неминуемому уходу Скотти, только в этом его спасение.

Он уверил себя, что как только Скотти родит ребенка, она изменится и перестанет обращать внимание на Катю. Эта уверенность помогала ему настроиться против своей маленькой жены.

Десять дней. Прошло вот уже десять дней, с тех пор как Алекс отправился в Марипозу к шерифу. После его отъезда не проходило ни одной минуты, чтобы Скотти не тревожилась о нем. Джейми Бауэрс сильно изменился за последнее время: она не представляла, на что он сейчас способен, но прекрасно понимала, что Джейми имеет зуб на Алекса и мечтает отомстить.

Скотти разделась, надела ночную рубашку и подошла к окну. Небо над бухтой было все усыпано звездами, правда, совсем не похожими на звезды в небе над долиной. Сердце Скотти пронзила тоска по дому. На глазах появились слезы, еще мгновение, и они покатились по щекам. Черт бы побрал эти эмоции! Никогда у нее еще не было таких перепадов настроения, как после того памятного ночного разговора с Алексом, когда он сообщил ей, что она беременна. Натянутые, как струна, нервы, наверное, тоже являются непременным спутником беременности. Это было вдвойне неприятно, поскольку Скотти всегда умела держать себя в руках и считала себя спокойной и уравновешенной.

Днем, на людях, Скотти Макдауэлл старалась быть веселой, но, оставаясь одна, она сразу сникала, и от веселья не оставалось и следа. Скотти беспокоилась за Алекса, но возвращения его ждала со страхом. Интересно, изменится хоть что-нибудь в их отношениях, после того как они стали мужем и женой? Она так надеялась хоть на какие-то, пусть и маленькие, перемены, но глубоко в душе знала, что все надежды напрасны. Ведь даже свадьба у них получилась не настоящая. Правда, об этом, кроме них с Алексом, никто не знал, да она и сама временами забывала, что у них брак не по любви, а по расчету.

Скотти грустно вздохнула и, думая о своем, посмотрела на улицу. Неожиданно она увидела Алекса, который поднимался по холму к дому. Сердце взволнованно забилось. Она даже в темноте легко узнала его походку, походку уверенного в своих силах человека, знающего, что ему нужно от жизни.

Она с восхищением смотрела на мужа и не могла оторвать от него глаз. Через несколько минут Алекс исчез из виду, и она прислушалась. Еще через минуту хлопнула входная дверь. Когда его шаги раздались на лестнице, Скотти затаила дыхание. Как же ей сейчас хотелось, чтобы он заглянул к ней! Она закрыла глаза и скрестила пальцы на удачу, надеясь… надеясь…

 

Глава 15

Скотти услышала, как Алекс на секунду остановился у ее двери. Она молилась, затаив дыхание, чтобы он зашел, но он двинулся дальше к своей комнате. Девушка прислонилась к стене, ей было больно и обидно. Черт бы побрал этого Александра Головина! Только сейчас ему это не сойдет с рук. Если Алекс считает, что может покинуть ее на десять дней, а потом вернуться и без единого объяснения запереться у себя в комнате, то он чертовски ошибается.

Скотти быстро встала с дивана у окна и вспомнила, что собиралась подарить ему в брачную ночь… ночь, которой так и не было, подарок. Она схватила маленький сверток с ночного столика и, выглянув в коридор, заметила, что из-под его двери пробивается узкая полоска света.

Двумя шагами девушка пересекла коридор и хотела постучать, но почему-то в последний момент передумала. Поднесла руку ко рту и прислушалась. Алекс был не один. Он ходил по комнате и негромко разговаривал с Уинтерсом. Скотти посмотрела на слабо освещенный коридор, не зная, дождаться ухода лакея или войти прямо сейчас. В конце концов, решила дождаться, когда муж останется один.

Девушка отошла от двери в то самое мгновение, когда та открылась, и замерла, смущенная тем, что ее поймали на месте преступления.

– Мисс Скотти, – без малейшего удивления произнес Уинтерс, как будто ожидал увидеть ее в коридоре перед дверью хозяина.

Скотти робко кивнула. Англичанин спокойно прошел мимо нее и спустился вниз. Она посмотрела в открытую дверь: Алекс стоял у кровати и не сводил с нее взгляда. На его лице застыло хмурое выражение – похоже, он был не рад ее видеть.

Разочарованная Скотти испуганно оглядела комнату, но густые волосы на груди мужа притягивали ее взгляд, как магнитом. По правде говоря, она была так счастлива видеть его здоровым и невредимым, что не стала бороться с желанием любоваться им.

– В чем дело, Скотти? – Он подошел к тазу с водой, который стоял на комоде, намочил полотенце и прижал к лицу.

Она смотрела, зачарованная игрой мускулов на его руках и плечах. Неужели есть что-то прекраснее, чем сильное мужское тело? Скотти Макдауэлл была уверена, что нет…

Алекс вытер лицо и внимательно посмотрел на нее. На его лбу появились морщины.

– Ну? В чем дело?

– Ты спрашиваешь меня, в чем дело, черт побери? – дрожащим голосом переспросила Скотти. – И это все, что ты можешь сказать после почти двухнедельного отсутствия?

Сейчас, когда она убедилась, что с ним все в порядке, долго сдерживаемый гнев вырвался наружу.

Головин повесил полотенце на крючок над комодом.

– Что ты хочешь узнать?

– Ты… ты нашел Джейми?

Он сел на кровать и снял сапоги.

– Нет. В этом деле участвуют люди покруче твоего Джейми Бауэрса, Скотти.

– Какие люди? Что произошло? – засыпала она его вопросами.

Алекс долго разглядывал ее, не говоря ни слова.

– Группа жителей долины, включая и твоего Джейми Бауэрса, решила остаться в Йосемите, – наконец объяснил он.

Скотти печально вздохнула. Ее опасения, что Джейми изменился в худшую сторону, подтверждались.

– Но почему? – удивленно спросила она.

– Разве это так важно, Скотти? – Алекс стоял, сунув большие пальцы в передние карманы, и пристально смотрел на нее – необузданный и дикий.

На нее невольно нахлынуло возбуждение.

– Я… я полагаю, не важно, раз с тобой все в порядке.

– Еще что-то хочешь узна