В начале всех — метафора потока. Бескрайняя вода. Живой хрусталь, Хранящий заколдованные клады — Исламское наследие, теперь Тебе и мне доставшееся. Разом — Всесильный талисман и жалкий раб; Волшебной сулеймановой печатью В сосуд из меди заключенный дух; Царь, верный клятве и царицу ночи Наутро предающий правосудью Кинжала; одинокая луна; Золою умываемые руки; Скитания Синдбада — Одиссея, Которого ведет не гнев богов, А тяга к приключеньям; чудо-лампа; Приметы, показавшие Родриго Испанию под властью сарацин; Любитель шахмат, гнусной обезьяной Живущий; Царь, постигнутый проказой; Богатый караван; магнит-гора, На гибель обрекающая судно; Шейх и его газель; текучий шар Их переменчивых, как тучи в небе, Фигур, гонимых прихотью Судьбы Или Удачи, что одно и то же; Посланец Бога в облике бродяги И тайный грот по имени Сезам. Второй идет метафора узора Коврового, где различает глаз Бессвязный хаос контуров и пятен, Случайностей и умопомрачений, Но ими правит затаенный лад. Как в Мире (тоже чьем-то сновиденье), Немало в Книге Тысячи Ночей Условных знаков и охранных чисел: Семь братьев, а еще семь путешествий, Три кадия, а также три желанья, Среди которых есть и Ночь Ночей — Те пряди вороненого отлива, В чьих завитках три ночи встретил друг, Три визиря и трое осужденных, А надо всем — начало и конец Обозначений Бога — Единица. И третья из метафор — это сон, Что снился агарянину и персу Под скрытными порталами Востока Или в саду, теперь истлевшем в прах, И продолжает сниться всем живущим, Пока не грянет их последний день. Отрезок в парадоксе элеата, Сон тоже разделяется на сны, А те — еще раз и еще, сплетаясь, Досужие, в досужий лабиринт. Так в книге скрыта Книга Книг. Забывшись, Царица вновь ведет перед царем Рассказ о них. Запутавшись в сумбуре Чудес вчерашних, кто они теперь — Не знают сами и себе же снятся. А в завершенье всех метафор — карта Тех смутных сфер, что именуем "Время", Им измеряя череду теней И обветшанье мраморных надгробий, И смену поколений и родов, — Все. Звук и отголосок. То, что видит Двуликий Янус четырьмя глазами. Миры из золота и серебра И вековое бдение созвездий. Арабы учат, что никто не в силах Закончить Книгу Тысячи Ночей. Те Ночи — сна не знающее Время. Читай, читай, пока не умер день, И жизнь твою расскажет Шахразада.