Энциклопедический словарь (Б)

Брокгауз Ф. А.

Ефрон И. А.

 

Баальбек

Баальбек (Бальбек), также Баалат, как показывает само название (город БаалаВаала), – средоточие культа Ваала, сирийского бога солнца (почему греки и называли город Б. Гелиополисом), лежал посредине страны, составляющей западное подножие Антиливана, и известной у греков под названием Келесирии, т.е. сирийской впадины. В настоящее время Баальбек представляет небольшое, расположенное на невысоком горном отроге, тянущемся через долину Эль-Бекаа, местечко, принадлежащее к Сирийскому вилайету, но состоящее под властью особого эмира; замечательно своими великолепными развалинами роскошных, древних построек, занимающих площадь в 4 – 5 кв. км. Самыми значительными и наиболее величественными являются развалины большего храма, посвященного некогда богу солнца, представляющие остатки собственно храма и двух больших дворов, окруженных колончатой галереей, с великолепным портиком при входе. Здание главного храма в глубине второго большого двора представляло прямоугольник в 89 м. длины и 49 м. ширины, крыша которого покоилась на 54 коринфских колоннах, образуя перистиль. Из этих колонн в настоящее время сохранилось всего 6, имеющих приблизительно 7 метров в обхвате и стержень в 19,8 м. длины, а вместе с пьедесталом – 24 м.; все остальное представляет жалкие обломки, покрывающие всю занимаемую развалинами местность. Замечательна массивность употребленных на возведение фундамента камней; некоторые из них имеют в длину 20 и в ширину 4 м. К Ю. от большого храма находится другой меньший, перистиль которого и стены большей частью сохранились. Оба храма, в общих чертах напоминающие греческие постройки этого рода, возведены, также как и постройки ведущих к ним дворов, из известняка, в роскошном коринфском стиле времён позднейших римских императоров, доходящем до фантастичности и произвола в отделке деталей. Кроме этих храмов, в некотором отдалении от Б. находится восьмиугольное здание, поддерживаемое восемью гранитными колоннами. Древнейшая история Б. неизвестна. При императоре Августе город был обращен в римскую колонию (Соlonia Julia Augusta, Felix) и содержал римский гарнизон. Храм богу солнца построен Антонином Пием, но распространенное еще и среди теперешних жителей предание считает его строителем царя Соломона. Септимий Север даровал жителям так наз. jus Italicum. Феодосий Великий превратил языческий храм в христианскую церковь. С завоеванием Б. арабами храм начал приходить в упадок. В последовавших затем войнах оба храма обращены были в крепости. Город Б. с течением времени все более падал и в 1759 г. разрушен страшным землетрясением. – Ср. Вуда и Даукинса (Wood and Dawkins), "The ruins of В. " (Лондон, 1757); Касса (Cassas), «Voyage pittoresque de la Syrie» (3 т., Пар., 1799); Е. Ренана, «Mission de Phenicie» (Париж, 1864).

 

Бабёф

Бабёф (Франсуа-Ноэль, Вabeuf) – глава коммунистического заговора во время Директории во Франции, прозванный Кай Гракхом; род. в С. Кантене в 1764 г. Осиротев на 16 году, он поступил в ученье к землемеру и после многолетних скитаний получил назначение члена кадастровой комиссии. Когда в 1789 г. вспыхнула революция, он бросил свою должность и фанатически увлекся общим движением. Будучи якобинцем, Б. однако высказался за падение Робеспьера, но тотчас же стал в оппозицию против захвативших власть термидористов; и вскоре очутился в заточении. Только тогда, под влиянием товарищей по заключению, Б. стал приверженцем коммунизма. После амнистии IV года, Б. стал настойчиво пропагандировать в своем органе «Le tribun du peuple» социальную революцию. В союзе с Буонаротти, Сильвеном Марешаль, Антонелло Дарте и другими, он основал тайное общество, собравшее постепенно, с помощью ловкой организации, до 17000 готовых к бою заговорщиков, главным образом, из среды недовольных солдат и жандармов; предполагалось овладеть магазинами, складами провианта и т.п., конфисковать имения противников, раздать их народу и организовать национальную общность имуществ. Заговор был однако в самый решительный момент открыт одним из посвященных, в мае 1796 г. Стоявшие во главе его были преданы суду в Вандоме, приговорившему Бабефа и Дарте к смертной казни (23 мая 1797). По прочтении приговора оба обвиненные, пытаясь лишить себя жизни, нанесли себе раны кинжалами, но умереть им не удалось и на следующий день они были гильотинированы. Остальные соучастники были частью приговорены к ссылке, частью оправданы. Филиппо-Буонаротти – один из соумышленников Б., написал «Conspiration pour l'egalite dite de Babeuf suivie du proces auquel elle donna lieu etc.» (2 т., Брюссель, 1828). Важнейшие из бумага Б., в которых изложен его проект, напечатаны в прибавлении к соч. Рейбо (L. Reybeaud): «Etudes sur les reformateurs on socialistes modernes» (2 т., 7 изд., Пар., 1864). Cp. Aдвилль (Adville), «Histoire de Babeuf et du babouvisme» (2 т.. Пар., 1884).

 

Бабье лето

Бабье лето – так называется начало осени (обыкновенно с 1 до 10 сентяб.), когда по воздуху носятся белые нити. Происхождение этих нитей долгое время не было известно с точностью. Прежде полагали, что это паутина очень маленьких пауков, которые, носясь по ветру, выпускают паутинку до тех пор, пока не прикрепятся к какому-нибудь месту. Менге в своем сочинении о пауках («Preussische Spinnen» 6 Abtheil, Данц., 1869 – 74) старался доказать, что летающие нити производятся пауками из след. родов: тарантул (Lycosa), крестовик (Epeira), придорожник (Thomisus) и теридион (Theridium). Во время язычества происхождение этих нитей ставили в зависимость от деятельности богов и по верованию славян-язычников, один из них покрыл всю землю паутиной. Позднее, по введении христианства, происхождение их приписывалось Богу и Богородице, вследствие этого во Франции они называются Fils de la Vierge, в южной Германии – Mariengarn, Marienfaden или Frauensommer, в Англии Gossame. В Швеции их называют Dvargsnat, т.е. малая сеть.

 

Багдад

Багдад (в средние века носил на Западе название Балдах) – главный город одноименного азиатско-турецкого вилайета, который, за выделением из него в новейшее время двух новых самостоятельных вилайетов (Ливас-Моссул и Басра), имеет не более 1200000 жит. Город находится в средней Мессопотамии, под 33° 20' сев. шир., и расположен по обоим берегам Тигра, причем две трети занимают левый берег реки, носящей там местное название Шат, старый же Б., резиденция калифов и некогда величайший город мусульманского Mиpa, лежит на правом берегу. Через Тигр здесь ведут два, на 17 – 19 понтонах, плашкаутных моста длиною в 200 – 220 м. Восточный город (на левом берегу) окружен почти совсем обрушившейся стеною, которая в свою очередь обведена глубоким, ныне безводным рвом, западный защищен осыпавшимся теперь земляным валом; турецкое правительство проектировало полное восстановление укреплений. Лежащая в северо-западн. части восточного города четырехугольная, построенная из кирпича цитадель на половину разрушена и, так как она с двух фронтов тесно окружена городскими домами, лишена всякого значения. Дома строятся из кирпича, и состоят из подвала и нижнего этажа, крыша которого представляет террасу. Почти все окна раскрываются в сторону двора, который в домах знатных украшается фонтанами. Летом, при господствующей там сильной жаре, жители проводят дни в подвальных помещениях (называемых Сердаб), куда не проникает солнечная жара и где сравнительно прохладно, ночью же они спять на террасах (т.е. плоских крышах) домов. Зимой настолько прохладно, что приходится для отопления жилых помещений прибегать к жаровне (мангал), печей в домах нет. Население (до 60000) представляет пеструю смесь арабов, турок, курдов, евреев, армян, сирийцев, несториан, многочисленных персов и незначительного количества индусов. Магометане распадаются на два почти одинаковых лагеря шиитов и суннитов, относящихся враждебно друг к другу. До 1831 г., когда население значительно сократилось, вследствие чумы и наводнения, число жителей превышало 100000 чел. Персы ведут здесь под покровительством турецкого правительства обширные торговые обороты. Евреи (20000) живут в особом участке; они имеют три синагоги и ведут обширную торговлю. Между зданиями выдаются конак (дворец генерал-губернатора) и английское консульство с прекрасным садом. При кратковременном управлении Мидхата-паши было много сделано для городских нужд: узкие улицы расширены, более грязные улицы очищены, заложены у реки места для нагрузки и выгрузки товаров, но с его отозванием все приняло прежний вид и даже проект железной дороги в Кербеллу (много посещаемое паломниками место с могилой имама Гуссейна) оставлен.

При калифах Б. был центром образованности и учености. Теперь сохранилось только торговое его значение и основанная в 1233 г. калифом Мустанзиром знаменитая медресе (высшая школа) уже давно обращена в караван сарай. Но торговые обороты Б., по отношению обширности и безопасности, находятся в сильной зависимости от временных обстоятельств; а именно от отношения правительства в данное время к разбойничьим племенам бедуинов. Оживление Б. поддерживается тем, что сюда стекаются с религиозной целью на поклонение гробам чтимых мусульманами святых, между которыми находится не только патрон города, шейх Абд-эль-кадер Гилани, но и еврейский пророк Иезекииль. Открытие Суэсского канала имело важное значение для торгового положения Б., так как для города явилась необходимость переменить свою коммерческую политику, и последствия этого еще не выяснились вполне. До 1869 г. торговые пути в сношениях Б. с Европой шли исключительно через Аравийскую пустыню и армянское плоскогорье. Но с тех пор дорога через Персидский и Аравийский заливы приобрела большое значение. Наконец, когда откроется уже давно проектированная Евфратская жел. дорога, он станет посредником пассажирского движения по направлению на Запад. Роль посредника между Европой и Индией Б. потерял, когда был создан более краткий морской путь в Индостан (через Суэц), но с другой стороны этот же путь сблизил его с Западом. Б. имеет четыре консульства: английское, французское, персидское и русское и в нем находится главная станция англо-индийских телеграфных линий. Между Б. и Басрой существует пароходное сообщение, которое продолжается до Кораджи и Бомбея. Б. с давних пор был главным складочным пунктом араб., инд. и перс. произведений, равно европ. мануфактурных товаров, он снабжал Малую Азию, Сирию и часть Европы инд. товарами, которые доставлялись в Басру, в барках вверх по течению Тигра и караванным путём дальше в Токат, Константинополь, Алеппо, Дамаск и в западные части Персии. Небольшие обороты делаются также драгоценными камнями. Красивое зрелище представляют построенные Давидом-пашей, славящиеся на всём Востоке, базары с 1200 магазинов, полных восточными товарами всех сортов. Главные фабрикаты сафьян красный и желтый, пользующиеся большой славой, шёлковые, бумажные и шерстяные материи, кисея, тафта, ковры и шали. Город был основан в 763 г. абасидским калифом Альмансаром, который основал здесь свою резиденцию. В IX веке Гарун-аль-Рашид много содействовал блеску Б., построил там дворец и возвел гробницу для своей любимой жены Собеиды. В 1258 году город был взят внуком Чингис-хана Гулагу, который умертвил царствующего калифа и уничтожил калифат. Тимур взял город в 1393 г. и прогнал потомков Гулагу. В начале XVI в. Б. овладел шах Исмаил, первый регент Персии из дома Софи, и с тех пор город сделался яблоком раздора между персами и турками. После славной осады город был взят в 1638 г. султаном Мурадом IV, и напрасно шах Надир пытался в XVIII в. вырвать его из рук турок. Как место действия большей части сказок «Тысячи и одной ночи», Б. пользуется и романтической известностью. Ср. Вельштет, «Travels to the city of Khaliphs» (Лондон, 1840; нем. перевод Кинцеля, 2 части, Пфорц., 1841); Шлефли, «Reisen in den Orient» (второй выпуск «Mitteilungen schweiz. Reisender» (Винтерт., 1864); И. Браун, «Gemalde des mohammed. Welt» (Лейпциг, 1870); Ривоар (Rivoyre), "Les vrais Arabes et leur pays B. etc. " (Париж, 1884).

 

Багратиды

Багратиды, династия армянских и грузинских царей.

 

Багратионы

Багратионы, князья. Древнейший и один из знаменитейших родов в Грузии, давший много армянских и грузинских царей. Ведет свое начало от Афанасия Багратида сын которого Ашод Куропалат, умер в 826 г., был царем Грузии. С Ашода и продолжался род царей грузинских. Царица Тамара (Великая), умерла в 1211 году, была в первом браке за русским князем Юрием племянником Андрея Боголюбского, а во втором – за осетинским князем Давидом, сыном князя Джандерона от первого брака. Некоторые грузинские летописцы считают Джандерона внуком бежавшего в Осетию князя Давида, внука царя Георгия I-го. Если эти сказания справедливы, то нынешние князья Б., грузинские и мухранские – потомки в прямом мужском колене древних Багратидов; если же показания летописцев ошибочны, то в таком случае род Багратидов пресекся в 1184 г., со смертью царя Георгия III-го, и тогда следует считать происхождение этих родов от осетинских владетелей (Долгор., ч. 1, стр. 8). Из рода Багратионов некоторые члены сделались царями имеретинскими, карталинскими и кахетинскими. Один из царей имеретинских (потомки которого царствовали в Имеретии до присоединения ее к России в 1810 году), Михаил умер в 1329, считается родоначальником царей имеретинских, а также князей Багратионов-Имеретинских и Багратионов-Давидовых; последние признаны в княжеском достоинстве 6 дек. 1850 г. От князя Теймураза, владетеля (батони) мухранского, происходящего от бывшего грузинского царского рода Багратидов, ведет свое родословие и ветвь князей Батратионов-Мухранских. Старинный удел кн. Мухранских находился в Карталинии. Бывший грузинский царский дом разделяется на четыре ветви: 1) князья грузинские старшей ветви, предки коих царствовали в Карталинии до 1724 г.; 2) князья Багратионы, младшая отрасль предыдущей ветви; 3) князья Багратионы-Мухpaнские, ветвь которых отделилась от общего корня двух предыдущих ветвей в XVII в. и до первых годов XIX ст. владела уделом Мухранским; 4) князья грузинские младшей ветви, предки коих царствовали в Кахетии до 1744 г., потом в Кахетии и Карталинии вместе, с 1744 по 1800 г. Из этих четырех ветвей, вторая – князья Б., внесена в число родов российско-княжеских, при утверждении императором Александром I седьмой части «Общего российского гербовника». 4 октября 1803 г. Внук царя Вахтанга VI, князь Иван Вахуштович Багратион, служил при Екатерине II генерал-поручиком и командовал сибирской дивизией, а племянник Вахтанга VI, царевич Александр Иессеевич (родоначальник нынешних князей Багратионов) выехал в Россию в 1757 г. и служил подполковником с кавказской дивизии. Из сыновей его, князь Кирилл Александрович Б., был сенатором, а из внуков генерал от инфантерии, князь Петр Иванович Б. обессмертил свой род на поле брани. Он родился в 1765 году, в службу вступил в 1782 году сержантом в кавказский мушкатерский полк, с которым участвовал в делах против чеченцев (1783 – 84 – 86 – 90 гг.), и в одном из дел этих был тяжело ранен. В 1788 г. он был при осаде и взятии Очакова; в 1794 переведен в софийский карабинерный полк и принимал участие почти во всех воен. действиях, которые велись против польск. конфедератов; при штурме Праги, отбросил неприятельскую конницу к Висле. Суворов обратил на него особенное внимание. – В 1798 г. Б. назначен был шефом 6-го егерского полка, а через год, в чине генерал-майора, выступил в итальянский поход. В этом походе, а равно и в последовавшем за ним, знаменитом переходе через Альпы, Б. принимал самое блистательное участие и выказал свои боевые способности при Пуццоло, Бергамо, Лекко, Тидоне, Требш, Нуре и Нови. При вступлении русск. войск в Швейцарию, Б. командовал авангардом, 13 сент. атаковал и отбросил французские войска, занимавшие Сен-Готар; 14 сент. перешел через Чёртов мост и преследовал противника до Люцернского озера; 16 сент., в долине Муттен, окружил и взял в плен сильный франц. отряд; 19 и 20 выдержал удачный бой у деревни Клопталь, где получил сильную контузию, а затем командовал арьергардом, прикрывая отступление русск. войск из Швейцарии. По возвращении из похода, Б. был назначен шефом л.гв. егерского батальона и переформировывал его в полк. – Новые и важные подвиги оказаны были им в кампании 1805 г., в делах при Ламбахе, Энце, Амштетене – особенно же при дер. Шёнграбене, где он с 6-ти тысячным отрядом целый день удерживал впятеро сильнейшего неприятеля, шедшего на перерез пути отступления русск. армии. Столь же славно было участие Б. в делах при Рауснице, Вишау и в сражении под Аустерлицом. За эту войну он награжден был чином ген.-лейтенанта, орденом св. Георгия 2-й ст. и командорским крестом ордена Марии-Терезии. – В войне 1806 – 7 гг., Б., участвуя во всех почти сражениях и нередко находясь в тяжелом и критическом положении, обнаруживал повсюду ту же отвагу и распорядительность. В Шведскую войну 1808 – 9 гг., Б. особенно прославился занятием Аландских островов, что было одной из причин, заставивших Швецию поторопиться заключением мира. – В августе 1809 г. он был назначен главнокомандующим армией, действовавшей против турок; при нем взяты были Мачин, Гиров, Браилов, Измаил и нанесено поражение туркам при Ралевате; но предпринятая им осада Силистрии, гарнизон которой был почти равносилен его войскам, не имела успеха. В 1810 г. Б. заменен был Каменским, причем получил за действие против турок орден св. Андрея Первозванного. – В 1812 г. командовал 2-й Западной армией, которая, в начале войны, была расположена на пространстве от Белостока до австр. границы. Отступление перед напором сильнейшего неприятеля и при угрожавшей опасности быть отрезанным от главной армии, было им совершено с полным успехом, и цель отступления – соединение с войсками Барклая-де-Толли, была достигнута под Смоленском. Под Бородиным, Б. командовал левым крылом русск. армии, находясь постоянно под жестоким огнем. Здесь положен был конец его геройскому поприщу: осколок гранаты раздробил ему берцовую кость и последствием этой раны была смерть, последовавшая 12 сент. 1812 г., в с. Симах александровского уезда Владимирской губ., где он и был погребен в церковной ограде.

 

Багульник

Багульник или Багун (Ledum palustre L.) – приземистый кустарник из семейства вересковых, обильно встречающийся на мокрых торфянистых почвах нашего Севера; цветки белые или розовые появляются в июле и августе, листья линейные, края их загнуты вниз, а нижняя поверхность, также как и кора на ветках, покрыта войлоком ржавчинного цвета. Ржавчина эта обладает сильным, одуряющим запахом, а крупинки ее, падая на растущую обыкновенно вместе с багульником голубику (Vaccinium uliginosum), придают одуряющие свойства ягодам ее, которые поэтому и называются в народе «пьяными», Багульник подмешивают в сусло при приготовлении пива, но эта примесь принадлежит к числу очень вредных.

 

Баженов

Баженов (Василий Иван.) – художник-архитектор, сын церковника одной из придворных кремлевских церквей, воспитанник И. А. Х. с основания ее и первый ее пенсионер отправленный заграницу. Род. и марта 1737 г. в Москве и умер в Спб. 2 авг. 1799 г., в должности вице-президента академии художеств. Б. имел природный талант к искусству, который обнаружил еще в детстве, срисовывая всякого рода здания в древней столице. Эта страсть к рисованию обратила на Б. внимание архитектора Димитрия Ухтомского, принявшего его в свою школу. Из школы Ухтомского Б. перешел в акад. худож. Здесь он оказался знающим архитектуру на столько, что учитель этого искусства С.И. Чевакинский сделал талантливого молодого человека помощником своим при постройке Николаевского морского собора. В сент. 1759 Б. был отправлен для окончательного развития таланта в Париж. Поступив в ученики к профессору Дювалю, Б. занялся деланьем моделей архитектурных частей из дерева и пробки и выполнил несколько моделей знаменитых зданий. В Париже, напр. сделал он, со строгой пропорциональностью частей, модель Луврской галереи, а в Риме модель храма св. Петра. Изучение архитектуры на моделях привело Баженова к изучению труда римского архитектора Витрувия. По возвращении в Россию, живя в Москве, Б. составил полный перевод всех 10-ти книг архитектуры Витрувия, напечатанный в 1790 – 1797 гг. в Петербурге, в типографии И. А. Х. Основательно знакомый со своим искусством теоретически, Б. был одним из лучших практиков строителей своего времени, отличаясь столько же искусством планировки, сколько и изяществом формы проектируемых зданий, что показал при самом возвращении своем в отечество, к торжеству «инавгурации» здания академии художеств (29 июня 1765 г.). Ему принадлежала декорация главного фасада здания с Невы. Проект здания нынешнего дворца в екатерингофском парке, с оранжереями, зверинцем, каруселями и прочими затеями роскоши того времени, сочинен был Б. по академической программе, на степень профессора. Выполнение признано было советом академии вполне достойным, но автор проекта оставлен в звании академика, которое получено им три года раньше, в бытность заграницею. Эта несправедливость заставила Б. взять увольнение от академической службы и князь Г.Г. Орлов определил его в свое артиллерийское ведомство главным архитектором, с чином капитана. В этой должности, Б. построил в Петербурге здание арсенала, на Литейной ул. (теперь здание судебных учреждений), и в Москве, в Кремле, здание арсенала и сената по Знаменке, дом Пашкова (теперь московский румянцевский музей), а в окрестностях столицы – дворец в Царицыне и Петровский дворец строенный Казаковым – его помощником. В Кремле, вместо стен, служащих оградою святынь и дворцов, Баженов проектировал сплошной ряд зданий, которым была сделана торжественная закладка, но воле Екатерины II, на самом деле, однако, и не думавшей осуществлять затею искусного зодчего. Императрице в конце Турецкой войны нужно было дать пищу для толков о затрате десятка миллионов на грандиозный дворец, и художнику дана тема, которая на модели была им разработана с большим талантом. Эффект получился надлежащий, но сооружение отложено и потом оставлено совсем. Такая же судьба постигла и Царицынский дворец Б. Екатерина, летом 1785 года, приехала на три дня в древнюю столицу, посетила работы по сооружению дворца в Царицыне и, найдя его мрачным, повелела прекратить постройку. Баженов не получил другого назначения, и, оставшись без всяких средств к существованию, открыл художественное заведение и занялся частными постройками. Перемена в его служебной карьеры и немилость Екатерины объясняется его сношениями с кружком Новикова, который поручил ему доложить наследнику цесаревичу о выборе его московскими масонами в верховные мастера. В этих сношениях с цесаревичем Екатерина подозревала политические цели и гнев ее на Б. обрушился раньше чем на других, но дальше исключения из службы дело не пошло, а в 1792 г. он был принять вновь на службу по адмиралтейств-коллегии и перенес свою деятельность в Петербург.

Б. строил на Каменном острове дворец и церковь наследнику и проектировал разные специальные постройки для флота в Кронштадте. По вступлении на престол, Павел I назначил его вице-президентом академии худ. и поручил ему составить проект Михайловского замка, приготовить собрание чертежей русских зданий для исторического исследования отечественной архитектуры и, наконец, представить объяснение по вопросу: что следовало бы сделать, чтобы сообщить надлежащий ход развитию талантов русских художников в Академии художеств. Баженов с жаром принялся выполнять милостивые поручения монарха, покровителя отечественного искусства и многое бы, без сомнения, мог сделать, если бы смерть совершенно неожиданно не пресекла его жизнь.

 

Базальт

Базальт – темная плотная новейшая изверженная порода. Прежде его соединяли в одну группу вместе со многими другими породами, сходными с ним по наружными признакам, под общим именем траппа; впоследствии эту группу подразделили на долериты, анамезиты и базальты и считали их обособленными друг от друга. С применением микроскопа при исследовании горных пород, микроскопический анализ пород этой группы, произведенный Ф. Циркелем, показал, что минералогический состав их одинаков и что последнее подразделение можно оставить разве только для указания на различие строения этих пород, обусловливаемое величиною зерна составных частей. Как существенные составные части в базальтах встречаются полевой шпат, авгит и оливин; полевой шпат может встречаться вместе или быть замещенным отчасти или вполне лейцитом и нефелином, почему Циркель и предложил подразделить всю эту группу на базальты плагиоклазовые, лейцитовые и нефелиновые. Впоследствии Штельцнер установил еще семейство мелилитовых базальтов, где полевой шпат замещен мелилитом. Плагиоклазовые базальты, или собственно базальты, и будут описаны в настоящей статье. Исследования под микроскопом показали, что в состав плагиоклазовых базальтов входят как существенные составные части известковонатристый полевой шпат, авгит, оливин, и как второстепенные – слюда, роговая обманка, нефелин, в небольшом количестве магнитный и титанистый железняк, железная слюдка, самородное железо, графит, рутил, апатит, гаюин, кварц и очень редко тридимит; все это связано аморфным стекловатым веществом, представляющим основную массу породы (базис), в которой наблюдаются лучи, призмочки и зерна; последние расположены в ней в определенных направлениях, указывающих на передвижение основной массы при ее остывании (микрофлюидальное строение). Среди неделимых этих минералов, довольно однородных по величине, встречаются порфировидные выделения полевого шпата, авгита, оливина и магнитного железняка. Особенно характерны для базальта порфировидные выделения оливина: он является с стекловатым блеском светло-желтоватого или светлозеленоватого цвета, от круглых каплеобразных выделений до выделений размерами в человеческую голову. В базальте с южного берега гренландского острова Диско, близ Уифак, найдено металлическое железо вместе с углеродистым железом, частью в форме мелких зерен и шариков, частью в виде линзообразных и плитообразных масс. Здесь в 1870 г. Норденшильд нашел сплошную массу железа в 50000 фунтов весом. Находка эта возбудила в свое время большой спор, так как ей вначале приписывали метеоритное происхождение. Иногда в Б. встречаются пустоты и полости выполненные отчасти или вполне различными минералами: цеолитами, известковым шпатом, аррагонитом; кварцем, халцедоном и др. По строению своему базальты и до сих пор подразделяются некоторыми на три группы: долеритами называют грубо и среднезернистые разности, анамезитами – мелкозернистые и базальтами – собственно плотные разности их. В высшей степени характерна для всех базальтов правильная столбчатая отдельность; 3 – 6 сторонних столбика, на которые распадается порода, обыкновенно расположены вертикально к поверхности охлаждения базальтовой массы, так что в покровах, потоках и пластах – вертикально, в куполах – радиально, и в жилах – горизонтально; вследствие своей правильности и постоянства отдельность называют иногда базальтической отдельностью. – По химическому составу Б. относится к основным, бедным кремнекислотой, новейшим породам. содержащим от 42

– 55% SiО2. Под влиянием атмосферных деятелей, особенно воды насыщенной углекислотой, Б. разлагается и покрывается с поверхности и по трещинам белой коркой; если продукты разрушения не уносятся водой, а остаются на месте, то при продолжающемся процессе разрушения порода разлагается до известной глубины и превращается в однородную глинистую массу серого или бурого цвета, которая называется базальтовой ваккой. – Происхождение Б. в прежнее время было предметом горячих споров среди геологов – нептунистов и плутонистов. В настоящее время этот вопрос окончательно решен. Связь базальтов с лавами ныне действующих вулканов, все особенности микроскопического строения и геологические условия залегания их указывают, что Б. – изверженная горная порода, которая выступила изнутри земли при тех же условиях, в каких находятся и сейчас действующие вулканы. Извержение Б. происходило во время третичного периода. Встречаются они в форме пластов, потоков, покровов, жил и куполов; форма последних объясняется, как остаток внутреннего ядра, подвергшегося размыванию, прежде бывшего вулкана.

Б., представляя собою следы древней вулканической деятельности, встречается почти на всем земном шаре. В Европе его находят в Исландии, Шотландии и Ирландии, во многих местах западной Европы – во Франции, Италии, по Рейну, Силезии, Богемии и друг. В Северной и Средней Азии базальтовые извержения происходили во многих пунктах. В верхнем течении реки Витима базальтовые породы занимают значительные пространства по рр. Бирее, Зазе, Джилинде и Амалату, близ Дод-Нора. Верховья рек Иркута и Оки и окрестности озер Косогола были некогда центром сильной вулканической деятельности, результатом которой остались громадные потоки и покровы базальта. В северной, западной и юго-восточной частях Монголии базальт тоже очень часто встречается; его находят по берегам рек Орхона, Асхыты, Чингила, между городами Кукухото и Калганом, около озера Долойнор и многих друг. – Западноевропейская литература очень богата работами о базальтах; первою классической работой было исследование Ф. Циркеля: «Untersuchungen uber die mikroskopische Zusammensetzung und Structur der Basaitgesteine» (Bonn, 1870). Впоследствии появились капитальные работы Моля, Божицкого, Штельцнера и др. Из русской литераторы можно указать только на работы проф. П.Н. Венюкова, «О некоторых базальтах Северной Азии» (Труды спб. общ. естествоиспытателей, т. XVI, 1885) и «Базальты Монголии» («Записки императорского с.-петербургского минералогического общества», II серия, ч. 25).

 

Базедова болезнь

Базедова болезнь. – Этим именем называется заболевание, описанное впервые в 1840 г. Базедовым, имеющее следующие симптомы: сердцебиение, ускорение сердечной деятельности, усиленную пульсацию головных и шейных сосудов. Впоследствии к этим первоначальным симптомам заболевания присоединяется опухание щитовидной железы (зоб) и выпячивание глазных яблок (Ехоphtalmus). Причина заболевания лежит, по всем вероятиям, в паралитическом состоянии сосудодвигательных нервов головы и шеи, заложенных в шейном симпатическом сплетении. Болезнь эта встречается преимущественно у женщин, особенно в молодые годы, и имеет очень продолжительное течение (месяцы и даже годы). Часто базед. болезнь появляется внезапно, после ранения головы, сильного испуга или психического возбуждения. Лечение ограничивается, по преимуществу, укрепляющей диетой, железом, хинином, переменой климата, речными купаниями и применением гальванизации симпатического шейного сплетения.

 

Базель

Базель (по французски Bale) – главный город швейцарского кантона того же имени. Базель-город самый значительный по числу населения и богатству в Швейцарии, лежит на высоте 248 м. над уровнем моря, по обоим берегам Рейна, и насчитывает 74247 (1888 г.) жителей, между которыми 19000 католиков, 800 евреев, остальные протестанты. Почти треть населения составляют иностранцы, главным образом эльзасцы и баденцы. Город состоит из Большего Б. – на возвышенном правом берегу и Малого Б. – на левом берегу Рейна; обе части города соединены мостами, из которых верхний, железный, построен в 1879 г., а нижний, деревянный, существует еще с 1226 года. Еще ниже на Рейне закончен постройкою в 1883 году третий мост, а немного выше города проведен железнодорожный мост. Рвы и стены, некогда окружавшие обе части города, превращены в бульвары, зеленой каймой отделяющие внутренний город от внешнего. Первый – со своими узкими, кривыми улицами и зданиями старинной архитектуры, и поныне сохранил отпечаток древненемецкого имперского города; второй носит вполне современный характер, правильно распланирован и изобилует богатыми, с замечательным вкусом построенными, виллами, окруженными садами и парками, из которых достойны упоминания: парк Высоких Ольх (Langen Erlen-Park) у Мал. Б., сады вокруг памятника св. Якова и зоологический – у Больш. Б. Между старинными сооружениями первое место занимает собор – грандиозное здание, в древних своих частях – романского, в новейших – готического стиля, возведенное из белого и красного песчаника, с двумя высокими (67 метр.) башнями; до 1529 года это был кафедральный собор епископства Б. Собор построен в 1010 – 1019 гг. императором Генрихом II на месте бывшей здесь древнеримской крепости и в 1135 и 1185 в некоторых своих частях подвергся перестройкам; в 1356 г. страшным землетрясением, посетившим В. и северную область Юры, большей частью разрушен и потом восстановлен в готическом стиле; наконец, в новейшее время удачно реставрирован, снабжен великолепным органом и ценными, покрытыми живописью, окнами. На хорах церкви происходили в 1431 – 48 гг. заседания Базельского собора; находящаяся в отдельном флигеле т. наз. Соборная зала, в которой теперь помещается богатый музей средневековых предметов, служила местом заседания одной из комиссий собора. С террасы за собором открывается великолепный вид на широкий в этом месте Рейн и Шварцвальдские горы. Замечательны также в Малом Б.: ратуша, построенная в 1508 – 27 гг. в бургундском стиле, францисканская церковь ХIII в. (теперь обращенная в обществ. магазин), церковь св. Мартина, катол. церковь св. Клары – все три построены в готическом стиле. Из новейших зданий замечательны: готическая церковь св. Елисаветы, новая синагога в мавританском стиле; музей, в котором хранятся ценные естественноисторические, этнографические и антикварные коллекции и помещается богатая общественная библиотека, с 100000 т. и 4000 рукописей, и значительная картинная галерея; далее, здание постоянной выставки произведений искусства (Kunsthalle, возвед. в 1872), театр (постр. в 1875), концертная зала, здание биржи, банк, обширные казармы в Клингентале, здание суда, исправительная тюрьма, вокзал Центральной железн. дороги и памятник, воздвигнутый в воспоминание победы при Санкт-Якобе.

Из учебных заведений города, издавна пользующихся громкой известностью, старейшим и важнейшим является основ. папой Пием II университет, с 70 профессорами в 250 студентами; при нем ботанический сад, специальная школа для физика в химии (т. наз. Бернуллианум, открытый в 1874 г. ), анатомический зал и клиники образцовой городской больницы, детской и глазной лечебниц. В XVI ст. в базельском университете, исстари славящемся как рассадник просвещения, профессорствовали Эразм Роттердамский и реформаторы Эколампадий и Гринеус, в XVII славились естествоиспытатели: Каспар и Иоганн Каспар Баугин (Bauhin), в ХIII блистали светила математ. науки – Бернулли, Эйлер, Mepиан. В XV и XVI столетиях в Б. процветало типографское искусство, с которым связаны такие имена, как Амербах, Фробениус, Опорин и др., да и в настоящее время книгопечатание и книжная торговля в Б. довольно значительны. В истории искусства город известен, как местожительство семьи художников Гольбейнов (в баз. музее имеются многие рисунки и картины обоих братьев Гольбейнов), Николая Мануэля, Ганса Балдунга и Мартина Шёна. Из современных базельских художников известнейшие: живописцы Бёклин и Штюкельбергер, скульптор Шлет и гравер на меди Вебер. Из ученых обществ следует назвать общества: любителей естествознания, историческое и археологическое (Verein fur valerlandische Altertumer). Вообще науки и искусства, в особенности музыка, пользуются большим почетом среди населения Б. и просвещенной поддержкой отдельных лиц и учреждений. В ряду других обществ, первое место принадлежит "Обществу для поддержания хорошего и общеполезного (Gesellschaft zar Beforderung des Guten nnd Gemeinnutzigen), которое устраивает школы, убежища для глухонемых и слепых, спасательные станции и т.д. Вообще число благотворительных учреждений в Б. довольно значительно. Большою известностью пользуется существующая с 1816 года миссионерская семинария, также библейское общество, старейшее на континенте (основанное в 1804 году). Оба эти учреждения обязаны своим существованием набожности, не лишенной сильной пиетистской окраски, жителей Б., вошедшей в пословицу. Б. с древнейших пор является одним из важнейших фабричных городов и главным торговым центром Швейцарии. Ткацкое производство шелковых лент, уже более 200 лет здесь процветающее в обширных размерах и на фабричных началах, занимает в одном городе 8000 рабочих и 1600 станков, а в Базельском кантоне и прилежащих частях Берна, Золотурна и Бадена – еще 82000 чел. рабочих и 5000 станков, изготовляющих ежегодно лент на 50 мил. франков. Из прочих отраслей промышленности следует отметить: выделку кож, писчебумажное производство, фабрикацию анилиновых красок, окрашивание шелка, пивоварение и, как специально базельская отрасль промышленности, изготовление медовых пряников (Baseler Leckerli). В общем 49 проц. населения поддерживает свое существование промышленной деятельностью. Торговое значение Б. обусловлено его чрезвычайно выгодным положением на границе Эльзаса, Бадена и Швейцарии, на Рейне, становящемся отсюда судоходным, и на месте соединения трех долин. Более половины швейцарского ввоза проходит через эти «золотые ворота» Швейцарии. В Б. сходятся линии Маннгейм-Карлсруэ-Б. и Констанц-Б. баденской жел. дор., Визентальская ж. д. и Эльзас-Лотарингнская ж. д. с швейцарскими линиями Юрской, Центральной и Бецбергской жел. дор., из которых первая поддерживает прямое сообщение с Францией, а вторая составляет важнейший подъездной путь к С. Готтарду. Довольно значительно также судоходство по Рейну. Не менее транзитной и экспортной важна торговля продуктами местной промышленности; наконец, здесь чрезвычайно развито банковое дело, сосредоточенное в учетном, эмиссионном, трех торговых и ипотечном банках, а также и во многих частных банкирских домах. Б. вообще может считаться первым вексельным рынком Швейцарии.

Литература: Штрейбер (Strenber), "Die Stadt В. " (Базель, 1854); Берлепш (Berlepsch), «В. and seine Umgebungen» (Баз., 1869); «Baseler Chroniken» (т. 1, издан. Фишером и Штерном, Лейпц. 1872; т. 2, издан. Фишером и Боосом, 1880 т.); Гейзлер (Неusier), «Verfassungsgeschichte der Stadt В. im Mittelalter» (Баз., 1860); Боос (Boos), «Geschichte der Stadt В.» (т. 1, Баз., 1878); Лутц (Lutz), «Geschichte der Universitat B.» (Aapay, 1826); Фишер (Fischer), «Geschichte der Universitat В.» (Базель, 1862).

 

Базилика

Базилика. – Базиликами в древнем языческом Риме назывались общественный здания, предназначенные для суда и торговли, а в христианский период – церкви. Слово Б. – латинское по своей форме и греческое по своему происхождению: от basileuV, basilikoV – царь, царский. Это греческое название указывает на греческое происхождение подобных зданий и действительно мы знаем, что в V в. до Р. Х. существовало в Афинах здание, известное под названием basilewV stoa. Эта «стоя» была местом судебных отправлений и в ней, по свидетельству Павзания, «заседал архонт в течение его годичного управления государством». Есть также основание полагать, что она служила иногда местом собрания ареопага и была центром письменного афинского законодательства. О форме этого здания мы, к сожалению, ничего не знаем, потому что до нас не дошло ни развалин его, ни каких-либо описаний древних авторов. Все же исторические и археологические соображения по этому поводу представляют собою лишь более или менее вероятные гадания и потому особенного внимания не заслуживают. Несомненно только одно, что это было здание с колоннами, потому что греч. «стоя» соответствует лат. «портик», что обозначает часть здания, образуемую колоннами. Такие «стои» были не в одних только Афинах, но также в Спарте, Пирее и Агригенте. Принимая во внимание распространенность зданий этого типа в Греции, несомненное влияние греческой архитектуры на римскую и, наконец, то обстоятельство, что первые Б. в Риме появляются лишь во II веке до Р. Х., следовательно почти два с половиной века позже чем в Греции, можно принять за несомненный факт, что базиличная форма зданий была заимствована римлянами, как и многое другое, у греков. Первая Б. в Риме была построена в 184 г. до Р. Х. у форума Порцием Катоном и была названа по имени своего основателя «Порциевой». Ее назначение состояло в том, чтобы заменять отчасти форум, т.е. быть местом разных отправлений общественной жизни, как напр. судебных, политических и торговых. Она сгорела в 62-м году до Р. Х.

Пример Катона нашел многих подражателей и в Риме после него строится целый ряд базилик, каковы напр. Фульвиева и Эмилиева, названная так по имени своих строителей, цензоров Фульвия Нобилиора и Эмилия Лепида; «Семпрониева», сооруженная Тиверием Семпронием Гракхом и затем «Опимиева», построенная Люцием Опимием. Все эти базилики прилегали к форуму и были построены до Августа; от них теперь не осталось никаких следов. К счастью, до нас дошли остатки и развалины нескольких более поздних базилик, которые дают нам возможность сделать достоверные выводы о форме и расположении этого рода сооружений; такова напр. базилика «Юлиева», начатая Юлием Цезарем и оконченная Августом; базилика «Ульпиева», построенная при императоре Траяне, затем колоссальная базилика Константина в Риме.

Разберем теперь вкратце дошедшие до нас римские Б.

Базилика Юлиева была первоначально освящена в 46 г. до Р. Х., потом отстроена вновь после пожара при Августе, затем была возобновлена Максимианом и Диоклецианом после вторичного пожара в 283 г. по Р. Х. и, наконец, последнее обновление ее относится к 877 году после Р. Х. Она примыкает своим длинным фасадом к южной сторон форума и находится между храмом Сатурна у подножии Капитолия и храмом Диоскуров (Кастора и Поллукса) у подножия Палатина. Длина ее была около 37 саж., а ширина около 8. С восточной, короткой стороны ее расположена лестница в пять ступеней, около которой обыкновенно показывают начало cloaca maxima, громадной древнеримской подземной трубы, впадающей в Тибр. Б. эта была раскопана в половине нынешнего столетия итальянским археологом Каниной и теперь вся видна. Четыре продольных ряда столбов разделяют ее на пять пролетов, нефов или кораблей, как их называют, из которых средний гораздо ниже боковых. При раскопках были найдены следы сводов, а Канина видел даже остатки второго этажа Б. на соседних домах, но дома эти теперь разобраны и остатки, виденные Каниной, для нас исчезли. Помост Б. отлично сохранился и состоит из квадратных плит желтого, серого и красноватого мрамора. На знаменитом, гравированном на мраморе плане древнего Рима, части которого хранятся в капитолийском музее, на стенах входной лестницы видна часть Юлиевой Б. на обломке № XII.

Одной из самых великолепных базилик Рима была Ульпиева, сооруженная греком Аполлодором Дамасским, любимым архитектором императора Траяна в 111 – 114 гг. по Р. Х. и названная так в честь рода Ульпиев, к которому принадлежал император. Остатки ее мы до сих пор видим на форуме Траяна в Риме, около колонны этого императора. Траянов форум раскопан в настоящее время только в небольшой своей части и теперь представляет собою прямоугольную яму, над которой, как набережные над рекой, высятся прилегающие улицы нового Рима. Б. приходится поперек ямы, так что открыта ее средняя часть, а концы до сих пор еще не откопаны и всю форму ее мы можем определить только с помощью того же плана Капитолийского музея, где она изображена на обломке № XIV. Она значительно превосходит своими размерами Юлиеву и имела около 50 сажень длинны и 25 сажень ширины. В середине находилась длинная зала, обнесенная двумя рядами колонн и наружной стеной, так что в сущности, подобно предыдущей, она была разделена колоннами па пять нефов, из которых средний, образующий залу, был очень велик и имел 11 сажень ширины. К одной из узких сторон ее примыкала большая полукруглая ниша, называемая трибуной, абсидой или конхой (раковиной) для судей; по бокам ее были расположены лестницы, ведшие в галереи 2-го этажа. По трем свободным сторонам, по средине их, было устроено по нескольку выходов. Если стать лицом к абсиде, то с правой стороны Б. были две симметричные продолговатые пристройки, которые, по мнению некоторых археологов, были хранилищами латинских и греческих книг. Они не доходили несколько до средины, оставляя свободным вход и образуя своими короткими сторонами, вместе с оставшеюся свободной частью стены базилики, квадратную площадку, в центре которой стоит Траянова колонна. Основание Б. было мраморное, а кровля бронзовая. Она была так великолепна, что Константин Великий признал ее «единственным зданием во всей вселенной».

Сравнительно весьма хорошо сохранилась в нижних своих частях базилика в Помпее. Она точно также представляет собой продолговатое здание, длина которого почти в три раза превосходит его ширину, но только внутри её не четыре, а два ряда колонн, которые разделяют её всего лишь на три нефа. На одной из узких сторон ее колоннады пять входов, а на противоположной – возвышение или эстрада для судей, которая заменяет абсиду. Есть очень серьезное основание полагать, что средний неф этой базилики был выше боковых. Она была основана в I веке до Р. Х. и вскоре перестроена после пожара архитектором М. Арторием.

Эти две базилики без всякого сомнения имели горизонтальное, балочное, так называемое архитравное покрытие, т.е. плоский потолок, как в наших нынешних домах.

Остается еще сделать краткий очерк базилики Константиновой, которая находится в Риме против Палатинского холма, близ форума, примерно на линии зданий, расположенных на его северной стороне. План ее – прямоугольник довольно близкий по своей форме к квадрату, длина которого равна 43 саж., а ширина 33 саж. Длинной стороной она обращена к Палатину и имеет по средине с этой стороны вход. Четырьмя громаднейшими пилонами (столбами, поддерживающими своды) она разделена на три очень широких нефа; боковые два ниже и покрыты цилиндрическими сводами; средний, имеющий около 10 саж. ширины, был покрыть тремя колоссальными крестовыми сводами; он освещался тройными окнами, расположенными выше крыши боковых нефов. Против главного входа со стороны Палатинского холма, в противоположной стене, расположена полукруглая абсида; точно также на короткой правой (считая от главного входа) стороне расположен против центрального нефа вход, а против него, в конце этого же нефа, расположена также абсида. Весьма многие данные заставляют полагать, что Б. эта начата Максенцем, окончена, после поражения его, Константином Великим в III – IV в. после Р. Х. и названа Константиновой. Остов ее северной части сохранился еще довольно хорошо и своею колоссальностью до сих пор еще производит подавляющее впечатление.

Сводя теперь различные данные, добытые путем рассматривания дошедших до нас остатков римских Б., мы можем придти к следующим выводам: 1) что это были большие продолговатые здания, которые располагались близ городских площадей, 2) что они разделялись несколькими рядами колонн на нечетное число пролетов или нефов, из которых средний был самый широкий и высокий, 3) что боковые нефы представляли собою двухэтажные галереи и что они покрывались в раннюю эпоху балками, а позже сводами, 4) что в них устраивалась всегда абсида или эстрада для суда. Для большей ясности прибавим, что внутреннее устройство Б. очень напоминает собою главный залы петербургского и московского дворянского собрания, хорошо известные жителям наших столиц : самая зала – это средний неф; проходы за колоннами и хоры – это двухъярусные галереи боковых нефов, а эстрада для музыкантов – это судейская трибуна; зала освещается верхними окнами, т.е. окнами, расположенными вверху среднего нефа, в стене над колоннами.

Перейдем теперь к назначению всех этих частей: в базиликах консул или претор изустно разбирал тяжбы римских граждан, причем средина служила обыкновенно местом суда, а боковые части заняты были местными законниками (юрисконсультами), к которым во время судебных заседаний обращались за советами. Там же пробовали свои силы и умение говорить приготовлявшиеся к адвокатуре. В абсиде, покрытой обыкновенно полусферическим сводом, ставился судейский трибунал (возвышение с несколькими ступенями для подъема и курульским креслом), где сидел консул или претор. Перед трибуналом было достаточно места для публики, приходившей судиться. Секретари (scribae) сидели поодаль, по бокам трибунала, и к ним можно было проходить по боковым нефам, не тесня толпу в Б. Что касается внутренней жизни древнеримской Б., то превосходную картинку создает Буассье в своих «Promenades archeologiques» (Пар., 1880) при описании Юлиевой Б. «От неё остался, говорит он, мраморный помост, который возвышается над уровнем прилегающих улиц и занимает площадь в 4500 кв. метр. (около 2100 кв. саж.). По следам колонн и столбов, поддерживавших своды здания, можно восстановить его план. Оно состояло из большой средней залы, предназначенной для судебных отправлений. Она была настолько велика, что в ней помещались четыре суда, которые заседали или вместе, или порознь. Там решались важнейшие в государстве гражданские дела и Квинтилиан, Плиний Младший и другие знаменитые защитники того времени стяжали себе здесь блестящие лавры. Двойной ряд портиков окружал эту большую залу; они были тогда излюбленным местом прогулок и развлечений для мужчин и женщин. Не даром же Овидий советует молодежи укрываться там от палящего полуденного зноя: там бывала такая многолюдная и разнородная толпа! Но не одни только щеголи и легкомысленные искательницы приключений наполняли собою портики Юлиевой Б.; не мало приходило туда и простого народа и праздношатающихся и людей без дела, которых было столько в этом великом городе, где государи и богачи заботились о прокормлении и развлечении бедняков. Люди эти оставили свои следы на полу Б. : его мраморная выстилка исцарапана множеством кругов и квадратов, пересеченных большей частью прямыми линиями, которые подразделяли их на отдельные части. Они служили для римлян чем то в роде шашечных досок для игры, страсть к которой была невероятно развита у этих праздных людей. Здесь играли не одни только простые граждане: Цицерон в своих „Филиппиках“ говорит об одном весьма важном человеке, который, не краснея, играл перед целым форумом. В последние времена республики пытались законом подавить эту страсть, но он остался без применения, игра продолжалась во все время существования империи и свежие черты, которые бороздят пол Юлиевой Б., свидетельствуют, что игра шла до последних минуть древнего Рима. Б. была довольно высока: над первым этажом портиков шел второй, куда вела лестница, следы которой заметны еще до сих пор. Из этого этажа видна вся площадь; отсюда Калигула бросал деньги в толпу, забавляясь тем, что народ давит друг друга. Отсюда же было видно, что делается внутри Б. и можно было следить за речами защитников. Плиний рассказывает, что когда он вел одно важное дело, защищая интересы дочери, лишенной отцом наследства, который восьмидесяти лет увлекся интриганкой, толпа была так велика, что не только наполняла собою всю залу, но даже и верхние галереи были переполнены мужчинами и женщинами, пришедшими его послушать».

Весьма любопытные указания относительно построения базилик дает Витрувий, присоединяя к ним подробное описание базилики, построенной им в Фануме. По его свидетельству, базилики разделялись на общественные и частные. Первые находились на площадях (откуда и самое название их forenses, т. е. площадные), а вторые – в домах. Кроме того некоторые новейшие археологи различают разного рода базилики: для прогулок, для винной и меховой торговли, судебные и меняльные, хотя определенных признаков их различного устройства обыкновенно никто не указывает. Торговое значение базилик не подложит никакому сомнению: излагая свои правила о построении базилик, Витрувий прямо требует наибольших удобств для купцов: – «места для базилик, говорит он, должны примыкать к форумам и находиться на теплой (т. е. на южной, солнечной) стороне, чтобы торгующие в них могли легко зимою переносить ненастье». А что они вместе с тем служили местом прогулок вполне понятно: они очень напоминают в этом случае наши пассажи, которые точно также состоят сплошь из магазинов и часто переполнены гуляющей толпой. Прочие подразделения базилик указывают только на разнообразие товаров, в них продававшихся, а отнюдь не на разное их устройство. Таково назначение базилик общественных. Перейдем теперь к частным.

Частные базилики были в домах знатнейших граждан и во дворцах. «Знатным людям, говорит Витрувий, занимающим важные государственные должности, надо устраивать роскошные приемные, высокие агриумы, великолепнейшие перистили, сады, обширные места для прогулок, в соответствие их величию; кроме того библиотеки, картинные галереи и базилики, столь же великолепно украшенные, как и общественные здания, потому что в домах их часто бывают и общественные совещания и частный третейский суд»; что касается до дворцовых базилик, то, во первых, остатки их найденные в вилле Адриана, близь Тиволи, а во вторых, во дворце Домициана на Палатинском холме в Риме, где базилика занимает правый, лицевой угол дворца и имеет вход снаружи и представляет собою прямоугольную залу с абсидой на конце, противоположном входу; она освещалась, вероятно, окнами, расположенными вверху. Все ее составные части еще очень легко различить: у абсиды уцелел даже обломок мраморной балюстрады, которая отделяла судей от присутствующих. В ней нередко сам император решал гражданские и уголовные дела, которые ему докладывались. Домициан особенно держался за эту принадлежность своей верховной власти: он хотел прослыть строгим судьей и жестоко карал других за те же самые проступки, которые он так охотно прощал самому себе.

Таковы были Б. в римском зодчестве. Вместе с падением его должна бы погибнуть и Б., как строительная форма; но она была так сказать подхвачена и следовательно спасена христианством, которое стало придавать базиличную форму своим первым храмам. Влияние римских общественных Б. в этом случае несомненно. Из древнехристианского искусства Б. перешла в средневековое и, преобразовываясь и развиваясь, просуществовала, как самостоятельная и архитектурная форма, вплоть до появления стиля Возрождения. Литература: М. Vitruvii Pollionis, «De architectura» (libri decem, Лейпциг, 1836); L. B. AIberti, «De re aedificatoria» (Флоренция, 1845); Gaston Boissier «Promenades archeologiques» (Пар., 1880); Zestermann, «Die antiken und die christlichen Basiliken» (Лейпц., 1847); I. A. Messmer, «Ueber den Ursprung, die Entwickelung und Bedeutung der Basilica in der christi. Baukunst» (Лейпц., 1834); W. Weingartner, «Ursprung nnd Entwikelung deschristlichen Kirchengebaudes» (Лейпц., 1858); F. Kugler, «Der romische Basilikenbau» («Kunstblatt», 1842, № 86); Oscar Mothes, «Die Basilikenform bei den Christen der ersten Jahrhunderte» (Лейпц., 1865), Н. Покровский, «Происхождение древне-христианской Б.» (Спб., 1880 г.); Красносельцев, «О происхождении христианского храма» (Казань, 1880 г.).

 

Байдарка

Байдарка – лодка эскимосов, устроена как байдара, но только в 2 весла или одно, имеет лопасти на обоих концах, так что гребут поочередно то с одной стороны, то с другой.

 

Байер

Байер (Адольф фон) – один из замечательнейших химиков экспериментаторов последней половины текущего столетия, сын геодезиста Иоганна-Якова Байера; родился в Берлине в 1835 году. Химическое образование получил главным образом под руководством Р. Бунзена в Гейдельберге и А. Кекуле в Гёнте; звание приватдоцента приобрел в 1860 г. в Берлине; до 1872 года состоял профессором органической химии в ремесленной академии (Gewerbe akademie) в Шарлоттенбурге, близ Берлина, затем был назначен на кафедру химии страсбургского университета. В 1875 году удостоился высокой чести заместить покойного Юстуса фон-Либиха в Мюнхене, где и устроил новую обширную лабораторию (химическая лаборатория академии наук), которая под его руководством продолжает и до сего времени обогащать науку превосходнейшими исследованиями, отличительной чертой которых можно признать редкое совмещение теоретического интереса с высоким практическим значением. Байер и его непосредственные ученики, работая по преимуществу в области органических соединений, дали науке массу новых веществ, правильнее выражаясь, целые классы новых соединений, из которых многие перешли прямо из стен лаборатории в технику, как напр. превосходные краски или непосредственные материалы для их искусственного приготовления. Из груды разнообразных работ Б. в области органической химии укажем здесь лишь главные. Первой важной работой Байера считается его исследование простейших мышьяково-органических (арсенметильных) соединений, произведенное им в конце 50-х годов в лаборатории Р. Бунзена по совету Л.Н. Шишкова. К раннему же периоду деятельности Б. следует отнести и обширный ряд исследований в области соединений так наз. мочевой группы, в которых Б. проводит и доказывает взгляд и до ныне господствующий в науке, именно, что мочевые производные суть ничто иное, как продукты замещения водородных паев мочевины различными кислотными и иными остатками. Далее, начиная со 2-й половины шестидесятых годов, большая часть работ Б. сосредоточивается, главным образом, на ароматических соединениях и с ними близких по строению. В этой области Б. сделано так много нового, что является затруднительным указывать выдающееся. Достаточно сказать, что им дано не мало общих методов, служащих для приготовления, восстановления, окисления, уплотнения и пр. органических, главным образом ароматических веществ. В особенности имеют значение его работы над уплотнением альдегидов, ангидридов с ароматическими углеводородами, фенолами и др., давшими науке много новых видов превращений, а техники новые виды искусственных красок. Вообще можно сказать, что мало таких органических функций, в изучение которых экспериментальный гений Б. не внес бы новых фактов, полных интереса и значения. Таковы данные Б. в области изучения строения и синтеза индиговых производных (индол и синтез синего индиго); полиацетиленовые производные, многоосновные кислоты (медовая кис.); гидрогенизация ароматических соединений в связи с вопросами об их конституции, синтез некоторых простейших алкалоидов (группы пиридина) и многие другие. Подобно большинству выдающихся немецких химиков, Б. прославился также и как педагог; под его руководством получили свое химическое образование и произвели свои первые ученые работы столь знаменитые современные химики, как Виктор Мейер, Эмиль Фишер, Курциус и др.; в его берлинской лаборатории Грэбе и Либерман получили синтетически ализарин, а в Мюнхене братья Фишеры (Эм. и Отто) произвели синтез простейших оснований анилиновых красок (розанилины, малахитовая зелень). Б. состоит членом корреспондентом императорской Академии наук в Петербурге.

 

Байкал

Байкал (тат. Бай-Кул – богатое озеро, монг. Далай-Нор – святое море) – оз. в Восточной Сибири, третье по величине и первое пресноводное на материке Старого Света, между 51° 29' и 55° 50' сев. шир. и 121° 25' и 127° 32' восточной долготы. Длина более 600, наибольшая ширина около 80 в., площадь 30034 кв. в. (34179,9 кв. кил.), высота уровня озера над уровнем океана 484 м., направление почти ССВ. – ЮЮЗ., причем южный конец загибается несколько к З. Длина береговой линии 788 в. по сев.-зап. и 960 в. по юго-вост. берегу, итого 1748 в. Между 53° и 54° с. ш. по направлению диагонали долины озера близ северозап. берега находится о-в Ольхон, а на юго-вост. полуов. Святой нос, ими Б. разделяется на две части, из которых югозападная у дельты Селенги суживается до 20 в. Наибольшая глубина его в юго-западн. части равняется 1372 м. (4503 ф.), т.е. дно Байкала на 896 м. ниже уровня океана. Крутой наклон прибрежной полосы дна, часто спускающейся отвесными обрывами в глубь и каменистая почва дна составляют общий характер всего западного прибрежья Б. Между Голоусткой и Посальском бассейн озера разделен значительным поднятием дна – на две части, из которых зап. слишком в два раза глубже восточной. Вообще полоса дна, прилегающая в берегам, в общих чертах является продолжением рельефа берегов, нисходящих в озеро со всеми своими разнообразными очертаниями под уровень воды. За береговой полосой, в расстоянии от берега от 11/2 до 21/2 верст начинается другая конфигурация дна, волнообразно простирающаяся между прилегающими к ней склонами; вся ее поверхность покрыта толстым слоем ила. Особенность байкальского дна составляет обилие пней, колод и целых деревьев, увеличивающееся к устью речек и у крутых склонов береговых гор. Черский насчитывает всего 336 притоков озера, из которых 202 на юго-вост. берегу, но значительных только 3 – Верхняя Ангара, впадающая в северо-вост. оконечность оз., Баргузин , почти по средине юго-вост. Берега, Селенга в ЮВ. у 52° с. ш.; и исток – Верхняя Ангара или Тунгуска, вытекающая из восточн. берега, почти против впадения Селенги.

Вода Б. очень чиста и прозрачна, как и в большей части других больших проточных озер. Наблюдений над температурой очень мало. По наблюдениям Дыбовского и Годлевского в январе 1870 года близ Култука в юго-зап. оконечности, на 1 км. от берега, под льдом на глубине 20 см. – 0,7°; 10 м. – 1,00°; 30 м. – 1,5°; 50 м. – 1,9; 70 м. – 2,01; 90 м. – 3,1°. Нельзя сомневаться в том, что на больших глубинах постоянно существует температура наибольшей плотности пресной воды – около 4° Ц. Озеро замерзает обыкновенно в декабре, вскрывается в мае. Зимой через лед озера идет очень оживленная торговая дорога, летом по озеру – пароходство. Таяние льда до поздней весны, затем низкая температура воды охлаждает воздух на озере, так что месяцы с мая по сентябрь гораздо холоднее в Култуке на юго-зап. оконечности озера, чем в Иркутске. Ветры так сильны, что небольшой слой теплой воды на поверхности легко сдувается и перемешивается с нижней холодной. Средние температуры на глубине 1 м. у Шаманского мыса

1869 1870

Апрель:: – 1,2

Май:::. 3,1 2,7

Июнь::.. 5,0 4,8

Июль::: 6,4 11,9

Август::. 6,7 14,2

Сентябрь.. 7,6 11,4

Октябрь: 5,6 –

Ноябрь:.. 3,4 –

Лето 1869 г. было необычайно холодное, ветреное и дождливое, уровень оз. поднялся на 41/4 м. (14 ф.) выше обыкновенного, берега Ангары были затоплены.

Самые обыкновенные и не особенно сильные ветры дуют с СВ. и ЮЗ. В южной части оз. от мая до конца июля дуют северо-восточные ветры, называемые баргузин, с августа юго-западные ветры – култук. Самые сильные ветры северо-западные; они производят короткие и высокие волны, наз. сарма, очень опасные для судоходства и настолько сильные, что выбрасывают на берег валуны в человеческую голову. Из долин или щелей Байкала часто налетают сильные ветры. Туманы бывают очень густы от весны до начала августа. Фауну моллюсков и других беспозвоночных Байкала еще недавно считали очень бедной, но исследования Дыбовского и Годлевского показали, что она очень богата и весьма любопытна во многих отношениях. Из рыб водятся осетры, разные породы семги (salmo), особенно омуль (S. omul), которых в устьях рек ловят на 200 тыс. руб. Особенно замечательна рыба голомянка (Comephorus baicalensis), нигде не водящаяся кроме Б. На берегах много водяной птицы – бакланов, чаек, уток. Из млекопитающих водятся нерпы (тюлени, Phoca vitullina). Б. горное озеро, почти везде имеющее высокие берега, самые высокие горы до 1845 м. н. у. м. или 1370 над поверхностью озера. Лишь большая половина юго-зап. части оз. имеет довольно плоские берега, особенно круты скаты северо-зап. берега озера. По исследовании Черского, в горах близ Б. и на берегах озера наблюдается 7 геологических систем. 1) Архейская или Лаврентьевская, самая распространенная, особенно в нагорьях к ЮВ. Состоит из кристаллических известняков, доломитов, гранитов, гнейсов и т.д. Мощность толщины этой системы очень велика. 2) Силурийская система примыкает к сев.-зап. склону Лаврентьевской системы и состоит из 7 ярусов, из них 3 известняковых, один красно-песчаниковый. Мощность менее Лаврентьевской, но достигает до 760 м. 3) Девонская на Ангаре, Лене и водоразделе между ними. Особенно развиты красные песчаники. После отступания Девонского моря уже южная страна вокруг Б. и соседние плоские возвышенности оставались доныне сушей. 4) Юрская – главным образом глинистые песчаники. 5) Третичная система, из песчаников, рухляков, глины и известняков пресноводного образования. Высота вод озера более обширного, чем Байкал, была от 60 до 180 м. выше нынешних вод Б., но озеро было пресноводное. 6) Послетретичные слои, местами находимые на 275 и даже 335 м. выше нынешних вод Байкала. Тогдашний Байкал затоплял долины Тунки, Селенги, Иркута и т.д. 7) Современные осадки, до 11/2 м. над уровнем, доказывают очень недавнее его понижение.

Одно время, на основании нахождения тюленя в Байкале, причисляли его в так наз. новым осадочным озерам, т.е. бывшим еще очень недавно покрытым морем. Но это опровергается последними исследованиями. Тюлени могли пройти в Байкал и по рекам, а озеро очень древнее. Черский говорит, что Байкал не есть щель в Юрской формации, как полагал Эрман, ни провал, ни последствие плутонических или вулканических извержений; долина его не есть продольная, ни соединение двух продольных долин (Крапоткин), но есть результат медленных и постепенных преобразований действовавших, со времени осушения местности из под Лаврентьевского океана, – непрерывно до настоящего времени. Берега Б. и соседние горы подвержены сильным землетрясениям, напр. в 1861 г. близ устья Селенги луг в 30 в. длины 18 в. ширины опустился в воду. Исследованиями землетрясений здесь занимался покойный Орлов.

Литература. Паллас, «Путеш.» (т. III); Гмелин, «Sibir. Reise.»; Спасский, «Опис. Б.» («Спб. Вестн.», 1821); Риттер, «Азия» (т. II); Meglitsky, «Geogn. Bemerk.» («Verb. miner. Ges.» Спб., 1885); «Geognost. Skizzen»(т. ж., 1856); Чекановский, «Геол. иссл. Иркут. губ.» («Зап. спб. отд. геогр. общ.», т. X); Крапоткин, «Орограф. В. Сибири» («Зап. по отд. геогр. И. Р. Г. О.», V); Черский, «Геологическая карта береговой полосы оз. Байкала» (изд. Геогр. и минералог. общ. в объяснительный текст к ней «Зап. по отд. геогр.», ХV); Дыбовский и Годлевский, «Исследов. Байкала» («Изв. Спб. отд. геогр. общ.», 1870 и 1881 гг., т. XII, №1) и другие статьи этих ученых. Орлов, «Землетрясения у Байкала» (там же); Креднер, «Die Reliktenseen» (Петермана «Mitteilung.» Erg. Heft, 86 и 89).

 

Байрейт

Байрейт (Bayreuth) – столица прежнего княжества Б., главный административный и судебный центр Верхней Франконии, на берегах Красного Майна, разделяющегося здесь на два рукава, в красивой местности, на высоте 320 м., узловой пункт двух баварских железнодорожных линий, с широкими, правильно распланированными улицами и 23531 ж. (1885), в том числе – 19538 протестантов, 3577 – католиков и 392 еврея. Нынешним своим видом город в особенности обязан маркграфам ХристиануГеоргу-Вильгельму и Фридриху, супругу сестры Фридриха В. В правление последнего возникло большинство весьма значительных для того времени построек Б. Перед старым замком, выстроенным в 1454 г. и заново возведенным после пожара 1753 г., а теперь занимаемым присутственными местами, возвышается с 30 июля 1860 г. бронзовая статуя короля Максимилиана II, отлитая Бругером. Новый замок – длинное здание с флигелями, возведенное маркграфом Фридрихом 1753 года, обращен в королевский дворец. Против него находится колодезь с конной статуей маркграфа Христна Эрнста (умер 1712). Между церковными зданиями следует отметить: нынешний протестантский собор в готическом стиле, со стрельчатыми сводами и гробницами многих маркграфов, выстроенный 1439 – 1446 гг., и монастырская церковь ордена Красного Орла в предместье С.-Георген. К роскошным постройкам маркграфа Фридриха принадлежит оперное здание, воздвигнутое в 1747 г. Перед гимназией возвышается с 14 ноября 1841 г. статуя Жан Поля, жившего в Б. до своей смерти (14 нояб. 1825), в самой скромной обстановке. Из учебных заведений, кроме гимназии, носящей по имени своего основателя (1669) название «Christianum Ernestinum», Б. имеет реальное училище (с которым соединены ремесленная и коммерческая школы), обладающее драгоценной естественнонаучной коллекцией, особенно богатой ископаемыми, земледельческое училище и заведение для глухонемых; историческое общество Верхней Франконии содержит на свой счет музей немецких древностей. На холме близ города красуется «национальный театр», построенный Рихардом Вагнером (жившим в Б. с 1872) для постановки его опер (главным образом его трилогии: Кольцо Нибелунгов). Тут же находится и дом (вилла Ванфрид), в котором жил и умер знаменитый композитор. В предместье С.-Георген, состоящем из одной улицы и соединенном аллеей с Б., находится здание капитула ордена Красного Орла (теперь военный госпиталь), далее исправительный дом, тюрьма и дом для умалишенных. Из промышленных заведений отметим механически бумагопрядильни, сахарорафинадные заводы, фабрики швейных машин, сельскохозяйственных орудий, музыкальных инструментов, кожевенные, пивоваренные, винокуренные заводы, кирпичный завод и гранитные шлифовальни. В окрестностях Б. расположены три летних замка – Эрмитаж, Фантазия (прежняя собственность и резиденция герцога Александра Бюртембергского, умер 28 октября 1881 г.) и Сан-Царейль. Город Б. впервые упоминается в истории в 1194 г. и тогда находился во владении герцогов меранских. В 1248 г. он перешел по наследству в бургграфу Фридриху III нюренбергскому, в 1430 г. сожжен гуситами, в 1621 совершенно сгорел, а во время тридцатилетней войны несколько раз был разрушаем до тла. См. Голле (Holle), «Alte Geschichte der Stadt B.» (1833).

История княжества Б. (прежнего Кульмбаха) в древнейшую эпоху была связана с историей Ансбаха. Когда посли смерти маркграфа Георга Фридриха Ансбахского (1603), не оставившего после себя детей, так называемые Франконские княжества перешли к Бранденбургским курфюрстам, именно к младшим сыновьям курфюрста Иоанна Георга, княжество Ансбах досталось по жребио Иоахиму Эрнсту (умер 1625), а его брат Христан получил княжество Б. Христиан (умер 1655) перенес свою резиденцию из Кульмбаха в город Б., который расцвел при его преемниках и достиг высшей степени благосостояния при маркграфе Фридрихе. Последний умер без мужского потомства 26 февраля 1763 и ему наследовал его младший брат Фридрих Христиан, который тоже умер 1769 г., не оставив наследников в мужской линии. Княжество Б. еще раз соединилось с Ансбахом под властью одного князя, пока, наконец, маркграф Карл Александр не уступил в 1791 г. оба княжества Пруссии за определенную годовую ренту. В 1806 Пруссия принуждена была передать эти земли Наполеону, который уступил их Баварии, именно, Ансбах в 1806, Б. в 1810. Ср. Ланг (Lang), "Neue Geschichte des Furstentums B. " (2 т. Гёттинг., 1798-801); Фикеншер (Fikenscher), "Lehrbuch der Landsgeschichte des Furstentums В. " (Нюрнб., 1808).

 

Баккара

Баккара (Baccarat) – город с населением в 5257 ч. (1886) во французском департамент Мёрт-Мозель, на р. Мёрте, ст. Восточной жел. дор., в 25 км. к ЮВ. от Люневилля, имеет громадный, существующий с 1766 г., стеклянный завод и, считающуюся самой значительной во Франции, фабрику хрустальных изделий, на которой занято 1700 человек рабочих и художников и которая производит хрусталя в год на 7 мил. франков. Кроме того, Б. производит довольно значительную торговлю строевым лесом, досками, каменным углем и дровами.

 

Баклажан

Баклажан (батлажан, бадижан, бадаржан, подлажан, кабачки, демьянка, Solanum melongera L., S. esculentum Duv.) – однолетнее растение из сем. пасленовых, разводимое в огромном количестве, как овощ, в южной Европе, в Азии и в Америке. Стебель у растения приподнимающийся или лазящий, вышиной 3 до 6 ф., ветвистый железисто-волосистый; листья крупные, неравномерно-перистые; кисть двураздельная, безлистная, цветочная ножка и 5 – 6 раздельные чашечки покрыты короткими, жесткими волосками, венчик колосовидный, 5 – 6 раздельный, с волнистым краем; тычинок 5 – 6; столбик с тупым рыльцем; плод 2 – 3 гнездная ягода. Культурой создано много сортов, отличающихся формой, то огуречной, то почти шарообразной, и цветом, то белым, то красным, впрочем чаще всего встречается фиолетовый цвет. Плоды бывают очень крупны и у некоторых сортов достигают более фунта весом: в пищу употребляют их несколько недозрелыми. Большую выгоду представляет то обстоятельство, что плоды поспевают не одновременно, а в течение целого лета и осени. Б. гораздо чувствительнее к холоду, чем родич его, помидор, а потому Б. столь обычные в Новороссийском крае, могут быть в центре России и на Севере разводимы лишь под стеклом. Высеивать семена надо в феврале в горшки и уже потом высаживать в парники. Петербургские огородники выводят довольно много Б., которые так любят проживающие в столице южане.

 

Баклан

Баклан (Phalocrocorax) – птица из отряда плавающих, семейства веслоногих; клюв средней длины, сжатый с боков, с бороздками по краям верхней половины клюва, кончики обеих половинок клюва отогнуты книзу, клюв снабжен большим крючком. Большой Б., водяной ворон, корморан длиною 35 – 37 дюймов. Оперение на макушке, шее, груди, брюшке и нижней части спины блестящего черно-зеленого цвета с металлическим блеском; передняя часть спины и крыльев буроватого цвета с бронзовым блеском. Позади глаз и на бедрах белые пятна. Голая кожа лица и глотки – желтая, клюв черный при основании желтый, ноги черные. Встречается с середины Норвегии по всей Европе, зимою в Африке, кроме того в Азии и Северной Америке на море и на пресных водах. Б. общительны и держатся стадами, преимущественно в недоступных для человека местах. Ночуют и гнездятся на деревьях или прямо на берегах, особенно скалистых; кладут 2 раза в лето по 3 – 4 небольших голубоватозеленых яйца с известковым налетом. Ходят Б. с трудом, плавают и ныряют превосходно. Питаются рыбой и весьма вредны своей прожорливостью. В Китае Б. дрессируют для рыбной ловли. Чтобы Б. не проглотил при этом пойманной рыбы, ему надевают на шею металлическое кольцо или стягивают шею ниткой. Кроме большого баклана в Европейской России встречается еще хохлатый Б. (Ph. graculus) и малый (Phalocrocorax pygmaeus).

 

Бактрия

Бактрия (Бактриана, Бактра) – так называлась в древности местность, лежавшая между западной частью Гиндукуша, Парапамизом и рекою Оксусом (Аму или Хигон), отделявшую её от лежащей севернее Согдианы, ныне Балх. Бактрийцы составляют вместе с персами и индийцами арийскую или персидскую ветвь индогерманского племени, и говорили, без сомнения, на так называемом зендском языке, который называется поэтому также и древне бактрийским языком. В древнейшие времена Бактриана, первоначальная история которой покрыта мраком преданий, была местом деятельности великого основателя религии и законодателя Зороастра. Вместе с Мидийским царством, которому она впоследствии принадлежала, Бактрия вошла во времена Кира в состав созданной им огромной Персидской монархии, причём бактрийцы с подвластными им жителями Согдианы и Маргианы добровольно признали владычество Кира. Б. в древние времена славилась просвещением и главный город ее Бактра (ныне Балх) был важным пунктом торговли Средней Азии. Сатрапия Б. должна была подчиниться, одновременно со всем Персидским царством, Александру Македонскому, который основал в ней 12 городов и поселил в этой местности 14000 греков, насадивших здесь греческую культуру. После смерти Александра Великого в 321 до Р. Х. Бактрия и Согдиана достались Стазанору; но уже во время похода в Индию Селевка I, в 307 до Р. Х., обе эти страны были присоединены к Сирийскому царству. Б. отпала от него в правление Антиоха II Феоса, наместника царя Феодота или Диодота I, около 255 г., который сделался таким образом основателем в Средней Азии греческого государства – Новой Б., продержавшегося полтораста лет, и испытавшего в это время не мало перемен. Эвтидемос, наследовавший Диодоту I с 222 – 190 г., был побеждён Антиохом Великим, во время похода его в Индию, но – оставлен владетелем царства для защиты от северных кочевников, наводнивших Согдиану. Сын его Димитрий и его преемник Эвкратид, умер в 147 году, увеличили владения этого царства на юг за Парапамиз и не смотря на то, что греков теснили с запада парфяне, они удержались на берегах Кабула и Инда в то время, когда собственно Б. была завоевана около 139 года парфянским царём Митридатом I и её наводнили (127) саки. Владычество греков на берегах Инда было ещё более упрочено и расширено Менандром, после 126 г. После смерти его, вероятно в правление короля Гермеса, около 90 г., греки были покорены теми же саками, которые основали в то время по течению Инда Индо-скифское царство, простиравшееся до самого устья этой реки. Единственными, в высшей степени скудными, источниками для истории Ново-Бактрийского царства служили долгое время немногие сведения, рассеянные в сочинениях древних писателей; и только в новейшее время сделалось возможным восстановить в более связной и точной последовательности список его правителей по греко-бактрийским монетам, найденным в большом количестве вместе с индоскифскими монетами в Афганистане. По этим монетам можно восстановить список царей Б., а имеющиеся на них надписи и знаки выясняют многие другие обстоятельства политической и культурно-исторической жизни этого греческого царства. На монетах Эвкратида впервые появляется рядом с греческой надписью – надпись на другом, иноземном языке, который оказывается наречием санскритского языка, но его письменные знаки сходны с буквами финикийского происхождения. Англичанину Принсепу (Prinsep) удалось разобрать эти письмена. Впрочем, греческий язык удержался на монетах скифских правителей еще долгое время судя по этому, в их государстве довольно долго держалась и греческая образованность. Ср. Wilson, «Ariana Antiqua» (Лонд., 1841) и в особенности ст. Лассена в «Indischen Altertumskunde» (т. 2, Бонн, 1849). Из русских учёных о бактр. истории, собственно нумизматике, писал Бартолемей.

 

Баку

Баку – губ. г. Закавказского края, на зап. берегу Каспийского моря, – под 40°21' с. ш. и 67°20' в. д., 45679 жит. Церквей православных – 3, армяно-григорианск. – 2, лютеран. – 1, католич. молитв. Дом, мечетей – 11. Заводов керосиновых – 23, для приготовления смазочных масел – 6 (производство на 1491000 руб.), механических – 4, приготовляющих серную кислоту – 3, паровых мельниц – 11 (производство на 3000000 р.), табачн. фабрик – 3, каравансараев – 36, лавок – 1300. Название Баку или Бакуиэ производят от персидского бадкубе, удар ветра, что указывает на давнишнюю известность здешних сильных ССЗ. ветров (норд). Под этим именем Б. существует с начала мусульманской эры, но вероятно он был основан ранее, так как выходы газа вблизи Б. или вечные огни были известны огнепоклонникам. Полагают, что здесь при Сассанидах был город, называвшийся армянами Багаван. Б. с VIII ст. был под владычеством арабов, потом ширванских ханов, с XVI ст. до начала ХVIII ст. был большей частью во владении персов. В 1723 г. после продолжительной осады, Б. сдался эскадре адмирала Матюшкина и был присоединен к России но в 1735 г. опять уступлен Персии и управлялся ханами, находившимися в зависимости от персидского шаха. В 1796 г., когда здесь был граф Зубов, бакинский хан Гуссейн-Кули присягнул на подданство России, но потом опять отпал, а когда после присоединения Грузии в 1806 г. появились русские войска, то хан изъявил покорность и сдача города была назначена 8 февраля 1806 г. При сдаче, главнокомандующий кн. Цицианов был предательски убит; город сдался русским войскам только 3 окт. 1806 г. после бегства хана и был сделан уездным, а в 1859 г. – губернским гор. Еще в 1860 г. Б. имел всего 13831 жит. и весьма незначительную торговлю. С того времени развито нефтяных промыслов в его окрестностях, множество нефтяных перегонных заводов в городе, развитие пароходства на Каспии, центром которого сделался Б., и постройка железной дороги до Черного моря изменили Б. до неузнаваемости. Ни один город России не развивался так быстро. Жителей в нем несомненно гораздо более официального числа, так как однодневной переписи произведено не было. Число жителей вероятно от 80 до 100 тысяч. На берегу моря, в южной части города, версты на 2 тянется превосходная набережная, на которой находятся большая пристань общества «Кавказ и Меркурий», дом губернатора, рядом с ним бывший ханский сад, множество магазинов и т.д. За набережной следуют несколько хорошо мощеных улиц с домами европейской постройки. По склону холма, террасами построен азиатский город, с плоскими крышами, из тонких досок с киром (нефтяной землей) и узкими улицами, здесь находятся развалины дворца хана красивой мусульманской архитектуры XV ст., а рядом – шахская мечеть, построенная в 1078 г. На берегу моря, около крепостной стены старого города, находится круглая девичья башня, предмет многих восточных легенд. Теперь она обращена в маяк.

К С. от пристани на берегу моря находится так наз. Черный город, где сосредоточены нефтяные заводы. Имя его произошло от густого, черного дыма, выделяющегося при отоплении нефтяными остатками. Прежде дым был еще гуще, так как не было удобных приспособлений для сжигания остатков. Всего в Баку в 1888 г. было добыто до 491/2 милл. пуд. керосина и других осветительных масел из нефти и 21/2 миллионов пудов смазочных масел, на производство которых и топливо было употреблено 173 милл. пуд. сырой нефти. В 1888 вывезено по железной дороге в Батум осветительных масл 291/2 милл. пуд. (в 1887 г. лишь 18 милл. ) и морем 20 милл. пудов; нефтяных остатков морем вывезено в 1888 до 50, а в 1889 около 60 милл. пуд. Нефтяная промышленность и торговля имеют первенствующее значение для Б., но кроме того здесь процветают и другие отрасли торговли. Благодаря удобству своей гавани и тому, что здесь центральный пункт Каспийского пароходства, Б. является складочным пунктом закавказских и персидских товаров, идущих во внутренние губернии России и отчасти заграницу через Черное море, – хлопка, риса, шелка, вина, сухих фруктов, орехового дерева, рыбы, а также русских мануфактурных товаров, железных изделий и сахара, идущих отсюда в разные города Закавказья и Персии. Сношения с устьями Волги и персидскими портами очень оживлены. Между населением преобладают две народности: – 1) азербайджанские татары, совершенно неправильно называемые персами. Они мусульмане шиитского толка и подражают персам во многом, но их язык тюрко-татарский. Они составляют массу чернорабочих, но между ними не мало купцов и владельцев нефтяных промыслов и 2) армяне, в руках которых большая часть торговли и многие нефтяные промыслы. Русских не так много, как армян и татар, но более чем в других городах Закавказья, кроме Тифлиса, и притом не одних военных и чиновников, а есть владельцы и служащие на нефтяных промыслах, лучшие мастеровые, извозчики (последние исключительно молокане).

Климат Баку. Средняя температура года 14,3; января 3,4; апреля 11,1; июля 25,8; октября 16,6. Осень здесь значительно теплее весны, напр. ноябрь имеет такую же температуру, как апрель. Особенно сильных морозов не бывает, но до -10° термометр падает нередко, хотя и не надолго. Иногда лежит снег с неделю и долее и первый раз за 80 лет, в декабре 1888, бакинский рейд на короткое время замерз. Осадков в течение года выпадает 235 мм. Всего более в декабре, январе и октябре. Летом почти не бывает дождя и климат вообще очень сух. В Баку и его окрестностях верст на 100 к 3. и В. по временам дует необычайно сильный и порывистый ССЗ. ветер, обыкновенно называемый нордом . Против него не могут идти самые сильные пароходы. После нескольких часов норда, пыли в городе нет, вся она унесена в море, но в воздухе носится галька. Причины необычайной силы норда в точности неизвестны; он бывает во все месяцы, но самый сильный лишь с октября по апрель. Норд – одна из главных причин того, что в Баку почти нет деревьев; при самом сильном орошении они удаются лишь в местах, защищенных от ветра. В Б. и его окрестностях давно заметили изменение границ моря и материка. Близ города, в 2 верстах, между мысами Шиховым и Баиловым, в море находится потопленное строение в виде продолговатого четырехугольника, с круглыми башнями. Туземцы называют его баиловыми камнями. Ханыков полагает, что оно было построено в ХIII ст.

Бакинский уезд занимает вост. часть Бакинской губ.; простр. 3457 к. в. или 360202 десятины, жит. 100560 (без города 54881). Большую часть у. занимает Апшеронский полуостров, весь состоящий из невысокого известнякового нагорья, а в зап. части уезда проходит последний низкий отрог Кавказских гор – Шабани (356 м.). Лишь в СЗ. части у. доходит до более высоких склонов горы Шугуза, и здесь находятся единственные леса и более плодородная почва на отлогих склонах и в долинах. На Апшеронском пол-ове почва вообще неплодородна, климат сух, лишь на СВ. полуострова жители хорошо воспользовались родниковыми водами и имеют превосходные сады и огороды. Из рек есть одна маловодная Сумгаит с солоноватой водой. Сеют без орошения озимые хлеба, пшеницу и ячмень. В у. находятся соленые озера и важнейшие в России нефтяные промыслы. В уезде 64 мечети (некоторые построены в XV стол. ), четыре училища, три механических завода и два химических.

Бакинская губерния занимает восточную часть Закавказского края и с В. омывается Каспийским морем. Пространство= 34289 кв. в., жит. – 735360. До 1859 Б. г. называлась Шемахинской, в 1859 г. губ. г. стал Баку, губ. же осталась в прежнем составе. В 1860 г. к ней присоединен кубинский у., а затем по образовании Елисаветпольской губ. к последней отошли у. нухинский и шушинский. Потом число у. было увеличено, их теперь 6: бакинский, кубинский, шемахинский, гокчайский, джевадский и ленкоранский. Всех населенных мест в губернии – 1588, 5 православн. церквей, 39 армяно-григорианских и 655 мечетей. Учебных заведений в городах – 68 и в уездах – 242. Фабрик и заводов в губернии – 1046, на них рабочих – 8044. Главнейшие отрасли промышленности Бакинской губ. составляют: обработка нефти, винокурение и приготовление муки. В губернии 247 шелкоткацких и шелкомотальных фабрик и 125 гончарных заводов. В последние годы еврейское население значительно увеличилось и доходит до 18000. Поверхность Бакинской губ. чрезвычайно разнообразна. В кубинском уезде находятся некоторые из самых высоких вершин Кавказа, до 4216 м., а большая часть джевадского находится ниже уровня океана. По губернии проходить главная цепь Кавказских гор, со многими разветвлениями и отдельными группами, между которыми особенно замечательны ШахДаг и Шалбуз. Последний отделяет кубинский у. от бакинского. На Ю., в ленкоранском у. и по границе его с персидской областью Ардебиль, проходить с С. на Ю. Талышинский или Кафланский хребет, высшая вершина которого – 2500 м. Губернию по ее естественным условиям можно разделить на 4 части:

А) Северную, т.е. уезды кубинский и большую часть шемахинского; они наполнены отрогами Кавказского хребта, и лишь на берегу Каспия находится небольшая полоса низменной поверхности. Дождя выпадает достаточно, особенно осенью и весной в кубинск. у., и поэтому растительность роскошная, великолепные лиственные леса со множеством вьющихся растении доходят до берега Каспия, напр. у Низовой пристани. У жителей превосходные виноградные, фруктовые и тутовые сады, в более сухом шемахинск. у. с искусственным орошением. В низменной полосе кубинского у. жители пользуются обилием воды для устройства рисовых плантаций (чалтыков). До недавнего времени здесь был главный центр разведения марены, но теперь ее более не разводят. Затем производится много хлеба, особенно пшеницы и ячменя, и он отпускается за пределы губернии. Горные пастбища летом покрыты превосходной травой и сюда перегоняют стада из равнин в долин. В шемахинском у. недавно еще процветало шелководство, но теперь уменьшилось. Шемаха известна своими землетрясениями, нередко почти разрушавшими город, что и послужило поводом к перенесению губернских учреждений в Баку, но жители так привыкли к своему городу и его превосходным садам, что строятся вновь.

Б) Восточную, заключающую Апшеронский пол. Здесь почва бедна, местность не высока и камениста, но обилует огромными минеральными богатствами.

В) Средняя и западная части заключают в себе большие равнины по низовьям Куры и Аракса в уу. джевадском, большей части гокчайского, южной части шемахинского и самой северной окраины ленкоранского. Здесь обширные степи – Муранская на правом берегу Аракса, Ширванская и т.д., большей частью покрытые роскошной травой в зимнее время, от октября до апреля, когда сюда собираются большие стада кочевников. До самого недавнего временя здесь зимою кочевали шахиванцы, подданные персидского шаха. Теперь по новому трактату с Персией им более не позволяется кочевать в России, и в течение 2 лет у наших казаков были с ними кровавые стычки. Почва в степях часто бывает солоновата. Хлебопашеством и садоводством занимаются в северной полосе степей при помощи ручьев, стекающих с Кавказских гор, а также – по берегам Куры и Аракса, по их разливам, и орошением из канав, выведенных из рек. Здесь родится превосходный хлопок. В древности местность эта была несомненно густо населена и плодородная почва, благодаря орошению, давала огромные урожаи. Хорошо сохранились остатки оросительных каналов, в которые можно пустить воду после небольших исправлений. Английский инженер Габб, до поручению князя А.И. Барятинского, составил обширный проект орошения равнин Закавказья, где, по его мнению, можно оросить не менее 2 миллионов десятин. Местами здесь производят посевы озимой пшеницы и ячменя без орошения. Несомненно, что лето здесь еще теплее, чем на берегу Каспийского моря, и июль, вероятно, имеет среднюю температуру не менее 28°. Зимой морозы не продолжительны и растительность почти не прекращается, напротив летние жары и засухи надолго останавливают ее.

Рыбное богатство Куры и ее рукава Акуши очень велики, и принадлежащий казне и сдающийся в аренду Божий Промысел – самый богатый в России. Ловятся те же породы рыб, что и в низовье Волги.

Г) Южная, т.е. большая часть ленкоранского у., неширокая полоса между Талышинским хребтом и морем, частью ровная, частью гористая. В Ленкоране средняя температура года – 14,8; января – 3,6; апреля – 12,7 июля 25,9; октября – 16,6. Дождя выпадает в год 1195 мм. т.е., впятеро более чем в Б., всего более в 3 осенние месяца (502 мм. или 42% годового количества, всего менее летом). Отсюда уже видно, как тепел и влажен климат, а в южной части у. в горах несомненно выпадает еще более дождя. Поэтому ленкоранский у. отличается еще более роскошною растительностью, чем кубинский. Рост деревьев и масса вьющихся растений изумительны. В зависимости от высоты растительность, конечно, различна. В у. много рисовых полей, для которых требуется искусственное орошение, а также садов с очень разнообразной растительностью. Северная часть у. составляет переход к Муганской степи; климат менее влажен, леса менее густы, однако есть возможность сеять без искусственного орошения озимые хлеба и некоторые яровые, из которых сеется много льняного семени. Здесь живут русские молокане и другие сектанты, сосланные сюда при императоре Николае I; они живут в большом довольстве и кроме хлебопашества занимаются извозом. В шемахинском у. также есть оседлое русское население из сектантов. Между ними очень распространяется секта жидовствующих. Кроме сектантов в этих уездах русские в значительном числе живут лишь в Б., на нефтяных промыслах и в штаб-квартирах полков, но обыкновенно не остаются долго в крае. В южной части ленкоранского у. живут таты – люди иранского племени, шиитской секты. Армяне занимаются земледелием и садоводством в шемахинском у., а затем живут в городах, где в их руках сосредоточена вся торговля. Масса населения губернии составляют татары, мусульманского исповедания, причем шиитов более, чем суннитов. Между ними очень развиты разбои, которым помогают высшее сословие татар, беки и агалары, щедро наделенные правами в землями в наместничество князя Воронцова.

Климат в губернии здоров в горных частях шемахинского и кубинского уу., очень вреден в низменных, сильно орошенных частях этих уездов и ленкоранского, а также в болотах по берегам Куры и Аракса. Здесь свирепствуют лихорадки. Лучше климатические условия северной части ленкоранского у., населенной молоканами, а также г. Б. и вообще Апшеронского пол., где почти нет лихорадок, и только невыносимы летние жары.

Литература. Дюбуа де Moнперье (Dubois de Montperieux), «Voyage au Caucase»; Бэр, «Иссл. о рыболовстве в России»; Заблоцкий, «Обозр. Талыш. ханства»; Ханыков, «Об измен. уровня Каспийского моря» («Зап. кавказ. отд. геогр. общ.», т. III); Абих, «Очерк строения Апшерон. пол.» (ibid., VI); его же, «Геология ЮВ. Кавказа» (ibid., VIII); Рупрехт, «Барометр. определение на Кавк.» (ibid., VII); Филиппов, «Об измен. уровня Касп. моря» («Морск. сборн.», 1880 и «Записки по общей географии императорского русского географического общества», т. XXII).

 

Бакинские нефтяные промыслы

Бакинские нефтяные промыслы Бакинской губ. и у. на Апшеронском пол. За исключением незначительных промыслов, все нефтяное богатство сгруппировано в двух местах: 1) Балахинской и Сабунчинской площадях, верстах 11 – 13 к ВСВ. от Баку и 2) Биби-Эйбатской площади, близ моря, в 5 в. к З. от Б. Бакинские нефтяные промыслы известны очень давно и нефть добывалась самым первобытным способом из простых колодцев бурдюкам , т.е. кожами животных, смазанными нефтью. Она служила для освежения и смазывания бурдюков, и киром или нефтяной землей, которой покрывали крыши. Нефтяные колодцы отдавались ханами на откуп, и в 1770 получалось 40000 р. дохода. По присоединении Бакинского ханства промыслы отдавались то на откуп, то поступали в казенное управление. 1 янв. 1873 откуп окончательно отменен и введён акциз, в 1877 отменен акциз и промысел сделан свободным, в 1888 опять введен акциз. С 1872 в разное время продавались с торгов нефтяные земли, с 1877 – 81 многие Высочайше пожалованы военным и гражданским сановникам, служившим на Кавказе. Необычайно быстрое увеличение добычи нефти со времени уничтожения откупа видно из след. цифр. Добыто нефти в тысячах пудов:

1832 – 1849::: 220

1860::::::.. 255

1863::::::.. 340

1872::::::.. 1535

1873::::::.. 3952

1886::::::.. 123500

1887::::::.. 157170

1888::::::.. 189583

1889 (прибл.):.. 206000

Следовательно, за 17 лет, прошедших после отмены откупа, добыча увеличилась слишком на 204 милл. пуд. или в 135 раз, а в 26 лет в 606 раз. Нефть залегает в песчано-глинистых пластах, а не в твердых каменных породах, как в Соединенных Штатах и Канаде, поэтому и бурение скважин, начавшееся в 1872 году, ведется несколько иначе, чем в Америке, а именно употребляют более широкие трубы. Бурение, если успешно, дает фонтаны или колодцы; в первых нефть, смешанная с соленой водой и песком, бьет через край, как вода в артезианских колодцах. Иные фонтаны были так сильны, что выбрасывали 600 тыс. пуд. в сутки, между тем как ни один из американских не давал более 50 тыс. пуд. Часто «буйные» фонтаны приносили убыток владельцам, нефть не успевали собирать и приходилось вознаграждать соседей за убытки, причиняемые ею. Из колодцев нефть поднимается в узких металлических цилиндрах, называемых желонками, работа называется тартанием. В начале 1889 было буровых скважин:

В полном ходу В работе Средняя производитель-ность скважины в год, в тыс. пудов На Балахинской площ. 99 20 590 На Сабунчинской площ. 64 48 990 На Биби-Эйбатской площ. 10 3 1355 Всего::: 173 71 806

Следовательно в среднем вывод на одну буровую скважину приходится в год 806 тысяч пудов нефти, а в сутки 2606 пудов

Средняя глубина скважин в метрах.

1877 г. 1888 г.

Балахинская площ. 166 193

Сабунчинская площ. 170 181

Биби-Эйбатская площ. 150 208

Средняя площадь 167 189

Эта глубина очень невелика в сравнении с глубиной скважин в Америке, где не находят нефти ближе 260 м. от поверхности, т.е. гораздо глубже, чем средняя глубина бакинских скважин: самые глубокие в Соедин. Штатах доходят до 1500 м. (5000 фут.); наименьшая глубина буровых скважин, по одной на Балахинской и Сабунчинской площадях, 47 м. т. е. впятеро менее самых неглубоких американских. Площадь, на которой до сих пор добывается нефть, очень невелика: так пространство Балахинско-Сабунчинской площади, с которой добывается 9/10 всей русской нефти – 200 десятин, так что каждая десятина дает средним числом 860 тыс. пудов нефти в год, а братья Нобель с десятины принадлежащей им или арендуемой ими площади получают почти вдвое более. Кроме одного нефтяного завода в Сураханах, все остальные находятся с Черном городе в Б., на берегу моря. Она перекачивается туда с промыслов 4-дюймовыми трубами, под давлением 30 атмосфер. Бакинская нефть тяжелее американской и дает 30% легких осветительных масел, обыкновенно называемых керосином, также и более тяжелые масла: астралин, соляровое масло, хорошо горящее в лампах особенного устройства и совершенно безопасные от воспламенения. Из остатков добывают смазочные масла высокого качества, каких нельзя добыть из американской. Это дело вполне создано русскими учеными и техниками; основание ему положили работы проф. Менделеева, Бейльштейна, Морковников, сделанные в их лабораториях. Затем в России же впервые нефтяные остатки в крупных размерах применены к отоплению, для чего изобретены особые аппараты для измельчения (пульверизации) нефти – форсунки. Нефтяными остатками исключительно отапливаются нефтяные заводы, каспийские пароходы, волжские пароходы от Нижнего до Астрахани, Закавказская и Закаспийская ж. д. в они уже проникли до Москвы, где употребляются на многих фабриках. Керосин и нефтяные остатки возятся наливом в вагонах-цистернах и судах-цистернах, что избавляет от употребления дорогих бочек. Перевозка наливом на судах была впервые употреблена у нас, в Америке же она до сих пор не принята. Братья Нобель, впервые употребившие этот способ перевозки, имеют множество цистерн на Каспийском море, Волге и железных дорогах России, благодаря чему сделались на этих путях почти монополистами; к тому же стремится и торг. дом Ротшильда, по пути из Б. в Батум и оттуда в Черное и Средиземное моря. Углубление скважин еще не доказывает близкого истощения промыслов, а произошло от того, что нефтепромышленники стараются непременно получить фонтан, пренебрегая верхними, сравнительно менее богатыми слоями. Фонтаны везде глубже чем колодцы. К З. от Бадахано-Сабунчинской площади, найдены залежи нефти, но нефтепромышленники пока не решаются работать там, боясь незнакомой и при том более удаленной от города местности.

Литература. Гмелин, «Путеш.» (т. III); Менделеев, «Нефтян. месторожд. в Пенсильвании и на Кавказе» (1876); Отчеты управл. горною частью на Кавказе по 1888. Статьи в «Известиях и Записках кавказского отд. имп. рус. геогр. общ.», в журналах технического и русского физико-хим. общ., в «Техническом Сборнике», «Горном Журнале» и газ. «Бакинские Известия».

 

Бакунин

Бакунин (Михаил Александрович) – род. в 1824 г. в Тверской губ., умер 13 июля 1876 в Швейцарии; воспитанник артиллерийского училища, он выпущен не кончив курса в прапорщики; в 1840 г. Б. оставил отечество и попал сначала в Швейцарии, а потом во Франции в кружки революционеров социалистов. Речью своей, произнесенной 29-го ноября 1847 года, Бакунин закрыл себе возврат в отечество.

 

Балаган

Балаган – (тат.) – барак, сарай, навес, временное дощатое или иное строение, служащее для склада товаров, торговли, производства ремесла или промысла. Балаганами также называются временные постройки для театральных народных представлений, таковы: Балаганы святочные, скоморошьи и др. Целые ряды довольно изящных деревянных построек возводятся из года в год на одних и тех же местах, куда во дни Сырной и Святой недель стекается масса народа смотреть балаганные зрелища. В Петербурге балаганы, начиная с 1873 года, возводятся на Марсовом поле (Царицын луг), а до этого времени они строились на Адмиралтейской площади. В Москве балаганы устраиваются на Девичьем поле, а до 1880-х годов они строились у Новинского бульвара. С тех пор как Б. переведены на Девичье поле, они уже не пользуются прежней популярностью вследствие того, что слишком удалены от центра города. Балаганы украшаются огромными разрисованными полотнищами, на которых изображены сцены из представляемой в балагане пьесы. Балаганы-театры известны и в истории: так в 1700 г. Петр Великий приказал выстроить на Красной площади в Москве, в Китай-городе, деревянную «комедиальную хоромину», а Сплавского послал заграницу навербовать комедиантов и доставить их в Россию. Хоромина была готова в 1702 г. и открыта 25 декабря немцами-актерами комедиального директора Ягана Куншта. Хоромина представляла собою огромный деревянный балаган, имевший в длину 20 сажень, в шир. – 15 саж. и в высоту – 7 саж.

В последнее десятилетие Б. всегда строятся в январе, остаются не разобранными до 15 мая (день коронования благополучно царствующего императора Александра III), после чего место должно быть очищено, но представления в балаганах даются только в течение недели Пасхи и масленицы и в день 15-го мая. В представлениях главное внимание обращено на грубые эффекты, как-то: барабанный бой, стрельбу, бенгальские огни и т.п. Пьесы обыкновенно кое-как скроены, хотя зачастую из произведений наших знаменитых авторов, как то: Пушкина, Толстого, Лермонтова и др.; обыкновенно сюжетом пьес служат события отечественной истории, исковерканные приноровлением к грубому исполнению. Самое понятие балаганный в силу этого стало нарицательным для обозначения грубого и трескучего. Машинная часть и декорации пьес, даваемых «на балаганах», подчас бывают вполне удовлетворительны.

Балаганами называются и шалаши, из которых охотятся на тетеревов, приманивая их чучелами, а также летнее жилище камчадалов, состоящее из шалаша на столбах, под которым вешают рыбу для вяления.

 

Балакирев

Балакирев (Милий Алексеевич) – известный русский композитор и музыкальнообщественный деятель; род. 21 дек. 1836 г. в Нижнем Новгороде. Воспитывался в казанском университете. Музыкальным образованием Б. обязан самому себе. В 1855 г. он впервые выступил перед петербургскою публикою в качестве виртуозапианиста. 18 марта 1862 г. он вместе с Г.А. Ломакиным основал «Бесплатную музыкальную школу», состоящую под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством; школа эта на первых же порах своего существования обнаружила оживленную деятельность. В концертах, устраиваемых этой школой, вокальными, хоровыми пьесами дирижировал Ломакин, а оркестровыми М.А. Балакирев. 28 января 1868 г. после отказа Ломакина от управления школой, М.А. Балакирев, как один из ее учредителей, принял на себя этот труд и в качестве директора заведовал школой до осени 1874 г. В 1866 г. М.А. был приглашен в Прагу заведовать постановкой опер: «Жизнь за Царя» и «Руслан и Людмила» Глинки, которые были даны под управлением Б. и, благодаря его настойчивости и неустанной энергии, имели огромный успех, в особенности опера «Руслан и Людмила».

С осени 1867 г. до весны 1869 М.А. дирижировал симфоническими концертами импер. русского музык. общества (в 1867 г. вместе с Берлиозом), в которых, по преимуществу, исполнялись сочинения Берлиоза и Листа, и оркестровые сочинения собственно русских композиторов: Римского-Корсакова, Бородина, Мусоргского и друг. В половине 70-х годов, М.А. Балакирев, по расстроенному здоровью, принужден был на время отказаться от общественной деятельности. В 1883 г. М. А. был назначен Государем Императором заведовать придворной певческой капеллой, в которой, благодаря ему, школьное дело поставлено ныне на прочных педагогических основаниях; им выработана программа научных классов; Б. взял в свои руки музыкальное дело, пригласив к себе помощником Н. А. Римского-Корсакова, занимающего должность инспектора музыкальных классов. При Б. здание певческой капеллы перестроено заново; изящный внешний вид здания, роскошь (залы) и обширность помещения для учащихся не оставляют желать лучшего. Особенное внимание обращено Б. на развитие оркестрового класса в капелле; цель эта практическая и, без сомнения, окажет благотворное влияние на тех, которые вследствие потери голоса должны прекратить свои занятия в хоре; им представится, в таком случай, возможность нового заработка, который удержит их в привычной среде и устранит необходимость искать себе занятие в какой-либо другой, чуждой для них специальности. В придворной певческой капелле существует в настоящее время вполне самостоятельный оркестр.

Композиторская деятельность М.А. Балакирева, хотя не обширна, но весьма почтенна. Он написал несколько оркестровых, фортепьянных и вокальных сочинений, из которых особенно выдаются оркестровые: музыка к королю Лиру (1860 г.), состоящая из увертюры и антрактов; увертюра на чешские темы (1856 г.); две увертюры на русские темы, из которых первая сочинена в 1857 г., а вторая, под названием «Русь», написана в 1862 г. на открыт памятника тысячелетия России, в Новгороде; увертюра на испанскую тему; симфоническая поэма «Тамара» (на текст Лермонтова), исполненная в 1-й раз в концерте Беспл. музык. школы, в 1882 г. Из фортепьянных сочинений Балакирева известны: две мазурки (As-dur и H-moll), скерцо, фантазия «Исламей» на восточные темы ( 1867 г.); им же переложены для фортепьяно в две руки: «марш Черномора» из оп. «Руслан и Людмила», «Песня жаворонка» Глинки, увертюра (вступление) ко второй части «La Fuite en Egypte» соч. Берлиоза, каватина из квартета Бетховена (ор. 130), «Арагонская хота» Глинки. В четыре руки: «Князь Холмский», «Камаринская», «Арагонская хота», «Ночь в Мадриде» Глинки.

Из вокальных сочинений Б. большою популярностью пользуются романсы и песни («Золотая рыбка», "Приди ко мне, «Введи меня, о ночь, тайком», «Исступление», «Взошел на небо месяц ясный», «Слышу ли голос твой», «Еврейская мелодия», «Грузинская песня» и проч.) – числом 20. Весьма ценным вкладом в область русской музыкальной этнографии является «Сборник русских народных песен», изданный Б. в 1866 году (всех песен 40). Дарование М.А. Балакирева особенно выказалось в первых его произведениях и в тонком понимании оркестровки; музыка Б. своеобразна, богата в мелодическом отношении (музыка к королю Лиру, романсы) и весьма интересна и красива в гармоническом.

 

Балалайка

Балалайка, балабойка, южн. брунька (по Далю) – народный музыкальный инструмент, принадлежащий к группе инструментов струнных. Б. состоит из кузова с треугольной декой грифа, делается из соснового дерева и размеры ее уклоняются, от тех образцов этого инструмента, которые продаются в наших столицах. Длина кузова с грифом – 30 дюймам, наибольшая ширина треугольной деки в нижной ее части = 16 дюймам, наименьшая в верхней части = 2 дюймам. Шесть миндалевидных отверстий на верхней стороне деки, сходящихся в одном общем центре (в виде звездочки), имеют тоже значение, что вырезки в деке скрипки и называются эсами (S). По номенклатуре знатока наших народных инструментов Н.В. Лисенко эта звездочка называется голосником. По словам Н.Е. Симакова иногда отверстия в голоснике круглы. Три колка в голове грифа служат для наматывания кишечных струн, направленных через подставку, помещаемую ниже голосника, к выступу на нижней широкой части кузова, где они закрепляются. Гриф перетянут на известном расстоянии четырьмя цветными струнами для обозначения ладов. По исследованиям Мих. Петухова и П. Штейнберга, сделанным в музее с.-петербургской консерватория, основной тон кузова c в одночертной или так называемой первой октаве (обозначение по Гельмгольцу, см. его «Учение о звуковых ощущениях», стр. 24). Естественно, что Б., как инструмент народный, сделанный неискусной рукою, не может иметь математически верного основного тона своего резонансного ящика, что не всегда достигается даже при изготовлении скрипичных кузовов опытными мастерами. Первые две струны Б. строятся в унисон, а 3-я в квинту, т.е. первые две строятся в с, а третья в g. Игра на Б. производится правой рукой на щипок и бряцая, потряхивая кистью, а левой рукой прижимают струны на грифе, перебирая пальцами. Для произведения большего эффекта, балалаечник щелкает по кузову инструмента четырьмя пальцами дробью. Балалаечники часто соединяются в хоры, разъезжая по крупным ярмаркам. Хоры эти, состоят из мужчин в женщин, которые лихо пляшут под звуки Б. и звуки хорового пения. Когда и кем изобретена Б. неизвестно. Некоторые ученые видят в Б. видоизмененную домру или домбры, до сих пор существующую у киргиз-кайсаков и отличающуюся от Б. тем, что нижний край ее треугольной деки гораздо короче балалаечного и что она имеет только две струны, строящиеся в квинту, некоторые писатели по музыке полагают, что Б. изобретена самими русскими во время татарского владычества, или, по крайней мере, заимствована от татар. Б., как гудок, волынка, гусли и др. почитается одним из древнейших музыкальных инструментов, что свидетельствует и арабский историк ИбнФацлан, посетивший, в качестве посла, в 921 г. волжскую Болгарию и видевший как заезжие «руссы» хоронили своего князя. По языческому обычаю в могилу покойнику, между прочим, положили: «крепкий напиток, плоды и музыкальный инструмент» – «eine Laute», в переводе Фрэна, по мнению А. Котляревского – «балалайку», чтобы, по языческому верованию в загробную жизнь, он мог и на том свете услаждать себя игрой на любимом при жизни инструменте. В восьмидесятых годах образовался кружок любителей игры на балалайках. В.В. Андреев, основатель этого кружка, подал мысль инструментальному мастеру Ф. Пасербскому построить Б. из лучшего материала, сделав кузов ее из бука и значительно увеличив его, а деку – из ели. Гриф, по указаниям г. Андреева, был укорочен, струны натянуты скрипичные и гитарные. По образцу обыкновенной Б., г. Пасербским построены Б. трех различных форматов, который составляют пропорциональные уменьшения и увеличения обыкновенного типа. Таким образом были построены Б.: пикколо (самая маленькая), прима (обыкновенная Б.), альт и бас – увеличенные балалайки. Все эти Б. трехструнные. Строй их – изменен. Строй пикколо – е, е, а (во второй октаве), примы – е, е, а (в первой октаве), альта – е, а, е (в малой октаве), бас строится октавой ниже альта. П.К. Селиверстов, при участи В. В. Андреева, составил «Школу балалайки» (Спб., 1887). О кружке балалаечников см. статью Михаила Петухова, «В.В. Андреев и кружок игроков на балалайке» («Баян», 1888, № 11).

 

Баланс

Баланс (франц balance или bilan, ит. bilancia) происходит от bilancia – весы (от лат. bi-lance, т.е. с двумя чашками), в переносном смысле значит равновесие, отсюда балансировать – стремление найти или сохранить равновесие.

 

Баланс бухгалтерский

Баланс бухгалтерский. В бухгалтерии Б. устанавливается равновесие между дебетом в кредитом, причем различают счет Б. входящего, если им открываются коммерческие книги, и счет Б. исходящего, если он выводится при окончании счетов. Чтобы составить верный Б., необходимо предварительно проверить все счета, а потом уравнять дебет и кредит, т.е. сложить итоги той и другой стороны, найти разность между ними (разность эта называется остатком, излишком, сальдо, saldo) и проставить недостающее количество. Операция эта называется пополнением заключением, балансированием счета. Заключение счета бывает или окончательное, когда счет сам собою закрывается, или временное, по случаю составления отчета. Различают еще брутто Б. и нетто Б., смотря потому, сосчитан ли только дебет и кредит отдельных счетов, или же при каждом из них указан и сальдо. По обычаям торгового мира в больших предприятиях брутто-Б. составляется несколько раз в году, а нетто-Б. – по окончании торгового года, и результат последнего вносится в главную книгу. Составление Б. необходимо при всякой системе бухгалтерии и требует особого искусства со стороны бухгалтера. Б. дает возможность судить о правильности ведения книг и в общей картине рисует положение данного предприятия. Имуществу, показанному в Б., делается иногда подробное перечисление, которое называется инвентарем. Составление инвентаря весьма важно для того, чтобы убедиться, что цифра чистого капитала, значащегося на счете Б., есть не только результат арифметических выкладок, но оценка действительно существующего имущества. При этом всякая ценность, составляющая имущество торгового дела, определяется основной, приходной ценой, т.е. ценой, в которую обошлось ее приобретение, а только та ценность которая выходит из дела, определяется продажной ценой. Разность между этими ценами составляет прибыль или убыток и показывает отношение между капиталом, вложенным в дело, и капиталом, существующим во время составления Б. Устанавливая подобные правила об определении цен имуществ, входящих еще в состав предприятия, и имуществ, уже отчужденных, бухгалтерия имеет в виду дать купцу не только общую картину его предприятия в данный момент, но и указание, откуда получилась прибыль или убыток. Но законодательство, которое, нормируя ведение торговых книг, преследует не интересы частных хозяйств, а стремится к обеспечению общественного кредита, дает иные правила для составления баланса и заботится, главным образом, о том, чтобы Б. указывал кредиторам купца точный размер его актива, его действительно существующего имущества. Так, герм. Торговое Уложение (ст. 29 – 31, 23, 230а и RKO 210, 3) предписывает купцу при самом открытии предприятия составить точный инвентарь с подробным указанием в нем принадлежащего ему недвижимого имущества, долгов, причитающихся к получению, долгов, на нем состоящих, суммы наличных денег и всякого другого имущества с обозначением его стоимости: затем он должен вывести Б., показывающий отношение между его активом и пассивом. Всякий купец, обязанный вести торговые книги, должен составлять Б. периодически, причем при определении цен должны быть соблюдены следующие правила. Цена отдельных предметов, входящих в состав наличного имущества, и сумма долгов, причитающихся к получению, должны быть означены в том размере, в каком состоят они во время составления инвентаря и Б. Но при этом не должно руководствоваться исключительно ценой приобретения. Запасы товаров должны быть оценены по той цене. по которой они в данный момент могут быть реализованы; орудия производства (мебель и т.п.) должны быть показаны по соображению с тем уменьшением их ценности, которое обусловливается их употреблением; ценные бумаги должны быть показаны не по номинальной их цене, а по той цене, по которой они могут быть реализованы согласно с курсом дня; долги безнадежные должны быть исключены, долги же сомнительные должны показываться в той сумме, получение которой вероятно. Установив эти правила для определения цен, закон саму оценку предоставляет добросовестности купца, но в то же время он требует, чтобы инвентарь и Б. показывали не только состояние данного предприятия, но и все имущественное положение его владельца. Б. и инвентарь должны составляться ежегодно, и лишь по отношению к некоторым торговым предприятиям в виду особого их свойства, дозволяется составление означенных документов производить один раз в два года. Документы эти должны быть подписаны купцом (а в товариществе – всеми лично ответственными участниками); они могут быть вносимы в особо заведенную для того книгу или же составляться каждый раз в виде отдельных документов, но и в том и в другом случае они должны быть сохраняемы в течение 10 лет со дня их составления. По отношению к акционерным обществам имперский закон 18 июля 1884 г. установил особые, более подробные правила и, между прочим, предписывает вытекающий из Б. убыток или прибыль выставлять отдельно, в конце его.

Русское законодательство дает весьма сходные, хотя и не столь подробные положения. По статье 614 Устава Торгового изд. 1887 г. «каждый торгующий, без изъятия, непременно должен поверять и считать себя по книгам своим ежегодно, или по крайней мере каждые 18 месяцев, в какое время года ему удобнее, и выводить баланс; в коем означать: собственный свой капитал и свое имущество недвижимое и движимое, наличность денег и денежных документов, наличность товаров, долги, ему и от него к платежу следующие, долги спорные или сомнительные, расход на домашние издержки и годовую прибыль и убыток». Составление инвентаря и Б. в виде отдельных документов не дозволяется, а требуется (ст. 616), чтобы они вносимы были в книги: у оптовых торговцев в главную, а у прочих – в расчетную; в виду этого в особой подписи купца под инвентарем и Б. нет надобности. Исключение составляет случай учреждения администрации, когда Б., выведенный купцом, пришедшим в упадок, пишется в виде отдельного документа для представления в биржевой комитет при прошении кредиторов; такой Б. должен быть подписан должником (ст. 490 Уст. Судопроизв. Торг., изд. 1887 г.).

 

Балдахин

Балдахин (Baldakinus, baldochinus) – означает в архитектуре матерчатый, каменный, деревянный или металлический навес на четырёх столбиках, который собственно никакого полезного назначения не имеет и применяется преимущественно в виде украшения или в тех случаях, когда нужно подчеркнуть особенную святость или почетность места. Вот почему балдахины помещаются обыкновенно в церквах над алтарными престолами или над особо почитаемыми святынями; во дворцах над тронами и, наконец, в разных общественных зданиях над статуями и бюстами великих общественных деятелей и тому подобными почитаемыми предметами. Происхождение балдахинов надо искать в древнем Востоке, где, как мы это видим, на ассировавилонских и древнеперсидских барельефах, над царем носили большой зонтик, который на воздухе защищал его от дождя и зноя. Зонтик этот мало по малу перешел в тот великолепный балдахин, который в наше время носят над государями при коронациях. На восточное начало балдахина указывает также само происхождение этого слова, потому что baldakinus некоторые производят от «Балдук» или «Балдак», как в средние века назывался Вавилон, а другие от Багдада, по итальянски Baldacco (Бальдакко).

Несмотря на одну и туже основную форму – навес на четырех столбиках или просто навес, приделанный к стене, балдахины отличаются крайним разнообразием, что зависит, во 1-х, от материала, из которого они исполняются, а во 2-х, от их архитектурного стиля.

Всемирной известностью пользуется громадный бронзовый балдахин главного престола храма св. Петра в Риме. Он был отлит в XVII в. при папе Урбане VIII архитектором Берники из бронзовых розеток, украшавших некогда кессоны Пантеона, и имеет около пятнадцати саж. высоты. Он состоит из четырех витых колонн, которые поддерживают весьма вычурный верх, увенчанный четырьмя изогнутыми ребрами, сходящимися под яблоком креста.

 

Балеарские о-ва

Балеарские о-ва – группа островов в Средиземном море. Важнейшие из них: Майорка, Минорка и Кабрера, которые вместе с Питиусскими о-вами составляли прежде отдельное королевство Майорка, а теперь принадлежат Испании и образуют так наз. провинцию Б. островов, занимающую площадь В 4817,4 кв. км. С 306847 жит. (1884), из кот. 668,4 кв. км. с 24466 жит. приходится на Питиусские о-ва. Главным городом в Maйорке считается Пальма. Несмотря на то, что о-ва между собой и от материка отделены обширными водными пространствами, разница как во флоре и фауне, так и в характере местного населения замечается небольшая. Поверхность вообще гориста (только на Минорке и Maйорке имеются более значительные равнины) и представляет плодородную почву, которой недостает только влаги, чтобы быть одной из самых плодородных провинций Испании. Только Кабрера (Сарraria), названная так по огромным стадам разводимых здесь коз, остается невозделанной и служит местом ссылки. Климат повсюду мягкий, теплый и влажный, несмотря на малое количество дождей летом, и очень благоприятен для зимнего пребывания, вследствие незначительных колебаний температуры. За последние семь лет средняя температура 18° Ц. Жители занимаются земледелием, садоводством и виноделием, причем маслины, вино, миндаль и винные ягоды (фиги) представляют главнейшие продукты, а также, отчасти, занимаются и скотоводством (свиньи и козы), рыбной ловлей и торговлей. Говорят на особом наречии, наз. Майоркино, очень близком к каталонскому, и имеющем свою собственную литературу, (преимущественно стихи) – Два о-ва, принадлежащие к группе Питиусских (т.е. сосновых о-вов), суть: Ивиса, с одноименным глав. городом и портом, и Форментеро, т.е. пшеничный о-в, с отдельными мызами хлебопашцев. Оба острова богаты хлебом, льном и коноплей, вином, маслинами, южными фруктами и особенно фигами, а также доставляют для вывоза много соли.

Уже в глубокой древности Б. были посещаемы финикиянами и греками с о-ва Родоса; даже свое название они получили от греческого слова ballein – бросать, метать, так как жители этих о-вов считались искусными пращниками, и пользовались, благодаря этому, большим почетом как в войсках Аннибала, так и позднее в римской армии. Долгое время находились эти о-ва под владычеством карфагенян, и только в 123 г. до Р. Х., благодаря Авлу Цецилию Метеллу (Balearicus), были присоединены к Римской монархии. В 426 после Р. Х. они попали под владычество вандалов, затем вестготов. При Юстиниане I перешли во владение Восточной Римской империи, при Карле Великом – к франкам, в 798 г. – к арабам. Покоренные в 1208 – 20 г. Яковом Арагонским, после его смерти образовали в 1276 г. собственное королевство (Еl Reyno de Mallorca), соединившееся в 1333 г. с Арагонией. С 1708 по 83 г. Минорка была во владении англичан. Подробное описание Б. находится в роскошно изданном сочинении (анонимном) эрцгерцога Людовика Сальватора: «Die В., in Wort und Bild geschildert» (3 т., Лейпц., 1869 – 81), не поступившем, впрочем, в продажу.

 

Балет

Балет (от ballare – танцевать). – Так называются сопровождаемые музыкой театральные представления, в которых действующие лица посредством мимических движений и танцев выражают различные характеры, мысли и страсти. Б. принадлежит к разряду пластических искусств, основные элементы которого: танцы, пластика и мимика. Б. есть своего рода драма, за отсутствием живого слова выраженная в грациозных или выразительных движениях, игре лица, красивых жестах и, наконец, танцах. Начало Б. теряется в глубокой древности. Многие писатели видят его происхождение в религиозных танцах евреев и египтян, которыми сопровождались их религиозные торжества: танцами египтяне изображали движение небесных светил, у евреев царь Давид танцевал с левитами, когда скинию Завета переносили из Обедедона в Иерусалим. До XIII в. танцевали в латинских и греческих церквах, да и до сих пор танцуют в религиозных процессиях не только на Востоке, но даже в Испании и Португалии. Б. у греков всегда сопровождал их комедии и трагедии, но общей связи с главным действием не имел, а был только дивертисментом. У римлян существовали религиозные пляски, по преданию, установленные Нумой Помпилием в честь Марса (известны пляски салийских жрецов), но в этих плясках не было той целомудренности, которой отличались греческие танцы. Вот как описывает Тацит пляску сбора винограда: в великолепных садах, при свете тысяч факелов, прикрытые звериными шкурами, римские жены и девы дикими кликами призывали Бахуса, топаньем босых ног изображая выжимание винограда; среди них Мессалина с распущенными косами махала тирсом в то время, когда ее любовник Силий венчал себе голову плющем. Всем действующим лицам в этих празднествах имп. Клавдий приказал отрубить головы. В царствование Августа мимы Батилл и Пилад завоевали всеобщее внимание своими балетными представлениями. Пиладу из Киликии приписывают изобретение патетического и трагического балета. Б. Батилла Александрийского отличался комизмом и веселостью. Ни у греков, ни у римлян Б. не имел самостоятельного значения, а являлся интермедией в драматических зрелищах. С падением Рима Б. искусство замирает на тысячу лет и возрождается только к концу XV и началу XVI вв. в Италии. В 1489 году герцогу миланскому был дан Б. по случаю женитьбы его на Изабелле Арагонской. Во Франции Б. введен Бальтазарини, капельмейстером Екатерины Медичи. В 1581 г. он поставил в Лувре Б. «Цирцея и ее нимфы», стоивший 3600000 ливров. С тех пор Б. вошел в большую моду. Редкий праздник обходился без балета, в котором нередко участвовали сами короли и их вельможи. Генрих IV и его министр Сюлли танцевали в Б., сочиненном сестрой короля. В XVII в. введены в Б. значительные усовершенствования Оттавио Ринуччини, который пользовался поддержкой Марии Медичи и Ришелье. Последний ставил при С. Жерменском дворе роскошные Б. и на одном из них (1625) танцевал сам Людовик XIII. Тринадцатилетний Людовик XIV танцевал в Б. «Кассандра», и впоследствии любил участвовать в балетах. Когда во Франции появилась опера, то балет вошел в ее состав. Первая попытка в этом роде сделана Кино (Quinault) в его «Fetes de Bacchus et de l'Amour» (1671). В произведениях Кино Б. подчинен музыкальной части и входит в оперу как вставной элемент под именем «Divertissement» и «Fetes». До Кино женские роли в Б. исполнялись мужчинами, а при нем в первый раз в Б. «Триумф любви» (1681) появились четыре миловидных танцовщицы. Балет сам по себе имел мало драматического выражения и нуждался еще в пояснениях посредством пения и речитативов. В 1697 г. Ламот преобразовывает Б., вводя в него драматическое действие и страстные положения. Его Б. «L'Europe galante» послужил прототипом современных балетов. Самостоятельное значение придал Б. Новерр из Штутгарта с 1763, окончательно отделив его от оперы постановкой акта из балета «Medee et Jason». Новерр первый поставил Б. в связи с античной пантомимой и дал танцам центральное значение в Б., подчинив им мимикопластический элемент. Мифологические Б., остаток версальского величия, пришел в совершенный упадок во времена консульства, будучи вытеснен комическими Б. вроде: «La fille mal gardee», «Arlequinades» и т.п. В XIX веке новую жизнь в Б. вдохнул Галеотти, в Копенгагене, который сделал попытку вернуть Б. к чисто драматикопластическому принципу и в противоположность Новерру подчинил ему и танцы, не давая им перевеса, отчего Б. принял характер ритмическо-пластической пантомимы, но этот опыт, за раннею смертью Галеотти (1817), не получил распространения дальше Копенгагена. Опыты в этом направлении дольше всего продолжались на миланской сцене, где посредством пантомим пытались изобразить трагические сюжеты, переделав в Б. даже «Гамлета». Блистательная эпоха балетов началась с 30-х годов нынешнего столетия и роскошь постановки их почти на всех европейских сценах обусловливается правительственными субсидиями.

В музыкальном отношении балетная музыка сильно подвинулась вперед в XIX ст. Как на пример, можно указать на Б. «Прометей» Бетховена, на французские Б. Адана, Делиба, на балетную музыку в очень многих новейших операх: Мейербера, Обера, Галеви, Николаи, Гуно, Бизе, Тома, Масснэ, Бойто, Верди, Понкиелли, Монюшко, Гроссмана и друг., на ту же музыку в симфонических сочинениях Берлиоза («Damnation de Faust»), Мендельсона («Sommernachtstraum»), на знаменитый «Invitation a la danse» Вебера (вальс этот с оркестровкой Берлиоза вставлен в оперу «Фрейшютц») и проч. В большинстве русских оперных произведений балетная музыка занимает видное место, как напр. в операх Глинки, Верстовского, Даргомыжского, Серова, Чайковского, Римского-Корсакова, Бородина, Рубинштейна, Направника, Соловьева и друг.

В России балеты, как самостоятельные сценические произведения писали и пишут: Серов (народные танцы), Пуньи («Конек Горбунок», «Дочь фараона» – лучшие балеты), Минкус («Роксана»), Чайковский («Лебединое озеро», «Спящая красавица»), Рубинштейн («Виноградная лоза»), М. Иванов («Весталка»), Фитингоф-Шелл («Гарлемский тюльпан») и проч.

Начало Б. в России относится к XVIII в., хотя, танцы, несомненно, существовали у нас с первобытных времен, о чем можно судить, отчасти, по фрескам КиевоПечерского собора XII в., на которых сохранились изображения танцующих. Духовенство считало пляски делом зазорным, бесовским и всячески осуждало танцы: «како зла вещь есть плясание, колико есть мерзко перед Господом от видения является» (Великое зерцало); на картинках страшного суда (см. Д. Ровинский, «Русские народные картинки») пляшущие показаны в аду. По свидетельству Рейтенфельса («De rebus Mosckovitis», Patav., 1680, p. 105) первый Б. в России был поставлен в царствование Алексея Михайловича в субботу на масленице 1675 г. И.Е. Забелин («Домашний быт русских цариц», Москва, 1872, 2-ое изд. ) относит это «комедийное действо» к масленице 1672 г., когда суббота этой недели приходилась на 17-е февраля, с которого дня, по его мнению, и должна начинаться история нашего театра (стр. 479).

Перед началом спектакля на сцену вышел актер, изображавший Орфея, и пропел немецкие куплеты, переведенные царю толмачами, в которых превозносились прекрасные свойства души Алексея Михайловича. По обе стороны Орфея стояли две украшенные транспарантами и освещенные разноцветными огнями пирамиды, которые после песни Орфея начали танцевать. Описанные Рейтенфельсом подвижные пирамиды, вероятно, те самые, которые в числе театральных вещей перевозились из комедийной хоромины села Преображенского (по указу Алексея Михайловича от 23 января 1673 г.) во вновь устроенное для театра помещение в Кремлевском дворце, что «над аптекою»; в перечне вещей сказано: «выкрашены голубцом четыре балеты» (Забелин, стр. 485). Подобное зрелище вряд ли может быть названо Б., так как только при Петр I Великом на Руси появляются танцы в настоящем значении этого слова: были введены менуэты, контрдансы и т.п. Настоящий Б. у нас заводится в царствование Анны Иоановны, когда в 1735 г. был приглашен в столицу композитор Франческо Арайя. Раз в неделю представлялись итальянские интермедии с Б., в котором танцевали кадеты сухопутного корпуса (ныне Павловское военное училище и 1-й корпус), под руководством балетмейстера Р. Фузано (Фоссано), с 1736 г. Между воспитанниками лучшим танцором был Чоглоков, впоследствии камергер. Танцам обучал знаменитый танцовщик Ланде, ловко сумевший приобрести расположение всесильного Бирона и через то пользоваться милостями и вниманием императрицы. С особенною роскошью Б. ставились в царствование Елисаветы Петровны. Кадеты: Бекетов, Мелисино, Свистунов, Остервальд и др. были весьма искусны в танцах. Бекетов, впоследствии фаворит Елисаветы, пользовался особенной благосклонностью императрицы, которая сама одевала красивого юношу, превосходно исполнявшего женские роли. 1-го августа 1759 г. в день тезоименитства императрицы и по случаю победы над пруссаками при Франкфурте был торжественно поставлен балет-драма: «Прибежище добродетели», имевший огромный успех. Вся балетная труппа обходилась тогда 33810 р. в год, не считая оркестра. В царствование Екатерины II Б. был в большой моде. По случаю коронации императрицы был дан в московском дворце роскошный балет: «Радостное возвращение к аркадским пастухам и пастушкам богини весны», в котором участвовали знатнейшие вельможи. Из записок Порошина (1765) видно, что Павел Петрович, наследник престола, нередко танцевал в придворном театре в балете; о представлении 18 января он пишет: «от хлопанья в ладоши, в танцовании его высочество несколько сбился и оробел». В описываемую эпоху балет пользовался большой популярностью. Помещики стали обучать балетным танцам своих крепостных девок и устраивать крепостные балеты. Особенно славился в то время балет помещика Нащокина. В балетах, как и во всем, господствовало пасторальносантиментальное направление, как об этом можно судить по одним уже их названиям: «Радостное возвращение...» и т.п. Опера была немыслима без балета, который вовсе не входил в действие, а приплетался механически в антрактах. В 1766 г., выписанный из Вены «совершенный балетмейстер» и «великий сочинитель музыки» Анжолини вводит национальный русский балет и «вместя в музыку оного (балета) русские мелодии, сим новым ума своего произведением удивил всех и приобрел всеобщую себе похвалу», так писал тогдашний историк театра Штелин («Краткое известие о театральных в России представлениях», «С. Петербургский Вестник», 1779, октябрь, 258), по словам которого балет был тогда весьма любим.

Содержание Б. обходилось в 1787 г. – 40170 р. в год. В 1790-х годах балеты ставились с особенным великолепием и русская труппа имела уже отличных танцовщиков и танцовщиц из русских, каковы: Ив. Вальбрех, Вас. Балашов, Зорина, Софья Вальбрехова и др. Вначале царствования Павла Петровича балет еще в моде. Труппа обходилась только в 24110 р. в год. Особую приманку балетов составляли волшебные декорации искусного Гонзаго, перспективная живопись которых необыкновенно восхищала зрителей. Талантливый Вальбрех, воспитанник театрального училища, является первым балетмейстером из русских людей (с 1794 г.). При Павле I изданы были особые правила для балета: императору наскучили прыжки и танцы мужчин в Б. и потому приказано было, чтобы на сцене не было ни одного мужчины; роли мужчин танцевали Колосова и Берилова до приезда Огюста, известного сочинителя русских танцев, которым он впоследствии обучал в Бозе почившего императора Александра II. Следующее царствование было эпохой расцвета балета. Никогда Б. в России не достигал такого блеска, как в 1-ую четверть нынешнего века. И всем этим успехам Б. был обязан Дидло, знаменитому балетмейстеру; 30 лет он украшал петербургскую сцену (с 1802 – 1831 года) и, вероятно, составил бы гордость лучшей европейской сцены. Вольф в своей «Хронике петербургских театров» (Спб., 1887 года, ч. I, стр. 29) говорит о Дидло, как о полубоге и об уходе его замечает, что «публика потеряла в Дидло балетмейстера, каких ни прежде ни после у нас не бывало». Этот неутомимый, преданный своему искусству до фанатизма, труженик и до суровости строгий и грозный учитель образовал для нашей сцены много первостатейных танцовщиков и танцовщиц, прославивших себя и своего учителя, каковы: грациозная и талантливая Мария Данилова (вып. 1808), о которой современный театрал писал, что она «была превыше всего, что в этом роде Петербург дотоле видывал», Истомина (1816), Лихутина (1820), Дидье (1821), Гольц (1822), Телешова и Зубова (1823). Дидло возвел балеты на высшую ступень совершенства; они были поэтическими созданиями и много лет восхищали петербуржцев. Пушкин и Грибоедов воспевали его балеты и его учениц – Истомину и Телешову, старец Державин изумлялся искусству Дидло, в балетах которого отражался господствовавший тогда романтизм. Б. оставил мифологию и начал брать сюжеты из действительной жизни. Высокие порывы были даровитым Дидло обличены при помощи пластики и мимики в лучшие вымыслы романтизма. Танцы, главный элемент балета, были им применяемы умеренно и всегда кстати. В балетах этого времени разыгрывались даже целые трагедии, как «Федра» Расина. «Северная Пчела» писала в 1815 г. по случаю постановки балета «Ацис и Галатея» в день именин государя, что все творения Дидло «равно прекрасны и все приводит в отчаяние настоящих и будущих балетмейстеров». В 20-х годах, по свидетельству кн. И.А. Вяземского, балет в Спб. пользовался большим уважением; в большом ходу был балет «Семик», чисто народная забава, как наз. его кн. Вяземский – «разнохарактерный дивертисмент», в который кроме Б. входила русская пляска и пение на народные мотивы. Балетная труппа Петербурга занимала одно из первых мест среди балетных трупп сцен Европы. О том, во что обходился дирекции балет, можно судить по гонорару некоторых артистов: славный танцовщик Дюпор (1808) получал в год 45000 руб. (180000 фр.) или 900 руб. за каждый выход. Вигель в своих записках пишет, что дебют Дюпора вызвал восторг и удивление; французский танцовщик Антонин получал 25000 р. (1815), Кастильон 18000 р. (1821). В царствование Николая Павловича наш балет еще продолжает блистать и все, благодаря тому же Дидло, занимает первенствующее место. Все другие виды сценического искусства оставались в пренебрежении. Б. поглощал все внимание театральной администрации. Император Николай Павлович очень любил балетные преставления и почти не пропускал ни одного; иногда он садился в кресла, чтобы лучше наблюдать весь ансамбль Б. В 1831 г. Дидло оставил пет. сцену из за неприязненных отношений к нему директора театров кн. Гагарина. Уход его сильно отразился на положении балетного дела. Вскоре вниманием столицы овладевает Мария Тальони. Эта 4-я грация как ее называли, дебютировала в балете «Сильфида» (6 сент. 1837) и вызвала неописуемый восторг. Такой легкости, такой целомудренной грации, такой необыкновенной техники и мимики еще не видывали ни у одной из танцовщиц. В 1841 г. она распростилась с Петербургом, протанцевав за это время более 200 раз. В 1848 г приезжает Фани Эльслер, соперница Тальони знаменитая своей грацией и мимикой. Вслед за Эльслер посетила Петербург Карлотта Гризи. Дебютировала она в Б. «Жизель» (1851 г.) и имела большой успех, выказав себя первоклассной танцовщицей и прекрасной мимической актрисой. Танцевала она в Спб. до 1853 г., когда взамен ее были ангажированы 3 прима– балерины: Флери, Гиро и Иелла, которых с Гризи даже сравнивать нельзя. Балетмейстеры: Огюст, Блаш, Титюс, Тальони (отец), Перро, Петипа, Мазилье последовательно ставили роскошные балеты и привлечением талантливых артистов старались выдвинуть балетные представления, к которым начинали охладевать, благодаря итальянской опере; балеты в 1850 годах давались только по воскресеньям на сцене Большого театра и посещались, главным образом, только присяжными балетоманами. Из танцовщиц этой эпохи отметим: Прихунову, Ришар, Амосовых 1-ую и 2-ую, Санковскую, Макарову, Никитину, Радину, Снеткову, Шлефохт, Суровщикову, также и др.; из танцовщиков выдавались: Алексис, Фредерик, Флери, Гольц, Герино (1834 – 36), Иогансон, Стуколкин, Петипа (с 1847), Пeppo (1848), Кшесинский (1853) и др. О балетах 40-х годов наш знаменитый критик В. Белинский нередко писал критические статьи; так, он писал: о Тальони, Герино и Санковской. В царствование Александра II в направлении балета замечается стремление выдвигать отечественные таланты. Целый ряд талантливых русских танцовщиков и танцовщиц украшали балетную сцену, многие из них еще и теперь продолжают с успехом выступать. Хотя в постановки Б. начала соблюдаться большая экономия, все же опытность и энергия нашего известного балетмейстера Mapиyca Петипа давала возможность и при небольших затратах прилично и изящно обставлять балеты, успеху которых не мало способствовали превосходные декорации наших известных художников: Бочарова, Шишкова и Антония Вагнера (род. 1810, умер 1886). Танцы берут верх над пластикой и мимикой и превосходно ставятся балетмейстерами: Перро (1849 – 1859), Сен-Леон (1859 – 1869) и Петипа (с 1869 г.). Сен-Леон сюжеты своих балетов заимствовал из русских сказок, таковы: «Конек Горбунок» (1864), выкроенный из сказки Ершова, и «Золотая рыбка» (1867), а Петипа по случаю войны 1878 г. поставил балет «Роксана», на славянский сюжет. Из первых танцовщиц отметим: Надежду Богданову, Муравьеву, Петипа, Прихунову, Кеммерер, Мадаеву, Канцыреву, Вазем, Вергину, Евг. Соколову, Горшенкову, Никитину, Иогансон, Петипа (с 1879 г. ); выдающихся танцовщиков хотя и было менее, но все же между ними было не мало даровитых, таковы: Фредерик, Иогансон, Кшесинский, Петипа, Стуколкин 1-й, Гольц, Гердт, А. Богданов и др. Из иностранных знаменитых балерин в Спб. с успехом танцевали: Черито, Феррарис, Гранцова, Сальвиони, Стефанская и др. Ныне балеты даются в Спб. Мариинском театре два раза в неделю (по средам и воскресеньям). Балетмейстером состоит по прежнему талантливый Mapиус Петипа. Дирижируют оркестром по очереди: Папков и Дриго. В последнее десятилетие дирекция обратила особенное внимание на постановку Б. Прима-балерины, одна другой талантливее, украшают нашу балетную сцену. Заслуженным успехом в Петербурге пользуются: Никитина, Вазем, Евг. Соколова, Горшенкова, Петипа, Недремская, Жукова, Оголейт, Иогансон, Андерсон и др. Столицу также посетили многие иностранные балерины, из которых выдающихся успехом пользовались: Бессонэ, Корнальба и Виржиния Цукки. С 1888 г. на вашей сцене танцует весьма талантливая итальянская балерина Брианца, которая пользуется ныне (сезон 1890 г., осень) значительным успехом в новом балете: «Спящая красавица», музыка к которому написана нашим знаменитым композитором Чайковским. Успех с ней в этом балете делит г-жа Никитина, столь же прекрасная танцовщица, как и мимистка. На характерные и мимические роли приглашена французская балерина театра «Grande Opera» г-жа Лаус. Из иностранных танцовщиков отметим гг. Чекетти и Бекефи (характерные танцы). Мужской персонал балета, хотя и имеет видных представителей, но большинство артистов те же, что и в минувшее царствование. В Москве балетмейстером состоит г. Мендес (ученик Тальони) – весьма умелый и знающий хореограф. Из танцовщиц отметим, пользующуюся значительным успехом г-жу Гейтен, а также грациозных: Калмыкову и Бармину, а из танцовщиков – гг. Гельцера (мим) и Домашева. От балета начинают теперь требовать серьезной мимики, без которой он не может быть введен в сферу драматического искусства. На одних танцах, очевидно, оставаться нельзя, нужна еще искусная игра.

Литература.

I. Menestrier, «Des Ballets anciens et modernes» (Париж, 1682); Кагюсак, «Traite de la Danse ancienne et moderne» (Париж, 1753, 3 тома); Noverre, «Lettres sur les arts imitateurs et sur la danse en particulier» (Париж, 1807); ero же, «Lettres sur la danse, sur les Ballets et sur les arts» (Спб. 1804); Castel Blaze, «La danse et les Ballets, depuis Bacchus jusqu'a mlle Taglionis» (Париж, 1832); Фосс, «Der Tanz und seine Geschichte» (Берлин, 1868); «Les origines de l'Opera, le Ballet de la reine» (Париж, 1869); Chouquet, «Histoire de la musique dramatique» (Париж, 1873); Czerwinski, «Brevier der Tanzkunst» (Лейпц., 1880), Bougin, «Dictionnaire Historique du theatre etc.» (Париж, 1884); также см. «La Grande Encylopedie» (Париж, т. 6, стр. 155).

II. «Б. в Италии, за 80 лет в Лондоне и за 60 лет в Вене» («Репертуар и Пантеон», 1842, VIII и XII); М. К., «Б. у римлян и Б. в настоящее время» (ibid., 1843, X); «История танцевания и Б. по розысканиям французов и англичан» (ibid., 1850, III, 1 – 16; IV, 1 – 20, VII, 23 – 42); Ф. Кони, «Б. в С.-Петербурге» (ibid., 1850, кн. III); П. Глушковский, «Б. в России и знаменитый хореограф К. Л. Дидло» (ibid., 1851 года, № № IV, VIII и XIII); В. Зотов, «Б. в Спб. Беглый взгляд на его историю» (сезон 1853 – 1854; ibid., 1854, III); П. Арапов, «Летопись русского театра» (Спб., 1861); А. Вольф, «Хроника петербургских театров» (Спб., часть 1 и 2, 1877; часть З, 1884); Скальковский, «Балет, его история и место в ряду изящных искусств» (Спб., 1882; 2-е изд. 1886).

 

Балканский полуостров

Балканский полуостров – юго-вост. оконечность Европы, на которой расположены европейские владения Турции, княжество Болгария, королевства Сербия и Греция и занятые Австрией по Берлинскому трактату области Босния и Герцеговина.

 

Балкон

Балкон (французское balcon) – выступающая на фасада здания прямоугольная или полукруглая площадка, обнесённая решёткой или балюстрадой. В зависимости от этажа и от обработки фасада балконы своими внешними частями или опираются на колонны или же делаются висячими, т.е. устраиваются на металлических кронштейнах или на выпущенных вперёд концах балок, а также на заделанных одним концом в каменную стену рельсах. Устройство их бывает весьма различно. Самое прочное заключается в том, что в каменную стену, по всему протяжению будущего балкона, заделывают одним концом в стену несколько рельсов; располагаются они между собою на расстоянии от 12 верш. до 1 арш. и выпускаются наружу от 1-го до и 1/2 аршина. Свободные наружные концы рельсов стягиваются полосовым железом, а промежутки между ними заполняются сводиками, сложенными толщиною в полкирпича на портландском цементе. Снизу сводики подштукатуриваются, а сверху выстилаются, по забутке, каменной лещадью или какими-нибудь искусственными плитками, напр. очень прочными плитками «Метлахского» завода. – Стойки решётки укрепляются в концы рельсов или в полосовое железо, а концы её поручня заделываются в каменную стену. Решётка обыкновенно красится масляной краской. Такие балконы очень прочны и долговечны, но зато они вместе с тем очень дороги и грузны. Поэтому чаще применяют другой способ устройства, который заключается в том, что по рельсам делают настил из сосновых 11/2 вершков толщины досок, а снизу подшивку из более тонких досок, которая обыкновенно красится масляной краской. Чтобы доски не гнили, их сверху покрывают рольным (листовым) свинцом или листовым железом, которое окрашивают масляной краской; а чтобы железо не гремело под ногами под него подкладывают войлок. Стойки решётки укрепляют в доски. Металлическая решётка заменяется мраморной или отливной цементной балюстрадой обыкновенно тогда, когда балкон устраивается на выступ стены нижнего этажа или на колоннах. Когда балконы делаются в наших городских домах, то им можно придавать те сравнительно небольшие размеры, которые мы указали выше, т.е. от 1 до 2-х арш. ширины и от 2-х до 5 – 7 арш. длины, потому что ни климат наш, ни городской воздух не располагают вовсе к продолжительному пребыванию на балконе; балкон бывает нужен лишь для того, чтобы выйти на него на несколько минут отдохнуть от комнатной духоты, посмотреть на случайно проходящую процессию или какой-нибудь любопытный случай на улице; следовательно, балкон будет вполне достаточных размеров, если на нём можно так поставить стул, чтобы сзади был свободный проход (вершков 8 – 12), а спереди можно было удобно сесть, облокотясь на решетку. Другое дело деревенские и дачные дома, в которых живут большей частью летом. Там в комнатах почти никто не сидит; балкон же служит и гостиной и столовой, и детской, и рабочей комнатой. Такие балконы должны быть около 6-ти аршин ширины и от 8-ми до 10-ти аршин длины; самое лучшее делать на них легкую кровлю на тонких столбиках и простой деревянный пол. Подобные балконы, в случае расположения их в 1-м этаже, обыкновенно называются «террасами».

В сравнительно недавнее время в нашей архитектуре, и преимущественно в Петербурге, вошли в употребление так называемые тёплые балконы, т.е. висячие выступы на фасадах на подобие шкафов, которые делаются высотою или в один этаж или в два, или в большее число этажей. Если они устраиваются на надворном или садовом фасаде, то их можно начинать с земли; если же они приходятся на уличном фасаде, то их надо делать висячими, чтобы не отнимать места у тротуара. В таком случае их располагают на крепких железных кронштейнах, которые заделываются в стену или обкладываются выпускными рядами кирпича, или же маскируются снаружи алебастровой лепной работой, или цинковой штампованной обкладкой, которым придается форма архитектурно обработанного каменного кронштейна. Иногда, впрочем, эта архитектурная ложь, выработанная нашими современными техническими приемами, отбрасывается и балкон основывается на настоящих кронштейнах из тесового камня какой-либо твердой породы. На концы кронштейнов кладут параллельно фасаду рельсы или полосовое железо и на приготовленной таким образом рамке выводят боковые и лицевую стенки балкона; во всех балконах обыкновенно делаются окна. Вверху стенки эти оканчиваются на уровне потолка одного из следующих этажей. Сверху такого теплого балкона устраивается или открытый балкон или делается крыша. Степы теплого балкона выводятся большей частью, для уменьшения его веса, только в два кирпича толщиной и из пустотелого кирпича. Оконные рамы делаются двойные, а потолок теплый, как в жилых покоях. С комнатой такие балконы соединяются аркой во всю свою ширину.

Эта архитектурная форма имеет свои выгоды и невыгоды. Первые сводятся к тому, что эти балконы увеличивают внутренние помещения, и по своей живописности, очень украшают фасад; благодаря своим боковым окнам, дают возможность смотреть вдоль той улицы, на которую выходит фасад, чего зимой из обыкновенных окон делать нельзя; но зато они отнимают у комнаты много света, стоят довольно дорого и, наконец, вследствие того, что все их стены наружные, они зимой бывают довольно холодны, так что в них сидеть долго неудобно. Сравнивая все эти данные, можно, пожалуй, придти к тому заключению, что Б. эти у нас – дело моды, и что в нашем северном климате они долго не продержатся. Об устройстве балконов см. ст. Курвоазье, «Устройство балконов и навесов» (журнал «Хозяйственный строитель», 1884 года, № 80-й).

 

Баллада

Баллада (от франц. ballade, итал. ballata, от ballare – плясать) – означала у южно-романских народов, приблизительно с XII столетия, небольшое лирическое стихотворение, состоявшее из трех или четырех строф, чаще же восьми, десяти или двенадцати строф, перемежающихся с припевом (рефреном), и обыкновенно имевшее содержанием любовную жалобу. Первоначально оно пелось для сопровождения танцев. В Италии, между многими другими, баллады сочиняли также Петрарка и Данте. Во Франции, родиной Б. считается Прованс. Этой формой небольшого эпического стихотворения любили пользоваться провансальские трубадуры. При Карле V Б. вошли в употребление и в северной Франции. При Карле VI сочинением Б. прославились Ален Шартье и герцог Карл Орлеанский. В XVII в., Б. писал знаменитый баснописец Лафонтен. Под его пером Б. отличалась простотой и остроумием; но писательница того же века Дезульер лишила Б. этих свойств. В глазах Буало, а затем Мольера, Б. была чем-то устарелым и скучным. Но независимо от такого строго выдержанного, со стороны формы, вида стихотворений, балладой весьма рано привыкли называть во Франции стихотворные пьесы, отличающиеся свободой формы и особенно ярким национальным характером содержания. Такова сохранившиеся до сих пор, как народная песня, Б. рассказывающая об отчаянии дочери французского короля, принужденной выйти замуж за английского принца (дочь Карла VI была замужем за Генрихом V английским). В новейшее время образцы свободной баллады мы встречаем у главы французских романтиков В. Гюго («La ballade de la nonne» и «Les deux archers») и у Жерара де-Нерваля («La fiancee fidele» и «Saint Nicolas»).

В Англии Б. известна издавна. Есть основание предполагать, что Б. принесена норманскими завоевателями, а здесь получила только колорит мрачной таинственности. Самая природа Англии, в особенности в Шотландии, внушала бардам этих стран настроение, сказывавшееся в изображении кровавых битв и ужасных бурь. Барды в своих балладах воспевали битвы и пиры Одина и его товарищей; позднее поэты этого рода воспевали подвиги Дугласа, Перси и др. героев Шотландии. Известны затем баллады о Робине Гуде, о прекрасной Розамунде, столь популярные в Англии и Шотландии, равно как и Б. о короле Эдуарде IV. Из Б. неисторических замечательна Б. о детях в лесу, отданных дядей опекуном двум разбойникам для того, чтобы они их убили. Литературную обработку Б. дал Роберт Бернс. Он мастерски воспроизводил старые шотландские предания. Образцовым произведением Бернса в этом роде признается «Песня о нищих» (переведена на русский язык). Вальтер Скотт, Соути, Кемпбель и некоторые другие первоклассные английские писатели также пользовались поэтической формой Б. Напомним, что перу Вальтер Скотта принадлежит Б. «Замок Смальгольм», в переводе Жуковского увлекавшая наших любителей романтизма. В общем слово баллада получило в Англии своеобразное значение, и стало применяться преимущественно к особому роду лирико-эпических стихотворений, которые были собраны Перчи в «Reliques of ancient English poetry» (1765 г.), и имели большое влияние на развитие не только английской, но и немецкой литературы. Поэтому слово Б. в Германии употребляется в том же смысле, т.е. как обозначение стихотворений, написанных в характере старинных английских и шотландских народных песен. Содержание немец. Б. имеет также мрачный, фантастический характер, и идет эпизодично, так что восполнение в Б. частей, недостающих или связывающих сюжет ее, предоставляется фантазии самих слушателей. В Германии Б. была особенно в моде в конце прошлого и первой четверти текущего столетия, в период процветания романтизма, когда появились баллады Бюргера, Гете, Уланда и Гейне. – Как композитор музыкальных «баллад» в Германии пользуется большой известностью Леве. Упомянем также о знаменитой балладе «Лесной царь» Шуберта.

Баллада явилась в русской литературе в начале нынешнего столетия, когда отжившие свой век традиции старого псевдоклассицизма стали быстро падать под влиянием немецкой романтической поэзии. Первая русская Б., и притом – оригинальная и по содержанию, и по форме – «Громвал» Гавр. Петр. Каменева (1772 – 1803); но главнейшим представителем этого рода поэзии у нас был В.А. Жуковский (1783 – 1852), которому современники дали прозвище «балладника» (Батюшков), и который сам в шутку называл себя «родителем на Руси немецкого романтизма и поэтическим дядькою чертей и ведьм немецких и английских». Первая его Б. «Людмила» (1808) переделана из Бюргера (Lenore). Она произвела сильное впечатление на современников. «Было время», говорит Белинский, «когда эта Б. доставляла нам какое-то сладостно-страшное удовольствие, и чем более ужасала нас, тем с большею страстью мы ее читали. Она коротка казалась нам во время оно, не смотря на свои 252 стиха». Жуковский перевел лучшие Б. Шиллера, Гёте, Уланда, Зейдлица, Соути, Мура, В. Скотта. Оригинальная его Б. «Светлана» (1813) была признана лучшим его произведением, так что критики и словесники того времени называли его «певцом Светланы». Пушкину принадлежат Б.: «Песнь о вещем Олеге», «Бесы» и «Утопленник»; Лермонтову – «Воздушный корабль» (из Зейдлица); Полонскому – «Солнце и месяц», «Лес» и др. Целые отделы Б. находим в стихотворениях гр. А.К. Толстого (преимущественно – на древнерусские темы) и А.А. Фета.

 

Балистика

Балистика (баллистика) – наука о движении тяжелых тел, брошенных в пространстве, основанная на математике и физике, Она занимается, главным образом, исследованием движения снарядов, выпущенных из огнестрельного оружия. Различают внутреннюю Б, занимающуюся исследованием движения снаряда в канале орудия, в противоположность внешней баллистике, исследующей движение снаряда по выходе из орудия. Главной задачей научной Б. является математическое решение вопроса о зависимости кривой полета (траектории) брошенных и выстреленных тел от ее факторов (силы пороха, силы тяжести, сопротивления воздуха, трения). Для этой цели является необходимым знание высшей математики и добытые таким путем результаты представляют ценность только для людей науки и конструкторов оружия. Но, понятно, что для солдата-практика стрельба является делом простого навыка.

Первые исследования относительно формы кривой полета снаряда (из огнестрельного оружия) сделал в 1546 г. Тартаглия. Галилей установил при посредстве законов тяжести свою параболическую теорию, в которой не было принято во внимание влияние сопротивления воздуха на снаряды. Теорию эту можно применить без большой ошибки к исследованию полета ядер только при небольшом сопротивлении воздуха. Изучением законов воздушного сопротивления мы обязаны Ньютону, который доказал в 1687 г., что кривая полета не может быть параболой. Робинс (в 1742 г.) занялся определением начальной скорости ядра и изобрел употребляемый и поныне баллистический маятник. Первое настоящее решение основных задач баллистики дал знаменитый математик Эйлер. Дальнейшее движение Б. дали: Гуттон, Ломбард (1797 г.) и Обенгеим (1814 г.). С 1820 г. влияние трения стало все более и более изучаться, и в этом отношении много работали: физик Магнус, французские ученые Пуассон и Дидион и прусский полковник Отто. Новым толчком к развитию Б. послужило введение во всеобщее употребление нарезного огнестрельного оружия и продолговатых снарядов. Вопросы Б. стали усердно разрабатываться артиллеристами и физиками всех стран; для подтверждения теоретических выводов стали производиться опыты с одной стороны в артиллерийских академиях и школах, с другой стороны на заводах, изготовляющих оружие; так напр., очень полные опыты для определения сопротивления воздуха произведены были в Петерб. в 1868 и 1869 г., по распор. ген.-ад. Баранцева, заслуженным профессором михайловской артиллерийской академии, Н.В. Маиевским, оказавшим большие услуги Б., – и в Англии Башфортом. В последнее время на опытном поле пушечного завода Круппа определялась скорость снарядов из орудий разного калибра в различных точках траектории, и достигнуты были очень важные результаты. Кроме Н.В. Маиевского, заслуги которого оценены надлежащим образом и всеми иностранцами, в ряду множества ученых, в новейшее время работавших по Б., особенно заслуживают внимания: проф. алж. лицея Готье, франц. артиллеристы: – гр. Сен-Роберт, гр. Магнус де Спарр, майор Мюзо, кап. Жуффре; итал. арт. капит. Сиаччи, изложивший в 1880 г. решение задач прицельной стрельбы, Нобль, Нейман, Прен, Эйбль, Резаль, Сарро и Пиoбер,. положивший основание внутренней Б.; изобретатели балистических приборов – Уитстон, Константинов, Наве, Марсель, Депре, Лебуланже и др.

Литература (по внешн. Б.). Н.В. Maевский «Курс внешн. Б.» (Спб., 1870); его же, «О решении задач прицельной и навесной стрельбы» (№ 9 и 11 «Арт. Журн.», 1882 г.) и «Изложение способа наименьших квадратов и применение его преимущественно к исследованию результатов стрельбы» (Спб., 1881 г.); Х. Г., «По поводу интегрирования уравнений вращательного движения продолговатого снаряда» (№1, "Арт. Журн. ", 1887 г.); Маиевский, «Traite de Balist. exter.» (Париж, 1872); Дидион, «Traite de Balist.» (Пар., 1860); Робинс, «Nonv. principes d'artil. corn. par Euler et trad. par Lombard» (17З); Лежандр, «Dissertation sur la question de balist.» (1782); Поль-де-сен-Роберт, «Memoires scientif.» (т. I, «Balist», Тур., 1872); Отто, «Tables balist. generales pour le tir eleve» (Пар., 1844); Нейман, «Theorie des Schiessens und Werfens» («Archiv f. d. Off. d. preus. Art. und. Ing. Corps» 1838 и след.); Пуассон (Poisson), «Recherches sur le inouvement des project» (1839); Гели (Helie), "Traite de Balist. experim. " (Пар., 1865); Сиаччи, (Siacci), «Corso di Balistica» (Тур., 1870); Магнус-деСпарр (Magnus de Sparre), «Mouvement des projects oblongs dans le cas du tir du plein fouet» (Пар., 1875); Мюзо (Muzean), «Sur le mouv. des project. oblongs dans l'air» (Пар., 1878); Башфорт (Baschforth), «A mathematical treatise on the motion oi projectiles» (Лонд., 1873); Тилли (Тillу), «Balist.» (Брюсс., 1875); Астье (Astier), "Balist ext. " (Фонтенебло, 1877); Резаль (Resal), «Traite de mec. gener.» т. 1, «Mouv. des proj. obl. d. l'air» (Пар., 1873); Матиэ (Mathieu), «Dynamique analyt»; Сиаччи, «Nuovo metodo per rivolvere i problemi del tiro» (Giorno di Art. e Gen. 1880, part II punt 4); Отто (Otto), «Erorterung uber die Mittel fur Веurtheilung der Wahrscheinlichkeit des Treffens» (Берл., 1856); Дидион (Didion), «Calcul des probabilites applique au tir des project.» (Пар. 1858); Лиагр (Liagre), «Calcul des probabilites»; Сиаччи (Siacci), «Sur дe calcul des tables de tir» («Giorn. d'Art. et Gen.», parte II, 1875 г.) Жуффре (Jouffret), «Sur l'etablissement et l'usage des tables de tir» (Пар., 1874); его же, «Sur la probabilite du tir des bouches a feu et la methode des moindre carres» (Пар., 1875); Гаупт, «Mathematische Theorie der Flugbahn der gezog. Geschosse» (Берл., 1876); Гентш «Ballistik der Handfeuerwaffen» (Берл., 1876). По внутренней балистике: Нобль и Эйбль, «Исследование взрывчатых составов; действие восплам. пороха» (перев. В.А. Пашкевича, 1878); Пюбер, «Proprietes et effets de la poudre»; его же, «Mouvement des gazs de la poudre» (1860); Поль де С. Робер (Pol de St. Robert), «Principes de thermodynamique» (1870); Резаль (Resal), «Recherches sur le mouvement des project. dans des armes a'feu» (1864); А. Руцкий (Rutzki), «Die Theorie der Schiesspraparate» (Bенa, 1870); M. Э. Cappo (Sarrau); «Recherches theorethiques sur les effets de la poudre et des substances explosives» (1875); его же, «Nouvelles recherches sur les effets de la pondre dans les armes» (1876) и «Formules pratiques des vitesse et des pressions dans les armes» (1877).

 

Баллотирование

Баллотирование или Баллотировка (от франц. сл. ballote – шар, балл; отсюда и франц. глагод balloter – избирать по баллам, баллотировать) – означает закрытую или тайную подачу голосов посредством баллов или шаров. Этот способ подачи голосов посредством шаров первоначально вошел в употребление в Венеции, при выборе дожей. В настоящее время баллотирование употребляется при выборах на общественные должности, в члены различных корпораций или обществ и при решении таких вопросов, которые не требуют единогласного их принятия. Процесс баллотировки заключается в том, что в закрытое помещение (урну или ящик) каждым из имеющих право голоса опускается по шару, причем шары бывают двух родов: белые, означающие положительный ответ и черные – отрицательный. У нас, в России, подача голосов посредством шаров употребляется по закону при выборе дворян, купцов, городских и сельских обывателей к отправлению общественных должностей, кроме того этот пример закрытого голосования применяется при решении некоторых вопросов в правлениях или общих собраниях различных обществ и корпораций. В нашем Своде Законов термин «баллотирование» упоминается многократно, но самые подробные правила об этом способе подачи голосов изложены в ст. ст. 137 – 167 т. III Св. Зак. в Уст. о службе по выборам дворянским. Кроме этой баллотировки посредством шаров существует еще и другая, производящаяся путем опускания в выборный ящик закрытых записок с означением имен кандидатов; таким способом производится напр. избрание римского папы. Введение этого последнего способа баллотировки при выборах членов английского парламента, взамен издревле существующего в Англии порядка открытой подачи голосов составляло задачу целой политической партии, стремившейся этим путем устранить влияние правительства или богатых классов на избирателей. Цель эта увенчалась успехом в 1872 г., когда «Ballot Act'ом» введена при выборах закрытая подача голосов посредством записок. Являясь одним из лучших способов подачи голосов, баллотирование представляет однако некоторые неудобства при многолюдных собраниях, отнимая много времени и приводя избирателей в сильное движение, могущее нарушить тишину и порядок, необходимые при таких собраниях.

 

Балобан

Балобан (Falco lanarius) – один из видов соколов, употребляемых для охоты с ними. По видимому, при царе Алексее Михайловиче, Б. назывался подкрасным кречетом.

 

Балтийское море

Балтийское море – часть Атлантического океана, далеко вдающаяся внутрь Северной Европы. Оно отделяется от Северного или Немецкого моря (его залива Каттегат) тремя проливами Зунд, Большой и Малый Бельт между материками Швеции на В. и Ютландии на З. и Датскими о-ми. Длина с С. на Ю. около 1500 км., ширина от 180 до 360, пространство 412000 кв. км., самая северная оконечность у Торнео – 65° 51' с. ш., южная 53° 80' с. ш., восточная у Петербурга 47° 58' в. д., западная у Фленсбурга 27° 25' в. д. Глубина в среднем выводе очень мала – 63 м., всего более она к С. от о-ва Готланда – 265 м. В средине главной части моря она около 183 м. и еще менее в заливах Ботническом – не более 137 м., Финском – 64 м. и Рижском – 49 м. Б. море глубоко вдается в материк на С. (Ботнический зал.), В. (Финский зал.) и ЮВ. (Рижский зал.). На южном берегу заливы далеко не так значительны. Замечательны по удобству стоянки Кильский, обращенный в прусскую военную гавань, и полупресноводные лиманы, отделенные от моря узкой песчаной косой Куриш-гаффа и Фриш-гаффа. Берега очень разнообразны: в Швеции и Финляндии преобладает гранит, и особенно от Вазы до Гангеуда в море вдается множество скалистых полуостровов, а у берегов тысячи каменистых островов или шхер. Южный берег Финского залива состоит по большей части из скал плитняка силурийской формации, круто падающих к морю. Есть возвышенности и в Курляндии, но вообще как здесь, так и в Лифляндии и Пруссии берега плоски и песчаны, далее на З. в Мекленбурге, Голштинии, на о-ве Рюгене и Датских о-вах берега меловые. Состав дна такой же, как соседних берегов. Островами Б. море очень богато и некоторые из них больших размеров. Важнейшие – Рюген у южного берега, в Пруссии затем группа Датских о-вов у входа в море, главные – Зеландия, Фиония, Мён, Фальстер, Лааланд и лежащий отдельно, почти в средине южной части моря, тоже датский Борнгольм. Шведские o-ва Готланд и Эланд. России принадлежит значительная группа островов у входа в Финский и Рижский заливы, главные – Эзель и Даго, меньшие Вормс, Мэн и т.д., затем между главной частью моря и Ботническим заливом России же принадлежат Аландские о-ва, число их очень велико. В средине Финского залива – о-в Гохланд.

Замечательно изменение границ моря и материка на Б. море; оно отступает от обоих берегов Финского и Ботнического залива (обыкновенно принимают 1,2 до 1,6 м. в столетие для северных берегов Финляндии и 0,6 м. для южных), а на южных берегах Швеции и на берегах Куриш-гаффа, напротив, затопляет берега.

Б. море по содержанию солей есть самое пресноводное из всех морей, что зависит от впадения в него до 40 рек с пресной водой. По содержанию солей Б. м. делится на 3 области: к первой области относятся Ботнический, Финский и Рижский заливы, ко второй области – средний водоем моря до прусского берега и меридиана южной оконечности Швеции; к третьей – западное, узкое продолжение моря до Бельтов. В северной части Ботнического залива вода почти пресная (0,26 – 0,39%), в проливе Кваркен ее можно даже пить. В Финском заливе от устьев Невы до Кронштадта, вода также почти пресная (около 0,35%). За Кронштадтом вода уже солена, но до острова Гохланда ее еще употребляют для питья. В Рижском заливе содержание солей непостоянное, что зависит от направления ветров (недалеко от устья Двины – 0,58%). Во второй области содержание солей колеблется между 6 и 11 на 1000. В третьей области Б. м. содержание солей зависит от того, идет ли течение из Категата в Балтийское море или обратно. Волна на Балтийском море не более 11/2 метров высоты и 9 – 12 метров ширины. Волнения моря всего менее ощутительны при северо-восточном ветре. Приливов и отливов почти нет.

Благодаря малому содержанию солей, малой глубине и суровости зимы, Б. море замерзает на большое пространство, хотя и не каждую зиму. Так напр. проезд по льду от Ревеля в Гельсингфорс возможен не каждую зиму, но в суровые морозы и глубокие проливы между Аландскими о-вами и обоими берегами материка покрываются льдом, и в 1809 русская армия со всеми войсковыми тяжестями перешла здесь по льду в Швецию и в 2-х других местах через Ботнический залив. В 1658 Шведский король Карл Х перешел по льду из Ютландии в Зеландию. В более открытой части моря порты, не слишком защищенные, замерзают далеко не всякую зиму и во всяком случае обыкновенно лишь на несколько дней, напр. в пределах России особенно Либава и Виндава, несколько более лед обыкновенно держится в Балтийском порте и Гангеуде, долее в Ревеле, Пернове, Риге, еще долее в устьях Невы и восточной части Финского залива и особенно в Северной части Ботнического. Ниже приведены данные о продолжительности замерзания моря и низовий впадающих в него рек:

Широта Число дней подо льдом.

54° Устье р. Травы у Любека 32

54° Грейфсвальдский залив 58

57° Рижский залив у Аренсбурга 149

58° Рижский залив у Пернова 135

57° Рижский залив у Церельского маяка 40

57° Западная Двина у Риги 121

60° Восточный 165

60° Кронштат. рейды малый 153

60° Большой 162

60° Нева в Петербурге 147

60° Внутренний рейд у Ганге 86

65° Улеа у Улеоборга : 175

Средние температуры воздуха:

Год. Янв. Апр. Июль Окт.

Копенгаген 7,4 -0,1 5,7 16,6 8,2

Кенигсберг 6,6 -3,1 6,6 17,3 8,0

Либава 6,5 -3,2 4,2 16,9 8,4

Митава 6.4 -5,0 4,9 17,6 6,9

Балт. порт 4,6 -5,4 1,6 16,1 6,3

Ревель 4,4 -6,4 1,5 16,6 5,9

Петербург 3,7 -9,4 2,1 17,8 4,5

Гельсингфорс 3,9 -6,9 1,0 16,4 6,6

Ганге 4,4 -4,3 0,4 15,5 6,4

Торнео 0,3 -12,3 1,5 15,5 1,3

Из этого видно, что в Дании, у входа в Балтийское море, год на 3,7 град., а январь на 9,3 теплее, чем у вост. оконечности Финского залива, и год на 7,1, а январь на 12,2 теплее, чем у северн. оконечности Ботнического залива. Положение у открытых, редко замерзающих частей моря увеличивает температуру зимы и осени, но понижает температуру лета. Так в Ганге, на ЮЗ. Финляндии январь теплее, чем в Митаве, лежащей на 3° южнее, а июль такой же, как в Торнео. Таяние льда имеет влияние на понижение температуры летних месяцев. Скандинавское побережье зимой теплее, чем русское; в июле месяце температура на русском побережье почти на 3° теплее, чем на западных берегах в Швеции. По данным германской морской обсерватории, средняя годовая температура местностей бассейна Балтийского моря вообще выше 0°; ниже она только на северной части Ботнического залива. Температура в Б. м. всего ниже в январе; в феврале замечается незначительное повышение, в марте температура значительно повышается (за исключением Южной Швеции), в июле температура достигаете maximum'a. -Атмосферное давление всего выше на южном берегу Балтийского моря зимой (762 мм.), к СЗ. давление падает и всего ниже на берегу Ботнического залива. Атмосферное давление в Ботническом заливе очень равномерное. Воздушные течения у берегов Б. моря в общем не сильны. Из ветров, в летнее время, в западной части Б. моря дуют преимущественно югозападные, по южным берегам – западные; в жаркое время года, по отношению к частоте восточных и западных ветров, на восточном и западном берегах Б. м. замечается явление обратное тому, что бывает в зимнее время, а именно: на западном берегу чаще дуют восточные ветры, а на восточном западные. Осенью, вследствие влияния континентального тепла, ветры, дующие с континента к морю, бывают гораздо чаще, чем летом. В течение дня направление ветров меняется по берегам, как в других морях: по утрам, вследствие значительного охлаждения береговой полосы ночью, ветра дуют к морю; днем, когда земля успевает достаточно нагреться – с моря и к вечеру ветры снова дуют с континента. Наибольшее число бурь приходится на зиму и весну; наименьшее на лето. Направление бурь осенью– с З. и ЮВ., а летом -с З. С апреля до сентября бури всего чаще в области Финского залива и севернее. Относительная влажность меньше всего зимой, больше всего летом и падает к осени, когда она все-таки выше, чем весной; в течение дня влажность увеличивается в холодные часы и понижается в более теплые. Среднее количество дождя в области Б. м. в году = 500. В Дании и Шлезвиге = 620 – 623; на Ю. в Мекленбурге = 505, в Померании = 572, в Пруссии = 549, в наших Остзейских губерниях то же, что и в Мекленбурге. На русском прибережьи наименьшее количество дождя приходится на февраль и март месяцы; в Ботническом заливе – на апрель, по немецкому прибережью – в июле; в других частях бассейна Б. м. -в августе; на крайнем севере и западе Б. м. -в сентябре.

Температура воды Б. м. также колеблется, как и температура воздуха, но в общем она ниже, чем в других морях (между 15° и 17,75 летом). По утрам в летнее время температура воды падает иногда ниже 12°, что объясняется южным ветром, сгоняющим верхние, более теплые слои воды в океан. При северном ветре, вода значительно теплее. Наивысшей температуры вода достигает в августе месяцее, но не выше 18°. Грунт Б. м. весьма разнообразен: в южных частях – песок; в восточных ил и песок, у шведских и частью финляндских берегов камень.

Места для купанья на Б. м. весьма многочисленны; наилучшие из них следующие: Аландские острова, Аренсбург, Апенраде (в Малом Бельте), Балтийский порт, Выборг, Виндава, Вустров, Вернемюнде, Гельсингфорс, Гунгербург, Гапсаль, ГроссМюритц, Готеборг, Герингсдорф, Дивенов, Доберан, Дистернброк, Куттеркюль, Кунда, Кранц, Колберг, Киль, Копенгаген, Либава, Лизекиль (в Скагерраке), Мэррекюль, Мисдрой, Мариенлист, Марштранд, Нарва, Ораниенбаум, Пернов, Путбус, Ревель, Рига, Рефнес, Рюгенвалде, Стокгольм, Силамегги, Свинемюнде, Травемюнде, Цоппот, Шмецк. Характер морских купаний на берегу Б. м. не везде одинаков; купанья эти можно разделить на три категории. К первой категории принадлежат купанья с характером островным, каковы Вернемюнде, Вустров и т.д. Ко второй категории принадлежат купанья южного берега Балтийского моря, имеющие впереди себя море, сзади обширные леса, защищающие от континентальных ветров. К третьей категории нужно причислить местности, где находятся возвышенности и скалы, напр. Путбус.

Флора и фауна Б. моря имеют характер переходный от моря к пресноводному озеру. Так, часто морские моллюски, как и устрицы, Муа trunata, Littorina littoralis и т.д. находятся только в зап. части моря, где вода солонее. Рыбы также отчасти пресноводные, морские же становятся мельче при приближении к заливам и устьям рек, напр. сельди, кильки, треска и т.д. Рыболовство в Б. море менее значительно, чем в Каспийском у устья рек, впадающих в него и рыба служит главным образом для продовольствия местных жителей в свежем виде. Указанные выше рыбы не заходят в восточную часть Финского залива и устья рек, где ловятся особенно: лосось, корюшка, ряпушка и др. Тюлени водятся у Аландских о-вов. Из ископаемых находят янтарь в южной части моря, от Копенгагена до Курляндии, особенно в Померании. Б. море опасно для плавания, вследствие множества островов, подводных скал и рифов; опасность уменьшается благодаря множеству маяков, из которых около половины содержит Россия. В Б. море впадает много значительных рек, важнейшие: Траве, Одер, Висла, Неман, Виндава, Зап. Двина, Пернава, Нарова, Луга, Нева, Улеа, Торнеа, Лулеа, Питеа, Умеа, Даль-Эльф – исток оз. Мэлера у Стокгольма и Мотала. Речная область, изливающая свои воды в Б. море, около 2313000 кл. Выгодное положение Б. моря уже давно повело к тому, что на нем производится обширная торговля. Уже Птоломей называл его Венедским морем, от славянского народа Вендов или Венедов, обитавших на южном поморье Балтийского моря, в нынешних Померании и Мекленбурге, и занимавшихся мореплаванием. Вероятно и скандинавы ранее занимались им, несколько позже оно началось в вост. части моря, но здесь приобрело особенное значение, благодаря большому протяжению судоходных рек и озер, дававших удобные пути внутрь материка. На заре русской истории мы уже видим торговые пути, особенно путь из варяг в греки, который обогатил Новгород. Другие пути, с небольшими волоками, вели в область Волги и ее притоков. Позднее особенно оживились пути, ведущие к Рижскому заливу и восточной части южного берега моря, и у устьев рек были основаны большие торговые города Рига и Данциг. Особенное значение в торговле Б. моря имел в средние века Ганзейский союз, важнейший город которого был Любек. Центральная фактория Ганзы для торговли с северными и восточными странами была в г. Висби на о. Готланде.

В оживленных сношениях с Ганзою состоял Новгород. Несколько позже Ганзы началось военное и торговое преобладание Дании на Балийском море. В конце XVI и до начала XVIII ст. торговый путь через Финский залив и Неву утратил свое значение. Благодаря войнам, разгрому Новгорода Иоанном Грозным, неприязни к России Швеции и Немецкого ордена – заграничная морская торговля России шла главным образом через Архангельск. Основание Петербурга Петром Великим, перенесение сюда столицы и устройство каналов, соединяющих области рек, впадающих в Финский залив, с областью Волги подняли торговлю в устьях Невы до небывалой прежде высоты. Очень большое значение имела и постройка железных дорог, особенно Николаевской, Московско-Рязанской и Рязанско-Козловской. Но другие железные дороги потом стали отвлекать грузы от Петербурга, частью к более удобным и на менее продолжительное время замерзающим русским портам (Ревелю, Риге, Либаве), частью заграницу, к Кенигсбергу. В настоящее время по ввозу Петербург с Кронштадтом все-таки остается решительно первым портом Б. моря; вообще же важнейших портов Б. моря – 10; именно в России: Петербург, Ревель, Рига, Либава; в Германии: Пиллау (порт Кенигсберга), Данциг, Штетин и Любек; в Дании – Копенгаген, в Швеции – Стокгольм. Ни один из этих портов однако далеко не имеет таких оборотов, как Лондон, Ливерпуль, Гамбург, Антверпен и Нью-Йорк. Из второстепенных портов можно еще назвать в Гepмaнии: Фленсбург, Киль, Висмар, Росток, Штральзунд, Эльбинг и Мемель, в России: Виндаву, Аренсбург, Пернов, Балтийский порт, устье Наровы, Выборг, Гельсингсфорс с Свеаборгом, Гангё, Або, Улеаборг; в Швеции: Истод и Висби. Привоз и отпуск товаров изменялся, в следующих размерах с 40-х гг.

Русские порты без Финляндии

Сред-ний вывоз Сред-ний при-воз

1840– 49

1850– 60

1888 1840– 49 1850 – 60 1888

В тыся-чах рублей

Петербург и Кронштадт 33485 34408 84240 43378 52386 61920

Ревель 285 468 20723 495 700 41873

Рига 13253 14303 53806 4239 4109 22189

Либава 743 1080 51236 140 164 24234

Отсюда видно, что торговля всех портов увеличилась, но Ревеля и Либавы в гораздо большей степени, чем Петербурга и Риги. Очень большой ввоз Ревеля объясняется тем, что он служит зимним портом для Петербурга. Главные статьи вывоза Балтийских портов – хлеб в зерне, особенно рожь и овес, лен и пенька, льняное семя, лес. Привоза – чай, хлопок, вино, дорогие мануфактурные изделия и до самого недавнего времени – железо во всех видах, от чугуна до машин включительно.

Литература: «Лоция» (изданная Гидрографическим департаментом, также изд. им карты и атласы); «Segelbandb. fur die Ostsee»; (Берлин, 1878); «Jahresb. des Komission zur Untersuch. der deutsch. Meere» (с 1873 г.); Акерман, «Phys. geogr. des Ostsee» (Гамбург, 1883); Штукенбер, «Hydr. des russ. Reiches», т. I, Небольсин, «Обозр внешн. торговли России» (изд. Деп. там. сбор.); Веселовский, «Климат России» (1857); Воейков, «Климаты земного шара» (1884).

 

Балхаш

Балхаш или Балкаш по киргизски Денгиз, под 45° 48 с. ш. и 91° 97 в. д. – большое озеро на границе областей Семипалатинской и Семиреченской, четвертое по величине озеро и третье соленое озеро Европейско-азиатского материка. Площадь его около 19600 в. в. или 20600 кл. Оно растянуто в направлении почти с ЗЮЗ. на ВСВ. и длина его около 500 в. В запад. части имеет выступ на Ю. Ширина его всего более в запад. части – до 80 в., в восточн. части гораздо менее – 15 и даже 8 в. Запад. и северо-зап. берега высоки, здесь над озером поднимается такое же нагорье (плато) как Усть-Урт к З. от Арала, и с этой стороны озеро не получает ни одного притока, а все с противоположной стороны, т.е. юго-вост. берега, за исключением Аягуза, который впадает в северо-восточный угол озера. С ЮВ. в восточную часть озера впадают Лепса, Аксу и Каратал, а в западную – Или, самый значительный и судоходный приток озера, берущий начало (если считать им р. Текес) у подошвы Хан-Тенгри самой высокой горной группы Тянь-Шаня. На СВ. берега Б. низменны, и первые 4 реки с трудом прокладывают себе путь через пески. Здесь трудно провести резкую границу между сушей и водой. Несомненно, что в недавнее время озеро значительно уменьшилось и еще продолжает уменьшаться. Заливы все поросли высоким камышом. Еще в сравнительно недавнее время оно соединялось с находящимся на В. от него оз. Сасык-Куль и Ала-Куль. На оз. несколько островов; самый значительный Уч-Арал у запад. берега. Вода гораздо солонее у северо-зап. берега, чем у юго-вост., куда впадает много речной воды. Озеро замерзает на 41/2 месяца, с конца ноября до конца апреля.

Очень распространено мнение, что Б. в геологически недавнее время составлял часть обширного Арало-Каспийского бассейна. Но после недавних исследований Никольского оказывается, что это не верно. Рыбы Б. и впадающих в него рек (судаки, окуни, маринки) гораздо ближе к рыбам бассейна Тарима, (от которого Б. теперь отделен высокой цепью Тяньшаня), чем к рыбам Арала и рек, впадающих в него (Аму и Сыр Дарьи). Между тем даже в р. Чу, прежде впадавшей в Сыр-Дарью, а теперь далеко не доходящей до неё, живут сазаны, сомы, также другие рыбы осетровых пород, вероятно Scaphirincum. Кроме того, в речной области Балхаша нет зеленой (съедобной) лягушки. Все это доказывает, что воды Балхаша в последний геологический период не соединялись с водами Арала.

Рыболовство в Б. и его притоках незначительно, как потому, что здесь не водится ценных рыб, так и потому, что рыбы немного. Правильного судоходства по оз. также нет. Глубина оз. не более 20 м., она больше у северо-зап. берега. Первые исследования и съемки Б. были сделаны в 1852 по приказанию ген. губ. Гасфорда. Ср. Риттер, «Азия» (т. II); Абрамов, «Река Каратал»; Бабкос, «Оз. Балхаш»; Голубев, «Ала-Куль» (Зап. по отд. геогр. И. Р. геогр. общ." (т. 1); Северцов, «Путеш. по Туркестану» (1873); М.Н. Богданов, «Отчет об Арало-Касп. эксп.»; Никольский, «Эксп. на Балхаш» («Зап. Сиб. отд. Геогр. общ.», т. VII); его же, «Фауна Балхаша» («Труды Спб. общ. естествоиспыт.», т. XIX).

 

Бальзак

Бальзак (Оноре де Balzac) – знаменитый французский романист; род. 20 мая 1799 в Туре, учился в Вандомской гимназии, потом три года служил в Париже писцом у адвоката и нотариуса, а после того занялся литературой и написал трагедию, но отзывы о ней были так неблагоприятны, что Б. решился перейти на поприще романиста и напечатал несколько романов под разными псевдонимами (некоторые из них вышли потом под псевдонимом Ораса де Сент-Обена). Неудачные издательские предприятия, в которые он пустился с 1826 г., вовлекли его в значительные долги, от которых он потом уже никогда не мог вполне освободиться и которые принуждали его работать до истощения сил. Между тем Б. напечатал под своим собственным именем роман «Les derniers Chouans» (1829 г. ), имевший большой успех, также как и следовавшие за ним романы «Catherine de Medicis», «La femme en 30 ans», «La maison du chat-qui-pelote», «Le bal de Sceanx», «Physiologie au mariage», «Le pere Goriot», «La peau de chagrin» и проч., которые в течение немногих лет поставили Б, в первом ряду франц. романистов. Издатели газет и журналов и книгопродавцы покупали на расхват его повести «Scenes de la vie privee», «Scenes de la vie de campagne», «Scenes de la vie parisienne» и проч. Б. задумал тогда написать нечто вроде эпоса, в котором его романы получили бы общую связь и составили одно целое. Он дал ему название «La comedie humaine». Б. был родоначальником реалистической школы и создал пестрый ряд типических образов, которые играют в этой комедии все возможные роли. Число действующих лиц в его повестях и романах достигло 3 – 4000. Смерть положила в 1850 г. внезапный конец грандиозному плану создания этой «Человеческой комедии». Его сестра, г-жа Сюрвилль, написала его биографию – «В., sa vie et ses oеuvres d'apres sa correspondance» (Пар. 1858). Романы Бальзака представляют верную картину современного ему французского общества; они отличаются необыкновенной наблюдательностью, хотя порой чрезмерная точность в описании деталей действует утомительно, задерживает развитие рассказа и отвлекает интерес от главных действующих лиц. Лучшие его романы «La recherche de l'absolu», «Le medecin de campagne», «Eugenie Graudet» и «Les parents pauvres». Cp Гозлана (Gozlan), «B. chez lui» (1862); «Correspondance de B.» (1819 – 50). (Пар. 1877). Lovenjoul, «Historie des oeuvres de B.» (1880), Брандеса в «Deutsche Rundschau» (1881, январь).

Статьи о Б. на русском языке: в «Современнике» (1841, т. XXIV, стр. 15 – 46); Мирекура, в «Репертуаре и Пантеоне» (1855, кн. II, стр. 1 – 28); Леон Гозлан, «Репертуар и Пантеон» (1855, кн. VI, стр. 1 – 16; 1856, кн. IV, стр. 9 – 17); Лаура Сюрвиль, в «Современнике» (1856, т. LIX, № 9, отд. V, стр. 1 – 24); Юлиан Шмидт, «История французской литературы» (т. 11, Спб., 1864, стр. 279 – 299 и друг.); А. Денегри, «Бальзак и его школа» («Дело», 1870, № 8, стр. 238 – 287); П. Д. Боборыкин, «Реальный роман во Франции» («Отечественные Записки», 1876, № 6); Эм. Зола, «Бальзак и его переписка» («Парижские письма», т. I, Спб., 1878, стр. 1 – 42); Вл. Зотов, «История всемирной литературы» (т. III, Спб., 1881, стр. 485 – 491); А. Красносельский, «Опыт генеалогии современного псевдореалистического романа» (в «Отечествен. Записках», 1883, № 5, стр. 103 – 120 и № 6, стр. 855 – 382). Романы и повести Б. много раз переводились на русский яз. В отдельном издании появились: «Сцены из частной жизни» (5 частей, Спб., 1832 – 1833); «Ростовщик Корнелиус» пов. (Спб., 1833); «Госпожа Фирмиани» (Москва 1833); «Женщина в тридцать лет» (Спб., 1833); «Созерцательная жизнь Людвига Ламберта» (Спб., 1835 и 1854); «Темные рассказы опрокинутой головы» (2 ч., Спб., 1836); «Шуаны или Бретань в 1799 г.» (Спб., 1836 и Моск., 1840); «Лилия в долине» (М., 1837); «Свадебный договор», роман 2 ч. (Спб.. 1855); «Старик Горю» (ром. 3 ч., Москва, 1840); «История бедных родственников» (Спб., 1875 года, перев. В. Чуйко); «Мелкие невзгоды супружеской жизни» (М" 1876 года); «Мачеха» (La marаtre) (драма в 5 д. и семи картинах, М., лит., 1880); «Евгения Гранде» (роман, перевод Ф. М. Достоевского. Спб., 1883). Кроме того, имеются в журналах: «Провинциальный Байрон» (Библ. для Чт. 1837, 21); «История величия и падения Цезаря Биротто, продавца духов» (ром., т.-же, 1838, 29); «Необыкновенная женщина» (т.-же, 1839, 34); «Графиня де-Ванденесс» (ром. т.-же, 1839, 34); «Похождение парижского денди» (пов. т.-же, 1839, 36); «Дуняша» (пов., т.-же, 1840, 39); «Светские приятельницы» (ром., 1840, 42); «Модеста Миньон» (т.-же, 1845, 69); «Кузен Понс или два музыканта» (т.-же, 1847, 83); «Один из тринадцати» («Соврем.», 1850, 23); «Погибшие мечты» («Северный Вестник», 1887).

 

Бальзамирование

Бальзамирование – способы предохранения трупов от разложения и гниения; для этого мягкие части трупа обрабатывают веществами, предотвращающими гниение или так называемыми антисептическими веществами. Подобного рода бальзамирование было известно уже ассириянам, мидянам и персам, но наибольшего совершенства в искусстве Б. достигли древние египтяне, у которых все трупы людей и даже многие животные подвергались бальзамированию. Египетский метод бальзамирования был описан Диодором, но его описание во многих частях страдает неясностью изложения. Во всяком случай нужно полагать, что египтяне обладали многими методами бальзамирования трупов. Самый совершенный метод состоит в опорожнении полости черепа с замещением мозга ароматическими веществами, в удалении всех внутренностей, пропитывании их ароматическими веществами и наполнении брюшной полости пахучими смолами, или асфальтом. Затем, производилось вымачивание всего трупа в растворах натронных солей и наконец заворачивание его в непроницаемые для воздуха и ароматизированные ткани. Что при египетском способе бальзамирования трупы не предохранялись от разложения – это доказывается простым осмотром мумий. Все мягкие части оказываются совершенно изменившимися в своем строении и даже наружные формы их еле сохранены. В общем, у египтян достигалось лишь превращение гниения в продолжительное изменение и распад тканей, что производилось частью при помощи применения антисептических веществ, частью путем устранения доступа воздуха, частью наконец условиями, способствовавшими высыханию трупа. В новейшее время бальзамирование применяется лишь в крайне редких случаях. Простейший способ, при котором однако теряется форма мягких частей, применявшийся уже у многих древних народов и у народов Южной Америки, и состоящий в высушивании трупов, применяется и теперь при посредстве очень сухих гробниц и склепов, причем мумификация происходить сама собою. К числу искусственных способов относится обработка трупов веществами, поглощающими влагу и свертывающими белковые вещества, например креозотом, древесным уксусом, некоторыми солями, особенно сулемой, мышьяком и другими минеральными средствами. Вводить их лучше всего путем впрыскивания растворов в кровеносные сосуды. Чаще всего сохранение трупов еще и по настоящее время практикуется в Англии: там во многих больницах применяют впрыскивание так называемой Garstin'ской жидкости (глицерин, мышьяк, карболовая кислота) и на каждый труп расходуют 6 пинт (около 3 кружек) жидкости; в других английских больницах берут 3 пинты глицерина, в котором предварительно было сварено полтора фунта мышьяковой кислоты, а затем 2 галлона чистого глицерина, при этом труп заворачивается в ткани, пропитанные карболовой кислотой. Наконец, в некоторых госпиталях пользуются так называемой Stirling'oвской жидкостью, состоящей из креозота, древесного спирта и сулемы. Большие полости тела промываются карболовой кислотой и, в конце концов, наполняются свежепрокаленным древесным углем.

Применение смол и ароматических веществ к бальзамированию, помимо получения приятного запаха, направленного преимущественно к прекращению деятельности трупных червей. В анатомических театрах с этой целью часто пользуются терпентинным маслом или иными бальзамическими жидкостями. Если даже и считать способы, применяемые для бальзамирования таких трупов, которые должны лежать в гробу, самыми лучшими, то во всяком случае, они оказываются нецелесообразными там, где трупы сохраняются для анатомических исследований, и на долгое время (мозг). Здесь не столько нужно добиваться абсолютной, так сказать, прочности трупа, сколько предохранения его от разложения, причем однако ж все формы тела должны быть вполне сохранены (напр. для судебно-медицинских целей). Обработка винным спиртом и сохранение в спирту есть одно из известнейших средств консервирования у анатомов, но однако ж при долговременном применении этого способа ткани трупа изменяются и обесцвечиваются. Gannal показал, что соли глинозема, будучи вспрыснуты в сосуды, дают такое соединение глинозема с тканями тела, при котором естественный turgor, округлость и форма всех частей довольно долгое время остаются неизменными и надолго задерживается гниение трупа. Соли, обыкновенно применяемые Gannal'ем, суть: сернокислый и соляно-кислый глинозем. Еще лучше, чем способ Gаnnаl'я, предохраняет от гниения метод, предложенный Sucquet, состоящий в наполнении сосудов, при помощи шприца, раствором хлористого цинка (труп мальчика, инъецированного хлористым цинком много лет тому назад покойным проф. В. Грубером, до сих пор еще можно видеть прекрасно сохранившимся в анатомическом музее с.-петербургской военно-медицинской академии). В последнее время с этой целью применяется преимущественно жидкость. Wieckersheimer'a. Ср. Gannal, «Histoire des embaumements» (Париж, 1841).

Что касается русских врачей, занимавшихся вопросом о бальзамировании и практическом его применении, то много труда было посвящено этому делу др-ом Д.И. Выводцевым, написавшим довольно обстоятельную монографию на эту тему, и предложившим свой способ бальзамирования трупов. Он в первый раз был опубликован автором в 1870 году и вскоре нашел себе широкое применение на практике. В настоящее время, благодаря доктору Выводцеву и ближайшим ученикам его, способ этот сделался общим достоянием русской медицинской науки, но так как само бальзамирование не имеет у нас особенно широкого распространения, то мы считаем нелишним, в виду отсутствия сведений по этому вопросу у лиц, не занимающихся им специально, сообщить здесь некоторые сведения об этом изящном и вполне надежном способе. Мы опишем последовательно: аппараты для бальзамирования, необходимые инструменты и самое производство всей операции, руководствуясь при этом описанием самого автора. Аппарат доктора Выводцева, называемый им инъектором, состоит из стеклянной цилиндрической банки (длиной или высотой 17, а в поперечнике 11 сантим.), емкостью около 4 ф. вод. Банка является резервуаром для инъекционной жидкости; он герметически закрыт медной крышкой, соединенной с медной же ставкой посредством стержней. Через крышку проходят: медная воронка с краном для приливания жидкости, медная трубка с краном для выпускания воздуха при вливания жидкости и нагнетательный насос с поршнем, у которого клапан снабжен нажимом из спиральной пружины. Через штатив насоса, кроме канала для накачивания воздуха, идет стеклянная трубка до дна банки, служащая для пропуска жидкости в каучуковый рукав. Стеклянная трубка, загибаясь в штативе под прямым углом, направляется к горизонтальной медной трубке, оканчивающейся наконечником для надевания каучукового рукава. Конец упомянутой медной трубки снабжен краном и манометром, показывающим силу давления протекающей жидкости. С наконечником каучукового рукава соединяется посредством каучуковой же трубки Т-образная трубка, вводимая в apтерию.

С самого начала действия аппарата открывают в нем все краны; затем наполняют банку инъекционной жидкостью через воронку, выпуская воздух через вышеупомянутую трубку. Затем все краны запирают и накачивают воздух насосом. Под этим давлением воздуха, жидкость идет по трубке, переходит в горизонтальную ветвь ее, из которой часть жидкости, устремляясь в манометр, показывает силу давления, а другая часть идет в каучуковый рукав, переходя из последнего наконец в Тобразную трубку, соединенную с артерией.

Самой лучшей жидкостью для бальзамирования трупов Выводцев считает следующую смесь: b Thymol 5,0 gr., Alcohol 4,5, Glycerini 2160,0, Aq. destillat 1080,0 gr. Для исхудалых или нежных субъектов предназначается раствор такого состава: b Thymol. 5,0. Alcohol 45,0, Glycerini Aq. destillat. аа 1620 gr.

Для бальзамирования трупа без вскрытия полостей, количество инъекционной жидкости должно быть почти равным половине веса трупа. Если же вскрываются полости, то количество инъекционной жидкости возрастает в неопределенном количестве и её берут столько, сколько понадобится, так как много жидкости теряется, вытекая из вскрытых полостей. Кроме описанного инъекционного аппарата, при бальзамировании по способу Выводцева требуются еще такие инструменты, как скальпели, ножницы, пинцеты, крючки (ординарн. и двойные), иглы анатомические, троакары, Т-образные разные и простые канюли разной величины (дюжина), шелк, катетеры, губки, гигроскопическая вата. Затем нужны ведра, миски, простыни и полотенца. Стол, на котором производится бальзамирование, в частных домах обыкновенно заменяют досками и скамьями. В виду неудобства, представляемого такими приспособлениями, Выводцев брал с собой складной стол, сделанный в Париже, по образцу стола Лефора. Самое бальзамирование выполняется так: выпускается катетером моча и опорожняется промывкой содержимое кишок; двумя разрезами на шее обнажаются обе общие сонные артерии и соответственные им вены. Под каждую из артерий и вен подводится по две лигатуры (расстояние между лигатурами = 2 сант.). Затем делаются продольные разрезы всех 4-х упомянутых сосудов, причем длина разреза не меньше 1 сант. В каждый разрез вводится по Тобразной трубке, горизонтальные ветви которых укрепляются подведенными лигатурами. Тогда приступают к инъекции обеих сонных артерий. Если жидкость не проникает в нижние конечности, то наливают главные и бедренные артерии. По окончании инъекции артерии и ванны перевязывают лигатурами. Вот общие указания при бальзамировании без вскрытия полостей.

При бальзамировании со вскрытием полостей нужно щадить большие стволы артерий и вен. Все внутренности грудной и брюшной полостей вынимаются. Оставшиеся концы дыхательного горла, пищевода, прямой кишки (у женщины и молочный рукав) крепко завязываются. На массивных органах делаются продольные разрезы. Полые и перепончатые внутренности разрезываются во всю длину, вычищаются и кладутся на несколько часов в раствор спирта и глицерина (поровну), на трупе перевязываются по возможности все перерезанные сосуды, а затем уже делается инъекция сосудов головы, верхней и нижней конечностей. Перед наливанием сосудов головы, основание шеи перетягивается каучуковым бинтом (как в способе Эсмарха при обескровлении). В сами артерии вводятся прямые капюли. Все это соединяется с аппаратом (так же как и вскрытые вены) и инъецируется. Череп и мозг должны остаться не вскрытыми.

Литература иностранная: 1) французская: Sue, «Anthropotomie, ou l'art d'injecter, de dissequer, d'embaumer etc.» (Пар., 1875); Маrchal, «Question de l'embaumement» (Пар., 1843); Dupre, Gannal et Sucquet, «Rapport sur divers modes d'embaumement» (Пар., 1847); P. Couil, «Etudes historiques et comparatives sur les embaumements» (Пар., 1856); I. P. Sucquet, «De l'embaumement chez les anciens et cnez les modernes» (Пар., 1872); Laskowsky, «Procede de conservation des cadavres et des preparations anatomiques» (Женева, 1878).

2) Немецкая: Sieber, «Ueber aegyptische Mumien» (Вена, 1820); Thomson und Bauer, «Ueber das Gewebe in den aegyptischen Mumien» («Liebig's Annalen», т. 69); Magnus, «Das Einbalsamiren der Leichen in alter und neuer Zeit; ein Beitrag zur Geschichte der Medicin» (Брауншвейг, 1839); Burow, «Ueber die conservirung von Leichen» («Deutsche Klinik», cтp. 73, 1860); Wickersheimer, «KonservirungsFlussigkeit» Berliner Klinisch. Wochenscrift", № 44, 1879).

3) Английская: Thomas Greenhill «The art of embalming» (1705); Mackenzie, «An account of a new method of embalming and perserving subjects for dissection» (Edinburg medical Journal, 1828); Thomas-Joseph Pettingrew, «Hystory of Egyptian mumies» (Лонд., 1834); G. Carrick, «On Dr. Wywodzoff's method of embalming the dead» (Эдинбург, 1870).

4) Русская: Cпасский, Описание способа бальзамирования Копса (Военномедицинский журнал, ч. XXVI, № 1, 1836 г.); Буш, «Руководство к преподаванию хирургии о бальзамировании» (1837 г.); «О бальзамировании мертвых тел»; «Друг здравия», № 76, (1840); Хан, «Бальзамирование» (прибавление к библиотеке медицинских наук, 1858 г.); Буяльский, «Бальзамирование» (Медицинский вестник, кн. 6, № 28, 1866 г.); Лямбль, «Отчет о новом способе приготовления анатомических препаратов, изобретенный проф. Брунетта» (Протоколы заседаний совета харьковского университета. Приложение к № 1, стр. 111, 1868); Выводцев, «О простом и общедоступном способе бальзамирования без вскрытия полостей» («Военно-медицинский журнал», часть CVII, 1870); его же, «О бальзамировании вообще и о новейшем способе бальзамирования трупов, без вскрытия полостей, посредством салициловой кислоты и тимола» («Военно-медицинский журнал», ч. CXXV, 1876); его же, «Бальзамирование и способы сохранения анатомических препаратов и трупов животных» (Спб., 1881 г.); И.В. Струве, «О сохранении органич. веществ по способу Викерсгеймера» (Императ. кавказ. медиц. общество, протоколы 1879 г.) и пр.

 

Бальзамы

Бальзамы. – Так называются встречающиеся в природе сиропообразные смеси смол с эфирными маслами, обладающие по большей части сильным, иногда приятным запахом. В соприкосновении с воздухом и при продолжительном хранении они твердеют и обращаются в смолы, что зависит отчасти от улетучивания эфирного масла, отчасти от окисления. Б. составляют продукты растительного царства: они вытекают из стволов некоторых пород деревьев, или сами собой, или через искусственно сделанные надрезы, а также получаются вывариванием и выжиманием известных частей растении. Ароматические Б. имеют применение в парфюмерии и в технике, многие из них употребляются также и в медицине, в качества лекарств. Наиболее известные Б. следующие: 1) канадский Б. или канадский терпентин, получаемый из бальзамической ели (Abies balsamea), произрастающей в Канаде и Виргинии; 2) копайский Б., добываемый из бальзамических деревьев (Copaifera multijuga и др. родов того же семейства), родина которых северная Бразилия; 3) карпатский Б. из сибирского кедра, растущего также на Карпатских горах, в Венгрии, Швейцарии, Тироли и др. местах; 4) весьма ценный меккский Б. из бальзамического дерева (Balsamodendron gileadense), растущего в Аравии и Египте; 5) перувианский Б., белого или темного цвета, из Myroxylon sonsonatense в южной Америке; 6) жидкий стиракс из Liquidambar orientale в Виргинии, приготовляется также и в Ост-Индии; 7) толуанский Б. из бальзамического дерева Myroxylon toluiferum, произрастающего близ города Толу, лежащего неподалеку от Картагены, в Колумбии; 8) терпентин. Неправильно придают название Б. некоторым искусственным составам, пользовавшимся в прежние времена большим почетом в качестве врачебных и целительных средств, который теперь по б. ч. оставлены, сюда относятся: майский Б., серный Б. (раствор серы в льняном масле), Гофмановский жизненный Б. (состоящий из спирта и различных эфирных масел), Б. для ран (из спирта, уксуса, тимьянного масла, мирры и т.п.). Относительно Б. см. Wiesner, «Rohstoffe des Pflanzenreichs» (1873, Лейпц.), а также Kerl und Stohmann (Muspratt «Encykl. Handbuch d. techn. Chemie» (4 изд. 1888 г.).

 

Бальфур

Бальфур (Артур Джеймс) – английский политический деятель, племянник Сольсбери; род. в 1848, воспитывался в Итонском колледже и Кембриджском универс., с 1874 заседает в палате общин. Принадлежит к консервативной фракции лорда Рандольфа Черчиля. В 1887 занял в кабинет Сольсбери место статс-секретаря по ирландским делам и своими энергическими мерами против ирландской национальной партии вызвал пламенную ненависть к себе гомрулеров.

 

Бамако

Бамако (Баммако, Бамаку) – селение в Африке, во француз. Судане, 1500 мет. от Нигера, 12° 37' 07" южн. шир. и 10° 11' 54" вост. долг. Оно является столицей небольшой области того же имени, заключающей в себе до 23 деревень и до 5000 жит. Поверхность Бамако очень холмиста, хорошо орошена и покрыта прекрасным лесом, доставляющим превосходный строительный материал. Очень много тут также каучуковых деревьев и красильных. Жители возделывают просо и маис и занимаются кожевенным ремеслом, выделкой тканей и рыбной ловлей. Часть их негры (сарроколы), другая – мавританского происхождения. Последние – магометане и прежде занимались торговлей невольниками. В 1882 г. Борни-Деборд (BorgnisDesbordes) заставил жителей признать протекторат Франции и построил форт. Торговый оборот Бамако в 1884 году доходил до 5 миллионов франков. Б. (до 1100 жит.) служит местопребыванием коменданта округа, которому подвластны также Бирго и Беледугу. Телеграфное сообщение соединяет Бамако с Сен-Луи.

 

Бамбук

Бамбук, бамбуза – установленный Шребером род растений из семейства злаков. Виды этого рода, свойственные, главным образом, тропикам, образуют обыкновенно целые заросли или леса. Полые, чрезвычайно стройные стволы этих древовидных злаков достигают вышины, превышающей вышину наших лиственных и хвойных деревьев. Цветки собраны колосками, образующими иногда весьма крупную кисть; тычинок шесть, столбик 3-х раздельный, с перистыми рыльцами. Самый важный и наиболее известный вид – это встречающийся в Ост-Индии В. arundinacca Willd., стволы которого достигают 25 м. вышины и толщины в 20 – 30 с. у основания. Применение стволов чрезвычайно разнообразно: более старые идут на постройку домов, более молодые на выделку домашней утвари, оружия и пр.; из стволов же приготовляют всевозможную посуду, корыта, желоба и пр.; их употребляют также на рассылку гуммигута (краски, получаемой из мягкого сока некоторых тропических растении из семейства Garcinieae или Guttiferae). Из тонких (в 2 – 4 сант.) стволов выделываются в Европе тросточки. Из лубяных волокон молодых побегов приготовляют в Китае плотную, так называемую китайскую шелковую бумагу, на которой и в Европе иногда печатают рисунки.

В узлах старых стволов В. arundinacca попадаются своеобразные выделения, состоящие, главным образом, из кремнезема (86%), имеющие сладковатый вкус и известные под названием бамбукового сахара или табашира, употребляемого в Европе в фарфоровом производстве и для полирования. Подобно В. arundinacca, употребляются и другие виды, напр., южноамериканские В. Guadua Humbet Bonpl. и В. Tagoara Mart . У последнего вида, также у некоторых других, в старых междоузлиях накопляется сладкая, прозрачная жидкость, которую можно пить. Молодые побеги яванских В. Apas Schlect. и В. verticillata Willd. употребляются в пищу.

 

Бамиан

Бамиан (Bamijan) – местечко и горный проход в Кабулистане, в 87 км. к СЗ. от Кабула, лежит на раздельной линии между высокими снеговыми горами Гиндукуша и возвышающимися у истоков Гильменда горами Куги-Баба, а также на главной караванной дороге в Туркестан, к которому оно служит ключом. Весьма плодородная долина Б. лежит к С. от ущелья Гаджияк, которое заключено между крутыми, почти отвесными скалами в 3700 м. вышиной, имеет 14 км. в длину и не более 2,5 км. в ширину; это единственное ущелье, удобное для прохода тяжелых обозов и артиллерии через Гиндукуш, которым, вероятно, воспользовался еще Александр В. и которое особенно замечательно находящимися в нем древностями. Долина Бамиан была некогда главным местом культа Будды, о чем и поныне свидетельствуют полуразрушенные исполинские идолы. Б. вместе с высеченными в скалах идолами был описан еще буддистскими монахами, которые в IV и V стол. направлялись из Китая через Среднюю Азию в Индию. Статуи находятся на холме в 90 м. вышиной, а вокруг него, на протяжении 11 км., видны возвышающиеся одни над другими углубления в скалах, снабженные различной резной работой. Мужская статуя, носящая имя Занг-Каль, имеет в вышину 52 м., а женская, Шах-Муна – 37 м. Обеим дано естественное положение и легкая драпировка. Мужская фигура довольно хорошо сохранилась, а у женской недостает всей верхней части лица. Обе статуи высечены в глубоких нишах, также украшенных резной работой, с изображениями государей и множеством символических фигур. Во внутренность статуй можно подниматься до самой головы по высеченной в массивном камни винтовой лестнице. Обе стены долины прорезаны многочисленными (как полагают до 12000) гротами и кроме того вся долина усеяна башнями и развалинами гробниц, мечетей и других зданий, находившегося здесь впоследствии мусульманского города Гаугале, разрушенного в 1221 году Чингисханом. В 15 км. на З. от Б. лежать развалины так называемого замка Зогака (построенного из прекрасно обожженных кирпичей, до сих пор хорошо сохранившихся, и окруженного валом в 25 м. вышиною), сооружение которого приписывается легендарному персидскому царю того же имени. Замок был построен для наблюдения за важным горным проходом. Здесь и в долине Б. было найдено в новейшее время множество монет, колец и других старинных предметов, описанных Принсепом, Массоном, Вильсоном, Вудом и друг. Ср. Жюльен (Iulien), «Voyages des pelerins buddhistes» (Париж, 1857); Минаев, «Верховья Аму-Дарьи»; Яворский, «Посольство в Авганистан».

 

Банальность

Банальность (от франц. banal) – так наз. на средневек. феодальном языке все, что отдавалось сюзереном вассалу в пользование за известные повинности; отсюда Б. стали называться всякую вещь, находящуюся в общем употреблении; в переносном смысле Б. стало означать все обыденное, тривиальное, пошлое.

 

Бангкок

Бангкок или Банкок – столица и важнейший портовый, промышленный и торговый город в государстве Сиам, на пол.-ове Индостане, лежит на обоих берегах реки Менам в 30 км. от впадения ее в Сиамский залив, и занимает до 7 км. вдоль по течению реки. Совершенно еще незначительный до конца XVII ст. пункт, Б. в 1766 г. стал главным городом страны и столицей сиамских королей вместо Аютья или Аюджа. Б. расположен на многих островах, образованных рекою Ме-нам, прорезанных целой сетью каналов, в низменной аллювиальной местности порою болотистой и лишь изредка представляющей холмистые возвышенности; местность чрезвычайно плодородна, покрыта сплошь рисовыми полями, кокосовыми и другими пальмами или же целыми садами фруктовых деревьев, но часто подвергается наводнениям. Вследствие этого, деревянные, а у беднейших жителей – бамбуковые жилища и хижины туземцев строятся на сваях, высотой в 2 – 3 м. над землей, причем для входа служит приставляемая извне лестница. Только дворцовые постройки, общественные здания, многочисленные буддистские храмы, жилища европейских консулов и представителей североамериканских и европейских торговых домов, их складочные магазины и т.п. построены всецело или частью из камня и расположены в сухих местах, на естественных или искусственных возвышениях. Б. окружен высокой (в 10м.) и толстой (в 3 м.) стеной и разделяется на три части. Внутреннюю образуют многочисленные здания, сады и постройки королевской резиденции, отделенные особой стеной от остальных городских зданий. Здесь находятся дворцы первого и второго королей Сиама, их гаремы, казармы телохранителей, богато украшенные стойла белых слонов, королевская сокровищница, арсенал, храм со статуей сидящего Будды в 2 м. вышины, позолоченной и украшенной драгоценными каменьями и другой его же статуей, высеченной из дорогого зеленого камня; в этом храме короли, вступая на престол, принимали присягу; далее, здесь же находится здание, носящее название Магапрасат, в котором помещаются великолепно украшенный тронный или приемный зал, а также зал, где в течение целого года сохранялись, в золотых гробах, до набальзамирования, тела усопших королей; затем, всякого рода магазины, склады и проч. Средняя часть города, изрезанная каналами и речками, имеет лишь несколько узких улиц и одну более широкую, служащую базаром. Весьма оживленное движение в этой части города происходит исключительно по воде. Значительное число населения почти постоянно живет на воде, в лодках и на плотах, подобно жителям Кантона. Третья, внешняя часть города, постепенно сливается с предместьями, где находятся европейские и североамериканские торговые дома, иностранные консульства и т.д.

Чрезвычайно своеобразную физиогномию Б. приобретает от изобилия в нем буддистских пагод с высокими (30 – 40 м.) башнями, представляющими несколько (обыкновенно – три) поставленных одна на другую усеченных пирамид с последовательно уменьшающимися основаниями; детали архитектурной отделки башен очень разнообразны, вышки и выступающие части украшены богато позолоченными скульптурными фигурами, орнаментами и резьбой, крыши же покрыты зеленой или желтой глазурью. Три самых замечательных пагоды носят название: Ватт Секкет, Ватт Нун и Ватт Сутгат. Каждая из них состоит из собственно храма, принадлежащей к нему башни, здания для жрецов (телапойны), живущих вместе, на подобие монахов (число их достигает при более значительных пагодах до 200 – 300), из окружающей это здание галереи, поддерживаемой колоннами – все это расположено среди обширного, красиво убранного в китайском вкусе сада, обнесенного высокой стеной. В 15 км. к С. расположен Перебат – святое место, куда стекаются на поклонение со всей страны, с старинным, основанным в 1602 г. монастырем. Внутри его, по мраморной лестнице с золочеными перилами, подымаются к возведенной на террасе башне, позолоченной снаружи, пол которой состоит из серебряных плит и где за серебряной решеткой хранится след Будды, а в глубине, под золотым, усыпанным драгоценными каменьями балдахином, находится его статуя, высотой в 2 м., также из серебра. Население Б. простирается до 600000 ч. Более трети населения составляют китайцы другую треть – сиамцы (таисы), остальное – бирманцы, малайцы, пришельцы из Лаоса, Пегу, Аннама, Камбоджи, также несколько тысяч чел. населения смешанной крови. Китайцы – более деятельная и передовая часть населения, занимаются преимущественно земледелием и торговлей, хотя им не чужды в то же время ремесла и промыслы. В Б. сосредоточено, под главенством сангкерата (первосвященника) до 50000 ч. талапоинов или буддийских священников. Торговля Б. весьма значительна, вследствие судоходности р. Ме-нам, имеющей минимальную глубину во время отлива в 4 м., что позволяет морским судам доходить до самого города. Торговля вся почти в руках китайцев. В 1881 году гавань Б. считала 524 суда, вместимостью в 223121 тонн, со стоимостью груза в 9865956 дол. Предметы вывоза составляют: рис, сахар, шелк, хлопок, табак, различный смолы, кардамон, перец, слоновая кость, соленая и сушеная рыба, орехи (так наз. индийские), различных сортов ценное дерево, шкуры буйволов, носорогов, слонов, тигров, оленей и др., съедобные гнезда ласточек, кунжут, отчасти олово и т.д. На европейские и американские рынки из всего этого идет: рис, сахар, различные смолы. Ввоз из Европы и Америки заключается, главным образом, в хлопчатобумажных, стеклянных, железных и металлических изделиях. Из Китая привозятся: фарфоровые изделия, шелк, чай и множество принадлежностей хозяйства и предметов китайского обихода и роскоши.

 

Бандаж

Бандаж. – В хирургии означает повязку, холщовую или кожаную, с различными металлическими приспособлениями, накладываемую на страждущую часть тела.

 

Банкивский петух

Банкивский петух (Gallus bankiva – дикоживущий вид куриных птиц, от которого, вероятно, происходят наши домашние куры. Самец имеет 66 сантиметров длины; перья на голове, шее, затылке и на верхней стороне хвоста – золотисто-желтые; спина пурпурно-бурая; грудь и рулевые перья черно-зеленые; крылья бурые; гребешок на голове красный; клюв буроватый; ноги аспидно-черные. Самка меньше самца, имеет более короткий хвост и отличается менее яркою окраскою: шейные перья ее черные с желтыми краями; нижняя сторона тела грязно-бурая с более светлыми пятнами на стержнях перьев; спина буро-серая. Б. петух водится в Ост-Индии и на Зондских островах и живет в бамбуковых зарослях, большею частью в гористых местах, реже на равнинах и преимущественно в густых лесах. Нравы и образ жизни этой птицы мало известны.

 

Банковские билеты

Банковские билеты, банкноты (фр. billet de banque, англ. banknote). Юридическая природа Б. Б., как документов, являющихся предметом не только торгового, но и общегражданского оборота, весьма спорна. С одной стороны Б. билеты, как и всякая кредитная бумага, содержат в себе обещание платежа, с другой же стороны они являются широко распространенным средством денежного обращения, что сближает их с бумажными деньгами. Соответственно этой двойственности их существа одни ученые (Кунце, Вагнер и др.) считают их бумагами (облигациями) на предъявителя, другие (Pay, Миттермайер, Унгер и др.) видят в них бумажные деньги. Некоторые же (Тэль, Штейп и др. ) придерживаются среднего мнения и приравнивают Б. билеты к бумажным деньгам тогда только, когда им присвоен принудительный банковый курс. Б. Б. не есть документ, являющийся доказательством права требования, существующего помимо и вне этого документа (как вексель, напр.), но право требования как бы овеществлено в Б. билете: с уничтожением билета прекращается и самое право. По общему положению, прямо выраженному в герм. законодательстве, банки не обязаны возместить ценность погибших или утерянных билетов. Равным образом, не допускается вещный иск о выдаче утерянного билета (по крайней мере по отношению к добросовестному приобретателю, уплатившему за билет какой-нибудь эквивалент). Даже в тех странах, в которых, как напр. в Германии, Б. билеты не являются узаконенным средством платежа, которое получатель не имел бы права отвергнуть, не делают на практике никакого различия между ними и бумажными деньгами. Наконец, подделка этих билетов преследуется наравне с подделкой денег. Все это указывает на родство Б. билетов с бумажными деньгами. Поэтому, когда в договорах, завещаниях или законах (напр. по вопросам об обеспечении исков, исполнении судебных решений) говорится о «деньгах», о «наличном имуществе» и т. п., то к ним должны быть отнесены и банк. билеты (выпущенные туземными банками, имеющими на то привилегию) Но в то же время можно указать и существенные пункты различия между Б. билетами и бум. Деньгами. Здесь прежде всего должен быть выдвинут беспрерывный и обязательный для банков размен выпущенных ими билетов на звонкую монету. Даже там, где они являются узаконенным средством платежа (таковы билеты Англ. банка и земельных банков в Англии – за исключением Ирландии и Шотландии с 1833 года) банк не только обязан принимать свои билеты в платеж, но и во всякое время разменивать их на ходячие деньги, тогда как обязанность обменивать бумажные деньги, если она установлена законом, обыкновенно отмечается на самой бумаге, и во всяком случае обмен этот не практикуется в обширных размерах. Далее, принудительный курс не делает еще Б. билетов бум. деньгами, потому что курс этот не составляет сущности денег, а связывается с ними только случайно. Наконец, законодательные постановления о дроблении билетов, о минимальных суммах, в которых они могут быть выпущены, имеют, очевидно, в виду предотвратить низведение Б. билетов до степени разменных денег и создать такой порядок вещей, при котором билеты периодически возвращались бы в банк, их выпустивший.

 

Банкротство

Банкротство (от итальянских слов: bаnса – скамья, стол и rotta – изломанная, надломанная, т. е. несостоятельность банкира, крах банка) – юридически термин торгового права, означающий «неоплатность лица, производящего торговлю, происшедшую от его вины». Из этого определения можно вывести следующие признаки: 1) Б. есть неоплатность, т. е. такое состояние должника, когда он не удовлетворяет предъявленных к нему обязательственных требований; 2) субъектом банкротства, банкротом , является, по нашему законодательству, лишь лицо, производящее торговлю, в противоположность прочим лицам (неторгового состояния), которые, впав в неоплатность, называются несостоятельными должниками. Этим признаком банкротство отличается от неосторожной и злостной несостоятельности неторговой; 3) неоплатность должна происходить от вины должника. Вина эта может быть или неосторожная, без умысла или подлога, когда должник допускает расходы, превышающие его доходы или обнаруживает нерачительное ведение торговых дел и операций; или же умышленная, соединенная с подлогом, когда доказано, что должник, впавший в неоплатные долги, с умыслом для избежания платежа оных, перекрепил свое имение или передал его безденежно в другие руки, или же посредством подставных ложных заимодавцев или иным способом скрыл действительное свое имение или часть его, во вред неудовлетворенных вполне заимодавцев. В первом случае является неосторожное или простое банкротство; во втором – злостное или злонамеренное. Признаком виновности должника банкротство отличается от несчастной торговой несостоятельности, при которой невозможность платить долги проистекает от непредвиденных бедственных обстоятельств (Устав Торг. Судопр., изд. 1887 г., статьи 482 и 483). Подобное деление банкротства на простое и злостное заимствовано нашим законодательством из французского торгового права различающего – «banqneronte simple» и «banqueroute frauduleuse» и означающего несчастную несостоятельность термином «faillite». Б. признается всеми действующими законодательствами преступным деянием, но вопрос о том, к какому разряду преступлений оно относится, в различных кодексах разрешается различно. Французское и бельгийское законодательства относят банкротство к преступлениям противообщественным, рассматривая его, как специально-торговое преступление. Германское право обращает главное внимание на то, что банкрот раньше всего разрушает имущественные интересы тех лиц, с которыми он вступил в известные отношения и доверием которых он злоупотребил, т. е. при определении состава этого преступления на первый план выступает злоупотребление доверием. Наша система вполне своеобразна. По систематики своей она сходна с системой франко-бельгийской, так как о Б. говорится в 1163 – 1165 ст. Улож. о наказ, угол. и исправ., помещенных в гл. XII: «О нарушении постановлений о кредите», раздела VIII: «О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния»; но в существе своем система нашего права сходна с германскою, так как существенным моментом банкротства по нашему праву является злоупотребление доверием. Наказание за неосторожное Б. состоит в тюремном заключении по требованию и усмотрению заимодавцев на время от 8 месяцев до 1 года и 4 месяцев, с зачетом времени, проведенного под стражей в течении производства и лишения прав торговли. При этом, однако, заимодавцы вправе представить коммерческому суду о сокращении срока содержания или об освобождении банкрота, а равно о допущении его вновь к торговле, по уважению к прежнему его по торговле поведению и другим обстоятельствам, торговому состоянию особенно свойственным. Злонамеренные банкроты подвергаются лишению всех прав состояния и ссылке в Сибирь на поселение (статьи 1163, 1165 Улож. о наказ., 622 и 624 Уст. Судопр. Торг. ). Таким образом Б. по нашему закону не только относится к разряду преступлений уголовно-частных, но даже размер наказания за неосторожное Б. зависит от усмотрения заимодавцев. От имени банкротов запрещается писать и совершать всякие вообще акты об имении или займы (п. 55, прилож. к 708 ст. Х т. 1 ч. Св. Зак. Гр.). Вопрос о признании кого либо банкротом, на основании 27 ст. Уст. Угол. Суд. есть вопрос преюдициальный, т. е. возбужденное против лица уголовное обвинение в банкротстве приостанавливается до разрешения этого вопроса гражданским или коммерческим судом, от которого зависит определение свойств несостоятельности.

 

Баня

Баня. – Так называется помещение, предназначаемое для омовения всего тела теплой водой. Она всегда составляла одну из необходимых потребностей человека. Начало устройства бань следует искать на Востоке, в самой глубокой древности. Б. как средство для достижения чистоты и опрятности, считающихся добродетелью, предписывается почти всеми религиями Востока. У магометан – Б. с ежедневными омовениями возведена на степень религиозного догмата; у евреев – введена Моисеем и неоднократно предохраняла их от многих болезней. В Китае, Индии и Египте – известна с незапамятных времен, как одно из лучших средств для сохранения здоровья. Человек инстинктивно прибегает к омовению тела с целью возбуждения кожи, устранения с ее нечистоты и восстановления жизненной энергии. Вопрос о значении паровых бань, был разрабатываем многими учеными, которые признали, что паровая Б., очищая и возбуждая кожу, поддерживает ее отправления – освежает все тело, увеличивая отделения пота и усиливая кровообращение. У нас под словом Б., обыкновенно подразумевают паровую Б., которая у наших соседей и других народов известна под названием русской бани. В такой Б. вода действует в виде пара, образующегося от поливания водою раскаленных камней; в ней человек выдерживает гораздо высшую (до 45° P.) температуру, чем в водяной. Устройство Б. разнообразно: самое простое и вместе с тем первобытное устройство их находим в деревнях. Такая Б. бывает обыкновенно срублена из бревен, иногда впущена в землю до половины, а иногда и крыша покрыта землей. В ней два отделения: первое от входа предназначается для раздевания и называется предбанник, а второе, в котором моются и парятся – составляет собственно баню. Для образования пара – устраивается особая печь, под названием – каменки. Бедные крестьяне нередко моются в русской печи.

В городах устраиваются торговые бани, в состав которых входят следующие части: а) сени или коридор; б) раздевальня или так называемый предбанник с особой печью или камином; в) мыльня – теплая комната с ванной; г) паровая комната или горячая баня – с прибором для образования пара; д) водогрейная, т. е. место, где приготовляется теплая вода и е) теплое отхожее место. В лучших отделениях торговых бань устраиваются еще иногда большие бассейны для плавания, вода которых имеет температуру 17 – 20° P. Условия хорошего устройства Б. состоят в том: 1) чтобы все ее части соответствовали своему назначению и были хорошо нагреты, 2) чтобы как холодная, так и теплая вода была в изобилии и грязная быстро стекала из помещения, 3) чтобы помещения в каменных зданиях были покрыты сводами, а окна расположены выше роста человека и 4) чтобы помещения хорошо были освещены и вентилируемы. В настоящее время, такие Б., удовлетворяющие всем вышесказанным условиям – существуют лишь в Петербурге, Москве и Варшаве. В других больших городах хотя и есть публичные Б., но все они страдают отсутствием вентиляции, плохим освещением и несоответственным распределением теплоты. При устройстве Б. следует вообще руководствоваться нижеприведенными данными, взятыми из практики. Известно, что для того, чтобы вымыться в Б. человеку, нужно употребить времени не менее как полтора часа и израсходовать воды от 15 – 20 ведер при температуре в 45° P. Во время пребывания в Б., больше всего приходится оставаться в мыльне, где и скопление людей бывает самое большое. Для определения размеров этого рода помещений необходимо принимать на каждого моющегося 1 куб. саж. занимаемого пространства; для раздевальной достаточно 0,75 куб. саж., а для паровой – 2 куб. саж. на каждого человека. Сени или коридор могут быть и холодными, но лучше, если они отопляются. Комнате для раздевания и одевания достаточно иметь тепла +15° Р. Мыльня требует от 20° – 30° P., а паровая комната должна иметь температуру от 45° до 50° Р. Комната для раздевания должна согреваться обыкновенною печью, мыльня – печью и паром и паровая – только паром. Для снабжения Б. водою необходимо устраивать водоснабжение – из колодцев или городских проводов. Стены каменных зданий должны штукатуриться цементом и краситься масляной краской. Полы должны быть двойные. Верхний пол следует устраивать из толстых досок с прорезами для стока воды, а под ним другой, непроницаемый пол, со скатами, к сточной трубе. Если этот последний основывается непосредственно на земле, то с боков следует окружить его непроницаемыми стенками. В больших торговых банях очень хорошо делать в мыльне полы асфальтовые. Мебель в мыльне и паровой должна состоять из деревянных скамеек, которые можно смывать. Скамьи следует делать так, чтобы доски не прилегали плотно одна к другой, а с промежутками, около 1/4 дюйма; такое устройство облегчит содержание их в чистоте. В нашем законодательстве Б. послужили предметом юридической нормировки с точек зрения: строительной, врачебной и полицейской. Статьи 413 и 432 Строит. Устава (XII т. Св. Зак.) гласят, что Б. должно строить вблизи воды и отдельно от жилых помещений. Тот же устав предусматривает разделение торговых Б. на два отделения: мужское и женское, с особыми входами и надписями на них. На обязанности городских врачей лежит наблюдение за тем, чтобы в Б. не было угара и не производилось кровопускания, приставления пиявок и т. п., без разрешения на то врача (XIII т. Св. Зак. Уст. Врач. ст. 68). Полиция наблюдает, чтобы в публичные Б. никто не входил в отделение не своего пола (Уст. пред. прост. XIV т. Св. Зак., ст. 250) и дабы рабочие не входили толпами в Б. (там же ст. 345). Кроме этих статей закона, о Б. упоминается еще и в уставе о содерж. под стражею: ст. 96 и 421 требуют, чтобы арестантов раз в неделю водить в баню (о банях см. журнал «Зодчий», 1872 г., №№ 2, 6 и 10, А. Крассовский, «Гражданская архитектура» стр. 390 Ф. Федорович, «Сельскохозяйственная Архитектура»(стр. 9).

Баня в медицинском отношении.

Кожа есть один из наиболее важных органов нашего тела и забота о нормальных ее функциях есть предмет крайней необходимости не только для поддержания метаморфоза тела на определенной высоте, но и для нормального развития весьма многочисленных и разнообразных отраженных явлений в области головного и спинного мозга. Расстройство деятельности кожи лишает организм весьма важных кожных импульсов, ослабляет метаморфоз организма, уничтожает кожную перспирацию, ведущую за собою массу общих расстройств, нередко влекущих за собою смерть (напр., при ожогах, лакировании кожи и т. д.). К сожалению весьма распространено убеждение, что содержание кожи в чистоте есть скорее требование роскоши, а не настоятельная необходимость для охранения здоровья. Русский крестьянин значительно опередил своих европейских собратьев относительно заботливости о чистоте содержания кожи. Чистота кожи главным образом достигается банями. Существуют два вида бань: 1) ирландско-римская (турецкая) бани, где отделение пота вызывается в сухом, горячем воздухе, почему эти бани также называются горячими воздушными ваннами и 2) русская баня; в последней, вместо сухого воздуха, применяется воздух, насыщенный водяными парами, почему русские бани называются паровыми ваннами.

1) Ирландско-римская (турецкая) бани были в большом употреблении у древних народов Востока, напр. у египтян, халдеев, финикиян и т. д. Римляне, во времена своего расцвета, вводили эти бани везде, где они только появлялись: в Италии, Франции, Великобритании, Германии и т. д. В Риме тратились на бани громадные суммы денег и они там действительно достигли наибольшего совершенства, в особенности во времена Антония, Каракаллы, Диоклетиана и друг. Такие же бани римляне устроили и в Греции, откуда они позднее перешли к туркам в Константинополь и затем быстро распространились по всему Востоку под именем турецких бань. В 1856 году стараниями ирландского врача Рих. Бартера бани эти были впервые устроены в Ирландии с весьма существенными улучшениями, касавшимися, преимущественно, вентиляционной системы; вскоре они распространились в Англии и Германии, где д-р Лютер в Нудерсдорфе, у Вюртемберга, устроил первую римскую баню с врачебною целью. В настоящее время таких бань много как на Западе, так и в России.

Римская баня заключает в себе в определенном порядке все обыкновенные виды купаний: вспомогательными пособиями при этих банях служат холодный и теплый воздух, холодая и теплая вода, различные виды массажа и т. д. Для различных манипуляций, производящихся в этих банях, необходимы, по крайней мере, три комнаты. Уже римляне устраивали следующие комнаты: frigidarium, комнату для раздеванья, tepidarium, комнату для подготовительных манипуляций, в которой воздух умеренно нагрет, sudatorium, комнату для потения, где температура нагретого воздуха была очень высока, и, наконец, lavarium, комнату, где происходило умыванье, принимались холодные ванны, натирались маслами и т. д. В настоящее время, при устройстве римских бань, главным образом, обращают внимание на определенную температуру тепла в каждой комнате. Для получения в sudatorium высокой температуры, раскаленный воздух идет от печи по кирпичным каналам, пролегающим под полом бани, по бокам пола и по стенам; каналы эти заканчиваются отверстиями в дымовой трубе. Пол в двух горячих комнатах (т. е. с tepidarium и sudatorium) состоит из дырчатых кирпичей, толщиною в 8 сантим. Таким образом tepidarium нагревается лучеиспусканием из пола и стен, и самым раскаленным воздухом. Tepidarium лежит несколько в стороне от источника тепла, и температура в нем держится – 36 – 31° R. В этой комнате купающийся начинает потеть и проводит в ней обыкновенно от 25 до 40 минут. Отсюда он переходит в sudatorium, где температура постоянно держится на высоте 45° R. Здесь он остается 12 до 18 минут, пока пот начнет сильно выступать. Несмотря на высокую температуру, здесь дышится легко, так как чистота воздуха обеспечивается двумя выводными каналами, из которых один выводить сгущенный пар. а другой одновременно вводить чистый воздух. Когда купающийся достаточно выпотел в sudatorium'е, банщик вытирает пот шерстяной перчаткой и в течении 4 – 6 минут производить массаж всего тела. Отсюда купающийся выходить в мыльную, где его окачивают с головы до ног прохладной водой, вымывают мылом все тело и вторично обливают прохладной водой или обдают холодным душем. Выкупавшись таким образом, субъект входит в раздевальную и ложится на матрац.

Действие римских бань во многих случаях существеннее русских паровых бань. Римская баня, по чисто физическим законам, вызывает более быстрый пот, так как организм входит в горячий, сухой воздух. Последний, бедный парами, должен неизбежно насыщаться гораздо быстрее, чем богатый парами воздух русских бань. И действительно, в римской бане организм, посредством пота, теряет гораздо больше в весе, который может уменьшиться на 2 – 5 фунтов. В виду сильного потогонного действия этих бань, их можно причислить к средствам, резко усиливающим метаморфоз организма. Важнейшие преимущества римск. бань состоят в том, что она скорее удаляют верхний кожный слой, возбуждает деятельность кожи сильнее других средств, укрепляют ее и делает нечувствительной к различным простудным влияниям. Показания к употреблению римских бань: ирландско-римские бани с успехом употребляются при хронических сыпях кожи, в особенности при лишаях; далее при болезнях крови, при хронических отравлениях металлами, но более всего при подагре, ревматизме и против осложнений, являющихся при этих формах, как то: параличах, контрактурах, опухолях и т. д. С гигиенической целью, как оживляющее средство, бани эти можно рекомендовать для лиц, ведущих сидячий образ жизни. Безусловно противопоказаны рим. бани при наклонностях к ударам, при кровохаркании, пороках сердца, ранах, туберкулезе и болезнях спинного мозга.

2) Русская баня. Потогонное действие русских бань достигается влажной теплотой, а не сухим теплом, как в ирландско-римских банях. Кроме пара, в этих банях применяются и другие средства, как то: холодная и теплая вода, растирания, массаж и т. д. – Русская баня состоит из раздевальни, комнаты, где моют тело и где имеются: ванны, души, бассейны холодной воды, и наконец из комнаты, где потеют на полках. В последней комнате воздух нагревается паром, получаемым обыкновенно выливанием горячей воды на раскаленные камни или из парового котла.

– Из раздевальни купающийся обыкновенно входит в третью комнату, где на полке потеет; затем его или обливают холодной водой и заставляют вторично потеть или же только обливают водой, или холодным душем. Отсюда купающийся заходит в мыльню, где, после умывания всего тела, окачивается прохладной водой, или же без окачивания входит опять в горячую, где вторично потеет. Вслед за этим купающийся или охлаждается постепенно, или быстро, чтобы оставить баню значительно освеженным. Для последней цели имеются постепенно охлаждающие души или холодная вода, а в некоторых банях и бассейны с холодной водой. В Германии, где русск. Б. пользуются для лечебных целей, после охлаждения, больного заворачивают в теплые одеяла, заставляют его потеть 1/2 – 1 ч., потом вторично направляют в горячую баню и только затем окончательно охлаждают тело. – Физиологическое и терапевтическое значение русских бань. Научная разработка вопросов о физиологическом значении русской бани началась сравнительно недавно и принадлежит почти исключительно русским врачам. Температура русских бань, по исследованиям Страхова, около 7 часов утра, на полке бани равняется 68 – 70° P.; в 7 час. веч. 48 – 49° P.; у пола же утром 23° P. Температура воды, которой моются, различна, и колеблется в пределах 42 – 57° Ц. Для мытья головы употребляется довольно горячая вода (43 – 45° Ц.): для мытья же тела – более горячая 47 – 50° Ц. Для окачивания употребляется более прохладная, а иногда, по желанно купающегося, даже и совершенно холодная. Каждый моющийся расходует от 200 – 300 литров воды. Кожа в бане краснеет, набухает и наливается кровью. Число красных кровяных шариков возрастает в и куб. мм. после 1/4 – 1/2 часового потения в бане, с 4900000 на 5400000. Удельный вес крови повышается в это время с 1,0538 до 1,0615. Относительное содержание гемоглобина в крови увеличивается. Это увеличение замечается в течение 1 – 21/2 час., и затем приходить к прежней норме. Чем сильнее потение, тем более увеличивается относительное содержание гемоглобина в крови. Число ударов пульса, под влиянием бани, без исключения возрастает (до бани пульс в среднем – 73, в мыльне – 95, на полке – 112, через 1/4 часа после бани – 82). Кривая пульса после бани резко изменяется; а именно: систолическое поднятие и крутизна спусков становится меньше, а дикротизм и диастолическое падение – больше.

Число дыханий, под влиянием бани, увеличивается. Окружность и экскурсия грудной клетки несколько увеличивается. Сила вдоха и выдоха, а также жизненная емкость падают. Температура тела повышается: напр. если до бани равна 37,2, то в мыльной она повышается, в среднем, до 38,0 (maximum 39,4), на полке до 39,2 (maximum 40,0); после бани 37,4. Пищеварительная сила желудочного сока и его кислотность уменьшаются при потении. Усвояемость азотистых частей пищи улучшается при потении, как у здоровых, так и у нефритиков (болезни почек). Всасывание лекарств в желудке уменьшается. Под влиянием бани увеличивается не только количество воды, но даже плотные составные части молока у кормилиц. Суточное количество белка у нефритиков, как абсолютное, так и относительное, уменьшается при потении. Равномерно с белком уменьшаются и форменные элементы; иногда последние даже совсем исчезают. Под влиянием повышенной температуры бани в глазах развивается гиперемия, по преимуществу переднего отрезка глаз, а отчасти и дна его, и легкий парез аккомодации с явлениями незначительной астенопии. На ушных больных, страдающих острой формой воспаления, баня действует неблагоприятно. Паренье веником в паровой бане способствует сильному отвлечению крови от внутренних органов к периферии. С. Груздев нашел много интересных данных по минеральному обмену при русской бане.

На основании всего изложенного выше вытекают следующие показания и противопоказания к назначению русской бани: на них следует смотреть, как на средство, улучшающее отправление кожи; как на отвлекающее и сильно потогонное средство, усиливающее обмен веществ. Кроме гигиенического значения, бани могут быть весьма важным лечебным средством при следующих страданиях: при хроническом мышечном и суставном ревматизме, подагре, при конституциональном сифилисе, во вторичной и третичной стадии, при золотухе, при ожирении, общем полнокровии, зависящем от роскошной пищи и сидячего образа жизни, препятствующих полному окислению продуктов обмена; в начале всех катаральных заболеваний слизистых оболочек носа, зева, горла, бронхов, легких, кишек и мочевого пузыря; при хроническом катаре наружного слухового канала, глотки, миндалин, носа. При хроническом воспалении спинного мозга и его оболочек; нейрозизме, ипохондрии; при ревматических невралгиях и параличах, при хронической гиперемии и застое крови в печени, селезенке. желудке. кишках; при холере, в алгидном периоде. При болезнях костей, зависящих от золотухи, ревматизма, сифилиса. При перемежающейся лихорадке, в периоде озноба. При накоплении жидких болезненных продуктов в каких либо полостях, не сопровождающемся лихорадочным состоянием. При общих водянках и водянках живота не сердечного происхождения; при серьезных плевритах, при брайтовой болезни, psoriasis и так далее. Некоторые болезни сердца: каковы неврозы, жировое перерождение, пороки левого сердца в периоде полной компенсации не препятствуют назначению бань. Противопоказания: продолжительные острые лихорадочные состояния, наклонность к каким либо кровотечениям; слабость и истощение организма, острые болезни глаз и ушей; пороки сердца с перерождением сердечной мышцы, артериосклероз резко выраженный, аневризмы. Наклонность прилива крови к легким, к мозгу; апоплексический удар; полнокровие; значительная эмфизема легких, чахотка в последнем периоде. Беременность с наклонностью к выкидышу. В старческом и раннем детском возрасте слишком жаркая баня противопоказана (ср. «Клиническая лекции Фрея», стр. 28 и след., Москва, 1889).

Кроме общих паровых бань, с лечебною целью употребляются и местные паровые души, направленные на отдельные части организма. Пар может быть или чистым, или в смеси с лекарственными веществами: винным спиртом, эфирными маслами, сосновым экстрактом, вызывающими довольно продолжительное кожное возбуждение. Пар получается из аппарата, похожего на самовар (называемый пульверизатором), и к нему сделаны приспособления, позволяющие смешивать пар с искусственными веществами. Эти пульверизаторы употребляются при лечении паром ротовой полости, носа, уха и т. д. Сидячие паровые ванны употребляются только для нижней половины тела. Употреблявшиеся прежде паровые ванны состоят из ящиков, наполненных паром; в них заключается все тело, кроме головы. В настоящее время их заменили различными аппаратами (ящики, кровати, на которых пациент лежит горизонтально и т. д.). Вне ящика, заключающего в себе тело пациента до головы, стоит паровой котел с приводящими трубами. За границей употребляются и соляные паровые ванны. На многих среднеевропейских минеральных водах (напр., в Бадене, Аахене и друг.) употребляется для паровых бань горячий пар источников. В Италии имеются природные паровые ванны, именно выходящие из земли пар и вулканические газы употребляются там с лечебною целью.

Врачебная литература о русских банях: A. R. Martin, «Physiologische Untersuchungen und Anmerkungen uber der in Finland bei den Landleuten gebrauchlichen Badstuben Nutzen und Schaden» («Записка швед. акад. наук», 1765); J. Symons, «Observations on vaporous bathing and its effects» (Лонд., 1766); Ih. Denman, «A letter on the construction and method of using vapour baths» (Лонд., 1769); Walther, «De balneorum calidorum usu in regionibus septentrionalibus» (дисс., 1772); Scholten, «De balneorum calidorum usu in reg. septent» (1772); Nikolai, «De curationibus morborum per vapores» (дисс., Иена, 1782); Styx, «De russorum balneis calidis et frigidis» (ч. 1, Дерпт, 1802); J. G. Reil, «Die Anwendung des Dampfkessels zur Einrichtung ortlicher Quaimbader» (Галле, 18 9); Chr. Fr. Hirsch, «Von den Vortheilender in den russischen Staaten gebrauchlichen Dampfbader» (Бамберг, 1816); G. Т. Pochhammer, «Russische Dampfbader als Heilmittel durch Erfolge bewahrt. Mit einer kurzen Anweisung zum gebrauche d. rus. Dampfb. von Dr J. G. Schmidt» (Берлин, 1824); Smith, «Om Anweldesen of russiske Dampbade» (1827); Schuck, «Russische Dampfbader und bidropatische Behandlung in Fallen von Rheumatismus u. Gicht»; C. Engelmann, «Ueber die Wirkungsweise und den diatetischen Averth der in Deutschland allgemeiner werdenden russischer Dampfbader» (Keнигсберг, 1825); Tolberg, «Ueber Einrichtung, Gebrauch und Wirkung der russischen Dampfbader» (Магдебург, 1826); Woina-Kurinsky, «De balneis in genere et de balneis rossicis in specie» (Москва, 1826); A. Mayer, «Die ortbopadische Heilanstalt und das russische Dampfbad» (Вюрцбург, 1828); Teschke, «Das russische Dampfbad nebst Gebrauchs Anweisung (Данциг, 1830); Tonsen, „Russisches Dampfbad und allgemeine Vorschriften, sich desselben zweckmassig zu bedienen“ (Киль, 1829); Rast Leopold, „Einige Worte iiber die wahre Bedeutung des rus. Dampibades in heilkraftiger Hinsicht“ (Лейпп, 1829); Job. Wendt, „Ueber die Bedeutung und Wirkung der russischen Dampfbader“ (Лейпц., 1830); F. Gauwerky, „Erfahrungen iiber das russische Dampfbad.“ (1831); и. Breuer, „Russische Dampfbader“ (Кельн, 1832); В. Чеботарев, „О вредном влиянии на здоровье детей излишнего употребления русских бань, в Пермской губ.“ („Друг Здравия“, 1835, №9); G. Baumaun, Das Piussische Dampfbad» (Гельброн, 1845); P. N. Jorgensen, «Tre Monologer Bouden, det russiska Dampbad» (1846): A. Debay, «Hygiene des baigneurs» (Пар., 1850); П. Страхов, «О русских простонародных парных банях» («Моск. Врачебн. журн.», 1856); Збелин, «О купаниях, ваннах и банях, как средствах сохранить здоровье» (Спб., 1856); Franceschi, «De l'utilite des bains russes perfectionnes» (Спб., 1851); Bartels, «Pathologische Untersuchungen» («Greifswald. med. Beitr.», т. 1-2, 1865); «Nouveau dictionnaire demedecine et de chirurgie prat. dirig. par Jaccoud» (т. IV, Париж, 1866): проф. Спасский, «Краткий очерк врачебных отношений бань» («Военно-Мед. журнал», ч. XXVI, №1, 1835 и «Друг Здравия», 1835, №44 – 45);Величковский, «Материал к фармакологии солено-кислого хинина» («Сборник работ, произв. в кабинете общей патологии, общ. терапии и диагностики» (изд. проф. В. А. Манассеина, вып. II, Спб., 1877); Як. Як. Стольников, «К вопросу о влиянии лихорадки на дыхательные мышцы и упругую ткань легких». («Сборник проф В. А. Манассеина», вып. II, 1877); Н. Засецкий, «О влиянии потения на пищеварительную силу желудочного сока, на его кислотность и на кислотность мочи» («Сбор. проф. Манассеина», вып. III, 1877 – 1879); Н. Засецкий, «О влиянии потения на количественное содержание гемоглобина в крови» (Военно-Мед. журн.", 1879); С. Д. Костюрин, «Материалы для учения о русской бане» («Сборн. проф. В. А. Манасеина», вып. III); Kisch, «Bad» («Врач», 1881, № 10); В. И. Чугин, «Заметка о русских банях в санитарном отношении» («Врач», 1880, № 35 – 86); Л. И. Тумас; «О влиянии высокой температуры и потении на выделение лекарства» («Врач», 1880, №14); С. М. Васильев, «Влияние спиртных обтираний на потоотделение» («Врач», 1880., №13); проф. Тарханов, «Определение массы крови на живом человеке» («Врач», 1880, №№ 41, 46, 48 и 50); Н. Златковский, «О влиянии потения и продолжительности молочной диеты на усвояемость азотистых частей коровьего молока кишечником здорового человека» (дисс., Спб., 1881); С. Ю. Фиалковский, «Материалы к вопросу о влиянии бани на здоровый и больной глаз человека» («Врач», 1881, №9); В. Ф. Штром, «О влиянии русской бани на ушных больных» («Врач», 1882, №8); В. В. Годлевский, «Материалы для учения о русской бане» (дисс., Спб., 1883); М. Г. Курлов, «К вопросу о лечении ожирения горячими ваннами и русской паровой баней» («Врач», 1884, №42); Г. О. Шполянский, «К вопросу о продолжительности пребывания пищи в желудке здоровых и больных людей и о влиянии на эту продолжительность искусственно вызванного потения» (дисс., Спб., 1886); В. Колесинский, «К вопросу о влиянии русской бани на отделение молока у кормилиц» (дисс., Спб., 1887); Н. Я. Маковецкий, «К вопросу о влиянии русской бани на азотистый обмен и усвоение жиров и на усвоение азотистых частей пищи у здоровых людей» (дисс., Спб., 1888); В. С. Ируздев, «О влиянии потения на свойства желудочного сока и кислотность мочи» («Врач», 1889, №20); Н. А. Сазонов, «О влиянии русской паровой бани на выделение некоторых лекарственных веществ из организма здоровых и больных людей» (дисс., Спб., 1890); А. А. Фадеев, "К учению о русских банях (дисс., Спб., 1890); С. Груздев, «Минеральный обмен при русской бане» (дисс., Спб., 1890).

 

Баобаб

Баобаб (Adansonia digitata L.) – растение из семейства Malvaceae, одно из самых больших деревьев. Ствол его не высок, всего от 10 до 15 футов, но до 80 фут. в обхвате и разделен на множество ветвей, расходящихся во все стороны и достигающих иногда длины в 70 ф., так что шатер, имеющий поперечник в 60 ф. и более, кажется издали целою рощею. Листья Б. 5 – 7 пальчатые, ежегодно опадают. Крупные, до 6 д. в поперечники, белые, с пурпуровыми пыльниками, цветы, сидящие на висячих ножках, в бесчисленном множестве покрывают шатер. Продолговатоовальные плоды, длиною свыше фута в толщиною в 4 – 5 фут., распадаются на 10 и более 50 – 60 семенных гнезд. Дико растут в тропической Африке, но разводятся в Ост-Индии и на Антильских островах. Достигает возраста в 1000 и более лет, а в Сенегамбеи, в деревне Grand Galardues, одному дереву приписывают даже возраст в 6000 лет. Древесина рыхлая и легкая; листья и цветы содержат мазь и служит лекарством от поноса и лихорадок. Из листьев негры приготовляют порошок «лаго», подмешиваемый ими в пищу. Кисловатая на вкус мякоть плодов, содержащая камедь, сахар, крахмал и молочную кислоту, употребляется в пищу и как средство от лихорадок и поноса; зола скорлупы богата щелочами, почему из ее выделывают, с пальмовым маслом, мыло.

 

Баптистерий

Баптистерий – от латинской формы «baptisterium» греческого слова «baptisthrion». Слово это имело разные значения: а) у древних греков оно обозначало теплое отделение бани, б) у римлян – бассейн для плавания в термах (общественных банях), в) у древних христиан – крещальню. Первоначально христиане крестили оглашенных в реках и источниках, словом всюду, где находили воду (см. «Деяния св. Апостолов», глава VIII, ст. 36, 37 и 38). Затем, во время гонений – в катакомбах, где мы видим первые следы устройства крещален. Наконец, после торжества веры – в особо устроенных для этого зданиях или баптистериях. Потребность в этих зданиях обусловливалась громадным количеством крещаемых в первые века христианства; существовали они, по видимому, довольно долго, потому что баптистерии строились даже в «романскую» эпоху, следовательно, в Х – XI в. – Б. представляют собою круглые или восьмиугольные, большею частью покрытые сводами здания, посреди которых расположены бассейны для воды; они ставились обыкновенно вблизи базилик или церквей. Из них особенно замечательны Б. в Риме (Латеранский), Флоренции, Пизе, Ночере и Равенне. В современных православнорусских церквах, в виду почти исключительного крещения младенцев, Б. заменены купелями.

 

Барабан

Барабан – ударный музыкальный инструмент из латунного цилиндрического корпуса, внутри пустого (т. наз. кадла), на который с обеих сторон натягивается телячья шкура, обработанная в виде пергамента и по которой бьют двумя палочками (малый Б.) или одной с мягким наконечником (большой или турец. Б.). Для усиления звука вдоль нижней шкуры туго натягивается 4 струны. В настоящее время Б составляет принадлежность военных и симфонич. оркестров. В войсках Б. не только входит в состав хоров музыки, но служит для падания сигналов при обучении маршировке. Инструмент этот происхождения азиатского, и европейскими войсками заимствован, вероятно, у аравитян, во время крестовых походов. В русской армии военное употребление Б. начинается только со времен Петра Великого, который сам был барабанщиком своих потешных войск. В полковых музыкантских хорах, а также и в других оркестрах, кроме обыкновенных Б., имеются еще так наз. турецкие Б., отличающиеся от первых большими размерами и густотою звука.

 

Барабанная перепонка

Барабанная перепонка (Меmbrana tympani) – тонкая перепонка, лежащая в глубине наружного слухового прохода и отделяющая наружную часть слухового аппарата от средней (так. наз. барабанной полости). Она расположена косо снаружи и сверху внутрь и вниз, ниже середины, втянута несколько внутрь прикрепленной к ней рукояткой молоточка и служит для восприятия звуковых колебаний, проникающих через наружный слуховой проход, и для передачи их через слуховые косточки внутреннему уху.

 

Баратынский

Баратынский (правильнее Боратынский, Евгений Абрамович) – поэт, род. 19 февраля 1800 г. с селе Вяжле, кирсановского у. Тамбовской губ., воспитывался в пажеском корпусе, откуда в 1816 г. был исключен с воспрещением поступать в военную службу. Три года спустя, после усиленных хлопот, ему было, однако, разрешено поступить рядовым в л.-гв. егерский полк; в 1820 г., произведен в унтер-офицеры, был переведен в нейшлотский пехотный полк, стоявший в Финляндии, и пробыл здесь около шести лет, до производства в офицеры, после чего вышел в отставку, женился и поселился в Москве. В 1845 году отправился с семейством заграницу, посетил Германию, Францию и Италию, в Неаполе внезапно заболел и умер 29 июня 1844 г. Сочинения Б. в стихах и прозе изданы его сыновьями в 1869 и 1884 гг.

Б. начал писать стихи еще юношей, живя в Петербурге и готовясь к поступлению в полк; в это время он сблизился с Дельвигом, Пушкиным, Гнедичем, Плетневым и другими молодыми писателями, общество которых имело влияние на развитие и направление его таланта: своими лирическими произведениями он скоро занял видное место в числе поэтов пушкинского кружка, поэтов – «романтиков». Продолжительное пребывание в Финляндии, вдали от интеллигентного общества, среди суровой и дикой природы, с одной стороны усилило романтический характер поэта Баратынского, а с другой – сообщило ей то сосредоточенно-элегическое настроение, каким проникнута большая часть его произведений. Впечатления финляндской жизни, кроме. ряда вызванных ими небольших стихотворений, с особенною яркостью отразились в первой поэме Баратынского: «Эда» (1826), которую Пушкин приветствовал, как «произведение, замечательное своей оригинальной простотою, прелестью рассказа, живостью красок и очерком характеров, слегка, но мастерски обозначенных». Вслед за этой поэмой явились: «Бал», «Пиры» и «Цыганка», в которых молодой поэт заметно поддался влиянию Пушкина и еще более – влиянию «властителя дум» современного ему поколения – Байрона. Отличаясь замечательным мастерством формы и выразительностью изящного стиха, нередко не уступающего пушкинскому, эти поэмы по своему содержанию и литературному значению, стоят, однако, гораздо ниже лирических стихотворений Баратынского, из которых многие и до сих пор не утратили своей прелести. Общий характер лирики Б. – грустно-задумчивый; непосредственное поэтическое чувство в его произведениях почти всегда подчиняется рефлектирующей мысли и творческое одушевление уступает место холодной «игре ума». Сосредоточиваясь на том или ином вопросе общефилософского характера, поэт тревожно ищет выход среди являющихся ему противоречий, – ищет разрешения мучительных сомнений, – и не находит, или если и находит, то только на время, ненадолго, – чтобы затем снова вернуться к «загадкам бытия», которые представляются ему неразрешимыми. Как поэт, он почти совсем не поддается вдохновенному порыву творчества; как мыслитель, он лишен определенного, вполне и прочно сложившегося миросозерцания; в этих свойствах его поэзии и заключается причина, в силу которой она не производит сильного впечатления, не смотря на несомненные достоинства внешней формы и нередко – глубину содержания. Лучшие из его лирических стихотворений: «На смерть Гете», «Финляндия», «Последний поэт», «Череп», «Последняя смерть». Собрание стихотворений Б. в первый раз издано в 1827 г. (2 изд., Москва, 1835; 3-е – 1869 и 4е – 1884 Казань). Стихотворения Б. много раз переводились на немец. к. и французский, языки. Ср. «Рус. Ст.» (1870 г., т. II, стр. 638 – 45), «Рус. Арх.» (1868, стр. 141 – 47 и 866 – 72), В. П. Гаевский в «Соврем.» (1853, № 5, в статье о Дельвиге), Koenig, «LitterarischeBilder aus Russland» (есть в рус. переводе), Плетнев, «Сочинения» (т. 4), Пушкин (в журнальных статьях), Белинский (т. I и II), Галахов в «Отеч. Зап.» (1844 г., т. 37), Лонгинов в «Русск. Арх.» (1864), С. А. Андреевский «Литер. чтения» (Спб., 1891), Венгеров, «Крит. биогр. словарь» (т. 2).

 

Барбарис

Барбарис (Berberis L.) – кустарник из сем. Berberideae, характеризуется 6листною чашечкою, таким же венчиком, с двумя железками у каждого лепестка, 6 тычинками, сидячим, головчатым рыльцем и 2 – 3 – 4 – 9 семенной ягодой. Наиболее распространенный вид – В. vulgaris. Б. обыкновенный, ветвистый кустарник с трех раздельными колючками, в углах которых сидят укороченные веточки с пучками обратнояйцевидных, по краям реснитчато мелкопильчатых листьев с короткими черешками. Светло-желтые, отличающиеся тяжелым запахом, цветы собраны в висячие кисти; тычинки раздражительны, ягоды продолговаты, красные; цветет в конце весны; разводится в садах и встречается изредка между кустарниками на север до Петербургской губ., а также в южной и средней Европе, Крыму, на Кавказе, в Персии, Вост. Сибири, Сев. Америке. На нижней стороне листьев Б. попадаются желтые пятна зимующих спор хлебной ржавчины Puccinia graminis, которые заражают затем листья ржи, ячменя, пшеницы, овса и других злаков, гл. обр., Triticum repens, Agrostis vulgaris, Dactylis glomerata и Lolium perenne. По соседству с полями Б. надо, поэтому, истреблять. Твердая древесина идет на мелкие поделки. Из коры, корней и древесины можно получать прекрасную желтую краску, подобную гуммигуту. Съедобные ягоды содержат яблочную, лимонную и винную кислоты. Прежде употреблялись в аптеках radix и cortex berberidis. Южно-американские виды В. glauca DC., ilicifolia b'orst., Tomentosa R. et P., lutea R. A. P. дают также желтую краску.

 

Барбье

Барбье (Анри-Огюст Barbier) – франц. сатирический поэт, род. 28 апреля 1805 г. в Париже. Обладая достаточными материальными средствами, Б. жил в Париже вполне независимо, не занимая никакой должности государственной или общественной. После июльской революции стали появляться в «Revue de Paris» стихотворения Б., скоро доставившие ему известность. Он издал их отдельным сборником, под заглавием: «Les Jambes» (Пар., 1831; 9-е изд. 1878). Полные поэтического огня сатиры его рисуют печальное состояние французского общества, на изображение которого молодой поэт красок не пожалел. Резкие «Ямбы» Барбье были встречены с восторгом, и многие места из его стихов вошли в употребление, как поговорки. Из других произведений замечательно: «Il Pianto» и «Lazare», которые были напечатаны сперва в «Revue des deux Mondes» (1832 – 1833 гг.), затем вошли с 1837 г. в состав «Jambes» и с тех пор были изданы несколько раз. «Il Pianto» описывает чрезвычайно поэтически и правдиво унизительное положение тогдашней Италии. Отличающееся теми же достоинствами «Lazare» посвящено бедственному положению рабочего народа в Англии Довольно холодный прием встретили две сатиры Б. : «Erostiate» и «Potdevin», вышедшие в 1837 г. Точно также не обратили на себя особенного внимания его «Chant civil et religieux» (1841) и «Rimes heroiques» (1843), собрание сонетов, снабженных историческими примечаниями. Значительно позже вышли в свет «Silves, poesies diverses» (1864) и «Satires» (1865). Собрание его новелл: «Trois passions» (1867) не имеет большого значения. В 1869 г. Б. был избран во французскую академию. Б. умер в Ницце 14 февр. 1882 г.; после смерти его изданы: «Souvenirs personnels» (1883) и "Poesies posthumes (1884). «Ямбы» Б. неоднократно переводились на русский яз. Из особенно ревностных переводчиков этого поэта отметим: Ковалевского, Василия Курочкина, Буренина и Минаева.

 

Барельеф

Барельеф (фр. basrelief) – выпуклое изображение отдельных человеческих фигур; целых групп или каких-либо предметов. Они делаются из разных материалов: вылепливаются из глины, высекаются из мрамора или из какого либо другого камня, вырезаются из дерева или отливаются из алебастра и из бронзы. Собственно барельефом, т. е. низким рельефом называется изображение слабой выпуклости; изображение же большой выпуклости называется горельефом или высоким рельефом. Обыкновенно разницу между ними определяют так: если фигуры выступают меньше, чем на половину своей толщины – то это барельеф; если они выступают на половину своей толщины, или больше, то это – горельеф. Употребление барельефов мы видим в глубокой древности и почти повсюду на древнем Востоке: в Индии, Ассирии и Персии, где они достигают иногда колоссальных размеров, в Египте, в древней Америке, в Греции и Риме, в средневековом и в новом европейском искусстве. Изображение их см. разные приложения к отделам «Зодчество» и «Искусство», а также том II, прилож. «Ассирийские древности», черт. 1 и 54. В древнегреческом и римском искусстве возлюбленным местом для барельефов были фронтоны храмов, где содержание барельефов обыкновенно отвечало назначению храма. По образцу их и в современной европейской архитектуре Б. располагаются на таких же частях зданий.

 

Баренц

Баренц (Вильг. Barents) – голландский мореплаватель из Амстердама, уже в конце XVI века пытался открыть морской путь в Китай мимо сев. берега Азии. 6-го июня 1594 г. четыре корабля под командой Корнелиса Рийпа оставили Тексель. Одно из этих судов, которое вел Б., фактический руководитель всего предприятия, достигло 10 июля западного берега Новой Земли. Б. исследовал его на шестиградусном протяжении и изучил северный берег до крайней северо-зап. оконечности, мыса Нассау. В это время два корабля этой экспедиции направились дальше на В. и через Вайгачский пролив проникли в Карское море. Пробившись между льдин, они открыли, что береговая линия отклоняется дальше к юго-востоку. В полной уверенности, что им удалось открыть Кап-Табис Плиния, они сочли свое предприятие вполне удавшимся и, думая, что торговый путь в Китай открыт, вернулись в Амстердам. Таким образом экспедиция проникла до 77° или 78° сев. шир. Вскоре новая экспедиция, состоявшая из шести кораблей, отправилась под начальством Б. к Новой Земле, но на этот раз Вайгачский пролив оказался закрытым льдинами и экспедиция вернулась на родину. В 1596 г. сделана новая попытка: 16-го мая Б. оставил Амстердам; открыв Медвежий остров и Шпицберген, экспедиция проникла до 80° 11' сев. шир. В то время как сопровождавшие Б. Геймскерк и Корнелис вернулись в Голландию, он решительно направился к мысу Нассау. Здесь он был затерт льдами и принужден провести со своими спутниками ужасную арктическую зиму. Это была первая зимовка на Дальнем Севере. Невыразимо страдая в течение продолжительной северной зимы, Б. и его спутники жили надеждой на лето, но и тут они обманулись. Корабль их даже летом не освободился от окружавших его льдов. Ввиду этого они бросили корабль на произвол судьбы и 14 июня 1597 г. пустились на двух открытых утлых челноках в полный опасностей обратный путь. Но пять участников экспедиции не выдержали ее трудностей и пали жертвою, в их числе был и Б., который умер 20 июня среди ледяной пустыни и похоронен на берегу Новой Земли; экипаж, после неимоверных трудностей, добрался наконец счастливо до Колы, где его встретил Корнелис и доставил в Голландию. С тех пор северо-восточный берег Новой Земли только в новейшее время был исследован норвежцами Иогансеном и Карльсеном. Последний открыл там в сентябре 1871 (по прошествии почти 300 лет) место зимовки Б. – нетронутую хижину со всем хозяйством, книгами, в том числе безискусно написанный рассказ Герритадеберс о перенесенных экипажем испытаниях и т. д. В честь смелого мореплавателя море между Нордкапом и Шпицбергеном носит название моря Баренца, а из двух лежащих на восточном берегу Шпицбергена островов, северный тоже назван его именем. Ср. «Mitteilungen» Петермана, (том 18, «Polarregionen», №63, Гота, 1872).

 

Баритон

Баритон (Bardon, Viola di bardone) в вокальной музыке баритоном (Baritono, Bariton, Basse taille, Bas tenor, Concordant) называется мужской голос, средний между басом и тенором: он не имеет глубины и полноты первого, высоты и мягкости второго. Смотря потому, клонит ли Б. к верхним или нижним нотам, его называют тенор-баритоном или бас-баритоном. Когда кастраты потеряли свое первенствующее значение в опере, композиторы, как напр. Моцарт (в Дон-Жуане) стали поручать баритонам самые ответственные партии. В новейшие времена, в большинстве случаев, тенор имеет преобладающее значение в опере. Объем Б. у певцов-солистов простирается от ноты «си» в малой октаве до as (ля-бемоль) включительно в первой октаве.

 

Барклай де-Толли

Барклай де-Толли – князья и дворяне. Фамилия эта шотландского происхождения. Предок их, шотландец из фамилии Barclay of Tolly, выехал из своего отечества во время смут в Великобритании в ХVII веке, и поселился в Риге. Один из потомков его был бургомистром в Риге и имел сына, бывшего в военной службе, и приобретшего дворянское достоинство (офицерским чином приобреталось тогда дворянство). Последний оставил сыновей Эрика-Иоанна, служившего инженергенералом, Генриха – майора артиллерии и князя Михаила Богдановича – впоследствии знаменитого полководца, прославившегося в 1812 и 1813 гг. – Князь Михаил Богданович, родился в 1761 году, на седьмом году от рода записан был капралом в новотроицкий кирасирский полк, а 28 апреля 1778 г. произведен в корветы. Выдающиеся способности молодого офицера были замечены начальником лифляндской дивизии, генер. Паткулем, который взял его к себе в адъютанты, а потом рекомендовал гр. Ангальту, который перевел его, в 1786 г., в финляндский егерский корпус. В 1788 г. Б, назначенный адъютантом к принцу АнгальтБернбургскому, принимал участие в штурме Очакова, а в 1789 – в поражении турок под Каушанами, при взятии Аккермана и Бендер. В 1790 г. Б., вместе с пр. Ангальт-Бернбургским, отправился в Финляндию, где в то время шли военн. действия; а по окончании шведской войны переведен в с.-петербургский гренад. полк. Здесь, командуя батальоном, он участвовал в военн. действиях 1794 г. против поляков и за особые отличия, оказанные при взятии штурмом укреплений г. Вильно и при истреблении отряда Грабовского, близ Гродны, награжден орденом св. Георгия 4-й ст. Произведенный затем в подполковники, с переводом в эстляндский егерский корпус, он был назначен командиром 1-го батальона, переименованного при воцарении импер. Павла в 4-й егерский полк; в 1798, уже в чине полковника, назначен шефом этого полка, за отличное состояние которого в 1799 г. произведен в генер. майоры. – В кампанию 1806 г. Б. особенно отличился в сражении под Пултуском, за которое награжден орд. св. Георгия 3 ст. 24 янв. 1807 г. Б., командуя арьергардом при отступлении русск. армии к Ландсбергу и Прейсиш-Эйлау, дал возможность Бенигсену сосредоточиться на позиции у этого города, выдерживая у Гофа напор почти всей армии Наполеона. В сражении под Прейсиш-Эйлау Б. был ранен в правую руку, с переломом кости, и принужден был удалиться из армии, получив, кроме других наград, чин генер.-лейтенанта. В шведскую кампанию 1808 г. Б. командовал сначала отдельным отрядом; но, по разногласию с генер. Буксгевденом, оставил Финляндию. Однако в 1809 г. он был снова отправлен туда, совершил свой знаменитый переход через Кваркен (7, 8 и 9 марта) и завладел на шведском берегу городом Умео. Последствием этого было заключение мира со Швецией. Произведенный в генер. от инфантерии, Б. назначен генер.-губернатором Финляндии и главнокомандующим финляндской армией. 20 янв. 1810 г. Б. занял пост военн. министра, и при нем составлено известное «Учреждение для управления большой действующей армией», кроме того, сделаны значительные улучшены по разным отраслям военные администрации, что оказалось особенно своевременным и полезным в виду готовившейся гигантской борьбы с Наполеоном. При начале Отечественной войны 1812 г. Б. был назначен главнокомандующим юго-западной армией. Соображаясь с обстоятельствами, он отступал перед несоразмерно превосходными силами противника, не давая последнему нигде возможности достигнуть решительного успеха; соединившись под Смоленском с армией Багратиона, он продолжал отступать до Царева-Займища, где намеревался дать сражение. Отступление это, однако, возбудило неудовольствие в войсках, жаждавших сразиться с неприятелем, и восстановило против Б. общественное мнение, вследствие чего он был заменен Кутузовым, и поступил под его начальство. В Бородинском сражении он командовал правым флангом. Искусные распоряжения и беззаветная отвага, выказанная им в этом бою, доставили Б. орден св. Георгия 2-й ст. – На знаменитом военн. совете в д. Филях, он доказал невыгоды позиции перед Москвою и предложил отступить без боя. После Бородинского сражения Б. заболел, а в Тарутинском лагере болезнь его так усилилась, что он должен был уехать из армии. 4-го февр. 1813 г. он принял начальство над 3 армией; во время сражения под Бауценом (8 и 9 мая) командовал прав. флангом, куда направлена была главная атака Наполеона; а после Бауценского сражения принял начальство над русско-прусскою армиею; 18 авг. под Кульмом. довершил поражение Вандомма, за что награжден орденом св. Георгия 1-й ст.; в Лейпцигской битве 4, 5 и 6 ок. командовал центром и был одним из главных виновников одержанной победы. За эти новые заслуги Б. возведен в графское достоинство. В 1814 г. он начальствовал русск. войсками в сражениях: при Бриенне, Арсиссюр-Обе, Фер-Шампенуазе, при взятии Парижа, которое доставило ему фельдмаршальский жезл. По возвращении в Россию, Б. был назначен главнокомандующим 1-ю армией, с которой, в 1815 г., вступил в пределы Франции; но сражение под Ватерлоо остановило дальнейшее движение русск. войск. 30 авг. 1814 г.) после знаменитого смотра под Вертю, Б. был возведен в княжеское достоинство. После возвращения его в Россию, главная квартира его армии расположилась в Могилеве на Днестре, но расстроенное здоровье главнокомандующего заставило его ехать на германские минеральные воды, на пути к которым он скончался в г. Инстербурге. 14 мая 1818 г. Б. похоронен в поместье Бекгофе, в Лифляндии. Ему поставлен памятник на Казанской площади в С.-Петербурге.

 

Барков

Барков (Иван Семенович или Степанович) – переводчик и поэт прошлого столетия. Имеющиеся биографические сведения о нем скудны; даже отчество его не установлено с достоверностью. Из академических бумаг, касающихся Ломоносова, видно, что он был «попов сын» и род. в 1732 г. Когда в 1748 г. Ломоносов и Браун экзаменовали воспитанников Невской семинарии, чтобы выбрать из них студентов для академического университета, то к ним вопреки воле своего начальства явился воспитанник Б., который на экзамене обнаружил «вострое понятие» и достаточное знание лат. языка. Принятый в академию, Б. учился очень хорошо и считался даровитейшим из всех студентов. Но зато поведения был самого скверного: не смотря на то, что не достиг еще и 20 лет, он постоянно напивался и буянил. За один из таких поступков Б. в 1751 г. был исключен из числа студентов и определен по «наборному делу». Но затем, во внимание к его способностям, ему позволили частным образом учиться у профессоров русскому «штилю» и другим предметам. В конце 50-х годов Б., служивший при академии копиистом и корректором, назначается академическим переводчиком. Переводы Б. прозою и стихами отличаются гладкостью и простотою языка и несомненно, что по стихотворной технике он уступал только Ломоносову, да Сумарокову. Стихотворные переводы Б. относятся к 60-м годам прошлого столетия: 1) «Мир героев», итальянское сочинение г. доктора Лудовика Лазарони-Венещанина; 2) «Квинта Горация-Флакка, Сатиры или Беседы, с примечаниями, с лат. языка переложенные рос. стихами» (Спб., 1763); 3) «Федра, Августова отпущенника, нравоучительные басни с Езопова образца сочиненные» (Спб., 1754 и 1787). Все эти переводы неизвестным издателем были собраны в 1872 г. (Спб.) в одну книжку, под заглавием: «Сочинения и переводы И. С. Баркова». Из «сочинений» здесь имеется только «Житие князя Aнтиoxa Дмитриева Кантемира», которое было приложено к изданию «Сатир» последнего (Спб., 1762). Кроме «Жития» Б. написал еще «Оду на день рождения императора Петра III» (Спб., 1762) и издал «Сокращение универсальной истории Гольберга» (Спб., 1766, 1779, 1805 и М., 1808) и вместе с Таубертом I том «Библиотеки Российской исторической» (Спб., 1767) заключающий в себе Нестора по Кенигсбергскому списку. Однако же не эти сочинения доставили имени Баркова ту громкую известность, которою он пользуется. Всероссийскую славу стяжал он себе тоже стихотворными, но не печатанными «срамными сочинениями», как выражается митр. Евгений, в огромном количестве списков разошедшимися среди росс. любителей пикантного чтения. Слава эта так велика, что создался особый термин – «барковщина» и Б. сплошь да рядом приписываются вещи, которые совсем ему не принадлежат. Полный список непечатных сочинений Б. хранится в Имп. публичной библиотеке; заглавие его – «Девическая игрушка или собрание сочинений г. Баркова». Характеристика «срамной музы» Б. дана С. А. Венгеровым в его «Критико-биографическом словаре рус. писателей и ученых» (вып. 25, Спб., 1890).

 

Барнаул

Барнаул – окружн, гор. Томской губ. и главный город обширного Алтайского округа кабинета Его Императорского Величества, на левом берегу р. Оби, при впадении в нее Барнаулки. Находится под 53° 20' с. ш. и 101°28' в. д.; жителей 18000.

В барнаульской золотосплавочной лаборатории, куда доставляется золото со всей Томской губ., в 1887 г. представлено к сплаву 421 п. 10 ф. золота, из которого добыто чистого золота 378 п. 29 ф. на 5375000 рублей. На сереброплавильном заводе проплавлено 186 тыс. пудов руды, получено 120 п. 22 ф. чистого серебра. Метеорологическая обсерватория существует с 1838 года; с 1841 г. по 1862 год делались ежечасные метеорологические и магнитные наблюдения. Средняя температура года 0,3 января – 19,3 апреля – 0,9, июля – 19,6, октября – 1,4, Сибирский климат, особенно зимой, слывет за очень постоянный; относительно Западной Сибири это неверно, нигде нет таких быстрых колебаний изо дня в день. В декабре 1860 в Барнауле наименьшая температура, была – 55°, а наибольшая +2,5. В декабре 1877 г. семь дней имели среднюю температуру ниже – 40°, т. е. замерзания ртути. Средняя годовая облачность 6,4, наибольшая в декабре 7,7, наименьшая в апреле – 5,7. Осадков в течении года выпадает 257 мм., всего более в июле. Они уменьшились с начала 40-х годов.

На месте Б. Демидов в 1739 основал завод, в 1771 Б. Сделан городом, в 1822 окружным г. Уже в XVIII ст. здесь была построена паровая машина для откачивания воды, Ползуновым, который несомненно изобрел ее, так как не знал о попытках, делавшихся ранее в Западной Европе.

Барнаульский окр. Томской губ. делится р. Обью на две части. Северо-восточная на правом берегу занимает равнину и холмистую местность между Алтаем и Салаирским горным кряжем, она хорошо орошена, прорезана реками и речками, текущими в глубоких долинах. На границах бийского и колыванского окр. обширные пески, покрытые сосновыми борами, юго-западная часть, на левом берегу Оби, ровна и низменна, и составляет Кулундинскую степь, бедную текучими водами, но богатую озерами, пресными и солеными. Некоторые из них содержат много соли и она добывается из них. В 1887 из 4 озер Алеусских и Коряковских добыто 1 миллион пудов соли. Другие озера содержат глауберову соль, на берегу одного из них химический завод Пранга, выделывающий из глауб. соли соду, до 30 тыс. пуд. в год. В окр. сеется много хлеба, особенно яровых пшеницы и ржи. В последние 20 лет сюда направляется много колонистов из черноземных губерний России. Масса населения русские, православные. Инородцев, б. ч. татар, всего 1%.

 

Барс

Барс (Felis irbis) – большое хищное животное из семейства кошачьих), очень сходное с леопардом и пантерою. Он имеет 1,15 м. длины; хвост 90 см. Основной цвет беловато-серый с мягким желтоватым оттенком; на спине шерсть темнее, на нижней стороне почти белая; по бокам и на спине находятся ряды крупных черных пятен; на хвосте черные пятна, которые сзади постепенно уменьшаются и переходят в кольца. Шерсть длинная и густая. Барс водится в Средней Азии и в Южной Сибири, у истоков Енисея и по Амуру, но нигде не встречается в большом количестве. Образ жизни мало известен. Живые барсы очень редко привозятся в Европу.

 

Барселона

Барселона (Barcelona) – главный город провинции того же имени (7731 кв. км. и 858097 жит. ), и всей Каталонии, один из самых больших и населенных, после Мадрида, городов Испании. Б. первоклассная крепость, первый портовый город, главный центр торговой и промышленной деятельности и один из наиболее важных узловых пунктов сети жел. дор. в северо-вост. Испании. Здесь местопребывание генерал-капитана Каталонии, эпископа и апелляционного суда. Город лежит на берегу Средиземного моря, между устьем Льобрегата и Безоса, в просторной бухте, образованной выступающим здесь мысом. Прелестная долина, в которой раскинулся город, хорошо возделана и густо усеяна дачами (torres). Ее окружает цепь живописных холмов, богатых лесом и виноградниками. На крутой скалистой горе, в 191 м. вышиною, у северн. подножья которой расположилась Б., возведено грозное укрепление, форт Монгуих (Monhuich, Mons Jovis), которое господствует над городом и гаванью. Средняя температура здесь 17° Ц., максимум – 31° Ц., минимум – 2° Ц. Относительно воды город вполне обеспечен сетью водопроводов, доставляющих воду из гор. В Б. без предместья Грасии 243077 жит. (1885). После Мадрида и Кадикса, Б. самый красивый город в Испании и имеет вполне современный вид. Внутренний город распланирован довольно правильно и застроен домами в 4 – 5 этажей с бесчисленными балконами, имеет прекрасно вымощенные улицы и газовое освещение. Б. распадается на 10 квадратов (barrios). В городе 5 вокзалов, собор, церковь бенедиктинцев, 82 других церквей и 18 женск, монастырей. Большая часть прежних 28 муж. монаст. разрушена, некоторые отведены под учебные заведения, госпитали, казармы и т. д. Кроме огромного количества благотворительных и богоугодных учреждений, в городе – прекрасно устроенная тюрьма и исправительный дом. Наконец, в Б. есть несколько небольших и 2 главных театра, причем оперный рассчитан на 4000 лиц и считается лучшим в Испании, и цирк для боя быков.

После Мадрида Б. обладает наибольшим в Испании количеством учебных заведений. Здесь существует университет с 5 факультетами, основанный Филиппом II в 1596 году (со средним числом 1600 студентов), ботанический сад, коммерческое училище с 2000 учащихся (поддерживается обществом купцов, Juntade Comercio, и снабжено чрезвычайно богатыми средствами), училище для подготовки нотариусов, морское училище и духовная семинария. Ученые учреждения города состоят из 4 академий, 2 больших библиотеки (библиотека св. Хуана, из 40000 том. и епископская из 15000 т. ), обширный королевский архив арагонской короны, заключающий в себе 15000 том. и 80000 документов. – Почти чрез весь город тянется на 1120 м. так наз. «Рамбла», перерезывая Б. от северо-северо-запада на юго-юго-восток в виде бульвара, носящего несколько названий. Из городских площадей самая красивая – дворцовая. Plaza del palacio, на которой помещается биржа и величественное здание таможни (Aduana). Местом прогулок, кроме Рамблы, служит также прекрасная дорога в 2 км., ведущая к предместью Грасия. В этой дачной местности, имеющей 33766 ж., находятся виллы состоятельных барселонцев. К замечательнейшим по стилю постройкам Б. принадлежит готический кафедральный собор (la Seu) XIII в., с тремя нефами и многими художественными украшениями. Еще древнее готический собор св. Марии-дель-Маре, разделенный пятью рядами колонн. Характерною особенностью местных храмов служат рассеянные во множестве внутри их, на фронтонах, порталах, башнях и шпицах изображения мавров. Достойны внимания также дворец старых графов Б., здание биржи (лонха) и др. Город защищается, кроме форта Монгуиха, который отделен от него эспланадою и считается неприступным, еще укреплением Атарасанас (бывший арсенал), на южном конце Рамбды.

В Б. сосредоточена вся промышленная деятельность Каталонии. В настоящее время здесь действуют 48000 станков для обработки хлопчатобумажных материй и ежегодно обрабатывается до 40 милл. килогр. хлопка; значительно также производство шелковых и шерстяных материй, полотна, кружев. Кроме того, здесь имеются обширные машиностроительные, чугунолитейные и железоделательные оружейные заводы, фабрики бронзовых изделий, роялей, писчебумажные фабрики, стеклянные, фарфоровые, мыловаренные и химические заводы, мукомольные мельницы, лесопильные, кожевенные заводы, красильные фабрики, типографии и т. д. Чрезвычайно развито также ремесленное производство, и цехи пользуются большими привилегиями. Еще значительнее торговая деятельность Б. Портовое предместье Барселонета было заложено при маркизе Мине в 1752 г. и имеет две большие казармы, много магазинов, прекрасную церковь и населена, преимущественно, судовщиками, матросами, рыбаками и солдатами. Уже в средние века Б. занимала главное место по торговле на Средиземном море. Здесь был составлен в 1258 г. старейший сборник обычного торгового права (Consolato del шаге). Ср. Кампаний, «Memorias historicas sobre la marida, comercio у artes de B.» (4 тома, Мадр., 1792) и «Codigo de las costumbres maritimas ae В.» (Мадрид, 1791). В настоящее время Б. первый портовый и торговый город всей Испании, поддерживающий правильное пароходное сообщение с Генуей, Марселем, Кадиксом, Лиссабоном, Ливерпулем, PиoЖанейро и Буэнос-Айресом. Полуостров Барселонета образует просторную гавань, в которую в 1883 году прибыло 4308 судов (в том числе 1557 паровых), вместимостью в 1476694 т., и выбыло 4263 суд. (в том числе 1550 паров.), вместим. 1726555 т. В числе прибывших было 1006 иностранных кораблей, вместим. 624964 т. и 3302 испанск., вместим. 851730 т. Общая ценность ввоза равнялась 240 мил. пезет и вывоза 230 мил. пез. Каботажною торговлею заняты были 7577 судов (1879), вмещавших 613955 т. Предметами вывоза, кроме изделий мануфактурной промышленности, служат особенно вина и водки. Что касается привоза, то сюда доставляются фабричные производства Франции, Англии и Италии, зерновой хлеб, рис, строевой лес с Балтийского моря, шведское железо, сталь из Штирии, пенька из Риги и Петербурга, полотна, медная и железная проволока из Германии, а из заатлантических гаваней преимущественно сырье, хлопок, кожи, кофе и какао. В Б. самый значительный после Мадрида банк и II страховых обществ.

Б. очень старинный город. Здесь существовала карфагенская колония, основанная, говорят, Гамилькаром Баркою. Затем она перешла к римлянам, которые дали ей длинное название Colonia Faventia Julia Augusta Pia Barcino. Этот город Барцино упоминается уже в IV столетии под именем Б., но был известен в средние века большею частью под именем Барцинона (Бархинона), а у арабов – Баршалуна. В Б. происходили заседания 13 церковных соборов, последний из которых отвергнул церковные постановления готов. В начале средних веков город сильно пострадал, особенно от арабов, но в 801 г. завоеван Людовиком Благочестивым и сделан главным городом новой Испанской монархии. Наследственные маркграфы, в удел которым досталась Б., много содействовали, начиная с XI в., процветании) города. В 1137 году, вследствие брака между графом Раймундом Беренгаром IV с Петронеллою, наследницею арагонского короля Paмиро II, Б. и вся Каталония вошли в состав этого королевства. Давно уже недовольная правлением испанцев, Б. и вся каталонская область передались в 1640 г. французскому королю, но в 1652 г. им пришлось снова признать власть испанцев. Французы вновь взяли Б. в 1697 г., однако по Рисвикскому миру, она отошла к Испании. Во время войны за Испанское наследство Б. объявила себя за эрцгерцога Карла. Вследствие этого город был осажден в 1714 г. войсками Филиппа V, над которыми начальствовал герцог Бервикский, и сдался только после упорного сопротивления. В 1809 – 1814 г. город находился во власти французов. Желтая лихорадка, свирепствовавшая в Б. в 1821 году, стоила городу массы жертв, и гибельно отразилась на нем. После подавления карлистского восстания агравиадосов, Б., подобно остальной Каталонии, подпала в 1827 г. жестокому управлению графа д`Эспаньи. В дальнейшей междоусобной войне испанских парий, с ее революциями и мятежами, Б. принимала деятельное участие, а в 1835 и 1836 гг. проявилось в городе республиканское движение.

В 1840 г. Б. точно также пережила важный политически кризис, окончившийся с регентством Эспартеро. Введение рекрутского набора (Quinta) повело к новым революциям 1841 и 1842 гг. Во время последней революции инсургенты загнали войска в форт Монхуих и сдались только после бомбардировки. Революция 1843 г. имела такой же характер Пронунсиаменто О'Доннеля 1854 г. в Мадриде повело к однородному движению в Б. Впрочем, эта революция была вполне мирная, потому что войска и гражданские власти примкнули к общему движению. Зато восстание прогрессистов, вспыхнувшее вследствие государственного переворота О'Доннеля, было подавлено в 1856 г. после жестокого кровопролития. С тех пор спокойствие Б. продолжительное время не нарушалось уже более, хотя в новейших движениях Испании население Б. всегда высказывалось в пользу либералов. Обнаружившееся в янв. 1874 г. стремление к федеративному устройству Испании вызвало волнения, быстро подавленные военною силою. Весною 1882 г. вспыхнула революция, носившая социалистический характер, но была точно также быстро подавлена.

 

Барсук

Барсук (Meles) – название рода хищных млекопитающих, который, по его плотному, неуклюжему телу и по ходьбе на всей ступне, долгое время причисляли к семейству медведей; по устройству зубной системы он примыкает к тончавым или куньим, хотя отличается от них вялостью движений, нравом, отчасти подземною жизнью в норах, вырытых им самим и употреблением растительной пищи. Сильные, заостренные клыки и острые ложнокоренные зубы приспособлены к животной пище, а тупой и маленькой плотоядный зуб и большой, широкий, тупо-бугорчатый истинно коренной зуб указывают на приспособление к растительной пище. Наиболее известный вид – барсук обыкновенный (Melestaxus), распространен по всей Европе и в большей части Азии, но нигде не встречается особенно часто. Живет всегда одиночно. Его толстое низкое туловище достигает 70 сантиметров длины, хвост – 15 сантиметров. Густой, но грубый мех его сверху серо-желтого цвета, по бокам светлее, а на брюхе черный; от конца морды через беловатую голову идет с каждой стороны черная полоса, которая доходит до плеч. Барсук живет в удобной подземной норе, которая имеет от 4 до 8 входов и выходов, а по средине представляет помещение с подстилкою. Нору животное оставляет только по ночам, когда отправляется отыскивать пищу, состоящую из кореньев, плодов, насекомых, лягушек, полевых мышей, молодых кроликов, куропаток и птичьих яиц. Барсук скоро жиреет и, будучи пойман, скоро приручается. На зиму он впадает в спячку, причем свертывается и кладет голову между задними ногами. В теплые зимние дни он охотно выходит из норы и греется на солнце. Трусость, недоверчивость и глупость – отличительные признаки барсука; кроме того, он очень чистоплотен. Этим часто пользуется лисица, которая, забравшись в барсучью нору, обливает ее своею вонючею мочой и тем заставляет хозяина покинуть свое жилье, которым и овладевает. Зимою самка мечет 2 – 5 детенышей. Голос барсука похож на хрюканье свиньи. Раздраженный барсук сильно кусается. Жир барсука прежде употреблялся в медицине. Шкуры употребляются преимущественно седельниками на ягдташи, на конскую сбрую и мебельщиками на обивку ящиков; длинная шерсть со спины идет на приготовление кистей. Другой вид барсука, водящегося в Северной Америке, лабрадорский барсук (М. lalbradoricus), отличается белою окраскою нижней стороны тела и мягкою шерстью.

Охота на Б. производится при помощи особых собак, называемых таксами. Впущенная в нору такса, добравшись до барсука, начинает на него лаять и даже грызться с ним. По тому направлению, откуда слышатся звуки, разрывают землю или убивают барсука, большею частью тою же лопатою, которою роют яму, или же прижимают его к земле специальными вилами и, затем, сострунивают его живым. Иногда таксы сами задавливают барсука и выкапывают его уже мертвым: в тех же случаях, когда норы имеют несколько выходных отверстий, их или затыкают или же стреляют выбегающих из них барсуков из ружей. В России охота на барсуков с таксами распространена преимущественно в Привислянском крае.

 

Бархатцы

Бархатцы (Tagetes L.) – род разводимых в садах мексиканских растений из семейства сложноцветных. Головки у представителей этого рода средней величины, с цилиндрическим покрывалом, состоящим из одного ряда сросшихся между собою листочков; краевые женские цветки – язычковые; семянки линейные, к основанию суженные; летучка – из неодинаковых пленочек, из которых одни тупые, другие заострены в ость. Листья – перисто-рассеченные, с просвечивающими железками. Запах растений чрезвычайно неприятный. Обыкновенно разводят: Т. patula L., с оранжевыми или буроватыми язычками и отстоящими ветвями стебля, и Т. erecta L., с желтыми язычками и вверх стоящими ветвями. Листья употребляются в Мехико от перемежающейся лихорадки, худосочия, запоров и как мочегонное и потогонное средство, а в больших дозах, как рвотное.

 

Барщина

Барщина или Боярщина (лат. angaria, среднев. corvea, нем. Frone или Frondieust, франц. corvee, польск, pansczyzna) – термин означающий повинность, отбываемую крепостными и временно обязанными земледельцами, в пользу землевладельца, по большей части за предоставление в их пользование части земли последнего заключающуюся в даровом обязательном, преимущественно сельскохозяйственного характера, труде. Из этого определения мы можем вывести главнейшие принципы этого института. 1) Барщинная повинность заключается в труде, чем она и отличается от повинностей, заключающихся в доставлении денег или естественных произведений труда. 2) Труд этот обязательный, т. е. независящий от свободного взаимного соглашения отдельных лиц, а прямо вытекающий из раз установившихся между сторонами отношений, в большинстве случаев получивших законодательную санкцию; этим существеннейшим своим признаком Б. отличается от труда свободного и подлежит критической оценке лишь в сравнении с ним; в виду этого же признака, под понятие Б., в тесном смысле слова, не может подходить обусловленный добровольным соглашением сторон земледельческий труд, заступающий место денежного платежа за пользование землей при срочном найме ее. Кроме того; это труд даровой, отбываемый лишь в виде вознаграждения за пользование землею, но не требующий сам вознаграждения, чем Б. и отличается от так называемых «принудительных работ». 3) Барщинная работа исполняется в пользу землевладельца

– феодального сеньора на Западе, помещика или вотчинного боярина у нас, каковыми являлись лица высшего привилегированного сословия, отчего и произошли ее немецкое (на старо верхне-германском наречии «fro» означало господина), русское, (от «боярин») и польское (от «pan» – господин) названия; этот признак служит отличительной чертою Б. от обязательных работ, отбываемых в пользу государства или общины, как наприм. проведение дорог, постройка плотин и т. п., входящих в разряд так называемых натуральных государственных или общественных повинностей. 4) Исполнение работ, составляющих содержание этой повинности, лежит на крепостных и временно обязанных, одним словом зависимых от землевладельца земледельцах, почему как возникновение, так и прекращение Б. тесно связано с установлением и отменою крепостного права, являясь одним из важнейших его элементов; при этом необходимо обратить внимание на отличие Б. с одной стороны от работ, принимаемых на себя свободным человеком взамен наемной платы, с другой от невольничьего или рабского труда. Что касается первого различия, то характеристическою его чертою является срочность договорного отношения и возможность одностороннего прекращения его, при известных условиях, должником, не говоря уже об определенности обязательства, которая хотя и не чужда барщине, но далеко не является при ней общим правилом. Обращаясь ко второму противопоставлению, нельзя не заметить, что рабство, всецело охватывающее личность и приравнивающее раба к вещи, не оставляло ему ни малейшего простора деятельности, не признавало за ним никаких ни личных, ни имущественных прав, почему как всякая работа раба, так и произведения ее считались собственностью господина и на. значение их вполне зависело от произвола последнего. Крепостная же зависимость в обширном смысле; т. е. обнимающая собою все другие более или менее ей родственные по своему характеру состоят подчиненности, почти во всех степенях своего проявления, не отрицала в крепостнике человеческой личности и по крайней мере de jure оставляла ей известный простор деятельности; это давало подвластному лицу возможность обращать часть своего труда на обработку предоставленной ему землевладельцем в пользование земли. Этот последний признак можно, однако, считать свойственным Б. лишь в тесном ее смысле, так как, при дальнейшем историческом развили этого учреждения, под понятие Б. в обширном смысли можно подвести и всякие другие личные услуги, оказываемый господину зависимыми земледельцами, а также земледельческие и др. работы или личное услужение подчиненных ему «дворовых людей», не пользовавшихся землей. Необходимо еще провести грань между барщиною, как повинностью, вытекающею из домениальных, т. е. связанных с землевладением, прав господина и некоторыми свойственными феодальному устройству обязанностями доминикальными, обусловленными личною связью вассала с сюзереном и лежащими не на одном низшем сословии, как напр. обязанность становиться под знамя сюзерена, оказание известных формальных услуг и т. п. По способу производства работ Б. обыкновенно подразделяется на пешую) (Handfrone) и конную (Spannfrone). Первая заключается в ручной работе крепостного земледельца, вторая – отбывается им с его же скотом и упряжью.

В истории Б. появляется лишь в средние века; древнему классическому Миру она была неизвестна (особое мнение см. Fustel de Coulanges, «Recherches snr quelques problemes d'histoire», 1885). Как в Греции, где занятием граждан была исключительно политическая деятельность так и в Риме, признававшем первоначально хлебопашество промыслом благочестивым, надежным и весьма достойным зависти (maximaeque pius questus stabilissimusque nimisque invidiosus), свободный земледельческий труд рано был заменен рабским трудом. Барщину нельзя видеть в той помощи, которую оказывали клиенты, люди свободные, своим патронам, а установившийся в конце императорского периода колонат покоится не на барщине, а на оброке (tributum). Не входя здесь в подробное исследование о моменте возникновения барщины, заметим, однако, что по всей вероятности она установилась не тотчас же после занятия римских провинций германскими племенами. Тацит в своей книге о Германии, упоминая о существовании там крепостного состояния, говорит: «рабы находятся у германцев в ином положении, чем наши, между которыми распределены отдельные домашние службы. У каждого усадьба, свое хозяйство. Господин только налагает на них, как на колонов (ut colono) известный оброк хлебом, скотом, одеждою – и в этом все рабство» (De Germania, cap. XXV). Отсюда легко заключить, что этот подчиненный класс, о котором говорит Тацит, не представлял из себя невольников, работавших на хозяина, а лишь мелких, самостоятельных хозяев, прикрепленных к земле, за которую они платили не барщиною, а оброком. Подтверждением того взгляда, что Б., как законченное и принятое уже обычаем учреждение, не была принесена германцами или введена ими сразу после завоевания принадлежавших Риму земель, служит как незначительное сравнительно количество земли, отбиравшееся германскими завоевателями у местного населения так и отсутствие необходимости прибегать к барщинному труду крепостных при существовании достаточного количества рабов, к которым причислялись и военнопленные. Затем в истории сохранились свидетельства о хорошем обращении варваров с побежденными, побуждавшем многих подданных Рима, угнетенных повинностями или ярмом невольничества, переселяться в занятые германскими племенами провинции. Обязательный барщинный труд окончательно установился одновременно с всеобщим закрепощением личности при формировании феодальной системы. Глубокая пропасть, образовавшаяся между государственным управлением и низшими классами населения, бессилие политических учреждений, общая неурядица, вызванная постоянною борьбой отдельных феодальных владельцев, одним словом все условия жизни периода первых столетий средних веков, привели к совершенному уничтожению личной безопасности для каждого, кто не был достаточно силен подчинить себе других. Мирные сельские жители, не будучи в состоянии защищаться сами, должны были искать защиты и покровительства (mundoburgum) у более крупных землевладельцев, которыми в то время являлись слагающееся в обособленное сословие дворянство и могущественная своим влиянием церковь; сельские обыватели, хотя и не всегда имущественно несостоятельные, поступали под власть церкви путем «прекария» или значительных землевладельцев посредством «коммендации», т. е. отдавали им свои земельные участки, чтобы получить их обратно, в виде «бенефиции», за известные денежные или натуральные повинности, становясь таким образом их «подзащитными» ("Schutzherliche). Повинности эти, кроме обязанности помогать в случае войны, состояли первоначально в уплате определенного чинша (census, zins) деньгами или натурою, но впоследствии, с расширением землевладения сюзеренов и образованием так называемых «латифундий» (latifundia), возделывание которых требовало не мало рабочих рук, защитники – сюзерены стали постепенно заменять оброк, платимый им подзащитными, барщинным даровым трудом последних. Примером подобного произвола может служить сохранившийся в памятниках рассказ. относящийся к 940 г., о Гонтране Богатом, Габсбурге, владельце Волена в Ааргау, который вместо условленной за защиту платы стал требовать от подчинившихся ему крестьян работы на своем поле, и когда они отказались добровольно исполнить его желание, принудил их к тому силою. Кроме того процесс феодализации, вполне подчиняя сеньору личность колонов и закрепощая мелких свободных землевладельцев, способствовал вместе с тем облегчению участи настоящих рабов, положение которых постепенно приравнивалось к положению крепостных, и таким образом вносило мало-помалу в понятие крепостничества некоторые начала, преимущественно свойственные институту рабства, а главным образом, важнейшее из них – подневольный труд. Установившаяся таким образом одновременно с феодализацией и закрепощением Б. вскоре распространилась по всей западной Европе, за исключением весьма немногих счастливых местностей, которых не коснулось это исчадие установленного варварами феодализма и отжившего свой век римского рабства. Нужно заметить, что тягость барщины не везде была одинакова; в различных государствах она достигла различной степени развития, в зависимости от тех или других обстоятельств; она была еще сносною там, где обычай или законодательство определяющей ее содержание и пределы, и доходила до чудовищных форм и размеров в тех краях, где произвол землевладельца не встречал никаких ограничений.

Особенного развития институт Б. достиг во Франции. На этой арене борьбы римских и германских элементов раньше всего окреп средневековой феодализм, с его крепостным принципом: «nulle terre sans seigneur», смененный впоследствии абсолютной монархией. С установлением феодального строя, крестьяне очутились во Франции под таким гнетом, которого они не испытывали в других государствах западной Европы, Здесь существовали весьма различные категории подчиненных лиц, которые, смотря по степени зависимости, неодинаково облагались барщиной. Так, в период времени от VII до XII вв. самая бесправная часть населения, так называемые сервы (serfs, gens de pleine poeste, hous de cors) облагались произвольною барщиною, вполне зависевшей от произвола владельца; более свободные, хотя и прикрепленные к земле земледельцы, носившие название «мэнмортаблей» (mainmortables, serfs de mainmorte, homines manus mortuae), существенно отличались от первой категории тем, что количество и качество требуемых от них работ было определено договором или обычаем. Эта барщина по большей части ограничивалась 12 рабочими днями в году, отчасти с упряжью или орудиями, причем нельзя было требовать более 3 дней в месяц. В королевских и церковных поместьях она еще уменьшалась от 6 до 1 дня. Эпоха крестовых походов значительно способствовала облегчению участи крепостного населения. С одной стороны религиозное одушевление побуждало многих землевладельцев делать некоторые уступки крестьянам, с другой, сильная потребность в деньгах, ощущаемая крестоносным рыцарством, заставляла рыцарей продавать крестьянам некоторые привилегии, по которым они или переводились с неопределенной Б. на определенную, или же им уменьшался размер последней, что вызвало так называемый выкуп повинностей. Далее, усиление королевской власти и образование городов, получивших общинное устройство, не мало способствовали уменьшено повинностей, лежавших на крестьянах. которые обыкновенно помогали королю и городам в борьбе с феодалами. Некоторые из крестьян становятся горожанами или лишь формально приписываются к городам и таким образом мало-помалу освобождаются от барщины. В XIII в. вырабатываются у легистов и теоретические положения о необходимости свободы, выразившиеся в изречении: "по естественному праву всякий на земле франков должен быть свободным; следствием этих взглядов было более частое применение выкупа повинностей, хотя этот выкуп по большей части переводил лишь крепостных с неопределенной Б. на определенную или ограничивался перенесением на землю всех тягостей, лежавших прежде на личности серва. Подобные выкупы имели место при Людовике VIII (1246), Людовике IX, Филиппе III и Филиппе IV (Тулуза и Альби 1298 и Валуа 1311). Людовик Х ордонансом 1315 допустил выкуп во всех королевских доменах, но им воспользовалось лишь весьма незначительное число крестьян. В половине XIV в. начинает также проявляться сознание невыгодности подневольного труда для самих землевладельцев, доказательством чего служит грамота архиепископа безансонского, относящаяся к 1347 г. Под влиянием этих воззрений, а также в виду значительного уменьшения числа рабочих рук вследствие черной смерти, господствовавшей в 1348, наемный труд начинает мало-помалу заменять собою труд барщинный. Но в это же время подавление восстания крестьян, известного под именем «жакерии» (jacquerie) в 1350 и окончательное возвышение королевской власти, переставшей нуждаться в поддержке низших сословий и стремившейся найти себе опору в феодальном дворянстве, имели своим последствием усиление лежавших на крепостных тягостей и предоставление их полному произволу владельцев. Начавшееся в следующем веке редактирование постановлений местного обычного права (coutumes) явилось лишь законодательным оформлением созданного произволом землевладельцев порядка вещей, который, не смотря на некоторые попытки улучшения быта крестьян, просуществовал до первой Революции. В это время сложился афоризм, гласящий, что народ это вьючный скот, который идет хорошо лишь тогда, когда он хорошо навьючен, поэтому неудивительно, что Б. достигла пышного расцвета, доходя местами до чудовищных размеров, местами выражаясь в самых нелепых формах. Так, в XV ст. в деревне Монтюрёв Лотаринги существовал особый вид Б., заключающийся в том, что, когда туда приезжал люксейлъский аббат, крестьяне должны были ночью бить палками по прудам, чтобы кваканье лягушек не нарушало безмятежного сна смиренного служителя церкви. Состоявшееся в XIV в. постановление об освобождении крестьян на королевских землях не имело на практике почти никаких последствий, точно также как и эдикт 8 августа 1779 по тому же предмету. Раздававшиеся от времени до времени голоса частных лиц в защиту свободного труда, закончившиеся планами Тюрго и Бонсеруга(1776) о выкупе барщинных повинностей, не нашли себе отголоска в правительственных сферах, установившийся веками порядок не мог уже подвергнуться преобразованию путем мирных административных мер; для создания нового порядка вещей необходим был столь решительный переворот, как ночь 4 авг. 1789 г., подавшая всему европейскому континенту сигнал освобождения крестьян и окончательной победы свободного труда над средневековой барщиною.

История барщинного труда в Германии до XII в. та же, что и во Франции, хотя здесь крестьянская свобода сохранилась гораздо лучше и только позднее положение крестьян стало значительно ухудшаться. Первоначально развитии барщинного труда препятствовал недостаток рабочих рук, побуждавшей землевладельцев привлекать к себе различными льготами необходимое для них число земледельцев. С наемщиками в этом отношении конкурировали города, владевшие значительными пространствами земли и быстро шедшие к тому процветанию, которого они достигли в конце средних веков. Кроме того, многочисленные переселения голландцев, которым предоставлялись особые привил спи, гарантировавшие их свободу, долго препятствовали закрепощению и замене наемного труда барщинным. Впоследствии, однако, обеднение дворянства и постоянные феодальные смуты повлекли за собою некоторые злоупотребления со стороны землевладельцев, вызвавшие в течении XIII в. во многих местах крестьянские бунты, которые привели лишь к ухудшению быта низшего сословия. После Крестовых походов большинство крестьян Германии уже находится в большей или меньшей зависимости от землевладельцев, в состоянии прикрепленных к земле (Grundhorige, Leibeigene, Schutzhersiche), за пользование которой они были обложены барщиной или оброком. Но еще в XV в. повинности эти были сносны и размеры их определялись особыми: постановлениями (Weistumern), послужившими основанием так называемому «дворовому праву» (Hofrecht) и почти не встречалось неопределенной Б. (ungemessene, unbestimmte Frone). Повинности Б. были главною причиною возгоревшейся в 1525 г. Крестьянской войны, повлиявшей в свою очередь на ухудшение отношений между земледельцами и их господами. Повсеместный разгром и разорение, причиненные тридцатилетнею войною, не могли не повлиять на ухудшение быта низшего класса населения, который все более и более стал чувствовать гнет могущественных владельцев и подчиняться их произволу. Тяжесть Б. в отдельных странах Германии не везде была одинакова; так, хуже всего она была в землях. принадлежавших некогда славянам, напр. в Пруссии, Лузаце, Померании, Мекленбург и Голштинии, в менее тягостной формой она встречается в Вестфалии и пограничных с нею местностях; наконец, в мягкой форме существовала в некоторых местностях Сакcoнии, долго сохранившей свободное крестьянство. В конце XVIII и в начале XIX в. Б, исчезает в Германии при освобождении крестьян, которое началось в Пруссии на королевских землях с 1719 и 1720 г. и закончилось отменою крепостного права в саксонской Верхней Лузации 1832 г.

В Австрии со времен Иосифа II крепостное состояние было заменено подданством (nexus subditelae, Untertanigkeit), за исключением итальянских провинций, Тироля, саксонской Трансильвании и Военной Границы, причем предоставленная крестьянам этим состоянием личная свобода не освобождала их, однако, от повинностей и личных услуг, которые они обязаны были нести в пользу помещика. Без обеспечения помещику обработки земли подданный не мог выселиться из имения. Для определения меры исполнению феодальных повинностей, почти во всех провинциях, за исключением Трансильвании, где действовало обычное право, были составлены «Урбарии» или положение о состоянии имений и о повинностях с ними сопряженных. Вообще, положение крестьян в немецких провинциях было сносно: они находились здесь под более действительным покровительством законов и были обложены менее отяготительною барщиною; в Чехии и славянских землях со смешанным населением положение земледельцев было хуже. По упомянутым урбариям Б. (Roboten) в Верхней Австрии и Буковине не превышала 6,12 или 14 дней в году; в Штирии Галиции доходила от 104 – 156 дней. В Тироле, где уже в 1525 Б. была значительно уменьшена земским уложением (Landesordnung), сохранилось много свободных крестьян собственников, возделывавших свои земли барщинным трудом других крестьян, находившихся у них в подчинении. В саксонской Трансильвании Б. сильно ограничивалась льготами, предоставленными тамошним земледельцам венгерским королем Гюзою (1142) и подтвержденных харчей Андрея II (1224). В землях Военной Границы, т. е. южной части Кроации; Славовии и Баната, существовало особое устройство, данное этим землям принцем Евгением Савойским и фельдмаршалом Ласси и преобразованное в 1807 г. Здесь главным помещиком считался император, а милиционеры были обложены Б. в пользу государства или местных общин; так что она соответствовала государственным или общественным натуральным повинностям. Эта своеобразная Б. была отменена 7 мая 1850 г. В итальянских округах Тироля и в Далмации последние следы барщины и вообще феодального устройства исчезли со времени французского владычества. Возникшие в 1846 г. в Галиции беспорядки крестьян, угнетенных помещиками, пробудили императорское правительство постановлением 14 декабря 1846 г. дать обещание постепенно уничтожить барщину путем обращения ее в денежные ренты или выкуп, непосредственное же и совершенное освобождение крестьян совершилось лишь по постановлению 7 сентября 1848 года, объявившему немедленное полное уничтожение подданства и всех от него происходящих повинностей за соответственное вознаграждение. В Венгрии, где крепостничество и связанная с ним барщина окончательно установились в начале XVI стол., после усмирения восстания «куруцов» (1514) и где дворянство почти исключительно представляло собой нацию, отличаясь от низших сословий племенным своим происхождением, взаимные отношения между земледельцами и землевладельцами были определены на законодательном собрании 1767 – 1773 гг., которым был выработан урбарий, утвержденный 1791, а затем измененный в 1836 г. Этим урбареальным законом был установлен определенный размер Б., которая не должна была превышать 104 дней пешей или 52 дней конной службы в год, вместе с тем был разрешен выкуп феодальных повинностей. Это разрешение выкупа не принесло, однако, на практике никаких результатов, так как освобождение от повинностей зависело от взаимного соглашения земледельца с помещиком и встречало бездну всевозможных препятствий, не устраненных какими-либо законодательными определениями. В 1847 г. по королевскому предложению было преступлено к изысканию мер для облегчения крестьянам выкупа урбарьальных повинностей, которые затем были отменены на сейме 18 марта 1848 г.

В прочих государствах западной Европы барщина получила гораздо меньшее развитие. В Италии она существовала лишь в некоторых северных, соседних с Германией местностях. Преобладающими формами поземельных повинностей были здесь оброк и половничество, кроме того быстрое развитие городов, принимавших в число граждан многих крестьян, не могло не повлиять на улучшение участи последних. В Испании образованию и развитию Б. воспрепятствовало нашествие арабов в VIII в. Мягкое обращение арабов с подчиненными, сближение укрывшихся в горы Астурии туземцев крестьян с вестготами дворянами, большое количество достававшихся в руки, при постоянных войнах, военнопленных, обращаемых в рабов и употребляемых на сельские работы, и, наконец, огромное пространство свободной земли, оставшейся после изгнания арабов, представили собою совокупность таких условий, при которых лишь в самой незначительной степени мог развиться барщинный труд. Существовавшая здесь незначительная Б. была с древнейших времен точно определена особыми грамотами, носившими у испанцев название «фуэросов» («Fueros»), в Португалии же называвшийся «фороэсами» («Forces»), которыми определялись и ограждались от произвола права отдельных лиц и сословий. Один из дошедших до нас таких фуэросов указывает, что королевские крестьяне (Realegos) были обложены барщиной в 3 – 4 дня в год, господские же (Solariegos) и церковные. (Abadengos) – один день в месяц. Кроме того, уже в конце XV в. нередко встречается освобождение крестьян некоторых местностей от лежавших на них повинностей со стороны как королей, так и самих феодальных владельцев. Развивавшийся впоследствии, особенно в северных, соседних с Францией провинциях, феодализм в некоторой степени способствовал ухудшению быта крестьян, но во всяком случае на Пиренейском полуострове Б. никогда не получала такого развитая, как в центральной Европе и совершенно исчезла с полным освобождением крестьян в начале нынешнего века.

Из Скандинавских государств Б. существовала лишь в Дании, где в конце прошлого века она была подробно определена королевским указом (6 декабря 1799). Швеция и Норвегия сохранили свободу низших классов точно также, как Швейцария, освободившаяся от феодальных владельцев уже в начале XIV в., а равно и некоторые мелкие народцы, обитавшие у устьев Везераи Эльбы, как фризы, дитмарнии и штедингеры.

В Англии взаимные отношения дворян победителей и крестьян побежденных сложились при совершенно других, чем на континенте условиях. Немногочисленная норманнская дружина, завладевшая Англией, не могла сама обрабатывать это громадное пространство земли, на земледельческий труд было более спроса, чем предложения, что заставило землевладельцев, с самого основания английской монархии, привлекать к себе обывателей выгодными условиями, и уже с XI в. точно определить все лежащие на крепостных повинности особыми инвентарями (customs) и для разбора споров относящихся к этим повинностям, учредить особое присутствие (couslomary court). При этом феодальная система Англии, признававшая короля верховным собственником всей земли, сохранявшим все права феодального верховенства по отношению ко всем жителям острова, не могла допустить такого произвольного обращения дворян с низшим сословием, какое повсеместно существовало на континенте. Эти условия повели к тому, что в Англии землевладельцы, раньше чем где либо в Европе, отказались от барщинного дарового труда. В 1350 Эдуардом III был издан замечательный законодательный акт под названием «Статута о пахарях» (Statute of labourers), по которому окончательно была отменена барщина (servitia), всякому рабочему, вольному и невольному обеспечена заработная плата (wages) и право иска ее признано не только обычаем (common law) но и положительным правом (statute law). Не смотря, однако, на отмену барщины, как труда дарового, на долгое еще время сохранился здесь оплачиваемый по установленной таксе обязательный труд как земледельческий, так и ремесленный. Все эти реформы закончились статутом Карла II 1672 г., в котором сведены и обнародованы все предыдущие преобразования. На основании этого статута все личные повинности и услуги, вытекавшие из прежних феодальных отношений, были отменены без всякого права на вознаграждение, не исключая и тех, которые отбывались в пользу короля, как верховного землевладельца (all tenures of the king № capite).

Развившаяся на Западе под влиянием феодализма Б. точно также, хотя и при других условиях и значительно позже, возникла и установилась в восточной Европе.. В Молдавии и Валахии закрепощение крестьян (царан и мошненов), сопровождаемое неопределенною Б., произошло лишь в половине XVII в., именно в Валахии этот порядок получил законодательную санкцию при Матвее Бессарабе (1652), в Молдавии же в кодекс Василия Воика (1646). Тяжелое положение крепостных, обложенных непомерными барщинами, вызвало значительную эмиграцию. Желая склонить переселенцев к возвращению на родину, общее собрание бояр, состоявшее и марта 1746, обещало им личную свободу, ограничение Б. 6-ю днями в году и другие льготы, которые 5 августа 1746 года были распространены в Валахии и на оставшихся в отечестве поселенцев. Затем, по настояны бояр, урбариумом Маврокдордато Б. была увеличена до 8 – 12 дней в год, смотря по обоюдному соглашению сторон, но вскоре опять уменьшена Александром Гикой (1768). В Молдавии некоторое время оставался еще прежний порядок; в 1749 г. на собрании бояр Б. была определена в размере 24 дней в год, затем уменьшена до 12 – 14 при Григории Гике (1777), а в последствии значительно увеличена Александром Мурузи (1790). В начале нынешнего столетия Б. снова была увеличена в Валахии, что вызвало народное восстание под начальством Тодора Владимиреско (1821), усмиренное вмешательством Порты. После Адрианопольского мира (1829), поступив под непосредственное покровительство России, княжества приглашены были нашим правительством приступить к составлению законоположений, которые бы удовлетворяли интересам страны и тогдашнему положению дел. На экстраординарных собраниях в Яссах и Бухаресте был составлен новый «Органический Устав» (1832), который, подвергшись впоследствии некоторым изменениям после нового пересмотра международною комиссиею, окончательно был. одобрен Парижской конвенциею 1858 г. Этим. «Орг. Уст.» Б. была увеличена до 22 дней и просуществовала в Румынии до введения в этой стране конституционного правления. В Турции в покоренных славянских землях существовала повинность, называемая «базлук» и до известной степени соответствующая понятию барщины.

В древнесербском законодательстве, именно в уставе царя Стефана Сербского 1249, упоминается о Б. В Польше по всей вероятности уже в XI в. были примеры фактического угнетения «кметей» – первоначального земледельческого населения страны, долго хранившего старые обычаи и языческие верования, со стороны родоначальников позднейшей знати (шляхты) – христианских дружинников королей. Уже на Ленчицком съезде (1180) Казимиром Справедливым устанавливаются некоторые законодательные меры и для ограничения произвола шляхты. Появившиеся в XII веке иностранные переселенческие общины, которым предоставлено было пользоваться особыми законами и иметь собственную администрацию (Jure teutonico sou magdeburgiense), отодвинули коренное земледельческое население, не пользовавшееся этими привилегиями, на последнюю ступень социального положения, и не мало способствовали подчинению его знати. Казимир Велшний, поборник равенства всех сословий перед законом, в значительной степени улучшил положение низшего класса, деятельно защищая простолюдинов от насилия и самоволия знатных и казня последних даже смертью за обиды, нанесенные поселенцам, за что и получил прозвание «короля мужиков» (krol chlopkow). В изданном этим королем своде великопольских и малопольских статутов, известном под названием «Вислицких статутов» нигде не упоминается о Б., хотя на более раннее существование ее в Польше указывает относящаяся к 1145 г. привилегии Мечислава Старого, данная цистерианам ланденского монастыря [Жыщeвcкiй (Rzyszczewski) «CodexDiplomaticus Poloniaes», т. I, стр. 2]. После смерти Казимира В. права дворянства значительно расширились на основании Косницкого договора (1574 г.) и шляхта, захватив в свои руки государственную власть, стала пользоваться ею, как орудием для угнетения низших сословий и снятия у поселян всех предоставленных им великим организатором прав и вольностей. До конца XIV в. Польша была еще мало населена, потребности народа были ограничены, внешняя торговля незначительна, почему и не представлялось надобности в значительной производительности и фольварочное, т. е. Широко поставленное сельское хозяйство почти не существовало, Землевладельцы дворяне, не занимаясь сами хозяйством довольствовались по большей части получаемым от крестьян оброком – деньгами или чаще натурою и не имели никакой надобности в Б. В XV в., вследствие развития политического могущества страны и расширение ее пределов, народонаселение стало быстро увеличиваться, потребности народа развились, внешняя торговля усилилась. Взамен прежней мелкой крестьянской обработки земли, оказавшейся недостаточною, явилось большое, обширное фольварочное хозяйство, требовавшее много рабочих рук. В виду этого, от подпавших тогда закрепощению крестьян стали требовать вместо оброка работ и размер ее. стал постепенно возрастать. Не мало способствовало усилению Б. знакомство польской шляхты с чужеземными обычаями и феодальным воззрением на низшие классы народа. Под влиянием всех этих причин создался статут короля Яна Альбрехта 1496, которым сильно ограничивалась свобода передвижения крестьян, а за ним следует целый ряд законоположений, развивающих институт крепостничества. Первое общее распоряжение о Б. относится к 1421 г. и находится в Мазовецких статутах князя Иоанна, где размер ее определяется одним днем в неделю с дана земли и пол дня с половины дана. Особенное развитие в этот период Б. получает в церковных землях, так как монастыри и приходские священники рано завели у себя обширное фольварочное хозяйство. В следующее затем время Б. постепенно растет. В 1520 статутами Бромбергскими и Торнскими было постановлено, чтобы все крестьяне и колонисты, на королевских и дворянских землях живущие, которые до тех пор исполняли в пользу землевладельцев менее и дня работы в неделю, отныне исполняли и день в неделю с каждого дана земли, за исключением тех из них, которые платят оброк или до сих пор исполняли работы в количестве более и дня в неделю с каждого дана земли. Варшавская генеральная конфедерация 1573 предоставила крестьян полному произволу помещиков. В XVI веке мало-помалу исчезает различие, существовавшее ранее между разными классами сельских жителей и все они сливаются в одно понятие о «подданных» (subditi, poddani), в законодательстве же исчезает норма количества барщинных дней, и определение этого количества предоставляется усмотрению владельца. Общее увеличение Б. с начала XVI по начало XVIII в. представляется приблизительно в следующем виде: в королевских имениях она увеличилась от 1 дня с дана до 24 дней с того же количества земли; в имениях церковных – от 1 дня до 32 дней, в имениях дворянских от 1 дня до 96 дней. Такое несоразмерное увеличение Б. произошло оттого, что в начале XVI ст. крестьяне владели обширными участками земли, на счет которых в XVII в. увеличились помещичьи пашни, потребовавшие лишних рабочих рук на обработку в пользу помещика. Развившееся таким образом крупное фольварочное хозяйство, привлекшее к работе в пользу помещиков производительные силы народа, значительно увеличило производительность Польши, но, явившись гибельным соперником мелкого крестьянского хозяйства, воспрепятствовала уравнительному распределению богатств среди отдельных классов жителей страны. В XVII в. количество отбываемой крестьянами Б. зависело от принадлежности к тому или другому из разрядов, на которые в то время распалось сельское сословие в зависимости от количества предоставленной от помещика в пользование земли. Так, «полные крестьяне» (kmiecie или chiopi peini) обязаны были пятидневною работою в неделю с лошадьми или волами, а если без них то должны были выставлять за каждый день конной барщины по два пеших рабочих, кроме того на них лежали экстренные работы во время жатвы (Moka) и караул в барском дворе; «половинные крестьяне» (potownicy) исполняли Б. в размере вдвое меньшем, чем предыдущие; «загродники» (zagrodnicy) несли пятидневную тяжелую Б., и наконец «коморники» (komornicy) работали по одному дню в неделю. Особенно тяжело было состояние помещичьих крестьян в малопольских воеводствах Краковском и Сандомирском, где, не довольствуясь значительною Б., помещики обременяли их экстренными даровыми работами (ttoki i daremszczyzny) и принудительными наймами в рабочую пору (najmy przymusowe). В литовских и русских землях Б. была менее обременительна. Вред, приносимый всему государственному строю столь бедственным положением сельского сословии, сознавался уже и тогда. Ян Казимир в 1656 г. дал в Львове обет «употребить все меры для освобождения народа от угнетения», но слова эти не получили никакого практического осуществления. Лишь во второй половине XVIII в. встречаются как в литературе и общественном мнении, так и в законодательстве некоторые попытки к улучшению быта низших сословий. Предпринятые однако с этой целью законодательные и административные меры ограничились лишь незначительным изменением старого порядка, либеральными же и гуманным предначертаниям конституции 3 мая 1791 не суждено было осуществиться. Гораздо большее значение в этом отношении имела инициатива некоторых просвещенных землевладельцев, поборников новых начал, к которым принадлежали: канцлер Андрей Замойский, князья Чарторыйские, кн. Понятовский, гр. Феликс Потоций, гр. Иоахим Хрептович и прелат Павел Бжостовский, освободившие в своих имениях крестьян и заменившие Б. определенным и постоянным оброком с земли. Разделы Польши, раздробившие ее между Россией, Пруссией и Австрией, не повлияли непосредственно на изменение отношений крестьян к помещикам. Дарованная Наполеоном и герцогству Варшавскому конституция 22 поля 1807 уничтожала невольничество (ст. 4 sic.), признав однако находившуюся в пользовании крестьян землю собственностью помещика, чем предоставила последнему неограниченное право оставлять крестьян на их землях на прежних условиях исполнения Б. и других повинностей, или, заключая новые условия, обременять их больше прежнего, или, наконец, прямо удалять с фольварочной земли. Указ герцога Варшавского Фридриха Августа от II дек. 1807 о заключении между помещиками и крестьянами договоров на пользование последними землею первых и изданная по тому же предмету 8 февр. 1808 инструкция министра юстиции встретили на практике большие затруднения вследствие введения в герцогстве кодекса Наполеона I (1 мая 1808 года), не заключающего в себе никаких постановлений о вознаграждении за арендуемую землю барщиною. Между тем по укоренившимся веками обычаям и по хозяйственному состоянию страны, для польских крестьян того времени. Б. была единственным средством уплаты за владение землей: денежный наем был невозможен по крайней их бедности, наем же за вознаграждение продуктами (meteyage) – совершенно чужд нравам народа. Это несоответствие закона с условиями действительной жизни повлекло за собой сохранение на практике прежних обычных отношений и оставление в полной силе всех тягостей барщины. С образованием в 1815 бывшего царства Польского, Б. осталась по прежнему, а вместе с нею остались все невыгоды и дурные последствия несвободного труда. Состояние крестьян в некоторых случаях стало даже хуже, чем во времена крепостничества, так как многие землевладельцы деятельно занялись сельским хозяйством, стремясь к извлечению из него возможно больших выгод и стали требовать от крайне необеспеченных материально крестьян кроме обычной Б. еще многих добавочных даровых работ (gwalty, darmochy) и принудительных наймов. С другой стороны нашлись и такие землевладельцы, которые, сознавая все неудобства барщинного хозяйства и потеряв надежду на какую либо правительственную реформу, сами приступили к экономическим преобразованиям в своих имениях, заменяя барщину определенным оброком. Такие преобразования были произведены, напр. в имениях Станислава Сташица (1822), в майорате Замойских (1833), в имениях: Андрея и Яна, а также Августа Замойских и Александра Велепольского. Но замена Б. оброком, как требующая на первый раз значительного капитала, которого у большинства более мелких помещиков Царства Польского не было, не могла быть произведена в мелких имениях без правительственной помощи, почему указанные выше реформы, при отсутствии каких либо общих законодательных мер за все время существования конституционного Царства Польского (1815 – 1830), содействовали улучшению быта лишь сравнительно незначительного круга сельских обывателей. Император Николай и, приступая к устройству сельского состояния Царства Польского, начал с крестьян, живущих в имениях казенных и майоратных, пожалованных русским помещикам (на основании Высочайшего указа 4/16 окт. 1835 г. ). Крестьяне этих имений были постепенно освобождаемы от Б., взамен которой обложены отведенные им земли, соразмерно их качеству и стоимости умеренным чиншем. Благодетельные последствия этих мер не замедлили обнаружиться в быстром и постепенно возраставшем благосостоянии поселян. Затем указом 26 мая (7 июня) 1846 г. были дарованы многие льготы и тем крестьянам, которые были поселены в имениях, принадлежавших польским владельцам и разным учреждениям; между прочим отменена большая часть даремщин и принудительных наймов, крестьянам, отбывающим законные повинности, обеспечено спокойное владение их усадьбами и пользование угодьями (сервитутами), и запрещено помещикам произвольно возвышать повинности. Из числа существовавших даремщин указом этим были уничтожены те, по коим отбывались работы, не определенные ни в отношении числа дней, ни в отношении количества самых работ, а. равно те, по которым требовалось исполнение личной службы и поставка припасов за установленную цену, причем одни из этих даремщин были отменены безусловно, другие оставлены лишь для тех случаев. Когда исполнение их будет требоваться взамен обыкновенной Б. Кроме того, на основании этого узаконения, было предписано всем земледельцам и арендаторам имений представить так называемые «престационные табели» (tabelle prestacyjne), т. е. ведомости о всем, что находится в крестьянском пользовании и о всех работах и других повинностях, какие они исполняют в пользу помещика.

Последовавшая в 1855 году кончина не дозволила императору Николаю I выполнить задуманное им преобразование хозяйственного быта поселян Царства Польского. Продолжение и окончательное приведение в исполнение этой реформы в царствование императора Александра II встретило препятствие в Крымской кампании. Предпринятые после заключения Парижского мира (30 марта 1856 года), законодательные меры не приносили однако ожидаемых правительством плодов в виду того, что постановление: от 16/28 декабря 1858 года о добровольном очиншевании крестьян, от 4/16 мая 1861 года о замене Б. законным выкупом и 24 мая (5 июня) 1862 об обязательном очиншевании, не встретили со стороны поместного дворянства того содействия, без которого успех этих мер был невозможен. Наконец, восстание 1863 г. отдалило исполнение окончательного устройства быта поселян и лишь после усмирения бунта 19 февраля (2 марта) 1864 г. был издан Высочайший указ об устройстве крестьян Царства Польского, коим к означенным крестьянам были применены главные черты, легшие в основание устройства быта русских крестьян. На основании этого указа (ст. 2, 3, 14 – 17 п. а) с 3/15 апреля 1864 г. крестьяне были освобождены навсегда от всех, без исключения, повинностей, отбываемых ими в пользу владельцев имений, а в том числе и от Б., которые были заменены денежным поземельным налогом в пользу казны; за упраздняемые повинности крестьян, владельцам частных и институтских и пожалованных имений предоставлено от правительства вознаграждение, в виде ликвидационного капитала, размер которого определялся оценкою лежавших на крестьянах повинностей. При этом в оценку не должны были входить всякого рода даремщины и принудительные наймы, хотя бы они были основаны на контрактах, заключенных до обнародования указа 26 мая 1846 года, и хотя бы срок этим контрактам еще не истек. В усадьбах, где отбывалась одна недельная Б. или Б. с добавочными рабочими днями, или с не подлежащими вознаграждению повинностями, но без всякого чинша или сбора натурою, вышеозначенная оценка должна была быть произведена переводом всех рабочих дней на деньги по особо установленными правилам.

В Литве, как видно из постановлений «Литовского статута» в 1529 году, большая часть низшего сословия считалась искони свободною, рабами были только военнопленные; даже встречаются здесь кроме плена все другие способы отречения от личной свободы – продажа себя в рабство, рождение от рабов, брак с рабами, выдача в рабство за преступление, были ограничены обычаем до значения временной срочной сделки или вовсе отстранены. Кроме этой «невольной челяди» панские земли еще населяли земледельцы разных наименований и стоявшие к вотчиннику в разных отношениях. Ближе к челяди стояли так называемые «отчичи» (oyczycy), крепкие земле и платившие господину Б. и данью; менее зависимый и значительно более многолюдный класс составляли «данники», обязанные лишь известными податями. С проникновением в Литву польских юридических понятий и обычаев, данники постепенно обращаются в отчичей, хотя сохраняют право собственности на свои земли, а следующие с них повинности определялись рядом. Отбываемая крестьянами Б., кроме хлебопашества, кошения сена и др. сельскохозяйственных работ, заключалась еще в производстве господских построек, подводной и сторожевой повинности, иногда же поселяне обязаны были заниматься звериною и рыбною ловлею, охотою на бобров и т. п. Эта барщина (panszczyzna) точно определялась в особых актах, носивших название «инвентарей», которые первоначально составляли исчисление тех личных обязанностей, которые селящийся на помещичьей земле свободный хлебопашец принимал на себя добровольно, но с XVIII в. сделались выражением непременных повинностей, обязательных для всех живущих на господской земле крестьян. Причины этой перемены следует искать как в возросшем в то время богатстве и власти землевладельцев, так и в постепенном установлении крепостнических взглядов, которые однако получили общую законодательную санкцию лишь с введением в Западный губернии России Свода Законов Российской империи (1840).

В 1844 правительством были приняты меры к пересмотру и упорядочению инвентарей, для чего были учреждены особые «инвентарные комитеты», которые в 1857 высказались в пользу освобождения крестьян, идея которого давно укоренилась в умах литовского дворянства. В губерниях, составившихся из прежней Литвы, все повинности крестьянина, а в том числе и Б" рассчитывались не по числу тягот, а по количеству и по качеству поземельных угодий, составляющих отдельное хозяйство – «хату» (chata). Средняя Б. с уволочной (20-ти десятинной) хаты заключалась в следующем: 1) хата еженедельно должна была выставить до 3 человек пеших или, смотря по надобности, с упряжью и орудиями и до 3 пеших работниц; 2) во время сенокоса и уборки сена она должна была давать с каждой мужской рабочей души от 6 до 12 дней, а во время жатвы столько же дней с каждой женской души, – это так называемая «сгонная» Б. (gwatty) и 3) по очереди с хат наряжались 1 или 2 крестьянина для ночного караула в помещичьем дворе. Те же порядки существовали в Юго-Западной Руси. т. е. в нынешних губерниях: Киевской, Подольской и Волынской, когда они входили в состав Польши. В этих северо-западных и юго-западных губерниях Б. исчезла окончательно с переводом крестьян на обязательный выкуп, причем она была переведена, по особым правилам, на денежную повинность (оброк).

Это прекращение обязательных поземельных отношений между помещиками и крестьянами произошло в губерниях: Виленской, Гродненской, Ковенской и Минской, а также в уездах динабургском, дрисенском, люцинском и режицком Витебской губ. – с 1 мая 1863, в губернии Могилевской и остальных уездах Витебской – с 1 января 1864 и в губерниях: Киевской, Подольской и Водцнской – с 1 сентября 1863 г.

В Остзейских губерниях коренное население страны, с покорением ее Меченосцами, подпало под полное и неограниченное владычество рыцарей, родоначальников позднейшей знати. Личная деятельность земледельца вполне и безотчетно зависела от произвола землевладельца, с которым, хотя и безуспешно, борются уже в XVI в. польские короли Стефан Баторий и Сигизмунд III. Когда в 1629 г. Лифляндия подпала под шведское владычество, Густав-Адольф учредил специальную комиссию для определения количества предоставленной крестьянам земли и составления инвентаря их повинностей. При Карле XI в 1687 было преступлено к составлению кадастра для Лифляндии, на основании чего все крестьянские земли (Bauerland) были разделены на равные по доходности, хотя и различные по величине, участки, называемые «гакенами» (Haken), доходности которых (60 талеров) должны были соответствовать все отбываемые каждым участком повинности, вместе взятые. Повинности эти были оценены по особой таксе и внесены в кадастровые книги (Wackenbucher), что, понятно, в значительной степени ограничивало своеволие помещика. Эта мера не успела однако улучшить того бедственного состояния, в котором застало крестьян Лифляндии и Эстляндии русское владычество, утвердившееся здесь с 1710 – 1721. Вскоре затем нашим правительством было запрещено арендаторам государственных имуществ самовольно располагать работами крестьян, брать их в услужение или отдавать в службу и наем другим хозяевам. Затем, по настоянию императрицы Екатерины II (1765), лифляндское дворянство обязалось, в числе других сделанных крестьянам уступок, не увеличивать держащих на них повинностей, но обещания эти по большей части не были исполнены и прежние порядки просуществовали до начала нынешнего столетия, когда в Прибалтийском крае началось движение (по инициативе Эстляндии) в пользу освобождения крестьян. В Положении, временно утвержденном 27 августа 1804 года для Эстляндии, не заключалось однако точного определения повинностей, лежащих или могущих быть наложенными на крестьян. Лифляндское Положение, Высочайшие утвержденное 20 февраля 1804, обратило на этот вопрос больше внимания. Так, по силе его, помещику не предоставлялось права принуждать крестьян поступать к нему в личное услужение и увеличивать повинности, записанные в урочные положения (Wackenhuchor); кроме того, сохранено было соответствие повинностей доходности гакена, причем последняя была оценена в 80 талеров, указаны правила для определения суммы всякого рода повинностей для распределения их по временам года и для определения Б. либо пешими, либо конными днями, либо дневным уроком для разного рода работ и, наконец, ограничено пространство обрабатываемых для помещика барщиною земель (оно не должно было превышать известных границ, расчисленных по количеству барщин).

Сумма издельной повинности с каждого гакена равнялась 1344 дням, которые распределялись между отдельными ее видами следующим образом: обыкновенная Б. пешая или конная – 624 дня; дополнительная Б. пешая летом – 252 дня и вспомогательные барщинные работы – 468 дней. На основании Выс. утвержд. 23 мая 1816 г. Положения о крестьянах Эстляндской губ., взаимные соотношения крестьян и землевладельцев должны были основываться на взаимном добровольном согласии, выраженном в контракте, но так как в большинстве случаев арендною платою за наем земель была оставлена. Б., то старые урочные положения легли в основание новых контрактов, причем вознаграждение деньгами или произведениями допускались в очень ограниченных размерах. С этими постановлениями весьма сходно Высочайшие утвержденное 25 авг. 1817 Положение о крестьянах Курляндской губ., по которому повинности определялись тоже по взаимному соглашению и перечислялись в особых урочных положениях, в которых по крайней: мере 3/4 дохода должны были быть выговорены барщинными работами. Б. была также сохранена Положениями для Лифляндии 26 марта 1819 и 9 июля 1849, хотя в последнем из них видно уже стремление способствовать замене Б. денежным оброком и облегчить крестьянину покупку находящейся в его пользовании земли. Эстляндское Положение 5 июля 1856 г., обеспечив за крестьянами исключительное пользование арендной землей (Bauerland) и сохранив начало добровольного соглашения, определило высшую меру барщинных повинностей. Весь этот ряд законодательных мер оказал на практике благотворное влияние лишь на быт крестьян Курляндской губ., где по примеру барона Гана, местного предводителя дворянства, помещики стали постепенно заменять барщину оброком, а для обработки собственных замашек прибегать к вольнонаемному труду. В Лифляндии и Эстляндии оценка Б. кадастровою системою и определение ее урочными положениями не могли сами собою обеспечить сельскому населению полного благосостояния, немыслимого без совершенной свободы труда. Последующими узаконениями отбывавшиеся: по арендным договорам барщинные повинностей крестьян-арендаторов были отменены: в Курляндии Высочайшие утвержденными 6 сентября 1863 г. Правилами (параграф 14) – 6 сентября 1867, в Лифляндии – с 23 апреля 1868 (Указ Лифляндского губ. управления 14 мая 1865, №54) и в Эстляндии – с 23 апреля 1868 года (Высочайшее повеление 41 июня 1865 года).

В России, где никогда но существовало феодального склада, где в противоположность западным феодалам, сидевшим на одном месте, князья, призываемые на служение тому или другому княжеству по воле и приглашению его населения, находились в постоянном движении, стремясь достигнуть киевского стола, не могло существовать тех политических условий, которые подчинили низшие сословия высшим. Экономические, однако, условия, заключающиеся в сосредоточении удобных земель в руках одних и недостаток их или средств к их обработке у других, при земледельческом характере населения, и здесь не могли не повлиять на замену свободного труда зависимым. Так, уже в Русской Правде упоминается о «ролейных закупах», которые садились на чужой земле, обрабатывали ее частью на себя, частью на господина и несли некоторые другие обязанности, как напр. должны были загонять на господский двор скот, принадлежащий землевладельцу. Однако, эта обязанная работа закупов не есть еще Б. в чистом ее виде, она основывается на договоре – ряде или вытекает из долговой несостоятельности закупа и имеет лишь временной характер прекращаясь уплатою долга или вознаграждением землевладельца за предоставленные закупу сельскохозяйственные орудия или за известную ссуду на обзаведение (покруту). Позднейшие наши памятники, как Псковская судная грамота, отличают наймитов от озорников (пахарей), огородников и кочетников (рыболовов), кроме того упоминаются «серебреники», получавшие от землевладельца деньги на обзаведение и обязанные не только обрабатывать землю последнего, но и отправлять другие работы на господина, какие он найдет нужными по хозяйству. На существование этой обязанности указывает уставная грамота митрополита Киприана 1391, данная Константиновскому монастырю; в ней сказано, что крестьяне и церковь наряжали, и двор тынили и хоромы ставили и пашню пахали да монастырь изгоном (барщиною), убирали хлеб и сено и прудили пруды и сады оплетали и пиво варили и лен пряли и на невод ходили и хлебы пекли – одним словом отправляли всеми работы по хозяйству землевладельца. Обязанности однако могли быть прекращены по одностороннему желанию крестьянина, имевшего право выхода, под условием заплатить предварительно данное ему серебро. Таким образом, пока за крестьянами сохранялось право свободного отказа, Б. существовала лишь в смысле повинности, которую крестьянин отбывал добровольно, без всякого юридического принуждения, притом она вовсе не являлась необходимым условием пользования чужою землею так как на ряду с ней памятники упоминают о вознаграждении за такое пользование половиною или третью урожая. В XV и начал XVI вв. право свободного перехода крестьян ограничивается одним осенним Юрьевым днем, как это видно из грамоты князя Белозерского Михаила Андреевича (1450), и судебников 1497 и 1550, но это в сущности нисколько не изменяет прежних отношений крестьян к землевладельцам и значится их как самостоятельных. свободных членов русского общества. Но последовал будто бы указ 1592 г., которым «царь Федор Иоаннович по наговору Бориса Годунова, не слушая совета старейших бояр, выход крестьянам заказал». Указ этот, существование которого подвергнуто справедливым сомнениям, был, по мнению признававших его действительное издание, вызван необходимостью обеспечить служилое сословие и завести порядок в сборе тягла, шедшего на покрытие все возрастающих государственных расходов. Некоторые и считали этот указ первым актом закрепления, внесшим существенное изменение в государственную и экономическую жизнь крестьян, хотя внутренние отношения крестьян к помещикам еще долгое время покоятся на старых рядах, определяющих пользование землею и повинности (княжечина, монастырщина, боярщина). По прежнему крестьянин соблюдает принятую на себя порядною записью обязанность «всякое сделье сделати и пашню пахати на того, за кого в крестьянах он живет». Кроме того, старой свободой пользовались черносошные крестьяне; некоторые из них иногда заключали порядные с помещиками и вотчинниками, а право срочного сыска беглых крестьян давало возможность переманивать обещанием известных льгот крестьян одних земель в другие, что, в виду конкуренции, вело к значительному уменьшению отбываемых земледельцами повинностей.. Те же крестьяне, у которых не было порядных, жили по старине, почему их отношения к землевладельцу естественно незаметно теряли характер договорных отношений и все более и более подчинялись возрастающему произволу помещиков и вотчинников. Некоторое время их еще защищала община, пока ее самостоятельное положение позволяло оберегать прежня установленные обычаем отношение. Постепенному экономическому упадку сельского состояния, главным образом, способствовало отсутствие в законодательстве точного определения повинностей крестьянина по отношению к помещику, тем более, что заботы правительства того времени о не отягощении излишними поборами крестьян вытекали не из желания облегчить участь крестьян, но просто из того, что правительство на каждого помещика и вотчинника смотрело как на воина, который должен был служить из за доходов, получаемых с поместья, а потому и не имел права расточать предоставленного ему правительством служебного обеспечения. Из дошедших до вас некоторых землевладельческих распоряжений времен паря Михаила Федоровича, относительно управления крестьянами и об обязанностях последних, как напр. из Наказа воина Корсакова, главного управителя вотчинами Суздальского Покровского монастыря, можно прийти к заключению, что крестьянские работы и повинности в первой половине XVII в. были довольно значительны и тягостны для крестьян. Уложение ц. Алексея Михайловича (1649) не дает точного определения следуемых помещику от крестьян повинностей. Послушные же грамоты дают лишь общее предписание: «пашню на помещика пахати», откуда ясно, что в имениях частных владельцев, как время, так и количество работ могли быть определены лишь одним произволом помещика, который на практике ограничивался, однако, не только собственным его интересом и местными потребностями хозяйства, но и освященными древним обычаем отношениями. Эти отношения значительно ухудшаются двумя позднейшими законодательными мерами, именно: указом 30 октября 1675 г., допустившим продажу крестьян без земли и постановлением Земского собора 1694 об отмене урочных дел для сыска беглых. Первое из этих узаконений нанесло решительный удар самостоятельности сельской общины, которая не могла уже как прежде подавать через своих старост и выборных челобитных об отмене излишних, наложенных помещиком тягостей. Право же бессрочного иска беглых отдало крестьянина в полную власть помещика. В начали XVIII в., как и в прежнее время, не существовало закона, точно определявшего размеры крестьянского барщинного труда, законодательные определения касались лишь количества помещичьей земли, отводимой на крестьянское тягло; но на одинаковых долях земли работы могли быть различны, а следовательно земля далеко не определяла количества обязанного труда. Крестьяне, поселенные на господских землях, обыкновенно обрабатывали в то время тоже количество помещичьей земли, какое сами получали на крестьянскую выть (по 6 дес. доброй земли в 3-х полях), но к этому присоединялись в большинстве случаев сгонная Б. и другие мелкие повинности, вполне зависевшие от помещика. Указ 22 января 1719 о первой ревизии, уничтожившей различие между холопами, кабальными и крестьянами, уравнявшей за дворней и деловых людей с дворовыми и изменение податной системы с поземельной на подушную, с возложением ответственности в уплате податей на помещиков, вызвали совершенное разобщение крестьян с правительством и утвердили все притязания господской власти над прежними полусвободными, хотя и крепкими к земле, людьми, закрепостив их личности помещика. Кроме того указом 18 января 1721 г. о приписке к заводам и фабрикам создан новый класс крепостных и установлена особая форма барщинного труда. Положение крестьян в царствование Петра I и в последующее затем время представляет собою весьма печальную картину; помещики, не стесняясь, пользуются крестьянским трудом в рабочее время, отнимая у земледельца всякую возможность возделывать собственный надел; они, по рассказу Посошкова, держатся того мнения что не следует «давать обрасти крестьянину, а надо стричь его яко овцу до гола». До конца XVIII в. все законодательные положения содействуют лишь все большему и большему закрепощению крестьян и увеличению над ними власти землевладельцев. Единственным исключением в этом отношении является указ Правительствующего Сената 5 июля 1728, содержащий в себе намеки на особое уложение, в котором должны были быть определены права и обязанности крепостных; но указ этот не привел на практике ни к каким результатам и упомянутое уложение никогда не было издано. Ужасное положение крестьян и влияние идей энциклопедистов побудили Екатерину II включить в первый проект ее Наказа мысль об отмене крепостного права, но по настоянию Сената заявление это было вычеркнуто и, таким образом лежащая на крестьянах тяжелым ярмом Б. осталась в прежней неопределенной форме. В дошедшей до нас инструкции Артемия Петровича Волынского дворецкому Немчинову, относящейся к второй четверти ХVIII ст., лежащая на крестьянах Б. определяется следующим образом: «повинен всякой крестьянин, имея целое тягло, вспахать моей земли 2 дес. в поле..., а которая земля учреждается под мелкой хлеб, под пшено, под горох, под конопли, под мак, просо, репу и лен оную пахать и собирать всем поголовно, кроме положенной на них десятинной пашни», причем в соответствие с этими повинностями поставлено и количество земли, предоставленной крестьянину, долженствующее быть вдвое больше запашки в пользу помещика. На эту инструкцию, однако, можно смотреть лишь как на выражение частной воли отдельного попечительного и разумного вотчинника, примеру которого, вероятно, следовали лишь весьма немногие. Столь тягостная для крестьян неопределенная Б. получила законодательное ограничение лишь в конце прошлого века. Указом императора Павла и от 5 апреля 1797 помещикам было воспрещено принуждать крестьян к работам по праздникам и следуемая с них Б. не должна была превышать трех дней в неделю. Первая половина нынешнего века внесла лишь незначительные изменения. Мечты Александра и об освобождении крестьян ограничились на практике лишь дозволением отпускать на волю целые деревни (за что отпускавшие награждались орденами), и улучшением быта крестьян Остзейских провинций. Образовавшиеся в царствование Николая и секретные комитеты, имевшие целью улучшить бедственное состояние крепостных, не привели ни к чему, кроме записок (Киселева, Перовского) о подготовке освобождения крестьян . Таким образом, прежние порядки остались неизмененными и вошли в IX т. Св. Закон. (1857), где статьями 1045 – 1049 определены правила о повинностях крепостных людей. По силе этих постановлений владелец мог налагать на своих крепостных людей всеми работы и исправление личных повинностей, с тем только, чтобы они не претерпевали чрез это разорения, и чтоб положенное законом число дней оставляемо было на исполнение собственных их работ; положенное законом число дней, по прежнему, равнялось трем, причем помещик не мог заставлять крепостного работать на него в воскресные дни, в двунадесятые праздники, день апостолов Петра и Павла, в дни св. Николая и в храмовые в каждом селении праздники; строжайшее за сим наблюдение возложено было на губернское начальство чрез посредство местной полиции, от усмотрения землевладельца зависело переводить крестьян своих во двор или дворовых людей на пашню и изменять по своему усмотрению их повинности, и наконец он имел право не только употреблять своих крепостных людей для личных своих услуг и работ, но и отдавать посторонним лицам в услужение, но не в работу на горные заводы. После освобождения крестьян (19 февраля 1861) Б. была сохранена лишь временно, как повинность, лежащая на временно обязанных крестьянах, причем она могла быть определяема по добровольному между крестьянами и помещиком соглашению лишь при соблюдении следующих условий: 1) чтобы она определялась временными договорами на сроки не свыше 3 лет и 2) чтобы сделки эти не противоречили общим гражданским законам и не ограничивали прав личных, имущественных и по состоянию предоставленных крестьянам. В случае отсутствия такого договора, Б., где она существовала по обычаю, должна была быть отбываема по указанным законом правилам, коими все повинности были приведены в соответствие с определенным для каждой местности размером поземельного душевого надела и отменялись так называемые добавочные повинности, как то: всякого рода караулы, уход за господским скотом, сгонные дни и т. п., требуемый от крестьян сверх обыкновенной Б. Этими же правилами были также установлены: 1) Размер Б., определяемый рабочими днями или, по обоюдному согласию, известным пространством земли, и не превышающий 40 мужских и 35 женских рабочих дней в году; при этом были составлены особые правила для соразмерения числа рабочих дней с величиною земельного надела крестьян. 2)Разделение дней на: летние и зимние, мужские и женские (мужские – на конные и пешие) и распределение общего числа их по летнему (3/5) и зимнему (2/5) полугодиям и по неделям. 3) Порядок назначения работ помещиком и наряд на них крестьян сельским старостою, причем приняты во внимание пол, возраст и здоровье работника и дана им возможность заменять друг друга. 4) Порядок отправления Б. с определением в особом «урочном положении» количества работы, которое в течение дня должно быть исполнено в счет повинности, и ограничение качества работ требованием, чтобы они не были вредны для здоровья и сообразны с силами и полом рабочих. 5) Порядок учета Б. и 6) условия, при которых допускалось отбывание особых видов Б., как напр. работы на помещичьих заводах, хозяйственные должности, подводная повинность и т. п. Кроме того, было дозволено как целым сельским обществам, так и отдельным дворам или тяглам переходить с Б. на оброк (до истечения однако 2 лет со времени утверждения Положения о сельском состоянии на это требовалось согласие помещика), выкупать усадебную оседлость и вступать с помещиком в соглашение относительно приобретения путем выкупа полевого надела с прекращением в последнем случае всех обязательных к помещику отношений. Эти отношения окончательно были прекращены 1 января 1883 г. В губерниях Великороссийских и Новороссийских на основании Высочайше утвержденных 28 декабря 1881 Правил об обязательном выкупе. Подобные настоящим правила установлены для крестьян, вышедших из крепостной зависимости в губерниях Тифлисской и Кутаисской, с сухумским округом, где точно также допущен замен Б. (бегара) и других натуральных повинностей денежным оброком и предоставлено крестьянам право приобретения в собственность всего отведенного им в пользование земельного надела, по добровольному с помещиком соглашению. В Бессарабской губ. так называемые «царане», т. е. поселяне, водворенные в имениях крупных и малоземельных, а также принадлежащих заграничным духовным установлением, на основании Высочайшие утвержденных 14 июня 1888 правил, были переведены с оброчной или издельной повинностей с и августа 1888 на выкупные платежи, чем прекратились их обязательные отношения к помещикам.

Литература. Сугенгейм (Sugenheim) «Geschichte der Authebung der Leibeigenschaft und Horigheit in Europa bis nm die Mitte des XIX Jahrhunderts» (Спб., 1861); Скребицкий, «Очерки из истории крестьянства в Европе» (в «Вестник Европы» за 1867 г., III); Лучицкий, "История крестьянской реформы в Западной Европе с 1789 т. " (в ивских «Университетских Известиях» за 1878, с II выпуска); Левассёр (Levasseur), «Hietoire des classes ouvrieres en France» (Париж, 1859); Делил (Delisle), «Etudes sur la condition de la classe argicole et l'etat de l'agriculture en Normandie pendant ie moyen ages» (Эврё, 1851); Моген (Mauguin), «Tudes hisforiques sur l'administration Qe l'agriculture en France» (Париж, 1876 – 1877); Н: Кареев, «Очерк истории французских крестьян с древнейших времен до 1789 т.» (Варшава, 1881) и «Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции в последней четверти XVIII в.» (Москва, 1879): Маурер (Maurer), «Geschichte der Fronhofe, der Rauernhefe und der Hotyerfassung in Deutchland» (Эрланген, 1865); Боннемер (Bonnemere), «Histoire des paysans» (Париж, 1874); И. Л. Горемыкин, «Очерк истории крестьян в Польше»; Ю. Рехневский, «Крестьянское сословие в Польше» (в «Русском Вестнике» за 1885, № 9); «Об изменении быта крестьян Остзейских губерний» (в «Русском Вестнике» за 1858); И. Д. Беляев, «Крестьяне на Руси». Библиографические указания по этому вопросу находятся у Межова: «Крестьянский вопрос в России». «Положение о сельском состоянии» (Особое приложение к т. IX Св. Зак). Местные положения по продолжению 1889 г.

Барщиной или Боярщиной назывались также в прежнее время имения, принадлежащие боярам, господам, т. е. помещикам. В этом смысли слово это вышло ныне из употребления, хотя изредка встречается еще в Архангельской губ., где к нему обыкновенно прибавляют фамилию последнего владельца. а напр. Афанасьевская Б. и п.

 

Барятинский

Барятинский, кн. Александр Иванович (1814 – 1879) – воспитание получил домашнее, на 17-м году поступил в школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, с зачислением в кавалергардский полк; 8 ноября 1833 г. произведен в корнеты лейб-кирасирского Наследника Цесаревича (ныне Ее Величества) полка; в марте 1835 г. командирован на Кавказ, с отличием участвовал в делах закубанских горцев, ранен пулею в бок, и, по возвращении в том же году в Петербург, награжден золотою саблею с надписью «за храбрость». и января 1836 Б. назначен был состоять при наследнике цесаревиче (впоследствии императоре Александре II), а 24 марта 1845, по высочайшему повелению, снова отправился на Кавказ, назначен командующим 3-м батальоном кабардинского егерского полка, с которым принимал участие во всех выдающихся делах предпринятой летом того же года экспедиции в Дарго. Особенные отличия оказаны им 13 июня, при поражении скопищ Шамиля, близ сс. Гогатль и Анди. Раненный пулею в голень правой ноги, на вылет, он остался в строю, и в награду за оказанные подвиги получил орден св. Георгия 4 ст. По возвращении, в начале 1846 г., в Петербург Б., для поправления расстроенного здоровья, уволен был за границу; но проездом через Варшаву принял, по поручению фельдмаршала кв. Паскевича, командование над летучим отрядом, назначенным для преследования и истребления краковских мятежников. Поручение это Б. успешно выполнил в 5 дней. – 27 февраля 1847 г., по возвращении в Россию, он был назначен командиром кабардинского егерского полка, и затем принимал постоянное участие в военных действиях в Чечне. 23 июня 1848 года он особенно отличился в бою при Гергебиле, за что награжден чином генерал-мaйоpa, с назначением в свиту Его Имп. Величества. В октябре 1850 г. Б. назначен командиром кавказской резервной гренадерской бригады; зимою следующего года участвовал в действиях чеченского отряда, причем, близ Мезенинской поляны разбил на голову атаковавшие его превосходные силы неприятеля. 2 апреля 1851 г. Б. назначен командующим 20 пех. дивизию и исправляющим должность начальника левого фланга Кавказской линии, – и с этим вместе открылось для него более обширное поприще для самостоятельных действий, обнаруживших вполне рельефно его блестящие дарования. Энергичный и вместе с тем систематический образ действий, которого он держался в Чечне – главной арене деятельности Шамиля, постепенное, но неуклонное движение вперед, с твердым упрочнением русской власти на раз занятых пространствах – все это представляло как бы новую эру в Кавказской войне. 6 января 1853. Б. назначен был генерал адъютантом, а 5-го поля того же года – исправляющим должность начальника главного штаба войск на Кавказе, и вслед затем утвержден в этой должности. В октябре 1853 г. он, по болезни кн. Бебутова, был командирован в Александрополь для заведования действующим на турецкой границе корпусом; 24 июля 1854 г. участвовал в блистательном бою при Кюрюк-Дара, за который награжден орденом св. Георгия 3-ст 6 июня 1855 г. Б. назначен состоять при Е. И. Величестве, а затем ему поручено временное командование войсками в Николаеве и окрестностях. С 1 января 1856 г. он состоял командующим гвардейским резервным пехотным корпусом, а в июле того же года назначен главнокомандующим отдельным кавказским корпусом (впоследствии наименованным Кавказскою армиею) и исправляющим должность кавказского наместника; в последней должности он утвержден 26 августа 1856 г., по производстве в генер. от инфантерии. Вступив в управление краем, по всему пространству которого велась нескончаемая война, стоившая России огромных жертв людьми и деньгами, кн. Б. оказался вполне на высоте своего назначения. Единство действий, направленных к одной общей цели, неуклонная последовательность в ведении их, выбор таких сподвижников, как Д. А. Милютин и Н. Е. Евдокимов – все это увенчалось блестящими результатами. Через 3 года по назначении Б. наместником, весь восточный Кавказ был покорен и неуловимый дотоле Шамиль взят в плен. Заслуги эти доставили кн. Б. Орден св. Георгия 2 ст. и св. Андрея Первозванного, с мечами. Одновременно с решительными действиям на Восточн. Кавказе велась энергическая война и в западной части этого края, приведшая к покорению многих племен, живших между pp. Лабою и Белою. За новые успехи Б. произведен в генерал фельдмаршалы и назначен шефом кабардинского пех. полка. Беспрерывная боевая деятельность и труды по управлению краем совершенно расстроили здоровье и прекратили блестящую карьеру князя: 6 декабря 1862 г. он был уволен, согласно прошению, от занимаемых им должностей, с оставлением членом государственного совета. В 1871 г. Б. зачислен в кирасирский Ее Величества полк и назначен шефом 2 стрелкового батальона. Германский император также почтил заслуги Б., назначив его шефом гусарского № 14 полка германской армии. Последние дни своей жизни Б. провел заграницею, и умер в Женеве, на 48 году службы.

 

Басня

Басня весьма сродна с апологом и с животным эпосом. В обширном значении часто даже смешивают все эти названия, но в тесном смысле каждое из них имеет свои отличительный черты. Аполог – чисто дидактическое произведение, Животный эпос отличается исключительно повествовательным и описательным характером, между тем как Б. носит, с одной стороны дидактически-сатирический, а с другой – описательно-повествовательный характер. Конечно, оба эти элемента представлены не всегда в одинаковой степени и поэтому мы замечаем значительное разнообразие и непостоянство типа басни. Неудивительно, что было много попыток классифицировать басни. Греческий ритор Афтоний делит Б. на: логические (muqalogicoi), нравственные (muqahqicoi) и смешанные (muqamictoi). Гердер видит два рода Б.: один теоретический или упражняющий умственные способности человека и его нравственную сторону, ко второму же роду принадлежат Б., в которых как causa movens является судьба или случай. Герберт, наконец, разделяет Б. тоже на два рода: старший, где Б. представляется просто картиной из жизни животных и младший, где выступает на первый план дидактический элемент.

Во всяком случае почти каждая Б. состоит из двух частей: эпической, описательной и нравоучительной. В первой описывается известный факт из жизни человека, животных или растении, во второй же делается вывод поучительного характера. И в этом, и в другом отношении замечается большое разнообразие, зависящее от индивидуальных взглядов и наклонностей авторов. Описательная часть может быть очень сжата и заключать в себе только необходимое, или напротив, она может заключать описания, диалоги, пейзажи, шутки; она может отличаться эпическим, лирическим или сатирическим тоном; факты, в ней излагаемые, могут быть или вполне обыкновенными или выдуманными, напр. в том случае, когда осел или бык идут на охоту вместе со львом и делятся с ним одной добычей. Нравоучительная часть может стоять или впереди Б. и тогда называется promuqion, или в конце, и тогда называется epimuqion, или и в начале и в конце, что бывает очень редко, или наконец, или может и не высказываться, а только подразумеваться. Относительно внешней формы Б. надо заметить, что она может быть написана прозой или стихами и что в том и другом случае не требуется очень поэтической язык, но зато – отчетливая образность представляемого факта, ясность, меткость выражений и известная доля остроумия. Стихотворная форма басен может быть очень свободна; весьма длинные стихи могут идти вперемешку с коротенькими, состоящими даже из одного односложного слова.

О первоначальном происхождении Б. говорилось много, но из разнообразных мнений, высказанных по этому поводу, самыми важными представляются два: Гервинуса и Гримма. Первый из них полагал, что Б. произошла независимо от животного эпоса и генетического родства с ним не имеет; свое мнение он основывал на отличии Б. от животного эпоса: в первой есть то, чего нет во втором, т. е. дидактическое начало. Гримм, напротив, доказывал, во первых, существование одного громадного и присущего всем индоевропейцам животного эпоса, который со временем распался на мелкие части, представляющие теперь отдельные и самостоятельные произведения. Таким образом и здесь возникает вопрос, до сих пор не решенный окончательно, о происхождении народного эпоса. Как бы то ни было нельзя не признать, что между животным эпосом и басней существует несомненное и притом близкое родство. По всей вероятности, то и другое первоначально не различались и представляли просто картинки из животной жизни, которые могли иметь дидактическое значение, но могли также не иметь его. Эти рассказы могли, с одной стороны, сплотиться в большие поэмы, как напр. Рейнеке Фукс, или же переродиться в чистые Б. Последний переход весьма легок. Первоначально, как уже сказано, без всякой задней мысли создавались картины из жизни животных, которых считали существами, одаренными такими же чертами характера, как сам человек и даже своеобразным языком. Но так как у животных выступает вперед господствующая черта гораздо отчетливее и исключительнее, чем у человека, то неудивительно, что животные со временем сделались как будто олицетворяющем разных качеств, так напр. лисица олицетворяет наклонность к обману, ягненок – кротость, волк – хищность, осел – глупость и т. п. То где то именно появляется чистая Б. с дидактическим характером. такую басню мы встречаем у греков.

В греческой литературе уже Гезиоду (ск. 800 л. до Р. X.) и Стезахору (VI в. до Р. X.) приписывается авторство нескольких басен, но самым знаменитым баснописцем слывет Эзоп, по происхождению фригиец; его басни (все изложены прозой) отличаются необыкновенною отчетливостью, ясностью, простотой, спокойствием и остроумием, поэтому неудивительно, что они уже очень рано широко распространились по всему тогдашнему цивилизованному миру, переделывались в продолжение многих веков вплоть до наших времен и теперь в переделках и переводах составляют. достояние каждой, хотя бы еще очень мало развитой литературы. Из греческой литературы прежде всего перешли басни в сирийскую; затем в арабскую (Локман), армянскую, еврейскую, индусскую (Бидпай или Нильпай и многие другие). Басни эти на греческой почве долгое время переходили из уст в уста, пока не были собраны в первый раз Димитрием Фалерийским ок. 300 г. до Р. X. Затем в I или II в. после Р. X. Барбий переделывал эти прозаические басни в холи ямбические стихи; в IX в. магистр Игнатий стремился вылить басни Эзопа в коротенькие из четырех строчек стихи. С течением времени, особенно на византийской почве, басня принимает все более и более дидактический характер, который почти совершенно убивает, наконец, описательную сторону; такими представляются басни Эзопа в сборнике XlV в. написанном монахом Максимом Планудоя.

Гораздо важнее судьба латинского перевода басен Эзопа; перевод этот был сделан в первый раз в I веке после Р. X. Федром, который, тоже по образцу Эзопа, составлял новые басни стихами. Оригинальный сборник Федра в течении средних веков был забыт и издан в первый раз только в 1596 году. Но в Х веке какой то неизвестный писатель пересказал в прозе некоторые стихотворные басни Федра, и этот прозаический сборник избранных басен Федра был очень популярен в прежние века п. з. «Aesopus». Конечно, существовала не одна редакция этого сборника, но из всех самою популярною, и в истории басни самою важною, является редакция, названная «Romulus». Это, по всей вероятности, условное имя носит сборник, состоящий из 4 книг или 83 басен; он является не прямою переделкою Федра, а копиею другого более древнего сборника, явившегося, быть может, во времена каролингов, и потом утерянного. Сборник этот носит тоже название «Romulus Nilantii», от имени своего издателя (Лейден, 1709 г. ).

Прежде, чем сказать о дальнейших судьбах басен Федра, надо упомянуть, что еще живший во II, IV или в V веке римский писатель Авиан написал 42 басни по образцу Федра и Бабрия; басни эти написаны элегическими дистихами, напыщенным слогом. Ему подражал в ХII веке Александр Некам (1167 – 1217), который издал книгу п. a. «noyus Avianus». Новейшее издания Авиана – Лахмана в Берлине (1845) и Фрёнера в Лейпциге (1865). Некама же издал Эдельстан дю Мерид в сборнике: «Poesie inedite du moyen age» (Париж, 1854). Сборник Некама не был очень популярен в средние века и на нем основываются только две переделки на французском языке; одна из них издана Дюплессисом п. з. «Fables en vers du XIII siecle» (Париж, 1834); вторая же относится к XIV веку и обозначена Робертом как Изопет II.

«Romulus», изданный в новейшее время французом Гервие в сборнике: «Les rabulistes latins dn moyen age» (Париж, 1883 – 1884), в свою очередь, был переделан стихами и издан пол заг.: «Inrythmicum sermonern translatae Romuleae fabulae». Кроме того существует еще один сборник, изданный Гервие по мюнхенской рукописи и поэтому названный «Romulus Monacensis». В стихах изданный Ромул важен тем, что он послужил основанием для сборника Ринуция или Реминия; сборник этот, составляющий почти только Koniro Ромула, явился в печати в первый раз в Милане в 1474 и почти ничем не отличается от первого Ромула. На Ремище же основывается немецкий баснописец Штейнгёвель, который после 1470 г. составил сборник латинских басен, написанный прозой и переведенный на немецкий язык. Эстерлей (Oesterley) в своем издании Штейнтёвеля («Steinhowels Aesop», Тюбинген, 1873) говорит, что Штейнгёвель служил неисчерпаемым источником для средневековых немецких баснописцев после изобретения книгопечатания. Вскоре после 1474 года появился в печати немецкий перевод басен Штейнгёвеля и книга эта сейчас была переведена на чешский язык; чешский перевод явился в печати в Праге или Куттенберге в 1480 или 1488 г. Новая редакция книги Штейнгёвеля, сделанная Севастианом Брандтом, явилась по латыни в 1501, а по-немецки в 1508 г. и в XVI же. веке была переведена на чешский язык.

Ромул (versificatus), о котором мы только что говорили, был написан рифмованными стихами; гораздо важнее другая переделка, в которой стих основан на размере; автор ее неизвестен и поэтому редакция эта называется Анонимом или «Anonymus Neveletu», по имени Исаака Невелета, который издал редакцию эту в сочинении: «Mythologia aesopica» во Франкфурте-на-Майне, 1610 г. Новейшее издание Гepвиe в «LesFabulistes latins» (1883 – 84 г.). Аноним писал дистихами в последней четверти XII века, и его сочинение было необыкновенно популярно, так что до сих пор сохранилось больше чем 70 его рукописей; в этом сочинении заключается не весь Ромул, но только три первые его книги; слог Анонима отличается напыщенностью, неестественностью и стремлением к употреблению антитез.

На славянской почве Аноним был известен очень рано: весьма возможно, что уже Далимиль знал этот сборник, по крайней мере басня о лягушках и аисте, кажется, заимствована у Анонима; тоже самое можно сказать о Ткадлечке и сочинениях Фомы Штитного; на нем также основан, не говоря уже о позднейших произведениях, сборник чешских басен, помещенный в баворовской рукописи, которая относится к XV веку и представляется копией более древнего оригинала.

Популярность Анонима была необыкновенно велика. Вскоре его элегические стихи были снова переделаны в прозу и переделка эта издана Гepвиe, который в Анониме предполагает Вальтера Английского и поэтому его произведения называет «Fabulae Gualteriaпае». Перевод Анонима на французский язык или точнее на французский диалект провинции Франшконте, относящийся к XIII веку, называется Лионским Изопетом и издан Форстером, под загл.: «Lyones Yzupet» в Гейльбронне, в 1882 г.; в сборнике этом особенно поражает богатство описания и картин. Около 1200 г. Одо из Церингтонии составил новый сборник латинских басен (тоже изданы Гервие); затем к более известным сборникам принадлежат: Винцеициуса Белловацензиса, монаха XIII в. Бернсюй Кодекс Гервие, французский – Марии де Франс (см Рокфор, «Poesie de Маnеdе France», Париж, 1820); «Fabulae exortae ex Marie Gallicae, Romulo et aliis quoque fondbus» сборник этот Fep Bie обозначает буквами LBG) так как три его рукописи сохраняются в Лондоне, Брюсселе и Гёттингене. Древнефранцузская стихотворная обработка Анонима (Невелета) появилась вначале XIV века; издана Робертом в «Fables inedites du XII, X, XIV siecles» (Париж, 1825) и названа этим же издателем Изопетом I. Так называемый Кодекс Риголи заключает в себе итальянского Эзопа, итальянскую редакцию представляет тоже сборник, изданный Гивиццани п. з.: «Il Volgarizzamento delle Favole di Galfredo» (Болонья, 1866); это – прозаическая переделка Анонима) относящаяся к XIV в. К тому же веку относится латинской сборник Николая Пергамена, который в древних печатных изданиях озаглавлен «Dialogus ercaturanum», в рукописях же он носит название: «Liber de contemptu sublimitatis», или «Liber de animalibus». Подражателем Пергамена был польский писатель XVI в. Бартош Папроцкий, который издал свои басни в сочинении: «Kolo Rycerskie». Басни Пергамена изданы Грессе в сочинении: «Die beiden altesten Fabelbucher des Mittelalters» (Штуггарт, 1880). Близок тоже к Анониму, относящийся к XIV в., сборник басен Бонера: «Edelstein» изд., Франком Пфейффером, п. з.: «Der Edelstein von Ulrich Boner» (Лейпдиг, 1844). Иоанн из Шеппея, рочестерсмй епископ, умерший в 1360 г., подражал Ромулу; его басни издал Гepвис. О главнейших сборниках XV в. мы уже говорили раньше; к ним принадлежат: чешский Эзоп в баворовской рукописи, Ремициус, Штейнгёвель и др.; к XVI веку относится Камерариус Иоаким, живший между 1500 и 1572 г., который в 1538 издал прозаическую латинскую переделку Эзопа; на ней же основывается сборник Ганса Вильгельма Квргофа, п. з.: «Wendmuth», изданный Эстердеем Штутгарт, 1869); к XVI же столетию относится тоже латинская прозаическая переделка Эзопа, изданная в 1516 г. несколькими учеными, п. з.: «Fabularum quae hoc libro continentur interpretes atque authores sunt hi: Guilielmus Guodanus, Hadrianus Barlandus, Erasmus Roterodamus, Aulus Grellius) Angelus Politianus, Petrus Crinitus, loannes Antonius Campanus, Plinius Secundus Novocomensis, Nicolaus Gerpellius Phorcensis, Laurentius Abstemius, Laurentius Valla»; второе издание было в Страсбурге 1522 г. Басни Мартина Лютера были изданы п. з.: «Hundert Fabein aus Esopo etiiche vou D. M. Luther und Herrn Mathesio» (Брауншвейг, 1672). Басни писал тоже латинско-немецкий писатель Иоанн Постиус, живущий от 1537 до 1597 г. Ср. «Mythologia, metrica et moralis» (Гамбург, 1698.). Подражателем Эразма Роттердамского на итальянской почве был Людовико Гуиччиардини (1523 – 1589), автор анекдотического сборника «L'Hore di Recreatione», издаваемого в 1560, 1607 г. и др. В 1542 г. появилась в Париже книга Жидь Коррозе: «Les Fables du tres ancien Esope phrigien premierement escriptes en grec et depuis mises en Rithme franoise»; на сборнике этом видно влияние басен Гуодана и др., изданных 1516 г. На этих же баснях основано другое произведение французской литературы, изданное в Руане 1547 г., под загл.: «Trois centz soixante et six Apologues d'Esope, tres excellant Philosophe. Premierement traouietz de Grec en Latin par plusieurs illustres Autheurs comme Laurens Valle, Erasme et autres. Et nouvellement de Latin en Ritbrne franoise par maistre Guiuaume Haudent». На этом же источнике основываются две немецкие редакции XVI в. – Бурхарда Вальдеса 1548 г. (изд. Титмана: "Esopus von В. Waldis, Лейпциг, 1882; здесь значительно распространен латинский текст и из краткой поучительной басни сделан обширный рассказ) и Эразма Альберуса п. з.: «Noun undviertzig Fabelen so mehren theils ausEsopo gezogen» (Франкфурт на M., 1579). Такой же характер носит французский сборник: «Les fables et la vie d'Esope phrygien, latin et franois» (Париж, 1579), а также Boдоэна: «Les fables d'Esope phrygien» (Руан, 1660). Вообще, влияние редакции 1516 г. простирается до нынешнего столетия. К XVI в. еще относятся: Гаврил Фаэрнус, которого «Centum fabulae» изданы в 1564, и позже Войзеном в 1798 г. в Лейпциге; Фабий Паулин Утицензис, «Centum fabulae ex antiquis scriptoribus acceptae» (Венеция, 1587; Иоанн Манлий («Locorum Communium Collectanea», (Франкфурт на M., 1594); Вердицотти, «Cento favola morali». (Венеция, 1599) и другие.

К XVII в. относится сборник: «Mensa Philosophica auctore Michaele Scoto. Accessit libellus jocorum opera Othomori Luscinii Argentinatis concinnatus» (Франкфурт на M., 1602); книга эта основывается на сочинении Абстемия (Лоренца Вевилоква), относящемся к эпохе Возрождения в изданном Невелетом в «Муthologia Aesopica» (Франкфурт на M., 1610 г.); обе редакции – Абстемия и Люслития приближаются к оригиналу Эзопа. Знаменитейшим европейским баснописцем XVII в. был Лафонтен (1621 – 1695); его басни еще теперь издаются и переведены или переделаны на все языки. К XVII в. относятся еще: Ле Нобль «Contes et Fables» (Париж, 1669); немецкий сборник: «Lustund Lehr reiche Sittenshule, erofnet und aufgerichtet Aniass der smnreicben Fabein Aesopi» (второе изд. в Ульме, 1705).

Восемнадцатый век очень богат баснями: к этому времени относятся между прочими: Саломон Франк, «Teutschredender Phaedrus» (Иена, 1716); Ридерер, «Aesopi Fabelae in teutscheReime nach jetziger ster Ktintze gekleidet» (по сборнику 1516 г., Нюренберг, 1717 г.); неизвестный автор и. А. G. «Phaedrus in leichten teutschen Nachahmungen zum Gebrauch der mittlern Classen in der Langensalzischen Schule» (Лангензальц, 1735); Ричч, «Le favole greche d'Esopo Tolgaazzate in rime anacreontiche toscane» (Флоренция, 1736); Ла Фермиер, «Fables et Contes dedis a S. A. и. le Urand Due de toutes les Russies» (Париж, 1775); и. F. R., «Fabein ans dem Alterthume» (Бреславль и Лейпциг, 1760), Тромбелли, «Le favole di Fedro, tradotte in versi volgari» (Венеция, 1775, пятое изд.); Де Курейль, «Favole е Novelle» Пиза, 1787); Ланди, «Favole di Esopo» (Венеция, 1760); Феличи, «Favole Esopiche» (Рим, 1790); Христ, «Fabularam Aesopiarum libri duo» (Лейпциг, 1749); Вейнцирл, «Phaedrus in deutschen Reimen» (1797); Пpaxт, «Phaedri Fabniae Aesopicae. Nebst einer Uebersetzung in deutschen Reimen» (Нюрнберг, 1798); Красицкий, «Bajki» (во многих изданиях); «Trois cents fables en Musique» (Люттих, без года).

В ХIХ ст.: Шварц. «Phaedrus Fabein finf Bucher» (Галле, 1818); Нефшато, «Fables et Contes en vers» (Париж, 1815) и многие другие, между которыми всемирную славу приобрел себе И. А. Крылов. Кроме упомянутых выше, известными баснописцами были: у французов: Мари де Франс, Рутебеф, Маро, Ренье, Ла Мотт, Флориан, Дютрамбде, Боазар, Бонур, Лебайди, Арно, Андриен, Виеннэ, Лашамбоди, Патрю, Фенелон и др. У итальянцев: Альберти, Капаччю, Бальди, Пассерони, Дельросси, Пиньотти, Роберти, Бертола и др. У испанцев: Ириарте, Саманиего и др. У англичан: Гей, Додели, Мур и др.; у немцев: Штрикер («Die Welt»), Гагедорн, Геллерт, Лесса, Лихтьер, Глейм, Пфеффель и др.

У славян басня является главным образом в трех литературах, а именно: в чешской, польской и русской. Раньше всего басню встречаем в чешской литературе, а именно: уже у Далимила, затем в памятнике, озаглавленном: «Tkadlecek», в градецкой рукописи XIV в. и в баваровской рукописи тоже XIV в. В XV в.; у Товачовского в «Наdani Pravdy a Lzi о knezske zbozi», у Фомы Штитного и, начиная с 1487 г., во многих печатных сборниках являются басни Эзопа и Федра в разных редакциях. Другие чешские баснописцы: – Пухмайер, Шир, Гейдук, Заградник, Сыхра, Горноф, Граш, Хмель, Штульц, Доух, Лангер, Красногорская, Сокол, Соукаль, Краль, Лоунский, Гофман, Кадераавек, Лульда, Иранек, Климшова, Студничкова и др.

В польской литературе басня имеет своих представителей, начиная с XVI в.. именно: Рея из Нагдовиц и Бартоша Папроцкого (Коlo Rycerskie, 1571); после этого Б. долго находилась в пренебрежении, и только в 1731 г. кн. Яблоновскй издал сборник п. з.: «Sto i oko bajek», после чего, как и во всей Европе, началась мода на Б. Все почти писатели эпохи Станислава Августа Понятовского сочиняли Б. : Княжнин, Трембецкий, Нарушевич, Немпевич, но больше всех замечателен Игнатий Красшдай (ум. 1801 г.). Кроме того Якубовский переводил Лафонтена, Минасович – Эзола, Баби и Федра; Мицкевич написал несколько Б., но в XIX в. приобрели известность баснями: Антон Гореций, Франц Моревский, Феофил Новосельский и особенно заслуженный автор Б. для детей Станислав Якович.

В русской литературе басня известна с очень давнего времени. Знаменитое произведение восточной фантазии – басни Бидлая или «Стефанит и Ихнилат», через Византию сделавшееся достоянием южнославянской письменности, в XV – XVI стол. уже пользовалось популярностью среди русских книжников. Не менее хорошо были известны им и басни Эзопа, лицевое житие которого, украшенное множеством замысловатых анекдотов и остроумных изречений, охотно переписывалось в XVII ст., а в XVIII обратилось в народную лубочную книгу. В 1731 г. кн. А. Д. Кантемир написал, в подражание Эзопу, шесть басен; около того же времени явилось в Несколько Эзоповых басенок (51), для опыта гекзаметрами", составленных В. К. Третьяковским. А. П Сумароков переводил уже Лафонтена и сочинял оригинальные басни, довольно грубые по языку и содержание. И. И. Хемницер (1744 – 84) переводил Лафонтена и Геллерта; оригинальные его басни отличаются простотою изложения и замысловатою, подчас очень злою наивностью. Почти исключительно переводчиком французских баснописцев (Лафонтена, Фдориана, Ламотта, Арно и др. ) был И. И. Дмитриев (1760 – 1837), который, по словам Мерзлякова, «отворит басням двери в просвещенные, образованный общества, отличавшие вкусом и языком». Его 40 басен написаны в течение 1803 – 4 гг. и очень высоко ценились современниками, которые, впрочем, с удовольствием читали и совершенно иные по духу и выражению оригинальные басни А. Е. Измайлова (1779 – 1831), отличающиеся «теньеровскою» естественности). Последним и гениальнейшим представителем басни не только в русской, но и во всемирной литературе является И. А Крылов (1768 – 1844). его басни (200) неподражаемы по оригинальному, вполне народному языку и меткому остроумию; они сделались едва не самой популярной книгой в России с детства хорошо знакомы каждому русскому и переведены на многие иностранные языки. Крылов довел обработку этого вида поэзии до высшего совершенства, и после него уже ни один русский писатель не брался за басню, тем более, что она, при изменившемся характере литературы, уже не могла иметь прежнего значения. В настоящее время басня представляется возможною только как юмористическое произведение, лишенное какой либо серьезной цели. Ср. П. Суллие «La Fontaine et ses devanciers ou Histoire de l'apologue» (Пар., 1866); Эдельстан дю Мериль, «Histoire de la fable esopique» (1854); Лессинг, «Abhandlungen tiber die Fabel» (1759); Гюйльон, «La Fontaine et tons les fabulistes» (Милан, 1803); Отто Кедлер, «Untersuchungen iiber die Geschfchte der griechischen Fabel» (Лейпциг, 1862) и др.

 

Бассо

Бассо (итал.) – нижняя нота, основной тон аккорда.

Basso continuo (итал.) – непрерывный бас; в музыке означает нижний голос в сочинении, который идет без перерыва, отсюда и его название. Basso continuo применяется в органе и фортепиано и пр. и обозначает гармоническое основание по отношению к верхним голосам. Своего развития этот бас достиг в XVI ст. и в особенности при теоретике Виадана, в 1600 г. Он имел большое значение в музыкальном искусстве (в XVII и XVIII столетиях).

Basso ostinato (итал.) – непрерывный бас, который постоянно повторяет ту же фигуру или мотив; он часто употреблялся в контрапунктных сочинениях французскими, итальянскими и немецкими композиторами, в особенности Себ. Бахом.

 

Бастилия

Бастилия (la Bastille) – крепость и место заключения государственных преступников в Париже. Первоначальное значение этого слова то же, что и Бастида и действительно еще в первой половине XIV столетии Б. является только одной из многочисленных башен, окружавших Париж и называется bastide ou bastille SaintAntoine. С этого времени собственно и начинается история Б. В 1358 здесь был убит парижской прево Этиен Марсель сторонниками дофина Карла. Спустя некоторое время, уже при Карле V, Б. начинает достраиваться, увеличиваться и принимает наконец в 1382 г. вид, мало разнящийся от того, какой она имела ко времени своего разрушения в 1789 г. С этих же пор Б. получает характер укрепленного замка, куда спасаются во время народных возмущений или междоусобиц короли и другие лица. Хронисты того времени называют Бастилию «chaste Saint-Antonie, chateau royal» а причисляют ее к лучшим парижским зданиям. Впервые местом заключения делается В. в 1476 г., когда сюда был заключен Жак д'Арманьяк, герцог Немурский, обвиненный в составлении заговора против короля Людовика XI. Несчастный был посажен в железную клетку, откуда выходил только для истязаний, и наконец в 1477 г. его обезглавили. Вторым из более известных узников Б. является таинственный обладатель железной маски, homme au masque de for (около 1660 – 70 г.), происхождение которого и до сих пор остается неразгаданным. Одно из наиболее вероятных предположений – мнение Вольтера, усматривающего в нем незаконного сына Анны Австрийской, притязаний которого на престол Людовик XIV мог справедливо опасаться. Своим названием обязан этот узник верной, шелковой маске, которую он никогда не снимал; он пользовался многими преимуществами сравнительно с другими заключенными, имел право гулять по тюремным дворам, но с тем лишь уговором, чтобы ни единое слово не вышло из уст его. И действительно, до самой смерти таинственного заключенного, последовавшей в 1703 г. никто из окружавших не видел ни его лица, ни слышал его голоса. – После Людовика XIV и в продолжении всего XVIII ст. в Б. перебывали почти все знаменитости века, философы, публицисты и даже книготорговцы, вообще все, принадлежавшее, в умственном отношении, к передовому классу того времени. Вольтер здесь был два раза: в 1717 г. за сатиру, направленную против герцогини де Верри, и в 1726 г., вследствие истории с шевалье де Роганом. Из других упомянем: Мармонтеля, Бомелле, аббата Морелле, Ленге и многих друг. Даже некоторые книги удостоились чести заключатся в Б., так напр. Французская Энциклопедия.

Бастилия представляла собою длинное массивное четырех угольное здание, обращенное одной стороной к городу, а другой к предместью, с 8 башнями, обширным внутренним двором, и окруженное широким и глубоким рвом, через который был перекинут висячий мост. Все это вместе было еще окружено стеной, имевшей одни только ворота со стороны Сент-Антуанского предместья. Каждая башня имела троякого рода помещения: в самом низу – темный и мрачный погреб, где содержались арестанты неспокойные, или пойманные при попытке к бегству; срок пребывания здесь зависел от коменданта (gouverneur) Б. Следующий этаж состоял из одной комнаты, с тройною дверью и окошком с 3-мя решетками. Кроме кровати в ней находился стол и два стула. В самом верху башни было еще одно помещение, назв. calotte и служившее тоже местом наказания для узников. Дом коменданта и казармы солдат находились во втором, наружном дворе. – Что касается порядков, господствовавших в Б., то по единогласному свидетельству современников, они были гораздо строже порядков во всех других тюрьмах; многое зависело конечно и от личности коменданта

Б. и несомненно, что одной из причин падения Б. в 1789 г. была крайняя суровость последнего ее губернатора Лонэ (Launay). Заключение в Б. производилось обыкновенно на основании lettre de cachet, подписанного королем; для примера приводил один из тысячи: «Mons. ie cornte de Jumilhac, je vousfais cette lettre pour vous dire de recevoir dans mon chateau de la Bastille ie nomme.. et de l'у reteni'usqu'a. nouvel ordre de ma part. Sur ce, je prie Dieu qu'il vous ait, Mons. ie cornte do Jumilhac, en sa sainte garde. Ecrit a Compiegn& ie 20 Juil. 1765». – Ненависть народа к Б. достигла ко времени революции своего апогея; само правительство понимало это и имеются несомненные данные, что срок существования Б. был уже во всяком случае недолог: одним из доказательств может служить проект, представленный архитектором Корбэ (Corbet) в 1784 г. об устройстве площади, назв. им place de Louis XVI, на месте, занятом тогда Б. Но обстоятельства сложились иначе. 12 июля 1789 г. Камиль Демулен произнес в Пале Ройяле свою речь, 13 был разграблен Арсенал, Дом Инвалидов и Hotel de Viluе, а 14 вооруженная многочисленная толпа подступила к Б. Начальниками были избраны Гюлен и Эли (Hulin et Elie), оба офицеры королевских войск. Гарнизон крепости состоял из 82 инвалидов, 32 швейцарцев, при тринадцати пушках, но главною ее защитою были подъемные мосты и толстые стены. После отрицательного ответа Лонэ на сделанное ему предложение добровольной сдачи, народ, около часу дня, двинулся вперед. Проникнув легко на первый наружный двор. Разрубив топорами цепи разводного моста, он ринулся во 2-ой двор где помещались квартиры коменданта и службы. Ожесточенная пальба началась с обеих. сторон; чтобы защитить себя от выстрелов сверху, народ притащил три огромных воза соломы и зажег их; густой дым закрыл их от глаз осажденных. Лонэ, зная хорошо, что нечего рассчитывать на помощь из Версаля и что ему рано или поздно не устоять против этой осады, решился взорвать Б. Но в то самое время, когда он с зажженным фитилем в руках хотел спуститься в пороховой погреб, два унт. офиц. Беккар и Ферран бросились на него, и, отняв фитиль, заставили созвать военный совет. Почти единогласно постановлено было сдаться. Был поднят белый флаг и спустя несколько минут по опущенному подъемному мосту Гюлен и Эли, а за ними огромная толпа, проникла во внутренний двор Б. Дело не обошлось без зверств, и несколько офицеров и солдат были тут же повешены; что касается Лоцэ, то Гюлен и Эли хотели спасти его, но по дороге в Hotel de Viue, куда последние хотели его. отвести, чернь отбила его у них и обезглавив воткнула голову несчастного на пику, с которой затем обошла весь город. Узники в Б., в числе семи, были выпущены на волю между ними был граф де Лорж (Lorges), который содержался здесь в заключении более сорока лет. Крайне интересный архив Б. подвергся разграблению, и только часть его сохранилась до наших времен. На следующий день было официально постановлено сломать и снести Б. и сейчас же преступлено к работам, который продолжались до 16 мая 1791 года. Получилась обширная и свободная площадь; было предложено несколько проектов украшения ее каким-нибудь памятником, так напр. Наполеона и, тогда еще генерал Бонапарте, предложил построить на этом месте фонтан в виде колоссального слона с башней, и некоторое время здесь действительно стояла даже деревянная модель этого памятника, увековеченная Виктором Гюго в «Miserables». Наконец, после июльской революции 1830 г., постановлением от 13 дек. решено было построить здесь так наз. иудейскую колонну. Открытие памятника последовало 28 июля 1840 г. Колонна вся из бронзы, вышиною до 80 метров, имеет на вершине гения свободы работы Дюнона, у основами барельефы Бари. – С 1880 г. годовщина взятия Б. сделалась национальным праздником французов.

Библиография: Уцелевшая часть архива Б. в прочие рукописные документы, касающиеся Б. находятся в библиотеке Арсенала в Париже. Часть их, обнимающая годы 1749 – 67 г. опубликована Ф. Равессоном (Ravaisson) в «Archives de la В.». Довольно значительное количество документов из архива Б. находится также в библиотеке Эрмитажа в Петербурге и Британском музее в Лондоне. Кроме того заслуживают внимания: «Histoire de lа Bastille, avec un appendice contenant entre autres choses une discussion sur ie prisonnier au masque de for» (Лонд., 1793); «La Б. devoile, remarques et anecdotes sur ie chateau de la B.» (3 т. 1789); "Memoires de Linguet sur la B. " (178S); «Memoires de H. M. de Latude, prisonnier pendant 35 annbes a la B.» (1793); Delort, «Histoire de la detention des philosophes et des gens de lettres a la B.» (1829); Cr. Lecocq, «La prise de la B. et ses anniversaires» (1881).

 

Батарея

Батарея (batterie, от франц. слова battre – бить). – В тактическом отношении Б. означает совокупность известного числа артиллерийских орудий, с их прислугою, лошадьми, передками, зарядными ящиками и пр. материального частью, под начальством одного лица. Смотря по роду орудий, Б. могут быть полевые, горные, осадные, крепостные и береговые. Полевые Б., по калибру орудий, разделяются на легкие и батарейные (тяжелые), а по организации – на пешие (ездящие) и конные. Полевые пешие Б. в России, Австрии и Италии имеют по 8 орудий, а в Германии, Франции и Англии – по 6; в конных же Б. этих государств число орудий везде одинаково, а именно – 6; в горных Б. орудий бывает от 4 – 6; но в России – 8. Когда несколько полевых батарей, заняв рядом позицию, поступают под команду одного начальника, то они получают тоже общее название Б. В полевой артиллерии, Б. есть наименьшая хозяйственная, административная и тактическая единица.

В фортификационном смысле, Б. есть укрепление, занятое исключительно прикрываемою им артиллериею. Часть насыпи или стены, из за которой собственно производится стрельба, называется фасом , а те части ее, которые служат лишь для прикрытия орудий – эполементами. По цели расположение, Б. эти бывают: полевые, осадные, береговые, а по способу постройки или положению орудий относительно местного горизонта – горизонтные, полу углубленные и углубленные.

 

Батат

Батат (Ipomaea Batatas Lam.) – тропическое многолетнее растение из семейства Соnvolvulaceae, разводимое в настоящее время всюду под тропиками, а иногда и в умеренном поясе. Стебель у этого растения ползучий, укореняющийся; стреловидные или сердцевидные листья на длинных черешках; цветки с пурпуровым иногда снаружи белым, воронкообразным венчиком, сидят по одиночке на длинных ножках или образуют ложный зонтик. Белые, желтые, розовые или красные подземные клубни его, достигающие 30 с. длины и 1/2 кило веса, очень мучнисты и отличаются приятным сладким вкусом, особенно, если их спечь в горячей золе. Под тропиками клубни идут также в корм скоту, а листья употребляются как овощ. Из муки пекут хлеб и выгоняют спирт. Для получения мучнистых клубней требуется непременно теплый климат, почему батат не может заменить картофеля (не следует смешивать со словом Patata, что по-испански означает картофель).

 

Батум

Батум – порт на юго-восточном берегу Черного моря (под 41o 39' 33" с. ш. и 59o 18' 32" в. д.) в 12 верстах к востоку от турецкой границы, административный центр батумского округа, входящего в состав Кутаисской губ. Батумская бухта открыта с севера и северо-востока, с западной стороны она защищена низменной косой, образованной наносами р. Чороха, ст. восточной же отрогами Аджарских гор. В восточную часть бухты впадает несколько мелких речек (Барцхана, Сарысу) в канал для осушки прилежащих болот. Западный берег Б. бухты – приглубый; в растоянии 100 саж. от берега глубина дост. 40 саж., у восточного же берега находятся отмели, ежегодно увеличивающиеся в следствии выносов речек. Северные и северо-восточные ветры не достигают значит, силы, а западные и сев. западные, хотя и дуют с большой силой, но в бухте большего волнения не разводят, так как она с этой стороны защищена косой. В общем Б. бухта может считаться довольно покойной и представляет одно из лучших убежищ на анатолийском берегу; к сожалению, она очень невелика. В настоящее время здесь строится порт. Город Б. расположен на зап. берегу бухты и имеет 3 пристани: русского общества пароходства и торговли, карантинную и торговую. На оконечности косы находится маяк и сильная батарея Бурунтабиэ. Климат Батума мягкий и теплый, средняя годовая температура = 14,9 Ц; ср. темп. зимних месяцев +10,3°; самого холодного месяца, января, = +6,5°; более 4° мороза не бывает. Количество выпадающей влаги громадно – более 21/2 метров в год, во время ливня с 11 по 13 августа 1885 г. выпало 417, 5 милл., т. е. столько, сколько в Тифлисе или в Ялте выпадает в целый год. Вследствие мягкого климата, в Б. на открытом воздухе растут камелии, магнолии, лимоны, апельсины и даже некоторые пальмы, в январе можно видеть последние цветущие розы. Не смотря на всю мягкость климата, Б. не может считаться хорошей зимней климатической станцией: резкий переход от тепла к холоду и масса выпадающей влаги действует крайне неблагоприятно на больных. Кроме того вследствие обилия влаги, роскошной растительности в окрестностях города, болот и сильной жары летом господствуют тяжелые формы лихорадок (иногда оканчивающиеся смертью), а также крупозные пневмонии и дизентерии. К тому же жизненные и санитарные условия Б. крайне плохи; за исключением нескольких домов, жилищ приспособленных для зимней поры вет. Приспособлений для морских купаний не имеется, к тому же при западном ветре мутные воды р. Чороха подступают к самому берегу и уменьшают соленость морской воды, в бухте же поверхность воды покрыта слоем нефти. Лучшая пора в Б. – поздняя осень. Б. соединен железной дорогой с Тифлисом; другие пути сообщения с внутренностью страны неудобны и представляют тропы. Такими тропами Б. соединен с г. Артвином и Ардаганом, а также с Ахалцыхом. Первая тропа идет по ущелью р. Чороха, поворачивает в ущелье Ардануччая и поднимается на перевал Яланусчам (2575 м. над ур. м. ) водораздела бассейнов pp. Чороха и Куры. Протяжение этой дороги 191 вер. Другая дорога идет сначала по ущелью р. Чороха, затем поворачивает в ущелье Аджарисцхали и, перевалив через перевал Годерс или Канлы в Арсианском хребте, спускается в долину Коблианчая.

Сведений об истории Б. имеется немного. Во время Римской империи при импер. Адриан Б. был известен под именем Батис и служил военной станцией. Впоследствии Б. с окрестными землями составлял владение князей Гуриеди; при одном из последних Кахафере – турки в XV в. завоевали Лазистан с Б. Спустя некоторое время (в 1564 г. ) один из Гуриелей, Растима, отнял Б. у турок, но вскоре затем турки снова завладели и. и построили в нем укрепления. В 1609 г. Гуриед Мамиа истребил турецкое войско, но турки снова завладели страной и на этот раз продержались в ней до 1878 года. В XVIII веке, по словам грузинского географа Вахушта, Б. был маленьким городком с прекрасной цитаделью. Путешественник Андриан Дюпре, посетивший Б. в 1807 г., считал его скорее большою деревнею, чем городом; в нем тогда было до 2000 жителей, живших в домах, разбросанных по берегам бухты, в лесах. Торговля Б. в это время была совершенно ничтожна. Развитие Б. началось с 50 годов, когда Русское Общество Пароходства и Торговли устроило здесь агентство и Б. стал конечным пунктом линии Крымско-Кавказской и Анатолийской. В 1878г. турки сильно укрепили окрестности Б. (Цихисдзири) и наши войска не могли их вытеснить оттуда. В 1873 году, по словам Мальмуза, в Б. было 4970 жит., но во время занятия его русскими (25 авг. 1878 г.) вследствие убыли населения от переселения и смертности жителей, в Б. насчитывалось не более 3000. После занятия Б. русскими он был согласно Берлинскому трактату объявлен портофранко, торговля стала быстро развиваться и население увеличилось в несколько раз. Вскоре после присоединении Б. к России была открыта линия железной дороги (Самтред Батум), соединившая его с Тифлисом и Баку и способствовавшая еще более развитию Б. вообще и в частности его отпускной торговли. Порто-франко в Б. было уничтожено в 1886 г. По переписи 19 мая 1882 г. в Б. считалось 6921 м. и 1740 ж., а всего 8671 д. об. пола, в 1889 г. в Б. было уже не менее 12 т. жит. Население Б. состоит из русских, турок, грузин, гурийцев, греков, имеретин, армян, лазов, абхазцев, персов и др. По той же переписи жилых строений в Б. было 847, из коих 305 выстроены вновь после присоединения Б. к России; каменных построек 98, фахверковых – 522, деревянных 247 и плетневых – 7. Более половины построек – одноэтажные и крыты черепицей. Валовый доход с 348 домов и 507 магазинов достигает 243006 р. Церквей в Б. 4, гостиниц 8. В настоящее время в Б. строится каменный православный собор. Отпускная торговля возрастает с каждым годом и в настоящее время по ценности отпускаемых товаров Б. занимает одно из первых мест на Черном море. Вывозятся, главным образом, нефть и нефтяные продукты, пшеница кукуруза, марганцевая руда, ореховое и пальмовое дерево и т. д. В 1888 г. из Б. было вывезено товаров на сумму 23342134 р., в том числе нефтяных продуктов 27100000 пуд., пшеницы – 989145 д., кукурузы – 473181 п., марганцевой руды – 434205 п., орехового дерева – 237737 п. и т. д. В том же году привезено в Б. товаров на 7127294 р., в том числе жизненных припасов на 819530 р., сырых и полу обработанных товаров на 5675949 р. и изделий на 1131815 р.

 

Батый

Батый – внук Чингисхана служит героем нескольких «сказаний», одно носит заглавие: «Убиение кн. Михаила Черниговского и боярина его Федора в орде от Батыя», второе: «Батыево нашествие». Имя Батые, перешло и в народную поэзию, так напр. одна из былин рассказывает, что когда князь Владимир посадил Илью Муромца в погреб в наказание, Батыга Батыговит осадил Киев. Отсюда видно на сколько Батый сделался известным на Руси.

 

Батюшков

Батюшков (Константин Николаевич) – знаменитый русский поэт, предшественник Пушкина, родился 18 мая 1787 г. в Вологде. Происходил из древнего дворянского рода, который с давних пор владел селом Даниловским, где К. Н. провел годы своего детства. Семи лет от роду он потерял мать, которая страдала душевною болезнью, по наследству перешедшей к К.Н. и его старшей сестре Александре. В 1797 г. его отдали в петербургской пансион Жакино, откуда в 1801 г. он перешел в пансион Триполи. На шестнадцатом году жизни Б. оставил пансион и нанялся усердно чтением всякого рода русских и французских книг. В это же время он близко сошелся со своим дядей, известным Михаилом Никитичем Муравьевым. Под его влиянием К. Н. занялся изучением литературы древнего классического Мира и стал поклонником Тибулла и Горация, которым он подражал в первых своих произведениях. Кроме того, под влиянием Муравьева, Б. выработал в себе тонкий литературный вкус и аскетическое чутье. Познакомился также Б. с представителями тогдашнего литературного Mиpa в Петербурге. Особенно близко сошелся он с Г. Р Державиным, Н. А. Львовым, В. В. Капнистом, А. Н. Олениным, графом А. С. Строгоновым, И. М. Муравьевым Апостолом, П. А. Ниловой и А. П. Квашниной Самариной. Поступив в департамент министерства народного просвещения, Б. сблизился с некоторым из своих сослуживцев, которые примыкали к карамзинскому направлению и основали «Вольное общество любителей словесности». Тогда же он особенно близко подружился с И. П. Паниным и Н. И. Гнедичем.

В 1807 г. Б. вступил в милицию и принял участие в прусском походе. В битве под Гейдсбергом он был ранен и должен был отправиться лечиться в Ригу. Во время этого похода Б. особенно тесно подружился с офицером Петиным, впоследствии убитым под Лейпцигом, а в Риге влюбился в девицу Мигель – дочь хозяина того дома, где его поместили для лечения. Но ничем серьезным этот роман не окончился. В следующем 1808 году Батюшков принял участие в войне со Швецией, по окончании которой вышел в отставку и поехал к родным (1809 г.), но не к отцу, а в село Хантоново, Новгородской губернии, где жили и хозяйничали его старшие сестры. Это было вызвано тем, что еще в 1807 году Николай Львович вступил во второй брак, а так как его взрослые дочери не хотели жить вместе с мачехой, то переселились в деревню, которая им досталась по наследству от матери.

В деревне К. Н. скоро начал скучать и рвался в город: впечатлительность его сделалась почти болезненною, все больше и больше овладевала им хандра, и предчувствие будущего сумасшествия.

В самом конце 1809 года Б. приехал в Москву и скоро, благодаря своему таланту, светлому уму и доброму сердцу, сыскал себе добрых друзей в лучших сферах тогдашнего московского общества. Из тамошних литераторов наиболее сблизился он с В. Л. Пушкиным, В. А. Жуковским, кн. П. А. Вяземским и Н. М. Карамзиным. Эти новые друзья настолько привязали Б. к Москве, что, не смотря на увещания петербургских друзей и недостаток средств, он не хотел оставить столицы русского дворянства", как ее называл Карамзин, и ехать в Петербург, чтобы там выхлопотать себе государственную должность. Которая дала бы ему материальное обеспечение. Годы 1810 и 1811 прошли для Б. отчасти в Москве, где он приятно проводил время, отчасти в Хантонове, где он хандрил. Наконец, получив отставку от военной службы, он в начале 1812 г. отправился в Петербург и при помощи Оленина поступил на службу в Публичную Библиотеку; жизнь его устроилась довольно хорошо, хотя его постоянно тревожила мысль о судьбе его семейства и его самого: скорого повышения по службе нельзя было ожидать, а хозяйственные дела шли все хуже и хуже. Не забывая своих московских друзей, Б. сделал новые знакомства в Петербурге и сблизился с И. И. Дмитриевым, А. И. Тургеневым, Д. Н. Блудовым и Д. В. Дашковым.

Между тем армия Наполеона вступила в пределы России и стала приближаться к Москве. Б. отправился туда, чтобы проводить вдову Муравьеву в Нижний Новгород. Затем он снова поступил на военную службу и в качестве адъютанта генерала Раевского вместе с русской армией совершил поход 1813 – 14 г., окончившийся взятием Парижа. Пребывание заграницей имело большое влияние на Б., который там впервые познакомился с немецкой литературой и полюбил ее. Париж и его памятники, библиотеки и музеи тоже не прошли бесследно для впечатлительной натуры Б.; но скоро он почувствовал сильную тоску по родине и, посетив Лондон, возвратился в Петербург. Но тут, помимо служебных неприятностей, его ждала серьезная неудача; он влюбился в жившую у Олениных молодую девушку Анну Федоровну Фурман, которая, однако, не ответила Б. таким же чувством. С страшным отчаянием в душе он уехал на службу в Каменец Подольск, где стоял его полк. Через год он окончательно бросил военную службу, поехал в Москву, затем в Петербург, где он сделался членом Арзамаса и вошел в близкие сношения со всем этим кружком и в особенности с Пушкиным, который называл его своим учителем. В 1818 г. Б. достиг давно желаемой цели: он был определен на службу в неаполитанскую русскую миссию. Поездка в Италию была всегда любимою мечтою Б., но отправившись туда, он почти сейчас же почувствовал невыносимую скуку, хандру и тоску. К 1821 г. ипохондрия приняла такие размеры, что он должен был оставить службу и Италию. В 1822 расстройство умственных способностей выразилось вполне определенно и с тех пор Б. в продолжение 34 лет мучился, не приходя почти никогда в сознание, и наконец скончался 7 июля 1855 г. в Вологде; похоронен в Спасо-Прилуцком монастыре, в 5 вер. от Вологды. Еще в 1815 г. Б. писал Жуковскому о себе следующие слова: «С рождения я имел на душе черное пятно, которое росло, росло с летами и чуть было не зачернило всю душу»; не предвидел бедный поэт, что пятно не перестанет расти и так скоро совсем помрачит его душу.

Литературное наследство Б. распределяется на три части: стихотворения, прозаические статьи и письма. Первые опыты К. Н. относятся к 1802, когда он написал стих. «Мечта». Стихотворения первого переда лит. деятельности В. проникнуты эпикуреизмом и носят на себе довольно ясный отпечаток беззаботной и свободной жизни, которую тогда вел Б. в Петербурге: к таким стихам принадлежат: «Послание к стихам моим», «Послание к Хлое», и «Послание к Н. И. Гнедичу», где автор описывает другу, как он проводит время, «Совет друзьям», развивающий мысль о мирном наслаждении жизнью среди веселий и забав, мешая мудрость с шутками и др. К 1808 г. относится первое близкое знакомство Б. с Торкватом Тассом, «Освобожденный Иерусалим» которого Б. начал тогда переводит. К 1809 г. относятся первые опыты Б. в прозе, а именно: «Отрывок из писем русского офицера», «Финляндия» и «Похвальное слово сну». 1809 и 1810 г. Б. написал ряд стихов., в которых он подражал Парни, Тибуллу, Петрарке и Касти. Тогда же написано им «Видение на берегах Лоты», где осмеиваются представители старой литературной школы; эта сатира наделала много шума в Петербурге. В 1811 г. написано жизнерадостное стихотворение «Мои пенаты», посвященное Жуковскому и кн. Вяземскому. В 1813 г. является "Певец в беседе Славянороссов, эпико-лиро-комикоэпородический гимн – шутливое подражает «Певцу в стане русских воинов» Жуковского. Патриотическое чувство Б. выразилось в стихотворении «Переход русских через Рейн». Упадок духа и глубокая скорбь отвергнутой любви высказываются в «Воспоминаниях» (1815 г. ); около этого времени произошел в Б. поворот в сторону пессимизма и Шатобриановского разочарования жизнью, от которого К. Н. искал убежища в религиозном чувстве. К 1815 г., кроме «Воспоминаний», относятся еще следующие стихотворения, в которых обнаруживается тогдашнее душевное настроение Б.: «Послание И. Л. Муравьеву Апостолу», "Странствователь и домосед «Разлука», «Пробуждение», «Мой гений», «Последняя весна», «Надежда» и «К Другу».

Важнейшею эпохой поэтического творчества Б. были годы 1816 и 1817, когда тридцатилетний поэт достиг высшей степени совершенства в отделке стиха, ближе познакомился с немецкой, французской, итальянской и древне-классической литературами, когда болезнь еще не помрачила его мысли, придавая ей только элегический оттенок. Прекраснейшим выражением тогдашнего течения творчества Б. был: «Умирающий Тасс». К числу лучших стихотворений Б. принадлежит также «Тень друга», посвящение памяти Петина и переделка из Матисена: «На развалинах замка в Швеции». Черты северной поэзии Б. воспроизвел в «Песне Гаральда Смелаго». Главная заслуга Б. заключается в том, что вместе с Жуковским он придал русскому стиху гармоническую красоту, легкость и выразительность. Они оба, т. е. Б. и Жуковский, своими сочинениями проложили дорогу Пушкину, Лермонтову и всем следующим за ними русским поэтам; это сознавал и сам Пушкин, который называл Б. своим учителем. Из прозаических сочинений Б. наиболее замечательны: «Речь о влиянии легкой поэзии на язык» и «Нечто о морали, основанной на религии». В первый раз собрание сочинений Б. появилось в свет в 1817 г., п. з.: «Опыты в стихах и прозе». 2-е и 3-е изд. относятся в 1834 и 1850 гг. Полное же издание всех его сочинений вышло в Петербурге в 3 томах в 1887 г. Издатель П. Н. Батюшков присоединил к этим сочинениям обширную статью «О жизни и сочинениях К. Н. Батюшкова», написанную Л. Н. Майковым и кроме того обширные примечания, составленные Л. Н. Майковым и В. И. Саитовым. Том и занимают вступление и стихотворения, II – прозаические статьи, III – письма.

 

Бах

Бах (Иоганн Себастьян) – величайший композитор церковной музыки и органист, сын Иоганна Амврос. Баха (род. 1645 г., ум. 1695 г.), придворного музыканта в Эйзенахе, – род. 21 марта 1685 г. там же. По смерти отца (мать его умерла еще ранее), Б., которому не было и десяти лет, переселился к своему старшему брату Иог. Христоф. Б. (ум. 1721 г.), органисту в Ордруфе, где он стал посещать лицей и брать уроки фортепианной игры у своего же брата. Через посредничество ордруфского кантора Герда, Б. получил на 15-м году место певчего в хоре при церкви св. Михаила в г. Люнебург. Живя там, он часто посещал Гамбург, Любек и Целле, где в то время находились лучшие музыкальные силы по органной и оркестровой игре, оперному и концертному пению. В 1703 г. Б. был назначен придворным музыкантом (скрипачом) в Веймаре, в 1704 г. – органистом в Арнштадте, откуда в конце 1705 г. с целью усовершенствования себя в игре на органе, предпринял путешествие в Любек, к известному органисту Бутстегуде; в 1707 он стал органистом в Мюльгаузене, в 1708 придворным органистом в Веймаре, а с 1714и концертмейстером. Необыкновенные музыкальные дарования Б., как виртуоза, особенно проявились в Дрездене, в 1717 г., при следующих замечательных обстоятельствах. В этом городе предстояло музыкальное состязание с всесветною знаменитостью, французским пианистом и органистом Маршалом, вызывавшим желающих состязаться с ним. По рекомендации саксонского концертмейстера Волюмье, был вызван и Б. из Веймара. Последствием приезда Б. в Дрезден было то, что Маршал, познакомившись с силами своего противника, тайно скрылся из города перед самым состязанием. Тотчас по возвращении в Веймар, в 1717 г., Б. был назначен князем Леопольдом Ангальт Кётенским капельмейстером, а в 1726 г. «директором» музыки и кантором в Лейпциге, где и прожил до кончины, терпя по временам не малую нужду. В 1736 г. Б. получил от дрезденского двора титул королевско-польского и саксонского курфюрстского придворного композитора. Особенного отличия он был удостоен со стороны Фридриха II. Согласно неоднократно выраженным желаниям Фридриха II, в 1747 г. последовало формальное приглашение Б. во дворец в Потсдаме, где он был принят с большим почетом. Тему, заданную королем, на которую Б. импровизировал в его присутствии, он впоследствии еще более обработал и, отпечатав свой труд, послал его королю, под заглавием: «Музыкальное приношение» («Musikalisches Opfer»). Б умер 28 июля 1750 г. в Лейпциге. Как учитель и виртуоз, он создал целую школу превосходных композиторов, органистов и пианистов, деятельность которых распространилась по всей северной Германии, Саксонии и Турингии. Между ними особенно выдаются несколько сыновей Б. Но как ни велики заслуги Б. в теории и практике, все же выше всего следует поставить то неисчерпаемое творческое богатство, которое упрочивает за Б. вечную славу в потомстве. Его высокое искусство, как контрапунктиста, благородство содержания и серьезность его не легко понимаемых сочинений делает их изучение в высшей степени полезным и плодотворным для истинного музыканта. Сознавая это, Лейпцигское общество имени Б. (подобно существующему «Генделевскому» обществу), начало издавать полное, роскошное собрание его сочинений; при этом ярко обнаружилась изумительная плодотворность творчества Б. и его мессы, «Страсти» и церковные кантаты вскоре сделались общим достоянием, хотя многие из отдельных фортепианных и органных произведений его появились еще ранее в нескольких изданиях. Более полные собрания сочинений Б. издали сначала Петерс в Лейпциге (при содействии Черни. Грипенкерля и Дена) и Гаслингер в Вене. В XIX ст. произведения Б. были вызваны к жизни Мендельсоном, который принимал деятельное участие в публичном их исполнении. При его посредничестве был воздвигнут в 1842 г. памятник Б. перед зданием старинной школы при церкви св. Фомы, в Лейпциге. Первая обстоятельная биография Б. помещена в Музыкальной библиотеке" Мяцлера, за 1754 г. (том IV, ч. 1). Она составлена Агриколой, одним из учеников Б. и сыном композитора Карлом Филип. Эммануэлем Б. Биография эта представляет вполне надежный источник и в особенности она ценна в смысле обзора и подробного перечня сочинений Б. При жизни Б. в печати появились следующие его произведения: 1) Собрание разных сочинений для фортепиано с педалью и без оной, под загл.: «Упражнение для фортепиано» (Klavierubung), часть 1 – 4, изд., 1726 – 42 гг.; 2) «Музыкальное посвящение», написанное на тему Фридриха II и ему посвященное (Лейпц., 1747); 3) «Искусство фуги» (DieKunst der Fuge), отпечатанное в 1752 г. после смерти Б. Все церковные произведения для пения и оркестра и большинство сочинений, написанных для отдельных музыкальных инструментов, остались ненапечатанными до смерти Б. К ним принадлежат: 1) пять «ежегодников» п. церковных произведений на каждые воскресные и праздничные дни, а также оратории, Рождественские, Пасхальные, на праздник Вознесения, и 5 пассий (страстей Господних); 2) многие мессы, магни-фикаты (хвалебные песни), несколько «Sanctus», драм, серенад, сочинений по случаю рождения, именин и похорон, свадебные мессы, а также несколько пьес комаческого содержания; 3) несколько мотеттов на два хора; 4) «Das wohitemperierte Klavier» (1 часть, 1722; 2 ч., 1740); 5) прелюдии и фуги для органа, хоральные прелюдии и проч. Кроме того, множество всевозможных произведений для различных инструментов. Позднейшая биография Баха принадлежит Форкелю (Лейпц., 1803), Гильгенфельду (Лейпц., 1850), Биттеру (2 изд., 4 тома, Берлин, 1881) и Спитта (2 т., Лейпц., 1873 – 80). Род Б. ведет свое начало из Прессбурга в Венгрии. Кроме Баха, знаменитого Лейпцигского кантора, насчитываются несколько выдающихся в истории музыки деятелей, носивших ту же фамилию.

 

Бахчисарай

Бахчисарай (знач. «окруженный садами дворец») – бывшая резиденция крымских татарских ханов, ныне зашт. город Таврической губ. на Лозово-Севастопольск. ж. д., в 32 км. к северо-западу от Симферополя, 44°45` сев. широты и 51°33' вост. долготы, расположен в тесной, но хорошо орошенной известковой лощине, длиною в 7 км., отчасти на берегах впадающей в Качу речки Чуруксу, отчасти на крутых каменистых возвышениях, образующих ее долину, чрезвычайно узкую и оставляющую поэтому место лишь для одной длинной, но неширокой улицы. Хотя старинное великолепие бывшей ханской резиденции совершенно исчезло, но Б. все таки и поныне представляет некоторый интерес, главным образом, как типичный татарский город. Время возникновения Б. в точности неизвестно; как ханская резиденция он появляется впервые в последней четверти XV ст. Городские постройки расположены группами, большею частью сообразно с извилинами протекающей по городу речки. Между отдельными группами домов тянутся прекраснейшие сады и виноградники, там и сям раскинуты группы кипарисов и осокорей. Проведенная подземным путем из горных источников вода питает 110 колодцев . Почти в центре города расположен ханский дворец («Хан Сарай»), столь известный всей России по поэме Пушкина, с садами, виноградниками, легкими и изящными галереями, мраморными фонтанами и роскошными внутренними покоями, – и все это носит следы фантастического великолепия и пестрого блеска Востока. Весь дворец, на подобие монастыря, окружен с трех сторон высокой стеной, примыкающей к корпусу здания, образующего лицевой фасад. Дворец, построенный ханом Абдул Сахал Гиреем в 1519 г., реставрирован в 1787 г. по приказаны кн. Потемкина для приема Екатерины II и еще сохранил все свое восточное великолепие. Во время Крымской войны дворец. был превращен в госпиталь.

Б. им. 13377 жит. (1881), подавляющее большинство которых составляют татары, так как одно время, именно, после того, как хан Шагин Гирей отдался под покровительство России (в 1783 г.), они пользовались, по указу императрицы Екатерины II, исключительным правом селиться в Б. Раньше здесь были греческие и армянские колонисты, по приглашению Потемкина поселившиеся в 1779 г. у Азовского моря, положив основание Мариуполю, и на Дону, где ими заложен был г. Нахичевань. Теперь в Б. живут, в весьма незначительном числе впрочем, греки, армяне, цыгане и евреи караимы. Б. им. 35 мечетей, из которых самая значительная – Джума Джами – построенная в 1737 – 43 г. ханом Селамит Гиреем, 3 православен храма, и монастырь, и синагогу и молельню караимов и 2 мохаммеданских училища. Длинная и узкая главная улица есть средоточие промышленной и торговой жизни деятельного населения. В 32 промышленных заведениях изготовляется знаменитый красный и желтый сафьян, тулупы, обувь, мыло и свечи, ножевой товар и т. д. Здешнее население также разводит табак и овощи. Б. служит складочным местом для продуктов прилегающих к нему окрестностей: табаку, льна, зернового хлеба и в особенности плодов, а также татарских кустарных изделий. Вблизи на востоке лежит или Джифут Кале, т. е. Еврей. Прежний караимский центр на полуострове, ныне населенная лишь пятью караимскими семействами местность, окруженная высокими, большею частью из камня высеченными стенами, куда попасть можно лишь по узкой скалистой тропинке из Б. Знаменита древняя синагога в Чуфут Кале, в которой найден самый старинный, по мнению некоторых гебраистов. Из всех известных свитков Торы (Пятикнижия Моисеева), приобретенный впоследствии Импер. публичной библиотекой в Петербурге. Насупротив лежит Успенский Бахчисарайский стиль, высеченный, вместе с своею церковью, в пещерах, котор. соединяются галереями, поддерживаемыми колоннами. Замечательны еще в окрестностях развалины древних ханских летних резиденций – Ханиэль Ашлама и Алма-Сарай, предместье Эскиюрт, со старинными мавзолеями и Тепекермен с древними его пещерами.

Литература: «Pallas, Second Voyage en Russie»; Dubois de Montperieux, «Voyage en Caucase, en Crimee» и т. д.; Домбровсий, «Очерк Бахчисарая» (Одесса, 1848).

 

Башня

Башня – По мнению Ласковского («Материалы для истории инженерного искусства в России», часть 1, стр. 96) слово «башня» впервые встречается в XVI в., в сказаниях князя Курбского; до тех пор употребляли в смысле башни слова – «вежа», «столп», «костерь» и «стрельница». – Б. строятся из глины, дерева, камня и железа и имеют самую разнообразную форму: простейшие бывают круглые, многоугольные и четырехугольные и заканчиваются наверху остроконечной крышей или площадкой, обнесенной зубцами. Б. применяются в гражданской, военной и церковной архитектуре и имеют самые различные назначения, начиная с самых полезнейших целей и кончая простым удовлетворением эстетического чувства. В крепостях и замках они служат для обороны и наблюдения за неприятелем, в церквах – для подвешивания колоколов, при водоснабжения – для помещения водяных резервуаров, в обсерваториях – для астрономических наблюдений, в ратушах, думах, вокзалах и т. п. общественных сооружениях – для помещения часов; в полицейских частях – для вывешивания разных сигналов, напр. флагов, шаров, фонарей и наблюдения за городом в пожарном отношении; в оптическом телеграфе – для помещения сигнальных аппаратов, и наконец в морском деле – для зажигания ночью вестовых огней и помещения паровых ревунов и свистков, для предупреждения кораблей во время тумана. Все это назначения полезные. Но очень часто Б. строятся также или для красоты или, чтобы с высоты их любоваться окрестными видами и наконец просто во имя требования симметрии. Время появления башен в архитектуре определить, конечно, невозможно, но нет никакого сомнения, что башня была одною из первых форм жилища, появившихся вслед за шалашом или первобытной хижиной; возведение подобных жилищ-башен обусловливалось для первобытного человека необходимостью спасать себя и семью от диких зверей и от не менее страшного врага – дикого человека. Справедливость этого предположения подтверждается существованием и в нынешние время таких жилищ-башен, там где долго царило право сильного, как напр. в горах Кавказа (см. «Материалы по археологии Кавказа», Москва, 1888 г.). Глубочайшая же древность построек башенной формы доказывается во 1-х существованием башен во многих древнейших архитектурах, во 2-х тою видною ролью, которую башни играют в самых древних преданиях и сказаниях народных и в 3-х тем, что на первых же страницах книги Бытия повествуется о построении знаменитой и колоссальной «Вавилонской башни», на что люди, конечно, не отважились бы, если б эта форма сооружений не была им знакома.

Очевидно, что привыкнув с незапамятных времен смотреть на Б., как на надежную защиту, люди тот час же применили ее с оборонительными целями, как только стали селиться в «городах», т. е. в селениях, «огороженных» стенами. Отсюда та громадная роль, которую Б. играли почти до самого последнего времени в военной архитектуре всех народов. Древнейшими образчиками их следует считать, конечно, Б. египетских и вавилоно-ассирийских крепостей, которые дошли до нас в многочисленных изображениях. Те и другие были прямоугольной формы и увенчивались сверху зубцами. Некоторые из них достигали весьма значительных размеров. Греки и римляне точно также усиливали оборону своих крепостей большими зубчатыми четырехугольными башнями. У римлян, кроме того употреблялись при осадах подвижные деревянные башни, которые строились из дерева, имели обыкновенно несколько этажей и покрывались сырыми кожами, для защиты от поджога. Внизу помещался «баран», которым осаждающие старались разбить низ стены, а вверху находились солдаты, которые поражали защитников крепости, и иногда сами перекидывались на крепостную стену для. рукопашного боя. Но наиболее существенную роль в Европе башни играли в средние века: укрепленные города и замки буквально облеплены башнями. Назначение их состояло главным образом в усилении обороны стены: выступая из за плоскости ее своими боками, они давали возможность стрелять со своих боковых частей вдоль стены по нападающему неприятелю, которого таким образом можно было поражать не только с лица, но и с боков. Для этого башни обыкновенно помещались на углах; а если длина стены между углами превышала дальность полета стелы (около 150 щитов), то и в промежутке между ними, т. е. в средине стены, также возводились башни. Они обыкновенно значительно превышали городскую стену и состояли из нескольких этажей, с открытою обороною на верху. Средние этажи также иногда приспособлялись к обороне, для чего в них пробивались «стрельницы» или «бойницы», т. е. узкие отверстия для стрельбы. Кроме обороны городов, башни служили также для обороны замков и для разных иных целей, как напр., для содержания наблюдательных отрядов в завоеванной стране, для передачи известий по средством условных знаков и пр. С введением огнестрельного оружия и усовершенствованием артиллерии Б. заменены были бастионами. Впоследствии опять были попытки усиления укрепленных пунктов башнями, устроенными согласно требованиям современной военной науки. Так: в конце XVI века Альбрехт Дюрер предлагал различные системы Б., приспособленных к огнестрельной обороне; потом вопросом этим занимались Паган, Монталамбер, а в настоящем столетии – австрийский эрцгерцог Максимилиан. Усовершенствование и распространение нарезных орудий породило, в последнее время, устройство башен на совершенно новых основаниях. Нынешние Б. металлические. броненосные и вращающиеся, устраиваются на особенно важных пунктах, где при обыкновенной системе укреплений, по тесноте места, нельзя доставить орудиям желаемый обстрел. Первая мысль устройства железных вращающихся Б. принадлежит капитану Кользу (1854). Затем предложено было много разных систем подобных башен, как для сухопутной обороны, так и для флота. Из них в настоящее время наиболее употребительна система Грюзона. Его В., цилиндрической фирмы, имеет в диаметре до 20 фут. и назначается для 1 – 2 орудий; верхняя часть ее имеет форму купола. Б. вращается по рельсам (система зубчатых колес и шестерня) 4-мя человеками, помещаемыми в особой подбашенной части постройки. Б. окружена земляным валом, над которым ей дают до 51/2 ф. превышения.

Кроме башен, замков и крепостей в Европе находится не мало башен, которые известны своею красотою, положением или какими либо историческими воспоминаниями. Таковы, напр., Мышиная Б. на средине Рейна, у Бингена, где с проходящих судов сбиралась насильственная дань, башня собора св. Стефана в Вене, башня Хиральда в Севилье, башня св. Маржа в Венеции, с которой открывается удивительный вид на весь город, наклонная башня в Пизе и наклонные башни в Болонь – Азинелла и Гаризенда и, наконец, из новейших – высочайшая в свете, железная Эйфелева башня в Париже.

В России башни также строились с незапамятных времен и упоминаются на первых же страницах наших летописей. Первоначально они были несомненно деревянные, так как все наши крепости были тоже деревянные. Форма их была четырехугольная, шестигранная и восьмигранная. Даже в такую сравнительно позднюю эпоху как XVI в. каменных и кирпичных стен, а следовательно и башен было чрезвычайно мало, за исключением, впрочем, монастырей, которые чаще обносились каменными стенами. Котошихин свидетельствует, что при царе Алексее Михайловиче было всего только двадцать городов, которые имели каменные стены. Прочие имели укрепления деревянные или земляные; а некоторые, как напр., Ярославль, имели деревянные стены и кирпичные башни. Количество башен в городах было весьма различно и зависело от длины стены; так напр., в Астрахани было десять башен, в Воронеже – семнадцать, в Архангельске – девять, в Тотьме – семь и т. д. Вышина, форма и размеры их были весьма различны даже в одном и том же городе, как это ярко свидетельствуют башни московского Кремля и многие летописные данные. Иногда они имели очень высокие кровли; бывали даже примеры, что кровля бывала выше самой башни, примером чего может служить одна башня в Олонце, которая имела пять сажень высоты, а кровля ее шесть саж. В плане башни редко бывали квадратные, а большие прямоугольные, напр., четыре сажени длины и две с половиною ширины; наиболее обычная мера была около трех саж. в длину и двух в ширину. Башни внутри по высоте обыкновенно разделялись полами на ярусы или этажи; полы эти назывались «мостами». Ярусов бывало обыкновенно три: нижний или «подошвенный», средний и верхний. В каждом ярусе устраивался свой «бой» – в нижнем стреляли из пушек и потому он назывался «пушечным», в верхних двух – из пищалей и мушкетов, а потому они назывались «пищальными» и «мушкетными». Иногда, впрочем, бои делались или в одном только среднем, или верхнем ярусе, а прочие были глухие. Ходы в башнях были или снаружи или внутри. Названия башен были весьма различны и находились в зависимости от их места, назначения, урочища, надвратного образа и пр. и пр. Так напр., башни, стоявшие по углам, назывались «наугольными», по средине стены – «средними»;башни с воротами – «проезжими», «воротными» и «на воротах»; без ворот – «глухими». «Тайничными» башнями назывались такие, которые ставились над водяным «тайником» близ реки; под ними устраивался колодец, имевший скрытое сообщение с рекой, или же из под них шли подземные ходы со срубами на реку длиною иногда более 10 саж. «Водяными» назывались те, где был выезд к реке; в московском Кремле была «водовзводная» башня, в которой подымали воду из Москвы реки в царский дворец. В монастырских оградах башни нередко назывались по название служб в них помещавшихся, каковы напр., «квасо-варенная», «пивоваренная» и др. Кроме этих общих названий у башен были еще имена собственные, которые происходили от урочищ, каковы напр. «Боровицкая», «Новинская» и пр. или от праздников, образов и церквей, как напр. троицкая, Спасская, Никольская, Константино-Еленинская и пр. Иногда на кровле башен устраивались чердаки, клетки или караулки для дозора, которые назывались «вышками», отчего и самые башни этого вида назывались «вышками». Число проезжих башен зависело от величины города; в больших – было по нескольку, в московском Кремле напр. – пять, а в маленьких – не меньшие двух; это делалось очевидно с тою целью, чтобы гарнизон мог спастись в одни ворота, когда в другие врывается сильнейший неприятель; в противном случае он был бы перебит в тех самых стенах, которые ему служили защитой. Ворота, разумеется, были самою слабою частью крепости и потому особенно сильно укреплялись башнями; так напр. башни ставились по бокам ворот, мы это видим напр. в Кремле Ростова Великого или в ограде Борисоглебского монастыря Ярославской губ., или же перед воротной башней устраивался особый, обнесенный зубчатой стеной дворик, на который вели первые ворота: с этого дворика под башнею в крепость вели вторые ворота; выгода такого устройства заключалась в том, что прорвавшегося через первые ворота неприятеля можно было перебить на переднем дворике с высоты его стань прежде, чем он успеет прорваться через вторые ворота; примерами такого устройства являются Спасская, Никольская и Троицкая башни московского Кремля. Иногда перед воротной башней с внешней стороны крепостного рва ставилась отдельная башня, которая составляла предмостное укрепление и защищала мост, ведший к крепостным воротам. Образцом подобных башен может служить башня называемая «Кутафьею», стоящая против Троицких ворот московского Кремля. Ворота в башнях были обыкновенно очень толсты и широки, отчего и самые воротные башни были гораздо большие других, напр. имели около семи саж. длины и ширины. Ворота эти делались из дуба, обивались иногда железом и запирались огромными замками и засовами. В мирное время ворота не затворялись, а только на ночь опускалась сверху решетка; эти опускные решетчатые ворота помещались внутри, на верху ворот в особых гнездах и делались с тою целью, чтобы их можно было опустить в решительную минуту и представить неожиданную преграду нападающему неприятелю.

Снаружи башни, под воротами, помещался обыкновенно образ святого или праздника, который давал название башне, иногда же в крепостных башнях над воротами устраивались маленькие церкви, а в монастырских оградах мы видим это почти постоянно. Кроме того, на проезжих башнях помещали боевые часы и вестовой колокол, который назывался иногда «всполошным», потому что в него били «всполох» или набирали и сзывали народ к сбору. Вместе с вестовым колоколом ставилась также «вистовал» пушка, которая служила для разных сигналов. На других башнях также привешивались иногда колокола; в них звонили во время вылазки для возбуждения отваги или во время отбоя неприятеля. – В темные ночи на башнях зажигались над воротами свечи в слюдяных фонарях.

В старых русских городах и монастырях сохранилось, к счастью, много башен, из которых многие отличаются в высшей степени изящными и художественными формами. Первое место между ними, конечно, занимают по красоте башни московского Кремля; – затем следует указать на башни Великого Новгорода, Ростова Великого, Ярославля, Нижнего Новгорода, Коломны, Тулы) Зарайска, Смоленска, Пскова и Астрахани; к числу монастырских оград с наиболее красивыми и наилучше сохранившимися башнями можно отнести ограды монастырей – Новодевичьего, Донского и Симонова в Москве, Троице Сергиевой лавры в Московской губ., Ипатьевского – Костромской губ., Спасо-Евеимиева – в Суздале, Борисо-Глебского Ярославской губ., Прилуцкого в Вологде, Кирилло-Белозерского в Новгородской губ. и Соловецкого – на Белом море.

Кроме башен разных кремлей и монастырей в России есть не мало башен отдельно стоящих и пользующихся громкою известностью, таковы напр. Сухарева башня в Москве, известная в народе под названием «невесты Ивана Великого», Меньшикова башня – там же, Евеимиева башня в Новгороде, Сумбекина башня в Казани, Белавинская и Столпьенская башня близ Холма, Люблинской губ., и Каменец-Литовская башня Гродненской губ.

О башнях см. – С. Violletle Due, «Dictionnaire raisonne de l'architecture franaise du XI au XVI siecle» (т. IX, Париж, 1875); M. A. de Caumont, «Abecedaire ou rudiment d'archeologie» (Caen, 1870 г.); James Fergusson, «A history of architecture in all countries, from the earliest times lo the present day» (Лондон, 1874); Николай Костомаров , «Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа» (глава 1, Спб., 1887); В. Ласковский; «Материалы по исторг инженерного искусства в России.» (Спб., 1858); А. Пузыревский, «История военного искусства в средние века» (Спб., 1884); П. Н. Батюшков, «Холмская Русь» (стр. 13, 21 и 29); «Материалы по археологии Кавказа» (часть 1, Москва, 1888); Н. M. Снегирев и А. Мартынов, «Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества» (Москва, 1852). Кроме того много снимков русских башен можно видеть в фотографических альбомах И. Барщевского, которые. имеются в Имп. публ. библ. и в библиотеке академии художеств.

 

Баядерки

Баядерки (от португальск, bailadera, т. е. танцовщица) – так называют европейцы танцовщиц и певиц в Индии. Они распадаются на два главн. разряда, с многочисленными подразделениями. К первому классу принадлежат посвященные богам и богослужению, ко второму странствующие танцовщицы. Первые – девадази, т. е. божьи рабыни подразделяются по степени знатности семейств, из которых происходят, по степени значения божества, которому служат и по большему или меньшему великолепию и значению храма, на два отдела. К первому разряду принадлежат дочери знатнейших семейств из касты Вайсиев, к которой причисляются богатые земле владельцы и купцы, ко второму – дочери более уважаемых лиц из касты судров, т. е. ремесленников. В разряд девадази поступают в детском возрасте, причем требуется безукоризненное телосложение и родители должны торжественно отрекаться от как их бы то ни было прав на свою дочь. Только после такого отречения дается надлежащее обучение. Девадази должны воспевать во время торжественных процессий деяния и победы божества, которому посвящены, исполнять священные танцы, плести венки, которыми украшаются изображения богов и исполнять различные служебные обязанности в храме. Девадази первого класса живут в стенах храма и не имеют права выходить из своих помещений, без согласия старшего жреца. Они могут оставаться девственницами всю свою жизнь, но им разрешается избирать любовника как в храме, так и за его пределами, под условием принадлежности его к высшим сословиям. Связь с человеком низшего происхождения строго наказывается. Дети их, если это девочки, воспитываются для того же ремесла, мальчики делаются музыкантами. Девадази второго разряда мало отличаются от первых, с тою разницею, что более свободны, так как живут вне пределов храма. Ежедневно определенное число их по очереди принимает участие в богослужении, но при торжественных процессиях должны присутствовать все. Они поют и танцуют не только пред изображениями богов, за что получают определенную плату деньгами и рисом, но приглашаются и на другие празднества, свадьбы и увеселения. Существенно отличаются от девадази танцовщицы, которые кочуют по всей стране и приглашаются исключительно на частные празднества или в гостиницы, для увеселения иностранцев. Их называют: натш, нати, кутани, сутрадари, смотря по роду искусства. Некоторые живут независимо, по 10 или 12 вместе, кочуют с места на место и делят заработок с сопровождающими их музыкантами. Другие находятся под наблюдением дайей или старых танцовщиц, которые пользуются всем заработком и уже сами дают пищу и одежду своим подчиненным. Наконец третьи – совершенные невольницы старых женщин, купивших или принявших их в детском возрасте и затем обучивших ремеслу. Одежда этих танцовщиц весьма оригинальна. Танцы их скорее могут быть названы пантомимами, объяснение к которым дается в песнях, исполняемых речитативом музыкантами. Содержание песен счастливая или несчастная любовь, ревность, ожидание возлюбленного и т. д.

 

Баязет I

Баязет I, Джильдерим (знач. «молния», прозвище, данное ему современниками за военные успехи) – старший сын Мурада и, род. в 1347 г., наследовал престол после отца, убитого в 1389 г., и тотчас же поспешил избавиться от родного брата Якуба. Смелый и предприимчивый, Б. вскоре наводнил своими полчищами придунайские государства и подчинил их себе. Затем, воспользовавшись раздорами между византийским императором Иоанном и сыном его Андроником, лишенным престола в пользу отцовского любимца Мануила, вмешался в дело и сначала было принял сторону Андроника, которого провозгласил императором, и заключил в темницу Иоанна и Мануила; но через два года (1394) возвратил власть последним, а Андроника сместил. В результате Б. привел Византийскую империю в полную от себя зависимость. Не довольствуясь этим, Б. в следующие два года завоевал Болгарию, Македонию, Фессалию, вторгся в Грецию, где разрушил до основания город Аргос, совершил набег на оба Архипелага и стал угрожать Седмиградии и Венгрии. Тогда король Богемии и Венгрии Сигизмунд набрал в различных странах значительное войско и выступил против грозного завоевателя, но под Никополем потерпел страшное поражение (28 сентября 1396). 3000 пленных, попавших ему в руки, Б., разъяренный собственными значительными потерями, приказал изрубить. Следствием этой новой победы Б. было подчинениe ему Боснии, и он замышлял уже двинуться па Константинополь, когда в Малой Азии появился Тамерлан. Опьяненный своими успехами, Б. решился померяться силами с монгольским завоевателем, но при Ангоре (20 июля 1402) был разбит на голову и взят в плен. Здесь с Б. вначале обращались мягко, но после того как он принял участие в заговоре против Тимура, наблюдение за пленным усилилось и его стали на ночь заковывать. Но не верно, будто Б. по приказание Тимура, содержался в клетке; это утверждение порождено неправильным толкованием турецкого слова «Kafes», означающего не только клетку, но и комнату, замкнутую решеткой. Б. ум. в плену 8 марта 1403 г.

 

Бегемот

Бегемот, гиппопотам или речная лошадь (Hippopotamus) – род млекопитающих из семейства гиппопотамовых (Obesa), отряда парнокопытных животных (Artio dactyla поп ruminantia). В систематическом отношении этот род отличается следующими признаками: зубов 40 – по 4 резца, 2 клыка и 14 коренных зубов в каждой челюсти; резцы цилиндрические, расположенные косвенно; из них средние в нижней челюсти развиты более остальных и направлены вперед почти горизонтально; клыки нижних челюстей очень велики, искривлены и представляют собою страшное оружие; коренные зубы толсты; жевательная поверхность их имеет форму листа клевера; иногда самый передний коренной зуб как в верхней, так и в нижней челюсти выпадает . Тело неуклюже, с короткими ногами, имеющими по четыре широких плоских пальца, которые снаружи почти не отделяются друг от друга; концы пальцев покрыты копытами; подошва твердая мозолистая. Известны два вида: более крупный, Б. обыкновенный (Н. amphibius), распространенный почти по всему материку Африки, и другой, гораздо меньший по величине и лишь изредка встречающийся в Либерии вид – Б. либерийский (Н. liberiensis). Обыкновенный Б. очень неуклюж, имеет 4 м. длины и 1,5 м. вышины у загривка и бывает бурого или черноватого цвета. Кожа его грубая, голая, со многими бороздами и складками и очень толстая (на боках она имеет до 6 см. толщины); под нею находится толстый слой жира. Голова Б. непропорционально большая, с плоскою, тупою и безобразно вздутою мордою; глаза очень малы, похожи на свиные и расположены высоко ; уши маленькие, стоячие; ноздри находятся на верхней губе и расположены на одной линии с глазами и ушами, благодаря чему Б. может, оставаясь весь в воде и высунув наружу только верхнюю часть головы, одновременно дышать и наблюдать за приближающейся опасностью при помощи зрения и слуха; рот очень большой и может раскрываться так широко, что Б. схватывает зубами человека поперек туловища. Шея очень коротка и толста; туловище чрезвычайно неуклюже, массивно, с отвислым брюхом; хвост короткий, тонкий, на конце усаженный жесткими волосами, похожими на проволоку; ноги толстые, столбообразные, но на столько коротки, что при ходьбе брюхо бегемота волочится по земле.

Б. часто встречается во всех реках и озерах Средней и Южной Африки; в нижнем Египте и в Капской земле он в настоящее время почти совершенно истреблен и встречается там чрезвычайно редко. Из устьев рек Б. иногда выходят в море. Пища его исключительно растительная и состоит из травы, водяных растений, риса и кореньев; Б. ест чрезвычайно много, главным образом, потому, что большая часть пиши извергается полупереваренною. В населенных странах Б. проводит весь день в воде, а на сушу, за пищею, выходить только по ночам; в местах же безлюдных он проводить на берегу не только ночь, но и часть дня. На суше Б. мало подвижен, но в воде производит быстрые движения; он превосходно плавает и ныряет; плавание для него облегчается лежащим под кожею слоем полужидкого жира в несколько см. толщиною, который уменьшает удельный вес тела животного. Нрав Б. спокойный и миролюбивый: это животное уживается не только с себе подобными, но даже с крокодилами и часто по несколько часов плавает вместе с ними, так что прославленные бои Б. с крокодилами принадлежат к области фантазии. Б. До тех пор уклоняется от опасности, пока есть надежда спастись бегством; если же бегство оказывается невозможным, то он со слепою яростью бросается на врага и старается растоптать или схватить и раздробить его своими выдающимися наружу зубами. Б. любит жить. обществами. Самка мечет одного детеныша, которого очень любит и яростно защищает так, что матка, имеющая детеныша, становится очень опасною. Голос у Б. – глухою раскатистое мычание, обращающееся иногда в рев. Охота за Б. в лодках, в виду его силы и ярости, чрезвычайно опасна. Там, где известно употребление огнестрельного оружия, число Б. быстро уменьшается, но для того, чтобы убить это животное необходимо верно целить и брать пули самого крупного калибра, так как раненый Б. становится очень опасным противником, а пули малого калибра не пробивают даже его кожи. Дальнейшее неудобство охоты за Б. представляет трудность вытащить его огромное тело на сушу, которое поэтому часто приходится разрубать на части в воде. Мясо Б. считается вкусным, а жир. его (которого с одного животного получается столько же, сколько с 4 быков) даже в Канштадте ценится как лакомство; резцы и клыки идут на токарные работы и на приготовление лучших искусственных зубов; толстую кожу режут на полосы, из которых приготовляются щиты и хлысты. Иногда Б. производят опустошительные набеги на плантации и тем сильно вредят их владельцам. Ископаемые остатки Б. встречаются в дивюлиальннх пластах средней и южной Европы, в том числе нередки остатки Н. major, формы очень близкой к обыкновенному Б.; другие ископаемые виды, в том числе имеющие не по 2 резца в каждой челюсти и с каждой стороны, а по 3, встречаются в третичных отложениях Индии. Библейское животное Б., описанное в книге Иова (гл. 40, ст, 10 – 19), считается настоящим Б.; древние египтяне называли это животное «водяною свиньею» (Rer) и изображали охоту за ним на своих памятниках; арабы считают Б. исчадием ада и воплотившимся дьяволом. Древние писатели, начиная с Геродота, упоминают о Б. и описывают его; древние римляне часто привозили бегемотов для боев в цирках. В последнее время Б. стали держать почти во всех зоологических садах, где они часто размножаются.

 

Бегония

Бегония (Begonia) – линнеевский род многолетних, отчасти и однолетних, тропических, преимущественно американских, растений из семейства Begoniaceae, отличающихся сочным стеблем и несимметричными, иногда характерно окрашенными листьями, благодаря которым Б. пользуются большим распространением в садовой и комнатной культуры Мужские цветы состоят из окрашенного околоцветника (два наружных листа которого значительно крупнее двух остальных) и многих тычинок; женские состоят из нижней трехгнездной, креиатой завязи, из 4 – 9 листного околоцветника и 6 коротких, двураздельных столбиков с утолщенным рыльцем. Плод – трехгнездная, многосемянная коробочка. Б. размножаются чрезвычайно быстро, а культура их очень легка; лучше всего растут в тенистых местах с легкой землей; требуют обильной поливки; размножают их отводками или почками, образующимися в большом числе даже на срезанных и положенных в землю листьях. Особенно часто разводятся: Б. Rex, отличающиеся крупными, с нижней стороны нежно-пурпуровыми, с верхней темно-зелеными листьями, с серебристыми пятнами и серебристой же широкой полоской параллельно края листа; В. eximia – имеющая листья с серебристой полосатой верхней стороной и также пупуровой нижней. Кислый сок Б. nitida и acutifolia употребляется от золотухи, Б. сucullata – при воспалениях, листья остиндской Б. malabarica и др. – на приготовление салата.

 

Бедуины

Бедуины (от араб. Bedawi, во множ. числе Beduan, т. е. жители низменности или пустыни) – общее название, присвоенное европейцами всем племенам и народностям Аравии, которые в отличие от обитателей городов, занимающихся хлебопашеством и торговлей (хадези), ведут кочевую, привольную жизнь. Из своей первобытной родины, из внутренних стран Аравийского полуострова, они издавна распространились по сирийской и египетской пустыне, затем, после падения древних культурных государств, по Сирии Месопотамии и Халдее, а с завоеванием Африки мусульманскими арабами, в VII стол. после Р. X., они заняли большую пустыню между Красным морем и Атлантическим океаном, которая стала для них второй родиной. Таким образом, бедуинские племена арабского происхождения захватили пространство, простирающееся от западной границы Персии до Атлантического океана и от гор Курдистана до культурных государств негритянских народов Судана. Однако, на этом обширном пространстве, они являются господами только в пределах пустыни, тогда как в удобных для земледелия странах, в Месопотамии, Халдее, на сирийской границе, в Варварийских владениях, нельских странах и у cеверной окраины Судана, рядом с ними и посреди них живут народы иного происхождения. Особенно в Африке именем Б. называют себя и такие кочующие племена, которые ничего общего не имеют с арабами, а принадлежат к хамитической отрасли, но которые с течением времени усвоили себе отчасти арабский язык и выдают себя за настоящих Б. или арабов, пришедших из Аравии (араб, множ. урбан). В физическом и нравственном облике Б. ясно сказывается их семитическое происхождение, но видоизмененное под влиянием другого склада жизни. В общем они хорошо сложены, очень худощавы, скорее жилисты, чем мускулисты, но вместе с тем отличаются силой, юркостью, выносливостью и привычкой ко всякого рода невзгодам. Натура у них корыстная, хищническая, вероломная; они сладострастны и мстительны до самозабвения, но в тоже время трезвы, гостеприимны, даже самоотверженны, в особенности для близких им людей, и рыцарски вежливы. Политическое и социальное устройство их такое же, как у других племен, ведущих патриархальный образ жизни. Они живут родами в шатрах или шалашах, деревни их управляются шейхами, ирод из 40 – 50 таких деревень подчинен кади, который в одно и то же время и судья, и военачальник. Все Б. исповедуют теперь магометанство, за исключением некоторых племен в Сирии, образующих особые секты. Они превосходные наездники, ловкие охотники, необыкновенно искусны в бросании мяча; другие удовольствия их состоят в танцах, пении и слушании сказок. В умственном отношении они очень мало развиты, но тем не менее им нельзя отказать в здравом смысле, живости ума и пламенной фантазии, как показывают их сказки и поэзия. Впрочем, общая характеристика Б. теперь едва ли возможна, так как, при широком распространении этих кочевников, многие черты их сгладились или, напротив, ярче обрисовались под влиянием различных помесей и местных условий. Вообще имя Б. не может служить больше обозначением одной определенной народности, а скорее целой группы племен, более или менее смешанным с арабским элементом. Все такие племена называют Б. в отличие от тюркских кочевников Средней и Северной Азии.

 

Бейль

Бейль (Пьер Bayle) – один из влиятельнейших французских мыслителей и философскобогословский критик, род. в Карлате, в графстве Фуа в Лангедоке, 18 ноября 1647 года. Первоначальное образование получил под руководством отца, реформатского пастора, затем посещал школу в Пьюи-Лоране, где чрезмерными занятиями подорвал свое здоровье. Отосланный по совету врача в деревню к одному родственнику, он нашел там довольно богатую библиотеку и с обычной своей страстью предался чтению. Особенно серьезно занялся он изучением Монтеня, который оказал заметное влияние на направление его ума и на характер будущих его занятий. 21 года Б. стал изучать философию у иезуитов в Тулузе. Доводы его учителей, а в особенности дружеские беседы с одним католическим священником, жившим рядом с ним, поселили в нем сомнения на счет правоверности протестантизма, и он решил переменить религию. Приверженность его к католицизму дошла до того, что он пытался даже обратить своего старшего брата, бывшего тогда уже пастором в родном городе. Но это увлечение продолжалось недолго, и, благодаря стараниям семейства Б., он в скором времени снова вернулся на лоно реформатской церкви. Чтобы спастись от грозившего ему отлучения, он переселился в Женеву и оттуда в Коппет, где познакомился с философией Декарта, сделавшегося с тех пор его любимым мыслителем. Но, не имея средств к существованию, Б. через несколько лет снова вернулся во Францию, проживал сначала в Руане, а потом в Париже, перебиваясь кое как частными уроками, и наконец в 1675 г. получил кафедру философии в Седане, которую с честью занимал вплоть до закрытия седанской академии в 1681. Уже в эту эпоху его жизни ему представился случай выступить публично защитником философских идей против господствующих предрассудков. Герцог Люксембургский был обвинен не только народной молвой, но и перед государственным судом в сношениях с нечистой силой, и Б. выпустил в защиту его анонимный памфлет, в котором уничтожил обвинение силою своих остроумных и неотразимых аргументов. Когда Людовик XIV, окончательно уже решившийся на отмену Нантского эдикта, закрыл ненавистную ему седанскую академию, вопреки торжественному обязательству, данному на этот счет герцогу Бульонскому при уступке герцогства Франции, Б. был приглашен на кафедру философии в Ротердам. Здесь он окончил свое сочинении «Pensees diverses sur la comete», в котором старался рассеять суеверный страх, возбужденный в народе появлением кометы 1680 г. Это глубоко ученое сочинение, трактующее о разнообразных предметах метафизики, этики, богословия, истории и политики, было всюду встречено с восторгом, но больше всего во Франции, где оно было запрещено полицейской властью. Вскоре Б. вступил в полемику иного рода. Некий Маймбург, иезуит и историк, напечатал истории кальвинизма и самыми черными красками изобразил в ней реформацию и реформатов. Б. решился ответить ему и менее чем в 15 дней составил брошюру под названием: «Critique generale de l'histoire du Calvinisme de Maimburg», обратившую на себя всеобщее внимание и с уважением упоминаемую даже самим Маймбургом. Во Франции брошюра была всенародно сожжена рукой палача, но от этого, разумеется, спрос на нее еще более возрос, так что в несколько недель она выдержала три издания. Своим заступничеством за религии Б. навлек на себя неудовольствие знаменитого богословского полемиста того времени, Жюрье, перешедшее вскоре в непримиримую ненависть. Дело в том, что сам Жюрье написал опровержение на книгу Маймбурга, но оно появилось слишком поздно и во всех отношениях было ниже критики Б. Пользуясь господствовавшей в Голландии свободой печати, Б. издал некоторые запрещенные во Франции книги, между прочим, несколько сочинений о Декарте. В 1684 г. он предпринял периодическое литературное издание: «Nouvelles de la republique des lettres», имевшее большой успех, но вместе с тем навлекшее на него не мало неприятностей, чему Бейль был обязан тайным проискам Жюрье. Религиозные преследования во Франции дали Б повод к изданию как бы переведенного с английского сочинения: «Commentaire philosophique sur ces paroles de l'Evangile: Contrainsles d'entrer», содержащего в себе мужественную защиту начал веротерпимости. За это сочинение Жюрье открыто напал на него с обвинением в религиозном индиферентизме и чуть ли не безбожии, вследствие чего Б. лишился в 1693 г. своей должности и ему было запрещено заниматься даже частным преподаванием. Свободный от всяких занятий, Б. посвятил все свое время давно задуманному им изданию: «Dictionnaire historique et critique» (первоначально в 2 т., Ротерд., 1696; новейшее изд. в 16 т., Париж, 1820), на обложке которого впервые появилось полное имя автора. Жюрье снова выступил противником Б. и заставил консисторию призвать его к ответственности за порицание царя Давида и за возданную хвалу нравственным качествам некоторых атеистов. Б., хотя и обещал вычеркнуть все, что казалось предосудительным консистории, все таки выпустил сочинение в прежнем виде, исключив только некоторые, да и то маловажные места. Своим «Reponse aux questions d'un provincial» и продолжением «Pensees sur la comete» он нажил себя новых врагов в лице Жакло и Леклерка, которые напали преимущественно на его религиозные воззрения. Другие преследовали его как врага протестантской церкви а его нового отечества. Эти дрязги усиливали его физические страдания, которые свели его в могилу 28 декабря 1706 г. Б. умер, можно сказать, с пером в руках; вся его жизнь прошла в работе и единственное развлечение, которое он позволял себе, состояло в переписке с друзьями, к числу которых принадлежали такие люди как Фонтенель, Бэкингэм, Шэфсбюри Бёрнет, Лейбниц и др.

Б. стоит во главе новых диалектиков и скептиков. Если до него возродившийся скептицизм древних с большей или меньшей искренностью посвятил себя служению церковной догматике, то в нем скептицизм обратился на религиозное знания и принял направление, которое сделало Б. передовым борцом за просветительные начала против узкого церковного догматизма. Он одинаково боролся, как против теологической схоластики, так и против попыток философской рассудочной религии, вследствие чего одни видели в нем еретика, а другие приверженца мракобесия. В нем самом это противоречие между верой и знанием нашло себе так мало внутреннего примирения, что, читая напр. его «Dictionnaire», так и кажется, как будто текст был продиктован ему верой, а примечание наукой и диалектической критикой. Но именно эти примечания, благодаря своему остроумному, полному огня и доступному для всех изложении, в связи с беспримерным богатством ученого знания, приобрели громадное влияние на французские умы и его «Dictionnaire» является главным источником, откупа распространяется столь свойственный французскому духу скептицизм, сделавшийся исходной точкой тогдашних просветительных стремлений. Но если в общем Б. гораздо сильнее в анализе чужих заблуждений, чем в создании собственных идей, то все же чрез все его мышление проходит некоторое положительное начало, имевшее глубокое, всеобъемлющее значение. Это – постоянно повторяющееся у него указание на независимость нравственных поступков и нравственного достоинства от религиозного убеждения, – учение, послужившее основой терпимости просветительной эпохи. Б. ратовал за это учение, и положительными и отрицательными средствами, и наконец дал ему яркое выражение в своем известном изречении, что он очень хорошо может представить себе благоустроенное государство, состоящее из одних только атеистов. Но само собою разумеется, что умственное брожение того времени выдвинуло из сочинений этого человека преимущественно их отрицательные стороны, почему в памяти людской о нем сохранилось представление только как о диалектическом скептике, против сокрушительной критики которого не могли устоять догматы ни одной религии, ни одного вероисповедания. Кроме названных соч. Б. следует упомянуть еще: «Lettres» (Ротерд., 1712, Амстерд., 1729). Его «Oeuvres diverses» появились в Гаге (4 т., 1725 – 31); см. Демезо (Desmaizeaux) «La vie de Pierre В.» (Амстердам, 1730; Л. Фейербах, «Pierre В.» (Ансбах, 1838, 2 изд., Лейпциг, 1848). Лениан (Lenient), «Etude sur В.» (Париж, 1855).

 

Бейрут

Бейрут или Байрут – главный город азиатско-турецкого вилайета Сирии и важнейший торговый пункт сирийского прибережья, между Сайдой (Сидон) и Тарабулом (Триполис). Еще Абульфеда называл его гаванью Дамаска. Б. издревле был сборным местом для идущих в Мекку караванов, которые, разумеется, после прорыва Суэсского канала, стали прибывать в него уже в меньшем числе; чем прежде, а также местом высадки всех путешественников, направляющихся в Сирию и Палестину. Б. резиденция паши, греческого епископа, генеральных консулов европейских великих держав и других государств, главная станция американской миссии и почтовых учреждений Англии, Австрии, Франции, России и Турции. Город расположен на откосе холма, представляющего вид на Ливанские горы, и считается самым здоровым местом сирийского побережья. Старый город, за исключением Тавиля (Христианской улицы), большей частью состоит из узких, кривых, хотя и вымощенных плитняком улиц, но зато окружен широкими предместьями, с красивыми домами и садами. Ни один турецкий город не достиг в последнее время такого значительного процветания, как Б., имеющий теперь 80000 ж., в том числе почти 2/3 христиан, ведущих деятельную торговлю особенно с Марселью. Прежний недостаток воды устранен с 1875 г. устройством водопровода. В Б. имеются: карантин, таможня, несколько почтовых учреждений, европейские врачи, аптеки, медицинская школа, реальное училище и астрономическая обсерватория, протестантский институт для мальчиков, французский сиротели дом со школой и пансионом, госпиталь прусского ордена иоаннитов, францисканский монастырь и многие школы, поддерживаемые преимущественно на средства англичан. Главная мечеть Б. переделана из старой христианской церкви времен Крестовых походов. Императорский оттоманский банк имеет тут с 1865 г. большое отделение, много способствовавшее появлению сирийской торговли. С Дамаском Б. соединен почтовым трактом, построенным французами после сирийской экспедиции 1861 г. Кроме значительных шелковых и бумагопрядильных фабрик, Б. производит золотые и серебряные проволоки, а также славящиеся во всей Сирии и Египте пестрые сундуки. Окрестности Б. доставляют прекрасный шелк, хлопок и табак, главные предметы торговли грузов. Гавань Б. давно обмелела и корабли останавливаются на рейде или в различных бухтах расстилающегося на восточной стороне города залива св. Георгия, который, по преданию, здесь и убил дракона. В этот залив впадает с юга Нахр Бейрут (Магорас древних) и в 10 км. к северо-востоку от города Нахрэль-Кельб (древний Ликос), в скалистых берегах которого найдены знаменитые изваяния с персидскими клинообразными надписями и египетскими иероглифами времен Рамзеса II и Санхериба и арабскими письменными памятниками. Обширная торговля Б. поддерживается правильными пароходными сообщениями с Европой и с левантинскими гаванями. Главные предметы ввоза: кофе, сахар, шелковые материи, сукно, стальные и стеклянные изделия, предметы роскоши, спиртные напитки; главные предметы вывоза: табак. Шелк-сырец, шерсть, кожи. Ежегодно в Б. прибывает большие 4000 кораблей, в том числе 350 пароходов.

В древности Б. был финикийской гаванью и носил название Беритос. Египетский король Тутмозис III завоевал этот город (египетский Биарут), а Антиох III отнял его у Птоломеев. В 140 г. до Р. X. Б. был разрушен сирийцем Дютосом Трифоном, но при императоре Августе снова восстановлен Агрипой и обращен в колонии для римских ветеранов на правах итальянцев, под названием: Julia Augusta Felix Berytus. Клавдий чрезвычайно украсил город, а император Феодосий II обратил его в метрополию. При позднейших императорах Б. славился своей высшей школой риторики, поэтики и в особенности права. Опустошенный в 349 землетрясением, он 20 мая 529 года был окончательно разрушен. В эпоху Крестовых походов Б. снова стал значительным городом. Река Нахр-эль-Кельб сделалась границей между иерусалимским королевством и графством Триполис. На узкой береговой полосе старой, высеченной в скале, антошевской дороге, шириною не больше 2 м., король Балдуин и сражался с сарацинами и после двухмесячной осады взял город 2 апреля 1110 г. В 1187 г. Б. был завоеван Саладином, в 1197 снова перешел к крестоносцам, которые окончательно потеряли его в 1291 г. В последующую эпоху он долгое время оставался во власти грузов, независимый эмир которых Фахр-Эдин (1595 – 1634) старался насадить в Б. европейскую культуру. Вследствие измены город попал в 1763 г. в руки турок. В 1772 г. он был бомбардирован и взят русскими. В 1831 – 40 г. город перешел во власть египтян и играл большую роль в тогдашних замешательствах на Востоке. Враждебные действия соединенного англоавстрийско-турецкого флота против Мехмеда Али в Сирии начались именно бомбардировкой Б. 10 – 14 сент. английским генералом Стопфордом. Большая часть города была разрушена и 9 окт. Сулейман-паша очистил Б., который был занят войсками союзников.

 

Бек

Бек, вернее бяг – повелевающий. В Персии и Турции – название вообще чиновника. В Закавказском крае Б. означает принадлежащего к мусульманскому привилегированному сословию, почему Б. означает вообще господина и ставится всегда после собственного имени, наприм. Аббас-бек и др.

 

Бекасы

Бекасы (Scolopax) – род из семейства Бекасиных и из отряда голенастых птиц. доставляющий очень ценную дичь, охота за которой служит не только для удовольствия охотникам, но в некоторых местностях России составляет довольно важный промысел. Б. отличаются от своих родичей, главным образом, устройством своего клюва. Именно прямой клюв. их имеет утолщенный и округленный кончик и до самого концевого округления покрыт мягкою кожею, которая представляет собою чувствительный орган осязания, помогающий отыскивать пищу в болотистой почве и в иле. Многочисленные (28) виды этого рода распространены в обоих полушариях и живут частью в сырых лесах, частью на открытых топях и болотах, большею частью одиночно, выходя за пищею только по ночам, Питаются они насекомыми, их личинками и червями, которых отыскивают в темноте и в тихих и уединенных местах. Бекас лесной, вальдшнепф или сломка (Scolopax rusticola) имеет 32 см. длины и 58 см. в размахе крыльев: хвост 9 см. длины. Окраска его приспособлена к ночному образу жизни и, как у большей части ночных птиц, представляет различные водяные узоры, подражающие мху и листьям, покрывающим почву леса. Лоб его серый, на голове и на затылке четыре бурых столько же ржаво-желтых поперечных полос, вся верхняя сторона тела представляет пеструю смесь ржаво-бурого, ржаво-желтого и ржавосерого цветов, нижняя сторона более бледного бурого цвета с темными поперечными волнами; маховые перья бурые с поперечными волнами; хвост черноватый с ржавчинными пятнами, на конце каждого пера находится красивое серое глазчатое пятно, которое на нижней стороне представляет атласный блеск. В зоологическом отношении существует только один вид вальдшнепфа, но охотники различают две формы их: крупную и мелкую. Родина этой птицы Европа и Азия и здесь она встречается повсюду; где только есть леса. Европейские вальдшнепфы перелетают на зиму в северную и среднюю Африку a Азиатские – в Индию; в теплые зимы некоторые из них остаются на месте и не улетают. В марте, а иногда еще и в феврале вальдшнепфы возвращаются к нам. По возвращении самцы начинают тягу, т. е. тихо летают над лесом взад и вперед, избирая для этого пролески, просеки, широкие лесные дороги, овраги, небольшие лесные лужайки. Во время тяги вальдшнепф летит, с опущенным клювом и распущенными перьями и по временам издает звуки. Вальдшнепф не любит густого леса, а предпочитает такие места, где густо поросшие местности чередуются с прогалинами. После случки самка подыскивает местечко позади кустарника, старого древесного пня или между корнями и устраивает там в небольшом углублении гнездо, которое выстилается мхом, сухими травинками или листьями, Замечательно, что при этом самка выбирает такую почву, которая по цвету сливалась бы с ее окраскою. Самка кладет в гнездо 8 или 4 довольно больших, матовых яйца ржавчино-желтого цвета с красно-серыми и желто-бурыми пятнами и точками; впрочем, величина и окраска яиц довольно изменчивы. Насиживание продолжается 17 – 18 дней и производится одною самкою, которая в это время забывает свою обычную осторожность и подпускает человека на несколько шагов и, вылетев из гнезда, улетает недалеко и тотчас же возвращается в него, лишь только минет опасность. Молодые имеют, подобно взрослым, буро-красное оперение, покрытое пятнами. Родители очень привязаны к детям: при приближении охотника и собаки они вылетают с тревожными криками на встречу, представляются хромыми, не могущими летать, и вообще всеми силами стараются отвлечь внимание преследователей от своих детенышей. Пища вальдшнепфа состоит из червей, личинок насекомых, улиток и особенно земляных червей, которых они очень ловко отыскивают и вытаскивают своим длинным клювом из под мха и опавших листьев. Б сентябре и октябре начинается отлет вальдшнепфов на юг; в это время они гораздо вкуснее и многочисленнее. Охота за этою дичью начинается тотчас по ее прилете, но в начале она редко бывает удачною Настоящее время охоты – это тяга. Охотятся ночью. Мясо вальдшнепфа очень ценится, хотя оно значительно уступает мясу болотных Б. Некоторые едят эту дичь не потрошенною, т. е. вместе со внутренностями, не смотря на то, или вернее потому, что у ее почти всегда бывает много глист, которые будто бы придают ей особый вкус. Дупель или доппелышнепф (Sc. major) имеет 28 см. длины, 55 см. в размахе крыльев; длина хвоста 6 см. Верхняя сторона головы его буро-черная, над глазом и через него идет светло-серая полоса; спина и подхвостье также буро-черные с 4 параллельными светло-желтыми длинными полосами, горло беловатое, зоб серый, грудь и брюшко почти белые, со стрельчатыми пятнами; маховые перья черно-бурые, верхние покровные перья крыльев с широкою грязно-белою оторочкою, вследствие чего на крыле образуется пять светлых поперечных полос; нижняя сторона крыла белая с серо-бурыми пятнами; хвостовые перья при основании темные, на конце ржаво-красные с черными поперечными полосами; три крайние пера к концу почти совершенно белые. Окраска по полу и возрасту не изменяется. Дупель очень обыкновенен в северной Европе и Азии а в средней полосе бывает только пролетом в апреле и мае, а затем в августе и сентябре. Он селится на покрытых кочками сырых низменностях, размокших луговинах, покрытых мелкою прошлогоднею травою и небольшими кустиками.

Не смотря на то, что живет на С., дупель очень чувствителен к холоду и потому поздно прилетает и рано улетает. Питается он червями, улитками, насекомыми и их личинками. Дупель кажется неуклюжим и глупым; он не бегает, а быстро ходит, летит довольно скоро, но тяжело и низко, обыкновенно только в случае необходимости и притом перелетает на небольшое расстояние; вообще он более других Б. любить покой и удобство, но при этом очень пуглив и осторожен и почти нем. Вскоре после прилета дупели начинают токовать. На ток они слетаются вечером и токуют всю ночь, разлетаясь только к утру. Во время токования самец ходит, распустя хвост и крылья и стараясь привлечь внимание самки. При этом самцы часто вступают между собою в драку. Оплодотворенные самки отыскивают кочковатое болото, поросшее кустарником, и в нем выбирают сухую кочку, на которой вытаптывают траву в виде круглого лоточка и в устроенное таким образом гнездо откладывают 4 грушевидных матовых яйца грязно-зеленого цвета с серо-зеленными пятнами и мелкими черно-бурыми точками. Насиживание продолжается 18 дней и во время его самка, чтобы сделать себя менее заметной, закрывает себе спину мхом. Охота на дупелей производится, главным образом, во время токования, а промышленники ловят их даже сетями, которые или расставляют по болоту и загоняют в них дупелей, или же наволакивают сеть на дупеля в то время, когда над ним стоит собака. Очень жирное и чрезвычайно нежное мясо дупеля ценится выше мяса других бекасов. Б. Обыкновенный или Б. барашек (Sс. gallinago) имеет 26 см. длины, 45 см. в размахе крыльев, длина хвоста 6 см. Темя его черно-бурое с желтоватою продольною полосою по средине; покровные перья крыла с ржавожелтоватым пятном на вершине, прерывающимся у стержня; первое маховое перо с черным стержнем и белою наружною стороною опахала; окраска остального оперения сходна с окраскою дупеля. Брюшко почти белое, без пятен, нижняя сторона крыла тоже белая, без пятен. Б. барашек водится в северной Европе и Азии, хотя не заходит так далеко к северу, как дупель, и гнездится также и в средней Европе; он встречается на всех болотах, топях и сырых лугах. Походка его резвее, чем у дупеля и вальдшнепфа, а полет его имеет ту особенность, что Б. барашек взлетает зигзагом и только затем летит прямо. Этот Б. появляется весною уже в марте и летит на север целыми тысячами, а с августа до ноября продолжается его обратный полет на юг, причем некоторые особи остаются зимовать по ту сторону Средиземного моря, большинство же летит далее. Днем Б. барашек сидит спокойно и лишь в сумерки становится деятельным, по временам опускает свой клюв в мягкую почву и ловить там червей, моллюсков и насекомых, служащих ему пищею. Хотя эти птицы в удобных местах живут помногу вместе, но они совершенно равнодушны как друг к другу, так и к другим птицам и только самец и самка питают друг к другу некоторую привязанность и играют между собою. Токованья в настоящем смысле слова, как у дупелей, у Б. барашка не бывает именно вследствие его необщительности. В начале мая оплодотворенная самка начинает, приготовлять гнездо. Для него выбирается кочка, поросшая травою, в на ней делается углубление, иногда выстилаемое сухими листочками и стебельками. В это незатейливое гнездо самка откладывает 4 мутно-зеленых яйца с грубыми точками и пятнами и насиживает их одна в продолжение 16 дней; вылупившиеся детеныши вырастают очень скоро: через 9 – 10 дней пух у них уже заменяется перьями. Охота на Б. барашка очень прибыльна и мясо этой птицы всюду весьма ценится. Самые жирные птицы приготовляются вместе с внутренностями и считаются лакомством Гаршпепф , стучи в или бекасина (Sc. gallinula) – самый маленький из наших Б., имеет только 16 см. длины и 40 см. в размахе крыльев, длина хвоста 4 см. Кроме меньшей величины он отличается еще значительно более коротким клювом, и сравнительно короткими ногами. Темя его черно-бурое, без светлой продольной полосы; спина с 3 ржаво-желтоватыми продольными полосами на черно-буром металлически блестящем фоне; надхвостье блестяще-черное; нижняя сторона тела посредине белая. Гаршнепф водится в северной Европе и Азии, а в средних частях они бывают только пролетом. Для жилья он избирает только поросшие кустарником или камышом болотистые и топи местности, где он может прятаться в продолжение дня. Полет его тихий, легкий, но неверный, напоминающий порхание летучей мыши. Гаршнепф не так пуглив, как другие Б.; он близко подпускает к себе человека и только когда тот приблизится, он молча улетает. В желудке его кроме насекомых и червей находили также семена и траву. Гнездо гаршнепфа состоит из небольшой ямки, вырытой на бугорке и выложенной травяными стеблями; в него самка откладывает 4 яйца, похожих на яйца Б. барашка. Охотятся за этою птицею осенью, когда она собирается перелетать на юг. Мясо ее очень вкусно, так что многие предпочитают его бекасу и дупелю. Охота на бекасов считается, по всей справедливости, одною из самых трудных, вследствие чрезвычайно быстрого и неправильного полета этой птицы. Производится она весною, во время пролета бекасов (хотя охота в это, время, по русским законам, воспрещена) и, главным образом, с конца мая до самого отлета их. Охотятся на бекасов, по большей части, с легавою собакою, стреляя их из под стойки ее. Промысловой охоты на описываемую дичь, собственно, не существует, так как редкие промышленники умеют стрелять птицу в лет; в сравнительно большом количестве они добывают их осенью, на лиманах, убивая одним выстрелом по несколько десятков этой дорогой дичи, когда она собирается в огромные стаи; весною же они стреляют токующих самцов бекасов сидячими, подманивая их голосом самки.

 

Бекетов (Андрей Николаевич)

Бекетов (Андрей Николаевич) – хирург, в 1844 г. кончил курс в московском университете и был оставлен при университетских клиниках, в 1848 г. защитил на степень доктора медицины диссертацию: «De hernia ingninale» (Москва, 1848) и тогда же получил кафедру хирургии в казанском университете, которую занимал до начала 80-х годов. Б. напечатал: актовую речь: «О хлороформе и приложении его к медицине» (Казань, 1850); «Quelques remarques sur les calculs vescianx et la maniere de les operer & la clinique chirurgicale de Kazan» (Париж, 1876) и несколько статей в русских, медицинских журналах.

 

Бекетов (Николай Николаевич)

Бекетов (Николай Николаевич) – ординарный академик, тайный советник, род. и янв. 1827 г. в Пензенской губ., в деревне своего отца, моряка Николая Алексеевича; воспитывался в 1-й петербургской гимназии; в 1844 г. поступил в петербургский и университет, но с 3-го курса перешел в Казань, где в 1849 г. получил степень кандидата естественных наук. Переехав затем в Спб., он стал заниматься химией под. руководством Н. Н. Зинина. В 1854 г. получил степень магистра химии, в 1855 г. назначен адъюнктом по кафедре химии в харьковский университет, в котором в качестве профессора химии оставался 32 года, т. е. до 1887 г., когда был избран ординарным академиком петербургской академии наук. Н. Н. состоит председателем. русского химического общества, читает лекцию химии на высших женских курсах. В 1887 – 89 гг. читал химию Е. И. В. Наследнику Цесаревичу.

Через всю научную деятельность Бекетова проходит яркой нитью одно направление – химика-философа. Стараясь проникнуть всегда в существо тех темных процессов, которые называются химическими, он никогда не добывал ни одного нового факта ради самого факта. В то время как огромное большинство химиков Зап. Европы занималось открыванием новых тел, новых соединений, в то время когда органическая химия представляла непочатый край для новых открытий и химические журналы должны были с каждым месяцем увеличиваться в объеме в три четыре раза и все же не могли вмещать всей массы фактических исследований, производимых во всех концах Европы, в то время, когда минеральная химия, казалось, не дает никаких шансов на новые интересные открытия – в это именно время Н. Н. Бекетов, не увлекаясь модным течением, не соблазняясь жаждою открытия новых фактов, медленно шел по трудному пути теоретической химии и стремился к решению вопроса о том, где источник, где причина того, что в химии определяется термином «химическое сродство». Конечно задача эта врезывается в самую затаенную сущность химии и выйти из нее победителем – дело не одного ученого и даже не одного поколения ученых. Что можно, например, было сделать в этой области в конце 50-х годов, когда теоретически воззрения стояли на столько не прочно, что возможны были длинные рассуждения о том, какая разница между физическими и химическими молекулами и атомами. И вот в этой то области Бекетов сделал замечательное обобщение: он показал, что наиболее прочно соединяются между собою те вещества, которые обладают наибольшею близостью паев. Это исследование было Б. сообщено в химическом обществе в Париже еще в 1859 г., а на русском языке появилось в 1865 г. («Исследование над явлениями вытеснения одних элементов другими», Харьков, 1865 г.). Исходя от такого принципа, Б. старался подтвердить его опытами и произвел целый ряд наблюдений, в высшей степени интересных и важных: так, он доказал путем опыта, что алюминий не вытесняет бария из его хлористого соединения, но вытесняет его из окиси, что едва ли можно было бы предвидеть, не исходя из того принципа, которого держался Бекетов. Таким образом, первая идея о зависимости силы сродства элементов от той величины, которая называется в химии «атомным весом», принадлежит бесспорно Бекетову. И если современная химии указала на то, что прочность соединения двух элементов определяется в значительной мере их положением в «естественной системе элементов», то объяснение этого обстоятельства все же отсутствует и единственным объяснением остается в высокой степени остроумное толкование, данное Бекетовым, – толкование, к которому, быть может, современным будут приложены принципы аналитической механики. Вторая и не менее важная идея, проведенная Бекетовым, состояла в том, что количество тепла, выделяемое при соединении данных простых тел, не может служить мерою их сродства, а представляет разность между средствами однородных и средствами разнородных атомов. Этот взгляд был иллюстрирован примерами (ацетилен и др. ) и изложен Б. в заседании химического общества в Харькове. Абсолютно тождественный взгляд был позже высказан J. Thomsen'oм («Thermochemische Untersuchungen», т. II, 1862, Einleitung). Высказанный взгляд имеет для химии огромное значение, потому что он установил ясную точку зрения на значение термохимических наблюдений. Наконец, третий весьма интересный вывод приписываемый обыкновенно Muller-Erzbach'y (LotharMeyer, Die modemen Theorien der Chemie", 5е изд., 1884, стр. 446) и состоявший в том, что если металл А вытесняет другой металл В из его соединения с веществом С, то сумма объемов получаемых веществ в твердом состоянии меньшие суммы объемов взятых веществ – принадлежит не Muller-Erzbach'y, а Бекетову. В вышеназванной своей работе Б. определенно говорит: «Рассматривая случаи вытеснения одного элемента другим невольно, можно сказать, поражаешься одним почти постоянным условием реакции, именно тем, что менее плотное тело вытесняет более плотное» (loc. cit. стр. 33). Из этого положения может быть выведено посредством весьма простых вычислений правило Muller-Erzbach'a. Вот каковы важнейшие идеи, введенные Бекетовым в науку, Оценены они будут надлежащим образом лишь тогда, когда химия станет на почву атомно-молекулярной механики. Фактические открытия Бекетова всегда представляли большой интерес. Все химики знают, что чистых окисей щелочных металлов до Бекетова никто не имел. Кто из химиков не знал в высшей степени остроумного способа определения теплоемкости водорода в его, так сказать, сплаве с палладием и пр. и пр. Но не в этих, однако, фактах лежит центр тяжести работ Б. – он лежит в тех умозрениях, ради которых факты добывались.

Работы Н. Н. Бекетова: «О некоторых новых случаях химического сочетания и общие замечания об этих явлениях» (Спб., 1853): «О действии водорода под давлением на растворы серебра» (1859); «О восстановлении металлического бария посредством алюминия» (1859); «Об образовании марганцовисто-кислого калия при сплавлении перекиси марганца с едким калием» (1859); «О действии цинка в парообразном состоянии в струе водорода на хлористый барий, хлористый алюминий и хлористый кремний»; «Исследования над явлениями вытеснения одних металлов другими» (1865); «Об образовании муравьиной кислоты при электролизе двууглекислого натрия» (1869); «Снаряд для сгущения газов» (1869); «Об атомности элементов»; «О действии синерода на муравьиную кислоту»; «О цианоцианиде» (1870); «Об атомности хлора и фтора»; «О диссоциации сернистого, селенистого и теллуристого водорода»; «Об отличии элементов от сложных тел» (1873); «О действии водорода на азотнокислое серебро» (1874); «О влияния весовых масс элементов на реакцию замещения в двойного обмена» (1875); «О теплоте соединения углерода с водородом» (1875); «О действии окиси серебра на йодистый калий в отсутствии воды» (1876); «О растворимости окиси серебра в воде» (1878); «Об определении теплоемкости водорода в твердом состоянии» (1879); «Гидратация безводной окиси натрия и об отношениях металлического натрия к едкому натру и водорода к окиси натрия»; «О действии угольного ангидрида, окиси углерода и окиси ртути на окись натрия» – эта работа удостоена ломоносовской премии; «О безводной окиси калия и о безводной окиси лития» (1881 и 1883); «К вопросу о взаимном вытеснении галлоидов» (1881); «К вопросу о пределе вытеснения металлов» (1883); «Об отношении температуры диссоциации к теплоте образования и к относительному весу соединенных атомов» (1883); «О получении металлического рубидия из едкого рубидия и алюминия» (1885); «Динамическая сторона химических явлений»; «Основные начала термохимии» (4 лекции, 1890).

 

Беккариа

Беккариа (Cesare Вессаnа) – знаменитый публицист, родился в Милане 15 марта 1738 г., по праву первородства наследовал титул маркиза Бенесано, учился в университете в Павии, где в 1758 г. получил степень доктора прав. В то время Италия представляла ряд мелких государств, раболепно заискивавших перед иностранными правительствами. При полном отсутствии политической независимости умственная жизнь страны находилась в совершенном застое. Родина Б. подпала под власть Австрии и, по словам самого Б., в Милане при населении в 120000 жителей, едва ли можно было найти 20 человек, ценивших просвещение. При всеобщей апатии, при склонности к спокойствию самого Б. и при его недоверчивости к собственным силам, он едва ли выступил бы на литературное поприще, если бы не нашел глубокого сочувствия и поддержки в тесном кружке просвещенных людей, который под названием «Il Caffe» (кофейного) сгруппировался в Милане вокруг братьев Верри. Кружок этот горячо интересовался всеми вопросами своего бурного времени и даже издавал журнал, который) под тем же названием «Il Caffe», печатался в Брешии, так как сотрудники (в числе их был и Б. ) избегали местной цензуры и тщательно скрывали свои имена. Журнал просуществовал два года (с июня 1764 по июнь 1766) и обратил на себя внимание заграницей. В то время Вольтер и энциклопедисты во Франции выдвинули в печати на первый план вопросы о веротерпимости и об отмене пытки. Процесс Жана Калласа в Тулузе (1762), увековеченный защитой Вольтера, поднял все литературные силы против изуверства и уголовных законов, которые его поддерживали. По плану энциклопедистов атака должна была открыться сразу и по возможности во всех пунктах Европы. Миланский кружок получил приглашение принять участие в предполагаемом походе, и по единодушному решению его членов 25-ти летний Б. должен был написать сочинение о преступлениях и наказаниях. Через 10 месяцев труд был доведен до конца, и 10 апр. 1764 г. рукопись сочинения: «Dеi delitti е delle реnnе» была отправлена для напечатания в типографы Обера в Ливорно, так как в Тоскане была при Леопольде почти полная свобода печати. Первое издание вышло в свет в августе 1764 г. без означения места печати и имени автора. Оно быстро разошлось в Италии. Опасаясь преследований, от которых его спасли только общественное мнение и покровительство миланского наместника, Б. некоторые мысли старался излагать туманно. Тем не менее смелость и сила его речи вызвали всеобщее удивление. В первые же два года по своему изданию книга Б. появилась на французском, немецк., англ. и голландском языках. Из этих переводов особенно замечателен франц. перевод аббата Мореллэ (Пар., 1766), который придал трактату Б. другой порядок изложения, принятый впоследствии и самим Б. в дальнейших изданиях своей книги. При обшей распространенности франц. языка перевод Мореллэ распространил идеи Б. по всей Европе. Впечатление, произведенное трактатом Б., было громадно; для современников он обладал чарующей силой. Они называли идеи Б. откровением свыше и пророчеством будущего. Энциклопедисты величали Б. новым Ликургом; единственным законодателем своего времени; Дидро, Вольтер, Гельвеций спешили к трактату Б. присоединить свои примечания и комментарии. На мнения Б., как на новый закон, ссылались даже в уголовных судах в Австрии, в Германии в особенности во Франции, чтобы смягчить жестокость приговоров. Коронованные особы вступали с Б. в сношения. Екатерина II вызвала его в России, и он даже решился ехать к нам, но д'Аламберт был против этой поездки; ее не допустило и австрийское правительство, учредив для Б. в 1769 г. кафедру политической экономии в Милане, где он и умер 28 ноября 1794 г.

Беккария окончательно поколебал всеобщую веру в устрашение казнями, как в единственное и всесильное средство для уничтожения преступлений; он доказал, что суровые наказания, ожесточая нравы, только увеличивают преступность в народе, и что политическая мудрость безусловно требует постоянного смягчения системы наказаний. Он выразил глубокое негодование против возмутительных пыток и варварских казней своего времени и указал на нелепость в самом законе предоставлять уголовные доказательства; он восстал против тайных обвинений, развращающих граждан, но в особенности против смертной казни, всегда вредной в благоустроенном государстве по своим разнообразным последствиям для всего общества. Б. первый поднял вопрос об отмене смертной казни и к аргументации его до сих пор не прибавлено ничего нового. Если бы Б. ограничился только этим смелым протестом против бессмысленных установлений и жестокости уголовной практики, то и тогда заслуга его была бы велика. Но Б. обнаружил и высокое творческое дарование и дал новые основания для уголовной политики Он отделил. круг действительных преступлений от воображаемых и произвольных; в самом экономическом строе общества и в устарелом механизме государства он указал причины, от которых преступления неизбежно размножаются, и выяснил лучшие средства для борьбы с преступлениями. Он первый выразил убеждение, что нельзя даже вполне оправдать наказания, пока для предупреждения преступлений общество и закон не приняли всех иных наилучших мер, какие возможны при данных условиях народной жизни. Для уменьшения числа преступлений Б. требует от просвещенного правительства прежде всего распространения образования в народе, мер для развития благосостояния в массе, постепенного уравнения всех граждан как в нравственных, так и в материальных выгодах, как на долю каждого должна бы давать общественная жизнь. Это основной мотив трактата, выраженный сдержанно, но твердо и отчетливо. Конечно, мысли, выраженные в трактате Б., он не первый оповестил Миру, но его заслуга заключается в том, что он свел в одно стройное целое отрывочные идеи предшествовавших ему мыслителей. Трактат его, может быть, не отличается философской глубиной, но он говорит сердцу и чувству человека и написан с искренним воодушевлением, которое охватило его современников и побудило их немедленно приступить к отмене наиболее жестоких уголовных законов. Но трактат Б. стоял выше своего времени, идеи его лишь с трудом утверждались в жизни и немалому еще могли бы мы и в настоящее время поучиться у Б. Почти вслед за изданием этого трактата Фридрих II составил для Пруссии новый уголовный кодекс с значительным смягчением наказаний; Иосиф II отменил пытки, вычеркнул из кодекса мнимые и религиозные и нравственные преступления, чрезвычайно смягчил наказания за действительные религиозные и политически преступления, уменьшил число смертных казней; в Тоскании герцог Леопольд уничтожил пытки, совершенно отменил смертную казнь и столь же, если не больше, смягчил наказание за упомянутые выше преступления; во Франции, во время Революции, сделаны были перемены в том же духе; в России императрица Екатерина II стремилась осуществить идеи Б. И что же? Не прошло и 10 лет, как прежний порядок, с незначительными изменениями, возвратился во всех этих странах, а в России смертная казнь, фактически уничтоженная было при Елисавете Петровне, вновь призвана была для устрашения массы. Достаточно сказать, что в Пруссии, еще в начале нынешнего столетия, существовало четвертование снизу вверх и сверху вниз; что во Франции только после 1830 г. отменены клеймения, отсечения пальца; что в России лишь в 1863 г. отменены в принципе телесные наказания; что даже в наше время в Европе, вообще говоря, наказания далеки от той мягкости и умеренности, которой желал Б., а юстиция еще страдает многими из тех недостатков, против которых он восставал. Трактат Б. О преступлениях и наказаниях признается одним из источников нашего законодательства. В первые годы своего царствования Екатерина II одушевлена была искренним стремлением усвоить России высокие идеи Б., которые она внесла в свой Наказ 1767 г., данный комиссии для сочинения проекта нового Уложения (П. С. 3., № 12949). На рукописи Наказа, – которая хранится в зале общего собрания Правительствующего Сената в серебряном ковчеге, – имеется собственноручная пометка императрицы о том, что вся Х глава Наказа: «Об обряде криминального суда» есть перевод из книги Б., сделанный по ее повелению Григорием Козицким. Хотя, судя по заглавию, Х глава посвящена лишь вопросам судопроизводства, но в ней говорится и о законах вообще и о преступлениях и наказаниях. Сверх того, заимствовании из Б. встречаются и в главах V, VI и IX. По своему содержанию к уголовному праву может быть отнесена треть всего Наказа – 227 статей, и из них 114 принадлежат Беккарии. Однако, не все его мнения приняты и по некоторым вопросам предпочтение отдано Монтескье. Не мало в Наказе и недомолвок. Так, в нем хотя и говорится о равенстве всех перед законом (ст. 34), но не упоминается о равенстве наказаний для всех (у Б. 27). Кроме того, в Наказе допущено прямое противоречие по вопросу о смертной казни, так как статьи 79 и 486 заимствованные у Монтескье, не согласованы с ст. 209 – 212, взятыми у Б. Наказ не получил силы закона, но и в позднейшем своем законодательстве Екатерина иногда руководствовалась идеями Б. Именно, мысль Б., чтобы каждый был судим себе равным, нашла себе выражение в Учреждении о губерниях 1775 г., по которому каждое сословие в России получило свой особый гражданский и уголовный суд. Но нельзя не заметить, что мысли Б. более соответствует суд присяжных, чем суды сословные. Положения Наказа остались в области благих пожелали, но именно Х глава его, заимствованная у Б., отчасти получила силу закона, так как при составлении Свода Законов она включена была в число источников главы III «Законов о судопроизводстве по делам о преступлениях и проступках» (т. XV, ч. II Св. Зак. по изд. 1876 г. ). Таким образом, через посредство Наказание которые положения Б. о предварительном аресте и после доказательств до сих пор остались законом, действующим в тех частях Империи, где еще не введены судебные уставы 1864 г. Этим путем утвердилось в сознании малообразованных судей прежнего времени правило Б., внесенное в закон, о том, что «чем более тяжко обвинение, тем сильные должны быть и доказательства» (ст. 345, т. XV, ч. II). Это правило, помещенное рядом с изречением Петра Великого, что «лучше освободить десять виновных, нежели приговорить невиновного» (ст. 346, взята из ст. 9 Воинского Устава 1716 г. ), предупредило множество казней за преступления, не вполне доказанные. Но истинный смысл всего учета Б. о доказательствах, требовавший свободного убеждения судьи в виновности или невинности обвиняемого, не был усвоен нашим законодательством до судебной реформы 1864 г. Прибавим, наконец, что и составители судебных уставов руководствовались трактатом Б. и, между прочим, вполне усвоили нашему новому законодательству учение Б. о присяге, которое не было введено в Наказе 1767 г.

Кроме своего трактата о преступлениях и наказаниях, Б. не написал ничего замечательного. На родине его пользуется еще известностью его сочинение о языке и теории слога – «Ricerche intorno alla natura dello stilo» (Милан, 1770), но его политико-экономические труды не поднимаются над уровнем посредственности. Лучшее издание полного собрания его сочинений(«Ореrе»)сделано Виллари (Флор., 1854), а лучшее издание его знаменитого трактата приложено к исследованию Канту «В. il diritto penalе» (Флор., 1862; франц. перевод Лакуанта и Дельпеш'а, Пар., 1885). В 1870 г. на пожертвования всего образованного Мира был воздвигнут Б. памятник в родном его городе. Статуя, сделанная скульптором Гранди, изображает Б. в тот момент, когда, остановившись с пером в руке, он готовится написать: «но если я докажу, что смертная казнь не оправдывается ни пользою, ни необходимостью, то дело человечества будет выиграно». Слова эти изображены на памятнике. Со смертью сына Б., Юлии (1856), род его прекратился. В настоящее время трактат Б. переведен на 22 языка. Виднейшие криминалисты не перестают переводить его: новейший немец. перевод принадлежит Глазеру (Вена, 1876), французский – Фостен Эли (Faustin Helie, Пар., 1856). На русском языке, помимо извлечения в Наказе Екатерины II, имеются пять полных переводов Б. Первый перевод Дмитрия Языкова («Рассуждение о преступлениях и наказаниях с присовокуплением примечаний Дилерота и переписки Б. с Морелдэтом», напечатан по Высочайшему повелению, Спб., 1803), сделанный с француз. издания Мореллэ, по тщательности своей далеко превосходит последующий перевод Хрущева (1806). Перевод Ив. Соболева («О преступлениях и наказаниях», Радом, 1878) сделан с неудовлетворительного итальянского издания 1853 г., в котором сочинение Б. помещено в том виде, в каком оно было напечатано в первых итал. изданиях до исправления самим автором порядка своего изложения, согласно франц. издание Мореллэ. Перевод С. Зарудного («Б. о преступлениях и наказаниях в сравнении с главою Х Наказа Екатерины II и с современными законами», Спб., 1879) не всегда точен, в особенности при передаче политико-экономических идей, но издание это заслуживает полного внимания, так как в нем параллельно с текстом Б. помещен текст Наказа и современных русских законов; для изучения влияния Б. на наше законодательство интересны и приложения переводчика. Новейший лучший перевод, сделанный, как и перевод С. Зарудного с издания Канту, принадлежит С. Я. Беликову («О преступлениях и наказаниях»; Харьков, 1889), который приложил к своему изложению этюд о значении Б. в науке и в истории русского законодательства. Ср. Ринальдини, «В oiographische Skizze nach Cantu's В.» (Вена 1865); Амато-Амати, «Vita edopere di Cesare В.» (Милан, 1872); Путелди, «В. е la репа di morte» (Удино, 1878); С. Я. Беликов, «Б. и значение его в науке уголовного права» («Журнал Мин. Юстиции», 1863 г., кн. 7); А. Городиссий (псевдоним А. Кистяковского), «Влияние Б. на русское уголовное право» (там же, 1864 г. кн. 9).

 

Беккерель

Беккерель (Александр Эдмон Весquerel) – современный физик, сын Антония Цезаря Б., родился 24 марта 1820 г., состоит профессором в консерватории ремесел и искусств, в агрономическом институте, профессором администратором в естественно историческом музее, президентом общества содействия национальной промышленности и членом института. Первой опубликованной работой Б. было изучение солнечного спектра и электрического света («Comptes rеndus de l'Acad. aes sc.», 1839 – 41); другие важнейшие работы его: «Lois du degagement de la chaleur pendant le passage des courants electriques»; «Effets produits sur les corps par les rayons solaires» (Законы нагревания гальваническим током и действия солнечных лучей на тела). Совместно с отцом произвел много исследований над электричеством и фосфоричностью; часть их находится в его большом сочинении: «Свет» («La lomiere, ses causes et ses effets», Париж, 1867 – 1868, 2 тома). В сотрудничестве с Кагуром (Cahoars) сделал определения преломляющих способностей жидкостей, с Фреми (Fremy) – электрохимические исследования. Из других работ упомянем – отделение электричества в гальванических батареях, электрические явления, происходящие от освещения тел; световые явления как следствие освещения: наблюдения вне красной части спектра посредством действия фосфоричности; термоэлектрические изыскания; действие магнетизма на все тела; фосфоричность, возбуждаемая солнечным светом; цветное фотографирование солнечного спектра. Относительно цветной фотографии спектра надо заметить, что цвета изображения спектра, полученного на серебряной поверхности, были очень несовершенны и что от действия света изображение мало помалу обесцвечивается. Опыты Б., как и опыты Песпса де Сон Виктора, интересны как первые попытки фотографирования с сохранением натуральных цветов, но ни тот, ни другой не могли найти средства закрепить полученные цвета. Только очень недавно, а именно в январе нынешнего 1891 г., французами ученый Липпман заявил, что он не только получил цветное изображение спектра, но и закрепил его. Вышеприведенное перечисление работ Эдмона Б., хотя еще не полное, показывает как разнообразны предметы его исследований. Большая часть их описана в «Annales de chim. et de phys.» (Cepin III, IV и V), а также в eComptes fendus de l'Acad. des sciences". Этот талантливый и заслуженный ученый, которому наступил 72-й год, занимается наукою и до сих пор.

 

Беклин

Беклин (Арнольд) – исторический и ландшафтный живописец, род. 16 окт. 1827 г. в Базеле, учился в Дюссельдорфе у Ширмера и затем в Мюнхене, где талант его обратил на себя внимание графа Шака. Галлерея Шака содержит много самых характеристических произведений Б., как напр.: «Убийца, преследуемый фуриями», «Пещера драконов» и т. д. Б прожив долгое время в Париже и Риме, Б. переехал в Мюнхен, затем в 1860 сделался профес. при художественной школе в Веймаре, но через 2 года сложил с себя эту должность в им попеременно в Базеле и Италии. Главное достоинство его картин составляет колорит, который однако не свободен от эксцентричности, проявляющейся у него, как в выборе красок, так и в концепции. Первоначально Б. посвятил себя ландшафтной живописи, но вскоре на первый план выступили у него фигуры. К лучшим его произведшим принадлежат: «Фавн в камышах» (в мюнхенской Пинакотеке), «Отдыхающая Венера», «Охота амазонок» (в Базеле), «Бичующий себя анахорет», фрески в базельском музее, «Борьба центавров», «Поля блаженных» (Национальная галерея в Берлине), «Святилище Геркулеса» (Бреславл), «Остров мертвых» (в лейпцигском музее), «Наяды» (в Базеле).

 

Белемниты

Белемниты (Belemnites). – Под этим названием понимают вымерших ископаемых, представителей двужаберных головоногих моллюсков из под порядка десятиногих. Как можно судить по другим еще ныне живущим семействам этого порядка, они обладали довольно сложной внутренней раковиной, сами же имели удлиненную, приблизит. цилиндрическую форму; тело их было голое, на голове сидело десять рук с присосками или крючочками, мантия по бокам тела представляла два плавниковых придатка; наконец, эти животные были снабжены чернильным мешком. Внутренняя раковина состояла из трех следующих частей: 1) пальцеобразной, то конической, то субциллиндрической, то более или менее удлиненной, то короткой, на конце притупленной или оканчивавшейся острой конической вершиной части, носящей название рострумa (Rostrum); 2) фрагмоконуса (Phragmoconus), сидевшего внутри верхней части рострума и представлявшего конус, разделенный вогнутыми перегородками, параллельно основанию конуса, на целый ряд члеников; 3)проостракума (Proostracurn), в виде тонкой, широкой удлиненной и слегка выпуклой пластинки отходящего от покрова (Conotheca) передней камеры фрагмоконуса. Очень редко находят полные экземпляры этой сложной раковины в окаменелом состоянии или в виде отпечатков; обыкновенно встречается лишь один рострум. Эти известковые ростры, по которым установлен и самый род «белемнит», обыкновенно для краткости и называют прямо «белемнитами»; следует однако помнить, что это есть выражение pars pro toto. В народе белемниты известны под названием "чертовых пальцев " (иногда и «громовых стрел» и им приписывается целебная сила. Название «белемнит» впервые введено в науку Агриколой; до него они назывались Lyncurium и рассматривались как окаменелая смесь янтаря и мочи; они были известны уже Теофрасту и Плинию, который называл их Idaei dactyii. В настоящее время известно до 350 видов Белемнитов, полный расцвет которых совпадает с юрским и меловым периодами. Первые представители двужаберных головоногих моллюсков появляются в триасе и после значительного развития и распространения в юре и мелу, в течение третичного периода, где настоящих Б. уже эта группа постепенно вымирает. В настоящее время Б. совершенно не существуют и есть только один близкой к ним представитель двужаберных головоногих молюсков – Spirula. По общей форме рострума, по числу, положению и характеру бороздок на его внешней поверхности и по некоторым другим признакам различают роды: Belemnites, Belemnitella, Acttnocamax и т. д., а род Б. в свою очередь делят на несколько групп. Вместе с аммонитами белемниты являются наиболее характерными окаменелостямя юрских и меловых отложений; некоторые виды, подобно аммонитам, являются руководящими формами для определенных ярусов и зон; так, В. Panderi характеризует келдовейский ярус, В. absolutus виргатовые слои, Belemnitella mucronata – сенонский ярус, белый мел и т. д.

 

Белл

Белл (Александр Греем, Graham Bell) – знаменитый изобретатель телефона и радиофона или фотофона, профессор физики в Бостоне, американский гражданин, но уроженец Эдинбурга. Устройство телефона, т. е. прибора, который воспроизводит слово, возбудило такое удивление, что известный английский ученый В. Томсон не побоялся назвать его чудом из чудес. Б. обратился с просьбою в соответственное американское учреждение (Patent office) о выдаче ему привилегии на изобретенный телефон 14 февраля 1876 г. и получил ее. Французский институт присудил Б. премию Вольты за это изобретение, которое теперь получило обширнейшее применение во всех концах цивилизованного Мира. Со времени получения привилегии Белл сделал практические улучшения в своем приборе; эксплуатация изобретения обогатила его, хотя он более человек науки, чем наживы; близкие к нему люди, заведующего его делами, разбогатели более его. Сначала 1878 г. в Америке и в Англии начался ряд процессов, которыми оспаривалось право Б. на полученную им привилегию; многие приписывали себе изобретение основных частей телефона, а именно, против Б. выступили: Мак Доноуг, Эдиссон, Берлинер, Ричмонд, Грей, Дольбир, Ходькомб, Чиннок, Рандаль, Блек, Ирвин, Фельпс и Фелькер – всех тринадцать противников. Но первым же постановлением суда были устранены от состязания гг. Ричмонд, Холькомб, Рандаль, Фельнс, Чиннок и Берлинер. Относительно претензий других дело было подразделено по существу на одиннадцать частей и по каждой из них суд постановил особое решение, основываясь на показаниях сведущих людей. Изложение этого дела можно найти в журнале «La lumire electrique» (Электрический Свет, т. X, Париж, 1883, стр. 147, в статье Деманьевилля (De Magneville) под заглавием: «Des proces relatifs au telephone en Amerique»). Некоторые из упомянутых подразделений и решений приводятся здесь с целью показать, в какой мере было полно признание Б. изобретателем телефона. Первый вопрос относится к «способу передачи и воспроизведения на расстоянии звуковых волн или различных колебаний, способных воздействовать на электрический ток, пробегающий по цепи, таким образом, чтобы его заменять (remplacer) или ослаблять и тем самым возбуждать ряд электрических волн, точно соответствующих амплитудою и расстоянием (espacement) звуковым волнам, которые должны быть воспроизведены на приемной станции или станциях, в таких условиях, чтобы звуки голоса или разговоры всякого рода могли бы передаваться телеграфически». Эксперты отвечали на этот вопрос, что до выдачи привилегии Б. 14 февр. 1876 г. такие результаты не были получены и потому первенство принадлежит ему. Противной стороной по этому пункту были: Gray, Edison и Voelker. Четвертый вопрос относился к «гидроэлектрическому телефону, в котором жидкость, представляющая переменное сопротивление, помещена в вертикальной трубке, содержащей концы двух платиновых проволок, погруженных в жидкость». В таком употреблении жидкости эксперты отдали преимущество Эдиссону, которого телефон с жидкостью был первым материальным осуществлением идеи передачи звуков на расстоянии.

Пятый вопрос относится «к акустическому телефону, способному, как производить звуки, так и повторять их, и в котором плоская арматура (якорь), состоящая из железной или стальной диафрагмы, или из железного диска-якоря, прикрепленного к натянутой перепонке, или же арматуры, приделанной к оконечности пластинки, неспособной производить музыкальные звуки, если какая либо из поименованных арматур подвержена действию электромагнита, которого обмотка составляет часть замкнутой цепи, в которой помещении энергетической колебательный (ondniatoire) ток». В этом пункте названы существенные части ныне действующего телефона Б. Противной стороной были: Т. A. Edison, A. Dolbear, Е. Gray; эксперты присудили первенство изобретения этой системы опять Б. Вообще по 8 пунктам из 11 первенство было признано за Б., по 2 – за Эдиссоном и по одному пункту за Мак Доноугом (Mac Donough).

Независимо от мнения суда ученые вообще признают за Беллем первенство изобретения телефона, как полного практического осуществления известной идеи. м. журнал «La lamire electrique» (1883 год, стр. 285 и 545: «De la question des anteriorites dans la decouverte du telephone, par Th. dn Мопсеи»).. Б. получил привилегию в феврале 1876 г.. но первое воспроизведение членораздельных звуков удалось ему еще 4 мая 1875 года, а первые исследования по этому вопросу относятся, по свидетельствам многих, к 1874 г. Впрочем, надо отдать должное и другим вышеназванным изобретателям, что и будет сделано в статьях о Телефоне и Микрофоне.

Радиофон или фотофон Белля и его сотрудника Сумнера Тайнтера есть изобретение в научном отношении не менее поразительное, чем телефон, хотя и не имеет пока практического приложения. Идея состоит в том, чтобы произносимыми словами приводить в колебание лучи света, которые, действуя прерывающимся образом на селеновую пластинку, сделанную из селения, через которую проходит электрический ток, изменяют колебательно его силу, что и составляет одно из условий происхождения звуков в телефоне, которым завершается вся система. Настойчивость изобретателя такова, что он перепробовал до пятидесяти различных устройств радиофона, пока получил наконец удовлетворительные в научном отношении результаты. Первое заявление об идее этого изобретения Б. сделал в мемуаре, представленном королевскому обществу в Лондоне, 17 мая 1878 г., но настоящие фотофоны для передачи музыкальных тонов и членораздельных звуков Белль показал во французской академии наук 11 и 18 октября 1880 г. Изобретатель думает применить свой фотофон, между прочим, к выслушиванию шума, который, предположительно происходит на поверхности солнца. Фотофон Б. был причиною появления в ученой литературе целого ряда исследований (Прис, Меркадье, Берлинер, Калишер и др. ), касающихся основной его идеи. Из работ Б. упомянем еще об индукционных весах, – приборе, назначенном для отыскания металла в пораненном человеческом организме. Устройство этого, прибора было вызвано болезнью президента американских штатов Гарфильда, раненного выстрелом Гито. К сожалению спешность приготовления прибора и отсутствие опытности в применении его не дозволили открыть место, где находилась пуля; впоследствии же, в других случаях, когда прибор, передвигаемый под кожею, приближался к пуле, то звук – все время слышимый в телефоне, становился гораздо сильные. Для подобной же хирургической цели Б. устроил телефонический зонд. В 1886 г. профессор Белл опубликовал новые, весьма оригинальные работы, имеющие отношение к фонографу, придумав способ воспроизведения и записывания произносимых слов.

 

Беллини

Беллини (Винченцо Bellini) – итальянский оперный композитор, род. в . Катании в Сицилии) 3 ноября 1802 г., музыкальное образование получил в неаполитанской консерватории. Успех его оперы «Bianca е Fernando», данной в 1826 г. в театре «Сан-Карло» в Неаполе, открыл ему путь на все итальянские оперные сцены. В 1827 г. Б. написал для миланского театра «La Scala» оперу «Н Pirata», в 1828 г. оперу «La Straniera». Опера «Zaira», сочиненная в 1829 г. для театра в Парме, успеха не имела, но следующие его оперы: «I Capuleti ed i Montecchi» (поставленная в 1830 г. В Венеции) и «La Sonnambula» (в 1831 в Милане) были приняты с энтузиазмом. В 1831 г. Б. выступил с оперой «Norma», написанной для Миланского театра; это произведение, по драматичности музыки, превзошло предыдущие оперы Б. Опера «Beatrice di Tenda», данная в 1832 г. В Милане, прошла с гораздо меньшим успехом, чем прежние его оперы. Поездки Б. в Лондон и Париж в 1833 – 34 гг. сопровождались блестящим успехом. Находясь в Париже, Б. написал в 1834 г. для местной итальянской сцены оперу «I Puritani», которая вызвала тем большее к себе сочувствие, что в ней Б. рядом с пленительно страстными мелодиями обратил большее против прежнего внимание на драматическую правду, на более тщательную отделку инструментовки, и на выработку форм отдельных музыкальных номеров.

Б. умер 24 сентября 1835 г. в Пюто, близ Парижа. Как оперный композитор, Б. шел по тому же пути, по которому направил итальянскую оперу Россини, но все же он сумел выказать не только значительную самобытность, но и внести в формы, данные Россини, также и известную самостоятельность. Хотя в произведениях Б. нет той высокой даровитости и разносторонности, какие мы находим у Россини, тем не менее они часто пленяют очаровательною мягкостью, сердечностью своей музыки, причем, однако, Б. иногда не в меру впадает в сентиментальность. Эта последняя черта, в связи с большим однообразием ритма, препятствует достижению рельефной драматической характеристики и широкой музыкальной передачи движений линии; но его кантилена часто отличается совершенством. См. Pougin, «В. sa vie, ses oeuvres» (Париж, 1868).

 

Беллини

Беллини (Bellini) – семейство замечательных венецианских живописцев. Старшим представителем этой семьи художников был Джакопо Б., род. В начале ХV стол., около 1464 г., принадлежавший к числу учеников Джентиле да Фабриано. Он жил во Флоренции, Вероне и Венеции. Самым замечательным его произведением считается писанное для веронского собора – Распятие Христа. Его старший сын Джентиле Б. родился в 1427 или 1428 и ум. в 1507. От него также сохранились только немногие картины, замечательные обилием человеческих фигур. Он был не только живописец, но и отличный медальер и в качестве такого отправился в 1479 в Константинополь к Мохаммеду II. Здесь, между прочим, он сделал рисунки для рельефных работ на колонне Феодосия, которые только в этих рисунках и сохранились. Замечательнейшие его картины: в Брере (Милан) «Проповедь св. Марка» и в венецианской академии «Крестное Чудо». В стиле он был свободнее своего отца, но в сущности держался жесткой манеры старинной венецианской живописи, хотя его исторические картины отличаются строгим стилем. – Знаменитее Джентиле был его брат – Джованни Б. (Джанбеллин или Самбеллин), род. в 1426 году, ум. в 1516. Он – глава старинной венецианской школы и наиболее выдающийся представитель того направления, которому эта школа обязана своим значением. Живость в подражании природе, наивная и вместе с тем тонкая характеристика, сила и интенсивность колорита были свойственны ему в высокой степени. У него было очень много учеников, из которых знаменитейшие: Джорджоне и Тициан; Бонифацио Венециано и Себастиaнo дель Пиомбо также многим ему обязаны. Приняв реформы Мантеньи, Б. дал новое направление венецианской живописи. После 1470 г. развернулся гений его великого ученика Тициана, повлиявший на самого учителя. В первое время он часто употреблял золотой фон. Лучшие его произведения находятся в галереях Лувра, венецианской академии, Лондона, Вены, Берлина; кроме того, во многих церквах Венеции,. напр. св. Захария, св. Иоанна и Павла и друг. Дрезденская галерея обладает его прекрасным портретом дожа Леонардо Лоредана, писанным в 1502 году.

 

Беллона

Беллона (старинная форма – Дуеллона) – у римлян, наравне с древнесабинской Hepиo (или Hepиoне), богиня войны – соответствовала греческой Энио. Одни описывают ее как супругу, другие как дочь Марса. Аппий Клавдий Цекус в 296 г., во время битвы с этрусками, дал обет воздвигнуть ей храм, который в последствии и был построен в Риме на Марсовом поле. В этом храме сенат обыкновенно давал аудиенции. послам чужеземных народов, не имевшим права вступать в самый город, равно как консулам, заявлявшим притязания на триумфальный въезд. Необходимо отличать от этой древней китайской В. азиатскую богиню, статуя которой во времена Суллы была привезена в Рим из Команы в Каппадокии. Жрецы этой богини, Bellonarii, в честь ее наносили себе раны на бедрах, затылке и руках.

 

Бельэтаж

Бельэтаж (фр.) – лучший этаж, обыкновенно второй, в жилом помещении; в театрах название Б. дается второму ряду лож.

 

Бем

Бем или Бёме (Иаков Bohme) – нем. мистик, прозванный philosophus teutonicus, род. в 1575 в Альтзейденберге (близ Гёрлица) в семье бедных крестьян и до 10 лет оставался без всякого образования. Обучаясь сапожному мастерству, он во время своих странствий читал, кроме Библии, мистические сочинения Парацельса, в особенности Валентина Вейгеля и др. и познакомился с воззрениями немецких мистиков, враждебных ортодоксальному протестантству того времени. В 1594 он сделался сапожником в Гёрдице и женился. После третьего видения, которое он приписал непосредственному воздействию Божества, Б. написал свое первое сочинение: «Morgenrohte im Aufgaag» (переименованное потом в «Aurora»). Нападки духовенства еще более укрепили в нем сознание своей правоты и снискали ему большую известность, так что чрез 7 лет он издал еще другие сочинения: «Vom dreifachen Leben des Menschen» (1619); «Die drei Prinzipien gettlichen Wesens» (1619); Psychologia vera, od. 40 Fragen и т. д."; «Von wahrer Busse» (1622); «Auch ein Weg zu Cbristo»; «Erklarung der ersten Buches Moses» (1623): «117 Theosophische Fragen» (1624).Чтобы найти себе защиту от новых преследований, он отправился в 1624 в Дрезден, где встретил сочувствие даже при дворе. Четыре доктора богословия, перед которыми он излагал свое учение, заявили, что они его не понимают и потому отказываются его осудить. По возвращении домой он захворал и ум. 24 ноября 1624. Без всяких знаний, кроме знакомства с Библией и сочинениями некоторых мистиков, он собственными силами создал систему, основанную на тесном сочетании натурфилософии с мистикой. За источник своего учения Б. выдает непосредственное Божественное откровение. Вот существенные черты его учения: первоначально Бог был вечный покой, первобытная причина, беспредметная воля, без качеств и желаний, ничто и все, вечно единое, не существо, а первобытное состояние всех существ, само себя не сознававшее. Затем Бог вгляделся в самого себя, сделал себя своим зеркалом, разделился на тройственность воли, которая есть вместе с тем и единство. В тихом божественном созерцании или мудрости, имеющей дело с образами (идеями), пробуждается желание, огонь, через который Бог открывает себя и который вообще есть источник всякой жизни. Этот божественный огонь состоит из двух начал (principia), гнева или мрака и любви или света; гнев или природа укрощается любовью; Бог есть господство любви. Человек первоначально был предназначен властвовать над четырьмя стихиями и, свободный от животных желаний, производить детей одной девственной мудростью. Но он сам низринулся на степень животной жизни. Так как у него явились желания, то Бог подвел ему женщину. Предназначенный питаться словом Божиим, он пожелал вкусить земную пищу. Он поддался искушению и был покорен земным духом. Но Бог послал свое собственное сердце, Сына, чтобы попрать смерть в человеческой душе. Чем Он есть, таким станет каждый, кто уверовал в Него. Предстоящий скорый конец всего сущего явится запечатлением нашего единства в Боге и с Богом.

Самому Б. чужда мысль отделиться от государственной церкви, но это сделали в XVII и XVIII ст. его последователи, бемисты, основавшие секту ангельских братьев. В Англии распространителем его идей был Бромней и основанное Иоанной Лид общество филадельфов. Английский врач Джон Бордейдж снискал себе славу, как толкователь Б. Во Франции его идеи были усвоены известным мистиком Луи Клод С. Мартеном. Метафизические воззрения Б. высоко ценились такими людьми, как Шлегель, Шеллинг и Гегель; последний, между прочим, возводит к нему начало новейшей философии. Изложение теософии Б. с ее метафизической стороны см. у Л. Фейербаха в его: «Истории новой философии» (А., 1833). Полное собрание сочинений Б. издано Гихтелем (10 т., 1682), Гмозингом (1715), Иберфельдтом (1730) и Шиблером (Лейпщ., 1831 – 47), также Вуллен, «Bluten aus Jaк. В-s Mystik» (Штутг., 1838); Hamberger, «Die Lehre des J. B. in systematischem Auszug» (Мюнх., 1844); Мориц Kappiepb, «Philosoph. Weltanschaung der Reformationszeit» (Штутггарт, 1847); Фехнер, «J. В.» (Берлин, 1858); Peip, «J. В., Der deutsche Philosoph» (Лейпциг, 1860); Martensen, «J. B. Teosophische Studien» (Лейпциг, 1882).

В России идеи Б. проникли в конце XVII века, когда в Москву приехал последователь Б. Кульман, сожженный там по проискам лютеранского духовенства. Несомненно, что под влиянием этого именно Кульмана появились в конце XVII в. славяно-pyccкие переводы сочинений Б., которые нашли такое сочувствие у наших предков, что в заглавии их было надписано: «иже во святых отца нашего Иакова Бемена». Причина столь сильного влияния Б. на русских и сближения сочинений его с творениями св. Отцов заключалась без сомнения в том, что помимо догматических положений, сбивчивых и чуждых православному мировоззрению ), у Б. встречается очень много молитв, которые сильнее всего могут действовать на дух неофитов. Сохранилось известие, что рукописные переводы конца XVII стол. содержали в себе именно молитвы, извлеченные из сочинений Б., и что некоторые из этих молитв впоследствии были тайно напечатаны Н. И. Новиковым для практического употребления в мистических обществах. В новиковскую именно эпоху, во время процветания мистических обществ, т. е. во второй половине XVIII стол. и особенно в 80-х годах, сочинения Б. пользовались у нас огромной популярностью, многими были переводимы на русский язык, еще более списываемы и переписываемы. Знаменитый моек. профессор И. Г. Шварц, имевший столь сильное влияние на даровитейших людей того времени, положил идеи Б. в основу своих лекций, читанных им на дому, и эти же идеи проводил он и в своей общественной деятельности. Другим влиятельным распространителем идей Б. был С. И. Гамалей правитель канцелярии моск. главнокомандующего. Из «Писем С. И. Гамалеи» (2 изд. 3 ч., М., 1836 – 39), которые он по разным случаям писал к многочисленным друзьям и почитателям своим, и которые пользовались таким уважением, что их называли «пастырскими посланиями», можно заключить, что он перевел почти все сочинения Б., но переводы эти оставались в рукописях. Не меньшим уважением пользовался Б. в у наших мистиков начала нынешнего столетия, которые считали его одним из ангелов, описанных в Апокалипсисе. Но не смотря на влияние и распространенность сочинений Б., в печати их появилось весьма немного. В конце прошлого века была издана «Форма исповедания, взятая из творений Якова Бема, перев. с немец.» (М., без обозначения года), а в начале текущего столетия – «Сhristоsорhiа или Путь ко Христу, в девяти книгах, творение Иакова Бема, прозванного тевтоническим философом»(Спб., 1815). Последняя книга есть ни что иное, как сборник 9 отдельных сочинений Б.. составленный заграницей и переведенный на русск. язык. К русск. переводу приложены 4 символические картины, заимствованный из издания Гихтеля (Амстерд., 1682), и присоединено любопытное предисловие издателя, в котором содержится отчетливо составленная биография Б., хронологической перечень всех его сочинений и сведения о всех переводах его сочинений, сделанных до того времени на разные иностранные языки. Предисловие это подписано буквами У. М.; это – обыкновенный шифр А. Ф. Лабзина, который и был переводчиком этой книги. Кроме того, в различных сборниках философско-мистических сочинений, во множестве издававшихся в конце прошлого и вначале настоящего столетия, можно встретить иногда отдельные сочинения Б., по-видимому из запаса вышеуказанных старинных переводов. Так, в сборнике: «Избранное чтение для любителей истинной философии» (6 ч., Спб., 1819 – 20) во второй книжки помещено соч. Б. «О покаянии». Можно думать, что и в другие подобные сборники вошли некоторые из старых переводов Б., тем более, что и здесь названная статья напечатана без имени автора. Ср. «Рyсские переводы Якова Бема» (Библиографические записки", 1858 г., стр. 129 и ел. ), здесь же описан рукописный сборник афоризмов Б., относящиеся к 1794 г. и озаглавленный: «Серафимский цветник или духовный экстракт из всех писаний Иакова Бема, собранный в весьма полезную ручную книжку, могущую в рассуждении великого таинства в завете соединения души с Богом возжигать сердце и ум к молитве, воздыханию, благоговению и возбуждать к горячности посредством непрестанного воспоминания, поощрения и упражнения в новом рождении».

 

Бенгальской залив

Бенгальской залив – название северной части Индийского океана, отделяющей Индостан от Индокитая. В нем находятся, особенно близ берегов, много островных групп, но бухт, за исключением устьев реки, он образует мало, вследствие чего имеет и мало хороших гаваней; тем не менее он оживляется деятельным судоходством, потому что на северном его берегу находится всемирный рынок Калькутта. В этой части Индийского океана господствуют правильные ветры, так называемые муссоны, дующие с апреля по октябрь с юго-запада, а в остальные шесть месяцев с северо-востока.

 

Бенедиктинцы

Бенедиктинцы – название, присвоенное всем монахам, принявшим устав Бенедикта Нурсийского. Благодаря тому, что в этом уставе обращено внимание на свойства более сурового климата западных стран и введено разумное распределение времени, посвященного не только молитве, но и физическому труду, он быстро распространился, так что с половины VI стол. бенедиктинцы сделались самым многочисленным монашеским орденом. Хотя и без твердой связи между отдельными членами и без определенной организации, распространившись во всех западных странах, они имели самое благотворное влияние на обращение в христианство западных наций и на успехи цивилизации между ними, тем более, что еще Кассиодор (538) ввел между бенедиктинцами занятия науками. В своих школах в Сен-Галлен, Фульде, Рейхенау, Корвее, Гиршау, Герсфельде и друг. они сохранили для позднейших времен сокровища классической древности. Возрастающее богатство Б. монастырей в соединении с правилом принимать в орден только дворян и с установившимся еще при Каролингах обычаем раздавать аббатства, как хорошие доходные места, светским лицам вскоре привело орден к глубокому упадку. Для противодействия этому вводились реформы напр. Бенедиктом Анианским, аббатом клюнийским Берно (910), аббатство которого сделалось в XII стол. средоточием конгрегации 2000 французских монастырей, далее, Вильгельмом, аббатом тиршауским (1071) и друг. Но знатные и ученые бенедиктинцы чуждались мечтательного настроения своего времени, а потому для противодействия им возник целый ряд других орденов, как то Camaldoli, Chartreux, Citaux, Vallombrosa, Grammont и друг., которые оставались верны первоначальному уставу Бенедикта. Таким образом, Бенедиктинцы лишились того влиятельного положения, которое они занимали в качестве почти единственного монашеского ордена и вскоре «черные монахи», как называли бенедиктинцев по их черной одежде, до такой степени утратили, благодаря усиливавшейся среди них порче нравов, уважение народа, что их начали ставить ниже всех других орденов, пока в XIII стол. не явились нищенствующие монахи, оттеснившие всех на задний план. Старания пап Климента V и Бенедикта XII возвысить дисциплину и нравственность монашеских орденов посредством введения более строгой организации, не имели большего успеха; равным образом соборы Констанцский и Тридентский в состоянии были только отменить ограничение приема в бенедиктинский орден одними дворянами и постановить соединение всех отдельных монастырей в конгрегации. Подобные соединения возникали отчасти и в прежнее время и существенно содействовали тому, что б. стали возвращаться к более строгой дисциплине и более прилежному занятию науками; таковы, напр., были конгрегация Бурсфельдская, основанная Иоанном Минденским (1425) в северной Германии, конгрегация Монте-Кассино в Италии, Вальядолидская в Испании и др. Во Франции порча нравов между бенедиктинцами проявилась всего сильнее, но в то же время в Париже возникла в 1618 г., под руководством Лоренца Бенарда, конгрегация св. Мавpa (St. Maur), положившая прочное основание ученой славе Б. Мавринцы оказали весьма большие услуги историческим наукам и католической церкви. В XV стол. у Б. было 15000 монастырей; после реформации из них осталось едва 5000; Французская революция и Иосиф II еще более понизили это число, а в настоящее время оно едва ли превышает 500. В Австрии главным местопребыванием Б. служит большое аббатство Мёльк, к которому примыкают монастыри Кремсмюнстерский, Мариацелльский, Шоттенский в Вене и друг. Во многих женских монастырях этого ордена, возникновение которых не восходит ранее VII стол. и в которых дисциплина ослабила еще ранее, чем в мужских, прием ограничивается дворянским сословием и они принадлежат к самым богатым приходам. К числу их относятся преобразованная в конце XVI стол. на более суровых началах Кальварийская женская конгрегация во Франции, утвержденная папой Григорием XV в 1622, и возникшие также во Франции в 1614 и 1676 другие небольшие конгрегации бенедиктинок. Ср. Ziegelbaur, «Historia rei literariae Ordinis S. Benedicti» (4 т., Аугсб., 1754). А. Веселовский, «Старые итальян. монастыри» (Ж. М. Н. Пр., 1876, 1).

Бенедиктинцы и Бенедиктинки в Польше.

Уже в самом начале государственной жизни Польше бенедиктинские монахи приходили туда в качестве миссионеров; так членами этого ордена были: Адальберт или Войтех, брат его Гауденций и др.; первые монастыри, основанные в Польше , принадлежали бенедиктинцам. Относительно числа этих монастырей до 1025 г. существует разногласие: самое распространенное мнение, имеющее некоторое основание в средневековых хрониках и поддерживаемое большинством историков до последнего времени, таково, что уже во времена Болеслава Храброго (992 – 1025) и даже раньше его бенедиктинцы имели монастыри в Тынце и на Лысой Горе. Между тем с полною уверенностью можно сказать только о двух монастырях, что они существовали до 1025 г., а именно: в Медзыржеце и Тржемешне; первый из этих монастырей упоминается Титмаром под 1005 г. После смерти короля Мечислава II (1034 г.) началась реакция среди народа против христианства: тогда все монастыри были разрушены, в особенности в Великой Польше, а монахи перебиты. Только Казимиру I (1041 – 1058) удалось восстановить христианство и основать новые монастыри: в это время между прочим были построены бенедиктинские монастыри в Тынце, Могильне, Лэнчице и Любине; затем в половине XII в. на Лысой Горе (Св. Креста), в Сецехове, Бреславде и Ежове. Второй не разъясненный вопрос заключается в том: откуда пришли бенедиктинские монахи в Польшу? По преданию, первые бенедиктинцы времен Мстислава и и Болеслава Храброго пришли из Монте Кассино. Другие говорят что во времена Казимиpa и монахи пришли из Клюньяка (Клюньи?), но с этим не соглашаются новейшие историки, которые указывают на Жамблю леодйской льецезии (теперешний Льеж) в Бельгии, как на место происхождения польских бенедиктинцев. По всей вероятности уже в XII в. все польские бенедиктинцы признавали главенство тынецкого аббата, который носил название архиаббата, но в скором времени монастыри стали самостоятельно управляться, богатеть и вследствие этого орден стал нравственно падать.

По всей вероятности уже в XIII в. бенедиктинцы перестали даже содержать школы. Бенедиктинские аббатства были в следующих местностях Польше: и в Тынце, от которого зависели монастыри: орловский в Силезии, в Старых Троках в Литве (с 1410) в Костельной Вей в окрестностях Калиша (с 1209) в Унееве (с 1370 г. 1) в Тухове; 2) аббатство Св. Креста на Лысой Горе с монастырями: в Конемлотах, Вонводьнице и Слупе; 3) Сецеховское аббатство с монастырями: в Сецехове, Радоме, Пухачове, Стенжице. 4) аббатство в Могильне (1065 г. ) близ Гнезна 5) Люблинское аббатство с монастырями: в Ежове, Гостыне, Хойнатах и Киссове 6) Плоцкое аббатство (1166 г. ) с монастырями: равским, пржибытовским, замским и лентовским; 7) в Городище близ Пинока (1659 г. ); 8) в Несвиже (1673 г) и 9) в Минске (1700 г. ). Не смотря на то, что в 1709 г. образовалась бенедиктинскопольская конгрегация, соединившая все монастыри в одну организацию, орден не поднялся из своего упадка. В нынешнем столетии Б. монастыри совсем исчезают: так, в 1815 г. Тынецкое аббатство, перешедшее к Австрии, было упразднено, потом были закрыты монастыри: на Лысой Горе и в Сецехове (1819 г. ) и другие; остались бенедиктинцы только в Пултуске, куда они переселились в 1802 г. из Плоцка; до 1830 г. они имели свою школу. Окончательное упразднение пултуского бенед. монастыря последовало в 1864 г. Бенедиктинки до сих пор имеют несколько монастырей, так напр.: в Серпце, Ломже, Минске, и кроме того в Галиции: в Статонтках близ Кракова (с 1240 г. ). В Пржемышле с женской школой и в Пруссии, в Хелмне (с 1274 г.).

Литература: Войтех Плоцкий, «Blagostowienstwo zakonu Sw. Benedykta» (Краков, 1623); Стан. Шигельский, «Aquila polono Benedictina» (Краков, 1663); Вацлав Зиолковский «Regula s. Benedicti» (Вильно, 1792), «Encyclopedia koscielna» (т. II, Варш., 1873); Владислав Абрагам, «Organizacia Kosiola w Polsce» (Львов, 1890).

 

Бенедиктов

Бенедиктов (Владимир Григорьевич) – русский поэт, род. 5 ноября 1807 г. в Петербурге, воспитывался в Олонецкой гимназии и во 2-м кадетском корпусе в СПб., откуда был выпущен прапорщиком в л.-гв. измайловский полк; с этим полком участвовал в походе 1831 г. против польских мятежников в, по возвращении гвардии в Петербург, оставил военную службу, поступив в министерство финансов. Здесь он и оставался до конца своей службы, занимая в последние ее годы должность члена правления государственного банка. В 1860 г. получил отставку с пенсией и с тех пор жил «на покое» то в Петербурге, то в деревне или заграницей. ум. 14 апреля 1873 г.

На литературное поприще Бенедиктов выступил в 1835 г. небольшой книжкой стихотворений, которая обратила на юного поэта внимание публики и критики. Читатели и рецензенты встретили эту книжку громкими похвалами; она покупалась нарасхват, так что скоро потребовалось новое издание; по рассказу И. И. Панаева, Жуковский отзывался о новом поэте с восторгом; отовсюду слышались самые лестные суждения. Только Белинский (в «Телескопе» 1835 г.) взглянул на произведения Б. с иной точки зрения, и, не преувеличивая ни их достоинств, ни недостатков, показал, что в них виден только талант стихотворца, т. е. уменье ловко владеть размером и рифмой, но почти совсем отсутствует поэтическое дарование.

В 1856 г. вышло в свет полное собрание стихотворений Б., в 3-х томах, а в следующем году, в виде дополнения к этому собранию: «Новые стихотворения». В эпоху Крымской войны Б. выступил в роли патриотического лирика с рядом громких од, в которых слышался запоздалый отголосок державинской музы. В следующую затем эпоху общественного возбуждения, когда в хоре нашей поэзии сильнее других стала звучать «гражданская» нота, Б. также поддался этому новому общественному настроению: оставив прежние лирические излияния, он приглашал читателя на борьбу с общественным злом, хвалил справедливость, бескорыстие, любовь к отечеству и т. д. В 1884 изд. товариществом М. О. Вольф 2-е полное собрание стихотворений Б. Под редакцией и с вступительною статьей Я. И. Полонского.

 

Бензин

Бензин. – Так назывался в старину представитель ароматических соединений, углеводород бензол; в настоящее же время, как в обыденной жизни, так и в заводской практике,