Проституция в России. Репортаж со дна Москвы Константина Борового

Боровой Константин Натанович

«Двадцать лет назад мы сделали неожиданное открытие, что в СССР и России секс все-таки существует. Чуть позже с удивлением обнаружили, что кроме секса существует эротика, порнография и даже проституция. Сегодня ежедневный оборот этого бизнеса в Москве составляет 5 миллионов долларов. Я посвящаю эту книгу маленьким глупеньким девочкам, которые просто хотели стать счастливыми, не знали, как этого добиться, и сгорели, как мотыльки, никому не нужные и никем не защищенные.»

Константин Боровой

В книге представлены фотографии обнаженной натуры, выполненные Юрием Кольцовым, и картины художника Эдуарда Шагеева.

 

От издателя

Времена такие, что в который раз приходится отгораживаться от автора и его темы: точка зрения издательства может не совпадать и даже противоречить авторской позиции. Это правда.

В то же время, само издание этой книги – позиция издательства. Издавать или убояться! Мы считаем – издавать! Страшно подумать, но проституция в России есть, и хватит от нее прятаться, как тот страус. Насколько нам известно, эта книга – первая серьезная попытка не то чтобы изучить древнейшую профессию в нашей стране, а просто подступиться к проблеме и завязать дискуссию.

Приятного вам чтения.

Глеб Успенский

 

ПРОФЕССИЯ – ПРОСТИТУТКА

Предисловие

Когда я опубликовал вторую книгу о самых успешных женщинах, мой издатель предложил мне написать и о самых несчастных женщинах, о несчастных падших женщинах.

Тогда я был знаком только с одной падшей женщиной, моей приятельницей Алей, которая жила на содержании сразу двух знакомых мне олигархов А.М. и А.Л. Аля не производила впечатления несчастной женщины, но на всякий случай я решил расспросить ее об этом.

«Счастлива? – возмутилась она. – Неделю назад ему понадобилось вдруг вернуться из Куршавеля в Москву на три дня, и этот жлоб оставил мне на все три дня всего пять тысяч. Я все истратила в один день, а остальные ходила и облизывала витрины. Я никогда раньше не чувствовала себя такой одинокой и несчастной. Я плюнула ему в рожу, когда он вернулся, и сама улетела в Москву».

Годовой доход Али тогда немного превосходил сотню тысяч долларов.

Я решил поговорить с другой падшей женщиной, которая пришла к моему холостому приятелю, когда мы заканчивали играть в преферанс.

«Счастлива? – удивилась она легким уральским акцентом. – У твоего друга не было женщин целую неделю. Он будет мучить меня всю ночь, заплатит семьсот баксов, а после этого мне придется приходить в себя следующие два дня. Да я была в тысячу раз счастливее, когда работала просто на улице! Я эти деньги могу заработать за вечер в любом клубе, а ночью спокойно выспаться».

Знакомый по фитнес-клубу милиционер, которого позже судили в компании «оборотней», решил посвятить меня в тайны своей профессии и снял для меня на Тверской за 100 долларов очень красивую девушку и оставил нас в кафе для двухчасовой беседы.

«Щаслива? – нараспев, по-украински удивилась она через два часа интервью. – Сьогоднi так. 3i мною нiхто з клiентiв не говорив так довго i так цiкаво, як ти.

Ти – забавний. Хочеш, я зроблю тобi сьогоднi найщасливiшим чоловiком на свiтi?»

 

УПОРСТВО И ТРУД

Проститутка Оля

Она начала работать проституткой на улице и не позволяла себе перерывов, даже когда у нее случалась менструация. У нее была ясная цель.

Она хотела накопить денег, купить квартиру, сделать собственный бизнес, выйти замуж и стать полноценным членом общества.

Недавно она вышла замуж за красивого полковника, который ее безумно любит, купила квартиру, родила ребенка, которого безумно любит и гордится им. Она продолжает работать проституткой, но в элитарном сегменте бизнеса, в саунах. Муж знает об этом, но позволяет ей работать, во-первых, потому что любит ее, а во-вторых, потому что она зарабатывает в десять раз больше него.

(В интервью участвуют К.Б., проститутка и ее трехмесячный ребенок)

Сколько твоему ребенку?

Третий месяц пошел.

А ты её кормила грудью?

Сначала покормила, а потом передумала.

Почему? Плохо сказывается на форме груди?

Нет, у меня фигура улучшилась, стала более женственной.

Мне так даже больше нравится, и вообще я хочу иметь очень много детей. Штук пять.

А замуж выйти не думаешь?

У нас есть папа, просто мы с ним живем гражданским браком.

Насколько я понимаю, пока ты была беременна, ты должна была работать как диспетчер?

Нет, я сама работала. До срока пяти месяцев.

Ну молодец, с другой стороны, это не очень опасно, если правильно защищаться?

Ну конечно, у меня всегда с собой в сумочке есть неровистин. И потом, всегда я это делаю с презервативами.

Безусловно, если мне предложат большую сумму денег, намного больше, я, конечно, посмотрю.

Насколько больше?

Ну, каждый клиент может предложить по-разному, например, пятьдесят долларов или сто долларов, и, конечно, я посмотрю, как это все выглядит, еще понюхаю, я по запаху могу определить болезнь.

Ты давала объявления в журнале?

Нет. Объявлений я не давала, я сейчас работаю через сауну.

Как это устроено?

Звонишь в сауну хорошую. Здравствуйте. Вам массажистки не нужны? Ну, они говорят: нужны, не нужны.

В некоторых салонах не нужны.

Сауны сами себя рекламируют?

Они печатают рекламу в газетах. Есть подпольные сауны. Они только для своих клиентов. Например, я знаю сауны, где «крышуют» рубоповцы, там только все именно знакомые. Ей, наверно, молочка уже хочется, она проснулась. Я ее буду кормить, а ты спрашивай.

А ты общаешься с другими девчонками?

Да, конечно, у меня очень много знакомых девочек.

Прихожу в сауну, пока мы сидим ждем клиентов, мы общаемся. У нас разные разговоры, про сауны, в каких можно работать, в каких нельзя.

А в каких нельзя?

В которых бандиты какие-нибудь.

Могут убить?

Ну, могут и убить. Случаи бывают разные. Но главное, что никто не хочет бесплатно работать.

Бандиты могут заставить бесплатно работать?

Иногда милиция ведет себя, как бандиты.

Сколько лет ты уже работаешь?

Я работаю уже шесть лет и четыре месяца, а полгода у меня был перерыв. Я уже посчитала, когда уходила в декрет, посчитала, сколько я отработала. И вообще работать хочу долго. Потому что мне нравится моя работа.

Любая работа должна быть уважаемой.

Надо легализовать это?

Да, это было бы здорово. Мне тридцать лет в январе было, но я хотела бы работать очень долго. Потому – УПОРСТВО и ТРУД 11 что, во-первых, меня устраивает график моей работы.

Если я себя плохо чувствую, я могу не ехать, то есть меня никто не заставляет. Мне не нужно ни у кого просить, чтобы меня отпустили в отпуск. Ну вот я, например, постоянно езжу в Евпаторию уже два раза.

Я отдыхаю.

А за границу ездишь?

За границу боюсь, потому что падают часто самолеты.

Хотя паспорт у меня есть.

А ты не пробовала работать за границей? У девчонок обычно три мечты. Первая мечта – итальянская обувь. Вторая мечта – это клиент богатый, который возьмет на содержание. И третья мечта – поработать за границей.

Я бы, может, и поехала бы работать за границу, если бы у меня были такие близкие подружки, которые там уже побывали. Я просто боюсь, что у меня отберут паспорт. И ты потом оттуда не уедешь.

Кто– нибудь знакомый так работает?

Нет, у меня есть одна приятельница. Сейчас уезжает на шесть тысяч долларов в месяц на Кипр, кажется.

Они живут там, у каждой своя комната, что-то такое мне говорили.

А вообще, какая цель? Ну, накопить деньги? Или ты уже ориентируешься жить и хорошо зарабатывать?

Ну, вообще я приехала из Белоруссии, и я была очень-очень бедная.

Что ты там делала?

Окончила школу – десять классов, потом пять дет училась, я очень хорошо готовлю, у меня самый высокий разряд повара. Я работала в ресторане. Но у нас там очень маленькая зарплата – десять долларов.

А у меня родители, естественно, бедные. И чтобы снимать комнату, приходилось платить десять долларов, и десять долларов зарплата. Не разгуляешься. Да. Потом я нашла другую работу – на рынке. Я работала на рынке, трубочки продавала, такие пирожные, кстати, очень выгодно. Там нормально получалось, долларов двести, наверное, зарабатывала. Однажды к нам подошла сутенерша и предложила много зарабатывать.

Много – это сколько?

Я уж не помню, сколько она сказала. С ней еще девчонка была. Она сказала: я уже работала, страшного ничего нет, я сейчас опять собираюсь поехать.

Это она тебя в бордель?

Нет, там квартира. Ну, я вообще не знала, не представляла, как это все происходит.

У тебя там что-то было?

Ну, у меня там только мать одна была. Отец умер, когда я десять классов окончила.

Двадцать четыре года, ты уже, наверно, замужем побывала?

Нет, нет, у меня, кстати, там никого и не было. И жила я одна. Я решила поехать. Нас везли человек пять.

Тоже хороших девочек всех набрали и – по разным квартирам, у нас сутенеры были женщина и мужчина.

И они имели несколько квартир. У нас сильная такая бригада была. Не помню, сколько человек, но очень много было. И водителей было много. И из-за чего я осталась, из-за того, что они не обманывали. Вот ты на нас отработаешь за то, что мы тебя везли. Я уж не помню сколько, сто пятьдесят за три дня получалось. То есть нормально, не много. Я работала каждый день.

Ты жила в квартире с другими девчонками?

Ну, да. Это было в Братеево, они там снимали квартиру.

Телефон был, нам звонили клиенты, встречались, чтобы все деньги шли к ним. Это была двухкомнатная квартира, мебели там не было, у меня была раскладушка. Потому что дом только что построили – новостройка. Там жили четыре человека, на двушку нормально было.

У вас была одна спальня, одна для клиентов?

Нет, мы клиентов туда не приводили, нам не разрешали туда приводить. Мы выезжали на работу тогда на Лубянку.

А на Лубянке была квартира, притон?

Нет, на улицу.

Это как сейчас полукругом они встают…

Но сейчас я уже на улице не работаю, я работаю в сауне. Нам там больше нравится.

Конечно, теплее.

Конечно, и потом, когда клиент не нравится, я могу просто взять и уйти. А так очень опасно на улице работать.

Сколько проработала там?

Проработала, наверно, года два.

Значит, работа на улице, два года на улице. Сколько это стоило?

Тогда цены были сто пятьдесят, двести и сто долларов.

Это зависело, наверно, от красоты?

Ну, это зависит от того, как ты выглядишь, одни губы накрасят там…

Скажи, пожалуйста, а во сколько вас туда привозили?

Мне не очень нравился тот распорядок, нас привозили примерно в четыре часа. Очень долго возили.

И в конце концов мы начинали работать только где-то с полдесятого. То есть как-то беспорядочно там было, неправильно.

Неправильно организовано? Подожди, а это всех они свозили туда?

Да. Сбор по всем квартирам.

А где там на Лубянке?

На самой площади. Сейчас-то там закрыли. Много было точек, там каждый метр был распределен.

Наше место было, где «Метрополь» и выше. Вот чуть-чуть выше площади. Мы сидели в машинах, если нам давали работать, то находили отстойник, цепляли ленту и – туда.

А ну это организовано, а ты уже в отстойнике была.

То есть два варианта было: либо отстойник, либо на самой точке стоять. Если разрешала милиция.

Ну, милиции надо было платить, да?

Как часто в день брали клиента?

Мы работали только по вечерам, если не хочешь – не работай, у нас были нормальные сутенеры, они не заставляли. То есть ничего такого страшного не было.

Но штрафовали.

За что?

Вот когда я приехала еще. Нельзя приводить клиента на квартиру. А я привела клиента, поработала с ним мало, ну я не знала, что нельзя приводить. Меня оштрафовали на всю зарплату. В Братеево. Клиент был хороший. Мальчик один, в армии что ли служил.

И про меня рассказали сутенеру, то есть сдали меня.

И он оштрафовал меня на всю зарплату.

Обычно клиенты берут девушек?

Нуда.

Кстати говоря, сколько это стоило?

Тогда это стоило, когда я приехала, сто долларов.

Сколько тебе?

Половина. Если за сто пятьдесят-двести тебя продают, то большую часть себе. С клиента брали сразу. Утром выплачивали зарплату. Я работала даже тогда, когда были месячные. Я работала каждый день, мне нужна была квартира. Я говорила себе, что пойду на любые унижения, но квартиру куплю, потому что большего унижения, чем жить так, как я жила до этого, быть не может. Мой первый сутенер через два месяца работы спросил: Оля, а у тебя месячные бывают? Мне нужны были деньги.

Я принимала в день несколько человек. Однажды меня привезли в компанию, где было шестьдесят человек, на даче. И все меня хотели трахнуть. Я подумала, что живу последний день, но обошлось.

Максимально в день – человек пять. Чаще всего по два клиента, а потом ехала домой. И тогда, и сейчас это зависит от меня, хочу работать – много клиентов.

У моего сутенера была партнерша. Девчонка сначала у него работала, но не продавалась, ее сутенер поставил убалтывать клиентов. И так успешно все пошло, что она организовала свою точку, с ментами договорилась. Потом они вместе стали работать.

У них было в конце концов два десятка квартир.

А потом поссорились и решили нас разделить.

Делили по живому. И все развалилось. Когда несколько квартир, выгодно держать водителя. Двоих из квартиры возить не выгодно. Григорий зарабатывал хорошо, за год заработал на нас двести-триста тысяч. Я чистыми зарабатывала тысячу пятьсот в месяц. Деньги прятала в тумбочке. Бывали случаи, что воровали друг у друга. Я честный человек, меня не учили родители воровать. Я положила в шкаф триста долларов и при всех достала, опять положила.

Приехала – нет денег. В день чистыми получалось пятьдесят долларов. На точке нас бабушки кормили, привозили горячее, одноразовую посуду.

Хороший бизнес. На одежду я не тратила, копила.

Бывают дни, когда мало клиентов, или плохие, с некрасивыми бандитскими лицами. Ты можешь отказаться, но тебе скажут, что тебя вообще взять не возьмут. На нашу точку приходили индивидуалки, другие сутенеры привозили. Деньги пополам, мне и им. «Крыша», хозяин точки – это милиция. То микроавтобусы, то «нивы», то «девятки». Шофера – это не охрана, если приезжали бандиты и выхватывали девчонок, сажали в машину и везли к себе. Бесплатно.

Бандиты нормально относились, денег не платили, но водку наливали, кормили. Однажды везли меня и пугали, что убьют. Однажды меня на неделю забрали, в деревню, на отдых. Куда там убежишь.

Но они меня не обижали. Баню топили, барашка зажарили, уху варили. Заплатили за один день, а потом не платили. Один хороший, защищал меня от второго, а второго иногда клинило. Однажды я попала на садиста. Я на Садовом работала. Приехал симпатичный молодой человек на «ягуаре», прилично одетый, и выбрал меня. Я тогда блондинкой была, меня часто выбирали. Заплатил денег.

По дороге дал денег и говорит: купи самое дорогое шампанское. Потом говорит: выпей все шампанское, я тебе дам сто долларов. Я обрадовалась, думаю, солидный мужичок. Я увлеклась, перестала следить за дорогой, и он вывез меня на пустырь.

Я еще не успела допить. Вышел из машины. Попросил сделать минет. Взял бутылку и ударил по голове, потекла по белым волосам кровь. Он был маньяком.

А на него уже попадала девчонка, которая жила со мной в квартире. Его уже все знали. Заставил раздеваться.

Издевался надо мной по-разному. Раздел догола. Говорит: садись в машину, достал зонтик, пытался меня этим зонтиком трахнуть, тыкал в разные места. В конце концов я выбежала на дорогу голая, подняла руки, попался на самосвале порядочный мужчина, помог мне. А тот увидел, что меня подобрали, и уехал. Я потом попросила пробить номер его машины, но решила не связываться, у меня тогда прописки не было. Потом я предложила девчонкам работать без нашего сутенера, мы своего водителя наняли. Он зарабатывал иногда больше нас, каждая платила ему по двадцать пять процентов.

Двадцать пять процентов платили точке.

Где возникает рентабельность?

По деньгам одинаково быть индивидуалкой или работать с сутенером. Но с сутенером о тебе заботятся, думают. Тогда разделились, Григорий стал нас возить по разным точкам. Это им выгодно было брать нас на точку. У Григория стало уменьшаться количество девушек. Девушек привозила Оксана и тетя Наташа, а Григорий не мог привозить девушек, не умел.

Приезжали клиенты и говорили, что нам нужен анальный секс, мы заплатим больше. Однажды привез клиент, заплатил за меня двести долларов. Я только приехала. Привез, показал искусственные члены и говорит, что ему надо в заду массировать. Девчонки потом объяснили, что это был голубой. У нас в Белоруссии такого не было. Однажды клиент попросил пописать ему в рот. Это тяжело в первый раз. Он говорит, что представь себе, что ты в лесу. Я долго не могла, но потом надавила на живот.

Получаешь удовольствие?

Получаю, конечно, но не от каждого. Деньги не на первом месте. Надо хорошо работать, правильно все делать, а деньги тогда сами приходят.

Как вынуть еще из клиента деньги? Какие приемы?

Нормально сделать, чтобы ему хорошо отдыхалось.

Если у него уже нет денег, то что ни делай, он не оплатит.

Как приходят клиенты?

Очень часто после ссоры с женой. Просят совета.

Просят сочувствия. У меня был один клиент. У него жена, и любовница ему ребенка родила, а он не хочет к любовнице, а жена не пускает, узнала о любовнице.

Бывает, что не трахает?

Мужчины же всегда хотят.

Как ты мстишь плохим клиентам?

Если он злой, то хочется отомстить, заказываешь много конфет, шампанского, раскручиваю его. Основная задача понравиться, тогда ему не жалко подарков.

Хорошо, когда взаимно нравишься.

Часто не нравится?

Пятьдесят на пятьдесят.

Что делаешь, когда противный, слюнявый, редко, но бывает?

Встаю и ухожу.

А профессионализм?

Лучше уйти, через некоторое время позвонит другая сауна.

Часто говорят, приходите, посмотрим вас. Саун десять со мной работают. Иногда одновременно несколько саун звонят. Говоришь, что уже еду в сауну, если не возьмут, то позвоню вам.

Самая большая сумма, когда клиент в меня влюбился, за минет тысячу долларов дал, однажды подвел к багажнику и говорит: возьми, сколько хочешь. Взял меня на содержание. Дал три тысячи долларов, я сняла квартиру в Черемушках. Это перед кризисом было, он принес денег, говорит: вот тебе денег, купи одежду.

Он наркотиками торговал. Очень порядочный. Потом исчез.

Как наркотики?

Бывают несерьезные девушки, одна со мной работала, тоже из Белоруссии, потом села на наркотики.

 

ЭКСПЕРТ

Сотрудник

Этот человек знает о проституции, как о бизнесе, все. Он работает в спецслужбе, которая брезгует зарабатывать на проституции, но обязана отслеживать все финансовые потоки в государстве.

Говорят, Управление собственной безопасности становится все более и более модным местом для «крышевания» проституции?

У них два вида бизнеса. Официальный курируется руководством – это перегон автомобилей. Имущество бандитов распределялось между ними, легально.

Цепи золотые, браслеты, машины, на которых они ездили.

Они сами угоняют машины?

Нет. Они получают деньги со всех структур, которые завязаны с этим, – от пункта кражи машины, перегонки, транзита и до продажи. Крадеными машинами занимается седьмой отдел.

А что с проституцией?

Раньше проституток курировали линейные «мусора». Сейчас к ним подбираются уэсбэшники, в индивидуальном порядке.

А как они выдавливают из бизнеса обычные отделения милиции?

Никак. Просто используют свои удостоверения.

То есть лишают заработка своих же? Это неправильно.

Тут своих уже нет. Прокуратура тоже берет деньги, но следователям-то она не отдает.

Как менты собирают с борделей деньги?

Пятого и двадцатого числа каждого месяца им сдают денежные знаки.

Сколько милиция зарабатывает на этом?

От пятисот до восьмисот тысяч долларов в ночь.

А ты никогда не пользовался сам услугами проституток?

Пользовался, почему нет?

Бесплатно?

Да, однажды. Приструнить надо было кое-кого.

Подъехали, забрали их блядей с точки.

Где в Москве хорошие точки?

Есть недалеко от театра Станиславского. Ниже по улице ширпотреб, как на трех вокзалах.

Ты не брезгуешь?

Я сам не пользуюсь. Мы периодически кому-то засовываем шлюху в постель.

А у вас проходят по делам проститутки?

Бывает – разбой и грабежи. В шампанское, в коньяк добавляют клофелин, клиент отъезжает, заходит кто-то из сутенеров и обирает.

А как ты подкладываешь проституток под нужных тебе клиентов?

Есть две вещи, на которых я никогда не мог зарабатывать деньги. На шлюхах и на похоронах. Я их использую, но не зарабатываю на этом. Вот недавно мы сняли пансионат и нагнали туда шлюх. Сделали свою точку, но денег с них не брали. Все что заработаете – ваше. Им очень понравилось.

 

ОНА СПАСАЕТ СЕМЬИ

Лена: бизнес, только бизнес

Она профессионал. Она владеет одной из самых больших сетей эротических массажных салонов и публичных домов.

Она очень религиозна и считает, что спасает многие семьи от распада. Она знает все о мужчинах, но не любит обсуждать интимные подробности своего бизнеса, потому что это просто бизнес и больше ничего. Она гордится своим профессионализмом, презирает любителей, но во время интервью попросила не называть ее бизнес самым разветвленным в Москве.

На всякий случай.

Мой бизнес – массаж, эротический массаж, пеноаквамассаж. В салонах работают строго без полового контакта и оральных стимуляций.

Вы зарегистрированы как массажный салон, но вы же не запрещаете и не обязываете девушек делать мужчинам то, что они могут делать. Вы получили деньги, а клиент – чек? Вот комната, вот девушка. Остальное – не наше дело. Разве не так?

Есть точное определение разрешенной интим-услуги без полового акта. Это то, что расслабляет человека, вплоть до оргазма, но прямого полового контакта все-таки не происходит.

Но я знаю, что у вас есть салон и с интим-услугами.

Да, есть. Но в основных салонах работают без полового контакта.

Сколько салонов без интим-услуг и с услугами.

Давайте напишем – несколько.

Как вы рекламируете салон с интим-услугами, ведь это же опасно?

Я вам дам номер телефона. Позвоните, и администратор все расскажет. (По телефону): Здравствуйте. Я в «Досуге» прочел про ваш салон. Расскажите, пожалуйста, какие услуги вы предоставляете?… Игры?… Это сразу две девушки?…

Да, интересно, а это что такое «веточка сакуры»?… Ничего себе… А у вас есть, где помыться?… Они и помоют?… О, прекрасно, мне даже представить себе такое трудно… Хорошо, а что с ценами?… Замечательно!

А почему интима нет?… Да, жалко, что нет. А если очень захочется, что делать?… А вот эта последняя услуга сколько стоит?… Да, девятьсот пятьдесят рублей – это совсем недорого. А девушек можно выбрать как-то?… Здорово! А девушки – молодые симпатичные или… Разные?… А если вдруг я не выдержу; если на меня это произведет такое сильное впечатление, что я наброшусь на этих бедных девушек?… Нет, я не маньяк, ни в коем случае…

Но это же не массаж, это получается издевательство какое-то… А они это делают в перчатках? Грудью?…

Ну ладно, я сейчас подумаю… Да, да.

Я вам перезвоню. Вы до какого часа работаете?…

Класс! Территориально вы где?… Новослободская?

Хорошо, я позвоню. (Вешает трубку.) Каковы критерии качества работы девушек?

Критерий простой. Условие, которое строго выполняется – массаж проводят до полного расслабления. До оргазма.

Какова ваша целевая аудитория? Кто туда ходит?

Клиентура салонов – мужчины, которым надоела проституция, приелась традиционная форма такого рода услуг. Куда-то он должен пойти, если он прожил двадцать-тридцать лет с женой, но жена уже ему не интересна в интимном смысле.

А вы не замужем?

Замужем, почему же нет?

Но вы о мужчинах так говорите – неуважительно немного.

Нет. Я очень уважаю мужчин и очень их обожаю.

Я имею в виду тех мужчин, которые прожили двадцать– тридцать лет с женой, но физиология – это другое… Ему хотя бы иногда нужно расслабление, удовольствие.

Почему так дешево – тридцать долларов?

Потому что это имитация полового акта.

А это не опасно, заразиться нельзя?

Это не опасно. Тут не нужен презерватив. Очень многие мужчины не получают удовольствие с презервативом.

Девушки просто это руками делают?

Не совсем. Это не ручная стимуляция. Они это делают грудью, ягодицами, шеей. Руками тоже, когда это сложный клиент, который не может расслабиться.

Одна девушка прикрывает, а вторая уже руками делает.

Прикрывает обычно спереди: всячески ласкает, танцует, иногда просто сидит на нем сверху.

Это сложная техника? Наверное, есть тренер?

Просто большой опыт. Мы начинали давно, и все это время без интима работаем. Кстати, удержались по всей Москве только мы. Все остальные салоны перешли на интим. Очень сложно было донести до мужчин, что (секс? оргазм?) может быть без прямого полового контакта. У нас много постоянных клиентов.

Но чтобы хорошо зарабатывать, получая от каждого только тридцать долларов, нужен поток, огромный поток.

Тридцать долларов – это минимальная программа.

Есть полуторачасовая программа, есть двухчасовая.

Какие там цены, я забыла? Кажется, девятьсот пятьдесят рублей – полтора часа, а два часа – тысяч девятьсот. Все это с пеноаквамассажем. У клиента получается по два-три расслабления.

Какой вы смешной эвфемизм придумали – расслабление.

А как вы вообще начали этот бизнес?

Начало бизнеса

Я приехала в Москву и не могла найти работу по профессии. Позвонила в какой-то массажный салон, не зная, что это такое. Им требовался администратор.

Спрашиваю: «А какие должны быть записи в трудовой книжке?» До этого я была начальником торгового отдела горного завода, работала с кадрами. И в салоне как раз требовался человек смотреть за кадрами – внешний вид и т. д., и т. п. Пришла туда, а там, оказывается, такой интересный массаж. Я и согласилась попробовать у них администратором…

Но там было без интима?

Без интима. Проработала два или три месяца, а потом открыла свой салон.

Что для этого было нужно?

Помещение, прежде всего.

Это похоже все-таки на публичный дом, поэтому надо периодически менять помещение?

Для этого существует «крыша».

А «крыша» – милиция или бандиты?

Милиция. Вы знаете лучше меня, как государство платит милиции. За небольшие деньги они прикрывают.

Какого размера квартира нужна для салона?

Мы снимаем трех-четырехкомнатные квартиры.

У нас девушка получает тридцать поцентов. За все дополнительные услуги – деньги девушке, чаевые – тоже девушке. Сервисные услуги также, за вычетом расходов.

А дополнительные услуги – это что такое?

Анальный секс, лесби-игра… Но это только у нас так демократично, а в других салонах все деньги у девушек забирают.

Нет, нет, не везде забирают. По-разному. Но девчонкам возвращают иногда и сорок процентов.

Да, я знаю салон, где платят сорок процентов. Этот салон набит девочками, там у них реклама большая, но зарплата девочкам практически никогда не выдается – оттягивается, копится, копится, а потом замы– ливается. Им все время говорят: потом, потом. Но там девочки имеют на дополнительных услугах такой чай, что, когда они уходят из салона, им хватает. Конечно, психуют, что зарплату не платят, но уходят с хорошими деньгами. Там такая тактика. Там хозяин – парень – «гребет» еще и их зарплату. Каждый работает по-своему. Он говорит, что не может позволить себе роскошь – платить им деньги, когда они зарабатывают больше него.

Бизнес-план малого предприятия

Все это похоже на типичный малый бизнес.

Проституция – миллионный оборот.

Но в каждом отдельном случае это – малый бизнес.

Давайте попробуем сделать бизнес-план салона с интим-услугами. Значит, первое, что требуется – четырехкомнатная квартира. Квартира в собственность или аренда, в ремонт нужно вкладывать?

Только аренда, и в ремонт немного вкладываем, больше в смену интерьера. В ремонт восемьсот– тысячу долларов. Московские квартиры сдаются обычно с мебелью. Немного докупаем, постельное белье, всякие принадлежности. Еще пару тысяч.

А каково соотношение москвичек и не москвичек?

Кого вы с большим удовольствием нанимаете?

Никакой разницы. Москвички приходят на работу, а потом уходят домой. А приезжие, кто без квартиры, иногда и живут в салоне.

У вас в основном приезжие?

Нет, шестьдесят процентов – москвички.

Говорят, что приезжие менее требовательны, дешевле для работодателя? Вот, в Химках рынок очень открытый, и там – одни приезжие: Украина, Белоруссия…

Это на улице. А мы говорим о салонах.

Я понимаю. Но открытый рынок устанавливает цены и котировки, именно в Химках определяется цена услуги, может быть, ее минимальное значение, но зато и контингент.

Да, там в основном приезжие девочки, которые не знают себе цену. Мужчин больше интересуют именно молдаванки и украинки, потому что темперамента у них больше. Правда, у нас был один клиент, который, заказывая по телефону, всегда говорил, что только не надо везти ему Хохляндию и Молдавию. Охрана пару раз привезла украинок, так сейчас он стал их постоянным клиентом и всегда спрашивает, есть ли какие-нибудь хохлушки.

А москвички, знаете, надменны. Большинство ведет себя так, будто она платит, а не клиент. Я не знаю насчет соотношения на улице. На улице ведь опасно…

Бандиты?

И бандиты, и хулиганы, и клиенты, и сами же хозяева.

Вот, у нас с улицы приходили девочки, устраивались.

Говорили, что зарплату им часто не выдают.

Она же может уйти?

Поэтому и не отдают деньги, что не хотят, чтобы она уходила. Оттягивают зарплату. Особенно, когда хорошие внешние данные.

Их так удерживают?

Да, деньгами. Могут пугать, могут забирать документы.

Но сейчас уже такого мало.

Как вы нанимаете девушек?

Даем рекламу, что приглашаются девушки. Диспетчер говорит по телефону: «Приходите на собеседование.

Посмотрят на вас». Обычно она спрашивает, сколько мы платим процентов.

Диспетчер у вас в одном месте, а салон – в другом?

У кого-то диспетчер сидит на месте. А у кого-то диспетчеры сидят отдельно.

Правильнее диспетчера держать отдельно?

Естественно. Потому что так получается, что девочки работают индивидуально. И нет организатора салона, нет уголовщины.

Сколько звонков от девушек?

Бывает, ни одного звонка. Иногда десять, пятнадцать.

Из пятнадцати две придут на собеседование. Боятся еще салонов – там паспорт могут забрать, милиция может приехать.

А на улице лучше?

Звонят не только с улицы. На улице они, конечно, свободнее. За нее отдали сто долларов за ночь. Она поехала, час отработала – свободна. Может, она ему не понравилась. В салоне такого нет. Вышла работать на двое суток – четко двое суток в салоне.

Всегда по двое суток работают?

По– разному. Они сами выбирают график. Но девушка должна обязательно сказать: «Я вышла на сутки.

И приду теперь послезавтра, например».

Я сейчас пытаюсь встать на место диспетчера.

Лучше иметь большой выбор девушек, чтобы правильно организовать эту работу?

У кого-то может быть плохое настроение, предменструальный синдром, что-то другое.

Плохое настроение? За плохое настроение – штраф.

Большой?

По– разному. Во сколько выльется ее настроение салону, диспетчеру, охране – всем. Если ушел клиент, она платит за час, сколько бы имел салон.

Из– за чего уходит клиент?

Настроение у нее плохое. Клиент говорит: «Я пришел отдыхать. У меня с такой рожей жена дома сидит. Я заплатил деньги, а она мне еще морду кривит». Он разворачивается и уходит. Тогда за него деньги кладет девочка. Ее же выбрали. У нас вид знакомства – клубный. Каждая девушка танцует перед клиентом стриптиз. Потом чай, кофе.

Они садятся, общаются. Если же клиент уходит, не выбрав, то все девочки скидываются и кладут деньги.

Они платят за то, что его не уговорили?

Да, и это справедливо.

Если клиент просто жадный…

Цены– то ему говорят по телефону, значит, человек готов заплатить.

Клиент

Переходим к клиентам. Сколько звонков в день?

Может быть сто звонков, а может – десять, но не все приезжают.

А почему не все приезжают, проводили анализ?

Кого– то цены не устраивают, кому-то территориально не подходит.

Сколько девушек работают с клиентом одновременно на первом этапе?

Человек десять. Когда приходит клиент, они собираются в главной комнате, столовой. Сначала девочки выходят, танцуют, общаются. Потом спрашивают:

«С кем бы вы хотели остаться?» Он остается с какой– то девушкой и уходит с ней в комнату.

Когда он платит?

Он платит девушке, когда определился с программой и определился с девушкой. Иногда потом.

Сколько стоит аренда четырехкомнатной квартиры?

Пять тысяч.

Дорого.

Нормально.

Значит, взяли квартиру. В ремонт тысячу вложили, в мебель чуть-чуть, зеркала, сколько это?

Всего без аренды получится тысячи четыре.

Сколько диспетчер получает?

У кого как. В больших салонах диспетчер получает пять процентов от общей суммы, которая зависит от футбола, хоккея, дня недели…

Получается двести долларов в день.

А это очень прилично. А девушки тоже двести долларов приблизительно зарабатывают.

Это только зарплата. Плюс еще допуслуги. Плюс чай.

Деньги за допуслуги – теневой оборот девушек.

Они же их не сдают?

Нет, конечно. Вот пример: у девочки по зарплате вышло четыреста долларов. Клиент с ней продлевает время, и получается у нее всего тысяча долларов. Шестьсот – чай. Просечь деньги у девушек нереально даже мне. И зачем мне это надо. Одна скажет, другая не скажет.

Вам не хочется формализовать отношения и с чаевыми?

Мне главное, чтобы они оплачивали рекламу, в которую вложено много денег.

Давайте займемся салоном без интим-услуг. Это стоит тридцать долларов. Толпа должна пройти, чтобы это стало рентабельным.

Тише едешь – дальше будешь. Такой салон в день может принести три тысячи долларов, но чаще – шестьсот долларов.

Немного. Менеджер, который управляет этим салоном, сколько получает?

За час массажа менеджер получает семьдесят рублей, каждая девочка – сто шестьдесят рублей. Плюс «ветка сакуры» – каждая сто шестьдесят рублей. Если два часа – триста двадцать рублей. Это пеноаквамассаж.

Подождите, вы так хорошо разбираетесь. Этому ведь надо учить девушек?

Этому учить не надо, это просто имитация.

А просто сексу тоже учить не надо?

Это от природы дано. Их в первую очередь нужно учить, как себя вести. Чтобы они воспринимали себя девушками для отдыха, для досуга.

То есть вы стараетесь немного сделать их гейшами.

Мы не немножечко, мы очень стараемся.

А как вы это делаете?

Репетируем, тренируемся. Я начинаю разговаривать в роли мужчины, подсказываю. В интим-салон иногда приходит девочка, которая учит танцевать стриптиз. Есть другая девочка, которая учит разговаривать.

Диспетчер что-то подсказывает…

В клубе есть процедура знакомства. Каждая из десяти девушек танцует приват-танец стриптиз. Уговаривать начинают уже во время звонка.

А если сейчас позвонить по тем телефонам, которые вы дали, они меня начнут уговаривать, соблазнять?

Конечно.

Почему вы не говорите клиенту, когда он приходит: «Бабки на стол…»

Клиента нужно увлечь. Это правильно. «Кладите деньги» – примитивно. Он может позвонить в другой салон.

Очень много, наверное, зависит от голоса диспетчера.

От голоса, умения разговаривать. Экспромт должен быть обязательно. Мы стараемся брать диспетчеров не очень привлекательных, но языкастых.

Но в любом случае запретный плод сладок, и мужчины часто предлагают диспетчерам.

Администратор встречает клиента, и он – лицо салона?

Нет, это только в салоне без интима встречает администратор.

Потому что там она не несет уголовную ответственность за такую работу. А в салоне с интимом – встречают девушки.

Грех

Бедный мужчина, вроде сходил налево, в салон, а секса не было.

Но организм расслабление получил, а греха нет – он даже перед Богом чист.

Любой секс – это грех, да? Вы замаливаете?

Я очень религиозный человек, часто бываю в церкви, причащаюсь регулярно, даже стараюсь девочек к этому привлечь.

А в этом нет противоречия: такая религиозность и работа?

Это нужная работа. Я по существу спасаю, сохраняю семьи. На самом деле наша работа ничему не противоречит. Нет, это не преступление против Бога.

Массажиста же вы не назовете богохульником?

Сколько девушек одновременно работает в салоне без интим-услуг?

Человек по двенадцать работают.

Кто подбирает смену?

Диспетчер, менеджер. У них огромный опыт и знание клиентов. Уже столько лет они работают, что знают об этом все.

А текучесть кадров большая?

Бывает, но кто от нас уходит, возвратиться может только под штрафом.

А как это под штрафом?

Она пошла, потусовалась по другим салонам, увидела условия, увидела отношения, увидела базу.

И опять мне звонит.

Что такое база?

Ну, бывает, что в другом салоне нет клиентской базы, нет постоянных клиентов, а это самое главное.

Сколько постоянных клиентов?

В хорошем салоне, где долго работают, половина.

Подбор девушек – тяжелая и кропотливая работа.

Четыре года набираем. Тут не только внешние данные важны, но и характер, и порядочность, и уважение, доверие ко мне.

Внешние данные, навыки – не последнее дело?

Конечно.

А политинформацию не проводите, посвящаете их в то, что происходит в мире?

У нас был один очень великий человек. Не буду называть его фамилию. Он заходит и говорит: «Я был в Таиланде. Мне понравился тайский массаж. Мне очень понравилось, что все девушки молчали». Все сразу поняли его намек и замолчали. Он час разговаривал про диеты, про то, что он в детстве голодал. Потом он пошел на массаж, который они тоже молча делали, но степень удовольствия от этого не стала меньше, возможно, даже больше.

Клиенты, которые приходят в салон, о политике мало говорят.

А девушки сами интересуются политикой?

Девушки? Очень интересуются. И политиками.

Девушкам нужно красиво одеваться?

Как вы эту проблему решаете?

Приезжают муж с женой с каталогом. Привозят красивую одежду: сексуальную, для стриптиза.

Не знаю, где они берут эту одежду. Новеньким девочкам мы даем деньги. Они потом отдают.

То есть кредит такой?

Да, кредит. Мы в этом заинтересованы. Ведь для того, чтобы ее сфотографировать, нужно потратить не меньше сотни долларов.

Зачем фотографировать?

Интернет. Интернет-знакомства, для альбома.

А какой у вас адрес в Интернете?

Мы рекламируемся через разные сайты: dosug.org, потом prostitutki.ru, другие, у нас нет своего сайта.

Сколько это стоит. Сколько у вас денег уходит на рекламу?

Десятки тысяч долларов. Я все ждала, когда же вы спросите. А то вы все по мелочам – интерьер, аренда…

На выезд вы на своей машине возите?

Когда машина, когда такси.

Для охранников и шофера выезд – опасная работа?

Девочкам ничего, а для мальчиков опасно. Они за нее получают десять процентов от той суммы, которую привезут в салон.

Вы как-то проверяете тех, кто звонит, перед тем как везти девочек?

Обычно звонящие дают свой домашний номер телефона, и мы перезваниваем, а этот номер пробиваем на компьютере. У нас есть база МГТС. Я бы на вашем месте какие-то налоги платил бы.

Для того чтобы была отмазка в случае неприятностей в связи с неуплатой налогов.

А кому налоги платить?

Государству, за ваши услуги.

Для этого надо регистрироваться.

А вы зарегистрируйтесь.

Мы не регистрируемся потому, что работаем в жилом фонде. Это раз. Нужно медицинское образование.

Это два.

Хотя, с другой стороны, платишь «крыше» – и никакой головной боли. Я брал интервью у адвоката, и он мне рассказывал, что нежелание регистрироваться – это общая ошибка. Дело-то плевое, зарегистрировать, получить все эти справки.

Может быть, на массажный салон. А на салон интим-услуг вряд ли.

Адвокат считает, что именно салон интим-услуг надо регистрировать. Двести рублей стоит получить справки на девушку. Поставить кассовый аппарат.

Каждому входящему – чек. Прилетела милиция – все в порядке. Налоги платятся.

Но я должна обязательно иметь высшее медицинское образование. Для того чтобы нанимать людей.

Так наймите менеджера с медицинским образованием.

Вы ведь собираетесь жить долго, или вы рассчитываете, что вас через год убьют бандиты?

Тьфу, тьфу, тьфу. Смысла нет в этом. Жалко, что у нас нет с собой Уголовного кодекса, я бы показала нам статью.

Организация притона?

Да, да, это статья.

Если у вас легальный бизнес, если вы платите налоги, то это уже не притон.

Интим-услуги в себя включают: прямой половой контакт и все, что связано с оргазмом. Как это сделать легально? Появляется полиция нравов и говорит: «Это связано с интим-услугами». Менеджер объясняет им, что это не прямой половой контакт, хотя клиент получает полное расслабление вплоть до оргазма. И все равно они нас «хлопали», у нас же вон сколько салонов.

«Хлопали»?

«Хлопали» – закрывали.

Не понимаю, почему вы боитесь легализоваться?

Каждому человеку – чек за массаж. Девчонок научить кассу пробивать? Вошел клиент, оторвали ему купончик, взяли двадцать рублей.

Все равно это бордель, если интим. А потом девочки покажут на администратора, и посадят администратора, а не девочек.

Двенадцать человек не заставишь молчать?

Наверняка, они очень плохо к вам относятся?

Очень хорошо относятся. У нас постановка вопроса такая, что каждый в салоне зарабатывает деньги.

Никто никакого отношения и никаких претензий к делам другого не имеет.

Скажите, пожалуйста, а врач у вас есть?

У нас есть врач. Девочки ходят к нему, сдают периодически анализы. Презерватив не абсолютно надежен. Девочки постоянно проверяются. Кто с проживанием – раз в месяц, кто без проживания – раз в неделю.

Мне говорили, что хозяева салонов экономят на регистрации девушек в Москве.

У нас все зарегистрированы. Дурак платит дважды.

Девочку депортируют – и все. Они просто не понимают, что могут кадр потерять. Мы свои кадры регистрируем официально.

А вы не разочаровались в мужчинах? Вы должны были бы разочароваться, они животные такие…

Я запрещаю девочкам при администраторе говорить, что происходит в комнате. Администратор должен знать другое. Не каждому администратору приятно слышать, какой мужчина извращенец или грубиян.

При мне они тем более такие вещи не говорят.

При мне они даже не ругаются матом. Если девочки ругаются матом, мы их штрафуем.

Вам же опасно там появляться. Ведь тогда не администратор, а вы станете организатором?

Это нереально доказать.

Мне одна «госпожа» давала интервью и говорила, что неуважение к мужчинам – ее профессия. Ее посещает такой тип мужчин, которые предпочитают, чтобы к ним относились без уважения.

У нас есть услуги такие.

На телевидении даете рекламу?

На спутниковом телевидении. Там, где эротические программы, там можно давать рекламу.

А в газетах?

Газеты, журналы, Интернет.

И все-таки вы продолжаете относиться к мужчинам с уважением?

Что поделаешь, если они такие. Я просто, может быть, с иронией к ним отношусь немножко.

Что значит «контролировать постоянно»?

Постоянно работать с девочками. Объяснять девочкам, что они проститутки, вбить им в головы, что это способ зарабатывания денег, что этим они должны заниматься в салоне.

Нужно вам из ваших сотрудников делать команду?

Сколько вокруг одного салона человек кормится?

Да, человек двадцать есть. Там главное не команда, а правильные цели. Свободный график у них. Сами выбирают себе дни, просто приходят, предупреждают, ставят в известность.

Сколько человек постоянно там живут?

Человек шесть. Остальные приходят-уходят.

Правильнее же отдельное нанять помещение, пусть живут там, платят.

Зачем? Мало ли не вышли девочки на работу, но есть девочки с проживанием.

А те, кто с проживанием, им жить негде?

Либо жить негде, либо не хочет снимать квартиру, тратить деньги. Если хорошая девочка, то выгодно, чтобы была под рукой, если девочка так себе, то не выгодно. Но на улицу не выставишь, не скажешь: «Иди отсюда. Ищи себе квартиру». У нас есть девочка, которая очень плохо работает в апартаментах. Так, она находится в салоне. У нее все равно есть свои постоянные клиенты. Уже взрослые мужчины. Она человек такой мягкий, очень хороший. Но, когда новые клиенты приходят, ее мало берут. Но она с проживанием.

Но чего-то она зарабатывает?

Она зарабатывает немного, но за жилье не платит, конечно.

Но надо, чтобы она была для вас рентабельна.

Наверняка случается, что вы говорите:

«Знаешь, подруга…»

Нет, мы изначально не берем девушек, которые не подходят по внешним данным.

А ошибок не бывает? Взяли, а клиентов – ни одного?

Я о таких случаях не знаю. На каждую девушку найдется любитель.

Вы сами выбираете? Вкус нужен хороший и, кстати, мужской?

Нет. Выбирают диспетчеры. А мы просто приходим, смотрим. Но не бывает такого, чтобы увольняли за плохие внешние данные.

А диспетчеров как нанять?

Только по рекомендации. Между салонами созваниваемся и спрашиваем, есть ли диспетчер свободный.

Подождите, диспетчер – это тот, кто не сидит в салоне с интим-услугами?

Нет. Диспетчер и администратор – это одно и то же. Бывает, сидит в салоне, бывает, не сидит. В разных салонах по-разному.

С интим-услугами ее нельзя сажать, потому что первую и арестуют.

Нет, можно. Но тогда она деньги не берет. Поэтому ее сложно привлечь. Берет-то девочка деньги.

Но иногда же от милиции все равно не откупишься.

Ведь они иногда показательные мероприятия проводят, показушные.

Бывает, приходится переезжать. А что страшного?

Главное – телефон не потерять.

А телефон мобильный?

Конечно. Квартира – это ерунда. Ну, попадешь на немного денег. Надо быстро открыться и опять начать работать. Сколько у нас салонов. Их «хлопают» – они открываются. «Хлопают» – они опять открываются.

У меня одна из героинь книги – милиционер. Она сказала, что у них начальник в какой-то момент принял решение: у него в районе не будет ни одного борделя.

Они нарочно ехали в пятницу, в самый пик, и мешали салонам работать. В общем, всех ликвидировали.

Такого не может быть, сказки.

Есть плохие или хорошие районы?

Я знаю плохие районы. Они не трогают своих, но трогают тех, кто, работая на выездах, приезжает в их район. Специально вызывают к себе на выезд и «хлопают» этих охранников. Девочек по «административке», а охранникам пытаются впарить сутенерство.

Но у них это никогда не получается. Деньги берет девочка, охранник – не сутенер, он – охранник.

И доказать другое нереально. Хамовники – очень плохое отделение. Они «крыша», у них есть два собственных официальных борделя, и все про это знают.

Сколько в Москве вообще борделей?

Трудно оценить. Если девочки вдвоем снимают квартиру и сами дают объявление, это бордель?

Где самая высокая отдача от рекламы?

Журналы, Интернет.

А вы как-то проверяете эффективность?

Конечно. Диспетчеры пишут, откуда пришел клиент.

И вы анализируете?

Ну, считаем приход и расход на рекламу, сколько денег эта реклама принесла.

Не пробовали, сейчас это целая наука, считать эффективность рекламы – доли, рейтинги?

Это «интернетчики» делают наши. Там аналитики у каждого сайта: посещаемость считается, рейтинг.

Много Интернет дает клиентов?

Интернет больше всего и дает.

Вы в Интернете сайт свой не открыли?

Смысла нет. Его нужно постоянно подымать, подымать, подымать. Лучше дать рекламу в сайты, которые уже подняты.

Конкуренты

Вы с коллегами общаетесь?

Постоянно предупреждаем друг друга об опасностях и просто общаемся, даже приезжаем в салоны друг к другу.

А обмен опытом для сотрудников?

Да. Диспетчеров отправляем на стажировку в лучшие салоны.

А конкуренция?

В проституции нет конкуренции.

Почему? Сегодня позвонили им, а вам не позвонили.

Ну, завтра-послезавтра позвонят клиенты и нам.

Я брал интервью у владелицы крупнейшей сети фитнес-клубов, так она говорила, что принимает как личное оскорбление каждого человека, которого отнимают у ее клуба какие-то другие клубы.

Тут другая ситуация. Мужчина ходит к проституткам.

Скажем двадцать раз. На него работают двадцать девочек. У проституток, кстати, мало своих «постоянников». Потому что мужчине вечно хочется новенького.

Он тратит деньги на новенькое, новенькое, новенькое. Вот к двадцати сходил и звонит в другой салон. Он в любом случае уже не вернется, если попробовал всех девушек, он лучше останется дома с женой. Чего он будет тратить деньги на то, что уже попробовал. Другой салон не виноват, что у него есть новенькая девочка. Поэтому здесь нет конкуренции.

Права человека

Вы не пытались профсоюз организовать? Я с одной девушкой-проституткой обсуждал это, когда брал у нее интервью. Нужна организация, чтобы защищала. Человек с правами лучше себя чувствует и дольше живет.

Пока проституция в стране не легализована, никакой профсоюз не поможет – только деньги.

Нарушение прав человека по Конституции – серьезное преступление. Даже когда милиция избивает.

В Хамовниках был случай. Девчонку, россиянку, клиент взял двумя руками за голову и об стол стукнул.

Синяки, шишки, сотрясение. А когда она написала заявление, в милиции порвали его и сказали: «Будешь писать так, как мы скажем». И заставили написать так, как им нужно.

Вы работодатель и заинтересованы в том, чтобы они были бесправны.

Нет. Я заинтересована в нормальной жизни.

У вас девочек арестовывали когда-нибудь?

Арестовывали много раз. Мы адвоката вызывали своим девочкам, из депортации вытаскивали.

Без регистрации работали?

Порвали регистрации у девочек: «Какая регистрация?

Не было регистрации».

Сколько стоит спасти от депортации?

Адвокату отдали триста долларов. Милиции – сто пятьдесят. Одна у меня работала диспетчером. Она же не животное, чтобы к ней отнестись безразлично. Мы можем тысячи девчонок набрать. Но у нас есть человеческие отношения.

Наверное, девчонки уходят и из-за милиции?

Да, но возвращаются через штраф. Она ломается и потом звонит.

Сколько штраф?

Тысяча рублей.

Немного.

Немного, но чтобы знала. Работа есть работа.

Когда муж на работе

У вас работают девушки, которые работают еще где-то?

Да. Учатся, работают. Семьи есть, в которых муж днем уходит на работу, а жена приходит к нам в салон.

Работает, а к пяти часам возвращается. Это в основном москвички. У одной девочки двое детей, муж сидит и делать ничего не хочет. Получает зарплату какую-то маленькую. Естественно, денег не хватает. Днем она приходит на работу, вечером приходит с работы. Когда муж возвращается, она уже борщ сварила.

Сколько за день получает?

Долларов тридцать-сорок.

А чего так мало?

Днем мало. Вечером больше, когда люди с работы освобождаются.

А когда у вас пик?

Четверг, пятница, суббота. Но бывает и так, что суббота пустая, зато среда хорошая.

Хорошая – это сколько клиентов?

Не по клиентам считать надо. Надо считать, сколько денег платят. Может один заплатить за пятьдесят клиентов. Хороший день – от полутора до четырех тысяч долларов. Но это общая выручка, надо вычесть зарплату всем, за рекламу, аренду…

Бывают в этой работе смешные случаи? Расскажите.

Это был еще первый салон: двухкомнатная квартира, ванная и массажная комната. Двухчасовая программа – сначала пеноаквамассаж в ванне. Потом клиента ведут в массажную комнату и там делают классический массаж.

Потом еще эротический массаж. Когда приходят два друга, как правило, делается так: одного в душ ведут, другого – в массажную комнату. Потом они пересекаются в комнате. Ну, это два друга, им поболтать хочется.

Им делают одновременно классический массаж.

Диспетчер открывает дверь – мужчина. «Здравствуйте». – «Здравствуйте. Проходите, пожалуйста».

Следом еще мужчина. «Вы к нам?» – «Да, к вам». Диспетчер считает, будто пришли два друга и не подозревает, что это совершенно разные люди. Заводит в комнату, знакомит с девушками. Спрашивает: «А расплачиваться как будете: вместе или по отдельности?» Они: «Нет, по отдельности». Перепуганные, какие-то странные.

Диспетчер думает: наверное, начальник и подчиненный.

Непонятная ситуация. Начинают их работать, одновременно. Тот в шоке и этот в шоке. Вдруг один говорит: «Нет. Я ничего не хочу. Я одеваюсь». И только тогда мы поняли, что люди вообще друг друга не знают.

Развели по разным комнатам, успокоили. А они подумали, что у нас такая поточная линия.

Какой у вас основной возрастной контингент?

От двадцати трех до сорока пяти.

Один из участников моего проекта, ваш потенциальный клиент, так сказал: «Когда у меня отношения добровольные, не могу ничего потребовать от женщины.

Я должен умолять, просить. А тут заплатил – вот это, это, это, приступай». Ему это нравится. Парень лет тридцати, такой типичный потребитель ваших услуг.

Я могу сказать, что сколько клиентов, столько разных мотивов. У каждого свои какие-то проблемы.

Иногда не от проблем, а для увеселения.

В некоторых западных странах это считается почти медицинской услугой.

Я тоже смотрю на это как на медицинскую услугу.

Потому что вы даже не представляете, сколько жен поблагодарили бы такие конторы и массажные салоны за то, что мужья с ними еще не поразводились.

Они должны не обзываться: «Проститутки!» А должны сказать: «Спасибо тебе большое!» Потому что когда мужчина заводит любовницу, это уже серьезно.

Бывают случаи, что влюбляются в девочек?

В основном в тех проституток, где интим-услуги.

Влюблялись и покупали квартиры. Брали на временное содержание. Бывали случаи и в салонах без интима, но девочки, которые уходили, все опять возвращались через какое-то время. Им уже не интересно по-семейному.

Кто эти девочки «без интима»? Чем это лучше проституции, больше денег? Или у них ограничения физиологические, психологические?

Считают, что так морально. Считают, что это не проституция, хотя то же самое, конечно. Они все рано или поздно в интим уходят.

Я все-таки не верю, что это может быть без интим– услуг. Наверняка, они там отклоняются от правил.

Мы их проверяем. У нас есть четыре человека. Ребята, за которых мы платим, но их никто не знает.

Они периодически ходят и проверяют девочек, предлагают за секс много денег. Недавно как раз уволили девушку. Хотя она с первого раза не согласилась, но когда он стал ее постоянным, она согласилась.

Как вы ее наказали?

Уволили без зарплаты. Мы постоянно проверяем их в салонах без интима. Когда получаются такие вещи, мы собираем всех и говорим: «Масса салонов с интим-услугами. Везде требуются девушки. Почему вы идете работать сюда?» Нет, они хитрые. Тут они могут с кем хотят и тут им «необязаловка». Плюс они все чаевые себе забирают и еще получают зарплату.

Никто из девушек не пытался повторить ваш бизнес?

Очень многие массажистки хотели открыть свой салон. Все прогорели.

Почему?

Массажистки на все смотрят глазами массажисток.

Им кажется, что дал рекламу, собрал девочек, и к тебе все побежали. Нет, смотреть нужно глазами администратора.

В свое время я так начала бизнес. Клиенту нужно, чтобы было уютно, чтобы он расслабился именно морально. Это заслуга девочек. Но это и называется исполнитель, а не организатор. Все тонкости знает только администратор, если это хороший администратор.

А массажистки все немного безмозглые.

Клиентная база – самое главное.

Естественно. Она нарабатывается годами.

Почему вы не занимаетесь лесбиянками, гомосексуалистами?

У нас есть такая дополнительная услуга – «лесбис».

Они занимаются этим на глазах у клиента?

Да, вместе с ним.

Много у вас девушек, которые пластические операции себе делают: грудь увеличивают?

Нет, у них все в порядке.

Сколько лет они работают, года два-три и уходят?

Да нет. Они работают до тридцати лет практически все.

А психологическая мотивация какая? Приходят подработать на время или понимают, что это надолго.

Мы стараемся им внушить, что это просто заработок.

А те девочки, которые давно работают проститутками, там с психологией… все сломано уже.

Наркотики

Наркомания – проблема серьезная?

Очень серьезная. Увольняем сразу. У нас две наркоманки появились, сразу уволили, как только заметили, что зрачки узкие. Одна новенькая пришла, сутки отработала, диспетчер звонит: «Узкие зрачки, тянущаяся речь». Я говорю: «Вжик». В другом салоне, я знаю, охрана сразу бьет, если наркотики находит.

А если милиция? Она в сторону отойдет, а кто будет за эти наркотики отвечать? Всех предупреждаем сразу: «Наркотики в салоне не присутствуют».

Вы говорите до тридцати лет, но я знаю, что есть любители на женщин в возрасте.

Да, нам звонили и спрашивали, есть ли сорока– пятьдесятилетние женщины. Еще мы предлагаем эскортуслуги.

А что это такое?

Это когда звонят дорогие клиенты. У нас ведь VIP– салон, есть красивые девочки, которые красиво одеваются.

Мы их продаем по каталогу.

Сами фотографируете?

Возим в студию.

Книги в салоне есть?

Да, целая библиотека. Про эротические, тайские массажи. Очень много литературы. Девочки книги приносят. По этим книгам учатся, точки какие-то выискивают.

У нас девочка одна была, она знала теорию – нажимает где-то на спине и клиент расслабляется, эрогенные зоны знала, нажмет и мужчина сразу получает оргазм. Да, мастер.

Много таких, которых вы называете мастерами?

Есть одна девчонка, которая очень любит свою работу.

Она недавно мне сказала: «Я порой боюсь при папе сказать, как я люблю свою работу».

Много вкладывают в косметические дела девчонки?

Вы их заставляете заниматься собой?

Это «обязаловка».

Они должны кремами пользоваться?

Обязательно.

Духами?

Нет, духами ни в коем случае. Представьте, клиент придет домой к жене, а от него будет пахнуть духами.

Даже гель для душа без запаха.

Мне одна профессиональная очень дорогая проститутка сказала, что на себя тратит две-три тысячи в месяц: массажи, вакуумные процедуры, антицел– люлитная программа, кремы.

У нас молодежь работает. У них все в порядке.

Двадцать лет, чего там.

Не все же двадцать. Вы же говорите до тридцати.

Есть мулатка, ей двадцать восемь лет. Но у нее, видно, генетически тело упругое, кожа такая натянутая.

Хорошо зарабатывает?

Она могла бы хорошо зарабатывать, но она сейчас учится и приходит подрабатывать. Очень красивая девочка, да, и взрослая уже.

 

МЕНЕДЖЕР ПОЦЕЛУЕВ

В этом самом большом мужском клубе Москвы собираются любители и почитатели женской красоты.

Они платят тысячи долларов только за невинные эротические удовольствия с самыми красивыми девушками Москвы. В этом клубе девушка может заработать тысячу долларов только за один поцелуй.

Но мужчина не может претендовать в этом клубе на секс. А вы в это верите?

Я начинал медбратом в городской клинической больнице и перетрахал всех медсестер. Мне было девятнадцать лет. Потом был солистом академического коллектива, перетрахал весь балет и хор. До двадцати пяти лет там работал.

Это был период гиперсексуальности, в двадцать пять лет он у мужчин заканчивается. Потом мужчина начинает ко всему критически относиться, в том числе и к женщинам. По теории владельца клуба заниматься здесь делом может только человек, который получает от этого удовольствие.

Я эротоман, в хорошем смысле этого слова.

Какова ваша основная функция?

Отбор девушек – танцовщицы, официантки, хостес и постановка программы.

Купаться в шоколаде.

Шоколад иногда горьким бывает.

Почему?

Потому что это все живые люди. Я для них не герой-любовник. Нельзя сказать, что мы все развратники.

Я с девушками не сплю. Это бы мешало работе.

То есть появились бы любимчики?

Это во-первых, а во-вторых, появилась бы зависть со стороны других.

Текучка кадров большая?

Двадцать процентов в год.

Ваши девушки работают в секс-эротической индустрии.

Скорее в шоу-бизнесе. К сексу обнаженное тело имеет такое же опосредованное отношение, как и в Мулен Руж.

Сколько у вас звезд стриптиза?

Десять человек. Они танцуют в так называемом нон-стопе.

А это правда, что они намазываются льдом, чтобы соски стояли?

Это не так. Сами по себе такие.

Это параметр, важный при отборе?

Большая грудь?

Соски. Или это все в комплексе?

Все в комплексе. Я занимаюсь этим уже пять лет, через меня прошел не один десяток тысяч девушек.

В день приходят пятнадцать-двадцать человек на кастинг. Кастинги проходят пять дней в неделю. Вот и посчитайте, сколько за пять лет. Я-то их не запоминаю, а они меня запоминают, потому что я один там мужчина.

Говорят, что большое количество обнаженных тел сказывается на потенции. Некоторые даже голубыми становятся, меняют ориентацию.

Не замечал.

Ориентацию не меняли?

Надо уметь как-то абстрагироваться. Есть работа, и есть жизнь.

Вы женаты?

Нет. И не разу не был.

А есть личная жизнь какая-то?

В жизни у меня совсем другие девушки. Они к стриптизу не имеют отношения. У меня два высших образования, и я предпочитаю рядом с собой видеть такую же девушку.

Вас, наверное, раздражает этот стандарт, длинные ноги?

Нет. Красота не может раздражать.

Вы считаете, что это красота? Ведь кому-то нравятся худые, кому-то толстые.

О вкусах не спорят. Я отбираю девушек не только за длинные ноги и хорошую грудь. Если у нее пустота В глазах или тупая физиономия, могу не взять ее, потому что у нее не получится ничего.

Основная цель девушки – заработать деньги, или это многие воспринимают как некую эстетическую категорию работы?

Восемьдесят процентов – это деньги, десять процентов – эксгибиционистки. Работая в этой индустрии, они все становятся эксгибиционистками. Раздеться догола на городском пляже ничего не стоит. Мы ездили на фотосессию в Египет, их было двенадцать человек.

Рослые, красивые, здоровые, обнаженные телки, даже полиция, которая должна была гонять за это – не гоняла.

И десять процентов – те, которые танцевать любят, но ни в один профессиональный коллектив не попали.

А какая зарплата?

Я их финансов не знаю, этим занимаются совсем дру– гие люди. На дорогие иномарки, на квартиры им хватает.

Многие ли из них образование получают, учатся?

Восемьдесят процентов москвички и студентки.

Исчезло предвзятое отношение к этому, видимо, сексуальная революция достигает наших границ. Она приходит сюда после школы, и здесь из нее делают звезду. У нас все свое: у нас есть и косметологический кабинет, и маникюр-педикюр, и солярий, и тренажерный зал, и аэробика. Все по себестоимости, то есть гораздо дешевле, нежели в каком-нибудь фитнес-клубе. С восемнадцати до двадцати лет она делает себе квартиру, иномарку, поступает в престижное учебное заведение и уходит из бизнеса. В двадцать лет она уже обеспеченная леди. А учитывая то, что у нас есть занятия по риторике, к нам они просто ломятся, валом валят.

Психологи с ними занимаются?

Да. У нас два психолога в штате.

Это для консумации?

Консумации у нас нет. Это не наш профиль.

Они клиентов не раскручивают?

Естественно, клиенты их угощают. Но мы с этого ничего не имеем. Мы имеем только то, что через кассу проходит.

То есть девушки от проданного ничего не имеют.

Они имею чаевые с приватных танцев.

Чаевыми они обязаны делиться?

Все им.

Кстати говоря, хороший бизнес-кассеты выпускать?

Вот эти продавались очень хорошо. А шоу-программы, которые мы сейчас выпускаем в таких же коробках, идут плохо.

Из ста человек вы скольких берете на работу?

Одну– двух.

Они у вас все тощие и длинноногие. Когда войдут опять в моду девушки типа Мерилин Монро.

Ни для кого не секрет, что гомосексуалисты держат мир высокой моды. Девушка в их представлении не должна затмевать красоту костюма. Чтобы бросалась в глаза не она, а то, что на ней надето.

Поэтому особых красавиц среди подиумных моделей нет. Этакие серенькие мышки. В последнее время наметилась новая тенденция: они снова стали приобретать формы, снова вошла в моду грудь, чего раньше не было, взять, например, того же Calvin Klein.

У вас есть толстые девушки?

Толстых нет. Есть пухленькие.

Вам же нужно диапазон представить?

Естественно. Здесь должны быть разные девушки.

И блондинки, и брюнетки, и маленькие, и высокие, и с маленькой грудью, и с большой грудью, и с большой попой, и с маленькой попой.

В крейзи-меню – слизывание сливок с груди, кому деньги?

Все девушке.

А танцы на коленях?

Это и есть приватный танец. Он может исполняться где угодно. В главном зале всю ночь идет стриптиз нон-стоп и проходят шоу-программы. Здесь работают лучшие девушки. Те, кто уже не первый год в стриптизе. Средний возраст двадцать четыре– двадцать пять лет. У нас нет дресс-кода, но почему-то все ходят в костюмах и галстуках.

Довольно-таки дорогое оформление? Сто двадцать посадочных мест. На некоторые мероприятия набивается до четырехсот человек. Они как селедки в бочке.

А вход платный?

От двадцати до ста долларов. В разные залы по-разному. Зал с полным стриптизом дороже. Если сразу заплатил сто долларов, то ходи по всем залам. Дальше так называемый хард-холл. Там более жесткий стриптиз. Он тоже полный, но с элементами лесбийской любви. По три-четыре девушки на сцене одновременно с разной степенью откровенности, с разной степенью мастерства имитируют лесбийскую любовь.

И наверное, садо-мазо?

Не идет садомазохизм. Для большинства русских это неприемлемо. Только для очень узкого круга людей, не так, как в Голландии, Германии. Еще есть сауна от ста до двухсот долларов. Мини-VIP, там тоже можно приватный танец заказать. Японская баня очень большим спросом пользуется.

А где стоит камера, которая следит?

Ни в саунах, ни в VIP-зоне камер нет. Единственные в зале камеры слежения, а не записи.

А если у него крыша поехала, и он набросился на нее?

Тут есть тревожные кнопки.

Когда самый пик в клубе?

Ночью, после двенадцати и до пяти утра.

К вам приходят женщины после пластики?

Очень мало. У меня есть пара девчонок с силиконом.

На сто восемьдесят человек всего две или три. Те, кто рожает, например, если после родов грудь портится.

От вас они когда и куда уходят?

У меня есть одна танцовщица, ей тридцать два года. Это исключение, которое подтверждает правило.

В основном возраст от восемнадцати до двадцати двух.

Мне кажется, что женщина по-настоящему эротична после двадцати пяти. До тех пор они не чувствуют, они этого не понимают.

Да, согласен.

А вы берете до двадцати двух.

Они выглядят красиво. Контингент наших гостей – ›то состоявшиеся, богатые люди, а такими становятся обычно после тридцати пяти-сорока. Не секрет, что мы, мужчины, становясь старше, все больше обращаем внимание на девушек помоложе. У французов есть выражение: «Я не настолько стар, чтобы мне нравились молоденькие девушки».

Сколько клиент здесь оставляет?

Долларов триста, четыреста, пятьсот достаточно, чтобы хорошо посидеть, попить, поесть.

Я слышал, что оставляют состояния.

Нет, такого нет.

Если клиент тратит десять тысяч, то ему предоставляют «хаммер» или что-то еще…

У нас есть услуга покататься на лимузине, пожалуйста, ради бога.

Если у вас нет консумации, то девушки не пристают к клиентам: «Купи», или вы их как-то настраиваете, чтобы они думали о клубе?

У нас команда сплоченная и понимающая. Девчонки понимают нужды клуба, а мы понимаем их. Наша цель – сделать каждого гостя постоянным гостем.

Как девушки разбираются, что к этому клиенту надо подходить, а к этому не надо. Или он это сам решает?

Есть такие таблички, которые на столы ставят.

С одной стороны написано «Хочу», а с другой – «Не хочу». Если он поставит «Не хочу», то к нему никто не подойдет. Но закон жанра есть закон жанра. Если ты приходишь в стриптиз, значит, надо дать чаевые девчонкам.

То есть человек, приходящий в стриптиз, готов к этому.

Сколько дают?

Меньше ста рублей обычно не дают. Все зависит от его платежеспособности и от того, насколько она ему понравилась. Могут и сто долларов.

Сумма-рекордсмен?

При мне дали девчонке пятьдесят тысяч рублей.

В качестве чаевых.

А за что?

Просто так.

Максимальная сумма, которую клиент потратил здесь?

Не могу сказать. Можно потратить порядка двадцати-тридцати тысяч долларов. Я, правда, не знаю, что для этого нужно. Наверное, литрами пить дорогой коньяк, который стоит триста пятьдесят долларов. А у нас сейчас нет крейзи-меню, мы уже давно им не пользуемся. Девчонки сами придумывают.

А приватный танец, он же в крейзи-меню входит?

Стриптиз подразумевает приватный танец.

То есть нужно обратиться к девушке?

Станцуешь для меня? Да, станцую. Сколько? Сто долларов.

А как должен при этом вести себя клиент? Он не имеет права ее трогать?

Каждая девушка сама для себя определяет правила.

Кто– то разрешает трогать, а кто-то не разрешает.

Но если разрешить трогать, то это садизм.

Смотря как трогать. Погладить по попке или потрогать за грудь, в этом нет ничего такого. Но палец засовывать никто не позволит. Да наши гости и не станут этого делать. Уровень такой.

А бывали случаи, что девушки выходили замуж за клиентов?

Конечно. Очень часто. За год мы выдали замуж шестьдесят девушек.

Замуж или в более широком смысле?

В более широком смысле. Есть одна пара, они недавно родили ребенка. Приходят раз в две недели.

Иностранцев много?

Примерно пятьдесят на пятьдесят.

Мужчины воспринимают девушек как «почти проституток»?

По опыту могу сказать, что женщины – большие ханжи, нежели мужчины. Очень много девушек замужних у нас работают, если не замужних, то живущих с кем-то. Работая здесь, не обязательно оказывать интимные услуги. Более того, у нас запрещено это делать на территории клуба.

А вы как-то следите за девушками, как-то их воспитываете?

Конечно. Если происходит какой-то конфликт, то разбираюсь с каждым конфликтом индивидуально.

Какие конфликты были? Ревность?

Скорее конкуренция. Я это строго пресекал всегда.

На Новый год мы закрываем клуб и устраиваем праздник для своих. Они все расфуфыриваются друг перед другом, надевают вечерние платья. С утра уже здесь, делают себе макияж, делают прически, вызываем лишнюю смену визажистов и парикмахеров.

Представляете себе сто пятьдесят восемнадцатилетних девчонок, пьяных, в сексуальном подъеме, и все это в закрытом помещении. Мы пускаем мужчин на Новый год, но предупреждаем, что за безопасность ответственности не несем.

И тогда случается…

В кастинге участвует психолог?

Да. Когда они все собираются, она рассказывает им, для чего их собрали, что за клуб.

Сколько человек работает в клубе?

Всего четыреста девушек, включая танцовщиц, официанток. Есть еще менеджеры, охрана, всякие службы, склад, бухгалтерия. Всего человек пятьсот.

У них какая-то зарплата гарантирована или они сами?

Они сами.

Какие претензии у вас к ним бывают?

Некоторые перестают следить за внешним видом.

Редко, но бывает. Лишний вес, появляется целлюлит.

Я их гоняю, заставляю ходить в тренажерный зал, на аэробику.

Вы делаете благородное дело – даете рабочие места девушкам, чтобы они не занимались проституцией.

Согласен.

О чем они мечтают?

О чем мечтают все девушки? Выйти замуж. Были такие случаи, когда она уходит, но потом возвращается, потому что не может, когда на нее не смотрят, когда она не раздевается перед другими.

А многие из них мечтают о карьере актрисы?

Да, многие. И у кого-то это получается. Наша девушка сыграла Мерилин Монро в документальном фильме на Первом канале. Очень многие в рекламе снимаются.

Сколько стоит фотографу взять вашу девушку на фото-сессию?

Каждый раз по-разному, вплоть до того, что мы денег не берем. Это действеннее, когда ты открываешь журнал, тебе понравилась девушка, а внизу видишь, что это модель из нашего мужского клуба.

Сколько раз было такое, когда приходят гости, показывают журнал и спрашивают, работает ли сегодня эта девушка. Да, работает, вот она. Представляете, что такое для простого обывателя увидеть звезду.

С какими вопросами они обращаются к вам сами?

В основном это депрессии. Без настроения работает, глаза на мокром месте…

Какой средний возраст зрителей?

От тридцати пяти и до семидесяти. Есть у нас дедушка, он одну танцовщицу внучкой считает, дарит цветы, без всякого эротизма. Не знаю почему, может быть, у него детей нет или внуков, и вот он нашел себе красивую внучку.

А что он делает?

Он приходит, сидит, смотрит и с ней общается.

Какая общая площадь клуба?

Четыре тысячи, по-моему.

Половина, наверное, служебные помещения?

Да, очень большие гримерки.

А люди гордятся, что они здесь работают?

Да, большинство.

Какая зарплата у персонала?

Я знаю, что вообще в этом бизнесе средняя зарплата триста-четыреста долларов. Работа у большинства творческая, у остальной части – позволяющая совмещать, неполная занятость. Клубный бизнес, ресторанный бизнес все-таки отличается от государственных структур. Нижний зал – единственный, который начинает с пяти, а остальные с девяти вечера и до пяти утра.

Это тяжелая работа?

Вы знаете, это была бы тяжелая работа, если бы ей приходилось работать четко с пяти вечера до пяти утра.

Их много. Поэтому ближе к часу-двум ночи их начинают отпускать.

Хозяин клуба

У вас в принципе секс с девушками возможен в клубе?

Это называется освободить от работы.

Получается, что танец – это бесплатная нагрузка?

Почему бесплатная? Для того чтобы дали чаевые, надо понравиться. А без танца как?

Ваши клиенты знают, что они имеют право потребовать, а что нет?

Конечно. Игра начинается у входа. Это закон жанра.

Вы приходите в казино, это одна игра, приходите в стриптиз – другая игра, приходите в ресторан – третья игра.

У вас, значит, должны быть и фанаты?

Есть люди, которые каждый день как на работу ходят.

Я бы так не смог, при всей моей эротомании.

Много денег тратят?

Да. Есть даже спецы такие, которые всю клубную работу знают.

Отношения с конкурентами. У вас ведь постоянно переманивают девушек.

От нас не уходят в другие клубы. От нас уходят либо на содержание, либо из стриптиза вообще.

Вы увольняете девушек?

Да. Если они перестают соответствовать правилам клуба.

Вы, наверное, их увольняете, когда они перестают приносить достаточное количество прибыли?

За это еще ни разу не выгнали никого. Мы не считаем, сколько каждая приносит.

В каждом ресторане есть программа, которая считает, сколько этого заказали, а сколько этого.

У нас на кухне тоже есть. Некоторым девчонкам деньги не нужны. Это отъявленные эксгибиционистки.

Ей нужно танцевать, ей нравится, когда на нее смотрят. И зачастую это самые красивые девушки. Ей не нужно ни к кому подходить, потому что у нее дома сидит денежный мешок, который приезжает за ней на Lexus. Она украшение.

Как же он ее отпускает?

Люди разные. Есть такие, которые разрешают.

Клиент ей предложит полторы штуки, и она согласится.

Они доверяют друг другу – это первое, а второе – значит полторы штуки для нее не деньги.

Они работают в клубе ради экономической независимости?

Это тоже.

И что-то еще откладывают?

Все по-разному, но в основном да. Это тот срок, и который можно стать материально независимой и начать другую жизнь.

Что они первое покупают?

Костюм и туфли, потому что им в этом надо работать. Есть в Москве два магазина, специализирующиеся на продаже стриптизной одежды, это «Эхо Голливуд» и Fashion 911.

В каких журналах вы даете рекламу?

В «Penthouse» и периодически работаем с разными журналами, которые считаем для себя перспективными, «ХХL» например.

А в «Знакомства»?

Ни в коем случае. Вы что? Это не наш контингент.

Наш профиль – гости, читающие «Коммерсантъ».

А рекламу в «Коммерсантъ» даете?

В «Коммерсантъ weekend».

К двадцати четырем годам девушки от вас уходят?

Не все, но большинство. Никто не уходит, не имея человека, который бы их содержал. Это может быть муж или просто любимый, но уходят к мужчинам.

Мне кажется, что двадцать четыре это самый возраст, или у них грудь уже отвисает?

Нет. Если она начала с восемнадцати лет работать, то к двадцати четырем годам она уже обеспечена.

А есть фанатки?

Да. Такие работают и до тридцати. Даже имея хорошие средства, имея денежный мешок, все равно приходят и танцуют.

На какую работу они уходят?

Одна, например, хозяйка туристической фирмы.

Она стала бизнес-леди.

Они у вас здесь выпивают? Они обязаны это делать?

Нет, не обязаны. Она может сок попросить. Пьянства нет. Что мне нравится в современной молодежи – у них нет пьянства.

Они же с клиентами выпивают.

Они разумно выпивают.

Какая политика клуба вот в этом отношении? Вы должны стимулировать продажу алкоголя? Вы заинтересованы, чтобы они заказывали?

Да, но их же много. В смену выходят порядка ста– ста двадцати человек. Напивались – было, а спиваться не было.

А как с наркотиками?

Пару девушек мы выгнали. Человек в состоянии наркотического опьянения неадекватен. Мы с такими не связываемся.

Милиция устраивает налеты какие-нибудь?

Раньше бывало. Я слышал, что после «Норд-Оста» запретили устраивать маски-шоу, вламываться с автоматами.

Какие еще проблемы с внешним миром?

Очень больная проблема – как только в Москве что-то взрывается, милиции дают больше прав, и от этого начинают страдать девчонки, потому что вместо того, чтобы ловить преступников и бандитов, они начинают вымогать деньги за якобы ненастоящую регистрацию.

Одна танцовщица позвонила в службу собственной безопасности. Какой-то мент прознал, где она работает, и начал вымогать деньги. Она позвонила в службу безопасности, и ей аж стало жалко, как они его били. Его сразу же из милиции погнали. Сам факт мне не нравится. Милиция должна защищать, а не вымогать.

Часто к вам ходят женщины?

Да. И меня это радует. Самые слабые дни в стриптиз-клубах – это суббота и воскресенье, потому что ты не скажешь жене, что задержался на совещании на работе, это семейные дни. Поэтому, скорее всего и будние дни ходят те, которые сидят на совещании.

Л когда они пришли парой, я радуюсь, что кто-то кому-то не врет. Раньше считалось, что эротизм – это прерогатива мужчины. Мне нравится тенденция, когда женщинам это интересно.

Женщине нравится давать чаевые другой женщине?

Да, и такое бывает. Иногда даже что-то заказывают.

Эмансипация.

 

ЛЮБОВНИК ВСЕГДА

В своем рекламном объявлении он обещает женщинам настоящую и полноценную любовь.

Он очень терпим к недостаткам женщин и даже прощает им то, как тяжело они расстаются с деньгами, когда им надо оплатить его искреннюю и глубокую, но временную любовь. Он по-своему любит свою девушку, с которой постоянно живет и от которой не надо скрывать, чем он зарабатывает деньги, потому что она зарабатывает деньги тем же.

Когда заказов от женщин недостаточно, он соглашается работать с мужчинами.

В любом качестве. Бизнес позволил ему купить в Москве собственную квартиру. Он учится.

Он доволен жизнью.

Что вы пишете в объявлении?

Приглашаю в гости приятно провести время. Некоторые пишут про материальную поддержку. Все всё понимают.

В «МК» не давали рекламу?

Было дело. Но там контингент попроще и победнее.

Сколько тратите на объявления?

Долларов четыреста в месяц.

Вы приглашаете только женщин или мужчин тоже?

Женщин, мужчин и пары.

Меня сейчас интересуют звонки женщин. У женщин психология ханжеская?

Они боятся, стесняются, неловко им, много нюансов.

Смущаются, что платят деньги, что-то в этом есть неправильное. Может, жадные. Она думает, что лучше я эти деньги в салоне потрачу. На ногти, на прическу.

Может, это унижает их достоинство. Когда бесплатно, ей кажется, что ее это возвышает.

Может быть, инстинкт у женщины, чтобы за нею ухаживали, а она убегала?

Ну, да. А тут наоборот. Тем более незнакомый приходит, по башке может дать, страшно.

В «Красной Шапочке» они решаются и активно снимают мужиков.

В такой обстановке им легче.

Вы сколько работаете?

Года три, четыре.

Мне вчера девочка одна рассказывала, что самое ценное в такой работе – сеть клиентов и хороших знакомых. У вас такого нет?

У нас чуть по-другому.

Сколько это стоит?

Сто долларов. Два часа.

А почему к вам обращаются пары?

Хотят разнообразия. Люди пресыщены, нужна свежая кровь, струя. Я уверен, в глубине души каждая хочет попробовать и так, и эдак.

И что они пробуют?

Обычно все просто – по очереди. Ну, еще что-нибудь.

Сколько вам лет?

Двадцать семь. Сначала были проблемы, плохо получалось, ну а потом с опытом сам расслабляешься.

Нам, ребятам, сложнее, чем девчатам, правильно?

Два раза в день получается, или чаще?

Когда как. От настроения зависит, сами понимаете.

Я думаю, наша работа отличается от западной проституции.

Здесь не просто сексуальные услуги, мы работаем как психотерапевты. Больше устаешь не от секса, а от разговоров. Бывает, чувствуешь себя как выжатый лимон. Проблемы с мужем, на работе, с приятелями, с детьми какие-то ситуации. На Западе пришел, сделал все и свободен, а у нас: а поговорить?

А иностранцы звонят по этому телефону?

Бывает. У иностранцев все чуть-чуть по-другому: ты приходишь, за это они и платят. Не важно, сколько времени заняло, секс один раз, разрядился, кончил, и все. Пять минут, двадцать, полчаса, не важно.

Вы пьете на работе, когда предлагают? Ведь могут и клофелин подсыпать?

Надо разбираться в людях. Я, когда учился, ботинки продавал на рынке. За два месяца я уже по голосу, по виду человека понимал – надо ему покупать или он просто интересуется. И тут то же самое. Уже по телефону чувствуешь, просто так она звонит или не просто так.

Существует в этом деле какой-то психологический барьер, который надо преодолеть?

Конечно, если ты просто так, абы как действуешь, это развращает. Это не просто так, а работа. Когда ты преодолел психологический барьер, то сразу перестаешь суетиться, начинаешь работать.

Больше женщин или пар?

Процентов семьдесят пары.

А кто обычно инициатор?

Как правило, мужчины. Иногда видно, что инициатор мужчина, но подтолкнула его к этой идее жена.

Незаметно для него.

Вы откуда в Москву приехали?

С Волги. Я здесь учился в гуманитарном университете.

Сейчас второе высшее хочу получить.

Себя вы как-то классифицируете с точки зрения секса.

Универсал.

Вы бисексуал или обычный мужчина, который зарабатывает этим деньги? Вы получаете удовольствие?

В нашей профессии невозможно работать, если тебя от нее тошнит. Мне все нравится. Секс – это энергия.

Многие ребята и девчонки знакомые поработали некоторое время, полгода, год и потом говорят, не мое это. Вроде бы деньги хорошие, но не могут они.

А что вам нравится? Это новые знакомства, новые лица?

С людьми интересно пообщаться, развиваешься, чему-то учишься, на жизнь смотришь, и потом есть определенная цель – заработать. Вот, квартиру купил четыре года назад, хрущевку под снос. Рассчитываю новую квартиру получить.

Никто из женщин не предлагал постоянные отношения?

Были предложения. Но мне другое надо. Я дышать не смогу, свобода для меня – все. Бывает, она так грубо начинает: «Вот, на тебе сто долларов, бери». Я в таких случаях говорю: «Знаете, я думаю, мы с вами не найдем общего языка, возьмите свои деньги назад».

Это же непрофессионально.

Знаю. «Нравится, не нравится, спи, моя красавица».

Нет, право выбора у меня всегда есть. Хотя моя работа это все равно унижение. Многие к этому относятся как к ужасному, похабному. Я думал над этим и считаю по-другому: когда человек ко мне приходит, то психологически, морально, физически отдыхает, и у него потом и на работе лучше, и в семье лучше, и вообще…

Вас оскорбляет пренебрежительное отношение?

Да, естественно: «Фу, проститутка, грязь». Кому же это понравится?

Вы не один живете?

С девушкой.

Она знает, чем вы занимаетесь?

Она тоже этим занимается.

Вы пару можете сделать.

Да, это уже было, но мы не хотим так.

А она как-то специализируется: улица, сауна?

У себя принимает, а на выезд очень редко.

Вы ей помогаете, охраняете?

Один случай с клофелином был связан. Она мне звонит, я чувствую, язык у нее какой-то необычный:

«Что– то не то, три рюмки выпила, от трех рюмок я так опьянеть не могу».

Я не понимаю, зачем девушку опаивать?

Чтобы ограбить квартиру. Она мне позвонила, когда поняла, что что-то не то, потому что они и сексом позанимались, а клиент: «Ну давай, я тебе массаж сделаю, полежи», а она говорит: «Я чувствую, что все, отрубаюсь, отрубаюсь». Я подъехал, она у подъезда меня ждала. Зашли в квартиру, он ходит в полотенце.

Я говорю: «Ну что, милицию вызываем», а он, конечно: «Да ладно, не надо». Милиция – это канитель: соседи узнают. Хотя это покушение на жизнь, попытка ограбления. Когда он вышел, я посмотрел с балкона, он сел в «десятку», там еще двое было.

Вас арестовывали когда-нибудь, в милиции в обезьянник сажали?

Было дело. Еще в студенческие годы: мы с приятелем ночью за пивом пошли, а менты нас остановили и начали обыскивать, мы прикалываться стали. Они тупые, обидчивые, вот до утра и продержали в обезьяннике.

В связи с работой ни разу не забирали.

На квартиру вы вместе накопили?

Ну да. Каждый месяц откладывали. Цель поставили себе и накопили.

А когда у вас пик работы по времени суток, по дням недели.

Волнами все происходит, то затишье, то – как начинают звонить. Я думаю, это какие-то магнитные бури, природное явление.

Сколько в месяц получается? Тысячи три получается?

Это хорошо, если три. То густо, то пусто, как в любом, наверное, бизнесе.

А бывало пять?

Нет, пять нет. У девчонок бывало, они каждый день работают и по пять раз, и больше.

Как вы отдыхаете с вашей девушкой?

На природу ездим. Нам удобно вместе – скрывать ничего не надо. Часто обсуждаем работу, случаи.

У вас и секс с ней есть?

Да, конечно, как у всех.

Бывает, что зарабатываете меньше тысячи в месяц?

Бывало. Когда знаешь, что квартира уже есть, все нормально.

Вы деньги в банке держите или по старой русской традиции в чулке?

У меня карточка есть.

Женщины, когда вам звонят, они уже навеселе?

Да, ей барьер преодолеть надо. Даже если за ее деньги, приходится уговаривать.

Как женщина начинает разговор с вами?

Говорит, что я и хочу, и не могу, не знаю, ну давайте вот встретимся, я посмотрю. Я отвечаю: «Без проблем, давайте встретимся, не захочется, на нет и суда нет».

И где вы обычно встречаетесь?

Обычно она подъезжает на машине, и потом уже говорит: «Ну вот, я тебя пригласила, я на тебя посмотрела, в машине посидели, поговорили, вроде ты нормальный парень».

Что им важно?

Характер, разговор, иногда говорит, знаешь, какие бывают: ногти грязные, либо весь какой-то неопрятный.

Посидели в машине и дальше?

Она говорит: «Ну, поедем?», и я говорю: «Ну, поедем».

Куда вы поехали?

К ней домой.

А не боится, что вы ее по башке?

Она же от безысходности позвонила, она на срыве уже. Перед этим мы с ней час по телефону говорили.

А по времени это всегда два часа или больше?

Чуть– чуть больше, жалко человека просто, видно же, что она в таком состоянии, потом секс, потом после секса ее надо приласкать, послушать ее.

А деньги?

Деньги с женщин надо сразу брать, если сразу не взял, считай, бесплатно работаешь – ни в жизнь не заплатит. И жалко ей, и обидно. Я много раз на этом попадался. Женщины жадные все очень. Тем более за секс платить.

А за такси вы берете отдельные деньги?

Как договариваешься, за дорогу назад, например, она платит.

А какая ваша цель во взаимоотношениях с клиенткой?

Просто заставить ее кончить?

Все от женщины зависит, разным женщинам разное надо. Бывает, что и кончить. Любому человеку нужно общение, нужен секс, нужно и поговорить.

Одна мне тут говорит: «Ой, я с мужем двадцать лет прожила, а сейчас он ушел, и все у меня рушится».

Сколько ей лет?

Лет сорок-сорок пять. И ощущение глубокой старости.

Бывали случаи, что, заплатив, она говорит: нет?

Да нет, что-то таких случаев не было.

Мне одна знакомая рассказывала, что она ходит в клуб «Красная Шапочка», сто долларов женщины меняют по доллару, по пять.

Растянуть удовольствие. По глоточку, по копейке.

Благодарят?

Конечно: «Ой, ты мне так помог, жить захотелось, поняла, что все в жизни неважно, все нестрашно».

А бывает, что хотят изменить и этим отомстить?

Был случай, она со своим бойфрендом поссорилась, они лет пять-семь вместе. Ревновали друг друга, то он ей изменял, то она ему изменяла, и вот он ее обидел.

Почему она к вам обратилась? Наверняка у нее есть какие-то знакомые или ей надо прямо сейчас, сию минуту?

Нет, просто есть настроение, вечер, все люди отдыхают, пятница, суббота, все парами ходят, она подруге позвонила, та со своим парнем, с мужем, а она одна.

Обязательно пользуетесь презервативом?

Да.

Вы скрываете от родственников?

Многие девчонки скрывают от родителей. А у меня мама знает.

У меня вчера была девушка, у которой муж знает. Он ее ужасно ревнует. Но она здорово зарабатывает.

Ну да, такое бывает. Конечно, какие-то барьеры внутри себя приходится перешагнуть, но если ты сознательно на это идешь и все понимаешь, то так легче.

У вас милиция никогда контрольные закупки не делала?

Был случай, звонит и приглашает к себе меня и девчонку: «Купите по дороге шампанского, я деньги заплачу». Приезжаем, они достаточно молодые – муж и жена. Он: «Проходите, давайте выпьем», я вычисляю, что он типа охранник, чувствую, что-то не то, и, пока они на кухне, я в комнату заглянул. Смотрю, там оружие стоит. И тут охранник этот входит. И говорит, что субботник будет. Я ему сказал, что отказываюсь.

Он говорит, что в милицию повезет. А я уже все понял и говорю: «Поехали».

А что вы поняли?

Он хотел насильственно, хотел группового секса, давления над личностью. Ему хотелось морального унижения. Я говорю: «Собирайтесь девчонки, все, в милицию поехали». Он не ожидал этого. Я понимал, что главное уйти, без крови, без всего, ну, просто уйти. И он начинает по телефону: «Петрович, там кто у меня сегодня дежурный? Хорошо, сейчас я подъеду, задержал тут одних, сейчас привезу, сейчас мы подъедем». Это смешно уже было, мы ушли и шампанское забрали.

 

ЭРОТИКА ПОД «РАМШТАЙН»

Андрей

Что делать, если музыкальные фанаты не приходят тебя слушать на стадионы? Можно им предложить не только музыку, но и эротическое зрелище.

Что делать, если и это их не соблазняет? Пригласить оставшихся фанатов в стрип-клубы и убавить громкость музыки, придумать сюжет для эротического спектакля, сделать соблазнительные наряды для актрис, чтобы подчеркнуть красоту девушек. И слушать любимую музыку дома.

Как пришла идея этого бизнеса и что это за бизнес?

Я играю на гитаре и музыку сочиняю. Была музыкальная группа, мы играли в стиле «Рамштайн». Потом захотелось сделать мини-театр, появилась группа танцовщиц.

Вы альбомы начали выпускать?

Четыре альбома уже вышло, по всему миру продаются.

Первый альбом выпустили в девяносто шестом году. Группа называется «Саториал». Как только выпустили альбом, так пошло шоу. На вкладках были очень откровенные фотографии обнаженных девушек.

Это было сочетание стиля «Рамштайн» и эротики?

Мы переиграли группу «Рамштайн», по их разрешению.

Жесткая музыка и фетиш-эротика. Садо-мазо, плетки. Даже клип сделали. Это происходит на больших площадках, но мы сделали программу и для маленьких клубов. Хотелось подчеркнуть сочетание: обнаженное женское тело и агрессивная музыка, кожа, плетки – все идеально сочеталось.

Сколько в группе человек?

Четыре человека: гитара, бас, барабаны и клавиши.

Когда это стало приносить прибыль?

Музыка не всегда приносит прибыль – от случая к случаю.

Вы зарегистрированы как-то?

У меня патент по организации культурно-массовых мероприятий. Отдельные выступления начались в двухтысячном году. Раньше были ДК, сейчас этого нет. Клубов больших мало, соответственно выступлений тоже очень мало.

Как часто вы выступаете?

Большое мероприятие – раз в месяц.

Сколько денег приносит выступление?

Гонорар пятьсот долларов на всю группу. Очень мало.

Поэтому мы делаем много маленьких выступлений.

Иногда несколько выступлений в день. Минимум два выступления в неделю.

Я слышал, вас любят скинхеды?

У нас на концертах стоит дресс-код. Мы стараемся не пропускать их на концерты, чтобы не было проблем.

Какие еще молодежные группы к вам тянутся?

Мы делали вампир пати. Обнаженные девушки из гроба вставали, все такое. Это шоу нам запретили.

Вы фактически придумали две формы существования.

Первая форма – это концерты. Вторая – это подтанцовка под вашу музыку. Сколько это приносит денег?

Без группы с маленькой площадки прибыли больше, чем с большого концерта. Те же пятьсот долларов.

Сколько девочек участвуют?

Шесть девушек постоянно, если какое-то глобальное выступление, то до десяти человек.

У вас есть художник, сценарист?

Сценарий разрабатываю я, а постановку танцев делает хореограф.

Как клубы смотрят на то, что у вас стриптиз?

Запрещают полное обнажение. Есть клубы, в которых топлесс можно, а полного обнажения нет нигде.

Как вы распределяете зарабатываемые деньги?

Я забираю двадцать процентов, остальное идет девушкам, хореографу и так далее.

Мне показалось, что девочки не очень профессиональны.

Или это стиль такой?

Это мы специально делаем, более резкие движения, более жесткие. Сложно конкурировать. Стрип-клубы набирают девушек, обучают немного и они работают без зарплаты – на чай, на консумацию, на увольнение.

Что такое увольнение?

Это когда девушку забирают для секса. У нас шоу– программа. А в стрип-клубах они получают деньги за что угодно, только не за танцы.

А ваших приглашают провести остаток ночи как проституток? Много девочки зарабатывают именно проституцией?

Мы на флаере написали, что это куртизанки.

Проститутка идет с тем, кто платит ей деньги. Куртизанка продается и получает деньги, но ляжет только с тем, кто ей нравится. Мы не запрещаем.

Но если они выступают у нас, они должны просить минимум тысячу долларов. Меньше чем за тысячу она не пойдет.

Почему так много?

Имидж. Для богатой, взрослой аудитории.

Бывают на представлениях очень богатые люди?

Я б не сказал. Люди, которые занимаются бизнесом, они приходят в другой мир, расслабиться.

Никаких богачей не было, когда я приходил.

Была тематическая вечеринка, готика, без рекламы.

Очень модное на Западе музыкальное направление.

Наверняка девочки пользуются большой популярностью.

Их разбирают?

Мы против этого. Если до конца программы кого-то заберут, то шоу сорвется. Только после программы.

Как захотят.

Но они могут зарабатывать консумацией в перерыве между номерами.

По средам у нас есть консумация. Я с этого не беру денег. С консумации получает сама девушка и клуб.

Чай тоже весь ее.

Чаем много зарабатывают?

Купюра пятьдесят рублей – это самый минимум.

По десять рублей я запрещаю брать. У меня штраф на это.

Откуда девушек берете?

По стрип-клубам ходим. Даем объявления. По Интернету, в «Не спать».

Много девушек, желающих работать с вами?

Много девушек, желающих заниматься стрипом, проституцией. А желающих заниматься тем, чем мы занимаемся, – не так уж и много.

Мне одна девочка показалась несовершеннолетней.

А– а… Это Лоун, ей восемнадцать лет, остальные старше. У нас есть девочка, мы ее обучаем, пока не выпускаем, ей нет восемнадцати лет. Очень красивая.

А где вы ее взяли?

Она ходила на наши концерты и захотела прийти на шоу.

Надо ей объяснить, что это плохо.

Они не считают, что это плохо. Как не считают, что панель это плохо. Единственная возможность у молоденькой девушки заработать деньги.

На панели?

У меня никто проституцией не занимается.

Мы желаем делать шоу-программу, стрип-клуб – это немного другое. В стрип-клуб приходят за девушками.

Их танцы – это реклама, чтоб их взяли. Ей не платят за танцы. Любой стрип-клуб – секс-услуги.

В каждом стрип-клубе есть сауна.

Вы должны тогда с них деньги брать, потому что вы их рекламируете.

Мы набираем девушек для танцев, для шоу. Мы сами их обучаем и берем деньги только за это, иногда какой-то процент с того, что они зарабатывают.

Как вы относитесь к проституции?

Я против, но считаю, что молодая девушка может заработать себе проституцией, но когда девушка выходит замуж – нет. Для некоторых наших девушек проституция – это некий декаданс, вызов обществу.

Но это приносит много денег.

У нас не так много богатых людей, чтоб пользоваться постоянно услугами проституток. Получая по тысяче рублей за секс, много не заработаешь.

Трудно ставить эротические танцы?

Я мужчина и знаю, что нравится мужчинам. Кроме того, у нас есть хореограф. Я полностью их обучаю, как они должны одеваться, как должны краситься, вести себя.

У них очень эротическая одежда.

Одежду придумываю я, когда-то занимался швейным бизнесом, но сейчас сам не шью, только придумываю дизайн. «Монашка и дьявол» – оригинальный номер. Год назад поставили. Это наш лучший номер.

Мальчики со стриптизом не выступают?

Мы думали насчет мужского стриптиза, не голубоватые мальчики, а красивые мужские фигуры, качки.

Но найти мальчиков с хорошими фигурами гораздо сложнее, чем девочек.

Там и ваша девушка танцует. Не ревнуете?

Я считаю ревность плохим чувством, чувством собственности.

Любовь и ревность – это разные вещи.

Если мужчина теряет женщину, то он не достоин ее. Женщина должна быть свободна, ее не надо ограничивать.

Какие у вас еще номера в программе?

Есть интересный номер «Падение ангела». Ангел влюбляется в дьявола. Красивый номер. Это наше изобретение, почти акробатика, с разбега на шест – и вниз. Есть номер, который называется «Подари любимой смерть». Там задействовано пять человек. Тема банальная – измена, и она кончает жизнь самоубийством.

Не планируете собственный клуб создать, чтобы не ездить по чужим?

Это очень дорого. Я хочу, чтоб клуб был большой.

Должны быть сцены, какие-то изменяющиеся декорации.

Совмещение театра со стрипом. Я просчитывал: клуб, который меня устроит, обойдется с долгосрочной арендой в полтора миллиона долларов.

Может быть, начать с чего-то попроще, с подвала?

Мы пробовали. Кинотеатр «Алмаз» на Шаболовке.

В итоге, когда место раскрутили и туда начал ходить народ, пришли другие арендаторы и перекупили помещение.

Кто ваши зрители?

Я знаю, что людей, которым это нравится, я привлеку в любое место. Потому что в нише, где мы работаем, нет конкуренции.

Какие новые номера планируете?

Мы сейчас хотим поставить фетиш-шоу. Очень дорогие костюмы, латекс, резина, противогазы, боди-арт. Недавно абсент пати делали, декаданс такой. На каждом столбе висел мальчик или девочка, связанные веревками. У нас есть два мальчика, которые могут себе разрезать язык, подвешиваться на крюках, и тому подобное. Им это нравится. Они получают наслаждение от боли. Им нравится, когда на них смотрят.

Милиция как на это реагирует? Много проблем с правоохранительными органами?

Милиции больше не нравится, что у нас обнаженные девушки, они понимают, что на этом можно заработать, а на том, что тебя подвесили, заработать нельзя.

Они ничего придумать не могут, кроме как взять деньги с обнаженной натуры. Иногда приходят прямо во время выступления. Останавливают выступление, давай проверять паспорта, прописки. Потом начинают проверять публику: «Да у вас тут одни наркоманы».

Я думаю постоянно об открытии собственного клуба, где мы можем нормально ставить. Однажды на нас подали заявление в прокуратуру, когда перед концертом мы повесили плакат с обнаженной девушкой.

Запретили вообще концерты на полгода, пока шло расследование в центральной прокуратуре. Нам объяснили, что мы секта. На плакате – красивая обнаженная девушка стояла с мечом.

Живете отдельно от родителей?

Жить с родителями невозможно. Родители знают, чем я занимаюсь. Они считают, что я извращенец, фашист, сатанист, сектант и все такое. Они видели наше выступление, клипы, фотографии. Им это не нравится.

У них другое воспитание.

А где показывают ваши клипы?

Иногда нас прокручивают на МТУ. В ночное время.

 

КУРТИЗАНКА

Лолита

Эта девочка-подросток из интеллигентной московской семьи была просто фанатом музыкальной группы, игравшей музыку группы «Рамштайн», и фанатичной поклонницей солиста группы.

Когда ей предложили поработать в подтанцовке в любимой группе, она согласилась без колебаний.

Когда потребовалось раздеться на сцене во время танца, сделала это с наслаждением. Так она доказала свою любовь кумиру. Потом они начали выступать не на стадионах, а в эротических клубах, и она стала зарабатывать больше, чем вся музыкальная группа, потому что была очень красива и соглашалась на близость с поклонниками уже ее талантов. Она скоро скопит денег для создания собственного клуба, где ее кумир будет играть свою музыку и для нее.

Она счастлива, потому что уже полгода ей не надо скрывать своего возраста – ей уже исполнилось восемнадцать лет.

Я девушка без предрассудков.

Как вас зовут?

Лолита Даркнесс. Это театральный псевдоним, который стал именем. Друзья называют меня Лолита.

Сколько вам лет?

О, у девушки такое не спрашивают.

Но не в вашем нежном возрасте.

Мне восемнадцать лет, очень-очень мало.

Есть восемнадцать, честное слово?

Честное слово.

А кто ваши родители?

Мама у меня домохозяйка. Раньше служила в Дивизии Дзержинского. Дослужилась до старшего лейтенанта.

Воспитывал меня приемный папа. Очень хороший человек, у него свой бизнес.

Ваш папа ушел от вас?

Мой настоящий отец поначалу был инженером, а потом подсел на йогу, поехала крыша.

Где вы учились?

В колледже сервиса, туризма и менеджмента. А потом занималась актерским мастерством, когда решила, что туризм – это не мое.

Когда вы успели?

Я окончила школу, когда мне было пятнадцать.

Учиться я вообще не любила, для меня школа была каторгой. Много лишних предметов. Скажите, зачем мне алгебра или геометрия какая-нибудь высшая?

В вас бы влюбилось значительно большее количество молодых людей, если бы вы знали алгебру или геометрию.

Я и без этого интересный человек. Я очень люблю читать книги, из школьной программы – «Мастер и Маргарита», «Анна Каренина».

Кто написал «Анну Каренину», не помните?

Не помню. Меня задело за душу. Очень чувствительный роман. Главная героиня бурно чувствовала.

Я тоже очень страстная девушка. Еще мне нравится «Нотр Дам де Пари» из классики, я точно могу сказать, что автор Гюго.

Вы страстная, в восемнадцать лет?

Страстной я была уже в четырнадцать.

Первый раз вы влюбились в четырнадцать?

Нет, в двенадцать. Был один молодой человек, у меня к нему поначалу возникли безумные чувства, у него ко мне тоже, но потом он мне надоел, и я его бросила. Я всегда поступала так, как мне хочется.

А молодой человек, сколько ему лет было?

Шестнадцать.

И сколько вы были вместе?

Два месяца. Это была просто влюбленность.

Вам самой сейчас не кажется, что секс в двенадцать лет – это рановато? Хотя… Джульетте было тринадцать.

Джульетте детсадовской?

Нет, Джульетте шекспировской.

«Ромео и Джульетта», довольно бредовое произведение, мне не нравится Шекспир.

Что для вас «Саториал», стриптиз?

Эротический театр «Саториал» – это искусство.

Это мой вызов обществу. Это мой собственный мир.

Мир, в котором я бы хотела жить. Уход от серой, обычной, будничной реальности, где все слишком банально, слишком обычно, слишком грязно. В моем мире все честно. Здесь никто ничего не скрывает.

Вам нравится раздеваться на сцене?

Я не эксгибиционистка.

Психолог одного известного клуба говорил мне, что девушки со временем подсаживаются на это, как на наркотик.

Да. Это желание раскрепоститься. Если бы меня не могли изнасиловать, я бы летом, когда жарко, ходила абсолютно голой или в одних трусиках.

Вы боитесь того, что вас могут изнасиловать?

А зачем мне нужно, чтобы они это сделали бесплатно?

Я куртизанка. Очень дорогая куртизанка.

Девушка с вашим опытом, вашего возраста для платного секса стоит от пятидесяти до ста долларов в час. К сожалению.

Я так дешево не стою.

Сколько вы стоите?

У меня есть постоянные мужчины, которые меня содержат. Их очень много, штук пять.

Ничего себе, вы их штуками меряете. А вы не пытались влюбляться? Это так интересно, романтично.

Любовь – такое странное чувство… Я влюблялась.

А в руководителя «Саториала» вы тоже влюблены?

Когда мне было четырнадцать лет, я услышала их запись, читала интервью. Он был мне интересен как музыкант, как личность. Он действительно личность.

Я в него влюбилась. Это было очень забавно, спонтанно.

Мы пришли с моей подругой на концерт. Мне было уже пятнадцать лет. Она сказала: «Лолита, он здесь!» Мы подбежали, стали знакомиться, попросили автограф, и это было странно. Странное, непонятное чувство.

Это возраст, вы просто взрослели. В этом возрасте девочки влюбляются даже в столбы.

Да, хотя я не влюбчивая, человек должен что-то представлять собой. И в меня всегда влюблялись, не только мальчики, но и девочки с лесбийскими задатками.

Вы уже тогда считали, что любовь надо продавать, чем дороже, тем лучше?

Нет, это возникло со временем. Если бы я была более корыстна в том возрасте, когда я потеряла невинность, я бы ее лучше продала. Это были бы огромные деньги.

В двенадцать лет?

Да, но тогда я была не столь умна, как сейчас.

За сколько вы ее продали бы?

Она стоит, насколько я знаю, очень дорого. Точной цены я не узнавала, мне уже это неинтересно.

Когда вы станете чуть взрослее, вы поймете, что все устроено сложнее.

Я не буду взрослеть.

Вам нравится оставаться маленькой, несамостоятельной, в образе умственно отсталого ребенка?

Вы меня недооцениваете, я на самом деле очень глубокий человек, просто это стиль жизни. У меня довольно большой внутренний мир.

А внешне вы такая порочная девочка?

Да, именно порочная девочка. Недаром меня назвали Лолитой.

Сколько вам платят за одно выступление, за выход на сцену и сколько секс с вами?

Я не хочу отвечать на эти вопросы, боюсь налоговой полиции.

Как они вас содержат, ваши пять мужчин?

Ну, один, например, платит мне десять тысяч долларов в месяц.

Вы стали его вещью?

У меня все под контролем. Не позволяю держать себя в золотой клетке. Я вообще человек, не зависящий от обстоятельств.

Этот молодой человек, который один из пяти, не ревнует?

Как можно ревновать куртизанку? Куртизанка – это не любовница, это куртизанка.

А какая разница – любовница или куртизанка?

Куртизанка – это дорогая проститутка.

Вы согласны называть себя проституткой?

Я называю себя куртизанкой.

Для вас это не только танцы, но и философия?

Образ жизни. Я декадентка. Для меня декаданс – это потакание своим желаниям, жизнь одним днем.

Я не заглядываю в будущее, я живу сейчас. Я так хочу, и так будет.

А зачем вам «Саториал»?

Там я выражаю себя.

Вам не хотелось влюбиться? Кого-нибудь из этих пятерых выбрать, стать его женой.

Это не для меня. Ни в коем случае. Я птица свободного полета. Я не могу даже жить с мужчиной. У меня собственная квартира. Я ее купила на свои деньги. Не хочу принимать от родителей деньги.

На деньги, заработанные куртизанской деятельностью?

Да.

Сколько вам платят за одну ночь, куртизанка?

Посчитайте, если в месяц у меня выходит тридцать тысяч.

Мне кажется, вы болтушка и врушка.

Я хочу открыть свое дело, свой клуб.

И как вы это видите, расскажите.

Это готический клуб, очень большой, в нем будет, разумеется, наш театр выступать. Туда будут приходить мужчины.

А вы еще влюблены в Андрея или первая влюбленность прошла.

А вот это уже мое личное дело.

Вы сейчас копите на клуб? Это же очень дорого.

Деньги у меня будут. Я открыла счет в банке и откладываю.

На жизнь трачу немного, столько, сколько мне нужно, и у меня еще есть возможность отложить.

Скажите, много времени занимает эротический театр, репетиции?

Выступления два раза в неделю, два раза репетиции. Я живу этим.

Когда вы занимаетесь куртизанской деятельностью, где вы знакомитесь? Вы берете клиентов из тех, кто приходит сюда?

Да, сюда приходят довольно обеспеченные люди, у меня очень много поклонников.

А это разные вещи – поклонники и любовники?

Поклонники мне не платят, они дарят цветы, они мои фанаты. Здесь не все обеспеченные люди, есть молодые ребята.

А вы не пробовали где-то поучиться?

Я же говорила, что я занималась с преподавателем по актерскому мастерству. Три года занималась. Я не хочу идти во всякие институты, училища театральные, потому что там дают слишком много лишних предметов.

У меня есть знакомая девочка, которая учится как раз в театральном каком-то, кажется, Бауманка.

Бауманка – это серьезный технический институт.

Она сказала, что у нее полдня актерское мастерство и полдня идут лишние предметы, как в обычном вузе. У меня бы не оставалось времени для театра, а театр для меня – самое главное в жизни.

А в большом клубе не хотите поработать, там хорошие деньги?

У меня есть там знакомая, она говорит, что девочки сейчас мало зарабатывают, сплошные штрафы.

Ходить по залу с сигаретой нельзя, опоздала на минуту – штраф, за все штрафы.

У вас чуть-чуть по-детски все.

Я Лолита, я не могу быть другой. Я даже духами пользуюсь «Лолита Лемпика», я до сих пор люблю кукол, правда, необычных.

Это нормально, то, что вы любите кукол, ненормально то, что вы считаете себя куртизанкой. Скажите, вас раньше обижали?

Когда училась в школе, в колледже, я видела, что этот мир относится враждебно ко всему необычному. У меня, я считаю, довольно интересная внешность. Нестандартная.

В школе мне всегда завидовали девочки, они пытались меня скомпрометировать, спровоцировать. В колледже был мальчик, который сначала мною восхищался, а потом начал беситься, что я не обращаю на него никакого внимания. Он сделал на меня порномонтаж.

Этот мир слишком банальный, все чего-то боятся, что на них не так посмотрят, что они сделают чего-то не то.

Мне несколько проституток давали интервью, вы на них не похожи.

Одно дело – дешевая проституция, другое дело – быть куртизанкой. Это не та проституция, которая есть на Ярославском шоссе, в каких-нибудь таких заведениях, нет, это другое. Это более высокое, это искусство.

Возвращаемся к эротическому театру. Почему вы занимаетесь этим за какие-то там нищенские деньги?

Почему же они нищенские? Это не нищенские деньги.

Мне сказал Андрей, пять долларов вы получаете за вечер, помимо клиентов, которых вы снимаете.

Зато это не просто театр, это целая среда, где я могу быть самой собой. Где я никого не стесняюсь, где мне можно не играть. Это свобода.

Я хочу понять, как существует этот детский эротический театр? Почему он существует? Какое это доставляет удовольствие вам, какое это доставляет удовольствие зрителям? Все ли они извращенцы?

Что такое готика для вас? Вам, наверное, просто нравился Андрей, и вы…

Нет, это слишком банально.

Но вы банальны. Вы не сердитесь на меня, но вы маленькая, со временем станете сложнее, вы будете знать, кто написал «Анну Каренину» и будете больше читать, пойдете учиться куда-нибудь. Будете тратить деньги не на строительство театра для Андрея. Самоутверждаются люди взрослые другим способом. Вы считаете, что состояние молодого красивого тела, легкости жизни, оно продлится всегда?

Или вы понимаете, что это очень мимолетно?

Я живу одним днем. За один день могу потратить, если захочу, то, что я заработала на клуб.

Может быть, лучше потратить на учебу, чтобы стать личностью. Вы еще не личность, вы еще маленькая девочка, которая умеет смешно танцевать без штанов.

А у Андрея вы спрашивали, учился ли он и где он учился? Можно окончить МГУ и не быть личностью, а быть просто образованным человеком, у которого есть корочка об одном высшем образовании, о двух, о трех, о десяти. Знаний, тех, которые мне нужны, там не дают. Там дают только алгебру, геометрию и прочее, прочее, прочее. (Заплакала.)

 

ПОСТОЯННО ВЛЮБЛЕННЫЙ

Потребитель пятидесяти лет

Он знает о женщинах все, что только может о них узнать и понять мужчина. Он покупает женщин вместе с их историями и судьбой. Благодаря этим женщинам он прожил несколько разных жизней и узнал о наслаждении и удовольствиях, которые они могут подарить мужчине, все, что только можно узнать. Благодаря этим женщинам он сохранил ощущения любви и страсти, когда другие мужчины его возраста начинают довольствоваться только чужими историями и засыпают у телевизора, утомившись зрелищем придуманных историй. Он живет полноценной жизнью и не спешит отказываться от ее удовольствий.

Зачем тебе нужны проститутки?

Я в Москве каждый вечер один. А с ними общаюсь.

Это выводит меня из состояния одиночества. Общение – главный фактор.

Почему проститутки, а не бляди?

Бляди – это обязательства. Это женщины, которым ты не платишь. Значит, она испытывает к тебе что-то.

Блядь вправе мне позвонить потом. Девяносто процентов женщин хотят выйти замуж. Или по крайней мере иметь постоянного друга, который содержит.

Проститутки закрывают дверь и диалог окончен. Я заплатил за все, я ей ничего не должен.

Раньше у меня такое часто бывало. Я не хочу даже вспоминать об этом кошмаре. Всем был должен. Мне нужно было тогда каждый день. И я столько нахлебался этого кошмара, что я благословляю судьбу, что у меня нет этих ситуаций сегодня.

Мой приятель сейчас ходит на танцы в Санкт– Петербурге. Ему сорок пять лет. Не дискотека, а танцы именно. В Москве этого нет. Знакомится каждый вечер.

Вот это бляди, это как раз те, кто хочет познакомиться.

А переход проституток в приятельницы осуществляется?

Да, конечно. Сегодня ты встретишь Олю, которая стала моей приятельницей. Я ей даже клиентов подыскивал, как приятель.

Сколько времени ты проводишь с проституткой?

Ну, либо ночь, либо два часа вечером.

Проститутки – это всегда в презервативе, без поцелуев?

Насчет поцелуев – это преувеличение. В губы они стараются не целоваться. А обычные поцелуи – почему бы и нет?

Какую возрастную категорию ты обычно выбираешь?

Предпочитаю более зрелых. Я антипедофил. Чем старше, тем лучше. А то чувствую себя как воспитатель в детском саду. Мне неинтересно.

Ценовой диапазон?

Они всегда просят сто долларов за вечер, но всегда согласны на пятьдесят.

А в дорогих клубах, там, где начинается от двухсот, не пробовал?

Недавно у меня была одна девочка из дорогого клуба. Все то же самое, от цены не зависит.

В основном ты выбираешь по телефону?

Последние годы я заказываю по телефону в одном и том же месте. Там примерно знают, что я хочу.

Почему ты в этом диапазоне-то, сто долларов?

Можно же и еще дешевле.

Качество женщины, девушки, молодость ее, талант не влияет на цену. Если ты вышел на постоянные отношения, то есть ты уже можешь ей звонить, и она к тебе приезжает, то договориться на пятьдесят долларов или сто на ночь – нормально.

Мне один из клиентов говорил, что надо быть готовым к тому, что утром просыпаешься с другой женщиной.

Она не такая накрашенная, страшная.

Это преувеличение, все же они, как правило, намного моложе меня. Они все – до тридцати. Тридцать пять – это надо уже договариваться. Когда такую привозят к клиенту, то он говорит: бабушка. Обычному клиенту двадцатилетние нужны.

Ты ходил когда-нибудь в публичный дом?

Был несколько раз в такой квартире. Одна из лучших моих женщин, кстати, оттуда. Ей было хорошо за тридцать. Она бывшая учительница математики из Питера. Неглупая, волевая, очень приятная особа.

Тебя не раздражает, когда она просит еще денег за дополнительные услуги?

Меня раздражает, когда она уходит и просит денег на такси. Хотя мы договаривались о цене. Принцип заедает.

Тебя никогда не интересовало, куда они деваются, когда уходят из сферы твоих интересов?

Я недавно говорил с одной моей бывшей более или менее постоянной проституткой. Сейчас она – диспетчер. Сидит дома на телефоне. Другая вышла замуж.

Вчера у меня было интервью с девушкой-индивидуалкой, она вкладывает восемьсот долларов каждый месяц в рекламу. Четыреста в Интернет, четыреста в журналы. Получает клиентов и распределяет их как диспетчер. Зарабатывает три-четыре тысячи.

Хороший бизнес.

Предлагаешь заняться? Я брезгую заниматься таким бизнесом, мне своего хватает.

Как ты расплачиваешься с проституткой?

Если в первый раз, они просят деньги вперед. Если второй, третий раз, то можешь давать в конце.

Почему мужчины ходят в стрип-клубы, где нет секса?

Большая часть людей, которые пользуются этими услугами, это люди, страдающие от одиночества.

Почему же ты тогда проститутку используешь, а не в клуб идешь?

Дорого. Проститутка дешевле, а потом это то, что я хочу. А там еще неизвестно, понравится ли мне.

Тебе интересно с проституткой поговорить, истории ее послушать?

Проституточные? Я всегда раскручиваю даму именно по этой линии, заставляю их разговаривать, и это самое интересное. Всегда есть две-три стандарт– ные истории, которые я выслушал, наверное, раз сто.

Все повторяется. Девушка из далекой украинской глубинки, братика надо учить или болеющий братик, папа пьет, короче – содержит семью. Мама работает на заводе. И все мечтают вернуться, на эти деньги поднять семью и жить нормальной жизнью, потому что всегда еще ждет жених.

Настоящий жених?

Мальчик, которого она очень любит. История всегда кончается тем, что нет, я уже не смогу к нему вернуться, со мной все кончено, я теперь падшая. Ну а что же сейчас он? А он был, он есть, но к нему уже возврата нет. Москва – это город, который меняет жизнь, теперь будет все по-другому.

Тема номер два. Вышла замуж в Москве. Муж из богатой семьи, разошлись, обычно еще ребенок есть.

Первый вариант обычно без детей.

Я как раз слышал пару историй, где был ребенок в глухом селе с бабушкой.

Да, бывает ребенок, но это там, далеко. Здесь ничего нет. Еще история – муж сволочь, гуляет, а я хочу ему отомстить.

Часто ты пользуешься проститутками?

Почти каждый день. Или через день. Сейчас два дня перерыв, я отдыхаю, а так три-четыре раза в неделю.

У тебя не бывает срывов с проститутками, она приехала, а у тебя не стоит?

Это не отношения с обычной женщиной. Это как массажный кабинет. Ты расслаблен, ложишься, тебе что-то делают, смотришь – о, получилось. Это не любовь, это сервис. Получится, когда ты настроишься на волну сервиса.

Никогда в них не влюблялся?

Проститутка, онанизм и резиновая кукла – это вещи близкие, считай, одно и то же.

Возвращаемся к деньгам. Мне многие девушки рассказывали, что они за оральный секс, анальный секс по отдельному тарифу получают – дополнительный сервис.

Ерунда. Знаешь, чего они больше всего боятся?

Что их бить будут. Садистов боятся.

Но некоторые соглашаются.

Да. За особую таксу. Когда будут бить – это особые деньги.

Не пробовал заказать у проститутки что-нибудь изысканное?

Я несколько тривиален в этом плане. Всегда в миссионерской позе. Могу что-нибудь придумать, но мне это не интересно.

Где самые лучшие проститутки?

Самые лучшие проститутки, которых я встречал, в Питере. И знаешь почему? В Москве если ты возьмешь и познакомишься, она будет из Белоруссии.

В Питере петербурженки все. Такие девушки, как из разоренных дворянских семей. Она в институте училась, всегда какое-то прошлое, несчастная любовь.

Они больше личности там. А уж когда приходит женщина лет двадцати пяти, она такая красивая. Петербург – это другая совершенно планета.

А какая типичная история в Петербурге?

Там нет категории падших ангелов – приехала, чтобы поднять ребеночка, помочь маме, а всем говорит, что в баре работает. Там, как правило, несчастная история с мужем. Муж, возможно, существует, но мало зарабатывает. Там на улицах не стоят. Они же все живут в одном городе. Там только в банях.

Цены те же?

В Петербурге гораздо меньше богатых людей, чем в Москве. Там за сто долларов то, что здесь стоит пятьсот.

Я вчера брал интервью у проститутки, она перечисляла услуги и вдруг говорит: «Анальный секс с игрушкой», ты знаешь, что это такое? Мы с тобой безнадежно отстали.

Безнадежно. А что это такое?

Это анальный секс, а она в это время во влагалище вставляет вибратор. Она говорит, что это фантастическое удовольствие для мужика. И всего пятьсот рублей.

Вот так живешь и ничего про эту жизнь не знаешь.

Я, кстати, еще больше отстал от жизни, чем ты думаешь.

Я даже до конца не понимаю, как это технически возможно.

Ты анальный секс никогда не пробовал?

Один раз попробовал, но ничего не получилось, не осознал всю глубину сущего.

Риск заразиться от проститутки тебя не смущает?

Была тут история – пошел проверяться. Сдал кровь и недели две-три ждал. Потом я замотался в делах, и вдруг меня начал бить колотун: вдруг СПИД.

Когда пришел за бумажкой, не мог скрыть животного страха. Почему я испугался, я ведь все делал в презервативе.

Но оральный секс – без презерватива.

Ты знаешь, о чем мечтают проститутки? Они мечтают встретить когда-нибудь человека, который будет платить не за разовый секс, а за содержание, в месяц.

А ты пробовал любовницу содержать?

Пробовал – штука в месяц. Ну, кормишь, подарки, еще фигня всякая. Раз в год съездил с ней отдохнуть – две штуки. Две с половиной штуки в месяц за все максимум.

У меня случай был, привезли проститутку – ангел.

Я потом звоню другу и говорю: «Миша, такая дама, вообще обалдеть, приезжай немедленно, все бросай».

Через два часа он ее забрал на постоянку. Он заплатил за все, и она больше не работает. Две штуки в месяц.

Ты говоришь, что тебе надо три раза в неделю, так? Три, умножаем на четыре недели, получается двенадцать раз в месяц. Две с половиной штуки делим на двенадцать. Получается по двести долларов.

Дороже, чем с проституткой!

Зато без презерватива. Так приятнее. Но я противник всего постоянного. Я именно хочу, чтобы все заканчивалось в тот момент, когда она уходит.

Были у тебя случаи, когда проститутки тебе отказывали?

Да, была одна девушка – она всерьез верила, что есть два мира, мир проституции и обычный мир. Она считала, что она в мире проституции живет. Я ее как бы вытягивал оттуда. Я ей объяснял, что нет ни преступного мира, ни мира проституции, есть один единственный мир, у него хватает емкости для всех людей.

И однажды, обидевшись на меня, она отказалась делать это даже за деньги.

 

СЕКС КАК ИСКУССТВО СОБЛАЗНЕНИЯ

Секс по телефону

Трудно ли соблазнить незнакомую девушку по телефону? Однажды, очень давно, когда в Советском Союзе секса еще не было, но бизнес и новая жизнь уже начали появляться, приятели попробовали это сделать. Скромная, но смелая девушка согласилась выслушать, что же такого необычного они ей могут предложить, что заставит ее оставить все дела и приехать к ним, чтобы заняться сексом. Они были так убедительны и изобретательны в своих изощренных фантазиях, что через полчаса девушка готова была ехать к ним на край света. Так родилась идея бизнеса: секс по телефону. Секс по телефону для мужчин сегодня – это развитый и разветвленный бизнес, работать в котором обучают девушек в специальных школах, учат их называть словами то, о чем обычные женщины никогда не говорят и краснеют, только подумав об этом. Но теперь это не только бизнес, но и искусство.

Как вы относитесь к проблеме проституции? Я считаю, что с проститутками, как это делает наша милиция, бороться нельзя.

Да, бессмысленно. Меня как-то пригласили на обсуждение этой проблемы с высшими чинами милиции.

Все всё понимают.

Для большинства граждан – все-таки это нехорошо.

Когда ты секретарша или сотрудница коллектива и даешь бесплатно – это нормально, а эти наглые твари хотят деньги получать.

Есть спрос, значит, будет предложение. От кого спрос? Во-первых, это мужчины в функциональном возрасте, не имеющие постоянного сексуального партнера. Во-вторых, люди с повышенным уровнем сексуальности, то есть с высоким количеством гормонов в крови. Именно они формируют основной спрос.

Третья часть – это люди, неудовлетворенные сексуальной жизнью в семье. Причина многих разводов – сексуальная неудовлетворенность. Если мы считаем, что человек, у которого нет партнера, не имеет права заниматься сексом – это бред. Проституцию запретить – то же самое, что запретить секс или запретить людям ходить не строем. Я могу предположить, почему доминирует ханжеская позиция.

Почему?

Помните, у Чехова: «Знаешь, почему ты не грешишь? Потому что грешить не получается». Нашу позицию по этому вопросу часто определяют люди, которым многое уже недоступно.

Главный ваш бизнес – секс по телефону?

Ну, скажем так: эротические разговоры по телефону – наиболее часто употребляемый термин, чтобы не дразнить гусей.

Это секс или что-то другое?

Это медицинский акт по освобождению организма от семенной жидкости, которая мешает заниматься делами.

Что же тогда секс?

Если у мужчины встает от созерцания части тела между чулком и задравшейся юбкой. Он может тут же заняться сексом самым циничным образом. А если он в темноте ночью с женой пять минут занимается фрикциями и все – завтра рано вставать – это не секс.

Вы инвестор в этом бизнесе? Давайте предположим на минуточку, что я тоже инвестор, который хочет с вами войти в компанию, куда мы оба вкладываем деньги. Как и где мы их получаем назад?

Деньги мы вкладываем в то, чтобы у нас было достаточно женщин, которые хотят и могут этим заниматься.

Сначала их нужно найти – это расходы на рекламу. Потом обучить. Следующая составляющая бизнеса – связь.

Как платное справочное бюро работаете?

По той же схеме – оказана услуга на такое-то количество минут. Выставляется счет.

Основные деньги за телефон вы получаете безналом?

Да. Безналом, официально.

Вы только в Москве делаете это или еще где-то?

Пробовал в Челябинске, но они закрылись через год. Очень мало источников рекламы. Это сейчас уже деньги не пахнут ни для кого, только плати, – раньше были издания, которые отказывались публиковать нашу рекламу. Количество жителей небольшое по сравнению с Москвой. Расходы на офис, на телефонию, на зарплату штату. Плохой менеджмент.

Бандиты слишком много требовали?

Бандиты вообще в этом не участвовали – не те деньги, которые их интересуют.

Сколько стоила минута разговора?

Просто послушать – двадцать пять рублей, разговор – максимум сорок пять рублей минута.

Как работала схема «просто послушать»?

Это записанный текст в виде диалога с вами молчащим, имитация общения от восьми до пятнадцати минут.

Ровно столько, сколько нужно, чтобы человек кончил.

Сейчас это некий многоканальный телефон или несколько одноканальных телефонов?

Многоканальные.

Разговоры только о сексе?

Необязательно. Можно обсуждать снятое правительство, можно обсуждать, как там сейчас на Багамах или что овес нынче дорог, а можно заниматься сексом. Иногда разговор идет другим путем: она будет рассказывать, что она терпеть не может в мужиках или как уложить ей подобную за пять минут, не будучи тем, кто пьет двойной бурбон.

То есть это дружба по телефону?

Флирт, скорее. Потому что дружба мужчины и женщины может быть только в одной последовательности, как известно. Сначала знакомые, потом любовник, а потом уже друг. Есть еще знакомства по телефону. Это линия, куда можно позвонить и либо оставить сообщение, либо прослушать предложения.

Вот реклама, посмотрите.

«Разыскиваются одинокие и не очень для встреч, брака, флирта». Сколько это стоит?

Тоже двадцать пять рублей минута, но для женщин бесплатно. Женщины не склонны платить за что-либо, и особенно за мужиков.

Почему брачные конторы осыпаны женскими заявками – они платят?

Брачные конторы, которые предоставляют услуги по поиску заграничных мужиков, получают с женщин деньги. А брачные конторы, которые продают местных мужчин, обслуживают женщин бесплатно, а косят деньги с мужиков.

Проститутки через этот канал идут?

Мы их вычищаем оттуда. Сидит человек, прослушивает объявления. Как только это объявление от проститутки, он его удаляет.

Почему такая дискриминация?

Мужик может бесплатно найти проститутку в любой газете. Он не будет слушать предложение от проститутки за двадцать пять рублей в минуту! Я продаю только то, что нужно мужику.

Сколько объявлений одновременно можно послушать?

Там их штук сто, можете прослушать хоть все, вопрос в том, готовы ли вы платить за каждую минуту двадцать пять рублей. Обычно, одно объявление – пятнадцать секунд.

Нехорошо, что вы дискриминируете проституток, вы должны что-то для них придумать.

У меня был такой телефон – 777-09-09, это бесплатная справочная, в том числе и по досугу. А управляется она тонально. Там должен работать человек серьезный, чтобы их туда привлекать. Не доходят руки, честно говоря.

Я прикидывал бизнес-план секса по телефону, и получилось очень прибыльно. Зарплату, говорят, ваши девушки получают микроскопическую.

Ну, мало ли кто чего скажет. Нет, большая часть – это зарплата, очень большая часть – налоги, которые плачу с девяносто второго года. Я же на виду, работаю официально.

Проверяют часто?

Не часто, но проверяют. За двенадцать лет большие проверки были три раза. Никто не хочет платить лишнего, но конфликтовать с законом – я в гробу видал.

Большую роль играет номер телефона?

Играет довольно серьезную роль в запоминаемости.

У меня есть номера 777-02-02, 777-09-09, 777-12-34, 777-97-77.

Как меняется поток клиентов?

От сезона очень зависим. Вторая половина лета – покос начинается. У мужиков наступает разочарование.

Весной мужику кажется, что у него и так все срастется.

Проходит месяц-два, и вдруг он понимает, что нет, ни хрена – никто так просто не дает. Поэтому они возвращаются к проверенным способам, один из которых – секс по телефону. Также летом мужики отправляют жен на дачу, в круизы, и, будучи в одиночестве, стараются использовать это время.

Я пытаюсь представить какой-нибудь сценарий, мотив для звонка. Возможно, это срыв? Отправил жену на дачу, договорился с женщиной, а она не может.

Первое – гормоны, которые начинают играть. Второе – легкий приступ одиночества. Третье – отсутствие важных или более интересных дел. Четвертое – реклама перед глазами в данный момент. Пятое – возможность оплатить услугу. Какое-то количество денег в кармане. Разговор длится в среднем пятнадцать минут, поэтому это четыреста пятьдесят рублей. Человек в пролете, пробует все подряд. Иногда, кстати, звонят вместе с проституткой. Человек лежит и набирает этот номер телефона. У нас есть специалистка, которая устроит из всего праздник – она скажет, что сделать ему, что сделать проститутке. Это клевый способ провести досуг – не надо задницу поднимать, не надо прогревать машину, ехать, не надо быть остроумным, искрометным обаятельным, – нужно просто набрать номер, и ты оказываешься в компании интересной женщины.

Тем более что ты ее не видишь, поэтому ее легко дорисовать, а женщины умеют нарисовать себя.

Ну конечно, умеют.

А долго ваших девушек обучают?

В течение месяца. Они пишут сочинения. Ставят перед собой зеркало и описывают свои гениталии, придумываю слова, словечки, метафоры. Это, уверяю вас, непросто. Желательно, чтобы словарный запас был больше ста слов.

А какие-то специальные навыки, техника?

Технических приемов много. Например, научиться дышать в ритме, в котором клиент онанирует, просто знать этот ритм. В ней должна быть внутренняя сексуальность. Это основа. Голос – один из параметров. Поэтому набор кадров, которые решают все, – очень серьезная проблема. Нельзя ведь взять с улицы девку, дать ей телефон, и она будет кому-то нужна.

Они заучивают тексты?

Есть такое понятие – камеру не обманешь, это ведь живой разговор. Заготовленные тексты уже на вторую секунду не срабатывают. Теперь я уже не занимаюсь обучением девушек, но довольно долго я сам это делал, сейчас я один-два раза в месяц захожу к ним.

Как организовано обучение?

Суть обучения в том, чтобы вынуть из них то, что в них уже есть. И развить это. Они проходят множество тестов, и это начинается уже тогда, когда я говорю, что нужны кураж и внутренняя сексуальность. Я, слава богу, десять лет проработал в театре, у меня режиссерское образование.

Девушки сидят в отдельных комнатах?

При нынешнем положении со связью не нужны никакие комнаты. Существует переадресация звонка на домашние номера. Не надо платить аренду за ангар.

Им тоже не надо ездить никуда. Первое условие при отборе – чтобы она жила одна или имела возможность уплотнить телефонную линию. По любому домашнему номеру можно пустить до двадцати двух линий.

В каком театре вы работали?

Пять лет в Ермоловском, осветителем. Следующие пять лет работал художником по свету для Ленкома, для МХАТа.

То есть вы были режиссером-наблюдателем. На самом деле сейчас более высокая степень режиссерской работы – вы выбираете в жизни сценки, которые достойны быть в театре, так? Много общего в вашей работе с театром?

По определению, по-моему, Гончарова, если у актрисы нет блядинки в глазу, она не может быть хорошей актрисой.

Вы считаете, что не у каждой женщины есть сексуальность?

Конечно же, не у каждой. Количество гормонов в крови во многом и определяет сексуальность.

Им приходится произносить слова, для многих женщин ужасные. У меня была одна знакомая – ее тошнить начинало от разговоров на эту тему.

Ну вот, собственно, вы и дали ответ, зачем нужна внутренняя сексуальность. Люди, у которых недостаточно этих гормонов, никогда не поймут тех, у которых их избыток.

Они называют это половой невоздержанностью.

Для кого-то секс – одна из важнейших тем в жизни, а кому-то достаточно раз в месяц как-нибудь. Если отношение к сексу в среде, где она воспитывалась, было как к чему-то грязному, то ее будет тошнить от одной мысли об этом.

Как это организовано, у девушки появляется время, и она просит клиентов?

Есть расписание. Если каждый будет говорить, как ему удобно, то тогда это не бизнес, а бардак. Существует наплыв в ночное время, когда люди больше расположены к подобным разговорам – значит, ночью мне нужно больше девушек.

Ночью – это в какое время?

Теперь эти часы меняются, телевидение – мой враг. Раньше в двенадцать часов ТВ отрубалось, кроме пары каналов. Теперь круглосуточные каналы.

Сколько девушек одновременно работают?

Порядка пятидесяти. Мы обслуживаем от четырех до семи процентов общего количества желающих. Работаем только с телефонами МГТС. А девяносто процентов это либо какой-то номер из черного списка, либо это мобильный телефон, либо это межгород, либо это несовершеннолетние.

Межгород звонит вам?

Как зверь звонит. За пределами Москвы другие люди, что ли, живут? Им же тоже этого хочется.

А Владивосток звонит?…

В том числе. Но мы их не обслуживаем. Мы не можем во Владивостоке выставить счет за услугу МГТС – только в пределах Москвы, к сожалению. Теряю столько денег…

Две большие категории – гомосексуалисты и нату– ралы – вы их как-то разделяете?

Гомосексуалистов все равно не больше десяти процентов, у меня есть мужчины, которые будут с ними говорить.

Сначала клиент с оператором говорит?

Да. Тот предлагает – с женщиной, мужчиной или, может быть, послушать. Оператор нужен еще и для того, чтобы потом мама не звонила Лужкову и не кричала, что тут вот моего сына по телефону, девятилетнего…

Какие еще возможности у клиента?

Ему предлагают поговорить с двумя женщинами, послушать эротическую фантазию.

Девушки не матерятся?

Матерятся обязательно.

А какой текст? Наверное, одна другой говорит:

«Смотри, какой у него большой!…», а вторая отвечает:

«Еще больше, чем у предыдущего клиента»?

Таких вещей они не говорят. Они ж не знают, какой у него. Согласитесь, если у меня двенадцать сантиметров, то мне не понравится, если какая-то дура вдруг ляпнет: «Смотри, какой у него большой».

Вы расписали все сценарии? Сколько сюжетов, вами придуманных?

Нет, моя общая настройка, остальное – импровизация.

Сценарий – это начальный этап. Никогда не занимался подсчитыванием возможных сюжетов, это живая ткань разговора, это живая реакция собеседника.

Вы их готовите как психологов, значит, должны быть какие-то табу для них.

Она не имеет права положить трубку. Не имеет права сказать про него то, чего она не знает. Она не имеет права льстить, как большинство других идиоток.

Излишняя интеллектуальность в постели может помешать.

Не скажите, ой, не скажите. До ста слов она всегда сумеет скатиться, но если надо больше ста – ей негде будет взять их. Следующее – это богатая фантазия.

Следующий параметр – устойчивая психика.

Были случаи, когда они говорили, что «все, больше не могу…»?

Единичные случаи были.

Когда возникла эта служба?

В девяносто первом году. Однажды попали с друзьями к какой-то девушке в гости, и, естественно, вопрос к хозяйке дома: «А подружка у тебя есть?» На это она сказала: «Убалтывайте сами», – и дала номерок телефона. На предлож