Незнакомка из Пейроля

Бурден Француаза

Главная героиня романа Франсуазы Бурден – очаровательная тридцатидвухлетняя француженка Паскаль Фонтанель. Она состоялась как врач, но потерпела фиаско в личной жизни. Перемены в ее судьбе начинаются после похорон матери и переезда в Пейроль – старинное имение, принадлежавшее нескольким поколениям семейства Фонтанель. Из мимолетного общения с разными людьми Паскаль делает вывод, что к этой фамилии в округе относятся настороженно. Паскаль в недоумении, поскольку всегда знала, что принадлежит к славной династии врачей, немало потрудившихся во благо местных жителей. Но однажды в ящике старого трюмо, хранящегося на чердаке, она обнаруживает странный документ и решает докопаться до истины…

 

Глава 1

Двигатель набрал три тысячи сто оборотов, ротор синхронизировался, и Самюэль, убедившись, что все стрелки приборов на зеленом поле и ни одна сигнальная лампа не зажглась, оторвался от земли. Он слегка наклонил машину вперед, на мгновение завис и увеличил число оборотов, чтобы подняться ввысь.

– Вот и взлетели, моя красавица, – произнес он в микрофон. – Если захочешь, я дам тебе порулить!

Уставшая Паскаль усмехнулась, зная, что он никогда бы не позволил ей управлять вертолетом в таком состоянии.

– Куда хочешь полететь?

В наушниках голос Самюэля казался пылким и надежным одновременно. Всякий раз, когда Паскаль летела вместе с ним, ей казалось, что он мог бы увезти ее хоть на край света и она не стала бы протестовать.

– Решай сам, – ответила она, удобно устраиваясь в кресле.

Ангары аэроклуба уменьшились до игрушечного размера, Самюэль повернул направо, и они вовсе исчезли из виду. Паскаль закрыла глаза. После всех этих ужасных дней прогулка по небу была именно тем, что ей сейчас требовалось. Отец и брат, не менее подавленные и удрученные, уехали на машине сразу же после похорон, не понимая, почему она захотела остаться.

Она и сама этого не знала. Сколько лет она здесь не была? Наверное, лет двадцать.

– Я отвезу тебя в Гайяк, – сообщил Самюэль. – Ты увидишь тамошние виноградники и берега Тарна…

Его нежность так растрогала Паскаль, что она почувствовала в горле комок. Сглотнув несколько раз, она, как ей казалось, незаметно смахнула покатившуюся по щеке слезу.

– Не плачь, хорошая моя, а то не сможешь рассмотреть пейзаж!

Он как никто другой умел утешить ее, окружив нежностью и вниманием. Всю ночь она проплакала на его плече, несмотря на то что они развелись три года назад.

– Ты просто потрясающий бывший муж, – сказала она, шмыгая носом.

В наушниках раздался смех Самюэля. Эта шутка была неновой, но он все еще мог ее оценить. Самюэль посмотрел на карту, развернутую на коленях, затем бросил взгляд вниз, сверяясь с ориентирами.

– За два дня тебе все равно не удастся выплакать свое горе, – заметил он, – так что оставь кое-что и на потом.

Она знала это, заранее смиряясь с неизбежной скорбью и утешая себя лишь тем, что самая невыносимая ее часть – похороны – уже позади. Потеря матери была пока что наихудшим из того, что ей когда-либо приходилось переживать; в свои тридцать два она не знала настоящих трагедий, кроме, может быть, болезненного разрыва с Самюэлем, так измотавшего ей душу. В остальном же упрямый характер был ее преимуществом и вовсе не затруднял жизнь, как предрекали в детстве. Своенравная, чересчур требовательная девчонка, жаждущая совершенства, бывала вне себя от ярости, когда ей не удавалось достичь целей, которые она перед собой ставила. Родители, посмеиваясь, говорили, что все это оттого, что уж слишком высоки у нее запросы.

Родители… Это слово она уже почти не употребляла, разве что только в воспоминаниях о прошлом. Оставалась ли ей матерью эта душевнобольная женщина, до предела напичканная медикаментами? Смирившись с приговором, сознательно ли отказывалась она бороться с болезнью? Не ускорила ли намеренно приближение кончины? Будучи чрезмерно стыдливой, она мало говорила о себе, и уж тем более не готова была кому-либо открыться и рассказать все начистоту; выражение ее лица всегда было любящим и загадочным. За несколько недель до смерти она отпраздновала свое шестидесятилетие, хотя выглядела намного моложе, и лишь седые волосы в какой-то мере выдавали ее возраст. Дочь вьетнамки и француза, она унаследовала характерную азиатскую внешность, передав и Паскаль большие черные с раскосинкой глаза, высокие скулы, матовую кожу и носик восхитительной формы.

– Если хочешь, мы можем повернуть на Пейроль, – предложил Самюэль.

Он имел в виду дом, в котором она провела детство и о котором столько ему рассказывала.

– Нет, держи курс на Гайяк, так будет лучше…

Зачем тревожить все эти далекие воспоминания, каждое из которых было так или иначе связано с матерью? Зачем возвращаться в тот огромный пейрольский сад, где она любила играть и где повсюду росли цветы… и большая рыжая собака прыгала вокруг нее… Еще на склоне там была лужайка… В хорошую погоду мать надевала шляпку-канотье, брала с собой плетеную корзину и секатор и выходила в сад, чтобы срезать свежие цветы. Паскаль каждый вечер взбиралась на забор, дожидаясь отца, и могла наблюдать, как их белый дом купается в лучах закатного солнца. Отъезд причинил ей немало страданий.

Рука Самюэля коснулась ее колена, и она снова почувствовала прилив слез.

– Прости меня, – прошептала она.

И хотя она едва шевелила губами, чувствительность микрофона позволила Самюэлю расслышать ее слова. Он передал ей карту и скомандовал:

– Ну-ка пересядь сюда и покажи мне, на что ты способна!

Она удивилась тому, что он доверяет ей управление машиной, и метнула на него быстрый взгляд – не шутка ли это.

– По крайней мере, тебе придется думать о чем-то другом…

Паскаль нередко доводилось совершать полеты, однако работа в больнице Некер отнимала слишком много времени, и в течение последних трех месяцев ей ни разу не удалось полетать.

– Ты мне поможешь? – спросила она.

Он рассмеялся, скрестил руки на груди и принялся отдавать команды.

Анри Фонтанель открыл дверь квартиры и замер, сбитый с толку темнотой. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы понять – жена больше не ждет его. В последнее время его в основном встречала сиделка, и это создавало хоть какую-то видимость жизни в доме.

Обреченно вздохнув, он зажег свет в передней и бросил непромокаемый плащ на кресло. Светлый паркет, стены, покрытые бордовым лаком, соответствующая этому меблировка – все было именно таким, как он любил. Только отныне он будет чувствовать себя здесь еще более одиноким. Камилла, заболев два года назад, практически замкнулась в себе, и все-таки, пока она была здесь, он мог уделять ей внимание. Он по-прежнему видел в ней ту юную девушку, какой она была тридцать пять лет назад – покорную фарфоровую куколку, по которой он сходил с ума.

Пройдя через салон в столовую, он открыл дверь кабинета. Тут же замигала лампочка автоответчика и он услышал сообщение сына, который предлагал ему встретиться в ресторане, чтобы вместе пообедать. Очень щедрое предложение, в духе Адриана. Что ж, по крайней мере у него, Анри Фонтанеля, оставалось двое взрослых детей, которыми он мог гордиться: Адриан, который оправдал все его ожидания, и Паскаль, которую он не всегда понимал, и, может быть, поэтому она не переставала его удивлять. С какой стати она решила задержаться в Альби? Чтобы провести несколько дней с Самюэлем? Им никак нельзя было расставаться, они были чудесной парой, и Самюэль поступал глупо, ссорясь с Паскаль по поводу ребенка. Материнство для женщины имеет такое же значение, как и ее карьера, был убежден Анри, поэтому при всей своей симпатии к Самюэлю он считал, что его дочь права. Да, Самюэль был во всех отношениях достойным парнем, и Паскаль вряд ли найдет себе другого такого мужа. Ах, что за чудесный день был, когда Самюэль приехал просить руки его дочери! Тот, кого трудно было чем-либо смутить, заикался и мямлил, говоря о том, что любит Паскаль и хочет на ней жениться. Душа Анри наполнилась радостью, и он даже возблагодарил тот случай аппендицита, благодаря которому эти двое встретились и обрели друг друга. Банальный аппендицит без осложнений, но Паскаль, будучи дочерью патрона, пользовалась некоторыми привилегиями, включая и продолжительное общение с анестезиологом, во время которого Самюэль Хофманн успел очароваться прекрасной пациенткой. Через год голубки поженились, и Анри устроил им пышную свадьбу. Фотография, запечатлевшая момент их выхода из церкви, всегда стояла в его кабинете. Паскаль была необыкновенно хороша в свадебном платье из белого шелка, Самюэль прекрасно выглядел в смокинге; за ними стояли Анри и Камилла, держась за руки и блаженно улыбаясь… Счастливое, навсегда ушедшее время…

Единственным преимуществом этого неожиданного и нелепого развода было возвращение Паскаль домой. Это ее временное решение, к величайшей радости Анри, растянулось на три года. Он принял ее с распростертыми объятиями.

Уйдя от Самюэля, Паскаль целиком погрузилась в работу. Казалось, она интересуется лишь своими пациентами, а не собственной жизнью, что весьма огорчало Анри, который считал, что она понапрасну растрачивает свою молодость. Работа в легочном отделении с утра до вечера, не считая ночных дежурств, не могла быть пределом мечтаний тридцатилетней женщины. Когда однажды утром он увидел ее в джинсах, кроссовках и свитере с большим воротом, то невольно подумал, что немного кокетства и легкомыслия ей бы не повредили. Кроме того, по мнению Анри, женщины были созданы вовсе не для того, чтобы делать карьеру и удовлетворять таким образом свое тщеславие. Возможно, его взгляды отставали от жизни, но это была его собственная дочь, и он сожалел о том, что она жертвует своим женским предназначением ради профессии и карьеры. Но стоило Паскаль уделить внимание своей внешности, как все тут же замечали, насколько она была красива. Он неоднократно брал ее на приемы, где собиралась врачебная элита, и каждый раз она выглядела потрясающе. В платье или в костюме, на высоких каблуках, с умело наложенным макияжем и замысловатым шиньоном, она становилась совсем другой: идеальный силуэт, совершенный профиль, в котором нелегко было распознать ее смешанное происхождение. Все мужчины были просто очарованы ею, и тогда Анри, представляя дочь коллегам, с удовольствием уточнял, что она также пневмолог.

Сначала Анри думал, что она бросит учебу на медицинском факультете, что все это из желания попробовать заниматься тем же, чем занимается он и Адриан. Он полагал, что Паскаль не сможет осилить этот слишком длинный путь. Но она упорно продолжала идти дальше, проявляя свое обычное упрямство, получила степень доктора медицины и выбрала пневмологию. Польщенный ее успехами, но все еще сомневаясь в мотивах, Анри предложил ей работу в Сен-Жермен, хотя на тот момент вакансии пневмолога в его клинике не было, но она отдала предпочтение большой провинциальной больнице. Ей, как она говорила, хотелось «встретиться с реальной жизнью».

Деловое чутье никогда не подводило Анри: двадцать лет назад он правильно вложил деньги в эту клинику в предместье Парижа, и теперь она приносила солидный доход. В то время ему отчаянно хотелось уехать из Альби и поселиться в столице. Камилла уже переживала глубокую депрессию, и он хотел увезти ее из привычного окружения в надежде, что она избавится от навязчивого состояния. В общем, семейные причины совпадали с его желаниями и профессиональными амбициями. Не раздумывая, он вложил основную часть своего состояния в клинику, а также влез в долги, чтобы приобрести эту роскошную квартиру, окна которой выходили на чудесный парк. Камилле очень понравилось это место, и новая жизнь на время успокоила ее.

Внезапно раздавшийся телефонный звонок заставил его вздрогнуть; перед тем как снять трубку, он машинально надел на нос свои маленькие очки.

– Папа, это ты? Ты получил мое сообщение?

– Да, Адриан… Я буду ждать тебя в ресторане возле театра через полчаса.

– Хорошо. Я выезжаю.

Анри повесил трубку и улыбнулся. Адриан был пунктуальным, внимательным и ответственным. И хотя у него и без того была куча дел, он стремился утешить отца в его горе, делая это прежде всего из чувства сыновнего долга. Паскаль осталась на юге, и Анри не хотелось безмолвно бродить из комнаты в комнату по огромной квартире.

Он покинул кабинет, погасил везде свет и вышел на улицу. Ресторан находился неподалеку, и, несмотря на прохладный вечер, он отправился туда пешком. Прогулка позволяла ему поразмыслить, как по-новому устроить свою жизнь. Скоро он достигнет пенсионного возраста, однако ничто не принуждало его покидать клинику. Но хотел ли он продолжать работать? Ради кого и ради чего ему теперь надрываться? Адриан ни за что не возьмет на себя управление клиникой. Выйти на пенсию – значит обречь себя на бездействие. Несколько партий в гольф, воскресные прогулки не заполнят пустоту недель, месяцев, лет, которые ему предстояло прожить. Может, завести любовницу? Почему бы нет… Он уже делал несколько попыток, разумеется тайных, но они не сделали его счастливым. Он очень любил свою жену, и его никто больше не интересовал, но своей сдержанностью и стыдливостью Камилла сама провоцировала его на поиск связей на стороне. К тому же в течение последних десяти лет она почти постоянно отказывала ему в близости. С возрастом же у нее и вовсе стало проскальзывать какое-то враждебное чувство по отношению к нему. А может, оно и раньше было, просто ей лучше удавалось скрывать свою неприязнь?

Он толкнул дверь ресторана и сразу же увидел Адриана, сидевшего за стаканом шабли.

– Есть новости от Паскаль? – спросил Адриан, вынимая бутылку из ведерка.

Налив отцу вина, он закурил, сделал глубокую затяжку и разогнал рукой облако дыма.

– Прекращай отравлять себя, Адриан, – поморщился Анри.

– Не беспокойся, я курю все реже и реже, это везде теперь запрещено.

– Слава богу! Твоя сестра возвращается завтра или в воскресенье утром. Волноваться нет причин, Самюэль позаботится о ней.

Анри видел, с какой нежностью Самюэль обращался с ней там, на кладбище. Он обнимал Паскаль за плечи, был очень внимателен и в конце осторожно увел ее оттуда.

– Ты думаешь, он все еще любит ее?

– В любом случае не он был инициатором развода.

– Боже мой! – прошептал Анри, чувствуя, как облако скорби вновь окутывает его, и понимая при этом, что должен сделать усилие и вырваться из него. Он посмотрел на сына. Адриану сорок, и он все еще холостяк, но его жизнь полна разнообразных любовных романов, и он не собирается, судя по всему, ставить в этом деле точку. Блондин с голубыми глазами, он не походил ни на кого, и менее всего на свою мать, черты лица которой Анри почти забыл. Камилла растила Адриана с двух лет, и они обожали друг друга. Он был прекрасным, счастливым и цветущим ребенком.

– Пройдет время, и ты будешь думать об этом все меньше и меньше, папа, – произнес Адриан с печальной улыбкой.

Да, это вполне соответствовало истине, как ни трудно было ему это признать. Анри не был безутешен в своем горе, но приближающаяся старость и потеря Камиллы на время лишили его сил и оптимизма. Может, теперь его будут мучить угрызения совести? Нет, он поступал так, как было нужно, он думал о благе всей семьи, включая и Камиллу… И он не хотел вспоминать об этом, тем более сегодня.

– Ты уже придумал, как проведешь выходные? – заботливо спросил Адриан.

– Я хочу привести в порядок дела твоей матери…

– Подожди, пока вернется Паскаль.

– Нет, я не хочу обременять ее этим. Завтра же и начну, чем раньше – тем лучше.

– Тогда я помогу тебе.

Анри поблагодарил сына кивком головы. Они всегда прекрасно ладили друг с другом, включая и работу в клинике, но он не хотел посвящать Адриана в некоторые дела.

– Будет лучше, если мы продадим владения в Пейроле, – внезапно сказал он. – Сейчас там никто не живет. Я узнал через агентство, что дом в хорошем состоянии, хочу попросить их сделать оценку.

– Никто из нас за все эти годы ни разу не был в тех местах, – произнес Адриан. – Слишком уж далеко.

На самом деле в Альби было очень легко попасть самолетом или скоростным поездом до Тулузы, а затем взяв напрокат автомобиль. Тем не менее Анри решительно порвал с прошлым и, как ему казалось, расстался с Пейролем, где родился он сам, где родились его дети, где прошла жизнь трех поколений Фонтанелей. Покидая этот дом двадцать лет назад, он уже тогда знал, что не захочет вернуться сюда.

Он сдавал Пейроль разным посторонним людям, и деньги, поступавшие от них, полностью уходили на ежегодный ремонт дома. В конце концов он вообще утратил к этой семейной собственности всяческий интерес. Жить в Париже ему казалось намного интереснее и выгоднее, чем в провинции.

Официант поставил перед ними поднос с морепродуктами, которые заказал Адриан.

– Если я выйду на пенсию, Адриан, сможешь ли ты заменить меня?

Сын поднял голову и взглянул ему прямо в глаза.

– Ты говоришь это несерьезно, папа. Просто тебе сейчас тяжело.

Анри позволил себе улыбнуться, обрадованный проницательностью Адриана.

– Да, наверное… – признал он. – Но когда-то тебе все же придется сделать это.

– Пусть это случится не так скоро.

Может быть, он говорил это из любви к нему, может, не хотел принимать на себя ответственность, а может, потому, что дорожил свободой. Неужто в сорок лет он все еще находил в этом радость? Недавно с компанией приятелей он устраивал пикник в лесу, так они танцевали и веселились там до зари, как подростки. Его часто видели в обществе хорошеньких женщин, но в клинике Адриан вел себя очень сдержанно, и Анри не был знаком ни с его друзьями, ни с любовницами.

– Адриан, – вдруг спросил он, – ты никогда не думал о том, чтобы жениться?

Сын нахмурился и отвел взгляд.

– Знаешь, папа, женитьба это… Сам видишь, что стало с Паскаль; нет уж, спасибо!

Анри хотел было возразить, сказать, что в своей брачной жизни он иногда был невероятно счастлив с Камиллой, но осекся и промолчал, чувствуя, что с упоминанием имени жены его снова заполонит тоска, которую он старательно отгонял от себя в течение последних дней, поэтому он только понимающе вздохнул.

Проснувшись, Паскаль с грустью поняла, почему находится здесь, в этой большой, стандартной и безликой комнате; через приоткрытое окно она слышала журчание Тарна, протекавшего в нескольких метрах от отеля.

Горничная поставила у изножья кровати поднос с завтраком, и Паскаль поднялась, придерживая одеяло на плечах. Прошлым вечером Самюэль пробыл с ней в баре до закрытия, а потом пожелал спокойной ночи и сошел по лестнице вниз. Она обернулась, чтобы улыбнуться ему на прощание; ей было грустно оттого, что она нескоро увидит его в следующий раз. Он тоже выглядел печальным, хотя у него была какая-то женщина, периодически звонившая ему на мобильный. Ее звали Марианна, и он почти ничего не говорил о ней.

Паскаль налила себе чашку кофе, отломила кусочек булки и намазала его джемом. Ни тревоги, ни огорчения никогда не влияли на ее аппетит, и в этом, без сомнения, была одна из причин ее неистощимой энергии. Даже во время трудных ночных дежурств в больнице у нее не пропадало желание поесть. Несмотря на это, ее фигура сохраняла силуэт долговязой девушки-подростка с узкими бедрами и плоским животом. В то время, когда ей страстно хотелось ребенка, Самюэль даже советовал ей сделать рентгенопельвиметрию, поскольку был уверен, что ее узкий таз не позволит ей рожать естественным путем.

Они столько говорили об этом будущем ребенке! Паскаль не удавалось забеременеть, и она страдала, Самюэля же это не беспокоило. Он обожал свою жену, с ребенком или без, и считал, что им некуда торопиться. Разве им не достаточно того, что они живут вместе? Паскаль выходила из себя, бунтовала, думала только об этой своей проблеме. Ей хотелось стать молодой мамой, и она впадала в отчаяние, не слушая доводов Самюэля, который беззаботно повторял, что все устроится. То же самое говорил и ее гинеколог, и, конечно же, Паскаль не следовало превращать все это в навязчивую идею. К тому же она тогда заканчивала учебу, писала диссертацию и готовилась к поступлению в интернатуру. В общем, вряд ли этот период можно было считать благоприятным для нормального зачатия. Но Паскаль никого не слушала, она сочла себя бесплодной и потребовала, чтобы Самюэль сдавал анализы вместе с ней. Он отказался. Это было началом того, что привело их к разводу.

Позднее Паскаль пожалела о своей глупой непримиримости, но тогда она искренне считала себя жертвой. Во время бракоразводного процесса по обоюдному согласию Самюэль выглядел таким несчастным, что она готова была сдаться, но, пробудив в себе неприязнь, отвернулась, чтобы больше его не видеть. Через несколько дней он переехал из Парижа в Тулузу, где получил место анестезиолога в больнице Пюрпан. Без сомнения, он хотел максимально отдалиться от Паскаль, однако продолжал ей звонить, делая вид, что остается ее лучшим другом. Он никогда не задавал вопросов о ее личной жизни, в его голосе по-прежнему слышалась бесконечная нежность, и когда она сообщила ему о смерти матери, он, быстро покончив с делами, бросился к ней, чтобы поддержать и утешить.

Самюэль… Что это за Марианна, которая преследовала его по телефону? Подруга, любовница или его будущая жена? Может, он не сегодня-завтра снова женится, ведь это просто невероятно, что за три года ни одной женщине не удалось его заарканить. Паскаль пожала плечами и съела последнюю булочку. Насытившись, она приняла душ и надела джинсы с черным пуловером. Ее поезд отправлялся вечером, поэтому ей предстояло провести весь день в Альби, гуляя по улицам и вспоминая детство. Школьный двор, собор Святой Сесилии, небольшой рынок, где в булочной Гайи она покупала бублики, посыпанные цедрой, или нежное анисовое печенье…

Она вышла из отеля в одиннадцать утра, оставив свою дорожную сумку у портье, и отправилась скорее в странствие, нежели на прогулку. С каждым шагом ей все больше вспоминались всяческие подробности и разные случаи, и она удивлялась тому, что ее память так отчетливо все сохранила и что она получает такое удовольствие от этих воспоминаний. Ни в Сен-Жермен, ни в Париже она не чувствовала себя дома. Она училась и работала, но в душе все еще хранила образы прошлого и чувствовала себя разъединенной со своими корнями. Здесь, на берегах Тарна, к ней постепенно возвращался покой, будто она вновь обрела что-то важное для себя.

Устав ходить и думать о своей матери, Паскаль зашла в старинный кабачок «Робинзон». Доев салат из редиса и соленой свиной печенки, который умели готовить только здесь, в Альби, она попросила хозяина ресторана вызвать для нее такси. У нее еще оставалось время, поэтому она решила все-таки съездить посмотреть на Пейроль. Вчера Самюэль предлагал ей слетать туда, но она не решилась, теперь же она была готова.

Пейроль… Узнает ли она это место, где прошло ее детство? Может быть, она слишком идеализировала этот дом в своем воображении, но ведь известно, что детские воспоминания, как правило, самые яркие и выразительные. Нет, она не могла уехать, не повидав этот дом.

Расположившись на заднем сиденье такси, она предупредила шофера, что он ей понадобится на оставшуюся половину дня, и рассказала о своем намерении поехать в Пейроль. На выезде из города ей вспомнились слова Шатобриана насчет Альби: «Этим утром здесь все напоминало Италию…» И правда, охристые стены домов, сады, стройные кипарисы, соседствующие с зонтичными соснами, в ярком солнечном освещении напоминали Тоскану. Самюэль возил ее туда в свадебное путешествие, и она восхищалась Флоренцией и Пизой, потому что чувствовала там знакомую атмосферу Ниццы.

– После Кастельно я поеду по трассе Д1. Вам это подходит? – спросил шофер.

– Да, годится. Там дальше возьмите вправо…

Она так часто ездила по этой дороге, что, казалось, могла бы ехать по ней с закрытыми глазами. Каждый день в пять часов она возвращалась из школы и, прильнув к спинке кресла матери, весело щебетала о событиях прошедшего дня. Ее мать не любила водить машину и ехала медленно, напрягаясь перед каждым поворотом и рассеянно слушая дочь. Мать вообще была не болтливой. Ее фразы всегда были размеренными и краткими, смех сдержанным.

Паскаль снова прижалась лбом к стеклу. Тарн был недалеко, в этом месте его берега были крутыми и дикими.

– Остановите! – внезапно воскликнула она.

Перед ними высилась стена из каменных нагромождений, окружавшая Пейроль, которую она узнала бы среди тысяч других стен. Ее сердце быстро забилось, и, глубоко вдохнув, она попросила шофера проехать еще сто метров до решетчатой изгороди.

– Подождите меня здесь, я ненадолго.

Он припарковал машину под каштанами, росшими у входа. Первое, что увидела она, – это табличку «Сдается внаем», прикрепленную к воротам. Предыдущий жилец выехал два месяца назад – отец, кажется, что-то упоминал об этом.

Она была разочарована тем, что не может войти, что не сообразила обратиться в агентство и попросить у них ключи. Со стороны дороги дом был не виден, и Паскаль зашагала вдоль стены, удаляясь от такси. Она повернула за угол и пошла по тропинке, скрытой пышной растительностью. Пробравшись сквозь колючий кустарник, она отыскала кованую решетчатую калитку, через которую часто перелезала в детстве, цепляясь за опутавший ее плющ. Она с удивлением заметила, что парк не выглядел заброшенным. Трава на лужайке была высокой, однако деревья недавно подрезали, что подтверждалось аккуратно сложенной кучей веток.

Ступая по дорожке, посыпанной гравием, она вспомнила садовника, который когда-то помогал ее матери. Его звали Люсьен Лестрейд, он учил Паскаль собирать смородину, удалять лишние побеги и залечивать ожоги крапивой. Он казался ей старым, как и все взрослые, хотя ему, скорее всего, было не больше тридцати лет. Работал ли он еще здесь?

Дойдя до конца аллеи, она замедлила шаг и в двух метрах от старой липы, закрывающей обзор, на секунду прикрыла глаза рукой. Затем, превозмогая волнение, сделала еще несколько шагов и открыла глаза: в тридцати метрах перед нею возник белый дом.

Паскаль ожидала, что он окажется менее импозантным того, что виделся ей в воспоминаниях, но он был именно таким, каким сохранился в ее памяти, – большой, внушительный, элегантный, окруженный горделивыми колоннами. Дом был построен в неоклассическом стиле, с почти плоской крышей, покрытой розовой черепицей.

– Пейроль… – словно выдохнула Паскаль.

В порыве нахлынувших чувств она подбежала к двери, но у нее не было ключа, и ей никто не открыл. Вопреки всем своим страхам, она испытывала радость, граничащую с экстазом, только оттого, что смотрела на этот дом. Ее дом… Место, где она жила беззаботно и счастливо… она понимала, что этот дом навсегда будет связан у нее с мыслями о счастье…

Вдали просигналила машина, грубо возвращая ее к действительности: это шофер недоумевал, куда она запропастилась. Паскаль последний раз окинула дом взглядом, отмечая следы неухоженности и запустения. Плитка на сарае, куда ставили садовый инвентарь, совсем раскрошилась, каменные ограждения покрылись плесенью, ставни давно пора было покрасить. Тем не менее в целом дом выглядел неплохо, и, без сомнения, скоро здесь поселится кто-нибудь еще. От этой неприятной мысли Паскаль поморщилась. Да, новым жильцам повезет, и она заранее им завидовала.

Медленно шагая по той же аллее в обратном направлении, она внезапно поняла, что ее не покидает чувство сожаления. Вернуться в Сен-Жермен, снова окунуться в работу в больнице Некер, а затем домой на электричке – в серые будни, забыть Пейроль… Она неловко перескочила через маленькую заржавленную калитку и вернулась к такси. Шофер слушал радио, но, заметив ее, тотчас выключил.

– Куда это вы запропастились, дорогая мадемуазель?

– Я осматривала эти владения.

– Номер агентства недвижимости написан на той табличке, – заметил он недоверчивым тоном.

– Я не собираюсь снимать этот дом, – объяснила Паскаль, – я просто хотела снова увидеть его, я жила здесь в детстве.

– А, вот оно что, тогда все понятно! Я мог бы послужить вам в качестве небольшой лестницы.

Паскаль, встретившись с ним взглядом в переднем зеркале, улыбнулась.

– Эта собственность принадлежит некоему Фонтанелю, но он сдает ее внаем, – пояснил шофер с заговорщическим видом. – В его семье все доктора – и отец, и сын… Их здесь не очень-то любят.

От этих слов Паскаль вздрогнула, как от пощечины. Не любят? Но почему? Ее дед, которого она никогда не видела, как и прадед, были врачами в Альби. Их именем даже назвали маленькую улицу, и молодая женщина всегда была уверена, что это знак уважения здешними людьми.

– Правда? – спросила она с хорошо скрываемым безразличием.

– Я сам из Марссака и знаю абсолютно всех! Ходят разные слухи, бывает, конечно, и совсем полная чушь, всегда нужно уметь отличать правду от лжи. Но, как говорится, дыма без огня не бывает, верно? А Фонтанели оставили по себе дурную память, – заключил шофер, трогаясь в путь.

Опешив, Паскаль отвернулась; этот тип, должно быть, что-то с кем-то перепутал. В то время когда они еще жили в Пейроле, отец успешно работал в больнице Альби, а Адриан был отличником в лицее. Ее родители редко принимали гостей, однако иногда они устраивали большие приемы, где собирались все именитые люди городка. За что же их тогда не любили?

По дороге в Альби они не разговаривали, шофер, без сомнения, объяснял ее молчание чувством ностальгии. Паскаль попросила его немного подождать у кладбища, где она в последний раз помолилась на могиле матери, затем она заехала в отель, забрала сумку и отправилась на вокзал. Прибыв туда за полчаса до отхода поезда, она немного прошлась по перрону, пытаясь разобраться в своих мыслях. Посещение Пейроля произвело на нее странное впечатление. Ей так хотелось увидеть дом изнутри – свою детскую комнату, зимний сад, где она смотрела телевизор вместе с Адрианом. Он был старше ее на восемь лет, и когда ей надо было идти ложиться спать, он, казалось, забывал об этом, и она, свернувшись клубочком в его плетеном кресле, досматривала фильм до конца. Затем Адриан относил ее в кровать, читал на ночь книжку и ждал, пока она заснет.

За пять минут до прибытия поезда Паскаль вынула из сумки мобильный телефон и позвонила отцу. Как и следовало ожидать, он предложил встретить ее на вокзале, но она сказала, что справится сама, не желая томить его в парижских пробках субботним вечером.

– Я ездила в Пейроль, – добавила она.

– Ах вот как? Какая интересная мысль! В каком состоянии сейчас дом?

– Я не смогла войти и видела его только снаружи. Парк ухожен.

– Уже хорошо! Знаешь, Лестрейд до сих пор работает у меня, поскольку у жильцов парк быстро превратился бы в девственный лес…

Бесстрастный голос объявил через громкоговоритель о приходе поезда и помешал Паскаль расслышать продолжение фразы.

– Что ты сказал, папа?

– Я сказал, что хочу продать Пейроль, – повторил он. – Ну, блошка, счастливого пути и удачи тебе.

Она с сожалением отключила телефон; мимо нее уже проползали вагоны поезда на Париж. Заняв свое место в тринадцатом вагоне, она хотела было снова позвонить отцу, но затем передумала. Сегодня вечером или завтра он объяснит ей свое решение. Продажа Пейроля была не очень удачной мыслью, она почему-то была убеждена в этом, хотя и сама не знала почему. Конечно, эта собственность не приносила никакого дохода. Все деньги от съемщиков уходили на уплату налогов и на ремонт, но отец никогда не говорил о продаже Пейроля. Как и все фамильные дома, этот тоже хранил в себе драгоценные воспоминания, и Паскаль всегда считала, что ее родители вернутся туда, когда отец выйдет на пенсию. Может, Анри не хотел возвращаться туда в одиночестве? Теперь у него были друзья и в Сен-Жермен, и в Париже, он очень любил свою квартиру и ни разу не пожалел о том, что покинул Альби.

Вагон был почти пуст, и Паскаль, устроившись поудобнее, приготовилась задремать до самого Аустерлицкого вокзала. Если бы Самюэль не провел с ней эти несколько дней, ей было бы намного тяжелее. Сейчас ей с братом надо будет поддерживать отца, окружить его любовью. Там, на кладбище, когда гроб опускали в могилу, глаза его были полны слез и весь он был таким потерянным, что Паскаль заплакала от этого еще сильнее.

Ей больше не хотелось думать о похоронах, ее мысли возвращались к Самюэлю. Ей вспомнилось, как при выходе из церкви она, опираясь на него, внезапно спросила себя: зачем я его бросила? Ни один из знакомых ей мужчин и в подметки ему не годился, ни один из них не пробыл бы с ней и нескольких недель.

Она поерзала на своем сиденье, отчаянно пытаясь заснуть. Мысли о Самюэле никуда ее не приведут, она просто еще не пришла в себя после похорон. Ни к чему раздувать угли угасшей любви. У Самюэля была теперь своя жизнь, и пути их решительно разошлись.

Перед ней снова встал Пейроль. Белые стены, закрытые ставни, слишком высокая трава… Когда дом продадут, она не сможет больше вернуться туда, у нее останутся лишь фотографии в семейном альбоме.

Поскольку заснуть не получалось, Паскаль приподнялась и прижалась щекой к окну. Небо было затянуто тучами, день серел, по мере приближения к Парижу пейзаж становился все мрачнее. Поезд мчался с сумасшедшей скоростью и прибывал на Аустерлицкий вокзал поздно вечером. Она попытается убедить отца оставить этот дом. Можно продолжать сдавать его или, что более интересно, самим выезжать туда в отпуск. Когда у нее появятся свои дети, это будет идеальным местом для их летнего отдыха…

Парадоксально, но ее желание иметь ребенка было сейчас не таким всепоглощающим, как несколько лет назад. Конечно, все это потому, что теперь она одна. Когда она была замужем за Самюэлем, она видела в нем идеального отца, и ей казалось, что она сможет одновременно учиться и растить ребенка. Что бы она стала делать сейчас, когда работа отнимает все ее время? Она утратила свои иллюзии, как потеряла когда-то Самюэля, а теперь и мать. Может, пришла пора упорядочить свое существование и придать ему смысл? Она была довольна тем, что с головой погружена в работу, и никогда не спрашивала себя, действительно ли это то, чего ей хотелось. Выбрав медицину, она пыталась доказать, что достойна своего отца и брата и не собирается становиться домохозяйкой. Но ведь она могла также выбрать тысячу других призваний, о которых даже и не думала.

Убаюканная постукиванием колес о рельсы, она наконец погрузилась в беспокойный полусон, время от времени вздрагивая и просыпаясь. Чем больше удалялась она от Альби, тем явственнее ей грезился образ Пейроля. Она видела себя маленькой девочкой, одетой в шелковое платье с китайскими узорами, которое купила ей мать и которое она порвала, лазая по деревьям. Всякий раз, когда она приглашала одноклассников к себе на пикник, их впечатление было практически одинаковым. Пейроль буквально завораживал их. Она гордилась тем, что живет там, гордилась своими родителями и особенно Адрианом, своим прекрасным старшим братом, в которого были влюблены все ее подруги.

В конце пути, который казался бесконечным, Паскаль хотелось только одного: скорее попасть в свою постель. Несмотря на поздний час, она уговорила таксиста отвезти ее в Сен-Жермен, куда добралась в час ночи, полностью разбитая.

В квартире было тихо, но отец оставил свет в прихожей. После ее возвращения к родителям Анри был особенно внимателен к деталям: зажженная лампа, ласковая записка на кухонном столе, вырезка из научного журнала с интересной для нее статьей.

Зайдя в кухню за бутылкой воды, она увидела, что здесь царит идеальный порядок. Это означало, что Анри ни разу здесь не ел. Конечно, одиночество было для него невыносимо, и он уходил есть в ресторан с Адрианом или со своими друзьями. При выходе из кухни Паскаль заметила блокнот возле телефона. Она взяла ручку и, подумав, написала несколько слов, затем вырвала страничку, на цыпочках вышла в коридор и бесшумно открыла дверь в комнату отца. Осторожно приблизившись к Анри, она убедилась, что он крепко спит. Протянув руку, Паскаль погладила его по виску. Она всегда помнила его внимательным, заботливым отцом и всей душой надеялась, что он сможет преодолеть свое горе. Возле ночника она увидела таблетки. Конечно, он предпочел воспользоваться снотворным, вместо того чтобы мучиться без сна, и это говорило о том, что он не сдавался.

Паскаль осторожно положила листок рядом со спящим, чтобы, проснувшись, он сразу заметил его. Своим нервным почерком она написала ему лишь две короткие фразы: «Я здесь, папа. Пожалуйста, не продавай Пейроль, я думаю, что буду там жить».

 

Глава 2

– Это самая дурацкая мысль года! – с преувеличенным возмущением проговорил Адриан, насмешливо улыбаясь сестре.

Отец позвал его на выручку, и Адриан приехал пообедать с ними в воскресенье.

– Если ты будешь работать в Тулузе, – продолжал Анри, – тебе каждое утро и каждый вечер придется преодолевать семьдесят километров! Нет лучшей перспективы, чем погибнуть в автомобильной катастрофе!

– Папа, – не унималась Паскаль, – в Альби тоже есть клиника, и я не собираюсь искать себе место в Пюрпане или Рангейле!

– Вот как? Тогда ты не сможешь помириться с Самюэлем…

– Напоминаю тебе, что мы в разводе. Мы просто хорошие друзья, ничего больше.

– А кто тебе сказал, что в Альби требуется пневмолог? – обратился к ней Адриан.

Он прошел через кухню и заглянул прямо в лицо Паскаль, которая готовила спагетти карбонари.

– Но если ты и найдешь там работу, то умрешь с тоски в этой провинциальной, не слишком благоустроенной и оснащенной больнице. А возвращаться по вечерам в Пейроль – просто жутко. Ты можешь представить себя живущей в одиночестве в этом огромном доме? Это же просто казарма!

– Я люблю этот дом и хочу там поселиться, – повторила она, раздражаясь оттого, что весь день ей тщетно приходится доказывать свои мотивы.

– В любом случае, – добавил Адриан, – ты выбрала неудачный момент для отъезда…

Он намекал на то, что они собирались опекать отца, окружить его любовью и вниманием.

– Я же не говорю, что уеду на этой неделе! На переезд потребуется время, и вообще я никуда не тороплюсь.

Она смешала натертый пармезан с яичными желтками, поджаренном беконом и сливками. Анри откашлялся и произнес:

– Дорогая, я не требую, чтобы ты оставалась здесь. Ты же не моя компаньонка, я понимаю, что ты хочешь жить самостоятельно, но почему на другом конце Франции?

– Потому что я родом оттуда. Я там родилась, там прошло мое детство и…

Она положила деревянную ложку и повернулась к ним.

– Я думала, что забыла этот дом, парк, а оказалось, что, напротив, я помню все в мельчайших подробностях. Я почувствовала, будто вернулась к себе домой. Я думала вчера об этом месте всю дорогу…

По их замкнутым лицам она видела, что они не одобряли ее затею, но она заупрямилась.

– Мне не нравится жить в Париже. Я хочу увидеть что-то еще, встретить других людей, мне нужно свободное пространство и солнце. Даже когда я жила вместе с Самюэлем, я ненавидела нашу квартиру на улице Вожирар. Мы думали, что купим где-нибудь дом и уедем туда. И я вам уже говорила когда-то об этом, так что эта мысль не нова и не может быть неожиданностью для вас.

Брат молча пожал плечами, пытаясь найти другие аргументы, отец же, печально глядя на нее, считал нелишним повториться.

– Я знаю, хорошая моя… Но я лучше тебя знаю Пейроль, поддерживать его в хорошем состоянии было трудно даже в более благоприятные времена. Никто в Альби не предложит тебе достойную зарплату, даже если предположить, что ты найдешь там работу. Одинокая молодая женщина, живущая в этом огромном доме…

– Я не всегда буду одинокой, папа.

– Конечно. Однако в ожидании новой встречи тебе придется оплачивать все расходы, а я не уверен, что тебе это удастся. Если мы продадим эту собственность, то я разделю вырученную сумму между тобой и Адрианом, и вы распорядитесь этими деньгами по своему усмотрению. Так будет справедливее, правда?

Она сразу поняла, что подразумевалось под его словами. Почему она надеялась, что отец с воодушевлением примет ее мысль поселиться в Пейроле? Потому что он никогда не говорил с ней о денежных вопросах? Она понятия не имела о его финансовом состоянии, лишь предполагала, что он был весьма обеспечен, принимая во внимание доход от его клиники, но, возможно, у него были проблемы, о которых он предпочитал не говорить со своими детьми. Или же он не хотел приводить в порядок свои дела.

– Я не собиралась покупать Пейроль, – пробормотала она. – Просто… Ведь ты же сдаешь его внаем, значит, я могу снимать его у тебя, правда?

– Я его больше не сдаю, а продаю! – отрезал Анри. – Я не сделал этого раньше, потому что твоя мать не поняла бы этого. Она очень любила этот дом, ей хотелось, чтобы он оставался у нас.

– И я тоже хочу этого! – выпалила Паскаль. – Но ты прав, по отношению к Адриану я поступаю эгоистично. Будет лучше, если я куплю его, так все станет на свои места.

– Ну ты и дура! – взорвался Анри.

Эта бурная реакция удивила Паскаль. Почему он так сопротивлялся ее желанию поселиться в Пейроле? Он всегда старался понять ее, помочь, он был очень уравновешенным человеком, который любил спокойно решать все вопросы.

– Мне уже тридцать два года, – продолжала она, не позволяя вывести себя из равновесия, – у меня хорошая работа, и мне без проблем дадут кредит. Ты мне всегда говорил, что вкладывать деньги в недвижимость – лучший способ сберечь их, поэтому я принимаю решение купить Пейроль.

В наступившей тишине было слышно, как вода с бульканьем поднялась к верху кастрюли, и Адриан подскочил к печке убавить огонь. Он попробовал спагетти, влил соус и поставил кастрюлю на стол. Паскаль воспользовалась моментом, подошла к отцу и нежно тронула его за плечо.

– Ну что, будем спорить дальше?

– Нет, дорогая… Но наши мнения разошлись, это точно. Неожиданно он показался ей очень усталым, почти старым.

– Я понимаю твои желания, твои мечты, но увы! Пейроль не из тех мест, которые приносят счастье, – добавил он неохотно.

Он никогда не рассказывал им о несчастном случае, который оборвал жизнь матери Адриана, когда тому не было еще и двух лет. В одной из пристроек, где молодая женщина устроила мастерскую и писала акварели, случился пожар. Она сгорела там заживо. Эта ужасная драма оставила Анри вдовцом с малолетним сыном на руках. К счастью, через несколько месяцев он повстречал Камиллу. Нет, слово «повстречал» здесь не годилось, поскольку они давно знали друг друга, но не виделись все то время, пока Камилла училась в Париже. Нежная и чуткая, она утешила Анри в его горе и взяла Адриана под свое крыло, полюбив как собственного сына, а тот быстро забыл свою мать, и вскоре в его памяти не сохранилось ни одного воспоминания, связанного с ней.

После пожара Анри приказал убрать развалины пристройки и посадил на том месте сирень и гибискус. Он продолжал жить в Пейроле, не желая покидать этот дом. Вместе с Камиллой он устроил новую семью, потом у них родилась Паскаль. В то время он не думал, что Пейроль, где им всем было так хорошо жить, может снова принести ему несчастье.

– Насколько я помню, – вновь заговорил Адриан, – ты хотела сделать медицинскую карьеру, разве не так? Если ты заживо похоронишь себя в Альби, то ничего не достигнешь!

Видя, что Паскаль не сдается, он явно хотел продолжать спор.

– Карьера – слишком громкое слово для меня, – спокойно ответила Паскаль. – Я люблю свою работу, Адриан, я не стремлюсь получить звания и степени, для меня достаточно ухаживать за больными.

В больнице она столкнулась с вещами, которым не слишком много внимания уделялось на медицинском факультете. Облегчить страдания, вернуть надежду, быть вместе до конца, если болезнь не отступает. Изучая особенности диагноза, она находила настоящий контакт с пациентами и могла биться за них до конца. Некоторые из ее коллег считали, что она слишком близко берет к сердцу индивидуальные и порой безнадежные случаи, и это выводило ее из себя, но она не изменяла своим принципам.

– Ешь, а то остынет, – прошептал отец.

Паскаль взглянула на горку спагетти, которые положил ей Адриан, но у нее пропал аппетит. Ей почему-то вспомнилось блюдо, которое мать готовила по воскресеньям: крошечная лапша с паровыми мясными шариками, обернутыми листьями мяты. Где она научилась готовить вьетнамские блюда? Ее привезли во Францию в трехмесячном возрасте, и после она никогда не бывала на своей родине.

– В любом случае время терпит, поговорим об этом позже, – произнесла она с деланной улыбкой.

Анри ничего не ответил, но Адриан с мученическим видом вознес глаза к небу. Почему ее брат так непримиримо относится к ее замыслу? Почему он не хочет, чтобы она поселилась в Пейроле?

Паскаль машинально намотала на вилку несколько ниток спагетти. А почему она так упрямо настаивает на своем? Только лишь из-за своего характера? Но чем больше она думала об этом, тем определеннее становился ее выбор. Хорошо бы еще понять, в какой именно момент и почему она приняла это неразумное решение.

Марианна, закончив гладить белую рубашку, повесила ее на плечики.

– Боже мой, да здесь же настоящая парная! Зачем ты это делаешь? – воскликнул за спиной Самюэль. От неожиданности она вздрогнула.

Он никогда не просил ее заниматься его бельем и вообще с трудом переносил чрезмерную заботу, которой она его окружала. Открыв окно, он выглянул в сад. Маленькая квадратная ухоженная лужайка – он сам подстригал ее с помощью газонокосилки – и вьющиеся по ограде розы создавали почти невыносимое для него впечатление заданности и аккуратности. Но Самюэлю было не до того, он много работал в больнице, а весь досуг посвящал вертолетам.

Он услышал, как Марианна подходит к нему. Через секунду она обняла его за шею и поцеловала в затылок.

– Самюэль… – нежно прошептала она грудным голосом. – Как ты насчет небольшой сиесты?

Как всегда по воскресеньям, он все утро занимался с учениками вертолетного клуба. Обнаружив в себе педагогический талант, он с упоением обучал будущих пилотов.

Она прижалась к нему, и он почувствовал желание. Но если он уступит сейчас своей плоти, то не сможет потом найти в себе мужество отправить Марианну домой, а он собирался пойти в бар аэроклуба и провести вечер с друзьями. Марианна была прекрасной девушкой, с ярко-голубыми глазами, светлыми вьющимися волосами и пышными формами тела, но он не любил ее и знал, что никогда не полюбит. Тяжело пережив разрыв с Паскаль, он больше не хотел к кому-либо привязываться и заново подвергать себя подобным испытаниям. К счастью, Марианна не представляла для него большой опасности.

– Мне нужно разобрать кучу писем, позвонить по разным делам и…

Он умолк, почувствовав, как ее руки скользнули под футболку. Будучи девушкой сдержанной, обычно она не начинала первой, поэтому ее провоцирующий жест растрогал его. Интересно, чего ей хочется больше, заняться с ним любовью или же остаться у него до завтрашнего дня, устроить обед при свечах и уснуть после на его плече? Она была романтичной натурой, полагала, что у них большая любовь, и отказывалась верить, что весьма заблуждается на его счет. Он повернулся и немного отстранил ее от себя.

– Я занят сегодня вечером, я обедаю с друзьями, – ласково, но твердо сообщил он, испытывая чувство вины и облегчение одновременно.

Она каждое воскресенье приходила к нему, и подчас он не находил в себе смелости отправить ее домой, отчего к концу дня приходил в отчаяние, особенно если она принималась за уборку или начинала готовить. После развода он был намерен оставаться свободным, но Марианна, похоже, считала, что сможет изменить положение вещей.

– Во сколько тебе нужно уходить? – огорченно спросила она.

– В шесть часов.

– Значит, ты не спешишь?

Если он не ответит на ее настойчивую просьбу, то незаслуженно обидит, к тому же он сам хочет ее. Он неловко обнял ее, приподнял, отнес в спальню и лег рядом. Не торопясь, он снял с нее рубашку, расстегнул бюстгальтер и поцеловал между грудей.

– Какая же ты красивая, Марианна…

Ее кожа была нежной, но слишком бледной, как у всех блондинок. Он провел пальцами по округлым бедрам и выступающему животику. Ничто в ней не напоминало Паскаль, и, может, поэтому он продолжал быть с ней.

– Ты зря тратишь на меня время, ты заслуживаешь другого, – вздохнул он.

С самого начала он был с ней откровенен и никогда ничего не обещал, но девушка оказалась настырной.

– Не говори глупостей, – выдохнула она, – я хочу только тебя.

Она никогда не слышала того, чего не хотела слышать, возможно, в этом была ее сила.

– Ласкай меня…

Его не пришлось просить дважды, тем более что момент для объяснения был действительно неподходящий. В их первый вечер он рассказал ей, как тяжело пережил развод, что еще не вполне пришел в себя и неспособен поддерживать прочные отношения. Марианна задала ему несколько вопросов по поводу бывшей жены, на которые он с неохотой ответил, после чего она наивно воскликнула:

– Я ее ненавижу, я заставлю тебя забыть ее!

Забыть Паскаль? Нет, этого он не сможет. Те несколько лет их супружества были самыми фантастическими в его жизни. Он по-прежнему приходил в волнение, вспоминая, как они впервые встретились. Это было как поражение молнией, как удар ножом, пронзившим грудь… ни до, ни после их встречи он не испытывал подобного чувства. На ней была пижама персикового цвета, и она явно была напугана перспективой оказаться в операционном блоке. Ее огромные черные глаза неотрывно смотрели на Самюэля, и казалось, что она ждала объяснений от него, а не от хирурга. Самюэль был вынужден пообещать, что будет держать ее за руку, когда она будет засыпать, и что будет рядом в момент пробуждения. Спустя несколько месяцев он женился на ней и был на седьмом небе от счастья. Восхищение, которое она в нем вызывала, никогда не исчезало, и каждое утро он благодарил небо за посланное ему счастье. А потом начались ссоры… Она очень хотела ребенка и не могла его зачать. Он и представить себе не мог, что из-за этого они начнут говорить друг другу страшные вещи и, наконец, расстанутся. В тот вечер, когда она уходила от него навсегда, он, зная ее, отчетливо понимал, что она никогда не вернется, и оттого ему хотелось пустить себе пулю в лоб.

– Самюэль… – выдохнула Марианна.

Захваченный врасплох, он хотел было извиниться за свою невнимательность, но девушка ничего не замечала и продолжала постанывать от удовольствия в его объятиях.

В течение двух недель Паскаль старательно отгоняла от себя мысли о Пейроле, тем не менее видела его во сне каждую ночь. Почему это место так запало ей в душу? В детстве она сильно тосковала по нему, затем постепенно стала забывать, проводя каникулы с родителями в разных странах. Позже с факультетскими друзьями она ездила в Англию и Испанию, чтобы выучить язык, и воспоминание о родовом гнезде почти изгладилось из ее памяти. Иногда она говорила о нем как о потерянном рае, особенно часто делилась воспоминаниями с Самюэлем, но мысль вернуться туда никогда не приходила ей в голову.

Посетив Пейроль две недели назад, она испытала нечто похожее на шок оттого, что в ней сразу же возникло непреодолимое желание вернуться и остаться здесь жить. Этот дом словно звал ее, манил к себе, и она чувствовала себя героиней какого-то фантастического фильма, на которую старые стены оказывают необъяснимое магическое влияние. Но такого рода фантазии остужал присущий ей прагматизм, и она более трезво истолковала повеление своего сердца. Скорее всего, смерть матери поставила некую точку на сложном для нее трехлетнем жизненном периоде. Отсутствие возможности родить ребенка, разрыв с Самюэлем, возвращение к родителям, где ее саму воспринимали как ребенка, – все это должно остаться в прошлом, если она хочет вырваться из замкнутого круга. Теперь она сама будет принимать решения и неуклонно их воплощать. И Пейроль станет первым таким решением, пусть родные и не поддерживают его.

Паскаль отправила в больницу Альби свое резюме с просьбой о принятии на работу, а также разослала их на всякий случай в главные больницы Тулузы. Для того чтобы предпринять следующие шаги, сначала необходимо было найти работу, но, чтобы сэкономить время, она запросила оценку имущества в агентстве недвижимости, которое занималось поиском арендаторов.

Каждый вечер, возвращаясь в квартиру отца, она с волнением просматривала почту, и каждый день в перерывах на работе она строила планы на будущее. После разрыва с Самюэлем свое возвращение к родителям она рассматривала как временное явление. Она подумывала о том, чтобы снять современную двухкомнатную квартиру рядом с больницей Некер и перевезти туда со склада принадлежащие ей вещи – мебель, книги и посуду… Но заболела мать, и она осталась. Странная это была болезнь и трудно диагностируемая. Хроническая депрессия, вызвавшая разлад психики? Камилле становилось все хуже, она постоянно сжимала в руках мокрый носовой платок и почти ничего не ела. За несколько месяцев ее состояние резко ухудшилось, и ни коллеги, приходившие на помощь, ни бесчисленные обследования не помогли найти решение. И тогда Паскаль поняла, что ее мать просто хочет умереть.

До последнего мгновения они втроем боролись за ее жизнь, посменно дежуря у ее постели, но, несмотря на всю свою любовь и врачебный опыт, ощущали полное бессилие. Перед смертью Камилла, казалось, никого не замечала, кроме, может быть, Паскаль, на которую смотрела иногда с печальной светлой улыбкой.

Покинуть родительскую квартиру в Сен-Жермен и оставить свой пост в больнице Некер означало для молодой женщины начать жизнь с чистого листа. Ведь Самюэлю это удалось, почему бы и ей не сделать то же самое? Другие люди, более мягкий климат, возможно, новые друзья и, прежде всего, жизнь в Пейроле, даже если потом ей придется двадцать лет выплачивать долги, – вот все, чего она сейчас желала.

Отец и брат, к сожалению, по-прежнему были против ее «дури», как они это называли. Адриан, теряя терпение, назвал ее легкомысленной эгоисткой, она рассердилась и резко ответила, что ей уже тридцать два года и вряд ли стоит учить ее жизни. К тому же она не работает в клинике отца и может ехать, куда ей заблагорассудится. Разозлившись на ее колкий ответ, Адриан неделю с ней не разговаривал.

Анри вел себя более сдержанно. Конечно, он не одобрял планы Паскаль, но и не хотел с ней ссориться. После споров дочери и сына он чувствовал себя усталым и подавленным и, хотя был на стороне Адриана, всегда заключал Паскаль в свои объятия. Он любил ее, гордился ею и не хотел отстранять от себя даже при том, что она не слушала его и собиралась сделать несусветную глупость.

Получив наконец оценку от агентства недвижимости, Паскаль была шокирована обозначенной суммой. Пейроль стоил огромных денег. Благодаря необычной архитектуре дома и красивым окрестностям, а также развивающемуся туристическому бизнесу, цена этой собственности могла достичь полумиллиона евро, при условии, что продавец не стал бы настаивать на получении денег сразу. Эта сумма намного превышала ожидания Паскаль и попросту напугала ее. Кроме ежемесячных взносов по кредиту, которые тяжело лягут на ее бюджет, она должна была взять у кого-нибудь деньги в долг. У кого же попросить? Все друзья Паскаль, как правило, тоже выплачивали кредит, и никто не смог бы помочь ей в ближайшее время. Кроме… кроме, может быть, Самюэля. Но как найти в себе мужество и обратиться к нему с этой просьбой? Просить у него денег в долг было очень деликатной задачей. Когда они разводились, то по обоюдному согласию ничего не требовали друг от друга. Паскаль знала, что Самюэль рано потерял родителей, у которых был единственным сыном и наследником. Хофманны были владельцами процветающей текстильной фабрики, которую Самюэль выгодно продал. Без сомнения, он был очень обеспеченным человеком, о чем сам часто ей говорил, но Паскаль никогда не вмешивалась в его дела.

После долгих раздумий она отправилась в банк, чтобы узнать, на какой кредит может рассчитывать. В течение двух часов она изучала различные предложения и поняла, что без чьей-то помощи ей в этих умопомрачительных дебрях цифр не разобраться. И опять возник образ Самюэля, к нему она могла бы обратиться за советом, и он уж точно не станет лезть на стену оттого, что она собралась купить Пейроль, и, возможно, будет первым человеком, который одобрит ее намерения.

Однако телефонный разговор с Самюэлем прошел не так, как ей это представлялось. Бывший муж, казалось, был ошеломлен ее идеей поселиться там, где в свое время он нашел себе укрытие. После затянувшейся паузы он все же признал, что Паскаль с детства была привязана к Пейролю, и одобрил ее выбор. Несколько пессимистичнее он отнесся к ее планам найти работу в Альби, что же касается Тулузы, то здесь шансов было больше, поскольку пневмология, как и прежде, не пользовалась популярностью и специалистов в этой области было не так уж много. Но по самому важному для нее вопросу – покупке недвижимости, он сразу согласился ей помочь.

– Ты не можешь, не имея ни гроша в кармане, брать такой огромный кредит, иначе тебя просто задавят долговые выплаты.

– Я не хочу твоих денег, Самюэль.

– Я знаю, но я тебе их и не даю, я одолжу тебе эту сумму.

– Нет.

– Мы все документы заверим у нотариуса, согласна?

– Нет, это невозможно. Я звоню тебе не за этим. Я никогда не брала кредит в банке, и мне нужен дружеский совет, поскольку банкир наверняка предложит мне только то, что будет выгодно ему.

– Если хочешь, мы можем вместе обсудить процентные ставки!

– Сам…

Чтобы заставить его замолчать, она нежно произнесла уменьшительную форму его имени. Он умолк, и она продолжала:

– Скажи свое мнение, мне больше ничего от тебя не нужно.

– Мнение по поводу чего? Твоего переезда в Пейроль? Это хорошая мысль, принимая во внимание, что ты никогда не жила самостоятельно. Сначала ты жила с родителями, потом в общежитии, дальше со мной, затем снова с родителями… Я думаю, пора начать самостоятельную жизнь. Устрой ее так, как ты того хочешь! Ведь ты очень независимая женщина, к тому же всегда любила Пейроль. Так поезжай и купи его для себя. Это намного интереснее, чем получить его в подарок от отца.

– В любом случае так будет справедливее по отношению к Адриану.

– Конечно. Вернемся к финансовому обсуждению твоего плана. Общая сумма твоей покупки определяет уровень риска для заимодавца, и чем выше этот риск, тем больше проценты.

– Если я правильно понимаю, деньги идут к деньгам, – уточнила она не без иронии.

– К сожалению, да. После выплаты процентов у тебя не останется ни гроша. Кроме того, ты должна еще добавить к этой сумме покупку прав на реконструкцию, а также услуги нотариуса. В случае с Пейролем это обойдется еще в тридцать тысяч евро.

– Увы, ты почти разуверил меня, – вздохнула она.

– Наоборот, я тебя убеждаю пойти на это!

– Ты мне ясно показал, что это невозможно.

Она услышала, как он рассмеялся, и немного расслабилась.

– Прими от меня помощь, Паскаль. В память о старых добрых временах…

– Не таких уж и старых, – пробормотала она.

Разве можно было назвать добрыми временами те вечера, которые они проводили в ссорах? Он считал, что она понапрасну устраивает сцены, а ей всего лишь хотелось ребенка. Иногда ночью, когда они в своих обидах поворачивались друг к другу спиной, Самюэль брал ее за руку и нежно сжимал в темноте, а она притворялась, что спит. Она упрекала его за равнодушие к ее, как она считала, главной проблеме, за его нежелание становиться отцом и даже подозревала, что его устраивало положение вечного молодожена. Без сомнения, он не желал видеть свою жену беременной, ему не хотелось, чтобы им жертвовали ради новорожденного, и этот эгоизм возмущал Паскаль.

– Ты еще там, дорогая? Я хотел бы задать тебе один вопрос, из любопытства.

– Давай.

– Почему Анри не помогает тебе в этой истории с покупкой?

– Потому что он не хочет, чтобы я уезжала на другой конец Франции. Он считает, что, приехав в Париж, он изменил жизнь к лучшему, и он уверен, что я пожалею об этом.

– Так рассуждают только провинциалы, и это неправильно. Я люблю твоего отца, но…

– Да, я знаю.

Последовала очередная пауза. Паскаль спрашивала себя, права ли она, отказываясь от предложения Самюэля? К кому еще она могла бы обратиться, кроме него? Кто еще любил ее настолько, чтобы помочь в таком деле?

– Отправь мне по факсу предложения твоего банка, и я займусь ими завтра утром, – сказал Самюэль. – Если ты хочешь именно так.

Обреченно вздохнув, она пообещала держать его в курсе и закончила разговор. Все, что она услышала, не ослабило ее решимости купить Пейроль, однако теперь она понимала, что все гораздо сложнее, чем ей казалось. Подумав над этим несколько минут, она пришла к выводу, что игра стоит свеч, и чем труднее, тем желаннее для нее та новая жизнь, к которой она стремится.

Анри подписал все бумаги, представленные ему бухгалтером клиники. Все было в полном порядке, они благополучно миновали период кризиса. Он все делал ради этого, нанимая только лучших профессионалов и не скупясь на услуги, которые могли заинтересовать определенную категорию пациентов. Его стратегия заключалась в том, чтобы делать ставку на богачей при серьезном отношении к делу.

На рабочем столе Анри в течение двадцати лет стояла фотография Камиллы. Боже, как же она была красива! Зачесанные назад волосы, безукоризненные черты лица, огромные черные глаза и легкая загадочная улыбка, присущая только ей. Анри действительно был без ума от нее. Он почти забыл обо всем, что предшествовало приходу Камиллы в его жизнь, и его уже мало интересовало то, что будет дальше, когда ее не стало. Конечно, эти последние годы были трудными. Несмотря на присущие ей сдержанность и стыдливость, Камилла проявляла признаки глубокой тоски, причину которой Анри хорошо знал. Но к чему ворошить прошлое, он тысячу раз говорил ей об этом. Он не понимал этих запоздалых и совершенно бесполезных угрызений совести, доводивших его жену до безумного состояния.

Отец назвал ее Камиллой, признал и объявил своей дочерью, но у нее было еще много совершенно непроизносимых имен. Она родилась в Ханое в 1945 году. История ее жизни была грустной, но, увы, почти банальной для периода войны в Индокитае. Юная скромная вьетнамка из бедной семьи не смогла устоять перед чарами французского офицера и стала его любовницей. Она родила ребенка накануне его возвращения во Францию и предпочла отдать его отцу, нежели растить в унижениях и нищете. Капитан Абель Монтаг был честным человеком и хорошо знал нравы этой страны: откажись он от дочери, девочку ожидала бы горькая участь. Поэтому он согласился принять ее несмотря на то, что был женат и имел собственных детей.

Камилла не знала, как прошло возвращение капитана Монтага домой, вряд ли оно было триумфальным. Она была слишком мала, чтобы помнить холодный прием, оказанный неверному мужу и его незаконнорожденному ребенку. Конечно, у Абеля были оправдания, ведь он пробыл в Индокитае более шести лет, из них полтора года в японском плену, практически истощив силы на этой непостижимой для всего мира войне. Его здоровье было подорвано лихорадкой, в характере появилась подозрительность, а к армии он испытывал стойкое отвращение. Жена не узнавала его и из опасения не осмелилась отказаться от маленькой девочки-метиски, которую он ей навязал. Камилла росла вместе с тремя старшими законными детьми Монтага. Через несколько лет Абель умер, Камиллу отдали в пансион и постарались поскорее о ней забыть. Это была очень строгая школа неподалеку от Альби, где, собственно, Анри и увидел ее впервые. Девочки шли молиться в собор, и ее нельзя было не заметить среди других учениц: медный оттенок кожи, огромные черные глаза и неправдоподобно хрупкая фигурка. Ей было шестнадцать, Анри двадцать один, их взгляды встретились… Им удалось мельком увидеться еще два раза, потом Анри отбыл на военную службу и забыл о ней. После армии он женился на Александре, и у них родился Адриан.

Александра… Как плохо он ее помнит! Холодная и высокомерная блондинка с большим приданым, по уши влюбленная в него. Она была хорошей женой, с ней можно было бы прожить долгую приятную жизнь, если бы не тот ужасный пожар. Но судьба распорядилась по-другому, и после он снова встретил Камиллу на своем пути.

Анри протянул руку к фотографии и поднес ее к глазам. На этом снимке она была невероятно хороша, но тогда – при второй встрече – она была в очень грустном положении, можно сказать, на краю пропасти. Жизнь сурово обошлась с ней, и он считал, что спас ее.

Спас ли? Глубоко вздохнув, он поставил фотографию на место. Разве можно кого-то спасти против его воли? Камилла приняла его условия – единственно возможные в той ситуации. Он ни о чем не жалел, однако иногда…

– Папа?

Он быстро поднял голову. Паскаль стояла на пороге кабинета, не решаясь войти.

– Я тебе помешала? У тебя такой задумчивый вид…

– Нет, ничуть не помешала. Заходи и садись.

Она редко приходила к нему в клинику, и он был тронут ее появлением.

– Мы сегодня вместе обедаем, – напомнила она. – Ты не забыл?

– Нет, конечно. Я уже закончил дела. Вот задумался и не слышал, как ты вошла.

– Я стучала.

Он понимающе улыбнулся. Конечно, она постучала, ведь она была прекрасно воспитана.

– Я долго разговаривала с Самюэлем, – сообщила она. – Он поможет мне устроиться на работу рядом с Пейролем.

– На работу… – непроизвольно повторил Анри.

Как он и предполагал, она не рассталась со своим замыслом. Но разве в этом было что-то удивительное? Он знал, что она упряма и будет добиваться своего. Особенно если ей помогает Самюэль.

– Думаю, что он найдет тебе хорошее место, – сказал он осторожно.

Да, Самюэль не только хороший анестезиолог; он прекрасно ведет свои дела и с присущей ему дальновидностью увидел в плане Паскаль выгоду как в материальном, так и в личном плане.

– Я переезжаю туда на будущей неделе.

– Ты прогуляйся сама по дому в полночь, прислушайся к тому, что при этом почувствуешь, посмотри на парк, и ты быстро поймешь, что на приведение всего этого в порядок уйдет уйма времени и много денег.

– Я научусь ухаживать за садом сама, – с легкостью парировала она. – Что же касается дома… я куплю себе огромную сторожевую собаку Тебя это успокоит?

– Не особенно.

– Папа, может быть, есть что-то, о чем я еще не знаю, о чем ты мне не говорил, но хотел бы рассказать? Тот… пожар, должно быть, оставил ужасные воспоминания, и ты не…

– Я предпочитаю не говорить о прошлом, – отрезал он. – Сейчас это не имеет значения. Но я считаю, что существуют места и получше.

Паскаль подошла к креслу отца, обняла его за шею и поцеловала в висок.

– Папочка, дорогой… – прошептала она. Возможно, желание разубедить ее было продиктовано его эгоизмом. Конечно, он бы предпочел, чтобы она жила рядом с ним, и, конечно, он не хотел проявлять себя деспотичным отцом и ограниченным человеком. Напротив, он всей душой желал, чтобы она шла дальше, развивалась… Только вот Пейроль был последним местом в мире, где можно было найти счастье…

Он догадался, что она смотрит на фотографию Камиллы.

– Пойдем обедать, – произнес он, вставая.

Нельзя было давать волю чувствам, иначе все стало бы еще сложнее. Он повернулся к дочери и увидел, что глаза ее полны слез. Этот прекрасный печальный взгляд был абсолютно таким же, как у ее матери. Он взял ее за руку, не находя в себе сил что-либо сказать, и молча вывел из кабинета.

– Рекомендации прекрасные, – заметил Лоран Вийнев.

Самюэль благодарно улыбнулся ему. Он и Вийнев, директор больницы Пюрпан, уже в течение трех лет хорошо понимали друг друга, кроме того, оба были страстными любителями полетов. Когда Лоран ознакомился с резюме Паскаль, он сказал, что она сможет без проблем получить вакантное место пневмолога, но заведующая пневмологи-ческим отделением восприняла эту идею без энтузиазма.

– Мы должны рассмотреть и другие кандидатуры, – заметила она, поджав губы.

Надин Клеман, даме с седыми, гладко зачесанными волосами, в импозантных очках в роговой оправе, было уже за шестьдесят. Угловатые черты лица, резкий голос, властные манеры – этого было достаточно, чтобы наводить ужас на все отделение.

– Хотелось бы принять на работу человека, с которым мне уже доводилось работать, например доктора Медерика, – добавила она, твердо глядя директору в глаза.

На Лорана это не возымело действия, он с сомнением покачал головой.

– Он скоро выйдет на пенсию, лучше взять молодого специалиста.

Надин с раздражением поправила очки. Ей самой скоро предстояло выйти на пенсию, и она не любила, когда об этом напоминали. Не отступая, она повернулась к Самюэлю.

– Вы так энергично рекомендуете вашу бывшую жену, что хочется спросить, почему вы развелись…

– Может, и хочется, – вмешался директор, – но спрашивать об этом у месье Хофманна нельзя, это его личное дело. А профессиональные качества доктора Паскаль Фонтанель соответствуют нашим требованиям, не так ли?

Надин смерила Лорана Вийнева долгим взглядом и язвительно добавила:

– В любом случае решение принимаете вы. Разумеется, молодая женщина представляет для вас больший интерес, чем доктор Медерик.

Таким образом она давала понять ему, что вовсе не дура и мотивы такого решения ей абсолютно ясны. Лорану было тридцать восемь, он все еще не был женат. Естественно, что Надин считала его отчаянным ловеласом. Самюэль знал, что весь персонал больницы придерживается того же мнения, но действительность была совершенно иной. Несмотря на свой шарм, Лоран был не из тех, кто бегает за каждой юбкой. После двух сложных романов он искал женщину, с которой мог бы создать семью, но в учреждениях, которыми он руководил, он не позволял себе никаких любовных авантюр. Поэтому Надин Клеман напрасно потратила свой яд.

– Держите меня в курсе, – произнесла она, поднимаясь. Лоран подождал, пока она выйдет, и улыбнулся.

– Какая она противная. Надеюсь, твоя бывшая жена не позволит себя тиранить!

Лоран собирался предложить это место Паскаль, и Самюэль был счастлив оттого, что сможет обрадовать ее такой новостью.

– Не беспокойся, она знает, как защитить себя, – ответил он, не скрывая радости.

– Предупреди ее, чтоб была поосторожнее, по крайней мере сначала, потому что Надин очень коварна.

Мадам Клеман славилась умением отравлять жизнь коллегам. На рабочем столе Лорана никогда не переводились жалобы, особенно от медсестер и практикантов пневмологического отделения.

– Увидимся завтра в клубе, – сказал Самюэль, – а сейчас мне нужно возвращаться в блок.

Они обменялись дружеским рукопожатием и расстались довольные друг другом. Лоран сумел подтвердить свой авторитет директора, поставив на место несносную Надин Клеман, а Самюэль получить хорошую работу для Паскаль.

Он торопливо покидал административную часть, погруженный в свои мысли. Эта больница занимала огромную площадь, но Самюэлю тут нравилось. Когда он решил покинуть Париж, чтобы как можно дальше уехать от Паскаль и горестных воспоминаний, связанных с их разводом, Тулуза показалась ему местом, где можно было начать новую жизнь и забыть о прошлом. Его сразу очаровали необычная архитектура этого города, здешний климат и деловая атмосфера.

Направляясь в блок общей хирургии, он не воспользовался служебным лифтом, а поднялся по лестнице, перешагивая через ступеньку. День, как и всегда, был расписан до предела: сегодня он должен был проводить анестезию нескольким пациентам, потом дежурить до их пробуждения, поэтому думать о чем-то другом у него не было времени.

Из аэропорта Бланьяк Паскаль на маршрутке добралась до центра, а на площади Жанны д'Арк пересела в такси и доехала до отеля «Бозар», где предварительно забронировала себе номер. Она с удовольствием убедилась в том, что, как и хотела, окна ее комнаты выходят на Гаронну.

Сменив туфли на удобные кроссовки, Паскаль спустилась вниз и взяла у портье ключи от машины. После получасовой дорожной пробки она наконец-то выехала на трассу А68, ведущую в направлении Альби, и немного расслабилась. Кажется, ее авантюра стала обретать некие конкретные воплощения. Агентство по продаже недвижимости любезно предоставило ей ключи от дома в Пейроле, владелицей которого она собиралась стать.

По дороге она жадно всматривалась в окрестности, радуясь тому, что узнает знакомые места. Повернув на Марссак и преодолев мост через Тарн, она направилась к Кастельно. С каждым километром, приближающим к дому, ее дому, она чувствовала, как в груди у нее нарастает волнение. Вероятно, люди, жившие в Пейроле, изменили вид комнат? Двадцать лет назад – она прекрасно это помнила – стены были в основном белыми или пастельного оттенка. Мать терпеть не могла обои и разные узоры на стенах, предпочитая чистоту пространства. Она тщательно подбирала изысканные покрывала и шторы, продумывала цветовые акценты в определенных местах в виде красной вазы или черной лакированной мебели. В комнатах, даже на полу, всегда стояли глиняные вазы с огромными букетами цветов.

Наконец показались высокие стены Пейроля, и Паскаль припарковала машину в том самом месте, где месяц назад ее ждало такси. Она открыла решетчатые ворота и проскользнула в парк. Сдерживая в себе желание побежать, она широким шагом шла по аллее, отмечая про себя, что гравий по-прежнему такой же красивый и почти белый, зато лужайка высохла и на ней разросся чертополох. Деревья же показались ей огромными, еще большими, чем она их запомнила.

Чувствуя, как бьется сердце, она быстро направилась к входной двери, нервно перебирая связку ключей в поисках нужного. Дверь заскрипела на петлях, и, распахнув ее, Паскаль вошла в большой приемный зал.

Под ее ногами в сумерках поблескивал белый плиточный пол, местами истертый и просевший от бесчисленного количества прошедших по нему ног. Она вспомнила, как пробовала кататься здесь на роликовых коньках, полученных в подарок на Рождество, из-за чего по белому полу пролегли многочисленные черные следы от резины, которые мать с трудом смогла стереть.

Она на секунду закрыла глаза и попыталась представить себе, точнее вспомнить устройство дома. Справа от приемного зала был большой салон, через коридор – библиотека, где любил проводить время отец, а также маленький будуар, где мать обычно сидела за шитьем. Слева располагались столовая, кабинет и кухня, затем следовала гардеробная, уставленная огромными шкафами, а прямо перед ней была двустворчатая дверь с витражами, ведущая в зимний сад. Паскаль открыла глаза и глубоко вздохнула. Ей нравилось окружавшее ее огромное пространство, но как она сможет распорядиться им одна? Пейроль был семейным домом, здесь должны были бегать и смеяться дети, и за обеденным столом должно было собираться немалое количество домочадцев…

Она решительно двинулась вдоль стены, распахивая окна. Картины на стенах немного поблекли, паркет в некоторых местах выщербился, однако в целом прежние жильцы были достаточно аккуратны, и здесь можно было поселиться сразу, не проводя никаких предварительных работ.

Комната ее родителей на первом этаже была довольно в хорошем состоянии, несмотря на истертость коврового покрытия. Стоя посреди комнаты, она размышляла о том, как сможет обставить все это помещение. После развода с Самюэлем ее мебель из парижской квартиры перевезли на склад, но ее было смехотворно мало для такого дома.

– Вы кто? – раздался у нее за спиной запыхавшийся голос.

Подавляя в себе возглас испуга, Паскаль обернулась и увидела пожилого мужчину в рабочем комбинезоне, который вопросительно-сурово ее разглядывал.

– Вы меня напугали! – сказала она. – По какому праву вы вошли сюда? Я у себя дома.

– Вы? Этот дом больше не сдается, а продается. Может, вы агент по продаже недвижимости?

Он с подозрением оглядел Паскаль с головы до ног.

– Эта собственность принадлежит моему отцу, Анри Фонтанелю, – ответила она и увидела, как глаза этого человека округлились от удивления.

– Вы… м-м… малышка Паскаль? – пробормотал он, не отрывая от нее взгляда.

– Я доктор Паскаль Фонтанель, да. А вы?

– Я Люсьен Лестрейд. Вы разве не помните меня? Она мгновенно успокоилась, сознавая, что испугалась не на шутку.

– Конечно помню. Вы садовник. И вы до сих пор работаете в парке?

– Я делаю все, что могу. Двух раз в месяц абсолютно недостаточно. Ваш отец вызвал меня на прошлой неделе, чтобы я все привел в порядок. Я подумал, это для того, чтобы выгоднее продать дом.

– По правде говоря, я собираюсь выкупить у него Пейроль и поселиться здесь.

Он отшатнулся, словно от удара.

– Здесь? Да вы с ума сошли!

Реакция Лестрейда была точно такой же, как у отца и брата. Что же такого ужасного было в том, что она собиралась жить в Пейроле?

– Вы замужем? У вас есть дети?

– Нет, – ответила она сухо, – но это все у меня будет. А пока, если вы не против, я продолжу осмотр.

Она прошла мимо него, направляясь к лестнице и ощущая смутную неловкость. Почему она не испытывает никакой симпатии к этому человеку, которого знает с детства? Сколько раз она брала его шершавую руку своей ручонкой, и он рассказывал ей о цветах, посаженных ее матерью?

Он вышел вслед за ней, и она услышала позади его покашливание.

– Паскаль, послушайте меня. Вы должны уехать туда, откуда приехали. Здесь вас ждет много плохих воспоминаний. Зачем искушать дьявола?

– Дьявола? – она раздраженно пожала плечами. – А вы, месье Лестрейд, почему не уволились отсюда?

Он промолчал, а она продолжала:

– В любом случае у меня не хватит средств, чтобы оставить вас. Мне очень жаль.

– Не огорчайтесь, я понимаю. Кстати, ваш отец тоже собирался уволить меня, а потом… Здесь все разрастается с ужасной скоростью, все стремится пустить корни, и парк трудно содержать в порядке. Не беспокойтесь, я вам буду бесплатно помогать, по крайней мере сначала. Пейроль – еще то местечко, вы это сами увидите!

Он вздохнул, вынул платок из кармана комбинезона и вытер лоб. Лицо его было изрезано глубокими морщинами, кожа загорела на солнце. Глядя на него без страха, она поняла, что сразу должна была узнать его.

– Да, и больше не называйте меня «месье», зовите меня просто Люсьен, мы же старые знакомые. Вы любите цветы? Ваша мать обожала их, бедняжка…

– Я не знаю, в курсе вы или нет, – сказала она нерешительно, – моя мать недавно скончалась.

– Я был на похоронах. Без сомнения, ей лучше там, где она сейчас.

Это странное замечание было настолько неожиданным, что ошеломленная Паскаль не нашлась что ответить. Люсьен Лестрейд, скорее всего, ничего не знал о состоянии здоровья своей хозяйки, что же утешительного он находил в ее смерти?

– Ну что ж, я пойду, – решил он. – У меня еще много работы.

Опираясь на перила, он спускался по лестнице, оставляя Паскаль в полном недоумении. Через несколько мгновений она выглянула, чтобы убедиться, ушел ли этот странный человек…

Пройдя лестничную площадку, она выглянула из окна. До настоящего момента она не проявляла особого интереса к цветам и вообще к растениям. Сможет ли она принять это как игру, подобно своей матери? Внизу, на пожелтевшей лужайке, она увидела Люсьена, который катил тачку с садовым инвентарем. Возможно, он считал себя хранителем Пейроля? Жильцы менялись, а он всегда оставался и, кажется, настолько привык, что готов работать даже бесплатно.

Отойдя от окна, она быстро прошла по галерее, открывая двери одну за одной. Шесть комнат и три ванных… На втором этаже ничего не изменилось, но все эти комнаты были безнадежно пусты и выглядели покинутыми. Последняя узкая дверь, запертая на замок, вела на чердак. Паскаль снова вынула ключи из кармана джинсовой куртки и пару минут сражалась с замком. Пыль и паутина сплошь покрывали ступени деревянной лестницы, доказывая, что никто ни разу не поднимался сюда.

Очутившись на пороге чердака, Паскаль с удивлением обнаружила настоящую пещеру Али-Бабы. С первого взгляда она узнала знакомую с детства мебель. Ее, видимо, снесли сюда, чтобы побыстрее сдать дом. Стало быть, пролежала здесь эта красивая старинная мебель не меньше двадцати лет.

– Ну и ну! – воскликнула она от удивления.

Ее голос утонул где-то между дубовыми балками и розовой крышей. У нее запершило в горле, но она задержалась еще немного, осматривая мебель и размышляя, как ею воспользоваться. Покрытые белым лаком плетеные кресла нужно вернуть в зимний сад, вместительный комод отправится в ее комнату, огромный стол снова займет свое место в столовой. Надо будет также забрать отсюда ширму, покрытую красным лаком, которую мать сама расписала тушью.

Конечно, воссоздавать обстановку своего детства было не самой удачной идеей, но ей страстно хотелось этого, к тому же у нее еще долго не будет средств, чтобы купить новую мебель, поэтому она испытывала двойной восторг от своей находки. Собираясь уходить, она заметила свое отражение в большом венецианском зеркале, прислоненном к стене. Она подошла ближе, чтобы разглядеть нечеткий от слоя пыли силкэт. Что она делает одна на чердаке этого дома? Почему Самюэль не понял ее стремления иметь детей, создать полноценную семью? Воюя с ней, он обокрал самого себя, разрушил их брак… Теперь ей приходится наверстывать, догонять упущенное время… Ведь ей уже тридцать два года!..

– Я никогда не прощу тебе этого, Самюэль, – проговорила она сквозь зубы.

После развода она много развлекалась, пытаясь найти забвение, но среди мужчин, с которыми настойчиво знакомили ее подруги, ни один не вызвал ее интереса. В конце концов этим скучным для нее вечеринкам она предпочла ночные дежурства.

– Все это позади. Я начинаю новую жизнь! – провозгласила она, глядясь в зеркало.

А что? Она была красива – ей так часто это повторяли, что она поверила, – у нее была любимая работа, и она собиралась жить в Пейроле! Будущее просто не может не улыбнуться ей! Ободряюще подмигнув своему отражению, она направилась к выходу.

Нервничая, Марианна играла со своим колье. Это украшение подарил ей Самюэль восемь дней назад, ко дню ее рождения… Правда, ей пришлось тянуть его к витрине ювелирного магазина. «Если хочешь сделать мне подарок, то мне очень нравится вот это!» Указывая пальцем, она и сама не знала, чего ей хотелось. На самом деле она хотела увидеть его реакцию. Он удивился и покачал головой, затем вошел в магазин, оставив ее ждать на улице. Она надеялась на другое – на нежные слова, объяснение в любви. Через пару минут он вернулся и, улыбаясь, вручил ей футляр. Ну и идиот! Да и сама она так неловко вынудила его сделать ей подарок. А все потому, что боялась… Боялась, что забудет о ее дне рождения, как забывал обо всем, что касалось ее. Если бы она проявила большее терпение, невозмутимость, то, возможно, могла бы рассчитывать на романтический сюрприз. Нет, вряд ли. Самюэль никогда не станет тем романтическим принцем, которого она ждала.

Сидя рядом с ней, он время от времени поглядывал на часы, вероятно беспокоясь, что его бывшая жена задерживается. Что он испытывает – раздражение или нетерпение? Он всегда говорил о Паскаль с большой нежностью, поэтому Марианна сгорала от любопытства и ревности. Она буквально настояла на том, чтобы пойти на встречу с Паскаль вместе с Самюэлем, мотивируя тем, что очень хочет познакомиться и даже подружиться с этой замечательной женщиной. Он неохотно согласился, не найдя повода, чтобы ей отказать.

Марианна первая заметила молодую женщину, вошедшую в зал. Ее изящный силуэт подчеркивали облегающие джинсы и короткая куртка, надетая на простую белую рубашку с поднятым воротничком. Длинные черные волосы, гладкие и блестящие, собранные красивой заколкой, печальные черные миндалевидные глаза, особенно выделяющиеся на матовой коже лица. Марианна поняла, что Паскаль Фонтанель была ее полной противоположностью. Брюнетка и блондинка, тоненькая и пышная… Поднявшись, Самюэль радостно ей улыбнулся.

– Как дела?

Этот вопрос прозвучал не ради самого вопроса, Самюэль действительно был заинтересован в ответе. Обняв Паскаль за плечи, он наконец вспомнил о присутствии Марианны.

– Познакомься с Марианной, моей подругой, а это Паскаль…

Подругой? Марианна пришла в ярость, но выдавила улыбку и пробормотала приветствие, пока соперница усаживалась напротив.

– А знаешь, я уже была здесь с папой и Адрианом, когда мне было лет десять, – объявила Паскаль, не скрывая приятного удивления.

– Здесь, в «Абатуар»?

– Да, мы здесь завтракали по воскресеньям, когда мама ездила за покупками в Тулузу. Ничего не изменилось, даже скамейки те же самые! Я надеюсь, что мясо здесь по-прежнему такое же вкусное…

У нее был низковатый с хрипотцой голос, в отличие от высокого тембра Марианны.

– Я возьму бифштекс с кровью, – решила она, наскоро заглянув в карту, и, переведя взгляд на Марианну, продолжила:

– Спасибо, что уделили мне свой вечер, я постараюсь не утомлять вас этой историей с покупкой дома…

– Там уже почти все готово, – вмешался Самюэль. – Твое досье принято, банк откроет кредит, получив твою подпись, заверенную нотариусом. Когда ты подпишешь контракт о приеме на работу, предъявишь его в банк, но это всего лишь формальность.

– Почему? Они считают, что безработных пневмологов не существует?

– Что-то в этом роде. В любом случае, не забывай, что гипотетически они являются владельцами Пейроля.

– Нет, я не забуду! – смеясь, сказала она.

Что смешного она находит в том, что теперь десять лет будет выплачивать долг? Самюэль потратил кучу времени, чтобы уладить дела бывшей жены, и Марианна считала, что он уделяет ей слишком много внимания.

– Завтра в девять утра ты познакомишься с Лораном Вийневом, – напомнил он Паскаль. – Увидишь, для директора больницы он очень любезен!

Теперь настроение Марианны окончательно испортилось. Она тоже работала в клинике секретарем и не принадлежала к врачебной элите, а имела дело лишь с медсестрами. Зато Паскаль Фонтанель сразу попадала в этот привилегированный круг.

– Кстати, Лоран прекрасный пилот, – добавил Самюэль, – мы с ним члены одного клуба. Может, ты тоже придешь в наш клуб?

Паскаль отрицательно качнула головой, и от этого движения копна ее черных волос освободилась от заколки, упавшей на стол. Она подобрала ее и, покручивая в руке, продолжила:

– Мне пока что нужно разобраться со своими финансовыми делами, а если захочется полетать, ты меня как-нибудь возьмешь с собой! Вам нравится летать, Марианна?

– Не знаю, Самюэль ни разу мне не предлагал, – несколько суховато ответила девушка.

Это была деликатная для нее тема. Аэроклуб для Самюэля был сугубо личным занятием, и он никогда не приглашал туда Марианну. Она утешала себя мыслью, что, жертвуя их встречами, он предпочитает все же мужскую компанию, и вот тебе на, он с энтузиазмом предлагает Паскаль тоже стать членом клуба.

– Если вы полетите на днях, я охотно присоединюсь к вам, – сказала она как можно непринужденнее.

– С ней ты можешь без страха садиться в вертолет, – заметил Самюэль.

Это, должно быть, был комплимент – один из многих, которые были у Самюэля в запасе для своей бывшей жены.

– Знаешь, сейчас мне бы не хотелось в выходные проделывать этот длинный путь до Тулузы. Я так рада, что ты помог мне получить место в Пюрпане, но если однажды появится возможность перейти на работу в больницу Альби, я уже наверняка обрету покой.

– Паскаль! – запротестовал Самюэль. – После клиники Некер больница Альби покажется тебе санитарным пунктом посреди джунглей.

Она рассмеялась от этой шутки, а Марианна нахмурилась. Если они начнут сейчас обсуждать больницы, она умрет со скуки.

– Это хорошая больница, и мне она подходит. Еще есть Клод-Бернар, там двести больничных мест и десять операционных залов. Я и туда подала заявку, Самюэль…

– Да, плохо, если приходится далеко добираться на работу, – вмешалась Марианна. – Насколько я понимаю, Паскаль не хочет все свое свободное время тратить на дорогу. В Тулузе такое движение, что иной раз целый час выбираешься из города!

Это высказывание было дополнительным мазком к и без того не идиллической картине. Жить за семьдесят километров от работы вовсе не сладко, и желание Паскаль получить место в Альби вполне оправданно, тем более что так было бы лучше для всех. Марианна осушила бокал, чтобы придать себе смелости, и подчеркнуто чувственно положила руку на руку Самюэля.

– Я бы хотела еще вина, любовь моя…

Он освободил руку, чтобы взять бутылку, и молча наполнил ее бокал. Даже если ему это не по нраву, она не жалела о том, что поставила все на свои места. Нет, она вовсе не была ему какой-то там подругой, она была его любовницей – женщиной, с которой он сегодня вернется домой и будет заниматься любовью.

Паскаль смотрела на них с удивлением и снисхождением. Кажется, ее нисколько не возмущало, что бывший супруг сидит напротив с другой женщиной, и Марианну это до некоторой степени утешало.

– Где ты остановилась? – спросил Самюэль.

– В отеле «Бозар».

– Я завтра заеду за тобой в полдевятого, – предложил он, знаком подзывая официанта.

Он расплатился, и они втроем вышли на свежий вечерний воздух.

– Я дойду пешком, это недалеко, – решила Паскаль. – Спасибо за обед, Самюэль.

Она обняла его за шею и легко поцеловала в щеку, затем повернулась к Марианне.

– Была очень рада с вами познакомиться. До скорой встречи.

И она решительно зашагала по Шарль-де-Фит, направляясь к площади Сен-Сиприен. Пройдя по рю де ля Репюблик, она вышла к мосту через Гаронну, на берегу которой был ее отель.

На улицах еще было полно прохожих, и Паскаль замедлила шаг, чтобы насладиться прогулкой. Ей показалось или на самом деле Самюэль был несколько напряжен в течение всей их встречи? Возможно, его смущало присутствие Марианны? В таком случае она объяснится с ним, он имеет полное право снова устроить свою жизнь, а эта девушка ничем не хуже любой другой и, вероятно, очень любит его… Во всяком случае, именно это она сочла необходимым продемонстрировать… Конечно, Самюэль заслуживает того, чтобы его любили. Он может быть нежным и очаровательным, когда того хочет, а еще он основательный, альтруистичный и щедрый. Даже перестав быть ее мужем, он остается ее другом, ее лучшим другом, единственным, кто поддерживает ее в последнее время, и она очень признательна ему за это. Неужели он чувствует себя виноватым за то, что счастлив с Марианной?

Взойдя на мост Пон-Неф, она немного задержалась. Внизу, на берегу, сидел музыкант и меланхолично играл на саксофоне, рядом с ним блестело несколько монет. Паскаль наклонилась, бросила к его ногам два евро и продолжила путь. Она не знала, понравится ли ей Тулуза и больница Пюрпан, но она была уверена, что приняла правильное решение, радикально изменив свою жизнь. Возвращение в Пейроль похоже на увлекательную авантюру, и она была готова к любым неожиданностям.

– Я туда не вернусь! – в третий раз повторила Аврора.

Паскаль сразу узнала эту симпатичную рыжеволосую молодую женщину, всю покрытую веснушками. Несмотря на прошедшие годы, они узнали друг друга мгновенно и сразу обнялись.

– Ты собираешься здесь работать! Здорово!

Они вместе ходили в начальную школу, потом в колледж в Альби, а когда Паскаль уехала, договорились переписываться. С течением времени письма становились все реже, их сменили поздравительные открытки на Рождество и день рождения. Паскаль знала, что Аврора стала медсестрой, но она никогда не думала, что встретится с ней в пневмологическом отделении больницы Пюрпан.

Взявшись за руки, они спустились в кафетерий. Паскаль в нескольких словах рассказала, почему решила вернуться и как стала владелицей Пейроля. Аврора обрадовалась, восхищенная мыслью о том, что снова увидит дом, в котором так часто играла и о котором у нее сохранились приятные, но смутные воспоминания.

– Он по-прежнему великолепен?

– Немного разрушен временем и жильцами, но в целом сохранился неплохо!

Они дружески болтали, вспоминая детство, коротко рассказали друг другу о своей жизни. Аврора часто видела Самюэля, и ей показалось забавным, что он был мужем Паскаль. Сама она еще не нашла себе родственную душу, но никогда и не помышляла о том, чтобы завести близкие отношения с кем-нибудь из докторов больницы.

– Все они кичатся перед медсестрами, а сами только и думают о том, как переспать с кем-то. Это не для меня! Среди младшего персонала плейбоев намного меньше, сама убедишься в этом…

– А среди начальства?

– Наша заведующая – страшная мегера, которая…

– А, я уже знаю. Я только что из ее кабинета и даже не ожидала такого недоброжелательного приема. Мне дали понять, что принята я на это место только из-за недостатка других кандидатов.

– Надин Клеман настоящая гарпия, – сказала Аврора, понизив голос, – и она очень не любит новичков! Но специалист она компетентный, этого у нее не отнять.

– Это главное, а с остальным я как-нибудь справлюсь, – согласилась Паскаль.

Паскаль была не в новинку больничная иерархия, все эти интриги и сплетни, но ей не хотелось с самого первого дня вступать в борьбу. Утешало лишь то, что у нее нашлась подруга среди персонала.

– Мне так жаль твою маму, – сказала Аврора. – Я помню, какой она была красивой, загадочной, экзотичной… О такой матери мечтали все девочки! Мне кажется, что весь класс завидовал тому, что у тебя такой старший брат, дом и родители.

– Правда? В детстве как-то не отдаешь себе отчета в таких вещах.

– Но я утешала себя тем, что в моем доме любили смеяться от всего сердца. Моя мать была очень веселой, она и сейчас такая, а твоя мама всегда казалась такой печальной… У нее были какие-то горести?

– В то время? Нет… Я не помню ничего такого.

Сердце Паскаль сжалось от этих воспоминаний. Двадцать лет назад ее мать была еще здоровой, но уже тогда она была какой-то меланхоличной.

– Мой отец всегда мечтал поселиться в Париже, он был уверен, что маме скучно в Пейроле. Не знаю, правильно ли он поступил.

Аврора взглянула на настенные часы и мигом поднялась.

– Перерыв закончился, нужно возвращаться, иначе мне устроят головомойку! Когда ты приступаешь к работе?

– Через неделю.

– Позови меня сюда, мы вместе пообедаем, и я введу тебя в курс дела, расскажу все, что ты должна знать, чтобы здесь сработаться.

Она вынула из кармана бумагу и ручку и записала номер своего мобильного телефона.

– Была очень рада увидеть тебя, – повторила она и ушла.

Паскаль проводила Аврору взглядом, когда та проходила через зал, направляясь к служебным лифтам. Профессор Надин Клеман, конечно, была тихий ужас, но это не имело значения, поскольку Паскаль прекрасно знала свое дело и собиралась усердно работать, чтобы упрочить свое положение в Пюрпане.

Покидая помещение больницы, она вспоминала разговор с Лораном Вийневом. Тому, что он любезно принял ее, она, конечно, обязана Самюэлю. Что бы она делала без него? Если бы он не уладил банковские вопросы и не нашел ей эту работу, не говоря уже о сумме, которую он ей одолжил, она, возможно, не смогла бы совершить свой переезд. Она решила, что с этого момента будет справляться со своими трудностями сама. Для начала она возьмется за приведение в порядок Пейроля. У нее всего лишь неделя на то, чтобы все спланировать, привезти вещи из Парижа, перенести мебель с чердака, рассчитать Люсьена Лестрейда, закупить продукты, оформить коммунальные платежи, съездить в Сен-Жермен, чтобы упаковать чемоданы… купить машину, без которой она не сможет добираться из Альби до Тулузы.

От возбуждения, что наконец-то она взяла свою жизнь в собственные руки, Паскаль даже зашагала быстрее, больше не испытывая страха.

 

Глава 3

Надин Клеман закрыла дверь своего кабинета. За месяц ее неприязнь к этой малышке Фонтанель только возросла. По какому праву ей навязали эту женщину? Как ей избавиться от нее? Конечно, с профессиональной точки зрения к ней не в чем придраться. Квалифицированные диагнозы, чуткое – даже излишне – отношение к пациентам, грамотные врачебные предписания, – Паскаль Фонтанель, казалось, была неуязвимой. Хотя многочисленные анализы и обследования, которые она назначала, иногда бывали неоправданны. В такой больнице, как эта, директор обязан был следить за расходами. Надин непременно воспользуется этим, чтобы вызвать Паскаль и преподать ей урок, а заодно посмотреть на ее реакцию. Если эта гордячка проявит непокорность и не послушает предостережений, это будет поводом поставить ее на место или даже устроить скандал.

Надин по внутреннему телефону попросила свою секретаршу принести истории болезни, которые вела доктор Фонтанель. Одно это имя было ей отвратительно. Эти Фонтанели! Когда они уехали отсюда двадцать лет назад, Надин с радостью забыла о них – скатертью дорога! И вдруг вернулась дочь Камиллы, с этим так называемым азиатским шармом. Надин и знать ничего не хотела о Вьетнаме и войне в Индокитае – уж слишком много она наслушалась об этом в юности.

Вошла секретарша с кипой папок. На каждого пациента пневмологического отделения заводилась отдельная папка, на которой была наклейка с фамилией лечащего врача. За четыре несчастных недели малышка Фонтанель успела осмотреть всех этих пациентов?

Дверь бесшумно закрылась, и Надин снова осталась одна. Она прекрасно знала о том, что наводит ужас на своих сотрудников, но была уверена, что на ее должности только так и нужно. Порядок и строгость – вот ее оружие. Возможно, потому, что отец ее был военным? Пожав плечами, она набросилась на папки с твердым намерением найти в них какой-нибудь недочет.

Тренировка в аэроклубе среди людей, не обсуждавших ничего, кроме полетов и воздушных трюков, была для Лорана и Самюэля одним из воскресных удовольствий. Лорана устраивало то, что именно Самюэль был его инструктором, поскольку они прекрасно понимали друг друга. Лоран уже давно был аттестован как пилот самолета, теперь ему захотелось научиться летать на вертолете. После полета они отправились в бар, чтобы выпить пива.

– Ну что, твоей бывшей нравится у нас? – спросил Лоран.

– Насколько я знаю, да. Мы редко видимся в больнице, к тому же она сейчас очень занята своим домом.

– Это возле Альби?

– Между Лабастильдой и Кастельно-де-Леви. Это красивая семейная усадьба, которую она выкупила у своего отца. Думаю, она захотела вернуться сюда, потому что не любила Париж.

– В то время вы уже не были женаты?

– Нет.

Самюэль хотел было что-то добавить, но промолчал. Вопросы Лорана не смущали его, но он понял, что ему не хочется обсуждать Паскаль с другим мужчиной. Особенно с неженатым и привлекательным мужчиной. Тридцативосьмилетний голубоглазый Лоран с невыразимо очаровательной улыбкой, прекрасным чувством юмора и высоким служебным статусом очень нравился женщинам.

– Ты ее еще любишь? – спросил Лоран, удивляясь внезапному молчанию Самюэля и пытаясь вызвать его на продолжение разговора.

– Любовь – слишком объемное понятие, скажем так: я по-прежнему к ней неравнодушен. Глупо, конечно, она давно рассталась со мной.

– Но не ты с ней? Я думал, что с Марианной…

– Да, – как-то неубедительно подтвердил Самюэль. – Марианна прекрасная девушка…

Самюэль снова умолк, не находя более подходящих слов.

– Я понял, – улыбнулся Лоран.

Его ирония рассердила Самюэля. Так было всегда, когда речь заходила о Паскаль. Он нервничал оттого, что она была где-то рядом, и Марианна сразу это заметила. Не было никакого сомнения, что в глубине души он все еще любит ее и, возможно, будет любить всю жизнь, как некий потерянный рай. Сам он не решался признаться себе в этом, тем более не хотел, чтобы его вынуждали делать это другие люди. Мысли о Паскаль только мешали ему полюбить другую женщину, что было нелепо, несправедливо и неразумно.

– Самюэль!

Многозначительный взгляд Лорана заставил его улыбнуться.

– Не напускай на себя такой жалобный вид, ладно? А то мне придется так завалить тебя работой, чтобы ты забыл даже, как тебя зовут.

Самюэль пожал плечами и направился к стойке за следующей парой пива.

Паскаль опустилась на огромный пуф, обтянутый марокканской кожей, подняв облако пыли. Аврора, стоявшая неподалеку, запротестовала.

– Только не говори мне, что ты устала!

– Да я сейчас умру от усталости… Ты и правда хочешь оставить этот ужас?

– Я люблю экзотику, а твой чердак – настоящая пещера Али-Бабы. Если этот пуф почистить и натереть кремом, он будет прекрасно смотреться!

Весь день они передвигали мебель, пытаясь найти для нее наилучшее место.

– Я так рада, что ты пригласила меня сюда жить, – чуть ли не в десятый раз повторила Аврора.

Эта идея пришла им в голову одновременно, когда они обедали в пиццерии и рассказывали друг другу о своей жизни. Аврора с трудом сводила концы с концами, пытаясь погасить долг в банке. Она была транжирой, фантазеркой и мечтательницей, поэтому не умела распределять свой бюджет, и оплата долга превратилась для нее в настоящую проблему. Двухкомнатная квартира, которую Аврора снимала в Тулузе, стоила дорого и была лишена всякого очарования, поэтому предложение о переезде в Пейроль она восприняла с радостью. Паскаль просила ее взять на себя лишь часть расходов по оплате отопления и электричества, но Аврора заявила, что будет также участвовать в ремонтных работах. Преимущество было еще и в том, что они вместе могли ездить на работу в одной машине. Но главное – это простое решение избавляло их от одиночества незамужних женщин.

Аврора, перебравшись в Пейроль, пребывала словно в эйфории. Этот дом, также как и парк, вызывал в ней восхищение и пробуждал неуемную энергию. Она была полна замыслов о том, как преобразить и украсить их жилище. Без нее Паскаль, вероятно, пришла бы в отчаяние, поскольку явно недооценила сложность задачи. Для себя она выбрала комнату родителей, для Авроры – комнату Адриана, а ее бывшая детская, большая и светлая, предназначалась теперь для гостей. На первом этаже, кроме кухни, был еще зимний сад. Эта большая прямоугольная комната заканчивалась широкой террасой и была самым красивым местом в доме. Паскаль и Аврора засиживались там до полуночи, обсуждая свои дела и наслаждаясь чаем с липой или мятой.

– Сегодня вечером, – заявила Аврора, – я приготовлю огромный омлет.

– Хорошо, я куплю хлеб.

Они неохотно поднялись, чувствуя усталость от переделанной за день работы.

– Суббота прошла не зря, – констатировала Паскаль, окидывая взглядом спальню Авроры.

Они повесили здесь розовые шторы, благодаря которым комната как-то сразу повеселела, поставили ширму, оклеенную фотографиями, белый комод, украшенный трафаретным орнаментом и, наконец, тот самый обитый марокканской кожей пуф, который словно трон возвышался в простенке между окнами. Паскаль одобрительно кивнула, отдавая должное фантазии своей подруги. Ее вкус тяготел скорее к классике, простоте и строгости стиля. Почему у нее никогда не находилось времени, чтобы заняться их с Самюэлем квартирой? Оба они были чересчур поглощены работой, к тому же мечтали переехать оттуда. И так бы и случилось, если бы Паскаль забеременела…

Она спустилась вниз по лестнице, взяла сумку, лежавшую на столике в передней, и отправилась за хлебом. В соседней деревне было только три магазина: булочная, бар, где продавали сигареты и журналы, и мясная лавка. Паскаль уже несколько раз бывала здесь, но ни разу ни с кем не говорила. Может, эти люди принимали ее за туристку, или же им не нравился ее парижский акцент, в любом случае их прием не отличался теплотой. Она решила сделать еще одну попытку и дать им понять, что она их соседка и теперь будет часто к ним заходить.

Улыбаясь, она вошла в булочную и поймала на себе недобрый взгляд пожилой женщины за кассой.

– Добрый день, мадам, я возьму батон и темный хлеб, – сказала она как можно любезнее.

– Порезать хлеб? – все с тем же выражением лица спросила продавщица.

– Да, пожалуйста. Я очень люблю этот хлеб на завтрак!

Та, не ответив на комплимент, продолжала нарезать хлеб.

– Я поселилась в двух километрах отсюда, – продолжала Паскаль. – Я вернулась в дом, в котором провела все свое детство.

– А, вы одна из Фонтанелей, да? – недоброжелательно выдавила из себя продавщица.

– Да! Я купила себе наш семейный дом.

– Какая странная мысль.

Разочарованная такой реакцией, Паскаль протянула ей пять евро.

– Ваши родители ничего не покупали в деревне, – пробурчала женщина. – Но я вас видела пару раз, когда вы были еще маленькой девочкой…

– А теперь вы будете видеть меня гораздо чаще! Улыбнувшись еще раз, Паскаль вышла из магазина.

Странный прием для хозяйки магазина, который явно не испытывает избытка покупателей. Логичнее была бы любезность или, по крайней мере, заинтересованность.

Паскаль перешла через дорогу и толкнула дверь бара, где рассчитывала купить несколько женских журналов. Аврора обожала их перелистывать воскресным утром, проявляя внимание к новинкам моды, советам по дизайну интерьеров и к кулинарным рецептам, которые с переменным успехом опробовала в тот же день.

– Что, врачи и такое читают? – шутливо спросил продавец, разглядывая ее из-за стойки.

– Выходные на то и даются, чтобы расслабиться, – весело ответила Паскаль.

Наконец-то хоть кто-то здесь не считает ее туристкой.

– Я живу в двух километрах отсюда, – уточнила она, чтобы поддержать разговор.

– Знаю, знаю… Тут быстро узнают такие вещи! Ваш садовник трубит об этой новости уже целый месяц.

– Люсьен Лестрейд больше не мой садовник. Он сам захотел помочь мне, но делает это бесплатно. Сейчас у меня никто не работает.

– Вам не просто будет избавиться от него! – пошутил мужчина.

На вид он был немного старше Паскаль и вряд ли знал ее семью в то время, когда они здесь жили, и, может, поэтому был более словоохотлив, чем булочница.

– Люсьен все время рассказывает о вашем парке. У него есть и другая работа, но именно на ваших деревьях он любит тренироваться.

– Этот дом уже не тот, что был раньше, – осторожно ответила Паскаль, которой не понравилась его фамильярность. – Я пытаюсь что-то делать сама, но из-за работы в Тулузе у меня не хватает времени на то, чтобы…

– А почему так далеко? Ведь ваш отец работал в Альби, не так ли?

– Вы решительно в курсе всех дел! – насмешливо заметила она.

– Люди любят поболтать за стаканчиком вина, – ответил он, указывая на ряды бутылок позади себя. – Я купил это бистро десять лет назад и с тех пор слушаю здесь самые разные истории.

Паскаль закрыла портмоне, взяла журналы и направилась к выходу. Открывая дверь, она услышала:

– Имя Фонтанель здесь очень хорошо известно! Нарочито медленно она повернулась к нему лицом.

– Я не понимаю, что вы имеете в виду, – четко проговорила она.

– Как мне кажется, ваш отец оставил по себе плохие воспоминания…

Она была сбита с толку и не решалась уйти. Этот человек мог говорить что угодно, чтобы заставить ее уйти, но она инстинктивно чувствовала, что он говорит правду. Конечно, работая за стойкой, он слышал немало разных сплетен, и возвращение Паскаль в Пейроль благодаря Люсьену Лестрейду тоже не прошло незамеченным.

– Мой отец прекрасный врач, – твердо заявила она.

– А, но дело не в этом. Здесь болтают о его историях с женщинами. Одна заживо сгорела, потом китаянка, которая…

Он резко осекся и хлопнул себя по лбу.

– О, какой же я идиот! Простите. Все знают, что я ужасный болтун! Вы курите?

Сконфузившись, он протянул ей большой блок спичек, словно надеялся этим загладить возникшую неловкость.

– Нет, я не курю, спасибо.

– Ну возьмите, будете разжигать печь или камин. Обойдя вокруг стойки, он подошел, чтобы вручить ей коробку.

– Не сердитесь на меня… Да, в вас есть что-то азиатское, я должен был сразу это заметить.

Она растерянно взяла коробку со спичками и вышла, не сказав ни слова. «Китаянка»… Значит, вот как называли ее мать жители этой деревни? Злились на нее за то, что она делала покупки в Альби? Потому что она была метиской?

Возвращаясь в Пейроль, Паскаль перебирала в памяти слова продавца из бара. Кстати, как же он ее узнал? Может, она успела стать главной темой разговоров в этой дыре? В таком случае ноги ее здесь больше не будет, она все будет покупать в Альби, как и ее мать. Что же касается этих старых «историй с женщинами», то ее отец вовсе не был Синей Бородой! Тем не менее уже во второй раз ей сказали о том, что Фонтанели оставили по себе плохую память. Сначала тот шофер такси, который вез ее в Пейроль на второй день после похорон матери, теперь этот тип из бара…

Аврора уже ждала ее в кухне с бутылкой коньяка наготове.

– Я успела приготовить крем-карамель. Но сначала выпьем, эта бутылка – подарок одного пациента…

Ее хорошее настроение утешило Паскаль и помогло забыть эти дурацкие разговоры в деревне. На столе красовались два высоких медных канделябра с белыми свечами.

– Ты нашла это на чердаке? – удивилась Паскаль.

– Да. Неплохо, правда? Они прекрасно будут смотреться в зимнем саду после того, как мы там все покрасим. На стены можно нанести трафаретные узоры…

– Завтра воскресенье, и я буду спать все утро! – запротестовала Паскаль.

– Не беспокойся, сделаем это днем.

Аврора пощупала батон, изображая настоящую гурманку.

– Как я люблю этот хлеб, здорово, что недалеко от нас есть хорошая булочная!

– Да, хлеб неплохой, чего не скажешь о хозяйке. Она и тип из бара встретили меня более чем прохладно. Странно, но имя Фонтанель здесь ассоциируется с чем-то нехорошим. Послушать их, так у моего отца была куча женщин, а он был всего лишь вдовцом, который захотел жениться снова.

– Может, твое внезапное необъяснимое появление здесь дало пищу для сплетен?

– Возможно…

Паскаль, пребывая в сомнениях, достала из сумки большую коробку спичек и зажгла свечи. Дни становились все короче и прохладнее, о наступлении поздней осени свидетельствовали и листья, устилавшие аллеи парка.

– Но назвать мою мать «китаянка»!

– Она была вьетнамкой?

– Наполовину. Ее отец был французом. Он привез ее из Ханоя, когда ей было всего несколько месяцев. Она выросла в Тулузе, у нее даже акцент был местный! Да, она не была болтливой и развязной, как здешние люди… Но папа говорил, что у нее было нелегкое детство, и это объясняло замкнутость ее характера. Она никогда не рассказывала мне о жизни в той семье, даже никогда не упоминала о них, будто сожгла все мосты. Можно сказать, что все ее воспоминания начинались с момента встречи с моим отцом…

Нельзя не признать, что в течение последних лет жизни ее мать переменилась. Она больше не смотрела на своего мужа с обычной нежной признательностью и даже, казалось, презирала его.

– Вот и получается – заключила Паскаль, – что я ничего не знаю ни о ее детстве, ни о ее юности.

– Не переживай, зато я знаю все до мельчайших подробностей о том, как проходила юность моей матери! Она мне все уши прожужжала о том, какая она была лапочка…

Неистощимый оптимизм Авроры заставил Паскаль улыбнуться. В самом деле, зачем ворошить прошлое? Горе утраты постепенно смягчалось в ней, и она не хотела сейчас тревожить себя воспоминаниями о матери. Ей приятно было смотреть, как Аврора твердой рукой взбивает яйца для омлета в этой уютной и даже праздничной благодаря свечам атмосфере их кухни.

– Твой дом – очень привилегированное место, – заметила Аврора. – Может, люди просто завидуют? Не слушай эти россказни.

Компания такой подруги решительно была на пользу Паскаль. Рядом с ней невозможно было грустить, она просто заражала своей жизнерадостностью. Тем не менее Паскаль все же решила задать несколько вопросов своему отцу при очередном разговоре по телефону.

Надин покачнулась от неожиданного столкновения на повороте лестницы и громко выругалась. Лоран Вийнев смущенно протянул ей руку, словно боясь, что она свалится на пол.

– Простите, мы все время с вами торопимся…

– Я бегу на осмотр своего пациента в хирургическое отделение, – уточнила она.

Неужели она боится, что он спросит, почему она в такой спешке покидает свой этаж? От этой мысли он чуть не улыбнулся, но сдержался, зная характер Надин Клеман. Она была прекрасным специалистом, и единственное, что беспокоило его, был ее возраст. В свои шестьдесят четыре года Надин выглядела очень изможденной.

Лоран посторонился, уступая дорогу коллеге, и проводил взглядом ее спешно удаляющуюся фигуру. Незаурядная женщина, однако, к сожалению, почти не следит за своей внешностью. Питаясь на скорую руку, она сильно растолстела. Ее прическа всегда выглядит какой-то неопрятной. Говорят, она сама стрижет себе волосы и никогда не удосуживается их покрасить. Да и одевается она тоже ужасно. Такое впечатление, будто она натягивает на себя то, что лежит поближе. Неудивительно, что мадам Клеман так агрессивно относится к красивым женщинам, которые у нее работают. Особенно к Паскаль Фонтанель, на которую она как минимум раз в неделю строчит яростные докладные записки или устраивает ей головомойки, слухи о которых неоднократно до него доходили.

Стоя в коридоре, Лоран спросил сам себя, зачем он пришел в пневмологическое отделение. Поговорить с больными? Это не входило в его задачи администратора. Его сотрудники вполне справлялись со своими обязанностями.

Нет, настоящей причиной его небольшой прогулки в это отделение было желание обменяться парой слов с Паскаль Фонтанель, которую он видел намного реже, чем ему бы хотелось. Однажды он встретил ее в коридоре, в очередной раз отметив, насколько она хороша, на прошлой неделе она прошла мимо его окон, и ее силуэт еще долго стоял у него перед глазами. Последний раз он видел ее на служебной стоянке машин, где она сражалась с дистанционным управлением, пытаясь отключить сработавшую сигнализацию. Он показал ей, как с этим справиться, и, глядя на нее вблизи, был восхищен ее нежной кожей и прелестной улыбкой. Все последующие дни он не переставал думать о ней.

Мимо, кивнув ему, прошли две медсестры, и он подумал, что, должно быть, выглядит странно, стоя в нерешительности посреди коридора. Да нет же, он никогда не смешивал работу с удовольствиями и впредь не собирается увиваться за своими сотрудницами.

– Здравствуйте, месье Вийнев!

Лоран машинально поздоровался с Паскаль, которая неожиданно вышла из смотрового кабинета. На шее у нее висел стетоскоп, из-под белого халата виднелся нежно-голубой пуловер.

– Когда вы придете к нам в аэроклуб, доктор Фонтанель?

– Когда позволят работа и финансовые средства, а это, судя по всему, случится нескоро.

Ее улыбка была ослепительной, и он не смог устоять перед желанием продолжить разговор.

– Вы уже привыкли к новому месту работы?

– Без проблем… Профессор Клеман, конечно, сложный человек, но она прекрасный специалист.

В ее словах не было ни обиды, ни иронии, и он оценил это.

– Кстати, Надин Клеман считает, что вы проводите слишком много обследований. В служебной записке, которую она мне подала, она пишет, что целый ряд компьютерных томографий, назначенных вами, был излишним.

– Излишним? Я назначаю их, когда у меня есть сомнения, и это нормально. Она со мной уже говорила об этом, и я, кажется, все ей объяснила.

– Вы ведь сами хорошо знаете, что служба здравоохранения стремится к экономии.

– Но только не за счет здоровья пациентов!

Улыбка слетела с ее губ, и она, нахмурясь, готова была отстаивать свою точку зрения. Лоран искал подходящий ответ, и вдруг заметил Надин Клеман, которая возвращалась к себе в отделение.

– Хорошо, просто… – пробормотал он, пытаясь предупредить Паскаль.

– Надеюсь, что вам удалось убедить доктора Фонтанель действовать разумно! – вклинилась Надин, останавливаясь рядом с ними. – У нее истории болезни похожи на календари-ежегодники.

Задетая за живое, Паскаль пошла в наступление.

– Я ничего не назначаю сверх того, что необходимо, по-моему, я умею поставить диагноз, когда это возможно. Если вы говорите о моей утренней консультации, то аускультация ничего не выявила, и рентген тоже. Этому человеку шестьдесят пять лет, он курит с ранней юности и жалуется на одышку…

– Подумать только! – протянула Надин, возведя глаза к небу.

Не обращая внимания на эту реплику, Паскаль продолжала:

– Да, я назначила полное обследование, чтобы выявить, насколько эмфизема затронула легкие и как мы можем облегчить недуг.

– А почему бы не посоветовать ему бросить курить? – насмешливо спросила Надин.

– Потому, что он пока не готов к этому. Я хочу удостовериться, существует ли внутреннее повреждение тканей и…

– Дорогуша, да вы себя ведете как начинающий неопытный врач! Для курильщиков существует специальная консультация, и те, кто сам себе роет могилу своими окурками, – бич моего отделения! Вы уже не практикантка, и принимайте на себя ответственность вместо того, чтобы систематически прятаться за результатами обследований.

Разговор шел на повышенных тонах, поэтому Лоран не мог не вмешаться.

– Я знаю, Надин, что курильщики – это бедствие для вас, но…

– Если бы вы видели все ужасы, с которыми мне приходится здесь иметь дело круглый год, вы бы рассуждали так же, как и я. Как бы там ни было, разговор сейчас идет не о вреде табака, а об излишних предписаниях доктора Фонтанель. Когда вы будете не уверены в себе, моя дорогая, направляйте своего пациента ко мне. И хотя у меня работы выше крыши, я найду пять минут, чтобы предотвратить ваши глупости!

Последнюю фразу Надин произнесла с язвительным смешком. Паскаль побледнела от гнева, но, ограничившись сдержанным кивком, удалилась в ординаторскую. Такое грубое обращение было вдвойне обидно потому, что ей не в чем было себя упрекнуть. Молодые медики активно использовали компьютерную томографию и различные новые методы обследования, а старые врачи полагались на опыт. Вечное противостояние двух поколений.

Лоран торопливо направился в свой кабинет. Управление таким огромным больничным центром, как Пюрпан, было отнюдь не синекурой. У него тоже была куча работы.

Спускаясь в лифте на первый этаж, Лоран размышлял о конфликте между двумя женщинами и о том, как не дать ему разрастись. Нарочитая враждебность Надин была, конечно, излишней, но таков уж был у нее характер. С того момента, как встал вопрос о приеме на работу Паскаль, она как-то особенно воспринимала все в штыки. Почему? Потому что Паскаль была молодой, красивой и пришла из большой парижской клиники? Нет, причина тут кроется в чем-то другом. В том, как Надин произносила «доктор Фонтанель», слышалась злобная ненависть. Если за этим что-то стоит, то ситуация может только ухудшиться. Огорченный этой перспективой, Лоран быстро вошел в свой кабинет и закрыл дверь, словно отгораживаясь от назревающих проблем. Защищать Паскаль было вне его компетенции, поэтому нужно было как можно скорее об этом забыть.

– Ну уж нет, я не согласна! – возмутилась Марианна. – Я не хочу проводить отпуск в одиночестве, я прождала до самого октября, чтобы поехать вместе с тобой, а теперь ты мне говоришь, что не поедешь?

– Сейчас на работе запарка, – вздохнул Самюэль, – и я не смогу вырваться на две недели.

– Разве тебе не нужно отдыхать?

– Я довольствуюсь тем, что иногда беру отгулы, а в феврале возьму отпуск и повезу тебя кататься на лыжах. Обещаю.

– Самюэль, в этом году у меня есть еще восемнадцать дней отпуска… Я заранее обо всем договаривалась…

Она смотрела на него с неприязнью, и он чувствовал себя виноватым. Немного подсуетившись, он мог бы договориться с коллегами, но в глубине души ему не хотелось сопровождать Марианну в Тунис. Идея этого путешествия исходила от нее, в то время как он предпочитал все свое свободное время посвящать полетам.

– Ты меня так подвел! – произнесла она прерывающимся от гнева голосом.

– Поезжай без меня, Марианна. Ты там загоришь и похорошеешь…

По ее поджатым губам он понял, что она собирается сказать ему что-то неприятное.

– Мне очень жаль, – вздохнул он, опуская голову. Почему он был не способен сделать ее счастливой? Его нежность и влечение к ней не могли скрыть правду: он не любил ее. Ему было скучно от одной только мысли, что в течение двух недель они будут вместе и в номере отеля, и на пляже.

– Самюэль, успокойся, я поеду одна. Ты не будешь настаивать на том, чтобы я осталась?

– Тебе нужно отдохнуть, а…

– Тебе побыть немного одному, не так ли?

Он взглянул на нее, удивленный столь холодным тоном.

– В воскресенье я улечу одна, без проблем, но если ты не против, я пойду с тобой на праздник, который устраивает в субботу твоя бывшая жена.

Паскаль их обоих пригласила на новоселье, и Марианна намеревалась воспользоваться этим. Она по-прежнему считала Паскаль своей соперницей, несмотря на все заверения Самюэля.

– А на следующей неделе ты сможешь летать на своем вертолете, сколько захочешь, и даже найти себе другую женщину, чтобы плакаться ей о своем разводе. Будешь делать все что заблагорассудится!

Пораженный этими словами, он молча смотрел на нее. Она всегда была с ним нежна, даже немного слащава, а теперь в ней стал просыпаться характер?

– С меня хватит, Самюэль, – сказала она, подходя к нему. – Я все для тебя делаю, потому что люблю тебя. Но я ничего не получаю взамен – ни нежного слова, ни взгляда, никаких совместных планов. Это путешествие имело большое значение для меня, а ты…

Теперь или никогда он мог поговорить с ней начистоту. Как и большинство мужчин, он терпеть не мог истерик и сцен. К тому же ему не хотелось расставаться с ней.

– Я всегда был честен с тобой, – тихо проговорил он. – Я ничего тебе не обещал, не пытался приукрасить. Если бы я произнес те слова, которых ты ждешь, то солгал бы тебе.

– Тогда зачем ты зовешь меня к себе? Зачем приглашаешь меня обедать, спать с тобой?

Он сдержался и не стал говорить, что вообще-то она сама звонит ему, предлагает встретиться и довольно смело берет инициативу в свои руки.

– Мне нравится встречаться с тобой, но я не хочу, чтобы мы жили вместе. Ты не виновата в этом, Марианна. Я хочу оставаться независимым, и сейчас я не способен на совместную жизнь, вот и все. Если такое положение вещей тебя не устраивает, нам лучше расстаться.

Разве он мог сказать по-другому? Он никогда не сможет дать ей того, на что она надеется, он был убежден в этом.

Их близкие отношения продолжались уже почти год, и его устраивала эта эпизодическая связь, приятная и удобная…

– Да, ты права, я еще не пришел в себя после развода. Я больше не хочу связывать себя ни с кем, и ты это знаешь. В твоем возрасте, с твоей красотой ты имеешь право на настоящую любовь, которая…

– Но я люблю тебя! – выкрикнула она. – Тебя, и больше никого другого! Я смогу терпеливо ждать, пока ты однажды не вылечишься от любви к этой женщине!

– Вылечусь? – озадаченно спросил он.

– Ты продолжаешь думать о ней, и не надо притворяться, что это не так.

– Да, я иногда думаю о ней. Я не могу простить себе свою ошибку, и это лишает меня сна. Ты все путаешь, Марианна.

Мучаясь ревностью к Паскаль, она сама постоянно напоминала ему о ней.

– Бросай меня, – сказал он тихо.

– Нет, ни за что!

Она подошла к нему, обняла за талию и прижалась к его спине.

– Я способна на все, чтобы удержать тебя, Самюэль. Я могу сделать такое, чего ты себе даже не представляешь. Ты считаешь меня легкомысленной, но ты ошибаешься. Давай больше не будем сегодня ссориться. Я поеду одна, небольшой перерыв пойдет нам обоим на пользу…

Обнимая Самюэля, она торопливо произносила все эти слова, словно пытаясь погасить в нем саму мысль об окончательном их расставании.

– Через пару недель ты, возможно, поймешь, что тебе меня не хватает. Тебе нужна ласка, утешение, тебе нужно, чтобы кто-то тебя выслушал. Ты такой же, как и все, любовь моя, ты только притворяешься равнодушным, но ты ведь обожаешь, когда я вожусь с тобой.

Может, она была права? Ведь ему нравилось, когда она смеялась или болтала, когда мелькала у него перед глазами, когда они занимались любовью. Он считал, что не привязан к ней, но ему было приятно думать о ней. Скорее всего, тут сказывался его эгоизм.

– Я не могу тебе ничего обещать, – прошептал он.

– По крайней мере, дай мне шанс.

Когда-то он просил о том же самом Паскаль, и когда она ему отказала, он чувствовал себя таким несчастным! Разве он мог причинить кому-то такие же страдания? Он повернулся к Марианне и крепко обнял ее.

Всегда полная идей и замыслов, Аврора трудилась изо всех сил, чтобы придать дому праздничный вид, особенно много усилий она вложила в украшение зимнего сада. Она разместила там множество красных свечей, а в огромные вазы Камиллы, которые нашла на чердаке, поставила букеты гладиолусов. Весь день она готовила салаты и холодные закуски. Паскаль занялась сладкими фруктовыми пирогами и, пока они выпекались, поехала в Альби, чтобы купить вина.

По дороге назад она вспомнила, что забыла купить свежий хлеб. Время поджимало, поэтому она не стала возвращаться в Альби и, вопреки желанию, решила заехать в ту булочную, где ей пришлось пережить несколько неприятных минут.

Пожилая женщина приняла ее так же неприветливо, как и в прошлый раз. Она даже не пыталась скрыть свою неприязнь.

– Три батона и нарежьте, пожалуйста, два хлеба! – попросила Паскаль, не обращая внимания на поведение продавщицы.

Пока та нарезала хлеб, Паскаль, вежливо улыбаясь, рассматривала лавку.

– Приятной вечеринки! – насмешливо бросила ей вслед продавщица.

На улице она чуть не столкнулась с Люсьеном Лестрейдом.

– Я так рад, что встретил вас, нам нужно поговорить по поводу растений. Время посадки прошло, но я купил луковицы и приду в понедельник, чтобы их посадить. Одного дня хватит, чтобы с этим управиться.

– Месье Лестрейд…

Она вспомнила, что он просил называть его по имени, и поправилась:

– Люсьен, я вам уже объяснила, что не могу оплачивать ваш труд.

– Я делаю это бесплатно! – ответил он. – Но луковицы нужно посадить, иначе весной у вас не будет цветов.

– Мне все равно.

Этот ответ возмутил его до глубины души, он выпучил глаза и отошел на шаг.

– Как это – все равно? Да вы понимаете, что вы говорите? Я пообещал, что сделаю это! И я сдержу слово! В наши дни для людей нет ничего святого, но я не стану…

– Что вы пообещали? И кому?

Он странно посмотрел на нее и пожал плечами.

– Я приду к девяти утра, – пробурчал он.

– Но я работаю в это время!

– Не беспокойтесь, у меня есть ключ от маленькой калитки.

Сделав неопределенный жест рукой, означавший, видимо, прощание, он повернулся и прошел в булочную. Паскаль в замешательстве несколько секунд размышляла, стоит ли пойти за ним и потребовать объяснений, но, взглянув на часы, отказалась от этого шага. В понедельник она попытается вернуться пораньше, чтобы с толком поговорить с ним. Она не хотела, чтобы у него оставался ключ от парка и он мог приходить туда в ее отсутствие. По какому праву он навязывал ей свои услуги? Кто будет платить за эти луковицы?

С чувством недовольства и тревоги она направилась к Пейролю. В составленный ею список срочных дел садовые работы не входили. В сарае неподалеку от оранжереи она видела газонокосилку, маленький трактор, механическую пилу и другие инструменты. Отец периодически обновлял инвентарь, чтобы поддерживать парк в хорошем состоянии. Лестрейд и бывшие жильцы использовали его, поэтому и она сможет научиться.

Подъехав к широко распахнутым воротам, она увидела факелы, установленные Авророй по углам лужайки. Их пламя словно сражалось с сумерками, придавая Пейролю некую таинственность. Паскаль заметила незнакомую машину, припаркованную у входа, однако сам дом казался безлюдным. Паскаль поспешила отнести покупки на кухню, надеясь, что успеет переодеться к приезду других гостей.

Она неслась по лестнице, перескакивая через ступеньку, как вдруг услышала:

– Моя доченька!

Она бросилась в объятия отца, счастливая, как ребенок, оттого, что он оказался здесь, на лестнице, как бывало в ее детстве, когда вся семья счастливо жила в Пейроле.

– Ты смог приехать, как здорово! А Адриан?

– Он сейчас в своей бывшей комнате вместе с твоей подругой Авророй. Какую комнату ты отвела для нас?

– Свою. Точнее, ту, что была моей. Теперь это комната для гостей, но если ты хочешь, я дам вам твою комнату и…

Анри рассмеялся, забавляясь ситуацией.

– Чудесно, дорогая. Ты теперь у себя дома, а мы твои гости.

– Вы побудете у меня?

– До завтрашнего вечера. Мы заказали машину до аэропорта, так быстрее всего добираться отсюда, потому что у меня много дел, а мне так хотелось увидеться с тобой!

Он с нежностью смотрел на нее, отчего она обмякла и положила голову ему на плечо.

– Мне так не хватало тебя, папа. Как твои дела?

Без сомнения, ему нелегко было переступить порог этого дома, полного для него воспоминаний, и она была признательна ему за то, что он откликнулся на приглашение.

– Так себе. После того как твоя мать покинула нас, в моей душе осталась пустота, которую уже никогда не удастся заполнить. Сейчас я с головой ушел в работу.

Она гнала от себя мысли о том, насколько ему одиноко в пустой квартире в Сен-Жермен.

– Кого ты пригласила на свой праздник?

– Самюэля с невестой, сотрудников из больницы Пюрпан…

– Самюэля с невестой? – удивленно переспросил он.

– Ну, они еще не помолвлены, но я надеюсь, что он наконец решится!

Он приподнял ее лицо за подбородок, чтобы заглянуть в глаза.

– Ты действительно надеешься на это?

Она смутилась и попыталась найти более приемлемый ответ.

– Так или иначе, но ему придется устроить свою жизнь, а эта девушка мне нравится. Я надеюсь, что смогу остаться для него другом, понимаешь?

На лице Анри возникла снисходительная улыбка.

– Ты, похоже, сама веришь в то, что говоришь. Ну, давай, иди переоденься, надеюсь, ты не собираешься принимать гостей в джинсах?

Довольная тем, что его вопросы закончились, она прошла в ванную. За две минуты она успела пришпилить шиньон, нанести легкий макияж и надушиться. Потом она направилась к платяному шкафу, достала платье из черного шелка и туфли на высоких каблуках. Оглядев себя в зеркале, она подумала, что, пожалуй, слишком разодета, но у нее больше не оставалось времени, чтобы выбрать другой наряд.

Спустившись на первый этаж, она увидела, что Аврора уже успела встретить двух врачей из пневмологического отделения и свою подругу-медсестру, с которой как раз знакомила Адриана. Паскаль обняла и поцеловала брата, а затем пригласила гостей в зимний сад, где всем разлила по бокалам сангрию и специально для отца открыла бутылку шабли. Как он заметил, она была у себя дома, хотя, возможно, в роли хозяйки здесь она выглядела несколько непривычно.

– Да, наши детские полдники ушли безвозвратно! – сказал Адриан, поднимая бокал. Больше нет оранжада, рулетов с вареньем…

Он залпом осушил свой стакан и причмокнул языком.

– Впрочем, это тоже неплохо. Ну, как дела? Я вижу, ты здесь расставила рухлядь, от которой лучше было бы избавиться. Почему ты не купишь себе новую мебель?

– Нет средств. И эта мебель меня не смущает, я перетащила с чердака только свои любимые вещи.

– Тебе не стоит привязываться к прошлому, блошка. Здесь нелегко жить, тем более…

– Нелегко? Вовсе нет. Наоборот, чудесно. Я ни о чем не жалею.

Боковым зрением Паскаль заметила появление Лорана Вийнева. Он подошел к ней, она протянула ему руку, немного неловко из-за того, что держала две бутылки шампанского.

– Вы выглядите изумительно! – произнес он. – И ваш дом очень красив.

Рассылая приглашения, она уточняла, что это будет простой праздник новоселья. Лоран был одет в джинсы, белую рубашку без галстука и кожаную куртку. Зачем она надела такое нарядное платье?

– Месье Вийнев? Очень рад снова увидеться с вами, мы встречались два года назад на конгрессе в Мадриде.

Лоран повернулся к Анри.

– Конечно, доктор Фонтанель. Рад вас видеть. Воспользовавшись присутствием отца, Паскаль направилась к входу, чтобы встретить Самюэля с Марианной.

– Ты обворожительна, – произнес Самюэль, обнимая ее. Марианна держалась немного скованно, тем не менее с любопытством оглядывалась по сторонам.

– У вас красивый дом, – сказала она.

В подарок она принесла шкатулку, в которой был ладан. Скорее всего, это была идея Самюэля, он часто видел, как Паскаль зажигала палочки сандалового дерева, чтобы наполнить ароматом их квартиру.

Аврора остановилась рядом с ними, предлагая гостям сырные палочки.

– Кто хочет попробовать? Это я сама испекла! Позади нее Адриан нес блюдо с маленькими копчеными колбасками. Паскаль представила ему Марианну, затем отправилась встречать новых гостей. Благодаря Авроре вечеринка была оживленной, гости непринужденно общались и весело шутили. Большие двери с витражами, отделявшие зимний сад от террасы, были распахнуты, предоставляя гостям больший простор. Паскаль, слегка озябнув в легком платье, решила пойти посмотреть, включены ли электрообогреватели.

– Вам помочь? – спросил Лоран.

– Думаю, что все в порядке, спасибо. Но если у вас есть спички, зажгите, пожалуйста, свечи…

Он пошарил в карманах и вынул коробок.

– Насколько я понял, вы обожаете этот дом, и он действительно прекрасен.

– Отец был против моего решения, брат тоже. К счастью, я из упрямых. Если честно, я не перенесла бы, если бы Пейроль продали чужим людям.

– Вы купили себе свои детские воспоминания, не так ли?

– В некотором роде. Но я также купила его ради своей будущей жизни!

Через окна террасы она видела горящие факелы на лужайке у ворот и вспомнила, как Адриан устраивал фейерверки на 14 июля. Они все тайком подготавливали, и с наступлением ночи Адриан зажигал фитили, а она радостно кричала, хлопая в ладоши. Она пообещала себе, что будущим летом снова организует такой праздник.

Обернувшись, она заметила, что Лоран смотрит на нее с улыбкой, и эта улыбка показалась ей очаровательной.

– Вы не пригласили профессора Клеман?

– Если бы я это сделала, сюда никто бы не захотел прийти. Она по-настоящему ужасна. Кстати, по поводу того случая, который мы обсуждали при вас, помните, тот старый курильщик… Так вот, томография выявила патологические изменения, которые невозможно было констатировать другим способом. Я назначаю обследования не по своему невежеству, моя интуиция мне подсказывает, что…

– Не нужно оправдываться, – сказал он нежно. – Забудьте на время о больнице.

Он больше не улыбался, но взгляд его был все таким же соблазняющим. Несколько секунд Паскаль молча смотрела на него, приходя к пониманию, что его отношение к ней может быть неоднозначным.

– Давайте выпьем чего-нибудь, – предложила она. Да, она была не замужем и имела право флиртовать с мужчинами, которые ей нравились, но директор больницы Лоран Вийнев был вне игры. Заигрывать с ним было бы последней глупостью.

– Паскаль…

Она почувствовала его руку на своем плече. До этого он никогда не называл ее по имени. То, как он произнес ее имя, взволновало ее.

– Если я помешал вам, простите меня.

Она вздрогнула от прикосновения пальцев к ее обнаженному плечу, и он сразу же убрал руку, смутившись так же, как и она. Боже, неужели она тоже была неравнодушна к нему? Ведь она видела его всего три раза!

– Вовсе нет, но я должна вернуться к гостям, я…

– Что вы тут воркуете вдвоем? – насмешливо спросил Самюэль. – Вас обслужить?

Он принес им два бокала сангрии.

– Аврора ждет тебя в кухне. Она попросила меня поставить музыку, но твои диски наводят тоску. Лоран, может, у тебя найдется парочка классных саундтреков в машине? Какая-нибудь английская поп-музыка или же…

– Конечно. Пойду поищу.

Самюэль подождал, пока он выйдет, и рассмеялся.

– А он произвел на тебя впечатление!

– Оставь свои комментарии, Самюэль.

Ее беспокоило не то, что ее застали врасплох, а то, что в ней действительно пробудилось желание.

– Я пошутил, дорогая. Кстати, ты мне всегда говорила, что тебе не нравятся голубые глаза… Это было просто для того, чтобы порадовать меня?

Он обнял ее за талию жестом собственника и повел в зимний сад.

– Оставь меня, Марианне это не понравится.

– Я ведь не женат на ней! – запротестовал он, убирая руку.

– На мне тоже.

Она заметила, как он напрягся, словно его оскорбили, и что-то пробормотал, но она расслышала:

– И теперь очень жалею об этом.

Отойдя от нее, он направился к столу.

– Самюэль? Что с тобой?

Почему он так отреагировал? Потому что застал ее наедине с Лораном? Она снова подошла к нему.

– Хочешь посмотреть мой дом? Я ведь все уши прожужжала тебе о нем! Только благодаря тебе мы теперь здесь все вместе, и я никогда не смогу отблагодарить тебя за это.

– Не говори глупостей, ты бы и сама смогла все это провернуть.

– О да, – вмешался Анри. – Она бы все равно добилась своего, потому что упряма, как осел, но все же в этой истории именно ты оказал мне плохую услугу, Самюэль. Теперь моя дочь живет одна в огромном сарае, за семьсот километров от своего старого отца…

Он делал вид, что шутит, однако Паскаль это не обмануло. На самом деле он упрекал ее и был рад высказать свое недовольство бывшему зятю.

– Пойдем, Анри, покажешь мне дом, у меня возникла одна мысль.

Эти двое всегда умели договариваться друг с другом, даже если между ними возникали разногласия. Самюэль бросил на Паскаль заговорщический взгляд и, следуя за Анри, успел прошептать ей на ухо:

– Если мужчина по-настоящему любил женщину, для него эта история не заканчивается никогда.

Сбитая с толку, Паскаль взяла первый же попавшийся ей под руку бокал и залпом выпила его. Не закончится никогда? Может, это было объяснение в любви, и даже присутствие Марианны его не останавливало? Она поискала Марианну взглядом и увидела, что та оживленно беседует с очаровательным Жоржем Матеи – молодым доктором, который прекрасно проводил респираторную кинестезию. Похоже, ей было весело, и она ничего не заметила. Что ж, тем лучше.

Паскаль пошла на кухню, где возилась Аврора, рядом с которой по-прежнему был Адриан.

– Да, вечеринка удалась! – объявил Адриан серьезным тоном.

Паскаль окинула его пристальным взглядом, пытаясь понять, то ли брат выпил лишнего, то ли присутствие Авроры на него подействовало. Сколько она его помнила, он всегда поддавался чарам красивых девушек.

– Отнеси это туда, – сказала она, протягивая ему две большие салатницы.

Аврора вынула из печи фруктовые пироги, и Паскаль поставила их остывать на подоконник.

– Твой брат, словно благородный рыцарь…

– Да, он старается на славу! Переглянувшись, они рассмеялись.

– Согласись, моя мысль насчет праздника была удачной. Твой дом – идеальное место, чтобы принимать гостей и развлекаться.

До них долетали голоса гостей, приглушенные музыкой.

– Наш славный директор превратился в диск-жокея? – иронично спросила Аврора. – Минуту назад я видела, как он проходил с кучей дисков…

– Как он тебе?

Вопрос невольно слетел с губ Паскаль, и она досадовала на внимательный взгляд Авроры.

– Вийнев? Он ничего, но предупреждаю тебя, он недосягаем. В Пюрпане много девушек, которые сломали о него зубы.

Они вернулись в зал с подносами, полными разных закусок.

– Угощайтесь и располагайтесь как хотите! – громко сказала Паскаль.

В течение пятнадцати минут она наполняла тарелки, открывала бутылки, разговаривала с гостями, пока к ним не присоединились отец и Самюэль.

– Я все осмотрел и могу сказать тебе только одно, дорогая: ты очень удачно вложила свои деньги!

Самюэль искренне улыбался ей, безо всякой иронии.

– А я по-прежнему думаю иначе, – вздохнул Анри. – Я здесь достаточно долго прожил и знаю этот дом, как никто другой. Один ремонт этого сарая обходится в…

– Кстати, – прервала его Паскаль, – твой садовник настаивает на том, чтобы остаться здесь работать. Я сказала, что не смогу ему платить, но он не соглашается.

– Лестрейд? Выгони его! По какому праву он это оспаривает?

Отец неожиданно разгневался и говорил очень громко, но овладел собой и все так же сухо продолжил:

– Не слушай россказней этой деревенщины и не пускай его сюда!

– Ты же сам дал ему ключ, – напомнила она ему. – И это ты держал его здесь более двадцати лет.

– Потому, что квартиранты не стали бы ухаживать за парком! Или же выкорчевали бы тут неизвестно что…

– Я тоже в этом не разбираюсь.

– Тогда учись! Но только не у Лестрейда!

Что привело его в такое состояние? Адриан подошел к отцу и твердо взял его за руку.

– Пойдем присядем, папа, и что-нибудь съедим.

Анри неловко отправился за ним, оставив Паскаль в растерянности. Ей тоже не нравилась назойливость этого садовника и были непонятны его цели, но она не понимала, что могло так расстроить ее отца.

– Ну и страсти, – прошептал Самюэль позади нее. – Ваш месье Лестрейд дьявол?

– Нет, просто немного странный.

Самюэль провел рукой по ее затылку, поправляя прядь волос, выбившуюся из-под шиньона.

– Твой отец почему-то ненавидит Пейроль. Он приехал только ради того, чтобы доставить тебе радость, и потому, что соскучился по тебе, но ему здесь плохо.

Самюэль увидел, что Марианна призывно машет ему с террасы.

– Поговорим об этом позже, – сказал он, покидая Паскаль.

Тарелки изрядно опустели, и Паскаль принялась убирать лишнюю посуду. Завтрашний день, похоже, придется посвятить уборке, но это ее не огорчало. Сейчас она прекрасно себя чувствовала и была счастлива, что находится у себя дома. Ее ничто не беспокоило, и у нее не было никаких проблем с Пейролем.

Она отнесла грязную посуду в кухню и вернулась, поставив два блюда с сыром на стол. Гости приятно развлекались на террасе.

– Может, посидите немного с нами? – спросил Лоран, когда она проходила мимо него.

Сидевший за столом с Жоржем и Авророй хирург рассказывал какую-то смешную историю, приключившуюся с ним во время отпуска. Паскаль присела на ручку кресла Авроры и рассеянно дослушала ее до конца, все время чувствуя на себе взгляд Лорана. Посмотрев на него, она заметила грустную улыбку и снова смутилась, чувствуя, что не выдерживает его взгляда. Этот мужчина определенно волновал ее. Возможно, она слишком долго пребывала в одиночестве. После развода с Самюэлем она пришла к выводу, что ни одна встреча больше не подарит ей таких чувств. Самюэль был ее первой настоящей любовью, а несколько последующих любовных историй не оставили в ней ничего, кроме разочарования. Может, ее реакция на внимание Лорана Вийнева означала, что она наконец освободилась от чувства к Самюэлю и перестала сожалеть об их разводе?

Она не знала, как заговорить с ним, и смогла лишь пробормотать, что принесет бутылку вина.

– Нет, не беспокойтесь, я сам принесу.

Вставая, он на секунду положил руку ей на запястье, и этот жест показался ей нежной лаской.

 

Глава 4

Нервничая, Анри смотрел на стюардессу, которая, рассказывая об аварийной эвакуации, демонстрировала пассажирам спасательный жилет и кислородную маску. Он терпеть не мог самолеты и удивился тому, что Паскаль нравилось летать. Слава богу, что сейчас она не летела с ними.

Сидящий рядом Адриан был погружен в чтение журнала, и, похоже, его не беспокоил момент взлета. Анри закрыл глаза и положил в рот жевательную резинку, чтобы избавиться от закладывания ушей. Хорошо, что выходные прошли, он выполнил свой долг, в следующий раз Паскаль сама приедет к нему. А потом он придумает предлог, чтобы больше никогда не появляться в Пейроле. Всю ночь он думал о Камилле и, заснув на рассвете, увидел ее во сне.

Камилла, хрупкая и нежная, всегда спала обнаженной, и на ее ресницах часто блестели слезы. Она плакала даже во сне. А когда он занимался с ней любовью, хваталась за него так, будто тонула. Может, удовольствием она стремилась заглушить свою печаль?

Самолет достиг крейсерской скорости, и полет, кажется, стабилизировался. Анри рискнул выглянуть в иллюминатор, но с такой высоты уже ничего не было видно. Вчера вечером, стоя у окна и глядя на ночной парк, он спрашивал себя, почему Люсьен Лестрейд докучает его дочери. Может, он хочет ей о чем-то рассказать? Но что он знал о драме, которая терзала тогда Фонтанелей? Он мог лишь строить догадки, потому что Камилла никогда не доверилась бы подобному человеку.

Как бы то ни было, Анри решил позвонить Лестрейду этим же вечером. Он предложит ему такую сумму денег, которая обеспечит его на тридцать лет вперед, и он больше не посмеет совать свой нос в дела его семьи.

Откидываясь на спинку кресла, Анри в миллионный раз спросил себя, был ли он прав. Ответа на этот вопрос он не знал, и он продолжал его мучить.

Стюардесса прикатила тележку с напитками. Полет из Тулузы до Парижа был недолгим, и Анри едва успел допить свой стакан, как объявили посадку. Тем лучше. Чем раньше он приступит к работе в клинике, тем меньше у него останется времени на воспоминания. В Сен-Жермен тень Камиллы также преследовала его, но не так отчетливо, как в Пейроле. К счастью, Паскаль ничего не знает, и Анри не позволит, чтобы Люсьен Лестрейд нашептал ей какие-нибудь гадости. Пусть уж она радуется этому дому, который так любит! Раз он не смог ее разубедить, то…

– О чем ты задумался, папа?

Адриан с беспокойством смотрел на него, и Анри сказал первое, что пришло в голову:

– О следующем административном совете.

– Не беспокойся, все будет хорошо, – сказал сын, потрепав его по руке.

Конечно нет. Все его проблемы оставались там, в Пейроле. Анри взял стакан с апельсиновым соком и посмотрел на часы. Он торопился – торопился забыть…

Аврора осторожно спустила с чердака последнюю вазу.

– Вот! Наконец-то я их все собрала. Паскаль, стоя наверху, рассмеялась.

– Зачем тебе вазы без цветов?

Она рылась в покрытых пылью старых чемоданах, нагроможденных в темном углу. На некоторых были наклейки, подписанные рукой матери: «занавеси из библиотеки», «покрывала из спальни». Возможно, Камилла надеялась, что однажды они снова пригодятся? Может, собиралась вернуться в Пейроль, когда Анри выйдет на пенсию?

Паскаль подняла крышку и уловила слабый запах нафталина. В чемодане лежали ткани, завернутые в бумагу. Паскаль мельком взглянула на Аврору и решила ничего ей не говорить о своей находке, чтобы эти ткани не были развешаны по всему дому.

– Обожаю обследовать твой чердак! – сказала Аврора. – Ты только посмотри на этот чудесный трельяж… Мы починим ножку, заменим зеркало, и он прекрасно будет смотреться в комнате, правда?

Паскаль отошла от чемоданов и приблизилась к Авроре.

– Правда, но на сегодня достаточно, – сказала она. Хотя вчерашняя вечеринка удалась наилучшим образом, обе они изрядно устали. Только на мытье посуды ушло несколько часов.

– Тебе нужно отдохнуть, Паскаль. Ты работаешь по двенадцать часов в сутки, да еще под постоянным прессингом Надин Клеман. Ты хоть знаешь, какой фурор произвела в отделении! Жорж постоянно смотрит на тебя взглядом жареного карпа… Вообще это не мое дело, тем более что он мне самой очень нравится. Кстати, он не врач. Да, мне нравится его чувство юмора, он… Подожди-ка, а это что еще такое?

Машинально шаря рукой в ящике трюмо, она обнаружила серую пластиковую папку с загнутыми углами.

– В такой папке должны храниться сокровища или же любовные письма, – сказала она, передавая папку Паскаль.

От времени и высокой температуры папка немного расплавилась, зато в ней сохранилась маленькая книжечка.

– Я хочу напомнить, – продолжала тараторить Аврора, – что если тебе нравится Лоран Вийнев, то не следует…

– Да, да, я знаю…

Паскаль, нахмурившись, читала документ.

– Что это означает? – пробормотала она. Аврора заглянула ей через плечо.

– Выписка из свидетельства о браке, дата 16 апреля 1966 года. Муж: Косте Рауль; жена: Монтаг Камилла Хуонг Лан…

Ошеломленная Паскаль перечитала все еще раз.

– Париж, отдел регистрации 22-го округа! Странно, мама и папа поженились в 1970 году в Альби.

Она на секунду закрыла книжечку и критически осмотрела ее; к сожалению, документ выглядел вполне правдоподобно. Перевернув страницу, она увидела, что графы о смерти супругов были пусты, зато в графу «первый ребенок» было вписано имя, заверенное подписью чиновника.

– Третье августа 1966 года, в девять пятнадцать утра родилась Юлия Ньян Косте.

Графа о смерти детей тоже была пустой.

– У меня есть фотографии со свадьбы моих родителей, – растерянно проговорила она. – Они венчались в церкви. А венчаться можно один раз, если только человек не овдовел, как мой отец!

С приближением ночи тени на чердаке становились все гуще, несмотря на то что светила электрическая лампочка.

– Рауль Косте. Юлия Косте. Боже мой, кто эти люди? Проще всего было узнать обо всем у отца, и она сделает это сейчас же. Должно было существовать простое объяснение, до которого она не может додуматься, будучи сильно шокированной своим открытием. Анри все объяснит ей. Но… почему ни он, ни Камилла никогда ни единым словом не упоминали об этом?

Паскаль захотелось плакать, горло ее перехватил спазм. Аврора взяла ее за локоть.

– Пойдем отсюда.

Сжимая в руке найденное свидетельство о составе семьи, Паскаль позволила отвести себя на первый этаж. Сев за кухонный стол и подперев подбородок руками, она пыталась осмыслить то, что узнала. Так, значит, ее мать вышла замуж в двадцать один год и была уже беременна, поскольку ребенок родился через три месяца после заключения брака. Дочь назвали Юлией, добавив ей вьетнамское имя, как и у самой Камиллы… Сейчас ей должно было исполниться тридцать девять лет. Паскаль никогда не слышала о старшей дочери своей матери. Ни воспоминаний, ни даже намеков. Этой Юлии Косте не существовало в семье Фонтанелей. Скорее всего, она умерла в юном возрасте, но зачем было скрывать это?

– Позвони отцу, поговори с ним, и тебе станет легче, – предложила Аврора, ставя на стол две чашки дымящегося чая.

Наряду с жизнерадостностью одной из привлекательных черт Авроры было ее дружелюбие. Что бы делала Паскаль без нее? Да, Пейроль был на самом деле слишком велик для одинокой женщины, а присутствие подруги все меняло. Вместе они быстро обустроили дом, много смеялись, болтали ночами, натирая старую мебель, найденную в глубинах чердака, доверяли друг другу свои секреты. Им было хорошо вместе, и будет так же хорошо зимой по воскресеньям, когда они вместе будут смотреть телевизор, завернувшись в плед, а весной будут вместе работать в саду, чтобы привести парк в порядок. Аврора была незаменима, без нее Паскаль никогда бы не открыла ящик этого трюмо.

– Если бы тебя там не было, – пробормотала она, – я бы просто расплакалась… Думаю, что не смогу задать отцу этот вопрос, потому что он мне не ответит. Или же скажет неправду. Похоже, это какая-то тайна, которую от нас тщательно скрывали. Боюсь, он ничего не расскажет.

– Но ты имеешь право все знать! Речь идет о твоей матери, о твоей сестре! Ну, по крайней мере, о твоей сводной сестре…

Где-то на этом свете, возможно, существовала женщина, которая была ее сводной сестрой. Та же степень родства, что и с Адрианом.

– Если она жива, – проговорила Паскаль, – то я найду ее.

Она не могла думать по-другому, зная, что не успокоится, пока не узнает правду.

– Как ты думаешь, твой брат в курсе?

– Не знаю. Несмотря на разницу в возрасте, мы были очень близки с ним и доверяли друг другу, пока я не вышла замуж за Самюэля. Невозможно представить, что он мог скрыть от меня подобные вещи.

Но теперь она была уже не так уверена в этом. Еще час назад она могла бы сказать то же самое о своем отце, а теперь…

– Я напишу в 22-й парижский округ. Если Юлия Косте умерла, у них это должно быть зафиксировано. Человека не могут похоронить, пока не свяжутся с отделом регистрации рождения и смерти, это обычная процедура. Когда я узнаю что-то от них, тогда решу, что делать дальше.

Аврора молча смотрела на подругу, затем встала и зажгла свет. В кухне сразу стало теплее и уютнее. Теперь Паскаль показалось глупым ее желание заплакать. Ее мать была нежной и деликатной женщиной, все свое время она посвящала образованию Адриана и Паскаль. Она обожала детей и должна была так же сильно любить эту Юлию. Как и когда она потеряла ее? Может, отец девочки, Рауль, увез или похитил ее? А что стало с ним самим? Но зачем – и этот вопрос был самым мучительным, – зачем понадобилось окружать все это такой секретностью? Конечно, Камилла говорила очень мало, и почти никогда не рассказывала о своей жизни, не вспоминала ни о своей юности, ни о семье, в которой ей довелось жить. «Те злые люди» – только так она и называла их, за исключением отца, который привез ее из Ханоя. О Вьетнаме у нее вообще не сохранилось никаких воспоминаний, кроме имени матери, которую звали Ле Ань Дао. Но какое отношение все это имело к какому-то Раулю Косте, возникшему неизвестно откуда?

– Как можно ничего не знать о своей матери? – вздохнула Паскаль.

В противовес этому она хорошо знала историю семьи с отцовской стороны. Это была целая династия альбийских врачей. Адриан и Паскаль, как и все Фонтанели, тоже дали клятву Гиппократа, продолжив традицию. Существовала даже улица Эдуарда Фонтанеля, хирурга, жившего в 19 веке. Но она ничего не знала о Монтагах. Только куцая история офицера, который привез из Индокитая медаль за боевые заслуги… и внебрачного ребенка. Камилла говорила, что в своей жизни она любила лишь двух мужчин – капитана Абеля Монтага и Анри, и никакого упоминания о Рауле! Может, это была ошибка молодости, о которой ей хотелось забыть? Но о том, чтобы покинуть ребенка, не могло быть и речи, она никогда бы не смогла так поступить. Она всегда повторяла с бесконечной любовью: «Двое моих детей. У меня двое детей». Это об Адриане, который не был ее сыном, и о Паскаль. Но иногда она говорила так: «Я родила двоих детей», и никто, похоже, не обращал внимания на некоторую смысловую неточность этих слов.

– Я приготовлю что-нибудь на обед, – объявила Аврора. – И не говори мне, что ты не голодна!

Ничто на свете не могло заставить Паскаль потерять аппетит – это уже стало семейной легендой, поэтому она не смогла признаться Авроре, что мысль о еде вызывала у нее тошноту.

Самюэль, насвистывая, вышел из палаты интенсивной терапии. Его очередной пациент абсолютно нормально выходил из состояния наркоза, сердечный и дыхательный ритмы тоже не внушали опасений. Радовало и то, что работать в субботу пришлось недолго. Иногда такое случалось из-за нехватки анестезиологов, что объяснялось новыми американскими веяниями. Там, если в ходе операции возникали какие-то осложнения, в этом обвиняли анестезиолога. Несколько судебных исков в отношении врачей и больниц слегка понизили интерес молодых людей к этой специализации. Данная ситуация огорчала Самюэля: он любил свою работу, но предпочел бы быть менее загруженным.

Приняв душ, он взглянул на часы и увидел, что ему как раз пора в аэроклуб, где он назначил свидание Паскаль. После вечеринки в Пейроле они за неделю ни разу не встретились в коридорах Пюрпана, и, в конце концов, он был вынужден пригласить ее на завтрак. Это никак не связывалось с отсутствием Марианны, просто ему до смерти захотелось увидеться с Паскаль. Она была так хороша в своем черном шелковом платье! Элегантная, чувственная, экзотичная… Рядом с ней Марианна казалась простушкой. Бедная Марианна, она звонила ему каждый день и подробно рассказывала, как проводит отпуск, а завершала разговор долгими признаниями в любви. Ему было неловко слушать все это, он чувствовал себя виноватым, потому что ничего к ней не испытывал и не знал, как покончить с этим; и все же она его волновала. Он был готов дать голову на отсечение, что не знает, как относится к ней. Но что касается его бывшей жены, увы, не осталось ни малейшего сомнения в том, что он по-прежнему от нее без ума. И так, наверное, будет продолжаться до конца его дней. Как он должен теперь поступить – добиваться невозможного, чтобы она дала ему еще один шанс, или же, наоборот, держаться от нее подальше, не видеться, не думать больше о ней? Запутавшись в противоречиях, он упрекал себя в том, что помог ей поселиться здесь, при этом честно признавался себе, что за этим скрывались эгоистические мотивы.

Сидя на высоком сиденье у стойки бара, Паскаль от души смеялась. Она заранее приехала в клуб на свидание с Самюэлем и встретила там Лорана Вийнева, который выходил из маленького туристического самолета «Робен DR 400». Лоран сразу же предложил ей совершить экскурсию по клубу, взглянуть на взлетно-посадочные полосы и ангары, а потом повел в бар. Он был в восторге оттого, что встретил ее вне стен больницы, и весело шутил.

Она еще не пришла в норму после находки того семейного документа и чувствовала себя разбитой. Всю эту неделю ее мучила бессонница, и когда наконец сон приходил к ней, ей снились кошмары. Она больше ничего не смогла придумать, кроме того что обратиться в парижскую мэрию. И она не звонила отцу, поскольку не знала, что ему сказать.

– Если хотите, я возьму вас с собой в полет, – предложил Лоран с обезоруживающей улыбкой, – но, насколько я знаю, вы предпочитаете вертолет.

– Когда входишь во вкус, это быстро превращается в настоящую страсть, вы убедитесь в этом сами.

– Я уже попробовал! Самюэль настоящий профессионал, через два-три месяца я надеюсь получить у него аттестат.

– Он был также и моим инструктором, вместе с ним все казалось легко.

В то время когда Самюэль давал ей уроки в Иссиль-Мулино, они были молодоженами и очень любили друг друга. Вспомнив об этом, она загрустила. Наверное, Самюэль женится на Марианне, и они не станут затягивать с рождением детей.

– Если вам хочется летать, Паскаль, не отказывайте себе в этом. Не стоит вкладывать все свои средства в Пейроль, что-то надо оставить и на развлечения…

Видимо, он неправильно истолковал выражение грусти на ее лице, тем не менее его сочувствие было весьма утешительным.

– Я хотела бы задать вам один вопрос, – внезапно сказала она. – Как можно найти человека, если известно только его имя, дата и место рождения?

Она ничем не рисковала, обратившись к нему с этим разговором, Самюэлю же она решила ничего не говорить о своей находке. Он был на короткой ноге с ее отцом и запросто мог позвонить ему и все рассказать.

– Вы проводите частное расследование или же пишете детективный роман?

Улыбка Лорана была обворожительной; поскольку Паскаль ничего не ответила, он продолжил:

– Вы можете попробовать провести поиск через интернет. Но начать следует с получения копии свидетельства о гражданском состоянии нужного вам человека. Так вы, по крайней мере, узнаете первые семь цифр его идентификационного кода, если речь идет о французе.

– Да.

– Можно также попытаться разыскать членов его семьи, родственников…

Слушая его, можно было подумать, что все это так просто сделать. Занимая высокий пост, он, по-видимому, не сталкивался с бюрократическими преградами. Она с благодарностью посмотрела на него и, к своему удивлению, заметила, что он покраснел. Она никогда бы не заподозрила его в робости, также как и не считала, что может произвести впечатление на такого мужчину.

– На дороге просто сумасшедшее движение! – воскликнул Самюэль, приближаясь к ним. – Прошу прощения за опоздание, но ты, по крайней мере, не скучала, у тебя прекрасная компания…

Он поцеловал ее в шею, затем без энтузиазма спросил:

– Ты позавтракаешь с нами, Лоран?

– Нет, не буду вам мешать, я ухожу. Разочарованная отказом, Паскаль пожала ему руку и поблагодарила за экскурсию по клубу, затем вместе с Самюэлем она направилась к клубному ресторану.

– Как бы я хотел быть летчиком-истребителем, думаю, я зарыл в землю свой талант! – пошутил Самюэль.

Он, казалось, был в прекрасной форме, и Паскаль позавидовала его беззаботности.

– Хорошие новости от Марианны?

– Да, прекрасные, она наслаждается отдыхом… и я рад, что могу немного побыть один.

– Не очень-то мило по отношению к ней.

– Похоже, что я больше не способен жить с кем-то вдвоем.

Она удивилась, потому что помнила, как ей было с ним легко; он почти все время был в прекрасном настроении и никогда не отгораживался от нее.

– Мне было хорошо вместе с тобой, но теперь, видимо, все кончено, – тихо добавил он.

– Не думай так. Я убеждена, что из тебя получится прекрасный муж и отец. Устраивай новую семью, Самюэль, не тяни с этим!

Он загадочно улыбнулся и покачал головой.

– Представь, Анри до сих пор жалеет обо мне, поскольку считает, что я был идеальным мужем.

– Конечно, потому что ты врач. Если бы я привела архитектора или водопроводчика, он бы воспринял его в штыки.

– Ты действительно считаешь, что я должен снова жениться?

– Да, я и сама хотела бы влюбиться в кого-нибудь.

– Я не хочу, чтобы ты кого-то полюбила.

– Самюэль, я надеюсь, ты шутишь? Мы с тобой в разводе, ты не забыл? Во время бракоразводного процесса мы наговорили друг другу кучу гадостей. Мне так отчаянно хотелось от тебя детей, что я, должно быть, была невыносима… Но дело сделано, несмотря на то что ты мне говорил в субботу вечером в Пейроле.

Ее искренность задела Самюэля за живое, и, пытаясь скрыть это, он принялся рассматривать жареную утку на своей тарелке. Помолчав с минуту, он вздохнул.

– Жаль… Но я пригласил тебя сюда не за этим. Мы сейчас поедим, а потом полетаем, и управлять вертолетом будешь ты. Мой первый урок длится всего четыре часа.

Перспектива совершить полет обрадовала Паскаль.

– Ты имеешь право брать вертолет, или же нас после этого ждут неприятности?

– У меня есть бесплатные часы, кроме того, я инструктор.

– Фантастика!

Первый раз за эту неделю она по-настоящему обрадовалась и смогла забыть на некоторое время о семейной тайне. Проглотив кусок fénétra, миндального пирожного с цукатами, она отказалась от кофе, чтобы поскорее покончить с завтраком. Самюэль, казалось, забыл о своей неудавшейся попытке примирения и улыбался ее детской нетерпеливости. Не мешкая, они направились к ангарам, чтобы найти для себя вертолет.

Он проследил за тем, как она застегнула ремни безопасности и надела шлем.

– Ты меня хорошо слышишь? Так, куда ты хочешь полететь?

– К Пейролю!

– Договорились.

Развернув на коленях карту, он изучил маршрут полета, сделал какие-то пометки и запустил мотор. Паскаль поудобнее устроилась в кресле. Как и все другие вертолеты, Jet Ranger был оснащен двойным управлением, и ее руки скоро ощутили вибрацию. Она с восторгом наблюдала за безупречным взлетом Самюэля и слушала, как он переговаривается с диспетчером. С той же полосы, с которой они взлетели, стартовал «Робен», и она подумала, что в нем мог быть Лоран.

В понедельник утром, придя на работу, Надин Клеман устроила головомойку своей секретарше, затем набросилась на помощницу медсестры, вслед за ней она обрушила свой гнев на отдел респираторной кинестезии, выбрав Жоржа Матеи в качестве козла отпущения. В половине одиннадцатого, когда Паскаль с кофейником пришла к Авроре в ординаторскую, в отделении царила тягостная атмосфера.

– Не попадайся ей на глаза, – прошептала Аврора, – она сегодня злая, как цепной пес!

– Как и всегда, не правда ли?

Грустно вздохнув, Паскаль оперлась на край умывальника. Жорж Матеи ворвался в комнату, как вихрь, и, заметив Паскаль, мгновенно остановился.

– О, простите! Я вам помешал.

– Нет, мы устроили небольшой перерыв, – быстро ответила Аврора, – можешь присоединяться к нам.

– Я тоже принесу себе кофе. Вы будете еще кофе? Они согласились и, как только он вышел, дружно расхохотались.

– Это он тебя искал, – сказала Аврора с недовольной миной.

– Я думаю, он еще не определился с выбором, и если ты ему немного поможешь, то…

– Он очень робкий.

– Все мужчины робкие, – подтвердила Паскаль, вспомнив, как одним взглядом заставила Лорана покраснеть.

За окном с самого утра, не переставая, шел дождь, от порывов ветра дрожали стекла.

– Какая ужасная погода! – вздохнула Аврора.

– Сегодня вечером зажжем камин.

– А у нас есть дрова?

– За оранжереей, у забора, сложена куча поленьев. Кстати, насчет оранжереи: там крыша прохудилась, дыр не видно из-за растительности, но позавчера я их хорошо рассмотрела, когда летала с Самюэлем над Пейролем.

– Как он выглядит с высоты?

– Совсем маленький. Кукольный домик, окруженный джунглями! В одно из воскресений надо заняться парком, а то он уже ни на что не похож.

Жорж вернулся, осторожно неся на эмалированном лотке три чашки кофе.

– Попью с вами кофе и за работу, – сказала Паскаль, направляясь к столу.

В этот момент дверь распахнулась и в комнату ворвалась Надин Клеман. Она взглянула на лоток с кофе и прошипела в адрес Паскаль:

– Наверно, у вас нет других занятий?

Не оставляя ей времени на ответ, она набросилась на Жоржа.

– По-моему, у вас масса работы! Кажется, так вы говорили мне час назад? Как бы там ни было, вам нечего делать в ординаторской, поэтому отправляйтесь на свое рабочее место!

Она посторонилась, давая ему пройти, затем снова обратилась к Паскаль, не обращая внимания на Аврору.

– Я знаю, что это ваше излюбленное место, где вы отлыниваете от работы. В моем отделении все врачи находятся на своих рабочих местах. Если вам это в тягость, лучше поискать себе другую работу.

Паскаль сохраняла спокойствие, не позволяя себя запугать.

– Я сделала обход всех своих пациентов, мадам. Я просто зашла выпить чашечку кофе перед вашим обходом.

Профессор Клеман делала обход каждый день строго в одиннадцать и, как невесть какая важная птица, требовала, чтобы все врачи собирались вместе и следовали за ней, но до обхода оставалось еще десять минут.

– Я надеюсь, что истории болезни ваших пациентов в полном порядке и моя секретарша уже получила от вас все письменные отчеты!

– Непременно.

Надин с яростью смотрела на Паскаль, но ей не удалось заставить ее отвести взгляд. Скорее всего, она собирается на обходе распекать ее перед каждым больным, но Паскаль была уверена в себе. Уже много раз Надин пыталась загнать ее в угол, но Паскаль всегда находила, что ей ответить, поскольку была добросовестным и дотошным врачом. В больнице Некер она приобрела немалый опыт, поэтому причин для беспокойства у нее не было.

– Я невысокого мнения о ваших заслугах, доктор Фонтанель, – бросила Надин с презрительным смешком, – и вы это хорошо знаете!

– Да, я успела это заметить, – ответила Паскаль бесстрастным тоном.

Надин, сбитая с толку нежеланием Паскаль парировать ей, секунду помедлила и вышла, хлопнув дверью. Она быстро шла по коридору, и попадавшиеся ей на пути медсестры шарахались от нее в разные стороны. Добравшись до своего кабинета, она схватила со стола пресс-папье и в ярости швырнула его о стену. Почему она так легко поддалась своей личной неприязни, да еще перед медсестрой?! Об этой стычке скоро будет знать вся больница. «Я успела это заметить». Какая самонадеянность, какое высокомерие! Уж она доберется до этой спесивой дряни и непременно найдет повод уличить в непрофессионализме. В любом случае, она больше не потерпит здесь ее присутствия. Она чувствует себя больной, когда видит эту маленькую мерзость, так напоминающую собой Камиллу.

Надин заставила себя сесть и, закрыв глаза, принялась глубоко дышать. Воспоминания, связанные с Камиллой, со временем становились все менее отчетливыми. Когда эта идиотка поехала вместе со своим Раулем в Париж, сколько тогда было ей, Надин, лет? Двадцать пять? С тех пор она ни разу не видела ее, да ей и дела никакого не было до нее. Монтаги вычеркнули из своей жизни этот постыдный эпизод с незаконнорожденной девчонкой и постарались как можно скорее о ней забыть. Через некоторое время они были поражены новостью о том, что Камилла вернулась в их края и вышла замуж за Анри Фонтанеля. Сама Надин вышла замуж за Луи Клемана. Этот брак не был помехой ее медицинской карьере – в сорок лет она овдовела и целиком посвятила себя профессии, добившись поста заведующей отделением.

Она снова открыла глаза и посмотрела на настенные часы. Десять часов пятьдесят семь минут. У нее оставалось еще три минуты, чтобы окончательно успокоиться. Похоже, что Паскаль Фонтанель даже не подозревает, с кем имеет дело, и это давало Надин определенные преимущества. Возможно, Надин и смогла бы относиться к ней с безразличием, если бы не эти огромные черные глаза, гладкие блестящие волосы и желтоватый оттенок кожи. Увы! Ее сходство с Камиллой чересчур раздражало Надин, а эта высокомерная манера поведения была совершенно невыносимой!

Перед глазами Надин всплыл образ отца в униформе. Он никогда не рассказывал об Индокитайской кампании. Лишь однажды упомянул о крепости Ланг Сон, защищая которую от японцев горстка французов была взята в плен. Говоря об этом, он с грустью и нежностью взглянул на маленькую Камиллу. Надин, сгорая от ревности, топнула ногой и забралась на колени отца. Он молча позволил ей сделать это. Ему нечего было сказать. Она была его старшей дочерью и имела на него полное право.

Пытаясь освободиться от ненужных воспоминаний, Надин встала. Той маленькой девочки больше не было, как не было больше и героя Абеля Монтага. Он умер в своей постели, как обычный человек. Но разве он не предал свою законную жену и детей?

Она сняла с себя белый халат и надела жакет. Проводить обходы в деловом костюме, чтобы выделяться на фоне своих сотрудников, было ее правилом. Она была их начальницей. Большой начальницей.

Самюэль прижался к Марианне, целуя ее плечо, грудь, живот. Он чувствовал себя виноватым и словно извинялся таким образом. То, что он слишком поторопился получить удовольствие и потерял контроль над собой, только польстило ей. Он был прекрасным любовником, и в постели она сходила от него с ума, но она никогда не думала, что может на него так подействовать. Она немного похудела за время отпуска, отсутствие аппетита напрямую было связано с отсутствием Самюэля. За две недели на солнце ее кожа приобрела золотисто-бронзовый оттенок и эффектно контрастировала со светлыми волосами. Среди мужчин она слыла красавицей, и Самюэль подтвердил ей это, когда обнял в аэропорту Бланьяк.

Руки и губы Самюэля были преисполнены необыкновенной нежности, и Марианна застонала, отдаваясь его ласкам. Может, он наконец-то полюбил ее? Эта мысль так взволновала ее, что она, чувствуя приближение оргазма, не смогла сдержать крика.

Она приходила в себя в течение нескольких минут. Самюэль, опершись на локоть, ласково смотрел на нее. В его взгляде не было любви, только нежность.

– Ты потрясающая женщина… Ты хорошо там отдохнула?

Ни страсти, ни объяснений в любви… Его дружеский тон разочаровал ее. Сейчас он поднимется и скажет, что уезжает в клуб. О, конечно, он не изменял ей, это было видно по его нетерпеливому желанию. Нет, он был верен ей, но он постоянно думал о своей бывшей жене, и даже не пытался это скрыть.

– Ты виделся с Паскаль?

Вопрос застал его врасплох, и после секундной паузы он ограничился кивком. Поскольку она молчала, ожидая объяснений, он раздраженно продолжил:

– В прошлую субботу я завтракал с ней в клубе, а потом взял с собой в полет. Она хочет научиться управлять вертолетом.

Конечно, желания Паскаль – это святое.

– Прекрасно. Я надеюсь, что тоже смогу научиться. Она никогда не осмеливалась просить его об этом, но поскольку бывшая имела право появляться в клубе, то и она не останется стоять в стороне.

– Ты хочешь научиться? – с улыбкой спросил он. – Это очень дорого…

– Правда? Это слишком дорого для простой секретарши и чересчур сложно для моего понимания!

В гневе она вскочила с кровати, пронеслась в ванную и заперлась на задвижку. Почему она так глупо повела себя в их первую же встречу? Ведь все начиналось так хорошо…

– Марианна!

Она закрыла уши руками. Если она послушает его, то все закончится тем, что он войдет и обнимет ее. Он умел утешить, но он не мог любить ее. Но ведь он никогда и не говорил, что любит ее, он не лгал ей.

Она долго просидела на краю ванны, а когда наконец встала и подошла к окну, то увидела, что машины Самюэля во дворе не было.

– Тем хуже для тебя, идиот несчастный, – вполголоса проговорила она.

Такого мужчину, как Самюэль, невозможно было завоевать слезами, драматическими сценами. Он с самого начала сказал ей, что не может избавиться от дурных воспоминаний, связанных с разводом. Зачем от него требовать того, чего он не способен дать?

Она подошла к зеркалу, подавляя в себе желание заплакать, критически осмотрела себя со всех сторон. Да, она обворожительна и не признает себя побежденной. Она будет продолжать бороться, чтобы заполучить Самюэля, и она добьется своего.

Паскаль помахала рукой вслед удаляющимся огонькам машины Авроры. Свет дня очень быстро сменился темнотой, а пронизанный холодом воздух словно заранее предупреждал о приближении зимы. Несмотря на ирландский пуловер с широким воротом, Паскаль ощутила дрожь и поторопилась вернуться в дом. Аврора заехала, чтобы переодеться и вымыть голову. Жорж Матеи пригласил Аврору на обед. Это первое свидание он назначил ей в «Pure Louis», баре на улице Турнер, в центре Тулузы.

Паскаль нисколько не пугала перспектива остаться в одиночестве; она решила воспользоваться этим и привести в порядок библиотеку. Как и отец в свое время, она устроила здесь кабинет, но ее бумаги лежали в беспорядке, а некоторые коробки с книгами, доставленные со склада в Париже, до сих пор не были распечатаны.

Она смахнула пыль со шкафов белого дерева и задумалась, как лучше расставить книги. Художественную литературу она поставит на полки большой стены, а научные труды рядом с рабочим столом, чтобы были под рукой, ведь ей необходимо освежать свои знания, чтобы не запутаться в коварных сетях Надин Клеман! Эта мегера подавила свой гнев и не замечала Паскаль во время обхода, но проблема ведь не снята. Интересно все же, почему мадам так озлобилась по отношению к ней?

Паскаль открыла коробку, и ее сердце сжалось. Эти книги подарил ей Самюэль после того, как она перенесла операцию по удалению аппендикса. Это был предлог, чтобы увидеться с ней и пробыть у ее постели лишние десять минут. Она хорошо помнила, как растерянно и недоверчиво он смотрел на нее в тот день.

От странного звука, раздавшегося рядом с домом, она вздрогнула. Насторожившись, она поднялась, чувствуя, как бьется сердце. За окнами стояла абсолютная темнота, и она не могла разглядеть, что происходит в парке. Машинально поискав глазами предмет, которым при необходимости можно было бы защититься, она схватила со стола ножик для разрезания бумаги. Смехотворный жест, однако он помог ей вернуть присутствие духа. Сжимая в руке свое оружие, она решительно шагнула к окну, повернула задвижку и распахнула створки.

– Не бойтесь, это всего лишь я, – произнес хриплый голос.

– Месье Лестрейд?

– Я вам уже говорил, что вы можете называть меня Люсьеном…

Волоча ноги, он вышел на свет, лившийся из окон библиотеки. Колени его велюровых штанов были измазаны землей. Паскаль с недоверием оглядела его.

– Что вы здесь делаете?

– Работаю, что же еще?

– В темноте?

– Нет, сейчас я складывал инвентарь. День так быстро закончился.

– Но, в конце-то концов, – возмутилась она, – по какому праву вы приходите ко мне? Мы уже с вами все выяснили, Люсьен, я не хочу, чтобы вы…

– Да, только вы же ничего не делаете! Абсолютно ничего! Везде сорняки разрослись, листва не убирается, все заброшено!

– Ну и что?

– И что? Боже мой, разве вы сами не понимаете?

Он взволнованно приблизился к окну, и она инстинктивно отпрянула, сжав ножик.

– Простите, – сказал он, останавливаясь. – Я не хотел напугать вас. Только не вас, ни в коем случае не вас… Я ухожу и вернусь завтра.

– Нет! Пожалуйста, Люсьен, не приходите больше сюда.

– Я не буду шуметь. Не беспокойтесь, я не возьму с вас денег, я даже не буду подходить к дому, если хотите.

В его назойливости было что-то причудливое и пугающее. Паскаль не посмела возражать ему. Он исчез в темноте и, наверное, взялся за свою тележку, поскольку она снова услышала металлический скрежет.

– Я смажу ей колеса! – закричал он из темноты.

Она немного помедлила, огорченная своей недостаточной твердостью, вернулась к столу, положила ножик и прислушалась. Ушел ли он?

Напуганная, она прошла по всему дому и везде зажгла свет. Наглость Лестрейда возмущала ее, но парк действительно приходил в запустение. Когда у них находилась свободная минутка, они пытались что-то делать, но результатов их муравьиного труда не было видно. Что именно он здесь делал? Она пообещала себе, что ближайшие выходные посвятит уборке листьев. Чтобы избавиться от Лестрейда, она должна начать наводить в парке порядок, доказывая тем самым, что больше не нуждается в его помощи.

– Но почему я должна что-то доказывать? С какой стати он вмешивается? – вслух произнесла она.

Что он сказал ей две недели назад? «Я пообещал». Что это было, пари или клятва? Кому он пообещал? Она никоим образом не могла узнать это, ведь Лестрейд отказывался отвечать на прямые вопросы. При этом он не хотел повиноваться ее приказаниям!

Паскаль стало не по себе. Ей захотелось позвонить отцу, чтобы позвать его на помощь, потребовать объяснения всех этих загадок. К несчастью, он сам окружал все тайной. Если она заводила речь о Пейроле, он сердился и не хотел разговаривать на эту тему.

Повинуясь импульсу, она взяла телефон и стала набирать номер отца, потом сбросила его и набрала номер Адриана. Он поднял трубку после шестого гудка.

– Я помешала тебе? – извинилась она.

– Нет-нет… Рад тебя слышать, сестрица.

Когда он так называл ее, это означало, что он не один.

– Я не отниму у тебя много времени, я просто хочу задать тебе пару вопросов.

– Ты тоже принимаешь участие в какой-то игре, связанной с Пейролем?

Она расслышала щелчок его зажигалки. Если он зажег сигарету, это означало, что он не торопится.

– Я говорю серьезно, Адриан. Кстати, не помнишь ли ты, почему папа уехал отсюда? Тебе тогда было двадцать, и ты наверняка знаешь то, чего не знаю я.

– Ну, ему всегда хотелось переехать в Париж, он задыхался в провинции. К тому же мама заболела, она все меньше разговаривала, интересовалась только цветами, и это беспокоило отца.

Их мать, без сомнения, увлеклась цветами, чтобы забыться. Паскаль вспомнила корзины, куда она складывала розы или лилии. Существовала ли связь между навязчивой идеей Камиллы и назойливостью Люсьена Лестрейда?

– Как ты думаешь, Адриан, почему они всю мебель сложили на чердаке? Ведь дом собирались сдавать, а все необходимое родители могли купить уже в Сен-Жермен, не так ли?

– Мама очень сентиментально относилась к вещам, окружавшим ее, ты же сама помнишь! Подумать только, ты вместе со своей подругой перетащила всю рухлядь назад. Кстати, как поживает Аврора?

– Она уехала в Тулузу, чтобы провести там вечер с очаровательным молодым человеком.

– Жаль…

– Кого? Тебя? Ты находишься за семьсот километров от Авроры, так что забудь о ней. Лучше скажи мне, о чем вы с отцом недоговаривали, когда я хотела купить Пейроль. Надеюсь, что сейчас, когда я уже сделала это, тема перестала быть запретной?

– Она никогда и не была запретной, – запротестовал Адриан.

Паскаль услышала, как он шумно выдохнул сигаретный дым, будто подчеркивая свое неодобрение. Немного помолчав, он произнес:

– Кстати, это было не очень-то умно с твоей стороны поехать туда сразу после похорон матери. Этот дом не приносит счастья.

– Папа тоже так считает, однако, если мне не изменяет память, мы здесь были очень счастливы.

– Тебе, возможно, было там хорошо, но не ему. Этот пожар, в котором заживо сгорела моя… мать, был для него страшным воспоминанием. Он уничтожил все остатки той мастерской, но не забыл об этом.

На этом месте всю осень пестрел сиреневыми цветами гибискус, и Паскаль неприятно вздрогнула, вспомнив о нем.

– Он мог бы продать эти владения, если воспоминания были так невыносимы для него.

– Кому продать? Люди сразу же прозвали Пейроль плохим местом, и его никто бы не купил! Я был еще мал, и пускаться в такую авантюру с маленьким ребенком на руках…

– Хорошо, принимается, но потом, насколько я знаю, больше никаких драм не происходило.

Снова последовало молчание, еще один вздох, затем Адриан заговорил:

– Послушай, блошка, я думаю, что папа заботился о маме. Он воспользовался предлогом, что мне надо учиться на медицинском факультете в Париже, а на самом деле переехал из-за того, что у мамы стало ухудшаться здоровье.

– Разве? Она тогда еще не была больна.

– Да, она была здорова, но она испытывала чувство подавленности, мало разговаривала, у нее совсем не было аппетита. Жизнь в Пейроле угнетала ее.

Паскаль так сильно захотелось рассказать Адриану о найденном свидетельстве о браке, что ей пришлось укусить себя за губу. Ее отец и брат всегда были заодно, и Адриан, должно быть, был в курсе тех дел, в которые не посвящали ее – маленькую тогда девочку.

– Я жалею о том, что не расспросила маму в свое время о ее жизни, потому что вообще ничего о ней не знаю. А ты?

– Не знаешь о чем? – удивился он.

– Не знаю ничего ни о ее юности, ни о семье, в которой она росла…

– Она решительно порвала с ними.

– Почему?

– В конце концов, зачем тебе все это?

Голос Адриана внезапно стал недовольным, ему, должно быть, надоел этот разговор. Паскаль вспомнила о том, что он, вероятно, был не один.

– Если хочешь, – предложила она, – я тебе перезвоню завтра.

– Мы уже исчерпали эту тему, разве не так?

Он занервничал и поторопился закончить разговор.

– Лучше позвони папе, а меня все это не касается. Ну, уже поздно, целую тебя, сестричка.

Она разочарованно попрощалась и повесила трубку. Адриан, похоже, не понял цели ее расспросов. Как бы он отреагировал, если бы она рассказала ему об этом свидетельстве? А в сущности, почему она умолчала о нем? Почему не поделилась со своим братом? Когда она узнала о первом браке своей матери и о рождении этой Юлии Ньян, ей захотелось самой докопаться до истины. Она не хотела, чтобы кто-то манипулировал ею и тем более лгал.

В размышлениях она приготовила себе чашку растворимого кофе и отнесла ее в библиотеку, где по-прежнему горел свет. Не обращая внимания на коробки с книгами, она включила ноутбук и подсоединилась к интернету. По крайней мере, одну вещь она могла разузнать довольно просто. Зайдя на несколько сайтов, она наконец нашла то, что ей было нужно.

«Женские имена в основном подчеркивают их красоту… Простые имена всегда состоят из односложных слов… Приверженность азиатов множеству имен помогает им подчеркивать значимость личности… Имя ребенка часто отражает надежды его родителей…»

Она просмотрела длинный список имен, дошла до буквы H и узнала, что имя Ньян означало «беззаботная». Беззаботная Юлия…

Паскаль открыла ящик стола и вынула свидетельство о браке. У Камиллы еще были имена Хуонг Лан, что означало «аромат орхидеи», а мать Камиллы звали Ань Дао, что означало «аромат вишни». Цветы, все время цветы, лишь только Юлию назвали «беззаботной». Может, Камилла надеялась, что ее ребенок не будет знать горя и забот? Своей первой дочери она дала несколько имен, одно из них вьетнамское, Паскаль же не дали вьетнамского имени. Почему в момент рождения Юлии Камилла думала о своем происхождении, о своей матери Ань Дао и о далекой стране, откуда была родом?

Паскаль вздохнула и закрыла ноутбук. Некоторое время она прислушивалась к окружавшей ее тишине, затем протянула руку к конверту, который пришел утром из отдела 22-го парижского округа. Интуиция ее не подвела – Юлия Ньян была жива.

Она вложила конверт в свидетельство и сунула на дно ящика под другие документы. Поиск, который она провела через абонентскую телефонную сеть, показал, что существует много людей с фамилией Косте, и она твердо решила найти следы Рауля. В конце концов, она могла связаться с членами семьи ее матери, этими Монтагами, которых Камилла и знать не хотела.

Паскаль порядком устала и не собиралась дожидаться Аврору. Наоборот, она надеялась, что ее подруга вернется поздно, что будет верным признаком хорошо проведенного вечера в компании Жоржа Матеи! Потянувшись, она прошла в кухню, чтобы приготовить себе яичницу и тосты. Почему Лоран Вийнев еще ни разу не пригласил ее на завтрак? Служебное положение не позволяло или же из-за того, что Самюэль был его другом? Мысль о том, что Самюэль каким-то образом продолжал заявлять свои права на нее, слегка раздражала ее и… обнадеживала.

Закончив мыть сковороду, она услышала, как где-то в глубине дома хлопнула дверь или, возможно, незакрытое ею окно. Она поставила сковороду и прислушалась. Оконные стекла все так же подрагивали от порывов ветра, и она снова ощутила тот же страх, что и два часа назад. До сегодняшнего дня ей было хорошо и спокойно в Пейроле, ее не угнетало огромное пространство, которое она помнила наизусть, и не тяготила разъединенность с остальным миром. Почему же теперь от простого сквозняка ее сердце наполняется страхом?

Паскаль заставила себя сделать глубокий вдох и выдох, чтобы успокоиться, и пошла проверить комнаты первого этажа. Окна были закрыты, ни одно не разбито, все выглядело как обычно. Она поднялась на второй этаж и уже с лестницы заметила, что дверь в комнату Авроры закрыта, чего никогда прежде не случалось. Помедлив секунду, она отворила ее и увидела на полу кружащиеся сухие листья. В комнате было холодно, створка незапертого окна хлопала под порывами ветра. И хотя Паскаль обнаружила причину своего страха, ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы подойти к окну и закрыть его. Шум ветра сразу утих, но ей казалось, что он лишь коварно где-то затаился.

Придя к себе в комнату, Паскаль, прежде чем лечь, долго прислушивалась к звукам и шорохам старого дома. Она была не из числа впечатлительных, поскольку долгие ночи проводила на дежурствах в пустынных клиниках, да и самостоятельные полеты хорошо способствовали тренировке самообладания, тем не менее сегодняшним вечером ей не удавалось справиться с беспокойством.

Забравшись под одеяло, она не стала выключать лампу у изголовья и, слушая шум дождя и завывание в каминной трубе, пыталась расслабиться.

– Я не хочу, чтобы мне было страшно в Пейроле… Я у себя дома, я в безопасности, – шепотом повторила она. Но лишь пару часов спустя, когда колеса машины Авроры зашуршали по гравию главной аллеи, Паскаль вздохнула с облегчением.

 

Глава 5

Бенжамену Монтагу недавно исполнилось семьдесят два года. У него была приятная внешность, элегантная манера держаться, и он охотно отвечал на вопросы Паскаль.

Когда она вошла в бар, где они условились встретиться, он сразу ее узнал и пошел ей навстречу. Спросив, что она хочет выпить, он повел ее к столику. Ему была в радость эта неожиданная встреча, позволившая познакомиться со своей племянницей.

– Ведь мой отец был вашим дедушкой! – хихикнув, произнес он.

Паскаль нашла адрес Бенжамена Монтага в ежегодном каталоге и была удивлена его искренней готовностью встретиться, но с первых же слов разговора поняла, что он ничем не сможет ей помочь.

– Эти семейные истории просто поразительны, не правда ли? Конечно, я хорошо помню Камиллу, поскольку в моем возрасте воспоминания юности – самые четкие. Если хотите, чтобы я рассказал о детстве Камиллы, то здесь не возникнет затруднений. Мне было двенадцать лет, когда мой отец вернулся из Ханоя с этим ребенком на руках. В доме долгое время царила драматическая атмосфера, как вы понимаете… Затем мой отец умер, а Камиллу отправили в пансион.

– Ваша мать не любила ее?

– Как она могла ее любить? Подумайте сами, она ждала мужа целых шесть лет, все глаза выплакала, и тут он возвращается с незаконнорожденным младенцем, которого зачал с какой-то вьетнамкой! Поверьте, шестьдесят лет назад людские пересуды имели огромное значение. С тех пор как Камиллу отправили в пансион, я ее никогда больше не видел. Сам я уехал на учебу в Лондр.

– Вы могли видеться во время каникул. Бенжамен Монтаг пожал плечами и улыбнулся.

– Я не торопился возвращаться. Моя мать была очень… строгой. У меня был старший брат, который также рано покинул дом, и истеричная сестра. К тому же я много путешествовал.

Видя, что Паскаль едва пригубила вино и явно была разочарована услышанным, он прошептал, наклонившись к ней:

– Бар «Навуходоносор», без сомнения, считается самым лучшим среди истинных ценителей. – Затем он вздохнул и добавил: – Я легко узнал вас, вы так похожи на Камиллу. По крайней мере, на тот ее образ, который остался в моей памяти. Вообще она была более хрупкой, чем вы. Ей жилось у нас плохо, и, закончив учебу в пансионе, она попросила разрешения уехать от нас. Моя мать сразу же согласилась, как вы понимаете. Она отвезла ее в Париж и оставила там одну, безо всяких видов на будущее. О Камилле долго не было новостей, и хотя говорить об этом довольно жестоко по отношению к вам, я все же скажу, что моя мать, законная опекунша Камиллы, попросту отделалась от нее.

Он рассказывал все это ровным, слегка печальным тоном, возможно думая о том, что мог бы что-то сделать для своей сестры, которой не досталось ни капельки любви. У Паскаль сжалось сердце, и она спросила:

– И вы никогда не говорили о ней? Но это же невозможно!

– Нет, очень даже возможно… Но она и сама не желала ничего сообщать о себе. Я думаю, что в то время у нее были серьезные трудности. Мать не посвящала меня в детали, я тогда был в Австрии и редко звонил домой. Помню, что Камилла вышла замуж, у нее родился ребенок, затем муж ее бросил. Мать торжествовала, видимо считая, что от такой девушки ничего другого и ожидать не приходилось.

Паскаль откинулась в кресле и пристально посмотрела на Бенжамена, который продолжал:

– Моя мать была несправедлива, ограниченна, надменна – все что хотите, я согласен! Но в те времена Камилла была позорным пятном на семье Монтаг. Тем не менее она ничего не требовала и, поссорившись с моей матерью окончательно, закрыла за собой дверь навсегда. Несмотря на внешнюю хрупкость, она обладала довольно сильным характером. Да вы, вероятно, и сами это знаете… Позже я узнал, что она вышла замуж за врача из Альби, и, уверяю вас, я был очень рад за нее.

– Рады за нее только потому, что это успокаивало вашу совесть?

Негодование Паскаль еще сильнее опечалило старого господина. Он опустил глаза.

– Я никогда не слышала ничего более циничного, чем то, что вы мне рассказываете. Это же была ваша сводная сестра, и, насколько я понимаю, никто из вас ни разу не защитил ее. Ваш отец в гробу бы перевернулся, узнав все это!

И хотя Паскаль говорила на повышенных тонах, Бенжамен удержался от того, чтобы взглянуть на реакцию окружающих. Каким же эгоистичным и равнодушным представлялся он ей, будучи молодым человеком!

– Я знаю, вас угнетает вся эта история, – пробормотал он. – Но поймите меня, я не горжусь ни своим прошлым, ни своей семьей. Мы поступили очень плохо, мой отец умер слишком рано. Он бы не позволил, чтобы все произошло именно так, хотя я не думаю, что он был уж очень привязан к Камилле. Он привез ее, повинуясь чувству долга, и наверняка предвидел трудности, которые ему предстояло пройти… Моя мать никогда не была щедрой женщиной, она также не простила ему неверности, предательства и, разумеется, незаконнорожденного младенца, и весь этот гнев обрушился на голову Камиллы. Впрочем, она никогда не поднимала на нее руку.

– Уже хорошо!

Чтобы окончательно не дать волю своему гневу, Паскаль осушила до дна стакан. Бенжамен тоже допил свой и дал знак официанту, чтобы тот еще налил им вина. Помолчав, Паскаль снова взглянула на человека, который был ее дядей.

– Моя мать вычеркнула из жизни всю вашу семью, – напряженно произнесла она. – Вы первый из Монтагов, с которым я познакомилась.

– Не утруждайте себя знакомством с остальными, мой брат и моя сестра, без всякого сомнения, и разговаривать с вами не станут. Они относились к Камилле как к незаслуженному позору и во всем поддерживали мать. Мне кажется, что они были еще хуже ее.

– А вы?

– Я был далеко и, как уже объяснил вам, ограничился собственным равнодушием, что, конечно, тоже не делает мне чести.

– А что стало с тем ребенком, которого Камилла родила в Париже?

– С ребенком?..

Он в растерянности смотрел на нее секунды три, не понимая смысла вопроса.

– Ну, он, кажется, умер еще совсем маленьким, разве не так? По крайней мере, я слышал что-то вроде этого… Вы же наверняка знаете больше меня!

– Нет, я не знаю. В этом и вся проблема, месье Монтаг. Юность моей матери была запретной темой для разговоров, и она никогда не упоминала ни о своем первом браке, ни о первом ребенке. Лишь по стечению обстоятельств я недавно кое-что узнала об этом.

– Но ваш отец должен быть в курсе, я думаю… Паскаль неизменно возвращалась к этому выводу: ей нужно расспросить отца. Почему ей не хотелось обращаться с этим к отцу? Она боялась его ответов или же того, что он станет ей лгать?

– Я могу быть еще вам чем-то полезен, Паскаль? – обратился к ней Бенжамен с печальной улыбкой.

– Нет, не думаю… Спасибо за то, что уделили мне время. Я немногое узнала от вас, но все же…

Она так надеялась на эту встречу и была разочарована тем, что этот пожилой месье почти ничего не смог ей сообщить, хоть и старался быть искренним. Он рассказал ей все, что знал сам. У нее не было никакого желания знакомиться с другими членами семьи Монтаг, поскольку она заранее знала, что эта встреча принесет ей боль.

– Да, жизнь скверно устроена, – вздохнул Бенжамен. – При других обстоятельствах мы были бы рады познакомиться с вами, не правда ли? Увы! Мы слишком плохо обращались с вашей матерью, и вы никогда не захотите считать нас вашими родственниками. Я сам уже начал забывать эту историю, что, конечно же, непростительно с моей стороны.

«Забывать». Как это страшно – предать Камиллу забвению.

Паскаль увидела, что Бенжамен учтиво положил банкноту на столик. Вставая, она внимательно смотрела на него, чтобы получше запечатлеть его образ в своей памяти.

Надин спустилась с кафедры; вокруг царило абсолютное молчание: ни один студент не осмеливался шелохнуться, пока она не скроется за маленькой дверью в конце помоста, – это уже стало традицией. Лекции, которые она читала в микрофон, всегда были одинаково успешны. Другие профессора старались вызвать интерес к своему предмету, поощряли смех и вопросы, пытались установить дружеский контакт с аудиторией, но Надин не беспокоилась об этом. Она не искала популярности, потому не передавала свои знания, а сурово проповедовала научные истины.

В этот день, как и обычно, она говорила в течение двух часов, и студенты благоговейно ее слушали. Но, покидая здание медицинского факультета, она почувствовала, как к ней возвращался гнев. Как этот идиот, ее брат, посмел встречаться с Паскаль Фонтанель? Что он там ей наговорил? Бенжамен всегда держался в стороне, постоянно где-то путешествовал и хуже всех знал Камиллу. Да, эта крошка Фонтанель вовсе не дура, она пытается завоевать расположение Монтагов. Нет, скорее всего, она наводит справки по поводу наследства. Но она ничего не узнает! Хотя Камилла и считалась наследницей имущества наравне с Надин и двумя ее братьями, нотариусу дали понять, что она от всего отказалась и не желала видеть никого из Монтагов. Она вышла замуж за Анри Фонтанеля и жила безбедно.

Надин остановилась, преодолевая одышку. Она шла слишком быстро, к тому же за последнее время сильно растолстела. Почему же она так много ест, хотя сама рекомендует своим пациентам не набирать лишний вес? Днем она питается в столовой клиники, а дома по вечерам жадно поедает бутерброды, уткнувшись носом в медицинский журнал, и периодически собирается купить себе фруктов и свежих овощей…

Несмотря на благие намерения, у нее не находилось времени на то, чтобы попасть на рынок. Вся ее жизнь была посвящена службе в пневмологическом отделении клиники Пюрпан. Если бы Абель Монтаг дожил до этих дней и увидел, чего сумела достичь Надин, он очень гордился бы ею. Она смогла бы показать ему, на что способна, и доказать, что она лучшая! А вот Камилла ни на что не была способна в своей жизни, кроме как забрюхатеть от первого встречного. И только второй брак спас ее от заурядного существования. Доброта тоже должна иметь свои границы. В детстве Надин не могла выносить нежных взглядов отца на Камиллу, кипела от ярости, когда он называл ее красивой. Надин чувствовала себя отвергнутой. Ну и красавица – желтая кожа, волосы жесткие, как палки, огромные черные глаза… Надин тысячу раз спрашивала свою мать, была ли эта девчонка красивой, и всякий раз та отвечала, что Камилла похожа на лимон. Что касалось Надин, то ее непритязательная внешность называлась «интересной»… Она рано поняла, что природа обошлась с ней скупо, поэтому искала другие способы снискать восхищение.

Отдышавшись, она направилась к своей машине. За последние годы она практически не вспоминала подробностей своего детства, но присутствие Паскаль Фонтанель в ее отделении постоянно возвращало ее к этим воспоминаниям.

Хорошо еще, что брат предупредил ее об этой встрече, и она потребовала, чтобы он не упоминал ее имени. Если Паскаль не будет знать о принадлежности профессора Надин Клеман к семье Монтаг, она, по крайней мере, не сможет сказать ей: «Ведь вы как-никак моя тетя!» Надо обязательно позвонить Бенжамену и узнать, о чем они говорили.

Боже, ей действительно нужно избавиться от этой женщины, пока не произошла катастрофа.

К середине недели погода изменилась. Вернулось солнце, но вместе с ним пришли настоящие холода. В борьбе, которую Паскаль вела с Люсьеном Лестрейдом, садовник явно пересиливал ее. Он вскапывал землю по своему усмотрению и сажал свои луковицы, где хотел. Однажды в субботу, в середине ноября, он объявил свою работу законченной, однако не пожелал вернуть ключ от маленькой двери, ссылаясь на то, что потерял его. Паскаль смирилась с тем, что весной он наверняка вернется, однако до этого времени она обретет в Пейроле покой.

В Пюрпане ей досаждали постоянные нападки Надин Клеман, дома предстояли хлопоты по устройству рождественского праздника. Она пригласила к себе на Рождество отца и брата, но еще не получила от них определенного ответа; их словно пугала перспектива провести в Пейроле целых два дня. Встречное предложение собраться вместе в Сен-Жермен Паскаль напрочь отвергла. Она хотела встречать Рождество в настоящем доме, с камином, покрытой снегом лужайкой, а не просидеть его в городской квартире. Кроме того, ей хотелось воспользоваться присутствием отца, чтобы вызвать его на разговор, который невозможно было вести по телефону. Иногда по вечерам, перед тем как лечь спать, она повторяла про себя список вопросов к отцу. Она формулировала их тактично, однако в итоге смысл их сводился к одному: «Почему ты мне солгал?»

С наступлением зимы и коротких дней путь в Тулузу и обратно приходилось совершать в темноте. Паскаль и Аврора старались совместить свои рабочие графики, но это не всегда удавалось. И ездить, и оставаться в доме им часто приходилось в одиночестве. Проблемы накапливались, утомляли, и Паскаль невольно задавалась вопросом: разумно ли каждый день преодолевать столько километров, чтобы работать у такой начальницы, как Надин?

В редкие свободные минуты Паскаль безрезультатно искала Рауля Косте. Люди по фамилии Косте, с которыми она связывалась, не знали никакого Рауля. Она огорчалась, теряла надежду, но по-прежнему не отступала от своей цели, теша себя уверенностью, что однажды она сможет узнать правду о беззаботной Юлии.

Когда утром в первую пятницу декабря Паскаль приехала на работу, секретарь передала ей записку, подписанную Лораном, в которой учтиво говорилось о вызове к директору.

– Вийнев вызывает меня к себе в одиннадцать часов, – шепнула она Авроре, когда выдалась свободная минутка. – Как ты думаешь, это плохой признак?

– Не исключено, что наша корова в очередной раз что-то замыслила против тебя!

Паскаль, после обхода своих пациентов, не отказалась от привычки зайти в ординаторскую, чтобы выпить с Авророй чашечку кофе. Подруга тщательно прикрыла дверь и с сияющим видом объявила:

– Сегодня вечером я обедаю вместе с Жоржем.

– Опять? Отлично!

– Мы еще не дошли до серьезных отношений, но я обожаю его компанию. Он замечательный, редкий человек.

– Редкий? К счастью, замечательных людей не так уж и мало.

– Мне до него не встречались. Я об этом никому не рассказываю, ты же знаешь, какие у нас злые языки…

Чтобы не давать повода для сплетен, здесь лучше было никого не посвящать в подробности своей личной жизни.

– Надеюсь, и твое свидание пройдет хорошо, – добавила Аврора, оглядывая Паскаль с головы до ног.

Они несколько раз обсуждали в своих разговорах Лорана Вийнева, и Паскаль не скрывала, что испытывает к нему интерес.

– Предпочла бы встречаться с ним в аэроклубе, а в кабинете он действует на меня как-то удручающе! – сказала она, смеясь.

– Думаю, что ты оказываешь на него противоположное впечатление, – заметила Аврора, – но не забывай, с кем имеешь дело.

– Ни в коем случае.

Паскаль понимающе улыбнулась и направилась в служебную раздевалку, где оставила стетоскоп, сняла халат и надела поверх черного пуловера парку. Администрация располагалась в другом помещении, а на улице было очень холодно.

В коридоре она встретила одного из своих пациентов, который проходил тест на определение интенсивности дыхания. В течение десяти минут ему требовалось ходить в определенном режиме, и Жорж Матеи покорно сопровождал его, фиксируя данные специальным аппаратом.

– Желаю приятной прогулки! – дружески подмигнула им Паскаль.

Она была не единственным врачом, использующим новейшие диагностические методы. То, что Надин Клеман предпочитала старые и опиралась лишь на свою собственную диагностику, нисколько не смущало Паскаль, ведь она принадлежала к другому поколению.

По-прежнему гадая о причине вызова, Паскаль обратилась к секретарше Лорана Вийнева, но та лишь ответила:

– Месье директор ожидает вас.

Чувствуя себя немного напряженно, Паскаль прошла в большой светлый кабинет. Здесь было тепло, по стенам располагались книжные стеллажи черного дерева, уютно смотрелись кресла, обитые светло-коричневой кожей. Лоран сидел за столом, но сразу поднялся навстречу Паскаль.

– Сожалею, что мне пришлось вызвать вас таким образом, однако это единственная причина для Надин Клеман позволить вам покинуть рабочее место!

Его голубые глаза сверкнули недоброй усмешкой.

– Садитесь, Паскаль. У меня к вам дело, но ничего серьезного.

Она отметила прекрасный крой его темно-синего костюма и безупречный узел галстука. Как директор, он, конечно, соблюдал дистанцию, но не забывал, что он мужчина, и выглядел очень привлекательно. Лоран снова сел, вынул из ящика конверт и достал оттуда листок.

– Вы недавно обращались в медицинскую абонентскую телеинформационную сеть. Ответ прислали мне.

Паскаль словно застыла в кресле. Почему эти чертовы чиновники не ответили прямо ей?

– Речь здесь идет не о ком-то из ваших пациентов, не так ли? – добавил Лоран дружеским тоном.

Она покачала головой, подыскивая возможный ответ.

– Продолжаете свой детективный роман?

– Видите ли… я пытаюсь выйти на след человека, который… Честно говоря, это немного запутанная история, но…

– Здесь говорится о некоей Юлии Косте, рожденной 3 августа в Париже.

Он протянул ей конверт.

– Эта женщина занесена в списки абонентской сети «Тарн».

– Боже мой… – пробормотала Паскаль.

Она ошеломленно глядела на листок. «Юлия жива. У меня есть сестра, и недалеко отсюда!»

– Паскаль, что-то не так?

Она смотрела на него, и ее охватило неодолимое желание все ему рассказать.

– Это семейная история, и с моей стороны было бы неосмотрительно говорить о ней до этого момента. Мне не следовало пользоваться своим положением врача, чтобы получить информацию, однако…

– Вероятно, это очень важно для вас.

– О да!

Лоран поднялся, обошел стол и сел рядом с ней. Если в этом мире и существовал кто-то, кому Паскаль могла бы сейчас довериться, то это был Лоран. Она в нескольких словах описала ему ситуацию, стараясь не поддаваться эмоциям.

– Я еще не обсуждала этот вопрос с отцом, – завершила она свой рассказ.

– Почему?

– Потому, что его молчание по этому поводу не случайно, существует какая-то причина, которую мне и самой хотелось бы знать. Моя мать, насколько я могу судить, была не способна бросить ребенка.

Лоран молча смотрел на нее, скрестив руки на груди.

– Вы собираетесь связаться с этой женщиной? – спросил он наконец.

– Конечно! По крайней мере, написать ей…

– Я помогу вам установить ее координаты.

– Правда? Это было бы просто великолепно!

Без сомнения, ему ничего не стоило позвонить и получить необходимую информацию, но то, что он сам предложил это сделать, свидетельствовало о его человеческих качествах.

– Понятно, что вы хотите увидеться с ней, но, как мне кажется, вам следует сначала поговорить с отцом.

– Возможно.

Лоран вернулся за стол, словно восстанавливая нарушенную дистанцию и собираясь придать разговору более официальный тон. Их взгляды встретились, и в течение нескольких мгновений они смотрели друг на друга.

– Я хотел бы поговорить с вами еще вот о чем…

– О Надин Клеман?

– Да. У нее, конечно, больное воображение, и мне известно, что все эти жалобы не имеют под собой никакого основания…

– Я не совершила никаких профессиональных ошибок, – ринулась защищаться Паскаль. – Вы не представляете, как тяжело работать в таких условиях. И поверьте, если бы в Альби нашлось место, я охотно перешла бы туда. Я не привыкла, чтобы за мной постоянно следили, такого не было даже во время моей практики. В отношении ко мне профессора Клеман таятся какие-то личные мотивы, которые никак не связаны с моей врачебной компетентностью.

Он сделал знак рукой, пытаясь остановить этот словесный поток, однако Паскаль завелась не на шутку.

– Конечно, работать в такой больнице, как эта, – большая честь, и я вам очень благодарна за предоставленную возможность, однако сейчас я испытываю лишь одно желание – уйти отсюда. Каково мне видеть, что все мои распоряжения подвергаются сомнению, малейшие действия тут же проверяются и критикуются! А хуже всего то, что мадам Клеман пытается выставить меня профаном в глазах моих же пациентов!

Наконец она остановилась, немного смущенная тем, что поддалась столь бурным эмоциям. Лоран, улыбаясь, смотрел на нее.

– Так вам понравилась больница в Альби?

– Да, я поначалу хотела устроиться именно туда, но Самюэль сказал мне, что у вас есть место…

Улыбка Лорана стала еще шире. Может, он считает ее глупой или лишенной амбиций из-за того, что она предпочитала маленькую лечебницу огромному медицинскому комплексу? Раздался звонок служебного телефона, и Лоран, метнув в его сторону недовольный взгляд, не снял трубку.

– Хорошо, – вздохнул он, – я освобожу вас, когда вы об этом попросите.

Она поднялась, держа в руке конверт.

– Не беспокойтесь, я займусь вашим делом.

Он проводил ее до выхода и, взявшись за ручку двери, неожиданно произнес:

– Не знаю, как лучше это сформулировать… я хотел бы пригласить вас… пригласить вас на обед. Вы не обязаны принимать мое приглашение, возможно, оно здесь не совсем уместно и…

– Я с удовольствием приду! Когда?

Смущенная тем, что так быстро согласилась, Паскаль нервно покусывала губы.

– Тогда встретимся в субботу?

– Да, – прошептала она.

В легком замешательстве они смотрели друг на друга, и когда Лоран наконец-то открыл дверь, она выскользнула из кабинета, даже не подав ему руки.

– О Господи, я уже не надеялся вытащить его…

Самюэль снял маску и перчатки и проводил взглядом каталку, на которой увозили пациента.

– Ты был просто великолепен! – сказал хирург, похлопывая Самюэля по плечу.

– Вы бы не могли оперировать кого-нибудь покрепче? – пошутил Самюэль.

Этот больной задал им немало хлопот. В течение трехчасовой операции были и скачки давления, и нарушения сердечного ритма – в общем, сплошная нестабильность организма, с которой пришлось сражаться Самюэлю, пока хирурги удаляли опухоль из легкого.

– Да уж, детским лепетом это не назовешь, – вздохнул он. – Я буду с ним, пока он не проснется.

Надин Клеман, присутствовавшая на операции, пробормотала скупую похвалу и одарила Самюэля гримасой, которую нужно было счесть за улыбку.

– Любезна, как всегда! – прошептала одна из медсестер.

Самюэль, погруженный в свои мысли, последовал за каталкой. Этого больного наблюдала доктор Фонтанель, что следовало из истории болезни, в которой Самюэль нашел и необходимые рекомендации по подготовке к анестезии. Паскаль всегда делала очень подробные и точные отчеты, работать с ней было одно удовольствие.

Самюэль вошел в палату интенсивной терапии и остановился у изголовья пациента, который медленно приходил в себя.

– Месье Валье, вы меня слышите? Месье Валье! Вместо ответа послышался стон, но Самюэль не успокоился, пока не услышал голос пациента.

– Все прошло хорошо, – сказал он, сам не веря своим словам. – Вы скоро вернетесь в свою палату…

После нескольких неудачных попыток что-то произнести Антуан Валье ограничился единственным словом «Фонтанель». Приходя в сознание, он звал своего врача, и это было хорошим признаком. Самюэль тепло улыбнулся, словно гордясь Паскаль, которая всегда была в прекрасных отношениях со своими пациентами. Она много общалась с ними, была внимательна, внушала надежду, помогающую справиться с недугом.

Проверив показания на мониторе, он измерил у больного давление и вызвал медсестру.

– Побудьте с ним, пока он полностью не придет в себя. Я отдохну полчаса, если что-нибудь будет не так – вызывайте.

Сейчас ему хотелось только одного – выпить кофе с шоколадным батончиком. Он отправился в кафетерий, после чего вышел во двор, чтобы глотнуть свежего воздуха. Небо было чистым и ясным, но осенний холод не располагал к неспешной прогулке. Самюэль ускорил шаг, избавляясь от стресса после тяжелой операции и одновременно думая, что подарить Марианне на Рождество.

Если оттягивать этот вопрос до последнего момента, наверняка придется купить что попало, а Марианна, конечно, надеялась получить что-то особенное. Но что? Может, часы… У нее ведь есть какие-то часы? Боже мой, он даже не может вспомнить, что она носит на запястье! Мало-помалу его чувства к ней меняются, он все реже ищет повод, чтобы остаться одному. Несмотря на то что она явно берет его на абордаж, он все больше привыкает к ней. Может, в конце концов он оценил в ней нежную и хрупкую женщину? Предпочел противоположность Паскаль, у которой был твердый характер и несгибаемая воля? Марианна была уязвимой, у нее было легко выбить почву из-под ног, ее хотелось защищать. Если Самюэль чем-то и помогал Паскаль, то вовсе не потому, что считал ее беззащитной. Такая нелепая мысль даже в голову ему не приходила.

Он посмотрел на часы и вернулся в помещение. Медсестра не вызывала его, но он должен был еще раз осмотреть Антуана Валье и дать разрешение на перевод в пневмологическое отделение. Самюэль решил, что сам будет сопровождать этого пациента, что даст ему возможность увидеться с Паскаль и немного поболтать. В последнее время она не звонила ему, но, изредка встречая ее в больнице, он заметил, что выглядит она излишне озабоченной. Конечно, совместное существование с Надин Клеман создавало определенные проблемы, но Паскаль должна была справляться с ними без особого труда. Может, у нее были какие-то другие затруднения, о которых она не хотела с ним говорить? Мысль о том, что она больше не доверяет ему, огорчала его. Вчера Лоран сказал, что хочет пригласить ее на обед, если только он, Самюэль, не возражает. Когда он представил себе, что Паскаль будет обедать наедине с таким мужчиной, то омрачился еще больше. Лоран будет смешить ее, попытается вызвать интерес к себе, что не составит ему труда, поскольку в нем были все качества, которые Паскаль ценила в людях. Они могут увлечься друг другом, они уже увлечены. Конечно, ей надоело одиночество, хотя всем своим видом она отрицала это.

Обед вместе с Лораном… Свечи, нежная музыка, и к чему это все приведет? Уступит ли она в первый же вечер? Нет, она была не из легкодоступных женщин. Нет, беднягу Лорана ему, конечно, жаль, поскольку он был просто создан для семьи. Самюэль от всей души желал ему встретить достойную женщину, но… Паскаль?

После развода Самюэль взял на себя роль друга и был в курсе ее новостей. Она рассказывала ему о своей жизни, о своей работе в клинике Некер, о своих нечастых приключениях. Он слушал ее, со страхом ожидая того дня, когда она объявит ему, что влюблена в другого мужчину, но этого пока не случилось. Сможет ли он поддержать ее выбор сейчас? Сможет ли представить себе Паскаль в объятиях Лорана и подавить в себе неприязнь к ним обоим?

Вернувшись в операционный блок, он занялся переводом Антуана Валье, который уже пришел в себя и жаловался на боли.

– Сейчас вами займется доктор Фонтанель, она назначит вам болеутоляющие препараты…

Самюэль и сам бы не отказался от маски с эфиром, которая позволила бы ему забыться. Думая о Паскаль, он так и не придумал никакого подарка для Марианны.

– Как тебе этот цвет? – спросила Паскаль, вертясь перед зеркалом. – Ты уверена, что он мне идет?

– Конечно, – ответила Аврора решительным тоном. – Красный тебе очень идет! И прекрати волноваться, ты заранее выиграла эту партию, разве не так?

Перед тем как вернуться в Пейроль, они объехали лучшие бутики старого Альби. Советуясь с Авророй, Паскаль для сегодняшнего вечера выбрала юбку с коротким жакетом.

– Лоран Вийнев… Ну и ну! Я так и думала. Если вас заметит кто-нибудь из больницы, тут же пойдут сплетни.

– Мы обедаем у него дома.

– У него?! – воскликнула Аврора. – Так он и готовить умеет?

– Не знаю. По крайней мере он позаботился о том, чтобы сплетен не возникало.

Они были уже в километре от Пейроля, когда Паскаль заметила старую даму, сметавшую листья с порога своего дома. Она поставила тележку прямо на дороге, и Паскаль замедлила ход, надеясь ее объехать.

– Ох уж эти мне старички… – вздохнула Аврора.

Как и Паскаль, Аврора научилась ангельскому терпению, имея дело с больными людьми. Обе они вышли из машины, мило улыбаясь.

– Так вас собьет машиной, – учтиво сказала Паскаль, поздоровавшись. – Вам помочь?

Пока Аврора отвозила тележку к порогу, Паскаль представилась.

– Мы с вами соседи, я живу…

– Я знаю, где вы живете, доктор Фонтанель. Смешно вас так называть, потому что для всех вокруг – это имя вашего отца, того самого доктора Фонтанеля. Но медицина всегда была вашим семейным делом, ваш прадедушка ухаживал за моей матерью!

На морщинистом лице старушки сияли яркие голубые глаза.

– Меня зовут Леони Бертен, и я рада с вами познакомиться. Я также рада, что Пейроль теперь не пустует. Вам нравится там?

– Да. В этом доме прошло мое детство.

– Да, но…

Леони умолкла и внимательно взглянула на Паскаль, затем продолжила:

– Я не думала, что вы вернетесь сюда. Я думала, что этот дом продадут.

– Почему?

– А, вы еще слишком молоды…

Она покосилась на Аврору, заполнявшую тачку листьями.

– Так мило с вашей стороны, что вы помогли мне!

– Слишком молода для чего? – настаивала Паскаль.

– Чтобы иметь плохие воспоминания. Я знавала первую мадам Фонтанель, красивая была женщина, немного высокомерная, но она не заслужила такую ужасную смерть. Этот пожар, какая трагедия… Сразу после этого в доме появилась ваша мать, и вы на нее очень похожи, только у нее всегда был такой печальный вид! Я знаю, что она так и не пришла в себя после смерти своего ребенка, он ведь был совсем крошкой…

Леони покачала головой, уперев руки в бока. Паскаль молчала. Какая смерть? Если речь шла о Юлии, то она была жива. Леони Бертен сказала: «сразу после этого», будто отец женился сразу же после похорон первой жены!

– А ваш брат? Я помню, он был очень красивым молодым человеком!

– У него все в порядке… Он тоже стал врачом.

– Я поставила тележку и грабли под навес, – объявила Аврора. – Здесь очень холодно, вам следует пойти домой, чтобы не простудиться.

Наступал вечер, и температура снижалась. Леони закуталась в свою большую выцветшую шаль.

– Благодарю вас, юные дамы. Вы обе очень милы. Заходите как-нибудь в гости, я готовлю хорошее печенье, а на Рождество делаю эклеры.

– Мы обязательно придем, – пообещала Паскаль, выдавливая из себя улыбку.

Эта старая дама могла многое ей порассказать, и она рассчитывала побеседовать с ней поподробнее.

Они сели в машину и продолжили путь. Дом Леони был последним на этой улице и ближайшим к Пейролю.

– Милая бабулька… Она рассказала тебе что-то интересное?

– Если можно так сказать… Каждый раз, когда заходит речь о моей семье, я чувствую себя так, словно с Луны свалилась!

Эта встреча снова напомнила ей о Юлии. Загадка становилась все запутаннее, и объяснения с отцом ей не избежать. Но сначала надо найти Юлию и узнать от нее всю правду.

Зайдя в дом, она сразу отправилась в ванную. Перспектива пообедать вместе с Лораном вызвала в ней желание быть красивой, она вымыла голову и уложила волосы феном. Когда ее прическа заблестела, как шелк, она нанесла легкий макияж, несколько капель духов на затылок и стала одеваться. Юбка и короткий жакет прекрасно подчеркивали ее стройный силуэт. Она надела черные туфли и кашемировое пальто с воротником-стойкой, которое отец подарил ей на прошлое Рождество.

Внизу ее ждала Аврора.

– Ты просто обворожительна! Наш директор дар речи потеряет…

– А ты разве не уезжаешь? – удивилась Паскаль. Аврора по-прежнему была в джинсах, пуловере и кроссовках.

– У Жоржа сегодня дежурство. Я посмотрю телевизор и пораньше лягу спать. Желаю тебе классно провести вечер.

– Попробую.

– И будь благоразумна на дороге.

Эти ежедневные разъезды до чертиков надоели Паскаль, но сегодня она чувствовала себя легко и радостно и была готова провести вечер в компании мужчины, который ей нравился. Паскаль доехала до Тулузы и оставила машину на стоянке у площади Сент-Этьен. Это был квартал узких приветливых улочек и небольших гостиниц особого рода. Дойдя до улицы Нино, она нашла нужный дом и остановилась у двери, которая выглядела настолько внушительной, что, прежде чем позвонить, Паскаль еще раз проверила адрес.

Через две минуты Лоран открыл маленькую боковую дверь и провел ее через мощеный двор к красивому каменному дому эпохи Ренессанса.

– Министерство здравоохранения хорошо заботится о вас! – пошутила она, входя в просторный холл.

– Вообще-то это наш семейный дом, мои предки всегда жили в Тулузе.

Он провел ее в маленький салон, где на камине горел светильник и стояли два больших обитых голубым велюром канапе. Лоран помог Паскаль снять пальто и пригласил ее сесть.

– Моя профессия неудобна тем, что меня могут направить в любой конец Франции. Когда мне предложили пост директора в Пюрпане, я был счастлив, что могу вернуться домой. Правда, не знаю, сколько это может продлиться.

– Вы обязаны принимать то, что вам предлагают?

– Обычно речь идет о повышении, поэтому от таких предложений, как правило, не отказываются. А кроме того, многое зависит от отношения к своей карьере!

Лоран чувствовал себя свободно, улыбался и выглядел по-домашнему элегантно в черных брюках и белой рубашке с расстегнутым воротничком. На низком столике стояла бутылка шампанского в ведерке со льдом, чашечки с оливками, блюдо с лососем и два фужера богемского хрусталя.

– Я счастлив принимать вас у себя дома, так как могу отблагодарить вас за то, что вы приглашали меня в Пейроль, – сказал он, откупоривая шампанское.

Огонь в камине согревал маленький салон, создавая приятную интимную атмосферу. Паскаль откинулась на спинку канапе и сделала несколько глотков. Она хотела расслабиться и почувствовать себя более уверенно. Свидание с Лораном все же немного смущало ее. Когда мужчина и женщина нравятся друг другу и знают об этом, им поначалу трудно найти нужные слова.

– Я приготовил для вас пулярку по-тулузски, – сообщил он.

– Вы сами готовили?

– Конечно! Ведь в этом и вся прелесть. Я не часто стою у плиты, но сегодня готовил по рецепту моей бабушки, он просто чудо. По крайней мере, я надеюсь на это.

– Расскажете мне об этом.

– Что ж, нужно взять гусиную печенку, трюфели, шампиньоны и…

Паскаль рассмеялась оттого, что разговор принял такой оборот. Романтическому рассказу Лоран предпочел кулинарию в чистом виде, что было весьма необычно.

– Могу ли я задать вам нескромный вопрос?

– Давайте.

– Почему такой мужчина, как вы, живет один?

– А что означает «такой мужчина»? Мое положение? Мой особняк?

– Нет, ваш шарм, ваше обаяние, – произнесла она, глядя ему прямо в глаза.

Этот комплимент привел его в замешательство, тем не менее он сделал над собой усилие и улыбнулся.

– Спасибо за то, что наделяете меня шармом. Во всяком случае, до сегодняшнего момента мое обаяние мне никак не помогало в отношениях с женщинами. Я несколько раз переживал сильное разочарование, поэтому сейчас я… не слишком-то доверчив.

– Вы боитесь мук любви?

– Скажем так, я опасаюсь разрушения иллюзий.

Он встал, чтобы подложить поленьев в камин и за этим занятием скрыть некоторое смущение. Когда он повернулся и взгляды их встретились, он вполне уверенно спросил:

– А как обстоит дело у вас?

– Полагаю, Самюэль рассказал вам о нашем разводе?

– Да, в общих чертах. Но он всегда очень волнуется, когда говорит о вас. Думаю, он до сих пор переживает то, что случилось между вами. Я не стал скрывать от него, что пригласил вас на обед, надеюсь, он не сердится на меня.

– Вы опасаетесь, что он плохо отнесется к этому? – удивилась Паскаль.

– Он уже плохо отнесся к этому.

Мысль о том, что Самюэль по-прежнему любит ее, наполнила ее и нежностью, и раздражением одновременно, но она тут же попыталась забыть об этом. У него теперь есть Марианна, их пути решительно разошлись.

– Пойдемте со мной, – тихо проговорил Лоран.

Она нехотя поднялась, чтобы последовать за ним в глубь дома. Они прошли в следующий салон, где царила менее интимная атмосфера, затем через темный коридор попали в большую кухню, отделенную занавесью от столовой.

– Это единственная комната, на которую у меня нашлись средства, чтобы обставить ее по своему вкусу. Как вы ее находите?

Сосновая мебель теплого оттенка хорошо сочеталась со светло-желтыми стенами, но в целом кухня имела чересчур современный вид.

– Мне очень нравится, только здесь не хватает небольшого беспорядка! Когда я вспоминаю кухню в Пейроле…

С наступлением осени практически все вечера они с Авророй проводили на кухне среди царящего там веселенького беспорядка. Когда одной из них приходило в голову попробовать новый рецепт, другая, сидя за старым столом, проверяла банковские счета. На металлических подносах красовалась разрозненная посуда и всяческая кухонная техника, которую они мало-помалу стаскивали с чердака. На подоконниках постоянно валялись какие-то журналы, книги, связки ключей.

– У вас дом, о котором можно только мечтать, он прекрасен, – серьезно произнес Лоран.

– Иногда я начинаю испытывать какое-то беспокойство по поводу этого дома. Я всегда считала, что нам там жилось счастливо, однако, по-видимому, моя мать была там несчастной. Все люди, которые знали ее в то время, периодически говорят мне, что она была очень печальна… И я уверена, что все дома хранят воспоминания о том, что в них происходило, накапливая положительную или отрицательную энергию. Если в доме произошла какая-то трагедия, то ее можно даже ощутить.

– Вы хотите сказать, что стены имеют память?

– Возможно. Первая жена моего отца сгорела заживо в одном из сараев, после этого мой отец уничтожил развалины того помещения.

Лоран повернулся к ней, держа в руке крышку кастрюли.

– Если вы будете думать о таких вещах, то, в конце концов, Пейроль перестанет вам нравиться. Да здесь, в моем доме, со времен эпохи Ренессанса чего только не происходило! Насильственные смерти, большое горе, дуэли, что там еще… Но камни об этом молчат и позволяют мне спать спокойно.

По кухне разнесся аппетитный запах. Паскаль подошла к плите, чтобы посмотреть на пулярку, которая жарилась на небольшом огне. К ней уже был готов салат из овощей, посыпанных измельченными орехами и украшенных перьями лука. Похоже, Лоран немало потрудился, чтобы приготовить все это. Интересно, делал ли он это из желания понравиться, или же пригласил ее домой, чтобы не давать повода для сплетен?

Лоран поискал что-то в ящике, отошел на шаг и задел Паскаль.

– Ой, простите меня!

Он машинально схватил ее за руку, словно для того, чтобы поддержать, но затем, вместо того чтобы отпустить, притянул к себе.

– Паскаль…

Руки Лорана сомкнулись вокруг нее, она почувствовала, что он гладит ее волосы, и по телу ее прошла дрожь. Объятие продлилось всего несколько секунд, и он отпрянул от нее.

– Вы так красивы… – сказал он, виновато улыбаясь. Паскаль была немного разочарована и сердилась на себя за это. Она направилась к накрытому столу, где тоже все было предусмотрено: букет полевых цветов в вазе, разные сорта хлеба в серебряной корзинке, льняные салфетки цвета черносмородиновой наливки.

Он тоже подошел к столу и поставил блюдо с пуляркой.

– Что вы будете пить? Молодое луарское вино? Если нет, у меня есть прекрасное бургундское, или же мы можем продолжить обед с шампанским.

Чтобы вернуться в Пейроль, ей предстояло проехать семьдесят километров, и она не хотела вести машину в состоянии опьянения.

– Если вы беспокоитесь о том, как будете возвращаться, то я могу пригласить вас остаться у меня, или же сам отвезу вас.

– Это мило с вашей стороны, но…

– Это не мило с моей стороны, Паскаль, я хочу понравиться вам, и вы это прекрасно знаете.

Его прямота немного обескуражила Паскаль, и он поспешил добавить:

– Этот наш первый вечер очень важен для меня, и мне хочется, чтобы все прошло хорошо.

– Хорошо, так и будет, – ответила она, улыбаясь.

– Существует два больших затруднения. Во-первых, у меня твердое правило не смешивать работу и личную жизнь, а вы работаете в Пюрпане. Во-вторых, я не умею ухаживать, я…

На этот раз она рассмеялась. Лоран казался ей забавным, трогательным и очень соблазнительным. Две минуты назад она находилась в его объятиях, и его прикосновения были ей приятны.

– Расскажите мне о себе, – предложила она, протягивая ему тарелку.

Он заботливо выбрал для нее кусок пулярки и полил его соусом.

– Обычный путь. Я получил несколько дипломов перед тем, как заняться административной деятельностью. Я люблю организовывать, вести дела, нести ответственность. Что касается личной жизни, то я очень любил одну девушку, с которой учился вместе на первом курсе. Она бросила меня, ничего мне не объяснив, и ушла к какому-то австралийцу. Когда мне было уже за тридцать, я решил, что влюблен в одну женщину, которая оказалась бессовестной шлюхой. Она обманывала меня со всеми моими приятелями и стоила мне очень дорого. Я расстался с ней полтора года назад.

Он сел напротив, налил ей шампанского и пожелал приятного аппетита.

– Вы рассказываете обо всем этом немного… отстранение, – заметила она.

– А зачем мне жаловаться вам на свою глупость? Я слишком горд, чтобы так поступать!

Паскаль попробовала кусочек, наслаждаясь тонким ароматом.

– Очень вкусно… Вы мне дадите рецепт?

– Нет, не думаю.

– Это семейная тайна?

– Вовсе нет, мне сейчас хочется поговорить с вами о чем-то другом, а не обсуждать, как готовить пулярку. Я рассказал вам о своей жизни, а теперь ваша очередь.

– Нет, не думаю, – ответила она, намеренно копируя его фразу. – По-моему, вы обо всем знаете от Самюэля. Разве не так?

Он признал это кивком головы. Возможно, сознаваясь в том, что Самюэль часто говорил о ней. В течение нескольких минут они молча ели, и Паскаль согласилась на добавку, поскольку блюдо ей очень понравилось.

– Я так рад, что вы у меня в гостях, – сказал он. – Обычно женщины неохотно едят, но вы не такая. Вы… вне каких-то стереотипов.

Он улыбнулся ей широкой улыбкой.

– Когда мы в последний раз с вами виделись, в моем кабинете, вы сказали, что предпочли бы работать в Альби. Это правда?

– Да. Или же в клинике Клод-Бернар.

– Потому что так вам будет легче добираться?

– Да, ведь такой длинный путь опасен, да и теряешь на него кучу времени. Кроме того, Альби – город моего детства, там я ходила в школу, там работал мой отец и дедушка. Если я устроюсь в больницу Альби, то окончательно вернусь к себе домой. И, кроме того, мне будет легче работать в более расположенной ко мне обстановке. В любом случае, больница Альби вторая по значению в этом регионе и также неплохо оснащена современным оборудованием.

– Вы говорите очень убедительно. Почему вы не предложите им свою кандидатуру?

– Я уже сделала это, но у них пока нет вакансий.

– Вы хотите сказать, что остановились на клинике Пюрпан только потому, что больше нигде не было мест? – иронично спросил он.

– Я никогда бы не стала говорить такого своему директору, – ответила она в том же тоне.

– Возможно, так и следует поступать, потому что если вы получите место в одной из больниц, о которых вы говорили, то…

Его тон стал серьезным, и Паскаль навострила внимание.

– Вы сможете устроить это?

– Охотно, поскольку в этом случае решится и одна из моих проблем.

– Какая же?

– Если вы больше не будете в числе персонала клиники, которой я заведую, у меня будет право открыто ухаживать за вами.

После минутного замешательства Паскаль расхохоталась. Мысль о том, что Лоран может помочь ей найти другую работу, не посещала ее прежде, и в любом случае она бы не стала просить его об этом.

– Охотно соглашаюсь, – сказала она, немного подумав. Ее слова подразумевали лишь то, что она неравнодушна к ухаживаниям Лорана. От смущения она заерзала в кресле, а он деликатно воспользовался паузой, чтобы сменить тарелки и поставить на стол шоколадный торт.

В течение следующего часа они говорили обо всем на свете и ни о чем, словно пытаясь восстановить прежнюю дистанцию. Лоран был внимательным хозяином, сам приготовил кофе и подал его с засахаренными фиалками. В полночь Паскаль засобиралась домой, и он, надев куртку, проводил ее к машине.

Пронизывающий холод заставил их поторопиться к стоянке у площади Сент-Этьен. Он подождал, пока она сядет за руль и опустит боковое стекло.

– Мы еще увидимся? – наклонившись, спросил он.

Лицо Паскаль было совсем рядом. Он медленно приблизился и поцеловал утолок ее губ. Повинуясь импульсу, Паскаль обняла его за шею, и они обменялись настоящим поцелуем. Затем, не говоря ни слова, она завела мотор и уехала.

 

Глава 6

Чувствуя усталость, Анри проводил до двери кабинета последнего на этот день посетителя. Он консультировал теперь лишь два раза в неделю, перепоручая большинство своих пациентов Адриану. В течение последних нескольких лет он постепенно сдавал полномочия своему сыну, так, чтобы клиника не пострадала от его отсутствия и он смог бы наконец немного отдохнуть. Но как он хотел отдыхать? Воскресные партии в гольф его почти не интересовали, и, за исключением нескольких старых верных друзей, ему не хотелось ни с кем общаться.

Он сел за стол, положил медицинскую карточку в один из многочисленных металлических ящиков, которые в настоящее время почти опустели. Труд врача, которому он посвятил столько времени, больше не вызывал в нем душевного и физического подъема. На самом деле ничто не могло отвлечь его от мыслей о Камилле. Раньше он мог хотя бы ухаживать за ней, теперь же его окружала пустота. Любовница, все еще красивая женщина сорока пяти лет, изо всех сил старалась его развлечь. Он был галантным кавалером, часто посылал ей цветы, несколько раз в месяц приглашал на обед в шикарный ресторан, однако, оказываясь в ее постели, с трудом заставлял себя заниматься с ней любовью.

Взглянув на лежавший перед ним перекидной календарь, он прочитал, что на 23 декабря назначена поездка в Пейроль. Через четыре дня. Адриан заедет за ним на такси, далее на скоростном поезде до Тулузы, а там их будет ждать машина. С рождественскими подарками он уже определился – съездил в Париж и купил в «Гермесе» изысканную сумочку для Паскаль и часы для Адриана. Может, это и глупо с его стороны, но у него оставалось лишь двое взрослых детей, которых он мог побаловать. Перед тем как выйти из роскошного магазина, Анри вспомнил, что подруга Паскаль, Аврора, будет встречать Рождество вместе с ними, поэтому он выбрал для нее шарфик.

Многие годы Фонтанели чудесно отмечали Рождество. Камилла всегда заказывала огромную пихту, часами украшала ее гирляндами, затем укладывала под нее множество подарков. По всему дому она развешивала позолоченные шары, украшала окна, расставляла подсвечники. Анри с нежностью наблюдал за ней, Адриан и Паскаль хлопали в ладоши, взволнованные этими приготовлениями… Станет ли Паскаль продолжать традиции своей матери? Зная ее, Анри считал, что она пожелает придать Пейролю атмосферу детства.

Поездка в Пейроль была для него сущим кошмаром. Почему он не продал его раньше, не ставя никого об этом в известность? Тогда его дочь не отправилась бы в эту ссылку и не принуждала бы его ездить туда в гости! Он мог бы найти предлог, чтобы не ехать, но Паскаль не поймет его, да и Адриан тоже. Хотя это было так просто! Пейроль для него полон воспоминаний, как ужасных, так и чудесных; Пейроль хранил историю Фонтанелей всех поколений и лично его, Анри, историю. Пейроль безжалостно возвращал его к прошлому, принуждая вспоминать то, что он сделал.

Ошибка? Преступление? Каким словом нужно было назвать его решение, последствия которого тяготили его до сих пор? Камилла в конце концов стала смотреть на него с ужасом, хотя согласилась на это по своей воле.

По своей воле? Он горько усмехнулся. В то время Камилла была в безвыходном положении, она целиком зависела от любви Анри к ней, поэтому он мог заставить ее согласиться на что угодно. Люди, жившие рядом с ними, полагали, что он, вдовец, искал мать своему маленькому сыну, а она, отвергнутая всеми, наконец-то нашла себе приют у солидного мужчины, предложившего ей свою руку и сердце. Но они уже давно знали и любили друг друга.

Анри гневно смахнул со стола ежедневник, и он приземлился в углу комнаты. Да, Анри был кругом виноват, и то, что он сделал, было непростительно. Он хотел оставить у себя Камиллу, он был эгоистом.

Как же он мог являться в Пейроль и не ощущать на себе бремя вины, груз тяжелых воспоминаний и сожалений? Почему Паскаль вынуждала его принять этот крест?

Настенные часы показывали семь вечера. У него еще было время, чтобы перед уходом домой сделать обход. Он останавливался на каждом этаже, разговаривал с дежурными врачами, шутил с медсестрами. Ему не хотелось возвращаться в свою одинокую квартиру, ему больше ничего не хотелось.

Вдруг он вспомнил, что у него на сегодня назначено свидание. Он встал, поднял ежедневник. Да, сегодня он должен вести свою любовницу в ресторан, а он еще не заказал столик, к тому же нужно заехать домой, чтобы переодеться. Его утомляла даже сама мысль о предстоящем вечере. Он несколько раз повел плечами, но это упражнение не принесло ему никакого облегчения.

– Спать хочется до смерти! – провозгласила Аврора, допив стакан белого сансерского вина.

– Если учесть, сколько ты выпила, то это нормально, – иронично ответила Паскаль.

Они, как обычно, засиделись в кухне, строя планы на Рождество. Аврора хотела пригласить Жоржа, но не почувствует ли он себя загнанным в ловушку семейно-интимной обстановкой вечера? Паскаль пригласила Самюэля с Марианной и думала о том, чтобы пригласить Лорана, если только он не был уже приглашен.

– Мне кажется, он сюда галопом прискачет, – предсказывала Аврора. – Ты отлично знаешь, что он от тебя без ума!

Она показала на белые розы, стоявшие в китайской вазе. Открытка, которая сопровождала цветы, лежала рядом на столе, и Аврора схватила ее, чтобы перечитать.

– «Благодарю Вас, что пришли, и спасибо за то, что Вы есть». Спасибо за то, что Вы есть… Неплохо, а? Этот тип, по-моему, просто чудо, даже если он найдет для тебя место в Альби и мне придется ездить на работу одной! Жорж никогда не присылал мне цветов. Сегодня утром я показала ему эти цветы, но не сказала, кто именно их прислал, не беспокойся. Я надеюсь, он понял намек и уже на пути к «Интерфлоре»…

Ее стакан был снова пуст, и она рассматривала его удивленным взглядом.

– Хорошо, на сегодня хватит, а не то завтра у меня будет жуткая мигрень. В любом случае, мы еще не решили проблему с едой, я считаю, что индейка – слишком традиционное блюдо, к тому же она совершенно не сочная.

Она встала, потянулась и слегка покачнулась под снисходительным взглядом Паскаль.

– Пойду спать, дорогая, пора. О, это сансерское вино просто прелесть!

Она взяла со скамьи свою сумку.

– Ах да, я сегодня, когда возвращалась, вынула из ящика почту и сразу же забыла про нее, но там ничего важного, – сказала она, протягивая Паскаль два конверта.

Наклонившись и поцеловав подругу, она нетвердой походкой покинула кухню. Паскаль слышала, как Аврора прошла мимо кабинета, врезалась в шкаф и рассмеялась. Аврора пила очень редко, она отрицательно относилась к алкоголю. В этот вечер она позволила себе расслабиться, крепкий сон все сгладит.

Через десять минут Паскаль встала из-за стола и навела порядок в кухне. В отличие от Авроры она чувствовала себя в форме и решила перейти в библиотеку, где обычно занималась подсчетами домашнего бюджета или читала медицинские журналы. Она зажгла лампу и села за стол. Ее окружала тишина спящего дома, от внезапно раздавшегося крика совы она вздрогнула. В течение нескольких мгновений Паскаль прислушивалась, но не услышала ничего, кроме редкого потрескивания деревянной обшивки стен или паркета. Несмотря на то что уединенность Пейроля иногда вызывала в ней беспокойство, Паскаль все сильнее любила этот огромный дом.

Она взяла в руки письма. На одном стоял штемпель больницы Пюрпан, на другом логотип альбийского коммерсанта. Не обращая внимания на рекламу, Паскаль открыла первый конверт, полагая, что в нем содержится какое-то административное извещение. Вместо этого в конверте оказалось небольшое, написанное от руки письмо. Паскаль была заинтригована, узнав почерк Лорана.

«Дорогая Паскаль, прилагаю к этому письму ответ, который я получил на свой запрос. Для меня мучительно отправлять Вам плохое известие. Я понимаю всю важность этой новости для Вас, однако прошу все тщательно обдумать. Если Вы захотите поговорить со мной об этом, я в Вашем распоряжении. Можете обратиться ко мне в любой момент, и я буду рад выслушать Вас. Целую Вас».

Испытывая небывалое волнение, Паскаль смотрела на извещение для месье Лорана Вийнева, директора Пюрпанской больницы. Плохая новость? Какая же? Она медленно прочитала текст, но ничего не поняла и заставила себя вновь прочесть его.

В тишине библиотеки она услышала, как ее дыхание участилось, стало шумным, а затем перешло в рыдания.

В течение долгого времени она просидела, закрыв лицо ладонями. То, что она узнала, было абсурдно, этого невозможно было предвидеть. Юлия Ньян Косте, имевшая врожденную аномалию развития, постоянно находилась под наблюдением в различных лечебных центрах для лиц с физическими недостатками.

Юлия Ньян, ее сводная сестра, Юлия беззаботная, родилась с болезнью Дауна и никогда не знала нормальной жизни. Паскаль встала, стараясь унять слезы. С аномалией развития… В какой степени? Как ее мать могла покинуть больного беззащитного ребенка? Это было непостижимо!

Шагая взад-вперед по библиотеке, Паскаль пыталась размышлять, но мысли путались и хаотично проносились у нее в голове. Печаль Камиллы, о которой ей рассказывали со всех сторон, ее последние годы почти полной немоты… Может, судьба Юлии и привела ее на грань сумасшествия?.. Может, все эти сорок лет ее постоянно терзали муки совести, доведшие ее до могилы? Нет, только не она, ведь ей самой пришлось столько выстрадать из-за собственного сиротства! Разве она могла дать такую же судьбу своей дочери? Но у Юлии должен был быть еще и отец, что же стало с этим Раулем Косте?

Паскаль была настолько взбудоражена, что выбежала из библиотеки и, перепрыгивая через ступеньку, оказалась у двери комнаты Авроры. Если она сейчас с кем-нибудь не поговорит, то сойдет с ума! Она постучала и сразу же вошла. Аврора крепко спала, лампа у ее изголовья была не погашена. Паскаль посмотрела на нее и решила не будить. После всего, что ее подруга выпила этим вечером, вряд ли она была способна на какой-либо разговор.

Погасив свет, Паскаль вышла из комнаты и отправилась на кухню. Было слишком поздно, чтобы звонить Лорану. Она могла позвонить Адриану, но не лучше ли будет подождать, пока он приедет вместе с отцом, чтобы здесь разобраться во всей этой истории.

Она открыла буфет, достала бутылку арманьяка, который они использовали для добавки в соусы, налила себе стопку и залпом выпила. Потом она вернулась в библиотеку, где снова стала ходить взад-вперед между темными окнами и камином. После того как она нашла это чертово свидетельство, она часто думала о Юлии и представляла себе их первую встречу. Она пыталась представить черты лица Юлии Ньян, узнавая в них тот же азиатский тип, который Камилла, должно быть, передала ей так же, как и Паскаль. Она пообещала себе исправить эту несправедливость и дать Юлии все, чего та была лишена… Какая насмешка!

Слезы снова потекли по ее щекам, она больше не могла выносить своего одиночества. Паскаль взяла телефон и набрала номер Самюэля. Несмотря на поздний час, он сразу взял трубку.

– Самюэль, это я… Прости, что звоню тебе так поздно, надеюсь, ты еще не спал?

– Нет, – ответил он низким голосом, – я не спал. Что с тобой случилось?

– Послушай… Не беспокойся, но я… я узнала нечто совершенно ужасное, и я… я не знаю, с кем мне поговорить об этом…

Она шмыгала носом и сглатывала слюну, тщетно пытаясь продолжить разговор.

– Паскаль! Боже мой, ты плачешь? Ты хочешь, чтобы я приехал?

– Мне нужно рассказать об этом кому-нибудь! О, Самюэль…

– Ты сейчас в Пейроле?

– Да.

– Хорошо, я выезжаю. Я скоро буду у тебя, и ты мне все расскажешь. А пока успокойся, хорошо? И не забудь открыть мне ворота!

Она стала возражать, но он уже повесил трубку.

Конечно, Марианна восприняла это без всякого энтузиазма. Пока Самюэль спешно одевался, она проснулась и, узнав, что он спешит посреди ночи в Пейроль, чтобы утешить свою бывшую жену, пришла в негодование. Но он не был расположен к тому, чтобы слушать ее.

Выбегая из комнаты, он увидел, что Марианна сидит на его подушке – растрепанная, злая и уверенная в том, что сможет не пустить его.

Едва застегнув куртку, Самюэль вышел из дому и, сев в свою «ауди», почувствовал, что напрочь отделился от Марианны, что она принадлежит теперь к его прошлому. Да и вообще, что он такого сделал или пообещал, чтобы Марианна могла заявлять на него свои права? Конечно, в последнее время они довольно сблизились, чаще встречались, и Марианна всячески пыталась слепить из них семейную пару. Он не сопротивлялся, что объяснялось его ленью, нежеланием огорчать ее, а также сугубо мужским эгоизмом. Ведь ему же нравилось, что рядом с ним в постели лежит красивая женщина, скрашивая его одиночество и отвлекая от мыслей о Паскаль.

Он пересек мост через Тарн и поехал по трассе номер 18. Паскаль ездила по этой дороге утром и вечером. Лоран намекнул ему, что ищет для нее место в Альби, и Самюэль почувствовал, будто у него отнимают его собственность. Мысль о том, что она обратилась за помощью к другому мужчине, наполняла его горечью. Может, ему хотелось быть единственным, кто имел право оставаться ее другом, оказывать ей поддержку, быть ее доверенным лицом, и он не хотел уступать эту роль кому-то другому?

В любом случае, этим вечером она обратилась за помощью именно к нему, а не к Лорану. Что же такое случилось, что вынудило ее на это действие? Паскаль была благоразумной и сильной женщиной, она не стала бы вызывать его среди ночи, чтобы выгнать из дома летучую мышь!

Он въехал в открытые ворота и свернул на подъездную аллею. Пейроль завораживал его, и он отлично понимал, почему Паскаль так хочет здесь жить. В принципе он никогда не интересовался недвижимостью, предпочитая полеты на вертолете, но Пейроль всегда манил его особым архитектурным очарованием, удаленностью от шумного мира, меланхолической красотой своего парка.

В свете фар он заметил Паскаль, которая стояла на пороге и куталась в меховую куртку. Она спустилась по ступенькам, пока он выходил из машины, и бросилась к нему в объятья.

– Как хорошо, что ты приехал…

Он почувствовал запах ее волос и сразу вспомнил название духов – «Аддикт». Он подарил ей эти духи после их разрыва, и ему было приятно, что она продолжала пользоваться ими.

– Я не должна была мешать тебе; надеюсь, Марианна не очень рассердилась? Пойдем в тепло, я ждала тебя на террасе, потому что дома просто задыхалась, но сейчас мне холодно.

Она говорила быстро и отрывисто, в свете фонаря над входной дверью Самюэль заметил, как лихорадочно блестят ее глаза. Он прошел вслед за ней в дом, и когда она сбросила с себя куртку, залюбовался ее стройным силуэтом. На ней был ирландский пуловер крупной вязки, облегающие серые джинсы и черные сапоги.

Плотно прикрыв дверь библиотеки, Паскаль тут же произнесла:

– То, что я расскажу тебе, Самюэль, не должно выйти за пределы этой комнаты.

Возле стеллажей вишневого дерева стояли два кресла с потертой велюровой обивкой. Паскаль села в одно из них и знаком пригласила Самюэля.

– Как ты знаешь, переехав в Пейроль, – начала она, – я хотела вернуть обстановку, окружавшую меня в детстве. На моем чердаке стоит много вещей, и я с Авророй с удовольствием перерывала весь этот хлам…

Она остановилась на секунду, словно собираясь с силами. Ее большие черные глаза были полны глубокой печали. Ему хотелось встать и обнять ее, но, пересилив себя, он ожидал продолжения рассказа.

– В одном из ящиков я нашла старое семейное свидетельство. В нем говорилось, что моя мать вышла замуж за некоего Рауля Косте в апреле 1966 года.

Самюэль был изумлен. Несколько секунд он молчал, затем, пожав плечами, заметил:

– Ну что ж, у твоей матери был первый муж, о котором ты не знаешь. Что дальше?

– Я также узнала о рождении их ребенка, в августе того же года – девочки по имени Юлия Ньян.

– Юлия как?

– Ньян по-вьетнамски означает «беззаботная». Это единственное, что сохранила моя мать от своего происхождения. Саму ее звали Камилла Хуонг Лан, ее мать Ле Ань Дао, и она, видимо, захотела поддержать эту традицию, давая имя своей первой дочери.

На этот раз Самюэль ничего не ответил. Он хорошо знал Камиллу и, несмотря на то что она казалась странной, очень уважал ее. Однако ни она, ни Анри, с которым Самюэль был в прекрасных отношениях, никогда не упоминали о существовании этой Юлии.

– Я захотела узнать об этом больше, – вздохнула Паскаль. – К тому же я узнала, что Юлия до сих пор жива, и строила кучу дурацких планов… Я представляла себе, как познакомлюсь со своей сводной сестрой… найду ключ к этой странной загадке. Никто ни словом не обмолвился об этом при мне за все тридцать два года моего существования!

– А что тебе сказал отец?

– Ничего! Я с ним не говорила об этом. Но я собираюсь сделать это. Послезавтра он приедет ко мне праздновать Рождество. Однако выяснилось еще кое-что.

Паскаль достала резинку из кармана джинсов и машинально собрала волосы в узел. Самюэль всегда обожал смотреть, как она это делает.

– То, что я узнала, все изменило. Все! Понимаешь, Самюэль, я думала, что должна была существовать какая-то причина, какое-то оправдание… Мама была очень молода в то время. Ее… муж, этот Рауль Косте, мог оставить у себя ребенка, или же…

– Вероятно, так и произошло, – сказал Самюэль спокойным голосом.

По выражению лица Паскаль он видел, как ее охватывает гнев, и пытался предотвратить поток слов, готовых сорваться с ее губ.

– Дорогая, в то время ошибки молодости стоили очень дорого. Твоя мать была вынуждена…

– Она бросила ее, Самюэль! Она официально бросила своего ребенка на попечение лечебного центра для детей с синдромом Дауна, поскольку Юлия родилась больным ребенком.

Самюэль был ошеломлен и не находил слов, он видел, что Паскаль вот-вот разрыдается, хотя она, конечно, научилась сдерживаться, постоянно имея дело с разными бедами своих пациентов.

– Ты видел, насколько я была безутешной, похоронив свою мать, но теперь я задумываюсь, каким же ужасным человеком она была!

– Паскаль, послушай… Не нужно делать поспешных выводов, ты не знаешь всех обстоятельств. У твоей матери была своя сложная жизнь до твоего появления и до того, как она встретила твоего отца.

– Они обманывали меня!

– Они, без сомнения, хотели защитить тебя.

– Но не Юлию! Они бросили ее в совершенно беспомощном состоянии!

– Ты ничего не знаешь об этом.

– Я знаю, что существуют вещи, делать которые недопустимо. Именно моя мать внушала мне эти абсолютные ценности. Понимаешь? Именно она!

Паскаль вскочила и принялась шагать взад-вперед по окутанной мраком библиотеке. В свете настольной лампы Самюэль видел молодую женщину с длинными и стройными, как у девочки, ногами. Но он находился здесь не для того, чтобы восхищаться ею. Ему нужно было что-то сказать и хоть немного ее успокоить.

– Камилла никогда не знала матери, – вспомнил он. – Возможно, она бессознательно повторила тот же путь, который…

– Почему ты защищаешь ее?

– А почему ты сразу выдвигаешь обвинение против нее? Она остановилась, размышляя. Через несколько мгновений он тихо спросил:

– Что означает имя Хуонг Лан?

– Аромат орхидеи. Странно, что она не дала мне второе вьетнамское имя…

– Скорее всего, она поняла, что эти имена не приносят счастья. Они ведь не принесли его ни ее матери, ни ей самой, ни, тем более, маленькой Юлии.

Паскаль, склонив голову, ничего не ответила. Она чувствовала себя оскорбленной и преданной своими родителями, в которых никогда прежде не сомневалась. Анри был образцовым отцом, Камилла – нежной, женственной, любящей матерью. Это никак не связывалось в ее сознании с низким предательством, которого Самюэль не мог или не хотел признать.

– Если бы ты не помог мне и я не купила бы Пейроль, то вся эта мебель была бы распродана. И если бы Аврора не открыла этот ящик, я так никогда бы и не узнала об этом. Я не могу поверить, что мой отец мог согласиться, чтобы все произошло так отвратительно.

– Он все объяснит тебе, – произнес Самюэль, который совершенно не был в этом уверен.

– Да, и это пугает меня. То, что он скажет…

– Адриан в курсе?

– Нет. Я пыталась проверить, знает ли он что-либо, задавала ему разные вопросы, но прошлое нашей семьи не интересует его. По крайней мере, он так утверждает… Правда, когда я сказала, что собираюсь здесь поселиться, его реакция была чрезмерно негативной. У меня еще тогда создалось впечатление, что папа и он что-то от меня скрывают.

– Может, и нет. Твой отец и твой брат обожают тебя. Посуди сама, они же могли бы избавиться от этого семейного свидетельства.

– Да, если бы знали о его существовании. Мама хранила его в старой серой, ничем не примечательной пластиковой папке. Она сохранила его намеренно. Может, ей хотелось сохранить доказательство существования Юлии?

– Ты слишком фантазируешь…

– Да, пожалуй, – признала Паскаль, поморщившись. – Мне в голову лезут разные ужасные мысли. Теперь мне все кажется подозрительным. Например, этот пожар, в котором заживо сгорела мать Адриана.

Вырвавшаяся невольно фраза передавала всю степень ее замешательства.

– Нет, я никого не обвиняю, Самюэль. Это всего лишь один из вопросов.

– Ты должна все их задать Анри.

Первый раз за этот вечер Паскаль попыталась улыбнуться.

– Конечно…

Она отчаянно боролась с сомнениями, пыталась найти для себя хоть какую-то опору, отчего неожиданно предстала перед ним хрупкой и уязвимой, совсем не той, какой была в остальное время. Возможно ли, чтобы Анри оказался подлецом? А Камилла? В это было трудно поверить, но, в конце концов, всякое могло случиться, и Паскаль предстоит раскрыть обман. Об этом Самюэлю даже думать не хотелось.

– Ты приготовишь мне кофе, моя красавица?

– Да, конечно. Ты, должно быть, считаешь меня эгоисткой, узнав то, ради чего я позвала. Но кому я могла рассказать все это?

– Я всегда приду, когда буду тебе нужен.

Паскаль уже взялась за ручку двери, но, услышав эти слова, обернулась.

– О, Самюэль… – только и смогла она произнести. Хотелось ли ей отблагодарить его? Сказать, что он был и остается ее лучшим другом? Ради нее он преодолел расстояние, разделявшее их, он обнял ее… Он обнимал ее, как влюбленный, в этом не было никаких сомнений, и Паскаль должна была оттолкнуть его, но она, напротив, прижалась к нему всем телом. Сколько же времени прошло с тех пор, как он прикасался к ней?

– Не позволяй мне ничего, – прошептал он, – выгони меня.

Не отпуская, он взял ее за подбородок и заглянул в глаза.

– Паскаль… Ты так мне нужна…

От сильного, мучительного желания его голос стал хриплым. Его рука скользнула под ее пуловер, его пальцы почувствовали ее атласную кожу.

– Самюэль, – прошептала она, – не надо…

Он с удовлетворением понял, что она готова сдаться, и страстно обнял ее. Прижавшись к нему, она с трудом дышала. Физическое влечение друг к другу не исчезало даже во время их ссор. Накануне того дня, когда состоялся их развод, они занимались любовью, отчаянно цепляясь друг за друга, как утопающие.

– Я не хочу, Самюэль. Мы пожалеем об этом.

Ему пришлось сделать над собой немалое усилие, чтобы отойти от нее. Ее влечение к нему тоже было очевидным, но, возможно, объяснялось тем, что она была одинока. Она, конечно, не спала с Лораном, для серьезных отношений ей требовалось время, поэтому ее желания не были удовлетворены. Этой мысли было достаточно, чтобы остудить его пыл.

– Да, ты права. Как же мой кофе?

Прекрасная улыбка, которую она подарила ему, опять обезоружила его. Неужели нет никаких шансов снова завоевать ее? Мог ли он отказаться от счастья и признать, что эта женщина навсегда покинет его? О, ему так хотелось стать отцом ее детей, целой дюжины детей, если она того захочет! Он всегда хотел, чтобы…

– Пойдем, Самюэль.

Она властно взяла его за руку и вывела из библиотеки.

Марианна долго плакала и в четыре утра вернулась к себе, рассудив, что Самюэль не должен застать ее в слезах. Она приняла холодный душ, потом теплый, который немного успокоил ее, затем приготовила себе завтрак, напоминающий размахом раблезианский пир. Тем хуже для ее талии, тем хуже для всего!

Ее комната была в ужасном беспорядке, поскольку каждый второй день она ночевала у Самюэля. В течение часа Марианна яростно занималась уборкой, после чего оделась и накрасилась. Даже при том, что она чувствовала себя такой несчастной, ей нужно было идти на работу. Если она где-то и ошибется, ничего страшного не произойдет. А вот степень ответственности Самюэля за своих пациентов – это уже серьезно. Ведь он, скорее всего, вообще не спал. Мысли об этом сводили ее с ума. Стоило бывшей жене всего лишь свистнуть, и он тут же с радостью помчался к ней. Мало того что он нашел Паскаль работу, дал ей денег, катал на вертолете, чтобы она не скучала, так он еще по первому зову бежит к ней среди ночи. И почему? Из альтруизма? Марианна ни секунды не верила в эту ложную дружбу между ними. Самюэль называл себя другом Паскаль только для того, чтобы не выдавать своих настоящих чувств.

Она стопроцентно была уверена в том, что Самюэль по-прежнему сходит с ума от этой девки, строящей из себя недотрогу. Он, видите ли, «не пришел в себя» после развода! На самом деле он был болен ею! Как она могла подумать, что сможет вылечить его?!

Сидя в автобусе, Марианна пыталась найти для себя правильное решение. Сможет ли она бросить его и не скучать по нему через три дня? Наверное, нет. Каждый раз, когда она, хлопнув дверью, уходила, она сама и возвращалась. Несчастная, жалкая женщина!

Без пятнадцати восемь она подходила к административному зданию больницы. Было очень холодно, и она ускорила шаг. Ее ожидал длинный серый и скучный день, придется печатать письма, слушать болтовню коллег, обедать в дурацкой больничной столовой. А вечером, возвратившись домой и не обнаружив на автоответчике никаких сообщений, ей в очередной раз придется переступить через собственную гордость… Но в любом случае, помирится она с Самюэлем или нет, она не станет встречать Рождество в Пейроле! Уж лучше остаться одной или поехать к родителям, которые будут рады принять ее даже в последнюю минуту.

– Здравствуйте, Марианна! Вы всегда пунктуальны, а это качество сейчас встречается все реже.

Она остановилась и поздоровалась с Лораном Вийневом. О нем говорили, что он всегда раньше всех приезжает на работу. То, что он остановился и поздоровался с ней, простой секретаршей, было лестно. Но она не тешила себя иллюзиями, так как эта милость была следствием его дружбы с Самюэлем.

– Вы, должно быть, замерзли, – сказал он учтиво. – Скорей идите в тепло.

Его забота расстроила Марианну, вместо того чтобы обрадовать, и она кивнула, чувствуя, как в горле сжимается комок.

– И поцелуйте Самюэля за меня. Надеюсь, все мы увидимся двадцать четвертого у Паскаль Фонтанель?

Марианна не смогла вынести его радостную улыбку и, не задумываясь, выпалила:

– Нет, это без меня! Паскаль без зазрения совести звонит ему и зовет на помощь посреди ночи… Я еще никогда не слышала о таких бывших женах! Пусть снова женятся, так будет проще для всех, а я не стану встречать с ними Рождество. Простите…

Лоран, застыв на месте, смотрел на нее с недоумением, и она пожалела о своей несдержанности. Пробормотав извинения, Марианна торопливо двинулась к больнице.

Паскаль заснула на рассвете и не слышала, как уехала Аврора. Она проснулась в девять утра, с удивлением увидев в окне дневной свет. К счастью, ей нужно было на работу к часу дня. Предстояло суточное дежурство, которое обещало быть не из легких.

Немного покачиваясь, она спустилась в кухню. Аврора оставила рядом с кофейником записку.

«У тебя сегодня кто-то был? Ну и скрытная же ты… Тем не менее добрый день. Я выпила весь аспирин, сегодня куплю новый».

Паскаль удивилась, но затем вспомнила, что оставила чашки на столе. После долгого разговора Самюэль уехал около пяти утра. Он не захотел, чтобы она выходила, и пообещал сам закрыть ворота. Прощаясь, он снова обнял ее, на этот раз без двусмысленности.

Она налила себе горячего кофе, добавила две ложечки сахара. Небо было затянуто тучами, обещая снег. Она нечасто видела снег в Пейроле, даже во время холодных зим, но ей хотелось, чтобы на Рождество все вокруг стало белым.

– А как же тогда добираться сюда? – пробурчала она.

Выглянув в окно, она увидела сарай и большой гибискус, посаженный отцом на месте сгоревшей мастерской. Как же она посмела высказать Самюэлю столь ужасное предположение, что ее отец мог иметь какое-то отношение к этому пожару? Неужели она будет подозревать его в страшных преступлениях только потому, что они скрыли от нее существование Юлии? Если она и дальше будет строить такие предположения, то, в конце концов, возненавидит все вокруг. Нет, следует прислушаться к разумным советам Самюэля и сначала поговорить с отцом, а потом уже делать какие-то выводы. А пока что не стоит истязать себя этой историей.

Она села и сделала несколько глотков кофе. Аврора сейчас, наверное, гадает, кто же был этот таинственный ночной гость.

Да, снова оказаться в объятиях Самюэля было очень волнительно, и бесполезно скрывать от самой себя то, что она при этом испытывала. Если несколько дней назад, засыпая, она думала о Лоране, то минувшей ночью ей хотелось заняться любовью с Самюэлем.

Странно думать, что эти двое мужчин могли бы соблазнить ее по очереди. Это связано с тем, что она так долго была одна или же с потрясением, пережитым после того, как она узнала о существовании Юлии? Ей было так хорошо, так спокойно прижиматься к плечу Самюэля… и ей хотелось большего. То, что она считала его всего лишь другом, было притворством. Почему она не прислушалась к его словам, когда он сказал ей тем вечером: «Если мужчина по-настоящему любил женщину, для него эта история не закончится никогда»?

Паскаль налила себе еще кофе, который Аврора прекрасно готовила по своему рецепту. Она с удовольствием выпила его и отправилась в душ. Затем она надела белую футболку, поскольку в пневмологическом отделении всегда было очень жарко, сверху бежевый пуловер и выбрала велюровые джинсы сливового цвета. Когда она погрузится в атмосферу больницы и снова увидит пациентов, ей некогда будет думать о своих проблемах. Юлия, отец, Самюэль, Лоран, предстоящее Рождество, украшение дома, покупки… Кстати, можно выехать заранее и успеть кое-что купить в Тулузе.

Выйдя на улицу, она заторопилась к машине, поскольку было очень холодно. Пока мотор разогревался, она оглядывала через ветровое стекло парк. Обнаженные деревья да немного листьев на лужайке, которым удалось избежать граблей.

Она пыталась вспомнить, как звали мать Адриана. Александра? Красивая блондинка, правда, волосы у нее были несколько блекловатого оттенка. Но разве можно судить об этом по двум сохранившимся фотографиям? Ее отец практически не говорил о ней, будто ее вообще никогда не существовало, Адриан всегда называл Камиллу мамой. Когда Паскаль узнала, что он был ее сводным братом? Почему-то этой правды, в отличие от Юлии, семья Фонтанелей никогда не скрывала. Почему?

Слишком много вопросов, на которые она не находит ответов. Но она ведь решила, что непременно их найдет. А там уже посмотрит, сможет ли она простить.

 

Глава 7

Крыши больничного комплекса Пюрпан припорошило снегом, но земля оставалась черной и сырой.

После обхода Надин Клеман, который, как всегда, прошел под бой барабанов, на этаже пневмологического отделения установился относительный покой. Она задала своим коллегам несколько каверзных вопросов, поспорила с Паскаль по поводу сложного случая бронхита, но упорствовать не стала, словно тоже торопилась сделать покупки к Рождеству.

Коридор отделения медсестры приукрасили праздничными гирляндами; в ординаторской Аврора также нарядила маленькую елочку.

Одна из пациенток, старая женщина на последней стадии рака гортани, которой Паскаль прописывала морфий, истощенной рукой указала на коробку шоколада, лежащую на столике.

– Моя дочь принесла это для вас, доктор…

– Как мило, спасибо!

– Я знаю, вы любите вкусненькое…

Ее голос был слабым, почти неслышным; Паскаль утвердительно кивнула.

– Да, очень люблю. Ваша дочь сегодня придет?

– Да, она приходит ко мне каждый день. Она или зять. Они обо мне так заботятся…

Она говорила это с благодарностью, но ее взгляд был таким грустным. Это было ее последнее Рождество, а может, и его не будет… У Паскаль сжалось сердце, но она улыбнулась. Несмотря на долгие годы работы, Паскаль все так же чутко воспринимала физические и душевные страдания своих пациентов.

– Отдохните немного, – сказала она, прикасаясь к плечу старой дамы и ощущая сквозь ночную сорочку ее выпирающие кости.

Выходя из палаты, Паскаль услышала крики, несущиеся из ординаторской.

– Вы забыли, где находитесь? – неистовствовала Надин Клеман.

Паскаль хотела пройти мимо, но остановилась, заметив Аврору.

– Вы еще выйдите в коридор и занимайтесь этим прямо там!

Рядом с Авророй стоял Жорж Матеи, держа руки в карманах блузы и опустив голову.

– А ну вон отсюда, чтобы я вас здесь больше не видела! Если этой комнатой будут пользоваться как борделем, я ее закрою!

Паскаль подошла, еще не зная, что делать, но имея твердое намерение вмешаться. Надин повернулась к ней и оглядела с головы до ног.

– Надеюсь, вы не участвуете в этой вакханалии, доктор Фонтанель?

Паскаль не поддалась на провокацию, чтобы не дать повода для продолжения скандала.

– Больная из восьмой палаты, скорее всего, не протянет эту ночь, – размеренно произнесла она. – Я позволила ей принимать морфий по желанию.

– По желанию? – прошипела Надин, задыхаясь. – В ее возрасте и в ее состоянии? Вы хотите, чтобы она скончалась от передозировки?

– Я не думаю, что это имеет значение. В любом случае ее ждет конец.

– Не вам это решать. Скажите медсестре, чтобы делала инъекции согласно назначениям.

Бросив еще один злобный взгляд на Аврору, она, понизив тон, добавила:

– Я сама осмотрю мадам Ламбер.

Надин Клеман обладала всеми мыслимыми и немыслимыми качествами тирана, изводящего своих подчиненных, но она была прекрасным врачом и до последнего боролась за здоровье и жизнь пациентов, знала наизусть каждую историю болезни и помнила имена всех больных в своем отделении.

Когда она скрылась в конце коридора, Аврора облегченно вздохнула и нервно рассмеялась.

– Боже мой, ты появилась вовремя!

– Мне очень жаль, – пробормотал Жорж, положив руку на плечо Авроры.

Его жалкий вид удивил Паскаль, и она проводила его неодобрительным взглядом.

– Я тоже виновата, мы немного… забылись. Мы флиртовали, а потом все зашло дальше, чем следовало бы… Ты и сама знаешь, как это бывает.

– Но Надин Клеман меня удивила.

– Почему? Она была замужем.

– Вот как. В любом случае в ее отделении лучше исключить всякую личную жизнь. Ты ведь сама мне это советовала, когда я пришла сюда.

– Ты права… Место и время мы выбрали неудачное, я согласна.

В конце коридора Паскаль заметила пожилого человека, чей элегантный силуэт показался ей странно знакомым. Задержавшись у стола дежурного врача, он направился к залу ожидания, который находился напротив кабинета мадам Клеман. Паскаль с удивлением узнала в нем Бенжамена Монтага. Может, он заболел? Но консультации в такое время не проводятся. Заинтригованная, Паскаль решила подойти к нему и поздороваться, тем более что должна была пройти мимо в кабинет УЗИ, чтобы ознакомиться с результатами назначенных обследований. Но внезапно раздался звонок, и Паскаль резко повернула в другую сторону. Она заспешила в палату, над дверью которой мигала красная лампочка.

Надин склонилась над расписанием дежурств на последнюю неделю декабря.

– Поздравляю с Новым годом! – громко хихикнула она, назначив дежурить Паскаль на 31-е.

В принципе, расписанием обычно занимался ее заместитель, а она лишь подписывала документ, но на этот раз она пожелала распорядиться лично. Предновогодние дни всегда приводили ее в крайнее раздражение, поскольку подчиненные нередко находились под воздействием шампанского.

Она отчетливо слышала звонок, раздавшийся десять минут назад, а также торопливые шаги к палате больного, но решила не вмешиваться, поскольку в отделении было достаточно врачей, чтобы во всем разобраться.

Перед ней лежала рукопись научной статьи для серьезного медицинского обозрения. Чтобы оправдать звание профессора, которого она так долго добивалась, ей требовалось публиковаться и преподавать.

В ее дверь негромко постучали, и на пороге возникла секретарша с кофейником горячего кофе. Надин отдала ей документы и подала знак, что та свободна.

– В зале ожидания вас ждет месье Бенжамен Монтаг, мадам.

Надин, пораженная этой новостью, быстро покинула кабинет. Убедившись, что в коридоре никого нет, она проводила брата к себе.

– Зачем ты пришел?

– Ничего особенного, – сказал он, удивленный таким приемом. – Я хотел попрощаться с тобой, потому что уезжаю в путешествие.

– Опять? Ты все время путешествуешь!

– Да, мой горизонт не ограничивается Тулузой, – насмешливо ответил он.

– А куда ты едешь на этот раз?

– В Танзанию. Я встречу Рождество в кругу друзей… Послушать Бенжамена, так у него было бесчисленное количество друзей по всему миру. Ну и пусть себе катается. В любом случае она не испытывала тяги к экзотике.

– Желаю счастливого Рождества, – весьма недружелюбно заключила она.

Ей хотелось, чтобы он ушел как можно скорее и незаметнее, не встретив по пути Паскаль Фонтанель.

– Это мой подарок для тебя, – сказал он и положил небольшой серебристый сверток, перевязанный золотой ленточкой.

– Для меня? – смутилась Надин. – Спасибо, но…

Она ничего не приготовила для него. Иногда ей приходилось обедать с другим братом, Эммануэлем – инженером-аэронавтом, который уже вышел на пенсию. Он пригласил ее на это Рождество к себе, и она купила для него в подарок несколько безделушек.

– Открой, – предложил Бенжамен.

Надин, преодолев смущение, сняла упаковку и увидела бархатный футляр. Там оказался жемчужный браслет. Пораженная, она не могла вымолвить и слова. Это был настоящий жемчуг, а не какая-нибудь дешевая имитация.

– Ты что, с ума сошел?

За последние десять лет она видела Бенжамена три или четыре раза, мельком, не испытывая при этом каких-либо особых чувств.

– Ты не должен был этого делать, – сказала она. Решительно закрыв футляр, она протянула его брату.

– Оставь его для одной из своих поклонниц, – сделала она неловкую попытку отшутиться.

– В моем возрасте, знаешь ли… Нет, Надин, прими это, уверяю тебя, я буду только рад.

– Но зачем все это, ради бога?

Он долго смотрел на нее, затем пожал плечами.

– Честно говоря, я и сам не знаю. Это был какой-то импульс. Я не общаюсь с Эммануэлем, он терпеть меня не может. У наших родителей было четверо детей, а…

Надин вскочила с кресла, как ужаленная.

– Четверо?

– Да! Камилла существовала, хотим мы этого или нет.

Зачем он заговорил об этом? Она уже начинала чувствовать некий прилив любви по отношению к нему, а он взял и все испортил.

– Это было несчастьем нашей семьи, – прошипела она. – Без нее все было бы совсем по-другому!

Бенжамен поднялся и застегнул пальто.

– Не хочу опоздать на самолет, – сказал он. – Передавай от меня привет Эммануэлю.

Он открыл футляр, осторожно вынул браслет и уверенным жестом надел его на запястье Надин.

– Это просто маленький сувенир, не волнуйся, – сказал он, закрывая замочек.

Она словно застыла на месте, когда он выходил, так и не сказав ему слов благодарности. Через пять минут вошла секретарша с кипой документов. Надин заметила, как она бросила любопытный взгляд на футляр и смятую упаковку. Ее охватил гнев, когда она поняла, что об этой истории вскоре узнает все отделение.

В камине столовой горел огонь; Паскаль с Авророй с головой ушли в украшение дома. После долгих обсуждений они решили не задействовать большой салон, поскольку отопить его было сложно. В зимнем саду уже стояла пихта – здесь гости выпьют аперитив и обменяются подарками. Обед же должен был состояться в столовой.

Было только семь вечера, но за окнами уже стояла непроглядная темень и барабанил дождь. Здесь же, в ярко освещенной столовой, им было уютно и тепло.

– Давно в этих местах не было такой холодной зимы, – заметила Аврора. – Как тебе мои гирлянды?

Паскаль обошла всю столовую, чтобы полнее насладиться зрелищем.

– Прекрасно… В самом деле чудо!

Вместо обычных гирлянд Аврора придумала плетения из пихтовых веток, перевязанных вишневыми лентами. Соединенные вместе, они образовывали что-то вроде фриза, празднично оживлявшего интерьер столовой.

– Надо пойти нарезать веток остролиста, я хочу сделать венок, чтобы украсить камин.

– Ты собираешься идти в такую погоду?

– Да, наденем куртки, шляпы, перчатки и за пять минут все сделаем, зато после этого у нас будет хороший аппетит!

Паскаль рассмеялась, ее заражало неистощимое жизнелюбие Авроры.

– Ты зарыла в землю свой талант, из тебя получился бы прекрасный дизайнер.

– Да, я всегда любила это… Мне тоже иногда кажется, что я совершила ошибку, но все-таки я люблю свою работу. А ты?

– Я? О, кроме профессии врача я хотела бы быть летчиком-истребителем!

– Ты это серьезно?

– Да. Но я узнала об этом слишком поздно, после того как стала летать. Это неповторимое ощущение.

В первый раз Паскаль так откровенно сожалела о несбывшемся, хотя тут же покачала головой, словно отгоняя от себя эту ненужную тоску. Все-таки иногда у нее появлялась возможность совершать полеты, в остальное же время в больнице она чувствовала себя на своем месте. Борьба с болезнями была ее настоящим призванием, и она не хотела ничего другого.

– Дождь прекратился, – заметила она, – давай пойдем за твоим остролистом!

Они взяли в сарае большие садовые перчатки, секатор, фонарь и вышли в парк. Мокрая земля начинала подмерзать, и Аврора едва не упала.

– Ну и погодка! – проворчала она, хватаясь за Паскаль. Взявшись за руки, они направились в глубь парка, где росли кусты, которые так жаждала обрезать Аврора. Несмотря на то, что перед парадным входом горели фонари, по мере того как они удалялись от дома, у них возникало неприятное ощущение погружения в полную темноту. Небольшой зверек – вероятно какой-то грызун, – услышав их приближение, шмыгнул куда-то, цокая коготками о гравий.

– Да, страшновато здесь, – сказала Аврора.

– Конечно, но ведь мы не повернем обратно, как две дуры! Дойдя до поворота аллеи, они приблизились к лужайке, все так же держась за руки. В темноте парк казался огромным и незнакомым.

– Ну где же он, этот остролист?

– Возле изгороди, рядом с каменным бассейном. Внезапно раздался крик совы, и обе они, как по команде, вздрогнули. Паскаль тут же рассмеялась.

– Мы с тобой как в сцене из фильма ужасов, давай поторопимся!

Она пыталась шутить, но получалось как-то неубедительно, мрачная атмосфера ночи и на нее действовала угнетающе. При свете фонарика они наконец увидели блестящие, словно покрытые лаком, усыпанные красными ягодами кусты остролиста.

Аврора взяла секатор и принялась отрезать ветки, Паскаль светила ей фонарем. Нарезав целый букет, Аврора сказала, что ей достаточно.

– Пойдем быстрее домой, здесь так холодно!

Они вернулись к дому, где светили фонари, но те вдруг погасли.

Паскаль остановилась и пробормотала проклятия.

– Опять эти перебои с питанием! Обычно это длится несколько минут…

Они терпеливо ждали, устремив взгляд к дому, которого больше не было видно.

– Пойдем, наверно, – прошептала Аврора.

– Говори громче, ты никому не помешаешь, – пошутила Паскаль, испытывая небольшое беспокойство.

Тьму, окружавшую их, нарушал лишь свет фонарика. Проходя мимо места, где рос гибискус, Паскаль, сама того не замечая, ускорила шаг.

– Подожди меня! – запротестовала Аврора.

Паскаль зашагала медленнее, чувствуя, тем не менее, непонятное волнение. Она вспомнила о пожаре в мастерской, о трагической смерти матери Адриана, сгоревшей заживо, но тут же отогнала от себя эти ужасные мысли. Пейроль был ее домом, это было чудесное место, которое она знала наизусть и которое обожала. Поднявшись на первую ступеньку лестницы, она с облегчением вздохнула.

– Мы спасены! – сказала она весело. – Сейчас зажжем кучу свечей…

– Только не те, что я купила к Рождеству. В кухне должны быть еще.

Когда Паскаль открывала входную дверь, появился свет. Они переглянулись и рассмеялись.

– Пожалуй, нам еще рано записываться в спецназ! – заметила Аврора.

Паскаль задвинула засов и погасила фонарь. Букет из веток остролиста был прекрасен, но за ним можно было сходить и завтра утром, а не устраивать себе страшилки.

– Если ты подогреешь нам суп, я сделаю корону, – объявила Аврора, направляясь в кухню.

– Разогреть один из твоих полуфабрикатов? Об этом не может быть и речи, я приготовлю суп сама, с картошкой, горохом и шкварками. Называется сен-жерменская похлебка.

– Это разумно, перед празднованием Рождества нужно есть легкие блюда…

Они обе рассмеялись, радуясь тому, что были в безопасности, что у них впереди выходные и что они вместе будут готовиться к празднику.

У Самюэля никогда не было достаточно времени, чтобы как следует рассмотреть свой дом. Он купил его второпях, когда приехал в эти места, и выбор его объяснялся местом расположения дома – в двух шагах от аэроклуба, – что он считал большим преимуществом. После импозантного Пейроля его дом казался теперь ему холодным, безликим и скучным. Конечно, он очень мало бывал здесь – в основном только спал, а все свое свободное время посвящал полетам, не желая заточать себя в четырех стенах. Стены его дома были белыми и гладкими, а оконные проемы украшали витражи. Весь первый этаж занимала большая гостиная в американском стиле. На втором располагались две комнаты, большая ванная и гардероб. В целом этот дом был современным и светлым, но каким-то безжизненным.

Марианна, напротив, обожала этот аккуратный дом, прямоугольную лужайку и розовые кусты перед ним. Ничего лишнего, никакого запустения, в отличие от этих огромных старинных особняков, постоянно нуждающихся в ремонте.

– Паскаль, конечно, мужественная женщина, но скоро ей надоест этот Пейроль, там работы непочатый край! – без конца повторяла Марианна, но Самюэль никак на ее комментарий не реагировал. Зачем? Все, что касалось Паскаль, приводило Марианну в неистовство, и у нее, в конце концов, имелись на то основания. Да, Паскаль была ее соперницей, да, Самюэль все время думал о ней, а с той ночи, когда она позвала его к себе на помощь, он думал о ней еще больше.

Он потянулся и встал с постели. На сегодня, кроме встречи Рождества в Пейроле, он ничего не планировал. Однако в любой момент его могли вызвать в клинику. Только бы ничего не произошло.

Перспектива празднования Рождества без Марианны скорее утешала его, нежели расстраивала. Она не звонила ему, он тоже не звонил, поскольку ему нечего было сказать ей. То, что она так негативно восприняла его ночной отъезд в Пейроль, конечно, огорчало его, но он не хотел лгать, чтобы утешить ее. На ее месте он повел бы себя точно так же, испытывая то же чувство ревности.

Где же она будет встречать Рождество? С родителями? Ему не хотелось представлять ее в одиночестве, со слезами на глазах. Эта мысль была для него невыносима. Марианна заслуживала счастья с мужчиной, который по-настоящему любил бы ее, а он был на это неспособен, образ Паскаль по-прежнему преследовал его. Почему он не может смириться с тем, что потерял ее? Снова завоевать ее было так же невозможно, как и забыть, и он чувствовал, что зашел в тупик.

Стоя наверху лестницы, Самюэль критически оглядел свою гостиную. Разве правильно было объединять кухню с гостиной? Он поежился и плотнее запахнул теплый халат. Оконные витражи были покрыты инеем, небо затянули тяжелые серые тучи, предвещавшие снегопад, и полное безветрие. Затишье перед бурей?

Он спустился и поставил чайник на огонь. Затем поискал дистанционное управление и включил свою любимую музыкальную радиостанцию, передающую классическую музыку. Когда в комнате раздались первые аккорды симфонии, прозвенел дверной звонок.

– Черт…

Он пошел открывать дверь, зная, что это Марианна. Выглядела она продрогшей, хотя была одета в длинную стеганую куртку с капюшоном.

– Я могу войти?

Ее голос и улыбка были такими неуверенными, что он почувствовал неловкость.

– Конечно. Заходи, погрейся, я как раз готовлю чай. Она вошла, сняла куртку и провела рукой по белокурым кудрям, приводя их в порядок.

– Я взяла сегодня отгул, – сказала она, словно объясняя этим свой приход.

Он поставил на столик две чашки и, пока чай настаивался, приготовил тосты.

– Я думала, ты мне позвонишь, – сказала она с некоторым вызовом.

Не отвечая, он придвинул блюдечко с маслом, варенье и сахар.

– Нам нужно поговорить, Самюэль.

– Я слушаю.

Он терпеливо ждал, пока она подбирала слова.

– Наверно, ты считаешь меня скучной и жалкой…

– Нет, вовсе нет. Я лишь считаю, что мы не созданы друг для друга, мы хотим разных вещей.

– Но ты… ты же ничего не хочешь! – воскликнула она. – В любом случае, я тебе не нужна. Ты отталкиваешь меня, ты со мной не считаешься, с этим невозможно примириться.

В течение нескольких секунд они смотрели друг другу в глаза, и она не выдержала.

– Ты мне ничего не обещал, я знаю, – обреченно сказала она сдавленным голосом.

Она была бледна, ее лицо осунулось, и, несмотря ни на что, она продолжала надеяться. С момента их встречи она жила иллюзиями, постоянно рисуя в своем воображении приятные для себя картины.

– Марианна… С тобой я действительно выгляжу как негодяй. Я не могу дать тебе того, что ты хочешь, поверь, мне правда жаль. Все было бы проще, если бы ты могла понять меня. Но я пытался объяснить тебе, и у меня ничего не вышло.

Он говорил с максимальной мягкостью, стараясь не обидеть ее. В наступившей тишине он налил чай, затем встал, чтобы принести молоко. Единственным выходом для него было проявить твердость, не дать себя уговорить, не позволить загнать себя в ловушку ненужного примирения.

– Что я вообще значу для тебя, Самюэль?

Он решил быть искренним.

– Ты очень красивая женщина, очень желанная. Ты также очень нежная, хрупкая, ты полна иллюзий. Каждый раз, когда я тебя вижу, мне кажется, что я пользуюсь тобой, и я хочу, чтобы это прекратилось. Я не подлец, Марианна.

– Я тебя никогда не упрекала в этом!

Она задрожала от негодования и схватила его за рукав.

– Послушай, Самюэль. Я пришла сюда не для того, чтобы устроить тебе сцену. Я здесь не для того, чтобы чего-то требовать от тебя, не для того, чтобы заставлять тебя давать объяснения. Не прогоняй меня из своей жизни! Пожалуйста!

Она отпустила его, решительно села на один из высоких табуретов у стойки и попыталась улыбнуться. Самюэль с тоской молча смотрел на нее. Может, он производил такое же удручающее впечатление на Паскаль, когда не давал ей прохода?

– Я не прогоняю тебя из своей жизни, – сказал он, обдумывая каждое слово. – Я лишь хочу сохранить свою независимость, вот и все. Тебе такие отношения не подходят, Марианна. Тебе не нравится, когда мы редко выходим куда-то вместе. Это никому бы не понравилось, но если нет любви, то зачем притворяться?

Он боялся, что она начнет плакать, но она держалась. Опустив голову, она механически помешивала ложечкой чай и через некоторое время прошептала:

– Но ведь мы можем остаться друзьями, не так ли?

Он был поражен сходством ее поведения со своей тактикой по отношению к Паскаль. Он тоже изображал дружбу, не желая терять ее.

– Да, если ты хочешь, – тихо сказал он.

Его чай остыл, он вылил его в раковину и налил себе новую чашку.

– Не делай такое лицо, Самюэль. Я больше не буду докучать тебе, обещаю. Чтобы доказать это, я поеду сегодня с тобой в Пейроль. Я поклялась, что моей ноги больше там не будет, но это же смешно. Оттуда ты сможешь подбросить меня домой, если захочешь. Мы встретим Рождество в кругу друзей, согласен?

Он был захвачен врасплох и не нашел что ответить.

Было три часа дня, когда Анри и Адриан подъехали к Пейролю. Багажник машины, взятой напрокат в аэропорту, был загружен рождественскими подарками, которые Адриан хотел сразу же положить под елку в зимнем саду. Он восторженно любовался тем, как был украшен дом, и чересчур настойчиво целовал Аврору.

Паскаль, изрядно нервничая, пригласила их на кофе с пирогом, который только что вынула из печи. Затем она повела отца в библиотеку, чувствуя, что больше не может ждать. Это объяснение было ей необходимо, как воздух. Она не могла представить себе, что весь этот вечер пройдет в развлечениях и шутках, тогда как перед ней стояло столько неразрешенных вопросов. Отец был здесь, он мог ответить ей, и она наконец узнает правду.

– Ты очень хорошо здесь все устроила, – сказал он, оглядывая комнату.

– Я решила устроить здесь свой кабинет, как и ты в свое время.

– Мой стол был у окна, и это смотрелось не так оригинально, как у тебя!

– Этот стол я привезла из Парижа, Самюэль подарил мне его к двадцатипятилетию, ты разве не помнишь?

– Нет. Здесь он смотрится лучше, чем в вашей квартире. Ты также немного изменила освещение. Теперь свет ярче… А вот и мое кресло!

Он сел в него, положив руки на потертые подлокотники.

– Не думал, что увижу это кресло еще когда-нибудь. Твоя мать была права, сохранив эту мебель, она и тебе теперь пригодилась.

Его грустная улыбка едва не сломила решимость Паскаль, но она взяла себя в руки.

– Я как раз хочу поговорить с тобой о матери, – сказала она твердым голосом.

Он нахмурился и смотрел на нее, не понимая, к чему она клонит. Как же он отреагирует, когда она уличит его во лжи? Чтобы избежать неловких вступлений, она открыла ящик стола, вынула оттуда свидетельство и отдала ему. Он понятия не имел, что это такое, и с невинным видом искал очки.

– Что это за…

Его голос осекся, как только он начал читать. В течение долгой минуты он молчал, затем, закрыв документ, уронил его себе на колени.

– Хорошо, – выдохнул он.

– Хорошо?

Она села напротив стола.

– Это была ошибка молодости, которую ты бы не поняла.

– Но лучше бы ты мне все-таки объяснил, папа.

– По какому праву? Это не моя жизнь, это касалось твоей матери. Ее первый брак принес ей одни несчастья, она не хотела о нем ни вспоминать, ни говорить.

– Но мне наплевать на этот брак, меня интересует ребенок. Эта маленькая девочка…

– Она умерла.

– Нет!

– Уверяю тебя, она…

– Не лги мне! – вскрикнула Паскаль. – Ты никогда ничего не говорил об этом, теперь не сочиняй неизвестно что!

Подавленный ее враждебностью, Анри хотел встать, но передумал. Наступила тишина, которой никто из них не осмеливался нарушить. Наконец Анри снял очки и потер виски кончиками пальцев.

– Почему ты так злишься? – прошептал он. – Мы, твоя мать и я, сделали это из желания защитить тебя. Ну что из того, если бы ты знала о существовании Юлии? Такой груз нельзя взваливать на детей.

Он легко произносил имя Юлии, как если бы оно было ему привычно. Паскаль подумала, что он, должно быть, часто вспоминал его.

– Почему она бросила ее, папа?

– Она не могла справиться. Она была одна, без всяких средств к существованию.

– А отец Юлии?

– Когда он увидел ребенка, он сразу же уехал. Паскаль пристально смотрела на отца. То, о чем он ей говорил, произошло сорок лет назад, задолго до того, как она сама появилась на свет. Это была жизнь ее матери, и она хотела разобраться в ней, но теперь она чувствовала себя докучливой и бестактной.

– Не осуждай свою мать, Паскаль. Помни, что она тоже была в каком-то смысле покинута своей матерью, затем и семья Монтагов бросила ее после смерти Абеля, после этого ее покинул муж… В свои двадцать лет она не знала ничего, кроме предательства, ощущения отверженности и покинутости. Она не могла поступить по-другому с Юлией. Она не могла даже о себе позаботиться, как же ей было ухаживать за ребенком с тяжелым недугом? Юлия нуждалась в уходе, которого твоя мать предоставить ей не могла. Единственным выходом для нее было поручить Юлию заботам специального медицинского центра.

– Почему Юлии не дали другое имя?

– Ей изменили бы имя только в том случае, если бы ее кто-то удочерил. В случае Юлии об этом не могло быть и речи.

– Но мама должна была ходить к ней, видеться с ней…

– Конечно нет. Когда мать официально отказывается от ребенка, она теряет все свои материнские права. В любом случае, Камилла была вынуждена расстаться с прошлым, чтобы начать новую жизнь.

– Значит, она таким образом начала жизнь с чистого листа? Пристроила Юлию в больницу и забыла о ней?

– Не говори глупостей! – резко перебил Анри. – Забыла! Да не было дня в ее жизни, чтобы она не думала о ней.

– Когда она рассказала тебе об этом, было уже слишком поздно? Она не могла ничего сделать, чтобы забрать дочь к себе?

– Я уже объяснил тебе, почему это было невозможно. Анри был напряжен, ему не хотелось продолжать этот разговор, но он сделал над собой усилие.

– Твоя мать была очень привязана к Адриану. Он был здоровым мальчуганом, и она обожала его… Потом она ждала тебя, и ты была для нее настоящим утешением.

Паскаль снова увидела, как он сжал пальцами виски, и ей показалось, что она подвергает его мучительным страданиям. Снова наступило молчание.

– Мне бы больше не хотелось внезапно узнавать еще о каких-то вещах, – пробормотала она наконец.

– Если бы ты не купила Пейроль, то…

Он снова повторял эту фразу. Что еще он мог скрывать? Она хотела расспросить его о том, как он познакомился с Камиллой, узнать, почему ему захотелось связать свою судьбу с женщиной, способной отказаться от своего ребенка, но она не имела права рыться в прошлом своих родителей, и ограничилась лишь одним вопросом:

– Адриан знает об этом?

– Отчасти. Ему, как и всем остальным, сказали, что ребенок умер. Но для него она ничего не значит, их не объединяет общая кровь.

– Фактически она не значит ничего ни для кого, не так ли? Мамы больше нет, Рауль Косте исчез, словно его и вовсе не было, Монтаги умыли руки, ты не хотел в это вмешиваться, Адриану было все равно… В итоге остаюсь я одна, кого это волнует?

– Ты?

– Я хочу… увидеться с ней. Я думаю, что можно что-то сделать.

– Так вот чего ты хочешь! Ты надеешься увидеть сестру, которая с радостью бросится в твои объятия? Боже мой, Паскаль, ты же врач, ты же сама должна знать, что ты увидишь. Скорее всего, она вообще не дожила до этого времени. У Юлии остался мозг двухлетнего ребенка, она тебя совсем не знает, поэтому вряд ли будет тебе рада. Опустись на землю, моя дорогая дочь!

Мысль об их встрече была для него невыносима.

– Твоя мать не хотела, чтобы эта встреча состоялась, поэтому она ничего и не говорила тебе.

– Но ты, отец, мог бы рассказать мне об этом после того, как мама умерла.

– Ну и упрямая же ты! Мне кажется, будто я бьюсь головой о стену… Ты считаешь Юлию жертвой, а свою мать палачом, хорошенькое дельце! Теперь послушай меня, Паскаль. Если бы можно было все вернуть назад, я бы ничего тебе не сказал и позаботился бы о том, чтобы уничтожить это дурацкое свидетельство. Сколько ты еще будешь пережевывать все это? Разве от этого кому-то лучше? Ты понятия не имеешь о том, что пришлось пережить твоей матери. Раз ты посмела заявить, что она забыла о Юлии, то я тебе отвечу, что она умерла после сорока лет непрерывных мучений. Сейчас, где бы она ни была, она нашла успокоение. А я на твоем месте не стал бы строить из себя судью.

Он подошел к столу, на который Паскаль положила свидетельство, открыл его и указал на одну из страниц дрожащим пальцем.

– Юлия Ньян. Ты знаешь, что это означает?

– «Беззаботная», – прошептала Паскаль. Он удивился, что она это знает.

– Боже мой, – пробормотал он.

Он посмотрел своей дочери прямо в глаза, затем отвернулся.

– Я устал, пойду немного отдохну перед обедом.

Тяжело шагая, он направился в свою комнату. Несмотря на то что было холодно, он открыл окно и оперся локтями на подоконник. Ему была дана возможность быть искренним, абсолютно искренним, но он не воспользовался ею.

«Когда ты узнал об этом, было уже слишком поздно? Почему она ничего не сделала, чтобы забрать дочь к себе?» Конечно, он не стал отвечать на эти вопросы. Паскаль и так уже знала слишком много. Будь проклято это семейное свидетельство. Зачем Камилла сохранила его, причем так плохо спрятала?

Анри выглянул из окна. На окутанных сумерками деревьях кое-где разрослись шары омелы, напоминающие формой птичьи гнезда. Паскаль нужно было вызвать обрезчика, чтобы он спилил пораженные ветки, пока растение-паразит не распространилось на другие деревья. Говорил ли ей об этом Лестрейд? В последний раз, когда Анри вызывал садовника, он велел ему оставить Паскаль в покое и прислать счет за цветочные луковицы. Эти цветы были священными, и Лестрейд знал это.

Он высунулся из окна, чтобы получше разглядеть гибискус. Летом, когда его покрывали белые и сиреневые цветы, он был необыкновенно прекрасен. Анри хорошо помнил тот день, когда принял решение посадить это тропическое растение на месте сгоревшей мастерской. Он надеялся, что таким образом быстрее забудется происшедшая здесь трагедия. Увидев фотографию этого растения в каталоге, он решил, что это как раз то, что нужно. В то время его еще интересовал внешний вид парка, и он тратил на его обустройство немалые деньги. После смерти Александры он почти ничего здесь не менял и многих удивил своим решением остаться в Пейроле. Ну зачем ему было уезжать!

Зимой гибискус выглядел обычным безжизненным кустарником. За ним слабо просматривалась оранжерея, в которой Камилла проводила немало времени, колдуя над ящичками с элитной рассадой. Он не мог вспомнить, когда именно ее охватила страсть к цветоводству. По-видимому, так было всегда, поскольку почти во всех своих воспоминаниях он видел ее с секатором или ведерком в руках. Боже, как она была прекрасна в своем канотье поверх прямых черных волос! Женитьба на Камилле довольно быстро вытеснила из его памяти Александру, и ему казалось, что он женат впервые.

Этот негодяй Косте бросил жену с ребенком на руках, поэтому она легко получила развод. Необычайная ранимость Камиллы, ее слезы, катящиеся из огромных черных глаз, и то, как она молитвенно складывала руки, взывая к помощи, обезоруживали Анри. Заботясь о ней, он чувствовал себя зрелым, сильным, нужным ей мужчиной. Он решил, что стал для нее жизненно необходимой опорой, и не сомневался, что, окружив ее заботой и любовью, поведет по жизни рядом с собой. Когда она маленьким клубочком прижималась к нему ночью в супружеской постели, он считал, что сделал ее счастливой. Увы, с годами он понял, насколько ошибался в своих предположениях.

Ему стало холодно, и он закрыл окно. Постояв немного в темноте, он прилег на кровать, не зажигая света. Гнев Паскаль рассердил его. Он не считал себя обязанным отчитываться перед дочерью, которая пыталась судить его, не зная многих деталей его жизни с Камиллой. Конечно, он мог рассказать ей все…

Все? Это было бы так трудно и так неразумно… Умница Паскаль могла легко отвергнуть все его аргументы. Он слишком ее любил и не хотел предстать перед ней в образе монстра.

Монстра? Конечно, нет! То, что он совершил, было сделано из лучших побуждений, хотя после он и пожалел об этом. В тридцать лет он совершенно не разбирался в жизни. Он был сыном известного врача, унаследовал профессию по призванию, женился и, поселившись в семейном особняке, считал свое будущее вполне определенным. Он усердно занимался медициной, был отцом прекрасного малыша, слыл уважаемым доктором Анри Фонтанелем…

Но у него была еще Камилла. Та девушка, в которую он влюбился в юности, снова повстречалась ему на жизненном пути. На этот раз он испытал истинную страсть, узнал, что такое ад и рай, и ни о чем не жалел.

Анри нащупал выключатель лампы. Эта комната когда-то раньше принадлежала Паскаль и не вызывала в нем особых воспоминаний. Гораздо хуже было бы оказаться в комнате, где он столько лет провел с Камиллой…

Откуда только он нашел в себе силы снова приехать сюда? Почему его дочь, которую он любил больше всего на свете, подвергла его таким мучениям, вынудила снова думать о прошлом и даже вспомнить лицо бедной Юлии…

Анри закрыл глаза, чувствуя, как горло его сжимается от страха. Да, он виноват и не может больше этого скрывать… Но он стар, он очень и очень устал…

 

Глава 8

Самюэль и Марианна приехали последними, около девяти вечера. Шампанское, поданное в качестве аперитива в зимнем саду, сопровождалось тостами с жареным беконом и кровяными колбасками. Адриан, очень элегантный в своем темно-синем костюме, раздавал тарелки и следил за тем, чтобы бокалы были полными.

Паскаль сделала над собой усилие, преодолевая отрицательные эмоции, вызванные разговором с отцом, и решив, что, несмотря ни на что, не станет портить себе рождественский вечер. Она тщательно нанесла макияж с блестками, спрятала волосы под шиньон и надела короткое атласное платье цвета слоновой кости.

– Ты выглядишь как настоящая женщина, не то что в джинсах! – воскликнул Анри, увидев ее.

Лоран пытался быть сдержанным, но и он не смог скрыть своего восхищения.

– Тебе удалось украсить этот дом почти так же, как это было в нашем детстве, – сказал Адриан, останавливаясь рядом с ней. – Я так любил встречать здесь Рождество…

– Предлагаю тебе абонемент на все будущие рождественские праздники, – смеясь, ответила Паскаль. – Я рассчитываю долго прожить в Пейроле!

– По крайней мере, до того времени, пока вернешь долг банку и своему спонсору, – иронично ответил брат.

Самюэль, стоявший рядом с ними, поднял глаза к небу.

– Обещаю, я не буду придирчивым кредитором при условии, что мне тоже дадут абонемент. Чем чаще я бываю в этом доме, тем больше люблю его.

– И это меня не удивляет! – сказала Аврора. – Жить в Пейроле – настоящее счастье, и здесь можно развлекаться на славу.

– Разве вам не страшно здесь одним зимними вечерами? – с любопытством спросила Марианна.

– Конечно страшно! Например, вчера вечером, когда мы пошли в парк за остролистом, то в полной мере ощутили, что такое мурашки по спине!

– Как далеко живут ваши ближайшие соседи?

– Если мы будем кричать, то они все равно не услышат. Аврора рассмеялась и похлопала Марианну по плечу.

– Но нас не так-то легко напугать, Паскаль и меня… Паскаль знала, что Авроре не нравится Марианна. «У нее есть противная манера рассматривать тебя, когда ей кажется, что ты на нее не смотришь… Она явно ревнует, и если у нее появится возможность, она непременно поссорит тебя с Самюэлем». Паскаль была менее строга к Марианне, понимая ее чувства, особенно после того, как снова очутилась в объятиях бывшего мужа.

– Проблема старинных особняков состоит в том, – вмешался Анри, – что в них никогда не прекращаются ремонтные работы.

– Ты преувеличиваешь, папа – возразила Паскаль.

– Нет, дорогая, скоро ты сама столкнешься с этим. Этот дом сдавался внаем в течение двадцати лет, электропроводка износилась, о системе отопления и говорить нечего…

– Да, это все правда, но не будем говорить об этом сегодня.

Анри нарочито глубоко вздохнул и протянул свой бокал Адриану.

– Не забывай про меня.

В зимнем саду благодаря электрообогревателям и множеству зажженных красных и зеленых свечей царило приятное тепло.

– А где Жорж? – спросила Паскаль у Авроры.

– Он разводит огонь в камине столовой, чтобы мы во время обеда не превратились там в снеговиков.

– Кстати, что будет на обед? – поинтересовался Адриан.

– Филе барашка с анчоусами и чесноком. Мы его подадим с запеченными грибами.

– О, какая замечательная мысль! – воскликнул Лоран. – Вы готовите их с маленькими ломтиками бекона?

– Да, завернутым в фольгу, как в рецепте.

– Где вы нашли этот рецепт?

– У нас есть соседка, она живет в километре отсюда, вот она и дала нам его.

– О ком ты говоришь? – удивился Анри. – Надеюсь, это не старая зануда Леони Бертен?

– Почему ты считаешь ее занудой? Она очень славная женщина.

– И очень болтливая.

– Она нам дала печенье с засахаренными фиалками, вы его попробуете на десерт.

Анри недовольно пожал плечами, на что Паскаль не обратила внимания.

– А сыр будет? – воскликнул Адриан.

– Конечно, будет. Специально для тебя я выбрала гатисский.

– Правда? О, я обожаю тебя!

– Мама любила готовить именно такие блюда на Рождество, – вспомнил Адриан. – У нас никогда не было индеек и пирогов в форме полена. Помню, как однажды она немного поджарила бекон со светлым изюмом…

На лице его промелькнуло грустное выражение, но он быстро совладал с собой, чтобы не расстраивать отца.

– Да у вас роскошное меню, девочки!

Анри, одолеваемый печальными мыслями, несколько отвлекся от общего разговора. Лоран воспользовался паузой и предложил сделать несколько снимков на память.

– Аппарат цифровой. Если фото вам не понравятся, я их сотру, но думаю, что все будет в лучшем виде. О, какая у вас оригинальная пихта, я такой никогда не видел!

– Это Аврора украшала, – сказала Паскаль.

– При таких ее талантах Пюрпан мог лишиться прекрасной медсестры, – заметил Лоран со своей неповторимой очаровательной улыбкой.

Он сделал знак Паскаль, чтобы та стала рядом с пихтой, и она, повинуясь, замерла в грациозной позе.

– Вы просто обворожительны в этом платье, – прошептал Лоран, опуская объектив.

Без сомнения, ему хотелось сфотографировать Паскаль, а не пихту.

– Мой рождественский подарок для вас, Паскаль, можно сказать, виртуальный, поэтому его невозможно было упаковать.

– Что же это?

– Альбийской больнице с февраля будет нужен врач-пневмолог. Если вы все еще заинтересованы, я могу вас устроить на это место.

Удивленная, она словно застыла на месте, но затем, не скрывая радости, подошла и поцеловала его в щеку. Это был совершенно невинный поцелуй, но Самюэль тут же расхохотался.

– Ты называешь это подарком? Поменять Пюрпан на Альби?

Лоран, взволнованный прикосновением Паскаль и неожиданной реакцией Самюэля, пробормотал:

– Я лишь хочу помочь Паскаль, это был ее выбор.

– Да тебе нужно уши оторвать после этого! – с некоторой агрессией произнес Самюэль. – Конечно, если ты не будешь работать в Пюрпане, то у тебя появится время, чтобы…

– Самюэль, пожалуйста, замолчи! – робко вмешалась Марианна.

– Хорошо, я пошутил.

Лоран пристально посмотрел на него, не отпуская талию Паскаль.

– Это неплохая идея, дочь моя, тем более что не придется так рисковать, добираясь на работу. Но главное, что Фонтанелей в Альби хорошо знают, и эта больница за последнее время вышла на новый уровень.

Довольный собой, Анри посмотрел сначала на Лорана, потом на Самюэля. Уж не хочет ли он поссорить их?

– Трюфели будут готовы через десять минут, – провозгласил Жорж.

– Филе барашка тоже, мы работаем синхронно! – одарила его нежной улыбкой Аврора.

Паскаль знала, что у них были прекрасные отношения, любовь заполняла их души, но все же они сохраняли определенную независимость. Может, в этом и есть рецепт счастья? Она заметила, что Лоран по-прежнему обнимает ее, и это ей нравилось, но Самюэль, судя по его хмурому лицу, был не в восторге.

– Прошу всех к столу, – весело сказала Паскаль, освобождаясь от объятий Лорана.

Ей пришлось изрядно поломать голову над тем, как рассадить гостей. Адриана она усадила между Авророй и Марианной, с другой стороны рядом с Авророй сел Жорж. Отца Паскаль посадила слева от себя, а Лорана справа; Самюэль оказался напротив нее. Стол был украшен сосновыми шишками, серебряными звездами, свечками в виде Деда Мороза. Воспользовавшись радостным оживлением по поводу вносимого на блюде филе барашка, Паскаль склонилась к Лорану и прошептала:

– Спасибо за подарок, это лучшее, что можно было сделать для меня.

– Вас радует перспектива больше не видеться с Надин Клеман?

Смеясь, она резко кивнула, из-за чего ее шиньон немного сдвинулся. Пока она поправляла волосы, закалывая шпильки, Лоран, словно пытаясь ей помочь, слегка прикоснулся к ее затылку.

– Профессор Клеман не будет по мне скучать, – не без иронии признала Паскаль.

– Тем лучше. Думаю, что и Самюэль не станет возражать, если я приглашу вас на свидание. С переходом в Альби никакие пересуды нам не страшны.

На другом конце стола Адриан из кожи вон лез, стараясь втянуть Марианну в разговор. Молодая женщина наконец-то повеселела, и у Паскаль появилась надежда, что она хорошо проведет этот вечер, несмотря на явное равнодушие к ней Самюэля. Несколько дней назад он говорил, что приедет один, но сегодня утром он позвонил и спросил, можно ли Марианне приехать вместе с ним. При этом он никак не объяснил, почему изменил свои намерения.

Паскаль поймала на себе взгляд Самюэля и улыбнулась ему.

– Ты разольешь вино? – спросила она и тут же пожалела о сказанном. В пору их совместной жизни Самюэль всегда разливал вино гостям. Они часто приглашали друзей и угощали их хорошим бордоским.

Самюэль встал и осторожно разлил вино в бокалы. Будучи ценителем и знатоком вин, делал он это, как и полагалось, без излишней спешки. Когда он наклонился над ее плечом, ее вновь охватило странное чувство, похожее на сожаление. Если бы она забеременела, они никогда бы не расстались. Никогда!

Почему она думала об этом, ведь Самюэль собирался жениться, да и сама она была на пороге романа с Лораном, который, как она успела заметить, не сводил с нее вопросительного взгляда.

– Паскаль, дорогая, вино божественное! – раздался восхищенный голос отца.

– Это комплимент Авроре, она выбирала.

– К счастью для нас, – заметил Самюэль, – поскольку, если мне не изменяет память, сомелье из тебя был неважный.

– Попытайся хотя бы во время обеда быть хорошим мальчиком, – поморщившись, ответила Паскаль.

– У него не получится, уж такой он есть! – смеясь, сказала Марианна, полагая, что ее слова попали в цель.

По выражению лица Самюэля Паскаль заметила, что эта реплика вызвала у него раздражение. Она молча встала, взяла корзинку для хлеба и отправилась на кухню.

– Пойду порежу остаток филе, думаю, никто не против дополнительной порции? – спросил Жорж.

– Пожалуй, я сам займусь этим, ты и так уже достаточно потрудился!

Самюэль перехватил блюдо и вышел вслед за Паскаль.

– Ты действительно считаешь, что я невыносим? – спросил он, когда они остались одни.

– Ты немного напряжен сегодня.

– Мне очень жаль. Марианна действует мне на нервы. Она слишком много выпила, а алкоголь ей противопоказан.

– Лоран тоже действует тебе на нервы!

– Здесь другое. Я его очень люблю, но когда я вижу, как он смотрит на тебя, то…

– И что же?

Она повернулась, оглядев его долгим многозначительным взглядом.

– Ничего. Ты права, прости меня.

Когда Самюэль бывал виноват, он умел признавать это и мириться.

– У меня вид, наверное, еще хуже, чем у него. Ты сегодня просто восхитительна. Ты всегда…

Он положил нож и посмотрел на нее. Их взгляды встретились.

– Пойдем, пока это не остыло, – смущенно прошептала Паскаль.

Каждый раз ему удавалось вызывать в ней самые разные чувства. Неужели она так и не освободилась от него по-настоящему? В таком случае, ей больше не следует смотреть ему в глаза. А для Марианны эта ситуация, должно быть, вообще невыносима и недопустима…

Они вернулись в столовую, где велась оживленная беседа. Паскаль, улыбаясь, направилась к Лорану и завела с ним разговор о предстоящем переходе на новое место работы.

– Понимаете, я чувствую себя под неусыпным надзором Надин Клеман, словно вернулась в те времена, когда проходила интернатуру. Она меня терпеть не может и контролирует все, что я делаю, – мои диагнозы, назначения, обследования! Стоит мне задержаться возле больного, как тут же является она и придумывает что-то, чтобы увести меня из палаты. Возможно, таким образом она заботится о том, чтобы я эффективно работала, но я ведь чувствую, что мне попросту не доверяют. С другой стороны, ее опыт и профессионализм заслуживают всяческого уважения, и если бы не ее сварливость, работать с ней было бы просто замечательно.

Лоран улыбнулся, мысленно радуясь, что может предложить ей место получше.

– Больница Альби, конечно, очень мала по сравнению с Пюрпаном, но, как мне кажется, там никто не станет отнимать у вас инициативу, которой вам так не хватает, да и вообще, мне кажется, что вам там понравится.

– Не беспокойтесь, я никогда не упрекну вас в том, что вы предложили мне это место! – сказала она, смеясь.

После того как все насытились филе барашка, Аврора предложила перейти в зимний сад, где намеревалась подать кофе и печенье с засахаренными фиалками.

– О, там мы откроем подарки! – взвизгнула Марианна. Было заметно, что она несколько перебрала, и Паскаль бросила вопросительный взгляд на Самюэля. Тот с обреченным видом подошел к Марианне и, взяв под руку, прошептал ей что-то на ухо, после чего вместе они вышли из столовой.

Часы, которые Самюэль положил на подоконник, показывали без четверти шесть. Он еще раз огляделся, убедился, что грязной посуды больше не осталось, отжал и положил губку на место.

Это был ужасный для него вечер, хотя остальным было весело. Анри был с ним ласков, будто Самюэль по-прежнему оставался его зятем.

Почему он занялся этой горой посуды, а не пошел спать? Чтобы наказать себя? Да нет, просто перспектива лечь рядом с Марианной уж как-то совсем его не привлекала. Паскаль отвела им одну комнату, полагая, что они по-прежнему были любовниками. Самюэль раздел Марианну, побыл с ней, пока она не заснула, и спустился вниз. Все уже спали, кроме Лорана и Паскаль. Эти двое сидели в зимнем саду и тихо разговаривали. Самюэль не стал им мешать и отправился в библиотеку, где стал просматривать книги по медицине. Некоторые из них, с пометками Паскаль, относились к тому времени, когда она готовилась к поступлению в интернатуру. Самюэль снова погрузился в воспоминания, не обращая внимания на время. Когда он вышел из библиотеки, везде было тихо и темно. Он, конечно, не смог удержаться от того, чтобы не удостовериться, что машины Лорана нет. Удивляясь собственному скудоумию, он даже рассмеялся.

Провести Рождество рядом с Паскаль, чувствуя, что он больше ничего для нее не значит, было для него истинным мучением. Ему никогда не хотелось создать семью с какой-то другой женщиной, однако он вступал в возраст, когда этот вопрос становился актуальным. Конечно, ему хотелось иметь детей, и лучше девочек с огромными черными глазами, как у Паскаль…

Во время обеда, когда Паскаль поправляла шиньон, ему отчаянно захотелось прикоснуться к ее волосам – блестящим и шелковистым, и, увидев, как это сделал Лоран, он чуть не задохнулся от жгучей ревности. Эта женщина была его женщиной, как же он смог позволить ей уйти?

Самюэль открыл кухонный шкаф, чтобы поставить тарелки и стаканы. В этом доме даже шкафы были полны очарования – большие и вместительные, с медными крючками на дверцах старого дерева.

Бедная Марианна! Он знал, почему она так напилась сегодня, и обвинял себя в том, что заставил ее страдать. Но что он мог поделать? Показать характер и держать ее на расстоянии? Это было бы самым простым решением, если бы он сам не страдал так же, как она.

– Ты как сказочная фея этого дома! – воскликнул Адриан, войдя в кухню. – Я не верю своим глазам…

На нем была голубая фланелевая пижама, усыпанная розовыми слониками.

– Да, выглядишь ты что надо, – иронично заметил Самюэль. – Хочешь, Золушка приготовит тебе кофе?

– Было бы неплохо.

Адриан рухнул в кресло, провел рукой по волосам и потянулся.

– Я тоже хотел все это сделать сам, чтобы девочкам не пришлось возиться. Спасибо, что опередил меня, ты настоящий брат.

Еще одно выражение из прошлого, из того времени, когда Адриан был шурином Самюэля.

– Как хорошо здесь завтракать, чувствую себя так, будто помолодел на двадцать лет!

– Если я правильно все помню, ты был против того, чтобы твоя сестра выкупила Пейроль?

Адриан нахмурился и, казалось, всерьез задумался над этим вопросом.

– Уже и не знаю… Этот дом полон чудесных и ужасных воспоминаний.

– И по этой причине ты вместе с Анри так сопротивлялся переезду сюда Паскаль?

– Как только речь заходит о Паскаль, ты становишься невыносим! Ты думаешь, что она нуждается в чьей-то защите? У нее своя голова на плечах, притом упрямая, и ты это должен знать лучше меня.

– Не зли меня, а то я тебе такой кофе сделаю, что больше не захочется.

Адриан засмеялся и поднял руки в знак примирения.

– Как твоя подруга?

– Она спит.

– Как мне кажется, проспит она долго! Когда проснется, дай ей аспирин, пусть выпьет вместе с кофе. Она очень мила и очень соблазнительна. Тебе стоит уделять ей больше внимания, не то она тебя бросит.

– Это уже случилось, мы с ней расстались.

Адриан сделал большие глаза.

– Я думал, у вас любовь и ты собираешься жениться на ней…

– Нет, вовсе нет.

– Ты хочешь остаться старым холостяком, Самюэль?

– А ты? Мы с тобой можем организовать клуб!

К нему вернулось плохое настроение, но Адриан был безжалостен.

– Держу пари, что ты имеешь виды на Паскаль.

– Не то чтобы я особенно надеюсь, но…

Адриан с сочувствием закивал головой, но ничего не сказал. Он добавил два кусочка сахара в кофе и подлил немного молока.

– Что ж, – наконец произнес он, – моя сестра – прекрасная женщина, да и вообще подобные истории не забываются.

– Откуда ты знаешь? Разве у тебя был опыт несчастной любви?

– Был, и серьезнее, чем ты думаешь.

Самюэль в замешательстве смотрел на него. Никому так не удавалось держать свою личную жизнь в тайне, как Адриану. Даже Паскаль ничего не знала и сама этому удивлялась, хотя у них были доверительные отношения.

– Не смотри на меня так и оставь свои выводы при себе, – неожиданно резко произнес Адриан.

Какие выводы? Неужели у Адриана могли быть такие проблемы, о которых он даже говорить не хотел? Самюэль взял кофейник и поставил на стол между ними.

– Ты знаешь, что Паскаль интересуется прошлым своей матери?

– Да. Папа мне сказал пару слов об этом, перед тем как идти спать. Меня удивляет то, что ты тоже в курсе.

– Она была так поражена тем, что узнала, что позвала меня на помощь.

– Конечно… Кому же ей еще довериться, как не тебе? Через некоторое время Лоран Вийнев станет для нее опорой, но пока она рассчитывает на тебя. Ты всегда под рукой.

Его насмешливый тон был невыносим, и Самюэль жестко парировал:

– Тем лучше для нее! Ты и твой отец не помогли ей, когда она пожелала изменить свою жизнь. Можно подумать, что она совершала какое-то преступление. То же самое происходит и теперь, когда она просит вас рассказать о том, что произошло в вашей семье много лет назад. Значит, есть вещи, которые вы предпочитаете скрывать?

– Не говори того, чего не знаешь! – взбеленился Адриан, стукнув кулаком по столу.

Гневно глядя друг на друга, они оба вскочили из-за стола и внезапно услышали голос Паскаль.

– Вы что, заболели или как? Что это еще за ссора?

Самюэль повернулся к ней, и его гнев мгновенно рассеялся. Она была одета в голубой бархатный пеньюар, ее волосы струились по плечам, и, несмотря на то что она почти не спала, лицо ее сияло. Откуда только она черпала энергию и безмятежность?..

– О… Вы здесь все привели в порядок! – весело воскликнула она.

– Это все он сделал, – пробурчал Адриан.

Она подошла к брату, обняла его за шею и поцеловала.

– У тебя сегодня вид старого брюзги.

– Пока я еще не знаю, что где находится, из чего ты будешь пить – из чашки или стакана? – спросил Самюэль.

Зная ее вкусы, он достал чашку, и она одарила его благодарным взглядом.

– Ты избавил меня от удовольствия мыть всю эту посуду. Я хотела сделать сюрприз Авроре и не ожидала, что в кухне идет такое оживленное заседание…

Никто из них не счел нужным что-то ответить, и Паскаль продолжила:

– Этой ночью шел снег. Вы видели?

Самюэль подошел к окну и прижался лбом к стеклу. Солнце еще не взошло, но было видно, что повсюду белел снег.

– Невероятно…

Там, в библиотеке, ставни были закрыты, и он ничего не заметил.

– Шоссе, должно быть, посыпали солью, но вряд ли кто-нибудь сделал это на проселочной дороге, что ведет сюда. Тем более 25 декабря!

– В любом случае, снег здесь довольно редкое явление, и работы привалило немало, – подтвердил Самюэль.

Ему было бы не в тягость побыть еще немного в Пейроле, если бы он был один, но Марианна скоро проснется, и он не представлял себе, как проведет с ней вместе целый день.

– Я не смогу выехать отсюда, – сказал он с сожалением.

– Нет, это абсолютно исключено! – запротестовала Паскаль. – Вы позавтракаете с нами, а днем снег растает. Ты хороший пилот, Самюэль, и я не хочу, чтобы ты зря рисковал. Ты ведь не спешишь?

Он еще не почувствовал усталости от бессонной ночи, да и уезжать на самом деле ему не хотелось. Адриан провозгласил:

– Ладно, пойду одеваться, будем играть в снежки! Самюэль подождал, пока Адриан выйдет, и налил себе кофе.

– Почему вы поссорились? – спросила Паскаль.

– По поводу тайн семьи Фонтанель. Ты права, твой брат очень злится, когда говоришь с ним о прошлом.

– Папа тоже начинает сильно нервничать, когда с ним заводишь об этом разговор. Вчера он уверял меня, что Юлия умерла, и, по-моему, в свое время он всех в этом убедил.

– Без сомнения, он боялся, чтобы не стали осуждать Камиллу. К женщине, потерявшей ребенка, отношение совсем другое, чем к той, что бросила его. И тебе отец не позволит осуждать свою мать…

– Почему ты его защищаешь? – удивилась она.

– Потому что он хороший человек. По крайней мере, мне так кажется, несмотря даже на то, что не понимаю, почему он продал тебе Пейроль, а не подарил.

Паскаль задумчиво покачала головой. Самюэль достаточно хорошо ее знал, чтобы догадаться: она не отступит и сделает все, чтобы увидеть свою сводную сестру, даже если Анри с этим не согласен. Как пройдет ее встреча с этой сорокалетней женщиной, с рождения обреченной на жалкое существование? Как Паскаль собирается восстановить справедливость?

– Здесь холодно, я тоже пойду оденусь, – решила она. – А тебе следует принять душ, Самюэль, у тебя усталый вид, ты ведь сегодня не спал.

– Подожди! – окликнул он ее, когда она уже собиралась выйти. – Как у тебя… с Лораном?

Она повернулась к нему и оперлась спиной о стену.

– У меня с Лораном?

– Да, я имею в виду ваш флирт…

– Что именно тебя интересует?

– Мне просто любопытно, – ответил он хмуро.

– Что ж, я удовлетворю твое любопытство и признаюсь, что Лоран чувствует себя неловко в твоем присутствии! Мне приходится напоминать, что я больше не являюсь твоей женой, мы просто друзья. Почему ты пытаешься с ним соперничать?

– Нет, я не…

– О, прекрати, Самюэль! Ты не хочешь, чтобы я снова устроила свою жизнь? Или же ты считаешь, что Лоран мне не подходит?

Захваченный врасплох, запутавшийся в противоречиях, Самюэль пытался найти нужные слова.

– Если… Лоран тебе нравится… Я очень хорошо к нему отношусь.

Он пытался сказать что-то более убедительное, но не смог. Паскаль не знала, сердиться ей или смеяться; наконец она подошла к нему, обняла за плечи и произнесла, глядя ему в глаза:

– Храни свою нежность ко мне, Самюэль.

Он беспомощно улыбнулся, не в силах понять эту загадочную фразу.

После веселого позднего завтрака на кухне Паскаль пригласила Адриана нанести дружеский визит Леони Бертен.

Снег на дороге слегка подтаял, а на обочине покрылся ледяной коркой. Адриан, следуя за Паскаль, скользил, увязал и чертыхался.

– И ты называешь это небольшой прогулкой, полезной для пищеварения! Погибла моя бедная обувь…

– Иди по дороге, машин ведь нет.

– Потому что люди не дураки и сидят дома! Сколько еще?

– Вон этот дом. Видишь ту крышу?

Паскаль тепло оделась, и после вчерашней вечеринки с наслаждением вдыхала свежий морозный воздух.

– А зачем я тащу этот пакет? – негодовал Адриан, едва не шлепнувшись на землю. – Я даже понятия не имею, что в нем лежит!

– Там шерстяная шаль, она совсем не тяжелая, так что не жалуйся.

– Шаль… Ты могла бы взять эту старушку под свою опеку, если, конечно, твои поклонники не взбунтуются.

– Кого ты имеешь в виду?

– Да всех! Твой бывший муж, твой директор… даже дружок Авроры поглядывает на твои ножки, когда ты проходишь мимо.

– Жорж? Ты говоришь такую чепуху, он любит Аврору, это видно за километр.

– Одно другому не мешает, блошка, ты, похоже, не знаешь мужчин!

Паскаль остановилась и посмотрела на брата.

– Ну ты и циник, Адриан. Что с тобой?

Она была уверена, что он отшутится, но, видимо, что-то его задело за живое.

– Ничего. Просто мне все надоело… и все эти праздники, и моя холостая жизнь.

– Правда? Адриан, если я могу тебе чем-то помочь… Но мгновение искренности прошло.

– Ничем ты мне помочь не можешь, дорогая моя! – отрезал он.

Она смутилась и, не решаясь более о чем-либо спрашивать, ускорила шаг. Он никогда не говорил с ней о своих проблемах и, несмотря на всю свою колкую ироничность, почти всегда был в хорошем настроении. Какая муха его укусила? Может, это следствие утренней ссоры с Самюэлем?

Через некоторое время она услышала хруст льда за спиной. Он догнал ее.

– Не обижайся, – сказал он вкрадчиво. – Просто мне плохо.

– Из-за отца?

– Нет, я забочусь о нем и думаю, что у него все в порядке. В клинике тоже все нормально: все места заняты, счета оплачены… в наше время это можно считать просто подарком небес!

– Тогда что же не так, Адриан? Любовные муки?

– Думаю, что это именно так и называется, – процедил он сквозь зубы, – но, прости, у меня нет никакого желания рассказывать тебе о своих несчастьях. Я твой старший брат, это я должен опекать тебя, давать советы, утешать, а не наоборот. Когда-то мне это так часто повторяли!

Она была поражена тем, что услышала, но ничего не ответила. И он продолжил:

– Конечно, ты права, мы могли бы поговорить о прошлом нашей семьи. Мама – я обожал ее, не будем забывать об этом – считала тебя восьмым чудом света. Не потому, что ты была ее дочерью, а я не ее сын, а потому, что ты была девочкой. Чудесной малышкой, которой она восхищалась и которую оберегала как священную реликвию. Чтобы утешить меня, папа объяснил, что когда-то давно мама потеряла свою первую дочь… В течение многих лет я был знаком именно с этой версией. И только потом, когда мама заболела, отец признался, что этот ребенок не умер, что мама оставила его в больнице из-за того, что у него была болезнь Дауна.

– Почему он рассказал об этом только тебе?

– Зная тебя, мы были уверены, что ты не удержишься и станешь расспрашивать об этом маму. Незачем было подвергать ее таким мучениям.

– Но ведь речь не просто о печальных воспоминаниях, а о человеке!

Паскаль снова охватил гнев, двойные стандарты были ей отвратительны, она внезапно осознала, что сильно отличается от членов своей семьи, что она чужая для них.

Приблизившись к калитке Леони Бертен, она остановилась, чтобы отдышаться.

– Это очень милая пожилая женщина, она помнит нас детьми. Она хорошо слышит, поэтому можно не кричать.

Адриан неожиданно рассмеялся.

– Ах, блошка, ты неподражаема, когда начинаешь читать мораль…

Глядя на него, Паскаль тоже рассмеялась, понимая, что Адриан вернулся к своему обычному беззаботно веселому состоянию.

Дороги так никто и не чистил, и только сосед вывел свой трактор и кое-где разбросал песок. К пяти вечера, когда начали опускаться сумерки, Самюэль решил, что ему пора ехать. Раньше не удалось, потому что Марианна отказывалась уезжать, не попрощавшись с Паскаль и Адрианом.

Когда они вернулись от Леони Бертен, с раскрасневшимися от мороза щеками и в прекрасном настроении, Самюэль уже готов был откланяться, но Марианна опередила его.

– Это был прекрасный рождественский праздник, Паскаль! Спасибо, что пригласили нас, просим прощения, что несколько увлеклись вашим вином. Я уснула, как ребенок, а когда проснулась, везде лежал снег, ну прямо как в сказке!

Ее улыбка и благодарственная тирада выглядели вполне натурально, но Самюэль знал, что этот вечер был очень тяжелым для Марианны по многим причинам.

– Я была рада принимать вас у себя дома, – ответила Паскаль.

– Самюэль был вне себя от радости, когда узнал, что сможет встретить здесь Рождество, и не зря! Спасибо вам еще раз.

Самюэль взял Марианну за руку, пытаясь прервать этот нескончаемый поток слов.

– Отдыхай, ты заслужила это, – сказал он, наклоняясь к Паскаль.

– Ты правда был «вне себя от радости»? – прошептала она, когда он целовал ее в шею.

Они обменялись многозначительным взглядом, и уже более громко Паскаль добавила:

– Будьте осторожны на дороге.

Она проводила их к выходу и помахала рукой, отвечая на прощальные жесты Марианны.

– Ну все, можешь прекращать очаровывать собравшихся, – пробурчал Самюэль, подъезжая к воротам.

– Все-таки она очень мила, твоя бывшая жена…

– Согласен.

– Но отопление в Пейроле никуда не годится, ночью мне было очень холодно.

– По-моему, ты спала так крепко, что не могла отдавать себе отчет об окружающей температуре, – заметил он.

– Не будь занудой, я же извинилась. Ну перебрала, ну и что? Это же Рождество, разве не так? И, по-моему, это никому не помешало. И потом, мы с тобой просто друзья, а друзья имеют право напиваться!

То, что она помнила об их соглашении, несколько утешило его. Он сможет отвезти ее домой и потом вернуться к себе.

– Не обижайся, – сказал он примирительно, – ничего страшного не произошло.

Их больше ничего не объединяло, их пути разошлись. Он развернул машину и почувствовал, как колеса скользят на льду. Сосед Паскаль посыпал песком только подъездные дорожки, главная же дорога была скользкой и опасной. Сам-то он был опытным водителем и очень надеялся, что на дороге им не встретится какой-нибудь новичок.

– Знаешь, что во всем этом самое грустное, Самюэль? Не отрываясь, он смотрел на дорогу и лишь отрицательно мотнул головой.

– То, что ты бессмысленно тратишь свою жизнь, оплакивая развод с Паскаль. Ты не можешь смириться с тем, что утратил ее, цепляешься неизвестно за что, чтобы постоянно находиться рядом. Но у нее есть отец, брат и поклонник, который ей, похоже, небезразличен. Вчера вечером, когда нас с тобой рассадили по разным концам стола, я наблюдала за тобой, и мне было больно оттого, что ты пытался играть роль ее возлюбленного… Согласна, она красива, мила, возможно, очень умна – все, что хочешь, но проблема состоит в том, что она тебя больше не любит; однажды тебе придется признать это и воспользоваться другой возможностью, чтобы обрести счастье.

Ему наскучило слушать ее нравоучительную болтовню, и он даже открыл рот, чтобы возразить, но промолчал. Как он мог убеждать ее в том, что она никогда не сможет стать его возлюбленной, что бы она ни сделала или ни сказала? Может, она надеялась победить его силой своих доводов и ее аргументы казались ей неопровержимыми? Но он-то знал, что Марианна со всеми своими предположениями очень далека от настоящего понимания его странных и запутанных отношений с Паскаль.

– Спасибо за твой… дружеский совет, – проговорил он.

Почему он проявил слабость и позволил ей поехать вместе с ним? Потому что он не хотел причинить ей боль? Но это же смешно! Их разрыв был мучителен для них обоих, и он один был виноват в этом.

Она еще что-то говорила, но он не обращал внимания, поскольку навстречу им на большой скорости спускался грузовик. В течение доли секунды Самюэль понял, что шофер грузовика потерял контроль над управлением и его просто несло по оледеневшему склону.

– Самюэль! Он сейчас собьет нас! – закричала Марианна. Ее крик смешался с отчаянными сигналами клаксона грузовика. Самюэль взял назад, он не мог резко затормозить, чтобы самому не потерять управление машиной. Слева и справа от дороги росли деревья, и он молился, чтобы не врезаться в одно из них.

26 декабря Надин Клеман, как обычно, ровно в восемь утра вошла в свой кабинет. Через несколько минут она подошла к столику дежурной медсестры и положила на него огромную коробку шоколадных конфет для персонала. От нее не ускользнул озадаченный взгляд девушки, однако Надин не удосужилась дополнить свой жест словами. Она также проигнорировала любопытные взгляды сотрудников, направленные на жемчужный браслет, подаренный ей Бенжаменом.

Каждое Рождество она испытывала меланхолию, которую быстро гасила работой, но в этом году ей было особенно грустно. Ее брат Эммануэль говорил лишь об аэронавтике, он был таким же скучным, как и его друзья. С возрастом он становился все более раздражительным, выход на пенсию не пошел ему на пользу.

Надин, выйдя замуж за Луи Клемана, все время откладывала рождение детей на потом, пока не овдовела. Несколько раз ей приходила в голову мысль выйти замуж еще раз, но в больнице было так много работы, и стремление получить должность профессора отнимало у нее все время и силы. Она не жалела об этом и ни на что бы не променяла свой пост, но иметь племянниц или племянников была не против.

Накануне, делая покупки, она зашла в магазин «Оливье», что на улице Лафайет – лучший магазин шоколадных изделий в Тулузе, и купила себе изюм в арманьяке, покрытый черным шоколадом, а также шоколадные конфеты с апельсиновой цедрой и имбирем. Затем ей пришло в голову взять большую коробку конфет для своих сотрудников в Пюрпане. В этом не было никакого душевного порыва. Ее забавляла лишь мысль о том, как удивятся ее подчиненные. Никто в отделении не любил ее, и она не строила на этот счет никаких иллюзий.

Ложась спать после невеселой встречи Рождества, она удивилась тому, что мысль о браслете Бенжамена все-таки волновала ее. Тут же, совсем не к месту, ей вспомнилась Камилла.

Она терпеть не могла даже думать о ней… Холерическая натура… Отец часто употреблял это выражение по отношению к ней, чем очень ее расстраивал. Да, она была некрасивой, но она была умной и сумела сделать карьеру! А Камилла, которая…

Боже мой, дай покой моей душе.

– Добрый день, мадам! – раздался веселый голос Паскаль.

В течение секунды Надин оставалась неподвижной. Моментом своей душевной слабости она была обязана этой женщине в белой блузе, так похожей на свою мать. Почему она до сих пор не избавилась от нее?

– Хочу поставить вас в известность, что с начала будущего года я буду работать в больнице Альби, – объявила Паскаль. – Мой уход связан с личными мотивами, поскольку мне очень далеко добираться до Тулузы.

– Прекрасно, – сухо ответила Надин.

Это было самой лучшей новостью уходящего года. Неужели Паскаль Фонтанель уйдет из ее отделения? Настоящий подарок небес!

Самюэль внимательно слушал объяснения хирурга-ортопеда, стоявшего рядом с кроватью.

– При переломе бедра произошло сильное смещение, но нам удалось вставить спицу и исправить ситуацию.

Он взглянул на Марианну и улыбнулся ей.

– Сейчас вам нельзя двигаться. Передаю вас в надежные руки. Пока, Самюэль.

Бледная и осунувшаяся Марианна согласно кивнула и, подождав, пока хирург выйдет, взяла Самюэля за руку.

– Сколько времени мне нельзя будет двигаться?

– Несколько дней. Когда будет можно, они поднимут тебя.

– Ты не посидишь со мной пару минут?

– Конечно, но потом мне нужно будет идти, меня уже ждут в операционном блоке.

Он не пострадал в результате аварии на дороге, у него остались лишь неприятные воспоминания и стоящий в ушах крик Марианны, в котором ужас сменился страданием. Он сам определил перелом и вызвал по мобильному «скорую помощь». Все случилось так быстро, что сперва он даже не успел ничего понять.

– Перелом будет долго заживать?

– Все будет зависеть от того, насколько быстро произойдет образование новой костной ткани.

Превозмогая желание поскорее уйти, он сел на единственный в палате стул и напустил на себя непринужденный вид.

– Тебе еще что-нибудь нужно? Я мог бы заехать сегодня вечером к тебе домой и привезти все, что требуется.

Он позаботился о том, чтобы ей отвели отдельную палату, проследил, чтобы у нее было все необходимое, даже зашел в продуктовый магазин и купил ей экзотических фруктов.

– Я люблю читать журналы. Женские журналы, а не про политику.

– Я куплю их для тебя, здесь в холле есть киоск.

Он убедился, что телефон работает, затем взял дистанционный пульт телевизора и подключил несколько каналов.

– Хорошо, все работает… Ну что ж, отдыхай, а я пойду.

Несмотря на то что ему было безмерно жаль ее и он испытывал чувство вины перед ней, говорить им было не о чем.

– Я потом еще зайду, – прошептал он, вставая. После недолгого раздумья он наклонился и поцеловал ее в щеку.

– Не беспокойся, я взял для тебя больничный и передам его твоему отцу.

Он познакомился с ее родителями здесь, в клинике. Простые и радушные люди, они, казалось, не сердились на него из-за того, что произошло. Ему было неловко разговаривать с ними, он был уверен, что Марианна описала его в чересчур оптимистических тонах. Может, они считают его женихом своей единственной дочери? От этой мысли его бросало в дрожь.

Он покинул отделение ортопедии с чувством облегчения. Пока что он ничего не говорил Паскаль, тем не менее ему хотелось рассказать ей о случившемся до того, как она узнает об этом от других. Поскольку он торопился не так уж сильно, как говорил Марианне, он набрал номер Паскаль.

Через десять минут он встретился с ней в кафетерии. Как он и предполагал, она пришла в ужас, узнав, что Марианна лежит в больнице с переломом, и пообещала, что зайдет к ней в течение дня.

– О, Самюэль, я не перенесу, если с тобой что-нибудь произойдет!

Его поразила эта фраза, невольно вырвавшаяся у Паскаль, но она поспешила добавить:

– Ты, должно быть, так напугал Марианну! Почему ты не позвонил в Пейроль? Мы бы помогли вам.

– Нам могла помочь только «скорая помощь».

– Ехать по такой дороге вечером было чистым безумием! Вы могли бы остаться еще на одну ночь!

– Если бы не тот грузовик, если бы не снег, выпавший накануне, если бы мы никогда с тобой не расставались…

Она молча смотрела на него в течение нескольких мгновений.

– Знаешь, – сказала она наконец, – поведение Марианны изменилось. Что произошло между вами?

– Ничего. Вообще-то, мы расстались вчера утром, но она все равно захотела поехать со мной. Это была плохая мысль.

– Почему ты согласился?

– Потому что у мужчин слабая воля, и еще потому, что ей было очень грустно.

– Что ты собираешься теперь делать?

– Ты имеешь в виду, что теперь я в долгу перед ней? Ничего я не буду делать. Я буду заботиться о ней, пока она не вернется домой. У нее есть родители, друзья.

Паскаль покачала головой. Считала ли она его равнодушным эгоистом? Он был готов сделать все что угодно, чтобы скрасить пребывание Марианны в больнице, но его чувства этим и ограничивались. Он взглянул на часы и понял, что опаздывает.

– Мне пора идти. Позавтракаем вместе на этой неделе? Если ты ничего не наметила на субботу, приезжай в клуб, полетаем на вертолете.

Немного смутившись, она созналась:

– Я пообещала Лорану, что в субботу позавтракаю с ним в клубе.

– А… Отлично. Тогда увидимся там.

Он не был уверен, что, произнося это, он не выдал своих чувств. Аэроклуб был его территорией; если он увидит там Лорана и Паскаль вместе, он не сможет этого перенести. Выдавив из себя дружескую улыбку, он вышел из кафетерия и направился к лифту. Из-за дикой ревности ему хотелось объявить Лорану войну. Надо же, человек, который был его другом, его директором, его учеником… теперь стал его соперником.

Он чувствовал себя раздавленным, уничтоженным, он спрашивал себя, не было ли с его стороны несусветной глупостью содействовать переезду Паскаль в Пейроль. Без него она бы не смогла осуществить эту идею, он сам накликал на свою голову несчастье… Так ему и надо!

На этаже общей хирургии он вышел и отправился готовиться к операции. Ему надоела его работа, надоела зима, из-за которой он не мог летать туда, куда хотел, надоели тщетные попытки вернуть утраченную любовь. Он тер руки щеткой и вспоминал историю болезни пациента, которого ему предстояло анестезировать. В общем-то, работа всегда помогала ему отвлечься от проблем, но сейчас этого было явно недостаточно.

 

Глава 9

Паскаль захлопнула дверцу машины и подальше отставила от себя замасленный пакет с круассанами. Ее общение с хозяйкой булочной было все таким же немногословным, но выпечка здесь была действительно чудесная.

Поднявшись по входным ступеням, Паскаль обернулась. У нее вошло в привычку внимательно осматривать дом и парк, не упуская ни малейшей детали. Замазать цементом брешь между двумя камнями, выполоть сорные травинки, вычистить граблями лужайку от гравия, заброшенного туда колесами машин… и еще не пропустить первые признаки прихода весны. Был конец февраля, с каждым днем становилось все теплее, повсюду распускались крокусы и гиацинты. У стены дома пышно расцвел зимний жасмин.

– Да, здесь так красиво! – сказала Аврора, открывая дверь. – Люсьен Лестрейд был невыносим, но, по-моему, он нам подготовил настоящий фейерверк цветов – повсюду пробиваются ростки. Пойдем, не стой здесь в немом созерцании, я чувствую, что в пакете круассаны!

Поскольку выдался редкий день, когда ни той, ни другой не надо было спешить на работу, они решили устроить роскошный завтрак. Пройдя в кухню, Аврора триумфальным жестом пригласила взглянуть на стол.

– Ну, что скажешь?

На ярко-красных льняных салфетках стояли расписные тарелки и стаканы, ваза с фруктами, розетки с вареньем, масленка, блюдо с нарезанным сыром, кувшинчик с апельсиновым соком и дымящийся кофейник.

– Еще одна находка с чердака? – спросила Паскаль. Она взяла один из стаканов, чтобы поближе рассмотреть его, и удивилась тому, что он был таким массивным.

– Да, коробка с ними весила, как целый слон, и мне стало любопытно, что в ней, – смеясь, созналась Аврора.

Она по-прежнему совершала вылазки на чердак, но Паскаль больше не сопровождала ее. После того как она нашла там то семейное свидетельство, ей больше не хотелось туда ходить.

– Мама любила этот сервиз и часто использовала его. Возможно, она посчитала, что в Сен-Жермен он будет не к месту, как и многие другие вещи…

– Конечно, для нее было нелегко перебраться из такого огромного дома в квартиру.

– Нет, она была рада тому, что изменила свою жизнь. Паскаль поставила стакан и посмотрела Авроре в глаза.

– Твоя мысль по поводу дома и квартиры имеет какое-то отношение к вашим с Жоржем планам? – тихо спросила она.

– Да, в некотором роде. Он уже заводит разговор о том, чтобы жить вместе, но я не думаю, что готова к этому. Мне здесь так хорошо! Я хочу прожить здесь весну и лето. Мне не хочется заточать себя в трех комнатах, вести хозяйство, готовить еду, смотреть нескончаемый футбол по телевизору. Жорж прекрасный парень, но он настоящий мачо. Представь, он отвозит свои рубашки матери, чтобы она ему их погладила! Я не хочу для себя такой жизни.

– Тебя не устраивает такая жизнь или сам Жорж?

– Я люблю его, но одно без другого не бывает.

Аврора нервным жестом опрокинула пакет с круассанами в корзинку. Ей очень нравилось жить в Пейроле, здесь был простор и свобода. Она могла дать волю своей фантазии, устраивая праздники или обставляя комнаты. Пребывание рядом с благоразумной Паскаль придавало ее жизни равновесие, в котором она так нуждалась.

– Пока ты терпишь меня здесь, я ничего менять не буду, – заключила она, усаживаясь на табурет.

– Живи здесь, сколько захочешь. По правде говоря, я даже не знаю, как бы прожила эту зиму без тебя.

Благодаря присутствию Авроры все было намного легче и, конечно же, веселее.

– О, я тебе не нужна, Паскаль! Ты окружена потрясающими мужчинами, которые мечтают быть рядом с тобой и соглашаются на все твои условия. Лоран в восторге от тебя, твой бывший муж с ума по тебе сходит…

– Нет, Самюэль просто добр ко мне, и, возможно, его мучает ностальгия.

– Но не любовь к тебе?

– Не думаю. Конечно, он потрясающий мужчина, и когда мы жили вместе, он вовсе не был мачо, мы вместе вели хозяйство, а когда я готовилась к поступлению в интернатуру, он все делал сам.

Чувствуя, как воспоминания пробуждают в ней нежность, Паскаль вздохнула. Она была счастлива с Самюэлем, очень счастлива.

– Вы только посмотрите! – воскликнула Аврора. – Стоило о нем вспомнить, как он тут как тут!

Рядом с сараем возник силуэт Люсьена Лестрейда с садовыми ножницами в руках.

– Только не говори мне, что он собирается здесь работать! Он что, так ничего и не понял?

Решив раз и навсегда покончить с этим, Паскаль поднялась, надела куртку и вышла из дома.

– Добрый день, Люсьен! – закричала она, спускаясь по лестнице.

Он обернулся и расплылся в широкой улыбке.

– Какими судьбами? – продолжала она дружеским тоном. – Вы здесь забыли свои инструменты?

Он нахмурился и посмотрел на ножницы.

– Нет, это ваши ножницы, они были здесь и до вас. Я хочу подрезать розовые кусты. Считается, что подрезку нужно делать в марте, но в этом году весна ранняя, поэтому сейчас как раз подходящий момент.

– Люсьен, я вам уже неоднократно объясняла, что я не могу вас нанимать, мой бюджет этого не позволяет.

– Я знаю, но ваш отец заплатил мне заранее, поэтому… Она заметила сарказм, скрывавшийся за его внешностью добряка.

– Мой отец заплатил вам? – повторила она нарочито скептическим тоном.

– Он платит мне два раза в год, никогда не задерживает. Ну что ж, пойду, работы здесь непочатый край!

Он удалился, не обращая внимания на разгневанный взгляд Паскаль. Если Анри лгал ей, то с какой целью? Она не понимала этого. Он сам велел Паскаль прогнать Лестрейда, почему же он тогда платит ему? Она опустила руку в карман, достала мобильный телефон и набрала номер клиники Сен-Жермен. После пяти минут переговоров она добилась, чтобы ее соединили с отцом.

– А, Лестрейд? Не беспокойся об этом, дорогая, я знаю, что у тебя есть более срочные расходы, чем сад. Считай, что это маленький подарок от твоего старого отца! Мой скромный вклад в эту бездонную бочку, Пейроль… Но держи Лестрейда в повиновении, ему было заплачено за то, чтобы он посадил осенью луковицы и чтобы сделал весной подрезку, это все. Твоя мать столько заботилась об этом саде, что было бы нехорошо запустить его, правда?

Анри торопился и после нескольких ласковых слов повесил трубку. Да, он считал, что с денежными расходами по поддержанию Пейроля она никогда не управится, но было странно то, что он выделял средства на цветы, при том что каждый раз приходил в гнев, когда она говорила о визитах Люсьена Лестрейда. А теперь оказалось, что это он был их инициатором. Что все это означает?

Она медленно прошла в кухню, где Аврора листала журнал, описала ситуацию, не вдаваясь в подробности странного поведения своего отца, потом выплеснула в раковину остывший кофе и налила себе новый.

– Так на чем мы остановились?

– Мы говорили о мужчинах, – ответила Аврора. – Кстати, сегодня вечером я обедаю с Жоржем, он пригласил меня. А ты что будешь делать?

– Я пригласила Лорана сюда и рассчитываю на один из твоих уникальных рецептов.

– Он будет так рад встретиться с тобой наедине, что ему можно будет подсунуть все что угодно!

Паскаль рассмеялась, радуясь предстоящему свиданию с Лораном. После Рождества они регулярно встречались, проводили выходные в аэроклубе, где Лоран учил ее управлять самолетом, иногда по вечерам он приглашал ее в какой-нибудь из своих любимых ресторанов в Тулузе. Но две недели назад Паскаль приступила к работе в больнице Альби, и ей стало не до развлечений. Ей хотелось как можно быстрее освоиться в новом пневмологическом отделении, где ее тепло приняли. Здесь царила совсем другая атмосфера, нежели та, что была в Пюрпане под неусыпным надзором Надин Клеман. Врачи были не такими замотанными, и, несмотря на то что у всех было много работы, не упускали случая дружески побеседовать с Паскаль. В конце первой недели она сделала вывод, что ей здесь были рады. Опыт работы в больших клиниках повышал ее престиж, но не вызывал зависти.

– Мне нужно будет уехать по делам, – объявила Аврора. – А ты отдохни как следует!

– Сегодня у меня первый выходной, все это время я работала как ненормальная.

– Да, но теперь у тебя за спиной нет Надин Клеман, которая с каждым годом становится все ужаснее. Тебе все завидуют, что ты смогла перейти в больницу Альби. Тебе так повезло! И это заметно даже по тебе, ты все больше расцветаешь и становишься похожа на китаянку из сериала…

– Я похожа на китаянку?

– Немного. В тебе есть экзотика, у тебя красивая кожа и изумительные глаза.

Паскаль рассмеялась, убежденная в том, что Аврора шутит, но та покачала головой.

– И то, что ты этого не осознаешь, придает тебе еще большее очарование!

Она хотела убрать со стола, но Паскаль сказала, что сделает все сама.

Пока Аврора собиралась, Паскаль мыла посуду. Этот выходной был для нее настоящей наградой, и она хотела насладиться каждым его мгновением. Подойдя к окну, она увидела Люсьена Лестрейда, который подрезал куст гибискуса. Его присутствие, конечно, немного нарушит ее прогулку по парку, но не настолько, чтобы принимать это близко к сердцу, тем более что ей нужно было узнать от него кое-что, не связанное с садоводством.

Она надела куртку и вышла в парк. В тележке садовника громоздилась куча обрезанных веток. Лестрейд, насвистывая, продолжал работать.

– Вы не слишком много срезаете?

– У таких кустарников делается короткая подрезка. Это для того, чтобы пробудить спящие почки, – объяснил он.

– А как быть с розами?

– О, это несложно, потому что розы – колючий кустарник, и даже если ошибешься, они все равно восстановятся. Но если хочешь, чтобы куст цвел красиво, тогда нужно кое-что уметь!

Он остановился и посмотрел на нее. Возможно, его удивили ее расспросы, потому что до этого она держалась с ним очень отстраненно.

– Ваша мать умела заботиться о растениях, – сказал он. – Вы врач, у вас много другой работы, а она всегда была здесь…

– Это вы ее научили, Люсьен?

– Кое-что она интуитивно знала сама. Если не знала, то спрашивала. Меня удивляли ее старомодные идеи о разнообразии сорта и цвета. Она добивалась причудливых сочетаний. Я не сразу понял, что у нее был замысел общего ансамбля. Иногда она называла мне цветы на языке своей страны.

– И вы помните какие-то из названий?

– Не все! Ну вот, например… Орхидея будет «лан», плакучая ива «дуонг ле», вишневый цветок будет…

Он немного помедлил, пытаясь вспомнить, и Паскаль сказала за него:

– «Ань дао».

– Да, правильно!

Он несколько раз прилежно повторил эти слова, чтобы получше запомнить. Ее бабушку звали Ань Дао, и эта женщина отдала своего ребенка капитану Монтагу. Ей стало грустно, и она отошла на несколько шагов в сторону. Когда же она сможет увидеться с сестрой? Она направила запрос, в котором изложила степень своего родства с Юлией, которая не могла выразить свою волю. Теперь где-то какие-то люди принимали решение за нее.

Лоран помог ей в достижении цели, но ему это не нравилось. Он сомневался в том, что это свидание пойдет ей на пользу. На кого похожа Юлия? Может ли она вообще разговаривать? Чем можно ей помочь?

– Я решу это потом, – сказала себе Паскаль, стиснув зубы, – а пока мне нужно узнать…

– Вы что-то сказали? – спросил у нее Лестрейд. Она заставила себя улыбнуться.

– Приятно видеть вас веселой! А то можно подумать, что Пейроль всех женщин делает грустными.

Теперь для нее было очевидно, что печаль преследовала ее мать все эти годы. И это несмотря на то, что у нее был чудный мальчуган Адриан, которому она могла подарить всю свою любовь, потом родилась Паскаль, совершенно нормальная девочка. Камилла не могла забыть Юлию, воспоминания о ней мучили ее и в конце концов сгубили.

Паскаль огляделась вокруг и вдруг увидела этот парк глазами Камиллы. Тюрьма и рай одновременно. Она вздрогнула и быстро зашагала к своей машине, стоявшей на аллее. Нужно поехать в Альби за покупками, нужно думать о предстоящем вечере с Лораном, нужно прогнать этот кошмар. Однажды, и это произойдет скоро, она увидится с Юлией, сможет прикоснуться к прошлому своей матери, понять ее муку.

Анри солгал, он никуда не торопился и, чтобы избавиться от расспросов Паскаль, изобразил себя очень занятым. На самом же деле он работал все меньше и меньше, оставив себе лишь тех привилегированных пациентов, с которыми давно имел дело, у которых были редкие нетипичные случаи, вызывавшие в нем интерес специалиста. Но в основном он все больше и больше перекладывал работу на плечи Адриана. После него дела клиники должны идти так же хорошо. Он возвел это в принцип, потому что, кроме клиники, ему нечего было оставить своим детям.

Чтобы избавиться от чувства вины, Анри тратил огромные суммы на пожертвования. Такая щедрость иногда успокаивала его, иногда лишний раз напоминала о его ошибках. Сегодня же ему пришла в голову мысль о том, что он ограбил собственных детей.

Паскаль была слишком хорошо воспитана, чтобы расспрашивать его о состоянии финансовых дел, поэтому она купила Пейроль и никогда не упрекала его в скупости или несправедливости.

По привычке он взглянул на свадебную фотографию своей дочери, стоявшую на углу стола. Паскаль и Самюэль на ней светились от счастья. За ними стоял Анри, держа Камиллу за руку. Сердце его сжалось от нежности.

Боже, как он любил эту женщину! Он был готов на все ради нее, действительно на все… Но он понял это, когда уже поздно было что-то изменить.

Он не хотел, чтобы его дочь все узнала, чтобы осуждала его. Он не выдержит этого. Лучше солгать и молчать. Даже Юлия Ньян ничего не знала, да и как она, бедняжка, могла знать? Поэтому, если предположить, что сводные сестры встретятся, в этом не будет для него ничего плохого. Он мог только догадываться, как жилось Юлии в больнице.

Почему догадываться… Он сам был врачом и хорошо знал, что это за место, предпочитая вообще о нем не думать.

Оставляя Юлию в больнице для детей с болезнью Дауна, Камилла лишалась всех материнских прав и не знала, где именно будет находиться ее ребенок. Поэтому им ничего не оставалось, как делать бессмысленные пожертвования ассоциациям, занимавшимся сиротами, детьми с болезнью Дауна, и прочим организациям, которые так или иначе могли иметь дело с Юлией.

Камилла постоянно твердила: «Я бросила своего ребенка». Она не понимала, как же получилось, что она повторила то, что произошло с ней самой. В такие минуты Анри, чтобы унять ее боль, напоминал, что Абель Монтаг повел себя, как подобало отцу, он взял на себя ответственность, чтобы заботиться о ней, в отличие от Рауля Косте. Страдание сменялось гневом, и Камилла выплескивала всю свою ненависть на этого гнусного человека. Анри слушал ее с чувством горького удовлетворения. Он испытывал ревность к этому Косте, потому что он первым раздел Камиллу, прикасался к ней, наслаждался ее телом. Этот тип, по ее воспоминаниям, не был ни умным, ни добрым, он даже не был соблазнительным, но благодаря ему она смогла уйти от Монтагов. Ужасная история бедной девушки!

Анри закрыл лицо руками и расплакался.

– Ну как, правда неплохо?

Довольная собой, Марианна прошлась, не пользуясь тростью, и вернулась к Самюэлю.

– Если хирург скажет, что с моей ногой все нормально, я смогу выйти на работу, правда?

– Пусть он сам решает, – сказал Самюэль. – Но, как мне кажется, тебе нужно выздоравливать в течение еще одного месяца.

Сделав гримасу, она поставила трость к стене и села на канапе рядом с Самюэлем. В течение двух месяцев вынужденного бездействия у нее было много времени на размышления. Сначала он окружил ее вниманием, заботливо ухаживал, несмотря на то что они расстались, но она хорошо понимала, что он чувствовал себя виноватым и обязанным делать все это. Она была умна и следила за тем, чтобы ничего лишнего не требовать от него и чтобы каждый его визит в палату был для него удовольствием, а не нудной обязанностью.

Она не строила иллюзий, однако сумела воспользоваться ситуацией. Он продолжал навещать ее после ее возвращения домой, заезжал несколько раз в неделю, всегда привозил цветы или маленький подарок. Он рассказывал ей о том, что нового произошло в Пюрпане, описывал всякие смешные происшествия. Ей было приятно думать, что, несмотря ни на что, он все-таки привязан к ней.

– Если хочешь, пообедаем вместе, – предложил он. – Уже поздно, и я умираю от голода, я дома не успел поесть.

Он сделал все, чтобы она не расценила его приглашение как ухаживание, и это ее позабавило.

– Хорошая мысль! Я весь день просидела дома, мне хотелось бы выйти.

Марианна никогда не жаловалась, изображала из себя смелую и отважную девушку, но, когда он уходил, она плакала. Ей было тяжело играть в эту игру, но она старалась изо всех сил. Она взяла трость и посмотрела на себя в зеркало. Округлость ее фигуры исчезла, она похудела по меньшей мере на пять килограммов, но так и не обрела того силуэта, о котором мечтала, – изящного силуэта Паскаль.

– Тебе нужно немного поправиться, – сказал Самюэль, помогая ей надеть пальто. – У тебя запали щеки, это некрасиво.

От обиды она ничего не ответила. Похудение стоило ей больших усилий, а в итоге услышала критические замечания. Что ж, тем лучше, тогда сегодня она наестся до отвала – он любил женщин, которые умели наслаждаться – и больше не будет соблюдать диету. Она изменит тактику самой важной в своей жизни борьбы и не позволит себя обескуражить.

– Куда ты хочешь поехать? – спросил он с обезоруживающей улыбкой.

– В ресторан «Фазуль», у них прекрасное рагу!

Это был элегантный ресторан с отменной кухней, но больше всего влекла ее туда интимность освещения, создававшего романтическую атмосферу. Она была уверена, что Самюэль по-прежнему неравнодушен к ней. Как и многие другие мужчины, он был вовсе не так уверен в себе, как пытался продемонстрировать, и чувствительность была его слабым местом.

Сидя в роскошном ресторане, наслаждаясь блюдом, приготовленным по старинному рецепту, Марианна решила, что этот вечер со свечами вполне подходит для того, чтобы сделать попытку восстановить их отношения.

В камине библиотеки пылал огонь. Сидя лицом друг к другу в вольтеровских креслах, Паскаль и Лоран вели неспешный разговор.

– Вам следует хорошо подготовиться к этой встрече, потому что это будет нелегкое испытание для вас.

Проявляя искреннюю и нежную заботу, он осмелился поделиться с Паскаль своими опасениями по поводу ее встречи с Юлией.

– Отец тоже отговаривает меня, мотивируя заботой обо мне.

– Все зависит от того, чего вы ждете от этой встречи, на что подсознательно надеетесь.

– Нет, я не…

– Конечно, вы надеетесь.

Паскаль не стала возражать: Лоран был прав. Представляя Юлию в своем воображении, она не могла не понимать, что ее сестра, скорее всего, находится у конца своего жизненного пути.

– Я стараюсь не строить иллюзий, – ответила Паскаль.

– Но вам не терпится увидеть ее, не так ли?

– Да, очень! Но, зная, что не в силах изменить хода вещей, что вряд ли могу оказаться полезной этой женщине, я хочу увидеть ее.

– Вас ждет разочарование, Паскаль. От этой встречи вы испытаете только страдание от бессилия что-либо изменить, как вы сами это сказали…

Огонь в камине угасал, и Лоран встал, чтобы добавить поленьев. Паскаль налила чай в их чашки. Ей было легко разговаривать с Лораном, словно они давно знали друг друга.

– Да, я бессильна что-либо изменить, но я не могу избавиться от чувства вины.

– В чем вы чувствуете себя виноватой?

– В том, что меня любили, оберегали, баловали. Почему меня, а не ее?

– Потому что, насколько я понял, ваша мать не имела возможности тогда заботиться о ней. Отдав этого ребенка на попечение, она смогла заново устроить свою жизнь, благодаря чему вы появились на свет… Я не стал бы мучиться по этому поводу!

Он улыбнулся ей с такой нежностью, что ее дыхание участилось. Пока что она не уступала влечению, которое он пробуждал в ней; возможно, наступил момент, когда нужно было покончить с этой игрой во флирт? Она молча продолжала смотреть ему в глаза, и, как всегда, он уступил первым.

– У вашей матери было трудное детство, – произнес он, чтобы не потерять самообладания.

– Да, ее корни остались в другой стране. Не знаю, как сложилась бы ее жизнь во Вьетнаме, но…

– Ее бы ждали лишь позор и нищета… Во Вьетнаме у незаконнорожденного ребенка от французского офицера не было никаких шансов… Ни у нее, ни у ее матери. Отец поступил правильно, забрав ее с собой.

– Но и в семье Монтагов ее не приняли.

– Монтагов? – спросил он заинтересованно.

– Капитан Абель Монтаг – мой дедушка. Он официально признал мою мать.

– Я откуда-то знаю это имя.

Он немного подумал и в сомнениях пожал плечами.

– Не помню. Ясно одно, что у этого капитана Монтага было развито чувство долга. Где он служил?

– По-моему, в артиллерии. Моя мать не любила рассказывать о своей семье, разве что для него она делала некоторое исключение. Она говорила, что он был в числе военных колонизаторов, которые в отдалении от своих семей заводили себе любовниц из местного населения. Она не осуждала его, потому что он был одним из немногих людей, которых она могла любить. В определенном смысле это был выдающийся человек, он получил все возможные награды за военные походы. К несчастью, он подхватил там дизентерию, малярию и другие болячки, от которых рано умер. Уходя от Монтагов, которые с ней ужасно обращались, она взяла с собой на память лишь маленькую коробочку, в которой лежал отцовский орден Почетного легиона.

Паскаль остановилась, удивленная тем, что, оказывается, так много знает.

– Это нормально, что вас беспокоит эта история, – сказал Лоран, улыбаясь. – Всегда хочется узнать больше о своем происхождении. К сожалению, мы не догадываемся расспросить об этом у членов своей семьи, пока есть такая возможность.

– Да, это правда. Я, например, ничего не знаю о своей бабушке Ань Дао. Лишь несколько месяцев назад я познакомилась со своим дядей, месье Монтагом. Возможно, мне не следовало этого делать – вытаскивать на свет семейные тайны? Меня это мало интересовало, пока я не приехала в Пейроль. Мне казалось, что семейство Фонтанелей – просто династия хороших врачей без каких-либо неприятных тайн, но, как ни странно, моя мать сама оставила здесь знак для меня.

Он сел на край кресла, их колени соприкоснулись.

– Вы верите в то, что существует некая сфера семейного бессознательного? – спросила она медленно.

– То есть?

– Это когда нравственное наследие наших предков, их чувства, их неизжитые горести переходят к нам…

– Нет! – воскликнул он, смеясь. – Трансгенерация, психогенеалогия и вся эта дребедень?.. Вовсе нет. Меня не убеждают все эти теории, мне кажется, что это всего лишь модное веяние. Да, согласен, существуют наследственные заболевания, но я скептически отношусь ко всем этим интерпретациям и экстраполяциям…

Он нежно положил руку на руку Паскаль.

– В чем у меня нет ни малейших сомнений, так это в том, что я люблю вас.

Уютная атмосфера библиотеки и поздний час помогли ему сделать это признание, хотя из чувства непреодолимой робости он проговорил эти слова слишком быстро.

– Вы очень привлекательный мужчина, Лоран, – взволнованно произнесла Паскаль.

Свободной рукой он нежно коснулся ее затылка и затем несмело притянул к себе. Их поцелуй был долгим и в какой-то мере изучающим друг друга, и ничто, кроме потрескивающих в камине поленьев, не нарушало окружающей их тишины. Отпрянув, Паскаль прислонилась лбом к плечу Лорана, пытаясь отдышаться. Он воспользовался этим, сильнее прижал ее к себе и расстегнул заколку, стягивавшую ее волосы.

– Мне всегда безумно хотелось прикоснуться к ним, – прошептал он.

Он провел рукой по ее волосам, слегка задев грудь, Паскаль, взволнованная этим прикосновением, резко встала.

– Идемте, – решительно сказала она.

Свернувшись калачиком под одеялом, Паскаль наблюдала за тем, как Лоран натягивает на себя пуловер. Будильник показывал половину шестого утра.

– Можно я сегодня заеду за тобой? – спросил Лоран. – Так жаль, что мне надо ехать, но…

– Не извиняйся, все нормально, мне тоже сегодня на работу к восьми.

– Я не извиняюсь, мне жаль по чисто эгоистическим соображениям.

Он встал на колени рядом с постелью и обхватил лицо Паскаль руками.

– Я хотел не только заняться с тобой любовью, но и чтобы мы уснули в объятиях друг друга. Поспи часок – все же лучше, чем совсем не спать…

Он поцеловал ее в уголок губ, поднялся и вышел. Паскаль слушала, как удаляются его шаги, затем услышала скрип входной двери и шум мотора. Аврора еще не вернулась, видимо, предпочла переночевать у Жоржа, чтобы отправиться на работу прямо от него. А может быть, не хотела атаковать подругу расспросами прямо в постели. Жаль, ее юмор был бы сейчас кстати.

Паскаль откинула одеяло и отправилась в душ. Ей уже не заснуть, да и не хотелось, к тому же надо убрать посуду перед отъездом на работу. Она привыкла к круглосуточным дежурствам, и для нее не составляло проблемы активно продолжить день после бессонной ночи.

Паскаль надела пуловер вишневого цвета, велюровые джинсы, мокасины и спустилась в библиотеку, где на столике рядом с креслами стоял поднос с чаем. В камине еще тлело несколько углей. В размышлениях она оглядывала комнату, которую так обожала. Правильно ли она поступила, пойдя на поводу своего желания?

Она прошла в кухню, поставила посуду в мойку и приготовила себе кофе. Последние несколько часов оставили в ее душе двойственное чувство: ей было хорошо, и в то же время она была разочарована. Лоран был деликатным, умелым и в чем-то сентиментальным, и ей было очень приятно заниматься с ним любовью. Вместе с тем он был излишне серьезен и старателен. Ему бы немного безумства, бесшабашности, что ли?.. Он словно переворачивал для себя новую страницу захватывающей истории, а она находилась пока что на стадии лишь физического влечения.

Хотелось ли ей близости именно с этим мужчиной? Была ли она готова к отношениям, за которыми следует создание семьи? Паскаль не хватало той искры страсти, которая зажглась в ней с самого начала ее отношений с Самюэлем.

В ее первую ночь, проведенную в объятиях Самюэля, она почувствовала, будто с ее глаз спала пелена, она осознала, что любит его по-настоящему и не хочет с ним расставаться. Этим утром она ничего подобного не испытывала.

С Лораном у нее возник момент взаимного притяжения, но где же восторг, радостный смех, чувство необыкновенной легкости?.. Думая о предстоящем свидании с ним, она должна была бы напевать. Она должна была огорчиться оттого, что он уехал так рано, что они не смогли позавтракать вместе. И почему ей в голову приходят мысли о Самюэле, почему она все время сравнивает его с другими мужчинами? Кстати, что с ним, почему он так давно ей не звонил?

Вздохнув, она налила себе еще чашку кофе. Лоран, конечно, хороший человек, он умеет внимательно слушать, во многом помог ей, в нем есть шарм, он остроумен, он смог заставить ее почувствовать себя на седьмом небе… Чего же ей еще не хватает? В конце концов, ей так сильно хотелось иметь детей, и разве Лоран не был бы идеальным отцом для них? Она попыталась представить себе, что Лоран переезжает жить в Пейроль, или же она переезжает в Тулузу…

– Нет, я останусь в своем доме, – пробормотала она. – А он занимает высокий пост, и его в любое время могут перевести в другое место!

На самом деле она ни в чем не была уверена, но это было первым поводом для сомнений.

– Не лги сама себе, из этого ничего не выйдет…

А может быть, она была неспособна полюбить другого мужчину, может, ее слишком угнетало прошлое их семьи? Закрыв глаза, она увидела перед собой Лорана, выходящего из ванной с обернутым вокруг бедер полотенцем. Он был очень хорош в утреннем свете: гладкая кожа, светлый взгляд голубых глаз, прекрасная улыбка… На его теле не было ни грамма лишнего жира, а Самюэль был очень массивным, у Лорана щеки были гладкие, как у ребенка, а Самюэлю приходилось бриться дважды в день, у Лорана была аккуратная короткая стрижка, а Самюэль не часто заглядывал к парикмахеру.

– Ну что ж, значит, он никого мне не напоминает!

Она вытерла стол и вышла из кухни. Сейчас она оденется, пораньше приедет на работу, где ей все нравится, и выпьет кофе с медсестрами. А потом у нее не будет времени на то, чтобы думать о Лоране, пока он сам ей не позвонит. Услышав его голос, она лучше поймет, что чувствует по отношению к нему.

Этим утром Лоран одним из первых пилотов аэроклуба оформил документы на полет. Заполнив последний бюллетень у входа на взлетно-посадочную полосу, он связался со смотровой вышкой.

– «Альфа Фокс» ждет разрешения на вылет, квадрат 04.

– «Альфа Фокс» вылет разрешен, ветер десять узлов, – услышал он в наушниках.

Самолет Лорана разогнался на полосе и через четыреста метров взмыл в воздух.

Первый раз в жизни Лоран прогулял работу и даже не потрудился найти для этого подходящий предлог, чтобы сообщить своему секретарю.

Возвращаясь из Пейроля, он благоразумно заехал домой переодеться, поскольку пуловер был неподходящей одеждой для работы. Стоя под душем, он все время насвистывал, а когда завязывал галстук, запел во весь голос. Через пятнадцать минут он без угрызений совести снял деловой костюм, надел джинсы, футболку и куртку, поддавшись неодолимому желанию оторваться от земли. Он настолько витал в облаках, что в любом случае не смог бы работать. Ему нужно было немного прийти в себя.

С вышки ему сообщили последние инструкции и пожелали успешного полета. Да, его полет сегодня, как никогда, будет успешным! Он совершил вираж, затем поднялся под самые облака.

Он держал Паскаль в своих объятиях, он занимался с ней любовью! Он полюбил ее с того самого дня, как она впервые вошла в его кабинет. Десятки, сотни раз он пытался встретиться с ней в коридорах больницы, он вел себя как мальчишка. Во время их встреч он пытался быть ей полезным, чем-либо помочь ей. На все жалобы Надин Клеман он отвечал, что Паскаль Фонтанель прекрасный специалист.

Да, она была отличным врачом, женщиной с сильным характером, красавицей с экзотической внешностью, на редкость соблазнительной и… что еще? В общем, она принадлежала к тому типу жгучих брюнеток, перед которыми он всегда робел. Но чем ближе он узнавал Паскаль, тем больше он понимал, насколько она была тонкой и хрупкой, что делало ее более доступной и еще более очаровательной. Как же Самюэль смог так сглупить и позволить ей уйти? Да, он согласился на развод и теперь кусал себе локти.

Лоран отгонял всякую мысль о Самюэле, понимая, что когда-нибудь ему все равно придется к ней вернуться. Но этим утром он купался в волнах счастья и не хотел отвлекаться от этого упоительного занятия.

Он заставил себя взглянуть на приборы и проверить работу всех устройств. Полет на самолете был не таким захватывающим, как на вертолете, однако здесь он был один и мог кричать от распиравшей его радости, мог совершить любую фигуру по своему усмотрению. Когда он сидел рядом с Самюэлем в вертолете, сделать это было намного труднее! Но сможет ли он оставаться стажером Самюэля, если тот плохо воспримет новые обстоятельства? Что будет с их дружбой, когда Лоран признается в том, что он любовник Паскаль? Судя по всему, война будет неизбежной.

Любовник Паскаль!.. Он ласкал ее, ощущал необыкновенно нежную кожу, он сжимал в руках пряди ее густых волос, гладил ее узкие бедра… Эта женщина была чувственной, нервной, гибкой, нетерпеливой и ловкой как… Боже правый! Он никогда не испытывал ничего подобного.

Однако он не был настолько слеп, чтобы не заметить одну существенную деталь: Паскаль не любила его. Ему удалось вызвать в ней интерес к себе, затем желание. Он нравился ей – по крайней мере в этом он не сомневался, – но он не вызывал в ней любовь. Пока не вызывал…

Оглядевшись, Лоран бросил свой «Робен» в пике, затем выровнял полет и снова набрал высоту. Что ему следовало сделать, чтобы заслужить любовь такой женщины, как Паскаль? Он был готов на все, абсолютно на все! Еще раз убедившись, что поблизости никого нет, он сделал в воздухе «бочку», да так удачно, что закричал от радости. Глядя на горизонт, он удовлетворенно вздохнул, машинально окинув взглядом приборную панель. Все отлично!.. Он всегда боролся за то, чтобы все было отлично, чтобы получить то, чего желал. Паскаль ему была нужна превыше всего. Он поклялся, что добьется своего, несмотря ни на что.

Успокоившись, он развернул самолет и взял курс на аэроклуб.

 

Глава 10

Самюэль пребывал в сомнениях, не зная, как ему поступить. Конечно, деньги не смогут утешить Марианну или примирить с неизбежным и окончательным разрывом их отношений, но он просто обязан был ей помочь. Ее зарплата и без того была мизерной, а из-за дорожного происшествия она и вовсе осталась на мели. Входя в ее крошечную квартиру, он всякий раз ощущал на себе бремя вины. В течение долгих недель Марианна была прикована к постели, передвигалась на костылях, и единственным ее развлечением был проигрыватель DVD. Конечно, ее навещала мать, возможно, друзья, но с самого Рождества, выписавшись из клиники, она не покидала пределов квартиры. Поскольку она изрядно похудела, ей придется сменить гардероб, и она, возможно, мечтает о вещах, которые никогда не могла бы себе позволить. Он не мог полюбить ее, но, может, мог бы утешить ее материально. Но как преподнести ей эти деньги? Чека она, конечно, не примет.

Этим утром он долго совещался со своим банкиром, чтобы найти подходящее решение. В конце концов он пришел к мысли снять деньги со счета и передать их Марианне из рук в руки. Возможно, стоило бы поговорить об этом с ее родителями? Нет, она может подумать, что ею манипулируют. Ему следует поговорить непосредственно с ней.

У самого Самюэля не было никаких денежных проблем, он был наследником значительного состояния семьи Хофманнов и сумел разумно поместить капитал, получая с него прибыль. Он любил повторять, что если бы не стал врачом, то был бы деловым человеком. К счастью, работа анестезиолога увлекала его больше, нежели биржевые сделки. К тому же он чувствовал себя не вправе рисковать деньгами, которые зарабатывали другие люди, да и зарплата обеспечивала ему безбедное существование.

Визит к Марианне не радовал его, но ему хотелось как можно скорее покончить с этим щепетильным вопросом. Идею его разрешения подсказала пачка накопившихся у Марианны счетов, и даже если она пошлет его к черту, необходимость оплатить их вынудит ее согласиться принять деньги.

Время, которое Самюэль уделял Марианне, ему следовало проводить в аэроклубе, пришлось даже передать нескольких своих стажеров другому инструктору. Он с тоской посмотрел на небо – до самого горизонта сплошная лазурь без малейшего облачка. Похоже, наступала весна, да и прогноз обещал прекрасную погоду на всю неделю. Он многое бы сейчас отдал, чтобы оказаться в вертолете, чтобы рядом сидела Паскаль и он мог слышать в наушниках ее радостный смех.

Но Паскаль не звонила ему, не рассказывала новостей, и он больше не мог встретиться с ней в Пюрпане. Лоран говорил, что она очень довольна новым местом работы и, главное, тем, что избавлена от необходимости встречаться с Надин Клеман.

Подъезжая к дому Марианны, Самюэль не сразу смог найти место для парковки. Жизнь в большом городе была полна своих трудностей, но, сравнивая Тулузу с Парижем, он ни разу не пожалел о своем выборе.

Выйдя из машины, Самюэль сразу заметил силуэт прихрамывающей Марианны. Одной рукой она опиралась на трость, в другой несла пакет с продуктами из супермаркета. У Самюэля перехватило горло от сострадания и нежности к молодой женщине, в белокурых кудрях которой играло яркое весеннее солнце. Марианна медленно шла неуверенной походкой, внимательно глядя под ноги. Она заметила Самюэля, лишь когда поравнялась с ним, и печальное выражение ее лица вмиг сменилось радостной улыбкой.

Адриан играл сам с собой в шахматы, которые подарила ему Паскаль на Рождество. Он сделал ход конем, и ладья отступила. Он прекрасно играл в шахматы, и за последние годы не имел ни одного поражения. Оценивая ситуацию, возникшую на доске, он зажег сигарету и глубоко затянулся. Отцу не удалось убедить его бросить курить, сигареты помогали ему и сосредоточиться, и расслабиться.

Сегодня он поздно вышел из клиники, его любимый бакалейный магазин был уже закрыт, а холодильник дома – почти пуст. Большой объем работы, вечная нехватка времени, холостяцкий быт навевали на него тоску. Когда же он наконец упорядочит свою жизнь? Паскаль, худо-бедно, все-таки сумела устроиться в Пейроле, этом огромном доме, полном призраков. Конечно, призраки эти не носили белых одеяний и не потрясали цепями, они состояли из горестных воспоминаний, от которых всегда хотелось поскорее избавиться.

Адриану вспомнилось время, когда они покидали Пейроль. Ему пришлась по душе перемена места жительства, он был рад тому, что будет учиться на медицинском факультете в Париже, поэтому уезжал он без сожаления. В течение многих дней по просьбе Камиллы он перетаскивал на чердак разный хлам – мебель и другие вещи, которые ей не хотелось ни продавать, ни увозить с собой в Сен-Жермен. После этого она закрыла чердак на замок и указала в контракте на аренду, что последний этаж дома должен быть недоступен для съемщиков. Думала ли она тогда, что ее дочь через двадцать лет найдет в ящике трюмо старое свидетельство о рождении ее первого ребенка? Конечно, нет. В таком случае, почему она сохранила его? Может быть, потому, что не находила в себе сил уничтожить его? Потому что это был единственный документ, свидетельствующий о существовании Юлии?

Анри почти ничего не утаил от сына, поведав ему этот эпизод из жизни Камиллы. Адриан знал историю ее юности, знал о существовании больного ребенка. Он называл эту женщину мамой и очень любил ее. О своей настоящей матери, красавице по имени Александра, он не знал ничего. У него сохранилось лишь несколько фотографий, торжественно врученных отцом в день, когда ему исполнилось десять лет.

Нежная, тихая, мягкая Камилла прекрасно к нему относилась, окружив его заботой и любовью. Он был для нее самым красивым, самым умным мальчиком в мире, все, что он делал, заслуживало восхищения. Когда он уже начинал чувствовать себя пресыщенным этой любовью, к счастью, родилась Паскаль и Камилла наконец предоставила ему большую свободу. В целом все складывалось наилучшим образом.

Вспоминая детство, Адриан чувствовал, как ему сейчас не хватает настоящей искренней любви. Он видел, как страстно его отец был влюблен в Камиллу, как посчастливилось ему самому быть любимым ребенком, а в своей взрослой жизни ему почему-то не удавалось обрести счастье. Ни в веселые студенческие годы, ни после. В свои сорок он предчувствовал, что поиск этого самого счастья вряд ли завершится для него успешно.

Каждый его роман разворачивался примерно одинаково: ему хотелось, чтобы его считали самым красивым, самым умным, чтобы им восхищались и ему аплодировали. Он слишком многого требовал от женщин, которые могли бы полюбить его, и быстро расставался с ними, убеждаясь, что не является для них объектом преклонения.

Но, где бы он ни находился, он стремился играть роль души общества. Перед отцом и сестрой он представал беззаботным, веселым, счастливым сорвиголовой, в то время как душа его была полна уныния и тоски.

Стоя у пустого холодильника, он вздохнул. Что ж, придется ограничиться пирожками и льежским соусом – и пакеты с тестом, и соус у него всегда были в запасе. Он мог бы позвонить отцу и пригласить его пообедать вместе в кафе, но ему этим вечером никуда не хотелось выходить, как, впрочем, не хотелось видеть и отца, к которому у него назревала масса всевозможных не слишком корректных вопросов.

Из-за Паскаль, которая без конца ворошила их семейное прошлое, он начинал думать о вещах, которые прежде его не волновали. Например, как и почему Камилла появилась сразу после смерти его матери? Ведь она поселилась в Пейроле еще до того, как они поженились, рискуя шокировать соседей… Может быть, так произошло потому, что она еще не развелась с Косте? Без сомнения, все было именно так, но когда и где его только что овдовевший отец мог ее встретить? Она бросила своего ребенка, Анри Фонтанель предложил ей взамен своего малыша, и она сразу же заняла место умершей. Люди вокруг делились разными соображениями на этот счет, и он, несмотря на свой юный возраст, не мог не заметить этого.

Зачем Анри распустил слух о том, что Юлия умерла? Чтобы спасти Камиллу от расспросов? Наконец, ему казался странным полный разрыв с семьей Монтагов и отказ Камиллы от своей части наследства только из желания не встречаться с людьми, среди которых она выросла.

Паскаль пыталась разобраться во всех этих странностях и недомолвках и даже бросила какие-то обвинения отцу, и Адриан, поначалу не поддержав ее, теперь приходил к мнению, что она была права. Если имеется абсцесс, то его следует вскрыть. После этого всем станет легче, в том числе и ему.

Он откусил пирожок, обжегся и чертыхнулся, да, собственно, и есть ему больше не хотелось.

– Я даже не знаю, как мы справлялись без вас! – буквально нараспев произнес доктор Лебель.

Коренастый, приземистый, облысевший и веселый, он радостно продолжал:

– Вы для нас настоящий дар небес, моя дорогая Паскаль! Благодаря вам я теперь смогу хотя бы играть в гольф…

Этот неутомимый трудяга, конечно, шутил, он никогда не позволял себе отлынивать от работы, и Паскаль, бросив на него понимающий взгляд, протянула ему историю болезни.

– У меня проблемы с одним пациентом, я хотела бы узнать ваше мнение.

Не останавливаясь, на ходу, он посмотрел результаты обследований и прочитал сделанное ею заключение, затем что-то пробормотал и покачал головой.

– Я скажу вам свое мнение при одном условии: мы с вами перейдем на ты. Что вы об этом думаете?

Кивнув, она с готовностью приняла его предложение.

– Я согласен с твоей диагностикой, – сказал он, возвращая историю болезни, – его нужно госпитализировать. Выпьем кофе?

Продолжая разговаривать, они подошли к автомату, и Лебель принялся нашаривать в карманах.

– Ты не жалеешь, что ушла из Пюрпана?

– О, ни в коем случае! – воскликнула она, беззаботно смеясь. – Особенно не жалею о профессоре Клеман, которая была ко мне столь же доброжелательна, как скорпион к своей жертве, хотя она, конечно, очень компетентный специалист.

– Я учился у нее в интернатуре, тогда она еще не была большим начальником и только собиралась сделать карьеру, но все знали, что она своего добьется. Ее амбиции соответствовали ее способностям, и она по праву получила должность профессора. Но что касается людей, которым приходится с ней работать… Ты перевелась к нам из-за ее скверного характера?

– Нет, на самом деле не из-за этого. Причина была более личной, я живу рядом с Альби…

– У кого это скверный характер? – услышали они позади мужской голос.

– Выпьешь с нами кофе, Жак? – предложил Лебель. – Мы говорили о Надин Клеман.

Жак Медерик, заведующий отделением, подмигнул Паскаль.

– Я уверен, что с нами вам будет намного лучше, доктор Фонтанель… И наш друг Лебель теперь спокоен! Нам очень нужен был опытный практик, это правда…

Жак Медерик говорил медленно, со свойственной ему манерой оставлять фразу незаконченной. Этот человек любил размышлять, не имел карьерных амбиций и все свое время посвящал больным. Он приезжал на работу рано, уезжал поздно, терпеливо выслушивал каждого, будь то его сотрудник или пациент. Единственное, чего он боялся, так это выхода на пенсию, постоянно откладывая его до следующего года.

– О, Надин… – вздохнул он, отпивая кофе. – Представьте себе, мы с ней учились на одном факультете. Да, давненько это было… Она никогда не улыбалась, не пользовалась вниманием однокурсников, и только когда публиковали результаты экзаменов, о ней узнавали все. В ней царил дух соперничества, ее работоспособность не имела себе равных, да и сейчас тоже… Я охотно читаю ее статьи, в них всегда есть что-нибудь примечательное. Эта малышка Монтаг сделала отличную карьеру…

Замерев на месте, Паскаль переспросила, убежденная в том, что ослышалась:

– Монтаг?

– Да, Надин Монтаг, когда она вышла замуж, то стала Надин Клеман. Я, кстати, был на их свадьбе. Боже мой, как давно это было! Ну что ж, я вас покидаю, пора идти работать… Спасибо за кофе.

Он зашагал своей размеренной походкой, которая придавала ему вид человека, пребывающего в постоянном размышлении. Паскаль, шокированная тем, что услышала, проводила его взглядом.

– Что с тобой? – с беспокойством спросил Лебель.

– Ничего, – пробормотала Паскаль. – Просто совпадение… Девичья фамилия моей матери тоже была Монтаг.

Лебель рассмеялся и ласково потрепал Паскаль по плечу.

– Не переживай, ты не можешь принадлежать к той же семье, что и Надин, это просто невозможно!

Эта мысль позабавила его, но Паскаль не смогла даже улыбнуться ему в ответ.

Сидя рядом у барной стойки, Лоран и Самюэль даже не знали, о чем им говорить. Их близкая дружба сменилась некоторой отстраненностью, и Самюэль понимал, что виноват в этом он. Каждый раз, встречая Лорана в аэроклубе, он не мог удержаться от того, чтобы не задать ему парочку личных вопросов. Лоран явно раздражался и отвечал неохотно, что еще больше выводило Самюэля из себя.

Бармен поставил перед ними кофе и ушел, не дожидаясь обычных шуточных вопросов. Самюэль догадался, что постные физиономии двух записных весельчаков клуба были для него непривычны.

– Будет лучше, если мы не будем больше об этом говорить, – предложил Лоран.

– Почему?

– Потому что ты бесишься и без конца спрашиваешь одно и то же: как у меня с ней обстоят дела, что у нее нового… Ну сколько можно… Я не твой соперник, я твой преемник.

Лоран твердо смотрел в глаза Самюэлю, который пробормотал:

– Вокруг полно женщин, и стоит тебе захотеть, они все будут твоими. Мог бы выбрать и какую-нибудь другую женщину.

– Ты предпочел бы, чтобы она оставалась одна?

Самюэль пожал плечами, понимая, что Лоран прав. Паскаль была в расцвете своей красоты, и ей не годилась судьба одинокой женщины. Ей скоро будет тридцать три, и, наверное, ей еще сильнее хочется иметь ребенка. Но представить себе Паскаль в постели с Лораном, замужем за Лораном, в его доме… Нет, она не уедет из Пейроля, она столько сил отдала, чтобы получить его! А что, если она действительно полюбила Лорана?

– В любом случае ты не должен беспокоиться. Паскаль для меня не просто любовное увлечение.

– А ты для нее кто? – резко спросил Самюэль.

– Пока не знаю, – признался он. – Не думаю, что успел занять прочное место в ее сердце, но уверен, что она хочет создать семью.

– С тобой?

– Полагаю, я не самая плохая кандидатура, – ответил Лоран со слабой улыбкой.

Конечно, его смущал этот разговор. Если он и чувствовал себя счастливым любовником, то насчет будущего у него не было никакой уверенности, и Самюэль мог это почувствовать.

– Самюэль, переверни эту страницу своей жизни, оставь Паскаль в покое и забудь ее.

– Ни за что! А если я посоветую тебе сделать то же самое?

– По какому праву?

Да, он не имел на это никакого права, и от бессилия ему захотелось ударить Лорана. Сделав глубокий вдох, он попытался сохранить самообладание.

– Вы в разводе, Самюэль, ваша история закончилась. Ты мой друг, ты также пытаешься быть ее другом… Разве ты не хочешь, чтобы она была счастлива?

– Я не хочу, чтобы вы все это проворачивали прямо у меня под носом, я не хочу, чтобы это был именно ты! Да, я говорю как эгоист, я рассуждаю как ребенок, но это так.

Самюэль произносил эти слова с такой враждебностью, что Лоран непроизвольно вскочил с места. Они молча смотрели друг на друга. Впервые за все время их знакомства Самюэль увидел, что Лоран может быть опасным врагом.

– Возьми себе другого инструктора, я не могу летать с тобой сегодня, – сказал Самюэль, бросая деньги на стойку.

Через пятнадцать минут к нему придет стажер, к счастью, молодая женщина, которая не создает ему никаких проблем. Не оборачиваясь, он вышел из бара и направился к ангарам. Вид техники всегда приводил его в хорошее настроение. Да, пора ему прекратить сходить с ума и позволить Паскаль жить так, как она сама того хочет, радоваться за нее и вести себя, как подобает настоящему другу.

«Я ничего этим не добьюсь, я последний дурак и выставил себя на посмешище».

Их ссора с Лораном, конечно, не трагедия, но если он постоянно будет пребывать в таком настроении, то в конце концов озлобится и станет брюзгой.

После занятий с ученицей у Самюэля был час свободного времени, и он снова отправился в бар, чтобы выпить кофе. В глубине души он надеялся застать там Лорана и хотел извиниться перед ним, но тот не стал искать себе нового инструктора и покинул клуб. Самюэль заказал себе кофе и взгромоздился на табурет у стойки, но бармен игриво шепнул ему:

– Не садись здесь, там за столом тебя ожидает дама… Самюэль обернулся и увидел Марианну, которая смотрела в окно на взлетно-посадочную полосу, на ее белокурых кудрях красовалась кепка. Самюэль взял чашку и подошел к ней.

– Привет, Марианна! Ты решила нанести нам визит? Он сел напротив и заставил себя улыбнуться.

– Я хотела увидеться с тобой, – начала она серьезным тоном. – Я первый раз в жизни была за рулем, и твой клуб оказался как раз по дороге.

– За рулем машины?

– Да, я купила маленький японский автомобиль с автоматическим управлением.

– А-а…

– На твои деньги. Для моей ноги автоматическая коробка передач – это то, что нужно.

– Ты правильно сделала. И это не мои деньги, Марианна.

– Нет. Без тебя я бы не смогла позволить себе такую роскошь. Я также арендовала место для парковки рядом с домом, оплатила все счета, купила себе новую одежду, и у меня еще остались деньги на счете. Я должна поблагодарить тебя за это, Самюэль.

Она отчетливо произносила каждое слово, будто проговаривала заученный урок.

– Ты мне ничего не должна, тем более благодарностей, – сказал он убежденно. – Я уже говорил тебе, что сделал наименьшее из того, что должен был сделать.

Он с трудом убедил ее принять чек, она, поджав губы, со слезами на глазах, в конце концов согласилась, и с тех пор они не виделись.

– У тебя забавная кепка, – сказал он, чтобы нарушить затянувшуюся паузу.

Марианна избегала смотреть ему в глаза и, казалось, была поглощена созерцанием того, как поднимается в воздух вертолет.

– Мне было бы страшно, – пробормотала она.

Он никогда не брал ее с собой, желая сохранить территорию аэроклуба вне пределов ее интереса. Марианна, бесспорно, обижалась, хотя и старалась не показать виду.

– Можно посмотреть на них поближе?

– Конечно! Если хочешь, я узнаю, есть ли свободный вертолет, и мы с тобой слетаем куда-нибудь, тебе должно понравиться.

– Нет, Самюэль, спасибо. Хоть я и уверена в тебе, но все эти трюки в воздухе мне не подходят. Я не любительница острых ощущений…

Неужели он так плохо ее знал? Когда они встречались, он почти не интересовался ею, всегда искал предлог, чтобы уйти, не огорчив ее.

Он повел ее к двери, выходившей прямо к взлетно-посадочной полосе, и, взяв за руку, принялся объяснять ей организацию вылетов, всю важность ветра, температуры и давления при взлете.

– Смотри, приближается самолет, сейчас он совершит посадку…

Прислонив ладонь ко лбу, он смотрел на безупречную посадку «Сесны».

– Ты так здорово рассказываешь об этом… наверное, это и есть твоя настоящая страсть, – сказала она восхищенно.

Должно быть, она сожалела, что он никогда ничего подобного не испытывал по отношению к ней. Самюэлю стало неловко, и он решил, что наступил момент для решительного объяснения.

– Марианна, послушай… Я вел себя ужасно по отношению к тебе. Я понимаю это, и мне стыдно.

– Нет, Самюэль, ты тысячу раз пытался дать мне понять, что не любишь меня, а я не хотела тебя слышать. Я привязалась к тебе, ты уступил. Почему ты не порвал со мной раньше?

– Из трусости и эгоизма. Ты красивая, Марианна, и я воспользовался этим, а теперь не могу себе этого простить. Ты заслуживаешь другого отношения к себе.

Она ничего не ответила и зашагала к стоянке машин. В течение нескольких секунд он смотрел ей вслед, пытаясь убедиться, что она больше не хромает, затем, словно спохватившись, догнал ее.

– Ты уходишь?

– Да, я приходила затем, чтобы пообещать тебе, что больше не буду тебя беспокоить.

Гордым жестом она указала на маленький зеленый «ниссан».

– Смотри, какое чудо!

Помахивая ключами, она повернулась к нему и сказала:

– Эти деньги, которые ты мне оставил… Это было наихудшее из того, что ты мог сделать для меня, Самюэль.

– Почему? Я просто хотел, чтобы у тебя не было материальных затруднений. Ведь из-за меня ты попала в больницу!

– Это был несчастный случай, и мы оба хорошо это знаем. Могло случиться и так, что мы бы погибли под тем грузовиком.

– Ты была моей пассажиркой, и я был за рулем.

– К счастью для нас обоих!

Она пыталась пошутить, но ей было невесело.

– Марианна, я не хотел оскорбить тебя, дав тебе денег. В моих намерениях не было и тени недоброжелательности.

– Я поняла, что твой чек был платой за все. Предлагая его мне, ты дал понять, что между нами все кончено. Я бы охотно разорвала его, но разве это что-нибудь изменило бы? Ты купил себе спокойствие и вместо долгих разговоров, таким образом, поставил точку в наших отношениях.

– Ты не права, – возразил он глухим голосом.

Но он не был уверен в этом. Он хотел ей помочь, но наряду с этим он хотел избавиться от чувства вины.

– Ты говоришь, что в этих деньгах нет ничего оскорбительного. Если бы вдруг Паскаль нуждалась в деньгах, ты бы постарался обойтись с ней как можно деликатнее и преподнес бы их ей в виде подарка, потому что иначе она бы швырнула тебе их в лицо. Ты считаешься с ней и уважаешь ее. Потому что ты ее любишь… Мне кажется, что ты любил ее всю жизнь и в твоем сердце нет места для кого-то другого. Тебе следует вторично предложить ей выйти за тебя замуж, Самюэль, я это говорю серьезно.

Сделав над собой усилие, она отвернулась, открыла дверцу и села в машину. Перед тем как уехать, она опустила боковое стекло.

– Я выхожу из игры, Самюэль, это должно тебя обрадовать. Удачи тебе.

Он чувствовал себя слегка обиженным, глядя вслед удаляющемуся «ниссану», но в глубине души все же был рад окончательному разрешению их отношений. Все попытки Марианны заполучить его вызывали в нем чувство замешательства и протеста. Он не хотел делать того, что могло быть ею неправильно истолковано. Теперь Марианна окончательно ушла из его жизни, предоставив ему полную свободу.

Он медленно направился к зданию клуба, размышляя над последними фразами, которые они сказали друг другу.

– Это личная карта из ее досье, – удрученно сказал Лоран.

Паскаль задрожала от гнева, ей хотелось кричать, но она, сжав зубы, смотрела на это бесспорное доказательство того, что Надин Клеман была дочерью капитана Абеля Монтага.

– У моей матери и Надин Клеман был один отец, – прошептала она, задыхаясь. – Они были сводными сестрами, значит, Надин моя тетка. Мы с ней одной крови, одного происхождения? Это настоящий абсурд!

Бенжамен Монтаг так и сказал ей, когда она встретилась с ним.

– Какая ужасная семья! Да, моя мать была права, это чудовища, а не люди…

Она принялась ходить из стороны в сторону, размахивая карточкой, которую по-прежнему сжимала в руке. Через минуту Лоран прошептал:

– Ты так хороша в своем гневе, ты похожа на черную пантеру…

Паскаль остановилась, устремив на него взгляд, но не видя его перед собой.

– Ты можешь себе такое представить? Она работала вместе со мной, говорила со мной, прекрасно зная, кто я такая!

– Ты уверена в этом?

– Да! Фонтанелей здесь знают все, кроме того, я очень похожа на свою мать. Из-за этого она бесилась от ярости… именно это объясняет ее антипатию по отношению ко мне. Ну и гадюка! Боже мой, Лоран, как я благодарна тебе за то, что ты помог мне перейти в Альби! Работать вместе с Жаком Медериком – сущее благословение. Знаешь, Лоран, мне кажется, что это никогда не кончится и дальше я буду узнавать еще более ужасные вещи. Когда я приехала жить в Пейроль, я понятия не имела, с каким кошмаром мне придется столкнуться, я…

– Предполагая такое, ты бы осталась жить в Париже? Паскаль задумалась на минуту перед тем, как ответить.

– Нет, я бы переехала сюда несмотря ни на что. Я здесь родилась, у меня есть право здесь жить. Но я повсюду обнаруживаю не свои корни, а какие-то дьявольские хитросплетения! Я думала, что хорошо знаю своих родителей, но случайно узнаю о существовании другого ребенка… от меня все скрывали… везде сплошные недомолвки и ложь!

Немного успокоившись, она села рядом с Лораном, который ласково улыбнулся ей. С приходом весны зимний сад снова стал любимой комнатой Паскаль. Аврора купила на распродаже подержанных вещей красные и желтые подушки, на которых было уютно сидеть в плетеных креслах. За окружавшими их стеклами буйствовали яркими красками распускающиеся нарциссы и тюльпаны.

– Тебе, должно быть, скучно слушать без конца мои навязчивые идеи, – вздохнула она.

– Вовсе нет. Это редкий случай, и он меня очень заинтересовал. Кроме того, поскольку все это касается тебя…

Он взял ее за руку, погладил ее кончиками пальцев до самого локтя, и она вздрогнула.

– Когда сидишь в такой комнате, – сказал он низким от возбуждения голосом, – кажется, что находишься в парке, и я с радостью займусь с тобой любовью прямо среди природы…

Она позволила ему поцеловать себя, но, когда его руки скользнули под ее пуловер, резко остановила его.

– Нет, Лоран, не сейчас.

Не выказывая недовольства, он сел рядом с ней.

– Мне жаль… Я не могу думать ни о чем другом, кроме как о своей матери, о Надин, а также о Юлии.

– Ты увидишься с ней в субботу?

– Да, и мне заранее страшно.

Паскаль наконец получила положительный ответ от административного совета учреждения, в котором находилась Юлия. Несмотря на то, что Паскаль отчаянно хотелось увидеть свою сводную сестру, приближение дня этой встречи приводило ее в состояние паники. Это свидание могло оказаться выше ее сил.

– Хочешь, я поеду туда вместе с тобой?

Паскаль отрицательно замотала головой. Она не знала, в каком состоянии она выйдет оттуда, и ей не хотелось плакаться Лорану в жилетку. Он был очень мил с ней, чересчур мил. Его слишком сильно волновало все, что касалось ее. Иногда ей казалось, что она влюблена в него, особенно когда они были в постели. Их физическое влечение друг к другу было просто исключительным. В другое время ей казалось совсем обратное, и от этого почему-то становилось неловко. Конечно, она ценила его замечательное качество внимательно выслушивать все, что она говорила, но в этом мужчине ей чего-то недоставало… она даже сама не могла бы сказать, чего именно.

– Я позвоню тебе и расскажу, как все было, обещаю.

– Давай вместе пообедаем. Я заказал столик в «Л'еспри дю вен», это один из лучших ресторанов в Альби.

Улыбаясь, она согласилась, хотя эта идея вовсе не обрадовала ее. Может, мысли о предстоящей встрече с Юлией мешали ей наслаждаться радостными мгновениями жизни? Лоран был любителем больших ресторанов, и когда Паскаль уволилась из Пюрпана, он появлялся вместе с ней в своих самых любимых местах.

– Этот ресторан находится сразу за собором, в старинной части Бербийского дворца, там столовая со сводчатым потолком… Ты голодна?

– Вообще-то нет, – призналась она.

– Ладно, но аппетит приходит во время еды, и ты забудешь о неприятных вещах.

Лоран, конечно, хотел развлечь ее, и у нее не было причин портить ему вечер, хотя такая настойчивость немного раздражала.

– Пойду переоденусь, – решила она, – я скоро вернусь. Налей себе чего-нибудь выпить, если хочешь.

Ей хотелось остаться одной хотя бы на пять минут, чтобы привести свои мысли в порядок. Она даже не знала, что ее сейчас больше беспокоит – перспектива скорой встречи с Юлией или же предчувствие того, что Лоран скоро заведет с ней разговор о будущем? Оставаясь ночевать в Пейроле, он всегда перед сном клялся ей в любви. Ей вообще не хотелось слушать такие признания, она была пока что к ним не готова, или же ей не хотелось слышать их именно от него? Во всяком случае в процессе этих признаний она отодвигалась на край постели, вместо того чтобы оставаться в его объятиях.

Нервничая, Паскаль зашла в ванную и закрылась. Стоя перед зеркалом, она критически осмотрела себя. Скоро ей исполнится тридцать три года, возле глаз уже появились морщинки. Она машинально припудрилась, нанесла румяна, тронула тушью ресницы.

«Ты делаешь все, чтобы нравиться ему, старушка…»

Да, нравиться ему, соблазнять его, видеть, как в нем загорается огонь желания, разделять это желание вместе с ним, но не связывать с ним всю свою жизнь!

«Не жди, пока тебе исполнится сорок. Он наверняка предложит тебе выйти за него замуж, чего доброго, еще преподнесет в качестве сюрприза обручальное кольцо… И что ты ему скажешь? Что тебе требуется время на размышления?»

Она нанесла по капле духов за каждое ухо, обвиняя себя в непоследовательности. А может, ей хочется видеть Лорана в роли эпизодического любовника, с которым можно хорошо проводить время, и ничего больше?

«Это идеальный мужчина, почему ты не хочешь выйти за него замуж?»

Положив руку на дверную ручку, она замерла на месте, пораженная осознанием странного открытия… Причина ее нежелания связывать судьбу с Лораном, источник ее сомнений имеет вполне определенное имя – Самюэль. Если она выйдет замуж за Лорана, то навсегда потеряет Самюэля, утратит их нежную дружбу, а она пока не готова к этому.

Она повернулась к зеркалу и взглянула на свое отражение. Неужели это все из-за Самюэля? Нет, это невозможно, это ей просто показалось. В эти нелегкие для нее дни Самюэль был ее опорой, он всегда был рядом, но теперь ей нужно преодолеть эту зависимость, иначе она все испортит.

Паскаль решительным жестом открыла дверь и поспешила к Лорану.

 

Глава 11

В субботу выдалась отличная солнечная погода с теплым южным ветерком. Самюэль вел машину в направлении Кастра и время от времени поглядывал на Паскаль, обеспокоенный ее напряженным молчанием.

– Скоро приедем, – попытался он вызвать ее на разговор. Вчера, сразу после звонка Паскаль, он достал дорожную карту и наметил маршрут, чтобы не петлять десять раз по одной и той же дороге. Больница находилась где-то за чертой города, на берегу реки Агру.

– Все будет хорошо, – мягко добавил он, коснувшись руки Паскаль.

Вряд ли, конечно, но зачем заранее терзать себя? По телефону ее голос звучал так тревожно и растерянно, что он сам предложил поехать вместе с ней, не дожидаясь, пока она его об этом попросит. Он не стал спрашивать, почему Лоран не стал ее ангелом-хранителем в этом мероприятии. Немного подумав, Самюэль решил, что в любом случае с ним ей будет лучше, а также сделал вывод, что, как ни хорошо ей было с Лораном, даже если допустить, что она по уши в него влюблена, – они еще не настолько знают друг друга, чтобы она могла довериться ему в столь щепетильных семейных делах.

Самюэль подъехал ко входу медицинского учреждения, в котором содержалась Юлия. Перед зданием был ухоженный парк, имелась также небольшая стоянка для машин посетителей, которая была абсолютно пуста.

– Я подожду тебя здесь, – сказал Самюэль. – Можешь оставаться там, сколько захочешь…

Паскаль кивнула с вымученной улыбкой на губах. На ней была черная футболка, джинсовая куртка и брюки, волосы она собрала в хвост. Самюэль молча восхищался ею, поскольку место и время для комплиментов были неподходящими.

– Не бойся, хорошая моя.

Он обнял ее и прижал к себе, затем открыл дверь.

Она вышла из машины прямо перед большим зданием цвета охры с белыми наличниками, окруженным цветником. Подняв голову, она насчитала пятнадцать окон, не сомневаясь, что это палаты пациентов.

Стеклянная дверь открылась, и на пороге показалась невысокая полная женщина. Улыбаясь, она протянула Паскаль руку.

– Вы доктор Фонтанель? Меня зовут Виолетта Карруа, я ответственный администратор. Это вы со мной говорили по телефону…

– Да. Очень рада с вами познакомиться.

– Давайте пройдем ко мне в кабинет.

Она проводила Паскаль через современный светлый холл, мало чем отличающийся от обычных больниц. Линолеум на полу, и достаточно просторно, чтобы пронести носилки или вывезти больного в инвалидном кресле.

– Наше учреждение было построено после войны, но потом его несколько раз перестраивали, в целом у нас хорошие условия. Входите, пожалуйста.

Они вошли в большой кабинет и сели напротив друг друга за стол из светлого дерева, на котором стоял букет цветов.

– Доктор Фонтанель, у меня есть ваши рекомендации, они вызвали большой интерес среди нашего персонала.

Виолетта Карруа дружески улыбнулась ей, но Паскаль чувствовала себя очень скованно и ничего не ответила.

– Ваш запрос был большим сюрпризом для нас, – продолжала Виолетта. – Приятным сюрпризом! Юлия содержится здесь более десяти лет, и я никогда бы не подумала, что члены ее семьи однажды станут ее разыскивать…

– Я узнала о ее существовании только этой зимой.

– Да, я так и поняла. Ваш поступок заслуживает похвалы… Поскольку вы сами врач, вы понимаете, что люди с синдромом Дауна отличаются особой впечатлительностью и ранимостью. Посещения, знаки внимания, маленькие подарки приносят им огромную радость. Мы стремимся окружить вниманием и любовью всех наших пациентов, но к Юлии наш персонал относится с особенной деликатностью, несмотря на то, что ее коммуникативные способности весьма… ограничены. Она похожа на стареющего ребенка, у нее проблемы с координацией, которые с возрастом только усугубляются.

Виолетта немного помолчала, и Паскаль спросила:

– Какой у нее коэффициент интеллекта?

– Тридцать.

У большинства пациентов с синдромом Дауна коэффициент интеллекта равняется приблизительно пятидесяти единицам. Коэффициент интеллекта у нормального человека составляет от восьмидесяти пяти до ста двадцати единиц. Виолетта, должно быть, заметила состояние Паскаль и заговорила снова:

– Юлия последовательно содержалась в специальных учреждениях, поскольку ей необходимо было помочь выработать необходимые повседневные навыки. В принципе, она должна была прожить не более двадцати лет, но природа распорядилась по-другому. Сейчас состояние ее здоровья стабильное, вы, конечно, можете просмотреть ее медицинскую карточку… У вас есть ко мне вопросы?

Паскаль молчала, пытаясь подавить в себе желание сбежать отсюда, она даже сжала руками подлокотники кресла, чтобы не вскочить.

– Нет, пока нет вопросов, – выдохнула она. – Я думаю, что мне следует увидеть Юлию.

– Вы не хотите сначала поговорить с психиатром, у которого она наблюдается?

– Нет…

– Что ж, тогда пойдемте, – сказала Виолетта Карруа, поднимаясь.

Они еще раз пересекли холл. Паскаль казалось, что ее ноги налились свинцом. Она пыталась подготовить себя к худшему. В эту минуту ей так не хватало плеча Самюэля. Ни отца, ни брата, а одного только Самюэля, который дожидался ее в машине у входа.

Виолетта остановилась рядом с игровой комнатой, дверь в которую была открыта. Большое свободное пространство, широкие окна, телевизор, мягкие кресла, обитые тканями веселых расцветок, несколько пластиковых столиков и стульев, на застланном ковром полу – игрушки. У телевизора спиной к Паскаль сидели две женщины. Поскольку одна из них была в белой блузе, Паскаль взглянула на другую.

– В это время, – объяснила Виолетта, – все идут в столовую на полдник, но мы накормили Юлию заранее. Идемте…

Паскаль сделала глубокий вдох. Она поклялась себе, что не будет искать сходства и не станет думать о своей матери. Медсестра поднялась и выключила телевизор.

– Вот женщина, которую мы ждем, Юлия!

Паскаль, словно падая в пропасть, прошла расстояние, разделявшее ее и Юлию, взяла стул и села напротив нее.

– Здравствуй, Юлия, – ласково произнесла она.

Она увидела именно то, что и предполагала. Ее опытный взгляд отметил все детали клинической картины. Плоские, псевдоазиатские черты лица, свидетельствовавшие о хромосомной аномалии, усиливались вьетнамским происхождением Юлии. Маленький высоко посаженный нос, ни одной морщинки, широкие губы и большой живот. Черные волосы из практических соображений коротко острижены.

– Меня зовут Паскаль.

Взгляд темных глаз Юлии был мягким, словно бархатным. Паскаль решила смотреть только в эти глаза и не обращать внимания на все остальное.

– Я рада познакомиться с тобой, Юлия.

Раздался неясный звук, однако через пару секунд Юлия смогла произнести:

– Па…каль.

– Паскаль, да. А тебя зовут Юлия.

– Юлия Нянь.

Все чувства, которые Паскаль пыталась отринуть от себя, нахлынули с новой силой.

– Юлия Ньян, ты права. Юлия без забот. Ты моя сестра. Мы с тобой будем дружить. Хочешь?

Она не замечала, как из ее глаз катились слезы, в то время как на лице Юлии расцветала блаженная улыбка.

Самюэль знал, что Паскаль надолго не задержится. Юлия, скорее всего, через несколько минут потеряет к ней интерес. Они не смогут обменяться воспоминаниями, рассказать друг другу о своей жизни, не смогут разделить чувств друг друга. Будет ли Паскаль регулярно навещать Юлию? Захочет ли, чтобы Юлия полюбила ее? Зная Паскаль, он был убежден, что она будет заботиться о своей сводной сестре и, конечно, захочет компенсировать ей недостаток любви.

Самюэль хорошо помнил Камиллу. Она была очаровательной тещей, никогда не болтала лишнего, была очень нежна, хотя все сильнее страдала от нервного истощения. Видя, как она заботится о своих детях, никто бы не подумал, что она была способна бросить своего ребенка, к тому же больного. Анри защищал жену от всех невзгод, он видел, что она эмоционально неустойчива, поэтому всеми силами старался сохранить в секрете ее прошлое. Оно, должно быть, тяжелым бременем лежало на душе бедной Камиллы.

Фонтанели хорошо относились к Самюэлю, несмотря на его развод с Паскаль, они не вычеркнули его из своей жизни, возможно, потому, что у него не было родителей и не было своей семьи. А может быть, потому, что Анри и Адриан надеялись, что он снова станет мужем Паскаль. Марианна с горечью сказала ему как-то, что он так и не отпустил от себя свое прошлое.

Самюэль вышел из машины, прошелся по парку, затем вернулся и сел на капот, наблюдая за пациентами на прогулке. Те из них, кто мог двигаться, с помощью медсестер играли в мяч, остальных вывозили в креслах. Зрелище, прямо сказать, не из легких. В каком состоянии будет Паскаль, когда выйдет оттуда?

Наконец он увидел ее на пороге больницы. Она шла, низко опустив голову и держа руки в карманах. Ее волосы были распущены по плечам. Она шла к нему, не глядя по сторонам.

– Мы можем ехать, – сказала она бесцветным голосом. Самюэль протянул руку, и она, рыдая, прижалась к нему.

– Я здесь, Паскаль, любимая, успокойся…

Не выпуская ее из объятий, он повел ее к безлюдной аллее.

– У тебя есть бумажные салфетки? – спросил он. Она вынула одну, вытерла нос, затем вынула следующую, чтобы стереть слезы со щек.

– Дай мне, у тебя тушь потекла.

Пока он приводил ее в порядок, она снова завязала волосы в хвост.

– Она… Юлия хотела потрогать мои волосы, – объяснила она.

У Паскаль был такой растерянный вид, что Самюэль не знал, что и сказать.

– Как она?

– Нетрудно догадаться.

– Вы смогли… поговорить?

– Да. Несколько слов. Она почти не разговаривает, но хорошо понимает. Я думаю, что смогу подружиться с ней, если мои посещения будут не слишком ее волновать. Люди, которые ухаживают за ней, на вид очень добрые и компетентные. Никакой трагедии нет…

Где-то рядом раздались крики, похожие на скандал школьников. Самюэль обнял Паскаль и снова прижал ее к себе.

– Делай как знаешь, но подожди, пока не пройдет состояние шока.

Он почувствовал, как она немного расслабилась и стала спокойнее дышать. Прислонившись головой к его шее, она прошептала:

– Боже мой, как же это все было тяжело! Я едва смогла покинуть кабинет директора. Мне хотелось, чтобы ты был там и толкнул меня в спину.

Она подавила в себе нервный смешок, по-прежнему прижимаясь к нему, а ему хотелось никогда не разжимать своих объятий. Он гладил ее волосы, стараясь успокоить, и ловил себя на мысли о том, что мечтал обнимать ее таким образом не одну бессонную ночь. Он вдыхал запах ее духов, даже чувствовал биение ее сердца. Он был взволнован гораздо больше, чем ему того хотелось, и его рука стала нежно поглаживать ее шею.

– Самюэль!

Она подняла голову, чтобы посмотреть на него, но не стала сопротивляться. Несколько секунд она разглядывала его, нахмурив брови, затем лицо ее посветлело.

– Самюэль, как ты можешь…

На этот раз она укоризненно рассмеялась, и он почувствовал, что выглядит нелепо.

– Прости меня, – сказал он, отпуская ее. – Мне очень стыдно, но ты всегда производишь на меня такое действие!

Вопреки всем его ожиданиям, она встала на носки и легонько поцеловала его в губы.

– Ты отвезешь меня домой? – спросила она и, взяв его за руку, повела к стоянке.

Аврора закончила работу и переодевалась в раздевалке персонала. Она с беспокойством думала о том, что Паскаль не откажется от своих намерений. Встреча с Юлией сильно потрясла ее. Они в воскресенье устроили в Пейроле девичник, отклонив предложения Жоржа и Лорана. Паскаль нужно было выговориться, и Аврора терпеливо слушала ее. Они вышли в парк, где пропалывали клумбы, грелись на солнышке и в который раз обсуждали историю Юлии.

Часы в коридоре показывали семь вечера. В это время Надин Клеман обычно уходила из больницы. Если бы она догадалась, что ее ожидает, то получше бы обращалась со своими сотрудниками! Аврора надела пальто и вышла. Ее дружба с Паскаль, без сомнения, раздражала Надин, которая всячески стремилась усложнить ее работу в Пюрпане. Если так пойдет и дальше, то она тоже уволится. Мысль о том, что она будет работать вместе с Паскаль, была ей приятна, к тому же ближе к Пейролю, но… дальше от Жоржа. А он уже не раз поднимал вопрос о разделяющем их расстоянии и предлагал жить вместе.

Что же делать? Аврора любила его, тем не менее ей не хотелось менять свою жизнь. Почему она должна была уходить из этого чудного дома в Пейроле, где ей было так хорошо? Веселая дружба с Паскаль, смех, разговоры, горящий камин зимой и ничегонеделание на лужайке летом, щебетание птиц по утрам, – неужели ей придется отказаться от всего этого? Нет, она останется свободной, независимой и сама будет решать, как ей провести предстоящий день или вечер, она будет встречаться с мужчиной, которого любит, и не погрязнет в серых бытовых проблемах. Но насколько долго Жорж сможет терпеть ее своеволие?

Погруженная в свои мысли, она подошла к лифту и слишком поздно заметила Надин Клеман, которая, теряя терпение, беспрестанно нажимала кнопку вызова.

– Он что, сломался, что ли? – сердито спросила она Аврору.

В этот момент лифт наконец пришел, и Надин, зайдя в него, окликнула:

– Вы едете, милая моя?

Она так называла всех медсестер. Аврора нехотя зашла следом, ей вовсе не хотелось быть свидетельницей того, что должно было произойти. Когда лифт опустился на первый этаж и двери раскрылись, Аврора взглядом поискала Паскаль и увидела ее, нервно расхаживающую по вестибюлю.

– Ой, я кое-что забыла наверху, – пробормотала Аврора и снова зашла в лифт.

Надин закатила глаза кверху и вышла из лифта, не взглянув на Аврору. В это время в вестибюле было людно: кто-то возвращался домой после дневной смены, другие же врачи, наоборот, приходили на ночные дежурства. Надин торопилась домой, чтобы немного передохнуть. С возрастом ей все труднее было выдерживать этот адский темп работы, который она навязывала и другим. Конечно, ей пора было уже выходить на пенсию, но она и думать об этом не хотела.

– Мадам Клеман!

Перед ней стояла Паскаль Фонтанель, преграждая ей путь.

– Мне нужно с вами поговорить…

Надин смерила Паскаль взглядом с ног до головы. Она была удивлена и раздосадована. Что этой заразе могло понадобиться в Пюрпане? Может, она пришла за своей подругой Авророй? А, нет, она пришла к Вийневу! Слух о том, что малышка Фонтанель стала любовницей Лорана Вийнева, разошелся по всей больнице, да и в городе об этом судачили.

– О чем мне с вами говорить? Я спешу!

– Это важно, но мы не можем говорить прямо здесь.

– Куда же вы предлагаете пойти, доктор Фонтанель? – вскинулась Надин.

– Давайте выйдем и найдем место, где нам не помешают.

Паскаль произнесла это ледяным тоном, в котором явственно слышалась агрессия, что нисколько не испугало Надин, а лишь заинтриговало. В ее больнице никто не смел так нападать на нее.

– Ну, пойдемте, при условии, что это ненадолго! – согласилась она, широким шагом направляясь к выходу.

Совершенно не к месту перед ней возник образ отца, который учил ее: «Не ходи, как гусар». Она подавила улыбку, думая о том, какая все это ерунда по сравнению с ее успехами.

– Здесь подойдет, – сказала Паскаль позади нее. – Укромное место понадобится вам, а не мне.

Надин остановилась и обернулась. В ней уже закипала ярость, но что-то в позе Паскаль остановило ее, и она смирила свой гнев. Они стояли за одним из административных корпусов, вдали от пешеходной зоны.

– Мне нужно рассказать вам кое-что, Надин. Это история, конца которой вы пока не знаете. Я называю вас по имени, поскольку мы с вами близкие родственники…

Надин застыла в молчании. Кто ввел эту дурочку в курс дела?

– Вы, должно быть, знаете, что я встретилась с вашим братом, Бенжаменом… Вы знаете очень многое, чего не знаю я!

– Меня это не интересует, – твердо сказала Надин.

– Правда? Видите ли, Надин, я ваша племянница, ваш отец был моим дедушкой, и это дает мне право говорить с вами о нашей семье.

– У вас нет никакого права на это! И я уже достаточно слушала вас…

Надин шагнула в сторону, чтобы уйти, но Паскаль схватила ее за плечо.

– Вы выслушаете меня… давайте не будем устраивать скандал.

Решительный и спокойный тон молодой женщины встревожили Надин. Вздернув подбородок, она подумала, затем кивнула в знак согласия.

– Для меня это было настоящей головоломкой, – начала Паскаль, – которую мне пришлось решать одной, потому что никто не хотел мне рассказывать о семье Монтагов. Вы провели большую часть детства вместе с моей мамой, пока ее не отправили в пансион. Судя по тому, что случилось с ней потом, вы, должно быть, ненавидели ее очень сильно. Бенжамен удовлетворился тем, что не виделся с ней, ваш второй брат, думаю, тоже, но вы и ваша мать настолько ненавидели ее, что поступили с ней не по-человечески жестоко.

– Поступили жестоко? Подумайте только! Не говорите глупостей, с Камиллой никогда не…

– Никогда не обращались грубо, вы хотели сказать? Спасибо и на этом! На нее никто не обращал внимания, все делали вид, что ее и не существует.

– Ну что ж, – нервничая, прервала ее Надин, – все это было пятьдесят лет назад, и я об этом уже ничего не помню.

– Я хочу немного освежить вашу память. Моей матери разрешили идти на все четыре стороны, поскольку никому из Монтагов не было до нее дела. Предоставленная самой себе, одна, без гроша, она повстречала в Париже человека по имени Рауль Косте. Забеременев, она вышла за него замуж и родила девочку, больную синдромом Дауна. Косте воспользовался этим, чтобы бросить ее. У нее не было никаких источников к существованию, не было профессии, ваша мать не захотела отправить ее на учебу. И она вернулась к вам, конечно, с тяжелой душой, но у нее больше никого на свете не было, кроме вас. Она думала, что вы не настолько жестоки, чтобы еще раз выгнать ее, но вы так и поступили. Вы, ваши братья, ваша мать… Никто из вас не протянул ей руки. Ей нечем было кормить своего ребенка, ее отовсюду гнали.

Надин пожала плечами, с циничным равнодушием слушая эту историю бедной Золушки, повторяемую Паскаль. Решив закрыть ей рот, Надин возразила:

– А кто ей виноват? Камилла позволила первому встречному сделать ей ребенка, вы это сами сказали, и мы не обязаны были расплачиваться за ее похождения!

– О, конечно! Из-за вас, из-за вашего эгоизма, вашей враждебности она оказалась одна, безо всяких средств к существованию. В то время ей был двадцать один год, а вам около тридцати, Надин… вы уже были врачом, вы произносили клятву Гиппократа, но вы не проявили ни капли сострадания ни к своей погибающей сестре, ни к ее ребенку.

Надин хотелось заткнуть себе уши, она все бы отдала, чтобы остановить этот словесный поток. Она не хотела вспоминать ни о тех временах, ни об этой ужасной Камилле…

– Эта девочка с синдромом Дауна умерла в младенческом возрасте, – запротестовала она, – и, насколько я знаю, мы ее не убивали!

– Умерла? О, вовсе нет! Эта девочка выжила и живет до сих пор. Моя мать была вынуждена оставить ее в больнице, у нее не было другого выхода. Из-за вас, как всегда!

Надин вздрогнула, отпрянула на шаг и прислонилась спиной к стене. Ребенок Камиллы был жив? Она видела его всего лишь раз, когда Камилла явилась в семью Монтагов. Странный ребенок, которого никому из них не было жаль. Камилла просила о помощи, это правда, но все считали, что она получила то, что сама заслужила. Муж сбежал от нее, больная дочь на руках, – и она рассчитывала, что Монтаги будут расплачиваться за ее ошибки? Мать выгнала Камиллу с ее ребенком на улицу.

– Если вы хотите увидеть ее, Надин, то это недалеко – больница находится рядом с Кастром.

– С какой стати мне видеться с ней? – закричала она пронзительным голосом.

Паскаль, не отрываясь, смотрела на нее, и глаза у нее были точно как у Камиллы – та же форма, тот же цвет.

– Она обращалась не ко мне, мне не в чем упрекнуть себя, – сказала она тише.

– Возможно, но вы, должно быть, чувствуете и свою вину, потому что не осмелились открыть, кем приходитесь мне. Вы очень хорошо хранили этот секрет.

– Я не хотела, чтобы поползли слухи… чтобы по этому поводу возникали бессмысленные разговоры, как этот, что вы мне сегодня навязываете.

– Если до сих пор вам не хотелось стирать грязное белье, то теперь мы можем выстирать его вместе. Напоминаю, мы принадлежим к одной семье, хотите вы этого или нет!

Надин все еще пыталась возражать, но ей действительно сделалось не по себе. Эта грязная история возвращала ее в прошлое, о котором ей не хотелось вспоминать.

– Лишь в одном наши точки зрения совпадают, – безжалостно продолжала Паскаль. – Мой дедушка, знаменитый Абель Монтаг, офицер с большим чувством долга, не должен был привозить мою мать во Францию! Но он не предполагал, что даже самое жалкое существование во Вьетнаме не может сравниться с той ужасной жизнью, на которую вы обрекли ее здесь. Носить имя Монтаг, быть членом вашей семьи – это самое худшее, что могло с ней произойти. В конечном итоге вы уничтожили ее, и она умерла от нервного истощения. Вот то, что я хотела вам рассказать, радуйтесь, если можете… Всего хорошего, Надин.

Паскаль развернулась и решительной походкой удалилась от нее. Надо же, какая злость таилась в этой женщине! Эти обвинения, полные ненависти… Надин глубоко вздохнула. Ей сделалось трудно дышать. Она разомкнула пальцы, сжимающие ремень сумки. Ей не следовало стоять здесь одной, прислонившись к стене, ее могли заметить…

Как сомнамбула, Надин подошла к стоянке и села в машину, но не завела мотор, потрясенная сценой, которую только что пережила. В течение долгих лет она запрещала себе вспоминать о том, что было связано с Камиллой, особенно эпизод ее возвращения в Тулузу… и эта несчастная Паскаль заставила ее вспомнить все до мельчайших подробностей. Это случилось серым ноябрьским днем, разговор Камиллы с матерью продолжался всего несколько минут на пороге. Камиллу бездушно выставили на улицу, и Надин поддержала это. Да, она уже была тогда врачом. Почему она должна была защищать Камиллу, которую терпеть не могла? Эта девчонка украла у нее любовь отца, из-за нее ее мать стала сварливой и жестокой… Камилла была узурпатором…

У Надин началась икота. Несмотря на жесткий характер, постоянный контакт с пациентами все-таки немного смягчил его, она была уже не той, что тридцать лет назад. Если бы сейчас Камилла оказалась на пороге ее дома с больным ребенком на руках, она, конечно, излила бы на нее свой легендарный гнев, но не закрыла бы дверь перед ее носом. К несчастью, она ничего не могла изменить в этой истории. Она ведь на самом деле считала, что этот ребенок умер. Потом она узнала о браке Камиллы с альбийским врачом Анри Фонтанелем, и это изгнало из ее сердца угрызения совести. Окончательно они исчезли после того, как Камилла отказалась от наследства. Эта несчастная дурочка не захотела принять свою часть только из-за того, что не хотела больше встречаться с ней и ее братьями!

Надин становилось все хуже, и она порылась в сумке, нашаривая таблетку примперана. Боже мой, неужели с ней случится приступ прямо во дворе больницы? И почему она так терзается из-за этого? Ей больше не следует думать об этом. Никогда. Паскаль выплеснула весь свой яд и больше не вернется к этому разговору.

Протянув руку к ключу зажигания, Надин неожиданно вспомнила фразу «эта девочка выжила и живет до сих пор». Может, лучшим средством покончить с этой историей было поехать и увидеть все самой?

«Ты спятила, ей-богу! Что увидеть?»

Здесь ничего уже нельзя было сделать, ребенок родился с синдромом Дауна, так распорядилась судьба. Но ведь Абель оставил после себя приличное состояние, и семья Монтагов могла бы как-то помочь Камилле…

«Это ужасно…»

Надин уже не знала, что было хуже – этот разговор с Паскаль или терзавшие ее воспоминания и смутное чувство вины… Она нажала на газ, словно по пятам за ней гнался сам дьявол.

Самюэлю казалось, что эта неделя никогда не закончится, расписание операционного блока было настолько плотным, что он буквально валился с ног. При такой нехватке анестезиологов ему скоро придется работать по двадцать часов в сутки. Да уж, эта специальность нынче становится редкой, и все из-за этих чертовых судебных процессов в Штатах. Что бы там ни было, будущее не обещало ему легкой жизни. Хирурги высоко ценили его компетентность и спорили друг с другом за то, чтобы именно он участвовал в проведении их операций. Это, конечно, льстило ему, но его личная жизнь была под угрозой. А по большому счету, она попросту отсутствовала. И кажется, пришла пора решительно с этим бороться.

С прошлой субботы он постоянно думал о Паскаль. О том сильном желании, которое она в нем вызывала, о потребности защищать и утешать ее, о невыносимой боли, которую он испытывал, оставляя ее в Пейроле. После поездки в Кастр он завез ее домой и вернулся к себе, в свой пустой и постылый дом, где ему было нечего делать и некого любить.

Почти каждый вечер он куда-нибудь выходил. В прокуренных барах было полно красивых девушек, которые улыбались ему, но они его не занимали. Почему? Потому что он держал в своих объятиях Паскаль и чувствовал, как бьется ее сердце.

Она позвонила ему во вторник и рассказала срывающимся голосом о своей встрече с Надин Клеман, но позвонив ей через два дня, он услышал голос автоответчика. Нет никаких сомнений, что она продолжает укреплять свои отношения с Лораном.

К счастью, приближаются выходные, и он сможет отправиться в аэроклуб. Там после занятий со стажерами, может, и самому удастся немного полетать. Как и большинство других пилотов, он обо всем забывал, когда поднимался в небо.

Выходя из ангара, он лицом к лицу столкнулся с Лораном, который деланно непринужденным тоном воскликнул:

– А, как раз тебя-то я и искал! Послушай, Самюэль, я не могу учиться у Даниэля, как инструктор он абсолютный ноль, я бы хотел получить диплом у тебя.

– Даниэль вовсе не ноль.

– Но я хочу учиться у тебя, Самюэль. Пожалуйста. Разве мы с тобой в ссоре?

– Нет…

– Тогда что мешает? Я практически готов к сдаче экзамена.

– Ты даже можешь совершить авторотацию?

– Это, конечно, мое слабое место, но я все же рассчитываю на успех.

Когда Самюэль и Лоран три года назад познакомились в аэроклубе, они сразу понравились друг другу и стали настоящими друзьями. Ссориться в таком возрасте не имело смысла, тем более участвовать в петушиных боях.

– Хорошо, – уступил Самюэль, – посмотри на мое расписание и запишись на занятия. Но я тебя предупреждаю, что…

– Я не буду говорить с тобой об этом, только если ты сам меня попросишь.

Они поняли друг друга с полуслова, не упоминая даже имени Паскаль.

– Кстати, – просиял Лоран, – у тебя в два часа окно, и мы могли бы позаниматься, согласен?

Самюэль молча смотрел на Лорана, размышляя, мог бы он раз и навсегда покончить с ревностью.

– Тебе придется плохо, – наконец решительно произнес он, указывая на «Хьюз-300».

Паскаль резко нажала на тормоз, заметив Леони Бертен, стоявшую посреди дороги. Поравнявшись с ней, она остановилась и опустила боковое стекло.

– Я чуть вас не сбила…

– Мой котенок залез на дерево, смотрите, он там! Он не может слезть, боится, а я не могу бросить его здесь!

Паскаль взглянула вверх и увидела на высоте трех метров маленький рыжий комочек.

– Я пойду за лестницей, – сказала старушка.

– Мадам Бертен, вы что? Подождите немного, я поставлю машину.

Паскаль, паркуясь к обочине, думала о том, почему ни ей, ни Авроре не приходило в голову завести кошку или собаку.

– Давайте поторопимся, а то этот дурачок упадет! – попросила Леони.

– Не стойте на дороге, я сейчас полезу за ним. Как зовут этого беглеца?

– Карамель.

Паскаль взяла лестницу, приставила ее к стволу и стала медленно взбираться по ней, бормоча ласковые слова, чтобы успокоить котенка.

– Сиди смирно, маленький, а то ты свалишься, и я свалюсь вместе с тобой…

Забравшись наверх, она протянула руку, и перепутанный котенок вонзил ей в ладонь свои крохотные коготки.

– Браво, малыш! Ну-ка убери свои когти, я твоя спасительница… Ну вот, мы и спустились.

– О, спасибо вам, спасибо! – бормотала Леони, снова выйдя на середину дороги.

Взяв у Паскаль котенка, она сунула его в один из больших карманов своей блузы.

– Я очень люблю кошек, – сказала она, словно оправдываясь.

– Но это не причина, чтобы выскакивать на дорогу… знаете, многие ездят как сумасшедшие.

Леони хрипло засмеялась и пожала плечами.

– Вы же сами знаете, что здесь почти никто не ездит! Паскаль поставила лестницу на место и согласилась на предложение Леони выпить кофе.

– Сейчас, только возьму свою сумку.

Закрывая дверцу машины, она подумала, что хорошо было бы подарить Леони букетик гиацинтов, который она купила на рынке в Альби. Эти гиацинты принесут больше радости Леони, чем ей самой, поскольку пейрольский парк утопал в цветах самых разных оттенков; она купила этот букетик, повинуясь привычкам парижанки.

– Я ненадолго, в моем багажнике продукты, которые нужно положить в холодильник, – сказала Паскаль, входя в кухню. – Как обычно по субботам, я скупила весь рынок на площади Святой Сесилии.

Она протянула Леони гиацинты, и та, глядя на них с удивлением, спросила:

– Это для меня? Спасибо… Интересно, что ваша мать тоже часто останавливалась здесь, чтобы подарить мне букет! Она всегда привозила из Альби цветы, да вы, должно быть, и сами это помните?

В последней фразе, произнесенной нарочито медленно, слышался намек, и Паскаль удивленно взглянула на Леони.

– Моя мать обожала цветы.

– О да! Лестрейд рассказывал мне об этом, когда приходил подстригать мои изгороди. Он мне рассказывал обо всех чудесах пейрольского сада… И каждую субботу она, как и вы, ездила на рынок и покупала срезанные цветы, множество разных цветов…

Паскаль хорошо помнила это, в доме всегда стояли большие букеты, но она думала, что это цветы из парка. И впрямь, для чего разрушать красоту клумб? Паскаль вспомнила о плетеной корзине, которую часто видела в руках матери. Что в ней было – увядшие розы?

– Может, вы на что-то мне намекаете, мадам Бертен? – спросила она тихо.

Леони раздумывала, оценивающе глядя на нее.

– Нет, я больше ничего не знаю. Возможно, из-за того, что я была заинтригована всем этим, однажды задала вашей матери вопрос… Ее ответ был странным, загадочным… она сказала, что не хочет срезать цветы со своих клумб, потому что в них было какое-то послание.

– Послание?

– Да. Пейте кофе, доктор Фонтанель! В моем возрасте память уже не та, может, я что-то и напутала.

Но Паскаль была уверена, что у Леони с головой все в порядке. Выпив кофе, она поблагодарила мадам Бертен и погладила за ушками котенка, выбравшегося из кармана Леони на волю.

– Не выпускайте его больше на улицу, – сказала она, покидая дом мадам Бертен.

Что означала вся эта история с посланием? На что старушка хотела обратить ее внимание? Паскаль в замешательстве прошла к машине и через несколько минут въехала в открытые ворота Пейроля.

– Ты все купила за один раз! – восхитилась поджидавшая ее Аврора.

– Я заходила в гости к мадам Бертен.

– Давай-ка я сама перенесу продукты из багажника, а ты пойди взгляни на Лестрейда, он уже, по-моему, целый час инспектирует клумбы, которые мы с тобой пропололи!

Аврора рассмеялась, беря в руки две большие сумки.

– Быстро отправь его восвояси и приходи обедать, я приготовила пирог с маслинами. Думаю, мы можем расположиться прямо здесь, погода чудесная…

Паскаль рассеянно посмотрела на нее и отправилась на поиски Лестрейда. Она прошла через лужайку, остановилась и вернулась назад. Ее окружал просто фейерверк цветочных красок: лютики, крокусы, тюльпаны, колокольчики, фрезии, ирисы и анемоны, нарциссы, не говоря уже о розах…

– Красиво, правда? – сказал Люсьен, появляясь из-за деревьев.

В руках у него был большой пульверизатор.

– Ох уж эти мне паразиты! – вздохнул Лестрейд, ставя аппарат на землю. – Нужно внимательно следить, иначе…

– Эти цветы долго будут цвести? – резко спросила Паскаль.

– Когда эти увянут, распустятся лилии и гладиолусы, полиантесы и маргаритки, потом гвоздики, астры…

– Вы каждый год сажаете одно и то же?

– Да, и в одном и том же порядке. – Зачем?

– Потому что я пообещал.

– Кому?

– А как вы думаете?

Паскаль открыла было рот, но, передумав, не произнесла ни звука. Люсьен Лестрейд смотрел на нее с нескрываемым удовлетворением, словно учитель, гордый за свою ученицу. Она снова оглядела парк, и вдруг ей все стало так очевидно, оказалось настолько простым…

– Когда будете уходить, закройте ворота, хорошо?

Не обращая больше на него внимания, она побежала к дому. Поскольку она могла проверить свою догадку, ей не хотелось ждать ни минуты. Она бросилась в кухню, где Аврора заканчивала разбирать сумки с продуктами.

– Поехали со мной в Тулузу!

Аврора хотела что-то возразить, но Паскаль уже схватила свою сумку и ключи от машины.

Самюэлю пришлось применить все свои дипломатические способности, чтобы убедить Паскаль отказаться от аренды вертолета. Прокат стоил очень дорого, даже такой небольшой машины, как «Хьюз-300», а ему как инструктору позволялось брать любую свободную. Он наотрез отказался отпускать ее одну.

– Ты уже целый год не летала сама, да еще находишься в таком возбужденном состоянии, к тому же хочешь взять с собой Аврору! Я освобожусь в половине четвертого, а вы пока пойдите в бар, поешьте там и подождите меня…

Паскаль наконец смирилась, превозмогая охватившее ее нетерпение. Самюэль был прав, она давно не практиковалась, и, если возникнут какие-то затруднения, Аврора ничем не сможет ей помочь.

Пока они сидели в баре, жуя бутерброды и запивая их чаем, Аврора забросала Паскаль вопросами.

– Это, возможно, идиотская мысль, я не хочу ничего рассказывать, пока сама не увижу. В любом случае, обещаю тебе прекрасную прогулку, на небе ни облачка!

Когда Самюэль наконец вернулся, Паскаль уже сидела как на иголках, и они тут же отправились к вертолету. Самюэль помог Авроре сесть в заднее кресло, пристегнул ее ремнями безопасности, надел на нее шлем и закрыл дверь. Затем он сел вместе с Паскаль на передние сиденья.

– У тебя есть карта, моя красавица? Если ты успокоишься, я обещаю, что дам тебе вести вертолет до Гайяка.

Паскаль послушно кивнула и проверила свой микрофон. Самюэль проверил показания приборов.

– Что ж, вы готовы, девушки? Отправляемся… Бросив еще один взгляд на приборную панель, он включил сцепление ротора.

– Какая прелесть! – услышали они громкий голос Авроры в наушниках.

– Мы хорошо слышим тебя, не кричи, – сказала Паскаль, смеясь.

Сделав круг над крышами аэроклуба, они взяли курс на северо-восток. Через десять минут, когда они пролетали над Тарном, Самюэль предложил Паскаль самой вести вертолет.

Она обрадованно поставила ноги на педали и положила правую руку на рычаг управления.

– Командуй сама, – сказал Самюэль.

– Что, теперь ты управляешь? – забеспокоилась Аврора.

– Я слежу за ней, не бойся, – заверил ее Самюэль, улыбаясь. – Я сам ее учил, поэтому она должна справиться…

Оставив позади Тарн, они оказались над Альби, и Паскаль посмотрела на карту, лежавшую у нее на коленях. Управление вертолетом доставляло ей огромную радость, и ее уже не так занимало то, что она ожидала увидеть.

Она попыталась сконцентрироваться, зная, что Самюэль не допускал ни малейшей рассеянности. Они пролетели над Гайяком, но за минуту до появления Пейроля она передала управление Самюэлю.

– Когда мы будем над Пейролем, что я должен делать, красавица?

– Ничего особенного. Немного покружи над ним.

– Может, сделаем посадку?

– Нет, ты мне все цветы помнешь!

Он заинтригованно посмотрел на нее, но ничего не сказал. Надо было идти на снижение, чтобы они могли как следует рассмотреть пейрольские владения.

– Не так быстро, – попросила она.

На высоте пятьсот метров над землей их глазам предстало роскошное зрелище пейрольского парка. Как и предполагала Паскаль, цветочные насаждения образовывали собой огромную надпись… Это было послание, составленное Камиллой, которое можно было рассмотреть, лишь находясь в небе.

– Невероятно… – пробормотал Самюэль в микрофон. Он сделал круг, немного снизился и пошел на следующий на меньшей скорости.

Аврора онемела от удивления; что же касается Паскаль, то она только и могла, что прошептать:

– Боже мой, как же ей удалось все это сделать? Каждая клумба представляла собой одну из букв имени «Юлия», обведенную кругом. Камилла могла бы сделать это во французском стиле, при помощи лабиринта кустарников, но она предпочла цветы. Это была сложная композиция, для создания которой требовалась большая фантазия, и с земли ее невозможно было разгадать. Знал ли Люсьен Лестрейд, что он делал, или же он довольствовался тем, что четко выполнял распоряжение Камиллы, сделанное много лет назад?

– Эти цветы быстро завянут, да? – спросил Самюэль.

– Да, но на их месте вырастут новые. С весны до осени это имя будет цвести разными красками.

Вот почему была необходимость удалять увядшие цветы! Чтобы дать распуститься новым. Это был огромный труд, совершаемый ради прекрасного и трогательного результата – знака, обращенного к небу и Богу.

– Твоя мать действительно не могла забыть об этом, – медленно произнесла Аврора.

– Она не могла забыть. Это было ее навязчивой идеей, ее мукой…

Столько лет растить эту таинственную картину и не иметь возможности увидеть результат своего труда! Возможно, она была уверена в том, что все получилось правильно? Невероятная, эфемерная работа… Возможно, она таким образом наказывала себя.

– Давайте выбираться отсюда, – прошептала Паскаль.

Хотя она еле шевелила губами, Самюэль расслышал, потому что увеличил скорость и поднялся вверх. Паскаль закрыла глаза, думая, что ей со всем этим делать. Возможно, следует вырвать все цветы вместе с луковицами, вспахать землю, засеять ее травой, посадить деревья, чтобы навсегда покончить с этим. У нее было на это право, ведь она нашла Юлию.

Рука Самюэля нежно коснулась ее щеки, вытирая с нее слезу.

– Не плачь, хорошая моя…

Точно так он сказал ей тогда, после похорон Камиллы, и ей стало так же горько, как и в тот день, словно она второй раз хоронила свою мать.

 

Глава 12

Сжимая руками голову, Анри сидел на краю постели. Он чувствовал себя старым, больным и обессиленным. То, что его дочери удалось разгадать все тайны, не удивляло его. Что касается цветов, то прежде он не догадывался о том, что Камилла что-то написала с их помощью. Он даже сомневался, что она действительно придавала этому такое большое значение, и просто платил Лестрейду за то, чтобы тот поддерживал парк в хорошем состоянии. Теперь это уже не имело значения.

– Уничтожь все эти клумбы, – предложил он Паскаль, когда та позвонила ему.

Она хотела, чтобы он переехал в Пейроль, но зачем? А в некоторых деталях она все-таки ошибалась.

Слово «детали», конечно же, сюда не подходило. Но мог ли он честно рассказать ей о той роли, которую сыграл во всей этой истории? Он и так достаточно намучился из-за всего этого, он больше не выдержит.

Он оглядел свою комнату. Почему он продолжал здесь жить? Он мог бы устроить свою жизнь по-новому. Он не был болен, он продолжал работать, он смог бы унести вместе с собой все эти тайны…

В глубине квартиры хлопнула входная дверь. Это пришел Адриан. Анри сам дал ему ключи, но почему он явился так поздно?

– Папа! Это я!

Конечно. Никто другой не стал бы так шуметь.

– Ты уже обедал?

Стоя на пороге спальни, сын с беспокойством смотрел на Анри.

– Нет, – вздохнул отец.

– Я тоже. Хочешь, пойдем в ресторан?

– Нет, у меня полный холодильник.

– Хорошо, тогда я пойду готовить!

Боже мой, как приятно и в то же время обидно было чувствовать такую заботу о себе! Неужели Адриан думал, что он голодает и не может о себе позаботиться? Анри встал и побрел следом за сыном.

– Тебе звонила Паскаль? – спросил он.

– Конечно. От этой истории с цветами у меня до сих пор мурашки по коже идут.

– Почему?

Сжимая в руке сковородку, Адриан удивленно обернулся к нему.

– Как это почему? Только представь – мама все время… Когда я вспоминаю, как она горбатилась на этих клумбах, я думал, что это ей приносит удовольствие! Я даже начал думать, что все женщины обожают сажать цветы. Но, полагаю, для нашей мамы это было чем-то вроде траурного ритуала. Однако нельзя же всю свою жизнь быть в трауре?

Анри не стал отвечать и вынул из шкафа две тарелки, пока Адриан взбивал яйца.

– По правде говоря, я думал, что Паскаль зря все это ворошит, но ведь она живет в Пейроле и ей необходимо было во всем разобраться.

Из-за этого паршивого свидетельства Паскаль добралась до семейной тайны, и теперь ящик Пандоры был открыт.

– Почему ты молчишь? – спросил Адриан.

– Я устал все время думать о прошлом.

Адриан кивнул и улыбнулся. Он был очень хорошим мальчиком, внимательным сыном, хорошим врачом. Наверное, и у него было немало проблем, но он никогда не осмеливался расспрашивать отца о его жизни с Камиллой.

– Твоя сестра спросила меня, хочу ли я увидеться с Юлией Косте, – сказал он. – Об этом не может быть и речи. Даже ради памяти Камиллы я не стану делать этого.

Как ему удавалось так спокойно и размеренно говорить об этом? Конечно, Юлия ничего не значила для него, но мысль о том, чтобы увидеться с ней, приводила его в ужас.

– Да, это нездоровое любопытство! – констатировал Адриан. – У Паскаль всегда в голове странные идеи, она…

– Но ведь это ее сводная сестра, Адриан.

Паскаль была права. Разве она могла рассудить по-другому? По телефону Анри слышал, как дрожал ее голос, когда она говорила о Юлии. Единственным утешением было то, что несчастная женщина находилась в хорошем заведении, где с ней прекрасно обращались.

Адриан вылил взбитые яйца на сковородку и выложил туда нарезанную соломкой ветчину, затем закурил сигарету.

– Ты слишком много куришь, – машинально сказал Анри.

Он исподтишка рассматривал Адриана. Был ли он похож на Александру, свою мать? У Анри остались лишь самые смутные воспоминания о первой жене, он помнил только, что она была красавицей, и Адриан тоже был очень красив. Но почему тогда он до сих пор один? Почему он пришел пообедать со своим старым отцом, вместо того чтобы поехать куда-нибудь с одной из своих подруг? У него было слишком много подруг, и это являлось признаком того, что в жизни Адриана что-то шло не так.

Аромат омлета вызвал у Анри аппетит. Он встал, чтобы достать бутылку шабли из холодильника, открыл ее и налил два стакана. Затем он порезал хлеб и сложил его в корзинку. Каждое утро к нему приходила домработница, чтобы сделать уборку и приготовить еду, так что в помощи он не нуждался. Ему просто не хотелось оставаться одному на этой кухне. Может, стоит продать эту огромную квартиру и переехать жить в другое место? Здесь почти ничто не напоминало о Камилле, зато в Пейроле все говорило о ней. Взять хотя бы эту надпись из цветов, которую сумела разгадать Паскаль… Она так упряма, так проницательна… Какая у него все-таки чудесная дочь!

– Потом, если захочешь, сыграем в шахматы, – предложил Адриан, выкладывая омлет на блюдо.

– Я заранее сдаюсь, но играть согласен, – ответил Анри. Он уже начал приходить в себя после шока, вызванного звонком Паскаль, и почувствовал определенное удовлетворение от ощущения собственного существования, как, например, в этот момент, когда Адриан так ласково ему улыбался. Но что будет с этой улыбкой, когда Анри поведает своим детям недостающие «детали» семейной истории Фонтанелей?

Он положил вилку на стол – у него пропал аппетит.

Эту идею предложила Аврора, и Паскаль поддержала ее, поэтому в четыре часа дня в пейрольском зимнем саду состоялся веселый обед.

Поначалу Паскаль думала, что не сможет развлекаться после того, что увидела во время полета, но в конце концов юмор Жоржа и заразительный смех Самюэля увлекли и ее.

Бесчисленное количество свечей, поставленных Авророй во все имевшиеся в наличии подсвечники, создавали праздничную атмосферу, которую поддерживало шампанское, принесенное Жоржем. И хотя повода для общего сбора не имелось, они были рады друг другу.

Обменявшись самыми свежими медицинскими анекдотами и рассказами о последних проделках Надин Клеман, они незаметно перешли к теме пейрольского парка.

– По крайней мере, мы теперь спокойны, – весело провозгласила Аврора. – Лестрейд вовсе не какой-то там опасный психопат, и сейчас мы знаем, зачем он все это высаживал!

– Он что, действительно такой ужасный? – спросил Жорж.

– Мне всегда было немного страшно, когда он внезапно возникал неизвестно откуда. Он никогда не соглашался отдать ключ от боковой калитки, и я всегда боялась, что он неожиданно выйдет из-за какого-нибудь дерева.

– Размахивая каким-нибудь садовым инструментом, – смеясь, добавила Паскаль. – Однажды вечером он до смерти напугал меня!

– Да, когда две женщины живут одни в огромном доме на отшибе… – иронично заметил Жорж.

– Не беспокойся, – перебила его Аврора, – нас не так-то просто запугать, и мы не нуждаемся в охране!

Она одарила его ослепительной улыбкой и предложила гостям кофе.

– Я сама приготовлю, – решила Паскаль, встав из-за стола.

Самюэль прошел за ней в кухню, неся стопку грязных тарелок.

– Вижу, чт