I

В малейшем облаке — весь мир со всею бездонностью. Оно — стекло и камень соборов, воздвигавшихся веками и стертых ими, или "Одиссея", как море зыблющаяся: сегодня вчерашней не узнаешь. В Зазеркалье глаза не то увидят, что искали, и день твой лабиринта безысходней. Недолговечны мы, напоминая тех облаков изменчивый и смутный закатный очерк. Роза поминутно перед тобой уже опять иная. Ты — облако, и море, и забвенье, и все, что за чертой исчезновенья.

II

То розовеет кромка вырезная, то грозный кряж, чернея шишаками, полнеба закрывает. Облаками они зовутся, облики меняя. Шекспир одно из них сравнил с драконом. И, в слове отчеканившись когда-то, оно горит огнем того заката, плывя сегодня этим небосклоном. Что создает и движет их? Случайный каприз природы? Или Бог, быть может, тасует эти призраки и множит, вплетая нитью в свой сюжет бескрайный? Или бессмысленны и тени эти, И ты, на них смотрящий на рассвете?