Первой мыслью Ичабода, когда его окружили выросшие из темноты тени, была, что его непочтительное отношение к красивым реликвиям ангелов вывело их из терпения, они послали мстителей, чтобы покарать его за грехи. Но когда вспыхнул свет фонаря, он понял, что это были всего лишь люди. Хотя эта мысль нисколько не успокаивала его. Конечно, они заберут у него подарок, как мерзкий мистер Беннет!

С лицом, мокрым от горючих слез, он стоял, крепко зажав в руках свое сокровище, но прекрасное разноцветное сияние предательски просачивалось сквозь его маленькие пальчики. Если бы спрятать его под рубашку... Но было уже поздно.

Ичабод бросил неистовый взгляд на вершину холма, где под горячим предводительством Брата Марка его родители страстно пели со своими друзьями, и захотел повернуть время вспять, чтобы снова оказаться среди группы людей. Теперь бы он не побежал снова искать красивую небесную драгоценность вместо той, что продали родители.

– Он же всего лишь ребенок, – сказал один из силуэтов другому.

– Умалишенный к тому же, – подтвердил второй. – Слушай, а босс здесь? Ты не видел, он выходил из машины?

– Я здесь! – послышался властный голос с вершины холма, его обладатель спустился и подошел к Ичабоду. – Гейб, забери это у него.

Ичабод зажал руки, в которых была запрятана драгоценность, между ногами и вдобавок закричал. Но было бесполезно. Сильные пальцы разжали его руки и забрали мерцающий шар.

Раздался легкий свист, и свечение шара открыло лица в благоговейном страхе.

– Вот красота! – произнес один из людей с восхищением. – Никогда не видел ничего подобного.

– Давай сюда, – произнес Рэдклифф, и шар оказался на его ладони.

Он был около трех дюймов в диаметре, чуть теплый и влажный от вспотевших ладоней Ичабода. Если не считать этого, он был совершенно обычный на ощупь – как стекло. Однако отнюдь не обычный внешне. Внутри его прозрачных глубин двигались цвета такие же яркие и разные, как и в самом городе. Мрачное настроение Рэдклиффа, улетучившееся в тот момент, когда он еще издали увидел свет, теперь, казалось, вновь вернулось, окрашенное завистью к существам, которые могут создавать настолько прекрасные вещи.

– Почему они выбрасывают такие прекрасные вещи? – задал Гейб риторический вопрос.

– Случайно? – предположил другой телохранитель.

– Неужели ты действительно думаешь, что они совершают ошибки? – спросил Гейб, и его вопрос так и остался без ответа.

Рэдклифф, ласково улыбаясь, повернулся к тихо плачущему Ичабоду.

– Где ты нашел его, сынок? – выспрашивал он малыша, – Где-то здесь, да?

– Не ваше дело! – огрызнулся Ичабод.

– Да ладно тебе, малыш, – продолжал Рэдклифф. – Конечно, ты молодец, что нашел его, но ведь только из-за того, что ты его нашел, он не станет твоим, понимаешь? Неужели мама никогда не говорила тебе, что если ты найдешь что-то, его нужно обязательно вернуть...

– Босс! – послышался резкий голос Гейба. – По-моему, у нас неприятности!

Рэдклифф обернулся. Благоверные перестали петь, и от них отделилась группа человек из шести под предводительством высокого мужчины с густой черной бородой. На нем была черная роба, а на груди на цепи висел большой серебряный крест.

– Гейб, быстро иди к машине и забери у Рика всю наличку, – приказал Рэдклифф. – За такую реликвию они попросят не меньше тысячи.

– Босс, у меня есть с собой тысяча, – пробормотал Гейб. – Но неужели ты не видишь, кто их возглавляет? Это же Брат Марк. Ты ему хоть миллион предложи, он лишь проклянет тебя за твои прегрешения.

– Так это и есть знаменитый Брат Марк? Откуда ты знаешь? Я никогда не видел его даже на фотографии.

– Точно. Он говорит, что фотографии – это идолопоклонство, и поэтому они запрещены. Моя младшая сестра ходит в его церковь.

Гейб отпустил резкий комментарий по поводу взглядов его сестры.

Они ждали. Благоверные постепенно приближались, они шли ровным шагом, не торопясь и не медля, даже когда подошли достаточно близко, чтобы разглядеть, что Рэдклифф и его телохранители вооружены. Они были шагах в десяти, когда Ичабод закричал и ринулся с распростертыми объятьями к мужчине в переднем ряду.

– Какого черта?! Я имею в виду, что вы здесь делаете? – произнес тот, тяжело дыша. – Брат Марк! Это мой сын Ичабод!

Брат Марк не обратил внимания. Он подошел прямо к Рэдклиффу й протянул руку.

– Верните, – произнес он. – Это святыня.

Рэдклифф изучал лицо Брата Марка. У него был внушительный вид: очень высокий лоб, глубоко посаженные черные глаза. Но Рэдклиффа была трудно удивить внешностью.

Он опустил взгляд на отца Ичабода и заговорил нарочито громким голосом:

– Я как раз собирался предложить малышу за нее тысячу.

При этих словах даже Ичабод на несколько секунд забыл, что он плакал и замолчал, а его отец, демонстративно положив руку на плечо мальчика, якобы защищая его от чужаков, открыл рот от удивления.

Брат Марк в ужасе отошел назад.

– Вы продаете и покупаете ангельские реликвии? – загремел он. – Кто вы, невежественные богохульники?

– Меня зовут Ден Рэдклифф. Может, вы видели мой дом по дороге в Грэдивилль. Его сложно не заметить. Раз в двадцать больше вашей хибары, которую вы называете церковью.

Услышав, что их церковь принизили до хибары, Брат Марк разозлился. Он старался не показать виду, но его ханжеский тон выдал его.

– Какой прок в роскошных церквях, когда небеса уготовили нам замок?

– Что-то я не видел, чтобы вы или ваши последователи ходили туда по воскресеньям, – не унимался Рэдклифф.

– Войдем, когда придет время, когда мы очистимся от земной грязи, – резко ответил Брат Марк. – Вы же, напротив, несомненно, попадете в ад, хотя вас еще можно помиловать, если вы вернете реликвию. Святыням место в моей церкви. Вы оскверняете их одним вашим взглядом, не говоря уже о том, когда вы дотрагиваетесь до них!

Рэдклифф подбросил реликвию в воздух и поймал. Покачал головой.

– Я не собираюсь с ней расставаться. У меня есть лицензия Губернатора Грэди на владение подобными вещами, у вас – нет. Я назначу за него справедливую цену, но не отдам.

– Но она моя! – заплакал Ичабод, вырываясь из рук отца. – Так нечестно! Она моя, и я ее не отдам! Они уже забрали у меня одну и даже не дали мне денег!

Отец побежал за ним, схватил его и закрыл ему рот рукой, но было уже поздно. Брат Марк услышал предательские слова, слетевшие с его губ.

– Грег Симс! – воскликнул он. – Твой сын уже находил реликвии и раньше?

Симс водил ногой по земле как напроказивший ребенок. Опустив глаза, он ответил:

– Ну...э-э...

– Да или нет? – настаивал Брат Марк.

– Ну... Ну, да.

– Яркую светящуюся реликвию ангелов?

Симс жалко кивнул.

– Но это была не моя идея, а Марты, – поток откровений хлынул из его уст. – Я сказал ей, чтобы она отдала ее в церковь, но Марта не согласилась. Она сказала, хочешь, заплати десятину, но нам нужна еда и одежда. Я заплатил, я клянусь! Заплатил целых 120 долларов!

– Кто купил у вас реликвию в прошлый раз? Этот нечистый?

– Не-ет, того звали Кори Беннет. Он сложил руки, как Вы учили нас, и сказал, что следует Вашему учению...

Ни один из моих последователей не продал бы святыню за грязные отвратительные деньги! – загремел Брат Марк. Он протянул руку, как ангел, изгоняющий Адама и Еву из рая. – Прочь!

Тихий шепот удивления послышался среди благоверных. Они отошли от изгнанных. Симс, схватив сына за руку, попытался спорить, но Брат Марк не слушал его.

– Я сказал, прочь! – повторил он. – И забери с собой мальчишку! Он – исчадие ада, иначе он бы принес святыню прямо ко мне!

Рэдклифф взглянул на Гейба и махнул головой в сторону Симса. Гейб понял его немое приказание и пошел вслед за удаляющимися отцом и сыном. Чуть погодя он попросил их остановиться, и они повиновались. Неплохо для начала. В любом случае, отец или сын, которые могут находить живые реликвии, стоят тщательного изучения.

– Что мне сделать, чтобы вы отдали святыню? – гремел Брат Марк, – Может, мне следует наслать на вас ангелов с чумой, поразившей Египет?

– Можешь насылать ангелов сколько твоей душе угодно, – ответил Рэдклифф. – Я куплю ее у семьи Симсов. Раз ты выгнал их из церкви, я так думаю, им нужно будет на что-то существовать. Тебя-то это совершенно не интересует!

– В таком случае я проклинаю тебя! – закричал Брат Марк, и его пальцы скрутились, как когти. Рэдклифф с утомленным лицом не обратил никакого внимания на него, опять подкинул шар вверх – выше, чем в прошлый раз, выше, чем собирался.

Намного.

Он посмотрел наверх, где должен был быть шар. Его там не бьгло. Он не упал. И только светящееся пятно говорило о том, что он когда-либо существовал.

Исчез!

– Я... – прошептал Брат Марк с широко открытыми глазами. – Я проклинаю...

– О Господи Боже! – кто-то из людей Рэдклиффа закричал, повернулся и побежал прочь.

Рэдклифф застыл. Его схватили за руку, он пришел в себя и увидел, что благоверные в спешке уходят. На его руке, истерически воя, висел Ичабод. Рэдклифф попытался отцепить его, но мальчик не унимался:

– Верни его! Он мой! Он мой! Верните его мне!

– Ичабод, ты грязный маленький безбожник! – выступил из темноты его отец.

– Оставьте его, Мистер... Мистер Симс, правильно? – Рэдклифф с трудом снова овладел собой. – Мне необходимо поговорить с Вами. Я так понимаю, что Ваш сын и прежде находили реликвии?

– А?.. Да, сэр, находил.

– 120 долларов, а Вы не дали мне ни цента, – ныл Ичабод. Отец ударил его, и мальчик замолчал.

– Он был похож на сегодняшний? – спросил Рэдклифф.

– Я бы сказал, тот был больше похож на продолговатое яйцо.

– Нет, я имею в виду, он также светился?

– А, да, конечно. Так же, как те, что в церкви.

Рэдклифф тяжело сглотнул и старался успокоить свое сердцебиение, отдававшееся во всем теле. Исчезновение светящегося шара пошатнуло его, но он справился. В конце концов, даже если раньше никогда и не были замечены исчезновения живых реликвий, это вовсе не означало ничего страшного. Может быть, чужие выбросили его (он вспомнил вопрос Гейба), потому что он уже отжил свое, и поэтому тот взорвался как воздушный шар.

Конечно, это было очень разумное объяснение. Важно было одно: Ичабод нашел две живых реликвии.

Кроме того, Кори Беннет купил еще одну за 120 долларов и на аукционе, в том случае, если она живая, она будет стоить десятки тысяч, если не больше. (Однажды Цена одной из реликвий Грэди достигла четверти миллиона.) Это ранило профессиональную гордость Рэдклиффа. Беннет был новичком на Земле, они даже еще ни разу не встречались.

– Мистер Симе, я хочу, чтобы Вы пришли ко мне утром, – сказал он, – вместе с сыном. Гейб! Дай сотню Мистеру Симсу. Это – компенсация. И десятку для малыша. Он заслуживает свою долю.

Рэдклифф прервал долгую благодарственную речь и направился к своей машине, подавляя непонятное желание обернуться при каждом шаге. Ему казалось, что вот-вот его настигнет чужой, пришедший заявить права на свою собственность, которую стащили низшие существа.

Рик специально для таких случаев хранил в матине бинокль, в то время как Грете и Уолдрону было практически не видно, что происходило между Рэдклиффом и благоверными. Пока светился шар, они могли еще что-то разглядеть, но, когда он погас, им стали видны лишь смутные тени.

– Умно придумано! – восхищенно отметил Рик, когда светящийся шар исчез в воздухе прямо под носом у Брата Марка. – Босс всегда придумает что-нибудь новенькое!

Именно поэтому они ожидали, что Рэдклифф вернется в приподнятом настроении. Однако, наоборот, он был мрачен и не проронил ни слова, пока они не вернулись домой, и он не бросил:

– Рик, пусть покажут их комнату. Спокойной ночи.

И все.