Дочь Лесного Духа

Боталова Мария

Часть 3

Царственный лес

 

 

Глава 1

Равнина бесконечно тянулась во все стороны, насколько хватало взгляда. Высокая, пожухлая трава, которой негде было укрыться от испепеляющих лучей солнца, безжалостно лишающих последней влаги, длинными корнями собранной по крупицам среди недр иссохшей земли… Бледное небо, болезненного молочно-голубого цвета с рваной бахромой дымчатых облаков… Всё это действовало на нас угнетающе и никак не способствовало быстрому продвижению. Лошади возмущённо оспаривали права хозяев, отказываясь как бы то ни было реагировать на вялые понукания и, видимо, искренне начинали верить, что родились черепахами.

Наше унылое молчание нарушил Ассилин. После долгого, напряжённого разглядывания далёкой чёрной точки, он, наконец, проговорил:

— По-моему, это какое-то строение.

— Что? — удивился Гэбрил. — Но ведь за границей Антории людей быть не может!

— Потому-то и подозрительно… Скорее всего, строение осталось со времён войны…

— Это ты о геноциде? — не сдержавшись, вставила я. А что? Для меня это больная тема, между прочим.

— А давайте проверим! — вмешался Гэбрил, правильно предугадав возможные последствия моей фразы и уводя разговор немного в другое русло. — Тем более, всем уже до демонов надоела эта равнина, почему бы не заехать по пути к этому строению?

— Да, пожалуй, это неплохой вариант, — удивительно быстро согласился эльф.

К вечеру мы добрались до странного строения, которое оказалось небольшим аккуратным домиком в два этажа. Обшарпанная штукатурка кое-где совсем отвалилась, местами по всему фасаду расходились мелкие трещинки, но в целом домик выглядел совсем даже неплохо, чем-то неуловимо напоминая старого стража, охраняющего ворота в давно уже разрушенный город. Однако я сразу поняла, что этот дом не пустовал. Уж слишком опрятны крепкие деревянные двери, и слишком прозрачны стёкла маленьких квадратных окошек, наполовину занавешенных тканью приятных светлых тонов.

Мы любезно предоставили Ассилину право устанавливать контакт с хозяевами этого жилища. Всё-таки принц. Должны же были обучать его основам коммуникабельности? Правда, глядя на него, так сразу и не скажешь…

На вежливый стук, двери довольно быстро отворились, и на пороге показался высокий пожилой мужчина, довольно мощного, я бы даже сказала, внушительного телосложения. Он окинул эльфа настороженным взглядом, но заметив нас, простых людей (вампира он не распознал), сразу успокоился и добродушно улыбнулся:

— А-а-а, постояльцы новые пожаловали в мой скромный трактир? Проходите-проходите! — и шагнул чуть в сторону, пропуская нас внутрь.

Удивлённо переглянувшись, мы приняли приглашение. В трактире оказалось довольно прохладно. Царивший здесь полумрак радовал уставшие от яркого солнца глаза. Помещение было небольшим, напротив входной двери вдоль стены протянулась барная стойка. Помимо неё здесь ещё находилось всего четыре столика. За дальним столом вальяжно расселись трое заросших мужиков, с весёлыми восклицаниями опустошая уже которые по счёту кружки с пивом. Нас обслуживала пожилая женщина, судя по всему, жена трактирщика. И что самое удивительное — все присутствующие здесь оказались людьми! Ну, за исключением нашей разношерстой компании.

Как только принесли заказ, я с нескрываемым удовольствием набросилась на ароматную нежную курочку с варёным картофелем. Ох, какое же это счастье — поесть по-человечески!

— Скажите, а почему вы решили обосноваться именно здесь? — поинтересовался у трактирщика Ассилин во время ужина. Хм… за сегодняшний день он проявлял чудеса вежливости! — Неужели, это прибыльное дело?

— Не жалуемся, — добродушно ответил хозяин заведения и словоохотливо пояснил. — Здесь намного спокойнее, чем в Антории! Мы с женой поселились здесь лет пятнадцать назад, завели своё хозяйство, потому с голода не пропадём. К тому же, сюда частенько заглядывают разные путешественники. Правда, обычно это разбойники и прочие, объявленные вне закона. Вот и бегут из Антории, куда глаза глядят.

Надо же, а я-то наивно полагала, что люди тихонечко засели в своём королевстве и нос боятся высунуть во "внешний мир". По крайней мере, я сделала такие выводы на основе рассказов моих друзей. Но, судя по всему, в школе они учились плохо.

— А ведь куда ещё бежать-то? — разговорившись, продолжал откровенничать трактирщик. — С одной стороны эльфы зажали, не Вам, господин, в упрёк будет сказано… с другой стороны — непроходимые горы, а уж о юго-западном направлении молчу. Хотя в последнее время, ходят слухи, демоны повылазили из своих пещер, да совсем разруха в стране настала. Деревни горят, хозяйства все погибают, вот и бегут крестьяне, куда глаза глядят. И у меня, конечно, останавливаются проездом. А потом уж… кто куда.

— Да, отстали мы от жизни, — заметила я, — разруха в стране, а мы только сейчас об этом узнали…

— Ещё бы, с таким-то королём, — не мог не упомянуть эльф.

— Ну не скажите, — возразил трактирщик. — Говорят, он за своих подданных-то беспокоится, защищает их, как может.

Знаем-знаем, как он их защищает. По всему миру гоняется за мной, а между тем, в свободные мгновения (даже не моменты, а именно мгновения!) начинает беспокоиться о благополучии королевства. К тому же, сделки тайные с демонами проворачивает. Судя по лицам остальных, их посетили примерно такие же мысли.

— Как отважно было со стороны Остола отвлечь демонов от бесполезных нападений, предложив им целенаправленную деятельность, — со смешком прошептал Гэбрил мне на ухо.

— Ага, сублимация, и всё такое… — невесело хмыкнула я. — Совместим приятное с полезным.

В самом деле, как может настоящий король, который действительно любит своих подданных, договариваться с демонами, терроризирующими всю страну? Давно пора устроить переворот и сместить власть! А что? Меня же назвали врагом королевства… имею полное право на такие непочтительные и революционные мысли!

В трактире оказалось всего две свободные комнатушки. Одна была побольше, а другая — совсем крохотная. Маленькую коморку отдали нам с Дарией, остальные поселились в той, что побольше.

— Вы ведь не из пугливых? — на прощание, как бы между прочим, поинтересовался трактирщик.

— Да вроде бы нет… а что?

— Да призрак в вашей комнате водится. Но он безобидный! — и поспешил удалиться, пока я не всучила ему обратно ключи от номера.

Комнатка была одноместной, с довольно узкой кроватью, которую нам с Дарией пришлось делить друг с другом. Это оказалось для нас не впервой, так что не жаловались. Помимо кровати, здесь ещё был старый высокий шкаф тёмно-коричневого цвета, и дверца у него еле держалась, постоянно покачиваясь и норовя отвалиться. Больше не было ничего. Призраков тоже не наблюдалось.

Стоило мне мысленным приказом потушить магический огонёк, освещавший комнату, как в наступившей темноте дверца шкафа, державшаяся только на одном честном слове, слабо засияла загробным зеленоватым светом. Не скажу, чтобы зрелище было совсем уж страшным, но подобное соседство почему-то не вдохновляло.

— Дария, шкаф правда светится, или у меня галлюцинации?

— Хм… светится, — подтвердила девушка, лениво приоткрыв один глаз и тут же снова закрыв. — Я не думаю, что он опасен. Спи…

Послушав доброго совета, я попыталась заснуть. Кажется, даже задремала, но вдруг в ночной тишине раздался такой дикий вопль, что я подскочила на кровати и чуть не грохнулась на пол, а рука тем временем уже нащупывала меч. Дария с удивлением смотрела на дверь шкафа, которая теперь сияла намного ярче. Потусторонний вой то стихал, то нарастал по новой, и вот теперь действительно становилось жутковато.

— Пойду… позову кого-нибудь, — пробормотала я, выбираясь из постели. Ага, охотников за приведениями.

Долго стучать не пришлось, почти мгновенно дверь отворилась, и на пороге показался сонный Вариархар.

— Что-то случилось? — он с подозрением уставился на потрёпанную и взволнованную меня.

— А вам не слышно? — удивилась я. — В нашей комнате призрак воет… я думала, на весь дом. Было бы здорово, если б кто-нибудь изгнал его или чего там с призраками делают?

— Сейчас разбужу остальных, — сразу оживился вампир.

Спустя некоторое время, сонные "эксперты" собрались в нашей коморке и с удивлением воззрились на сияющую дверцу, разрывающую ночь дикими стонами, которые почему-то слышны были только в этой комнате.

— Странно, — наконец проговорил эльф, — на эту деревяшку наложено заклинание. И мне бы ещё понять, какое…

— Значит, это не призрак? — я даже немного разочаровалась.

— Там что-то есть… пока не могу сказать точнее.

Ассилин откинул назад растрёпанные волосы и, произнеся коротенькое заклинание, осторожно коснулся рукой светящейся дверцы. Постоял так с прикрытыми глазами, вслушиваясь в свои ощущения и слегка шевеля губами, будто что-то беззвучно нашёптывал. Неожиданно комнату озарила яркая зелёная вспышка, швырнувшая Ассилина к противоположной стене, который по пути чуть не сбил Гэбрила с ног.

— Что это было?! — изумлённо воскликнула я, глядя на эльфа, смешно распластавшегося на полу.

— Это была самозащита у заклинания, — пояснил Ассилин, поднимаясь на ноги и потирая ушибленное место. Выглядел он довольно помятым. И каким-то… растерянным?! — Понимаешь, Эдера… в этой деревяшке заключён лесной дух.

— Что?! — почувствовав, что могу не устоять на ногах, я плюхнулась на кровать. Остальные тоже выглядели удивлёнными, но понимали явно больше моего. Правда, никто не спешил нарушить вдруг возникшую гробовую тишину. Наконец, когда мне надоело наблюдать эти смущённые лица, и способность речи великодушно вернулась ко мне, я сложила на груди руки и требовательно проговорила. — А теперь объясните мне по порядку, каким образом здесь мог оказаться лесной дух, раса которых уничтожена двадцать лет назад и что вообще такое происходит?!

Некоторое время все собравшиеся странно, пожалуй, даже, затравленно переглядывались между собой, но упорно продолжали молчать. Как ни удивительно, начал Вариархар, заговорив деловым тоном:

— Я так понимаю, ты почти ничего не знаешь о лесных духах?

— А мне кто-то рассказывал? — огрызнулась я, теряя терпение и предчувствуя какие-то крайне неприятные подробности.

— Ты всегда могла спросить меня, — Вариархар недобро улыбнулся, но в следующее мгновение его взгляд немного смягчился, и он сказал. — Тогда начну с самого начала. Лесные духи были жителями Царственного Леса. Главное отличие от всех когда-либо существовавших созданий — это их способность принимать либо материальный облик, либо призрачный. В принципе это были самые настоящие духи, прозрачные и неосязаемые. В таком состоянии они могли сливаться с самой природой, неожиданно возникать в отдалённых друг от друга местах и просто жить внутри деревьев. Но иногда, например, для общения с существами из материального мира, они уплотняли свои тела и становились физически осязаемыми. Временно. Таким образом и появлялись лесные духи-полукровки, которые обладали самыми настоящими физическими телами.

Надо же, а мне действительно стоило поинтересоваться особенностями своих предков намного раньше. Несмотря на боль, которую вызывают любые упоминания о лесных духах. Ведь они, оказывается, самые необычные существа, о которых я когда-либо слышала!

— Когда началась война, — тем временем продолжал рассказывать Вариархар, — перед людьми встала сложная проблема. Как можно уничтожить того, кто не существует в физическом мире? Никакие мечи здесь помочь не могли, оставалась магия. Тогда-то и были созданы заклинания, позволяющие заточить духа в какой-нибудь предмет, и уже потом уничтожить вместе с ним.

— Этот шкаф, наверное, остался со времён войны, — добавил Ассилин, когда вампир замолчал.

Все смотрели на меня. Сочувственно, с опасливым ожиданием моей бурной реакции. Неужели, они считают, что я такая истеричка, которая не может себя контролировать и вот-вот разорётся?! Внутри действительно всё переворачивалось вверх дном и сжималось в какой-то отчаянной попытке спрятаться от этого кошмара, но выражение моего лица оставалось совершенно бесстрастным. По крайней мере, я искренне на это надеялась.

— А мы можем чем-нибудь помочь этому духу? — спокойно спросила я, испытующе глядя то на Ассилина, то на Гэбрила.

— Как ты собираешься ему помочь? — без особого энтузиазма поинтересовался эльф.

— Например, снять это заклятие и освободить духа, — неуверенно предложила я, пожимая плечами. Всё-таки в магии я пока разбираюсь не особо хорошо.

— На это потребуется слишком много сил, а вероятность успеха настолько мала, что не стоит даже мараться, — недовольно возразил Ассилин.

Я прекрасно владела собой. Я без лишних эмоций выслушала такую горькую историю о лесных духах и даже могла после этого спокойно рассуждать о том, что можно теперь сделать. Но слова эльфа — уже перебор!

— Мараться? — угрожающе прошипела я, поднимаясь с кровати и двигаясь в сторону этого мерзкого создания. — Мараться, говоришь?

— Эдера, твои эмоции здесь совершенно ни к чему, — устало отмахнулся Ассилин. — Попробуй рассуждать трезво. Зачем затрачивать столько усилий на дело, заранее обречённое на провал?

— Я и пытаюсь мыслить трезво, — сказала я, с трудом взяв себя в руки и прекратив наступление, — представь, как хорошо будет, если на нашей стороне появится лесной дух. Не какая-то там полукровка, а самый настоящий лесной дух!

Я была с ним не совсем честна. В первую очередь мне действительно хотелось просто помочь этому страдающему созданию, оказавшемуся в деревянной клетке. Уже потом я придумала выгоду, чтобы хоть как-то оправдать этот порыв в глазах практичного эльфа.

— Слишком мала вероятность успеха, — Ассилин покачал головой.

— Да он просто боится, что силёнок не хватит, — усмехнулся Вариархар. Неужели, он решил прийти мне на помощь и взять эльфа на "слабо"?

— Да что ты такое говоришь, вампир? У меня-то?! И не хватит?!

Фу, сколько пафоса, а самовлюблённость прямо-таки фонтаном хлещет из длинных ушей. Может, они потому и длинные?

— Но ты только что именно это и сказал, — холодно заметил Вариархар. — Уверял нас, что дело обречено на провал. Значит, ты считаешь, что не сможешь справиться.

— Я считаю, что глупо тратить столько сил. Но я бы смог! — Ассилин начинал злиться.

— Пустые отговорки, — вампир равнодушно пожал плечами, всем своим видом показывая пренебрежение по отношению к Ассилину.

— Да что ты вообще обо мне знаешь? Вот увидишь сейчас…

Мне же оставалось только поражаться "острому" уму эльфийского принца. Ну как он мог так глупо поддаться на простую провокацию? Определённо, всему виной его раздутое самолюбие. Хотя, может, все эльфы такие толстолобые…

Тем временем Ассилин принялся за дело. Особенного ничего не происходило, просто он начал произносить какое-то неизвестное и сильно заковыристое заклинание, понемногу вкладывая в слова магическую энергию. Энергия тонкой нитью устремилась к шкафу, опутывая его изящной нитью и медленно, осторожно проникая в самую основу сдерживающего заклинания. Концентрация магии усиливалась, начинала с силой давить на всех нас, но Ассилин продолжал произносить слова, с всё большим напряжением удерживая энергию в своём подчинении.

Яркая вспышка на мгновение ослепила, и тут же сильная ударная волна раскидала нас в разные стороны. Поднимаясь на ноги, я заметила, что деревянная дверца пылает огнём и уже начинает обугливаться. Порывалась создать поток воды, чтобы потушить огонь, но Ассилин резко толкнул меня в бок:

— Нет!

— Почему?! — возмутилась я, с отчаянием глядя на дверцу, в которой медленно угасало зеленоватое свечение.

— Потому что огонь вызван защитой заклинания против какого-либо магического вмешательства. Ты бы сделала только хуже.

Дерево окончательно обуглилось, и сияние потухло вместе с последними языками пламени. Как ни странно, сгорела только дверца, а сам шкаф остался нетронутым. Я собрала все свои силы, чтобы успокоить нервную дрожь, охватившую моё тело. Теперь духу уже ничем не помочь. Его больше не существует. Никакого утешения в этих мыслях не было, но хотя бы удалось удержать себя от наступающей истерики.

— Это было самоуничтожающееся заклинание, — бесцветным голосом пояснил эльф. — Когда я попытался снять его, оно сожгло заточённого духа. — И вышел из комнаты.

— Мне жаль, — как-то неуверенно пробормотал Гэбрил и вышел вслед за эльфом.

Вариархар уже собирался направиться за ними, но я остановила его:

— Постой. Почему лесных духов хотели уничтожить?

— Ты так ещё и не поняла? — вампир остановился в двери и, оглянувшись, внимательно посмотрел на меня. — Потому что они могущественны и совершенно не похожи на людей. А люди боятся того, чего не понимают.

С этими словами Вариархар покинул нашу комнатушку, насквозь провонявшую гарью. Дария уже лежала в постели, а я, задыхаясь от слёз, выскочила из комнаты и бегом направилась вниз по лестнице. Первый этаж трактира был слабо освещён догорающими свечами, но пустовал — все немногочисленные посетители уже давно разошлись по своим номерам. Устроившись за одним из столиков, я закрыла лицо руками и расплакалась, не в силах больше сдерживаться. Боль и чувство собственной беспомощности разрывали на части. Ну зачем, зачем мы оказались в этой таверне?! Чтобы я только могла убедиться, что ничего не могу изменить? Чтобы собственными глазами увидеть, что этот мир сделал с лесными духами и продолжить попытку его спасать?!

И ни один, ни один не попытался хоть как-то облегчить мою боль… А, собственно, почему? Да потому что им наплевать на меня. И чего я, спрашивается, ожидала? Они здесь только потому, что беспокоятся за свои бесценные шкурки. Ну, кроме вампира. Тот вообще просто развлекается.

Вместе со слезами, на меня нахлынули картины прошлого. Такого далёкого прошлого.

— Мама, расскажи мне сказку! — попросила девочка лет семи, положив голову маме на колени и с улыбкой глядя на неё снизу вверх.

— Уже поздно, милая. Завтра ведь опять не выспишься.

— Ну пожалуйста, мам! — ещё раз попросила я, уже зная, что она мне не откажет.

— Ну хорошо, расскажу. Какую ты хочешь?

— Конечно, мою любимую!

— Да ты же её столько раз слышала. — Засмеялась.

— Она мне никогда не надоест, она же лю-би-ма-я! — сказала я, будто мама не могла понять чего-то уж совсем простого.

Ночной торшер тускло освещал детскую комнату, и на стенах возникали тени от игрушек и прочих вещей, разбросанных мною в беспорядке. Я любила эти тени, такие таинственные и загадочные, словно ожившие сказки.

— Он жил в лесу, — тихим, завораживающим голосом начался волшебный рассказ, а я вслушивалась, затаив дыхание. — Он очень любил природу, свой прекрасный мир и просто саму жизнь. Каждое утро Он выходил на небольшую полянку, обращал свой взор к небу и с распростёртыми руками встречал восход солнца. Он умел разговаривать с деревьями, цветами, любыми растениями. Он часто вслушивался в тихий шелест листвы, и деревья рассказывали ему свои тайны, которыми никогда не делились ни с кем другим.

Однажды, выйдя к озеру, Он увидел на берегу прекрасную девушку. Это была их первая встреча, и они сразу поняли, что такова их судьба. Любовь с первого взгляда. С тех пор они каждый день проводили вместе, гуляя по узким тропинкам леса, вслушиваясь в мелодию, которую напевали деревья. Он учил Её понимать их язык, и Ей даже казалось порой, что вот-вот, и Она сможет разобрать в этой мелодии слова. Они вместе катались на волшебных крылатых созданиях, и те уносили их высоко в небо к пушистым облакам. А по вечерам… по вечерам среди деревьев оживали тени.

Они были счастливы, но всё когда-нибудь заканчивается. В лес пришла война, сама природа, сама душа мира роняла горькие слёзы в тот день. Ужасные чудовища напали на жителей леса, и те отчаянно боролись за свои жизни.

Маленький мирок для двоих влюблённых был разрушен. Он ушёл на войну, защищая всё, что было так дорого ему, Он побеждал чудовищ одним лишь взмахом меча, Он был смелым, храбрым и сильным.

— Как мой папа? — вмешалась я.

— Да, милая, как твой папа, — улыбнулась она, нежно проведя рукой по моим непослушным волосам. — Но их было слишком много. Эти ужасные чудовища заточили Его в маленький стеклянный шарик, и Она ничем не могла ему помочь. Она должна была пообещать, что не будет бороться, уйдёт в безопасное место, где навсегда сохранит то, что ещё осталось. Но в тот день Она дала ещё одну клятву, на этот раз себе самой… что когда-нибудь обязательно вернётся и освободит Его. Эдера, ну почему ты опять плачешь?

— Такая грустная сказка! — проговорила я сквозь слёзы. — Такая грустная и красивая…

— Ну не плачь, дорогая. Это ведь только сказка…

— Она ведь обязательно выполнит своё последнее обещание? Она освободит его?

— Конечно, освободит. Это будет уже другая сказка, — мама улыбнулась и поцеловала меня в лоб. — А теперь тебе действительно пора спать. Завтра ведь рано вставать и в школу идти.

— Ну не-ет, я не хочу в школу…

Воспоминания… словно холодный поток, который уносит вдаль, закручивая в бесконечном водовороте. Я всегда плакала, когда слушала эту сказку, но, несмотря на это, она была моей любимой. Почему плакала? Не знаю. Просто слёзы наполняли глаза, и я ничего не могла с этим поделать.

Лесные жители, война, чудовища… Странная догадка вдруг пронзила моё сознание. Так может, всё это не сказка? А что, если всё действительно так и было? Ну не всё, конечно, но хотя бы доля правды. Как же я скучаю по маме… Всего четыре года прошло с тех пор, как она заболела. Быть может, где-то там… ей удалось выполнить свою клятву?..

Разбудили меня возмущённые голоса, доносившиеся со второго этажа. Я встрепенулась и прислушалась.

— Так тебе просто интересно было посмотреть, насколько у меня хватит сил?! — негодовал Ассилин.

— Ну да, тебе ведь пришлось по полной выложиться. — Это говорил Вариархар и, как всегда, невозмутимый. Я увидела, как он спускается по лестнице. — Думаешь, почему я хотел, чтобы ты попробовал освободить духа?

— Посмотреть на спектакль? — огрызнулся Ассилин, спускаясь вслед за вампиром.

— Не спектакль. Я хотел посмотреть, чего эльфы достигли в магии. Ты ведь считаешься у них лучшим… вроде как… — Вариархар наверняка намекал на то, что Ассилин был не на высоте и явно не оправдал его ожиданий, когда не справился с такой изощрённой защитой заклинания.

Они, наконец, спустились и уселись за столик рядом со мной. Вскоре здесь собралась вся наша компания.

— Как ты? — спросил Гэбрил. Неужели, ему всё-таки интересно, что я чувствую? Да ни за что не поверю. Просто я, наверное, неважно выгляжу после подобной ночки.

— Нормально, — холодно ответила я, ясно давая понять, что больше не собираюсь обсуждать произошедшее. Тем более, теперь мне уже лучше. И ведь одна справилась со своими чувствами.

Во время завтрака случайно встретилась с Вариархаром взглядом. Он смотрел как-то странно… немного задумчиво и, словно бы видел меня насквозь. Передёрнув плечами, я допила вкусный травяной напиток и разом отбросила все мысли прочь. Впереди нас ждала бесконечная равнина, а вместе с ней — нещадно палящее солнце.

 

Глава 2

На то, чтобы пересечь равнину, у нас ушла целая неделя. И вот, когда солнце уже клонилось к закату, мы оказались в небольшой рощице, порадовавшей нас своей приятной прохладой. Как хорошо было идти среди деревьев и с наслаждением вдыхать их запах, такой свежий, такой неуловимый. Именно поэтому я вызвалась собирать хворост. Уж очень хотелось остаться одной наедине с этим маленьким клочком леса. Я осторожно провела рукой по шершавой коре деревца и даже, как мне показалось, почувствовала живое тепло. А что, если я тоже могу разговаривать с деревьями? Представив, как глупо буду выглядеть со стороны, улыбнулась, но всё же не смогла сдержаться и легонько прислонилась лбом к стволу дерева. Слегка прикрыв глаза, я вслушивалась в лесные звуки. Вот, тихо пронёсся ветерок, пошелестев листвой. Где-то вдалеке свистела птица. Дерево молчало. Да и чего я ждала? Светской беседы?

— Чем это ты тут занимаешься? — поинтересовался Гэбрил, пробираясь сквозь ветви деревьев ко мне.

— С деревьями разговариваю, — ответила я, смущённо отпрянув от ствола, к которому до сих пор прислонялась.

— Ну и как, получается? — насмешливо спросил он. — Чего они тебе рассказали? Как весело им тут стоять целыми днями?

— Нет, не получается! — разозлилась я.

— Ну вот тогда хворост собирай. Тебя, кажется, именно за этим посылали.

Резко повернувшись к Гэбрилу спиной и не говоря больше ни слова, я принялась собирать с земли ветки деревьев.

— Да что ты собираешь? — возмутился парень, глядя на охапку хвороста в моих руках. — Ты посмотри, они ж совсем сырые! Вообще ничего не умеешь?

Я посмотрела на ветки. Ну да, не высохли ещё, совсем свеженькие. Затем перевела задумчивый взгляд на Гэбрила, в котором наверняка явно читалось желание отлупить этими ветками его по лицу.

— Почему ты постоянно цепляешься ко мне?! — раздражённо спросила я.

— Всё просто, — усмехнулся Гэбрил, скрестив на груди руки и давая понять, что не видит с моей стороны никакой угрозы. — Я пытаюсь вызвать у тебя хоть какие-нибудь чувства, будь то злость или обида. Главное не равнодушие, понимаешь?

Негодование, раздражение и недовольство, всё это как рукой сняло. Теперь я удивлённо смотрела на Гэбрила и не знала, что сказать.

— Какое равнодушие? Уж чего, а равнодушия точно никакого нет.

— Это потому что я постарался. А то тебя только этот вампир интересует…

— Что?! — опешила я. — Гэбрил, ты о чём? Причём здесь Вариархар?

— Опять ты не понимаешь…

— Да куда уж мне! — Обойдя Гэбрила, быстрым шагом направилась обратно к нашему временному лагерю.

— Хоть бы хворост нормальный собрала! — бросил он вдогонку. — А то теперь мне придётся всю работу доделывать за тебя.

Испортил настроение, ничего не скажешь. Ну ладно, насчёт того, что он хочет добиться от меня каких-то чувств, это ещё можно как-то понять. Правда, злость и обида тоже не к месту, я бы предпочла дружеское тепло. Но почему он всё время переводит разговор на Вариархара?

Сумерки сгустились довольно быстро. Мы сидели напротив костра и ждали, когда будут готовы несколько птичьих тушек. Собранный мною хворост, кстати говоря, оказался вполне подходящим, хотя и принесенный Гэбрилом не был лишним. На землю уже опустилась ночная тишина, лишь костёр тихонько потрескивал. Каково же было наше изумление, когда из-за тёмных силуэтов деревьев к нашему костру вышла девушка. На некоторое время мы просто замерли, разглядывая её. Она была ослепительна. Длинные волосы жидким золотом струились по плечам и спине. В больших фиолетовых глазах словно отражались звёзды. Тонкие, правильные черты лица, лёгкая улыбка на губах. Одета незнакомка была в красивое воздушное платье, развевавшееся не на ветру, а без него. Или тот ветер, что заставлял лёгкую ткань обволакивать идеальную фигуру девушки, принадлежал не этому миру.

Первым в себя пришёл Вариархар. Наверное, потому что опыта у него было побольше, чем у всех остальных. Чего только ни доводилось повидать?.. Представить страшно.

— Богиня? — удивился вампир. Что? Он удивился?! Так-так, это уже интересно… ЧТО?! Какая Богиня?!

Оцепенение разом схлынуло, и я наконец-то вспомнила, что живым существам нужно дышать. Нет, ну если она Богиня, то понятно, почему никто её не учуял и не почувствовал заранее. Хотя в это слабо верится. Скорее, вампир свихнулся на старости лет. Побеспокоившись о его душевном состоянии, я поспешила спросить:

— Вариархар, ты случаем не того?..

— Того — это чего? — он смотрел на меня так, будто это я сошла с ума. Ну не говорят здесь так, видимо.

— Забудь. Она что, реально Богиня?!

Девушка смотрела на нас и весело улыбалась. Должно быть, мы производили забавное впечатление. Постепенно в себя начали приходить Ассилин, Гэбрил и Дария.

— Я должна представиться. — Её голос звучал, словно далёкая песня звёзд. — Сафина.

— О, да это же богиня азарта! — воскликнул Гэбрил, едва пальцем не показывая. По крайней мере, я теперь получила ответ на давно интересовавший меня вопрос. Здесь есть самый настоящий пантеон богов. И, судя по всему, они действительно существуют, а не являются выдумкой человеческого разума.

— Я Эдера, — представилась я, поскольку все остальные молчали. И поочерёдно указала на сидевших у костра. — Это Дария, Гэбрил, Вариархар и Ассилин.

Эльф подскочил и, поклонившись, пригласил Сафину к нашему скромному ужину. Я была повергнута в шок! Что это с ним? Сафина с радостью приняла приглашение, присела около нашего костра, но ужинать отказалась. Я то и дело поглядывала на длинный подол её белоснежного платья и удивлялась, каким образом он ещё не запачкался.

Ужин выдался замечательный. У кого-то, конечно, кусок в горло не лез, зато вот я досыта утолила свой не девичий аппетит и осталась довольна.

— Чем обязаны Вашему визиту? — почти подобострастно спросил Ассилин. У эльфов, что, крышу сносит при виде богинь?! Хотя… какой абсурдный вопрос… наверное, мне действительно пора лечиться.

— Можете обращаться ко мне на "ты", — Сафина покровительственно улыбнулась. Какая ослепительная у неё улыбка.

А на мужскую половину в этот момент стоило посмотреть. В глаза богине заглядывают, хвостиками виляют, слюнки пускают… образно выражаясь, конечно. Более нормально выглядел только Вариархар, наблюдая за ней лишь со сдержанным интересом. Я как-то сразу перестала волноваться, ощутив его спокойствие.

— Скучно, а тут гости ко мне в рощицу явились… Как же было не встретить, — пояснила Сафина с лёгкой усмешкой.

— А разве боги не могут появляться, где хотят? — удивилась я, вспоминая почему-то греческую мифологию и как-то некстати — героев, детей богов и смертных, коих там развелось немереное количество.

— Могут, — на этот раз в её голосе сквозила лёгкая печаль, — только я не могу. Я ведь богиня азарта. Я очень любила играть с людьми… на желания, на разные знания. С тех пор, как, проиграв, выполнила одно желание, мне запретили играть на желания и появляться в других местах, помимо равнины и рощицы. А здесь путников, к сожалению, почти не бывает.

— Почему… тебе запретили? — поинтересовалась я. Обращаться к богине на "ты" было, по меньшей мере, странно. Правда, мне давно уже пора перестать чему бы то ни было удивляться.

— Потому что желание победителя оказалось неприемлемым к исполнению, — Сафина оживилась, с радостью рассказывая свою историю. Глаза, и без того прекрасные, засияли новым светом, ещё более ярким. — Он пожелал жениться на принцессе.

Я с трудом подавила смешок. Почему всем всегда подавай принцев и принцесс?! Вот есть у нас один такой. Принц. Даже эльфийский, это вам не шухры-мухры. Но вот совершенно не прельщает.

— И ведь пришлось исполнять такое глупое желание, — поймав мой взгляд, усмехнулась Сафина. — А думали, как Вион Первый ступил на престол? Была тогда у Дагона Второго только одна дочка, сыновья никак не рождались. Потом умерла жена. Вот и пришлось наследницу замуж выдавать, искал он подходящих кандидатов из своих приближённых аристократов, да только мне пришлось вмешаться в ход судьбы…

— Да, нехорошо, конечно, получилось. Но зачем было так жестоко-то наказывать?

Богиня звонко рассмеялась. Я в жизни никогда не слышала такого смеха… хрустального. По-другому и не назовёшь.

— Она у нас необразованная, — ехидно заметил Гэбрил. Он действительно думает, что я должна была всю их историю зубрить, вместо защитных и атакующих заклинаний?

— А ты наконец-то вышел из ступора и вспомнил, как люди разговаривают? — изобразила я искреннюю радость. Нет, определённо он сегодня меня достанет.

— Да ты… да ты… — наверняка придумывал какую-нибудь колкость, но его ошеломлённый мозг пока ещё довольно туго соображал.

— Замолчите! — рявкнул Ассилин.

— Так может, хоть ты расскажешь мне, что натворил этот Вион Первый? — нагло спросила я, нисколько не убоявшись грозного эльфа.

Сафина наблюдала за нашей перепалкой с нескрываемым интересом. Удивительная богиня. Никогда бы не подумала, что её может заинтересовать подобное. Хотя, если брать в расчёт её вынужденную обособленность от всего разумного люда…

— Да ничего особенного. Развалил государство, приворовывая из государственной казны, то есть, из своей собственной. Издал указ о двадцати часовом рабочем дне. Правда, через пару дней признал этот указ недействительным. Решил поднять стоимость золотых монет со ста серебряных до ста двадцати семи почему-то. Правда, это привело к таким беспорядкам, что ему пришлось вернуть всё, как было. Пошёл войной на демонов, с тех пор королевские войска никто не видел, тут уж отменить действие было невозможно. Увеличил пошлину на ввоз товаров, если торговец ростом ниже полтора метров, чем нарушил торговлю с гномами. Нанял вампиров для охраны дворца, после чего был найден полностью обескровленным в собственной постели. Да много, чего ещё…

— М-да… — только и смогла сказать я.

— После чего совет богов разгневался и выбрал для меня такое наказание, — добавила Сафина и вдруг, озарённая идеей, радостно улыбнулась. — А давайте сыграем!

— Не думаю, что это хорошая мысль, — осторожно заметил Ассилин.

— Будет весело! — оживлённо продолжала Сафина. Сейчас она совсем не походила на богиню. Перед нами была маленькая девочка, которой давно надоели скучные куклы, и вот теперь представился случай получить на день рождения новую игрушку. Надеюсь, боги не умеют читать мысли?.. — Я уже всё продумала. Я сыграю только с одним из вас… Если он выиграет, то я отвечу на любой вопрос. И, может, дам какой-нибудь совет. Вам ведь предстоит очень нелёгкий путь.

— А во что играть хочешь? — поинтересовалась я.

— В королевские танты, конечно.

— Чего?..

Богиня взмахнула рукой, и передо мной появился деревянный столик. Надо же, фокусы! Даже с помощью магии подобного сделать невозможно. Чтобы настоящий предмет, да прямо из воздуха создать… На столе появилась колода карт. По крайней мере, эти тонкие деревянные пластинки напомнили именно карты. Сафина объясняла правила игры, а я всё больше удивлялась схожести этой игры с той, в которую играли на Земле. У нас она называлась "Фараон". К тому же, у карточек было четыре масти. Кинжалы, судя по всему, изображали пики. По крайней мере, именно при выпадении Мастера Кинжалов, приходилось брать пять карт. Ещё здесь были: круглый щит с изображением какого-то герба, магический свиток (не знаю, почему решила, что именно магический) и красивый цветок. Безумно красивый. Я долго не могла отвести взгляда от этих нежных белых лепестков. Это точно черви. Иначе быть не может.

— По-моему, нам действительно не помешает развлечься и сыграть разок! — я мило улыбнулась, стараясь скрыть хищный блеск в глазах. Дома я всегда всех обыгрывала в "фараона".

— А я как раз хотела предложить игру именно тебе. Если ты выиграешь, то я отвечу на любой твой вопрос, только личный, не связанный с вашим путешествием. И дам тебе совет, который очень пригодится, можешь в этом не сомневаться. Если же выиграю я, то ты навсегда останешься здесь со мной, — Сафина вернула мне милую улыбку.

Я просто напросто подавилась от удивления. Воздухом подавилась.

— Нет, Эдера! — возмутился Ассилин. — Ты не будешь играть на таких условиях! Ты вообще играть не будешь.

Да я как-то уже и не особо хотела.

— Будет, — улыбка богини стала зловещей. Вот теперь уже это была не весёлая девочка, а настоящая дьяволица. Взрослая, умная, коварная. И она явно не собиралась упускать возможность себя развлечь. — Если Эдера не сыграет со мной, то вы все здесь останетесь навсегда.

Стальной блеск в её глазах как-то сразу убедил нас в том, что Сафина не шутит и обязательно выполнит своё обещание.

— Давайте, тогда я сыграю вместо Эдеры, — вдруг предложил Гэбрил.

— Нет. Я уже решила, что буду играть именно с ней, — сказала, как отрезала.

— Ну хорошо, мы сыграем. — А что мне ещё оставалось?

— Отлично. — Она увлечённо принялась перетасовывать колоду. — Только учти, что Вион Первый был единственным победителем за всё это время.

Какое хорошее уточнение. Интересно, я паникую совершенно необоснованно, или я действительно вляпалась?

Я смотрела на карты, которые плавно раскладывались по своим местам, как на ядовитых змей. Одно дело — знать, что ты хорошо играешь и просто поразвлечься, другое дело — знать, что проигрывать никак нельзя. В моём же случае проигрыш будет означать катастрофические последствия для всего мира. Интересно, богиня в своём уме? Судя по всему, она знает, куда и зачем мы направляемся. Неужели, ей так хочется нарушить нашу кампанию и лишиться собственной жизни? К тому же, вечной?! Ненормальная. Они тут все психи. Мамочки, заберите меня отсюда!

Сафина окинула меня насмешливым взглядом и принялась изучать выпавшие ей карты. Всё-таки… надеюсь, она мысли не читает? А то мои дела совсем плохи. Я дрожащими руками взяла свои карты и чуть ли не вздохнула с облегчением. Похоже, шанс ещё есть. Если повезёт, конечно. По крайней мере, я могу выложить сразу две карты.

Игра тянулась долго, что могло не наилучшим образом сказаться на моём психическом состоянии. Затаив дыхание, зрители ловили каждое моё движение и пытались отследить малейшие изменения в выражении лица. Та ещё нервотрёпка. Зато навыки не забылись, оставшиеся с детства, когда часто оказывалось, что я одна оставалась почти в полном комплекте одежды среди наполовину (а то и полностью) раздетых и поверженных противников. В этот раз мне не везло. Но…

Я с диким воплем подскочила, когда бросила на стол последнюю карту и принялась прыгать, как маленькая девочка. Моё имя восторженными криками болельщиков разносилось далеко вокруг среди ночной тишины. О, это было ни с чем не сравнимое удовольствие! Я даже исполнила короткий танец победы, чем заслужила ошарашенные и непонимающие взгляды. А что? Порадоваться уже нельзя?

— Но как ты меня обыграла? — Сафина выглядела растерянной.

— А как ты могла поставить такие жестокие условия?! — возмутилась я, забыв о том, что разговариваю с Богиней. Просто облегчение воистину творит чудеса. — Ни за что не поверю, что ты не знала, куда мы направляемся!

Сафина весело рассмеялась:

— Конечно, знала! Я ведь богиня всё-таки. Но я не собиралась никого здесь задерживать. Просто интересно было, рискнёшь ли ты сыграть при таких условиях.

— А у меня был выбор? — поинтересовалась я, скрестив на груди руки. Нет, ну надо же! Какие боги здесь юмористы.

— Был, — усмехнулась Сафина, — не сомневаюсь, ты бы что-нибудь придумала.

Какая-то неправильная она богиня. Я окончательно перестала что-либо понимать.

— Ну что ж, теперь я вручу тебе приз, — продолжала Сафина. — Сначала совет. Запомни, Эдера. Она, именно ОНА никогда тебя не предаст. Доверяй ей.

Я молча, слегка недоумённо смотрела на Сафину и ждала продолжения.

— Это был совет, — пояснила она, видя моё непонимание.

— И это всё? — удивилась я, растерянно хлопая ресницами.

— Да, это всё, — подтвердила богиня, надменно вздёрнув бровь и ожидая от меня очередных глупых комментариев.

— Ага, спасибо, — я попыталась изобразить искреннюю благодарность за столь дельный совет. Она что, разыгрывает меня?! И стоило так мучиться, чтобы услышать пару каких-то сомнительных, совсем не понятных фраз?!

— Теперь можешь задать вопрос, — благосклонно разрешила Сафина. — Только он не должен касаться цели вашего путешествия. Слишком уж это важное событие, в которое я не могу вмешиваться.

Так, ладно. Вопрос, значит. Я ненадолго задумалась. Честно говоря, вопросов у меня было довольно много, но все они так или иначе касались запрещённой темы. Например, удастся ли нам живыми добраться до Царственного Леса, не говоря уж о Великом Мировом Древе. Или, например, идёт ли ещё кто-нибудь по нашим следам в надежде остановить нас. А как не заблудиться в лесу и отыскать именно то, что нам нужно? Разбираются ли мои спутники в таком важном деле, как спасение мира? Да много ли, что ещё можно спросить. Но вот что меня волнует, помимо этого?..

— Перед тем, как задать вопрос, я хотела бы убедиться. Понимаю, конечно, что ты богиня, и всё такое… но я не очень осведомлена о полномочиях богов. Ты знаешь обо всех событиях, когда-либо происходивших в этом мире? Даже самых незначительных?

— Да, знаю. — В глазах Сафины читался неподдельный интерес.

— Когда-то давно, в детстве, мне мама рассказывала сказку. То, что она рассказывала — это правда?

— Она ведь рассказывала её в другом мире? Мне он неведом.

— Жаль, — расстроилась я.

— Но ты ведь можешь рассказать мне эту сказку, — Сафина ободряюще улыбнулась.

Мысленно вернувшись в своё детство, я рассказала. Надо же, воспоминания теперь казались такими далёкими, словно были из другой жизни или полузабытого старого сна. Что со мной происходит?

— Да, это правда. — Богиня ласково улыбнулась. — Она рассказывала о себе.

— Спасибо…

— Вам спасибо, — насмешливо произнесла Сафина. — Было весело…

С этими словами она растворилась во тьме, словно её никогда здесь и не было. Некоторое время я с недоумением смотрела на то место, где буквально только что стояла Сафина, а потом, повернувшись к остальным, с подозрением спросила:

— Вы тоже видели богиню, или мне всё это примерещилось?

— Видели-видели, — отозвался Гэбрил.

— А вы знаете такой термин, как "массовая галлюцинация"? — поинтересовалась я, всё ещё не веря, что это было на самом деле. Больше похоже на какой-то идиотский сон.

— Чего?..

— Ну это, когда у одного человека галлюцинация, он что-то увидел, сказал об этом другому, и тому показалось, будто он это тоже видит, но на самом деле этого нет, — быстро пояснила я, чем заслужила сочувственные взгляды, какими обычно врачи смотрят на умственно отсталых пациентов.

— Да была она! — воскликнул Гэбрил.

— И о чём ты только думала? — вдруг спросил Ассилин. — Ты вообще не умеешь молчать?!

— Ты это о чём? — не поняла я, но его тон мне явно не нравился.

— О твоих словах, что "действительно было бы неплохо сыграть", — передразнил он.

— Сафина ведь сказала, что всё равно бы выбрала меня.

— Если бы она выбрала тебя — это одно дело, а то, что ты сама предложила свою кандидатуру — это другое! А что, если б она не шутила и ты бы проиграла?! Осталась бы здесь, да?!

— Ассилин, всё обошлось, — холодно заметила я. — Перестань на меня кричать. Ты не имеешь на это никакого права!

— Но кто-то же должен тебе мозги вправить!

— Считай, что я безнадёжна.

— Твоя безответственность…

— Да-да, я знаю, она когда-нибудь меня погубит, — перебила я очередной поток слов. — Я устала и собираюсь ложиться спать.

Опешив от моей наглости, Ассилин наконец замолчал. Как, оказывается, приятно побыть в тишине…

— А это действительно было весело, — заметил вампир. Я перевела на него удивлённый взгляд. Он усмехался, но слова были сказаны совершенно серьёзно.

Наследующий день мы покинули небольшую рощицу. Хотелось завыть от тоски — впереди тянулась всё та же бесконечная равнина, у которой не было ни конца ни края.

— И долго ещё до леса? — спросила я упавшим голосом, представляя недели, а то и месяцы изнурительного пути по этой узкой дороге среди густых зарослей пожухлой травы.

— Дней пять — шесть, — ответил Ассилин. — Смотря, как быстро будем двигаться.

Ближе к вечеру погода испортилась. Небо заволокли чёрные тучи, грозно нависая над нами и тяжёло пригибаясь к земле. Поднялся сильный ветер, и, не встречая преград, он резво носился по бескрайним просторам равнины. В воздухе чувствовалось некоторое напряжение, предсказывавшее скорую грозу.

— А у вас есть какие-нибудь заклинания, которые могли бы защитить нас от грозы? — спросила я, не столько из стремления к пополнению магических знаний, сколько из чувства самосохранения.

— Ты что! В грозу вообще нельзя пользоваться магией! — воскликнул Гэбрил так, будто я сморозила какую-то глупость.

— Это почему? — удивилась я. Никто ж мне об этом не рассказывал. Откуда я могла знать?

— Потому что даже малая концентрация магической энергии притягивает электрические разряды. Так что не вздумай!

— Да я и не собиралась… — В конце-то концов, я же не самоубийца!

Вскоре хлынул дождь. Высоко над головой разносились далёкие раскаты грома, а нам оставалось только двигаться вперёд и надеяться на лучшее, ведь даже укрыться здесь было негде. В целях безопасности нам пришлось спешиться. Ветер усиливался, дикими порывами пригибая траву к земле и превращая её в густой ковёр. Мелькнула первая молния, яркой фиолетовой нитью на мгновение объединив небо с землёй.

— Остановимся здесь, переждём грозу! — скомандовал Ассилин, стараясь перекричать завывания ветра.

Мы расположились на раскисшей земле, стараясь хоть как-то укрыться среди высокой травы. Это было удивительное ощущение. Мы прошли такой длинный и непростой путь, столько пережили и преодолели, что порой казалось, мы можем всё. Такой сильный маг, как Ассилин или такой ловкий и быстрый вампир, как Вариархар. Но сейчас мы испуганно жались друг к другу, оказавшись в центре буйства стихий. Трава гибкими плетями хлестала нас, подчиняясь жестоким порывам ветра. Волна дождя беспросветной пеленой обрушивалась на нас, словно желая смыть с лица земли. И мы совершенно ничего не могли поделать, полностью отдаваясь во власть стихии!

Каждый новый грохот заставлял вздрагивать, а от ярких вспышек молний хотелось зажмуриться, чтобы больше не видеть их, но даже тогда они просвечивали сквозь закрытые веки. Я прижимала озябшие руки к губам и тщетно пыталась их согреть своим дыханием, но каждый выдох уносил очередной порыв ветра. Гэбрил обнял меня за плечи, но даже это не спасало, и я никак не могла унять дрожь, пронзавшую моё продрогшее до костей тело.

И всё же в этом было что-то… упоительное. Эти молнии, что плясали в смертельно опасной близости от нас. Эта сила, эта яростная свобода и вседозволенность, которая заслуживает того, чтобы ею восхищались простые смертные существа, склонившие головы на милость природы…

Не знаю, как мы пережили эту ночь. Наверное, нам сказочно повезло, и буря, бушевавшая вокруг, лишь осторожно коснулась нас. Ближе к рассвету тяжёлые тучи устремились в ту сторону, откуда пришли мы, и вслед за ними ушёл и дождь, оставив после себя лишь слабую морось.

Теперь, когда опасность миновала, мы вовсю пользовались заклинаниями, занявшись генеральной просушкой вещей и самих себя, любимых. И, наконец, приведя себя в нормальный вид, собирались продолжить путь.

— Вариархар… — тихо позвала я, осторожно коснувшись руки вампира. Устремив невидящий взгляд вдаль, он выглядел довольно странно. То ли вслушивался, то ли принюхивался к чему-то. А пахло довольно приятно — свежестью и озоном.

Некоторое время Вариархар никак не реагировал, но когда он перевёл свой взгляд на меня, мне стало страшно. В его глазах была нескрываемая тревога. Что могло встревожить вампира?! Тем более, этого вампира!

— Нас преследуют, — наконец, сказал он.

Наш разговор сразу привлёк всеобщее внимание.

— Кто? — спросила я, стараясь скрыть свой страх, но голос всё-таки подвёл меня и слегка дрогнул.

— Демоны. Это не будет похоже на все предыдущие встречи с ними, Эдера. На этот раз их не меньше пятидесяти.

Сказать, что я была поражена — значит не сказать ничего. Я могла только бесполезно открывать рот, силясь что-то произнести, но не издавая ни звука. В горле резко пересохло, а голос исчез, словно в страшном сне. Да это и казалось страшным сном. Пятьдесят демонов! Подумать только! Целая армия. А ведь и пятнадцати штук хватило бы, чтобы разорвать нас на мелкие кусочки.

— Мы сможем оторваться от преследования? — спросил Ассилин, судя по всему, единственный из нас, не утративший ещё этот чудесный дар речи.

— Нет, они подошли слишком близко. Видимо, всю ночь не останавливались, и я почувствовал их слишком поздно.

На наших лицах застыл немой ужас. Никто не решился озвучить то, что было у каждого в мыслях.

 

Глава 3

Мы не стали гнать лошадей, в безумной скачке пытаясь уйти от преследования на достаточное расстояние. Всё равно это было бесполезно. В угнетающем молчании мы ехали довольно медленно, чтобы не утомлять животных. Правда, даже это теперь казалось бессмысленным. Какая разница, умрём мы чуть ближе к нашей цели или же чуть дальше?

Когда вдалеке стало возможным разглядеть чёрные точки приближающихся демонов, мы остановились. Ассилин решил немного подготовиться к встрече с ними и принялся расставлять магические ловушки. При воспоминаниях о том, как магия плохо действует на демонов, все его действия тоже показались мне бессмысленными.

— Ну вы не расстраивайтесь, штук десять мы точно утащим за собой, — со странной насмешливой интонацией вдруг сказал Вариархар.

Не заметила, как отреагировали остальные на эту фразу, скорее всего, были, как всегда, недовольны и воззрились на вампира с непониманием: как можно шутить над подобной ситуацией? А я рассмеялась. Нервно, обречённо, но всё-таки рассмеялась. В душе появилась какая-то смутная уверенность. Мы обязательно встретим демонов во всеоружии и доставим им немало неприятностей. Они ещё пожалеют, что взялись выполнять это задание!

Демоны приближались всё ближе, с ними приближалась и наша смерть, неспешной походкой хищника, загнавшего свою добычу в угол и уверенного, что та теперь никуда не денется. Они двигались стройным рядом, не дававшим нам ни малейшего шанса на спасение. Стоит напасть только на одного, и одновременно ещё с двух сторон на тебя обрушатся удары.

Дария удивила всех. Она неотрывно смотрела на демонов, что-то нашёптывая, и вдруг резким движением выбросила руки вперёд. Я узнала эту страшную, беспросветную тьму, которая метнулась в сторону монстров. Её цепкие пальцы хватали демонов из первого ряда, те рычали и с дикой злостью рвали тьму острыми когтями на мелкие клочки. Как ни странно, у них это получалось. Сразу стало ясно, что надолго Дария их не задержит. "А ведь я была права! Это её магия!" — не вовремя мелькнула глупая мысль.

Я настолько была увлечена этим зрелищем, что даже не заметила, как неожиданно Вариархар подошёл ко мне. Чуть вздрогнула, переводя на него вопросительный взгляд.

— Я знаю, как можно их победить, — сказал он странным напряжённым голосом.

— И ты всё это время молчал?! — возмутился Ассилин. Он хотел сказать что-то ещё, но, наткнувшись на холодный взгляд Вариархара, вдруг замолк.

— Как? — спросила я.

— Я могу воспользоваться магией крови — единственной, к которой у демонов нет иммунитета.

— Магия крови?! — ужаснулся Гэбрил, невольно отшатнувшись от вампира.

— Не может быть… — едва слышно прошептал Ассилин. Ему явно поплохело.

— Так воспользуйся, если можешь, — сказала я, не понимая, почему вдруг все пришли в такой ужас.

— Для этого мне нужна человеческая кровь, — сказал Вариархар, испытующе глядя на меня.

— Много? — теперь мне тоже стало плохо, и наверняка выглядела я не лучше враз побледневшего Ассилина.

— Нет, не много.

— А в вампира я не превращусь после твоего укуса?

— Нет, для этого вампир должен именно пожелать обратить человека.

— Ну… тогда… — я на мгновение осеклась, но, собравшись, с силами, договорила, — тогда что мне нужно делать?

— Просто верь мне и не бойся.

— Да вы что, с ума сошли?! — заорал Гэбрил. — Эдера, не вздумай!

— У нас появился шанс выжить! — заметила я. — И если ты так обо мне беспокоишься, то почему не предложишь свою драгоценную кандидатуру?

А демоны времени даром не теряли и подошли уже достаточно близко. Вконец перепугавшись, наши лошади сорвались с места и галопом помчались прочь от страшных монстров, а заодно и своих безумных хозяев.

— Так, Гэбрил, — резко сказал эльф, — ты лучше помоги мне хоть немного задержать демонов магической сетью. С Эдерой ничего не случится. Вампир, действуй.

Встав друг напротив друга, Ассилин и Гэбрил начали произносить магическое заклинание. Я повернулась к Вариархару. Он набросил на голову капюшон и осторожно взял мою руку, повернув её ладонью вверх. Рука слегка дрожала.

— Только не бойся, — повторил Вариархар, посмотрев мне в глаза.

— Я не боюсь, — соврала я, опуская взгляд и тщетно пытаясь унять дрожь.

Наверное, на случай, если я упаду в обморок от потери крови, мы присели на сухую жёсткую траву. Я зачарованно наблюдала за тем, как красивые изогнутые клыки вампира медленно удлиняются. Держа мою руку, Вариархар аккуратно поднёс её к своим губам. Мне было страшно. Очень страшно. Нет, он не стал монстром, как тот вампир, который пытался убить меня. Его красные глаза излучали спокойствие и какую-то мрачную уверенность. Моё сердце бешено колотилось в груди, словно ощущая присутствие вампира.

Я слегка вздрогнула, когда острые клыки Вариархара пронзили тонкую кожу на запястье. Было немного больно, но эта странная боль, нежно обволакивая меня, плавными волнами куда-то уносила сознание. Я чувствовала, как моя кровь струится по венам и устремляется прочь. Головокружение, с которым невозможно бороться. Лёгкая слабость растекалась по телу — хорошо, что я сидела. Сделав пару маленьких глотков, Вариархар отстранился от моего запястья и перевёл взгляд на демонов, от которых нас отделяло всего несколько метров. Они беспрепятственно прорвали магические сети и уже готовились к атаке, скалясь в хищных победоносных усмешках. Но что-то вновь остановило их.

Демоны неожиданно замерли, словно наткнулись на невидимую стену, а в следующее мгновение в их рядах началось нечто совсем невообразимое. Они хватались за головы, дико рычали, что больше походило на жалобный вой, падали, корчились, извивались и катались по земле. Мне тоже хотелось ухватиться за голову, чтобы заткнуть уши и не слышать этого кошмара, но всё закончилось довольно быстро. Вой стих, и демоны перестали дёргаться, навсегда застыв без движения. Кое-где ещё кто-то шевелился, но и те вскоре умерли. До того момента не моргавший Вариархар, наконец позволил себе оборвать зрительный контакт, устало прикрыв глаза.

Ощущение присутствия смерти, боли и страданий давило со всех сторон. Меня била крупная дрожь.

— Что это было? — наконец, смогла выдавить я.

— Магия крови, — спокойно пояснил Вариархар.

— Я думал, это всего лишь легенда, — всё ещё не веря своим глазам, пробормотал Ассилин.

— Помимо меня, ею никто и не владеет.

— Сколько же тебе лет?..

— Много, — усмехнулся вампир.

— Хм… ладно, — похоже, эльф догадался, что вытянуть из Вариархара никаких сведений не получится. — Мне всё-таки интересно. Что мог Остол Третий предложить демонам, чтобы они последовали за нами так далеко, да ещё и в количестве пятидесяти штук?

— Ой… — А я ведь знаю! Ещё с тех пор, как Вариархар мило побеседовал с их предводителем. Только из-за всех этих насыщенных событий совершенно забыла рассказать.

— Дай угадаю. Ты всё знаешь? — Ассилин недобро сузил глаза.

— Наверное…

— Рассказывай!

— Я предлагаю, — в разговор вмешался Гэбрил, — сначала уехать подальше от этих дохлых монстров, а уже потом в спокойной обстановке всё обсудить.

Уехать не получилось. Мы долго искали лошадей, Ассилин применял какие-то эльфийские заклинания, но всё было без толку. Наши верные скакуны пропали бесследно. Ничего не оставалось, кроме как продолжить путь пешком. Естественно, такими темпами мы преодолели не такое большое расстояние, как хотелось бы. Если быть честнее, то ушли мы совсем недалеко от места встречи с демонами, а солнце, ненадолго выглянувшее из-за туч, уже притомилось и норовило спрятаться за горизонт. Расставшись со всеми своими надеждами поскорей добраться до Царственного Леса, мы разбили временный лагерь и принялись готовить ужин — пойманных вампиром упитанных пташек, которые скрывались среди густых зарослей травы.

— А теперь, Эдера, может быть, ты мне, наконец, расскажешь, что ты знаешь о мотивах демонов? — поинтересовался Ассилин, когда все пятеро с удобством расселись напротив костра, поддерживаемого больше магическим путём, нежели веточками кустарников, что здесь удавалось найти. Ну надо же, какой нетерпеливый эльф. Словно чувствовал, что всё это дело напрямую касается его королевства.

— Я расскажу то, что знаю. Но это ведь может быть и недостоверной информацией.

— Не тяни демона за хвост.

— Чего? — я поперхнулась, удивлённо уставившись на эльфа.

— Ну, это выражение такое. Оно означает — рассказывай быстрее!

— Ладно-ладно. Когда демоны украли мой амулет, и мы разделились… Вариархар немного побеседовал с этими существами. Они сказали, что Остол Третий обещал помочь им проникнуть в Лиэрию и, чего уж совсем не понимаю, поживиться магией. В общем-то всё…

— Что?! И ты всё это время молчала?! — вспылил Ассилин, с трудом сдерживаясь, чтобы не удавить меня.

— Ну там… сначала Дарии было плохо, потом… потом вампиры всякие… Да и не думаю я, что они сразу так всю правду выложили!

— Кстати о Дарии… — как бы между прочим напомнил Гэбрил.

— Они не врали, — равнодушно заметил Вариархар.

— Откуда ты знаешь?

— Если я внимательно слежу за собеседником, то всегда точно определяю, лжёт он или говорит правду.

— А, ясно… — пробормотала я, немного растерявшись. Очередная подробность об особенностях вампиров. М-да… надо взять на заметку.

— Значит, Остол решил сразу получить максимум выгоды, — задумчиво проговорил Ассилин. — Убить Эдеру, избавиться от ненавистных эльфов… А то так долго ждать гибели мира, уж лучше сейчас отделаться хотя бы от одной расы.

— Но почему они говорили о том, чтобы поживиться магией? — задала я давно интересовавший меня вопрос. Только забытый. С кем не бывает?..

— Ах да, ты же не знаешь… — Сколько пренебрежения к моей персоне! — Гэбрил, объясни ей, а мне пока надо подумать.

— Как ты уже могла заметить, — со вздохом начал Гэбрил, — на демонов плохо действует магия, у них иммунитет. Но это ещё не всё. Когда существо, обладающее магическими способностями, умирает, выделяется большое количество энергии. Так вот, убивая, демоны поглощают магическую энергию существа, и становятся намного сильнее. Как вампиры — от крови. А эльфийская магия — это нечто особенное. Для демонов был бы прекрасный пир, после которого они долгое время не чувствовали б усталости и вконец могли бы погубить и без того пострадавшую Анторию. Остол, правда, в последнее время совсем потерял рассудок…

На некоторое время мы замолчали, всё внимание уделяя ужину. По вкусу эти птицы больше всего напоминали перекормленных бройлерных цыплят. Солнце уже скрылось за горизонтом, и со всех сторон к нам постепенно подбиралась ночная темнота.

— Похоже, всё-таки придётся поговорить с Остолом о политике… — задумчиво пробормотал Ассилин, кивая в такт своим мыслям.

— Дария, — сказала я, разделавшись со своей порцией ужина. — Ты ничего не хочешь объяснить?

— Ну… — девушка замялась, пряча глаза. — Я же говорила, что пыталась вспомнить, что со мной произошло. Так вот, вспомнить мне ничего не удалось, зато проснулись навыки владения этой странной магией…

— Действительно, странной магией, — сказал Гэбрил, недобро глядя на Дарию. — Такой не научат ни в одной академии. Это же магия тьмы!

— Чего? — девушка выглядела удивлённой.

— Магия тьмы, — угрожающе повторил Гэбрил, — при использовании которой пробуждаются злые силы из потустороннего мира.

— Какой кошмар! — воскликнула Дария, затравленно глядя на нас. — Я и не знала… я даже не помню, как научилась этой магии…

— Не знала? — прошипел Гэбрил, медленно поднимаясь на ноги.

— Оставь Дарию в покое! — воскликнула я, вскакивая с места и преграждая ему дорогу. — Она же сказала, что ничего не помнит. Вспомнит — расскажет.

— Ладно, — Гэбрил опустился на корточки и попытался изобразить равнодушие.

Я задумалась. Да, в этот раз я защитила Дарию от нападок Гэбрила, но я ей больше не доверяла. Не было искренности в её словах. Она что-то вспомнила, и вела себя совершенно не похоже на саму себя. Она стала другой. А теперь, оказывается, владеет какими-то страшными заклинаниями. С другой стороны, она ведь использовала их ради того, чтобы помочь нам? Оставалось только сделать вид, что я ей поверила, и понаблюдать за дальнейшим поведением девушки.

Я задумчиво провела пальцами по запястью, на котором виднелись две покрытые корочкой ранки. Они уже не болели, но оставалось какое-то неприятное тянущее ощущение.

— Вариархар, расскажи подробнее о магии крови? Что это вообще такое было? — обратилась я к вампиру. — И разве демоны не сопротивляются действию магии?

— Сопротивляются. Но магия крови так только называется, и с настоящей магией не имеет почти ничего общего.

Тем временем остальные уже готовились ко сну, совершенно не интересуясь содержанием нашей беседы. Ну им, может быть, всё известно о магии крови. Особенно, судя по реакции и нескрываемому ужасу. А вот мне было очень даже интересно!

— И как же она действует? — поторопила я вампира, не спешившего продолжать объяснения.

— Для этого нужно видеть противника и чувствовать биение его сердца. Тогда, без всяких заклинаний, без использования магической энергии, можно управлять кровеносной системой одной лишь силой мысли. Я всего лишь приказал крови двигаться быстрее, и с напором, с силой направил этот поток в голову. Как следствие — у демонов произошёл разрыв сосудов, а затем наступила и смерть.

— Ужасная магия! И так вот любой может уничтожить целую армию одним только взглядом, если овладеет этим мастерством?! — ужаснулась я, представляя себе целые деревни и города, усеянные телами умерших от инсультов и инфарктов разных существ.

— Нет, этой магией может пользоваться только вампир, буквально только что испивший человеческой крови.

— Именно человеческой?

— Да. Ну или какого-нибудь полукровки. Главное, чтоб хотя бы наполовину это был человек.

— И долго ты теперь будешь бояться света? — Мне стало не по себе от пристального взгляда Вариархара.

— Нет, через пару дней пройдёт, ведь я выпил совсем немного.

— Хм… что-то случилось? — наконец, не выдержала я.

— Странно. Ты меня не боишься даже после того, как… — вампир осёкся, явно намекая на то, что сегодня укусил меня.

— Ты ведь сделал это, чтобы спасти нас, — спокойно пожимая плечами, сказала я и поспешила перевести тему. — Любой вампир может научиться такой магии?

— Только чистокровный. Обращённым это недоступно. Да и хорошо, иначе б они натворили бед, и никого бы уже не осталось. На нынешний момент я единственный из живых знаю, как пользоваться магией крови. И делиться этим знанием не собираюсь, — улыбнулся Вариархар.

— Может, вы, наконец, заткнётесь и дадите мне поспать?! — возмутился Гэбрил, а я только сейчас заметила, что все уже укутались в свои одеяла и, либо спали, либо только пытались заснуть.

— Вариархар, стукни этого хама! — капризно попросила я, вытаскивая и своё одеяло из сумки.

Каково же было моё удивление, когда вампир с энтузиазмом вскочил на ноги и направился в сторону Гэбрила!

— Нет-нет, что ты, не надо! — воскликнула я, перепугавшись. — Я же пошутила!

— Я тоже, — рассмеялся вампир. От облегчения, я даже простила ему это издевательство.

Наше продвижение было очень медленным, что не могло не раздражать. Мы постоянно ссорились, ругались и орали друг на друга по любым пустякам. Мало того, что идти ещё далеко, так и тяжёлые походные сумки теперь приходилось тащить на своих спинах. Радовало одно — сумки и все вещи у нас хотя бы были. Перед встречей с демонами мы догадались снять их с лошадей, чтобы те в случае чего (а именно — если бы мы погибли), могли спокойно убежать на волю. В итоге, такая забота о неразумной животинке сыграла нам только на руку. Правда, от этого ноша не становилась легче, а настроение поднималось не особо. Разве что с отметки "умершие от жажды" до "живые, но дико злые".

Так прошло несколько дней. Я вымоталась, устала, всё тело нестерпимо ломило. Во время небольшого перерыва, я без сил рухнула на траву, раскидав руки и ненадолго прикрыв глаза. Невыносимая боль. Я чувствовала себя какой-то несчастной каторжницей с каменоломен. И откуда только такие ассоциации берутся? Из лёгкой, полуобморочной дремоты меня вырвал взволнованный голос Ассилина:

— Смотрите, там кто-то летит в нашу сторону.

Заинтересовавшись, я приподнялась на локте и проследила за взглядом эльфа. Сначала это были шесть маленьких чёрных точек далеко в небе, но постепенно они увеличивались в размерах. Чтобы получше их разглядеть, мне пришлось подняться на ноги. Да и всё равно вздремнуть уже не получится. Зоркий взгляд Вариархара первым определил:

— Да это же гаархи.

— Готовьте оружие, — напряжённо проговорил Ассилин, вынимая из ножен меч.

Я не могла пошевелиться, неотрывно глядя на быстро приближавшихся летающих созданий. Рукой нащупала в кармане приятно холодящую обсидиановую статуэтку. Неужели… неужели это гаархи?

Гэбрил, Дария, Ассилин — все они приготовились сражаться, чуть приподняв клинки над головами, ведь гаархи всегда нападают с воздуха. Только Вариархар, нисколько не встревожившись, спокойно наблюдал за происходящим. Изменив своим привычкам, гаархи приземлились неподалёку от нас и замерли, словно каменные статуи, бросая в нашу сторону задумчивые взгляды. От их великолепия у меня перехватило дыхание. Больше всего своим телосложением они походили на волков, только намного крупнее, каждый из них в высоту достигал почти двух метров. Только вот головы не совсем волчьи. Глядя на них, я почему-то вспомнила бога Анубиса из древнеегипетской мифологии. На картинках он всегда был изображён с головой шакала. Так вот, именно эти картинки сейчас и вспоминались. Их огромные крылья были покрыты длинными перьями, чем напоминали крылья сказочных грифонов. Все без исключения гаархи были чёрного цвета.

Больше всего внимание привлекал самый крупный гаархи. Без сомнения, это был вожак стаи. Он смотрел на нас с некоторой настороженностью, в любой момент готовый дать сигнал для атаки, но почему-то не спешил этого делать. Ассилин быстро шагнул по направлению к гаархи, намереваясь то ли отогнать их, то ли убить.

— Нет! — воскликнула я, бросившись вперёд. — Не смей!

Эльф остановился, с изумлением посмотрев на меня:

— Ты с ума сошла?!

— Это ты забыл, кто я! И кто — они!

— Они не слушают полукровок, — пренебрежительно бросил Ассилин.

Теперь я находилась в опасной близости от вожака. И никто уже не успеет защитить меня, если он вдруг решит напасть. Отступать тоже некуда. Мне не было страшно, только ощущалось некоторое волнение. А вдруг не примут? Но я ведь уже сделала первый шаг. Значит, нужно сделать и второй.

— Мы не причиним вам вреда, — сказала я, встретившись с удивительно умным взглядом чёрных глаз вожака гаархи.

— С тобой люди, — мысленная волна обескураживающим потоком ворвалась в мой разум.

Я ошеломлённо смотрела на гаархи. Неужели, он заговорил со мной?! Или я просто уже схожу с ума?

— Они друзья, — подумала я, стараясь как-то направить эту мысль именно вожаку. — И эльф друг, и вампир тоже.

— Хорошо, мы их не убьём, — согласился гаархи, вновь перепутав все мои мысли этим бесконечно мощным потоком.

— Спасибо, — я ласково улыбнулась. И тут безумная мысль пронзила меня. Оглянувшись на своих ошеломлённых спутников, я вновь посмотрела на гаархи. А что если?.. Или он посчитает это наглостью? Ладно, стоит попробовать. — Меня зовут Эдера.

— Рирх, — гаархи вежливо наклонил голову. — Я вожак этой стаи.

— А я… нам нужно добраться до Царственного Леса. Я хочу помочь умирающему Мировому Древу. Но нам очень нужна помощь.

— Какая?

— Вы не могли бы… подвезти нас? — почти не надеясь на удачу, мысленно поинтересовалась я. Ну всё, сейчас гаархи озвереют и растерзают меня на мелкие кусочки. Даже зажмурила глаза, ожидая их гнева.

— Можем, но только до опушки леса, — последовал совершенно спокойный ответ.

— Спасибо! — я попыталась выразить в этой мысли всю свою благодарность и нескрываемое облегчение. Затем, повернувшись к своим спутникам, я довольно заявила. — Они подвезут нас до Царственного Леса.

Как приятно было видеть изумлённые лица Гэбрила и Ассилина. Дария, правда, не была удивлена, но она ведь уже догадывалась о том, что может произойти, судя по нашей встрече с теневиком. Как же давно это было! Впрочем, сейчас не время предаваться воспоминаниям.

— Челюсти подберите, — не сдержалась я. — Так мы отправляемся в путь прямо сейчас или будем свыкаться с мыслью и всё такое?

— Сейчас, — наконец, выдавил Ассилин.

— Только ты первая, — ехидно добавил Гэбрил.

— Первая, так первая, — я равнодушно пожала плечами и перевела взгляд на гаархи. Сказать-то легко, а вот сделать…

Осторожно подошла к вожаку, наблюдавшему за мной с отстранённым интересом. Обошла со всех сторон, примериваясь, где бы можно было залезть на него. Какой же он всё-таки огромный!

— Хм… Рирх? — подумала я с просящей ноткой. — Ты не мог бы помочь мне?

Обречённо вздохнув, гаархи слегка присел, и я без труда запрыгнула ему на спину. Вслед за собой втащила тяжёлую сумку с моими вещами и кое-как прицепила на ремни. Остальные с несчастным видом последовали моему примеру. Ну что это за мученическое выражение лиц?! Будто я пытать их собралась. Только Вариархар с лёгкостью запрыгнул на спину "своего" гаархи, устраиваясь поудобнее и с интересом разглядывая зверя.

Расправив огромные крылья, Рирх оттолкнулся от земли и резким движением взмыл в небо. За ним последовали остальные. Этот почти вертикальный подъём захватывал дух, и я, изо всех сил вцепившись в длинную шерсть гаархи, зажмурила глаза и молилась о том, чтобы не съехать со спины зверя. Набрав необходимую высоту, гаархи ненадолго остановился, широко распластав крылья и паря на упругих потоках воздуха. Он давал мне время привыкнуть к высоте.

Решившись, наконец, открыть глаза, я огляделась по сторонам. Где-то там, далеко внизу виднелся жёлто-зелёный ковёр, зато пушистые облака теперь были совсем близко — казалось бы, только руку протянешь и коснёшься.

— Это восхитительно, — подумала я, направляя мысль Рирху и гордо выпрямляя спину. Так даже было намного удобнее. Правда, отпустить его шерсть я так и не рискнула, продолжая держаться за неё немеющими от холода пальцами.

— То ли ещё будет…

С этими словами гаархи взмахнул большими, сильными крыльями и поднялся ещё выше. Вскоре мы оказались над облаками, и равнина совсем скрылась из виду. Я чувствовала, что на ресницах, волосах и одежде меня покрывали маленькие ледяные капельки. Здесь было холодно, ветер ударил в лицо, когда гаархи начал увеличивать скорость, дыхание перехватило, и я с трудом сдерживалась, чтобы не расцепить заледеневшие пальцы.

Но всё-таки это было замечательно. Мы мчались со скоростью ветра, облака сливались в одно сплошное белое пятно, и, рассмеявшись от удовольствия, я посмотрела на своих друзей. Дария и Гэбрил испуганно жались к спинам гаархи, уткнувшись носами в пушистую шерсть и не решаясь даже оглядеться по сторонам. Эльф пытался изобразить спокойствие и уверенность, но его выпученные глаза и сжатые в тонкую полоску губы свидетельствовали о чём угодно, только не о спокойствии. Лишь Вариархар выглядел вполне довольным, с комфортом расположившись на спине гаархи и держась одними лишь ногами.

Чувство полёта передавалось от тела к душе, и я… наверное, впервые за долгое время я была счастлива.

 

Глава 4

Благодаря гаархи, наше продвижение заметно ускорилось. Постепенно мы даже начали привыкать к этим волнующим, но безумно упоительным полётам. По крайней мере, для меня они были именно такими. Возможно, остальные моих восторженных мыслей не разделяли.

Даже когда начинались остановки на отдых, я всё время проводила с гаархи. Странное дело, но мне было так… уютно рядом с ними.

— Мы думали, лесных духов совсем не осталось, — мысленно говорил мне Рирх во время одной их наших бесед. Он лежал на траве рядом со мной, вытянув вперёд свои длинные волчьи лапы.

— Их и не осталось, я же всего лишь полукровка, — невесело усмехнулась.

Гаархи некоторое время пристально смотрел на меня своими блестящими чёрными глазами и, слегка наклонив голову на бок, сказал:

— В тебе намного больше от лесных духов, чем ты думаешь.

— Расскажи, — попросила я, — расскажи, чем я похожу на лесных духов?

— Эдера! — я вздрогнула от возгласа Гэбрила. Он подкрадывался ко мне со спины. Ну что за мерзкая привычка у всех! — Эдера, я хотел поговорить с тобой.

— О чём? — насторожилась я. Мне никогда не нравились подобные начала бесед.

— О Дарии.

Он присел рядом со мной, совершенно не обращая внимания на присутствие Рирха и других гаархи, устроившихся чуть поодаль от нас. Я огляделась. Дария сидела у костра и слышать нас не могла.

— Ну хорошо, давай поговорим, — согласилась я. Мне было интересно, какие у него возникли подозрения, да и самой хотелось задать парочку вопросов.

Рирх потерял к нам всякий интерес и о чём-то переговаривался со своими сородичами. Это было видно по его глазам, хоть я и не могла слышать мыслей, адресованных не мне. Всё же хорошо, что Гэбрил не знает, насколько они разумны. Иначе б потащил меня ещё куда-нибудь, где можно поговорить наедине.

— Ты не заметила, что она ведёт себя странно? — спросил Гэбрил.

— Да неужели ты обратил на это внимание! — удивилась я. — Вообще-то она ведёт себя странно ещё с тех пор, как мы побывали в Солнечном Городе.

— С тех пор, как потеряла сознание? — заинтересовался парень.

— Да, именно, — вздохнула я. — Поражаюсь, какой ты внимательный.

— Ну я её не так хорошо знаю, между прочим. Так что хватит ехидничать, лучше выскажи свои предположения.

— Да нет у меня никаких предположений, — я только пожала плечами. — Дария говорила, что пытается вспомнить, что с ней происходило до встречи со мной. Стала скрытной, ничего мне не рассказывает и вообще избегает любого общения со мной. Не знаю, что с ней случилось. Видимо, магии она обучилась тогда же, когда происходили события, которые начисто стёрлись из её памяти.

— Не понимаю я, как она могла овладеть магией тьмы, — Гэбрил покачал головой с таким видом, будто она совершила что-то невероятное.

— Кстати, я как раз хотела поинтересоваться. Что это за магия такая, и почему она столь редкая?

— Ну вообще-то ею может овладеть любой человек, который обладает хоть какими-нибудь магическими способностями. Просто для этого требуется… чем-то пожертвовать. Обычно это душа человека. Он отдаёт свою душу тёмным силам в обмен на возможность использовать эту магию.

— Душу? — ужаснулась я. — Ты хочешь сказать, что Дария продала свою душу?!

— Может, кто-то обманом заставил её сделать это, — Гэбрил пожал плечами. — Я не знаю. Просто не стоит ждать чего-то хорошего от магии тьмы.

— Дария хотела нам помочь…

— Всё равно. Это магия смерти. Ты разве не чувствовала? Когти тьмы… проклятые души, вызванные в этот мир, чтобы убивать.

Я передёрнула плечами. Да, чувствовала. Присутствие чего-то страшного, угрожающего. Пусть оно и было направлено против демонов.

— Что будем с ней делать? — поинтересовался Гэбрил.

— А что это ты собрался с Дарией делать? — с подозрением спросила я, окинув его внимательным взглядом.

— Так потому и спрашиваю, что не знаю!

— А что мы можем? Она всё равно не признается ни в чём. Остаётся только наблюдать и быть осторожными.

— Да, пожалуй, ты права, — нехотя признал Гэбрил. — Пойдём, а то чего ты всё время проводишь с гаархи?

— Мне нравится с ними разговаривать. Гэбрил, они разумны.

— Да ладно тебе, — не поверил он. — И всё равно сейчас уже отправимся в путь…

Ближе к полудню следующего дня гаархи опустились на берегу небольшого озерца, вокруг которого росло даже несколько приземистых деревьев. Мы несказанно обрадовались этой свежей прохладной воде и принялись отмывать себя, собравших довольно много пыли и всякой грязи за такое долгое время. В самом центре озера я заметила какую-то странную ветку, торчавшую прямо из воды. Заинтересовавшись, подплыла ближе, чтобы получше рассмотреть её. Надо же, на самом конце веточки виднелся небольшой зелёный листок и совсем махонький белый цветочек, напоминающий сирень.

Просто посмотреть мне, конечно, оказалось мало. Почему-то мне безумно хотелось потрогать. Держась на плаву, я аккуратно потянула руку к веточке и, как только коснулась её, почувствовала резкий рывок под воду. В ужасе отдёрнула руку, но было уже поздно. Подо мной разворачивалась воронка, которая неумолимо тянула меня вглубь.

Я барахталась, отчаянно пыталась вырваться из этого водоворота, но ничего не получалось, и меня продолжало утягивать под воду.

— Эдера! — Вариархар, оказавшись быстрее всех, бросился на помощь.

Захлёбываясь, я протянула ему руку, почувствовала, как его пальцы с силой ухватили меня, а в следующий миг нас обоих затянуло в воронку, и целый поток воды нещадно обрушился на наши головы. Нас швыряло из стороны в сторону, куда-то тащило, воздуха катастрофически не хватало, но неожиданно я ощутила сильный удар обо что-то твёрдое и холодное. Откашлявшись и немного придя в себя, я поняла, что лежу на земле. Откуда в озере земля?! То есть… нет, не так. Почему в озере нет воды?!

Вариархар уже стоял на ногах и внимательно оглядывался по сторонам. Мы оказались в небольшой пещере округлой формы, стены которой были выложены из каменных булыжников, будто подогнанных друг под друга. Больше всего это походило на дно колодца. Вот только где вода, которая затащила нас сюда? С этой мыслью я додумалась посмотреть наверх и ахнула:

— Вариархар, что это?!

Над нашими головами, вместо потолка было какое-то серебристо-синее свечение. Временами по нему проходила лёгкая рябь, словно это озёрная гладь, только вывернутая наизнанку, потому что мы смотрели снизу вверх.

— Какая-то ловушка, — предположил вампир, проследив за моим взглядом.

— Не понимаю, — ошеломлённо пробормотала я.

— Ты схватилась за приманку, чем активировала ловушку, — будничным тоном пояснил Вариархар. — Воронка воды утянула нас на дно озера, а потом ещё и ниже. Скорее всего, мы сейчас находимся под озером. Но я во всём этом не разбираюсь.

— Да кому вообще понадобилось создавать эту чёртову ловушку?! — Я начинала паниковать. — И зачем? Кого он хотел поймать?!

— Ну мне-то откуда знать? Я вообще в магии не разбираюсь, для меня это не имеет смысла.

— А почему тебя утащило? На тебя ж магия не действует…

— Она не меня утащила, она утащила тебя. А я просто держал тебя за руку.

Вариархар ходил вдоль стен и с интересом разглядывал камни, слегка касаясь их рукой.

— Выход ищешь? — спросила я, тоже внимательно оглядывая ближайшие камни.

— Нет, тайник. Вдруг да найдётся?

— Ну ты как хочешь, а я буду искать выход.

Обошла все стены, потыкала и постучала по каждому каменному булыжнику, до которого только смогла дотянуться, но всё оказалось безрезультатным, мне не удалось обнаружить даже щёлочки. Оставался единственный выход — тот самый, через который мы сюда попали. Я посмотрела на прозрачный потолок, по которому вновь прошла лёгкая рябь.

— Как бы нам добраться до него?..

— Зачем тебе? — поинтересовался Вариархар, наблюдая за тем, как я нервно расхаживаю из стороны в сторону.

— О, точно! Вариархар… ты ведь сможешь подпрыгнуть до "потолка"?

— Смогу. Но он наверняка защищён заклинанием. Мне не хотелось вы всплыть с трупом в руках.

От этих слов меня передёрнуло. Действительно, как же я об этом не подумала.

— Я тоже могла бы защититься заклинанием… — неуверенно сказала я.

— И ты знаешь подходящее?

— Надо подумать…

— Да ты присаживайся, чего ходить туда-сюда?

Я посмотрела на вампира, спокойно рассевшегося прямо на полу нашей клетки. Ну как? КАК можно всегда оставаться таким невозмутимым?! Хотя, о ком это я? Да, не стоит удивляться. Действительно, что-то лишку нервничаю. Послушав доброго совета, я присела рядом с Вариархаром и тяжело вздохнула. В голову лезли всякие пессимистичные мысли.

— Неужели, мы останемся здесь навсегда?..

— Ну почему же? Я уверен, что по ту сторону тоже усердно ведутся умственные работы в поисках способа вытащить нас отсюда.

— Думаешь, у них это получается лучше, чем у меня?..

— Скорее всего.

— Я хотя бы думаю, как отсюда выбраться! — возмутилась я от такого издевательства. — А ты просто тут сидишь…

— Эдера, я разрушаю любую магию, соприкасаясь с ней. Я в любой момент могу допрыгнуть до этого потолка и выбраться наружу сквозь заклинание.

— Ты… ты просто не хочешь бросать меня одну?.. — я почувствовала себя полной идиоткой. Ну почему я всегда сначала говорю, а потом думаю? Стало стыдно, и мне очень захотелось провалиться ещё глубже.

— Ну да. Может, в моей компании тебе здесь будет не так страшно, — вампир иронично улыбался.

Знал бы он, насколько оказался прав. С ним я действительно чувствовала себя намного спокойнее и увереннее, даже сейчас оставалось ощущение, что всё будет хорошо. Мы обязательно выберемся отсюда. Вот только как? Наверняка существует какое-нибудь заклинание, которое может помочь мне прорваться сквозь этот магический потолок. Вот только знаний моих явно не хватает. Можно, конечно, было бы поэкспериментировать… но ведь шанс у меня всего лишь один. А хотя…

Озарённая догадкой, я резко вскочила на ноги. Кто мешает-то мне проводить эксперименты над реакцией заклинания, наложенного на нашу ловушку?! Прошептав необходимые слова, я отправила маленький огненный шарик к потолку, прямо в центр колеблющейся водной плёнки. Огненный шарик без труда прошёл сквозь неё, но тотчас же потух. Печально. Следующим я отправила шарик водяной. Когда он коснулся водной глади, раздался громкий хлопок, и сотни ослепительных искр вперемежку с каплями воды посыпались на меня обжигающим дождём. Вариархар бросился на меня, подминая под себя и закрывая от искр своим телом. Когда дождь прекратился, вампир, наконец, слез с меня и позволил мне вдохнуть полной грудью. Ну слава Богу (то есть, богам!), а то я уже начала задыхаться.

— Спасибо, — выдавила я, с трудом поборов желание проверить, целы ли мои рёбра.

— Осторожней надо быть, — заметил вампир со смешком. Веселится, зараза. Я тут чуть не умерла, а ему весело!

— Ладно, нужно ещё немного поразмыслить, прежде чем экспериментировать, — сказала я, снова усевшись на пол.

Вариархар устроился рядом и смотрел на меня со странным выражением. Я встретилась взглядом с его красными глазами, при свете серебристого "потолка" горевшими каким-то особенным сиянием. Словно жидкие языки пламени плескались в его глазах, завораживая своим бесконечным круговоротом вечности.

— Скажи… каково это — жить так долго? — тихо спросила я.

— Сначала было весело. Это довольно интересно — наблюдать за тем, как мир меняется. Я сам с радостью принимал участие в жизни мира, ввязывался в различные авантюры и просто жил. У меня всегда всё получалось, мне не было равных, кроме тех двоих вампиров, но они были друзьями, а не врагами. А потом… мне всё это наскучило. Даже приключения мне стали безразличны, ведь я всегда знал, что одержу верх, во что бы ни ввязался. Да и за столько времени всё теряет смысл, — Вариархар неотрывно смотрел на меня. — Но знаешь… когда я увидел вас в таверне, я впервые за сотни лет снова заинтересовался.

— Потому что ты не знаешь, сможешь ли на этот раз оказаться среди победителей? — я попыталась улыбнуться, но получилось что-то кривое и совершенно не весёлое.

— И это тоже. Окончательно устав от жизни, я вполне мог бы отправиться в гости к демонам и сразиться с сотней-другой. Но это была бы бессмысленная смерть, а у нашего путешествия очень даже неплохая, я бы даже сказал, стоящая цель.

— Ты пытаешься умереть? — мне хотелось отвернуться, не смотреть больше в этот кипящий красный омут, но почему-то я не могла отвести взгляд.

— Сначала, когда только пошёл за вами… Мне было всё равно, во что это выльется. Главное, чтобы развлечься хорошенько.

— А теперь?..

— Теперь? — Он улыбнулся, обнажая блеснувшие клыки. — Мне никогда не было настолько интересно, как сейчас. Особенно нравится наблюдать именно за тобой, за твоими неожиданными поступками, ведь ты почему-то думаешь не так, как привыкли думать все мы.

— Интересно, значит… — пробормотала я, не зная, что ответить. Всё повторялось. Наверное, действительно смешно наблюдать за тем, как я влипаю в глупые ситуации. Вот додумалась же ухватиться за какую-то подозрительную веточку!

На этот раз улыбка вышла искренней и настоящей:

— Я рада, что у тебя вернулся интерес к жизни.

Тем временем в мою голову ненавязчиво стучалась одна мысль, и я, наконец, соизволила обратить на неё внимание и открыть ей дверь. Гениально! Как я раньше-то не додумалась?! Огненный шарик беспрепятственно преодолел заклинание и выбрался к озёрному дну. Потух всего лишь потому, что после того, как он преодолел преграду, со всех сторон на него обрушилась озёрная вода! Но преграду он всё-таки преодолел!

— Вариархар! — оживлённо воскликнула я, вскакивая со своего места. — Мы сейчас отсюда выберемся!

— Что я должен делать? — с готовностью спросил вампир, вслед за мной поднимаясь на ноги.

— Помнишь, как мы летали к демонам? Вот, ты также должен поднять меня и выпрыгнуть вместе со мной из этой "ямы". Но за один прыжок мы должны сразу преодолеть преграду и как-то задержаться на дне озера, ни в коем случае нельзя падать обратно. Сможешь?

— Да.

— Отлично. Значит, сначала я произнесу заклинание, которое окружит нас некоторым подобием огня, при этом не касаясь ни тебя, ни меня. А потом уже прыгаем. Если ты не коснёшься огня, ты ведь его не разрушишь?

— Нет, но будь осторожней. Малейшее прикосновение к заклинанию, и его не станет.

— Да, я знаю. Ну что?..

Мы встали рядом друг с другом, и я начала произносить заклинание. Вокруг нас возник огненный поток, который постепенно возрастал и усиливался, обретая форму некоторого кокона, защищавшего нас со всех сторон. Мне становилось трудно дышать, но я продолжала произносить заклинание — необходимо было добиться идеальной защиты, чтобы не осталось ни малейшей щёлочки, сквозь которую могла прорваться чужеродная магия, создавшая ловушку. От бушующего пламени исходил невыносимый жар, сжигавший воздух, и мне приходилось вдыхать что-то горячее, причиняющее боль. Голова кружилась. Так, ещё чуть-чуть… Уже теряя сознание, я закончила это сложное заклинание и почувствовала обдавшие приятной прохладой объятия Вариархара. Уткнувшись ему в грудь, я закрыла глаза, и в резком прыжке мы взмыли вверх.

Огненная защита сработала прекрасно, позволив нам без помех прорваться наружу, и сразу отовсюду хлынула вода, приводя меня в чувство. Воздуха не хватало, но вампир быстро плыл к поверхности, одной рукой продолжая придерживать меня за талию. Я уже была готова сдаться и вдохнуть воду в разрывающиеся от жжения лёгкие, но ещё один рывок, и моя голова оказалась над поверхностью озера.

— А я говорю, что это заклинание должно сработать! — орал Гэбрил.

— Не говори ерунды, так ты только взорвёшь всё вокруг, чем вряд ли ей поможешь! — нетерпеливо возражал Ассилин.

— Эдера! — воскликнул Гэбрил, завидев нас в центре озера и бросившись на помощь.

Отплёвываясь и откашливаясь, с помощью четырёх рук, я выбралась на берег. Меня наконец-то перестали куда-то тянуть, и я со спокойной совестью съехала на землю, проваливаясь в долгожданную темноту.

Меня разбудили ненавистные голоса. Я пыталась не слушать их, вернуться в такую приятную, манящую темноту спокойствия, но эти голоса звучали всё более настойчиво.

— Что ты говоришь? Она создала огненную сферу, без малейшего просвета?! — изумлялся Гэбрил.

— Зачем повторять одно и то же три раза подряд? — Слегка насмешливый голос вампира.

— Гэбрил, зачем так орать? — недовольно простонала я, открывая глаза и понимая, что поспать больше не удастся. К моему удивлению, на дворе стояла ночь. Ну вот, опять целый день потеряли. Зато скоро я смогу ещё поспать! Когда эти двое угомонятся…

— Надо же тебя в чувство приводить. А то после каждого небольшого приключения ты всё время падаешь в обморок, — ехидно заметил Гэбрил.

— Зато я смогла вытащить нас из ловушки, пока вы с Ассилином препирались, — сказала я, с воодушевлением набросившись на ужин. Какие заботливые, не забыли ведь оставить немного и для меня.

— А кто в ловушку-то угодил?

— Лучше расскажи мне, что это за ловушка такая, и кому она нужна.

— Хм… — Гэбрил замялся и отвёл взгляд, сразу растеряв всю весёлость.

— Вот только не говори мне, что не знаешь. — Я окинула его внимательным, настойчивым взглядом.

— Знаю… ловушка осталась со времён войны и рассчитана была на потомков лесных духов…

— На полукровок? Как я?

— Да… их не так-то просто было отыскать… потому и сделали ловушку, на которую может попасться только тот, в ком течёт кровь лесных духов. За что ты ухватилась? Не помнишь?

Я задумалась. Что же меня тогда привлекло?

— Да веточка простая, с белым цветочком, — я пожала плечами, не видя в этом ничего особенного.

— Похожие цветы когда-то были у Великого Мирового Древа. Это их имитация, которая, несомненно, привлечёт потомка лесного духа. Настолько, что он сначала протянет руку, а уже потом подумает. Только будет уже поздно…

Я поперхнулась. Вот так раз. Оказывается, я неосознанно оказалась падкой на какие-то неизвестные белые цветочки, да ещё это у меня в крови! Идиотка. Правы, правы были все, кто говорил о моей беспечности. Только они почему-то каждый раз забывали упомянуть мою непроходимую глупость. А тут ещё, оказывается, сохранились ловушки двадцатилетней давности. Конечно, зачем их убирать, если ни один нормальный человек на них не попадётся? А лесных духов больше ведь нет. Ну, помимо меня, которая чуть не отправилась вслед за остальными.

— Пойду-ка я спать, — пробормотала я и, не доев остатки своей каши, завернулась в одеяло.

Везёт же мне постоянно натыкаться на всякие последствия истребления лесных духов. Хотя, разве вся моя жизнь — не есть одно большое, утомительное последствие войны? Ведь если б не это, я могла бы быть счастливой. У меня была б настоящая семья, и я с детства знала бы… знала бы этот замечательный мир. С такими мыслями, свернувшись калачиком, как маленькая девочка, я и заснула.

Мы летели высоко в небе, и сквозь просветы облаков можно было разглядеть вдали тёмную полоску леса. Уже близко, осталось совсем немного. Я слегка прикрыла глаза и подставила лицо холодному ветру, наслаждаясь последними мгновениями полёта. Как знать, быть может, мне больше никогда не представится возможность полетать вместе с гаархи.

— Почему вы нападаете на людей? — спрашивала я Рирха. — Вы ведь совсем не злые, как они привыкли считать.

— Какой глупый вопрос, — заметил гаархи. — Ты разве не знаешь сама? Люди уничтожили всё, что у нас было. Убили наших ни в чём не повинных друзей. Мы никогда им этого не простим.

— Поэтому вы покидаете такой безопасный родной лес и отправляетесь мстить людям, ценой собственных жизней? — нескончаемые потоки воздуха высушили слёзы, не успевшие даже вылиться из глаз.

— Царственный Лес стал безопасным, только потому, что мы его сделали таким. Мы очень любили лесных духов. Они были нашими друзьями. — Сколько же горечи в его мыслях. Почти столько же, сколько и в моих собственных.

Вскоре гаархи начали снижаться, и мы плавно опустились на опушку леса. Надо же, лес выглядел самым обычным, и ничем не выдавал своё древнее происхождение. Ведь именно он — первое, что появилось по желанию Души Мирового Древа. Только потом, постепенно, вокруг него образовывался весь этот мир. Но сейчас, глядя на самые обычные деревья, я не чувствовала ничего особенного. Что, если все во мне ошиблись? Что, если я не справлюсь со своим заданием и не подойду на роль лесного духа? Как много вопросов, на которые никто не даст мне ответ. Но если я хочу помочь выжить этому миру, я должна буду избавиться от всех сомнений. Вот только времени всё меньше…

Я повернулась к гаархи и посмотрела Рирху в чёрные бусинки умных глаз.

— Спасибо, что помогли нам, — сказала я вслух, чтобы слышали все гаархи, не только вожак стаи.

— Мы помогли тебе, потому что ты это заслужила. — В его мысленном ответе было столько тепла, что я на мгновение вновь ощутила себя счастливой и кому-то нужной.

— Наверное, мы больше никогда не увидимся, — подумала я, не сдержавшись и обняв зверя за шею. — Я буду скучать…

— Я рад, что оказался полезным тебе, лесной дух, — он ласково ткнулся носом мне в плечо и, отстранившись, повернулся к своим сородичам.

Взмахнув своими великолепными крыльями, гаархи взмыли в небо, а я долго ещё наблюдала за их полётом, пока они не скрылись вдали средь пушистых облаков.

— Я буду скучать, — тихо повторила я, стараясь побороть глупое желание расплакаться. А ведь они назвали меня лесным духом. Не полукровкой, именно лесным духом. Надеюсь, с ними ничего не случится в жестоком мире людей. Хотя… кто кого ещё должен бояться?

— Эдера, нам пора, — более настойчиво повторил Гэбрил, потому что в первый раз я его просто напросто не услышала.

Повернувшись в сторону леса, я воззрилась на эти древние деревья, такие величественные и красивые. Позади осталась выжженная солнцем равнина и вся моя прежняя жизнь. Я чувствовала, что теперь уже никогда не будет, как прежде. Что-то бесповоротно изменится во мне самой, но пока я ещё не могла понять, что именно. Без тени сомнений и каких бы то ни было сожалений, я уверенно ступила под сень деревьев.

 

Глава 5

Мы шли по узкой, наполовину заросшей тропе, на которую отовсюду свисали колючие ветви деревьев; они постоянно цеплялись за одежду, а то и норовили оцарапать наши лица.

— Хм… Ассилин, а ты точно знаешь, куда идти? — на всякий случай спросила я эльфа, который шёл впереди всех, вполне убедительно изображая проводника.

— Нет, не знаю, — спокойно отозвался он. — Но это должна знать ты.

— Я?! Да откуда мне знать? Я здесь ни разу не была! А кто-нибудь из вас был в этом лесу? — затараторила я, начиная нервничать.

— Я был, — ответил Вариархар, — но Древа никогда не видел.

— Я тоже, — сказал эльф. — Великое Мировое Древо может отыскать только лесной дух.

Ну замечательно. Они наивно полагают, будто я смогу привести их, куда нужно. К сожалению, пора раскрыть страшную тайну.

— Понимаете… у меня нет инстинктов лесных духов. Я совершенно не чувствую ничего особенного.

Ожидала криков, упрёков, ругательств, чего угодно, но только не спокойного, почти равнодушного ответа Ассилина:

— Ничего, скоро почувствуешь.

— Ну как знаете, — пробормотала я, — главное, что я вас предупредила.

До наступления ночи нам не удалось уйти достаточно далеко, и пришлось устраивать временный лагерь среди деревьев — никаких полян мы так и не нашли. На этот раз я не хотела садиться близко к костру, поэтому устроилась в корнях дерева, но здесь мне было намного теплее и уютнее, чем напротив ярких языков пламени. Помня слова Ассилина, я внимательно прислушивалась к своим ощущениям в надежде почувствовать что-то особенное, быть может, голос леса. Но была лишь привычная пустота.

Я откинулась на ствол дерева, как на спинку дивана и слегка прикрыла глаза, продолжая внимательно вслушиваться и всей своей душой желая почувствовать, правильным ли путём мы идём. Даже не заметила, как заснула и увидела странный сон, такой красочный и похожий на реальность, но в то же время настолько волшебный, что это просто не могло происходить на самом деле.

…Я шла по воздушному ковру из белых цветов, босыми ногами ступая по этим нежным, мягким лепесткам. Вокруг были только деревья и прочая растительность, но в моей голове больше не стояла угнетающая тишина. Сочные резные листочки приятно шелестели, тихо переговариваясь между собой. Я могла различить их голоса и, заворожённая прекрасной мелодией, лившейся откуда-то издалека, продолжала идти по нежной цветочной дорожке.

Красивые, разнообразные голоса подбадривали меня и звали… Куда?..

— Здравствуй, Эдера. Не бойся, иди вперёд. Ты наконец-то вернулась домой…

Домой… Я дома…

Проснувшись, я некоторое время ничего не могла понять. Странно, ведь это был всего лишь сон. Тогда почему мне кажется?.. Нет, ведь я действительно до сих пор слышу голоса! Слов не разобрать, лишь тихий, едва различимый шепоток, но он продолжает звать меня в определённом направлении. Да, Ассилин был прав. Я довольно улыбнулась и ещё некоторое время нежилась в таких уютных корнях дерева, дожидаясь, когда первые лучи рассветного солнца разбудят чуткого эльфа.

После небольшого завтрака, мы собирались продолжить путь. Ассилин уже наугад свернул на какую-то тропу, но я остановила его:

— Нет, не туда!

— Ты наконец-то почувствовала верную дорогу?

Я лишь загадочно улыбнулась и раздвинула плотно переплетённые ветви пушистого куста, за которыми оказалась едва заметная узенькая тропинка. Больше вопросов не возникало, и все, нисколько не сомневаясь в моей правоте, последовали за мной.

Всю дорогу я находилась в состоянии какой-то эйфории, жадно прислушиваясь к новоприобретённым голосам леса и наслаждаясь каждым мгновением. Меня вела вперёд тихая, но настойчивая мелодия, листья деревьев приветливо склонялись передо мной, и я наконец-то перестала чувствовать это нескончаемое одиночество. Здесь я была не одна. Со мной был целый лес.

— Эдера… Эдера! Стой! — Гэбрил схватил меня за руку и не давал больше сделать ни шагу.

— Что у тебя случилось? — удивилась я, даже не сразу узнав его.

— Со мной — ничего! — он явно был чем-то недоволен. — А вот что с тобой случилось?

— Со мной всё в порядке, — холодно сказала я и попыталась высвободить руку. — Пусти.

— Да куда ты собралась? Мы целый день идём, нам пора передохнуть.

— Не говори ерунды, я ничуть не устала.

— Эдера, да ты совсем свихнулась?! Посмотри вокруг!

И чего он на меня орёт? Какое невоспитанное создание. Оглядевшись по сторонам, я с удивлением обнаружила, что уже смеркалось. Надо же, а я действительно ничего не замечала. И в самом деле, что это такое творится?!

— Ну хорошо… осталось совсем немного, и мы доберёмся до небольшой полянки, — смущённо сказала я. — Там ведь нам будет удобнее переночевать?

— Да, веди к поляне, — вместо Гэбрила ответил Ассилин.

Во время ужина, сидя у разведённого костра и желая отодвинуться от него подальше, чтобы скрыться под сенью деревьев, я упорно боролась с этим странным чувством. Да что со мной такое? Этот лес… действует опьяняюще. Ведь Рирх был прав, во мне действительно намного больше от лесного духа, чем я думала. Но как… как научиться слышать лес и при этом оставаться собой?

Ночь постепенно вступала в свои права, а вместе с тем на поляне начали твориться странные вещи. Рядом с деревьями сгущались тени. Я пыталась приглядеться к ним, но они сразу терялись из виду и вновь появлялись на самой границе поля зрения, двигаясь в каком-то странном ритме.

— Что это? Вы ничего не замечаете? — Кажется, Гэбрил начинал волноваться.

— Это какие-то тени. — Голос Ассилина прозвучал напряжённо. — Эдера, что им нужно?

— Я не знаю…

Теней становилось всё больше. Они непрерывно мелькали и кружились в сказочно прекрасном танце. Вскоре я услышала и музыку, которая лилась словно отовсюду: с усыпанного звёздами неба, от покрытой мягкой травой земли, от деревьев, казавшихся сейчас такими таинственными и задумчивыми. Отовсюду! Теперь ритм движения теней не казался странным, он удивительно гармонировал с этой прекрасной мелодией. Танец теней завораживал, и я, наконец, поняла, что они звали меня с собой. Легко поднявшись на ноги, я послушно направилась к ним.

— Эдера! — Гэбрил попытался меня остановить, но я без труда высвободила руку и пересекла расплывчатую границу, которую прочертил дрожащий свет костра. Шагнула в темноту, туда, где так волшебно танцевали тени.

— Пусть идёт. — Странный голос Вариархара, который уже слышала, словно издалека.

Спасибо тебе. Спасибо за то, что понимаешь…

…Я кружилась вместе с ними, сливаясь воедино с хороводом теней. Мы взлетали, мы тянулись к небу, и снова падали вниз на мягкий ковёр из пёстрой листвы. Мы кружились в бушующем вихре, сливаясь с потоками воздуха и балансируя на струнах лунного света, протянутых над пропастью вечности. Бесконечный танец в бесконечной ночи…

— Эдера! Эдера, ты в порядке? — Гэбрил увлечённо тормошил меня, настойчиво пытаясь привести в чувство.

— Отстань, — сонно пробормотала я, лениво отмахиваясь и с трудом открывая слипающиеся глаза.

Встретившись со мной взглядом, Гэбрил вдруг резко отпрянул, будто увидел какое-то чудовище. Хм… видимо, последствия бурной ночи. Но, неужели, всё настолько плохо?

— Да что ты так смотришь? — недовольно спросила я, поднимаясь на ноги. — У меня что, рога отросли?

— Ты… — Гэбрил так и не смог ничего сказать, открыв в изумлении рот и продолжая молча пялиться на меня.

— Не может быть… — О, это Ассилин меня увидел.

— Да что, чёрт возьми, здесь происходит?! — разозлилась я.

— Ты сияешь, — сказал Вариархар — единственный, кто ещё не походил на памятник изумлению.

— Чего? — не поняла я.

— Ну как тебе объяснить… — вампир подошёл ко мне, продолжая неотрывно смотреть в глаза, — этой ночью в тебе проснулась кровь лесных духов. Они же мало, чем походят на человека…

— Я стала страшной?! — испугалась я. — Поэтому Гэбрил смотрит на меня, как на демона? И Ассилин… Нет, даже на демонов они так не смотрели…

В голове калейдоскопом прокручивались разные варианты моего возможного внешнего вида, один другого страшнее. Я не хочу становиться каким-то чудовищем!

— Нет, Эдера. Ты восхитительна. Твои глаза сияют изумрудным теплом, твои волосы блестят, как будто в них запутались солнечные лучи… твоя кожа, словно посыпана множеством маленьких бриллиантов. Ты теперь настоящая. Такая, какой была рождена. Лес пробудил тебя.

Я не верила собственным ушам. С трудом оторвав взгляд от Вариархара, я посмотрела на остальных. Всё так же изумлённо они взирали на меня, как на… точно, как на богиню! Прекрасную и непостижимую.

— Эй, вы чего? Это же я. Очнитесь!

— Ты… чужая, — вдруг выдохнул Гэбрил и резко отвернулся. Приехали.

Глаза защипало — захотелось плакать. Нет, я не могла настолько измениться, чтобы он назвал меня чужой. Ведь внутри я была прежней. Друзья так не поступают!

— Может, мы продолжим путь, или так и будете растрачивать впустую время своим ступором?! Мозги, что ли, отшибло?! — Я не виновата, но когда мне больно, я начинаю хамить. Так что сами напросились.

— Да-да, нам действительно пора. — Браво, эльф пришёл в себя. Как истинный ценитель красоты, он ещё долго не сводил с меня ошеломлённого взгляда, что начинало уже и раздражать.

На этот раз я сохраняла способность трезво мыслить и, продолжая слышать голоса леса, которые с каждым шагом становились всё громче и отчётливее, я всё же не теряла связи со своими спутниками и в забытье не впадала. Мне определённо становилось лучше, и даже почти научилась владеть собой, что несказанно радовало.

— Мы уже близко, — улыбнулась я и вдруг в ужасе остановилась. — А что же мне делать, когда увижу его?..

— Очень близко? — будто невзначай поинтересовался Ассилин, но я поняла, что ответ на этот вопрос имел для него большое значение.

— Ну да, совсем немного осталось пройти. — Всё равно не поймут, если переводить в минуты.

— Тогда я предлагаю остановиться на этой поляне и подождать до завтра. А ты пока свыкнешься с мыслью.

— Спасибо, — благодарно улыбнулась я. Какая трогательная и неожиданная забота со стороны эльфа.

Небольшая отсрочка, которая позволит мне разобраться в своих чувствах и решить, что же теперь делать. Несмотря на голоса леса, я до сих пор не представляла, чем смогу помочь Великому Мировому Древу. Действительно, нужно было хорошенько поразмыслить.

Мы разбили временный лагерь, и каждый занялся своими делами. Гэбрил расположился подальше от меня и практиковал какое-то заклинание. Ну и ладно, не больно-то и хотелось с ним говорить. Ассилин… хм… он тоже читал какое-то заклинание, изредка поглядывая в мою сторону. Дария отдыхала, лёжа на траве. Что ж, по крайней мере, она от меня отдалилась уже давно, а не после той странной ночи, проведённой в сказочном танце с тенями. Вариархар отправился на прогулку. Скорее всего, хотел подкрепиться, ведь он давно уже не пил кровь.

Совершенно неожиданно я почувствовала странное головокружение, и всё окружающее пространство на мгновение подёрнулось пеленой. Мысли, словно пьяные, быстро путались между собой и сплетались в неразборчивый комок.

— Что ты с ней делаешь! — воскликнул Гэбрил, метнув в Ассилина поток энергии.

Связывавшая нас с эльфом нить заклинания порвалась, и мой разум мгновенно прояснился. Так это Ассилин пытался меня заколдовать?! Но зачем?

— Не мешай, сопляк! — бросил Ассилин и ответил Гэбрилу сильным потоком магии, сбившим того с ног.

Эльф снова повернулся ко мне, я приготовилась защищаться, но никакой щит не помог против странного заклинания, брошенного в мою сторону. Оно сжалось в комок и спокойно прошло сквозь энергетическую преграду, после чего мгновенно выросло до широкой сети, которая обхватила меня с ног до головы, не давая пошевелиться.

От моей скромной персоны Ассилина снова отвлёк Гэбрил, который успел подняться на ноги и атаковать эльфа огненным дождём. А я уже знала, как бороться с сетями. Может, не особо экономно и рационально, однако мне ничего не оставалось, как вновь использовать эльфийское заклинание, чтобы усилить сияние ауры. Приготовившись к сильной боли, я на одном дыхании выпалила заклинание. Яркий свет резал мысленный взор, но больше не слепил, и даже боль на этот раз была вполне терпимой, она не могла затмить мой разум. Магические путы разорвались, унесённые прочь сильным потоком энергии, и я успела заметить ошеломлённый взгляд Ассилина. Он уже отправил Гэбрила в очередной полёт и хотел вновь атаковать меня, но в этот момент неожиданно появился Вариархар, в неуловимом прыжке повалив Ассилина на землю.

— Не смей, — прошипел вампир, — а то я убью тебя.

Ассилин попытался вырваться, но магия в данном случае была бесполезна, да и силой вампирской он не обладал. Вариархар перевернул эльфа на живот, завёл руки того за спину и ловко связал услужливо поданной Гэбрилом верёвкой. Придирчиво оглядев результат, Вариархар поинтересовался:

— Скажи-ка, маг, ты можешь наложить такое заклинание, чтобы эльф не смог распутать верёвку?

— Чтобы не смог — вряд ли, — признался Гэбрил, — а вот чтобы ему пришлось хорошенько повозиться, могу.

— Дерзай.

— Но зачем ему это было нужно? Что он хотел сделать? — удивлялся Гэбрил, когда заклинание было наложено и перепроверено на прочность несколько раз.

Ассилин упорно молчал, не желая раскрывать свои карты и расставаться со своей затеей. Я тоже молчала. Никак не могла прийти в себя после произошедшего.

— Думаю, он пытался заколдовать Эдеру, чтобы она подчинилась его воле, — сказал Вариархар. От этих слов Ассилин нервно дёрнулся, чем доказал правоту вампира.

— Но зачем? — удивился Гэбрил.

— Затем, чтобы заставить её пойти к Древу прямо сейчас.

— Но она бы это и без заклинания сделала!

— Да. Вот только, чтобы вернуть Древу возможность цвести, она должна убить себя.

После этих слов Вариархара на поляне воцарилась гробовая тишина. Я удивлённо смотрела то на эльфа, то на вампира, и никак не могла вникнуть в смысл сказанного. Убить себя?!

— Зачем?! — воскликнул Гэбрил, тем самым озвучив и мои мысли. То есть, ту их долю, которая была более ли менее приличной.

— Потому что она полукровка. Обычный лесной дух, который умеет становиться неосязаемым в физическом мире, может без проблем слиться с Древом, тем самым вернув ему способность цвести. Эдера этого сделать не может. Для начала ей нужно избавиться от человеческого тела.

— Значит, умереть… — ошеломлённо пробормотал Гэбрил. — Но зачем было её заставлять?!

— Да потому что все человеческие существа настолько жалки и трусливы, что никогда не смогут по собственной воле пожертвовать собой ради других! — не сдержавшись, воскликнул Ассилин. — Вот, почему я пытался заставить её с помощью заклинания! Ну а вы? Что, дадите ей право выбора? И пусть она бежит отсюда, сломя голову и наплевав на то, что весь мир скоро погибнет?!

— Почему бы тебе было просто не убить меня около Древа? — я сама удивилась хладнокровному спокойствию, с которым задала этот вопрос. Даже мой ровный голос оказался твёрд, как камень и ни капли не дрогнул.

— Потому что смертельную рану ты должна нанести себе сама. Это должно быть именно самопожертвование, а не насильственная смерть.

— А самоубийство под действием заклинания — это, значит, смерть ненасильственная, — едко заметил Гэбрил.

— Какая разница? Рана нанесена её же рукой, а мы спасены. В чём проблема?

— Ты мне противен, — с отвращением сказал Гэбрил, едва сдерживаясь, чтобы не плюнуть эльфу в лицо.

— Вариархар, ты всё это знал? — вдруг спросила я.

— Да, но ты должна была сама понять, что делать при виде Древа.

— Нет, дело не в этом, — я помотала головой. — Ты всё это время знал, что я должна умереть?.. — Он просто не понимал, не понимал истинного смысла моего вопроса. Дело не в том, сказал он или нет! Он ничего не обязан был мне говорить. Дело ведь совсем в другом!

— Знал. — Вариархар спокойно встретился со мной глазами. Всё-таки он понял, о чём я спрашивала.

— Извините, мне нужно время побыть одной.

Поднявшись на ноги, я твёрдым шагом направилась прочь с поляны. Подальше, подальше от них! Куда-нибудь, где я смогу остаться наедине со своими мыслями, со своими страхами и со своей бесконечной растерянностью.

Усевшись на мягкую траву около невысокого молодого деревца, я уткнулась лицом в колени и обхватила их руками. Хотелось сжаться в маленький комочек, который никто никогда не потревожит и не тронет.

Вариархар обо всём знал. Человеческая жизнь в сравнении с его вечностью — всего лишь один единственный день. Но то, что осталось от моей жизни — краткий, едва уловимый миг. Каково ему было? Каждый день смотреть мне в глаза, разговаривать со мной и при этом знать, что совсем скоро мне суждено умереть. Что он чувствовал? Что?!

Нет, я определённо думаю не о том. Почему мысли постоянно возвращаются к Вариархару? Почему эти проклятые слёзы застилают глаза?..

Умереть. Чтобы спасти ненавистный мир, уничтоживший ни в чём не повинных лесных духов. Чтобы спасти этот мир, лишивший меня семьи. Чтобы спасти этот прекрасный мир, где столько удивительных созданий, заслуживающих того, чтобы жить. Я не хочу так! Я тоже заслуживаю того, чтобы жить! Хотелось биться в истерике, но я лишь с больше силой вцепилась пальцами в свои несчастные колени.

Но, может, мне совсем не обязательно умирать?! Вариархар же сказал — я почувствую, что должна делать, когда увижу Великое Мировое Древо. Возможно, я найду какой-то другой способ. Ведь что они знают? Они никогда не видели Древо! Они не могут знать наверняка! Я обязательно найду выход. Обязательно…

От мысли, что выход есть, стало немного легче. Теперь я, по крайней мере, не сбегу и завтра же отправлюсь к Мировому Древу. Чтобы, наконец, во всём разобраться. А уж делать то, что обязана, или не делать, — это уже решу сама. И вообще! Разве я кому-то чего-то должна?!

— Эдера… — Вампир хотя бы не подкрадывался и дал о себе знать.

— Чего тебе? — Разговаривать совершенно не хотелось.

— Ты же знаешь, никто не вправе тебя заставлять, — Вариархар осторожно присел подле меня. — Ты можешь не делать этого. Ты не обязана лишать себя жизни.

— Не обязана, конечно, — я подняла голову и посмотрела на вампира. — Быть может, мне даже не придётся умирать, чтобы помочь Древу зацвести. Никто ведь не может знать наверняка… Верно?

— Пожалуй, ты права, — пожал плечами Вариархар, не веря ни единому моему слову.

Некоторое время мы сидели молча, пока я, наконец, не решилась задать этот страшный вопрос:

— Ты говорил, что тебе интересно за мной наблюдать. На протяжении нашего путешествия ты знал, что скоро я должна буду умереть. Неужели, тебе не было хоть немного жаль, что всё это так закончится?

Я внимательно смотрела Вариархару в глаза, стараясь прочесть по ним хоть что-нибудь. Прочесть до того, как он успеет озвучить ответ. Дыхание перехватило, когда я почувствовала лёгкое прикосновение прохладных пальцев к своей руке. Его глаза горели тёплым, манящим огнём, на который хотелось лететь, не задумываясь ни о чём, словно зачарованный мотылёк. Неужели?.. Нет-нет, не может быть! Показалось…

— Разве это имеет значение? Выбор за тобой, всё зависит от тебя. Согласишься ты умереть, не понять, ради чего, или решишь просто жить дальше. Только ты выбираешь, а мне остаётся лишь наблюдать.

Всё-таки показалось. А ведь всего несколько его слов могли перевернуть мою жизнь вверх дном.

Резко отдёрнув руку, я поднялась на ноги:

— Пора возвращаться, а то вдруг Ассилин сумеет сбежать.

— Я уверен, что Гэбрил этого не допустит, — сказал Вариархар, вставая с земли. — Но нам действительно пора возвращаться.

Стоило мне только выйти к нашей поляне, и Гэбрил тут же, как ужаленный подскочил со своего места, бросившись ко мне. Надо же, Ассилин действительно до сих пор оставался связанным. Хорошо парень потрудился над заклинанием, хорошо.

— А я уж думал, что больше не увижу тебя!

— Как и Ассилин считаешь, что я просто сбегу? — Невесело усмехнулась.

— Нет, конечно, нет! Но… Эдера, мне кажется, что тебе не стоит…

— Не нужно, — перебила я, слегка улыбнувшись, — я тут подумала и предположила, что мне не придётся умирать для того, чтобы помочь Древу.

— Хм… а ведь ты права, — обрадовался Гэбрил. — Мы действительно не можем знать наверняка, ведь Мировое Древо видели только на картинках в учебниках!

— То есть, ты всё-таки попробуешь? — спросила Дария, пряча глаза.

— Конечно, попробую, — сейчас я действительно верила, что всё будет хорошо. Обязательно будет.

До наступления вечера оставалось ещё довольно много времени, но мы решили перекусить именно сейчас. Просто, чтобы чем-то себя занять да отвлечься от невесёлых мыслей.

— Может, и меня покормите? — ненавязчиво поинтересовался Ассилин.

— Ты нас за идиотов принимаешь? — спросил Гэбрил. — Сначала покормить, потом в кустики сходить, а потом заметить не успеем, как ты снова попытаешься околдовать Эдеру.

— Не попытаюсь!

— Не заслужил ты. Ни еды, ни права голоса. Так что заткнись.

Как ни странно, эльф перестал препираться и действительно замолчал. Не скажу, чтобы считала его предателем, но доверять перестала точно. Конечно, поступок Ассилина можно понять. Наверное. Он всего лишь беспокоился о своём королевстве и по пути обо всём мире. Зачем рисковать и давать мне право выбора, если от этого столь многое зависит? Намного проще просто заставить меня сделать то, что нужно. Подстраховаться. В этом ведь ничего плохого нет? А моё мнение… да какое вообще оно имеет значение?

Солнце ещё стояло достаточно высоко над горизонтом, но меня почему-то начало клонить в сон. Наверное, слишком сильное психологическое потрясение давало о себе знать.

Надо же, а я и не замечала, какие на этой поляне красивые цветы растут. Чем-то они напомнили земные вьюнки. Такие же длинные тонкие стебли изящно струятся по земле. Такие же маленькие цветочки с нежным голубоватым оттенком, в форме звонких колокольчиков. Они испускали приятный аромат, полный свежести и трепетного ожидания чего-то волшебного. Никому ведь не помешает, если я немного вздремну?

Я прилегла на мягкую траву и, уже закрывая глаза, заметила, что остальные тоже решили немного отдохнуть. Бесконечный поток мыслей постепенно замедлялся, а вместе с тем все беспокойства и страхи улетучивались прочь, оставляя мне лишь блаженное и столь желанное спокойствие. Уже плавно проваливаясь в сон, я почувствовала, как тонкие стебли растений нежно и вместе с тем настойчиво оплетают моё тело…

 

Глава 6

Не знаю, сколько времени проспала, но было ещё довольно светло, когда я проснулась. По моим примерным подсчётам, до наступления темноты оставалось несколько часов. Я вдруг с изумлением обнаружила, что вся поляна так быстро заросла вьющимися растениями. И что самое удивительное — растения с ног до головы оплетали моих спутников, которые спали, как младенцы, с блаженными улыбками на губах. Да это какая-то галлюциногенная поляна! Но почему я так быстро избавилась от её чар? К тому же, меня не покидала странная уверенность: с моими друзьями всё будет хорошо, но вот разбудить их пока не получится, даже пытаться не стоит. Просто дальше пройти им не суждено. Не должны простые смертные видеть Великое Мировое Древо. Да что за странные мысли лезут в голову?! Будто я сама — не простая смертная.

Поднявшись на ноги и отряхнувшись от осыпавшихся цветов, я последовала за настойчивым зовом. Мне оставалось пройти совсем немного, и спустя примерно пятнадцать минут, я оказалась на просторной поляне. В центре росло огромное дерево, которое словно подпирало небеса своей широкой кроной. Я с трепетом и затаённым дыханием смотрела на это древнее великолепие. На дереве не было белых цветов, которые я когда-то видела во сне, ещё только очутившись в этом мире. Большинство листьев пожухли и осыпались траурным ковром, лишь на самой макушке ещё виднелись маленькие зелёные листочки, испуганно жавшиеся друг к другу. Но жизнь, такая прекрасная, такая притягательная, ещё пульсировала внутри этого гордого и печального Древа. По капле, с каждым опавшим листком, она становилась всё слабее. Мне даже показалось, будто я услышала тяжёлый вздох разочарования и усталости от гнетущей, боле нестерпимой ноши тысячелетий.

В этот момент я поняла, что должна делать. Непреодолимое желание поделиться жизненной силой с умирающим Мировым Древом, наполнило всё моё существо. Разжечь ещё теплящуюся искорку жизни, превратить её в безустанно пылающий костёр.

Лёгкие шаги за спиной заставили обернуться. Со странной улыбкой на губах ко мне медленно приближалась Дария.

— Дария, я так рада, что ты всё-таки смогла победить чары сонной поляны и прийти сюда… — Я искренне улыбнулась, ведь оставаться здесь одной было довольно страшно. Но теперь я не одна.

— Как же мне надоело притворяться! — сказала девушка с кривой усмешкой, и больше не скрывая, что в руке она держала кинжал.

Стоило бы сразу ударить каким-нибудь заклинанием, но почему-то вспомнились слова богини: "Она не предаст тебя". Так вот, о ком эти слова…

— Что ты делаешь? — удивилась я.

— Я не Дария, понимаешь? Дарии больше нет. Меня зовут Тиара, — представилась девушка, подходя ко мне совсем близко. — Неужели, ты ещё не догадалась?

С этими словами она попыталась нанести мне режущий удар в бок, но я успела метнуться в сторону, уходя от острого клинка. Не желая причинять девушке вреда, я ударила её небольшим шариком магической энергии, но она успела защититься от моего удара, мгновенно выставив перед собой вязкую стену тьмы.

— Ах, на магию решила перейти? — девушка недобро рассмеялась. — Очень зря…

Стена резко приобрела очертания, и неожиданно возникшие когти тьмы метнулись в мою сторону. Схватив за многострадальные плечи, они швырнули меня прямо в выемку между мощными корнями Мирового Древа, что выпирали из земли, словно набухшие вены. Я попыталась ответить каким-нибудь заклинанием, но всё было бесполезно. Сильные руки тьмы крепко держали меня, не давая ни подняться, ни даже пошевелиться.

— Зачем ты это делаешь? — Как назло, в голову не приходило ничего, что могло бы хоть как-то отвлечь Дарию… то есть, Тиару от контроля над магией тьмы.

— Затем, что мне так приказано, — равнодушно усмехнулась девушка, и в этот момент среди деревьев показалось ещё одно действующее лицо нашей трагикомедии.

— Что же ты не спрашиваешь, кто хозяин Тиары? — насмешливо поинтересовался только что прибывший.

Незнакомец был одет в чёрный плащ. Как банально. Его длинные русые волосы, спутанной паклей свисавшие на плечи, никак не вязались с бездонными чёрными глазами, в которых была лишь холодная пустота. Резкие черты лица, узкий подбородок и длинный нос придавали ему схожесть с хищной птицей. В то же время, создавалась ассоциация с самым обыкновенным магом из какого-нибудь глупого мультика, — только колпака не хватало, украшенного золотистыми изображениями звёздочек.

— Как ты предсказуем, — нагло усмехнулась я, театрально закатывая глаза. — Конечно, это ты приказал Тиаре схватить меня. Только не пойму, чего тебе надо. Я ведь всё-таки добралась до Древа!

— Всё очень просто, девочка, — маг довольно улыбнулся, предвкушая весёлое развлечение. — Ты знаешь, что произойдёт, если ты погибнешь где-нибудь вдали от Древа. Ты знаешь, что произойдёт, если ты добровольно избавишься от тела, лёжа в корнях. Но ты не задумывалась над тем, что будет, если прямо на корнях Древа кто-то убьёт тебя?

— Ну надо же, какие все изобретательные, — ехидно заметила я. — Всего одна смерть, зато сколько вариаций.

— Так ты хочешь знать ответ?.. — настаивал этот ненормальный мужик. И чего, спрашивается, ему от меня надо? Поговорить, что ли не с кем?

— Нет, не интересно, — честно призналась я со скучающим видом. Внутри всё дрожало, но страх показывать нельзя.

— А я всё равно расскажу, — упрямо заявил маг и улыбнулся, довольно потирая руки. — Тот, кто убьёт тебя прямо на корнях Великого Мирового Древа, обретёт ни с чем не сравнимую власть! Он сможет одним лишь взглядом убить человека или воскресить. Одним лишь взглядом заставить целые армии повиноваться своей воле! Одной лишь силой мысли рушить горы и города!

— Откуда ты взял такую чушь? — искренне удивилась я.

— Это не чушь! — возмутился ненормальный. — Это написано в одном из самых древних свитков этого мира!

— Ну мало ли, что там написано. Может, у древних фантазия побогаче нынешних была…

— Замолчи, глупая девчонка! Я обрету власть над миром! Так знай же, кто тебя убьёт. Я — Тёмный Владыка, — последняя фраза была сказана с особым пафосом.

— Чего-чего? Тёмный Владыка? Не знаю такого. — Я бы пожала плечами для пущей убедительности, если б только могла хоть немного пошевелиться.

— Я самый могущественный маг за всю историю человечества, — Тёмный Владыка самозабвенно принялся меня просвещать. — Я подчинил своей воле самых страшных созданий тьмы, моя власть простирается даже за грани смерти. — Он так увлёкся своей речью, что даже воздел свои руки к небу, отчаянно жестикулируя, словно дирижёр. — Взгляни только на эту бедную девушку. Я заманил её в своё логово и вселил в неё душу своей верной воспитанницы. Я вернул Тиару к жизни, подарив ей новое тело! Я смог преодолеть чары усыпляющей поляны, и пробудить ото сна Тиару! Для меня нет преград, и скоро я стану непобедимым!

Я смотрела на Тёмного Владыку и понимала, что мне не посчастливилось нарваться на самого настоящего психа, страдающего от мании величия, комплекса неполноценности, разнообразных маниакальных зависимостей, навязчивых идей и прочих психологических заболеваний. С таким нужно держать ухо востро. Стоит только ляпнуть что-то не то, и в невротическом припадке он убьёт меня. Правда, наверняка не откажется поделиться своим гениальным планом, ведь нужны же ему слушатели, которые будут восхищаться его изобретательностью?

— Ну хорошо, станешь, — уступчиво согласилась я. — Только не совсем понимаю всю эту волокиту с Тиарой. Зачем она вообще понадобилась тебе? Я же всё равно пришла сюда.

— Она должна была обеспечить твою безопасность и докладывать мне о том, как продвигаются дела, — великодушно пояснил Тёмный Владыка. Фу, какой у него гадкий титул. — Правда, под сильным действием магии она потеряла контроль над телом, на некоторое время уступив его Дарии.

— На некоторое время? — рассмеялась я. — Что-то твоё заклинание дало трещинку, не находишь? Да она почти всё время не могла контролировать тело Дарии!

— Что ты себе позволяешь! — злобно прошипел этот псих.

— Да ладно тебе, не надо нервничать, — поспешила я успокоить своего собеседника, пока он не успокоил меня. И тут в голову пришла догадка. — Так это Тиара отравила свою лошадь?

— Да, я, — ответила девушка. — Нужно было как-то избавиться от вампира. Он представлял для нашего плана некоторую опасность. Я отравила лошадь, чтобы нам пришлось задержаться в этом вампирском местечке. Я надеялась, что за пару дней вампиры убьют этого мерзкого выскочку! Или хотя бы вы заподозрите его в злом умысле и сами избавитесь от его присутствия. Но вы, оказывается, на редкость недогадливы.

— Небольшая поправочка, — ехидно усмехнулась я. — Не для вашего плана он представлял опасность, а для плана твоего дорого хозяина. Ты ведь всего лишь кукла в руках кукловода.

Зато всё вставало на свои места. Значит, мне вовсе не казалось, и глаза девушки действительно меняли цвет. У Тиары глаза песочного цвета, сияющие этой потусторонней силой. Ещё бы, она ведь вернулась из-за грани смерти. Проклятая душа. А вот у Дарии самые обыкновенные, светло-карие. И странное поведение девушки теперь легко объяснялось. Она специально избегала разговоров со мной, опасаясь, что я могу заподозрить что-то неладное.

— Тёмный Владыка позаботится обо мне, — фанатично заявила Тиара. — Он сделает меня счастливой! Он разделит со мной свою власть!

Нет, такую не переубедить. Надо придумать что-нибудь другое. Ну почему совсем ничего в голову не приходит, даже любая глупость, когда я так в этом нуждаюсь?..

— Ну всё, хватит разговоров, — вмешался сумасшедший Владыка. — Теперь ты знаешь, что умрёшь от руки самого могущественного мага во всём мире…

— Повторяешься, — заметила я, прервав его пафосную речь.

— Замолчи! — завопил он как резаный, отчего я даже вздрогнула. — Всё, надоело. Пора убить тебя.

Тиара с подобострастным взглядом передала кинжал своему Владыке и встала чуть поодаль от нас. Я лихорадочно соображала, что могу в столь незавидном положении противопоставить этим двоим, как вдруг на поляну ворвался Вариархар. Тёмный Владыка с досадливым видом обернулся, но тут его настиг вампир, целясь удлинившимися когтями противнику в горло. То, что произошло в следующий момент, удивило всех. Кроме, может, самого Владыки. Яркая синяя вспышка оторвалась от груди мага и молнией пронзила Вариархара. Вампир упал на землю, но тут же снова вскочил на ноги, с ненавистью глядя Тёмному Владыке в глаза.

— Как тебе моё новое изобретение? — злорадно рассмеявшись, поинтересовался маг. — Это амулет против вампиров, созданный на основе молнии. Приятно получить удар такой мощности? Ты даже прикоснуться ко мне не сможешь. Но это и не потребуется, ты умрёшь гораздо раньше.

На поляну вышло четыре огромных волка. Они хищно скалились и не отводили пристальных взглядов от Вариархара. Я бы не очень беспокоилась, если б волки не достигали в высоту двух метров. А так… они выглядели действительно смертоносно и неуязвимо.

— Мои дорогие оборотни, — ласково проворковал Тёмный Владыка, — убейте этого мерзкого вампира.

Повинуясь приказу, четыре огромных зверя одновременно набросились на Вариархара, подминая его под себя.

— Эти милые создания вмиг домчали меня до Царственного Леса, — с улыбкой пояснил маг, вновь повернувшись ко мне. — И они покажутся одними из самых безобидных созданий тьмы, когда я призову других, обретя свою законную власть. Ну что ж, приступим…

Это с чего она вдруг законная?!

У меня не было особого выбора. Заклинание произнести я не успевала, да и руки связаны. Уже отчаиваясь, я неожиданно почувствовала прилив огромного потока энергии, исходившего прямо из сердцевины Великого Мирового Древа. Оно дарило мне свою поддержку. Приняв этот дар, я впитала энергию, и с силой выплеснула её, не оформляя ни в какое заклинание. Чистый поток магии разорвал опутывавшие меня нити тьмы, бесследно растворив их внутри себя. Ударная волна сбила с ног Тиару и Тёмного Владыку, сжигая все выставленные щиты, словно их и не было. Я перевела взгляд на Вариархара и с изумлением отметила, как он буквально только что разделался с последним оборотнем.

— Схвати её! — велел Тёмный Владыка, слегка срываясь на поросячий визг.

Тиара атаковала меня очередным заклинанием, но я мгновенно сожгла руки тьмы, стоило им только материализоваться в мире живых. Удивительно, рядом с Мировым Древом я чувствовала невероятную силу!

Тем временем Вариархар сражался с Тёмным Владыкой. Он снова и снова кидался на мага, но падал на землю под ударом тока невероятной мощности.

— Тебе ещё не надоело? — смеялся маг. — Может, тебе нравится чувствовать боль?! Когда энергия прожигает тебя насквозь!

Не дожидаясь очередного нападения со стороны Тиары, я быстро произнесла эльфийское заклинание, которому меня когда-то научил Ассилин. Подпитанное большим количеством энергии, растение выросло за какие-то доли секунды и с ног до головы оплело девушку мясистыми стеблями. Не удержав равновесия, Тиара упала, попыталась вызвать когти тьмы, но те оказались бесполезны в борьбе с моим заклинанием, ведь я вложила в него столько магических сил…

Вариархар не оставлял попыток добраться до мага, но невидимый щит, ударом молнии пронзая насквозь, отбрасывал его назад. Нет! Я просто не могу на это смотреть! Ноги подкашивались, голова слегка кружилась — слишком много магии я пропустила сквозь себя, ещё чуть-чуть, и просто не выдержу. Но я должна помочь Вариархару! Нервная дрожь прошла по телу, когда вампир вновь упал на землю, отброшенный электрическим разрядом. Я собрала как можно больше сил и обрушила на мага, но у того сработал ещё один защитный амулет, и вся магическая энергия вернулась ко мне, чуть не сбив с ног — лишь каким-то чудом мне удалось вовремя пригнуться. Поднявшись, я уже начинала произносить очередное заклинание, когда вдруг вампир прорвался сквозь щит и, зарычав от дикой боли, с размаху вонзил когти в глотку Тёмного Владыки. Раздался неприятный булькающий звук, из раны мага брызнула кровь, и безжизненное тело тяжело рухнуло на землю. Пронзённый сотнями молний, разом вырвавшихся из амулета, вампир упал на четвереньки.

— Вариархар! — вскрикнув, я хотела броситься к нему, но что-то вдруг остановило меня, и я осталась на месте.

— Всё нормально, я справлюсь, — с трудом проговорил он, поднимая на меня взгляд.

Сердце разрывалось на сотни маленьких осколков, когда я смотрела на него. Он справится, с ним обязательно всё будет хорошо. Вот только успокоить себя не получалось. А я должна спешить, пока ещё кто-нибудь не помешал.

Сняв ножны с мечом, я положила их на землю — теперь ведь уже не пригодятся. Дрожащими руками взяла кинжал. Вариархар внимательно наблюдал за каждым моим движением, но пока ещё не мог подняться и подойти ко мне.

— Эдера, я впервые прошу тебя о чём-то. — В его глазах была мольба. — Не делай этого. Пожалуйста.

По моим щекам текли слёзы, и я даже не пыталась их вытирать. Всё равно бесполезно. Как же мне хочется жить! Как же мне дорог этот мир! Как мне дорог Вариархар… смотреть бы так в его глаза всю свою жизнь… Что со мной происходит? Почему я так поздно поняла? Нет, нельзя больше медлить. Иначе я не смогу.

— Прости. Я должна.

Преодолевая страх, уверенным движением руки я вонзила кинжал себе под рёбра, и резкая невыносимая боль обжигающей вспышкой взорвалась внутри меня.

— Нет!

И откуда только у Вариархара взялись силы? Он подскочил ко мне, а я выронила окровавленный кинжал из ослабевших пальцев. Боль разрасталась, испепеляющим огнём заполняя всё моё сознание. Сильное головокружение не давало сосредоточиться на какой-то важной мысли, но я всё-таки еле слышно прошептала:

— Опусти меня на корни Древа…

Сердце отчаянно билось, не желая расставаться с жизнью и с силой разгоняя по венам кровь, которая всё быстрее покидала слабеющее тело, вытекая из глубокой раны. Становилось трудно дышать, лёгкие разрывались в бесполезной попытке вдохнуть, но всё равно было так мало воздуха… Сквозь ослепляющую боль я почувствовала, как сильные руки вампира опустили меня на тёплые, слегка пульсирующие корни дерева, и наконец провалилась в темноту, обещавшую столь мною желанное избавление.

Никакой темноты не было и в помине. Приятный белый свет завораживал, щедро разделяя со мной спокойствие и невозмутимую уверенность. Я парила в невесомости, в бесконечном свете, у которого не было ни конца, ни края. Не было здесь и боли, так жестоко терзавшей моё тело. Наверное, потому что тела здесь тоже не было. Лишь этот нежный белый свет, ласково касавшийся моей души.

— Спасибо. — Голос, пролившийся в меня вместе с волнами света.

— У меня получилось?

— Да, теперь Великое Мировое Древо вновь расцветёт. Твоя душа прекрасна… — Голос, к которому я так долго шла. Именно он звал меня с тех самых пор, как я услышала Лес. Со мной разговаривала Душа этого Мира, жившая в Древе.

— Как хорошо… — Я была счастлива и непременно улыбалась бы, если б могла. — Теперь мир спасён? Он больше не будет умирать?

— Мир разрушает себя сам…

— Как? — удивилась я. — Но ведь Древо расцветёт! Значит, и мир будет жить.

— Вспомни свой нелёгкий путь ко мне. Сколько лжи, обманов, ненависти, эгоизма. Сколько людей пыталось убить тебя, чтобы обрести власть, чтобы добиться своих собственных целей, невзирая на то, что этим они приносят лишь боль. Они убили лесных духов просто за то, что они не такие, как все. Они ненавидят друг друга, они думают только о себе и не видят ничего дальше собственного носа. Все жители этого мира сами себя губят. Вот, почему погибало Мировое Древо. Не наоборот. Иссохшие листья — лишь слёзы скорби по тем, кто погиб. Теперь Древо расцветёт, но это только небольшая отсрочка. Если все они не поймут, что творят, не исправятся, то они разрушат свой мир и самих себя.

— Значит… значит, мир не спасти?.. — Хорошо, что здесь не могло быть и слёз.

— Всегда есть выход. Все разумные создания этого мира сами в ответе за свои поступки. Они должны измениться. Они должны перестать разрушать себя, и начать созидать. Всё только в их руках, в руках каждого из вас. Но пока есть только боль и страдания, которые вы сами себе причиняете.

— Как жаль… а я так старалась…

— Я знаю, дитя. — Голос дарил тепло, наполнившее всё моё существо. — Запомни, Власть, к которой все так стремились, невозможно получить ценой смерти.

— Тёмный Владыка ошибался? — удивилась я.

— Да, он ошибался. И дальин, что ты хранила, не дарует Власть. Он может спасти только одну единственную душу. Чистую и светлую.

— Но зачем мне всё это знать? Да, все они ошибались, стремились к тому, чего никогда не достигнуть. Но всё это теперь позади…

Мне хотелось раствориться в этом свете без остатка, слиться с ним воедино. Забыть о том кошмаре, что довелось пережить.

— Просто запомни мои слова. Никогда не сдавайся. Всегда оставайся такой. И помни, что каждый в ответе не только за себя, но и за весь мир. Не боги, не Великое Мировое Древо. У меня тоже нет власти. Я могу лишь наблюдать и ронять листья вместо слёз…

В последний раз прикоснувшись ко мне, прекрасный свет начал меркнуть, постепенно превращаясь в маленький огонёк и оставляя вокруг только пустоту. Я тянулась к нему, я так хотела остаться с ним навсегда. Почему он отвергал меня? Почему?

— Постой! Вернись! Пожалуйста… — молила я.

— Всё зависит только от вас. — Едва уловимый шёпот, донёсшийся сквозь пустоту.

Я отчаянно тянула руки к светлому огоньку, но он становился всё дальше. Короткий миг падения, и…

Открыв глаза, я увидела склонившееся надо мной лицо Вариархара. Трудно описать всю палитру чувств, за какое-то мгновение отразившуюся на его лице. Но больше всего было радости, приправленной искренним удивлением.

— Ты жива! — Вампир обнял меня, резко прижав к своей груди.

— Раздавишь, — с трудом выдавила я, безрезультатно пытаясь сделать вдох.

— Извини, — он отстранился от меня, заглядывая в глаза. — Ну почему ты плачешь?

— Ничего не могу с собой поделать, — призналась я, смущённо улыбнувшись и грязным рукавом вытирая слёзы. — Я думала, я умерла. Знаешь, я даже видела свет…

Вампир аккуратно взял в руку амулет, висевший у меня на шее. Надо же, он был открыт. И совершенно пуст внутри. Последний цветочек, что хранился в нём, бесследно исчез.

— Это он? Он вернул тебя к жизни?

— Да… — тихо сказала я, вспомнив слова Души Мирового Древа. Слегка коснувшись руки Вариархара, я закрыла медальон, который теперь был самой обыкновенной безделушкой. "Он может спасти только один раз. Чистую и светлую душу". — Наверное, нам нужно возвращаться?

Вариархар помог мне подняться, и, задрав голову, я посмотрела на Древо. Теперь оно было прекрасно как никогда. Длинные ветви были покрыты множеством молодых зелёных листочков, сейчас только ещё проклёвывавшихся, но я уверена, что скоро они вырастут большими и красивыми. Кое-где виднелись ароматные белые цветочки, которые в скором времени, несомненно, украсят всю пушистую крону Древа. Жизнь уже не слабо пульсировала, она била ключом, озаряя всё вокруг своим прекрасным, обворожительным сиянием.

— А с этой что делать? — Вариархар указывал на девушку, до сих пор пытавшуюся вырваться из растительных пут.

— Это Тиара. Призванный дух из мира мёртвых… Думаю, нужно показать её Гэбрилу и Ассилину. Возможно, они смогут изгнать дух обратно.

Вариархар взял её на руки, и мы направились к поляне, где все ещё спали остальные. Я знала, что как только мы придём, они проснутся. Ведь у Леса больше не было причин нас задерживать.

Она кричала, билась в истерике и судорожно выгибалась всем своим телом. Я с удивительным спокойствием наблюдала за попыткой изгнать духа из тела Дарии, не чувствуя при этом ничего. Ни переживаний, ни сострадания. Наверное, всё дело было в том, что я помнила: это Тиара. Бесправная пешка в неудавшейся игре Тёмного Владыки.

Ассилина, кстати, мы отпустили. Ведь от меня ему больше ничего не нужно: всё, что могла, я сделала. Дальин теперь — самый обыкновенный медальон. Зато вот помочь нам в изгнании Тиары эльф может вполне. Чем, собственно, сейчас и занимался на пару с Гэбрилом.

Наконец, дикие крики прекратились, и тело девушки безвольно обмякло.

— Кажется, получилось, — устало сказал Ассилин.

— Кажется, или всё-таки получилось? — придирчиво уточнила я.

Эльф со вздохом великого мученика прикрыл глаза и вслушался в свои ощущения.

— Да, тёмный дух покинул это тело, — спустя некоторое время, сказал он.

— С Дарией теперь всё будет хорошо?

— Будет! Вот только она не вспомнит ничего из того, что происходило под контролем Тиары.

— Главное, что она придёт в себя. — Я равнодушно пожала плечами. Внутри была лишь пустота. Несправедливо, конечно, считать Дарию предательницей, но и относиться к ней, как прежде, я больше не могла. Слишком ярки эти ужасные воспоминания. — Думаю, завтра с утра можно будет отправляться в путь. Неподалёку есть озеро, где мы сможем пополнить запасы воды, так что придётся сделать небольшой крюк. Всех всё устраивает?

— Да, командир, — ехидно отозвался Гэбрил.

Прочитав на лицах остальных молчаливое согласие, я покинула поляну, желая немного прогуляться и подумать. А подумать было над чем, ведь за последний день столько всего произошло — голова кругом.

 

Эпилог

В слабом свете далёких звёзд я любовалась нежной и величественной красотой Мирового Древа. Маленькие белые цветочки издавали слабое призрачное сияние, которое мерно разливалось по всей поляне, рождая таинственные, неуловимые тени. Хотелось прочувствовать близость Мирового Древа, запомнить это ощущение навсегда, насладиться, до краёв наполнить им свою душу.

Прохладный ночной воздух, едва уловимое благоухание цветения, всё это навевало спокойствие. Дарию я всё-таки решила простить. Теперь слова богини были понятны. Именно Дария никогда не предаст меня. Предательница — Тиара, но её больше нет. Конечно, потребуется время, чтобы вернуть прежнее доверие, но ведь нас всех ждёт такой длинный путь. Возвращение… куда? Куда мне теперь идти, если уже не получится вернуться на Землю? После всего, что мне довелось узнать и пережить… Нет, я не вернусь к прежней жизни. Но что меня ждёт здесь? Кому я нужна? Лучше пока не думать об этом.

С наслаждением вдохнула полной грудью ночной аромат. Ярко вспомнился полёт в бесконечность и тёплые лучи света, унёсшие прочь невыносимую боль. Прекрасный свет, но, как ни странно, я совсем не тосковала по нему. Рядом со мной на мягкой траве сидел Вариархар.

— Куда теперь собираешься отправиться? — поинтересовался вампир, первым нарушив затянувшееся молчание.

— Даже не знаю. Гэбрил вернётся в Академию, но я не хочу вот так вот спокойно обучаться магии с остальными студентами, зная, что каждый день мир продолжает медленно умирать. Дария… она собиралась навестить брата, но он ведь воин королевской армии, поэтому не считаю хорошим вариантом идти с ней. Обвинения с меня Остол ещё не снимал. Ассилин… да с ним я вообще никуда больше не пойду! Хоть он и звал в качестве извинений за своё плохое поведение. Так что пока ещё не решила, куда мне податься…

— А со мной не хочешь?

— А ты-то что собираешься делать? — спросила я, старательно обходя стороной тот вопрос, который волновал меня больше всего.

— Ну… — вампир ненадолго задумался, — для начала собираюсь заглянуть в Графство и выполнить обязанности добропорядочного Графа.

— Это какие? — заинтересовалась я.

— Несколько важных приёмов среди нашей аристократии, к примеру. Будешь моей гостьей. Да и разобраться получше надо, каким образом возникло это неудачное восстание. Чтобы больше подобного не допустить.

— Твоей гостьей, говоришь… Почему бы нет? Вот только… — Неприятные мысли, что в последнее время так тяготили, разом нахлынули на меня. — Знаешь, я успела полюбить этот мир. Мне страшно помнить, что с каждым мгновением он ещё на один шаг приближается к своей гибели.

— Я обязательно что-нибудь придумаю.

— Да разве можно что-то изменить?! — с горечью воскликнула я.

— Вспомни слова Духа Мирового Древа. Он сказал, что всё в наших руках. Он был прав. — В глазах Вариархара сверкнул таинственный огонёк, и вампир с оживлением продолжил. — Пора бы уже вмешаться в ход истории. Вот что бы ты хотела поменять в этом мире?

— Хм… — Я ненадолго задумалась. — Пожалуй, я бы начала с Остола Третьего. Его сместить надо и установить в Антории другую власть, которая будет больше заботиться о народе, а не лелеять планы по уничтожению остальных рас.

— А это вполне осуществимая задумка, — насмешливо заметил Вариархар. — И очень даже неплохая идея.

— Неужели, ты собираешься осуществить эту задумку? — рассмеялась я, до последнего полагая, что наш разговор — всего лишь шутка.

— Почему нет? Не всё же время изображать скучного Графа! — В глазах вампира плясали смешинки, но всё же ясно чувствовалось, что говорит он серьёзно.

— Но я же пошутила, Вариархар! Ну как мы можем что-то изменить в этом мире? Да, в наших руках наши жизни, но не целый мир!

— Неужели, тебе не хочется даже попытаться? — Он внимательно посмотрел на меня. Змей искуситель. — Кинулась же сломя голову спасать мир, даже не зная, что нужно делать, когда доберёмся до Мирового Древа. Почему не попробовать другой способ? Что ты теряешь?

Действительно. А что я теряю?

— Я боюсь, что мы не справимся, — наконец, призналась я. — Боюсь, что мир уже обречён. Ведь никто не знает того, что знаем мы! Никто даже представить не может, что всё дело в ненависти, злобе, зацикленности на своих эгоистичных желаниях и других пороках людей и не только. Я боюсь той неизвестности, что нас ждёт на этом пути.

— Не бойся, я смогу тебя защитить.

Я удивлённо посмотрела на Вариархара, и наши взгляды пересеклись. В его глазах красным пламенем плескалась вечность, но не пустая, не равнодушная, как прежде, а… живая и манящая. Странная нить протянулась между нами, словно объединяя далёкое прошлое с настоящим, она уходила в будущее, где ждал тот свет, к которому мне однажды уже довелось прикоснуться, побывав за гранью. Не разрывая этой связи, Вариархар слегка приблизился и поцеловал меня. Нахлынуло лёгкое головокружение, которое тёплой волной уносило куда-то в бесконечность. Вот он, тот свет, ради которого я вернулась. Вот, почему я больше не тосковала по нему. Ведь свет был повсюду… Вместе с бешеными ударами сердца, ощущение счастья разливалось по телу.

— Я так долго этого ждала, — прошептала я, уткнувшись лицом в грудь вампира. Правда, сама этого не осознавала, до последнего момента.

— Ну я же не знал, что ты ждала, — усмехнулся Вариархар, слегка коснувшись моих волос, и, немного помолчав, тихо добавил: — Я всё понял, только когда ты умирала на моих руках…

Некоторое время мы ещё любовались вновь ожившей красотой Древа. Мне так не хотелось никуда уходить.

— А знаешь, я сюда ещё вернусь, — вдруг сказала я. — В этот раз мне удалось только слегка прикоснуться к тайнам леса, но потом… я всё-таки познаю настоящее слияние. Познаю, каково это — быть лесным духом! Когда-нибудь… когда буду готова. Когда смогу сохранить при этом свою индивидуальность.

Вариархар молчал, но в его глазах читалось понимание. Как же порой необходимо это самое обыкновенное человеческое понимание. Ну или вампирское.

— Ну что ж, пойдём? — спросила я, окидывая Мировое Древо прощальным взглядом.

— Пойдём, — изящным движением встав на ноги, Вариархар предложил мне руку и помог подняться.

— Знаешь, сразу столько планов, — невесело рассмеявшись, сказала я по пути к нашей поляне, на которой наверняка уже все спали. — Мне же на это целой жизни не хватит!

— Хватит, не сомневайся. Лесные духи бессмертны, и ты переняла от них не только магию.

— Что?!

От неожиданности, я споткнулась прямо на ровном месте и полетела по направлению к земле. Спасла только быстрая реакция вампира — он со смехом подхватил меня на руки и, не желая больше рисковать, так и нёс остаток пути. Я, правда, возмущалась, но кто ж меня слушает?..