— Капитан передает свои приветствия, сэр, и сообщает, что бот отправляется из третьего шлюпочного отсека через тридцать минут.

— Спасибо, Хелен, — Бернардус Ван Дорт улыбнулся и покачал головой. — Но знаете, вам на самом деле было совсем не обязательно приходить и передавать это сообщение лично. Для этого прекрасно подходит коммуникатор.

— Во-первых, я не против доставить его лично, сэр. А во-вторых, когда капитан "предлагает" салаге лично передать сообщение находящемуся на борту его корабля важному гостю, этот салага берёт ноги в руки и рысью мчится к гостю с упомянутым сообщением.

Ван Дорт расхохотался, глядя на него усмехнулась и Хелен Зилвицкая. За семь дней — шесть по часам "Гексапумы" — прошедшие с тех пор, когда он поднялся на борт, их отношения серьёзно изменились. Сперва, на взгляд Хелен, Бернардус начал было жалеть, что принял её в качестве помощницы. Похоже, при всех своих успехах и личном достатке, он вёл весьма замкнутый образ жизни. И был, как ей казалось, одинок. Ван Дорт определённо вежливо дистанцировался от неё, с той холодной учтивостью, которая не допускала какого-либо сближения. По сути, в некотором смысле, он, казалось, сторонился её сильнее, чем любого другого человека на корабле, как будто специально держа её на почтительном расстоянии. Со временем он несколько смягчился, но отстранённость и насторожённость в отношениях сохранились.

Тем не менее, Хелен поняла, что под панцирем изоляции и отстранённости скрывалась душевный и заботливый человек. Непонятным оставалось, почему такой человек столь одинок. Не вызывало сомнений, что дома, на Рембрандте, у него имелся большой и квалифицированный штат помощников. Столь же не вызывало сомнений, что он мог обратиться к персоналу РТС на любой планете Скопления, и те при необходимости выделили бы ему секретарей и помощников. Но у него должен был быть и постоянный, личный персонал. Как минимум один личный помощник, сопровождающий его в путешествиях тогда, когда это необходимо. Кто-то, кто был бы ему наперсником в той же степени, что и административным сотрудником.

Кто-то, кто составит ему компанию.

Должна была существовать причина, по которой ничего подобного не наблюдалось, и Хелен жалела, что не может отважиться о ней спросить.

— Вы сможете сопровождать меня на встречу, Хелен? — спросил Ван Дорт и она удивлённо взглянула на него.

— Я… не знаю, сэр. Насколько мне известно, возможность этого не обсуждалась. Уверена, что если вы захотите, капитан это разрешит.

— Ну, мне тут пришло в голову, что, если я собираюсь и дальше работать вместе с "Кисой", — они дружно улыбнулись, — то неплохо бы моему "помощнику" быть в курсе того, чего мы пытаемся добиться. А я понял, что на самом деле вы весьма умная девушка, несмотря на случающиеся время от времени попытки это скрыть. — Выражение лица Ван Дорта стало серьёзнее. — Я считаю, что вы были бы куда полезнее, будучи полностью информированы о сути моей миссии. Есть и ещё несколько причин, по которым я полагаю, что будет неплохо иметь вас под рукой.

— Сэр, — сказала Хелен, — вы мне льстите. Но я всего лишь гардемарин. Я вовсе не уверена, что временный губернатор одобрит, чтобы некто настолько низкий по рангу был полностью посвящён в миссию достаточно важную, чтобы вытащить вас на Шпиндель с Рембрандта.

— Если я скажу ей, что начал полагаться на вашу помощь, и что хочу, чтобы вы были проинформированы — и что вы будете держать рот на замке в отношении деликатной информации — уверен, что смогу преодолеть любые возражения, которые могут у неё найтись. Вы же будете держать рот на замке, верно?

— Да, сэр! Разумеется, буду!

— Я так и думал, — с лёгкой улыбкой заявил он. — Опять-таки, трудно ожидать иного от дочери Антона Зилвицкого.

Хелен не сумела удержаться. На этот раз она не просто удивлённо вытаращилась на него, у неё буквально отвисла челюсть. Ван Дорт ухмыльнулся.

— Хелен, Хелен! — покачал он головой. — С самого момента появления "Радости жатвы" из терминала Рыси я поставил себе задачу быть насколько возможно хорошо информированным о событиях в Звёздном Королевстве. Я знаю всё о событиях на Эревоне. По сути, скорее всего, я знаю об этом больше чем большинство коренных мантикорцев. Посвящённая вашему отцу передача Яэля Андервуда, вышедшая незадолго до похорон Штейна, привлекла моё внимание, особенно в свете случившегося на Эревоне и, позднее, на Конго. Уверен, кое-что там было искажено, но, очевидно, многое должно быть правдой. У меня ушло всего полтора часа на то, чтобы соединить вас и вашу фамилию с его, особенно после того, как я вспомнил, что репортёры говорили, что его дочь учится в мантикорской Академии Флота.

— Сэр, я не шпион. Может быть папа и является кем-то вроде суперагента, хотя, учитывая тот факт, что вся галактика, похоже, теперь знает, чем он зарабатывал себе на жизнь, его дни активного шпионажа наверное закончились. Но я никогда даже не хотела стать шпионом.

— Ничего такого я и не предполагал. Но, как я уже сказал, вы умны, за то время, что мы провели вместе, вы продемонстрировали такт и инициативу, и, вне зависимости от того, хотели вы стать "шпионом", или нет, пример вашего отца в отношении поддержания режима безопасности не мог не наложить на вас хотя бы некоторый отпечаток. Кроме того, — он отвёл взгляд, — вы мне кое-кого напоминаете.

Она хотела было спросить кого именно, но остановилась.

— Ну, сэр, — вместо того произнесла она с кривой улыбкой, — уверена, что вы могли бы выбирать из людей куда более квалифицированных, чем я. Но если вы хотите меня, и если у капитана не будет возражений, я почту за честь помочь вам всем, чем смогу.

— Замечательно! — Ван Дорт снова смотрел на неё с широкой улыбкой. — Я немедленно с ним переговорю.

***

— Бернардус! — дама Эстель Мацуко пересекла комнату, чтобы поприветствовать гостя. — Спасибо, что пришли!

— Госпожа губернатор, всё, чем я могу служить вам, разумеется к вашим услугам, стоит только попросить, — учтиво заявил он и на самом деле склонился к её руке для поцелуя.

"Старый парень рыцарь до мозга костей", — одобрительно подумала Хелен Зилвицкая, тащась в хвосте процессии, как и подобало по её неизмеримо ничтожному статусу.

— Это очень любезно с вашей стороны, — гораздо серьёзнее заметила временный губернатор. — Особенно поскольку я знаю, насколько сильно вы хотели покинуть Шпиндель.

— Это было тактическое решение, госпожа губернатор, а не отражение какого-либо желания уйти в тень до тех пор, пока аннексия не будет завершена.

— Хорошо, — сказала она, — потому, что "на солнце" с тех пор становится всё жарче, и вы мне нужны. — Она взмахом руки указала на другую дверь, сквозь которую Хелен были видны огромный стол и как минимум ещё полдесятка людей, включая контр-адмирала Хумало. — Прошу, присоединяйтесь к нам. У нас много есть о чём поговорить.

***

— … так что, если только мы не сможем взять ситуацию на Монтане под контроль, боюсь, перед нами будет проблема даже большая, чем та, что была на Корнати, — хмуро завершил свой обзор Грегор О'Шонесси. — Неуклонная эскалация действий ДНМ ведёт Вестмана и его людей к неизбежной прямой конфронтации с силами безопасности Монтаны. Несмотря на все его усилия избежать людских потерь, он движется к открытой войне с собственным правительством, и фактом является то, что он куда опаснее, чем когда-либо была Нордбрандт. Если действительно дойдёт до прямого военного противостояния между ним и монтанскими полицией и военными, он причинит гораздо больше вреда, чем Нордбрандт, поскольку не считает террор оружием. Проще говоря, он партизан, а вовсе не террорист. Он не отвлечётся от атаки на то, что можно назвать законными целями, чтобы потратить время на удар по уязвимым гражданским целям ради нагнетания страха или просто ради создания впечатляющего числа жертв.

Бернардус Ван Дорт медленно и задумчиво кивнул, и дама Эстель склонила голову к плечу.

— Судя по выражению вашего лица, Бернардус, вы в основном согласны с оценкой Грегора?

— Да, так и есть, — признал он и покачал головой с подавленным выражением. — Знаете, здесь в основном моя вина. Я имею в виду, в отношении Монтаны. Я позволил Инеке Ваандрагер…

Он остановился и нахмурился.

— Нет, — мгновение спустя продолжил он, — будем честны. Я использовал Инеку, чтобы добиться от Монтаны наиболее выгодных условий концессий. Мне никогда на самом деле не нравилась её тактика, но в то время мои приоритеты были весьма другими, так что я дал ей свободу действий. Что является одной из причин, по которым Вестман ненавидит меня до глубины души.

— Вы действительно встречались, сэр? — спросил О'Шонесси. — Вы знаете друг друга лично?

— О, да, мистер О'Шонесси, — тихо сказал Ван Дорт. — Мы встречались.

— Согласится ли он снова встретиться с вами, если вы его попросите? — спросила дама Эстель, удивлённо поднимая брови.

— Госпожа губернатор… дама Эстель, я сомневаюсь, чтобы во всём Скоплении нашёлся кто-то ещё, с кем он был бы менее склонен встречаться. По множеству причин. И особенно сейчас, когда его действия на Монтане, похоже, проходят столь хорошо. Уверен, что если я его попрошу о встрече, он увидит в этом ещё одно свидетельство силы своей позиции. И, если быть совершенно честным, на его месте я бы тоже ненавидел себя до глубины души. Видит Бог, наши "переговорщики" дали всей его планете достаточно причин для… нелюбви к нам, скажем так.

— Что я намерена сделать, — сказала временный губернатор, — так это послать вас для переговоров с ним не в качестве вас лично, не в качестве представителя Торгового Союза или даже Конституционного Собрания, а в качестве моего непосредственного представителя. В качестве, если хотите, прямого представителя Звёздного Королевства Мантикора. И я бы хотела, чтобы приглашение было объявлено совершенно открыто, совершенно публично, чтобы он знал, что всем на планете известно, что я отправила вас в качестве своего личного посланника.

— А! Вы считаете его достаточно проницательным психологом, чтобы понимать, что отказ во встрече со мной при таких обстоятельствах подорвёт образ партизана-джентльмена, на создание которого он потратил столько сил?

— Можно сказать и так. Я предпочитаю думать, что он осознает, что должен представляться настолько разумным и рациональным, насколько это только возможно для находящегося вне закона человека, если не хочет проиграть борьбу за общественное мнение так, как это происходило с Нордбрандт на Сплите. Но и ваш вариант тоже подходит. Особенно с учётом того, что он практически достиг предела того, насколько далеко может зайти без значительного кровопролития. Он не может этого не понимать. Так что, если он склонен пойти на какое-то соглашение, то должен испытывать давление от осознания того, что есть черта, которую нельзя перейти, не потеряв возможность заключения каких-либо соглашений. Я считаю, что, с учётом обстоятельств, он, скорее всего, будет готов поговорить практически с кем угодно, прежде чем шагнуть за эту черту.

— Так вы окончательно решили, что Нордбрандт мертва? — спросил Ван Дорт.

— Я бы не была так категорична. Признаю, что продолжающееся снижение активности действий АСК и то, что никто не слышал и намёка на заявление, что она не мертва, серьёзно склоняют меня к такому выводу. Но это не то же самое, что быть уверенной в её смерти. С другой стороны, я должна как-то распределить угрозы по приоритетам, и, пока Корнати остаётся более-менее спокойной, Монтана вынужденно занимает первую строчку списка.

— Могу понять, — сказал он, снова согласно кивая.

— Тогда надеюсь, что вы поймёте вот ещё что, Бернардус, — очень серьёзно произнесла Медуза. — Я обсуждала ситуацию на Корнати, на Монтане и здесь, на Флаксе, со всеми основными политическими лидерами Собрания и доложила результаты этих обсуждений министрам внутренних и иностранных дел. Также я доложила мои собственные наблюдения о балансе сил в Собрании и вырисовывающиеся — в противовес, в некоторых случаях, заявленным — цели различных группировок. В ответ я получила инструкции правительства Её Величества, и, судя по этим инструкциям, я очень боюсь, что терпение правительства не безгранично.

Ван Дорт сидел совершенно неподвижно, пристально вглядываясь в её лицо.

— Александра Тонкович и её союзники, — ровно продолжала баронесса, — играют с огнём и либо не понимают этого, либо не признаются в этом сами себе. Несмотря на ситуацию в собственной системе и в Монтане, Тонкович продолжает держаться за требование по сути гарантировать полную местную автономию всех систем Скопления. Не просто в смысле самоуправления, а в смысле выбора, какие положения Конституции Звёздного Королевства принять в качестве обязующих, а какие отклонить. И, насколько я могу судить, последние будут в большинстве.

— Мои аналитики, — она улыбнулась О'Шонесси, — продолжают заверять меня, что её внешняя бескомпромиссность по большей части является тактическим ходом в переговорах. Может быть они правы. Но что мне, похоже, не удаётся, так это заставить её поверить, что у Её Величества есть некоторые личные стандарты, которым любой проект Конституции должен удовлетворять, чтобы быть приемлемым. Предложения Тонкович даже рядом не лежали. А тот факт, что она может быть намерена в некий неопределённый момент в будущем смягчить свои претензии в надежде достижения выгодного компромиссного решения, к сожалению, по большей части не воспринимается мантикорской публикой и членами парламента. Она не только поляризует дебаты здесь, в Скоплении, она также поляризует их дома, на Мантикоре. А это, Бернардус, есть то, что королеве Елизавете не нужно, когда вовсю идёт война.

— В итоге вот что. Я была проинформирована правительством Её Величества, что если приемлемый проект Конституции не будет принят Собранием в течение следующих пяти стандартных месяцев, то Звёздное Королевство Мантикора отзовёт своё решение удовлетворить просьбу Скопления Талботта о приёме в состав Звёздного Королевства. Если делегаты Собрания не хотят или не могут составить Конституцию, которая пройдёт проверку на приемлемость мантикорским парламентом и предоставит правовые механизмы быстрого и эффективного подавления жестоких преступников вроде Нордбрандт, то Звёздное Королевство ограничится Рысью и предоставит остальную часть Скопления самой себе.

Когда дама Эстель закончила, Ван Дорт побледнел, и над столом повисла тишина. Потом он прочистил горло.

— Не могу винить ваше правительство за подобное отношение, — тихо сказал он. — Однако как гражданина Рембрандта, как того, кто живёт в Скоплении и кто знает, что Пограничная Безопасность с нами сделает, если мы не получим защиты Звёздного Королевства, одна только мысль о том, что вы описываете, приводит меня в ужас. Была ли у вас подобная беседа с Александрой, госпожа губернатор?

— Я не обсуждала это с ней настолько же открыто и откровенно как с вами, — ответила она. — У нас с ней никогда не было такой же степени близости и доверия как с вами, Генри Крицманном и Иоахимом Альквезаром. Что, полагаю, не удивительно, учитывая её политическую платформу. Но я известила её о существовании лимита времени.

— И какова была её реакция?

— Она сделала вид, что принимает предупреждение и заверила меня, что неустанно работает, чтобы разрешить все существующие проблемы так быстро, как это только возможно. На самом деле, полагаю, она считает, что я лгу.

Ван Дорт выглядел потрясённым, и дама Эстель взмахнула рукой.

— Я хочу сказать, Бернардус, что, по-моему, она убедила себя в том, что любые жёсткие временные рамки являются моим собственным изобретением. Уловкой, которую я придумала, чтобы подтолкнуть её к принятию проекта Иоахима. Я могу ошибаться. Надеюсь, так и есть, однако в любом случае она, похоже, упускает из виду тот факт, что лимит времени, о котором я говорю, представляет собой предел того, на что готово пойти правительство. Если поляризация, создаваемая ею здесь и распространяющаяся в дебатах по этому вопросу дома, продолжит расти, официально назначенные лимиты времени перестанут иметь значение. Проведение аннексии перед лицом активно оппозиционного общественного мнения в Звёздном Королевстве станет политически невозможным для Короны, каковы бы ни были личные желания королевы. Это одна из причин, по которым я считаю, что для нас важнее всего приложить все возможные усилия, чтобы добиться на Монтане и Корнати как минимум прекращения огня. Если мы хотя бы остановим насилие и предотвратим дальнейшее кровопролитие, то сможем как минимум притормозить неуклонно нарастающее дома противостояние аннексии. И поэтому, Бернардус, вы мне нужны. Очень нужны.

— Понимаю, госпожа губернатор. И заверяю вас, что сделаю всё, что в моих силах, чтобы добиться этого прекращения огня.