Другое имя зла

Борисович Парфененко Роман

Не шутите, да не шутимы будете…

 

НАЧАЛО.

Часть 1. Рожденные не умирать.

 

Глава 1.

1.

По развалинам старого города. Прячась в провалах стен. Дальше. Дальше, туда, где можно спрятаться и пересидеть какое – то время, в относительной безопасности. Шли мы. Стук сердец заглушал шум, производимый нашими шагами. Что стало с городом? Как такое могло произойти? Почему именно с нами? Мы и прежде пытались выжить на обломках некогда великой империи зла. За что, все это? Центр – Невский проспект и прилегавшие к нему улицы. Сюда приезжали люди со всего мира и со всего города. Зачем? Да, просто – в бесцельном, хаотичном, броуновском движении, ощутить себя частью этого удивительного места. Никто был не нужен ни кому, и каждый был нужен всем. Они были атомами, молекулами этих улиц. Становились естественными частицами города, как здания, мосты, фонари, рекламные щиты и автобусные остановки.

А теперь? Теперь людей на улицах не было.

С каждым нашим шагом росла уверенность в том, что мы – я и она остались последними из всех подлинно живущих в этом городе. Остальные гроздьями висели на фонарях. Кто за шею, кто за ноги, за руки. Окровавленными ржавыми крюками за ребра. У всех – открыты глаза. Такое ощущение, что все они провожают нас взглядами, в которых нет ничего, кроме боли. Даже останки сожженных. Прикованные к основаниям столбов, к перилам, решеткам, казалось, осознавали наше присутствие. Все – повешенные, сожженные, распятые, посаженные на колья, колесованные и четвертованные, с отрубленными головами – все они, чувствовали нас. Сотни, тысячи неживых не мертвых, кто сосчитает их? Больше всего пугало не это полу – существование мертвых тел, повергало в шок то, что они стали, частью общей картины пустого города. Сам город стал другим. Дома с выбитыми глазницами окон, порванными ртами дверей, с обугленными и обрушенными стенами. Исчезли краски и цвета. Все было серым и отталкивающе холодно-черным вокруг. Мертвое, но каждый кусок камня, каждая обугленная деревяшка, осколок закопченного стекла – были наделены способностью ощущать.

2.

Мы. Я и она. Кажется, встретил ее три дня назад. Кажется потому, что время здесь не определить. Все часовое разнообразие и великолепие определителей времени, в мертвом городе не функционировало. Вначале, пытался, кое-как вести отсчет, хотя бы дней. Сбился и бросил это занятие. Теперь просто пытаюсь выжить, вне времени. Эти попытки осложнены тем, что я не один. Плюс ко всему, я влюблен в нее. Впервые в жизни, по настоящему. Впервые, кого-то, кроме себя. Вспоминаю, как все произошло и понимаю, это – рок. Вот только чей – ее или мой?

Итак, три ориентировочных дня назад… Мне необходимо было, пополнить запасы продовольствия и питьевой воды. Залез в маленький продовольственный магазинчик, коими во все времена был напичкан город. Петроградка не составляла исключения. Остановился у стеллажа и раздумчиво принялся выбирать продукты. Выбор оказался самым обыкновенным: несколько пачек крекеров, мясные консервы, пара плиток шоколада и литровая пластиковая бутылка с минеральной водой. В тот момент, когда готовность уйти начала перерастать в движение, раздался шум. Я быстро привык, к абсолютной, ватной тишине. Никаких звуков, шорохов, кроме тех, что производил сам. Впрочем, был один случай, но слишком загадочный для попытки его осмысления.… И вот теперь, этот, который прозвучал из-за двери, ведущей в подсобные помещения магазина. Шум не просто оглушил, он напугал и ошеломил и без того настороженное, обернутое тишиной сознание. Если пытаться квалифицировать звук, он был скорее шорохом, чем шумом. Я стек в пространстве. И вот уже на полу, сижу на корточках и сжимаю в ладони покрытой холодным, липким потом рукоятку ножа, единственного моего оружия. Длиннойчутьменьшеполуметра,обоюдоострыйстремякровостоками,солиднойгардойитяжелойрезиновойручкой.Купил у одного чудака, которого звали Вадим Марь. Продажа оружия была длянегостилем жизни. Однажды позвонив, предложилкупить гранатомет "муха" по сходной цене. Мотивировал предложение тем, что любая вещь в хозяйствепригодится. Он был прав, но нет пророков в своем отечестве. Может быть поэтому, Отечества уже не осталось.

Нож был похож на меч гладиатора. Было время, когда очень гордился им. Но никогда не думал, что это красивоеоружие будет единственным предметом способным защитить мою жизнь.

Прошел первичный шок. Вернулась способность размышлять. Это могли быть крысы. Они единственные из живых существ, никуда не исчезли. Пропали все: собаки кошки, птицы. Остались только крысы. Они изменились. Изменился не только размер. Который стал достигать габаритов крупной кошки. Стало другим их поведение. Крысы стали настоящими хозяевами пустого города. Они были прекрасны в своей стремительной внезапности. В таком соседстве устраивало одно, здоровущие грызуны не проявляли ко мне ни какого интереса. Если источником шороха была крыса, самое разумное из всего – убраться из магазина подобру-по– здорову. А вдруг это не крыса? Что если человек? Живой человек! Тогда риск встречи с мутировавшим грызуном был не значителен, по сравнению с возможностью поговорить с выжившим человеком. Кем бы он ни был. Я поднялся. На цыпочках, выставив перед собой нож, тихонько пошел к двери. Обычная белая дверь. Сколько дверей пришлось открыть за свою тридцатилетнюю жизнь? В большинстве случаев ожидавшее за дверью не оправдывало надежд. Любопытство и в этот раз пересилило чувство страха. Приготовил фонарик и открыл дверь. Коридор метров пять длинной. Справа у стены какие-то коробки. Слева две двери. Первая – распахнута, надпись на табличке гласила "Заведующий". Не к месту подумал: "Ушел на базу и увел за собой весь город". В кабинете пусто. Отсюда ни каких звуков не могло раздаться. Если только канцелярская дребедень, в изобилии валявшаяся на столе, вдруг сама по себе не ожила. Вторая дверь вела в перпендикулярный первому, более длинный коридор. Здесь на одну дверь больше. Тупиковая выходила на улицу. Воспользоваться ей в случае необходимости не смог бы. Дверь заперта изнутри на огромный висячий замок. Вторая сделана из металла. Своим видом походила на корабельную. По моему разумению она вела в холодильник. Открыть этот сейф не удалось. Оставалась третья дверь. Она тоже была закрыта на металлический засов снаружи. Все было очень странным. Отодвинул засов. Звук получился точно такой, какой услышал в холле магазина. Распахнул дверь. Из темноты, промелькнув на мгновение в луче фонаря, рядом с головой пролетела бутылка. Звонко врезалась в противоположную стену и осколками застучала по полу. Я прижался к стене. Спустя время подумал – а, ведь это – водка! Мысль подействовала, как нашатырный спирт. Вернулась способность соображать: "Это человек, человек!". Честно говоря, не знал, радоваться этому или нет. Но получил то, что искал.

– Эй, сволочь, не кидайся, убью! – отвык говорить вслух, поэтому голос даже для самого себя прозвучал жутко и пусто, как воронье карканье мутной осенью.

– Ты, кто? – это из темноты, хрипло и напряженно.- Человек, – ответил я.

– Покажись.

– Ладно, только не кидайся больше, – надо выходить. Решиться на это было очень непросто. Что могло взбрести в голову хриплоголосому собеседнику? Даже его пол по голосу не смог определить. Набрался смелости и встал в дверном проеме, светя фонарем под ноги.

– Ты живой?

– Думаю, да, – ответил, переводя луч фонаря в сторону своего невидимого собеседника. Помещение было маленьким. В правом дальнем углу, на куче какого-то хлама сидело человеческое существо. Женщина. Естественно. Все в соответствие с теорией относительности. Я был мужчиной. Первым человеком, которого должен был встретить, если кто – нибудь кроме меня сохранился, вне всякого сомнения, должна была быть женщина. Вот она и сидит передо мной. Ева. Она Ева, а я выходит Адам. Ну и имечко! 

– Как ты оказалась в этой запертой снаружи комнате?

– Этот засов можно закрыть и изнутри. Когда я услышала, что кто-то вошел в магазин и начал возиться, задвинула засов. Получилось шумно. Испугалась и не стала дальше запираться. А про того, кто был внутри магазина решила, что он испугается и убежит. Или захочет посмотреть, что здесь шумит. Одним словом, будет какая-то определенность. Я сижу здесь, все чего – то жду. А чего…– она как-то устало, но очень выразительно махнула рукой.

– Выключи, пожалуйста, фонарь. Сейчас света боюсь больше, чем темноты, – попросила она.

– Я выключу, но можно подойти и сесть рядом? – очень спокойно попросил я. Человек, способный запустить в возможную опасность целой бутылкой водки, заслуживает очень аккуратного обращения.

– Нож убери тоже, пожалуйста, – словно и не слышала.

– Хорошо, – сказал, успев рассмотреть ее. В прежнее время, на улице прошел бы мимо, не заметив. А теперь она Ева – первая женщина. Очень хотелось верить, что не последняя. Но отношения в любом случае завязывать надо. Желательно, чтобы отношения строились на основе дружбы и добрососедства. Конечно, главной была возможность общения и как следствие, получения из этого общения, какой-либо информации. Потом она была, на первый взгляд, единственным нормальным явлением в последнем периоде моей жизни.

– Так можно сесть рядом с тобой? – повторил свой вопрос.

– Вначале закрой дверь, – это был, так сказать, ответ. Убрал нож в ножны. Подошел к двери и осветил фонариком хитроумные запоры. Из продолговатого выреза на двери торчал металлический цилиндр. Им и можно было создать иллюзию, того, что дверь заперта снаружи. Под щелью располагался еще один засов. Он надежно запер дверь изнутри. Пока шел к ней не в первый раз в своей жизни удивился женской логике. Конечно, если какая-либо логика применима к этому случаю: "Почему она задвинула сначала наружный засов? Нормальным, на мой взгляд, было закрыться изнутри. Все еще светя фонариком под ноги, нерешительно огляделся, примеряясь, куда бы пристроиться. Садиться рядом, как – то неловко, да и можно напугать ее, а контакт только начал налаживаться. Правда, ловил себя на мысли, что наш диалог больше похож на разговор слепого и глухого. Поэтому решил сесть метрах в двух от нее на какую – то неприятного вида кучу тряпья. Еще раз посмотрел на нее и выключил фонарь. Услышал слабый вздох облегчения. Отметил, что вновь стал привыкать к шуму, производимому не мной. Довольно долго молча сидели. Прислушиваясь и привыкая к обществу друг друга. Потом неожиданно, вместе произнесли вслух:

– Познакомимся???

Вместо одновременного ответа на одновременный вопрос засмеялись. Не назвал бы наш смех жизнерадостным. Но когда смеялись, впервые за последнее время почувствовал себя человеком. Когда смех сам собой закончился, показалось, что более нелепый и странный звук для этого места и для сумеречного города в целом трудно представить.

3.

– Меня зовут Юрий Юзовский, – представился и опасливо посмотрел в ту сторону, где в темноте находилась она. Никаких замечаний по этому поводу не последовало.

– Очень приятно. Я Наташа Иванова, – мне показалось, что церемонность и интонации в ее голосе были не уместны. Да и фамилия самая, что ни наесть заурядная. Однако сказал: Мне тоже очень приятно. Слушай, у меня конструктивное предложение. Насколько понял, ты, как и я, имеешь смутное представление о произошедшем? – Наташа промолчала. Расценил молчание, как подтверждение правильности своего предположения и продолжил:

– больше всего нам не хватает, – информации. Давай, каждый расскажет свою историю. Потом попробуем сложить факты и представить общую картину событий. Потом попытаемся построить планы на будущее. Если оно в этом месте существует. Согласна?

– Хорошо. Я согласна. Только ты первый расскажи свою историю. Я очень плохо представляю и понимаю, что произошло. Послушаю, может, что-нибудь прояснится. – Собственно, что я хотел? Основные позиции в отношении полов не претерпели изменений, под воздействием произошедших перемен. Видимо, патриархат фундаментален. Что бы его уничтожить, надо перебить всех мужчин. Почему тогда меня забыли? Придется начинать рассказ самому, как представителю сильного пола, последнему, вероятно.

– Из своей прошлой жизни. Той, существовавшей, до всего этого, мало что помню. Не знаю, чем это объяснить. Шоком от всего произошедшего, или тем, что в прошлой моей жизни нет ничего такого, что стоило бы помнить. Сохранились, какие то смутные воспоминания. Куски, из которых, не сложить целой картины. Не хочу об этом говорить. Напрягаться, пытаясь вспомнить, не хочу тем более…… – Я тоже очень плохо помню прошлую жизнь. Но кажется, главным были муж и дочка. О них помню все. Еще, в одном твердо уверенна, я не ленинградка. Жила где-то в области. А где, наверное, не вспомню. – Перебила меня Наташа.

– Может это воздействие этих проклятых событий сказывается? Возможно. Симптомы у нас очень похожи. Но продолжу, с твоего разрешения, – ей, удалось уловить, нотку раздражения в моем голосе. Очень тихо, как-то зажато проговорила:

– Извини, пожалуйста. Больше не буду перебивать.

– Да, ерунда. Там, в прошлой жизни, были какие-то люди. К одним относился нормально к другим хуже. Но ни лиц, ни тем более имен, вспомнить не могу. Не могу восстановить и то, чем занимался тогда. Денег вроде хватало, с голоду не умирал. Думаю, единственным, достоинством тогдашней жизни, было то, что жил – один. Без семьи, без докучливых соседей. Вел преимущественно ночной образ жизни. Не то, что бы шлялся ночью по городу в поисках острых ощущений или пикантных приключений. Нет. Просто сидел дома и ждал перемен, но, – тут, я хмыкнул: не таких, какие настали, естественно. Смотрел в темное окно и думал, пытался постигнуть цели и задачи бытия: тут, хмыкнул вторично: бесперспективное, изначально занятие. Понимаешь, 23 февраля, запомнил этот день очень четко. Как – никак праздник защитников Отечества. Как и все мужские особи, достигшие половой зрелости, конечно, отметил это событие чрезмерным возлиянием. Наверное, поэтому дальнейшие события довольно продолжительное время казались, либо похмельным бредом, либо близящемся преддверием белой горячки. Хотя, не пойми превратно – алкоголиком никогда не был. Не был и абстинентом. Кроме того, в этот день впервые за долгое время, недели за две, пошел снег. До этого, если помнишь, была оттепель. Она сожрала все белое и чистое. Выдавила наружу вечное, как само время, собачье дерьмо. Краткая весна не радовала, впереди еще два месяца богатой на сюрпризы зимы. В этот день 23 февраля начали падать легкие пушистые комочки снега. Температура была около нуля градусов. Хлопья, соприкасаясь с землей, превращался в отвратительную жидкую кашу. Лег спать, где-то в районе трех ночи, поэтому на следующий день проснулся очень поздно. Поднялся, мучаясь головной болью, пошел на кухню. Щелкнул кнопкой электрического чайника. Отправился по своим, маленьким, делам в туалет. Света не было. Проверил свет в ванной, на кухне и в прихожей. Результат одинаковым оказался во всех случаях. Электричества не было. Однако справил нужду и попытался слить воду. Воды не было тоже. В квартире сумрачно. Возникло ощущение, что проспал почти до вечера. Подошел к окну – сумерки. С низкого серого неба падал вчерашний снег. Все было нервирующе странным. Снег падал такими же хлопьями, как и вчера, но, долетая до какого – либо предмета, в этот момент смотрел на подоконник – исчезал бесследно. Никаких капель, ничего. Вот он есть, и вот его нет. Фокус, проще говоря. Освещение, как будто уже пять вечера. Именно тогда до меня дошла еще одна несуразность. В городе абсолютно тихо. В доме тоже не было слышно никаких звуков. Я живу, жил на Саблинской улице. Она не далеко отсюда находится. Не сказал бы, что это оживленная магистраль, но машины ездили по ней с большой интенсивностью. Абсолютная тишина. Решил оставить отгадки на эти ребусы и кроссворды до лучших времен. Пошел на кухню выпить таблетку от головной боли. Попробовал вскипятить оставшуюся в электрическом чайнике воду на газовой плите. Таблетку выпил. С газом произошла такая же история, как со светом и водой. Центральное отопление тоже саботировало потребности в коммунальных услугах. В общем, умерли все, остался один Юрий Юзовский. Как показала практика, эта моя не очень удачная шутка оказалась в дальнейшем пророческой, – в третий раз за время нашей встречи я хмыкнул, и в этот раз тоже безрадостно: – сел, значит на табуретку у окна на кухне. Удивился, что не особенно холодно. Решил все это дело, как следует обмозговать. А какие же мысли могут прийти в голову с похмелья? Взял и закурил. … Вот здесь меня постигло самое большое разочарование в жизни. Схватил полные легкие дыма, но не ощутил ни чего. Рот наполнился слюной со слабым привкусом табака. Многочисленные, безрезультатные попытки бросить курить исчерпали себя. Курение, как процесс перестал существовать. Какие – то неясные потуги объяснить происходящее, главным образом откатывались в сторону предположения о военном перевороте. Но какой, черт возьми, переворот может повлиять на текущее время, на снег, в конце концов, на табак. Это, какие должны быть военные, что бы отобрать все это у человека. Еще одно полностью раздавило и без того не состоятельную теорию о военном превороте – в городе было тихо, как на кладбище. Что это мог быть за путч без одного хотя бы выстрела или звука работающего танка? Значит не переворот. Тогда что? Мистических объяснений не находил в силу того, что был законченным и почти профессиональным атеистом. Проснулся азарт исследователя. Взял из вазы на кухонном столе шоколадное печенье. Откусил половину и принялся жевать. Сказать, что испытал чувство ужаса – не сказать ничего. Вкуса не было. Проглотил непонятное нечто находившееся во рту. Испытал облегчение. Как только пища попала в пищевод, в полости рта появился вкус шоколадного печенья. Запаздывающий, но он все-таки был. Кока-кола, взятая из размороженного холодильника для чистоты эксперимента, повела себя аналогично. Сначала не было ничего, потом вкус газированного напитка. Даже легонько отрыгнул углекислым газом. Стало ощутимо прохладнее. Увлекшись дурацкими эксперимента оглушенный, загадочностью происходящего, которое, впрочем, никак не повлияло на похмелье, совершенно не обратил внимания на то, что все еще не одет. Одежда валялась здесь же на кухне, в углу рядом с холодильником. Почему ночью разделся именно здесь, тоже осталось загадкой, хотя и менее важной. Оделся, натянул джинсы, тельник и шерстяные носки. Вернулось желание более осмысленно – выглянуть в окно и постараться увидеть там хоть какие-нибудь ответы. Но как только эта мысль оформилась в голове, откуда-то изнутри выполз и быстро заполнил все тело липкий, тягучий, мерзкий ужас. Такого физиологического ощущения страха не испытывал никогда в жизни… Я тебе не говорил, что страдаю прямо таки гипертрофированным любопытством? – Спросил скорее для того, что бы убедиться в том, что она не спит… – Не говорил, но я догадалась, – показалось, что она говорила улыбаясь. Это вселяло определенные надежды. Очень не хотелось встретить женщину в состояние фобического шока с признаками параноидальной истерии:

– Очень хорошо, – продолжил свое комканое повествование. Успокоился тем, что ситуация не располагает к построению отточенных фраз. Произвести впечатление красноречием в мои задачи не входило. По большому счету внешне она была заурядна.

– Я пересилил себя, постарался унять выплескивающийся ужас, подошел к окну.

Выглянул и сразу отпрянул. Нет, там не было ничего из ряда вон выходящего, все как всегда. Узкий дворик Петроградской стороны, в нем несколько чахлых кустов на убогом газоне, единственная странность – исчезающий снег. Более всего, опутывал сознание, при взгляде на улицу, заполняющий все ужас. Когда не смотрел туда, страх был управляемым. Он не проходил, но я был в состояние немного унять его. Хотя давалось это с очень большим напряжением. Вернулся в комнату. Не глядя в окно, задернул шторы. Решил, что все происходящее всего лишь сон. Следовательно, для того, что бы он кончился, надо просто лечь в постель и вновь заснуть. Тогда второе пробуждение вернет меня в мир привычной реальности. Засыпая удивился, насколько легко это получается. Когда проснулся, укрытый с головой одеялом, понял, почувствовал, что ничего, совершенно ничего не изменилось. Лежа под ватным одеялом, не открывая глаза, пытался разрешить альтернативу. Остаться жить и найти какие– нибудь ответы. Либо умереть и не забивать голову этими поисками. Думал долго, но не надумал ни чего конкретного. Только к уже физическому, как зубная боль, ощущению страха добавилось столь же физическое ощущение безысходности. К этим физиологическим ощущениям через некоторое время добавились еще одни – на этот раз самые обыкновенные. Почувствовал голод, и теперь уже желание урегулировать свои ставшие вдруг большими, проблемы в туалете. Предчувствия в неизменности и необратимости наступивших перемен подтвердились. Не было ни света, ни воды, ни газа. Однако, парадокс заключен в другом. Именно, сидя на горшке, разрешил доселе тупиковую проблему. Постановил – жить любой ценой, чего бы это ни стоило. Конечно, основано все было, на гипертрофированном самомнение. Тогда многого не знал. Это сейчас понимаю, что в этой жизни, как и в той, от меня мало что зависит. Но еще не умерла надежда добраться до того, кто заправляет всем этим хороводом. Что буду делать дальше, не знаю. После успешного и плодотворного решения проблемы в туалете прошел на кухню и произвел инвентаризацию имеющихся в запасе продуктов питания. На сутки продовольствия должно было хватить. Дальше, хочешь, не хочешь, придется выбираться из дома. Эти предположительные сутки ел всухомятку. Пытался строить какие-нибудь планы на дальнейшую жизнь. Растительный по существу образ жизни. Да, забыл сказать о телефоне – естественно, он тоже умер. В конце концов, пришел к выводу о необходимости проведения разведки. Попытаться выйти в город и уже на месте что – либо решить. Но сначала надо было экипироваться соответствующим образом. Понятия не имел, что ждет на улице. Надел теплые кальсоны, тельник, две пары носок, шерстяных – одни толстые, другие потоньше. Теплую байковую рубаху, джинсы, шерстяной свитер с высоким горлом. Кожаную на меху куртку. Тебя не утомили подробности? – опять проверил, не спит ли она.

– Нет, я слушаю, мне интересно.

– Спасибо. Взял перечатки, теплую спортивную шапку. Вытащил из кладовки спальник – немецкий очень удобный, компактный и легкий. Дома не было холодно, несмотря на неработающее центральное отопление. Как будет на улице, можно было только догадываться. Когда запихивал спальник в рюкзак, появилась твердая уверенность, что домой больше не вернусь. Спальник потом выкинул. На улице спать не приходилось, а во всех помещениях, где прятался и отдыхал, было не так уж холодно. В рюкзак положил смену теплого нижнего белья, упаковку спичек, бензин для зажигалки, умывальные принадлежности, моток веревки, ну и так кое – что по мелочам. Придирчиво выбрал обувь, остановился на ботинках фирмы Экко, они были самыми надежными, на мой взгляд. Носил уже года два, и они все еще без видимых признаков разрухи. Свою стоимость уже отработали, и теперь приносили, можно сказать, прибыль. Вернулся в комнату и из – под кровати достал вот этот вот нож. На всякий случай, спрятал за пазуху. О каких случаях в тот момент думал, ума не приложу. Был более чем уверен, что на улице никого не встречу. Я туда больше не выглядывал, даже мельком, все время от окон глаза отводил. А когда надо было, взгляд перевести делал это, чертя им по полу. Всегда трусом был. И боли боялся.… Впрочем, это так – лирическое отступление.…Ну вот, у двери оглядел уже полузабытую квартиру и вышел. Мне в голову не пришло запирать ее, просто прикрыл дверь и все. Дверь из подъезда выходила во двор. Во дворе никого не было…

4.

– Может быть, перекусим. Торопиться некуда. Я что-то проголодался. Не возражаешь? – решил прервать повествование, потому что дальше оно было более эмоциональным. А рассказать и вспомнить, все равно, что заново пережить. Она не возражала. Зажег фонарик, свет был неярким. Привыкать к разряженной темноте долго не пришлось. Достал из рюкзака пачку крекеров, бутылку воды, гусиный паштет. Фонарь стоял задней частью на полу, пуская в потолок столб причудливого, желтого света. Обстановка походила на детскую игру в поход. Когда все приключения начинались и заканчивались в платяном шкафу. Намазал крекеры паштетом, разлил по пластиковым стаканам воду. Можно было сходить в зал магазина, взять бутылку вина, чтобы отметить знакомство. Но выползать в ненадежный сумрак не хотелось. Честно, было просто страшно. Так что прием пищи вышел более чем скромным. Когда трапеза подходила к концу Наташа спросила:

– Что думаешь делать дальше?

– Затрудняюсь четко ответить на твой вопрос. Сидя дома, хотелось доискаться ответов на вопросы, которые возникли. Теперь, когда увидел все это на улицах, самое разумное, на мой взгляд, линять из города. Может в лесу, где-нибудь всего этого нет.

– А кто сделал все это? Убил людей. Разрушил город, ну и вообще уничтожил всю прежнюю жизнь?

– Если бы знать. Знаешь за все время, которое прошло до момента нашей встречи, только один раз слышал, правда, очень далеко шум колонны машин. В тот день, когда вышел из дома. Перетрусил, спрятался в каких-то развалинах. Когда шум затих, выбрался. Не знаю, кто это или что, но когда они ехали, меня словно спеленало ужасом. Я почти престал жить в тот момент. Так что думаю, с теми, кто ехал в этих машинах встречи в любых случаях надо постараться избежать. Понимаешь?

– Понимаю. А, ты, думаешь, за городом есть люди или что…

– Не знаю я ничего, – раздраженно перебил ее, – но, на мой взгляд, чем сидеть здесь, Наташа, и переводить остаток жизни на дерьмо, лучше действовать. И желательно, чтобы в этом действии была хоть капля здравого смысла, иначе сойти с ума, дело простое в этом мире. Если в конце пути ничего нет, то каждый шаг к этому концу, это шаг от сумасшествия ожидания. Даже в том случае если там ждет что – то, еще более ужасное. Раньше говорили: "лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас", – посмотрел на нее и попытался улыбнуться. Получилось очень неубедительно.

– Я… Можно мне с тобой пойти, Юра? – очень робко. Даже показалось, что она хочет, чтобы я ответил отказом. Но для меня, такая возможность разделить страх пополам, надеялся, что не приумножу этот страх вдвое согласием, было лучше, чем одному тащиться в непонятном, страшном, чужом городе. Несмотря на попытки бравировать, я действительно очень боялся конца этого пути, или того, что ждет в этом конце. Так что если не страх, то хотя бы ожидание разделим поровну. Все это обдумывал довольно долго, она не перебивала мыслительный процесс. Наконец сказал:

– Решать тебе. Но я не против разделить с тобой тяготы пути. Тем более что, ты так великолепно кидаешься бутылками. Она слабо улыбнулась, и не то, чтобы чудесным образом преобразилась. Нет, в этот момент почувствовал, что рядом со мной женщина, а не просто человек. Почему – то она не ответила. Тем временем мы закончили завтрак, обед или ужин? Биологические ритмы исчезли. Теперь просто, когда хотелось, есть – ел, спать – спал, и так далее. Все с ног на голову.

– Ты не закончил свой рассказ, – сказала Наташа, когда я выключил фонарь.

– А у тебя есть желание дослушать?

– Конечно.

- Ну, тогда продолжу. У меня не было, да, наверное, еще не появились навыки выживания в экстремальных обстоятельствах. Однако, выходя из подворотни, как в кино выглянул влево, отпрянул. Потом вправо, и снова отпрянул. Слева выход на Кронверкский проспект перегораживала баррикада из составленных друг на друга в разном порядке автомобилей. Справа такая же ерунда. Решил идти к Кронверкскому. Свалка автомобилей достигала метров трех в высоту. Пришлось лезть. Я не боялся. В какой-то момент, когда машина подо мной подозрительно дернулась, и раздался скрип, захотелось, что бы вся эта пирамида завалилась и придавила насмерть. То, что ждало на той стороне впоследствии, сделало это желание еще более острым, но случай был упущен. Сразу бросились в глаза головы нанизанные срезами шей на острые пики решеток. Их было много. Очень много, и у всех открыты глаза. Они, как с фотографии смотрели на меня. Спрятаться от этого взгляда было нельзя, даже закрыв собственные глаза. Взгляды отрубленных голов, казалось, констатировали мое присутствие. Я не закричал, сейчас кажется, все это было настолько невозможным, что мозг отказался воспринимать визуальную информацию за реальность. Глаза продолжали видеть и записывать увиденное в какой-то труднодоступный для эмоций участок памяти. Вокруг люди, вернее человеческие тела, убитые самыми дикими, несуществующими способами. Повешенные за разные места, разрубленные и распиленные вдоль и поперек, распятые, сожженные, посаженные на кол. Я не мог адекватно реагировать на увиденное. Краем сознания фиксировал, что среди тех, кто бросался в глаза, не было ни одного, который бы умер ненасильственной смертью. На всех без исключения следы нечеловеческой жестокости, какого-то запредельного надругательства. Мало того все тела стали частью городского пейзажа. Распятые на деревьях, прикованные к решеткам. Одни одетые, другие совершенно обнаженные. Они по замыслу, убийц, которых наверняка было много, с какой-то безумной гармонией втиснуты в городской интерьер. Понимаешь?! Они стали частью этого проклятого города, как прежде, когда были живыми!!! – Я почти орал. Она подползла ближе и обняла за шею, уткнувшись лицом мне в грудь. У меня текли слезы, а воздух клочьями выходил из легких, и не хватало ни времени, ни сил сделать новый глоток этого воздуха. Я это все ощутил, почувствовал. Тысячи маньяков вылезли на улицы, резали, рвали, рубили и вешали людей, с которыми я вчера соприкасался в метро, просил прикурить, о чем-то спрашивал, отвечал на какие то вопросы.… Теперь они кусками не просто валялись, а осмысленно крепились, вталкивались, устанавливались. Они превратились уже не просто в кучу мертвого мяса, а стали частями декорации, какого-то безумного спектакля, где режиссером было нечто нечеловеческое.… У всех, у всех открыты глаза и смотрят, смотрят…– уже не мог говорить, уткнулся ей в волосы и, судорожно вздрагивая всем телом, рыдал. Перед глазами плыли толпы изуродованных трупов. Она тоже плакала у меня на груди. Одной рукой держалась за шею, другой гладила по спине. Спустя время не осталось никаких мыслей, ушли безумные желания. Остались только мы вдвоем, заблудившиеся в чудовищном городе, откуда не было выхода, и где умерла надежда. Просто два человека, мужчина и женщина нашли друг друга, когда все уже было потеряно, и это стало какой-то определенностью. Наши слезы были слезами маленькой, но надежды.

Потом все переживания, кошмар одиночества, встреча, перетекли в глубокий спокойный сон. Я проснулся, обнимая, чувствуя ее тепло. Впервые за все это время стало в определенной степени спокойно. У меня не возникло ни каких сексуальных желаний. Я не нашел в этом ничего странного. Проснулся первым, она пошевелилась чуть позднее. Крепче обнял ее. Мы долго лежали молча и не шевелясь. Она заговорила первой:

– Юра?

– Да,

– А может случиться так, что кто-то из нас сошел с ума и все это происходит в сумасшедшем доме, а тебе или мне это только кажется?

– Ну, если это и так, то рад, что встретил тебя в своей параноидальной галлюцинации. Все то, что мерещилось прежде, даже для сумасшедшего чересчур. Я ведь долго еще лазал по Петроградской стороне. Что-то ел, где-то спал. Уже начинало казаться, что превращаюсь в растение. Все существование свелось только к физиологическому выживанию. Физиология привела сюда и подарила встречу с тобой, Наташа. Так что в каждом минусе при желании можно попытаться отыскать плюс. Расскажи свою историю. Надо думать, что делать дальше и как выбираться из этого, извини, дерьма. Теперь, когда мы встретились, жизнь просто к физиологии не сведешь.

– Моя история не многим отличается от твоей. Точно помню, что приехала в Город, откуда– то. Жила в большом, провинциальном городе, но недалеко от Петербурга, здесь была, кажется, в командировке. Смутно все, – она заплакала едва слышно. Я обнял ее.

– Ты не хочешь кушать?

– Нет, спасибо. Все. Уже успокоилась. У меня всегда очень точно работали биологические часы. Даже в детстве никуда никогда не опаздывала. Тогда проснулась, часов семь было по моим ощущениям, а на улице уже светло. Мне куда-то рано надо было попасть. Испугалась страшно, все думаю, проспала. Вскочила, кинулась в ванну, света нет, воды тоже. Я жила в квартире однокомнатной, но она вся какая то чужая была. Снимала, наверное. В общем, умылась из чайника, быстро оделась, накрасилась, схватила сумку и бежать на улицу. Квартира на Большом проспекте была. Выскочила из подъезда и сломя голову к остановке кинулась, метров десять пробежала, прежде чем поняла, что – то не так. Остановилась и сразу увидела, что на Большом никого нет, – ни людей, ни машин. Нет, люди были, они висели на столбах, из окон, на канатах этих, на которых транспаранты над улицей вывешивали. Закричала, но сразу рот себе руками зажала и метнулась в первую открытую дверь. Оказалась здесь. Мне кажется, что уже два дня здесь сижу безвылазно. Еда тут есть, не холодно. Натащила со всего магазина тряпья, устроила постель. Нора, одним словом.

Когда она сказала "нора", у меня в голове скакнул вопрос:

– Слушай, Наташа, а крыс ты не видела?

– Нет, не видела, а если бы увидела, точно умерла бы со страха. Причем здесь крысы?

– Понимаешь, когда шорох услышал, подумал, что это крыса. Только не обижайся. Я их видел день назад примерно. Они стали просто огромными. Некоторые размером со здорового кота. Тогда их раза четыре видел. На меня они вообще никак не реагировали. Сновали шустро мимо по своим делам, а я как будто для них невидим. Они даже какими то симпатичными показались. Морды обаятельные. Умные. Глазки, которые теперь уж никак бусинками не назовешь. Такая одухотворенность и осмысленность на их мордах, это что– то особенное. Эти умные морды как бы делают незаметными их отвратительные, мерзкие хвосты, которые тоже увеличились в размерах. Ну, это так к слову. Нам пора подумать о том, что делать дальше. Чем больше об этом думаю, тем тверже становится моя убежденность в том, что надо выбираться из города. Кто бы это ни делал с людьми, человеколюбием он не отличается. Попадись к нему тьфу, тьфу, тьфу три раза, что бы ни сглазить, выбор у нас будет очень не велик. И со всех сторон выбор будет ограничен, Его списком разнообразных казней. Список, что и говорить, очень обширен, но не одна из имеющихся в реестре, меня лично не устраивает. В городе мы находимся в очень большой опасности. Меня чувство страха не покидает ни на минуту. Оно как бы приглушилось, отодвинулось на второй план, после встречи с тобой, но никуда не исчезло. Так вот, мне кажется, что опасность представляет сам город, а за городом есть леса. Черт его знает, может там и люди есть. Не знаю, что там может быть, но ведь что-то есть? Какая-то надежда у нас должна быть?! Ты согласна?

– Да. Давай сразу пойдем…

Я перебил ее и продолжил пламенное выступление:

– Пойдем в сторону Московского проспекта. Я тот район хорошо знаю. Там есть много мест, где можно спрятаться. Опять же, промышленные зоны, доберемся до выхода из города, а там уж и до Пулковских высот рукой подать. Может, повезет, машину, какую-нибудь, найдем, доедем до Сиверского. Там у меня, вернее у родителей дача. Сразу сорваться не получится. Я ведь рассказывал про шум автомобилей, он доносился со стороны Невского проспекта, а нам его по всякому переходить придется. Идти надо медленно и осторожно. Тем более что время в этом городе, кажется, перестало существовать. Раньше была прекрасная поговорка, которая в несколько измененном виде отвечает реалиям сегодняшнего дня "поспешишь, людей насмешишь". Правда, людей живых не наблюдается, но все равно торопиться не будем.

Тут в голову пришла одна очень интересная мысль, вернее просто удобоваримо оформилась из полученной ранее информации:

– Неплохо бы оружие раздобыть. В этом вопросе есть одна закавыка. Я уже искал оружие, огнестрельное, а его нигде не было. В магазины залезал, в ментовку. Оно просто исчезло и все. Холодное лежит, а огнестрельного и любого другого из которого можно поразить противника на расстоянии, нет. Газовое, пневматическое, луки, арбалеты, даже рогатки. Были такие, импортные в оружейных магазинах. Все как корова языком слизала. Почему так?

Она не стала вступать со мной в дискуссию по этому животрепещущему, вопросу. Вместо этого раздраженным, как показалось, голосом сказала:

– Юра, я в этом совершенно ничего не понимаю. Но почему мы должны идти медленно? Ведь надо как можно быстрее выбраться отсюда, пока оно нас не схватило и не сделало с нами то же, что и со всеми остальными!!!

Я тоже начал раздражаться, но еще в состояние был контролировать голос:

– Пойми, ты, этот шум он связан со всем тем, что произошло. Ставлю сто к одному, что ездят в машинах те, чьих рук дело, эта измененная реальность. Не хочу ни при каких условиях, и ни при каких обстоятельствах с ними сталкиваться.

– Но ведь я этот шум не слышала. Ты слышал его только раз и то давно. Может, те, кто там ездил, уже уехали.

– Вот именно: может быть, кажется, наверное, возможно и всякие другие слова. Все, кроме – я уверенна, я убежден!!! Только тогда, когда буду уверен в том, что источник шума не угрожает. Или хотя бы в том, что в течение этого вот часа с нами ничего не случится, только при этом условии будем двигаться быстро, хотя бы в течение этого часа.

– Не кричи на меня, пожалуйста, такое ощущение, что ты в чем– то меня упрекаешь.

– Ну, хорошо, хорошо, извини. Но я прошу тебя понять одну вещь: мы с тобой оказались в такой ситуации, когда танцы на минном поле, вероятно, в сравнении с этим, совсем уж безопасная забава. Здесь каждый шаг, каждый миг чреват неизвестно какими неожиданностями. И уж если мы решили жить. Вернее не так, выжить во всем этом, то ошибок совершать не должны никаких, ни больших, ни маленьких. Тут любая ошибка, и в этом убежден на сто процентов, будет стоить головы. Я никогда не был храбрецом, но глупцом оснований считать себя тоже не было. Так что каждый шаг должен быть безопасным, и мы в этом должны быть уверенны. Сейчас будем есть. Потом выдвигаемся, Идти будем от дома к дому. Не случайно все проезды к крупным улицам перегорожены баррикадами из машин. Очень похоже на ловушку. Как зверей хотят гнать по вырубленным просекам к центру, где нас будут ждать незнающие жалости охотники. По этим улицам мы должны идти к чему-то или кому-то. Так что первоочередной задачей является нарушить их планы. Это вопрос не просто принципиальный, это вопрос жизни или смерти. Давай сейчас поедим. Заодно успокоим, разыгравшиеся страсти. Потом со всем вниманием направляемся к Троицкому мосту.

В холле магазина увидел, что ее сапоги совершенно не приспособлены для длительного похода. Теперь предстояло проделать путь к магазину, в котором можно разжиться хорошей обувью. Такой магазин знал на Петроградке один – Экко.

– Нам надо решить вопрос с твоей обувкой. Да и рюкзак какой – нибудь подходящий найти. В него личные вещи положишь, и кое-какой запас продовольствия.

– А чем тебе не нравятся мои сапоги, – с обидой в голосе спросила Наташа.

– Сапоги хороши. Слов нет, но они совершенно не годятся для того, что нам предстоит осуществить. Придется дойти до магазина "Экко", там единственная обувь, которой в моем представлении можно доверять во всех случаях жизни, даже таких. Потом он не так далеко от нас находится. Подберем там обувь, а дальше по Каменноостровскому проспекту двинемся к Неве.

Выходить на улицу было страшно. Как в ледяную прорубь броситься, зная, что утонешь. Однако, набрав в легкие побольше воздуха, мы бросились в эту прорубь. Сам первый, позабыв свои прочувствованные и продуманные доводы о необходимой осторожности, задал такой темп, что мы достигли начального этапа нашего путешествия быстро. Серьезных преград на пути не было. Единственное, пострадавшее за время марш-броска, было сбитое дыхание. Какое-то время стояли перед дверями магазина и пытались отдышаться. Почему-то не заходя внутрь помещения. Дверь в салон оказалась открытой. Прошли внутрь. Я придирчиво рассматривал выставленные модели, наконец, остановился на одной. Хорошая, крепкая, спортивная пара, на устойчивой платформе, плюс ко всему еще и влагостойкая. На витринах нужного размера, как всегда не оказалось. Пришлось идти внутрь магазина и искать необходимое там. Нашел то, что было нужно с помощью фонарика. Быстро вернулся к Наташе, и предложил померить обновку. Пока она переобувалась, решил с помощью все того же фонаря обыскать другие помещения магазина. В одной из комнат на столе стоял довольно вместительный, кожаный рюкзак, прихватил его и вернулся в зал. Наташа внимательно разглядывала отражение своей обутой ноги в зеркале. Женщины, есть женщины, что им конец света, когда есть возможность повертеться перед зеркалом. Раскрыл рюкзак, высыпал содержимое прямо на пол. Ничего путного там не оказалось, рюкзак принадлежал женщине, так что все находки исчерпались средствами гигиеническими и косметическими, без которых ни одна уважающая себя особа слабого пола, шагу не ступит. Затолкал бесполезные находки ногой под скамейку, еще раз проверил многочисленные отделения, но больше ничего не обнаружил. Протянул рюкзак Наташе:

– Вот держи, сейчас перейдем через дорогу наберем продуктов, мало ли что там дальше будет. Неприкосновенный запас хранить будешь ты. Переложи необходимые вещи из своей сумки в эту, а ее оставим здесь.

– Ага, – сказала, не отрываясь от зеркала. Мне эти дела стали надоедать, решил деликатно поторопить:

– Наташа, эти ботинки на тебе выглядят бесподобно. Да, и сама ты более чем хороша. Но пора, красавица, проснись, как у поэта сказано, – Наташа оторвалась от своего занятия, очень внимательно посмотрела на меня, а потом улыбнулась. Ее улыбка, очень мне понравилась. Вот мимо такой, в свое время, не прошел бы без похотливого шевеления в душе. В ее взгляде промелькнуло что-то такое, значение чего понять не удалось. Она быстро преложила из своей маленькой сумочки в рюкзак какие-то шкатулки и мешочки. Я не возражал, не вдавался в подробности, остановил, только тогда, когда она попыталась следом отправить вместительный кожаный кошелек:

– Он нам не нужен. Забыла? Мы живем в эпоху прогрессирующего коммунизма? Деньги отменены, как факт. Будем считать, что кошельком и его содержимым оплатили магазину услуги. Все пошли, пора. И так долго провозились.

Наташа молча, опровергнув опасения, выполнила то, что сказал. Пошла следом за мной к выходу из магазина. Она продолжала удивлять меня. Никак не мог просчитать ее поступки. Конечно, мы мало знакомы, да и познакомились при обстоятельствах, что лучше и не думать. Но в ней есть что-то странное. Это отличает ее от всех женщин, с которыми мне приходилось сталкиваться прежде. Может быть, странность объясняется тем, что она оказалась в совершенно чуждом мире, чужом для человека конца двадцатого века. Размышляя, таким образом, дошли до того места, где Большой проспект упирается в Каменноостровский. На этот раз он действительно упирался, потому что от дома к дому Большой перегораживала автомобильная баррикада, полностью закрывшая обзор. Не буди лихо, пока оно тихо. Первые трудности не замедлили сказаться. Повернулся к Наташе. Выражение ее глаз очень не понравилось. – Оно было испуганным.

– Кого ты боишься, меня или кого-то другого? Если меня, то для нас еще не поздно выяснить отношения. Если не доверяешь мне, скажи сейчас. Как видишь, наше путешествие не обещает быть ни легким, ни приятным. Не доставало еще того, чтобы в этом путешествии между нами существовали, какие-нибудь недосказанности и двусмысленности. Проблем и так хватает с избытком, так что давай попытаемся сократить их число. Итак, готов выслушать твои претензии, просьбы, предложения. Даже справедливую критику.

Последнее сказал с явной иронией, но она не поддержала попытку, свести беседу к шутке. Вместо этого в глазах стало еще больше страха. Вслед за ним не замедлили показаться и слезы.

– Юра, не сердись, пожалуйста. Я боюсь, что стану обузой. Мешать буду, и в результате погублю обоих! Когда ты меня нашел, я почувствовала, что думаешь о том, какие проблемы могут возникнуть из-за этой встречи…

Я нетерпеливым жестом прервал ее:

Наталья, во-первых, обузой ты станешь тогда, когда придется тащить тебя на себе. Честно тебе скажу, очень бы этого не хотел. Конечно, я готов носить такую женщину как ты на руках хоть всю жизнь, но не в этом месте. Теперь по поводу нашей встречи: естественно не стал брызгаться радостью. Не буду врать, ты правильно поняла мои мысли, когда мы встретились. К сожалению, весь прошлый опыт общения с женщинами был очень неудачным, хотя он и не применим здесь. Естественно, думал о тебе как об обузе. С того момента, кое-что изменилось в моем отношение к тебе. Вот выберемся из этого дерьма, я тебя такой радостью окачу с ног до головы, существование какой ты и представить не могла, – надо было найти какие-то другие слова, чтобы успокоить ее. Но в голове была звенящая, злая пустота. Вполне объяснимая. Эта девчонка смогла прочитать мои мысли, а мне понять ее ни как не удавалось. Мало того, теперь еще больше уверился в том, что, действительно, ко всем многочисленным проблемам добавилась еще одна и весьма существенная. Внимательно посмотрел на нее, светлые короткие волосы. Большие, при этом освещении, серые глаза. Прямой аккуратный носик, губки бантиком, в общем, все дела. Но в целом оценка три. В глазах безысходность, как у коровы, которую ведут на убой, и она, эта корова, прекрасно это осознает, но полностью подчинилась судьбе. О том, чтобы бросить ее здесь одну не могло быть и речи. Ни когда не болел избытком совести и сейчас не самое подходящее для этого заболевания время. Потом не спать, переживать. Нет, на это не способен.

– Наташенька, милая не сердись на меня, не плачь, пожалуйста. Все понимаю. В твоем представлении я, этакая бездушная скотина. Это не так. Сейчас просто не то время, чтобы быть джентльменом. Я не брошу тебя, это правда. Рад, что мы встретились, это тоже, правда. Но нас ждет впереди трудная и страшная дорога. Она полная черт знает каких сюрпризов. Мне необходимо быть уверенным, что ты не сломаешься на полпути, Здесь нет врачей, психологов, милиционеров. Здесь вообще никого нет, и не к кому обратиться за помощью. Надеяться остается, хотим того или нет, только друг на друга. Прошу только об одном. Слушайся меня, старайся выполнять то, что говорю по возможности быстро и четко, иначе погибнем оба, а я этого не хочу. Понимаешь?! Есть альтернатива всему этому – ты берешь на себя командование экспедицией. Со своей стороны обязуюсь, хоть на Коране, беспрекословно исполнять все твои приказания. Не думай, что бремя власти и ответственности, тем более за жизнь уже ни чужого человека, настолько легко.

Она стояла, закрыв лицо руками, и мотала головой, как лошадь в июле, пытающаяся отогнать кровожадных слепней. Для полного сходства не хватало хвоста…

– Юра, я все понимаю, не думай, что бестолковая. Постараюсь сделать все зависящее, все, что в моих силах, что бы ни быть обузой. Больше не буду докучать тебе вопросами, слезами. Просто все это, окружающее давит на меня. Оно держит в постоянном напряжение и страхе. Я боюсь, Юрочка! Очень боюсь. Думать от страха не могу, никаких мыслей не осталось…

Тут она поступила очень по-женски. Быстро шагнула ко мне и, обняв за пояс, плотно прижалась всем телом. Лицо спрятала у меня на груди. Почувствовал ее тепло, несмотря на большое количество надетой одежды. Возникло ощущение, что это своего рода бессознательный спектакль. Не отдавая отчета, она с помощью сексуального влечения, которое, что уж тут поделаешь, против природы не попрешь, возникло у меня, пыталась закрепить право быть защищаемой и оберегаемой. Но постепенно желание пропало. Ему на смену пришла жалость к ней и злость на себя. Извечное стремление расставлять все по полкам доводило до абсурда. Это было более чем глупым, находясь в мире полной неразберихи и хаоса. В котором, пытаться что-либо систематизировать, чистой воды безумие. Она со всеми женскими штучками давно поняла это и уже пытается приспособиться к новым условиям жизни. А я, дурак, занимаюсь анализом этих условий, вместо того, чтобы элементарно выживать. Долго стояли на фоне этой нелепой свалки автомобилей, в которой, впрочем, угадывался совершенно определенный порядок. Обнимал и гладил ее свободной рукой по волосам. Она тихо стояла, но объятия не ослабли, скорее напротив, словно хотела слиться со мной, стать единым целым.

– Ну, все, золотко. Все. Пора идти. Сейчас перелезем через преграду. Зайдем в магазин, пополним запасы съестного, и двинем дальше.

– Ты, правда, не бросишь меня? – Завела опять свою шарманку. Снова, здорово!!! Нашел силы и сдержался. С ее появлением в перечне наиболее часто возникающих эмоций кроме страха и безысходности под номером третьим теперь значилось – раздражение. Закрыл глаза, несколько раз вздохнул и выдохнул, а потом прямо посмотрел на нее

– Клясться не буду. Хочу, просто напомнить о Библии, – сам опешил от слов, но собрался с духом и продолжил. Ведь женщины любят "ушами": – Мы, как в этой священной книге, для верующих. Ты ведь верующая? – спросил, заранее зная ответ. В ответ кивок. О том, что сам не верил в Бога в этот момент решил не напоминать: – Вспомни, там говорится об Адаме и Еве после грехопадения. Разгневанный Бог изгнал из рая на землю с тем, чтобы они в поте лица добывали себе хлеб насущный. Когда они очутились на земле, она показалась после рая адом. Не знаю, за какие грехи нас изгнали из прошлой жизни, хотя ее тоже как не тужься раем назвать невозможно. Однако мы оказались здесь. Это место непохоже ни на одно описания ада, с которыми знаком из литературы. Как бы то ни было мы здесь, вдвоем. Нам предстоит не только выжить, на нас, если отталкиваться от аналогий, лежит бремя воссоздания всего человечества. Но главным является – выжить, а там посмотрим. Так что Ева, моя первозданная женщина, в этом сумрачном Освенциме, со всей откровенностью говорю, – ты мне нравишься "совсем некстати, появилась циничная мысль о том, что выбирать собственно не из чего". И в связи со всем этим, моя Ева, я несу ответственность за праматерь всего рода людского. Ну, и конечно, за его папу, не в меньшей степени, – "вот бред-то". Наплел такого, что перекосило, однако ей, по-моему, понравилось. Я был очень убедителен. Надо было очередное пламенное выступление закончить чем– нибудь весомым, как бы печать на договор поставить. Не нашел ничего лучшего. Отыскал ее губы и поцеловал. Это был скорее поцелуй первоклассника, который совершенно случайно попал в губы предмета обожания. Но поцелуй есть поцелуй, он возымел оживляющее действие и спящая царевна проснулась. Она ответила на мою улыбку. Робко, но ответила. Поправила сбившуюся в процессе выяснения отношений прическу. Назовем то, что было у нее на голове именно так. Ох, уж эти женщины, вернее женщина!!! Что бы как-то оживить прекратившийся разговор, вновь открыл рот, но на этот раз был краток:

– Когда будешь готова продолжить скорбный путь, дай знать.

Она улыбнулась. Я с какой-то радостью признал у нее наличие чувства юмора. Это обнадеживало в том плане, что не весь путь который удастся пройти, она будет хлюпать носом и разводить полезную для простуды сырость.

– Все, Юрочка, я готова, пошли дальше, – вытерла остатки влаги с глаз, выражала всем видом готовность преодолеть возможные и невозможные препятствия, которые повстречаются на пути. А если не хватит, то свернет и преодолеет еще парочку, которые лежат вне дороги. Дай-то Бог, конечно. Прежде чем кинуть верную мою женщину на автомобильную баррикаду, решил провести небольшой инструктаж. Энтузиазм энтузиазмом, но мне предстояло лезть рядом с ней, а значит, и рисковать выходило поровну.

– Ты пойдешь первой, я иду позади и так сказать страхую. Наташа хочу, что бы ты крепко– накрепко уяснила вещь! Помни, прежде чем поставить ногу и перенести на нее вес тела, убедись в том, что-то место, на которое собираешься опереться рукой или ногой, абсолютно надежно. Ты не просто должна быть уверена в этом, ты должна знать это наверняка. Только после этого можешь двигаться дальше. То, через что предстоит перелезть очень ненадежно, любое неправильное движение и вся эта пирамида Херопса может завалиться. Ладно, если придавит как червей. Сразу и на смерть, но если только покалечит?! Перспектива ожидания смерти в этом мире, отягощенная плюс ко всему болью физической это тебе не эвтаназия. Двумя словами предельная внимательность и осторожность!!! Девочка, ты все поняла и запомнила?

– Да, Юрочка, все поняла и все запомнила, полезли скорее, – ей прямо таки не терпелось доказать, что обузой для меня она не является. И вот мы уже у подножия этого нелепого сооружения. Глядя на него в непосредственной близи, снизу вверх, получил подтверждение своим опасениям. Это творение было, мягко сказать, ненадежно. Машины стояли в три ряда друг на друге, как попало. Держалась эта конструкция, на неизвестно чьем честном слове. Но еще по прежним временам, если втемяшилось в голову, что в том или ином случае поступать надо именно так, а не иначе, переубедить меня в обратном не удавалось никому, даже мне самому. Можно было поискать других путей, но это не только потеря времени, но и возможностью встретиться с новой, неизвестной неопределенностью. Новых, непознанных опасностей не хотелось. Лучше рискнуть, переползая через нагромождение автомобилей. Так что:

– Вперед моя девочка! Но еще раз напоминаю осторожность, прежде всего! – Она медленно оперлась руками о капот вишневой семерки, который выступал из общей гармонии в нашу сторону. Оттолкнувшись ногами от земли, запрыгнула на него. Внутри у меня, что – то треснуло от страха. Не хотелось признаваться, но боялся за нее.

– Не дергайся!!! Это все не склеено и не зацементировано! Дунешь – рухнет. Двигайся мягко, как кошка. Никаких лишних движений. Ни какой суеты.

– Я поняла, поняла, просто поторопилась. Больше не буду. – Кое-где приходилось подсаживать ее. В один момент принялся даже вспоминать все яркие картины моей прошлой жизни. Но скрежет, родившийся от неловкого движения Наташи, где – то в глубине этой фантастической пробки, затих. Мы продолжили восхождение на этот хренов Эверест. На верху, устроившись на крыше старой модели БМВ, передохнули. Впрочем, отдыхом подобное время провождение назвать трудно. Там на верху, боялись даже глубоко дышать. Что бы успокоиться, посидели немного и тронулись дальше. Она опять хотела идти первой, но я остановил и взял на себя функции первопроходца. Перед этим сказал, что бы она спускалась так же как я. К данному случаю не относилось понятие легко спускаться или подниматься. Все было одинаково трудно и опасно. Не знаю, кто был архитектором этой авангардной скульптуры. Чье честное слово соединяло ее и почему, но когда достиг земли, переползание показалось страшным сном. А переход Суворова через Альпы – детской забавой. Была еще Наташа. Когда скоренько перевел дух, она уже миновала верхний ярус баррикады. Теперь висела на руках, уцепившись за дверцу с выбитым стеклом автомобиля, марку которого определить не смог. Она пыталась нащупать ногами опору, но опоры не было. Движения становились все более и более бессмысленными. Понял, что она близка к панике. Подошел сзади, вытянулся на носках и подхватил ее руками за ягодицы.

– Не волнуйся, отпусти руки, я держу. Не сразу, но она выполнила тест на доверие. Удалось перехватить, и вот она уже у меня на руках. В классической позе молодоженов перед порогом родного дома. Она обнимала за шею и неровно дышала. В голову полезли разные непристойности. По поводу первой брачной ночи и прочей чепухи. Тут обратил внимание, что ее глаза закрыты. Это направило мыслительный процесс в другое русло. "Вот так вот, дружочек, хочешь этого или нет, нравится это, или нет, но тебе удалось убедить ее. Она теперь всецело тебе доверяет. А, о том хорошо это или плохо придется подумать, как – нибудь на досуге". Бережно опустил ее на землю и, не выпуская руки, повел в сторону ближайшего продовольственного магазина. И эта дверь оказалась открытой. Прямо таки, город открытых дверей. Набрал в магазине печенья, мясных и рыбных консервов, полиэтиленовую бутылку с водой. Все аккуратно уложил в ее рюкзак. Пока занимался пополнением продовольственной корзины, Наташа безучастно бродила вдоль прилавка. Разглядывала выставленные товары. С вино – водочной витрины взял бутылку Киндзмараули и затолкал в свой рюкзак. Действие вызвало заинтересованность. Когда помогал одевать Наташе рюкзак, в ее глазах проскальзывали искорки веселого лукавства. По-моему, она о чем – то хотела спросить. Вопрос прямо таки вертелся у нее на языке и сверкал в глазах:

– Юра, можно задать тебе один вопрос?

– Ты уже задала, – улыбнулся я.

– Когда? – в голосе слышалось неподдельное удивление.

– Само выражение "можно задать вопрос" является, по сути, вопросом. Но, тем не менее, мой ответ – да. Задавай

– Юра, кем ты был, до всего того, что произошло?

Я потер лоб рукой. Почему – то мне хотелось быть искренним. Вот только где взять эту искренность? Как вспомнить правду о прошлой жизни?

– Я же говорил, что плохо помню все, что было до этого. Точно не знаю, то ли филологом, то ли философом, а может историком. Одним словом образование гуманитарное. Меня до сих пор бросает в дрожь при воспоминаниях о таблице умножения, не говоря уж о таблице Менделеева. Языком болтал, но в чем уверен, по специальности не отработал ни одного дня. Гуманитарии нужны государственной системе только в период стабильности. А болтуны не нужны ни в какое время. Я, скорее всего, был болтуном. Почему тебя так заинтересовало мое прошлое?

– Да, так. Говоришь интересно. Что – то подобное и предполагала о твоем образовании. И потом, какие-то вещи замечаешь и очень точно определяешь их. А какие-то мимо тебя проходят, даже краешком не касаясь сознания.

– Ладно, хватит заниматься психоанализом. Еще есть, какие – ни будь вопросы? Если есть, то разрешаю задать. – Последнюю фразу произнес, барственно склонив голову. Тоном величаво – вельможным. Она засмеялась. Я снова подумал, что смех и улыбка очень ее украшают. Наташа спросила:

– А зачем, вино взял?

– Ох, уж эти женщины! Ничто не скроется от глаз ваших! – С пафосом произнес я – Объяснением моему поступку могут служить несколько причин. Первая, – мы должны выпить чудесного вина за встречу и за наше счастливое знакомство. Вторая, – должны выпить все того же чудесного вина за твою обновку. Чтобы дольше носилась, и в самую непогоду твои ноги оставались сухими и теплыми. И, наконец, третья причина хорошее сухое вино в разумных, естественно, количествах благоприятно сказывается на деятельносати организма. Какие еще вопросы, рядовой?

– Никак нет господин генерал, больше вопросов не имеем! – Опять засмеялись, что – то часто в последнее время. Ох, не к добру это.

– Тогда, солдат, в путь. Сейчас найдем место, где можно подкрепиться и передохнуть. А потом со свежими силами, отправимся дальше. – Когда пошли, черт дернул начать размышления вслух:

– Странное дело, трупы только на больших улицах, а на маленьких нет. Как удалось этим, которые поубивали всех, произвести колоссальную по масштабам и усилиям операцию совершенно бесшумно и в такие короткие сроки. Во всем этом много странного. Никак не получается все это объяснить, – тут, наконец, заметил, что Наташа отстала и плетется позади. Как – то сжалась вся. Остановился, и подождал пока догонит.

– Наташенька, извини меня. Но кажется с нами, что – то происходит. Мы начинаем, как – то меняться. Я, к примеру, все меньше и меньше обращаю внимание на покойников. Стал привыкать к ним, что ли. Теперь, когда о них думаю уже так не трепещу, как в начале. Поэтому, естественно, хочется понять, что все это значит. С мертвецами, то же не все в порядке. Когда на инх смотришь, складывается ощущение, словно убили только что. А ведь прошло немало времени с начала всего этого. Значит, здесь что – то не так со временем, или какой-то особый температурный режим и влажность определенная. Их как бы законсервировали. Что поделаешь, раз уж "посчастливилось" оказаться здесь, надо пытаться постигнуть этот мир, – Наташа окончательно ушла в себя. Как будто глаза развернула зрачками в себя и теперь рассматривала внутреннюю стенку затылка. Обругал себя. Решил впредь наблюдения натуралистических подробностей новой реальности не вести в слух.

– Наташенька, все. Прости меня. Торжественно обещаю и клянусь, больше к этой теме не возвращаться. Извини, пожалуйста. Давай залезем, в какую– нибудь квартиру и устроим праздничный банкет. Жаль только, вина взял для такого случая маловато.

Она кивнула головой, но выражение лица по – прежнему было отчужденным. Решил прибегнуть к психологическому приему. Лучшим средством от горьких дум является преодоление трудностей, с использованием физической силы. Тут, как нельзя кстати, подвернулось открытое окно первого этажа серого, старого дома. От добра – добра не ищут. И так слишком долго находились на открытом пространстве, что бы космические пришельцы, если во всем произошедшем были виноваты, именно, они, засекли и положили конец нашим робким попыткам остаться в живых.

– Вот окно открытое. Давай в него залезем и устроим внутри привал. Я тебя подсажу, потом предам рюкзаки. Следом сам, как – ни будь, залезу, – план выполнили сравнительно без труда, и без потерь. Если не считать того, что, залезая, несильно оцарапал руку о жестяной отлив подоконника. Мы оказались в узкой как пенал комнате расположенной, скорее всего, в обычной питерской коммуналке. Об этом говорил допотопный замок на двери, расположенной напротив окна. Прежде чем начать осмотр временного убежища, все – таки решил расставить все точки над всеми буквами.

– Наташа, извини еще раз, за возвращение к неприятной теме. Но задать этот вопрос просто необходимо. Каждое мгновение, в независимости оттого, что вижу, убеждаюсь, – мы последние оставшихся в живых в городе. У тебя нет такого чувства?

– Да. Я то же в этом уверенна. И кажется, что если бы был кто – либо живой, мы бы почувствовали. Или знали наверняка. А так, их никого нет. Все умерли. Мне страшно думать, почему мы до сих пор живы. И о том, зачем так происходит!

Комната была небольшая. Она очень походила на монашескую келью. Хотя те, в моем, представление были несколько большими по размеру. Жила в ней, скорее всего молодая семья. Причем, вероятно, оба были иногородними. Об этом говорили многочисленные цветные фотографии, служившие единственным украшением стен, оклеенных нелепыми обоями. Снимки отличались искренностью и какой-то провинциальной наивностью. На всех фотографиях были изображены молодые люди. Парень и девушка. Вот они на набережной Невы. Вот он сидит верхом на каменном льве. А вот она забралась на самоходную установку во дворе Артиллерийского музея. Вот и фотография из дворца бракосочетаний. Он слишком серьезен и надут, чтобы ни признать в нем однослойного лимитчика, всего добившегося своими руками, без помощи мамы и папы. Хотя и достиг он, судя по интерьеру этой, с позволения сказать, комнаты, немного. Справа от окна, у стены шкаф, верхняя секция, за стеклянными дверцами забита книжками в мягких переплетах, и книгами с яркими обложками. Библиотека развлекательного чтения, главным образом детективы и фантастика. Человеку с такими вкусами было бы легко адаптироваться, в этой, будь она проклята, новой реальности. Нижняя секция закрыта. Не стал ее открывать. Вряд ли там прятался забытый любовник. Напротив шкафа стояла аляповатая, как и вся мебель середины девяностых, тумбочка. Она выполняла функцию подставки под телевизор и видеоплеер. За стеклянной, изогнутой дверцей выстроены в ряд видео кассеты. Телевизор, и плеер были выпущены фирмой "Голд Стар", до переименования ее в загадочную аббревиатуру "Эл Джи". Одним словом дотошность выбравшегося в город крестьянина сквозила из каждого угла. По диагонали от тумбочки стоял разобранный диван устаревшей образца. Если смотреть с этого дивана телевизор, лежа под таким углом, шея затечет ровно через десять минут. Однако размер комнаты не допускал иной планировки расстановки мебели. По этому упрекнуть хозяев этой квартиры в отсутствии вкуса было нельзя. Единственное, в чем их можно было упрекнуть, в отсутствии средств для реализации вкуса и воображения. Впрочем, теперь и это уже неважно. Рядом с изголовьем дивана, у стены стоял квадратный стол. Под него задвинуты два мягких стула. Стол был застелен скатертью. На нем у стены стояла ваза с засохшими гвоздиками в количестве трех штук. Очевидно символ не умирающей, но подсыхающей любви. Рядом с вазой уверенно размещался двухкассетный магнитофон с радиоприемником, обозначенной ранее фирмы. Над столом, на мой взгляд, высоковато к стене крепился стеклянный кухонный шкафчик. В нем стояли немногочисленные сервировочные приборы. Ну и естественно, на двери большое прямоугольное зеркало. А справа от двери затейливая полочка, на которой стояла косметика и лежали многочисленные и разнообразные расчески. Предмет коллекционирования богатой на волосы хозяйки. Дверь в комнату заперта. Я не стал пытаться ее открыть. Необходимости в этом пока не было. Вот и все убранство этой комнаты, в которой переживали свои дни хорошие и плохие, молодая чета. Они надеялись, испытывали разочарование, любили и просто жили здесь. Теперь все пусто. И как всякая пустота совершенно бессмысленна.

– Садитесь, пожалуйста, – отодвинул стул, приглашая Наташу. Опять приходилось выступать в очередной роли. На этот раз официанта. Быстро вытащил припасы и водрузил в середине стола бутылку вина. Воспользовавшись любезностью отсутствующих хозяев, достал из шкафчика две тарелки, два бокала вилки и ножи. Найденным там же хитрым штопором откупорил бутылку вина. Расскрыл консервы и распечатал пачку крекеров. Все это насколько было возможно, красиво расставил на столе. Ловко разлил вино по бокалам. Приготовления к банкету были завершены. Взял свой бокал, не садясь, произнес тост. Впервые в жизни он получился искренним и настоящим на мой, конечно, взгляд:

– Наташа я хочу выпить этого прекрасного вина, не побоюсь этого слова, за тебя! За то, что я тебя встретил. Может быть, неправильно говорить в этот момент о своем страхе, но у меня его стало меньше. Не весь он, но какая-то одна часть, которую я называю – страхом одиночества, исчезла. Ты вернула мне, уже казалось навсегда потерянные, какие то простые человеческие чувства, мысли, желания. Никогда не мог предположить, что эти вещи могут быть такими важными. Наташенька, я почти перестал быть человеком, и к своему счастью встретил тебя. Спасибо тебе, за то, что ты есть!!!

Чокнулись и выпили по половине бокала вина. Все было бы хорошо, если бы не опаздывавший вкус. Это поубавило торжественности и приподнятости моим мыслям. Хотя Наташа смотрела на меня с признательностью, я почувствовал себя не ловко. Моя неловкость объяснялась тем, что когда произносил, тост с одной стороны был, совершенно искренен. То, что ворочалось с другой, было таким, что я поспешил затолкать это в самые потаенные уголки сознания. Знание о том, что у тебя могут быть подобные мысли, заставляет врать самому себе. Для того, что бы сохранить хотя бы внешние признаки человечности. Тем временем Наташа готовила бутерброды. Сказывалась школа жизни, которую получила в замужестве. Теперь это переносилось и перераспределялось на меня. Впрочем, это не напрягало. Мы перекусили. Особого аппетита не было. Не знаю, что тому виной, то ли запаздывавший вкус, или немудреная пища. Поэтому вскоре нетерпеливо покручивал бокал за тонкую ножку. Наконец, не выдержал и обратился к ней:

– Скажешь, что – нибудь? – Вначале она, было, мотнула головой, но видимо сочла неловким оставить мой тост без ответа. Слава Богу, а то я уже примеривал на себя наряд тамады.

– Юра, хочу поблагодарить тебя за все то, что ты сделал для меня. И прошу тебя не сердиться. Все то, что с нами происходит не укладывается у меня в голове, может быть по этому я так часто вывожу тебя из себя. Но хочу, чтобы ты знал. Если бы не было тебя, то уже давно не было бы и меня. Ты спасаешь не только мою жизнь, но и мое здравомыслие. – Допили вино. Чего греха таить ее слова мне были приятны. Не стал распространяться по поводу возможности умереть и сохранить здравомыслие в этом мире, хотя очень хотелось. Мы взяли хороший старт, и чтобы ни сбиваться с ритма, и не упускать инициативы из рук, я снова наполнил наши бокалы. Алкоголь, видимо, не утратил своих свойств после того, что произошло. Я слегка захмелел и по тому решил брать быка за рога.

– Предлагаю в ознаменование наших успехов, а они согласись не маленькие. Мы как – ни как живы. Выпить на брудершафт, с тем, чтобы упрочить и без того теплые, я бы сказал добросердечные отношения.

Она смутилась. Видимо не ожидала от меня такой прыти, а зря…

– Ой, ты знаешь. Я уже пьяная. И потом…

– Знаю, знаю! У тебя муж и дочка в другом городе.

– Все – таки каким ты умеешь быть злым и жестоким, – наконец то она наговорила мне дерзостей. Я почувствовал, что в этот момент она сказала правду. Прекрасно, значит, с основными составляющими моего характера, успела познакомиться. Однако выглядеть законченным негодяем, пользующимся любым моментом, чтобы делать больно, вне зависимости от того каков этот момент, мне не хотелось. По большому счету это было неправдой. Не такой уж я плохой, каким кажусь сам себе. И уж всяко лучше того, каким представляют меня люди. Наташа не составила исключения из списка. Пришла пора извиняться:

– Наташа, я в очередной раз прошу у тебя прощения. Просто хотел сказать, что мы стали заложниками такой ситуации, когда нести ответственность перед кем – то, или пред чем-то, глупо. Тем более, когда все это в наполовину стертом состоянии является частью меняющейся памяти. Но пойми, я не хотел обидеть ни дорогих тебе людей, ни тем более память о них. В этом я тебе даже завидую. Мне нечем дорожить в той, моей прошлой жизни. Хотя казалось бы, там было много всякого. Сейчас все что имею, фактически, это только ты. Как и у тебя, хочется того или нет, все что есть, сосредоточено в моем не совсем пропорциональном лице. Это самое главное. Не знаю, что ждет нас за городом. Не знаю, дойдем ли мы туда. Но чтобы нам добраться, придется создавать новую мораль. Новые принципы бытия и человеческих взаимоотношений. Все нормы, все условия, а равно с ними и условности нам придется творить двоим. Для двоих. Потому что, повторюсь, весь мир, все хорошее, что в нем осталось, только ты и я. Я в меньшей степени. Что будет дальше, не знаю, но вчера уже нет. Дай нам бог, как можно дольше невредимыми прожить в неизмеримо длинном сегодня.

Она молчала. Тупо уставилась в свой бокал. Почти услышал, как ворочаются мысли в ее голове. Думала над моими словами. Меня просто, как это часто случалось, перло на волнолом. Как долго она переваривает! Не хватало и дальше в духе опереточного сердцееда, ломать крепости кокетливой дамочки. Такое ощущения, что сделал ей непристойное предложение. А мамзели и хочется и колется. Но хочется, кажется, больше. Наконец затянувшаяся пауза, была прервана:

– Ты прав, Юра. Наверное, прав. Но только мне кажется, ты не совсем понимаешь. Мы в один день лишились всего. А ты очень легко это принял!

– Легко ты говоришь?! Да не легко! Просто я ничего не могу изменить, ни тогда, ни сейчас! Ты можешь?! Прошу верни все назад! Если нет, то хотя бы пойми, всего того больше уже нет. Может быть оно где – то, но мы не там!!! – Остальное меня возмутило ничуть ни меньше. Это излюбленное "наверное". Да прав я, прав, чертова ты кукла!!!

– Юра, я не умею так же хорошо как ты излагать свои мысли, и, наверное, что – то не правильно сказала. Я не хотела тебя обидеть. Я согласна, давай выпьем на брудершафт.

Боже, какая жертвенность. А с другой стороны, не слишком ли я многого требую от этой девчонки. Еще совсем недавно сам, обезумев от страха, носился по Петроградской стороне. Стоило повстречать кого – то более испуганного, слабого и беззащитного, мгновенно почувствовал себя сильным полом. И, давай строить, а сам бы на ее месте? Сразу бы кинулся в объятия первого встречного. В независимости от того, что этот первый, скорее всего последний. Я махнул рукой:

– Ладно, все, проехали. Будем считать, что дебоширы выдворены с нашего праздника. Кажется, мы остановились на брудершафте?

Я поднялся со своего места, обошел стол и помог встать ей. Мы переплелись руками и мне, что бы дотянуться до своего бокала пришлось присесть. Когда это запутанное мероприятие закончилось, я взял у нее из рук бокал и поставил его вместе со своим на стол. Поцеловал ее. Теперь этот поцелуй не был поцелуем влюбленного ребенка. Я пытался все делать по-настоящему. Она вначале не разделила моего рвения, а потом все смелее и смелее стала отвечать мне. В конце концов, ее язык оказался в моем рту. С радостью констатировал еще одно ее достоинство. Целовалась она очень хорошо. Одновременно с поцелуем я поймал себя на странной раздвоенности восприятия мной происходящего. Я целовал ее, и на этот поцелуй адекватно реагировал не только рот, но и все тело. Это одна грань восприятия. А другая часть меня стояла в стороне, щурилась, не без цинизма и пошлости подмечала, что ей это было нужнее, чем мне самому. Она прямо таки вжималась в меня. Словно хотела раствориться во мне и стать частью меня. Может быть, лучшей частью. Но даже тот второй, не мог не признать, что происходящее, нравилось мне. И нравилось все больше и больше. Ртуть уже переполняла мой термометр, от высочайшего накала желания. Я сумел оторваться от нее и на руках отнес к нелепому дивану. На диване наши поцелуи и объятия перешли в следующую фазу. Для меня этот этап стал более агрессивным и нетерпеливо жестоким. Постепенно терял голову. Тело стало пустым. Вся сила и вся его тяжесть сосредоточилась в одном органе. Почувствовал, что нас разделяет преграда, в качестве которой выступало огромное количество одежды. Стал помогать ей раздеваться. Но как всегда со мной бывало в такие моменты, моя рассудочность помахала мне рукой на прощание. Я больше мешал, чем помогал. Ее действия, носили более осмысленный характер. За очень маленький промежуток времени она успела раздеться и теперь уже вносила неоценимую лепту в разоблачение меня. В этом деле она тоже была профессионалом с большой буквы. И вот нет больше ни каких преград, как нет и сознания, чтобы запечатлеть в памяти происходящее. Как много я узнал в этом мире! И лучшим из всего того, что когда– либо испытывал с женщиной, то же ощутил здесь. Переполняющая страсть, неизбывное желание, не просто спариваться, а обладать женщиной, всей без остатка. Я не помнил деталей. Очнулся легким и пустым, как оболочка куколки покинутая бабочкой. Не осталось сил шевелиться и думать. Смотрел на нее. Она обнаженная лежала на животе, глаза были закрыты. На губах застыла сладкая полуулыбка. Когда ко мне вернулась способность говорить, пошутил, пытаясь вернуть себе репутацию прожженного циника:

– Надеюсь, я у тебя был первым мужчиной?

– Неужели это так важно, сейчас?

– Да, нет. Просто пошутить пытался. Не удачно получилось. Извини. Для меня теперь все уже не важно, кроме тебя, – чувствовал, что говорю пошлые банальности, но ничего не мог с собой поделать. Лишний раз убедился, что все мужчины были тестом в руках женщины. Я оставшийся последним, не исключение из их числа. Сейчас хотелось спасать ее, защищать, заслуживать любовь.

– Ты не замерзла? Надо поискать в этом заведении, какие – нибудь постельные принадлежности.

Поднялся с дивана, и слепо доверяясь интуиции, пошел по направлению к книжному шкафу. Интуиция меня не подвела. Впрочем, других вариантов не было. В нижней секции шкафа находилось постельное белье, пуховое одеяло и две подушки. Наташа поднялась и помогла застелить постель. Вид обнаженной женщины, готовящей ложе любви, опять начал пробуждать успокоившиеся было инстинкты самца. Что и говорить обнаженная она выглядела сногсшибательно. Я опять начал жаждать ее. Мы легли и накрылись одеялом. Прижал ее к себе.

– Тебе было хорошо, радость моя? – спросил я, очень надеясь на положительный ответ.

– Очень хорошо, Юрочка. Мне даже в голову не приходило, что здесь мне может быть, хоть как – нибудь хорошо. А ты? Что чувствовал, ты?

– Так хорошо, как с тобой мне не было ни с одной женщиной. Даже не буду пытаться найти этому объяснения. Ты самая лучшая из тех, кто был у меня когда-либо. Давай останемся здесь, и проведем остаток жизни, не вылезая из постели.

– Не надо так говорить, пожалуйста.

– Да, что ты. Я просто шутить пытаюсь. Сейчас передохнем и тронемся в путь. Прочь из этого ужасного места.

Я лег на спину. Сейчас как – никогда хотелось выкурить сигарету. Она повозилась и устроилась головой у меня на плече. Ее рука блуждала, гладя меня по животу. Какие бы нибыло мысли, опять стали покидать мое бренное тело.

– Юра, я хочу тебе одну вещь сказать. Но не знаю, как ты на нее отреагируешь, – сказала она, продолжая гладить меня по животу. Ее рука спускалась все ближе и ближе к возможному эпицентру ядерного взрыва. А он, этот эпицентр был уже почти готов. Поэтому, все мои реакции сводились к одному, предугадать которую труда не составляло. Я был топленое масло.

– Милая, какая у меня может быть реакция? Говори, у нас друг от друга больше не может быть секретов. – Она помолчала, я уже начал беспокоиться, когда Наташа прервала затянувшуюся паузу.

– Юрочка, знаешь, у меня перед всем этим была задержка. И хотя сейчас она продолжается, но больше никаких симптомов беременности я не замечаю.

Когда она это произнесла, ее рука находилась непосредственно на боеголовке. Очень грамотно!!! Однако слова вернули в реальность даже такого сладострастного кота, как я. Вот черт, только этого не хватало. Симптомов она, понимаешь, не обнаруживает. И время выбрала очень точно. Как после этого не упрекнуть весь женский род в коварстве?! Но рука, которая по – прежнему, занималась подготовкой ядерного взрыва, направила мысли в другое русло. Да, нет. Зачем я так! Она теперь моя женщина, если и не любит меня, то я являюсь для нее единственной надеждой. Она ищет во мне поддержки, участия. А я только и занимаюсь, подсчетом проблем, которые она создала своим появлением в моей жизни. Эгоист. Циничный эгоист! В этот момент пика самокритики ее рука перестала делать плавные движения и замерла. Очевидно, Наташу насторожила моя, затянувшееся реакция. Поток самокритики сразу приостановился. Почему сказала это именно сейчас, когда я зацепился за нее одним местом. Но рука вернулась на исходную позицию, резко оборвал себя. Ладно, ладно, ладно, ладно, подумаем об этом потом…

– Наташа, я думаю у тебя не должно быть поводов для беспокойства. Мы убедились в том, что время здесь идет по-другому. И твоя беременность, если она существует, вряд ли напомнит о себе до тех пор, пока мы не выберемся отсюда. Когда выберемся, посмотрим. Даже если это не так, с некоторых пор последнее время я ловил себя на мысли: а, не попробовать ли себя в качестве отца? Правда, не было достойных кандидатур на роль матери. Сейчас не совсем идеальная ситуация, но все остальное меня устраивает. Не волнуйся об этом. Будет день и будет пища, для размышлений. Давай еще по глотку вина, и поспим, путь нам предстоит не близкий.

Я дотянулся. Не вставая с дивана, достал бокал, передал ей. Потом взял свой.

– Ну, за нас!!! Пошли нам, кто – нибудь хороший, удачу! – Мы выпили. Поставили бокалы. Потом долго – долго любили друг друга, выпав из ужасной реальности, в которой не было времени. Когда силы иссякли, мы уснули. Она лежала на боку в позе эмбриона, а я сзади пытался закрыть ее от всего своим телом.

 

Глава 2.

Путешествие к мосту, как и предполагал, начали очень медленно. Теперь у меня было больше оснований избегать опасностей, чем раньше. Не могу сказать, что полюбил Наташу. Для этого действительно был слишком циничным. Но мое отношение к ней стало другим. Более бережным. Каменноостровский проспект был почти неразрушен. Если бы не обилие мертвецов, которые впрочем, все меньше и меньше бросались в глаза, можно было бы подумать, что город просто уснул. Двигались с повышенной бдительностью и осторожностью. В тени домов, от укромного места, к укромному месту. Стояла абсолютная тишина. Как в немом кино перемещались, словно под перекрестным огнем. Прятались в подъезде или подворотне очередного дома. Переводили там дух. За это время я намечал следующий отрезок пути. Главное, возможные убежища, в которых можно спрятаться в случае возникновения хоть малейшего намека на опасность. Подворотня, подъезд, ниша, и так далее с каждым шагом все ближе и ближе к реке. Постепенно отсутствие явной опасности прогнало настороженность. Переходы становились все длиннее и длиннее. Мы миновали площадь, которая недолго именовалась Австрийской. Спрятались в нише, в которой размещалась большая двухстворчатая дверь. Я выглянул и почему – то посмотрел назад, на тот путь, который преодолели. Наташка, стояла позади, вдруг дернула меня за рукав и прошептала:

– Юра, смотри собаки, – я повернулся и проследил взглядом направление, в котором показывала ее рука. Зрелище, представшее перед моим взором, было настолько потрясающем, что во всем богатом и многообразном русском языке не найти слов, что бы обозначить его.

– Это не собаки, Наташа. Это крысы, – таким же шепотом ответил ей.

– Боже, какие они огромные! – Наташа уже не удивлялась. Она боялась, очень боялась. Я пытался не отстать от нее. На противоположной стороне проспекта, как на параде, шла колонна, состоявшая из девяти крыс. Нас разделяло по диагонали метров тридцать не больше. Это расстояние неумолимо сокращалось. Крысы шли строем. Впереди, очевидно, командирша. Она отличалась от остальных размером. Была меньше, чем другие. И цветом. Крыса была черная, в то время как остальные были серо-бурые. Та, которая шла впереди, была похожа на перевернутую клизму, с очень длинным хвостом. Черная была вся такая упитанная и шарообразная. Остальные шли парами друг за другом. Последние были как бы запряжены во что – то. Когда расстояние сократилось, я увидел, что крайняя пара вцепилась зубами в края материи, очень похожей на офицерскую плащ– палатку. На ней что– то лежало, и ноша этих волокуш была не из легких. Я уже мог разобрать выражение их морд. Если можно это так назвать. Это выражение очень мне не понравилось. Оно было слишком разумным и каким то целеустремленным. Расстояние все сокращалось и сокращалось.

– Юрочка, мне страшно, – Наташа прижалась к моему рюкзаку, вцепившись в него обоими руками. Почти вытолкнула меня из ниши:

– Что они тащат, Юра?

– У меня нет никакого желания выяснять это. Пока они вроде не видят нас, или не обращают внимания и слава Аллаху!!!

Мое состояние тоже можно назвать шоком. Видеть огромных крыс размером, превосходящим габариты матерого кота! Грызунов, которые маршируют строем, да и еще что– то тащат. Это может повергнуть в коматозное состояние людей и с более крепким самооблоданием, чем у нас. Чересчур, по моему мнению, они выглядели умными. Но Наташка, кажется, еще более испугана, чем я. Надо попытаться поддержать моего деморализованного спутника. Тихо сказал:

– Наташенька у них, наверное, новоселье. Просто мыши переезжают на новую квартиру. Ну чего ты испугалась?…

Первая крыса, словно услышала меня. Колонна находилась уже почти напротив нас. Мать – командирша резко остановилась и повернулась к своим сопровождающим. Какое-то время гримасничала, дергала носом и длинным хвостом, Со стороны, точно отдавала какие-то приказания своим подчиненным. Плавно повернула голову в нашу сторону и, не мигая, уперлась взглядом.

– Ой, – тоненько, но почти во весь голос сказала Наташа. Я полностью разделял ее мнение по этому вопросу. Спутники изучавшей нас крысы стояли не шевелясь. Словно каменные изваяния. На нас не косились. Субординация у них была на высоте. Что– то все то, что происходит, происходит, как – то не так. И то, как это происходит, совсем-совсем мне не нравится.… Не дав мне закончить свои размышления, главная крыса в сопровождении двух своих здоровенных подчиненных медленно, но уверенно направились к нам. Наташку трясло. От нее волнами исходил физически ощутимый ужас. Не знаю, наверное я попал в резонанс, и меня рикошетом от нее трясло. Но, скорее всего мне было так же страшно. Однако я не потерял способности думать и говорить:

– Заткнись, – прошипел, переходя на крысиный язык. Зарождавшийся у нее вопль захлебнулся на выходе в пространство. Нас разделяло с крысиным патрулем теперь всего три метра. Не оставалось сомнений, что конечной целью их визита, через дорогу, были мы. Я вытащил нож и выставил его перед собой. Конечно, драться с этой сворой было бессмысленно. Но сразу, без боя превращаться в куски мяса было непозволительным одолжением мерзким хищникам. О попытке договориться с ними не могло быть и речи. Не смотря на кажущуюся осмысленность их действий. В двух шагах от нас, вжавшихся в нишу в стене дома, крыса-командир плавно перетекла влево и двинулась вдоль фасада дома. Одна из сопровождающих отправилась следом. Последняя уселась в метре от нас и принялась умываться, изредка поглядывая в нашем направление. За кажущимся безразличием она умело прятала настороженное внимание. Сомнений в том, что она отреагирует адекватно, на любое проявление агрессии с нашей стороны у меня не было. Я по-прежнему сжимал в липкой от пота руке нож. На противоположной стороне оставшиеся крысы стояли, не меняя положения. Охранница закончив гигиенические процедуры, теперь неотрывно смотрела на меня. Я немного накренился вперед и посмотрел в сторону ушедших крыс. Их не было видно. Надо что-то делать. Переступил затекшими ногами. Казалось, прошла целая вечность. Как только закончил свое движение, охраннница незаметно, как бы перелилась на метр ближе к нам. На ее морде возникла неприятная улыбка. Из ощеренной пасти показались резцы длинной с указательный палец профессионального пианиста. Очень длинные… М-да-а-а…

– Наташа, стой спокойно, не двигайся. Не надо ее провоцировать, – сказал скорее себе и крысе, чем Наташе, которая, по – моему, была в полуобморочном состоянии. При моих словах крыса оскалилась еще больше, и из пасти услышал весьма красноречивое шипение. Значит, разговаривать тоже нельзя. Радует, что при всей своей разумности они не понимают человеческого языка. Иначе вряд ли бы она стала шипеть после моих исполненных миролюбием слов. Наташа не шевелилась, то ли и впрямь была в состояние комы, то ли смирилась с участью и читала неслышно отходную молитву. Ситуация была патовая. Путных мыслей у меня по поводу выхода из нее не было. Однако все разрешилось само собой. В поле моего зрения оказались исчезнувшие две крысы. Мать – командирша была налегке. А вот вторая тащила, зажав в своей пасти … пистолет. Они быстро перемещались к своим товаркам, ожидавшим их на противоположной стороне проспекта. Наш вертухай, как только крысы достигли середины проезжей части, словно получив безмолвный приказ, припустил следом. Когда вооруженные пистолетом грызуны достигли тех, что их ждали, главная оказалась во главе колонны. Та, что была с пистолетом, аккуратно положила его на волокушу, заняла свое место в строю рядом со стоявшей нашей надсмотрщицей. Построившись и подровнявшись, крысиное подразделение бесшумным шагом направилось дальше. Про себя окрестил их – трофейщиками. Когда хвост, в буквальном смысле, колонны растворился в сером сумраке вечного дня, наконец, смог пошевелиться. Почувствовал, что мое нижнее белье насквозь мокрое от пота. Оно неприятно липло и холодило тело. Не знаю, кому сказать спасибо, за то, что в городе не было ветра. Вечного папы всех сквозняков, которые в свою очередь приходились родителями простуды. В этом мире были кое – какие приятные мелочи. Но лучше бы этого мира не было вовсе.

– Наташенька, пойдем, – выдернул ее за рукав из далекой пещеры, именуемой полной прострацией:

– Они ушли…

Первые шаги родили у нее вопрос, который мучил и меня:

– Зачем они это делают?

– Не знаю, но радуюсь одному. Тому, что создатель не наделил их человеческими руками. Вид крысы наставляющей автомат окончательно бы свел меня с ума.

– Юра, они очень умные, их поступки совсем как человеческие. Не понимаю, зачем им оружие?

– Вполне возможно, что мы были свидетелями действий представителей новой цивилизации. Новых хозяев окружающей среды, во всех смыслах. Странно ни это. Мне раньше казалось, после первой встречи с крысами, что они не видят меня, или, вернее, игнорируют присутствие человека. Я для них был не более чем камнем, стоявшим вне пути. Теперь убедился в том, что мы им не настолько безразличны, насколько этого хотелось бы мне. Они не просто осознают наше присутствие. Крысы готовы пресечь любые, пусть даже непроизвольные, попытки помешать своим мероприятиям. Однако с точки зрения моей логики, а она, надеюсь по-прежнему осталась человеческой, будучи на их месте я перебил бы их, как только увидел. Может ли это служить основанием для того, чтобы предположить, что их мотивы не человеческие? Не понимаю, абсолютно ни чего не понимаю! Во всех тех местах, где я занимался поисками огнестрельного оружия, не было видно ни каких следов взлома. Витрины не разбиты, оружейные шкафы не взломаны, просто открыты. Как им все это удалось?!

– Как ты думаешь, они опасны? – обречено спросила Наташа.

– Будут! Если мы в их представлении станем мешать в осуществлении их хрен знает каких планов. – Абсолютно в этом уверен. Да и крысы недвусмысленно определили наше место в этом городе. Во всем этом было что-то еще. Продолжил свои размышления вслух:

– Знаешь, Наташа, мне пришла в голову неожиданная мысль. Что если крысы не против нашего существования? Может быть, они просто пытаются обезопасить себя. Собирают все оружие, которое способно поражать на расстоянии. Холодное оружие при их размерах и скорости не представляет для них серьезной опасности. Справиться с крысой таких размеров, будучи вооруженным даже двуручным мечом, дело сомнительное. Кроме того, с холодным оружием надо уметь обращаться. Победить подобного грызуна в единоборстве, поступок выходящий за рамки возможностей среднего человека. Крысам было наплевать на то, что я держал в руке нож. Мы не представляли для них угрозы. Не знаю как, но мне кажется, они понимали, что в наших интересах разойтись с ними по-хорошему. Они не видели в нас опасности. Трофейщики просто остановили нас и всем своим видом, весьма наглядно попросили не мешать. Если бы у нас был, хотя бы пистолет, я принялся палить от страха, не думая о последствиях. Тогда выходит, что трофейщики собирают все оружие, даже в квартирах. Хотя возможность отыскать оружие в квартире, практически равна нулю. Мало у кого пистолеты в то время лежали на видном месте.… Слушай, а что если это говорит о том, что оружие крысы прячут не только от нас?! Тогда выходит, что кроме нас есть еще люди! Собирая оружие крысы, просто хотят уровнять шансы, на случай открытого противостояния между ними и выжившими. В этом случае они имеют больше шансов победить…

Наташка остановилась как вкопанная. Она смотрела на меня, открыв все то, что возможно, на своем лице настолько широко, что казалось оно вот– вот даст трещину. Было такое ощущение, что увидела ползающих по мне золотых жуков с изумрудными глазами.

– Ты, что зависла? – пощелкал у нее перед лицом пальцами:

– Сбой системных файлов?

К ней медленно вернулась возможность складывать звуки в слова.

– Юра, так, что это значит, что не всех людей убили?! Значит, есть живые? Мы можем с ними встретиться?! Это правда, я правильно поняла?

– Наташа, поняла, ты, правильно. Во всем этом есть одно "но". Все выше сказанное, попытка построить более – менее логичные рассуждения. На самом деле, к моему величайшему сожалению, цена этим построениям, ломаный грош в базарный день. Все они не опираются ни на один мало-мальски подтвержденный факт, а значит совершенно бессмысленны. Поэтому они не более чем абстрактная игра пытающегося остаться холодным и здравым моего ума. Но даже, если мы предположим, что все это так, как я думаю, обольщаться не стоит. Вероятнее всего другие люди представляют опасность не только для крыс, что очевидно. Но как бы это неприятно не звучало, для нас тоже.

Зародившаяся у нее надежда, скомкалась от моих слов. Сама она тоже сникла, и на глазах появился непременный атрибут любого женского разочарования – слезы.

– Наташенька, ты пойми, что все это не более чем человеческая логика. Конкретно моя. Я всегда был пессимистом. В этом мире мы с тобой больше похожи на крыс. Крысы, не знаю почему, похожи на людей. Но это совсем не значит, что они руководствуются в своих поступках нашей, человеческой логикой. Скорее всего, это не так. Может быть, они этим оружием украшают тронную залу своего короля, или повелителя, или кто у них там командует. Мы ведь не знаем их представлений о красоте, как впрочем, и всего остального о них. Одно совершенно очевидно, у них существует иерархия. Все остальное темный лес. Скорее всего, что все это я просто придумываю. Или скажем так, пытаюсь отыскать истину не имея ни каких конкретных знаний об этом месте. Занятие конечно идиотское.

Обнял ее. Слезы текли, как горошины. Но плакала она тихо. Это не истерика. Просто человеку всегда надо на что– то надеяться. И очень важно для него иметь хоть не большое подтверждение того, что его надежда не беспочвенна.

– Успокойся, заинька. Когда будешь, готова идти дай знать. Отказываться от первоначального плана у нас оснований пока нет. Потом мне кажется, если нам удастся выбраться за город… Там будет, более– менее все ясно и понятно, – врал, конечно, но и самому очень хотелось на это надеяться. Хлюпнув последний раз носом, отстранилась от меня, вытерла руками мокрое лицо, сказала:

– Все, Юр, я успокоилась. Просто, когда ты сказал о других людях, у меня надежда какая – то появилась. Глупо конечно. На что здесь можно надеяться?! Ну что, пошли?

– Понимаю. Надеяться нам не на кого, кроме нас самих. Пойдем, славная моя.

Как же назывался этот мост? С моей памятью творились чудеса. Казалось, совсем недавно знал все это, а теперь на месте названий сплошной пробел. Желание вспомнить доводило до полового бессилия. Места были знакомыми и родными, а вот как они назывались.… Хоть убейте! Всплывали какие-то слова, но они совершенно не были связаны с тем, что я видел перед своими глазами. Странно быстро я принял все изменения произошедшие с городом. Может быть, Наташка права в том, что я неадекватно отношусь ко всему этому. Впрочем, она сама вначале жалась и постоянно держалась за руку, как ребенок, который боится потеряться. Сейчас идет спокойно, рядом, уже не путается под ногами. Значит, и с ней происходят изменения. Не будем сейчас задаваться вопросом о странностях нашего восприятия. Оставим на-потом. На какое потом?

– Натуля, – для привычной тишины, голос прозвучал пугающе громко. Она вздрогнула. То ли от звука моего голоса, то ли ожидая от меня очередной гадости или следующего словесного поноса. Никак не могу разобраться в своих чувствах по отношению к ней. Подчас ее мучительно, до сердечных колик жалко. А иногда просто удавить хочется. Атмосфера этого проклятого города сводит с ума.

– Наташа, – повторил свое обращение:

– Сейчас зайдем в этот сад у реки, черт, забыл, как называется. Хрен с ним! – тут я пой мал себя на мысли, что забыл, как называется и сама река:

– Слушай, как называется эта река? – в ее взгляде вместе с недоверием проскальзывал легко угадываемый страх. Видимо, решила, что забрало у меня окончательно упало, и теперь я полностью оформившийся параноик.

– Нет, Наташа, я не шучу. Правда, забыл. У меня с памятью какие-то забавные штуки происходят. Помнишь, как в песне: "Что– то с памятью моей стало…" Все исчезает куда– то, вот только что помнил, и на тебе, ничего нет.

– Река называется Нева, – мое объяснение не имело положительного результата. Она и впрямь думает, что крыша у меня съезжает все больше и больше.

– Наташа, а у тебя не так? С памятью все в порядке? Понимаешь, у меня какие-то провалы. Только что помнил, даже помню, что называл это совсем недавно, а сейчас, как ни напрягаюсь вспомнить не могу.

– Вроде бы нет. Правда мне кажется, я многих названий и не знала. Я ведь в командировке была, а не на экскурсии. И потом, я из другого города. В Питере редко бывала. Но вот это Нева. А вот там сквозь деревья просматриваются стены Петропавловской крепости.

Посмотрел направо, куда указывала ее рука. Увидел сквозь голые деревья парка стены из красного кирпича. Абсолютно точно. Когда она произнесла эти названия, бреши в памяти заполнились. Все встало на свои места. Надолго ли?

– А как мост называется? Помнишь?

– Не знаю. – Прозвучало очень неуверенно.

– Не знаешь или не помнишь? Это очень важно! – Очень не хотелось съезжать в пропасть безумия одному.

– По-моему, не знаю. Я ведь говорила. Я из другого города. Здесь главным образом перемещалась на метро.

– Так, ладно, сейчас засядем в этом парке. Перекусим. Отдохнем немного. Проведем военный совет. Выработаем тактику дальнейшего нашего продвижения. Цель – форсирование Невы. По мосту мне идти, честно говоря, страшно. С него вниз не сиганешь, в случае чего. В общем, поедим и подумаем.

Ели молча. Прием пищи стал неприятной, но необходимой обязанностью. Спасло и делало его более – менее терпимым запаздывавшее ощущение вкуса. Откусывал, начинал пережевывать пищу. Желудок соответственно вырабатывал сок, готовился к приему еды. Глотал, он получает набившие оскомину крекеры и мясной паштет. Следом приходит надоевший, хуже пареной репы вкус. Но он был не связан с самим приемом съестного внутрь. Терпеть было можно. Все здесь приходило с очень большим опазданием. За тарелку горячего супа продал бы душу дьяволу. Обед запили такой же безвкусной водой. Теперь настала пора говорить о делах наших скорбных. Чтобы продемонстрировать существование в нашем обществе, весьма ограниченном, наличие демократии и продекларировать равенство полов, обратился к Наташе, как бы отдавая инициативу в принятие решения:

– Как думаешь, будет лучше перебраться через реку?

– Юра, ты же сам говорил, что по мосту идти опасно. Значит, придется идти по льду.

Ни как она не хотела брать обязанность, даже совещательного голоса.

– Да, по льду. По тонкому льду, – вздохнул я. Если бы можно было не переправляться через реку, сделал бы это с удовольствием.

– Но где, по льду? По открытому пространству – спрятаться негде. Там, наверное, на фарватере льда нет. Если есть, то он действительно очень тонкий и нас не выдержит. Под мостом, та же петрушка. У опор наверняка все размыто, и толщиной он там, как папиросная бумага. Ну, у тебя есть какие – нибудь мысли по этому поводу?

О чем интересно думает, когда я все силы положил на алтарь успеха нашего предприятия? Что это все мне одному нужно?!

– Юрочка, не знаю. Я в этом совершенно ничего не понимаю. Давай поступим так, как ты считаешь нужным.

Ох, уж мне эта рабская покорность всему: мне, судьбе. Впрочем, выбор и вправду невелик. И не ее в том вина. В конечном итоге она права все равно будет по– моему.

– Значится так, Натунчик! – бодро сказал я, что бы разогнать внутреннюю неловкость и неуверенность. Говорил это, одновременно развязывая рюкзак. Достал из него веревку, –

– Пойдем под мостом. По льду. У меня здесь есть веревка, обвяжемся ей и она будет нашим страховым полисом. Запомни самое главное, если провалишься под лед, не бултыхайся. Старайся сохранить спокойствие. Выплывай на поверхность и хватайся за что – нибудь надежное, что будет поблизости. Например, за опору моста или за участок льда, по которому уже прошла. Я тебя за веревку вытащу. Если в воду вваливаюсь я, то ты ложись опять же на тот участок, по которому прошли, и потихоньку подтаскивай к себе веревку. Но самое главное это не паниковать. Пойду первым, я тяжелее тебя, и то место, по которому уже прошел, тебя всяко выдержит. Конечно, все это будет хорошо, если под мостом есть лед. О том, чтобы идти по середине реки не может быть и речи. Тогда нам останется одно – идти по мосту. Но идти нам придется быстро, почти бежать, а он зараза очень длинный.

В просветах между деревьями было видно, что река покрыта льдом, но вот какой он? А в особенности, какой он под мостом, название которого крутилось у меня на языке но никак не могло выскочить на свободу. Гадай, не гадай, но пока не увидишь все своими глазами и не потрогаешь руками, предположения не стоят ничего. 

Вот и Нева. Наташе пришлось опять напомнить мне название этой очень широкой реки. Оно у меня опять куда – то выскользнуло. Раньше воспринимал ее, как прекрасное украшение моего города, теперь я боялся Невы. Но страх был несколько иным, чем тот который испытывал до того, как увидел реку. Порадовало то, что лед у гранитной набережной был на вид надежным. Спускаться на реку пришлось напротив Петропавловской крепости. Как только ноги оказались на льду с ним произошли фантастические изменения. Лед был абсолютно прозрачным, нигде не было снега. Но ноги не скользили. Удивляло не это. Вода, которая текла подо льдом была буро – зеленого цвета. Как только мы вступили на лед, он кардинально поменял свой цвет. Был свинцово – серым, и вдруг стал бутылочно-зеленым. Цвет был насыщен и глубок. Таких ярких цветов в этом городе я не видел. Но почему произошло это изменение цвета? Мне не удалось ухватить тот момент, когда лед стал другим. Однако стоять раскрыв варежку и изумляться свойствам волшебного льда времени не было. Я обвязал Наташину талию одним концом веревки. Нашел второй конец и обвязался сам. Прежде чем тронуться в путь, еще раз провел инструктаж:

– Наташа, иди так, что бы веревка была слегка ослаблена, но следи за тем, что бы она ни касалась льда. Между нами будет примерно метров восемь. Иди только по тому месту, по которому я уже прошел. Буквально след в след. Помни все то, что я тебе сказал ранее и главное не паникуй, – последнее в равной степени относилось и ко мне. Поджилки тряслись. Что – то настораживало в этом "Ледовом походе". Лед был странным, подо льдом неизвестно какая глубина и какое течение. Что и говорить не каждый день совершал подобные путешествия, было от чего впасть в расстройство. Но все равно по льду мне казалось идти безопасней, чем по мосту. Вздохнул и пошел. Несколько раз за пять шагов обернулся. Наташа стояла и внимательно следила за раскручивающейся веревкой. Посмотрел вперед и взял курс на первую опору моста. Через четыре шага веревка натянулась, а потом сразу преослабла. Оглянулся, увидел, что Наташа точно выполняет мои инструкции. Хотел поймать взгляд, что бы подмигнуть и улыбнуться ей, но не удалось. Потом одернул себя и напомнил, что не на общественном катке и смотреть надо, прежде всего под ноги. До моста дошли без приключений. Чувствуя над собой нависшую громаду тысячетонной конструкции, немного успокоился. Шел, внимательно смотря вперед, и периодически переводя взгляд под ноги. Лед пока опасений не вызывал. Вдруг веревка резко дернулась назад. Сразу среагировал. Следуя своим инструкциям, быстро распластался на льду. Потом медленно начал поворачиваться на пузе, назад, в ту сторону, где провалилась под лед Наташа.

– Дура чертова!!! – Заорал во весь голос. Она стояла и смотрела на меня оловянными глазами. Поднимаясь, продолжал орать:

– Я тебе что говорил! Держи дистанцию. А ты мне в затылок дышишь, на пятки наступаешь! Еще раз так сделаешь, прибью!!!

Она заревела, и мне показалось, что плач звучал громче, чем ор.

– Юрочка, милый прости, прости меня! Не ругайся! Мне очень страшно! Никогда так не было страшно, как сейчас! Я боюсь, ты так далеко от меня! Я не могу… не могу идти на расстоянии от тебя. Я прошу тебя, давай вернемся и побежим по мосту! Я буду бежать быстро – быстро, честное слово, до самого конца без остановки. Пробежим и спрячемся на том берегу! Ведь с нами ничего не успеет случится, если мы побежим очень быстро?! – все это в захлеб, вперемешку со слезами, с судорожным схватыванием воздуха в перерывах между словами.

– Дура, – повторил еще раз, но уже без прежнего задора. Она наступила на провисшую веревку. Получился рывок. А я чуть не пережил позорный приступ медвежьей болезни. Наташа уже захлебывалась слезами, изо рта пошли пузыри. Годовалый ребенок, да и только. Но это произвело успокаивающее действие на меня. Стряхнул остатки пережитого страха. Стало стыдно за те слова, которые из – за него вырвались.

– Наташа, мы не можем идти по мосту. Пойми, девочка, как бы быстро мы по нему не бежали он слишком длинный, чтобы успеть перебежать его. А здесь на льду у нас есть пространство для маневра. Здесь нас ни кто не ждет. Наверху будем как на ладони. Мы и подумать ничего не успеем, как нас сожрут. Как тех, вон видишь?! – Я указал на трупы, щедро развешенные на перилах моста, раскачиваясь над нашими головами. Под мостом, можем, по крайне мере, спрятаться!

– Все вижу и понимаю! Но чувствую, что подо льдом какая – то смертельная опасность! Что – то есть здесь! Я боюсь, боюсь!!! Понимаешь, ты, дурак бесчувственный!!! Ненавижу тебя!!! Уходи один, я вернусь обратно! Что смотришь на меня?! Убирайся!!!

Она начала судорожно пытаться развязать узел веревки. Этот взрыв эмоций еще больше успокоил меня, хотя часть слов, которые выкрикнула Наташа, были очень обидными. Наверное, потому, что были отчасти правдой.

– Наташа, – медленно двинулся к ней.

– Не подходи ко мне, гад!!! – закричала, все еще безуспешно теребя узел. Выбрал веревку, когда она натянулась, что есть силы дернул на себя. Наташа, ойкнув, махом упала в направлении рывка. Упала тяжело, всем телом. С глухим стуком. Я испугался, в один прыжок преодолел разделявшее расстояние. Рухнул рядом на колени и рывком перевернул ее вверх лицом. Из носа шла кровь. Она молча, сопя, боролась, пытаясь вырваться из моих рук. Я все сильнее и сильнее сжимал ее плечи. Вход пошли кулаки и колени. Еле успевал уворачиваться, чтобы не подставить под удар лицо. Потом её силы иссякли, и она заплакала. Горько и безутешно. Словно маленький ребенок, который потерялся и впервые столкнулся с проблемой одиночества. Меня прорвало:

– Любимая моя! Прости меня, прости!!! Я люблю тебя! Но ты должна понять все то, что я делаю, делаю не из прихоти, и не потому, что жестокий и злой. Я хочу сохранить тебя. Хочу, чтобы ты осталась живой! Чтобы оба мы были живы! Ну, не плачь, прошу тебя, успокойсая. Все будет хорошо. Обещаю тебе, я все сделаю для того, что бы нам удалось выбраться отсюда. Слышишь, единственная моя?! Клянусь тебе, приложу все до капельки усилия, чтобы с тобой ни чего не случилось!!! Прости, прости, любимая моя! Слышишь?! – Удалось докричаться до нее. Из глаз продолжали течь слезы. Но их выражение поменялось. В припадке искренности сумел найти слова, которые вселили в нее надежду.

– Юра, Юрочка!!! Мне страшно! И ты такой чужой, непонятный! Я думала, что ты ненавидишь меня, и при первом удобном случае попытаешься от меня избавиться! Я боюсь… Я думала.… Думала, когда шли, ты не бросишь меня, а здесь на этом льду…

– Так это лед тебя испугал? – с облегчением нашел ответ на мучавший меня вопрос о причине истерики, –

– Меня он тоже напугал. С одного места смотришь на него он серый. И вдруг, бах, стал зеленым! Есть от чего сознания лишиться!

– Каким зеленым? – удивленно спросила она, размазывая слезы и кровь по щекам. Я вытащил из бокового кармана куртки, относительно чистый платок и протянул ей. Она благодарно кивнула. Потом, словно успокаивая ребенка, сказал:

– Ну как каким зеленым, лапушка? Вот таким, – похлопал ладонью по льду рядом с собой.

– Он серый, – опровергла, совершенно уверенно.

– Да ты что не видела разве?! Он цвет поменял! Ты его что и сейчас серым видишь?!

– Да-а-а-а…– и вот здесь у нее вновь появилось то выражение глаз, которое было, когда я спросил о названии реки. На этот раз оно не промелькнуло, а осталось там. Так смотрят на опасных сумасшедших. Или на маньяков. С ужасом и надеждой. С ужасом оттого, что может случиться. И с надеждой на то, что все может быть образуется. Мне пришлось рискнуть и задать еще один вопрос. Он мог убить ужас и утвердить в ее глазах надежду, или совсем наоборот.

– Наташа, а когда ешь, вкус у тебя сразу появляется, как только положишь пищу в рот?

В ответ опять услышал протяжное:

– Да-а-а-а…

Запустил пятерню под шапку и с силой почесал голову.

– Ты знаешь, что мы по-разному ощущаем объективную реальность, данную нам в этом самом ощущении? Я вижу зеленый лед. У тебя со вкусом все в порядке, а у меня он вечно опаздывает, как электрички.

– Ты курила раньше?

– По-моему нет, – сказала ужа более осмысленно. Села на льду удобнее.

– Переберемся на ту сторону, попробуешь.

– А зачем?

– А затем, что со мной все это происходит не так, как с тобой. Может именно поэтому, ты воспринимаешь меня, как своего возможного убийцу. Наташа, вот сейчас мы оба успокоились. Я тебе совершенно искренне говорю, у меня в мыслях не было причинить тебе, какой – нибудь вред. Могу поклясться, чем угодно – это правда.

Но в этот момент меня больше волновало сделанное открытие. Она совершенно иначе воспринимала многие вещи этого мира. Ее это, по-моему, удивило не меньше моего и в чем-то, даже успокоило. Дай, не знаю кто, что бы ее страх передо мной сменился на что – нибудь другое.

– Наташенька, пора идти. Чтобы тебе не было так страшно, пойдешь первой. Если появится опасность, увидим ее вместе и вместе будем действовать сообразно обстановке. Я пойду замыкающим и буду прикрывать наш тыл. Еще одно. Хочу, чтобы ты мне верила. Я действительно люблю тебя. Может это не к месту и не ко времени "вот уж точно". Но ты должна мне верить! Все, только что сказанное мной, это правда. Может быть, единственная правда в этом месте.

Она вернула мокрый от слез и бурый от крови платок. Я скомкал его и запихал в карман. Обнял ее и стал целовать. Глаза, еще мокрые щеки, распухший от удара об лед нос, губы, сохранившие горечь слез.

– Ты веришь мне?! – в тот момент показалось самым главным в моей жизни услышать положительный ответ.

– Юра, я постараюсь. Честно постараюсь.

Мне в своем вранье всегда удавалось быть более убедительным. Встал и помог подняться ей. Еще раз обнял и поцеловал. Потом слегка подтолкнул:

– Ну, иди. Ничего не бойся! С нами все будет в порядке.

Она попробовала улыбнуться. Не вышло. Кивнула мне, развернулась и медленно и неуверенно пошла вперед. Два шага, три, четыре, когда сделала восьмой шаг, веревка приподнялась надо льдом, двинулся за Наташей.

– Милая, не спеши! Смотри под ноги. Все в порядке! – крикнул в спину. Она не оборачиваясь, кивнула.

На середине реки устроили привал. Сели у опоры моста. Я обнял ее. Она не отстранилась. Так сидели долго. Молчали. Каждый думал о своем.

– Юра, – первой нарушила молчание Наташа.

– Тебя очень тяготит моя возможная беременность?

– С чего ты взяла?

– Так. Показалось.

– А почему это должно меня тяготить? Скорее всего, что законы той жизни, в том числе и физиологические не имеют силы в этом мире. Так что беременность под большим вопросом. Если это и не так, то ведь она еще не очевидна?

– Как ты любишь запутанно говорить. Просто не можешь изъясняться?

– Извини издержки образования и характера. Но слишком много мыслей в два слова не впихнешь. Было бы лучше, если на все твои вопросы отвечал только: "да" или "нет"?

– Не лучше. Но иногда бывает трудно тебя понимать. Даже не всегда улавливаю смысл слов. Но ты так и не ответил на вопрос?

– Отвечаю. Нет. Не тяготит. Точка.

Она улыбнулась.

– Юр, прости меня за истерику. Мне показалось, – со мной должно что – то случиться на льду. Очень испугалась. Не соображала, что делала.

– Понимаю. Женское сердце – вещун. Все нормально, я тоже был близок к припадку. Тебе просто удалось опередить. Не представляю, как бы ты смогла утихомирить меня, если бы успел начать первым?

Показалось, что она не слышит. Через мгновенье получил подтверждение. Впрочем, не расстроился

– Юра, ты однажды сказал странное слово – эвтаназия. Что оно означает?

– Добровольный уход из жизни одного человека с помощью другого человека. Осуществлялась, как правило, введением в вену безболезненных умерщвляющих препаратов. –

Постарался выдать краткое определение, не вдаваясь в подробности.

– Почему ты спросила?

– Так. Просто вспомнила это слово. Может быть, пойдем дальше. Я уже отдохнула, и сидеть становится холодно.

– Пойдем. Раньше выйдем, скорее дойдем.

Посмотрел вверх. Висевшие над головами трупы не выпускали нас из виду.

До другого берега оставалось метров сто, не больше. Уже расслабился и думал, как бы побыстрее оказаться у гранитного спуска к реке. Неожиданно что – то взорвало лед перед Наташей. Она в этот момент как раз занесла ногу, чтобы сделать следующий шаг. Лед как бы вспучило изнутри, а потом он не выдержал давления и, ломаясь, выпустил высоко вверх огромный, черный столб воды. Этот фонтан окутал Наташу и всей массой вместе с ней исчез в образовавшейся полынье. Веревка рывком натянулась, сбросила меня на лед, потащила в мертвую воду. Выхватил нож из ножен. Первым желанием было перерезать веревку. Шли мгновения, меня все ближе и ближе подтаскивало к зияющему пролому. Сила, тащившая постепенно ослабевала, но не так быстро, чтобы не успеть оказаться в черной воде. Остервенело, принялся рубить лед ножом, пытаясь зацепиться и приостановить скольжение. Тщетно. Нож соскальзывал, оставлял неглубокие выбоины на льду, неспособные приостановить движение. Вдруг, когда до полыньи остался метр, все прекратилось. Положил нож и обеими руками начал подтаскивать веревку к себе. Вода была черной и спокойной. Метр веревки. Она шла легко, но груз на конце чувствовался.

– Где же ты! Всплывай, черт тебя подери! – Еще метр. Веревку начало сносить, как леску, на конце которой сидела рыба. Течение, не такое сильное, но все же ощутимое. Еще метр. Показалась рука. Судорожно над поверхностью искала кромку льда, чтобы ухватиться. Быстро обмотал веревку вокруг своего запястья. Схватил за руку. Потащил, что было сил. Показалась ее голова. Глаза были открытыми, но мысли в них не было. Запустил свободную руку по плечо в воду. Ее обжог холод. Нащупал брючный ремень и рывком вытащил Наташку до половины, на лед. Еще одно усилие, мы уже в паре метров от пролома.

– Наташенька! Наташка! – Я хлестал по щекам, мучительно вспоминая приемы искусственного дыхания. Никак не мог вспомнить. Все произошло очень быстро. Не могла же она за столь короткое время захлебнуться! Моргнула. Потом резко села и наклонилась вперед. Ее вырвало черной слизью разбавленной зеленой водой. Цвета у рвотной массы были неестественно яркими.

– Быстро, быстро, лапушка моя! – Подхватил ее подмышки, кое– как поставил на ноги и почти волоком, насколько возможно быстро, потащил ее вокруг полыньи. Прочь от этого пролома. Полынья была почти правильной прямоугольной формы, словно кто-то долгое время специально вырубал пешней или пилил пилой для такого вот случая. Оттащил ее метров на десять от полыньи. Она пришла в себя и стала принимать более активное и осмысленное участие в нашем бегстве. Однако, не доверяя ее силам, продолжал крепко держать Наташу за талию.

– Быстрее, золотко, быстрее. – Черт его знает, сколько таких ловушек может оказаться на нашем пути? Бежали, уже не разбирая дороги, в сторону спуска к реке. Случись что и уже оба стали бы удобрением для подводной растительности. Ни чего не случилось. С разрывающимися от напряжения легкими влетели на набережную. Но здесь тоже не появилось чувство безопасности. Слишком близко к реке. Не останавливаясь, перебежали дорогу и вломились в первый попавшийся подъезд. Массивная дубовая дверь, к счастью, оказалась открытой. Как только веревка, тащившаяся нелепым хвостом, ни за что не зацепилась?

 

Глава 3.

Здание, в котором оказались, было, скорее всего, административным. Металлическая вертушка, стеклянная будка. На столе лежала камуфляжная шапочка с козырьком. Пришлось подхватить веревку, чтобы миновать дурацкое, пропускное устройство. На втором этаже долго стояли, стараясь перевести дух. С Наташки натекла огромная лужа воды. У меня кололо в левом боку. Потребовалось много времени, чтобы хоть чуть-чуть прийти в себя. Наконец удалось озвучить вопрос, который мучил с самого начала бегства от злобной полыньи:

– Ты как?!

– Холодно, – жалобно сказала она.

– Сейчас согреемся. – Достал нож. Не мог вспомнить, когда его подхватил и запихал в ножны. Разрезал веревку, охватывающую талию, освободился сам. На площадке было две двери. Я взял Наташу за руку и повел, громко выбивающую дробь зубами, к правой. Она была не заперта. За ней длинный коридор с большим количеством дверей по обе стороны. Немного углубились в коридор. Я открыл третью дверь слева. Комната была типичной чиновничей норой. В таких всегда сидели бухгалтера. Окна комнаты выходили во двор здания. У левой стены стоял старинный кожаный диван. Кивнул в его сторону. Сказал Наташе:

– Раздевайся побыстрей! – она попыталась снять рюкзак, который все еще истекал водой, но удавалось это плохо. Движения сковывал холод и мокрая одежда, ставшая тяжелой, как латы средневекового рыцаря. Стал помогать ей разоблачаться. Стянул рюкзак, металлическая молния на куртке никак не хотела расстегиваться. Пришлось разорвать. Свитер сняла уже сама. Дальше тоже отказалась от помощи. Развязал свой рюкзак, достал оттуда мешок с запасным теплым нижним бельем, шерстяные носки, флягу со спиртом. Когда оторвался от своего занятия и поднял голову, увидел, что она стоит. На ней остались только трусики и лифчик.

– Снимай все, – скомандовал голосом, не терпящим возражений. Ожидаемого диспута не последовало. Она сняла белье и теперь стояла, закрывая грудь перекрещенными руками. Кожа посинела и была покрыта гусиными пупырышками не виданного мной доселе размера. Я принялся яростно растирать её махровым полотенцем. С благодарностью думая о своей предусмотрительности. Когда вытер насухо все тело, кожа начала краснеть. Она не мешала и не помогала. Стояла, опустив руки и закрыв глаза. Изредка постанывала от моего усердия. Продолжал растирать приговаривая:

– Вот сейчас тебя разотрем всю. Согреем. Вот так. Вот так. Не хватало нам еще простудиться! Все у нас будет просто прекрасно. Ложись на диван, Приступаем ко второй части нашей экстремальной медицины.

Она легла на живот, и по телу прошла судорога. Кожа на диване была холодной. Взял флягу со спиртом, снова подивившись своей обстоятельности. Откуда что берется? Растирал спиртом, пока мои ладони не начали дымиться. Всю с головы до пят, включительно. Потом когда она вся пропиталась огненной водой со всех сторон, подал теплые хлопковые толстые кальсоны, тельник и шерстяные носки.

– Быстренько одевайся! Я сейчас мигом вернусь, – выскочил в коридор, до конца не будучи уверенным в том, что мне удастся найти постельное белье в этом дворце бюрократии. Однако опасения не подтвердились. Наши чиновники были в свое время очень предусмотрительными, почти такими же, как и я. Когда вернулся, неся в охапке два одеяла и подушку, она сидела на диване, подобрав ноги и охватив их руками, словно пытаясь сохранить тепло внутри. Лбом упиралась в колени. Мое появление не встретило никакой реакции. Положил подушку в изголовье дивана. Помог ей лечь и укрыл сверху двумя одеялами.

– Сейчас приступим к третьей части лечения. Не очень приятной, но очень полезной. Спирт не даром всегда именовали огненной водой. – Налил в пластиковый стакан грамм пятьдесят спирта, другой стакан полностью заполнил водой.

– Наташенька, сейчас выдохни воздух, весь. Потом сразу одним глотком вылей в себя спирт, старайся, чтобы он сразу попал в желудок, нигде не задерживаясь. После этого молниеносно запей водой.

Протянул оба стакана. Она удивила меня, выполнив инструкции с безукоризненной ловкостью. Что это? Профессионализм давно пьющего человека? Всегда считал, что мастерство не подошьешь.

– Ложись, славная моя. Поспи. Тебе необходимо отдохнуть. А я вот здесь вот посижу рядом.

Наташа свернулась калачиком, я уже знал, что это ее любимая поза для сна. Закрыла глаза. Я сел рядом, на пол. Только сейчас начал понимать, чего удалось избежать. Меня изрядно трясло. Обрывки мыслей летали разноцветными лоскутами, постепенно складываясь в целую картину. Стало по-настоящему страшно. Посмотрел на ворох мокрой одежды. Как ее высушить? Разводить костер в помещении? Но здесь нет места для этого. Как поведет себя открытый огонь в этом мире? Уже довелось стать свидетелем, изменения одной из основных природных стихий. Вода вела себя чрезвычайно агрессивно. Но вода есть вода, а огонь.… Поискав в голове еще какие – нибудь возможные варианты, с сожалением понял, что остается только один. Пока она спала, надо было выдвигаться в какой– либо близлежащий магазин и там отовариваться всем необходимым. Наташка спала. Дыхание было ровным и спокойным. Ей– богу, как ребенок. Умилился, такого со мной никогда не было. Идти куда– то одному? Перспектива пренеприятнейшая. Так давно не был один. Дотянулся до фляги, плеснул чуть побольше, чем Наташе. Выдохнул и комком бросил спирт в себя. Задержал дыхание, пошарил рукой и нашел бутылку с водой, запил. Пить спирт с задержкой вкусовых ощущений занятие оптимистическое. Со стола взял листок бумаги, ручку, и, перевернув ворох мокрой одежды, переписал на бумагу все ее размеры. Еще раз посмотрел на нее, даже взглядом своим боялся потревожить сон. Одну ладонь положила под щеку, второй ладонью укрыла вторую щеку. Под глазами темные круги. Досталось ей. И я тот еще подарочек. Лицо было светлым, спокойным и умиротворенным. У меня повлажнели глаза, а внутри все сжалось, такой она была милой. Видимо, не зря говорилось, что все произнесенное вслух рано или поздно приобретает форму. Можно ли описать любовь словами? Можно описать свои ощущения, когда любишь. А я, черт бы меня побрал, любил ее. Любил! Это чувство было совершенно незнакомым мне. Оно полностью отличалось от простого сексуального влечения. Было другим, все переполняло меня. Я боялся того, что испытывал к ней. Боялся и любил. Мог бы часами стоять у постели и смотреть на то, как она спит. Повернулся и совершенно бесшумно вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Перед выходом на улицу подумал о том, что надо было написать записку. Удивился, почему эта мысль пришла мне в голову только теперь. Дернулся вернуться, но возвращаться всегда было для меня дурной приметой…

Первые шаги дались, ох, как не легко. Вскоре страх притупился от желания поскорее все это закончить и вернуться обратно. К Наташе. Мелькали улочки, здесь они были свободны от автомобильных баррикад. Покойников тоже не было видно. Потом в голову забралась тревога. Проснется Наташка и увидит, что меня нет. Что ей придет в голову? Конечно, там остались мои вещи, рюкзак. Но если вдуматься, разве меня это остановило, если бы я решил бросить ее. Нет! Это ясно и понятно. Надо все сделать быстрее. Побежал. О возможной опасности не думал и чесал посередине улицы. Если, что-то случится, вряд ли это что – нибудь изменит. Ага! Вот то, что нужно! Магазин – салон. В нем можно найти все необходимое. Дверь была не заперта. Как вихрь ворвался внутрь. Достал листок с размерами. Отобрал пару джинсов нужного размера. Три теплые рубахи. Два комплекта зимнего белья и еще два размером побольше, для себя. Достал шесть пар носков разных размеров на нее, и на меня. Два черных шерстяных свитера. Много – не мало. Вязанную голубую шерстяную шапку с забавными ушками. На прилавке, куда складывал все приобретенное мной, росла гора пакетов. Метнулся в отдел галантереи, в котором в изобилии стояли сумки, кейсы, чемоданы. Выбрал большую спортивную адидасовскую сумку. Вернулся обратно, уложил все добытое. Одновременно размышляя об особенностях коммунизма, построенного в отдельно взятом городе, для двоих. Жаль, что ни один коммунист не дожил до этого новоиспеченного рая. Так, дальше. Верхняя одежда. Выбрал стильную, кожаную куртку, на меху, с капюшоном. Запихал к остальному награбленному. Брючный ремень, две пары меховых кожаных перчаток. Дальше! Дальше! Со спазмом вспомнил – обувь. Стал выбирать ей пару, сверившись с реестром. Нашел подходящую, удобную, нужного размера. В сумку. Что еще? Огляделся вокруг. Быстро удалось разрушить красоту порядка и изобилия этого магазина. Все разбросано, перевернуто вверх дном. Что еще? Ага, вот. Прилавок с разными мужскими аксессуарами. Швейцарские армейские складные ножи. Батарейки, фонарики, зажигалки, брелоки, прочая дребедень. Выбрал два больших ножа со складными лезвиями. Подобрал к ним чехлы. Два фонарика, четыре упаковки пальчиковых батареек. Увлекательно, так вот, ходить по магазинам. Жаль мало времени. Вроде все. С трудом, помогая коленями, закрыл раздувшуюся сумку. Прикинул обратный маршрут, он вырисовывался более коротким, чем путь сюда. Минут через десять должен оказаться рядом с Наташей. Я помнил из прежней жизни расположение улиц и знал, как сократить дорогу. Перекинул сумку через плечо и задвинул ее за спину. Все. Вперед! Выскочил из магазина и побежал в противоположную сторону от той, с которой пришел. Пробежал мимо фасада дома, в котором был расположен магазин, свернул за угол. Два дома, переулок и еще один дом. Длинный ремень сумки, надо было отрегулировать. Она научно выражаясь, в такт шагам, лупила по ягодицам. Заскочил на тротуар. В конце переулка уже виднелась набережная. В доме справа темная арка. Уже почти пробежал, как вдруг.… Вдруг периферийным зрением уловил какое – то движение на пороге темноты. В тот же миг что – то тяжелое вылетело оттуда и повисло у меня на спине. Не выдержал тяжести, споткнулся, но, падая, успел выставить вперед руки и погасил силу удара о землю. Все равно грохнулся сильно. На мгновение вышибло дух. В глазах потемнело. Ничего не соображая, почувствовал на шее чьи – то руки. Они душили. Меня сковал ужас. Перед глазами в темной пустоте плыли красные пульсирующие круги. Сопротивляться не мог. Стало очень больно и вместе с болью возвращалось сознание. Чем меньше оставалось воздуха в легких, чем крепче сжималась железная хватка невидимого противника, тем лучше я начинал соображать. Одной рукой попытался оторвать пальцы от горла. Удалось отодрать один палец. Взял его на излом. Раздался омерзительный хруст. Палец сломался. Принялся за другой. Хватка не ослабевала. Понял, что не успеть переломать все пальцы, до того как задохнусь. Левой рукой судорожно вытащил нож из ножен. Легкие трещали. Перехватив нож удобнее, ударил им за спину. Ударил слабо, неловко. Существовала возможность промахнуться и попасть в себя, вместо противника. Посчастливилось. Попал в него. То, что душило меня заверещало. Но в этих звуках было больше недоуменного негодования, чем боли. Ударил еще раз, стараясь попасть в то же место. Удар получился удачливее первого. Сильный и точный. Оно завыло. Разжало пальцы и ослабло на мне всем телом. Неимоверным усилием, перевернулся на бок и скинул его с себя. Потом сразу, не теряя времени, откатился в противоположную сторону. Вскочил на ноги. Замахнулся ножом и только теперь увидел, что нападавший на меня был странным, но человеком. На нем был надето что-то из обтягивающей блестящей кожи. На манер аквалангистского. Но не в этом была странность. Однако он не дал времени разобраться. "Водолаз" начал подниматься. Поднимался медленно. Видимо, ранен серьезно. Я перехватил нож, взял его, как саблю. Подскочил к существу, которое, не переставая выть, пыталось подняться с колен. Завыл и я. Воя как бешеный зверь, наносил удар за ударом. Брызнула какая – то черная жидкость. Кровь!!! Меня опьянило это знание. Молотил своим тесаком. Некоторые из нанесенных ран, были очень глубоки. Гадина не пыталась защищаться. Стояла под градом ударов на коленях, и раскачивалась. Во мне вскипела ярость. Вместе с очередным ударом ножом что было силы пнул его ногой в тело. Существо получило необходимое ускорение, упало навзничь. Быстро опустился на колено рядом с ним и воткнул нож в спину. Закаленная сталь пробила тело насквозь, глухо царапнула асфальт. Я выдернул его. Поднялся и, шатаясь, отошел от трупа. Первая мысль – бежать. Но странность существа, которая в начале краешком зацепила сознание, пересилила страх. Захотелось взглянуть в его лицо. Затянутый в черный, действительно похожий на костюм аквалангиста, комбинезон, он лежал на животе, закрывая голову руками. Они были в перчатках из такой же черной блестящей кожи. Исследовательский интерес окончательно переборол осторожность. Даже в голову не пришло, что убитый мог быть не один. Подошел еще ближе и ногой попытался перевернуть тело. Сразу бросилось в глаза, что на нем не было ни одной страшной раны, из тех, что нанес ему только что. Не было ничего ни ран, ни крови, ни дыр, ни каких – либо других наглядных признаков убийства, которое только что совершилось. Это было очень похоже на регенерацию. Но когда она произошла?! Почему так быстро?! Он что выходит жив?! Меня обожгло ужасом. Просто прирос к месту. Если бы тварь сейчас проявила какие – нибудь признаки жизни, я, скорее всего, просто упал бы в обморок. Но он лежал не двигаясь. Пересилил себя и, держа нож наготове, тронул тело рукой. Он был холодным, или была холодна его чертова шкура. Еще раз вонзил нож в безжизненное тело. Лезвие прошло насквозь, не встретив никаких препятствий. Он не пошевелился. Выдернул нож, на нем была черная, густая кровь. Она не стекала с лезвия. Сталь была словно окрашена ей. Прямо на глазах черная кровь стала исчезать. Совсем. Без следа. Посмотрел на то место на его спине, откуда только что выдернул нож. Этого места не было, то есть была совершенно целая спина, обтянутая блестящей кожей. Не выпуская ножа, двумя руками перевернул тело. Одна рука безвольно откинулась, вторая оказалась под головой, как у отдыхающего дачника. Но что это была за голова?!! Вернее лицо. Вернее его полное отсутствие!!! Весь овал, на котором должны присутствовать черты лица, был обрамлен черной шапочкой. Она закрывала половину лба и весь подбородок. Не было ни глаз, ни бровей, ни носа, ни рта, ни выпуклостей, ни впадин! Все увиденное напоминало овальной формы розовый, неестественно розовый, баскетбольный мяч. Эту поверхность покрывали такие же, как и на мяче пупырышки. Когда, наконец, осмыслил, это, все страхи, что испытывал прежде, стали мелкими и незначительными. Это был кошмар, даже в отдаленных уголках темного подсознания не смог бы найти, что– либо подобное. Фантазии не хватило.

– Мама! – Вырвалось против воли. Назад! Пятился на четвереньках, задом, пока не натолкнулся на стену дома. Ведь эта тварь, которая, только возможно убита, может быть не одна!!! Что если, сейчас, сюда сбегутся еще такие же?!! Вскочил и побежал так быстро, как не бегал никогда в жизни. Бежал, как сошедший с ума от страха мустанг, спасающийся от пожара в прерии. Бывают ли в прерии пожары? Не знаю, зато у нас есть кое-что пострашнее стихии!!!

Пока бежал меня терзал глупый вопрос. Чем эта тварь издавала звуки? Ведь совершенно ясно слышал его вой! Не найдя подходящего ответа, остановился около здания, в котором оставил Наташу. Надо отдышаться и подумать над сложившейся ситуацией. Решил поступить так, Наташе ничего не скажу. Не к чему лишний раз пугать. Одеваемся и как шмели сматываемся отсюда. Если из всех нормальных людей нас осталось двое, то можно было предположить, что и этих уродов больше одного. Потом совсем не уверен в том, что прикончил его. Наконец удалось побороть одышку. Бегом поднялся на второй этаж и вошел в длинный коридор. Дверь. Открыл ее. В кабинете никого не было. Растерялся настолько, что куски мои лежали почти по всему городу. Проснулась, увидела, что меня нет – ушла. Но куда? Почему не взяла никаких вещей? Была в шоке?! Протер глаза, надеясь, что ошибся дверью. Но, нет. На диване подушка, скомканные одеяла. На полу ворох мокрой одежды, рюкзаки. Все здесь. Кабинет тот самый, все на месте, кроме Наташи. Но не могла же уйти в одной рубашке, кальсонах и носках на улицу? А что если это те, с баскетбольными головами? Мысль испугала до полного расслабления. Пока бегал там, дрался, они пришли и схватили ее. А этот специально пытался меня задержать. Что они сделают с ней? На этот вопрос легко, но с огромной болью смог ответить. Убьют!!! Как же так?! В изнеможение опустился на пол. Охватил голову ладонями. Наташа, Наташенька, как же так?! Ее лицо стояло перед глазами. Какой красивой она была, когда спала! Зачем?! Зачем я пошел за этими шмотками? Что же делать то теперь, а?!! Задавал сам себе вопрос. И не мог на него ответить. Не заметил, как заплакал. Редкие слезы, разъедая глаза, потекли по щекам. Одиночество, страх, бессмысленность всего. Безысходность. Я завыл.

– Юр, ты чего? – Обернулся. Еще не веря. Еще будучи уверен, что за спиной ни кого нет, и все мне кажется. Но в дверном проеме. В нелепых, больших кальсонах, в тельняшке с закатанными рукавами, в шерстяных носках. Стояла она! Всклоченные со сна волосы, заспанные глаза. Чуть не захлебнулся воздухом от облегчения. Нет от счастья! Вскочил, почувствовал, что сумка все еще висит, мешает, очень мешает. Скинул, чуть не оторвав пряжкой на ремне ухо. Понял, что где – то потерял шапку. Бросился к ней и крепко прижал. Она слегка опешила от моей реакции на ее появление. У меня из глаз все еще катились слезы, но они были легкими, хорошими.

– Наташенька, золотко мое!!! Я ведь думал, что потерял тебя. Что ты ушла…

Тут она обняла меня, удвоив силу объятий.

– Понимаешь, уходил – ты спала. Прихожу, тебя нет! Черт знает что в голову полезло! Испугался до смерти. Где ты была?! Чудо, мое?

– Я – это… в туалет ходила. Проснулась, в туалет хочу, сил нет. Ты куда – то ушел, но все вещи на месте. Подумала, что ты где-то по зданию бродишь. Звать не стала. Что я маленькая, сама своих дел сделать не могу? Вышла, хотела идти искать, но замерзла, решила, взять одеяло и продолжить поиски. А ты уже здесь. Где ты был?

– Любимая моя. Больше никогда никуда тебя не отпущу. Ни на одну минуту тебя не оставлю. Никому не отдам!

– И в туалет, то же будешь сопровождать? – Лукаво спросила.

– И в туалете, и в ванне, и в постели, и везде – везде! Ни на мгновение, ни на шаг!

Она счастливо вздохнула и еще крепче прижалась. Молчали. Но я как – то чувствовал, то, о чем она думает. Любовь иногда делает человека телепатом. Она была почти счастлива. Почти так же как я. О, если бы не было этого почти…

– Юрочка, а куда ты ходил?

– Сейчас все расскажу. Пока одевайся. Я тут кое – что подобрал, не знаю, будет ли впору? По размерам должно подойти, а понравится или нет? Пока надевай, потом посмотрим. Надо будет, поменяем, чтобы соответствовало твоим вкусам.

– Это все мне?!! Правда?! Ты ради меня ходил в город? Один?!!

– Нет, с тремя телохранителями. Не могла же ты идти дальше в мокром, а как высушить одежду я не знал.

– Юра, слов нет. Ты такой заботливый. Просто идеальный мужчина!

Здесь пришло время краснеть, как половозрелому юнцу, на которого обратила внимание красивая девушка. Слова были очень приятны. Чтобы услышать их, готов проделать еще одно, точно такое же путешествие. Идиот, что тут скажешь? Влюбленный идиот.

– Наташа, одевайся побыстрее. Нам надо скорее уходить отсюда. Найдем более безопасное место, там и поедим, поговорим обо всем и отдохнем. Поторопись, милая, пожалуйста.

Вернул ее, и, прежде всего себя, в реальность. Она быстро оделась. Показалось, что она осталась довольна обновками. Я то же думал, что набранные в такой спешке вещи, совсем не плохо подошли. Быстро собрались. Уложил все необходимое в рюкзак и сумку. Через насколько минут мы уже выходили из здания. Свернули с набережной в первый же переулок и пошли прочь от нее. Вел Наташу дорогой, расположенной далеко от места стычки с неизвестным существом.

– Знаешь…

– Береги дыхание, – перебил ее,

– Скоро поговорим и отдохнем.

Петляя по маленьким улочкам, вышли на открытое пространство.

– Марсово поле, – сказала она

– Ага, – согласился, хотя название не вызвало никаких ассоциаций. Помнил эти места, прекрасно в них ориентировался. Но название не говорило ничего. Странная избирательность моей памяти.

– Наташа, сейчас пробежим это поле. Быстро, как только можно. А там уже сообразим соответственно обстановке. Центр ведь рядом. До Невского рукой подать, – а центр у меня был накрепко связан с Невским. Это название почему – то не забыл. Амнезия была фантастически прихотливой.

– Побежали, – с готовностью, и с каким– то задором сказала она. Словно ей предстояло принять участие в "дне здоровья".

Понеслись, как олени. Поле было немаленьким, но нам удалось установить новый мировой рекорд, ведь все старые были упразднены. На середине поля, где стоял странный памятник, который каким-то непостижимым образом в моем представлении был связан со свадьбами. Увидел слева от поля странного цвета замок. Помнил, что он был связан с именем императора Павла, но назывался он не в честь него, а вот кого? Как ни старался, не вспомнил. Справа река, канал, скорее. Но тоже без названия. За ней какой то безымянный сад в нем небольшое желтое затейливой архитектуры строение. Тысячу раз здесь был, но как же все это называется?!! Бежали легко по краю поля. Перед его окончанием Наташа начала притормаживать. Видимо подустала и хотела передохнуть. Дернул ее за руку, другой показывая вперед. Время отдыхать еще не пришло. Очень хотелось как можно быстрее преодолеть открытое пространство. Не останавливаясь, перескочили через дорогу, через мост. Побежали мимо странного дворца. Не удержался и кивнул в его сторону:

– Как называется?

– Михайловский замок, – тяжело дыша, запинаясь, ответила она.

Дальше, дальше. Мимо сада справа. Вот и первые дома.

– Туда, – показал на первый дом, стоявший сразу после сада. Заскочили в ближайший подъезд и, не останавливаясь, кинулись вверх по лестнице. Между вторым и третьим этажом остановились.

– Вроде проскочили, – выдавил из пересохшего горла. Достал пластиковую бутылку с водой, из рюкзака. Открыл и протянул ей. Она благодарно кивнула и сделала несколько глотков. Бутылка вернулась ко мне. Жадно пил, обливая куртку.

– Юра, а почему мы бежали. Вроде никакой опасности не было видно? – Уже ровным голосом спросила Наташа.

– Для того и бежали, чтобы эта опасность, не успела появиться. Всегда считал, что лучшая оборона – это убежать. Сейчас найдем открытую дверь и передохнем. Я спущусь на второй этаж и проверю там. Ты поднимайся на третий и ищи открытую дверь. Не найдешь иди выше, я догоню. Если что – то есть, зови. Я так же сделаю. Разошлись. На втором этаже открытых дверей не было. Стал подниматься следом за ней. На площадке третьего этажа услышал ее голос, с четвертого:

– Юра, нашла. Здесь открытая дверь.

– Сейчас иду.

Открытая дверь, у которой стояла Наташа, поражала своей фундаментальностью. В ней было все. Железо, дорогое красивое дерево, массивность и надежность, огромное количество хитроумных импортных замков и запоров. Крепостные ворота, а не дверь в квартиру. Вошли внутрь. Нас встретили темная тишина.

– Стой здесь. Сейчас все быстренько осмотрю, и будем обустраиваться, если все нормально. Но не расслабляйся. Будь готова в любой момент сорваться с места и бежать без оглядки. – Осторожно пошел вглубь темного холла…

 

Глава 4.

Квартира принадлежала очень богатому человеку. Раньше была, наверное, коммунальной. Ее расселили, заново перепланировали, превратив в настоящий дворец, ограниченный стенами обычного Петербургского дома, расположенного в центре. Включил фонарики. Один отдал Наташе, чтобы ей не так страшно было оставаться в темноте. Вторым осветил большой холл, расположенный сразу за входной дверью. Стены у этого зала были зеркальными. Луч фонарика бешено метался, отражался и преломлялся многократно. На самом деле стены оказались потайными, скрытыми шкафами, забитыми разнообразной одеждой. Из холла вели две двери. Одна напротив входной. Другая, слева от нее. Показал Наташе на пуфик, стоявший рядом с зеркальным столиком, на котором, массивно как сытая жаба, распластался навороченный телефон.

– Присядь, подожди. Я скоро, – открыл левую дверь, и оказался в американской кухне. Американской в моем представлении она была потому, что содержала и столовую. В центре стоял огромный деревянный, очень красивый стол. Вокруг стола шесть резных стульев. Разной бытовой техники было столько, что хватило бы на средней руки магазинчик, торгующий разнообразной электроникой и другими кухонными штуковинами. В этой фабрике – кухне была еще одна дверь. Она вела в длинный темный коридор. На противоположной от кухни стене, я осветил фонарем четыре двери. На стенах между дверями висело огромное количество картин и картиночек. Все в аляповатых золоченых, багетных рамках. Прошел по коридору вправо и открыл дверь, которая была на той же стене, что и дверь из кухни. Это оказался еще один выход в холл. Наташа сидела в том же положение, в каком я оставил. При появлении луча моего фонарика вздрогнула. Подмигнул ей и сказал:

– Все в порядке, лапуля. Половину этих хором исследовал. Осталась вторая половина. Быстренько осмотрюсь и все.

Она кивнула, и устало закрыла глаза. Я повернулся и вошел в дверь напротив. Это оказалась просто огромная гостиная. Комната была заставлена, признаюсь со вкусом, тяжелой черной и вместе с тем очень изящной мебелью. Опять огромное количество всякой электронной техники, телевизор не бывалых размеров, музыкальный центр ростом с книжный шкаф, одним словом – фантастика. Из гостиной попал в шикарную спальню. Двуспальная постель с балдахином, или как он там называется? Все выдержано в красно – белых тонах. Потрясающее зрелище. Из спальни очутился в туалете. Туалет слабо укладывался в мои представления о санузле. В этом туалете можно было жить, и чувствовать себя герцогом, в своем родовом замке. Из туалета перешел одновременно в ванную комнату, душевую и в просто очень приятное место. Оно сияло зеркалами, кафелем, хромированными железяками, позолоченной ванной. Обилие дверей говорило либо об отсутствии комплексов у хозяев этой квартиры или о том, что владелец жил один, и ему не кого было стесняться. Войти и в ванну и туалет можно было через три двери. Архитектурное решение, без сомнений, оригинальное. Может, все объяснялось просто хроническим поносом у хозяина. Из ванной оказался в небольшой комнате. Она вся была отделана зеркальным кафелем. Потолок не составлял исключения. В центре комнаты достаточно большой бассейн. Конечно, норм ГТО в нем не сдать, но с чувством провести время в его размерах было делом легким и приятным. Возвращался через гостиную, и тут мне бросилось в глаза, как я раньше его не увидел?!! Камин, настоящий, прекрасный, камин! В этом аду мы наткнулись на настоящий райский оазис. Пританцовывая, вернулся к Наташе:

– Все нормально. Мало сказать, все просто великолепно! Проходи, сейчас покажу все находки. Думаю, ты будешь в восторге.

Подошел к входной двери и закрыл дверь на все запоры. Не мой дом, но все– таки моя крепость! В таком месте можно отсидеться.

– Пошли на экскурсию. Это дворец, настоящий дворец! Хотя люди, которые жили здесь прежде, на мой взгляд, были несколько не в себе.

То, что предстало глазам Наташи, произвело неизгладимое впечатление. Особенно бассейн и камин. Меня тронула спальня и все тот же камин. Горячая еда!!! Мягкая постель, что еще надо человеку, чтобы отдохнуть после трудного пути!!! Еще раз внимательно осмотрел камин и убедился, что это не бутафория, а настоящий действующий источник живого, прирученного огня и уюта. Наташа быстро освоилась и теперь ходила по квартире, собирая свечи. Они, как и разнообразные, причудливые подсвечники были, наверное, предметом гордости хозяина, канувшего в лету. Целая коллекция, и ни одной повторяющейся. Решил заняться растопкой камина. Вопрос с дровами решил сразу и без всяких колебаний. Нашел на кухне большой разделочный топор, которым прежде рубили мясо, и принялся крушить столовые стулья. Работенка не из легких. Однако предвкушение горячей пищи, значительно увеличило силы, не говоря уж об энтузиазме. Скоро все стулья превратились в кучу топлива. О погибшей красоте лучше горевать на сытый желудок. Перетащил дрова к камину. Открыл заслонку. Сложил растопку, нарвал бумаги из телефонного справочника и, трепеща, молясь Перуну, богу покровителю огня и богине Весте покровительнице домашнего уюта, приготовился разжечь камин. От священодейства меня оторвала Наташа.

– Юрочка, а можно в бассейн пойти? Я потрогала воду, она теплая. Странно.

– Действительно странно. Но, если это так, грех не воспользоваться этой странностью. Ты теперь хозяйка этих хором. Иди, сначала ты, совершишь омовение, а уж потом я. Пока будешь плескаться, попробую, приготовить горяченького.

Она ушла. Я, все еще трепеща, поднес большую каминную спичку к растопке. Огонь занялся сразу. Захотелось запеть гимн Советского Союза, как наиболее торжественное и подходящее к случаю музыкальное произведение, слов только, жаль, не помнил. Огонь, тепло, горячая еда, что еще надо человеку для счастья? Две вещи: Хорошее спиртное и красивая, желанная женщина. Того и другого у меня теперь в достатке. Второе более необходимо, поправил себя. Теперь за приготовление пищи. На кухне нашел большую, цептеровскую кастрюлю налил в нее воды, и вывалил банку тушенки. Это будет бульон. Обложил кастрюлю дровами. Огонь весело облизывал металлические бока. Из головы не выходило второе, вернее вторая, плескавшаяся сейчас в бассейне, русалка. Посмотрел на будущий суп, взвесил все за и против. Второе перевесило. Встал и, раздеваясь, дошел до спальни. Спальню пересек, уже оставаясь в трусах и тельнике. Постучал в дверь, за которой находился бассейн.

– Что-нибудь случилось? – раздался Наташин голос из – за двери.

Но ведь должен же быть, какой то повод, что бы оказаться за заветной дверью?! Он молниеносно нашелся. Со скорость произошедшего озарения метнулся в гостиную, к бару из черного дерева. Схватил первую попавшуюся бутылку вина, откупорил его, наверное, серебряным штопором. Скачками на кухню. Там стряхнул с большого подноса, судя по весу, сделанного из того же материала, что и штопор, разную дребедень. В морозильной камере придирчиво, но быстро обследовал фрукты. В хрустальную вазу навалил яблок, мандаринов, апельсинов. Виноград, к сожалению, весь пришел в негодность. Компенсировал шоколадными конфетами. Натюрморт получился великолепный. Опять в гостиную, прихватив белое полотенце. Расставил на подносе вино, вазу с фруктами, два хрустальных бокала, повесил полотенце на сгиб локтя, и уже осторожно, навыков ведь нет, к комнате с бассейном. Опять постучал свободной рукой. Теперь повод был неоспоримый.

– Юра, ну в чем дело? – капризничает, удовлетворенно подумал.

– Графиня не изволит: вино, фрукты, шоколад, поцелуи? – Старался, что бы голос не дрожал. Но шила в трусах не утаишь. Два "в", волнение и возбуждение, сотрясали не только мой голос, но и все тело.

– Графиня изволит. Войдите! – "Поддерживает мою игру", мысленно потер ладони. Открыл дверь. Жалюзи на единственном окне были закрыты. Повсюду стояли зажженные свечи. Они отражались в зеркальном кафеле, разбрасывая по комнате колеблющееся, причудливое освещение. Малейший сквозняк заставлял тени плясать неистовую тарантеллу. В бассейне у ближней стенки стояла Наташа. Вид, конечно, у меня был нелепый. С подносом, в тельнике, с дурацким полотенцем, и с уже явным, тем самым шилом в трусах. Матрос – балтиец в поисках красивой жизни. Стоял, переминаясь с ноги на ногу, пока Наташка не взяла инициативу на себя.

– На, а где вино? – Поставил поднос перед ней и опустился на колени. Разлил божественную влагу по бокалам. Оно было красным. Трепещущие огоньки свеч, сразу кинулись в него и принялись резвиться в рубиновой влаге и хрустале.

– За любовь, – мое красноречие, куда-то спряталось. Выпили, вино оказало благотворное влияние на мою природную застенчивость. Застенчивость сразу захмелела и упала в неизвестность.

– Слушай. Я, пожалуй, не дождусь своей очереди на водные процедуры. Бассейн кажется достаточно большим, что бы вместить двоих?! – Главное в любом деле это найти повод. Она то же так считала.

– Ну, если будет мало места, я подвинусь, – ответила Наташа.

– А вот этого делать не надо! В тесноте, да не в обиде. – Сказал, снимая с себя тесную одежду. Одежда сопротивлялась, в один момент чуть было не упал, как стреноженный конь, почему-то сразу решивший перейти на галоп. Наконец, удалось завершить начатое, поймав равновесие. Я, стеснялся своей наготы, в первый раз. Как бомба, плюхнулся в воду. Снайперски точные брызги потушили половину свечей, стоявших вдоль кромки бассейна. Все остальное, уже со мной. В мечтах, в воображении, но только сейчас это стало реальностью. Как бы банально не звучали эти слова, в тот момент я был самым счастливым человеком на свете. Хотя, может быть, не настолько банальными, ведь кроме нас никого больше не было на этом свете. Забыл обо всем. О том, что нас окружает непонятный, мертвый город, в котором каждый шаг грозит неизведанными опасностями, почти всегда смертельными. Не помнил, о никогда не наступающем завтра, и ежесекундно страшном сегодня. Обо всем, кроме нас двоих. Я и она, и больше ничего нет, и не может быть. Только я и она, и я в ней, и она со мной. Все это было, как сладостная, истомленная дремота. Из бассейна перенес ее на руках в спальню. В том мире ни одна кровать не смогла бы пережить подобную бурю страсти. Когда удалось прийти в себя, все свечи, кроме самых больших, догорели и оплавились.

– Кушать хочу, – прошептала на ухо моя любимая.

– Черт! Совсем забыл у меня же там суп на огне стоит! – Вскочил и побежал в гостиную. Дрова уже превратились в пепел. Изредка сквозь него сверкали алые капли углей. То, что мне удалось спасти из супа, не годилось даже на роль жаркого. Со стенок эту черную массу можно было собрать, только расплавив кастрюлю в мартене. В общем, плакало мое первое. И я плакал над ним.

– Ну, что там у тебя, милый?

– Да вот, – повернулся к ней. Показал кастрюлю, с остатками проектированного варева. Она стояла и смеялась. В пушистом махровом халате. Вся такая родная, любимая.

– Повар из тебя, конечно, никудышный. За то, кое в чем другом ты на недосягаемой высоте.

– Правда?

– Истинная правда! Хочешь, на Коране поклянусь?

– Спасибо. Но по поводу супа ты не права. Если бы не волшебные чары и твое божественное тело, сейчас бы хлебали горяченький кондер с тушенкой.

– Выходит, что для тебя суп предпочтительнее меня?! – В голосе слышалась наигранная угроза. Никогда бы прежде не смог подумать, что подобные разговоры смогут доставить удовольствие.

– Нет, что ты, разве тебя можно на что – нибудь променять? – Со страхом в голосе ответил.

– Но горячий суп стал моей навязчивой идеей. Он последнее время стал моим кошмаром. Снится и снится, такой горячий, вкусный…

– Ладно, обжора. На твоей совести холодные закуски, напитки. Я займусь приготовлением горячих блюд.

Снова разжег камин, приспособил другую кастрюлю. Нарезал бутербродов. Вытащил из герметичной упаковки зелень, помидоры, огурцы. Достал коньяк, который в прежние времена стоил месячной зарплаты преуспевающего государственного чиновника. Впрочем, они такие коньяки получали в качестве взяток, так что у них была сплошная экономия на предметах первой необходимости. Расставил все это на причудливом журнальном столике, с вычурно изогнутыми ножками, разложил салфетки, вилки и ножи. Красота-залог хорошего аппетита. Наташка сварила суп из имеющихся в наличие продуктов. Приготовила спагетти с острым, пряным соусом. Сон какой– то. Потом было пиршество при свечах. Постоянно ловил себя на мысли о том, что все переживаемое сейчас было когда – то только мечтами. Неужели, для того чтобы мечты стали реальностью, надо сотворить такое с городом. Личное счастье и кошмар вокруг. Возможно ли такое?

– Знаешь, я бы остался здесь навсегда…

– Юра, пожалуйста, не надо сейчас об этом. – Перебила меня, – все хорошо. Но сейчас давай просто смотреть на огонь, пить коньяк и молчать.

В голосе прозвучала такая мольба, что не посмел ей перечить. Да и у самого было такое же желание. Тихо и молча переваривать свое счастье.

5666478.

Проснулся первым. Стараясь не разбудить, поцеловал тихонько в голое плечо, и осторожно выбрался из постели. В гостиной затопил камин и поставил на огонь воду. Все то, что было, уже было. Теперь из всех углов начали выползать насущные проблемы. Я любил ее, это очевидно. То, что испытывал к ней, другим словом не назовешь. Но реальность окружающего мира, заставляла думать о том, какую ответственность взвалила на мои плечи судьба. Раньше, иногда приходила в голову мысль избавиться от нее, просто уйти не оглядываясь, и попытаться все забыть. Теперь даже воспоминание об этом заставляет передергиваться от стыда и отвращения к самому себе. Допустима возможность, что сделал ошибку, поддавшись этому чувству. Но как мог избежать его?! Оно было стихийным, совершенно неуправляемым. Я не в состоянии контролировать подобное. В результате оказался перед необходимостью думать и заботиться не только о своей персоне, но и о ней. О той которую любил. Как все это изменило. Прежде делил опасность на двоих, мало того думал, что в случае опасности она послужит отвлекающим фактором для того, чтобы успеть спастись. Сейчас буду вынужден тащить на себе и ее опасность, и свою. Мне придется думать теперь о коллективной безопасности. Я, конечно, эгоист, но никогда не считал это качество плохим. Не будучи эгоистом в сегодняшней ситуации не выжить. Бесспорно, что одному выживать легче. Теперь это будет в два раза труднее, но об этом поздно думать. Любовь не вяжется с чувством самосохранения. Я люблю ее, и меня не должно, по идее, беспокоить собственная безопасность в отрыве от ее безопасности. С собой я всегда смогу договориться. В своих размышлениях окончательно запутался. Вывел из этого ступора голос Наташи:

– Юра, ты где?

– Сейчас, радость моя. Несу кофе в постель.

– Не надо, спасибо. Сейчас умоюсь и приду.

Приготовил кофе и бутерброды. Пока завтракали, не проронили ни слова. Посматривали друг на друга, ожидая, кто начнет первым. Она тоже понимала, что вчера это вчера, а нам предстояло прожить сегодня. Но теперь уже просто был обязан проявлять инициативу. Она ведь была по-настоящему моей женщиной.

– Наташенька, нам надо о многом поговорить. Мы вновь стоим перед вопросом о том, что делать дальше. Последние события много, что изменили во мне и в наших с тобой отношениях. Сразу оговорюсь, я рад этому. Это то, что касается нас. Теперь об окружающей среде. Она то же не дремала, и продемонстрировал нам пару наглядных примеров своих возможностей. Есть еще один момент. Мы с тобой, несколько, по– разному, воспринимаем действительность. Это касается преимущественно области физиологических ощущений, но не служит предлогом для того, чтобы не обращать внимания на это несоответствие. Ты согласна?

– Согласна. Давай поговорим. – Продолжения не последовало. Предстояло делать самому.

– У меня никак не выходит из головы случай у моста. У нас не было возможности разобраться в том, что произошло. Даже для этих мест это слишком странно. Ни с того ни с сего лед взламывается, словно взрывается изнутри. Все это могло бы походить на взрыв какой-нибудь мины, но откуда здесь взяться мине, и если это все-таки взрыв, почему не было слышно грохота? Почему она сдетонировала? И что самое необыкновенное, вода, хлынувшая из пролома, очень целенаправленно направлялась в твою сторону. Я тебе сейчас описываю увиденное со своей стороны. Эта вода схватила тебя и увлекла в полынью. Затащила очень сильно и уверенно. Настолько сильно, что потащила меня следом, но потом в метре от кромки льда ее хватка ослабла. Она отпустила тебя. Почему? Я не мистик, но мне кажется, что бы ни было в воде, оно нас ждало. И дождалось. Тогда встает ребром вопрос – почему так легко отпустило?

– Знаешь, когда только зашли на лед, почувствовала, что с ним что-то не ладно. Такое ощущение было, что кто– то прячется под ним. Так бывает, когда плывешь над глубоким местом. Всегда кажется, что там кто-то притаился и непременно тебя схватит. То же самое, только в сто раз сильнее чувствовала. Была уверенна, извини, что твое нежелание идти по мосту исходит не от тебя. Мне мост казался более безопасным, чем путь через лед, но переубедить тебя не смогла.

– Я просто был убежден, что на мосту нас грохнут. А на льду сможем спрятаться. Все твои страхи и возражения принимал за капризы.

– Вот об этом и говорю. Я чувствовала, что лед опасен. Ты считал, что неприятности ждут на мосту. Но права в результате оказалась я! Ведь так?

– Права оказалась ты. Подожди, что-то совсем запутался. Значит, так. Ты думала, что мост безопасен…

– Да. Вот по Марсову полю, мы бежали и ничего…-

– Подожди, до Марсова поля мы еще доберемся. Так вот, тебе казалось, что мост безопасен, но я настоял идти по льду. Потому, что мост казался опасным мне. После того, как ты попыталась удержать меня, помнишь, с веревкой?..

Она кивнула. Я продолжил:

– Первой с этого момента пошла ты.

Замолчал, она не стала перебивать. Калейдоскоп разрозненных мыслей начал выстраиваться в более четкую картину.

– Слушай… Что же получается? Если бы ты не устроила этой истерики на льду, первым, по– прежнему, шел бы я. Тогда первым в полынью затащило бы меня. Получается, что в этом случае, почти со сто процентной гарантией, погибли бы оба. А что ты почувствовала, когда стащило со льда?

– Сейчас смутно все это. Но меня именно схватило, не просто смыло, а вцепилось и потащило на дно. Оно крепко сжимало, а потом как-то сразу ослабило хватку и отпустило. Как ты меня вытащил, не помню. Очнулась только, когда мы отбежали от воды.

– Наташа, у меня такое чувство, что это, чем бы оно ни было, просто обозналось. Ловушка была расставлена на меня. Тогда все объясняется. Поэтому пошли не по мосту, а по льду. У меня не возникло никаких сомнений по поводу безопасности этого маршрута. Это меня здорово удивляет и настораживает. Я ведь всегда во всем сомневаюсь. А здесь ни тени…

Когда оно поняло, что обозналось, взяло и отпустило. Ты ему была не нужна.

Вот только что это – оно? И, еще, почему я, если наши выводы верны, являюсь ключевой фигурой этой головоломки? Как я этого не хочу!!! Последние мысли не стал озвучивать. Очень хотелось верить, что ошибаюсь.

– Я не знаю, кто это – оно? Но во всех наших рассуждениях есть одно слабое звено. Веревка. Мы ведь были связаны ею. Тебе не кажется, что если бы оно действительно охотилось на тебя, ему бы ничего не стоило, продолжать тащить меня до тех пор, пока и ты бы не оказался в воде?

– Да, веревка. А может, оно не знало, что мы повязаны. Ведь и на старуху бывает проруха? Оно ведь могло и не подозревать о веревке, или не просчитать ее. Тем более что идея связаться, пришла в голову почти перед самым выходом на лед.

– Ты хочешь сказать, что оно умеет читать мысли?!!

– Все наши рассуждения могут оказаться, досужими домыслами. Мы ведь ничего не знаем о нем. Все может быть и гораздо проще, оно хотело достать нас обоих, но что-то пошло не так. И этих "может" мы без особого напряжения напридумываем столько… Единственным бесспорным фактом является одно – ОНО существует и представляет для нас угрозу. Это еще мягко сказано.

Умышленно подчеркнул, что оно представляет угрозу, для обоих. Хотя сам придерживался об интересе этого "оно" к моей персоне. Очень не хотел нанести какой – либо ущерб нашим отношениям исходящей от меня опасностью. Пусть она думает, что опасность нечто абстрактное, чем постоянно мучается, оттого, что спит рядом с магнитом притягивающем смерть. Надо переводить разговор на другое.

– В общем, в следующий раз если возникнут какие– либо разногласия в выработке маршрута, будем решать их коллегиально. По крайней мере постараемся.

Вспомнил свои ощущения перед путешествием через реку. Если нечто подобное повторится, изменить свое мнение будет очень нелегко.

– Переходим к следующему вопросу повестки дня. К рассмотрению предлагается насущная тема, о разнице физиологических ощущений.

Попытался разрядить напряжение шутливой фразой.

– Ты это про вкус?

– И про вкус, и про все остальное. Кстати сейчас проведем маленький эксперимент. Ты ведь не курила раньше?

– Наверное, не курила, но наверняка, пробовала.

– Прекрасно. Значит, с техникой этого дела, знакома. Это упрощает задачу.

Поднялся с кресла, подошел к бару взял пачку Мальборо. Вытащил сигарету, достал зажигалку, внутри все переворачивалось от желания закурить. Прежде, чем дать прикурить сказал?

– На всякий случай, вдруг тебе только кажется, что умела курить. Втягиваешь дым в себя, потом делаешь вдох и пропускаешь дым в легкие. Выдыхаешь.

– Ну, давай, скорее. Мне уже не терпится стать подопытной крысой.

Чиркнул зажигалкой, дал ей прикурить. Вероятно, раньше она действительно курила, но потом, скорее всего, бросила из – за беременности. Была в ней какая– то жертвенность, так не присущая мне. Затянулась и закрыла глаза. Задержала дыхание. Потом выпустила дым из легких. Для меня запаха не существовало.

– Вспомнила! Я курила до беременности, но потом бросила. Это вредно для ребенка.

– Ничуть не сомневаюсь. Ну, а вкус то, вкус чувствуешь?!

– Да и вкус чувствую. И голова уже закружилась. Легко так стало.

Как я ей позавидовал. Как никому и никогда.

– А запахи, ты, различаешь?

– Запахи, они как – будто догоняют. Я их чувствую, но как бы вспоминаю. А когда вспомню, они появляются.

– Тогда давай попробуем следующий эксперимент. И потуши, пожалуйста, сигарету. Видеть человека способного получать удовольствие от курения выше моих сил. Не забывай, что ты возможно опять беременна и для нашего (тщательно подчеркнул – нашего) ребенка это то же вредно.

Она посмотрела на меня с крайней степенью изумления. Быстро загасила сигарету в хрустальной пепельнице.

– Ты решил извести меня своими опытами? – произнесено это было игриво.

– Ну что ты. Просто завяжу глаза и буду подносить тебе к лицу что – нибудь с акцентированным запахом.

– Хорошо, извращенец. Завязывай мне глаза. Но никаких вольностей не потерплю.

Сказала Наташа, улыбаясь. Завязал ей полотенцем глаза, проверил, чтобы повязка сидела плотно. На всякий случай предупредил:

– Только не подсматривай. Надо бороться за чистоту эксперимента.

Первой поднес к ее лицу банку с растворимым гранулированным кофе. Старательно несколько раз втянула воздух и через продолжительное время сказала с запинкой:

– Это кофе.

Для системы, взял с комода причудливый флакон с духами и немного вылил себе на руку. Опять через какое– то время:

– Духи, и очень хорошие.

Ее лицо было настороженным и сосредоточенным. Наклонился и поцеловал ее в губы.

– Ну, это просто! Это ты! Всё, опыты над живым человеком закончены? Могу снять повязку?

– Можешь. Эксперименты закончены, но прояснили они для нас немного.

– И что же они прояснили для нас?

– Во-первых: у тебя совершенно нормальное вкусоощущение. Вкус приходит без опозданий. Вовремя. В отличие от меня. Второе, ты различаешь запахи с запозданием, но все – таки различаешь. Для меня мир запахов скончался. Третье – я родившийся, выросший и проведший в этом городе всю сознательную жизнь забыл все названия, за редким исключением. Кроме Петербурга и Невского проспекта ничего не помню. По-прежнему прекрасно ориентируюсь в городе. Помню откуда, куда и как можно пройти и все. На этом мои знания о топографии города иссякают. А вот ты, приехавшая в город в командировку, помнишь все названия, ну не все, а в рамках своих знаний о городе.

– У меня было мало времени для экскурсий, но что – то помню.

– Я помню весь этот город, кроме названий. Когда бежали по Марсову полю, мимо этого дворца… опять забыл, как он называется…

– Михайловского замка, – вежливо подсказала Наташа.

– Точно, Михайловского замка, так вот все знакомое, все родное. Но названия стерты, начисто. И, как выясняется, не задерживаются в голове. Почему?

– А ты не пробовал, читать вывески, что бы восстановить их?

– Это не приходило на ум. А теперь не уверен в том, что не потерял и эту способность. Давай проведем еще один эксперимент. На этот раз в качестве подопытной крысы выступлю я.

Взял первый попавшийся журнал, из большой стопки, рядом с телевизором. Попытался его прочитать. Буквы были смутно знакомы, но слова, которые получались после мучительных попыток были сплошной абракадаброй.

– Покажи журнал, – попросила, видя мою беспомощность. Посмотрела и улыбнулась.

– Ты знал какие – нибудь иностранные языки?

– Да честно говоря, не очень, – было стыдно признаваться в полной не способности к языкам.

– Тогда понятно. Этот журнал на французском языке.

Она поднялась со своего места и подошла к стопке журналов. Выбрала один из них.

– Попробуй вот этот.

Взял журнал и начал читать:

– Люди, приговоренные к разглядыванию телеэкранов, согласятся со мной… Фу-у-у-у, хоть читать не разучился. Курить не могу, есть нормально тоже, если бы к этому добавилась потеря чтения, полные кранты.

– Почему тогда не обращал внимания на названия улиц, написанные на табличках?

– Это, просто можно объяснить. Отсутствовала привычка. Город знаю хорошо, раньше, видимо, на таблички тоже внимания не обращал. Поэтому, наверное, и сейчас не обращаю.… Слушай, мы что-то отклонились от темы. Что там осталось. Вкус, запах, память, что еще?

– Цвет. Помнишь, ты сказал, что лед зеленый. Я видела его все время обычным, серым. Ни чего в нем странного не было.

– Да, цвет. Придется экспериментировать дальше. Какого цвета стены?

– Белого.

– Белые, точно.

– А ковер, – задала вопрос в свою очередь.

– Красный с желтым.

– Ага, правильно.

– А какие у тебя глаза?

– Были серо – голубые.

– Такие, и остались, Юрочка. Очень красивые глаза.

– Спасибо. Дальтонизмом с тобой не страдаем. Тогда получается, что – то было со льдом. Между нами есть различия в восприятии, но цветоощущения он не касаются. Значит оно, то что напало на нас под мостом, сделало так, чтобы каждый из нас видел цвет льда по – своему. Не так как другой.

Опять все упирается в меня. Она видела совершенно естественный цвет льда и, тем не менее боялась идти по нему. Я же напротив, отдавал отчет, что со льдом что– то не то, но это меня не насторожило. Как осел, поперся по этому хитрому льду. Стоп.… Считал, что продвижение по льду будет безопасным, был уверен в этом. Меня не насторожил его цвет. Нет не то… Вот оно! Кто– то, изменив цвет льда в моем восприятии, хотел подать сигнал. Предупредить о том, что лед опасен. Но внимания я на это не обратил, скорее всего, под влиянием чего– то извне. Таким образом, появляется два ОНО. Номер один – ОНО, хотевшее убить меня. И номер два – ОНО, стремившееся предупредить меня. Эти оно расползаются, как тараканы, по определению великого комбинатора. Хреновина под номером один не просекла веревку. Во многом именно она нас и спасла. Но главное не это. Главное, что есть кто– то или что– то , путающееся меня оберегать. Это вселяет кое– какую надежду. Но, вот какую и на что?..

– Юра, почему ты замолчал. О чем думаешь?

– Всякая ерунда в голову лезет. Ничего конкретного. Пожалуй, кроме одного…

– Чего же?

– А того, что люблю и хочу тебя немедленно!

Подхватил ее на руки, и умышленно громко кряхтя, понес в спальню. Она смеялась и обзывала сексуальным маньяком. И еще неукротимым, диким жеребцом. Примерно так себя и чувствовал.

После всего лежал расслабленный и удовлетворенный. Думал о природе времени в этом городе. Часы перестали быть определителями времени. А осталось ли само время? Затянувшийся день позволял думать, что нет. Мы ориентировались исходя из прошлых представлений о промежутках времени. Из всех возможных часов остались, только биологические часы наших организмов. Но они далеки от совершенства. Расстраивало не отсутствие сменяемости дней и ночей, а полная невозможность установить часы и минуты.

– Юрочка, опять кушать хочется, – вывела из оцепенения Наташа. Будем считать, что приближается обед, а значит сейчас, примерно, полдень.

– Я тоже бы сейчас отдал должное твоей стряпне.

– Хитрый ты все – таки. Умеешь от работы увиливать. Ну да что с тобой поделаешь? Сейчас пойду готовить. Но на твоей совести, огонь. От этого не открестишься.

– Это мы могем, это мы со всем нашим удовольствием, ваше превосходительство.

Пришлось опять крушить красивую мебель, превращать ее в пищу для огня, что бы приготовить пищу для себя. Все и в этом мире завязано на еде и сексе. Скоро в камине уже утробно выло. Пламя иногда громко стреляло обугленной карельской березой. Из головы не вылезало, существование двух оно. Тварь, напавшая из подворотни, не убила меня только из– за собственного скудоумия. Или может быть, из-за излишней самоуверенности и невнимательности. Она хотела убить меня, а не арестовать за ограбление магазина. В этом сомнений нет. Ей почти удалось придушить меня. Почти. Если бы вместо этого, просто приложилось бы сзади чем – ни будь тяжелым к моей голове, исход встречи был бы предрешен. Тварь хотела убить меня голыми руками. Такое желание возникает, как правило, к какому то конкретному человеку. Если, конечно, убийца не маньяк. Очень хотелось думать, что в данном случае имело место второе. Что тварь испытывала ненависть ко всему роду человеческому, а не ко мне Юрию Юзовскому, как отдельно взятому человеку…

– Картошки не почистишь, мыслитель? – вторглась в мои мысли Наташа.

– Конечно, любимая.

Принес с кухни картошки и швейцарским ножом принялся чистить.

– Что ты молчишь?

– Понимаешь, Наташенька. Чистка картошки занятие самоуглубленное. Оно требует полной отрешенности от внешнего мира, полной концентрации на предмете познания, в данном случае, вот этой вот картофелине. В противном случае, можно очистить, вместо картошки, палец на руке. А это приведет…

– Болтун ты Юрочка. Просто не можешь сказать, что надо подумать и попросить не приставать к тебе какое-то время.

Пришла пора удивляться мне ее способностями и умом.

– Тебе никто не говорил, что ты идеальная женщина?

– Нет, такого мне ни кто не говорил. Очень хочется узнать, что в твоем представление – идеальная женщина?

– Идеальная женщина, не только понимает, чего хочет мужчина, но и делает то, что он хочет.

– Очень эгоистическая точка зрения.

– Разве для тебя является откровением, что все мужчины эгоисты? Ты об этом не знала?

– Знала, но забыла. Теперь, с твоей помощью, это знание возвращается. Ладно, все. Чисти картошку, а то и вправду порежешь пальчики свои красивые.

– Благодарю за доверие!

Итак, на чем остановились. Мне просто повезло. Сумел его убить не потому что оно недооценило меня, а потому что тварь переоценила себя. Выходит, это существо, первое оно, которое желает зла. Нет, скорее всего, оно было его посланником. Вряд ли бы удалось справиться с ним самим. Если первое оно в состояние читать мои мысли и предугадывать поступки, нож оно по всякому должно было просчитать. Но ведь с веревкой оно, что – то не додумало? А может быть это второе оно, как и в случае с веревкой закрыло для него, что я имею нож? Нет, вряд ли. Это был исполнитель. Как и в случае на реке. Исполнитель божественной воли, способен ошибаться. А вот способен ли на ошибку Бог? Одно можно сказать с уверенностью – и первое, и второе ОНО были Богами. Неужели, в конце концов, я обрел веру в сверхъестественные силы?! Выходит так. Даже если эти оно и не боги, то уж всяко высшие существа, способности которых превосходят способности любого человека. А может быть это иноземельная агрессия? Вряд ли. Не стали бы пришельцы городить огород из-за двух человек. Но почему тогда я стал предметом столь пристального внимания со стороны этих высших существ? Наверное, тварь, убитая мной в подворотне была и там, на реке. Странный костюм, так похожий на костюм аквалангиста, шапочка эта дурацкая. На реке у него не получилось. Решил исправить ошибку, напав второй раз из подворотни. А может это все – таки инопланетяне? Нет, в существование Богов еще с большой натяжкой могу поверить, а инопланетный разум, заинтересованный моей скромной персоной, в голове не умещается. Чем дальше в лес, тем больше дров. Делаем вывод, наиболее достоверный и приемлемый, из всей той информации, что имеем. Из мира никуда не исчезли два божественных начала. Первое – зло, оно пытается убить меня. Второе – добро, оно защищает и противоборствует первому. Хотя, без всякого упрека, помогать могло бы и посущественнее. Никогда не был верующим, тем более религиозным человеком. Но почему сейчас я так уверен в своей теории о божественных началах? Именно, уверен! Почему камнем преткновения стал я? Вот настоящая загадка. И еще одна, какая роль во всем этом отведена Наташе? Если допускать возмож…

– Черт бы побрал эту картошку! – Все – таки порезался! И достаточно глубоко.

– Что случилось, Юрочка?! – Заволновалась, Наташа.

– Да вот, сглазил сам себя. Порезался.

Она засмеялась:

– Слишком уж ты сконцентрировался на чистке картошки…. Надо продезинфицировать и перевязать рану. Не видел где тут аптечка?

– Кажется в ванной, в зеркальном шкафчике, справа от раковины. Да, ладно тебе. Может быть само пройдет.

Она покачала головой и ушла. Вскоре вернулась. Принесла бинт и пузырек с йодом. Ловко обработала и перевязала палец.

– Все, теперь я нетрудоспособен. Выхожу на пенсию по инвалидности.

– Рано тебе о пенсии думать.

– Все– таки злая ты, Наташка! Все радужные мечты погубила одним словом.

– Хорошо. Раз поранился при исполнении служебных обязанностей, наказания не последует. Членовредитель! Хорошо еще, что картошку руками чистил.

– Еще и пошлая вдобавок ко всему.

– Пошлая, не пошлая, а обед придется, мне доделывать. Иди, ложись на диван.

Усиленно шатаясь, словно от большой потери крови, добрел до дивана и рухнул на него, как кегля.

– Юра, не скажешь о чем так глубоко задумался, и чуть не отрезал палец?

– Скажу. Если пообещаешь совершенно искренне ответить на два вопроса. Условие – правда, одна только правда, или правильнее сказать две правды на два вопроса.

Она задумалась. Это внушило уверенность, что если согласится, скажет правду. Но и насторожило, размышления говорили о том, что есть, что скрывать. Молчание закончилось.

– Ну, хорошо. Задавай свои вопросы.

– Значит, условия приняла. Только правду! Итак, первый вопрос. Наташа, ты любишь меня?

Опять задумалась и думала долго.

– Юра, это очень сложно. Когда думаю о тебе, все то, что окружает сейчас, отступает на второй план. Все: трупы, страх, неизвестность, все это как бы прячется. Но оно не уходит полностью. Понимаешь? Оно всегда со мной. Это пугает не тем, что есть, а тем, что оно останется навсегда. Если с тобой что-то случится, то я. … Ну, не знаю. Я люблю тебя, но, ты просил честно?

Кивнул, подтверждая полномочия говорить правду.

– В общем, у меня такое чувство, что нас заставили полюбить друг друга. Все то, что происходит здесь, это невозможно перенести в одиночку. Думаю, что у нас нет ни выбора, ни выхода. Необходимость друг в друге переросла в любовь. Не обиделся? – Посмотрела на меня. Я не смог уловить того, что было во взгляде. Или становлюсь маниакально подозрительным?

– Нет, не обиделся. То, что ты говорила очень близко к тому, о чем думаю сам. Возникшее между нами чувство объясняю так же. Это чувство появилось, потому что в его возникновение была необходимость.

Замолчал и подумал, что она гораздо умнее, чем показалась вначале.

– Какой второй вопрос? – Подошла и села на краешек дивана, рядом. Положила руку мне на грудь.

– Наташа, ты верила в Бога?

На этот вопрос ответила быстро, не раздумывая.

– Верила и верю.

– Откуда такая уверенность?

– Потому что мы до сих пор живы!

– А те, что там, на улицах, среди них, по – твоему, не было верующих? Они, что все сплошь и рядом грешники и атеисты?!

– Не знаю! Но иногда кажется, что мы там, на улице, среди них. Висим и смотрим. А все то, что происходит, происходит только в нашем воображение. Может быть, каждый из инх переживает свое страшное приключение.

– Вполне вероятною. Но это не исключает желания во всем разобраться. И если то, что ты говоришь, является истиной, то где же твой Бог? Нет, вынужден думать, что все то, что происходит, является настоящей реальностью. Все это доказывает, что за всем стоит тот, кого принято было называть богом. Любому человеку, и сколько бы их не было, сотворить такое не под силу. Бог или боги есть. Но вот какие они? В любом случае, добрыми их не назовешь. Даже, если допустить, что в том мире мы были самыми продвинутыми грешниками, в чем сильно сомневаюсь. Даже в этом случае, мера наказания не сопоставимы с преступлением. Если это ад, то здесь мы оказались совершенно случайно. Или стали жертвой научного интереса жестокого, холодного и равнодушного бога. Вот о чем я думал. Понимаешь, в этом мире мне никак не удается различить, где пролегает граница между добром и злом. Раньше все было проще, существовало абстрактное добро, и не менее абстрактное – зло. А сейчас все это исчезло. И для нас и для тех, кто на улицах. Эти понятия перестали существовать. Мы еще живые, пока не мертвые. Они мертвые, но все еще живые. Ничего не понимаю и ничего не соображаю!!!

– Ну успокойся. Сейчас покушаем, и все будет хорошо.

Сказала, как капризному маленькому ребенку. Материнский инстинкт способен доминировать над любым другим, в том числе и над унынием и духом противоречия.

После обеда, хочется думать, что это был, именно, обед. Хотя бы потому, что он состоял из трех блюд. По закону Архимеда, легли отдохнуть. Не заметил, как соскользнул в сон. На этот раз разбудила Наташа.

– Ты кричал во сне. Приснилось что – то страшное?

– Совершенно не помню. А что кричал?

– Что– то про мячи. Странно, правда?

– Странно.

Сна не помнил. Но то, что кричал, про мячи, наводило на определенные размышления. Что же снилось?

– Ничего в голову не приходит. При чем здесь мячи? – Соврал я.

– Юра, что будем делать дальше? Может останемся здесь? Это место кажется безопасным. Продукты есть, можно будет выбраться в город, что бы пополнить запасы. Дверь входная крепкая, окна тоже как пуленепробиваемые. Проведем здесь какое-то время. А потом дальше двинемся.

– Наташенька, вот эта безопасность больше всего и настораживает. Я ведь тоже так думаю. Но здесь слишком безопасно, чересчур. Я стал совсем забывать о том, что на улице творится. Ты судя по всему, тоже. Опасность не перестала существовать, и она стала не только явной. Вспомни мост. По мне, уж лучше бы сидели здесь и от страха дрожали, чем этот мнимый рай. Может это ловушка. Кто– то специально усыпляет нашу бдительность. Хочет, чтобы мы просидели здесь как можно дольше. Нет, милая, нам надо мотать отсюда. И чем быстрее, тем скорее. Как думаешь?

– Наверное, ты прав. Но ты говоришь об этом "кто – то", с такой уверенностью. Ты, действительно, думаешь, что этот кто – то настолько в нас заинтересован?

– Если в состояние это опровергнуть, милости прошу. Ты никак не можешь принять, что абстрактные понятия приобрели конкретную форму. Еще раз повторю: никогда не верил в Бога. Раньше бы спорил с тобой, опровергая твою веру тысячью различных доводов. Но тогда была возможность для этого. Абстракция тем и хороша, что допускает, позволяет трактовать себя как угодно. А теперь это реально, пойми, реально! Если не могу назвать тебе имя этого существа, описать его внешность, это не говорит о том, что его не существует. А доказывает лишь его нечеловеческую сущность.

– Не злись, Юрочка. Я все понимаю. Просто страшно покидать это безопасное место. Пускай безопасность, даже иллюзия. Знаю, что надо уходить отсюда. Не умом, сердцем понимаю. Слушай, Юра, а может, все это крысы делают?

– Вряд ли. Если это они, то все разрешилось бы гораздо раньше. Тогда, когда мы стали свидетелями сбора металлолома пионерским отрядом крыс имени "Смерть Щелкунчику!". Они четко провели линию. Где их территория и компетенция, а где наша. Нет, это не крысы. Это кое – что покруче. Этого и крысы, кажется, боятся, если не боятся, так остерегаются.

– Так что будем дальше делать?

– Переберемся через Невский проспект. Дойдем до площади…

Я беспомощно посмотрел не нее.

– До Сенной площади. – Улыбнулась Наташа.

– Да, до Сенной. Там знаю одно место, отсидимся какое-то время. А дальше по проспекту до выхода из города. План такой, лучшего у меня нет. Будем обсуждать или проголосуем?

– Маленькое уточнение. По Московскому проспекту. В остальном, план принимаю и голосую – за!

– Я тоже – за. Принято единогласно.

Улыбки получились безрадостными. Какой бы не была безопасность этого дома, мнимой или нет, она сделала меня другим человеком. Впервые в жизни мог сказать, что узнал счастье. Я любил, любили меня, пускай вынужденно, исходя из обстоятельств. Все равно. Это было, это есть, а вот будет ли?..

Сборы были недолги. Продукты, одежда, веревка, аптечка, бутылка коньяку, перелитая во флягу. Разные мелочи, которые могли пригодиться в пути. Заметил, что Наташа стала мне равной. Все чаще, обращался к ней за советом, интересовался ее мнением. Она стала более обстоятельной, собранной. Начинал узнавать ту Наташу, какой она была до провала. Красивой, уверенной в себе, умной, доброй, сексуальной, надежной и готовой прийти на помощь. Идеальная женщина. Или она стала такой только сейчас? Лестная для меня мысль. – Присядем перед дорогой, – сказала Наташа слова, которые готовился произнести я.

– Пора. – Сказал торопливо, что бы она не успела опередить меня в этот раз. Почти кинулись к выходу и едва не застряли в дверном проеме. Пропустил ее вперед, вышел следом и плотно прикрыл дверь. Как тяжело дались первые шаги от этого, вдруг обретенного, покоя. Какая-то часть оставалась в этой чужой квартире. Но мы пошли. Первая ступенька, вторая…

Звонок!!! Резкий и страшный. Полностью забытый в этом мире безмолвия. Все звуки в котором происходили только от нас. От неожиданности вздрогнул и присел. Потом стал озираться по сторонам, пытаясь определить источник звука. Звонок повторился.

– Это телефон. В квартире. – Первой пришла в себя Наташа. Трель теперь не прерывалась ни на секунду. Мы смотрели друг на друга, пытались решить или переложить ответственность. Телефон не смолкал. Мне перекладывать ответственность было не на кого.

– Пошли. – Голос стал хриплым и чужим. Вернулись в темный холл. Вытащил и включил фонарик. Лучом света нашарил разрывающийся от усердия телефон. Суть вещей была изменена, их значение умерло. И вдруг одна из этих мертвых вещей, умершего мира – ожила! И еще как ожила. Произошло все это из-за нас, или для нас, или из-за меня? Подошел к телефону. В луче света отыскал на панели оранжевую кнопку громкой связи. Нажал. Звонки прекратились. Динамик ожил. Из него раздался смех. Звонкий, разлетающийся резвыми, упругими шариками по всем углам этой огромной квартиры. Смех резко оборвался.

– Юра, дружок, возьми, пожалуйста, трубку. То, что буду говорить тебе, не предназначено для прекрасных женских ушек. Разговор касается только нас двоих…

– Кто ты?!!

– Я-то? Имею честь представиться – Малах Га – Мавет.

– Сейчас телефон отключу. – Почему – то сказал я.

– И, что? Это облегчит твое существование? Отключай! Я позвонил только потому, что это было нужно тебе. Если ты думаешь, что общение с тобой приносит удовольствие. Скажу – это не так. Все – таки выключи громкую связь. Поговорим наедине.

Я поднял трубку. Голос, заполнявший пространство, сосредоточился рядом с моим ухом.

– Мне ничего не говорит твое имя. Кто ты?

– Ты что – журналист? Так и быть я отвечу на этот вопрос. Но это будет единственный ответ на единственный вопрос. У меня много имен и Малах Га – Мавет, одно из них. Не будем засорять эфир перечислением всех остальных. Это имя как нельзя лучше отвечает тому, чем я сейчас занимаюсь. Оно отражает только часть моей сущности. Ты не напрягайся. Всего даже мне не дано постичь. А теперь все вопросы кончились. Слушай! Все твои логические выкладки почти правильны, вот только выводы… Они далеки от действительности. Но позвонил я по другому поводу. Все что сделано с городом, сделано мной. Но тебе вреда не причиню, ты не в моей власти. Вот, собственно, и все. Скоро мы встретимся с тобой и будем иметь долгий, долгий разговор. Пока. Пока, прощай!

В трубке наступила полная тишина. Телефон опять был мертв.

– Что он тебе сказал? Кто это?! Ну что ты молчишь, аки пень! Что случилось?!

Что бы привести меня в чувство, ей пришлось в конце концов залепить пощечину. Шок прошел. В изнеможении опустился на пол. Она села рядом.

– Юра, ты можешь говорить? Что случилось?

– Он словно заколдовал меня. Как – будто парализовал.

– Кто это, что он сказал?

– Да ничего толком. Единственное, важное, что понял, все это он сделал с городом. Еще сказал, что мне вреда не причинит, и скоро мы с ним встретимся.

– Что же будет?

– Не знаю, но встречаться с ним мне не хочется, абсолютно. Наташа, если он не врет, и все это действительно его рук дело, нам ничего не светит. Он Бог, тот самый. Он играет с нами. Все бессмысленно, все эти наши потуги.… Это разбивается об него, о его существование! От нас больше ничего не зависит. Убежать от Бога!..

У меня началась истерика. Заливался хохотом, захлебывался им. Завалился на спину и, корчась в спазмах безумного хрипа, катался по полу.

– Прекрати! Слышишь, Юра, Юрочка!!! Успокойся. Я прошу тебя, прекрати!

Трясла меня, но я не прекращал. Уже не хватало воздуха. Едва успевал схватить глоток между взрывами хохота, который разрывал легкие. Она принялась хлестать меня по щекам. Но истерика вдруг истекла, сама по себе. Еще две пощечины успел получить по инерции.

– Убить меня хочешь что ли? – совершенно спокойным, слегка запыхавшимся голосом спросил я.

– Юра?..

– Я в порядке. Уже вернулся в себя.

– Этот переход от дикой истерики к осмысленному состоянию был очень быстр. Что наводило на определенные размышления.

– Наташа, он, кажется, управлял мной. Сейчас, вроде ушел. Забавляется. Я не герой и не смельчак, откровенный трус…

– А как же я?!! Ты все о себе, об этом боге с именем урода! А я, что сброшена с ваших счетов?! Меня уже нет?! Ну, давай…

– Не кричи! Никто тебя никуда не сбрасывает. Ты есть, ты моя!

Неловко потянулся, положил руку ей на шею, и, преодолевая сопротивление, привлек к себе. Крепко обнял. Она обмякла.

– Надо уходить. Хотя бы попытаться. Не верю ему. Надо вырываться из города! Нельзя нам с ним встречаться. Пойдем! Будем идти, пока от усталости не свалимся. Не будем останавливаться. И прятаться не будем, попрем на пролом. А дальше будь, что будет!!!

Поднялись и уже без сожаления покинули эту квартиру.

Вот и Невский! Казалось, что он был центром ожесточенных боев. Развалины. Обгоревшие стены. Повсюду трупы. Людей убивали с дьявольской выдумкой и жестокостью. Держал Наташу за руку. Невский, отбирал последние силы и надежды. Нам не уйти от этого параноидального бога. Но мы продолжали идти.

– Гостиный двор…

– То, что от него осталось. – Поправил я.

Осталось от него не много. Обугленные стены с проломами. Пустые глазницы арочных окон, беззубые провалы дверей. Не было Невского, не было города, не было людей, населявших когда – то этот город. Остались только мы, стоявшие на середине Невского проспекта.

– Юра, смотри… – прошептала Наташа, Показывая влево – вдоль Невского. По середине проезжей части, еще далеко от нас. Но, неумолимо сокращая расстояние, неторопливо ехала колонна легковых автомобилей. Совершенно бесшумно!!! Они были далеко, но я рассмотрел, что все машины были Мерседесами. Мерседесами на базе сто сорокового кузова. Самые дорогие. Самые престижные. Самые красивые. Самые черные. И все это, из всех Мерседесов, когда– либо виденных мной. Стояли и смотрели, как к нам приближалась колонна смерти. Первой опять пришла в себя Наташка.

– Бежим, бежим скорее! – И мы побежали. За мгновение донеслись до Гостинки и забежали внутрь.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.

 

Часть 2. Другие.

 

Глава 1. Пыльный ангел.

Из всех достижений почти издохшего человечества шестисотый Мерседес самое великое.

Очень неприятно быть придуманным. Пусть выдумка вытащила из долгого, пустого небытия. Воплотила. Осуществила, зарядила неистощимой энергией. Тем не менее, существовать в рамках, нарисованных безумным богом! При таком потенциале эти рамки равносильны тому, чтобы быть голодным и не иметь рта. Безусловно, последний период существования человечества был очень интересным. А финал!!! Какой финал! Он нарисован кровью и нежитью. Страх и боль! Боль страха. Страх боли. Потенция. Пища! Реальность и ощутимость. Возможность и осуществимость. Если бы при всем этом не было никого сверху!.. Он, тот что наверху очень и очень непредсказуем. Но, конечно, нельзя не признать, его гениальность. Настолько, насколько может быть гениальным больной Бог.

Он открыл глаза и заворочался на заднем мягком сиденье Мерседеса:

– Азазель, по истечению друскавра я хочу, чтобы казнили: девяносто семь католиков. Пятьдесят два мусульманина. Тридцать восемь иудеев. Триста пятьдесят четыре сектанта, включая сто пятнадцать протестантов. Для полного счета сто двадцать пять православных. Католиков жечь. Мусульман – четвертовать. Иудеев – распять. Сектантов на кол. Православных – вешать.

Существо, сидевшее за рулем, повернуло безликую, черного цвета голову. Небольшие пупырышки, покрывавшие все то место, где должно было быть лицо, поползли вниз. Они собрались в большую складку, страшное подобие рта. Щель раскрылась. Раздался хриплый голос из вонючей пустоты:

– Хозяин, из оставшегося материала вряд ли удастся наскрести такое количество представителей разных вероисповеданий.

– Ты прекрасный исполнитель. Но фантазии у тебя нет совсем. Какая разница, к какой конфессии принадлежал тот или иной представитель человечества! Набери мне нужную сумму, и казни их по счету, во славу Атмана. Двадцатый век был веком безликой статистики. Не нам менять устоявшиеся правила. На кресте католик станет иудеем. В очистительном костре православный станет католиком, всего и делов – то. Меня больше интересует, почему Атман так тяготеет к культу Сатаны. Почему в сумме опять нелепое число – шестьсот шестьдесят шесть? Другие признаки тоже говорят сами за себя. Какой то дикий интерес недоучившегося школяра. То девственниц ему подавай, то грудных розовощеких младенцев… Бред! Где их взять? Прежде, при общем уровне сексуальной культуры и демографическом кризисе не сыскать было днем с огнем, а теперь и подавно. Когда все началось, мы перебили девяносто шесть процентов населения Города. Без разбора. Без системы, за два ихучкуратавра… Непоследовательно! Ты все понял?

– Да, хозяин. Аваддон шепчет мне, что в поле ощущения его детекторов появились те двое. Спрашивает, какие будут распоряжения?

– Оставить две машины. Послать Других. Пусть их схватят и доставят в Дом. Вреда не причинять. Колонне двигаться дальше. Ага, теперь и я их вижу… О, смотри, побежали. Ладно, пусть пока ими занимаются Другие. В Дом! И быстрее!

Атман придумал его очень красивым. В далекой нежити он выглядел, по – другому. На исходе веков его облик поражал. Породистое лицо с печатью давно исчезнувшего из этого мира благородства. Устремленное вперед. Хищное, ястребиное. И имя. Имя давно забытого ангела смерти. Малах Га – Мавет. Когда мир подошел к последней черте, произвести должное впечатление головой хищной птицы, рогами, крыльями, когтями, хвостом, можно было только на очень впечатлительного ребенка. Атман прав, наделив его внешностью прекрасного мужчины. Пристальный взгляд карих с золотыми искорками глаз всегда прятался за стеклами черных очков. Прямые брови, словно две черты, вразлет проведены углем. Черные, блестящие волосы, гладко зачесанные назад, мягко лежат на широких плечах. Высокие скулы. Узкий с горбинкой нос, в профиль – клюв хищной птицы. Тонкие, четко очерченные, сочные губы. Ослепительная, добрая, белоснежная улыбка. Правда, зубов в этой улыбке, слишком много. Тяжелый подбородок. Никакого намека на щетину. Прекрасно вылепленная голова прочно держится на мускулистой шее, немного длинноватой, что еще больше делало его профиль похожим, на птичий. Прямые, широкие плечи. Крепкие, но не слишком руки. Длинные, изящные пальцы, с овальными, черного цвета ногтями. Он редко снимал перчатки, но когда снимал, руки пугали не меньше взгляда. Большая выпуклая грудь и плоский живот. Длинные ноги с большими ступнями. Само совершенство.

Он всегда носил одну и ту же одежду. По натуре, будучи щеголем, сделал из своей униформы наряд самовлюбленного модника. Но вся одежда была одного цвета – черного. Кое-где проблескивали серебряные аксессуары. Свитер с высоким треугольным воротом. Блестящие кожаные штаны. Широкий брючный пояс с серебряной прямоугольной пряжкой. Кожаный пиджак с глубокими, пустыми карманами. Черные перчатки украшены серебряной нитью. Он никогда не расставался со своей тяжелой тростью. Она была сделана из черного дерева. Платиновая рукоятка выполнена в форме сидящего ястреба с опаловыми глазами. На ногах сапоги с прямоугольными носками. Они были украшены квадратными серебряными пряжками.

Он всегда улыбался, очень любил смеяться. Смех завораживал. Жертва не могла сдвинуться с места, когда он все так же смеясь, подходил, не мигая, глядя в глаза. Он вынимал из трости длинный закаленный клинок. С любовью глядя на обреченного, всаживал горячее лезвие вниз живота. И все так же, улыбаясь одним рывком вздергивал острую сталь до подбородка, уже мертвого, разваливая грудину надвое. Кровь и внутренности его не пачкали. Попадая на одежду, исчезали. Он впитывал боль всем телом, каждой частицей. Смотрел в глаза обреченных. Все они умирали с открытыми глазами. Но до последнего момента они видели его глаза и улыбку. В них застывал их последний миг.

Но Атман величайший насмешник. Он сделал его бесполым. Он не мог чувствовать сексуального возбуждения, чувствовать это ему было нечем. Малах Га – Мавет не мог простить Атману этого. Наделив человеческой внешностью, тот не дал ему самого главного. Он закрыл для него источник чувственного наслаждения. О, если бы он мог… но единственное, что было доступно, добрая улыбка и жизнерадостный смех. Он издевался, куражился, но уделом было холодное равнодушие. Чувство долга. Преклонение перед великими творениями Атмана. Благодарность за подаренное существование. Страх перед возможностью утратить полученное. И боль. Боль невозможности. Она росла и пульсировала там… между ног. Там было абсолютно гладко. Там было полное и ровное ничто.

В этом была суть зарождающегося в корчах нового мира. Страх и боль. Они ни миновали никого. Ни жертв нового мира, ни его преданных и истовых слуг. Демон не мог общаться с безумным Богом. Если ему было надо, рисовал причудливой вязью в его голове приказы. Они часто противоречили друг другу. Смысла не было. Атман убил время и сократил пространство до размеров своего воображения. Он возродил из праха его верных и вечных спутников. Ближайших помощников Азазель и Аваддону. Атман приказал им осуществить мечту. И тогда все это началось.

Хмурым, зимним утром 24 февраля. Началось. Возникнув Малах Га – Мавет, отряхнул прах с ног своих и посмотрел по сторонам. Слева чуть сзади стоял Азазель. Справа Аваддон. Молчаливые, без лиц, но готовые идти. Первые шаги были шагами нового мира. Их ждали. Со всех сторон к ним стали стекаться люди. И с каждым шагом, приближающим к демонам, они менялись. Люди становились Другими. У них исчезали лица. Они теряли пол. Еще одна великая шутка Атмана. Бывшие мужчины и женщины превратились в андрогинов. Другие были гермафродитами. Из отбросов человечества Атман воссоздал Перволюдей! Другие, как и те от кого произошло человечество, сочетали в себе половые признаки обоего пола. Они были готовы и ждали. Божественная воля, немного изменив тела, превратила бывших людей в носителей страха и боли. Их были тысячи. Похожие друг на друга, словно сошли с конвейера. Им не надо было объяснять, они знали. Малах Га – Мавет махнул рукой, и все пришло в движение. Другие бойко, но без лишней суеты начали хватать людей на улицах, вытаскивать из домов. Они убивали. Обстоятельно и добросовестно. Причудливая фантазия Атмана переполняла и насыщала пустоту внутри. Другие со старательностью талантливых подмастерий, вставляли, втискивали, вписывали мертвые, обезображенные тела в интерьер города.

Другие были переполнены собой. Они устраивали сами себя и внутренне и физически. Законченные эгоцентрики, но исполнительные до абсурда. Пастухами были боль и страх. Стадо было всегда послушным. Все были рабами воли Атмана.

Бога не интересовали маленькие слабости главного Демона. Одежда, машины, Дом. Ему необходимо беспрекословное исполнение приказов. Малах Га – Мавет, увидев благородные очертания сто сорокового Мерседеса, сразу полюбил эту машину. Он приказал собрать со всего города четырехсотые, пятисотые, шестисотые Мерседесы и посадил на них свою свиту.

Первое время, появляясь то тут, то там, он убивал всех без разбора, насыщаясь болью и страхом. Пищей стали все. Дети, старики, женщины, мужчины, бедные, богатые, тонкие и толстые. Пожирал их сотнями, переполняясь их ужасом до отрыжки, до рвоты. Но вскоре он насытился, и ему стало скучно. Теперь Демон вкушал только в Доме. Почти человеческое тело нуждалось в отдыхе. Оно нуждалось в уюте и комфорте. Окружавшие его безлицые, были всего лишь орудием исполнения желаний Атмана. Демон не мог общаться с ними, да и кто сможет разговаривать с замкнутым на себя гермафродитом? Пытался разговаривать с теми, кого убивал. Диалог получался односторонним. Жертвы только мычали и испражнялись от переполнявшего ужаса. Даже самая любимая работа рано или поздно становится рутиной. В Доме Малах Га – Мавет отдыхал. Дом как ничто отвечал его представлениям о Жилище. Здесь он помнил себя молодым, сильным, ужасным ангелом смерти. Сейчас он не был старым. Что такое десять тысяч лет для Пыльного Ангела? Пустяк! Но что – то изменилось в нем, внутри его. Только в Доме он мог отрешиться от суеты повседневности и попытаться ответить на терзавшие вопросы. Бывший старый жилой дом, его снесли до основания. Резиденция Демона находилась в подвале. А сами развалины вблизи от Волкуши. Здесь рядом с центром города были два кладбища. Просто Волковское и Волковское Лютеранское. Часто он выбирал между ними и, уходя от всех, подолгу бродил между могилами, вспоминая былое. Видел себя на заре времен. Во всем своем демоническом великолепии он подходил к изголовью постели умирающего. Склонялся над ним, тот, видя его, от ужаса открывал рот. Малах Га –Мавет капал желчью, текущей с меча, в рот несчастному. Наступала смерть. Тихое и благостное было время. Он нес облегчение, и освобождение от невыносимых тисков плоти. Но все это в прошлом. Теперь ношей было страдание, которое он щедро раздаривал всем без исключения. На этих кладбищах в ватной тишине он сравнивал прошлое и настоящее. И настоящее ему нравилось больше.

Они согнали всех оставшихся живых в три закрытых стадиона. Там выжившие ожидали своей участи. Все было предрешено. На свободе оставались два человека. Атман повелел оберегать их. Оберегать, как самого себя. Особенно того, которого звали Юрием. Тогда на льду Демон чуть не потерял этого человека. Что – то почти убило его. Что – то, чьей сущности Малах Га – Мавет понять не мог. Он пытался успокоить себя тем, что это была простая случайность. В былые времена Случай, тоже был Богом. Но Атман изгнал всех богов за пределы своего воображения, и стал единственным. Так хотелось думать. Демона очень настораживало одно обстоятельство – он был волен в своих мыслях. Неоднократно задумывался о целесообразности приказов, столько же раз недоумевал их явным противоречиям. И даже позволял себе ругать Бога! Атман дал ему слишком много ума. Но этот ум был почти человеческим, то есть допускал сомнения. Раньше Демон не знал этого слова. Он делал то, что должен был. А сейчас его ни на мгновение не отпускало чувство, что Атман лукаво прищурясь не выпускает его из вида. Это ощущение держало в постоянном напряжении. Сомнения пожирали, и ему не с кем было поделиться этим. Его спутники были, только исполнителями. Они не имели интереса и фантазии. В их окружение Демон тосковал. Органы чувств Других, были исключительно физиологичны. Когда им надо было говорить, у них появлялся рот. Видеть – глаз. Слышать – ухо. Они были начисто лишены человеческих достоинств и недостатков. А ему Атман даровал главное достоинство и главный недостаток человека – сомнения. Когда Демон исполнял свою работу, сомнений не было. Но почему безумный Бог уделял такое внимание этому человеку?! Что было в нем? Какие загадки он тащил в своей душе? Встреча с Юзовским была предрешена. Каждое пролетающее и проползающее мгновение делало эту встречу все более и более необходимой для Пыльного Ангела. Атман запретил ускорять процесс. Теперь, когда свидание стало вопросом одного страухентуратавра, внутри все буквально стекленело от предвкушения. Он чувствовал что – то необычное. Что – то такое, что могло раскрасить, придать вкус существованию.

 

Глава 2. Встреча с разлукой.

Мы бежали по нижней галерее Гостиного двора. Ничего не видел перед собой. Всю голову занимал растущий, пульсирующий, черный ком ужаса. Легкие разрывались. Во рту обжился и уже не покидал его вкус ржавого железа. Вместо дыхания – сиплый хрип. Из глаз катились кровавые слезы. Резь в боку парализовала правую ногу. Свалился. Следом упала Наташа. Все время нашего бегства мертво державшаяся за мою руку. Попытался плюнуть куском железа, растекшимся во рту. Слюны хватил лишь на нижнюю губу.

– Ты как? – Прохрипел я.

– Они нас видели?!

– Не знаю. Они были примерно в километре. За мостом, это уж точно. Может быть, нам повезет! Достань из рюкзака воду. Пожалуйста!

Наташа вытащила бутылку, открыла и протянула. Я перевернулся на спину. Оперся на рюкзак, принял полусидящее положение. Большая часть воды пролилась на грудь. Черные мухи кружившееся пред глазами, улетели.

– Юра, надо уходить!

– Нет! Нам надо спрятаться внутри. Забиться в какую – ни будь щель с двойным выходом, и затихнуть там. Гостинка большая. Звуки распространяются далеко. Если что, услышим и успеем перепрятаться. Надо пересидеть. Но почему, черт возьми, я ничего не слышал?! В тот раз услышал их, находясь на другом берегу реки, теперь они двигались совершенно бесшумно! Просто случайно заметили их сейчас! Еще мгновение, и не осталось бы никаких шансов!

– Юра, пойдем. Хватит разглагольствовать! Или уходим, или прячемся!

– Да, да. Идем! – Торопливо поднялся и помог встать ей.

– Мы поднимемся на второй этаж?

– Нет. Выйдем во двор и залезем в какое – нибудь складское помещение. Во дворе их должно быть много. Там больше пространства для маневра. Постарайся двигаться как можно тише!

Сказал, когда мы подошли к большой двери ведущей, наверное, во двор. Прошли коротким коридором и оказались внутри двора. Петляя между складами, выбирал место, которое могло стать для нас временным убежищем. Место, в котором можно было спрятаться. Из которого в случае опасности мы могли бы беспрепятственно бежать. Нашел здание, отвечавшее этим условиям. Это было большое складское помещение. В нем хранилась верхняя одежда. Ворота, расположенные на торце, были распахнуты. На противоположной стене была маленькая дверь. Прошел через все помещение, попробовал открыть дверь. Она была не заперта.

– Надо прикрыть ворота, – сказал Наташе шепотом.

– Закрыть? – Переспросила она.

– Нет, именно, прикрыть. Все должно быть естественным и не вызывающим подозрений. – Указал на левую створку. Сам закрыл правую. Наташа сделала то, о чем просил. Кинулись к дальней двери. Помог Наташе забраться на стеллаж с одеждой.

– Устраивайся удобнее. Будь готова по первому моему сигналу бежать к маленькой двери.

Закидал какими – то куртками. Сам забрался следом. Вытащил нож и, помогая одной рукой, как крот, зарылся в ворох мягкой одежды.

– Ты не заметила, сколько было машин?

– Не меньше десятка.

– Выходит охотников будет около сорока. Они будут прочесывать здание. Или оцепят его, и часть войдет внутрь. В любом случае они должны разбиться на небольшие группы. Хотелось бы верить, что в каждой группе будет не более двух человек, тогда у нас будет шанс прорваться. Если войдут сюда и подойдут близко. Настолько близко, что ты будешь, уверенна, что вот– вот заметят, быстро выпрыгивай. Да, открой нож, который я дал тебе. Выпрыгивай молча. Слышишь, молча, бей куда попало ножом того, кто будет ближе всех. Только не кричи.

– Юра, я не смогу, – прерывающимся шепотом ответила Наташа, – не смогу убить человека!

– Они не люди. Заруби себе это на носу! Здесь все на самом деле. Если не мы их, значит они нас. Потом, ты не должна убивать. Твоя задача, просто отвлечь внимание. Убивать буду я. Сразу, как только выскочишь, не старайся попасть в кого – нибудь. Убедишься, что они заметили, отбегай. Дальше моя забота. И еще одно. Если меня схватят, не старайся прийти на помощь. Думай о себе сама. Беги, прорывайся из города. Я попробую их задержать. Я хочу, чтобы ты пообещала это!!!

Долго молчала, потом не уверенно сказала:

– Хорошо. Я сделаю так, как ты хочешь.

Поискал ее руку в ворохе одежды. Нашел. Крепко сжал.

– Мы прорвемся. Обязательно прорвемся.

– Я так не думаю.

Не стал убеждать ее в обратном. Мне бы очень хотелось в это верить. Но что – то внутри сводило все шансы к нулю. Однако, не смотря на пораженческое настроение, был исполнен решимости задорого продать наши жизни. Для этих настроений план был совсем не плох. Все лучше, чем выйти к этим ублюдкам с поднятыми руками. Но как было неосмотрительно с нашей стороны, впереться на Невский, как две слепые коровы. Потом стоять, раззявив рты, словно жители села Малые Кондубы внезапно оказавшиеся на седьмой авеню. Я не профессионал. Это, конечно, мало оправдывало. В армии из автомата стрелял всего два раза. Остальное время проводил в кабинете, каллиграфическим почерком переписывая списки личного состава. Вся моя военная подготовка. Драться приходилось. В последний раз, уже в этой жизни пришлось убить. Теперь должен нападать с единственной целью – уничтожить врага. От этого зависела не только моя жизнь, но и Наташкина. Лежа в этой импровизированной засаде, среди мягкой рухляди, решимость с каждым мигом сокращалась. Моя жизнь зависела и от нее. От того, как поведет себя, если нас найдут. В любом случае должна быть готова сражаться.

– Ты не заснула? – Почувствовал, как она вздрогнула.

– Нет. Юра, а может нам все– таки бежать?

– Милая, тебе не приходилось в детстве ловить кузнечиков?

– Ты издеваешься?

– Кузнечики обладают прекрасной мимикрией, но совершенно не обладают выдержкой. Когда он не двигается, его совсем не видно в траве. Но стоит приблизиться к нему, нервы не выдерживают. Кузнечик прыгает, пытаясь, спастись бегством, и тем самым демаскирует себя. А дальше поймать его дело техники и сноровки человека, который ловит. В нашем случае, примерно, то же самое. А в их технике и сноровке я не сомневаюсь.

– Ты так говоришь, будто знаешь кто они. Ты что – то скрыл от меня? Юра, ты встречался с ними?!

– Встречался с ними… – успел произнести я .

Колонна Мерседесов, не снижая скорости, пронеслась мимо Гостиного Двора. Две последние машины резко затормозили. Раздался визг. Они остановились посередине Невского проспекта. Все двери одновременно открылись. Из машин грациозно выплыл десяток существ. Издалека они совершенно не отличались от людей. Другие размеренно и неотвратимо двинулись в сторону Гостиного Двора. Сильные тела обтягивали плотные комбинезоны. Шапочки аквалангистов оставляли свободными место, где должно было быть лицо. Но лиц не было. Был розовый овал, покрытый мельчайшими пупырышками. С каждым шагом с ними происходили изменения. У двоих, тех, что шли впереди пупырышки потекли вниз. Они образовали складку, которую можно было назвать ртом, только потому, что она располагалась на месте, где у людей были губы. У четверых возникло по огромному глазу в центре лица. Глаза были черными и без зрачков. У замыкающих четверых выросло по огромному уху. Трансформация закончилась перед входом в Гостиный двор, куда семь шикумов назад забежали звери. Двое со ртами повернулись к восьмерым. Вместе заговорили, отчеканивая приказы и дублируя их в мозгах остальных.

– Разбиваетесь на пары. В паре зрение и слух. Прочесываете по секторам. Одна пара поднимается на второй этаж и ищет там. Одна пара идет по первому этажу вправо, прощупывая все помещения. Другая идет влево, прощупывая все помещения. Четвертая пара идет во двор, ищет там. Один приказывающий ждет здесь. Второй ждет с противоположной стороны. Когда разыскиваемые будут обнаружены, действий по задержанию не предпринимать. Вызвать все группы. Локализовать объект. Ждать прибытия приказывающих. Предупреждаем, обнаруженным вреда не причинять. В случае сопротивления – обезоружить и лишить подвижности поцелуем забвения.

Хриплый дуэт замолчал. Один из приказывающих развернулся и пошел к углу здания. Второй обозначил рукой пары и показал направления. Спиной назад отошел на два шага от восьмерых и просипел:

– Исполнять.

Сам, не разворачиваясь, сделал еще ровно тридцать шагов назад от места развода. Рот расползся по месту, где должно было быть лицо. Отдающий приказы замер. Он сосредоточил все органы восприятия. На голове у него их были тысячи. В центре его внимания находилось разрушенное и обгоревшее здание. Там, в глубине, прятались два беглеца. Они были нужны живыми хозяину. Хозяина звали Аваддон, что значило Погибель.

Тем временем пары бесшумно расходились по зданию. Первая пара поднялась на второй этаж. Видящий заглядывал во все закутки, под прилавки. Мягко обтекая разбитые витрины, осматривал кабинки для переодевания. Сумрак не был ему помехой. Слышащий, останавливался у запертых дверей и прикладывался к ним ухом, выросшим на лбу. Он был способен слышать во всех диапазонах. Так же как видящий обладал способностью улавливать своим глазом любое инфракрасное излучение. Двигались неторопливо. Спешить было некуда. Была уверенность, что объекты поиска находятся на территории Гостиного Двора. Это придавало розыску неспешную, обстоятельную дотошность. Площадь сужалась. Другие, на первом этаже, действовали по той же схеме. Все досконально просматривалось и прослушивалось. Исполнение приятной обязанности на первом этаже затруднено наличием метро. Пара других, которая пошла влево, вошла в вестибюль станции Гостиный Двор. Один остановился. Второй прошел несколько шагов и спустился на три ступеньки вниз по неработающему эскалатору. Замер. Прислушался. Вернулся к слышащему. Повернулись головами друг к другу. Замерли. Потом покачали головами. Развернулись и направились к выходу. Поверхностный, казалось, осмотр, был тщательным анализом, давшим полную уверенность в том, что внизу никого нет, кроме крыс. Другие знали и чувствовали все то, что знали и чувствовали остальные. Пока поиски результатов не принесли. Но мест, где могли затаиться звери с каждым шагом, с каждым отделом, с каждой секцией становилось все меньше и меньше. Где – то за безликой внешностью каждого Другого трепетал азарт охотника, вышедшего на след дичи. Предвкушение. Страх, который они внушали жертвам, был премией, наградой за верную службу. Им нравилось охотиться. Выследив и поймав жертву, парализовали ужасом. Когда та становилась беспомощной, Другие убивали. Они высасывали человеческую сущность и заполняли изуродованные тела страхом. Эта охота была без интересного финала. Но все равно это была охота! Это было развлечение! Это был пир!

Другой, стоявший напротив фасада здания, внимательно следил за всеми поисковыми группами. Он находился в постоянной связи со вторым приказывающим. Они окружили всю Гостинку своим ментальной контактом. Словно, накрыв непроницаемым колпаком, ускользнуть через который незамеченным было невозможно. Разыскиваемые находились внутри. Но вот где? Времени не существовало, главное, точно выполнить приказ.

Первый приказывающий вдруг пошевелился. Быстро опустился на колени. Обнял себя за плечи, перекрестив руки, начал медленно опускать их вниз, вдоль спины. Другой гладил и ласкал свое тело. Покачивался взад и вперед, исполняя медленный, чувственный танец соития самого с собой. Что-то зашевелилось в паху. Натягивая плотные кожаные штаны это что– то холмом поползло в промежность. Со стороны казалось, что в штанах у него медленно ползет большая змея. Вот голова этой змеи скрылась глубоко между ног. Змея начала совершать движения в такт размеренно раскачивающемуся Другому. Как огромная капля ртути каталась под блестящей материей. Другой задергался все быстрее и быстрее. Быстрее стала перемещаться по промежности складка. Скоро это стало крупной дрожью, как в лихорадке сотрясающее тело. Потом несколько раз он импульсивно дернулся. Замер. И в изнеможении оперся руками об асфальт. Через мгновение Другой поднял голову и посмотрел на небо. Сладострастная волна прошла по всему телу. Резко, рывком поднялся на ноги. Настороженно заводил головой. Несмотря на очень плотную связь с остальными Другими, оргазм, который он только что испытал, был личным ощущением. Остальные знали, только что он трахался, но не могли разделить физиологического экстаза. Атман дал исключительную возможность любить самих себя. Он сделал эту территорию заповедной для вмешательства извне. Все это время Приказывающий поддерживал связь с поисковыми группами и знал, что розыски пока безрезультатны. Попыток выбраться из – под колпака предпринято не было. Другие не обладали ни человеческой логикой, ни ситуационными инстинктами, ни психологией людей. Ни одно из их качеств не вписывалось в уходящие критерии. В совершенстве владели сверхчувствительными сенсорами, действие которых тысячекратно увеличивалось коллективным резонансом. Ум, чувства, эмоции заменяли приказы высших демонов. Они могли выйти из подчинения, но сдерживало постоянное поле боли и страха. Поле размером с мертвый город.

Тем временем пара вышедшая во двор Гостинки, методично обыскивала каждое строение и каждый закуток в этих строениях. Прежде чем зайти внутрь, они внимательно просматривали и прослушивали, пытаясь отыскать признаки присутствия зверей. Половина складских помещений была обследована. Пусто. Но удача предначертана. Двое подошли к длинному зданию, в большие ворота свободно мог въехать грузовик. Ворота были приоткрыты. Видящий вошел и встал на границе разделявшей сумрак и полумрак. Замер, всматриваясь в длинные ряды стеллажей, заваленные одеждой. Слышащий пошел вокруг здания, внимательно изучая молчаливую, настороженную пустоту внутри. Там было тихо, но что – то там было. Он обошел строение и остановился перед небольшой дверью. Прислушался. Положил пальцы на дверную ручку. Потянул на себя. Дверь, скрипя, открылась. Другой вошел внутрь склада…

Раздался ужасный скрип. В голове запульсировало: нашли, нашли, нашли!!! Но надежда умирает предпоследней. Перед тобой. Следующим умираешь ты. Послышались шаркающие шаги со стороны ворот. Шаги становились более отчетливыми. Рука, сжимавшая нож, истекала потом. Нож сплавился с рукой. Сердце колотилось так, что в ритме сокращалось все тело. Я чувствовал их близость. Это ощущение стало невыносимым. Теперь понимал, каково это быть в шкуре кузнечика. Ожидание развязки стало нестерпимым. У меня не выдержали нервы. Вскочил с единственной мыслью отскакивающей от внутренних стенок черепа: не орать, не орать!!! Только не орать! Соскакивая со стеллажа, правая нога запуталась в тряпье. Свалился прямо под ноги, существу сумев зафиксировать его облик. Точно такой же, как и убитая мной тварь из подворотни. Распластался у его ног, как раздавленная асфальтоукладчиком лягушка. Он стоял надо мной, раскинув руки в сторону. Голова задрана вверх. Огромный темный глаз внимательно изучал потолок. Я смотрел на него. Не знаю сколько бы продолжалась эта нелепая игра в гляделки, если бы вне поля моего зрения не раздался шум. А потом пронизывающий крик Наташи всколыхнул воздух.

– Юра-а-а-а!!! Крик хлестнул по ушам. Вернулась способность двигаться. Опираясь левой рукой о землю что было силы, ударил тесаком снизу вверх в промежность стоящего надо мной чудовища. Нож вошел строго вертикально в тело. Не вытаскивая, дернул его всем лезвием к себе. Без усилий и препятствий сталь прошла сквозь плоть, только затрещал разрезаемый комбинезон урода. Из огромной раны вывалилась дымящаяся требуха. Вместо того чтобы упасть, скорчиться от боли, он медленно опустил руки. Чуть присел и начал запихивать внутренности обратно. Я вскочил и обернулся. Картина четко отпечаталась. Наташа забилась в угол, который образовывали стена и стеллаж. Стояла, закрыв лицо руками. Второй с огромным ухом, растущим изо лба, медленно поворачивался к ней. Настолько медленно, что я успел увидеть торчавший у него из груди швейцарский, армейский складной нож, всаженный по самую рукоятку. Тварь почти закончила поворот, когда я толчком подлетел к нему и наотмашь рубанул по голове. Нож прошел до половины лица и разрубил огромное ухо пополам. Выдернул нож и ударил тварь в грудь. Показалось, будто шилом проткнул картонку. Небольшое сопротивление, а потом беспрепятственное движение. Чудище уронило, было поднятые руки, потом еще раз всплеснуло ими. Отпрянуло от меня. Качаясь, боком пошло в сторону стеллажа. Дойдя до него, запнулся. Его качнуло. Попытался зацепиться за что – нибудь руками, но не найдя опоры, сунулся головой вперед, словно нырнул. Ноги, согнутые в коленях, продолжали, скрести пол, туловище оказавшееся на стеллаже, оставалось неподвижным. – Голова, голова, вот их больное место. Надо бить в голову! – строкой телетекста пробежало в мозгу. Развернулся к первому, с распатрашенным пахом, надеясь увидеть его на полу, дохлым. Тварь разочаровала меня. Он стоял. Мало того, между ног торчала, какая то черная змея. Она толчками увеличивалась в размерах, вся сотрясаемая мелкой дрожью. На абсолютно круглой голове змеи блестела серебром капля. – Сейчас он меня трахнет! – в том, что это за орган сомневаться не приходилось. Вот только представить эту штуку в качестве оружия было нелегко. Оружие это было или нет, но допустить возможность прикосновения этой гадости я не мог. Внутри всколыхнулась мутная волна тошноты. Его член почти касался меня. Оцепенение прошло. Махнул перед собой ножом и черная толстая змея упала. Оставшийся от нее конец начал на глазах сокращаться. Из него вдруг ударила струя темной, маслянистой жидкости. Тварь нисколько не обескураженная раной, раскинув руки, словно для объятий, двинулось на меня. Я беспорядочно махал ножом перед собой. Некоторые удары достигали цели, но это не останавливало его. Урод хотел дотянуться до моей шеи. Где – то внутри разорвалась алая бомба ненависти.

– Ах ты, гадина вонючая!!! – Заорал я. Почти выдернув руку из плеча, воткнул ему нож прямо в центр мертвого глаза. Лезвие, пробив голову насквозь, с треском выскочило из затылка. Тварь дернулась всем телом, да так сильно, что чуть не вырвала у меня из руки нож. Вцепился в рукоять второй рукой и выдернул лезвие из головы. Урод начал падение назад, на спину. Сила инерции толкнула меня в противоположную сторону. Я засучил ногами, пытаясь сохранить равновесие. Поскользнулся на мерзости вытекшей из члена твари и хлестко, всем весом шлепнулся на задницу. Всплеск боли из ушибленного копчика пробежал внутри и сыпанул искрами из глаз. Вместе с вышибленным куском воздуха изо рта непроизвольно выскочило:

– Блин! Больно-то как!!! – Оглянулся и отыскал глазами Наташу. Она была все в том же углу. Только руки теперь закрывали щеки, оттянув веки до невозможности вниз. Скользя, на крови твари, поднялся. Вытирая руку и одновременно потирая ушибленное место, пошел к ней.

– Все, милая! Кончено! Они подохли. Нам надо уходить отсюда. – Еще раз оглядел место побоища. Убедился, что твари мертвы.

– Пойдем! Валим отсюда. Их может оказаться гораздо больше! – Взял за плечи и повел к двери. Наташа совершенно ничего не соображала. Приводить ее в чувство времени не было. Слишком высока была вероятность появления других. Мы подошли к выходу. Я отпустил Наташку и медленно начал открывать дверь.

Другие, получив информацию о том, что четвертая поисковая группа обнаружила объекты на складе, со всех сторон торопливой трусцой спешили к обозначенному месту. На ходу они извлекали жезлы забвения и приводили их в рабочее состояние. Это было их единственное оружие, но не единственный орган наслаждения. Жезлы пришли в готовность. Готовность составляла примерно метр в длину. Из пор на конце стали конденсироваться вязкие, бесцветные капельки. Они стекались как ртуть в центр головки, образуя большую каплю. Эта капля была слюной забвения. Оружие умиротворения готово. В случае необходимости Другие могли передвигаться очень быстро. Через три альтувра все они – во дворе Гостинки. Сейчас узнали о схватке происходящей между ними и дичью. Дичь оказалась с зубами. Другие стали двигаться медленно. Им не был присущ инстинкт самосохранения, но они знали боль. Вдруг все остановились. По черным телам пробежала судорога. Один был мертв. Боль и страх! У слышащего было уничтожено девяносто процентов жизненных рецепторов. Его восприятие, корчась, умирало. Видящий попытался усмирить человека поцелуем забвения. Зверь отрубил жезл, нанеся смертельную рану. Но, видящий, подхваченный волей остальных, повинуясь приказам, попытался вцепиться в человека. От боли и страха движения были замедленными, и это позволило зверю пробить глаз и умертвить тело. Потери не имели значения! Кольцо сжималось! Людям не вырваться!

За дверью никого не было.

– Бежим! – Дернул Наташку. Побежал первым. Увидел через плечо, что не отстает, бежит следом. Мы бежали по узкой дорожке между двумя складами. Уже были видны ворота, через которые можно было выскочить в город. Еще раз оглянулся и убедился в том, что она рядом. – Черт! Рюкзак забыли! Неужели их было всего двое?! Дай Бог!!! – Без паузы промчалось в голове. Когда до края склада осталось метров десять, а до ворот двадцать. Из – за угла первого склада на дорожку выскочил еще один. У него не было ни уха, ни глаза, за – то был огромный щелеобразный рот. В пяти шагах от него я резко остановился и выставил перед собой нож. С лету Наташка налетела на спину. Я покачнулся.

– Человек, брось нож! Мы не причиним вреда!

Обернулся, сзади бежало еще двое, их штуковины качались в такт движению. Вверх – вниз. Вверх – вниз.

– Человек, брось нож! Мы не причиним вреда!

Я почти ослабил хватку на рукояти. Но вид огромной черной штуки с каплей расплавленного серебра на конце не оставил выбора. В два прыжка преодолел разделявшее расстояние. Ловко увернулся от радостно потянувшегося ко мне органа. Наотмашь рубанул по шее говорящего. Голова со звонким чпоком отскочила от тела. Отлетела к стене, гулко ударилась об нее, рикошетом откатилась к ногам Наташи. Та пронзительно завизжала.

– За мной!!! – Срывая голос, проревел и, увидев, что она начала движение ломанулся к спасительным воротам. Там был город, там можно было начать игру в прятки сначала.

Услышал позади звук упавшего тела. Сразу за ним, еще такой же, точно. Обернулся. Увидел лежащего на животе безголового и рядом, касаясь его рукой, лежала Наташа. Те двое, что были сзади, стояли над ними, замерев.

– Нет!!! – К ним, размахивая ножом, как саблей. Перепрыгнув через Наташку, подлетел к этим двоим. Они отпрыгнули в стороны и прижались спинами к стенам складов. Ударил по члену того, что стоял справа, с ухом. Опять густая струя тягучей, черной жидкости. Он дернулся, ударился спиной о стену и начал медленно сползать вниз. Резко развернулся и ударил ножом второго, с глазом. Тот успел пригнуться и нож с грохотом ударился о металлическую стену. Замахнулся снова, но ударить не успел. Что – то мягко, почти неощутимо коснулось моей спины. Тогда понял, что случилось с Наташей. Побежав, она наткнулась на член безголового. Ее парализовало, так же, как парализовало сейчас меня. Начал валиться на спину. Кто – то бережно подхватил и аккуратно опустил на землю. Я продолжал все видеть и слышать, но начисто был лишен возможности двигаться. Бревно с бегающими глазами. Потом глаза тоже застыли. Продолжал видеть, но не мог даже моргнуть. Надо мной склонились три головы. В ассортименте полном: ухо, глаз, рот. Обладатель рта открыл пасть и произнес:

– Видящие, подгоните сюда машины. – Глазастый пропал из поля моего зрения. Ушастый встал на колено и начал возиться в области моей правой руки.

– Нож, нож! Он вытаскивает нож из ладони. Нож вытаскивает! – Но я ни чего не чувствовал. Вдруг, тот, что говорил начал меняться. Рот расползался какими-то маленькими прыщиками, через мгновение вся харя была покрыта пупырышками. Рот перестал существовать.

Меня за руки подняли и потащили к машине. Наташи не увидел. Наверное, уже погрузили. Пока грузили на заднее сиденье роскошного Мерседеса, заметил, как двое притащили, того со склада, с разрубленной головой и положили к двоим убитым. Потом развернулись и пошли обратно к складу. Очевидно, за последним. Несмотря на просторный салон машины, им пришлось согнуть мои ноги, чтобы закрыть дверь. Один сел за руль, второй рядом. Двери бесшумно закрылись. Машина плавно и беззвучно тронулась с места. Все, что теперь мог видеть, было ограниченно мягким потолком, обтянутым серой кожей. Куда ехали? Сколько раз поворачивали? Определить не в состоянии. Мерседес ехал быстро, я чувствовал это. Мотор работал совершенно бесшумно. Казалось, что машина ехала, не соприкасаясь с землей.

Что же будет? Но была какая-то отстраненная отчужденность. Словно, все это происходит не со мной. Полная апатия. Потом пришла мысль о Наташе. Где она, что с ней? Но и эти мысли расплывались и утрачивали четкость. Что – то приходило в голову еще, но соскальзывало, не задерживаясь в пустоте. Вслед за ним упал и я. Уснул. Сон был очень крепким. Забыл все. Забыл жизнь. Оказался в спасительной, доброй темноте небытия.

Проснулся оттого, что машина резко затормозили. Сила инерции стряхнула меня на пол между сиденьями. Из груди попытался пробиться стон, но звука не было. Уроды вышли из машины, закрыв дверцы. Я остался один, но что толку? Двигаться не мог. В голове все также зияла тупая пустота. Там не было никаких планов, так свойственных моему деятельному мозгу. Превратился в оболочку куколки, а бабочка-то уже улетела! Одним словом, кома. Полная. Мог только ждать. Терпение было безграничным. Ждал решения своей судьбы, впрочем, спокойно, безучастно. Что меня: повесят, сожгут, отрубят голову, или… Да, наплевать! Лучший вариант, лежать здесь, между сиденьями, как забытая газета, и ждать конца времен. И этот конец не замедлил наступить…

Дверь открылась. Попытался перевести взгляд. Не получилось. Вверху все тот же серый потолок автомобиля. Вдруг потолок пополз назад. Сквозь отупение пробилось: "Тащат из машины. Ну вот и все…". Показалось свинцовое, ровное небо. Снег падал с него все так же – медленно и обречено. Не долетая миллиметра до лица, он исчезал без следа. Поставили и прислонили спиной к машине. Передо мной стоял безлицый. Только вот безличье его было черным. Еще одно отличие делало его непохожим на тех других. Он был меньше ростом, примерно на голову. Карлик. Почти. Черномордый стоял и пристально, казалось, изучал меня. Потом откуда – то возникла ладонь, затянутая в черную кожу. Эта ладонь, взмахнув, звонко хлопнула по моему лбу. Моргнул, и в тело иголками вернулись ощущения. Справа от ударившего меня стоял точно такой же урод и как тисками сжимал мою руку. Левая рука была пристегнута к правой блестящими браслетами. От середины цепочки наручников вниз сбегала еще одна. Она соединялась с браслетами, сковывавшими мои ноги. Стреножили, как коня!

– Вот тебе и хрен-то!!! – Сказал с заметной дрожью в голосе. Огляделся, желая отыскать взглядом Наташу. Но ее не было. Вдоль дороги стояло много машин. Все они были Мерседесами представительского класса. Словно оказался на бандитской стрелке. У каждой машины стояло по несколько розовых безликих. Кругом простирались руины. Ни одного целого дома. Все разбомбили. Через небольшую площадь, в центре которой стоял закованный я, виднелась желтая арка ворот. Ограда. Высокие деревья за оградой. Это было кладбище. Узнал это место, но никак не мог вспомнить название. Карлик стоявший передо мной вновь взмахнул рукой, налаживаясь еще раз треснуть по лбу. Инстинктивно вздернул скованные руки вверх, пытаясь прикрыть голову. Не вышло. Пришлось просто быстро закрыть глаза. Удара не последовало. Когда расслабил руки и медленно открыл глаза, у черной твари заканчивал формироваться рот. Открылась пасть полная ужасных кривых, тонких, ржавых, но очень острых иголок. Решил снова закрыть глаза. Но не успел. Из мерзкой ямы без усилий и движений раздался хриплый голос:

– Юра, ты пойдешь с нами. Вопросов не задавай. Все ответы узнаешь позже. Если попытаешься бежать или сопротивляться получишь еще один поцелуй забвения. Если понял, закрой глаза.

Моргнул. А что мне было делать?! Эти двое производили куда более серьезное впечатление, чем розовомордые. Они крепко подхватили меня под руки с двух сторон. Обошли машину и направились в сторону развалин.

Медленно, удерживаемый с двух сторон, семенил к руинам, как японская гейша. Цепь заставляла делать шаги короче вдвое. Если бы не заботливые сопровождающие, двигаться смог только ползком, как дождевой червь. Пытался сдернуть с себя пелену отупения. Считал Мерседесы, на тридцать четвертом хвост стоявшей колонны скрылся за поворотом улицы. Вошли в пролом в стене. Идти туда страшно не хотелось. Предпринял неловкую попытку упасть. Меня бережно поддержали. Губастый вновь ощерился:

– Не дури. – Сказал без интонации и без всякого выражения. Решил последовать совету, именно, из – за голоса. Сразу они увеличили скорость движения. Перестал успевать за ними то и дело, спотыкаясь о кучи хлама. Теперь они уже просто волокли меня, как пьяного. Если цепь ножных кандалов цеплялась за что – либо, они рывком освобождали ее и не сбавляя темпа, продолжали движение. Вперед и вперед. Вот только куда? За разрушенным простенком увидел еще двоих – розовомордых. Стояли, не шевелясь у лестницы, которая вела вниз, к металлической, внушительной двери. Лестница была совершенно чиста, никакого хлама и мусора. Мало того, застелена причудливой, насыщенно – синего цвета, ковровой дорожкой. Меня протащили по ней вниз, к двери. Один из моих поводырей стукнул в дверь два раза, потом еще два. Конспираторы хреновы! Дверь беззвучно отворилась. Мы вошли во мрак подвала. Очень длинный коридор сделанный из кирпича. Потолок арочный. К кирпичным стенам были приделаны хитрые держатели. В них вставлены большие, чадящие факелы. Призрачный, колеблющийся свет. Он очерчивал фрагменты коридора. Чередование освещенных участков и неосвещенных создавало иллюзию подвижности стен. Сама подвижность исчезала в бесконечности коридора. Мы шли по этой бесконечности, лишь увеличивая ее. Прошли мимо нескольких маленьких железных дверей. Навстречу никто не попался. Коридор под прямым углом разбежался в обе стороны. Повернули налево. Шли довольно долго мимо факелов, дверей, ниш, ответвлений. Размеры этого подвала не вмещались в метрическую систему счета. Несколько раз повернули. Окончательно потерял способность ориентироваться. Еще один поворот. Узкий, как щель коридорчик. Мои провожатые разделились. Один пошел впереди, другой сзади, держал меня за подол куртки. Куда я мог отсюда убежать? Плечи почти касались стен. С высокого, арочного потолка на цепях свисали колеса. На них были установлены глиняные плошки. Они были заполнены маслом и фитили, плавающие там, горели. Алые языки пламени вырывались из этих плошек, ломая тени об углы и стены коридора. Вышли к месту, где стены коридора расступались, образуя полукруглое помещение со сводчатым потолком. Центр стены напротив украшала большая темная двустворчатая дверь. Дверь была покрыта искусным орнаментом. Большая, но изящная ручка, видимо, золотая магнитом притягивала взор. Первый дошел до двери, повернулся, и встал у стены, скрестив руки на груди. Второй легонько подтолкнул меня вперед. Сделал два шажка и остановился. Он обошел и повернулся черным безличьем. Раскрыл пасть:

– Сейчас сниму с тебя оковы. Думаю, глупые мысли посещают тебя не часто? На всякий случай предупреждаю: если они появятся сейчас, гони их, прежде чем начнешь, что – то предпринимать. Просто, стой спокойно, а то твоя подружка пожалеет, что мы не познакомились с ней до вашей встречи.

Упоминание Наташи ничего существенно не изменило в мыслях. Я не собирался биться с ними. Они были карликами по сравнению со мной, но я чувствовал, что их сила значительно превосходит силу смертного. Говоривший наклонился к моим ногам. Немного повозился, я почувствовал, что ножные кандалы сняты. Он выпрямился и отомкнул наручники. Перекинул звенящую конструкцию через плечо.

– Все. Теперь жди. Тебя позовут. Помни, любая попытка к сопротивлению отзовется громким эхом боли у Наташи. Пока, прощай.

После этого предупреждения они развернулись и ушли обратно. Туда, откуда только что пришли. Повернулся и дернулся следом. С потолка упала толстая, кованая решетка преградившая путь назад. Я был заперт. Хотя.… Хотя была дверь с золотой ручкой. Возник извечный вопрос: открывать или нет? Эти уроды что – то говорили про Наташу. Самому тоже рисковать было не с руки. Не надо пытаться торопить события, они сами сделают это за меня. Сел на пол у стены и принялся ждать, когда это произойдет. Здесь не было времени. Но ведь что – то было?! И это что – то тянулось чертовски долго. Каких – либо конкретных мыслей не было. Голова, на удивление, чиста и легка. Опять вернулось ощущение, все события, которые произошли, произошли не со мной, и было ли это все на самом деле? Сейчас всего этого не было. Не было вообще ничего.

Вдруг ноздри забило такой вонью, что на мгновение потерял сознание. Отвыкшего от запахов, меня, словно, контузило. Обоняние вернулось, но в тот момент очень пожалел об этом. Вонь была такой густой, что если бы был нож, смог бы резать ее на куски. Она забивала рот и выедала мои глаза. Умершие запахи реанимировались и всем своим многообразием пытались расплющить. Это был запах загаженных всеми живыми существами подворотен. Многослойные пласты их испражнений, как кремом были щедро пересыпаны хлоркой. Пирог обильно пропитан мочой. К общему букету добавлялся запах гниющих органических отходов. Все это в тридцать шестой степени заполняло сейчас маленькое помещение, в котором находился я. Концентрация вони делала воздух здесь желеобразным. Она падала с потолка. Достигнув пола, заворачивалась краями и наползала на уже образовавшиеся наслоения. Толщина вони достигла плеч. С огромным трудом, опираясь на стену, поднялся. Что раньше делали люди в подобных случаях? Закрывали лицо влажной тряпкой. Платок был. На нем бурые пятна Наташиной крови. Болото вони увеличивалось. Оно вновь достигло груди. А как быть с жидкостью, что бы смочить платок? Жить захочешь и не так подскочишь. Выход один – моча. Быстро расстегнул ширинку и оросил платок. Не отжимая, расправил. Закрыл глаза и прижал платок ладонями к лицу. Платок был большой, все лицо спряталось под ним. Эта была ситуация, когда свое, действительно, не пахнет. Тугая вонища доползла тем временем до подбородка.

Неожиданно раздался какой-то звук. За ним до ужаса знакомый смех. Он опять раскатывался серебряными горошинами, отскакивал от стен и потолка, катался по полу. Веселый, заливистый, так не вяжущийся с вонью. Но она исчезла. Теперь вдыхал только запах мочи.

– Ну, и долго ты собираешься так стоять? Я знал, что ты эстет. Но не подозревал, что твой эстетизм простирается так далеко. До чего человека может довести любовь к прекрасному?! Неужели испытываешь, такое острое наслаждение от запаха собственной мочи?! Или может быть это новая форма религиозных обрядов? Как благоговейно прижимаешь этот платок к своему лицу! Или ты проходишь курс уринотерапии? Не стесняйся, я могу принести тебе стакан, что бы увеличить дозу. Давно не приходилось так веселиться!.. Ну хватит! Убери платок и посмотри на меня Человек!!!

Мне страшно не хотелось убирать платок от лица. Запах собственной мочи можно было пережить, а можно ли пережить взгляд на чудовище?

– Довольно! Слышишь?! Я сказал, хватит! В Гостином Дворе ты казался более мужественным. Убил четырех Других. Почти вырвался из кольца. Почти. Тебя подвела сентиментальность и влюбчивость. Вот и теперь, поддаешься эмоциям. Что может случиться, если ты просто уберешь вонючий платок от лица и откроешь глаза?

– Я не хочу видеть тебя, Малах Га – Мавет.

– Послушай! Я уже говорил и повторю еще раз, – в мои планы не входит причинить тебе вред. Стоило ли разводить такую канитель вокруг твоей персоны, всего лишь ради того, чтобы убить? Подумай! Ты ведь считаешь себя разумным человеком. Всегда так гордишься несокрушимой логикой. Ну, смелее! Перепрыгни через страх!

Отлепил платок от лица, скомкал и бросил на пол. Глаза не подчинялись мне. Пытался. Изо всех сил пытался, даже вспотел от напряжения. Но веки, вдруг налившиеся тысячетонным чугуном, не подчинялись титаническим усилиям. Попытка открыть глаза забрала последние силы. Я почти упал на пол. На лицо набежала тень. Ноздрей коснулся запах очень дорогого мужского одеколона. Что – то притронулось к моему лицу. Пальцы легли на веки и открыли их. Первое, представшее перед глазами, квадратные носки черных сапог. Сапоги были украшены квадратными серебряными пряжками. Я начал поднимать взгляд. Черные, прямые, кожаные штаны, подчеркивающие стройность и мускулистость длинных ног. Ремень с прямоугольной пряжкой из серебристого металла. Черный пушистый свитер, заправленный под ремень. Сильная грудь, широкие плечи. Из меленького треугольного ворота, немного длинноватая, жилистая шея. Тяжелый, гладкий подбородок. Узкие, алые, улыбчивые губы. Прямой нос с трепетными ноздрями. Они, казалось, пожирали воздух, бесшумно втягивая его внутрь. Черные прямоугольные очки, полностью закрывающие глазные впадины. Над оправой разлетелись черно – угольные брови. Черные, блестящие волосы до плеч зализаны назад. Оставляют открытым высокий лоб, лишенный намеков на возраст. Маленькие прижатые ушки с острыми мочками.

Он стоял, немного склонившись, улыбаясь. Улыбался нежно и светло, так улыбаются вновь обретенной, любимой вещи, которую считали потерянной. Но мускулистые руки находились в постоянном движение. Он дергал попеременно за каждый палец черной, прошитой серебряной ниткой перчатки. Большой, указательный, средний, безымянный, мизинец. И обратно. Движение завораживало. Взгляд скользил по черным, непроницаемым стеклам очков и постоянно срывался вниз, на его руки. Они все так же без лишней суеты и очень манерно высвобождались из черной кожи перчаток. Снял перчатку с одной руки. Обычная, человеческая рука. Сильная. Мужская, но в то же время изящная, с длинными пальцами. Вскоре справился со второй перчаткой. Я заметил, что ногти у него были черного цвета. Это был не маникюр, это был естественный цвет. Сняв перчатки, он уронил их на пол. Двумя пальцами вытащил из кармана штанов черный с серебром платок. Тщательно вытер холеные руки. Платок упал вслед за перчатками.

– Извини. Не хотел нанести тебе оскорбление. Я испачкался о тебя. Некоторые продукты жизни и деятельности человеческих организмов вызывают у меня рвотные позывы. Ну, что? Шок прошел? Все в порядке? Может пройдем в более располагающее для бесед место? Надо умыться, привести себя в порядок, переодеться. А то знаешь ли, от тебя попахивает. Я, так уж вышло, очень слежу за стерильностью своих владений. Встать сможешь, или позвать Другого?

– Смогу – буркнул я. С большим трудом оторвался от пола. Опять, прибегая к помощи стены, удалось выпрямиться в полный рост.

– Еще один раз попрошу у тебя прощения и больше не буду. Так вот, прости покровительственный тон. Этому есть несколько причин. Я старше тебя, старше всего человечества. Знаю ответы на многие твои вопросы. Не на все, подчеркиваю, но на многие. Наличие знаний выстраивает, сам понимаешь, покровительственную форму общения, с желающим эти знания обрести. Совсем как между учителем и учеником. Кроме всего прочего ваша литературная традиция определяет именно такие отношения между человеком и запредельными силами. Так будет проще…

– Ты Бог? – перебил его.

– Нет. Зачем так примитивно? Хочешь сразу все квалифицировать? Расставить по своим местам? Я, видишь ли, некоторым образом – демон. Сущность приближается к божественной, но все– таки я не Бог. Скорее, первый помощник. Правая рука. Даже обе руки. Но это не дает права перебивать меня. Это просто невежливо. Ты ведь интеллигентный человек, хоть и убийца. Ответив на вопрос, я назвал еще одну причину из длинного ряда тех, которые определяют мое снисходительное к тебе отношение. Однако пойдем. Надо привести себя в порядок, перекусить. Потом за сигарами, коньяком и кофе наступит время вопросов и ответов…

Мы пошли. У открытой двери он пропустил меня жестом руки вперед. Зашел в помещение, размеры которого были спрятаны темнотой.

Малах Га – Мавет грациозно обогнул меня. Сделал несколько шагов во тьму, остановился. Взмахнул рукой…

 

Глава 3. Время вопросов. Время ответов.

Вспыхнул ослепительно яркий электрический свет. Низкий потолок, далекие стены, изящная мебель. Эта мебель, словно, натаскана беспризорниками из дворцов, чтобы украсить свою берлогу, не подчинялась единому стилю и дизайну. Со вкусом у демона большие проблемы. Не уютно, не красиво, и как – то холодно.

– Ну, добро пожаловать в мои апартаменты. – Сказал Демон, обводя рукой огромный зал.

– Не люблю высоких потолков. Голова кружится. Да и неба не люблю тоже.

– На склеп похоже. – Сказал, еще раз оглядываясь вокруг.

– Согласен, – легко согласился он и засмеялся. Отсмеявшись, сказал:

– Давай, отправляйся мыться. Там найдешь все, что нужно. – Показал рукой не маленькую, неприметную, деревянную дверь справа.

Я удивился своей покорности, но спорить с Демоном не имело смысла. Существо, уничтожившее огромный город и людей его населявших, с капризным, пускай даже последним, горожанином миндальничать не будет. Может быть, и правда убить он, не убьет, но силу применить сможет. Его поведение было странным. Довольно убедительно разыгрывал роль гостеприимного и радушного хозяина. Пока…

Я направился к двери. На ходу расстегнул куртку. За дверью оказался предбанник. Напротив входа на обшитой деревом стене висело прямоугольное, большое зеркало в черной деревянной раме. Слева от входа у стены стояла простая, деревянная скамья. Псевдорусский стиль. Над ней, к стене прибиты причудливой формы бронзовые крючки для одежды. На скамье, в углу лежало аккуратно сложенное гигантских размеров махровое полотенце. На крючке висел черный махровый халат. Медленно разделся, развешивая предметы своего гардероба, как попало на крючках. Очень хотелось собраться с мыслями. Сосредоточиться. Никак не получалось. Решил попробовать сделать это умываясь. Открыл вторую дверь.

Помещение было огромным. Гораздо больше, чем резиденция Малах Га – Мавета. Оно было воплощением дискомфорта и неуверенности. Сделал два робких шага вперед. Почувствовал, что дверь исчезла. Неприятный, мутный свет обрушивался с невидимых высот на грязный, заплеванный пол общественного туалета на вокзале. Он был выложен метлахской плиткой, цветом напоминавшее засохшее собачье дерьмо. Стены в рост человека выложены белым кафелем. Кафель местами отвалился, обнажая серые раны стен. Он покрыт сколами трещинами и надписями. Надписи сделаны губной помадой, мерзкого темно – вишневого, но сочного цвета. То, что написано, прочесть невозможно, рисунки не разборчивы. Но был уверен, что те и другие были верхом непристойности. Стоял абсолютно голый, закрываясь руками. Все убранство этого помещения от меня и до неизвестности, бесконечного пространства составляли – душевые открытые кабины слева и перегороженные фанерой унитазы справа. Выше человеческого роста, выше белого кафеля, пытающегося оправдать мою обнаженность, стены. Они выкрашены в отвратительный, гнойно-зелено-желтый цвет. Меня расплющило это обезличивающее пространство. Буду идти, бежать, ползти, но слева всегда будут душевые, а справа унитазы. Попал сюда и останусь здесь навсегда!!! Откуда – то снизу хлынула вода. Желтая, но не потерявшая прозрачности. Она парила, как моча на морозе. Этот поток нес мусор, окурки, какие – то комки слизи, клочки и грязные обрывки. Он разбивался о стену, у которой стоял я. Обтекал мои ноги. Было холодно и страшно. Я был наг, слаб и беззащитен перед тем, что надвигалось на меня. Оно было похоже на тесто, выползавшее из огромной, синей кастрюли. Тесто хотело заполнить собой все, и все заменить. Ужас, переполнявший меня, нагонял новые и новые волны отвратительной желтой воды Что – то толкало, тянуло навстречу тяжелому кошмару. Я побежал. Плитка битыми краями резала ступни. Следы, которые оставались, были воронкообразными завихрениями бледно – розового, переходящего в бурый цвет. Вода за мной менялась. Впереди ждало жадное тесто…

– Ты что заснул там, что ли? – в голосе Демона угадывались нотки беспокойства. Я стряхнул остатки сна и обнаружил, что сижу в просторной душевой кабине. Сверху летел частый горячий дождь.

– Але! Алле! Отзовитесь! Да что там с тобой?!

– Нормально все. Сейчас выйду. – Медленно поднялся. Не выключая воду, направился к выходу. В предбаннике Малах Га – Мавета не было. Тщательно вытерся полотенцем. Вся моя одежда исчезла. Пришлось надевать халат. Под лавкой стояли, незамеченные раньше, турецкие, расшитые золотом тапки, красные, с загнутыми носами. Обулся и вышел в зал. Демон сидел в кресле – качалке. В одной руке держал пузатый бокал размером с небольшой аквариум. В другой, между пальцами, клубами дымила гротескных размеров сигара.

– О, вот и ты! Я уже начал волноваться…

– Может, хватит издеваться?! То вонь! То сны, какие то мерзкие! Что тебе надо!!!

– Так и прет из тебя атеистическое воспитание! С одним из самых могущественных Демонов разговариваешь без должного почтения и пиетета. Уж не говорю о страхе и трепете, который должно нагонять одно мое имя! Ну, да я тебя прощаю! Списываю все это на общую усталость и последствия тяжелых событий пережитых тобой. Тебе надо переодеться. Твою одежду я утилизировал. Она очень не стерильна. Предлагаю вещи из собственного гардероба. Есть несколько новых комплектов. Можно сказать, одежда предоставлена бутиком Ангела смерти. Размер у нас примерно одинаковый. И черный цвет будет тебе к лицу. Он прекрасно сочетаться со светлыми волосами и серыми глазами. Это я тебе как ведущий стилист мира говорю.

Он жестом пригласил меня следовать за собой. Прошли почти весь зал. Подошли к огромному платяному шкафу. Оттуда он извлек: кожаные джинсы, шерстяной свитер, черные длинные носки, сапоги с квадратными носами, но без пряжек и ремень.

– Какой у тебя размер обуви?

– Сорок третий.

– Значит, будут в пору. Вот, еще и куртка. Одевайся, не стесняйся, не буду подглядывать.

Он положил вещи на маленький кривоногий столик и, направляясь обратно, обронил:

– Нижнего белья у меня нет. Такая одежда, как вторая кожа.

Смеясь, он вернулся к столу. Я начал медленно одеваться. Вещи и вправду оказались в пору. Только штаны немного жали в паху. Не поворачиваясь, Демон спросил:

– Что ты, Юра, говорил, по поводу снов? Вонь, признаюсь, моих рук дело. Хотелось таким образом отметить возвращение к тебе обоняния. А вот сны? Ты заснул в душе? Что снилось?

– Заснул, но это когда я твой голос услышал, выяснилось. Там не было ни какого перехода от реальности ко сну. Снилась, всякая мерзость. Тесто какое – то, туалеты, вода желтая.

Демон явно напряженно размышлял.

– Нет, не я.

– А кто же тогда?

– После поговорим. Давай заканчивай одеваться. Прошу к столу.

Я оделся, посмотрел в зеркало. Остался доволен. Расчесал пятерней волосы. Пошел к столу. Он ломился от разнообразия яств. Здесь было все. В огромном количестве, способном удовлетворить самых требовательных и капризных гурманов – обжор. Но сервирован на одну персону. Хотя два стула стояли в ожидание. Демон поднялся с кресла.

– Присаживайся. Не могу разделить трапезу. У меня иной метаболизм, следовательно, и пищу поглощаю другую. От вида моей еды у тебя пропадет надолго аппетит. Так что законы гостеприимства превыше собственного голода, как говорил один людоед. Кушай, не стесняйся. Компенсирую голод настоящим французским коньяком. Да, чуть не забыл! Что бы ты насладился трапезой в полной мере, возвращаю тебе вкус!

Он щелкнул пальцами, не прерывая движения, указал рукой на мое место. Есть, так есть! Подумал и принялся набивать брюхо деликатесами. Пища восхитительна. Что было тому виной нормальное ощущение вкуса, или еда и вправду великолепна, не имело значения. Он снял очки. Я не смог определить цвет его глаз, он постоянно менялся. Изредка отрывался от еды, бросал на него косые взгляды. Демон ласково щурился на меня и маленькими глотками шумно прихлебывал коньяк. Наконец я набрался наглости и спросил:

– Что на твоем метаболизме спиртное не сказывается? – Даже не пытаясь скрыть издевку. Демон не обратил на это внимание и спокойно ответил:

– Нет. Жидкость испаряется через поры. Алкоголь остается внутри. Ощущение примерно такое же, как и у людей. Одним словом – опьянение. Отличие в одном, никогда не испытываю похмелье.

Ел до тех пор, пока ремень не врезался в раздувшийся живот. Дышать стало трудно.

– Наелся? – Заботливо произнес Демон.

– Да, наелся.

– А где спасибо?! – Обида и сожаление в голосе.

– Спасибо. – Ответил нехотя.

– Пожалуйста! – Демон был доволен. Внешне.

– Теперь кофе, коньяк, сигары. Или предпочитаешь сигареты?

– Я не могу курить. Не чувствую ничего.

– Опять ошибаешься. Я вернул тебе все ощущения. Предлагаю перейти к камину. Там очень удобные кресла.

Вытер губы и пальцы мягкой салфеткой, бросил ее в тарелку. Сыто отрыгнул и поднялся из-за стола. Пересели к камину. Огонь весело голубыми острыми язычками гулял по углю. Малах Га – Мавет приподнялся и бронзовым совком подкинул огню пищи – блестящего угля. Я сидел в низком кожаном кресле и почему – то наслаждался мнимым покоем. Закончив кормить пламя, демон отошел к сервировочному столику, заставленному разнообразными бутылками в картонных коробках и без них.

– Что будешь пить? У меня есть все! – Прозвучало с большой гордостью.

– Коньяк.

– И сигареты?

– Да.

– И кофе?

– Кофе не хочу.

– Вот и настало страшное время вопросов и ответов. – Протянул бокал, гораздо меньший, чем тот, из которого пил сам. Вот, тварь! Передал открытую пачку сигарет Парламент. Я вытащил одну, но пачку не вернул. Обойдется. Он любезно дал прикурить от платинового Ронсона. У Демонов тоже, оказывается, есть слабость к роскоши. Затянулся и с наслаждением заполнил легкие ароматным дымом. Ни с чем не сравнимое удовольствие! Меня удивляло и забавляло собственное спокойствие.

Курил, стряхивая пепел на пол. Хотя Демон предусмотрительно поставил рядом большую хрустальную пепельницу. Какая то маниакальная тяга к чистоте, это при его то работе?! Краем глаза внимательно наблюдал за его реакцией. Ему все это не нравилось, совсем как человеку. Но делал вид, что не замечает происходящего. Пока успешно гасил вспышки раздражения. Я развлекался. С удовольствием выкурил сигарету. Но не накурился. Слишком велик был никотиновый голод. От окурка прикурил следующую. Зубами оторвал от новой сигареты фильтр и выплюнул его на пол. Окурок аккуратно задавил в пепельнице. Демона, наконец, проняло. Первым нарушил молчание.

– Уважаю твое желание показаться крутым. Это почти удается. Тебе даже наплевать, что на тебе надеты штаны, которые выделаны из прекрасной женской кожи. Сапоги и ремень из кожи зрелых мужчин. Свитер и носки из натуральных волос молодых брюнеток. Причем носки сотканы из лобковых волос, этих самых брюнеток… О, да тебе плохо?!

Последнее, он произнес под звук оглушительных каскадов рвоты. Вместе с которой из меня исторгалась уверенность и самообладание.

– Эк, тебя развезло-то! Глянь-ка, штаны уделал! Сапоги забрызгал, их теперь, наверное, выбросить придется.

Он вскочил, быстро побежал к гардеробу. Вернулся оттуда и бросил мне на колени полотенце.

– Думаешь, существует человеческое достоинство?! – Теперь в голосе остался один звенящий металл.

– Сидишь, играешь в гордость, весь из себя такой неприступный! Да, у тебя в башке нет ни одной мысли! Тебя выхолостили! Тебе ни приходит в голову, ни что может случиться с Наташей, ни собственная дальнейшая судьба! Ты как свинья спокоен и благостен до тех пор, пока не пришло время забоя и придется становиться салом. Я хочу, чтобы ты ожил! К тебе должна вернуться жажда жизни! Сейчас нужен не только я тебе, но и ты мне. В тебе есть ответы на жизненно интересные для меня вопросы!

Слова хлестали меня плетью. Возвращался в себя, к своим проблемам. Слова разрывали благостную пустоту, переполняя ее болью. Сжал череп руками. Его просто бы разорвало от чехарды желаний, воспоминаний, вопросов и стремления узнать на них ответы. Закрыл глаза. Голова опасно трещала. Он толкнул меня в плечо. Я посмотрел. Демон держал перед моим лицом стакан с водой. Половину стакана занимал лед.

– Выпей, станет легче.

– Спасибо! – Искренне поблагодарил я. Двумя глотками осушил стакан до льда.

– Иди, умойся.

Я отрицательно помотал головой.

– Ты боишься? Понимаю! Хорошо. – Щелкнул пальцами обеих рук и у стены рядом с камином возник дачный умывальник. Не твердой походкой я подошел к нему и стал плескать холодную воду горстями в лицо. Это была живая вода. Она помогла прийти в себя. Малах Га – Мавет сделал вращательное движение кистью правой руки, и все следы недавнего происшествия исчезли сами – собой. В том числе и с моей одежды.

– Это правда?! То, что ты сказал по поводу одежды?

– Что это меняет? Другой все равно нет. Если тебя не смущает разговаривать со мной голым, милости прошу, ни мужская, ни женская обнаженность меня не трогает. Пойми! Ты сейчас единственный человек в этом мире, которому удалось сохранить здравомыслие. Это не просто удивляет, шокирует. Почему, как тебе это удалось? Мне необходимо знать, почему Атман проявляет к тебе такой интерес?

– Кто такой Атман? Это Бог, которому ты служишь? Какой бог мог сотворить такое!!! Зачем?!

– Ты что идиот! Что есть бог в твоем представление?! Слезливое изображение бородатого мужика? Бог – это большое, червивое дитя! Он един во всех лицах, других здесь нет! Он во всем, но ему на это наплевать! Мотивы его действий не то, что не понять, их страшно пытаться понять. Страшно даже для меня – Пыльного Ангела, возраст которого само время. Он безумный исследователь. Объектом изучения является все. Не буду лукавить. Если бы не он, ты и твоя подруга висели бы на ржавых крючьях, где – нибудь на Петроградской стороне. Сейчас я действительно в тебе заинтересован. За всем этим стоит Атман. Но почему ему настолько интересна эта игра?

– Что значит его имя?

– Давай сядем. Выпьем чего – нибудь, и поговорим обо всем по порядку. Что будешь пить?

– Воду. – Сказал, вновь устраиваясь в кресле. Он налил коньяку. Мне протянул воду со льдом.

– Насколько я понимаю у нас своего рода временный договор о сотрудничестве? Тогда скажи. Только правду! Что с Наташей?!

– Она жива. Пока. Пока Атман не давал никаких указаний на этот счет.

– Почему я должен верить? Покажи ее! Где она?!

– Стоит вам позвоночным дать маленькую слабину, как вы тут же норовите забраться с ногами на голову. Она в отстойнике. Все зависит от тебя. Насколько хорошо будет протекать беседа, удастся тебе ответить на вопросы и удовлетворить мое любопытство. Настолько быстро я организую с ней встречу.

– У меня есть еще одно условие. – Опять начал наглеть я.

– Не слишком ли это дерзко с твоей стороны?!

– Нет. Все равно завишу от тебя. Моя дерзость, это дерзость обреченного.

– Логично. Говори условие.

– Прежде, чем задашь свои вопросы. Я хотел узнать, как все это произошло и почему?

Малах Га – Мавет глотнул коньяку и пристально посмотрел мне в глаза. Попытался, не мигая ответить ему. Удалось узнать цвет его глаз. Обычные карие глаза, ничего демонического. Даже показалось, что стал жертвой идиотского розыгрыша, а передо мной сидит просто человек.

– Сомневаешься в моей демонической сущности? Действительно, Атман воспроизвел меня очень похожим на человека конца двадцатого столетия. Но к делу! На второй вопрос ответить не могу. Скажу то, что думаю. Червивое дитя, мне кажется, сам не знает почему. Но что хуже всего, я думаю, он не знает зачем? О том, как все это произошло, в двух словах не расскажешь. Это длинная история, готовься выслушать ее, не перебивая.

Я кивнул. Взял из пачки сигарету и закурил. Демон сделал большой глоток и начал:

– Я, Азазель, Аваддон, были задолго до того, как твои предки выбрались из пещер и у них появилось неравенство. Тогда мы не были демонами в том смысле, какой обрели позднее. Мы были необузданными проявлениями сильной природы. Засухи, ураганы, потопы, болезни, все, чего так боялся человек. Я был конкретным носителем смерти, во всех ее проявлениях, от старой смерти, до предумышленного убийства. Забирал жизнь и даровал облегчение, снимая ее бремя. Не был ни добрым, ни злым. Малах Га – Мавет выполнял свою работу. Впрочем, тогда меня звали иначе. Для людей, окружающий мир был соткан из тайн. Они не пытались постичь эти тайны. Спускали с поводка разума глупого пса воображения. Это воображение творило с ними забавные вещи. Но оно меняло не только их, оно делало другими нас. Я стал жестоким и злым, сверхъестественным существом. Естественно, для них я был сверх, да и для вас то же. За века для вас мерилом всего остался человек. Более нелепый эталон представить трудно! Они определили мою сущность. Но этого показалось мало, вечно голодной собаке необузданной фантазии. Они придумали мой внешний облик. Меняясь, подстраивался под человеческие представления обо мне самом. Люди постарались. Когда кому – то из них случалось видеть меня, это было самым ярким впечатлением их жизни, для них, неверное. К сожалению последнее…

Он замолчал. Неотрывно смотрел на огонь.

– Такова сущность, всех сверхъестественных созданий. Мы становимся такими, какими хочет видеть нас человек. Появились демоны. Жестокие, незнающие справедливости погубители рода человеческого. В противовес люди придумали богов заступников, покровителей. Человеческая фантазия нарисовала вечную борьбу между нами и богами покровителями. Люди думали, что добрые и злые боги находятся в постоянной конфронтации. И предметом этой войны, по их мнению, является такая вошь – как человек. Человечество всегда переоценивало себя. Все не так. Добро и зло придумано человеком. Древнегреческие боги не были ни добрыми, ни злыми. Они обделывали свои дела с помощью смертных. И когда человек переставал быть нужным, его убивали. Это единственная правда о Богах. Между нами не было войны. Мы и боги пантеона, именуемого человеком – добрым, просто выполняли работу. Схема проста, каждый делает свое дело. Один пытается погубить, другой спасти и все. Вы напридумывали себе неизвестно чего. А добро и зло это лишь слова, тоже, кстати, ваше изобретение. Они ни чего не значат для нас. А вы оправдываете борьбой добра со злом все мелкие, а других у вас и не может быть, амбиции. Жажду власти, жадность, пороки, и прочее и прочее и прочее. Эти два термина для вас действительно могли объяснить и оправдать все. Смерть, любовь, жизнь, страх. Так было.… Это всех устраивало. Но человек не может остановиться. Он жаден, патологически жаден до изменений. Люди начали меняться, вместе с ними менялся привычный миропорядок. Уходили одни Боги. Им на смену извлекались новые. Пришло время, уходить и нам. Мы исчезли, наше место заняли следующие. Неразрывно связанные для человека со злом. Ушедшие упали в микрокосм. Распались на мельчайшие частицы. Но каждая частица всегда помнила о целом. Нам не известно слово – надежда, мы ничего не ждали. Знали, что места заняты и возвращение наше невозможно. Не скажу, что там для нас было хорошо или плохо, там было пусто. Там нет ничего кроме самого себя разбитого на атомы и бесцельно летящего нигде. Так было. Пока не пришел Атман. Он изменил все. Атман является носителем божественного Я. Он един. Все прошлые боги исчезли в пустоте. Устранив их, он уничтожил основной стержень человеческого мировоззрения. Добра и зла больше нет. Атман стал единственным воплощением божественной воли. Эта воля проистекает от персонифицированной его сущности. Ни на верху, ни внизу больше ничего нет, все замкнуто на нем. Пространство сжалось до его представления о вселенной, все остальное исчезло. Оно стало этим городом. Время замерло, ожидая приказа Атмана, рвануть вперед, или поползти вспять. Он вытащил нас из ничто. Создал соизмеряясь со своими представлениями о том, какими должны быть демоны. Из тех, кто в прошлом мире был отребьем и изгоями создал Других. Я, Азазель, Аваддон, мы бесполы. Лишены возможности испытывать сексуальное влечение, любить, ненавидеть, сопереживать и сожалеть. Но Атман дал мне много других качеств присущих человеку. Хотя об этом его не просил. Мы носим в себе элементы нашей многотысячелетней сущности. Но иногда кажется, что это еще больше приближает нас к человеку. Другие и вправду другие. Атман полностью изменил этих бывших людей. Там не осталось ничего человеческого. В них этого меньше чем в демонах. На восходе времен люди и вправду были андрогинами, то есть гермофродитами. Они носили признаки обоих полов. Потом боги разделили их. С тех пор, до появления Атмана люди должны были искать свою половину. Атман, создавая Других опирался на то, что материал из которого он будет лепить новое население мира, насквозь эгоцентричный. Люди, из которых произведены Другие, в прежней жизни существовали, руководствуясь одним правом. Правом своей личности. Собственное право, получать все то, что захочет их личность. Перволюди были бессмертны, не имели возможности продолжить свой род. Другие смертны. Бог дал им возможность для воспроизводства. У них есть член и есть вагина. Каждый может получить удовольствие сам с собой. Могут рожать себе подобных. Процесс зачатия происходит тогда, когда Другой вдруг захочет родить. Вынашивать дитя не надо, оно появляется опять таки по воле самого беременного. Там на складе, кстати, ты убил одного такого.

Он сделал паузу. Вновь приложился к бокалу. Закурил сигару. Воспользовавшись перерывом, я осмелился встрять в монолог Демона.

– Эти штуки, что торчали у них между ног и которыми они парализовали нас, это и есть детородный орган?

Малах Га – Мавет кивнул.

– В мифологии народа йоруба существовали фаллические существа, которые потом стали олицетворением зла. Божества имели общее имя – Элегба. Другие называют члены элегбами. Элегбы выполняют функцию не только детородных органов, это еще и орудие усмирения. Секрет выделяемый элегбами имеет эффект временно парализующего яда. Этим веществом, которое Другие называют слюной забвения вас и угомонили. Но для наглядности и для того, чтобы ты ни обвинил меня в голословности, я тебе кое– что продемонстрирую. Закрой глаза.

Я повиновался. Почувствовал его ладонь на плече. Потом мое тело сместилось. Ненамного, но все сразу. Для этого не пришлось, делать никаких движений.

– Открой глаза.

Мы оказались в темном помещении. Чтобы ни касаться головой потолка, приходилось держать ее склоненной. Все освещение давал догорающий с копотью факел. У стены на полосатом матрасе лежал Другой. Он был обнажен. С точки зрения антропологии мало чем отличался от человека. Отличие заключалось в розовой коже, цвет которой скрадывался сейчас тусклым факелом. Головой без лица. И этим самым элегбой, большим, черного цвета. Вдаваться в подробности женских половых органов было противно. Хватало и мужских первичных признаков, даже с избытком. Порнографы заплатили за участие в своих фильмах такого урода астрономические суммы.

Мячеподобная голова Другого была закинута назад.

– Они могут в зависимости от необходимости трансформировать на своем лице, глаз, ухо, рот. – Продолжал лекцию по анатомии Малах Га – Мавет. Я опасался, как бы он не заставил перейти меня к практическим занятиям. Принять роды у Другого, Господи помилуй!!!

Руки Другого безвольно лежали вдоль тела. Ноги согнуты в коленях и широко разведены в стороны. Тварь слабо зашевелилась. Пальцы нашли края матраса и сильно вцепились в них.

– Сейчас он репродуцирует себя. – Продолжал озвучивать происходящее сильно образованный Демон. Волна началась от горла. Казалось, какой то зверек быстро двигается внутри тела. Вдруг между ног роженицы раздался громкий всхлип. Следом за этим звуком оттуда вылетел бесформенный комок. Он пролетел три метра до ближайшей стены, с чавкающим звуком ударился об нее, слизью сполз на пол. Пыльный Ангел подтолкнул меня в спину:

– Иди, посмотри на новорожденного. Эти существа скоро окончательно заменят людей. Тебе дано видеть зарю нового мира.

Подошел к стене. Опять преследовали рвотные позывы. На полу лежало гнойное, бесформенное дрожащее нечто. Очень похоже на вывернутый из тарелки овсяный кисель. Сопли, – одним словом.

– Он уже ощущает себя. Окончательно оформится в Другого тогда, когда захочет этого. Так что даже в этом вопросе, они более свободны, чем люди. – Прокомментировал финальную часть величайшего события Демон. Что, он так много говорит? Понимаю Наташку, которая считала меня болтуном. Действительно, иногда трудно выносить. Но в сравнение с этим сделанным из ястреба, я просто нем как рыба. Или мое молчание производная страха? Думал, глядя на мерцающий свет факела.

– Вернемся обратно. Закрой глаза. – Опять ощущение смещения всего тела без усилий. Мгновение и оно прошло. Огляделся. Вновь в черном кожаном кресле, в руке стакан с водой, в которой уже почти растаял лед.

– Они забавны. У Атмана отменное чувство юмора. Его создания способны сочетать сентиментальную нелепость и ночной кошмар. Прекрасные исполнители. Иногда, правда, могут сойти со своего ума. Тогда они становятся неуправляемыми. Как в том случае, в подворотне. Когда остаются одни, ими движет только одно желание – убивать. Но это происходит крайне редко. В том случае просматривается определенная странность. Прежде, чем напасть Другой обычно парализует свою жертву. А потом над беспомощной творит, что угодно. В этом отношении их фантазия очень затейлива. Но на тебя почему – то бросился сразу. А они ведь не настолько отважны. Все это можно отнести на счет чистой случайности. И сбросить со счетов…

– А ты видел этого Атмана?

– Просил не перебивать! Его не видел никто. Но существование, бесспорно, доказывается всем происходящим вокруг. Я могущественный демон, не в состоянии остановить время и свернуть пространство. Продолжу. Я не знаю, как возник Атман, какие люди стимулировали оформление. Не предполагаю, каковы цели. Уж слишком много всего понаворочано. Раскопать эту кучу хлама, чтобы найти бриллиант истины, дело бесперспективное. Итак, он возник, вытащил меня, и моих вечных спутников. Переделал часть людей в Других. Всех остальных определил в социальный статус – жертвы. Они и раньше были жертвами, вашего государства, только менее заметно, скучно, буднично и не красочно. Они не мертвы. Их человеческая сущность стала пищей для нас. Их тела порваны ржавым железом. Но мы никогда не берем не отдавая. Они переполнены страхом и болью. Это как оболочка, кокон, в котором вызревает чудовищное насекомое. Представь, все процессы, происходящие в организме: чувства, эмоции, привычки, которые тоже, по существу – физиология, заменены страхом. Тела мертвы, но не исчезла возможность чувствовать. А чувствовать можно только одно – страх. Страх заменил собой всю физиологию. Очень чистое и высокое чувство! Нами было уничтожено более девяноста процентов живых. Остальные согнаны в три больших спортивных комплекса. В одном из этих фильтрационных пунктов находится твоя подруга. Как и все остальные, ожидает очередного сумасбродства Атмана. Таким образом, с людьми все ясно и с живыми и с мертвыми. Остается непонятной твоя роль во всем этом. Почему Атман оберегает тебя? Самым простым объяснением могло служить то, что ты являешься подопытным кроликом в эксперименте. Но чувствую, это нечто большее, чем просто исследовательский интерес. Ведь ты самый обычный, заурядный человек. По всем показателям олицетворение посредственности. Способности средние, никаких талантов. Физически развит, чуть выше нормы. Психических заболеваний не было. Хронических заболеваний не было. Зависимости от алкоголя нет. Наркотиков никогда не употреблял. Серость и скукота. Странно все это. А странности лишают покоя.

Он встал и прошелся по залу.

– Сейчас у меня есть некоторые неотложные дела. Перед тобой, как всегда есть выбор. Можешь поехать со мной. Продолжим нашу беседу. Либо подождешь, прикованным к стене. Вот такая вот альтернатива. Выбирай.

– Первое.

– Что– то Юра подрастерял ты свою красноречивость. С чего бы это. Ну да ладно, пора. Надень куртку.

Он протянул мне куртку, точную копию своей. Натянул свою. Пригладил у большого мутного зеркала черные, блестящие волосы. Нацепил очки. Взял со стола трость с ручкой в форме сидящей хищной птицы. Кивком головы предложил следовать за собой. У двери оказались одновременно. Пыльный Ангел распахнул дверь, пропуская меня вперед.

Сразу оказался на лестнице ведущей на поверхность. Там нас ждали Азазель и Аваддон. Кто из них кто я не знал. От других отличались нездоровым цветом лица, да более неказистым ростом. Малах Га – Мавет из – за моей спины спросил:

– Все готово?

Один из черномордых величаво опустил голову.

– Прекрасно! Едем. – Кивнул Демон, проходя мимо. Прошли по руинам и очутились на тротуаре перед бывшим домом. Рядом стоял черный блестящий Мерседес с тонированными стеклами. Тонированным было даже лобовое стекло. Помощники Демона сели вперед. Мы устроились сзади. Пыльный Ангел вальяжно раскинулся на сиденье, поставив между ног трость. Обе руки покоились на серебряной ручке.

– Вперед. – Сказал и засмеялся. Машина незаметно тронулась с места. Объехали площадь. Выехали на узкую улочку. Из прошлой жизни я помнил, что вся она была искорежена трамвайными путями, многочисленными выбоинами на асфальтовом покрытии. Однако безлицый водитель скорости не снижал, ехали плавно, словно, по стеклу. Оглянулся и увидел, что за нами прется значительный эскорт, состоявший из самых престижных Мерседесов. Повернули на широкий проспект. Он был разделен на две части трамвайными путями

– Сердце не щемит? – Спросил демон.

– Все– таки едешь по местам детства. Лиговский проспект. Самая клоака города.

Точно, Лиговский. А сердце и вправду щемило. От детских воспоминаний. Чтобы отвлечься, спросил:

– А почему машины едут бесшумно.

– Желание Атмана.

Вот так! Этому козлу даже законы физики не помеха для осуществления желаний.

– Куда мы едем? – Молчание было не выносимым.

– У нас запланировано одно мероприятие. Что – то типа праздника сбора урожая в третьем рейхе. Торжественный обед, то се, короче говоря. Ты уже поел?! Нам тоже время от времени необходимо вкушать даров господних. Так как ты сыт, не приглашаю преломить хлеб – соль. Но посмотреть на это зрелище очень интересно и поучительно. В своей прежней жизни, ты пытался сидя дома постигнуть суть вещей. А в этой, сидя в салоне комфортабельного автомобиля, будешь задаваться вопросом о сути бытия. Прогресс на лицо! А?

Я не хотел быть свидетелем этого обеда. Но выбирать было не из чего. Быть прикованным к стене, перспектива не из приятных. Еще хотел узнать, где Наташа. Попытаться увидеться с ней. Кое-что вызревало в глубине. Мысль абсурдная, с какой стороны не посмотри. Но она очень грела и давала определенную надежду. Эти клоуны, несмотря на демоническую сущность, были всего лишь исполнителями. Кем бы Атман ни был, но даже его помощник ни разу не видел червивого бога. Это подтверждает старую русскую поговорку. До бога высоко, до царя далеко. Бог и впрямь был неизвестно где, а от царя надо держаться как можно дальше. Надеялся, что можно будет убежать. А дальше? Дальше абсурдной мысли о возможности удачного побега от Демонов, дело не шло. Почувствовал пристальный взгляд Малах Га – Мавета. Повернулся. Он смотрел на меня поверх очков и улыбался.

– Мне нравится, что свои мысли ты сам считаешь абсурдными. Тебе некуда бежать. Я не знаю, как выглядит Атман, но все это,– он сделал круглый жест рукой.

– Все это, его фантазия. Все находится в его башке, ты не исключение. Так вот, теперь подумай, куда ты денешься из головы сумасшедшего бога. А Наташа? Наташу ты увидишь. Я ведь не переставая изучаю тебя. Пока безрезультатно, но чувствую, разгадка близка к поверхности. Не отчаивайся. Выход всегда есть. Вот только куда ведет этот выход?

Мы подъезжали к повороту на Невский проспект. Меня не удивило, что Демон способен читать мысли. Что бы он был за сверхъестественное существо, если бы не умел делать этого?!

– Расскажи мне, что произошло у моста. Когда вы пытались перебраться через Неву.

Я стал восстанавливать эти события в памяти. Как давно это было!

– У меня сложилось впечатление, что происшествие у моста и случай у подворотни, дело одних и тех же рук…

– В подворотне была случайность. Мы это выяснили. Кроме всего прочего, как и всякая случайность, она была прогнозируема. Это Другой, просто отбившейся от стаи. Когда ты вступил на лед, я получил приказ помешать тебе. Заставить идти по мосту. Но ты был кем – то закрыт. Я изменил цвет льда в твоем восприятии, чтобы в голове возникли сомнения по поводу целесообразности продолжения пути по нему. Тебя это не насторожило. Слишком плотно обволакивало что – то. Тогда я начал доставать твою подругу. Но тебя ведь ни что не остановит, если считаешь себя правым! Даже любовь! Она закатила истерику. Единственное, что я выиграл от этого, ты пустил ее вперед. Что – то там, подо льдом, схватило твою женщину, но поняло, что обозналось и отпустило…

– А веревка?

– Что веревка?

– Ну, мы были связаны веревкой. Если бы это, что – то хотело убить меня, оно бы затащило под лед обоих.

– У тебя не было мысли обрезать веревку?

Я замялся, но нашел силы сказать правду:

– Была, в первый момент. Но потом к ней больше не возвращался.

– Еще одна странность! Я не знал о веревке.

– Может это твой бог забавляется? Он же, судя по твоим словам, великий шутник и большой затейник!

– Он не только мой Бог, но и твой. Что касается твоего предположения, меня бы подобное объяснение вполне устроило. Однако, вряд ли. Понимаешь, большинство его действий не отягощены смыслом. Но в них есть какая-то последовательность. В данном случае, я думаю, что проявила себя сила, не учтенная Атманом. Но что это? Каковы его цели?

Демон был подозрительно откровенен. Это настораживало. Он тем временем глубоко задумался. Положил подбородок на руки, которые держали трость. Казалось, что Пыльный Ангел взвешивает, прикидывает, просчитывает варианты. Скорее всего он в своей красивой голове, оценивал силы этих двух сторон. Явно противоборствующих. И оттого, на чью сторону решит встать Демон, зависела не только его судьба, но и моя. В этой игре я был разменной картой. Это очевидно. Смущало другое. Почему Атман, исходя из слов Пыльного Ангела, защищает меня? А тот второй, он, по идее, должен играть добрую роль, хочет уничтожить? Если Демон решит принять сторону второго и предать Атмана, то в его рукаве я из разменной карты превращаюсь в очень неплохой козырь. Сдать меня, тому, другому и получить хорошие дивиденды.

– Не так плохо для человеческой логики. – Демон смотрел и улыбался.

– Я ведь тоже не лишен честолюбия и азарта. Но, к сожалению слишком мало информации, о другой силе. Мало для того, чтобы начинать большую игру. Она проявила себя только один раз. Тогда у моста. Еще, эти крысы не вписываются в миропостроение Атмана. Они вообще ни во что не вписываются. Но ты прав в одном. Ты, какая никакая карта в этом раскладе. И начинаю подозревать, что не настолько мелкая, какой кажешься…

Он опять засмеялся. Очень жизнерадостный Ангел Смерти.

– Может быть, съесть твою печень? Она ведь по вашим представлениям является обителью души. Наверно, поэтому вы, так стараетесь разрушить ее алкоголем и наркотиками?

– А проблем с вышестоящим руководством не боишься?! – Улыбаясь ему в ответ, не удержался от хамства.

Он перестал смеяться и пристально посмотрел в глаза. От взгляда у меня похолодели ладони.

– Замерз? – Заботливо спросил, вынимая из воздуха черные, кожаные перчатки. Протянул мне.

– Возьми.

– Тоже из человечьей?!

– Не надо больше шутить. Пока не надо. Пошутим с тобой после обеда. Моего обеда! Кстати, уже приехали.

Он кивнул в сторону собора Спаса на Крови. Я не успел удивиться возвращению памяти. Машина остановилась. Он вышел, со сладким стоном потянулся. Взмахом руки позвал меня следом. Я полез за ним, на ходу натягивая перчатки.

– Знаешь, вдруг захотелось, что бы эти сумерки кончились. – Повернулся демон в мою сторону.

– Ты как? – Я неуверенно пожал плечами. Мы стояли лицом к Спасу.

– Да и обед менее романтичен, чем ужин. – Он опять засмеялся. Его смех все больше и больше раздражал. Такой жизнерадостный, звонкий, объемный.

– Да прибудет с нами тьма! – Он театрально вскинул руки к небу. Потом нелепо подпрыгнул. Стало темно. Сумерки кончились. Пришла ночь. Мерцающие звезды и полный мутный глаз луны. На Невском проспекте медленно, но все ярче и ярче начали разгораться фонари, рекламные щиты и другие сохранившиеся источники электрического освещения. Снег прекратился сразу, как только освещение достигло максимальной силы. На меня эта демонстрация способностей произвела неизгладимое впечатление. Возможности демона колоссальны. Но каков же тогда сам Атман?!!

– Ну, что, свечи зажжены, стол накрыт, гости собрались! Милости просим!

Быстро взял меня за руку и развернул лицом к Казанскому собору. Перешли Невский проспект. Я оцепенел. Он превратил сад перед собором, в лобное место! Стояли четырехсторонние виселицы. С них свешивались многочисленные веревки со скользящими петлями на концах. Под перекладинами подставлены широкие темные скамейки. Металлические, острые пики с приваренными перекладинами снизу лежали напротив выдолбленных в асфальте отверстий. Плахи с воткнутыми тяжелыми мясницкими топорами. Вкопанные в землю столбы, опутанные цепями, обложенные хворостом. Тяжелые деревянные кресты. Вокруг всего этого бесшумно суетились Другие. Каждый занят делом. Своим любимым делом! Они заканчивали последние приготовления.

– Еще одна загадка натуры Атмана. Он любит театрализацию жестокости. Питает страсть, для меня совершенно не объяснимую, к сатанинским ритуалам. Для нас и для Других смерть не более чем пища. Людей обреченных на заклание, тоже, смею уверить, мало интересуют эти спецэффекты. Их сознание настолько парализовано страхом, что они не чувствуют боли в момент перехода из одного состояния в другое. Конечно, если бы я мог испытывать сексуальное возбуждение, все это было для меня несколько по – другому. Но на нет, как говорилось, ничего и нет. Все это не более чем перекус на скорую руку, в грязной, паршивой забегаловке. Пища, не чувствующая боли, совершенно безвкусна!

В голосе звучало сожаление настоящего гурмана.

– Но, к делу! К делу. Сейчас, здесь, на этом месте, во славу Атмана, будут принесены в жертву шестьсот шестьдесят шесть представителей разных конфессий. Азазель!!!

Я не успел дернуться, как почувствовал прикосновение к обнаженной коже на шее. Вновь окаменел. Но мог видеть и слышать. Малах Га – Мавет решил не портить себе аппетит непредсказуемостью моего поведения на званном обеде. Азазель и Аваддон подтащили меня поближе. Вся площадь была перед глазами. Пыльный Ангел стоял чуть впереди, слева. Он опирался на трость, медленно покачиваясь с пятки на носок.

– Азазель, начинаем! Кто там у нас по списку?

Черномордый ощерил возникший рот.

– Девяносто семь католиков – сжечь на костре.

Малах Га – Мавет кивнул. Говоривший демон черной тенью метнулся к Казанскому собору. Пыльный Ангел обернулся через плечо и улыбнулся.

– Пикантно, правда?! Последним местом, где эти люди все равно не обретут покоя будет бывший музей религии и атеизма. Если бы еще существовали школьники, для них можно было бы устроить весьма познавательную и наглядную экскурсию. По теме: "Различные религиозные конфессии". Им бы все это врезалось в память без труда. Не находишь? Ладно, не напрягайся…

Почувствовал мои исступленные, мучительные попытки закрыть глаза. Из больших дверей собора окруженные со всех сторон Другими безвольно выходили люди. Живые люди!!! На них были надеты белые саваны и длинные, остроконечные, картонные колпаки. Их вели к правому крылу собора. Там стояли столбы, обложенные хворостом и обломками деревянной мебели. Обезличенные толпой, понурые люди шли к этим столбам. Столбов хватило на всех. Другие быстро и ловко окрутили их цепями, полностью лишая подвижности. Никто не сопротивлялся, не бился, ни кричал и не терял сознания. Не знаю, понимали ли они, что обречены. В глазах застыл ужас, граничащий с безумием. Никаких попыток что – либо изменить. Наконец последняя жертва была прикована к столбу. Я не считал, сколько их было, мужчин, женщин, старых, молодых. Всех делал безликими ужас, вырывающийся из пространства между колпаками и саванами.

Один из Других поднял прямоугольный металлический ящик и надел его за спину. От коробки шел гибкий шланг, заканчивающийся блестящей трубкой на конце.

– Ранцевый огнемет. – Не оборачиваясь, сказал Демон. Другой с огнеметом подошел к первому, прикованному к столбу. Покрутил что-то на ранце, за спиной. Взялся двумя руками за наконечник. Из него вырвалась яркая, ослепительно – белая струя жидкого огня. Она охватила хворост и дрова в мгновения ока. Человек, прикованный к столбу, забился в безмолвном крике. Огонь жадно пожирал его со всех сторон. Другие стояли, вытянув шеи, устремив безлицые головы к огню. Они объедались этим зрелищем так же, как огонь обжирался телом несчастного.

Огнеметчик уже запалил с десяток костров. Занимался один человек, безуспешно вырываясь от боли и ужаса из крепких цепей, остальные были безучастны, пока очередь не доходила до них.

Я не знал, что можно потерять сознание с открытыми глазами. Но мне это удалось. Конца сожжения не видел. Зато Демон увидел мою попытку сбежать, и пресек ее. Я очнулся от резкого, неприятного запаха. Перед носом в руке что-то держал розовый Другой. Пелена забвения упала с глаз. Увидел Пыльного Ангела, который улыбался и грозил мне пальцем. Костры полыхали, облизывая и прорывая темень яркими, праздничными языками. Другие замерли в экстазе. Сполохи гуляли по нечеловеческим лицам… Они наслаждались, смаковали зрелище массового, бессмысленного убийства людей. А какой смысл может иметь любое убийство?!!

– Второе блюдо!!! Пятьдесят два мусульманина. Будут приготовлены прямо на глазах вкушающих! Четвертование!!! Слабонервных прошу собраться с силами и досмотреть наше представление до конца! – Малах Га – Мавет вновь бросил улыбку через плечо. Другой, стоявший рядом, опять протянул к моему лицу ладонь. В ноздри ударила нестерпимая вонь. Тем временем Другие приковывали обнаженных мужчин и женщин к огромным деревянным плахам. Человека подводили. Клали спиной на бревно, приковывали руки и ноги к кольцам вделанным в землю. Вскоре всех мусульман, хотя среди них было мало людей с азиатской внешностью, преобладали светлые волосы, распяли на горизонтальных плахах. К распростертым телам подошли Другие. Каждый сжимал в руках большие, разделочные топоры, которыми прежде рубили мясо в магазинах и на рынках. Азазель и Аваддон одновременно вскинули руки вверх, потом сразу бросили их вниз. Вместе с этим падением упали и топоры. Левые руки людей, отсеченные от тел с глухим стуком обрушились на землю. Опять взмах, кровь хлынула из ран оставшихся на месте правых ног. Земля пропиталась человеческой кровью. Взмах руки. Короткий, сильный полет топора. Удар. Обрубки человеческих тел уже не шевелятся. Последний взмах. На землю, стуча, как град по подоконнику, посыпались головы. Другие кинули топоры рядом с расчлененными телами. Нагнулись и подняли отрубленные головы. Выстроились в очередь, и каждый следующий, как и предыдущий бросали головы в фонтан, в центре газона. Оскаленные рты с кровавой пеной. Забитые неисчезающим ужасом глаза. Я опять спрятался в беспамятстве. Вонь уже не смогла вытащить оттуда. Малах Га – Мавет сам притащил в реальность. Они успели, насытиться вторым блюдом и готовили третье.

К лежавшим на земле крестам привязывали людей. Потом большими деревянными молотками вбивали в ладони и ступни ржавые, железные костыли. Демон, видимо, комментировал и это. Но, не увидев реакции глазах, приказал Другому привести меня в чувство. Когда это не удалось, сам подошел и щелкнул перед моим лицом пальцами.

– Тебе не удастся больше ускользнуть. Мало того, все то, что ты увидишь, навсегда врежется в твою память, какая бы судьба не ожидала тебя.

Они прибили последнего к кресту. Одновременно с помощью веревок и каких – то приспособлений поставили их вертикально. Чтобы люди не сорвались с креста от рывка при установке, они были привязаны веревками за грудь. Другие закрепили кресты с помощью клиньев. Опять замерли, любуясь делом рук своих.

– Ты не все видел и не в курсе. Это тридцать восемь распятых иудеев. Дальше, согласно меню у нас пойдут триста пятьдесят четыре сектанта. Должен тебе сказать, что мы постарались максимально представить все направления. Здесь и протестанты, Атман их тоже считает сектантами. Не мне с ним спорить. Иеговисты, богомилы, евангелисты, молокане, мормоны, староверы, баптисты. Не поверишь, есть даже два скопца, правда, оскопить их придется самим. Но ведь это не меняет сути вероучения?! Лишившись причинных мест, они станут на два шага ближе к своему Богу.

Он смеялся. Я думал, что его развлекают не столько жестокие казни, сколько мое присутствие здесь. И вообще весь этот спектакль смерти был устроен для одного зрителя. Для меня. Другие просто подбирают объедки со стола, на котором меня против воли пичкали смертью.

– Мы их на кол всех посадим. Так сказать сведем все извечные противоречия к общему знаменателю. Приступайте. – Ровным голосом отдал распоряжение.

– В этом деле есть одна техническая тонкость. Нюанс. Кол в заднепроходное отверстие надо вбить так, что бы кончик выглянул из глотки. Признанным мастером этого вида спорта считается князь Влад Дракул Тапеш, в переводе Дракон Влад сажающий на кол. Большой затейник был. Мы по сравнению с ним любители дилетанты. Как – то раз, повелел, исходя из тактических интересов, посадить десять тысяч турок, разумеется, на кол, вдоль границы милой сердцу Валахии. Думаю, что в этом мероприятии преследовались не только военные цели. Но и просто князь был больно охоч до этого дела. В любом случае, неплохой масштаб для человека.

Людей держали за руки. Они лежали на спине. Другие сгибали ноги в коленях, разводя их в разные стороны, прижимали колени к груди мучеников. Один вставлял металлический штырь в анус. Другой, сильными, размеренными, размашистыми ударами тяжелого, деревянного молота вгонял в тело. Когда перекладина в нижней части штыря почти касалась пронзенного человека, один из палачей запрокидывал голову несчастного, и жало стержня выходило изо рта. Иногда Другие промахивались. И острие пробивало горло или плечо. Еще два удара и перекладина вплотную прижималась к ягодицам уже мертвого, но не умершего. Асфальт стал жидким от горячей крови. Булыжники мостовой вымывало непрекращающимся темным потоком. Колы с нанизанными людьми устанавливались вдоль всего фасада Казанского собора. Я был сосредоточен на этом, ни одна деталь не прошла мимо, все видел, все запоминал. Пережил все смерти прошедшие перед моими глазами. Сам умирал, корчась сотни раз. Сам был принесен в жертву безумному Богу.

– И наконец! Последний номер нашей культурной программы! Повешенье ста двадцати пяти православных! Для членов клуба предусмотрены значительные скидки!!! Так что православные отделаются сравнительно легко…

Вскоре все было кончено. Скверик превратился в сцену, на котором закончила плясать свой танец смерть! Этот танец унес жизни ни в чем не повинных людей.

Малах Га – Мавет повернулся ко мне.

– Самое смешное во всем этом, что они становились приверженцами той или иной религии, только перед казнью. Думаю, в момент рождения нового мира, все они стали атеистами. Но человек все равно, рано или поздно обретает веру. И лучше поздно, чем никогда. Однако время не ждет. У меня есть еще дела, которые не терпят свидетелей. Тебе придется постоять здесь. Можешь спать, терять сознание. Двумя словами, релаксируйся, расслабляйся. Скоро вернемся!

Он приблизился и щелкнул пальцами. Я смог закрыть глаза. Послышались мягкие хлопки закрывающихся автомобильных дверей. Через мгновение все смолкло. У меня могли только открываться и закрываться глаза. Но ни то, что мог увидеть перед собой, ни то, что ждало за опущенными шторами век, не несло избавления. Никогда не узнаю, бодрствовал ли или пребывал в забвении. Возможно и то и другое. Разницы между сном и реальностью не было. Они сплелись в кровавый хоровод ужаса. Время умерло, именно тогда я понял значение этого события. Отстоял в том месте шестьсот шестьдесят шесть жизней. Рождался в муках, для того, что бы умереть бессчетное число раз. Ждал возвращения Демона, как избавления.

Умерла вечность. Трупы стали неотъемлемой частью вида глазами. Они стали такими же естественными атрибутами, как и колонны Казанского собора. Угли перегорели. На смену ночи вернулся привычный сумрак. Только освещение забыли выключить. Потерянный свет существовал теперь только для самого себя. Откуда – то возник Азазель или Аваддон. На лице присутствовала щель – рот.

– Малах Га – Мавет ждет тебя! – Он вновь хлопнул меня ладонью по лбу. Стоял я, наверное, очень долго. Потому что первым ощущением возвращения подвижности был удар о землю. Свалился, как подпиленный. Сразу и на бок. Неимоверная боль выкручивала тело, как постиранное белье. Урод смотрел и его приоткрытый рот, свидетельствовал, что увиденное доставляет ему немалое удовольствие. Он провел над разодранным червяком моего тела руками. Боли не стало. С его помощью, поднялся. Он отряхнул сзади. Сам почистился спереди. За спиной стоял Мерседес. Черномордый Демон помог дойти до машины. Ноги были сделаны из ваты. Услужливо открыл заднюю дверцу. Подсадил. Я растекся на мягком сиденье. На это путешествие ушли последние силы.

– Куда мы едем? – В ответ ни слова, ни звука. Машина тронулась.

– Как тебя зовут?

– Азазель.

Хоть что – то прояснилось. В голове запрыгало какое – то предощущение. Рождалась мысль. А что если этого сейчас, чем – ни будь грохнуть и на машине за город?! А как же Наташа? Если бы знал место, где ее держат, тогда можно было бы попробовать. Подорвать от них, а потом строить планы по освобождению. А что если не убивать, а взять в плен? Выпытать у него, где она! Он, конечно, Демон, но зацепить то его за что – нибудь можно?!!

– Зацепить можно. Но я не знаю, где она. Потом, тебе со мной не справиться. Я могу убить, даже не задумываясь над этим. Так же могу обездвижить, прямо сейчас. Малах Га – Мавет не стал бы возражать. Так что не рыпайся. Скоро приедем.

Еще один Демон – телепат на мою голову. Мы въезжали уже на Сенную площадь. Совсем недавно она должна была стать отправной точкой нашего с Наташей бегства из города. Мы смогли бы уйти, если бы не все эти материализовавшиеся Боги, Демоны, Другие. Но если бы не было их, не было бы и Наташи в моей жизни. Я никогда никого не любил. Человеколюбия хватало лишь на терпимость по отношению к тем людям, которые меня окружали. Этого казалось более чем достаточно. Было в моей жизни, в отличие от жизни этих демонов сексуальное влечение. Появлялись, какие – то женщины. Но дальше тела я их не пускал. И сам не забирался глубже их тел. Все они были по – своему хороши. Со всеми мне было нормально, но не более. Легко сходился, а расходиться получалось еще легче. Но Наташа!!! Все правильно. Произошло это из – за провала. Только из – за него возникла необходимость в ней, а у нее во мне. Любовь под прессом обстоятельств. Но я нуждался в этой любви. С ее помощью мог выживать. Наташа сумела объединить в этом мире все мои представления о том, какой должна быть идеальная женщина. И стала ей для меня. Изменился и я, поэтому, рождение любви, стало возможным. Я очень хотел выбраться из всего этого. Маленькая надежда была. Но дальнейшая жизнь имела смысл и значение только с ней. После всего, что пережил, собственная жизнь, не имела цены. Она ничего не стоила для меня. Мало того, если бы удалось убить себя, зная, что этим спутаю карты всем этим хреновым игрокам, смерть была бы счастьем и избавлением. Вот только решиться на это было очень непросто. Да и эти уроды не спускают с меня глаз. Вряд ли они не воспрепятствуют желанию наложить на себя руки. И Наташа. Я чувствовал не только необходимость в ней, но и ответственность. Надо выпросить у Пыльного Ангела встречу с ней. Осмотреться. А уж потом строить планы и заниматься их осуществлением. Все равно должен существовать хоть один шанс нае…ать этих богов и иже с ними. Убежать, забиться от них, спрятаться. Пускай даже всю жизнь бегать без остановок, главное сопротивляться, противиться их божественной воле. Если удастся выцарапать Наташку, то побег, длиной в жизнь обретает смысл.

Мимо пролетели Московские ворота. Азазель не сбрасывал скорости. Сколько раз гуляя я проходил его весь от Сенной до Площади Победы?! Меня вдохновляли тяжеловесные причуды Сталинского монументализма. Радовало небольшое количество людей для одной из самых оживленных магистралей города. Был счастлив, когда брел один по этому проспекту. Курил, смотрел. Ничего не надо. Ничего не хочу. Просто иду думаю о себе, обо всем…

– Почему вы так, бессмысленно жестоки?! – Обратился я к Азазель.

– Мы жестоки??? – Впервые послышались эмоции. Удивление казалось не наигранным. В голосе даже проскользнула обида. Он как бы посмотрел на меня в зеркало заднего вида.

– Ты думаешь, твой мир был добрее?!! У вас была такая штука – телевиденье. Так вот она показывала во время вашего вечернего приема пищи. Утром, во время еды. Ночью, перед сном разные передачи. Криминал, Чистосердечное признание, ТСБ, Дежурная Часть, Петровка – 38, Дорожный Патруль и многие другие, а вы смотрели и ели у этих ящиков. Ведь так?!

– Да, но…

– Никаких но. Вы за ужином, завтраком, обедом жрали мертвечину. Человеческую падаль. Засыпали и просыпались с ней! Вам показывали раненных, убитых, раздавленных, сгоревших, изуродованных маньяками и взрывами снарядов, выпущенных такими же маньяками в погонах. Пробитых трубами дорожного ограждения! Вы тщательно пережевывали мясо и смотрели на настоящую кровь, разлитую по земле! А ведь кровь, это не кетчуп!!! А для вас она была просто хорошей подливкой! Приправой к еде! Иногда телевизор заменяли газеты, радио. Они стремились не отстать, поливая ваш вкус к жизни чужой кровью!!!

Мне нечего было возразить Демону прокурору. Все это правда. Мы смотрели на смерть, страшную, жестокую, абсурдную. Мы переваривали ее уже без эмоций. Чужая смерть стала обыденностью. Повседневностью. Лишь бы миновала она нас. Ни у кого она не ассоциировалась с собственной смертью. И вот она пришла к каждому…

– Есть закурить? – Спросил моего неожиданно умного шофера. Он перекинул на заднее сиденье пачку Мальборо.

– Пожалуйста, открой окно. Не выношу табачного дыма. Я нажал клавишу на подлокотнике двери. Толстое стекло, тихо жужжа, опустилось. Ветер врывался в открытое окно вместе с мелькающими за окном домами. Это было единственное ощущение движения. Закурил. Надо сосредоточиться на одном. На Наташке. Надо вытаскивать нас обоих отсюда! Не верю я им. Не может за городом ничего не быть! А здесь до границы города, рукой подать! Мы повернули на Бассейную улицу. Едем, наверное, к СКК. Надо попробовать! Если Наташка там, на коленях выпрошу возможность увидеться с ней наедине. А там посмотрим!..

Машина пересекла проспект Гагарина и действительно направилась к Спортивно Концертному Комплексу. Надежда крепла.

– Приехали. Хочу тебе, Юрий, сказать еще одно и подвести черту под твоим вопросом. Мир, в котором ты жил прежде, был не менее жесток и бездушен. Просто та жестокость и смерть к которой вы привыкли, была неконкретна. Она была уделом других, тех, что были рядом. Вам она щекотала нервы. Добавляла соли и перца в ежедневный рацион. Так вы острее ощущали, что пока еще живы. А теперь смерть и боль и страх стали доступны каждому. И каждый может на своей шкуре испытать, каково это, умереть. Это ли не демократия и свобода?! Как говорит наш дорогой шеф Махал Гаваныч. – И он заквакал. Я нашел отражение его лица в зеркальце, и понял что это кваканье ничто иное, как смех. Черномордый лектор мало того, что был плагиатором, он еще обладал не плохим чувством юмора. Плагиат ему можно было простить, он и сам был в состояние до всего допереть, своей пустой башкой а вот, его идентичный с цветом лица юмор покоробил меня. Азазель умудрился достать не меньше, чем удавалось его хозяину.

Машина остановилась. От лестницы к нам шли трое других.

– Выходи, твой эскорт прибыл. – Я, кряхтя, но без сожаления, покинул чрево Мерседеса. Трое окружили и повели к центральному входу комплекса.

Вошли в громадное здание. Снующих взад и вперед Других сосчитать было невозможно. Не задерживаясь, прошли мимо анфилады торговых прилавков, которые теперь были пусты. Свернули и поднялись по лестнице на второй ярус. Другой, идущий впереди, не стуча открыл дверь и пропустил меня вперед. Дверь за спиной закрылась. За большим белым столом, вворотив на него ноги, в кресле сидел Малах Га – Мавет. На столе лежала его трость и стояла бутылка коньяка. В руке демон держал бокал, на дне которого плескалась золотисто – коричневая жидкость. Он смотрел на меня, на губах лежала задумчивая улыбка. Я не стал дожидаться приглашения сесть. Устроился на мягком кресле с металлическими подлокотниками, напротив него. Пыльный Ангел никак не отреагировал на бесцеремонность. Я потихоньку обалдевал от собственной наглости. Достал невозвращенные Азазель сигареты, он ведь, все равно не выносит табачного дыма. Закурил.

– Привет! Как самочувствие, Юра? Есть хочешь?

– Зачем меня сюда привезли?!

– А ты разве не соскучился по моему обществу?! Я, к примеру, очень тяжело переживал нашу разлуку!

Его кривляние окончательно разворошило муравейник ненависти к нему.

– Слушай, Демон! Хватит юродствовать! Твои замашки не тянут на манеры средней руки Нового русского, который нахапал всяких шалабушек, торгуя зелеными, но уже гнилыми бананами! Чего ты хочешь?! Хватит водить меня, как козла на веревке? Говори, что тебе надо!

– Ох, ох, ох. – По затихающей произнес он.

– Вопрос не в том, что мне надо от тебя. Мне от тебя уже ничего не надо. Впрочем, своей пламенной тирадой, ты натолкнул меня на одну очень забавную мысль. Мы еще никого не варили живьем в кипятке, масле или кипящей смоле. Техника этого дела тебе незнакома? Все равно, я не откажу себе в удовольствие посвятить в детали. Человека за руки привязывают к блоку. Под ним размещают вместительный котел, наполненный чем-нибудь выше перечисленным. Но главное, чтобы содержимое котла кипело. Знаешь, булькало так. Этого человека, медленно опускают в котел. Вначале ступни, кончики пальцев ног. Держат. Потом еще ниже, щиколотки, держат. И так далее. Так вот, смотрю я на тебя и думаю, какие песни будешь петь в кипящей смоле? А чтобы голос был громче и искреннее, не блокировать болевые центры.

Гонор мой как – то сразу испарился. Эта тварь могла сделать это, не испытывая никаких эмоций.

– Что замолчал? – Я не сразу нашелся с ответом.

– А что по поводу твоих мыслей скажет Атман?

– Вот это, вот вопрос! Но мой тебе совет, дружеский, можно сказать. На бога надейся, но и сам не плошай. На твоем месте я особо не обольщался бы интересом Атмана к твоей персоне.

Значит Атману я еще нужен! Я не в том положении, чтобы выбирать себе союзников. Но если сейчас мне покровительствует безумный бог, значит еще можно рассчитывать на кое – что. И название этому кое – что, жизнь! Хотя эта тварь может переметнуться к той, другой силе. Пока не известной, но мне однозначно, враждебной. Самообладание начало возвращаться.

– Ну, так может, поменяемся местами, демон?

Он как – то грустно хмыкнул.

– Не думаю, что на моем месте твоей заднице будет удобно! Ладно, хватит пикироваться. В своих собственных глазах тебе удалось утвердиться. Будем считать, что инцидент исчерпан. Хочешь выпить?

Я кивнул. Затушил, забытую сигарету, дотлевшую до пальцев. Бросил окурок под кресло. Демон достал из стола еще один бокал, наполнил на треть коньяком, и пальцами пустил его по столу ко мне. Я поймал его и сделал глоток. Нервное напряжение вытеснялось теплом, растекающимся по телу.

– Задавай свои вопросы.

– Какие еще вопросы. – Удивился я.

– Ну что у тебя вопросов нет?

Это был разговор похмельного утра. После грандиозной попойки. Просыпаешься с кем – то в постели, задаешь ненужные вопросы, получаешь еще более ненужные ответы. Делаешь это все для того, чтобы попытаться сохранить распухшее лицо человеческих отношений. Сам ждешь, не дождешься возможности уйти и остаться наедине со своей болью. Так и здесь. Мы смертельно надоели друг – другу. Но помимо нашей воли, должны были общаться. И стараться, что бы это общение не выходило за рамки. За какие?

– Где Наташа?!

– Наконец-то разродился. Она здесь. Атман приказал устроить вашу встречу. С глазу на глаз. Тэт – а – тэт. Наедине. В общем, я сделаю это. Скоро ее приведут. Но не для протокола, Юра, слова мои тебе. Для души, причем, твоей. Откажись от встречи.

– Почему я должен так поступить???

– Позволь не объяснять своих мотивов. А, впрочем, решать все равно тебе…

– Я хочу, что бы ее привели.

– Будь по – твоему. – Сказал он и вышел из кабинета. Я поднялся, воровато оглянулся на дверь и налил еще коньяка. Больше половины бокала. Прошелся по кабинету. Опять сел. Так, сейчас приведут Наташу, мы останемся с ней одни. Очень похоже на провокацию! Нельзя недооценивать даже душевнобольных богов. Все равно, это шанс, и другой вряд ли будет. Надо присмотреть какое – нибудь оружие. Окинул кабинет беглым взглядом, но ничего подходящего не обнаружил. Все равно попробуем. Под лежачий камень вода не течет. Но особой решимости в себе не находил. Даже не понимал, зачем все это. Господи! Черт бы все это побрал! Отчаянье накатило, как цунами. Оно смыло последние остатки самообладания и надежды. Внутри все опустело. Осталось только щемящее чувство непроходимой тоски и какой – то собачей, цепной беспросветности.

Дверь скрипнула. Вошел Другой. Сделал несколько шагов и развернулся кругом. Встал мордой к двери. Появилась Наташа. На ней была надета серая, до пола хламида. На голове по-крестьянски повязан платок. Конвоир сделал шаг и подтолкнул ее ко мне. Выполнив обязанности, он стремительно убрался и плотно закрыл дверь. Я сидел, подавшись телом вперед. Руками, мертвой хваткой вцепился в подлокотники кресла. Меня влекло к ней, но рук оторвать не мог. Наташа стояла, опустив глаза. Руки безвольно опущены вдоль тела. Они полностью, были скрыты рукавами бесформенного платья. Подняла глаза и посмотрела на меня. Глаза ожили. В них метнулся вначале испуг, потом он сразу сменился радостью, на смену радости пришло удивление, которое медленно переросло в недоверие.

– Юра???

Руки, наконец-то отлепились от подлокотников и я кинулся к ней. Обнял. Начал гладить, целовать.

– Наташенька, любимая. Как ты?! Что с тобой?!

– Юра, это правда, ты?! – Боже, какие банальности мы городили!!! А время убегало!

– Ну, конечно, кто же еще?

Она заплакала, беззвучно. Большие, очень большие, медленные слезы. Я целовал ее лицо. Губы чувствовали вкус слез. Стояли целую вечность. Наташа отстранилась.

– Почему на тебе его одежда? – Подозрение сквозило в голосе. Она не хотела верить тому, что видела.

– Это долгая история. Но, наверное, мне было легче надеть такую одежду, какую носит он, чем Демону принять мою внешность.

– Для него нет ничего невозможного. Кроме всего, на столе лежит его трость.

Я посмотрел туда, куда она кивнула головой. На столе лежала трость Малах Га – Мавета. Почему раньше ее не заметил? Он забыл ее. Выходит и на Демона бывает проруха?!

– Милая моя. Это действительно я. Он просто дал мне такую же одежду, какую носит сам. Ну чем тебе доказать, что я это я?!! Спроси меня о чем – ни будь, что знаем только мы!

Она задумалась.

– Нет ничего такого, чего не знал бы он.

– Подумай! Зачем ему с такими способностями ломать комедию?! Неужели, если бы его целью было обмануть тебя, он принял бы мою внешность и не подумал переодеться в мою одежду для большей достоверности?!

– Возможно. Покажи плечо, пожалуйста.

Я понял, о чем она просила. На плече у меня было три белых, едва заметных шрама. Однажды летом, когда нестерпимая жара наложилась на половину литра сибирской водки, вышел вместо двери через оконное стекло. Плечо распорол достаточно сильно. Мне наложили швы. Со временем шрамы почти исчезли. Остались только три параллельные полоски. Она заметила их в квартире на Садовой. Когда мы лежали в постели. Тогда рассказал ей эту историю. Быстро скинул куртку. Оттянул ворот свитера и оголил плечо. Она подошла и пристально изучила его, потом провела указательным пальцем по шрамам. Прикосновения всколыхнули во мне чувственные воспоминания. Я покрылся гусиной кожей. Наташа улыбнулась совсем как прежде.

– Это ты. Странно, убедили меня в этом не шрамы, а то, что от моего прикосновения, покрылся пупырышками. Что с тобой было?

Она, прикосновение, голос, улыбка, вся она, в этом нелепом наряде!!! Здесь мои мысли понеслись в направление, да простит Господь, Малах Га – Мавета…

– Наташа, это наш единственный шанс! Быть игрушкой в руках безумного бога хуже, чем погибнуть при попытке бегства! Как думаешь?!

– Что у тебя на уме?

– Нам надо попробовать подорвать отсюда.

– Но это безумие! У них здесь что – то вроде контрационного лагеря! Тут все кишит безлицыми!

– Все это менее безумно, чем оставаться рядом с ними. Здесь не выжить! Я много общался в последнее время с этими уродами. Решайся скорее!

Она раздумывала. Потом подошла ко мне вновь и обняла за шею.

– Я согласна.

Я освободился от объятий. Подошел к столу, налил в бокал коньяку, протянул ей.

– Выпей для храбрости. И за удачу!

Наташа одним глотком осушила бокал. Налил еще. Выдохнул и как водку залпом опрокинул коньяк внутрь. Перевел дух и сказал:

– За удачу!

– Слушай, сейчас выгляну в дверь и попрошу у Другого воды…

– Как ты назвал его?

– Не перебивай! Запоминай! Посмотрю сколько их там. Если там один, постараюсь завалить его с помощью трости демона. Если двое, один пойдет за водой, а второго сделаю. Потом спускаемся по лестнице в подвал и ищем там выход на улицу. Если нам пытаются помешать – деремся. Все поняла?!

– Поняла. – Прерывающимся голосом сказала она. Волнение с плеском выхлестывало наружу.

Я подошел к столу и взял в руки трость Пыльного Ангела. Она была тяжелой. Повертел в руках. Так и этак. Вспомнил, что рассказывал мне демон о своей прошлой жизни. О том, как он капал в открытые от ужаса рты умирающих желчью со своего меча. Чем черт не шутит?!! Взялся рукой за древко, другой за ручку. Сильно, рывком дернул в разные стороны. Стальной, темный клинок наполовину выскочил из палки. С восторгом посмотрел на Наташку.

Она завороженная ужасом смотрела на клинок.

– Что – то не так?

– Он этой штукой вспарывал живых людей!!!

– Ладно! Нам не помешает это выпустить требуху из пары, тройки Других! Все помнишь из нашего плана?!

Она несколько раз резко выдохнула и кивнула головой. Я вытащил клинок. Ножны бросил на стол. Он покатился и упал на пол. Подошел к двери. Прислонил этот вертел к косяку справа от себя. Отворил дверь. Перед ней, лицом ко мне, стоял Другой.

– Воды принеси! Слышишь, ей плохо! Ну, что ты вперился в меня?! Воды дай!!!

Он сделал несколько шагов на встречу. Я нашарил рукой рукоятку клинка.

– Ты что не понимаешь русского языка?! Прошу тебя, принеси воды!

На морде начал проявляться рот. Другой был уже в шаге. Я выхватил клинок и от пояса всадил в брюхо Другого. Не давая ему времени, левой рукой схватился за острое лезвие. Не обращая внимания на жгучую боль, вспыхнувшую в рассеченной руке, до отказа вдавил сталь в тело урода. Перехватился порезанной рукой. Взялся обеими за рукоять, с темными искрами из глаз потащил вертел вверх, вспарывая безмордого. Мне удалось разделать его на две половины. Клинок вырвался из плеча Другого. Лишившись единственной опоры, которая развалила его почти надвое, он рухнул на пол, распадаясь на части.

Я повернулся к Наташе. Не увидел на ее лице ожидаемого мной ужаса и отвращения. Девочка много чего уже успела повидать в жизни.

– Все пошли!

– Ты ранен?!

– Все в порядке. Быстрее!

Мы бесшумно, быстро скатились с двух пролетов лестницы. Миновали маленькую площадку, с которой можно было попасть в главный коридор. От нее спускалась короткая лесенка, ведущая в подвал. За две секунды успел перемолиться всем Богам, чтобы дверь в подвал не была заперта. Кто – то из них, видимо, услышал. Хотелось верить, что не Атман. Вбежали через открытую дверь в длинный и широкий, ярко освещенный коридор. Изолированные в толстую фольгу трубы, вдоль стен. Разбегающиеся волнами в разные стороны разноцветные кабели.

– Ты пятнаешь наш путь кровью. По эти следам нас быстро найдут!

Наташа без усилий оторвала кусок рукава от своего платья. Я протянул раненую руку. Боли не было, хотя порез был достаточно глубоким. Она быстро и ловко перевязала ладонь. Я сильно сжал кулак.

– Спасибо. Нам надо бежать! – Сделал сенсационное открытие. Рванулись плечом к плечу. Вдоль коридора не было никаких дверей. От него под прямым углом отходил темный проход. Мы остановились.

– Мне кажется, что выход на улицу должен быть там. – Махнул рукой в сторону темноты.

– Ну так что замер?!! Бежим!!!

Бросился первым. Наташка за мной. Пробежали метров двадцать. Вдруг слева в темноту упала щель света, раздался скрип открываемой двери. В проеме показалась фигура Другого. Вскинул клинок и наотмашь рубанул по его голове. Клинок перерубил руку, пытавшуюся защититься, и с треском вошел в череп. Выдернул лезвие. Умирающий урод попытался сжать пальцами уцелевшей руки расползающуюся рану. Я толкнул его покалеченной ладонью, сжатой в кулак, в грудь. Он отлетел к стене. Ударился и упал головой вперед на пол. Я заглянул в дверь, откуда так неосмотрительно вышел этот Другой. Увидел металлическую, невысокую лестницу, ведущую к выходу.

– Нам сюда! Здесь выход!!! – обернулся я к Наташе.

– Подожди, дай отдышаться.

Она подошла ко мне. Ткнулась лицом в грудь. Глухо заговорила.

– Юрочка, я хочу, что бы ты знал. Что бы ни случилось, я люблю тебя! И… спасибо тебе за все!

– Спасибо скажешь, когда выберемся отсюда!

Я замолчал. Она обняла меня за пояс и прижалась еще крепче.

– Наташенька, я тоже очень люблю тебя! Всем богам назло!!!

– Тогда пошли!

Поднялись по лесенке, и я дернул дверь на себя. Она тяжело и неохотно распахнулась.

В десяти метрах от выхода стоял Малах Га – Мавет. За ним Азазель и Аваддон. За их спинами целая армия Других. На этот раз безмордые были вооружены резиновыми, черными палками. В свое время они назывались "демократизаторами", теперь их можно окрестить "уравнителями", левеллерами. Сцена была немая. На устах Пыльного Ангела прилеплена его извечная ласково – снисходительная улыбка. Как быстро может исчезнуть надежда, сменившись тупой безразличностью? Хватит ли одного деления на секундомере, чтобы измерить это время?! Сколько раз происходило подобное? Кто сосчитает количество попаданий мной под этот контрастный душ жизни?!!

– А я-то ее обыскался! Захожу в кабинет, коньяк выпит, ножны от трости лежат, а клинка нет. Все перевернули вверх дном, перерыли, на пену изошли, я уже отчаиваться начал! А ты его нашел!!! Где он был-то, Юра, а?!!

– В пи – де, на верхней полке!!!

– Ты бы хоть дамы постеснялся. Такие выражения в приличном обществе недопустимы! Да, что тебе говорить?! Мои нравоучения и предупреждения до тебя не доходят. Поэтому от наглядных средств обучения переходим к предметным. Отдай ножичек! Или решил поиграть в Ледовое побоище?

Это побоище не выиграл бы даже Александр Невский. Кинул ему под ноги клинок. Когда тот, звеня, докатился до него, Демон, кряхтя, наклонился и подобрал его. Выпрямился с брезгливой гримасой на лице достал из кармана черный, шелковый платок и вытер лезвие. Бросил платок на землю. Черномордый слева протянул ножны. Демон собрал трость. Вновь обратил свой взор на нас.

– Все – таки, Юра, ты эгоцентричный дурак! Это еще мягко сказано. Этого, – показал тростью на меня, – заковать и в карцер. Женщину запереть к остальным.

Другие двинулись, но с опаской, исполнять приказание Верховного Демона. Меня заковали, завязали глаза. Я не сопротивлялся. За спиной послышалась какая-то возня. Раздался пронзительный крик Наташи. Я дернулся. Сразу получил такой удар в живот, что-нибудь на моих глазах повязки, они бы выскочили из орбит и разбились об асфальт. Медленно стек на колени и уперся лбом в землю. Еще пара ударов с двух сторон по почкам. Из меня выколотили крик. Завалился на бок. Хлесткий удар резиновой палкой по голове. Он вышиб из меня дух. Пришел в себя от той вони, что возвращала меня в сознание напротив Казанского собора.

– Не трогайте его, сволочи!!! – Это Наташа, отстранено подумал, сквозь пелену боли.

– Юра, Юрочка, я люблю тебя!!! Вы убили его, твари вонючие!

– Да, заткните ей рот, – раздраженный голос Демона.

Надо пошевелиться, что бы Наташа поняла, что жив. Застонал и с бока перевалился на спину. В голове грохнула граната красной боли. Сознание опять переползало через барьер боли, медленно. Очень медленно! Последнее, что услышал:

– А эта падаль долго будет здесь валяться?! Убрать, живо!

Вдруг стало мокро и холодно. Я очнулся. Голова, как мозаика разваливалась на стеклянные куски. Они падали, разрезая воздух, и разлетались по сторонам от удара о землю. Остального тела не было. Глаза открылись легко. Перед ними медленно вправо вращался пол. Я вращался в другую сторону. Тошнило. Попытался найти остальное тело. Спустя время, которое потратил на восстановление мозаики моей разлетевшейся головы, понял. Вишу на вывернутых руках прикованных к стене. Общее положение тела – коленопреклоненное. Четко восстановил картину. Меня сидящего на коленях, приковали к стене, на вывернутых руках. В лицо опять хлестнуло холодной водой. Поднять голову можно было только с помощью гидравлического домкрата. Собравшись с силами, сумел обойтись без него. В двух шагах от меня стоял Другой. В одной руке он держал ведро – источник водопада. На запястье правой руки висела дубинка. На харе присутствовал рот, с мерзкой пародией на улыбку. Он ощерился:

– Человек, ты убил семерых Других. Теперь Другие тебя трахнут.

– Все сразу? Женилки не выросли! – Выхрипел я. Он без размаха ударил ногой по ребрам. Протяжный "ох" вылез из груди. Выступать в роли подпольщика, забитого в подвале контрразведки, опыта не было. Дебютировать в этом качестве тоже не хотел. Поэтому предпочел притвориться заснувшим. Попытаться сорвать постановку.

– Жди, человек. Скоро порвем тебя.

– Как грелку, – добавил про себя ему в спину. Правда, мужества хватило произнести это одним шевелением губ. Умирать не хотелось. Язык скуден. Поискал слова, что бы найти точные определения того, как мне хотелось жить, и не нашел. Прекрасно понимал, что жить осталось ровно столько времени, сколько займет у Малах Га – Мавета принятия решения, в чем меня варить. В кипятке, масле или смоле. Для такого эстета как он особого труда это не представляет.

Появился Другой. Отомкнул меня от стены. Помог лечь на спину. В затекшее тело начали возвращаться ощущения, и всем этим ощущениям было одно имя – Боль!!! Небывалым подвигом была удачная попытка свести вопль к мучительному стону. Другой игнорировал мои страдания. Ушел. Но сразу вернулся. Бросил на пол полосатый матрас. Поставил передо мной пластиковый поднос с белыми тарелками и чашкой. Все это я отмечал краешком сознания, не задетого болью. Урод снял тарелки и чашку с подноса, вилок и ножей не было, даже пластмассовых. Засунул поднос подмышку, ногой раскатал матрас. Повернулся.

– Сначала ешь. Затем спи. Потом, быть может, ты умрешь.

Иди на хрен. Подумал, но не сказал. Что бы, не получилось так, что он подумал. И ударил.

Другой ушел. Боль отступала. Осмотрелся. Карцер немаленький – метра четыре на четыре. Напротив меня массивная железная дверь с зарешеченным окном посередине. Под потолком плафон, рассеивающий блеклый свет, метров с трех, от потолка до пола. Отсюда уже не подорвешь. Так, скоро сдохну и все это для меня кончится. Было бы, что – нибудь из – за чего смог бы поторговаться с Демоном. Но ничего нет. Даже не знаю ни какой маленькой, военной тайны, способной заинтересовать этих тварей. Рассчитывать на легкую смерть не приходится, они неблагородные противники. Сварят в дерьме без сомнений. Когда будут выводить, или зайдет еще один Другой, кинуться, чтобы забили насмерть?! Могут и не забить. Оглушат, потом, как снулую рыбу повесят на крюк и закоптят, по горячему, в смоле!

Варианты, варианты!!! Какие могут быть варианты?! Ох, как не хочется умирать. Как этого можно избежать?! Избежать этого можно по кругу. Может убить себя?! Но как??? Если только разодрать руками горло, или зубами перегрызть вены на руках?!! Даже ремень забрали сволочи. Ни вилок, ни ножей не дали. Не хотят себя лишать удовольствия лицезреть мучительное издыхание! Стоп!!! Так и там с этой чертовой тростью тоже была засада! Провокация! Этот упырь провоцировал на побег. Говорил что – то, мол не советует встречаться с Наташей. А что с ней? Да какое это сейчас имеет значение! Если сам не смогу отсюда выбраться, то и ей уже ни чем не поможешь! О самоубийстве думать рано. Они играют с нами, как кошка с мышкой. Силовое соотношение примерно равное. Но ведь бывает, так, что и мышке удается вырваться из цепких, когтистых лап безжалостного охотника! Поэтому сейчас поедим, силы нам еще понадобятся. Отдохнем, а потом будем бороться за наши жизни! Болело все тело. Но привыкнув к постоянному страху за жизнь. Научившись задвигать его на дальнюю полку, можно то же самое попытаться сделать и с болью, не со всей, хотя бы с ее маленькой частью. Главное сосредоточиться на чем-нибудь другом. Например, на еде. Тарелки были одноразовые. В первой, нечто похожее на прямоугольный бульон из кубика снесенного Галиной Бланка. Во второй, мелкой тарелке шлепок перловой каши, тоже весьма "аппетитной" на вид. В маленькой чашке была индотифицированна вода. Трапеза предстояла та еще. Но последний раз ел в резиденции Пыльного Ангела, и мало что внутри удержалось, после его удачной попытки сбить с меня спесь. Вызвать аппетит удалось с большим трудом. Но жизнь, процесс физиологический. Через край выпил сильно пересоленный бульон. Каша совершенно безвкусная. Надо было есть кашу, запивая бульоном. Но если бы бабке хрен, она бы дедкой была. Воду пить не стал. Покурить бы не мешало. Завалился на матрас. Усердно сосредоточился вместо боли на сне. Получилось! Аккуратно уснул.

Другой просто поленился создавать рот. Лень ему было и наклоняться. Пнул меня ногой по ребрам. Добиться желаемого результата с наименьшими физическими затратами удалось. Я проснулся. Рукой Другой приказал подняться и следовать за собой. Я встал, потянулся. Это было не сладко, опять вернулась боль. Тот почти дошел до двери, а я все стоял и потирал наиболее сильно болевшие на теле места. Идти не хотелось. Другой заметил, что его путешествие остается одиноким. Повернулся и решительно направился ко мне. Собрался, преподать урок послушания. Учиться в мои планы не входило, хотя говорится, что этим заниматься никогда не поздно. Взбесило подобное отношение этого мутировавшего дегенерата. Он явно забыл о моем праве вытатуировать на лбу семь черных крестов. Знак моих воинских успехов и память о семерых Других, которые уже никогда не смогут репродуцировать себя. Он подошел, вцепился в левое плечо. Резко дернул. Я сделал шаг в задаваемом Другим направлении, и вместе с шагом всем весом впечатал ему в морду правый кулак. Такой прыти он, надо думать, не ожидал. Урод оторопело отлетел на метр, не сумел найти в воздухе равновесие, рухнул на пол. Я разбежался, насколько было возможно, преодолел земное притяжение. В прыжке согнул колени, с хрустом распрямил ноги, достигнув его груди. Хруст ребер заглушил хруст, произведенный моими суставами. Прыгал на нем, как гимнаст на батуте, пока окончательно не раздавил грудину. Он был плохим учителем, а я был еще более плохим учеником. Урок, который он хотел преподать, никому не пошел впрок. Восстановил дыхание. Оно стало ровным, прошла злость. Опустился на матрас. Удивился. Последнее время голова чаще была пуста, чем больна какой – либо мыслью. Что это, свидетельство душевного здоровья?! Сидел и тупо смотрел на раздавленного Другого. И эта комната была тупиком. Вся моя жизнь была тупиком. Малах Га – Мавет говорил, что всегда есть выход, вопрос в том, что ждет тебя за дверью?! Я больше не хотел искать выход, узнавать, что находится там. Сейчас сидел и ждал. Чего? Да просто сидел, и мое седалище являлось олицетворением всего, что меня окружало. Весь мир – одно большое седалище!!! Время остановилось. Никто не приходил, не выволакивал из камеры, не тащил, не вязал, не варил. Это вернуло меня в ощущение моей прежней жизни. Всем наплевать на все, а мне наплевать на всех. Очень милое состояние, близкое к нирване. Посмотрел на свой пупок, но сияния вокруг не обнаружил. Открытие не могло отравить общее состояние. Если бы был сквозняк, мог бы левитировать. Но все хорошее ни когда не наступает, когда так ждешь его! Не наступило оно и сейчас. Вместо него в камеру вошло четверо Других. Я даже успел испугаться, но бить не стали. Один вытащил наручники. Сковали за спиной руки. Подняли, но без хамства и лишней грубости. Вновь завязали глаза, словно повезут на конспиративную квартиру. Если это и так, то продать их секреты все равно некому. Скованные за спиной руки и завязанные глаза делали мерзко беспомощным. С таким можно делать все. Была бы фантазия. Но их фантазия опять отдыхала. Повели, поддерживая с двух сторон. Путешествие много времени не заняло. Оказались на улице. Плохо быть слепым! Хотя тоже есть свои плюсы. Не видно конца. Затолкали в машину. С обоих сторон теснили Другие. Машина понеслась. На встречу чему?!!

 

Глава 4. Одиночество.

Одиножды один – 1.

– Ну, здравствуй. Хоть здравствовать тебе долго не придется. – Сказал Малах Га – Мавет снимая с моих глаз повязку и расстегивая наручники.

– Вот мы и опять вместе. Но ненадолго. Я не успею надоесть. В отличие от тебя. Ты успел опротиветь мне, хуже пареной репы…

Мы находились в зале, который не вызывал ни каких ассоциаций, кроме средневековой камеры пыток. В таком, наверное, в свое время инквизиторы выводили на чистую воду ведьм. На кирпичных стенах развешаны разнообразные приспособления о назначении, которых гадать не приходится. Напротив входа громадный камин. На ярких углях разложены раскаленные до бела щипцы, пики, клейма. Большое металлическое колесо. Дыба. Железная решетка, под ней противень с пылающими жаром малиновыми углями. Рядом с противнем, для поддержания нужной температуры, соплом к углям, приспособлены меха. Столы с разнообразнейшими ножами, топорами, крючьями, и другими безанстезионными хирургическими штуковинами. Плети, цепи, веревки. Полный комплект. Мечта любого садомазохиста. Жаль только я к их числу никогда не относился. В центре этого адского помещения стоял громадный, закопченный котел. Он был установлен на здоровую, раскоряченную треногу. Сразу под дном котла полыхал сильный огонь. Языки пламени с диким восторгом лизали черное дно. В казане варился не плов, там глухо булькало черное варево.

– Твое путешествие подошло к концу. Пора платить по счетам. Ты обвиняешься в убийстве восьмерых Других! Отягчающим обстоятельством является то, что один из убитых тобой, был беременным. Твоя вина доказана. Юрий Юзовский приговаривается к смерти без болевой блокировки! Ты будешь сварен в смоле. Сразу хочу предупредить и извиниться, теперь уже действительно в последний раз, натуральной смолы найти не удалось. Пришлось использовать гудрон. Для создания нужной квинтэссенции добавили несколько ведер керосина. По своим свойствам смесь максимально приближенна к адской смоле. Приговор окончательный. Обжалованью не подлежит! Приговор будет приведен в исполнение немедленно. Все! – Демон замолчал.

У меня подломились ноги. Без сил опустился на пол. Окончание речи дослушивал сидя. Это и правда все!!! Сейчас меня не станет. Все исчезнет! Но почему так жестоко?!! Последняя мысль была, кажется, произнесена вслух. Или демон опять читал в моей голове.

– А чем ты отличаешься от уже умерших! Почему мы должны даровать тебе легкую смерть?!!

– Но ведь другие люди, ты говорил, умирали без боли!!!

– На твой счет имею совершенно четкие указания от Атмана. Буквально, он велел убить тебя, со всевозможной жестокостью. Не знаю, почему он так резко изменил планы по отношению к тебе. Но факт то, что ты больше не находишься под его протекцией. Ты ему не нужен! А мне не нужен тем более. Последнего слова ты лишен. Хватит болтать. Но мы не звери, что бы жрать без паузы. Перед смертью тебе дарована возможность выкурить последнюю сигарету.

Закурил предложенную сигарету. Вибрировал и изнутри, и снаружи. Попасть сигаретой, удерживаемой всеми пятью пальцами, в рот было очень не просто. Мутило. Я не думал, что смерть так близка. Теперь ее ладонь лежала на моем плече, нетерпеливо барабаня пальцами. Нет, я не против умереть и закончить, наконец, все эти мучения!!! Согласен, если смерть будет внезапной, неожиданной! Чтобы не успел понять, что это она. Кто-то окликнул, а оглянулся уже мертвым. А так, когда она ждет, пока дотлеет моя сигарета?!! Нет! Нет!!! И НЕТ!!! Не хочу! Я не могу! Не заслужил подобного!!! Господи, ну за что??? Почему меня??? Неужели из всех умерших я самый грешный?!! Как же так, жил, жил, и вот на тебе… Торговаться, драться, вымаливать жизнь!!! Я еще не решил для себя, что мне пора умирать!!! Кто другой имеет право, сделать это!!! Что им надо?!! Я все сделаю! Господи, ну за что?!! Прости!!! Помоги мне сейчас!!! Сигарета выпала из ослабших, прыгающих пальцев. Я зажал голову руками. Помимо воли все мысли сложились и вырвались на свободу тяжелым, протяжным воем. Он разрывал изнутри.

– Только истерики здесь не хватало! – Брезгливо сказал Демон.

– Я не хочу! Не могу умирать! Пойми ты!..

– Тебя пугает смерть или то, как она осуществится?

– Да пойми, тварь, я боюсь!!! Просто боюсь! Ты не понимаешь, чертов урод!!! Если я умру, все кончится, все!…

– Как вы, люди, с поводом и без оного любите употреблять ненормативную лексику. Если бы ругательства могли становиться материальными, к примеру, куском кала. Земля давно бы перестала существовать, не выдержав бремени дерьма человеческих слов. Тебе не ругаться сейчас надо, а в ногах у меня валяться, вымаливая легкую смерть. А ты вместо этого пытаешься поведать о своей исключительной неповторимости. Бред! Никому ты не нужен! Даже Наташе несешь в себе смерть и боль. Если и сделаю, с человеческой точки зрения, что – либо хорошее за время своего существования, так это лишу тебя жизни. Многие грехи искупятся этим. Ну, довольно! Я вижу ты докурил. Больше нас ничто не задерживает.

Он махнул рукой. Появились четверо Других. Я понял, что смерть уже не просто держит руку на моем плече, а мертво вцепилась и тащит на Голгофу. Я вскочил. Четверо бросились, гремя цепями. Они навалились всем скопом. Сбили на пол. Я превратился в зверя. Остатки человеческого исчезли с взмахом руки Пыльного Ангела. Визжал, выл, рычал, царапался и кусался, отбрыкивался от них всем телом. Силы неравны. Выражение – бороться за свою жизнь, слишком абстрактно, чтобы его можно было применить для описания этого случая. Смерть выигрывала схватку. Мне сковали руки и всего окутали цепями.

– Рот ему не закрывать, хочу слышать его визг! – Это Малах Га – Мавет. Меня рывком подняли с пола и поставили на ноги. Пресекли попытки вновь упасть, чтобы продлить секунды жизни. Демон сидел в кресле и бархоткой полировал ногти. Другие уже прилаживали страшный карабин к наручникам. Что – то резко вздернуло вверх. Я оказался у самого потолка. Кисти рук отрывались от тяжести тела. Сталь наручников перерезала их. Извивался, усиливая эту боль. Если бы можно было оторвать руки и упасть куда – нибудь на пол, подальше от жадной, черной бездны под ногами!!! Другие замерли у блока, ожидая приказа Демона. Глаза вылезали из орбит. Я рычал. Ждал боли. И ожидание было не менее мучительным, чем сама боль.

– Как мне все это надоело! Вот сейчас я должен испытывать удовольствие и облегчение. Одним смердящим человеком станет меньше. А у меня пусто все. Ничего внутри нет. Ну, сдохнет он в корчах! Ну, перебью всех оставшихся. А дальше-то что?! Ладно, эпитафия:

Черная птица небо закрыла, Черная птица тенью застыла, Черная птица вопрос без ответа, Черная птица жизнь без просвета…

– Опускайте. – Махнул черной бархоткой.

– Нет!!! Нельзя!!! – Я начал медленное погружение в смерть.

– Не хочу!!! – Пол метра. Жар становится нестерпимым. Он возведен в степень ужасом.

Сорок сантиметров… Тридцать…

– Не надо!!! Я сделаю все, что ты хочешь!!!

– Я ничего не хочу. – Продолжая чистить ногти.

Десять… Пять… Носки сапог касались кипящей пены.

– А-А-А-А-А!!! – Такой боли я не знал. Не предполагал существование ее!!!

– Не надо – о – о – о… – Я обмяк, теряя сознание на мгновение.

– Стоп. –Очнулся. Боль раскаленными пассатижами вырывала мне ногти, а потом засовывала обратно. Боль стреляла, рикошетом отлетая от внутренней стенки затылка. Она гигантскими волнами захлестывала, не давая передышки. Каждая следующая волна была больше предыдущей.

– Мне ничего от тебя не надо. Так, пустяк. Я хочу услышать одно слово из двух возможных. Это своего рода игра, ставка жизнь или смерть. Слова такие… – сказал он, поднимаясь с кресла и направляясь ко мне. С трудом понимал, о чем он говорит.

– "Согласен" или "не согласен". Если говоришь, – согласен, то вместо тебя казнят кого – то другого. Если твой ответ – не согласен, – значит, замены не будет, и умереть все – таки придется тебе. Дается времени ровно столько, сколько потребуется для того, чтобы вновь твои ноги коснулись смолы. Поднимите немного. – Сквозь туман боли понял, о чем он говорит. Меня слегка приподняли, но боль не уменьшилась. Кто– то может умереть вместо меня. Я смогу жить!!! Цепь вновь начала движение к боли и смерти.

– Да!!! Да, все что захочешь!!!

– Нет. Не так. Ты должен сказать, согласен или не согласен. У каждой игры есть свои правила.

– Согласен! Черт тебя дери!!! – Криком пытался остановить боль.

Он махнул рукой. Другой багром зацепил цепь и потащил меня прочь от смердящей смолы. Цепь ослабла. Я с грохотом обрушился на пол с двух метров. Упал по касательной к смерти. Плакал, сил ни на что не осталось. Я жив! Все остальное неважно. Мне опять удалось стряхнуть холодную ладонь с плеча. Все нормально. Все позади!!! Меня расковали. Малах Га – Мавет подошел, склонился и провел над моими ногами рукой. Боли не стало. Она была миражом. Демон помог подняться и усадил в свое кресло. Протянул откуда – то возникшую белую эмалированную кружку. Я, не глядя, выпил и задохнулся. Это была водка. Высокое напряжение смерти растворилось в ней. Зарыдал, содрогаясь всем телом. Он стоял рядом и гладил по голове. Уткнулся ему в живот, захлебываясь слезами. А он все гладил и гладил, едва касаясь моих волос. Стало легко и прозрачно. Я откинулся в кресле. Он тронул мое плечо и предложил еще водки. Выпил. Комната потеряла стены и стала подвижной. Пытался, зацепиться за что – ни будь взглядом, но незыблемого не было. Все куда-то уплывало. И я кружился, улетая вместе со всем. Демон провел перед моим лицом ладонью с распростертыми пальцами, и когда его ладонь опустилась, наступил мрак.

Одиножды два – 2.

– Просыпайся, просыпайся. – Кто – то тряс за плечо, выволакивая из сна. Я открыл глаза.

– Кто ты?

– Азазель. Давай, поднимайся, приводи себя в порядок, ешь. Тут Малах Га – Мавет прислал новые сапоги и носки. Твои – то спеклись совсем.

Он издал, какой – то звук, отдаленно напоминающий хихиканье. Видя растерянность, помог мне подняться с постели. Я опустил ноги на пол, они были целы и невредимы, но фантомная боль притащила воспоминания о том, что произошло. Помнил все, кроме одного, – почему еще жив?!!

– Почему я жив? – Пришлось выдавливать это из себя по буквам.

– А ты что не помнишь? Ты же заключил с Пыльным Ангелом сделку. Подписал кого – то, вместо себя. Теперь его завалят, а ты будешь цвести и пахнуть.

– Кто будет вместо меня? – Слова вылезли с большим трудом, чем предыдущие.

– Ты же не со мной договаривался. Давай побыстрее. Малах Га – Мавет ждет. Он все объяснит.

Я не мог двигаться. Слабость сделала тело непослушным. Качнулся и опять сел на кровать. Азазель вздохнул и принялся надевать мне носки. Я инстинктивно поджал пальцы.

– Что я тебе денщик что ли? Не ломайся, натягивай носок. Ничего с твоими ногами не случилось. Угораздило же на старости лет натягивать носки смертному параноидальному шизофренику.

Он обул меня. Помог подняться и подвел к столу. При одном виде пищи меня замутило. Осторожно замотал головой.

– Что есть не хочешь? Ну, как знаешь. Умывайся, но я не потащу. Я тебе ни нянька. Меня это унижает.

Я добрел до умывальника. Долго мыл холодной водой лицо. Это не помогло прийти в чувство. Пришлось подставить голову под упругую струю. Стало легче.

– Накось вот, щетку и пасту. Зубы почисть. – Сварливо сказал Азазель, окончательно войдя в роль старого, заботливого денщика. Я почистил зубы. Все понемногу возвращалось на свои места.

– Готов? – Я кивнул. Вышли из комнаты. Оказались в длинном коридоре, освещенном неровным светом факелов. Я был в Доме, рядом с Волковым кладбищем. Вспомнил название улицы. Расстанная. Символично. Очень скоро дошли до покоев Малах Га – Мавета. Тот стоял и причесывался у зеркала. Жестом отослал Азазель. Демон вышел и плотно закрыл за собой дверь. Пыльный Ангел приветливо кивнул.

– Проходи, устраивайся поудобнее, – сказал, вновь возвращаясь к своему занятию. Исчез Ангел Смерти, уступив место радушному хозяину. Который ждал тебя для продолжения прерванного вчера интересного разговора. Теперь не показывает вида, что торопится продолжить его, из боязни, что слова утратят свою привлекательность.

– Вот, вроде бы и все. – Сказал, отойдя от зеркала.

– Выпьешь?

Я в который уже раз мотнул головой.

– Тогда и я не буду. – Расположился в своем любимом кресле.

– Что меня больше всего угнетает, так это половое бессилие. Среди вас всех, людей, был только один великий. Маркиз де Сад. Мы прямо таки аналоги. Он сидел в Бастилии и предавался дерзким мечтам о полной сексуальной свободе. Унижение, боль, страх и конечная цель – мучительная смерть. После революции декларировавшей свободу всем, его поместили в больницу для душевнобольных. Она мало чем отличалась от тюрьмы. Его уделом были мечты. И книги, в которых он давал волю необузданной стенами и решетками фантазии. Это ужасно, мечтать и не иметь возможности воплощения. Но кто из смертных знает, каково это, иметь возможность и не иметь мечты? Ваши богачи страдали от отсутствия фантазии, а не от скуки. Скука – симптом, пустота – болезнь. Но роднит меня с великим маркизом отсутствие возможности проявить потенцию. Правда, тому разные причины. У него неволя. У меня Божья воля. Если бы мог подчинять свои действия сексуальным мотивам!!! Какой же это был бы гимн! А так… рутина. – Он горестно вздохнул.

– М-да… потенция… – побарабанил пальцами по подлокотнику.

– Если бы была потенция, как бы я трахнул твою подругу!!!

Мое сердце подскочило к потолку. Наташа! Сейчас он говорит о ней! Коснулось черным, предчувствие страшной разгадки.

– Знаешь, у меня там, в заточение, столько красивых девок. Есть даже официальные победительницы разных конкурсов красоты. Для коллекции собирал. Все не то. В ней, Наташке твоей, какой-то внутренний стержень. Святая жертвенность. Я ведь с ней, после вашей попытки уйти на рывок, имел продолжительную беседу. М – да… – опять забарабанил пальцами по обтянутому кожей дереву. Звук нечеткий, приглушенный.

– Так вот она, значит, ни на какие компромиссы не шла. Делайте, мол, что хотите, а Юрию, – это тебе то есть, вреда, пожалуйста, не причиняйте. Мне даже стало завидно. Она, честно говоря, среди вашей человечьей породы, реликт. Смела, чиста, готова к смерти ради любимого человека. Такая редкость, знаешь ли… Тебе повезло.

– Что с ней?!!

– Пока ничего… – Он встал. Держа руки за спиной, прошелся по залу. В этот момент был похож на цаплю, расхаживающую по болоту в поисках лягушек. Прервать его задумчивость я не решался. Боялся услышать то, что был готов уже услышать.

– Ты помнишь, о чем мы договорились?! – Демон остановился напротив меня, скрестив руки на груди.

Я кивнул и замер, прилепив взор к носкам его ярко начищенных сапог.

– В двух словах позволю себе напомнить о сути нашего гешефта. Тебе было предложено выбирать. Поменять смерть на смерть другого человека. Или умереть самому и подарить жизнь человеку. Так?!

Сил хватило еще на один кивок.

– Ты, Юрий Юзовский выбрал жизнь и даровал смерть! Верно?!

– Да. – Едва выдохнул я.

– Громче! Не слышу! Хочу, что бы ты полностью сформулировал эту фразу.

Как сформулировать?!! Как найти слова, чтобы изменить все ничего не меняя?!!

– Не надо мучиться. Твои муки уже закончились. Я хочу услышать подтверждение. Слова не имеют значения. Они форма. В которую облекаешь суть. А суть в том, что ты хочешь жить, и готов ради этого жертвовать жизнями других людей! Ты сделал свой выбор, повтори его.

– Но от меня ничего не зависит!

– Ложь!!! Сейчас бы ты лежал куском черной, застывшей смолы и этого разговора не было. Итак!..

– Да, я хочу жить, что бы за меня убили другого человека, какого – нибудь. – Скороговоркой произнес эти слова.

– Как легко стать убийцей! Правда? Ты убивал Других не испытывая особых угрызений совести. Теперь подписал смертный приговор человеку. Быстро переключился с нелюдей на людей! Но и тот, и другой случай можно оправдать. Ты, просто борешься за свою жизнь. Жизнь и есть компромисс со смертью. Других убивать легко, у них нет имен и лиц, они лишены индивидуальности, как куклы. Человек, который умрет вместо тебя, тоже пока безличен. Это, как убить комара, который мешает спать. Ты просто прихлопываешь его, не задумываясь о том, что он вынужден пить твою кровь, чтобы жить. Просто убиваешь, потому что он мешает жить. А твоя жизнь это главное. Ведь так?

Я не пошевелился.

– Молчание знак согласия. Самое время поговорить о том, кто умрет вместо тебя. Ну – ну, не строй святое неведение, ты уже давно догадался о ком идет речь. Я прав?!

– Я не понимаю, о чем ты говоришь! Не хочу знать, как его зовут!!! Ничего не хочу знать обо всем этом!!!

– Нет, брат, шалишь!!! Тебе уже сделали одну уступку, – подарили жизнь. Никто не обещал, что дарованная жизнь окажется легче, чем смерть. Но это твой выбор!!! ВМЕСТО ТЕБЯ УМРЕТ НАТАША!!! Ты этого хотел, – ты это получил. Атман, на все твоя воля!!!

– Нет, не хочу!!!

– Что – то подобное ты давеча орал. Меня твои желания уже не трогают. Ты что думал, что Атман какой – нибудь заурядный гауляйтер Кох?!! Он что вместо тебя должен был грохнуть сотню совершенно не имеющих отношения ко всему этому людей?! А вот, хрен тебе!!! Ты будешь жить вечность. И всю эту вечность ты будешь тащить вину за то, что убил человека, который любил тебя. Человека, который согласился умереть, чтобы ты, говно, остался жить! Или хочешь сказать, что ни чего такого не думал?! Ты все знал и о товаре и о цене. Ты заплатил, а товар обратно не принимается, у нас не галантерея. Вот, теперь, – жри ее, свою жизнь!!! Самое развеселое в этом, что ты теперь бессмертен. Сам себя убить не сможешь, а все в этом мире будут оберегать тебя. Пылинки сдувать. Но, не хочу, чтобы ты понял меня неправильно, я совсем не осуждаю тебя. На твоем месте так бы поступил каждый, как говорится. Мне наплевать на это. Я восхищаюсь игрой Атмана. Она изящна и остроумна. Это развлекает, как интересный детектив. Банда 1, к примеру.

Я стоял на коленях и тянул к нему руки. Он сидел в кресле и улыбался, улыбка плавала вне лица. Она занимала все свободное пространство. Она была всюду.

– Я прошу тебя, Малах Га – Мавет, не надо, пожалуйста. Не знаю, как умолять тебя не делать этого! Не знаю, что могу предложить тебе взамен!!! Прошу не делай ей плохо…

– Спектакль продолжается. Мне надоели мизансцены, действующие лица, да и сам театр сидит уже в печенках. Тебе нечего мне предложить, проклятый бессмертием. Ты выбрал. Хватит лицедействовать. Она умрет вместо тебя. Единственным, что я сделаю для нее, она умрет окончательно, так, как умирали раньше. Просто перестанет быть. Везде. Только не в тебе!

– Я прошу, Демон, пусть она умрет без боли. – Что я еще мог сделать для нее?!!

– Да уж варить в смоле не будем. Она умрет на алтаре. Смерть относительно безболезненна. Ей надрежут вены. И вытекающая кровь вымоет жизнь из тела. Кровь я выпью. И последнее. Атман желает, чтобы ты видел, как она будет умирать.

– Нет, не хочу…

– Да плевать на это, хочешь ты или нет. Радуйся, что Червивое Дитя не выносит мелодрам и мыльных опер. Он не заставил тебя убить ее, или, чтобы она видела тебя умирая. Постоишь тихонечко. В щелочку посмотришь на ее кончину и все. Разговор закончен. Пошел вон! Пока свободен.

Я поднялся с колен, не поднимая глаз, волоча ноги, доплелся до двери. Когда собрался открыть ее, за спиной раздался голос.

– Кстати знаешь, что она беременна?

Обернулся, пытаясь собраться и ответить ему. Не успел.

– Про эту беременность ты не знал. – Оборвал мою попытку.

– Это твоя работа. Мог бы стать отцом, в полном смысле этого слова. Убирайся!!!

Одиножды три – 3.

Дверь закрылась, Малах Га – Мавет остался один. Странное ощущение не отпускало. Для него это было внове. Приказ Атмана воспринял с чем – то, что люди привыкли называть радостью и облегчением. Это разрешало загадку человека. Безумный Бог просто развлекался. Его веселили потуги посредственного человека найти ответы на неразрешимые вопросы. Попытки просто выжить и попытаться сохранить осколки здравомыслия. Человек нашел ответы на многие вопросы, опять таки не в силу великого ума, а скорее с помощью своей усредненности. Многого не видел и потому не искал глобальных ответов. Весь путь был задан одной целью, – выжить. Это ему удалось. Если бы мозгов было больше, невозможность найти ответы свела бы его с ума. Конечно, Демон не представлял предмета исследовательского интереса Атмана, да и не пытался узнать. Исполнял приказы бога и получал удовольствие от комбинации этих приказов. Единственное, что смущало в этом, фигура игрока. Слишком тот обычен, даже для самого себя. Из имевшегося материала можно было выбрать и более колоритную фигуру. Но, откровенно, в Юрии что – то настораживало Демона. Что – то не мог он просчитать до конца в нем. Приказ Атмана об умертвление фигуранта был для Демона благой вестью. Это убивало вместе с ним все сомнения. Он наслаждался, видя ужас человечишки, который заставил поломать его голову. Тот боялся смерти, хотя в своей прежней жизни не раз задумывался о самоубийстве. Но это были игры. Узнать смерть можно только тогда, когда табуретка из под ног падает вниз, а петля на шее дергает вверх. Только между двумя этими ощущениями приходит истинное понимание смерти. Человек узнает, хочет ли умереть или жизнь милее. Юрию на пороге была дарована жизнь. Он уже начал погружаться в никакое ничто, когда приказ Атмана выдернул обратно и поставил перед выбором. Сомнений ни у Демона, ни у Бога не было, и человек не разочаровал их. Там, перед дверью в его голове уместилось одно, – кто угодно, только не я. Это понятно. Но почему?!! Почему Червивое Дитя решило оставить жизнь Юрию?!! Все списанные загадки удесятеренными вернулись обратно. Далее. Наташа. Малах Га – Мавет не испытывал к ней никаких чувств. Вернее, ему нравилось то, что он называл стержнем в ней. Этот стержень было очень приятно ломать о колено. С треском, с хрустом. Если не сломаешь, то покарежешь. Если не удастся и это, ломать того, кто наиболее дорог. А если и это мимо, то просто убить. Итог один и путь к нему был приятным. Убил бы ее после Юрия, наслаждаясь её сломленностью или ненавистью. Теперь опять предстояло все менять. Его оставили в обществе перемолотого, высушенного Юрия. Мало того, Атман даровал этому слизню бессмертие. Зачем? Здесь и так все смердело!!! Но приказы и в этом мире не обсуждаются.

Пыльный Ангел вызвал Аваддону, отдал ему последние распоряжения о подготовке к церемонии.

Половина третьего.

Я закрыл за собой дверь. Меня окружали развалины и густое низкое небо. Побрел прочь от Дома. Пока выбирался из руин, несколько раз падал. Изодрал в кровь ладони. О кусок бетона больно ударил надкостницу. Шел к реке Волковке, мерзкой, слизистой воде. Она была мутно– зеленая и воняла. Стоял на мосту, положив подбородок на руки. Смотрел на воду. Тошнило. Вырвало черной слизью. Еще и еще раз. Спазмы не прекращались, кончились ресурсы. Желудок стал размером с кулак младенца.

Если я убью себя до того, как казнят Наташу, может быть тогда ей сохранят жизнь? Это не искупало вины предательства. Сейчас самому себе врать не надо. Висящий над черной, кипящей смолой, был готов на любую сделку. Когда Демон предложил ее, первым лицом возникшим перед глазами, было лицо Наташи. Уже тогда в паническом ужасе за свою жизнь, понял, какова будет цена этого договора. Они издевались. Они делали меня заложником страха. Я вынужден был идти на предательство, чтобы избежать ужасной смерти. А зачем мне она – эта жизнь?! Может быть, я просто выторговал перемену участи? Если сейчас сброшусь с этого моста и захлебнусь в жидком дерьме? Искупит это хоть что – нибудь? Конечно, утонуть тоже не особо приятно, но все лучше, чем быть заживо сваренным в смоле. И этот Демон, он ведь считает меня за червя! Он думает, что сожрал, сломал меня. Утоплюсь, он обломится! Еще одно, если подохну, смогу избежать увидеть смерть Наташи. А может быть, моя смерть дарует ей жизнь? Хочу надеяться на это. Итак, плюсы и минусы. Плюс. Я сбегаю из всего этого дерьма. Второе – быть может спасу этим ей жизнь. Третье – обломаю всех этих Атманов, Малах Га – Маветов. А в минусе? В голову ничего не приходило. Рано или поздно. Здесь в этом мире изменений не предвидится. Надо кончать со всем сразу. Тем более что моя смерть будет не напрасна, наверное. Рассусоливать тут нечего. Чем больше говоришь, тем меньше в этом уверен. А в результате можешь забыть о предмете разговора. Может быть, покурить напоследок? Похлопал себя по карманам. В левом, откуда – то появилась пачка Мальборо и зажигалка Зиппо. Закурил. Долго рассматривал своё отражение в блестящей поверхности зажигалки. Потом разжал пальцы. Она полетела вниз ровно, не вращаясь в воздухе. Без всплеска и шума исчезла в зеленой мути. Следом, выписывая пируэты, полетела недокуренная сигарета. Страха не было. Видимо, после последних событий он стал недосягаем. Но решимости перелезть через перила и броситься вслед за зажигалкой, отыскать в себе не мог. Искать решимость можно вечность. У меня времени гораздо меньше. Я перелез через них. Стоял на пятках на краю и держался сзади руками за холодный, круглый металл. Текущая внизу грязь увеличивалась и приближалась ко мне. Она заместила собой все. Смотреть на это не было сил. Разжал пальцы и закрыл глаза. Полет продолжался долго. Летел вниз, телом параллельно воде, распростав руки. Вода все не наступала. Открыл глаза и в этот же миг ударился всем телом о поверхность. Она была твердой в начале, но потом расступилась и пропустила меня в себя. Шел ко дну, раскрыв глаза. Вот она и смерть. Выпустил воздух из легких. С последним пузырьком желание дышать победило рассудок. Вздохнул. Вода вливалась в меня, как в банку из под крана. Желудок и легкие наполнялись ей, зеленой и вонючей. Я не хотел, но помимо меня руки начали загребать, а ноги выталкивать. Тело не слушалось приказов мозга. Оно хотело жить, и все равно как. Как свинья в дерьме или, как дерьмо в свинье. Главным было – ЖИТЬ!!! Руки вытащили меня на поверхность. Желудок толчками освобождался от зеленой воды. Тело толкало меня к берегу. Не хотел, боролся с ним. Что может разум, по сравнению с вышедшей из подчинения плотью? Тело подплыло к берегу. Руки вцепились в грязный, талый снег, перемешивая его с землей. Ноги соскользнули, но оно упрямо выпихивало меня на крутой берег. Вода выплескивалась изо рта, из носа без всяких болезненных ощущений. Я не мог умереть! Как бы этого не хотелось. Без сил я и мое тело лежали на берегу. Все еще воюя со мной, оно стало отползать от воды. Выбралось наверх. К могилам счастливцев умерших до всего. Даже тело!!! Мое тело стало врагом! Оно воссоединилось со мной, но было настороже, готовое в любое мгновенье пресечь попытку разума проститься с жизнью. Я вспомнил слова Малах Га – Мавета: "… ты теперь бессмертен, ты не сможешь убить себя…" Да я, не предполагал, насколько не могу убить себя!!! Сел на какую-то могильную раковину в полном согласии со своим телом. Было холодно. Не предпринимая никаких попыток броситься обратно, в воду, успокоил настороженное внимание тела. Умиротворенное оно легло со мной на могильный холм. Свернувшись эмбрионом, пытался удержать остатки исчезающего тепла. Глаза, которые принадлежали теперь моему телу, очень хотели спать. Последнее проскочило не в мозгу, где – то за его пределами. Не мытьем, так может быть, катаньем получится?.. Замерзну. Сон закрыл меня.

Вторая половина третьего.

– Вставай человек! Время пришло! – Малах Га – Мавет пнул ногой скорченное тело Юрия.

– Не заставляй нас ждать. Мы и так с ног сбились, разыскивая тебя. Никому ведь не пришло в голову, что тебе захочется искупаться.

Видя, что Юрий не торопится подниматься и не спешит открывать глаза, сделал знак своим спутникам. Азазель и Аваддон подняли за руки тело, не подающее признаков жизни. Демоны принялись трясти его. Голова безвольно каталась по плечам.

– Пусть очухается! – Проволочка начинала злить Пыльного Ангела.

– Очевидно, переохладился. – Ответил Азазель.

– Ну так согрейте его, идиоты. Что забыли, – он бессмертен!

Демоны положили тело обратно, на землю. Аваддон склонился над бездыханным Юрием. Провел пальцем с черным, острым ногтем по лбу, потом по линии носа, разделяя лицо на две половины невидимой чертой. От горла до паха пролегла еще одна. Линии по рукам, до среднего пальца. Так же с ногами. Обвел на теле сердце, легкие и желудок. Приподнялся, отодвинулся и положил свою пятерню на лицо человека. Подержал мгновение, и все линии вдруг засветились красно – золотым огнем. Демон выпрямился и сделал знак своим спутникам отойти. Убедившись, что они отошли, рывком встряхнул руки в сторону Юрия. Из ладоней пошел жар. Он превращал воздух между руками демона и телом Юрия в плывущее марево. Линии начали впитывать жар, постепенно теряя яркость. От одежды и волос Юрия повалил пар. Он был бледно – зеленого цвета. Скоро кожаная одежда бывшая на Юрии распалась на твердые куски. Свитер и носки вспыхнули синим пламенем, распространяя запах паленой шерсти. Малах Га – Мавет брезгливо поморщился и сказал:

– Одежду можно было снять. Что я Большой Гостиный Двор – снабжать его каждый раз новыми шмотками.

Линии уже исчезли. Вместе с ними исчезала и мертвенная бледность, уступая место нормальному цвету кожного покрова человека. Юрий задышал, но в сознание не вернулся.

– Берите. В чувство приведем в Доме. Одежда, та в которой его поймали, сохранилась? – спросил у Азазель. Тот кивнул. Подняли Юрия на руки и потащили в сторону Дома. Малах Га – Мавет постоял, глядя на воду. Достал сигару, зубами откусил кончик, выплюнул. Раскурил от платиновой зажигалки и медленно зашагал следом.

И на конец четвертая.

– Одевайся! – Кинул одежду черномордый демон. Я с удивлением разглядывал свои старые вещи.

– Поторопись! – Я стал медленно одеваться. Умереть мне не удалось, или помешали. Но самым плохим было то, что проснулся, и все кошмары сна покажутся глупыми, по сравнению с ужасом реальности. О чем мечтали все люди, воплотилось во мне, я бессмертен. Но, как же хотелось заснуть и никогда не просыпаться. Вот это действительно смешно. Раньше часто хотелось умереть, но наступало утро, и я продолжал жить. Иногда нехотя, иногда с радостью. Теперь обречен, жить, а желание умереть стало неосуществимым. Даже мое тело не подчиняется мне. По – прежнему, живу, но у меня нет возможности умереть. Смешно!!! В голове все путается. Но я уже оделся.

– Руки протяни. – Я исполнил приказание. На них демон защелкнул наручники.

– Идем. – Они обступили меня, и повели к выходу. Как ни странно чувствовал себя великолепно. Вернее, так чувствовало себя мое тело. Душа ныла. Меня провели по винтовой лестнице. Она вывела в полукруглый коридор. Как только вступили в него, стало темно. Совершенно. Пошли вдоль правой стены. Двигались по кругу. Коридор был или очень большой, или мы ходили по одному и тому же месту. Ничего не видел, полностью полагаясь на своих конвоиров. Вдруг впереди тьму перпендикулярно прорезало полотно света. Он не рассеивался. Упирался в противоположную стенку. Когда подошли ближе, увидел, что свет пролезает в щель, в стене. Вернее не в щель, а в стреловидную бойницу. Демоны остановили меня и завязали глаза. Дальше они стали вести еще медленнее и осторожнее. Потом резко повернули на право. Задрали мои руки и приковали их вверху. Я стоял вытянувшись на цыпочках. Что – то обхватило шею сзади, натянулось. Лицо вжалось в бойницу. Больше не могу шевелить головой. Затянули что – то вокруг пояса. Меня прилепили к стене. Свободы движения никакой. То же произошло с ногами. Развязали узел повязки на затылке. Выдернули ее. Я открыл глаза, и закрыть не смог. Увидел небольшое помещение. Оно все было пред моими глазами. Видел и запоминал все детали. Там было светло, но источников света не было видно. Смотрел на него сверху вниз, а по-другому, и не мог, глаза застыли. Напротив щели, к которой прикован, видна неоштукатуренная стена. На ней большая двухстворчатая дверь.

Кто – то похлопал меня по плечу.

– Потерпи, скоро начнется. – Раздались удаляющиеся шаги. Я остался один. Прикованный зритель чудовищного представления. Начало не заставило себя ждать. Двери, скрипя, распахнулись. Появились Другие. Они с большим трудом тащили, какую-то большую каменную глыбу. По форме она напоминала кирпич. Установили в центре. В глыбе был отпечатан след человеческого тела. Это была, как бы половина формы для отливки людей в полный рост. У шеи, запястий, пояса, щиколоток были закреплены, какие – то ремни. Впрочем, все понятно. Человека положат в эту форму, привяжут, а дальше будут делать все, что может нашептать маньяку на ухо больная извращенная фантазия. Все это готовилось для человека, которого я люблю, человека, которого предал. Все предназначалось для Наташи. Другие продолжали возиться у цементного алтаря. К ним присоединился еще один. Он принес большой молоток и зубило. Начал вырубать желоб. Работал быстро и расчетливо, профессионально. Каждый удар молотка по зубилу выхватывал порядочный кусок цемента. Не отрывая зубила, он бил и бил по нему молотком. Куски и крошки летели во все стороны. Желоб получался очень ровным и аккуратным. Наконец, урод опоясал канавкой весь контур человеческого тела. Он принялся выбивать дорожки от конечностей силуэта к желобу. Кровотоки выполнены быстро и симметрично. Камнерез отошел, его место занял следующий. У этого в руках банка с краской и кисть. Принялся красить кровотоки белой краской. Все увиденное ошеломило. Приготовления становились все более бессмысленными и абсурдными. В какой-то момент даже забыл, для какой конечной цели это делается. Все прекратилось внезапно. Так же, как и началось. Один из Других подошел к алтарю и провел пальцем по свежеокрашенному желобу. Поднес руку к голове. Потом развернулся и показал чистый не запачканный палец остальным. Один из Других выскочил из комнаты. Оставшиеся расползлись, приклеиваясь спинами к стенам. Не знаю, сколько прошло времени, когда появился один из черномордых демонов. Он придирчиво исследовал работу Других. Видимо, остался доволен. Выволочек не последовало. Удовлетворенно кивнув в мою сторону, направился к двери. Ожидание невозможно переносить прикованным к стене. От него не скрыться!

– Тебе это должно понравиться. Особенно приготовления. Ты же всегда был очень обстоятельным человеком… – Голос очень знакомый. Он был из той, другой уже почти мертвой жизни. Мучительно знакомый. Но все потуги вспомнить, кому он принадлежит, канули всуе. Тогда просто спросил:

– Кто ты?

– Я Атман, бог тутошний.

– Ах ты сволочь!!! – Забился в своих путах, это привело лишь к тому, что в кровь расцарапал щеки о шершавые стенки бойницы.

Он засмеялся. Смех тоже был из той, прошлой жизни.

– Малах Га – Мавет много говорил о твоей непочтительности к Богам. Не просто говорил, жаловался и обижался на тебя. Просил наказать. Но я-то знал, что ты плюешь на любые формы религиозности и власти. Ведь ты, как Шариков, по определению Швондера. Анархист-индивидуалист.

– Я знаю тебя?!

– Угу, даже лучше, чем можешь себе вообразить. Ну, не буду, мешать, тебе наслаждаться зрелищем. Сам, честно говоря, не очень люблю физиологию, во всех ее проявлениях. Пока, скоро увидимся…

Его не стало. В зале опять поднялась суета. Вдруг все замерли на местах, как замороженные. В дверях появился Малах Га – Мавет. Я ожидал увидеть того, другого, который только что стоял за спиной. Такой знакомый и такой недостижимый для памяти. Я был разочарован. За Демоном вошли двое Других они тащили его любимое кресло. Пыльный Ангел ногой обозначил место. Уроды поставили на него кресло. Садясь, он посмотрел в мою сторону. Улыбнулся и приветливо махнул рукой. Я опять, как муха, забился в паучьих путах. Демон отвернулся и одним движением кивнул головой.

Вошли Азазель и Аваддон. Они вели под руки Наташу. Ее взгляд блуждал. Я дернулся, стремясь спрятаться. На какое-то мгновение показалось, что она заметила меня. Но взгляд не остановился на бойнице. Стыд, боль, бессилие, страх, все это комом билось в груди. На ней была все та же нелепая хламида, одетая в которую, она пыталась бежать тогда, вместе со мной. От одного рукава оторван лоскут. Тогда она перевязала им, мою руку. Теперь даже шрама не осталось. А повязка потерялась в драке.

Ее подвели к алтарю. Черномордые демоны сорвали платье. Зябко поежилась и медленно закрыла грудь руками. Палач указал рукой на алтарь. Она безвольно пошла к нему. Помогли лечь на спину. Прикрепили к камню руки и ноги. Обвязали ремнем талию. Закрепили ремень под подбородком. Она не сопротивлялась. Лицо было безразличным. В нем не было желания бороться, жить. Она приняла неизбежность и покорилась судьбе. Наташа лежала привязанная к камню. Обнаженная и беззащитная. Хотел позвать, ругаться, рыдать, просто орать, чтобы вернуть ее. Не смог. Не потому, что боялся, а понял, все, что можно было кричать, прокричал тогда, когда висел над кипящей смолой. И выбор действительно сделан. Ни чего не изменить, ни криком, ни тщетными попытками вырваться из пут. Оставалось только смотреть на то, как умрет моя любимая. И видимо, не зря в университете приятели сократили и переделали мою фамилию до клички, Азеф. Он был гением предательства и провокации. В той жизни я не оправдал это прозвище, зато в этой компенсировал все с лихвой.

Демоны отошли и встали за спиной Пыльного Ангела. Из строя Других вышел один. Он должен стать палачом. Демоны на моих глазах никого собственноручно не убивали. Сейчас то же не хотели делать исключения. В правой руке Другой держал мой нож. Конечно, разве могло Червивое Дитя избежать маленьких спецэффектов?!! Естественно, Наташа должна умереть от ножа принадлежавшего человеку, который любил и предал ее. Очень мелодраматично. Суки!!! Этот нож, который несколько раз спасал нас, теперь должен был забрать ее жизнь. Рассчитано это только на меня. Наташа не реагировала, ни на какие внешние раздражители. Не видела приближающегося к ней палача. Лица черных Демонов и Других стали трансформироваться. Они выращивали рты. Другой с ножом поднял руки и запрокинул голову. Остальные опустили подбородки на грудь. Малах Га – Мавет поднялся и скрестил руки на груди. Чистыми, звонкими, детскими голосами Другие хором заговорили речетатитивом.

– Разреши мне прикоснуться,

– Ну, я прошу, разреши…

– Я не причиню вреда,

– Для тебя,

– Я трону рукой солнце.

– Я буду дуть на обоженные пальцы…

– И смеяться,

– Как сытый и теплый ребенок.

– И нежный ветерок будет забавляться,

– Легкими,

– Как пух моими волосами.

– Я узнаю, и все встанет на свои места.

– И мне останется смеяться,

– Смеяться от счастья…

Это металось меж каменных стен. Возвращаясь снова и снова. Последним словом, счастья, счастья, счастья…

Все стихло. Пришел в себя от изумления. У этих тварей существует какая-то религия, какая то вера. Это молитва! Я уверен! Сейчас будет принесена жертва их ублюдочному, червивому Богу!

Другой с ножом коснулся самым его кончиком ямки между ключицами Наташи. Без усилия слегка утопил острие в этой ямке. Потом от нее провел медленно набухающую кровью борозду вниз живота. Кровь перелилась через края раны и потекла по телу, к жадному, изнывавшему от жажды камню. Ей не было больно. Она лежала не двигаясь. Взор уходил в потолок. Другой сделал такие же порезы вдоль рук и ног. Кровь теперь покрывало все тело, но ее было недостаточно, чтобы свободно течь по желобкам. Палач надрезал руки вдоль вен очень глубоко. Наташа вздрогнула, но не от боли. Когда кровь сворачивалась, Другой делал рядом с прежним разрезом новый. Кровь скапливалась в желобах и густела. Наташа медленно открывала и закрывала глаза. Она как бы боролась со сном. Но смерть, притворившаяся сном, побеждала. Вскоре все тело было покрыто ранами. Узкими, но глубокими. Старые раны подсыхали. Новые обильно истекали кровью. Наташа моргнула последний раз, и глаз больше не открыла. Палач все резал и резал ее тело. Кровь лилась не прекращая. Ее лицо было бледным, но спокойным. Не было ни напряжения, ни боли, ни страха. Оно было таким, как тогда, когда она спала со мной в огромной квартире. Спокойным и добрым. В дверях возникло движение. Появился еще один Другой. Он подошел к Наташе и поднес к ее губам маленькое зеркальце. Оно не запотело. Он вырастил на своей морде ухо и наклонился к груди. Постоял. Взялся двумя руками за голову Наташи и как кукле большими пальцами приоткрыл веки. Выпрямился, отошел от алтаря и поклонился в пояс Малах Га – Мавету. Тот вытянулся, воздел руки к потолку и глухим, жутким голосом произнес:

– Аскерахазакут стров!!! Она умерла…

Я не плакал. Не мог. Внутри было пусто. А теперь вот и ее не стало. Пыльный Ангел хлопнул в ладони и произнес:

– Церемония закончена! Омойте, умастите благовониями, оденьте все самое лучшее и предайте очистительному огню. Со всеми почестями! Слышите вы – уроды!!! Она первая мученица нового мира. Место ее упокоения по воле Атмана станет святым. Оно будет местом поклонения! Ничего не трогать здесь! Кровь ее священна! Здесь чистое место!!! Аскерахазакут стров!!!

Неимоверное напряжение покинуло меня. Смог закрыть глаза. Под веками было темно.

– Все равно не буду жить!!! Не буду вашей игрушкой! Будьте вы все прокляты, вместе со мной! Я уничтожу этот мир, и сам погибну вместе с ним.

Итог.

Меня отвязали. Привели к пыльному Ангелу. Он сказал:

– Ты свободен. Надеюсь, пути наши больше не пересекутся. Но на все воля Атмана. Можешь, идти и путь твой продлится вечность! В этом мире ты не обретешь покоя. Живи и наслаждайся. Чем будешь жить мне не интересно. Отдайте ему вещи, и пусть убирается.

Повернулся к своим чернолицым братьям. Те принесли рюкзак, бросили к моим ногам. Я поднял его и на одну лямку закинул за спину. Демон протянул нож в чехле. Что – то мелькнуло в голове тенью. Я принял нож за рукоять, отрывистым движением сбросил с него чехол на пол. Одновременно кинул рюкзак в сторону ближайшего Демона, он попал тому в голову. Демон от неожиданности свалился на спину. Метнулся к Малах Га – Мавету целясь ему в улыбку. Не хватило метра. Откуда – то справа вылетел второй и сшиб на пол. Нож, звеня, полетел к стенке.

Все так же улыбаясь Пыльный Ангел, сказал без интонации:

– Надо же прорвало. Вышвырнете дерьмо…

И меня вышвырнули…

КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ.

 

Часть 3. Одинокая вечность.

 

Глава 1.

Война.

Один.

Комната маленькая. Выкрашенный желтой краской потолок. Весь в трещинах. Выгоревшие обои, покрытые загадочными венерианскими цветами. Окно во всю стену, как капитанская рубка.

Я лежал на бугристом диване. Сигарета дотлела почти до фильтра. Вставать с дивана было лень. Затушил сигарету о коричневый линолеум. Окурок щелчком полетел в приоткрытое окно. Горючего хватило только до подоконника. Дымя, врезался в него и, брызгая искрами, отлетел на пол.

Мысли блуждали по трещинам на потолке. Они то увеличивали их до размеров североамериканских каньонов, то уменьшали до неразличимых глазу марсианских каналов. Я думал о времени. По подсчетам, которые вел в меленькой с кожаным переплетом записной книжечке, после смерти Наташи прожил уже сорок семь суток. Плюс, минус, конечно. Календарь был прост и приблизителен. Механически это осуществлялось так, открывалась книжечка, в ней огрызком карандаша рисовалась палочка. Потом я засыпал. Следующая палочка выписывалась, перед очередным нырком в сон. Период бодрствования между нырками, был условным днем. Ну, а само погружение в темную воду забвения, считалось условной ночью.

Днем вел очень активную и насыщенную жизнь. В этом маленьком блокнотике записывал не только времяисчисление своей жизни. На предпоследней страничке, все тем же огрызком карандаша педантично отмечал свои достижения, за период прожитого бодрствования. Бухгалтерия была такой же элементарной, как и календарь. Для меня, пробитого гуманитария, всегда была странной роль чисел в жизни человечества. Теперь, перестав быть человеком, я по достоинству оценил эти веселые закорючки, которые можно складывать и из которых можно вычитать. Числа действительно обладали магией и поэзией, недоступной простому смертному.

Я разрывался между желанием вспомнить все, начиная с моей прежней жизни до тупика условного сегодняшнего дня. И желанием просто выпить водки. Победило второе. Поднялся, налил половинку пластикового одноразового стаканчика, которым перепил ни одну бутылку. Вытянул из банки маринованный маленький огурчик. Мучаясь, маленькими глотками, вытянул резкую тепловатую водку. Огурчик доставил большее удовольствие. Любое лекарство по сути своей является горьким. Водка не исключение. Но в отличие от других медикаментозных средств она обладает почти мгновенным эффектом. Вот и сейчас лекарство всколыхнуло неуемную жажду деятельности. Действовал я почти всегда одинаково.

Вышел из берлоги. Бодро насвистывая, направился к Московскому проспекту. Перед выходом на него резко оборвал свист. Убедился, что в обозримой перспективе, нет живых существ. Осторожность и предусмотрительность – гарантия жизни партизана. Путь пролегал в сторону Московских ворот. Где теперь та Москва?

На стене зеленого дома висела очень большая афиша: "ВНИМАНИЕ, РОЗЫСК!!!". Ниже крупного и самодостаточного заголовка мои фотографии, анфас и профиль. В очередной раз удивился: когда они успели сфотографировать? Под фотографиями ровным шрифтом набрано: "Разыскивается особо опасный преступник Юрий Юзовский! Обвиняется в многократных нападениях на Других. Убивает с особой жестокостью. Совершает надругательства над телами. Особые приметы: единственное человекообразное существо на свободе. Увидевшему – не предпринимать никаких попыток к задержанию. Просто внимания на него не обращайте!!!". И подпись: Малах Га – Мавет. Такими плакатами была оклеена вся ореола моего обитания. Я превратился в неуловимого индейца Джона из анекдота. Который был неуловимым только потому, что был никому не нужен. Афишка с одной стороны делала несостоятельными предположения о том, что если я убью как можно больше Других, рано или поздно те разозлятся и, наконец, завалят меня. Но это только с одной стороны. С противоположной, Пыльный Ангел был очень не простым Демоном. Другие в ответ на мою бескомпромиссную войну стали более осторожными. Они уже не появлялись по одиночке и безоружными. Эти плакатики, которые раньше очень нервировали, а сейчас примелькались, могли быть рассчитаны как раз на то, что я потеряю осмотрительность и осторожность. Возможна еще одна версия. Они, эти гадкие бумаженции, могли натолкнуть на понимание того, что моя война не имеет смысла. На все это пока был только один ответ. Каждый прожитый день – убитый Другой! Исповедуя этот принцип и сегодня, шел к Московским воротам. Там Другие проявляли повышенную активность. Хотя эта активность, на мой взгляд, не имела смысла. Они что – то таскали, складывали, устанавливали. Это что – то было в форме больших мешков и каменных блоков. В условное вчера, наблюдая за муравьиной суетой безлицых, увидел, что они очень часто, по одному заходят в двухэтажное здание напротив. Раньше оно было обувным магазином. Другие оставались там не продолжительное время. Потом выходили. Что они делали, справляли нужду или трахались, предстояло выяснить сегодня. Пока безмордых грузчиков видно не было. Я вошел в здание с обрушившейся вывеской: "обувь". Поднялся на второй этаж. Хрустя битым стеклом, прошел, заглядывая в пустые, разграбленные комнаты. Маленький чулан подарил одновременно мерзкую на вид, но приятную для статистики находку. В углу, дальнем от меня, лежал омерзительный комок слизи. Этот комок был ничем иным, как студенистой протоплазмой, из которой вскоре появился бы Другой. Появился бы если бы не моя ненависть. Однажды, дней десять назад, блуждая по закоулкам полуразрушенного дома на Московском проспекте, забрел почти в такую же комнатенку, без окон. Мне довелось увидеть формирование очередного представителя цивилизации безлицых. Я стоял и размышлял над извечным вопросом. Что делать? Каким способом убить этого неподвижного слизня. Но неожиданно, этот комок слизи стал проявлять признаки беспокойства. Он начал быстро увеличиваться в размерах. Набухал и вытягивался. Постепенно приобретая пропорции человеческого тела, плотно обтянутого тонким полиэтиленом. Особенно интенсивные рывки происходили в районе паха, будущего Другого. Очевидно, потому, что именно в этом месте у них были сосредоточенны наиболее важные органы. Там начинал свое развитие, элегба – член нового мира. Все происходило очень быстро, но по этапам. Последними формировались пупырышки вместо лица. Зрелище ошеломляло. Стоял сам не свой от этого чудесного превращения куска дерьма во что-то. Наверное, этот новый мир произошел из одного, большого, гнилого комка слизи. Очень хотелось уничтожить этот мир. Но пока не знал как! По этому, убивал его по частям. Это толкнуло меня к новорожденному. Ярость и ненависть, атомный реактор, движения, затмили память о том, что у меня есть оружие, нож. Существо не было готово ни к жизни, ни к смерти. Не знаю, есть ли у Других фольклор, но если есть, я в нем самый страшный персонаж. Я душил "младенца", рвал его голыми руками. Неистощимый источник энергии моей ярости удесятерил силы. Голыми руками разорвал ему горло, почти оторвав безликую голову. Отрезвел. На коленях отполз от изуродованного трупа. Выплюнул густую, черную кровь, разбавленную моей слюной. В припадке бешенства рвал его не только руками, но и зубами. Я не стал вампиром. Кровь Других не имела вкуса и запаха. Но, как в свое время говаривал Пыльный Ангел, кровь вымывает жизнь из раненого тела. В этом смысле меня можно было без натяжек прозвать Дракулой. Я забирал их жизни, в этом заключалась цель моей. Руки дрожали и были перепачканы кровью. Вытер их о джинсы. Закурил. В то время, это было обязательным ритуалом. Теперь сокращаю количество выкуренных сигарет за день. Вытащил из потайного кармашка блокнотик, открыл на предпоследней страничке и к двадцати девяти палочкам пририсовал еще одну. На сегодняшний день в моей черной бухгалтерии сорок восемь палочек.

Сейчас вновь мусолил все тот же навязчивый вопрос, что делать? Каким способом можно уничтожить этот комок? Прошлые эксперименты дали следующие результаты. Ножом убить не представлялось возможным, протоплазма была нечувствительна к какому– либо механическому воздействию. Если топтать ее ногами, она растекается, и спустя короткое время опять принимает прежнюю форму. Полностью уничтожить можно было лишь двумя способами. Первый, растворить в большом количестве воды. Сейчас не было под рукой ни речки, ни канала. Этот вариант отпадал. Второй способ, сжечь! Я снял рюкзак. Достал оттуда жестяную канистру, в которую раньше слил бензин для зажигалок, на всякий пожарный случай, в том числе и на такой. Жалко было переводить такое добро, на такое говно. Но в своей войне я с затратами не считался. Обильно полил комок и пролил от него бензиновую дорожку, метра на два. Закрутил банку и убрал обратно. Достал пачку сто долларовых купюр, зажег одну бумажку от Зиппо и аккуратно опустил его на окончание жидкой дорожки. Пламя со спринтерской скоростью пробежало короткую дистанцию и жадно набросилось на слизь. Постоял немного, да бы обрести уверенность, что процесс необратим и Другому не суждено обрести форму, вышел из чулана и прикрыл дверь. На цыпочках подошел к оконному проему. Осторожно выглянул. Пока вершил аутодафе, никто из Других не вошел в здание. Очень не люблю, когда меня отрывают от дела. Из развороченного окна, к сожалению, не было видно собственно ворот. Но в том, что Другие начали уже свое копошение, и скоро одному из них приспичит уединиться, сомнений не было. Главное, чтобы это произошло, до того, как пламя охватит бывший магазин. Воспоминания опять попытались пробиться сквозь ожидание. Поставил им барьер и достал блокнотик. С усердием, высунув язык, вырисовал, там еще одну палочку. Сорок девять! Мыслительный процесс заменил жевательным. Достал палку Майкопской, твердокопченой колбасы, не снимая оболочки, принялся есть. Вкус сам по себе был восхитительным. А тем более вкус такой колбасы! Тщательно обсосал шкурку, выплюнул на пол. Из-за двери ощутимо понесло дымом. Куснул еще раз. Но не успел пережевать. Кто – то вошел в здание! Другой, а кто это еще мог быть, поднимался наверх. Потрахаться захотелось!!! Ну, я ему сейчас устрою межгалактический трах! Странная у них все – таки мораль. В сексуальном плане очень похожая на человеческую. Секс для них занятие интимное. В полном смысле индивидуальное. Они прятались друг от друга. Мое мнение по этому поводу, заключалось в следующем, – невоздержанность в половом вопросе запросто доводит до беды. Я успел притаиться за раскрытой дверью. Другой просунул в комнату безмордую голову. Желал убедиться, что здесь ему никто не обломит кайф. А хрен тебе!!! И он в этом с лихвой убедился, правда, это было последнее, в чем урод успел убедиться при жизни. Мой палаш обрушился на его шею со смачным "хэк". Голова отлетела и глухо покатилась по осколкам стекла, мусору, вздыбленному паркету, лениво пачкая это черной, вязкой кровью. Зато тело, падая, фонтанировала черным, как нефтяная скважина в Саудовской Аравии. С удовольствием сделал еще одну пометку в блокнотике. Пятидесятый!!! Из комнатенки, где кончил будущего и прошлого уже другого, из-под двери валил черный густой дым. Пора было валить и мне. Слетел с лестницы, выскочил на первый этаж и побежал к выходу. В дверях лоб в лоб столкнулся с двумя Другими. Наверное, пожарная команда. Нож был зачехлен. Не стал терять времени и вытаскивать его. Другой, в полном соответствии с приказом напечатанном на розыскном объявлении, предпринял попытку обойти меня, как дерево. Я оскорбился и ударил его в морду. Это был ненужный риск. Бегущие со стороны Московских ворот уроды вооружены черными резиновыми палками. Я бессмертен, но боль чувствовать еще не разучился. Они могли прилично отделать дубьем. Прецедент уже был. Надо торопиться. Другой валялся на земле, закрывая голову руками. Перескочил через него и как олень понесся по городу. Песня не врет. Другие опять проигнорировали меня. Петляя, добежал до своего убежища. Вскочил в комнату и упал в изнеможение на диван, даже не сняв рюкзака. Вспомнил, что половину палки колбасы забыл на месте засады. Расстроился. Снял рюкзак, верхнюю одежду. Выпил еще водки. И перед тем как уснуть, отметил в календаре прожитый короткий день. День прожит не зря! Двумя Другими стало меньше! Сон с честью заслужил.

Два и один назад или двое в одной.

Сорок восемь условных суток назад Азазель и Аваддон вышвырнули меня из Дома. Они ничего не говорили. Просто дотащили до пересечения Лиговского проспекта и Расстанной улицы и толкнули. Я надел рюкзак и поплелся в сторону колбасного Самсона. Что-то заставило спустя пятьдесят шагов обернуться. Демоны стояли на том же месте и смотрели вслед. Вдруг, словно, по команде вскинули правые руки вверх и помахали. Непроизвольно ответил кивком головы. Какая-то совершенно абсурдная ситуация. Демоны, причинившие столько боли, стоят и машут на прощание, так, словно, расставание ранит их. Но они все равно желают счастливого пути. У меня защемило в груди, а на глаза навернулись слезы. Плача начинал идти. Если Демоны жалели меня, что должен был испытывать сам?!! Отвернулся и продолжил путь скорби. Дошел до перекрестка с Витебским проспектом, сразу после железнодорожного моста. Смертельно устал. Можно было вернуться и найти где переночевать на Лиговском проспекте, но эта мысль поставила волосы на голове дыбом. Впереди простиралась промышленная зона. В моем представление, подобные места всегда были территорией крыс. Уйдя из одних лап, попадать в другие.… Нет, не хочу. Ноги отказывались идти, каждый следующий шаг предварялся долгим переговорным процессом с ними. Справа у обочины, рядом с серой бетонной стеной, яркой желтой кляксой стоял четыреста двенадцатый Москвич. Удалось договориться с ногами, и дойти до машины. Водительская дверь была не заперта. В замке зажигания торчал ключ. Это обрадовало не только меня, но и мои ноги, которые, оказывается, умели смотреть в перспективу. Они быстро нашли консенсус с мозгом и решили попробовать завести автомобиль, чтобы остальную часть пути, куда бы он ни вел, просто изредка нажимать на педали, а не топать по вечно зимней грязи. Когда-то у меня был почти такой же москвичок, только прело зеленного цвета. Так что капризный норов мутировавших черепах мне был хорошо известен. Открыл капот и долго качал бензонасосом. Палец почти отрывался. Вспомнил, что не проверил аккумулятор. Жаль, стало потраченных усилий. Доплелся до салона и всем телом надавил на сигнал. Воздух разодрал рев мастодонта. Машина могла ехать, если ни тысяча других "но". Вернулся обратно сломив сопротивление гудящих ног, качнул еще пару десятков раз. Назад, к водительскому сиденью. Обрушился на него, с помощью рук затащил ноги внутрь. Выдвинул заслонку, несколько раз надавил на педаль газа, рукой. С ногами творилось что-то непонятное. Проверил передачу. Нейтрал. С трепетом надежды, готовой быть вновь обманутой, повернул ключ в замке зажигания. Желтая черепаха дернулась телом и, скрежеща, завелась сразу. На усиленных оборотах двигатель жрал бензин как картошку. Призадвинул подсос. Работа мотора стала ровнее. Чудеса. Датчик горючего показывает, целый бак. Все остальные приборы, тоже в норме. Мы все ругали Москвичи, а он на тебе, взял и пережил Апокалипсис. Заглушил мотор. И надежда, и ноги, и я сам испытывали чувство глубокого удовлетворения. Объявил всем благодарность. Закрыл все двери. Переполз на заднее сиденье. Долго ворочался, пытаясь найти оптимальную позу. Ноги превратились в столбы электропередач. Так же гудели и вибрировали. Наконец, свернувшись неопрятным калачом, успокоился. Заснул, что удивительно, вполне довольный собой.

Пробуждение было тяжелым. Ныло и стонало затекшее тело. Плакала душа. Щемило сердце. Тупо разлагался мозг. И память, память, как самый болезненный симптом моего бытия. Опять этот самый поганый вопрос из всех, что делать?!!

Наплевать на все, не хватило бы слюны. Решил ехать к Московскому проспекту. Дорога сама подскажет. Опасения не оправдались. Выезд на Московский не был перегорожен баррикадой. Объехав Московские ворота, припустил по проспекту. Московский был пуст и холоден. Если существует возможность вырваться из города, поеду в деревню и буду просто жить. Если нет, то.… По этому поводу путных мыслей не возникло. Решил не зацикливаться на поиске альтернативы. Буду решать проблемы по мере их поступления. Проехал мимо Электросилы, – мертвый город. Надо пополнить запасы продовольствия. Остановился у первого магазина, напротив Московского Парка Победы. Двери в магазин оказались заперты. Пришлось возвращаться к машине и искать в багажнике монтировку. Разбил витрину и как хозяин зашел внутрь. Продукты набирал без разбора. Набил восемь полиэтиленовых пакетов. Сразу унести не смог. Проклятая жадность! В две ходки закидал заднее сиденье автомобиля снедью. Закурил, прежде чем сесть за руль. Стоял, смотрел на пустую дорогу. Мимо прошмыгнули два Мерседеса. Сердце екнуло запоздало. Машины проскочили, не сбавляя скорости. Повернули на Бассейную улицу и скрылись из виду. Затоптал окурок и сел в Москвич. Поведение Других не удивляло. Может, в машине ехал сам Верховный демон. Ни он, ни его подручные вовсе не должны расшаркиваться при встрече, или оказывать мне какие-либо иные формы внимания. Все, что можно было сказать, уже сказали. И все, что надо было сделать, они уже сделали. Произнес про себя уже ставшую сентенцией фразу. Но пустоту внутри начала замещать злость. Постепенно под гнетом воспоминаний эта злость трансформировалась в нечто большее. Это новое чувство стало приобретать более четкие контуры. Да, я был виноват во многом. Главным на моей совести была смерть Наташи. И она, и я оказались заложниками обстоятельств, от них не было возможности отмахнуться или убежать. Эти обстоятельства оказались непреодолимой для меня, без предательства, преградой. Но созданы обстоятельства Малах Га-Маветом и иже с ним. Именно они были настоящими виновниками всего того, что произошло. Злость не просто оживила, она сделала мою дальнейшую жизнь осмысленной. Теперь уже не хотел тихо дожить вечность в деревне. Жаждал мести. И злость, переродившаяся в желание отомстить, выстроила конкретный план возмездия. Надо пытаться прорваться в Гатчину. Там пресловутый Вадим Марь в квартире своей любовницы держал пистолет системы Макарова. Однажды, когда я был у них в гостях, пьяный Марь доставал и показывал его. Наверное, хотел, что бы я купил Макара. Но я был настолько пьян и не понял ничего. Только запомнил место, в котором Вадим прятал оружие. Есть одно "но", его подруга незадолго до провала исчезла, но квартиру снимал Марь, это делало мои поиски уже более осмысленными. Итак, первое – оружие, знал, где возьму его. Потом вернуться обратно и проверить, действуют ли на Демона пули. Стратегия ясна, а тактику выработаю на месте. После того, как мой карман будет приятно оттягивать ствол. Ехал подстегиваемый нетерпением. Мертвый город. Даже трупов невидно. Площадь Победы. Пулковское шоссе. Педаль газа на прямой вдавил в пол. Но старая черепаха больше восьмидесяти километров не давала. Подъезжая к железнодорожному мосту, за которым располагался пост ГАИ на выезде из города, автоматически сбросил скорость до тридцати. Из поста наперерез машине бежал человек. На нем была форма инспектора дорожного движения. Он яростно размахивал полосатым жезлом. Сердце снова екнуло. Ни прав, ни документов на машину нет – первая мысль. Вторая, – какие права, какие документы?! Но скорость сбросил почти до пяти километров в час. Радость, облегчение, – человек, гаишник, вдвоем понаворочаем дел!!! Он уже успел перебежать дорогу. Нетерпеливо пританцовывая, стоял у обочины и все вертел своей дурацкой палкой над головой. Я радостно забормотал:

– Да, вижу, вижу! Родной ты мой, вижу… – последнее вижу, произнес, уже в который раз убедившись, что хороших чудес не бывает. У гаишника не было лица… Другой напялил форму и разыграл из себя бдительного сотрудника ГИБДД. Меня переполнила, на этот раз, голубая, стальная ярость.

– Ах, ты, падла!!! Ну, я тебя сейчас сам оштрахую! – Почти остановившись, вытащил из чехла нож. Машина качнулась и замерла в двух шагах от Другого. Бешено вращая ручкой, едва не отламывая, опустил стекло вниз. Другой обходил машину спереди. На ходу, создавая пасть. Остановился напротив, откозырял и представился:

– Инспектор ГИБДД старший лейтенант Пробудов. Ваши права и документы, пожалуйста!

Слишком лихо у него получалось, может в прошлом он и был гаишником, упивающимся властью на дороге. Очень любящим взятки, настолько, что даже изменившись, не сумел устоять перед соблазном. Думал я, вылезая из машины. Как только левая нога коснулась асфальта, скороговоркой залопотал:

– Товарищ старший лейтенант, тут такое дело… – вдаваться в подробности этого дела не стал. Захлопнул дверь и ударил его вниз живота ножом. Лжегаишник ухнул и начал соскальзывать с лезвия. Уже теряя рассудок, рубанул поперек морды. От удара его шапка свалилась с головы. Его качнуло, и он начал валиться на меня. Помог упасть, башкой вперед.

– Ни чего, товарищ старлей. Это еще не все! Ведь за неоказание помощи сотрудникам ГИБДД, предусмотрено уголовное наказание. Я тебе помогу, шибко помогу! – Говорил, видя, что тот подает признаки жизни. Метнулся к багажнику. Вытащил оттуда буксировочный трос – парашютную фалу. Завязал на одном конце скользящую петлю. Второю накинул на фаркоп, все это с ошеломляющей скоростью. Перебежал с петлей к лежащему Другому, затянул на его ноге. Пока продолжалась суета, урод начал реанимироваться. Что бы немного приостановить жизнелюбивый процесс, еще раз воткнул нож до асфальта ему в грудину.

– Сейчас в больничку доставлю, гад, с ветерком. Чихнуть не успеешь!!! – Впрыгнул в машину и сразу рванул с места. Всем телом почувствовал, что фала натянулась и Другой забился о дорогу. Газанул, посмотрел назад. Другой пытался сесть, но на скорости это было не так просто. Разогнал машину до предела. Москвич дребезжал и грохотал, как железный ящер перед взлетом. Через полкилометра бывший гаишник уже раскорячившись, тащился, правда, быстро, за машиной. Попыток проявить признаки жизни больше не предпринимал. Машина подпрыгнула при въезде на мост, через дорогу к аэропорту. Опять обернулся, Другой подскочил на бугре и перевернулся в воздухе. Теперь вступила в активное взаимодействие с дорожным покрытием его морда.

– До Гатчины, наверное, сотрется до мышей. – Прокомментировал акробатический пируэт урода.

Но до Гатчины доехать было не суждено. Перед самым въездом на Пулковские высоты машина умерла. Двигатель замолчал, в уши вдавилась тишина, как у летчика, у которого в полете мотор отказал. Москвич проехал немного по инерции. Мягко ткнулся носом, в какое то невидимое препятствие и остановился. Сначала был склонен обвинить во всем Другого. Показалось, что он за что-то зацепился и мешает осуществлению моего плана. Вылез из машины, безостановочно матерясь, дошел до привязанного трупа. Труп, как труп, слегка поистертый только. Не сумев усмирить дикие инстинкты, наклонился над телом и отрубил голову. В сердцах пнул. Голова резво покатилась обратно, в сторону города. Не хватило ей каких-то пяти километров. Стало понятно, причина остановки не в дохлом уроде. Подошел к капоту машины. Захотел обойти. Воздух загустел и не пускал. Он был вязок, как кровь Других. Я попытался пробиться сквозь невидимую преграду. Стена нехотя пускала в себя. Движения, как в жидкой резине. Дышать так же, как и в ней было невозможно. Преграда прозрачна, четко без искажений видел то, что находилось за ней. Впереди поднимающаяся в гору дорога, черные сугробы на бровке, голые деревья, высокая металлическая ограда. Но как пробиться туда?!! Никак!!! Легкие трещали от попыток обнаружить в этом вакууме, хотя бы глоток воздуха. Рванулся назад. Стена очень неохотно выплюнула меня. Очнулся, задыхаясь на асфальте. Благими намерениями устлана дорога в ад. Блестящий план накрылся медным тазом. Оправившись, дернулся было по дороге в Пушкин. Такая же ерунда. Вдавил руку в невидимую стену и пошел вдоль нее. Пройдя метров тридцать, получил боль в чрезмерно напряженной руке и твердую уверенность в том, что эта преграда везде, даже за дорогой. Малах Га-Мавет или Атман накрыли город непроницаемым колпаком. Выбраться из-под него невозможно. Видимо, отчаянье толкнуло с разбега обратно, в густой невидимый кисель. Удалось погрузиться метров на пять. После этого, преграда отшвырнула на такое же расстояние от себя, на какое удалось в нее проникнуть. Опять во мне взыграла голубая, блестящая, звонкая ярость. Вернулся к телу Другого. Привязал ноги фалой. Снял ее с фаркопа и потащил дохлого урода к деревьям на обочине слева. Пока тащил, вспотел. Мертвый Другой был тяжелым. Вытер праведный, трудовой пот со лба, рукавом. Присмотрел подходящий сук, и на расстояние от него ствол дерева, на котором завяжу свободный конец. Перекинул веревку через ветвь. Стал тащить. Быть палачом без помощников дело неблагодарное. Когда дохлятина оказалась на достаточной высоте от земли, привязал свободный конец к облюбованному стволу дерева. Отошел и как художник придирчиво осмотрел созданный пейзаж. Не хватало деталей. Бросился к машине, вытащил полиэтиленовый мешок с продуктами, высыпал содержимое на асфальт. Догнал уставшую голову Другого, которая пригорюнилась на обочине дороги, на полпути в город. Брезгливость смыло волной проклятой жизни. Поднял голову и запихал ее в мешок. Вернулся с мешком к повешенному за ноги. Повозившись, закрепил сумку с кочаном в вытянутой руке убиенного раба Атмана. Все хорошо в меру. В данном случае, кажется, удалось достигнуть визуальной гармонии. Очень хотелось, что бы Малах Га-Мавет посмотрел на мое произведение. Думаю, работа ученика пришлась бы ему по вкусу. И уж в любом случае меня не упрекнешь в отсутствии чувства юмора.

Пора убираться отсюда. Машина не завелась ни с одной из трех попыток. Попытался вытолкать, но безрезультатно. Вросла в невидимую резину. Москвич был мертв и реанимации не подлежал. Я выбрал, на этот раз более обстоятельно, продукты из запаса. Взял только самое необходимое и по минимуму. Порылся в бардачке Москвича, нашел красивую маленькую записную книжку в кожаном переплете, вырвал использованные страницы. Там же отыскался огрызок карандаша. Написал на первой странице: "Наташа умерла дней назад" подчеркнул и под чертой поставил одну палочку. На предпоследней странице сделал следующую надпись: "Убил девять Других до смерти Наташи, и после смерти я убил…"

Поставил еще одну палочку. Так родился календарь и моя черная ведомость. Всего выходило, что уничтожил десятерых безлицых уродов. Сам с собой заключил соглашение, что беременные идут за два, вылупившиеся зародыши за одного, полноценного безмордого.

Возникло геростратово желание сжечь машину. Но остановился, пугали возможные технические сложности мероприятия, да и пожалел ее. Она была ни в чем не виновата. Сидя на багажнике, выкурил сигарету. Еще раз внимательно посмотрел на повешенного Другого и направился обратно в город. Шел с каждым шагом переполняясь решимостью убивать. Убивать и украшать город их же мертвыми телами. Добром зло не оплатить, тем более что и зло и добро не существовали в этом мире. Я объявил войну Атману и Малах Га-Мавету. Самым важным в этой войне было не победить, и даже не остаться живым. Главным было убить как можно больше врагов. Это делало мою войну бескомпромиссной.

Третье в одном.

Я начал охоту. Другие были победителями, поэтому были беспечны. Любой партизан имеет преимущество перед регулярными войсками. Тем более тогда, когда этот партизан одержим. Одинокий мститель подчиняется только двум приказам, отдаваемым им самим. Убивать и выживать. Только это определяет борьбу. Никакой политики, никаких расчетов, никакой стратегии и никакого милосердия. Увидел врага, УБЕЙ!!! Сумел убить, попробуй выжить. И первое, и второе до определенного момента не составляло труда. Я думал, что второе необходимо только для того, чтобы осуществлять первое. Жить, чтобы убивать. Второй десяток дался легко. Трудность заключалась в поиске и выслеживание Других. Они, как правило, ползали по большим улицам. В силу того, что местом обитания избрал Московский проспект и объявил его своей территорией, охота сводилась к обыкновенной удаче. А мне везло. Не знаю, чем Другие занимались, но их действия походили на прочесывание домов. Однако искали они не меня. Выяснить что, пока не удавалось. Пленных я не брал. Несколько раз, когда Других было слишком много, я все равно шел на риск, и они видели меня. В любом случае видели следы моего присутствия, но почему-то не ловили и даже не пытались преследовать. Последствия моей деятельности говорили сами за себя. Я потрошил тварей с мастерством и самозабвением пресловутого Джека-Потрошителя. Вывешивал их из окон. Отрубал головы и нанизывал на мало-мальски подходящие предметы. Вспарывал животы и разматывал внутренности по дороге. К сожалению, не мог воспроизвести масштаб преступления, которые Другие совершили с людьми моего города. Все равно я становился кровожадным маньяком. Не знаю, существенна ли разница, отличавшая меня от Других в ненасытной жажде убийства? Ими двигало удовольствие. Мной, желание мстить. Но и они, и я были убийцами. На мне еще лежала тенью смерть Наташи. Впрочем, особо не задумывался над морально-нравственными аспектами своего бытия. Но многое изменилось после двадцатого, который оказался беременным. Что-то треснуло внутри меня, когда вспарывал Другому живот. Какие бы чистые и светлые помыслы не двигали мной, но если совершать убийства с различными ритуальными штуками, значило стоять на самом коротком пути к безумию. И если сейчас еще удается считать самого себя нормальным в этом полном безумия мире, значит надо держаться за это понимание когтями и клыками. Стало лень и это еще один весьма весомый аргумент, лень вешать их, уродовать, расчленять. В общем, после двадцатого решил просто убивать их, насколько возможно без лишней жестокости.

На двадцать третьем, убитым аккуратно, я попался. Благими намерениями устлана дорога в ад. Правда, уже давно гуляю по нему. Случилось это на девятнадцатый условный день, после смерти Наташи.

Действовал в соответствии с наработанной и опробованной не раз тактикой. Забрался на первый этаж дома, окнами выходившего на Московский проспект. Напротив располагалась все еще не работающая станция метро "Электросила". Затаился и стал ждать. Этому приходилось учиться особенно тяжело. В мире, где нет времени, ожидание растягивается на световые года.

Появилось три Мерседеса. Другие, очевидно, разделили город на сектора и обыскивали дом за домом в поисках чего-то неведомого. Сейчас "чесали" Московский, чем заметно упрощали мою работу. Из машин на свет Атмана выбралось пятнадцать Других. Они немного постояли поворковали о чем-то своем, девичьем, и, разбившись на группы, разошлись.

С тех пор, как меня выкинули из Дома, ни разу не видел ни Пыльного Ангела, ни Азазель, ни Аваддону. Бережно вынашивал и лелеял мечту добраться до Малах Га-Мавета и расправиться с ним. Но эти планы были чересчур фантастичны. Раз за разом откладывал осуществление мечты до лучших времен или до подходящего случая.

Тем временем восемь Других перешли Московский проспект и начали расходиться по одному. Один из них неторопливой походкой направился к зданию, в котором затаился я.

– Этот мой! – Сказал шепотом.

Он скрылся из вида, вошел в дом. Я перепрятался в темной нише, рядом с входом. Прошло довольно много времени, прежде чем тварь добралась до помещения, в котором его ждала смерть, носившая имя Юрия Юзовского. Раньше это был большой магазин, носивший скромное, но многообещающее название, "Диета". Урод прошел мимо ниши, в которой я затаился. Сенсоры, видимо, работали в пол силы, может, не работали вовсе. Или тварям, как и людям, было присуща уверенность, что плохое может случиться с кем угодно, кроме него. В этом случае, мне удастся доказать одному из них обратное. Тихонечко вылез из укрытия и бесшумно пошел следом за безмордым. Он почувствовал чье-то присутствие только тогда, когда нас разделяло два шага. Заподозрив неладное, начал поворачивать голову одновременно вжимая ее в плечи, предугадывая возможную опасность. Урод оказался пророком. Не дав закончить поворот головы, кинулся к нему, одновременно замахиваясь ножом. Ему удалось увернуться. Он побежал ко второму выходу из помещения. Я бежал за ним по пятам, "Ату его!!!". Другому не повезло. Вторая дверь оказалась заперта. Он прижался спиной, к жизни, запертой за дверью. Вскинул руки пытаясь защитить голову. Это помогло мало. Сходу воткнул нож в живот. Он инстинктивно опустил руки к ране. За это время я успел вытащить меч возмездия из живота и коротко рубануть им по короткой шее. Что бы отрезать голову мне пришлось взяться за рукоять второй рукой и пилящими движениями отделить безликую башку от агонизирующего тела. Она упала и гулко ударилась об пол. "Пусто у них там что ли?!" Следом по двери сползло тело. Стекло и мое лицо оказалось залитым черной кровью. Вытер лезвие о комбинезон Другого и зачехлил нож. Достал записную книжку и над трупом отметил очередную победу. Правда, в то время уже относился к подобному не как к победе, а как к хорошо выполненной работе. Откуда-то появилась мысль "Даже самая любимая работа рано или поздно становится рутиной…". Действительно, последнее время приходилось все чаще и чаще заставлять себя выходить на охоту. Всех Других подобными методами не перебьешь. Жалко, что совершенно не интересовался химией, биологией, в свое время. Сейчас изобрел бы, какое ни будь оружие массового уничтожения Других. И дело в шляпе. А так единственный способ что-то изменить, попытаться убить Верховного Демона.

Курить над поверженным врагом не стал. Не было уверенности, что Другие будут постоянно лояльны к моим забавам. Кто их знает, что могут удумать?! Не мог позволить себе умереть раньше Малах Га-Мавета. Теперь всегда соблюдал максимальную осторожность, готовил несколько путей отхода после акта возмездия. Стал совсем профессиональным убийцей. Сегодня Других было слишком много. Риск велик. Быстро прошел между прилавками и вошел в дверь, ведущую в подсобное помещение, не задерживаясь, к выходу на улицу. Отодвинул железный засов. Распахнул дверь…

Очень часто в последнее время у меня появляется ощущение дежа вю. Иногда кажется, что происходящее уже было, или снилось, или о нем где-то читал, о чем-то подобном думал раньше…

За дверью ждала толпа Других. Я дернулся обратно, захлопнул дверь и задвинул засов. Кинулся назад в зал магазина. Зацепился за что-то, чуть не упал. Удержался, больно ударившись локтем, о какой то металлический ящик у выхода. Выскочил в зал стрелой к выходу на улицу. Другие опередили. Я выхватил нож и отпрыгнул к ближайшей стене. Плотно прижался спиной, хотелось вдавиться, исчезнуть, пройти сквозь сито пористого бетона, рассыпавшись на атомы. Стена не поддавалась. Страх ушел, осталось сожаление о том, что не смог добраться до этого ублюдка, Малах Га-Мавета. Но без боя все равно не сдамся. Хрен им!!!

Другие прибывали. К ним подтянулись те, что ждали во дворе магазина. Набежало больше десятка. Сейчас начнется суд Линча. На острие готовящейся атаки стояли трое. Прорваться, все равно, что сбить звезду плевком. Не может быть и речи. Единственное, на что можно рассчитывать, завалить пару, тройку Других и помереть с ревом.

Я скакнул вправо, налаживаясь Другому в щель. Он отскочил назад. Периферийным зрением увидел какое-то движение слева. Резкая боль заставила разжать пальцы правой руки и уронить нож. Левой рукой обхватил ушибленное запястье. Нож упал звякнув. Отпрыгнувший урод ногой отшвырнул его подальше. Вместе с этим движением он, как-то странно дернул рукой в мою сторону. Резкая боль родилась в солнечном сплетение и сыпанула из глаз. Он ударил деревянной палкой, – запоздалое открытие! Меня скрючило. Одной рукой пытался закрыть место удара, другой защитить голову. Следующий пришелся поперек спины, хлесткий и звонкий, резиновой дубиной. Толстая куртка отчасти смягчила, но я нагнулся еще ниже, навстречу летящей в лицо ноге урода. Он попал в переносицу, разом, но, к сожалению, не надолго вышибив из меня дух.

Очнулся уже на полу. Увернуться от всех ног и дубья из разных материалов не было возможности. Закрыл голову ладонями. Локтями пытался защитить ребра. Живот прятал за подтянутые к груди колени. Получился этакий колобок. Вот только уйти ему было не судьба. Все наиболее жизненно важные органы более-менее закрыты. Правда, и открытые представляли для меня большую ценность, их тоже жалко отдавать на растерзание. Тем более что закрывал уязвимые места, своим же телом. Удары имели, быть может, меньше плохих последствий, но это не делало их менее болезненными. Очень скоро это поняли и Другие. Перестали колошматить меня. Дикая первичная ярость прошла. К ним стала возвращаться возможность осмысления действий.

Другие подняли меня. Двое, как распяли, растянув меня за руки. Держали крепко с вывертом. Остальные выстроились в очередь. Но не за автографами. По одному они подходили, и каждый наносил по – несколько ударов. На третьем поклоннике боль ушла, взяв под руку сознание. Для возвращения из мира грез недоумкам пришлось облить меня водой. Теперь избиение чередовалось с водными процедурами. На это ушла вечность. Боль, забвение, вода, боль, забвение…

Вернулся в себя на полу. В момент возвращения сознания узнал, что значили слова, "не иметь ни одного живого места". Болело все. Все открытые участки тела саднили и кровоточили, словно натертые крупной наждачной бумагой. Меня превратили в сплошную, очень большую гематому. С помощью расплющенных пальцев, с огромным трудом удалось содрать засохшую кровавую коросту с глаз. Открыл и увидел в расплывчато-красном свете, что мучители ушли. Сколько пролежал, боясь пошевелиться и увеличить боль, не помню.

Собравшись с остатками духа, попробовал подняться. Руки и ноги не были сломаны. Дышал с трудом, но при вздохе легкие не болели, значит, если ребра и сломаны, но не на столько сильно, чтобы пробить легочные ткани. По стеночке, тихонечко. Продумывая, на сколько это возможно перетряхнутыми мозгами каждое движения, поднялся. Отхаркался, выплюнув через осколки зубов и расплющенные губы твердый комок, состоявший из застывшей рвотной массы, осколков зубов, сгустков крови и еще чего-то неопознанного. Пошевелил раздавленными пальцами, больно, но тоже вроде не сломаны. Опираясь на стену, доковылял до прилавка, взял бутылку с водой. Сделал несколько мучительных глотков. Вода, как кислота. Передумал смачивать платок и обтирать лицо. Поискал едва ворочающимися глазами нож. Была наплевательская уверенность, что Другие уволокли его. Но те или забыли, или не придали ему значения. Может быть, подумали, что я подох и тогда оружие, больше опасности не представляет. Путешествие до ножа было долгим. Еще более долго наклонялся за ним, борясь с болью, тошнотой и головокружением. Потом полулежа на прилавке, пытался отдышаться и прийти в себя. Вся жизнь сплошной подвиг. Оставаться здесь не мог. Страшно. Это место увеличивало боль. Выходить решил через черный выход. Прихватил бутылку с водой. Медленно, очень медленно, почти пополз к двери. Во дворе никого не было. Понял, что Другие прочесали этот сектор и уехали. Им больше нечего было здесь делать. Выполнили свою работу, по ходу дела наваляли мне. Или не хотели убивать, а так просто поучили. Может, сочли за покойника.

Справа от выхода была дверь в подъезд. Подолгу отдыхая на каждой площадке, поднялся на третий этаж, где начинались квартиры. Сунулся в первую дверь. К счастью оказалась открытой. Искать другие не было сил, завалился бы прямо на площадке. Закрыл дверь на внутренний запор. Прошел коридором в комнату. Напротив кровати стояло большое трюмо. Подполз к нему и с рвущимся наружу сердцем взглянул на отражение. Оно оказалось лицом семидесятичетырехлетнего, фиолетового негра, после недельной пьянки случайно угодившего под асфальтоукладчик. Осматривать другие повреждения не хватило мужества. Снял куртку, стеная, как целый лазарет. Бережно и нежно положил свое тело на кровать. Сон долго убегал от не проходящей, зудящей боли. Сумел все-таки ее обмануть. Облегчая неподвижные страдания, уснул.

Спал долго. Просыпаться боялся, ожидая возвращения боли. Но полудрема была безболезненна. Решительно сбросил остатки сна. Боли не было. Нигде! Еще боясь, медленно слез с постели и подошел к зеркалу. Семидесятичетырехлетний негр исчез. Теперь в нем отражалось собственное лицо. Испуганное, но лишенное, каких бы то нибыло следов вчерашней вакханалии насилия. Стянул свитер, тельник. Туловище имело естественный цвет. Здоровый и нормальный. Никаких следов!!! Но, как мне было больно вчера! И, как хорошо теперь!!!

Вытащил из куртки блокнотик и отметил в нем такой богатый, к ужасу, событиями вчерашний день. Умылся захваченной в магазине водой. Почистил вновь выросшие зубы. Вчера, посчитав их с помощью языка, нашел всего четыре. А сейчас ровно тридцать, столько же, сколько и раньше.

Пошел на кухню. Соорудил там не мудреный завтрак. Он состоял из найденного черствого, слегка плесневелого хлеба, рыбных, в масле консервов. Поглощая пищу, глубоко задумался.

"Значит я действительно бессмертен. Вчера должны были с такой интенсивностью ударов превратить в фарш. Об этом говорила полностью деформированная и окровавленная одежда. Может, все происки тутошних богов?! Тогда это иллюзия. Но искать подтверждения тому или обратному сейчас было бессмысленно. Нарываться снова на тумаки Других, дабы убедиться в собственном здоровье, даже для бессмертного, обладающего потрясающими возможностями к регенерации, идиотизм. Надо добраться до Малах Га-Мавета. Если удастся, то поговорить, если нет, то все равно грохнуть. Там и помереть, как бы, можно! А можно и не как бы".

При любом раскладе решил косить Других и искать подступы к Пыльному Ангелу.

 

Глава 2. "Если друг оказался вдруг…"

Опять один.

Проснулся. Идут сорок восьмые сутки со дня смерти Наташи. Если сложить всех убитых мной Других получится ровно пятьдесят голов!!! Жаль, что только к Малах Га-Мавету подобраться не удалось. Но при всем этом пятьдесят собственноручно убитых Других, совсем неплохой повод, что бы устроить небольшой праздник.

Начались волнительные приготовления. Нарезал колбасы, хлеба. Открыл банку венгерских, маринованных огурчиков. Постоянно пополнял запасы твердокопченой колбасы и маринованных огурцов. Это, как наркотическая зависимость.

"Завтра, быть может, попробую пробиться поближе к Дому. Отслежу Пыльного Ангела. А сегодня буду пить и отдыхать".

Но праздник, есть праздник. А какой праздник без гостей, – неполноценный! Притащил из прихожей средних размеров круглое зеркало. Прислонил его к стене и закрепил. "Ну вот, вроде все и готово".

Налил по первой. Перемигнулся с отражением. Чокнулся. Высадил залпом. Одновременно с двойником выхватил из банки красивый огурчик и закусил. Объективно, должен испытывать к Малах Га-Мавету некоторую благодарность за возвращенный мир запаха и вкуса. Теперь могу пить, нормально есть, и главное курить! Достал зажигалку и сигареты. Отражение воспользовалось своими. Наслаждаясь, курили.

Итак, я один. Существенно ни чего не изменилось, если сравнивать сегодняшнюю жизнь, с той, прошлой жизнью Юрия Юзовского. Тогда тоже был одинок. Только удавалось это, находясь среди людей. Считал, что одиночество среди людей возвышенно и утонченно. Чушь!!! Выживи одиноким в настоящем одиночестве! Попробуй!!! Здесь не было людей Я последний. Нет здесь и той, которую любил, в первый и абсолютно точно в последний раз. Мало того, что не смог ее спасти. Мало того, что она погибла. Это еще можно выносить с большим трудом. Убивая Других, выпивая немереное количество водки. Но, как жить с тем, что предал ее! Предал, чтобы спасти свою никчемную жизнь! Ее убили, разве что не моими руками, зато с помощью моего ножа. Реки крови уродов не смоют ни предательства, ни ее крови с моего ножа! Что-то на высокий стиль потащило! Надо остановиться и выпить, не ровен час начну писать стихи. Действующих сумасшедших домов не осталось. Так что лучше не рисковать.

Налил по второй. Подмигнул. Чокнулся с отражением.

– За тебя, дерьмо!!! – Махнул, закусил. Ритуал.

Часто думаю, что бы случилось, если бы Демон заставил убить Наташу собственноручно?! Сейчас выпью еще и правду скажу! Третья не чокаясь, без закуски.

– За Наташку! Да и за весь мир канувший в лету!!!

Я мог бы придумать красивый конец этой истории. Если бы меня заставили убить мою любимую, собственной рукой, убил ее, потом убил бы себя! Оставил всех уродов с носом. ВРАНЬЕ!!! Ее бы убил. А себя не смог. Никак, ни при каких условиях. Пугала ни боль, ни смерть, а то, что все для меня, абсолютно все кончится. И ничего уже не будет. Страшна неизвестность. Думая о которой склоняюсь к мнению, что за ней полная самодовольная пустота!!! Верующие люди сильнее любого атеиста! Они верят в жизнь. А я верю в смерть. Верить в смерть, худшее из извращений!!! Жизнь для меня, это вечный поиск смерти. Вечный теперь в прямом смысле!

– И представь мой дорогой друг, – улыбнулся своему отзывчивому отражению,

– Что такое вечная смерть!

Водка начала распластывать образы и слова. Дабы ни на мгновение не прерывать этот процесс налил еще по одной.

– Любви, – НЕТ!!! Жизни, – НЕТ!!! Ни кого – НЕТ!!! Итого: за мою вечную, одинокую смерть!!! Будь здоров. Не кашляй!..

Я, в зеркале кривляясь, повторял все движения.

– Думаешь, что для меня являешься лучшим собеседником?! Нет. Глаза мои на тебя не смотрели бы! Единственным, что могу пожелать тебе – поскорее сдохнуть. И этот мир сдохнет если не с тобой, то, по крайне мере, для тебя. Может это не и мало! Проваливай на хрен!!! Надоел!

Неловко махнул рукой. Зеркало зарядилось необходимым ускорением. Оно крутанулось и свалилось со стола рассыпаясь на кучу мелких острых осколков.

Налил еще. Выпил. Из литровой бутылки поглотил уже более двух третей. Глупо ухмыляюсь. Даже пьяным чувствовал, насколько глупа улыбка. Вытащил нож и пошел по квартире, методично плюя в отражения, после чего, разбивая его ножом вдребезги. Такая форма самоуничтожения скоро принесла плоды. Вернулся и осушил оставшееся в бутылке тремя глотками.

Охмелевший мозг желал действия. Тело тоже находилось в согласии с разумом. Его переполняла веселая, мрачная активность. Зачехлил нож. Изрядно штормя, выбрался на улицу. При сумрачном дневном освещении заметил, что в ходе войны с зеркальными двойниками получил легкое ранение. Порезался. На ребре ладони была неглубокая, длинная царапина. Машинально поднес руку к губам и облизал рану. Кровь слизнул, но она тут же выступила. Однако пока фокусировал на ране взгляд, она начала срастаться и исчезать. Я заживлял свои раны!!! Этот случай, тот, в магазине "Диета"!!! Как молнией пробило:

– Другие, они так же быстро регенерируются. Так это, что, значит? Я становлюсь Другим?!!

Пока в экстазе разрушения убивал двойников, мое лицо, кажется, было прежним. В ужасе излечившейся рукой ощупал: лоб, глаза, уши, нос, – все на месте! Но может это не такой быстрый процесс, может быть превращение происходит медленно?! А и черт с ним!!!

Стряхнул оцепенение и прямиком ушел на Московский проспект. Дошел до ближайшего магазина. В виноводочном отделе разбил пару бутылок, неаккуратно доставая с полки поллитровку Синопской. Со второй попытки удалось поймать пластиковый стакан, стоявший на прилавке. Свернул голову бутылке. Не примеряясь, плеснул в стакан. Хватанул. В голове, словно, пятитонный фугас разорвало. Но картинки остались по-прежнему четкими. Закрыл бутылку. Сопя, запихал в карман. Проклятая жадность вытянула руку и схватила еще одну поллитровку. Пританцовывая на качающемся полу, я направился к выходу. Все еще остававшееся трезвым чувство самосохранения непререкаемым тоном потребовало избавиться от второй. Развернулся и запустил бутылкой в стеллаж. Попал. Сверкающий каскад посыпался на пол оглушая окрестности праздничным перезвоном. Изобретение новой игры, удачный бросок переполнили гордостью. А я то думал, что она сварилась в кипящей смоле! За это надо выпить! На улице отметил три события двумя глотками из горлышка. Первый, за стеклянный боулинг. Второй за возрожденную из праха гордость. Последний глоток пошел не впрок. Поперхнулся. Откашлявшись и отплевавшись, направился на середину Московского проспекта.

Где-то в маленькой, очень маленькой, нетронутой алкоголем части мозга прозвучало:

– Забрало упало! Сейчас понесет…

И понесло…

Следующая картинка. Стою на середине пешеходного перехода, через проспект. Тело самопроизвольно приняло позу достаточности и неприступности. Стояло, пытаясь избежать аритмичных покачиваний. Удавалось это с колоссальным трудом. Зато я орал, компенсируя слабость тела, как раненый кит. Громко и не запинаясь:

– Я не хочу умирать! Умереть, раствориться в космосе. Космос и есть небытие! Забыть все и все вспомнить! Вспомнив, родиться вновь, прожить и кануть в вечность. Пора менять тело. На другое. На женское!!! Вокруг вакуум, – нового нет и не будет!!! Все ограниченно. Все повторяется! Бег по кругу…

Глоток.

– Я повелитель муравьев! Они приносят мне сладкую кашицу, которую отбирают у тлей. Кашица светло-зеленая. Когда проглотишь ее, во рту остается горечь. Я веду войну с двукрылыми, жалящими насекомыми! У моей империи нет ресурсов для этой войны! Она не стала быстротечной. Затяжной характер войне придали осы! Они нарушают коммуникации. Экономика государства подорвана…

Большой глоток.

– Если война продлится месяц! Всего один только месяц. Вне зависимости от ситуации я найду в себе силы и мужество разбить зеркало!!! Я должен выйти из войны с честью!!! Я стану алтарем на котором в смертельных клубах диклофоса закончат мгновения своего существования малярийные комары. Они сдохнут!!! Решением всех проблем является триста семьдесят девятый осколок старого венецианского зеркала…

Еще глоток и еще один. Несколько плавных, танцевальных движений. Земля, наконец, обрела равновесие. Ненадолго.

– Им, именно, им, перережу себе ременную жилу и все сухожилия! Я смогу воспарить над временем и упасть в зловонную пропасть соблазна! Там, в жиже, состоящей из испражнений целых поколений кровососущих, мне будет тепло и уютно. Там обрету вновь свою сущность!!! Оттуда поведу своих подданных на новую вершину бытия!

Разворот вокруг себя. Вынужденный. Зрителей не прибавилось. Новый глоток. Маленький, гораздо больше впитала в себя земля. Ей хватило. Планету стало качать, как утлую лодчонку в шторм.

– Я повелитель муравьев! Возвратись к своим истокам! Опусти корни в землю, а ветви в воду. Услышь голос предков!!! Раствори свое я в сущности других, давно забытых!!!

– Муравьи! – Простер руку в сторону ожидаемых муравьев. Они задерживались. Это не смутило:

– Я ваш вождь!!! Я родил вас! Я сотворил вас рыжими и злобными! Я позвал вас за собой, дав надежду! Я ваша гарантия на будущее существование! Я Агамемнон, и не я от вас, а вы от меня, вступили на эту землю всеми шестью лапами! Разожмите жвала! Воспойте славу Вашему Императору!!! Идите за ним, куда бы он ни повел. Идите и будьте прокляты на все времена!…

Огляделся. Муравьи, если они и были, уже ушли. Сделал глоток. Водка плескалась внутри, где-то под горлом. Двинулся было вслед за муравьями. Не догнал.… Зато меня обрела пьяная земля, неожиданно оказавшаяся под всем телом. Особенности русского пьянства. Даже планета не могла устоять перед моим обаянием

– Что-то все происходит не так. И то, как оно происходит, совсем мне не нравится!

Пытаюсь подняться. Земля не отпускает. Рывками, притягивая к себе. Щелчок! В правой руке горлышко от разбитой бутылки. В голове приемник переключен на другую программу.

– Атом наползает на атом. Падает! Снова ползет. Черный, холодный космос. Брызги алмазных звезд в пустом, обволакивающем бархате. Я лечу, слизывая горячие капли огромным оранжевым языком. Я комета. Я символ разрушения!!! Я уничтожаю! Мне надо, надо попасть в черную дыру. Не хочу разрушать, я должен исчезнуть!

Опять попытка отрыва от земли, но та не хочет отпускать, продолжая трахать меня. Все плотнее и плотнее вталкивает меня в себя. Больше не сопротивляюсь…

– Вокруг меня земля. Мое тело сокращается. Я ем землю. Потом она исходит из меня. Все черное, я розовый. Я не воспринимаю цветов. Слеп, слеп от рождения. Я дождевой червь!!! Я должен прорыть туннель. Я рою его, обволакивая стены слизью, которую выделяют поры моего тела. Я должен рыть и делиться. В делении мое продолжение. Меня рвет "буквально", но чем больше кусков моей плоти, тем больше меня. Моя сущность заполняет мир! Всю вселенную!!! Повсюду сокращающиеся куски моей плоти. Они роют туннели, обволакивают стены слизью, делятся и заполняют собой все. Я первородный червь! От меня проистекает жизнь "крайне не уверенно". Я суть всего!…

Суть не замедлила показаться. Она появилась на свет кусками плохо прожеванных огурцов и полурастворившейся в водке колбасы. Моя суть заливает большое расстояние. Аплодисментов не слышно. Проваливаюсь в небытие…

Вторая и один.

Очнулся с ощущением. Со странным. Хмель еще присутствовал. Никак не мог отыскать запропастившуюся часть сознания. Четко помню, когда пил сознание раздвоилось. Одно, слегка покачиваясь в стороне, с пьяным благодушием взирало на алкогольные выкрутасы второго. Наконец удалось схватить, убежавшую было первую и запихать в себя. Объединение сделало похмелье невыносимым. Память бережно сохранила все, что сопровождало безудержный разгул. Оторваться от удовлетворенной земли было нетрудно. Тяжело дались первые шаги. Но, придав инерции тела нужное направление, стал перемещаться в пространстве гораздо быстрее. Путь лежал в сторону магазина. Стеклянные осколки, разбитых во время пьяного куража бутылок, продолжали отравлять воздух запахом водки. Вдохнув отравленного воздуха, стало совсем паршиво. Казавшаяся спасительной мысль об опохмелке, на поверку оказалась невозможной. Любая жидкость, содержащая, даже небольшой процент алкоголя вывернула бы наизнанку. Но есть вода! Вода утолила жажду, выгнала изо рта мерзкий привкус, вымыла лицо и почистила одежду. Немного оправившись, послал свои мысли по следу возможных способов лечения похмелья. Погоня давалась с трудом. Постоянно брал ложный след, как-то – водка, пиво, вино. Наконец на горизонте забрезжил отсвет искомого. Слово из той, прежней жизни, – "Алказельцер"!!! Не панацея, конечно, но за отсутствием другого и рак свиснет. Завершив мыслительный процесс, вышел из магазина с бутылкой минеральной воды под мышкой. Направился на поиски ближайшей аптеки. Забавно, раньше никогда не приходило в голову, многие жизненно важные вопросы отступают тогда, когда тобой движет святая цель, – избавления от похмелья. Тело опять побеждает в борьбе с духом.

Аптека, как сияющий храм, как оазис среди мертвой пустыни. И двери храма открыты и предлагают спастись. Страждущий, содрогаясь, вошел под сень обители. Его вера не обманула надежду.

Искомое нашел сразу. Гораздо больше времени заняло сотворение целебного зелья. Оно возродило меня, как феникса из пепла. Вначале растворился огромный кусок железобетона в желудке. Потом ушла голова. Похмелье притупилось. Захотелось забиться в берлоге и заснуть, еще один кардинальный способ восстановления подорванного здоровья. Набил полиэтиленовый пакет упаковками Алказельцера. Не потому, что собирался много пить, скорее двигала жадность и кулацкая расчетливость. Мало ли, что…

Есть пока не хотелось, но организм через некоторое время захочет. Значит, надо зайти в магазин и выбрать чего ни будь диетического. Потом можно провести долгое время в норе, никуда не выползая. Спрятаться от мира. Шел, не прячась. Другие отколбасив меня, превратили в фаталиста. Опять поразило несоответствие Московского проспекта остальному городу. Его фасад почти не тронули бури последнего времени. Конечно, если немного углубиться в сторону, там все вставало на свои места. Но, на самом проспекте не было даже трупов. Дома носили следы разрушений, но эти следы с первого взгляда заметить было очень не просто. Они не бросались в глаза. Если не вглядываться, Московский остался прежним, просто убрали потоки машин и людей. То, что местом обитания выбрал именно его, укладывается в схему. Здесь было несколько мест, с которыми связаны не самые неприятные воспоминания. Да и сейчас это едва ли не самое нормальное место в городе. Размышления прервала афиша: "Внимание розыск…" ну и далее по тексту. Подошел к ларьку, к которому была прилеплена бумаженция, поковырял угол ногтем. Старались на славу, фигу отдерешь. Плюнул, пошел дальше.

До железнодорожного моста через Московский проспект, рядом с почтамтом, было рукой подать. Какое-то движение, в тени, под мостом. Здесь любое движение было противоестественным, как в былые времена стоять в час пик на середине Невского, с закрытыми глазами.

Под мостом происходила размытая расстоянием возня. Не стал прятаться и не повернул обратно. Как шел, так и шел. Наверное, сказывалось, приходящее в себя после Алказельцера, похмелье. До моста оставалось метров пятьдесят. Другие. Двое. Что они делают?! На таком расстояние никак не мог разобрать. Словно танцевали, лишенный ритма танец, на одном месте. Еще была странность в этом танце, если это был танец. Они совершали резкие движения мордами к опоре моста. Когда подошел ближе понял, уроды не танцуют, а кого-то бьют ногами. Но вот кого? В этом мире у них был единственный враг, – я. И если они бьют не Юрия Юзовского, значит, пинают его возможного союзника. Кроме всего прочего, что за моду взяли заниматься на моей территории черт его знает чем!!! Может быть, воинственность объясняется окончательным освобождением от действия таблетки?! Аккуратно поставил мешок с медикаментами у столба. "Разберусь с уродами, заберу". Достал нож и по стеночке, тихонечко двинулся к мосту. Другие, увлеченные занятием, совершенно потеряли связь с реальностью. В моем лице. Оборзели!!! Из-под моста доносились удары по чему-то мягкому. Как ковер выбивают.

Прислонился спиной к главной опоре моста, несколько раз глубоко вздохнул, выскочил из-за укрытия.

Один из Других сразу среагировал на мое появление. Прыгнул, но попал на мой нож. Однако Другой успел вцепиться руками в горло. Я вздернул нож вверх и в сторону, что-то внутри у него затрещало. Хватка ослабла. Урод отшатнулся от меня, освобождая достаточно пространства для рубящего удара в голову. "С этим все!".

Второй скакнул, намериваясь ногой выбить нож. Я увернулся и отступил на пару шагов. Трудно драться с противником у которого нет глаз. Определить направление очередного удара невозможно. Убивать в спину гораздо легче. В этом пришлось убедиться очень скоро, когда второй удар ноги достиг цели, – моего живота. Живот и так был болен, а теперь вот еще и это! Ноги подкосились. Падая, инстинктивно закрыл глаза, чтобы ни видеть, как будут бить ногами по лицу. Глупость, конечно, лезть на рожон с похмелья. Совсем не то же самое, что драться пьяным.

Прошло мгновенье, третье. Уже стою на коленях, на земле, пытаюсь унять боль. А ударов все нет и нет. Потерял терпение и открыл глаза. Другой был в паре метров, но до меня ему не было никакого дела. Урод пытается оторвать от горла, какой-то большой, черный мешок. Крыса!!! Другому это удалось. Он отодрал крысу от глотки, со всего маху швырнул о каменную опору моста. Та со шлепком врезалась в стену, упала на асфальт не шевелясь.

Она дала мне возможность оправиться. А вот Другому не предоставила никаких шансов. Он стоял, качаясь, руками зажимал раненую шею. Видимо, раздумывал, как поступить! Я прервал размышления ударом ножа поперек лица. Черепная крышка, врать не буду, отлетела метра на четыре! Другой свалился, как старый дуб от урагана. Пару раз дернулся и умер. Я вытер нож и зачехлил его. Сколько новых навыков приобрел в этом мире?!!

Я подошел к крысе. Она рискуя собственной жизнью, спасала меня. Откуда она могла знать, о моем бессмертие?! Крыса совершила подвиг. Для меня, будь бой менее удачным, все осталось бы только в памяти. Тело излечит следы поражения.

Судя по всему, били ее достаточно долго и самозабвенно. Из последних сил она кинулась на Другого и убила его. Я просто помог упасть уже мертвому. Изо рта крысы, размером с приличного кота, сочилась очень яркая, алая кровь. Яркость была нестерпимой, кровь блестела на черной шкуре крысы. Шкура была мокрой от крови ее и Другого. Крыса лежала на боку, один глаз вытек. Длинный, сантиметров пятидесяти хвост, в нескольких местах сломан, лежит на земле, образуя зигзаг. Несмотря на все тяжелые повреждения, крыса еще дышит. Едва заметно, но дышит.

Большой любовью к животным никогда не болел. Мало того, часто раздражался от сладкого сюсюканья людей со своими любимыми питомцами. Сейчас из всех братьев меньших остались только крысы. Раньше их боялся, панически. Но все в этом мире изменилось. Смотрел на умирающую крысу, испытывая к ней жалость и сострадание. И еще удивление. Смог бы я так бороться с врагами, на последнем издыхании?! В голову пришла мысль облегчить страдания моего внезапного союзника, ударом ножа. Рука даже дернулась к застежке на чехле. Понял, что не смогу. Жалость пересилила и былой страх, и брезгливость к израненному существу.

Присел рядом на корточки. Она дернула головой и попыталась зашипеть. Вызрела решимость отнести в свое обиталище и попытаться выходить. Хотя ветеринар из меня тот еще. Представления о том как лечить больную израненную крысу не имел ни малейшего. Надо попытаться как-то успокоить. Не хватало еще, чтобы цапнула на последнем издыхании.

– Ну, все, все, успокойся. Я помогу. Сейчас возьму на руки, и мы перейдем в безопасное место.

Не скажу, что легко удалось перебороть отвращение и взять ее на руки. Если бы проявила, хоть какую-нибудь агрессию, просто оставил ее и пошел бы своей дорогой.

Был еще и корыстный интерес в милосердии. Если удастся вылечить и приручить, животина, в дальнейшем может очень пригодиться. Зачем? Ну, это пока смутно представляю. Где-то читал, крысы бывают очень преданными. Кроме всего последнее время, крыша у меня съезжать начала все отчетливей и отчетливей. Подобное разнообразие жизненных приоритетов не будет лишним. Все равно, как на курорт съездить, дабы излечиться от стресса. Да и совсем не обязательно, что она выживет. Если помрет, похороню со всеми воинскими почестями, как верного, боевого соратника.

Подобные доводы помогли взять крысу на руки. Она была тяжелая. Единственное, свидетельство того, что она жива, – тихое, прерывистое дыхание. Бережно нес на руках. Вскоре были уже дома.

Держа крысу одной рукой, второй сдернул покрывало с кровати и постелил в угол. На него очень аккуратно опустил крысу. Как лечить? Кровь изо рта и из носа, кажется, идти перестала. Дышала тяжело, но ровно. Надо раздобыть какой-либо еды. Из скудных познаний о крысах и мышах знал, что они едят сало, сыр, яйца, молоко. Сыр и сало не проблема, а вот что там с молоком?

Вышел из дома и направился к ближайшему магазину, повторяя про себя список продуктов. Как и предполагал сыр, сало, колбаса нашлись быстро. Яйца, были тухлыми. Те пять, что разбил и понюхал. Они напомнили о похмелье. Продолжать издеваться над обонянием не стал. Обойдется мой раненый союзник без яиц. Молоко тоже было все свернувшееся. Не прекратил поисков, но тщетно. В конце концов, надоело. Остановил выбор на сметане и кефире. Пора возвращаться. Роль брата милосердия захватывала меня все больше. Видимо, заботиться о ком-то в крови у людей. Даже таких ненормальных, как я. Ведь предметом моей заботы была раненая крыса. Размышления скоротали путь до временного пристанища. Там, очень хотелось надеяться, ждало и верило в мою помощь живое существо. Последний лестничный пролет преодолел бегом.

Когда вошел, крыса спала. Стараясь не шуметь, добрался до кухни. Выложил приобретения. Мелко порезал сыр и сало. Налил в блюдце кефира и слегка разбавил водой. Разложил на втором блюдце крысиные деликатесы. Отнес и поставил на пол рядом со спящей.

"Может, нужны какие-нибудь лекарства? И какие? Подойдут ли те, что в несметных количествах потребляло погибшее человечество?". Решил не рисковать и все пустить на самотек. Пусть идет, как идет. Если умрет, то не от голода и не от недостатка внимания с моей стороны. Выживет, в этом будет и моя заслуга. Будем надеяться, что она это отметит. Покурил. На середине сигареты тошнота вновь напомнила о том, что и сам я не вполне здоров. Было удивительным, что страдания крысы отодвинули на второй план мои собственные. Плотно перекусил. Особенно хорошо ложился кефир, просто на "Ура!!!". Вернулся в комнату. Крыса спала, не меняя положения, на боку. Пожал плечами и в очередной раз сказал себе: "Пусть идет, как идет". С этой мыслью упал на кровать. Отметил в блокнотике этот длинный, событийный день. Еще две палочки поставил на предпоследней страничке. Две смерти Других. Они закончили путь с моей и крысиной помощью. Засыпал долго. Но гору осилит идущий. Перетерпел бессонницу, уснул. 

Третье и двое в нем.

Проснулся от странных, чавкающих звуков. Первая реакция, – испуг. Потом вернулись воспоминания о событиях вчерашнего дня. Повернулся и открыл глаза. В углу сидела крыса и умывалась. Все приготовленное было съедено. Крыса вылизала шерсть. Она оказалась антрацитово-блестящей. Из всех последствий вчерашнего избиения на морде присутствовал, вернее, отсутствовал выбитый глаз. Но сил у нее было еще немного. Скоро опять легла. Смотрела на меня одним глазом. Показалось с интересом.

Поднялся с постели, почесываясь, пошел на кухню. Крыса проводила половинчатым взглядом. Приготовил еды и отнес крысе. Поставил новые блюдца. Она не отреагировала.

Вышел из квартиры и поднялся наверх. В туалет приходилось, из-за отсутствия воды, ходить в другие квартиры. Иногда, казалось, что загадил половину офисов и квартир Московского проспекта. Жизнь, есть жизнь, с прошлым миром сорвало и унесло остатки интеллигентской шелухи. Не так уж медленно, но все более верно превращался в дикого, кровожадного дикаря. Попытки обрести место в жизни, тем более желание отыскать смысл, этой самой жизни я вначале отложил напотом. Теперь подобные вопросы, почти не беспокоили меня. Единственной целью жизни стало грохнуть Малах Га-Мавета и посмотреть, что будет дальше.

Закончив дела, вернулся в квартиру. Решил позавтракать. Устроился напротив крысы. Та смотрела на меня, не меняя положения. Появилась, по крайней мере, возможность обоснованно говорить в слух.

– Ну что, подруга? Или друг? – С набитым ртом начал диалог. Как же у них определяют пол? Не под хвост же заглядывать? Не к столу будет подумано!

– Ладно, какая разница, какого ты пола. Спать с тобой не собираюсь. Я гетеросексуал, был, по крайней мере, прежде. Даже если ни чего не изменилось в моей ориентации и если ты по счастливому стечению обстоятельств окажешься женского рода. Так что интимных отношений у нас не будет. Предлагаю тебе искреннюю мужскую дружбу.

Крыса вполне осмысленно таращилась.

– Итак, меня зовут Юрий Юзовский. Для тебя просто Юра, ну, а ты… назовем тебя лишенным половой принадлежности именем, например, – Шура. У тебя, ведь, в отдаленной родне была, кажется, какая-то Шушера? Поэтому сокращенно у меня будешь Шурой. Или Шурой, был такой певец беззубый, песни мне его нравились. У тебя ведь тоже зубов после вчерашнего не хватает? Не знаю, как тебе, а мне, кажется, что это имя очень подходит. А то все крыса, крыса… Очень приятно познакомиться! Ладно, ты пока здесь полежи, сил набирайся, выздоравливай. А мне надо прошвырнуться по делам.

Крыса или Шура не возражала. Поточил нож и собрался на охоту. В дверях из комнаты обернулся и совершенно искренне сказал:

– Шура! Только не уходи никуда. Дождись меня, пожалуйста! Лады?!

Что-то в выражение одноглазой морды сказало, что она поняла. Или мою крышу продолжало сносить в пропасть?

Сегодня решил подобраться поближе к резиденции Пыльного Ангела. В самом деле, хватит искать поводы для того, чтобы откладывать встречу. Может, каждый этот повод придуман не мной, а подпихнут все тем же Демоном. Пора, так же выяснить, кто такой Атман и существует ли он вообще. Если допустить, что он существует, а я допускаю именно такую возможность, кто-то шептал мне на ухо перед смертью Наташи. Голос не принадлежал ни одному из Демонов. Он был страшно знакомый, но никак не могу вспомнить, кому он принадлежит. Тасовал перед своим умом всех прошлых знакомых, но голос не принадлежал ни одному из них. Все равно, он был из той, прошлой жизни.

Существует, конечно, возможность того, что Атман плод нашей с Малах Га-Маветом коллективной фантазии. Для двух таких параноиков, как мы придумать безумного бога, что высморкаться. В этом мире теоретические выкладки не приносят результата. Ни одна не попала в цель. Данный мир можно познать только с помощью ощущений. Наверное, как и любой другой из возможно существующих. Я направился, на этот раз очень осторожно, через ощущения познавать вселенную.

Показались Московские Ворота. Сегодня обычной суеты вокруг не было. Может, у Других еще не начался рабочий день. Повернул в сторону Лиговского проспекта. До железнодорожного моста дошел без приключений. Только собрался пройти под ним, увидел, что навстречу, по дороге едут несколько Мерседесов. Кинулся наверх. На мост. Едва успел влететь на насыпь, как три машины выскочили из-под него и понеслись в сторону Московского проспекта.

Быстро опустился, хотя думаю, под таким углом увидеть не смогут. Машины скрылись из глаз.

Закурил, пытаясь успокоить нервную дрожь и сердцебиение. Какая-то глупая, идиотская игра! Совершенно не знаю ее правил и не представляю, как себя вести! То ли прятаться, то ли игнорировать Других, как это почти всегда делают они. После смерти Наташи вся моя жизнь сложена из подобных кубиков противоречий. Порой это бесило больше всего. Даже больше неопределенности конца, если он вообще возможен!

Спустился с насыпи, докуривая. Решил чрезмерно не рисковать. Другие это Другие, а Демоны шутить не будут. Мизинцем могут создать запредельную боль в моем теле. Не буду сворачивать на Расстанную, сяду на противоположной стороне Лиговки и понаблюдаю в бинокль за передвижениями фигуранта. Завтра залягу, где ни будь на Волковом кладбище и понаблюдаю за Домом с той стороны. Благо надыбаный бинокль был настоящим цейсовским творением. Опрометью перебежал Лиговский проспект и, как кенгуру запрыгнул в разбитое окно дома. Здание стояло по диагонали к Расстанной улицы. Из окон прекрасно просматривался поворот к резиденции Верховного Демона.

Комната маленькая. Выход из нее вел в темный длинный коридор. Типичная Лиговская коммуналка, небось, и ванна на кухне стоит. Странно, почему Пыльный Ангел выбрал для своего обиталища именно этот район города?

Здесь, рядом на территории, так называемой Волкуши, раньше, когда я еще был дитем, жил мой двоюродный брат. Долгое время, пока он с семьей не переехал в Купчино, я проводил здесь субботы и воскресенья. Мне нравилось эти места. Он жил в старом деревянном двухэтажном доме. Окна выходили в тенистый тополиный сквер, на одной стороне, а с другой, на тогда, вечно живую, железную дорогу. По детски любил странное несоответствие. Эту деревню посреди города. Часто наши отцы водили нас в кафешки и столовки, расположенные на Лиговке, но она мне не нравилась. Была слишком городской, оживленной и переполненной большими людьми. Не терпелось вернуться обратно, под тень тополей, к рыжему песку в песочнице и гуляющему эхом шуму железной дороги.

Став взрослее, уже учась в университете, думал, что, именно, Лиговский район является подлинным центром города, его настоящей душой. Да, здесь пряталась его душа. Она часто пугала, своей пустотой и непостижимостью. Не любил город, но не мог жить без него. Боялся познать и узнать все тайны и мрачные загадки каменного упыря. Лиговка была как раз тем самым отстойником, в котором город бережно хранил страшные секреты. Может, поэтому Пыльный Ангел сделал Лиговку своей резиденцией, а я не ошибался на ее счет?! Здесь было сердце города. Душа его, наконец, обрела подходящее и достойное страшно-черное тело.

На Расстанной было тихо, ни машин, ни демонов, ни безмордых. Тишь, гладь, божья срань. Утомился смотреть в неподвижную пустоту, максимально приближенную окулярами бинокля. Переместил вправо, сразу увидел приближающиеся Мерседесы. Головной черный, два других серые. Лобовое стекло первого затонированно. Увидеть, кто сидел в машине не мог. Посмотрев мгновение, пригнулся под широким подоконником. Досчитал до девяноста девяти. Выглянул. Машины, естественно, уехали. Но куда ездили? Судя по времени, отсутствие было коротким. А что если твари добрались до Шуры?!! Они получают удовольствие, отбирая тех, к кому я привязываюсь!!! Шура, хотя времени прошло не много, успела стать частью моей убогой жизни. Я боялся, уже боялся, – допустить мысль о том, что потеряю крысу, то есть Шуру! Где-то глубоко мерзким комочком вонючей слизи родился гаденький полу вопрос, полу утверждение: "Наташку променял на крысу?!". Растоптал с брызгами этот комок. Хорошо это или плохо, но я отношусь к Шуре, как к другу. Не могу спокойно переносить мысль о том, что с ней может случиться плохое.

Выбрался из дома и скачками понесся к Московскому проспекту. Раздавленные капли опять собрались в утверждение: "Все друзья или те, кого ты считал таковыми, плохо кончили…" Бежал до тех пор, пока перестало хватать воздуха всей планеты, что бы дышать. Немного передохнул. На Московский выбирался, скользя спиной по стенкам домов. Меры предосторожности были излишними. У Других был выходной. Дальше шел быстрым шагом, не прячась. Добежал до берлоги и, выдирая налитые свинцом ноги из ступеней, мигом взлетел на второй этаж. Ворвался в комнату. Первый взгляд в угол. Покрывало неопрятной кучей лежало, но Шуры на месте не было. Миски пусты. "Значит, эти твари действительно приезжали за ней!" Отчаянье обессилило. Сел на постель, закурил. Вслух сказал:

– Завтра пойду, открыто к Малах Га-Мавету и попробую убить!

Дверь в комнату скрипнула, молниеносно перенес руку к ножу. Дверь отворилась еще шире. В образовавшуюся щель протиснулась симпатичная, одноглазая морда!

– Шура!!! – Заорал, не помня себя от радости, кинулся к ней. В первый момент хотел расцеловать крысиную физиономию. Потом, просто опустился рядом, на колени и аккуратно положил ладонь на ее голову. Шура не проявляла недовольства. Замерла. Гладил ее по голове, заканчивая движение на холке.

– Просил же тебя не уходить! Напугала, дурочка. Где была-то, глупындра? – Прошло отчаянье, утихла радость. Полностью успокоился.

– Куда лазала? – Поднялся, она развернулась, и хромая потрусила впереди. Немного отбежав, остановилась и обернулась, словно приглашая следовать за собой. Пожал плечами, пошел следом. Шура ковыляла впереди. Оказались во второй комнате, которой ни когда не пользовался. Шура пошла в дальний угол. Проследил движение взглядом. Она остановилась рядом с довольно приличной кучей дерьма. Смех разобрал, давно очень давно не смеялся. Отвыкшие мышцы лица с трудом вспоминали, как это делать.

– Показала куда ходила?! Ну, умница. Конечно, не желательно, что бы ты делала свои дела в доме, в котором живем. Я пользуюсь другими квартирами. Ладно, пока, не здорова, тебе прощается. А потом подальше куда-нибудь… Поняла?

Не знаю, поняла она или нет, но направилась вон из комнаты только после того, как замолчал. Дерьмо сгреб картоном и выбросил в окно. Шура вышла из комнаты. Я потопал следом.

– Эй, Шура, куда направляешься? – Ходила она еще медленно. Мне не составило труда догнать у входа на кухню. Еще раз удивился и умилился. Начинаю понимать истоки той любви, которую люди питали к домашним животным.

– Кушать хочешь, умница моя?! И вправду пора.

Приготовил, то есть нарезал еды ей и себе. С аппетитом поели. Вернулись в спальню. Она свернулась клубком на своем месте. Я лежал в постели и курил. Дремота начала давить пальцами на веки. Не сопротивлялся. Засыпая, почувствовал рядом какое-то шевеление. Но сон сильнее любопытства.

Спал недолго, проснулся оттого, что кто-то заворочался под боком. Шура. Открыл глаза и с интересом посмотрел на соседку. Наплевала на мое заявление по поводу того, что спать с ней не собираюсь. Ну, это-то ладно, главное, чтобы ни пошла дальше в своем наплевательском отношении к зоофилии, как сексуальному извращению. Гипотетическая перспектива половой жизни с крысой, пусть даже с Шурой, опять ни на шутку развеселила. Тихонько хихикая, что бы ни разбудить подружку, осторожно погладил по голове. Она сморщила нос…

Два и два. Четыре, а в конце и пятый.

Может, надо надеть на нее ошейник и поводок? Получилась бы крыска-лариска. Но представить разгуливающим по Московскому проспекту с огромной крысой на поводке, выше моих сил. Да и потом мы же с ней друзья, а разве на друзей, даже если у них острые зубы человек станет надевать намордник? Нет! Вот то-то и оно.… Да и Шура навряд ли на это согласится. Она совсем оклемалась. Шерсть стала гладкой и блестящей. Торопливо сновала несмотря на размеры взад и вперед. Ни секунды покоя! Не переставая удивлять меня своей сообразительностью. Туалетом пользовалась в местах мне не ведомых. В нашей норе не мусорила. Была чистоплотна и аккуратна. Не в пример некоторым. Глядя на нее, тоже заразился идеей личной гигиены. Тщательно побрился. Обтер тело влажным полотенцем. До блеска надраил зубы. И вправду, самочувствие и настроение улучшилось. Мало того зарядился энтузиазмом и принялся наводить порядок в квартире, которую про себя иначе, чем норой не называл. Твердо решил не отставать в вопросах чистоты и порядка от четвероногого друга. Шура не принимала участия в мероприятии, именуемом мной, гениальной уборкой. Но ни на шаг не отставала, с блескучим любопытством наблюдая за моими действиями одним глазком.

Я не знал, сколько пробудем в этой норе, но жить, как свинья было неловко. Закончив моцион, наладился сходить в магазин. Шура увязалась следом. Вначале замирало сердце, когда она исчезала в подворотнях, подъездах, переулках. Но подруга всегда непременно возвращалась. Успокоился и относился теперь к временным исчезновениям с пониманием.

Шура особенно помогла в выборе продуктов. Безошибочно определяла негодные, и под чутким её руководством смог значительно разнообразить рацион. Шура вела себя как дружелюбная собака, убегала, возвращалась, тыкалась в ногу, мол, все в порядке, я здесь, как дела? С каждой минутой все больше и больше привязывался к ней. Очень боялся, что рано или поздно бросит меня и вернется к соплеменникам.

Можно сказать, что по-прежнему был одинок. Но одиночество, это ощущение того, что весь мир замкнут на тебе. Когда кольцо разомкнуто, в него втиснут еще кто-то, пускай даже большая одноглазая крыса, одиночеством это состояние назвать трудно. Она отвлекала меня от гнетущих мыслей. Заставляла думать о ее персоне. Это радовало. День выдался суетный, какой-то, по настроению, предпраздничный. Все благодаря Шуре. Я никого не убил сегодня. Не знаю, можно ли сочетать любовь и хладнокровное убийство. Трудно. Сегодня не думал о войне. Мысли, весело шурша, бегали вслед за Шурой.

Поужинав, решил сразу лечь спать. Завтра, с утра отправиться на Волковское кладбище и понаблюдать за Домом с другой стороны.

Шура привычно запрыгнула на кровать, и немного повозившись, свернулась клубком под боком. Живое тепло шедшее от тела, проникало в меня. Я испытал, что-то близкое к эмоциональному оргазму. Это можно назвать сиюминутным счастьем. Счастьем на один вздох. Спустя мгновение все во мне стало естественным и нормальным.

Разбудила Шура. Положив на лицо кусок сыра. Понятно без пояснений. Время завтрака. Не хотела есть одна, и приглашала разделить трапезу. Забавная все– таки животина.

– Шура, нам предстоит прожить непростой день. Сегодня идем следить за Малах Га-Маветом. Знаешь кто это? Нет. А вот я очень близко знаком с этой тварью. Цель у нас с тобой одна. Думаю, к Другим ты особого расположения не питаешь. Но Другие, это пальцы, а башка, Малах Га-Мавет. Если удастся нам отгрызть эту башку, то может и простится мне все. Ты то у нас безгрешна. Сделок с Дьяволом не заключала в отличие от некоторых.

Шура сидела, внимательно слушала. Все больше убеждаюсь, что она если не понимает буквально, что говорю, то уж, как минимум, чувствует, о чем речь. Наша встреча была судьбоносной, не побоюсь этого слова. Шура себя еще покажет.

Сборы не заняли много времени. Фонарь, веревка, бензин, бинокль, вода, бутерброды. Вроде все.

– Что, пошли?! – Сказал, поднимаясь с кровати и закидывая рюкзак за спину. Шура продефилировала к выходу. Переполненный решимостью вышел следом. Она ждала на улице.

– Слушай. Нам надо пробраться на Волковское кладбище. Ты, пожалуйста, особо далеко не отбегай. Мало ли, что…

Она побежала вперед. Решил идти как всегда, до моста после Витебского, а там по железке обойти и выйти на кладбище. Когда обычным порядком перешли Московский проспект, Шура свернула на какую-то улочку и, не оглядываясь, почесала вперед.

– Шура, куда ты?! Шура, вернись! – Без толку.

– Вот, дура!

Трусцой припустил следом. Все планы ломает!

Она ждала в конце переулка. Подбежал к ней с явным желанием распечь, но только успел открыть рот, чтобы прочитать гневную нотацию, как она боком подскочила и осторожно, медленно взяла зубами за штанину. Начала пятиться, пытаясь сдвинуть с места в задаваемом направление. Потом отпустила, несколько раз негромко, но мне показалось, требовательно пискнула. Развернулась, сделала несколько шагов в том направлении, в котором только, что пыталась тащить меня. Вновь обернулась. Тут не надо быть академиком Павловым, чтобы понять, что она хотела. И хотя я не Павлов и тем более не академик, не доверять крысиному чутью у меня оснований не было. Времени в запасе было много, почему бы благородному дону ни прогуляться вслед за одноглазой крысой?! Шура была нетерпелива, ее видимо, поражали замедленные мыслительные процессы в моей голове. Попискивала и кружилась на месте, пытаясь поймать свой хвост.

– Понял, понял, успокойся. Хочешь, что бы пошел за тобой?! Нет проблем! Веди…

Сделал ей приглашающий жест рукой.

Она бежала теперь, ровно в трех метрах впереди. Время от времени оглядывалась, проверяя, иду ли за ней. В таких случаях подмигивал и говорил:

– Здесь я, здесь. Знай себе беги.

Никогда не был в этих местах. Они производили тягостное, даже в изменившемся городе, впечатление. Настоящие трущобы, но таких местечек в Питере более чем достаточно. Все похожи друг на друга. Такие мог создавать только безумный бог. Но тогда его не было, тогда чьи же это творения?!

Шура двигалась целеустремленно, я старался не отставать. Удивление все возрастало. Казалось, она торопилась и торопила меня, словно, опаздывали на какую то важную встречу.

Вдруг, замерла, как вкопанная. Я тоже резко затормозил, выхватил нож и тревожно заозирался, пытаясь обнаружить источник угрозы. Но никого не было видно. Мы стояли в центре неухоженного двора, как на ладони. Опасность могла таиться в любом из темных окон, за любой открытой дверью. Внимательно взглянул на одноглазого проводника. Она не выглядела настороженной, задумчиво принюхивалась к воздуху. Это успокаивающе подействовало и на меня. Шура, неожиданно припустила вперед. Она задала такой темп, что я не мог догнать даже бегом, на полной скорости. Единственное, что было в моих силах, стараться не выпускать ее из виду.

Проскочили двор и пробежали между двумя двухэтажными, неказистыми домами. Выскочили на широкую автостраду. Крыса уже плавно колыхалась метрах в пятидесяти впереди. Через дорогу в двухстах метрах стояли блочные многоэтажки. Шура без признаков усталости неслась к ним. Я бежать больше не мог, перешел на скорый шаг. Она исчезла из поля зрения. Странно, но меня это не обеспокоило. Шел в том направление, куда побежала моя крыса. Казалось, что она будет ждать у этих многоэтажек. Но обманулся в своих ожиданиях. Когда подошел к домам, Шуры не было. Остановился, чтобы перевести дух. Научиться бы, переводить дыхание без сигареты! Закурил. Стоял и размышлял о том, что предпринимать дальше. "Искать Шуру, не обладая ни ее чутьем, ни другими способностями следопыта. Значит, остается второе. Все это время мы двигались, примерно, в направление Волкуши, значит, могу осуществить план по поводу Малах Га-Мавета. Докурив, направился в избранном направление. Пока оно пролегало по остывающим следам Шуры.

В центре микрорайона стоял Детский садик. Он был огорожен низкой, зеленой оградой. Одним прыжком перескочил ее. Пошел по тротуару вокруг двухэтажного здания.

За углом стояла одноглазая подруга, но она была не одна. Морда к морде моей, еще две крысы. Они были больше Шуры, и цвет их шкуры был неопрятно грязно-буро-серого цвета. Впечатление, – крысы, что-то бесшумно, но весьма темпераментно и увлеченно обсуждают. Наверное, поэтому на меня они сразу внимания не обратили. Когда это произошло, Шура оторвалась от товарок, подбежала, потерлась о внешнюю сторону ноги, протекла между ними и неторопливо, с достоинством вернулась к прерванному переговорному процессу. Мне казалось, что мой лимит удивления давно исчерпан, но открылись тайные запасы, и этих запасов был целый океан. Этому способствовал шустрый крысиный народ.

Потеревшись носами друг о друга все трое плавно повернулись ко мне. Шура, а за ней и другие направились в мою сторону. Не скажу, что испугался, однако, чувствовал себя несколько дискомфортно. Что бы скрыть волнение, закурил. Крысы никак не отреагировали, ни на огонек зажигалки, ни на табачный дым. Шура стояла чуть в стороне от меня и от своих соплеменников. Одна из крыс приблизилась и остановилась принюхиваясь. Голова задралась вверх, смог по достоинству оценить ее резцы. Такой пастью можно было легко выдрать мне икру из ноги. Крыса пристально смотрела в лицо. Я поперхнулся дымом. Из последних сил старался сохранить беспечность. Воспитанность заставила отвести глаза и сказать:

– Добрый день. Рад нашей встрече! Как дела?

Крыса не ответила, вместо этого она подошла совсем близко и потерлась о мою ногу боком. В холке она достигала колена. Это при моих-то ста восьмидесяти шести сантиметрах живого роста! "Хорошо бы, что бы разумность новых четвероногих друзей не простиралась до того, что бы пометить меня мочой или еще чем-нибудь…" – подумал я, но улыбнулся. Крыса отошла, уступив место второй. Та проделала точно такой же ритуал. Я тоже поздоровался вслух. Кажется, что процедура знакомства состоялась.

Шура подошла и села рядом. Я подумал, что она пришла прощаться, а потом уйдет вместе со своими сородичами. Ее подруги подняли головы и еще раз пристально посмотрели на меня. После чего развернулись, и не спеша, друг за другом потрусили прочь. Шура осталась. Подождав пока я докурю и выброшу окурок, она вновь потерлась о мою ногу, и побежала вперед. С огромным облегчением двинулся следом. Теперь уже не сомневаюсь, Шура ведет своими крысиными тропами на Волковское кладбище.

Крысиные пути оказались короче людских дорог. Удалось сориентироваться только один раз, когда перебирались через железную дорогу. Шура точно вывела к кладбищу. Она же выбрала совершенно безукоризненное, с точки зрения тайного наблюдения за объектом, место. Развалины Дома, как на ладони. Само место наблюдения располагалось за косматыми кустами перед оградой. Я смотрел на резиденцию Пыльного Ангела сквозь маленькую прореху в густых, переплетенных ветках кустарника. Идеальная позиция, жаль, что нет винтовки, даже без оптического прицела. Повернулся к Шуре.

– Золотко, и слов нет! Сам бы лучшего не подобрал. Спасибо, подруга. Сейчас покушай, а я буду вести наблюдение. Достал и развернул бутерброды с сыром. Поудобнее примостился на мраморной раковине могилы, прильнул к окулярам.

Перед Домом стояло несколько Мерседесов. На капоте первого сидел Другой, в позе лотоса. Все время, которое смотрел на него, он даже не пошевелился. Оглянулся на Шуру. Она или доев, или прихватив бутерброды, уже куда-то смылась по своим делам. В настоящее время, после всех событий, которые произошли, был полностью за нее спокоен. Большее беспокойство вызывала собственная судьба. "Хрен его знает, но на Шуру, кажется, можно положиться. Она в случае чего предупредит о возможной опасности". С этой мыслью вновь приник к биноклю.

– Малах Га-Мавета пасешь?! Его сейчас здесь нет. Он временно по делам убыл, – услышал до жути знакомый голос за спиной.

 

Глава 3. А вот и он…

Один, но не одинок.

Язык во рту превратился в огромную, кислую жабу. Он наползал на зубы, и я не мог не закусить его. Жаба приобрела вкус крови.

Медленно положил бинокль на землю. Еще медленнее обернулся.

За спиной, на могильном гранитном монументе сидел я. Я поднялся во весь рост. Он спрыгнул с камня и приветливо помахал рукой. Мы молча рассматривали друг друга. Он был полной копией меня, казалось, что передо мной стоит невидимое зеркало, способное отражать меня во всем моем богатстве и разнообразии. Разница между мной и моим отражением заключалось в том, что он улыбался, а я нет.

– Кто ты?! – Прохрипел я.

– Я это ты.

– Ерунда! Я это я, а ты еще одно дьявольское наваждение Малах Га-Мавета или Атмана.

– Ладно, чтобы ты окончательно не сбрендил я – Атман. Здешний Бог, единственный и неповторимый.

С большим трудом переваривал полученную информацию, пытаясь сопоставить с тем, что было перед глазами.

– А почему ты принял мой облик?

– Мне так захотелось. Внешне я вылитый ты. А вот внутри, здесь надо покопаться… Знаешь, давай перейдем в более удобное место. Вдруг этой рухляди, Малах Га-Мавету взбредет в голову вернуться. Он и так все чаще стал впадать в старческий маразм, а если увидит двух Юриев Юзовских, окончательно рассудок утратит.

Больше не слова ни говоря, он развернулся и направился в глубь кладбища. Ничего не оставалось делать, как направиться следом. Я взвешивал шансы. "Если это тот самый Атман, мне выдался, как раз тот случай, для того, чтобы все закончить и определить. Не хочу ответов на вопросы. Не хочу разговора с ним. Единственное, что хочется, вспороть ножом идущее впереди нечто".

Вытянул нож из ножен и бесшумно ускорил шаг. Настигнув его, уверенно идущего по центральной аллее, вскинул нож и резко опустил на плечо Атмана. Нож рассек пустоту и выскочил из неощутимой ягодицы. То, что шло передо мной, было всего лишь ярко раскрашенным воздухом. Не оборачиваясь, воздух сказал:

– А вот этого делать не надо. Я не материален в том виде, в каком ощутим весь мир. Кроме этого, ты сам не в состоянии причинить мне какой-либо вред. Так что хочется надеяться на то, что дальнейший наш путь и последующая беседа не будут больше омрачены подобными инцидентами…

Я покорно плелся за ним, сжимая в правой руке бесполезный нож. В этот момент думал о Шуре: "Где она? Почему не предупредила, а просто сбежала?!" В очередной раз пришлось покориться судьбе и пытаться оправдать себя, тоже уже не в первый раз вопросом: "А что я мог сделать?!".

Атман идущий в трех метрах впереди, свернул направо и пошел по узкой тропинке, между монументальными, надгробными памятниками. Повернул еще раз, и мы оказались у большого, черного склепа. Он, не оглядываясь, пригнулся и спустился вниз. Я остановился у входа, не решаясь войти. Атман не дал времени подумать, голова показалась из темного проема. Он сказал:

– Ты только не убегай. Нам есть, о чем поговорить. Заходи не чинясь. Сядем, как говорилось, рядком, да поговорим ладком…

Голова опять скрылась в темноте. Я последовал за ним, недоумевая по поводу собственной наивности. Чтобы пройти вниз, пришлось низко согнуться.

– У тебя есть огонь? – Спросили из холодной глубины. Я вытащил Зиппо и зажег огонь. Все, довольно большое пространство склепа занимали три саркофага. Атман пальцем указал на левый, на котором стояли свечи, в причудливых медных подсвечниках и попросил:

– Зажги, пожалуйста.

Я выполнил просьбу. Склеп неровно осветился. Потолок был высоким, от него до моей головы оставалось еще полметра. Тем временем Атман с ногами забрался на средний постамент и сделал вид, что похлопал по мрамору рядом с собой. Я проигнорировал жест и устроился на каменной плите напротив. Атман ухмыльнулся:

– Если позволишь, начну без вступлений?

– Не позволю, – буркнул я.

– Хорошо, тогда с вступлением. Я Атман – Бог. Все, что сотворено в этом мире, сделано мной. Ты неотъемлемая часть созданного мира. Тебя устраивает подобное вступление?

– Нет, не устраивает.

– Тем не менее, позволь сделать предложение? Если примешь его, то для тебя и так все станет ясно. Если не примешь, то любые объяснения бесполезны. Будешь слушать? Да или нет?!

Я сидел и делал вид, что глубоко задумался над словами. На самом деле анализировал свое спокойствие. Напротив сидит существо, пусть эфемерное, но впрямую ответственное за все то, что произошло с миром. А мне нестрашно, совершенно не боюсь. Никаких эмоций и впечатлений. Вспоминал первую встречу с Пыльным Ангелом, сравнивал с этой. Демон, подручный безумного бога производил более внушительное впечатление, чем сам Безумный Бог. Пыльный Ангел страшил больше, чем самый главный в этом мире.

– Ну, так, что надумал? – Прервал Бог мои размышления.

– А, если скажу, – нет?

Он засмеялся, и я понял, почему голос казался недостижимо знакомым. Он говорил моим голосом, записанным на магнитофон. Когда сделал это открытие, он уже отсмеялся.

– На твоем месте задал бы такой же вопрос. Так вот, если нет, то нет. Я просто исчезну, а ты дальше пойдешь своим путем. Что ты собирался сделать? Грохнуть Малах Га-Мавета? Пожалуйста! Мало того, в знак своей доброй воли и для того, чтобы показать, что последнее решение все равно за тобой, скажу: Пыльного Ангела, ножом не убьешь. А вот, скажем, застрелить его из пистолета, проще простого. Видишь, сдаю самого верного слугу. Честно говоря, он мне и самому порядком надоел, доисторической тягой к интриганству.

Я верил ему, он не врал. Голос правдив. Я могу отличить по интонациям собственного голоса, когда говорю правду, а когда вру. Но во всем этом есть маленькая закавыка. Он сдал Демона, а где в этом мире взять пистолет? Разве, что Шуру попросить. А, кстати, где она? Он продолжил.

– Далее, я ведь пока прошу просто выслушать предложение, а не принимать его. Получишь информацию, подумаешь, и дашь свой ответ. Бесперспективное, скучное – нет, либо веселое и интересное – да.

– Я согласен. Выкладывай предложение.

– Ну, вот и ладушки. Когда закончу, прошу, сразу не отвечай, подумай немного. К сожалению вечности, в запасе уже нет. Взвесь все за и против. А потом уже и дашь обстоятельный ответ. У тебя нет сигареты?

– А зачем, ты же бестелесный?

– В этом то вся и проблема! Пусть с ней, с сигаретой. Мало того, что я бестелесный Бог, но я не в состоянии не создать себе тело ни влезть в чье-нибудь. Представь, каково – быть богом и не иметь возможности чувственного наслаждения положением. Даже убогие, греческие Боги могли спариваться, наслаждаться смертью врага убитого собственноручно. Есть, пить нектар и так далее! Я создал себя бестелесным. Ошибся, ибо всегда считал плоть оковами. Боги, они ведь не святые, тоже иногда ошибаются. В мелочах. Но эти мелочи в состоянии вывести из себя!!! Хотя мне-то и выходить не из чего. В общем, положение мое не завидное. Не буду скрывать от тебя. Твое тело, как нельзя лучше подходит для меня. Поэтому я и принял твой внешний облик, так сказать, намекнул.

Ну, а теперь к сути моего предложения. Я объединяюсь с тобой, фигурально выражаясь, под одной крышей. Мы не будем смешивать наши сущности. Но! Я вместе с твоим телом получаю то, чего не хватает мне – чувственные ощущения. Ты получаешь гораздо больше! Во-первых, ответы на все интересующие вопросы! Второе, – возможности Бога, мои возможности!!! А это, ты успел убедиться, немало. Что еще очень важно, в эти возможности входит, дарить жизнь и возрождать ее! Понимаешь, о чем говорю?!! О Наташе!!! Юра, ты сможешь вернуть ее такой, какой захочешь, с любыми изменениями или без оных! Не хочу тебя пугать. Наш тандем будет носить форму легкого раздвоения личности. Этакой вялотекущей шизофрении. Одна половина никогда не узнает, чем занимается другая. Я буду пользоваться твоим телом тогда, когда тебе оно не будет нужным. К примеру, тогда, когда будешь спать. Мало того, не буду мешать твоей деятельности в качестве бога. Все, что сотворишь, будет неприкосновенным и священным. Хочешь, создавай свой культ, полностью антагонистичный моему. Пожалуйста. Будем своего рода двуликим Янусом. Одна половина хорошая, другая плохая. Плюс ко всему, сможем возродить тот мир, который был до провала, во всем его великолепии и мерзости. В нем тоже останемся богами. Будем управлять душами и телами людей! Если хочешь, создадим, что-то новое, совсем другое. Мы можем попытаться исчерпать запасы нашего воображения. Или объединимся, возродим людей и будем упиваться властью. Никем не ограниченной, кроме нас двоих. Все, что захочешь! Все возможности неисчерпаемы, но мы можем сделать такую попытку.

Он замолчал. Улыбка больше не появлялась на лице. Ждал. Ждал моего ответа. И ожидание было напряженным.

– Что-то все уж больно гладко у тебя. Настолько все это сладко, что таких вкусностей на свете не бывает. Это, как МММ – в свое время было. Складывается впечатление, совсем, как в том анекдоте про нового русского и Сатану, что ты в чем-то пытаешься меня, мягко скажем, из уважения к твоей божественной сути, объе… обмануть.

– Я же просил подумать молча над предложением! Послушай, это сделка! Если подпишешься, то мы в твоем теле окажемся в равном положении. Подумай! Зачем мне тебя обманывать?! Это важно для меня, так же как и для тебя! Это честный договор. Чтобы доказать искренность открою еще один секрет. Я могу влезть в твое тело без принципиального согласия хозяина. Уничтожу твою сущность и обоснуюсь вместо нее, как хозяин. Но это неинтересно. Я хочу единения не только с телом, но и с твоей душой! Хочу изменений, а перемены возможны только совместными усилиями.

– Как бы то ни было, словами пустоты не заполнить! Ты, Атман, можешь плести, что угодно, но это не значит, что всему нужно верить.

– В который раз повторяю! Я не требую сиюминутных решений! Думай, пережевывай, а через некоторое время я появлюсь, и расставим все акценты. Когда будешь готов дать ответ, просто позови меня. Не хочу торопить, но предложение настолько лестно и такой товар долго не хранится. Я ведь могу найти и другие возможности для реализации желаний. Не хотелось бы заканчивать на угрожающих нотах. Юра, подумай, и реши чего ты хочешь. Мне пора. Тем более что сюда ползет твоя одноглазая подруга. Терпеть не могу грызунов! Странно, что в тебе всегда находили женщины? Вот и эта, теперь жить без тебя не может. Удивительно, но она тоже самка. Дело, видимо, в источаемых тобой фермонах. Ну, ладно, пока! Подумай!!!

Он просто исчез, сразу, весь. Мгновенно. Даже воздух не покачнулся, только свечи погасли, словно в склепе разом не стало кислорода. Я еще посидел в темноте. С его исчезновением, в голову вернулся его монолог и с самого начала стал прокручиваться, как грампластинка. Ни как не получалось выпихнуть голос из головы. Не помогла даже таблица умножения. Слова Атмана наползали на нее и полностью поглощали.

Все еще повторяя про себя, слово в слово, речь Безумного Бога, на ощупь двинулся к выходу. Глаза успевшие привыкнуть к темноте, пришлось зажмурить. Вечный сумрак дня оказался слишком ярким. Когда зрение нормализовалось, увидел шагах в пяти от выхода Шуру. Она сидела и чистила передними лапами морду.

– Привет. – Сказал и двинулся к ней, желая погладить подругу по голове. Она почему-то отскочила в сторону.

– Эй, эй, эй! Я это, я! И еще ничего не решил! Нет смысла относиться ко мне, как к враждебному богу. – Шура принюхалась и вероятно поверила. Но, какое-то напряжение в наших отношениях осталось. Склонен был списать это на разговор с Атманом. Как бы сам отнесся к ней, увидев мило беседующую с безумным богом?! Да, так же, как и она сейчас относится ко мне. С офигенным недоверием.

Я и, правда, еще ничего не решил. Хотя предложение бога, будь оно правдой, выглядит более чем заманчивым.

Двое.

Возвращаться домой не было сил. Мозг, как раком пораженный, искал возможности все спокойно обдумать. Решил вернуться к местам детства. До них идти было гораздо ближе, и казалось, что там буду более уверен в себе и смогу над всем этим здраво поразмыслить.

Шура плелась сзади. Теперь уже я оглядывался и смотрел, не отстает ли она. Если может быть у крысы выражение физиономии сметенным и растерянным, то у моей было, именно, такое. Не знаю, что у нее ворочалось в голове, но уж точно это было безрадостным. Ее отношение к Атману было очевидным, – она его боялась и ненавидела. Мои чувства к нему были менее однозначными. Конечно, понимаю, что он соблазняет меня. Предложение было очень сладким, для того, что бы отказаться от него. Что и говорить, никто в той, прошлой моей жизни не подходил ко мне на улице и не предлагал миллиард долларов. И все это за легкое психическое расстройство. Но миллиардер может позволить себе некоторую экстравагантность. А вот может ли Бог позволить вялотекущую шизофрению? Жизненный опыт говорил, чем более заманчивым выглядит предложение, тем больше вероятности налететь, на какой-нибудь, сразу не заметный глазу, подводный камень. И, как следствие, расшибиться об него в лепешку.

Оглянулся. Шура стояла и пристально смотрела мне в спину.

– Ну, что ты подруга?! "Вышел из доверия товарищ Берия?"…

Приблизился к ней. Она сжалась, но не отступила. Опустился на корточки рядом.

– Послушай, Шура, – более нелепой картины представить трудно. Сижу на кладбище и разговариваю с огромной крысой. Даже не просто разговариваю, а пытаюсь оправдаться перед грызуном.

– Атман…

Когда произнес имя, шерсть на Шуре вздыбилась. Она начала задом пятиться.

– Подожди девочка, не хочу тебя пугать. Я и сам напуган. В мои привычки еще не вошло вот, так вот, запросто разговаривать с Богом, тем более со злым Богом. Но ведь мы с тобой друзья?! Разве, нет?! Ты многое сделала и дала мне. И я, смею надеяться, не безразличен тебе. Давай не будем окончательно подрывать наши отношения недоверием. Сейчас доберемся до Волкуши и поговорим там обо всем. Я сам в смятении. Не думай, пожалуйста, что я на все согласился. Не согласился и не соглашусь.… Пока…

Шура внимательно прислушивалась к моему голосу. Шерсть вернулась в нормальное состояние. Не приходило в голову, что "пока", но договаривать фразу надо было, хотя бы для себя.

– Пока не буду уверен, что смогу полностью контролировать ситуацию. Так, что давай, не будем нервничать. Найдем место, где сможем поговорить, отдохнуть и спокойно во всем разобраться.

Медленно протянул руку. Шура боролась с противоречивыми чувствами внутри. Снаружи видно, как страх волнами проходит по ее шкуре. Мягко положил ладонь на голову и погладил.

– Ты ведь у меня единственный друг в этом мире. Неужели бросишь тогда, когда твое присутствие может изменить судьбу всего мира?! Если уйдешь, мне будет очень паршиво без тебя.

Шура поднялась, приблизилась вплотную и прикоснулась носом к колену. Прижалась к ноге.

– Ну, пойдем? – Спросил, медленно поднимаясь. Шура обогнула меня, и мы заняли привычный уже порядок. Она семенит метрах в трех, я за ней.

Мы пролезли через пролом в ограде, вышли на улицу и повернули налево. Перешли мост над смердящей Волковкой. В ней совсем недавно пытался свести счеты с жизнью. Мои взлеты и падения в этом мире невозможно было уложить в какую-либо схему.

В этих местах не был со времен детства. Нет, иногда проезжал мимо, в машине, но с дороги увидеть что-либо трудно. Почему раньше не приходило в голову, прийти сюда и подышать этим воздухом. Как легко люди со временем забывают места, в которых были счастливы. Но я, все-таки вернулся сюда.

Дом моего детства сгорел, и все соседние тоже. Не знаю, когда это произошло, до или после провала. Но счастливого детства осталось пепелище. Аллегории. Так и со всей жизнью, от всего, что любил, от всего, что было дорого, оставались прах и зола. Атман со своими вкусными предложениями, не оставил ничего из моей спокойной, тихой, прошлой жизни.

Неожиданно посетила светлая идея:

– Шура, а что если нам провести какое-то время под открытым небом?! Разведем костер. Приготовим горячей пищи. Ведь романтично, правда?!!

Шура не высказала никаких возражений. Дошли до ближайшего магазина. Взяли консервированной тушенки, макарон, воды, специи. Зашли в каменный, двухэтажный дом. Нашли не запертую дверь и проникли внутрь однокомнатной квартиры. На кухне, после не продолжительных поисков выбрал подходящую кастрюлю, чайник. В кладовке нашел большую, спортивную сумку и сложил находки. На кухне отыскал заварку, пакет сахара. Пару тарелок, ложку, чашку с логотипом Липтона. Вроде бы все. Нет, не все. Пришлось возвращаться в кладовку и искать там плоскогубцы и кусачки. Нашел. Положил к уже награбленному добру. Проволоку для кастрюли смогу найти на улице. Здесь больше делать не чего.

Пока возвращались в тополиный сквер, нашел стальную проволоку, и на ходу сделал с помощью плоскогубцев душку для кастрюли.

Бивуак решил разбить у трансформаторной, кирпичной будки. Оставил там сумку и отправился к пепелищу за дровами. За несколько ходок натащил достаточное количество топлива. Принес два закопченных кирпича. В кустах акации ножом вырубил две у-образные уключины и длинную поперечину. Вернулся и принялся сооружать костер. Сложил растопку. Заострил и воткнул в землю уключины. Огонь долго не хотел оживать. Пришлось пожертвовать пачкой оставшихся сто долларовых купюр, около двух тысяч. Целое состояние. Плеснул на дровишки из канистры бензина. Приготовления "чудесным" образом помогли. Изголодавшийся огонь сразу набросился на сыроватую растопку. Еще бы! Сожрал всю наличность! Но горячий суп стоит всех зеленых бумажек в этом мире. Скоро пламя утолило древний голод и успокоилось. За его судьбу, больше можно не опасаться. Главное вовремя подкидывать дровишек. Тогда он будет долго дарить тепло и горячую пищу. Налил в чайник воды. Поставил на два кирпича под бок веселому пламени. Повесил над огнем кастрюлю с водой. Вывалил туда банку тушенки и насыпал специй. Подбросил дровишек огню.

За всей этой приятной суетой совсем забыл приготовить место для сидения. Несмотря на бессмертие, застудить почки, было бы непозволительной роскошью. Странное все-таки бессмертие, состояние. Еще недавно пытался убить свое вечное тело, теперь беспокоюсь о возможности застудить почки. Но странности, странностями, а седалище в лужу не опустишь. Надо искать какую-нибудь доску. Поиски увенчались успехом. Нашел широкую, почти не обгорелую доску. Сверху положил на нее четыре кирпича и, пыхтя, оттащил все это к костру. У кирпичной стенки трансформаторной будки соорудил устойчивую скамейку. Уселся и опрокинулся спиной на стену. Достал сигарету, прикурил от подмигивающей огоньком щепочки. Настроение благостное.

Только сейчас заметил отсутствие Шуры. Что-то последнее время часто стала исчезать?! Посвистел, – безрезультатно. Ну, ладно, пусть побегает, может быть, причины крайне уважительные, она ведь тоже живое существо, тем более женского рода. Наверное, просто неудобно справлять нужду в присутствие мужчины. Подобные размышления успокоили. Решил закрыть глаза, а когда открою, Шура будет сидеть рядом и щуриться единственным глазом. Чтобы дать больше шансов для возвращения, решил не открывать глаза до тех пор, пока не досчитаю до девятьсот девяносто девяти. Почему? Да, просто нравится подобное сочетание чисел. Считать буду вслух, что бы заглушить возможный шум возвращения. А то сюрприза не получится.

– И раз, и два, и три… – где-то на ста тридцати в голове опять выплыло дословно предложение Атмана. Но на этот раз оно было как бы под счетом. Продолжал считать, а слова плыли под цифрами. Несколько раз сбивался, и приходилось возвращаться к последней запомненной цифре. Считал долго и в голове дважды успели прокрутиться слова Атмана с первого до последнего.

– … и девятьсот девяносто семь, и девятьсот девяноста восемь, и девятьсот девяноста девять…

Успел вовремя затормозить перед тысячей. Еще немного посидел с закрытыми глазами. Открыл. Шура не объявилась.

Суп в кастрюле кипел во всю. Помешал, добавил макарон, снова помешал. Подумал и добавил еще макарон. "Много не мало". Вода в чайнике не закипела, а дрова, которые были рядом с ним, перегорели. Подвинул чайник к самоустранившемуся огню. Подкинул топлива.

"Куда же Шура запропастилась?" Но эта была единственная мысль. Остальные гнал. Решил плотно поесть, а уж потом заниматься умопосторениями. Суп готов и расточал вокруг себя божественный аромат. Снял кастрюлю с огня, налил в одну тарелку бульона и ложкой добавил густыши. Это Шуре. Набегается, как раз остынет. С нагулянным аппетитом поест.

Налил супа себе. Но от чарующего священодейства отвлекла закипающая в чайнике вода. Насыпал заварки и плотно прикрыл крышкой. Поставил на землю, в небольшом удалении от костра. Теперь ничто не мешало вкусить горячего супа. Он, конечно, не был кулинарным шедевром, но на отвыкший от жидкой, горячей пищи желудок оказывал благодатное влияние. Желудок поглощал суп с радостным урчанием. Под урчание опять повылазили мысли о моем бесценном здоровье. Сухомятка – наиболее короткий путь к язве желудка. Почему раньше не варил горячей пищи? Было безразлично, чем набивать желудок. Почему после встречи с Атманом вопрос о сохранении здоровья стал первостепенным?! Кто же стал уделять такое внимание бренному телу? Я или Атман? Или я для Атмана?! Впрочем, подобные мысли, никаким образом не повлияли на аппетит. Съел целую тарелку супа и умял еще столько же добавки.

Сытость и расслабленность. Так хорошо себя не чувствовал с той поры, когда с Наташей проводил, как бы медовый месяц. Наташа. Наташа! Что там Атман говорил: возможность вернуть ее. Измененной или неизменной. Вернуть, стерев память о том, что она умирала. Может быть, тогда смогу примириться со своей душой? Ага, смогу!!! Только часть этой души была бы уже Атманом!

Чайку надо попить. Налил чернее ночи цветом чай в фарфоровую кружку. Явно с заваркой переборщил. Это уже не просто крепко заваренный чай, а как говорил мой знакомый из прошлой жизни по кличке Седой, – еще не чафир, но уже купец. Всыпал много сахару, чтобы хоть немного нейтрализовать горечь. Напиток получился замечательный, с противоречивым вкусом. Крепчайший, горько-сладкий. "Вькусь списьфичеський", – как опять-таки, когда-то, говаривал Аркадий Райкин. Язык все-таки обжечь удалось.

Чтобы разобраться во всем надо все разложить по полкам. Взвесить все за и против. И начать с самого начала. Корни всех ответов находились так глубоко, что дотянуться до них отсюда, с Волкуши, из сегодняшнего дня очень трудно. Надо взболукатить полузабытую, устоявшуюся муть прошлой жизни. И в этой мутной водице попробовать поймать ответы на столь важные для меня сегодняшнего вопросы.

Плеснул еще чаю. Он уже начал остывать, как сказал бы все тот же Седой, – уже не купец, сморщился, – это уже коряк. Но я не гурман и не чафирист. Мне и такой чуть теплый коряк по душе.

" Где же черти носят Шуру?! Уже бы могла переделать все дела и вернуться. Поесть вот. Что я зря старался?!" Но с ней, то же не все светло и ясно. Она категорически против моей сделки с Атманом. Это одно понятно. Здесь опять таки не надо быть физиологом Павловым, чтобы прочитать физиологическую реакцию на мой контакт с Безумным Богом. Что-то тянет меня сегодня на цитаты?! Но, тем не менее, начнем с начала…

Три. Один и память.

А начало такое. Почему твари отобрали у меня сначала запах, вкус, память, а потом вернули?!!

Родиться на исходе шестидесятых годов двадцатого века не значило ничего. Сытое, обутое и одетое детство, наделенное достаточно большим количеством игрушек. Небогатый перечень материальных мечтаний вполне удовлетворялся финансовыми возможностями родителей. Все было прекрасно, в своих, конечно, детских рамках представлений о счастливой жизни. Я не был избалованным ребенком, способным устроить сопливую истерику в магазине, чтобы вынудить родителей приобрести понравившуюся вещь. Рано или поздно мечты осуществлялись. Уже тогда понял, что если чего-то хотеть, то оно непременно у тебя появится. Главное, чтобы мечта ни осуществилась с опозданием, когда к ней потеряешь интерес. Наверно, к счастью для родителей и для меня, все мои желания были осуществимы.

Главной страстью были солдатики. Она сохранилась вплоть до первого курса университета. Там победила другая страсть, сексуальная. Все существовавшие наборы игрушечных солдатиков становились моими. Они были далеки от совершенства. Зачастую невозможно было понять, на ком скачет красный всадник, на бегемоте или на мутировавшем, тонконогом таракане. Еще труднее было понять, что сжимает кавалерист в вытянутой руке, тупой меч, кривую дубину или обломок оглобли. Но главное было не в форме и даже не в содержании. Главным было количество! Правда, никогда не опускался до перемешивания времен и масштабных размеров армий. Это было недопустимо и меня переворачивало, когда от коллег по песочнице получал подобные предложения. Тевтонские псы-рыцари могли биться только с русскими ратниками того же временного периода. Ну, а, уж если Великая Отечественная война, то и в самом деле Великая!

Мог часами молча просиживать над ковром сражения, передвигая полки, устраивая засады, рейды по тылам противника. Это не была историческая реконструкция, мне с избытком хватало фантазии, чтобы придумать и повод войны, и неизъяснимые внятно причины, не говоря уж, о собственно военных действиях. Все машинки, железные дороги, конструкторы, кубики и даже мебель приспосабливались для нужд действующих армий. Старое кресло в одной войне могло играть роль неприступной крепости, а в другой стать высокой горой, на которой закрепился враг и мне не считаясь с потерями, надо было его оттуда выбить.

Интеллигентные родители смотрели на меня с восторгом. Они считали, что военная карьера обеспечена, с этаким-то стратегическими талантами. Но подчас им было трудно прервать миллитаристкие забавы, для того, чтобы выпихнуть меня на улицу. На улице было неинтересно. Окружающий мир был полон опасностей, объясненных родителями и еще непознанными, но явно существующими. Опасность могла исходить от чего угодно. Но наиболее странными казались люди, хотя они ни как не проявлялись. Очевидно, поэтому у меня в детстве не было друзей. Я никому не поверял свои тайны и секреты. Укрывал их от всех. Мне трудно было знакомиться и находить слова для разговора.

Детский сад пугал общими спальнями и общими туалетами. Странно, но об этом стал думать позднее. Уже начиная с раннего детства, человеческое общество стремится изо всех сил стереть индивидуальные различия. Это характерно не только для бывшего СССР, но и для любой другой государственной системы. Когда, с раннего возраста вынужден коллективно испражняться. Потом, в тихий час засыпать среди двадцати других детей, сохраниться практически не возможно. Но в нашей стране любая форма индивидуализма считалась проявлением психического расстройства. И подвергалась соответственному лечению.

В этом, пусть даже, детском обществе, сразу четко выступила градация. Появились свои лидеры, способные мгновенно, без раздумий толкнуть в грудь кулаками. Выявились те, которые подставляли эту грудь. И те, которые находились в стороне от первых и вторых. Волки, стадо, одиночки. Волки тоже сбивались в стадо-стаю, чтобы лучше резать овец. Я был одиночкой. Наверное, существовать в обществе одиночкой, и есть та самая золотая середина.

Волки могут сожрать и превратить в овцу, если пути пересекутся. Но этого можно избежать, волки ведь тоже стадо и они поступают сообразно коллективному интеллекту. А если удалось уйти от волков, то дистанцироваться от овец, дело плевое. Детский сад я ненавидел, но он было неизбежным, как дождь, зима. Приходилось мириться.

Труднее было со школой. В саду мог большее время оставаться сам с собой, находясь среди других. Школа, в которую, будучи сыном интеллигентных родителей, попал в шесть лет, уже бойко умеющим читать и относительно безошибочно считать, в пределах двадцати, все было по-другому. На уроках вперед выдвигался критерий общественной оценки, успеваемость, дисциплина. Если успевал по предметам, был дисциплинированным, то ты хороший ученик, для учителя и родителей. На переменах вновь торжествовало животное разделение людей, и здесь твои успехи на уроках могли сослужить очень плохую службу. Мир стал сложным. На обретение места и поиски той самой золотой середины, между волками, стадом, а теперь еще и пастухами, в чьей роли ревностно выступали учителя, ушло года три. В четвертом классе окончательно был зачислен в крепкие хорошисты, с удовлетворительным поведением и средними способностями.

Родители, и главным образом отец, считали, что только в здоровом теле может быть относительно здоровый дух, запрещал, по его выражению, гонять собак по помойкам, к чему я не особенно и стремился, отдавал предпочтение этому благородному занятию, – занятиям спортом. Обилие спортивных секций сменивших меня закончилось, в конце концов, – бассейном.

В начале оказался в спортивной группе. Но каждый день совмещать пять или шесть часов в школе с четырьмя часами интенсивных тренировок в бассейне, да еще домашнее задание после, быстро стали для меня не посильными. О том, что бы заявить об этом во всеуслышанье не могло быть и речи. Пошел другим путем, как в свое время сделал В. И. Ульянов-Ленин. На нескольких соревнованиях показал душещипательно плохие результаты. Хитрая политика не замедлила сказаться, без излишней помпы меня, как бесперспективного, перевели в группу здоровья. Теперь ходил три раза в неделю, по три часа, в окружении едва научившихся плавать лягушек, плескался в воде в свое удовольствие, да, и для самолюбия приятно.

Так же получилось со школой. Только те предметы, которые были мне интересны, давались легко. А остальные, главным образом точные науки, несказанно мучили меня. К шестому классу весь интерес к школе пропал. Не знаю, кого винить в этом, учителей, школьные программы, да, нет. Скорее всего, самого себя. Может быть, это произошло еще и потому, что появилась очередная страсть, – Книги. Они давали то, что не в состоянии была дать школа. Я читал запоем, о домашних заданиях вспоминал, только тогда, когда мать в двадцатый раз криком вытаскивала меня из-за пределья. Устные предметы давались легко. Мог запомнить, конечно, если слушал объяснение материала на уроке. Письменные задания благополучно перекатывал на переменах. Девчонки уже в шестом классе симпатизировали мне. Даже за жвачку и другие мелкие сувениры давали списывать на контрольных работах.

Я возвращался из школы. Обедал очень торопливо. Уходил в свою комнату, во время подготовки уроков мне запрещалось закрывать двери, чтобы мать могла контролировать домашний учебный процесс своего чада. Но и здесь нашел компромисс. Наваливал на стол учебники, тетради, неопрятная гора возможных знаний. А сверху аккуратно лежала книга, которая в тот момент безраздельно властвовала надо мной. Родители опять столкнулись с проблемой выдворения чрезмерно углубленного в себя чада на прогулки. Более-менее ровные и положительные оценки усыпили бдительность домашних цензоров. Они самоустранились от проверок подготовки к урокам. Это позволяло большую часть жизни проводить в самом себе или самим собой в придуманном другим человеком, напечатанном мире.

Моя замкнутость не смогла не вступить в противоречие с окружающим миром. В середине девятого класса посыпались двойки и тройки. Пытался сдержать, суетливо возводя запруду из вранья, вырванных из дневника страниц, поддельных подписей и прочего подобного. Но поток был слишком велик, что бы моя, не без гордости могу сказать, довольно, искусная плотина не рухнула под талыми водами всепоглощающей правды.

Нерушимый союз родителей, школьных учителей и репетиторов общими, титаническими усилиями заставили закончить без троек десятый класс. Не без хлопот отца поступить на исторический факультет Ленинградского Государственного Университета имени Жданова. Все эти великие события произошли в один год с выстеленной Горбачевым перестройкой.

Первый курс оказался очень ярким. Все вокруг было не таким, как прежде. Исчезло давящее ощущение толпы. Начал различать лица, преимущественно женские. Первый семестр взрослой жизни, страдая, хранил целомудрие. После зимы, с таяньем снега меня посетила первая любовь. Она была старше на два года и выше на три сантиметра, этакий, Майкл Джордан в юбке. Все героические попытки романтизировать отношения, разбивались в постели о плотскую, животную страсть. Она была самкой. Когда узнала о том, что у меня первая, для нее обремененной большим, по сравнению со мной, багажом жизненного опыта, куда входило: замужество, аборт, развод, учить жизни такого кутенка, как я было потрясающим, чувственным наслаждением.

Когда расслабленный вином, ее телом, начинал говорить о любви, она смеялась и, гладя по голове, говорила: "Любовь – это совокупление. И чем лучше оно, тем крепче любовь!". Я злился, мучался, страдал, писал стихи, но все мимо.

Короче говоря, в армию попал прожженным, умудренным опытом и изъеденный цинизмом. В армии, запертым на два года, сохранить себя невыразимо сложно. Но когда удалось выработать линию поведения, отслужил год, получил сержантские лычки, понял, что в этой системе при определенных обстоятельствах, охранять свое я очень легко. Помогало этому и изолированность армии от общества, которое конвульсировало в объятиях перестройки, гласности и демократии, этих подосланных, продажных девок капитализма. Одним словом, переполненный сам собой вернулся на гражданку.

Эта "Гражданка" оказалась совершенно другим измерением, на совершенно чужой планете. Естественно, из армии никто не ждал, кроме родителей и пары закадычных приятелей по университету, так же как и я два года не обдуваемых ветрами перестройки. Возвращение было будничным и рабочим. Несколько дней беспробудной пьянки, череда новых знакомых, кратковременные, на сексуальной почве, влюбленности в женщин, чьи имена и лица забывал сразу по окончанию акта.

Осенью учеба перемешалась с желанием зарабатывать. До девяносто первого года, таких возможностей было море. Удалось совместить нетяжелое обучение с еще более легкими, но регулярными заработками. Денег имел достаточно, чтобы ни выделяться из серой массы элгэушного студенчества. Пил вино, трахался, покупал вещи. Учеба катилась сама собой. Учились мы не на семинарах и лекциях, ни на коллоквиумах, и уж тем более ни на экзаменах и зачетах. Как правило, способность излагать свои мысли складно появлялась в компании себе подобных, за бутылкой водки, на какой-нибудь конспиративной квартире. Естественно, что мысли были сумбурными, а слова загадочными и туманными. Но когда все это говорилось, понимал все и все мог объяснить. Заканчивалось всегда примерно одинаково. Утром с головной болью, вспоминая имя очередной подруги по диспуту, с которой обрел единение душ и тел. Вспомнить тему шумной вчерашней беседы не мог. Зачем?! Почему кончилось это, как всегда, в постели, с незнакомой девкой, с дерьмом во рту, жуткой головной болью и желанием содрать с кожу, чтобы очиститься?!!

Все путчи и политические волнения проскакали мимо, не смешивая меня с собой. Не принимал участия в политике, чурался всех видов общественных движений. Всех политиков считал жидким говном с изюмом. Главным в жизни было наличие денег для обустройства комфортной, физиологической жизни. Душа и собственная индивидуальность в тот момент беспокоили меньше всего. Конечно, считал себя исключительным, но доказывать это кому-либо необходимости не ощущал. В таком состоянии духа и тела закончил свое высшее образование.

Первый раз в голову пришли мысли о том, что тело бренно, когда потерпел фиаско в коммерческой деятельности. Ситуация была обыденной, до слез. Подставили. Наехали, обобрали, хорошо, обошлось без членовредительских штук. Однако, проститься пришлось со многим, с новой машиной, дорогими часами, золотыми цацками и просто с деньгами. Сидел в пустой квартире, благо о ней бандитам ничего известно не было. Прописан был в коммуналке, ее и лишился, а квартира была записана на мать. В то время бандитские разборки иногда оставляли родню нетронутой. Так вот, сидел в этой квартире и думал, зачем мне деньги? Внешние проявления успеха? Главное это жить в согласии с собой. Избегать конфронтации с окружающим миром. И вообще спрятаться от всего.

Устроился работать в музей, в архив. Что, хотя и не соответствовало специальности, но было по профилю примерно рядом. Стал книжным червем. Общение на работе сводилось к здрасте и досвиданьице, спасибо и пжалуста. Зарабатываемых денег едва-едва хватало на жратву, чтобы ни помереть с голоду. У родителей брать гордился, да и помочь они в то время могли мало чем. Иногда жратву менял на водку, а голод обманывал алкоголем. Безрадостно все было. Примерно в это же время начал вести дневник. Поверял бумаге мысли обо всем, кроме самого себя, потому что со мной ничего не происходило. Два года рылся в пыли и своей душе. От самоубийства спас случай, если они бывают. Случайно на улице встретил старого приятеля по неудавшемуся бизнесу. Кстати, именно он и подставил тогда бандюкам. Морду бить не стал, хотя подмывало. Сдержал в себе извечную ненависть обездоленного к преуспевающему. И не обманулся. Не знаю, то ли угрызения совести, что вряд ли, то ли мои прошлые заслуги и способности на почве российского предпринимательства, заставили сделать предложение войти в его фирму младшим компаньоном. К тому времени самобогемная, голодная жизнь успела набить оскомину. Подумав минуты три, я согласился. Отметили примирение в кабаке. Слюняво целовались, переполненные искренним дружелюбием.

Предпринимали мы, довольно, успешно. Полу криминальный, как и все из существующих в России в то время коммерческих предприятий, приносил очень немаленькие деньги.

Поменял квартиру на Петроградку, купил новую девятку и имел возможность потакать своим не чересчур большим, человеческим слабостям. Идиллия продолжалась до тех пор, пока жадного Гешу, как называл своего приятеля, за эту самую жадность, не грохнули бандюки. Я его предупреждал. Фирма развалилась, какой бы он не был плохой и жадный, но все в ней вертелось, именно, вокруг него, Геши.

Я перебивался случайными заработками. Перекидывал машины, кого-то с кем-то сводил. В общем, из всего старался извлечь максимальную выгоду. Выгода извлекалась. Деньги не переводились. Круг знакомых рос.

В последнее время незадолго до провала у меня все чаще стала возникать необходимость в человеке, с которым мог поговорить по душам, в случае необходимости выплакаться, рассказать о том, какой я особенный и как не похож на других.

Женщины с аккуратной постоянностью появлялись в моей жизни. Но, казалось, что все, что их интересует из меня, так это деньги, квартиры, машины. Сердце сжималось и пряталось от возможности знакомства с их мамами и папами. Они с первого же мгновения смотрели на меня, как на потенциального жениха. Тошнило от всего этого. Месяц встречался, на такой срок меня хватало. Как только очередная предпринимала попытки перетащить в квартиру тапочки, халат, прокладки и другие женские шалабухи, дабы начать вить гнездо, цеплялся к чему попало и выставлял претендентку за железную дверь.

Потом неделю самоотрешенно пил и упирался лбом в холодное стекло окна на кухне. Оно отделяло меня от потной ночи. Смотрел в нее из неосвещенной кухни, курил и думал, как бы все было, если бы в миг изменилось и стало другим.

А, однажды проснувшись, увидел, что это произошло. Все равно, и в этой жизни я по-прежнему был один. Но потом появилась Наташа, неважно, как и почему, но я полюбил ее. Как никого до нее и, наверное, после нее тоже. Часто думаю сейчас, а что бы было, если вместо Наташи оказалась какая-нибудь другая женщина? Смог бы полюбить ее?! Ответа нет, но Наташа умерла, и я вновь остался один.

Вся эта мишура в лице Атмана, Малах Га-Мавета, воспринималась мной, как должное. Этот мир удивлял, но что буквально парализовывало меня, так это то, что я не сошел с ума здесь.

Мучительно захотелось выпить, чего-нибудь покрепче чая. Шура все не появлялась. Решил прогуляться к магазину, а заодно прихватить пару бутылок вина. Водки не хотелось. Подбросил дровишек в почти прогоревший костер. Поднялся и направился к реке Волковке.

Четверо. Я, она, слова и он.

Надо принимать решение. Но какая-то будничность, не важность всего этого. А что важно? Важно то, что меня настораживает предложение Атмана. Есть в нем противоречия, несоответствия, которые пока ускользают. Безумный Бог не слишком торопил. Вот спешить и не будем. Надо отыскать Шуру. Вина выпить и выспаться. А утро вечера всегда мудренее.

Со вторым получилось легко. В магазине прихватил две бутылки Киндзмараули. Возвращаться на одинокий бивуак не спешил. Если Шура прибежала, то по следам отыщет меня. С ее скоростными возможностями догнать меня вопрос минут. Решил возвращаться к костру кружным путем. Легко ли убить время, там, где его нет? Сейчас проверим.

Громко орать, подзывая Шуру не то, чтобы боялся. Было бы неприятно слышать собственный охрипший рев в полной тишине мертвого города. Открыл бутылку вина и отдал должное половине. Вино было прекрасным. Шлялся по левобережью Волкуши, прихлебывая вино из горлышка и не особо утруждая себя поисками. Заглядывал в подъезды, какие-то щели, тихонечко посвистывал, но одноглазая бродяжка не находилась.

Сегодня выдался богатый на жидкость день. Суп, две тарелки, чай, две чашки и почти целая бутылка вина. Последнее усугубило проблему, которая проблемой, конечно не являлась.

Пристроился у глухой, красной, кирпичной стены котельной. Одолеваемый риторическими вопросами начал подготовку к мероприятию. Вопросы были такими, – Сколько поколений орошали стену этого полезного здания переполнявшим их золотым дождем? Где они теперь? И почему я об этом думаю? Ответ нашелся только на последний вопрос, – легкий хмель от выпитого вина. Или ошалевший от собственной значимости, теперь даже процесс мочеиспускания всегда буду сопровождать глубокими философскими размышлениями?!! Ну, нет!

Поднял голову, чуть выше уровня глаз, на стене, мелом, сделана надпись. Неизвестно когда и неизвестно кому:

"Если ты надумал и все-таки решил застрелиться. Не медли! Ибо пуля летит медленнее, чем успеешь передумать!"

Пожал плечами, к кому это обращение? Если ко мне, то пробовал уже расстаться с жизнью, причем способом, гораздо более медленным, чем выстрел из пистолета в висок. Но передумывал не я. Мое тело решило за меня, – жить! А за мое тело решили здешние Боги. Они сделали меня бессмертным. Застегнул ширинку, повернулся все еще думая о надписи. Слишком свежей во всех смыслах она казалась.

В трех шагах, вытянув стрелой громадный хвост, сидела одноглазая побегунья. На радостях шагнул к ней:

– Где ты была, блудная корова?!

Она качнулась всем телом из стороны в сторону. Склонила голову к земле и как-то изогнувшись носом, откуда-то из-под живота выпихнула. Что бы вы думали?!

– Пистолет?!! Э, Шура, где ты раздобыла его? – Сделал еще шаг, наклонился и поднял его. Шура сидела, задрав голову, смотрела, не проявляя никаких эмоций. ПСМ – пистолет системы Макарова. Вытащил обойму, передернул затвор, он клацнул. Повернулся в сторону, нажал на спусковой курок, – в стволе пусто. Опустил пистолет в карман. Из обоймы один за другим выдавил на ладонь пять "золотых патронов". А почему она принесла его? Почему сделала это, именно, сейчас?!

– Эй, подруга! Ты на что-то намекаешь?! – Вспомнилась надпись. "Дорога ложка к обеду". Так выходит? Как мало в нашей жизни бывает случайностей. Все слеплено и не происходит одно без другого. Хоп, тебе захотелось пописать. Хоп, писая, ты читаешь надпись на стене, в которой говорится о самоубийстве. Оба-на, и твоя лучшая подруга, в мире начисто лишенном огнестрельного оружия, приносит боевой, снаряженный пистолет! Случайность?! Нет, вряд ли. Если только Шура не принесла пистолет, для какой-нибудь другой цели. Для какой? Уж, всяко не орехи колоть! Как узнать у крысы, пусть достаточно большой и дружелюбной, для чего она принесла пистолет последнему человеку оставшемуся в мире. Да еще стоящему над пропастью решения?! Что ему делать, – шагнуть в пропасть?! Или попытаться отступить от нее и вернуть что-то?!

– Итак, милая моя, что ты хотела сказать этим подарком? Мне уже пришло время застрелиться, да? Если да, то не могла бы ты отойти влево на два шага?! Если нет, то будь любезна, отодвинься назад. Пожалуйста, не думай, что это пьяный бред. Алкоголь из меня уже выветрился. Так, что давай, блесни разумностью. Влево, значит, застрелиться. Назад, ну ты, поняла.

Шура оставалась недвижимой. Засунул патрон в обойму, вставил в пистолет, взвел затвор и поставил его на предохранитель. После медленно поднес "Макара" к виску.

Шура, как-то комично, одним прыжком отлетела назад. Прыжок получился огромным.

– Значит, нет!.. – Я засунул пистолет за ремень на джинсах.

– Могла бы с кобурой принести. Да, и патронов маловато. Ну, хорошо, спасибо за подарок. Давай вернемся к костру, я там тебе супа оставил. Поешь, а потом во всем разберемся.

До костра оставалось метров сто. Дошли быстро, но Шура шла вплотную ко мне. Удивительно! Ни на шаг не отходила. Конвоирует, что ли?

Ее порция уже затянулась холодным жирком. Но лакала суп с аппетитом. Мне пришлось повозиться, пробуждая задремавший костер. Скоро он прервал дремоту и продолжил алчную трапезу. Вылил оставшийся чай. Вывалил из чайника большой ком заварки. Налил свежей воды и водрузил над огнем. Шура уже закончила трапезничать. Чистила мордочку.

Я, глубоко затягиваясь, курил. Смотрел на нее и продолжал удивляться.

– Может, переоцениваю твои умственные способности? Тогда все это, не более чем случайность? Ты, увидев мое агрессивное движение, отнесла его на свой счет. Срефлексировала и попыталась обезопасить себя расстоянием? Здесь есть над чем сломать голову и более светлую, чем моя. Может, проведем еще ряд опытов по методике Павлова? В чем, правда, она заключается, понятия не имею.

Опять ощущение дежа вю. Вспомнил, мы с Наташей что-то такое говорили о подопытных крысах. Мир не в состоянии придумать ничего нового. Все повторяется. А может, все это происходит из-за меня? Но тогда в мире нет места случаю. Все предрешено. Следовательно, Шура, совсем не просто так принесла пистолет. Пора возвращаться к прерванному выяснению отношений.

– Ну, так, что ты хочешь? Что я должен делать с этим пистолетом? Как там у Антон Палыча? "Если в первом акте на стене висит ружье, то в последнем оно обязательно выстрелит". И в кого же ты мне предлагаешь, стрелять? В Атмана?

Шура не пошевелилась.

– Верно в него, бесполезно. Выпустишь все патроны в белый свет, как в копеечку. Слишком он нематериален. Тогда, вторая кандидатура, – Малах Га-Мавет?

Она поднялась, побежала и потерлась носом о мое колено.

– А Азазель и Аваддон?

Она вернулась на прежнее место и села.

– Комментарии, как говорится, излишни. Значит, Малах Га-Мавет! Да, и Атман, дал, что-то, вроде, лицензии на отстрел Пыльного Ангела.… Слушай.… Очень странно получается! Не находишь? Атман, чтобы доказать свою искренность, сдает мне Демона. Спустя время, заметь, очень непродолжительное время, ты, подруга, приносишь пистолет. И недвусмысленно предлагаешь совершить акт возмездия! Причем, разрешенный вышестоящей инстанцией. Очень странно! Я бы даже сказал подозрительно! Тут без ста граммов не разобраться.

Откупорил вторую бутылку вина.

– Не желаешь? – Поднялся и плеснул немного вина в тарелку Шуры. Та подошла, сунула нос, но пить не стала, а начала фыркать, показывая всем видом негативное отношение к пьянству. Я имел особое мнение по поводу спиртного. Сделал насколько больших глотков из бутылки. Дураки пили вино из специальных бокалов. Какой, там вкус? Вино надо хлебать из горла, что бы оно текло по подбородку, за шиворот. Вот тогда у него появляется вкус!

В голове не прояснилось. Но, как молния, блеснула одна мысль.

– Достаточно забавно получается. Все эти соответствия наводят на вывод, что ты, милая, работаешь в тесной связи с нашим обаятельным богом.

Шура продолжала фыркать и обтирать морду лапами. Сцена, явно, затянутая. Такое ощущение, что она ввалилась в бочку с вином и никак не может отделаться от навязчивой алкогольной зависимости.

– Или может, таким образом, хочешь показать, сколь глубока степень моего заблуждения? Насколько для тебя, эта степень, оскорбительна? Не впечатляет! Хоть убей! Наверно, твоя актерская игра и сорвала бы аплодисменты у тебе подобных, но для меня это все мало убедите…

Договорить она не дала. Прыжком подскочила к тарелке, где на пол пальца было налито вино и передними лапами, на излете своего прыжка, ударила по краю посудины. Тарелка взлетела над землей, орошая ее рубиновыми каплями. Сделала несколько оборотов в воздухе и упала вверх дном. Я не ожидал подобного проявления чувств. И актерской игрой поступок Шуры, тоже было трудно объяснить. Тем более что она, не оглядываясь, уходила в сторону пожарища. Если допустимо сравнивать больших крыс с собакой, Шура являла сейчас собой, яркий образ побитой собаки. Почему-то сразу поверил ей.

– Шура! Прости меня, я не прав!!! Ты не причем здесь. Слышишь, вернись! Я прошу у тебя прощения!

Она не обращая внимания на моё искреннее раскаяние, опустив голову, уходила прочь.

– Ох, уж, эти женщины! Им мало того, что мужчина признает свою неправоту. Им надо, чтобы он на коленях, со слезами, умолял о прощении!

Бросился следом за ней. Бутылка опрокинулась на подпрыгнувшей доске. Вино богатой струей полилось на землю. Черт с ним, вина не перепить, а друга не сыскать! Догнал и обогнал понурую крысу. Опустился перед ней на колени, прямо на грязный асфальт.

– Видишь, я на коленях! От всего сердца приношу свои извинения! Прошу, простить меня!

Шура смотрела мне в глаза своим единственным глазом. Показалось, что он подозрительно, но красноречиво увлажнился.

– Ну, не плач, пожалуйста… – гладил ее по голове. Помнится, что так же было и с Наташей. Взял Шуру на руки и понес к костру. Сел на мокрую доску, баланс влажности установился со всех сторон моих штанов. Долго сидел, держа на коленях, гладил, расчесывал пальцами ее гладкую, густую шерсть. Стало прохладно. Костер уже почти прогорел.

– Может быть, пойдем, поищем ночлег? – Опустил ее на землю. Вода в чайнике почти испарилась. Добил умирающие угли, перевернув чайник в бывший костер. Он, шипя, агонизировал.

Быстро собрался. Решил переночевать в той квартире, в которой запасался всем необходимым для пикника.

В маленькой комнатке стоял разобранный двуспальный диван, на нем гора маленьких, с ручной вышивкой, подушечек. Аккуратно сложенный плед, сотканный из железной, верблюжьей шерсти. Снял куртку, ботинки. Засунул пистолет под одну из подушек. Отметил в блокноте еще один, прожитый без убийств, день. Чувствовал огромную усталость. Успел подумать о Шуре, которая никак не могла обрести покоя под боком. И еще о том, что последнее время кошмары не снятся. Вновь сбежал в безопасность сна без сновидений…

 

Глава 4. Малах Га-Мавет в последний раз.

Первое.

Нет ничего более абсурдного, чем пустой город. Пустой лес, пустое поле, даже пустая деревня, слова, сочетающиеся и сочетаемые со смыслом. Пустой город, явление не находящее ни определений, ни ассоциативных аналогов.

Этот пустой город мне снился. Бежал