Присланный материал имеет следующие разделы: «Наука с чёрного хода», «Сомнительная важность работ Эйнштейна», «Спекулятивная физика», «Силовые методы», «Канонизация божества» и, в основном, состоит из многочисленных цитат авторов, ругающих теорию относительности, хотя бы и в варианте Эйнштейна.

  И здесь автор совершенно прав, говоря о себе, что он «не физик, не инженер», так как материал полон противоречий и неточных формулировок, а иногда проводится, вольно или невольно, мысль, что «бремя всемирной славы подавило в нём творческие начала, уничтожило в Эйнштейне физика, выставив всем напоказ униженного и жалкого человека - заложника сионистских интриг...». Следовательно, отсюда возникает, как пишет автор в сопроводительном письме, образ «талантливого, но заурядного учёного» - жертвы сионизма (выделено мной - В.Б.).

  Обратимся к словарям (например, к «Словарю русского языка» С.И.Ожегова), где говорится: «талант - выдающиеся врожденные качества, особые природные данные»; «заурядный - ничем не выдающийся, посредственный». Возникает вопрос: как можно быть выдающимся, по ничем не выдающимся, заурядным?

  Следующая категория: учёный - «специалист в какой-нибудь области науки». Одним из формальных показателей принадлежности человека к этой категории является защищённая диссертация   докторская (в нашем понятии - кандидатская) за рубежом. У Эйнштейна же диссертация «Новое определение размера молекул»,  посвященная броуновскому движению, была признана ошибочной (см. Собрание сочинений Эйнштейна, т. 1», — отмечает   академик Российской Академии Наук В.Ф.Журавлёв (выделено мной - В.Б.)

  К числу неточных формулировок относится и название раздела материалов «Канонизация божества». Опять смотрим словарь - канонизировать - «причислить к числу «святых»»; божество - то же, что бог. Но святой и бог, как говорят русскоязычные «юмористы» -это две большие разницы.

  Автором материалов приводится также следующая цитата (точность цитирования остаётся на совести анонимного автора): «Для науки совершенно всё равно, кто создал теорию относительности», - Эйнштейн, Цвейштейн или какой-нибудь Дрейнштейн. Ведь научная ценность и значимость любой физической теории определяется исключительно тем, как точно и насколько глубоко она объясняет выявленные наблюдениями и экспериментами природные закономерности». Если вторая половина утверждения справедлива, то первая оправдывает научное воровство.

  Ещё одна мысль, проводимая автором материалов - это сделанное замечание о том, что бы было, если «из научного наследия Пуанкаре вычеркнуть заложенные им основы специальной и общей теории относительности как ошибочные». На каком основании? Только потому, что они были использованы Эйнштейном?

  Поэтому, пользуясь терминологией, близкой «Русскому радио» («Рекламному радио»?), можно сказать: «Мысль, изложенная дважды, становится понятней». Недаром, приёмом повторения основных идей пользуется в своих произведениях Григорий Климов.