Афоризмы и миниатюры

Векшин Николай Л.

Миниатюры

 

 

Жизнь

Жизнь подобна разгоняющемуся поезду: в детстве мы любуемся открывающимся пейзажем, в зрелости – отворачиваемся и желаем быстрее достичь станции, а в старости движение действительно ускоряется, и мы тщимся замедлить его, но неизбежно прибываем на конечный пункт, где нас ждет крушение.

 

Смерть

Если бы кому вдруг открылось, что сегодня он непременно умрет, то что бы он стал делать, когда кончит рыдать? Он постарался бы вспомнить свою жизнь – хорошую и плохую. Он раздал бы имущество бедным. Он обнял бы с любовью всю родню и завещал им жить дружно. Он постарался бы успеть еще что-нибудь сделать доброе, чтобы помнили. Вот каждому из нас каждый день и нужно это делать, ибо никто не знает наверняка, что будет жив завтра. P.S. Навеяно мыслями Льва Толстого.

 

История

Почитайте любой учебник истории: кровь, насилие, обман, грабежи, войны, убийства… И вот большие дяди и тети заставляют детей на уроках запоминать всю эту гадость. А потом все удивляются: откуда в мире столько крови, насилия, обмана…

 

Сила слова

Всё начинается со слов. К примеру, Николай Второй во время 1-й мировой войны переименовал Петербург в Петроград. И началась революция. Разве могла бы случиться революция в городе с бюргерско-немецким названием Петербург?

 

Народы

Чем разнятся народы? Одни говорят «здравствуйте», другие – «селям алейкум», одни пьют водку, другие – горилку, одни ходят в церковь, другие – в кирху. И из-за таких смешных различий народы презирают друг друга, ссорятся, воюют, убивают. Что же объединяет народы? Только одно: глупость.

 

Бюрократизм

Бюрократизм проистекает от безнаказанности. Поэтому всех чиновников хорошо было бы ежегодно пороть принародно на городской площади, чтобы они не забывали, что наказание неотвратимо. Однако у нас могут ведь и привыкнуть…

 

Был такой скульптор

Однажды замечательный скульптор по металлу Ряшенцев спросил, нравятся ли мне его скульптуры. Я сухо ответил: «Да». Вскоре он умер от очередного запоя. И я до сих пор мучительно думаю, что, быть может, в этом есть некоторая доля моей вины: не восхитился вслух, не высказал теплых слов, не поддержал талантливого ранимого человека…

 

Дважды два

Спросите любую заурядность: «Сколько будет дважды два?». И в ответ услышите безапелляционное: «Четыре!». Спросите о том же человека незаурядного, и он скажет: «А это как посмотреть…». И тогда толпа засвистит и заулюлюкает: «Вот невежда! Он не знает, сколько будет дважды два!».

 

Странный писатель

Обращается недавно ко мне в издательство один автор. Мнит себя писателем. Говорит со скромной претензией: «Я, конечно, не Пушкин. Пишу исключительно для себя, не для читателей, которые все дерьмо». Я спрашиваю: «Тогда почему хотите издать книгу?». – «Сам буду читать». – «А зачем тогда тираж 5 тыс. экз.?». – «Чтобы все меня прочитали». – «Так Вы ведь только что говорили, что Вам на читателей наплевать». – «Наплевать. Но хочу, чтобы читали».

 

Конь и Кобыла

Конь любил Кобылу. Кобыла не отвечала ему взаимностью и вечно над ним ржала. И он ржал в ответ. Зачастую любовь делает из нас юмористов.

 

Знакомство

Когда мужчина знакомится с женщиной и она ему не слишком нравится, он начинает шутить и поэтому производит хорошее впечатление; но если женщина ему сильно нравится, то он от восторга теряет чувство юмора и выглядит полным кретином.

 

Зверинец

Я не утверждаю, что Горбачев – осел, Ельцин – лис, а все демократы сбежали из зоопарка. Но я против того, чтобы этим зверушкам ставили монументы на народные деньги. Человеческое сообщество напоминает зверинец: свирепые тигры и трусливые зайцы, хитрые лисы и глупые курицы, прожорливые свиньи и жадные шакалы… – все здесь есть в изобилии. Но где же умные доброжелательные дельфины, веселые доверчивые белочки, трудолюбивые заботливые пчелки? Они занесены в «Красную книгу».

 

В.В.П.

В.В.П. – ФСБ-эшный агент, используемый олигархами в качестве главного российского психотерапевта. В.В.П. замыслил увеличить российский ВВП вдвое. И теперь В.В.П. стали показывать по телеку вдвое чаще.

 

Российский фрегат

Россия напоминает огромный, погрызенный крысами, сказочный фрегат, управляемый пиратами и пьяными матросами, насилующими невольниц и не знающими ни цели, ни смысла своего плавания; и только храбрый мальчишка-юнга, волею судеб вдруг ставший капитаном, имеет шанс спасти этот тонущий корабль.

 

Путин

Если вспомнить всех наших кремлёвских правителей, то единственный, у кого было хоть какое-то чувство юмора, это Путин. За что, собственно, народ его и переизбирал. Путин в Кремле уже 9-й год. Он старается. Но его старания напоминают потуги марионетки…

 

Бандит

Жил-был в Грозном один школьный учитель. Он учил детей всему, чему мог: любимому предмету и любви к Родине. Но при Дудаеве выяснилось, что Родина это только Чечня. И что только с оружием в руках можно её любить. И пошел учитель в боевики. И научился ненависти. И вёл войну, не щадя никого. А однажды, придя домой, увидел, что дома нет. И пятерых детей с женой тоже нет. Прямое попадание российской бомбы. Так появился в Чечне самый главный бандит – Шамиль Басаев…

 

Чистюля

Бывают такие чистюли: кухня сверкает, на книгах ни пылинки, паркет блестит, даже финтифлюшки на полках расставлены стройными рядами… И, встречая очередного любовника по очереди, такая чистюля заставляет каждого тщательно вытирать ноги об один и тот же коврик.

 

Обыкновенное чудо

Когда я поступил на 1-й курс, у меня появился приятель Леха. Он приехал из далекой глухой деревни с чудным названием Конюшки. В Москве Леха оказался впервые и всему дивился. Однажды, когда мы ехали в автобусе на занятия недалеко от Юго-Западной, Леха увидел летящий самолет. «Самолет! Самолет! Самолет!», – радостно заорал он и замахал руками, призывая всех поглядеть на чудо. Все уставились на него как на больного. А зря. Если вдуматься, разве это не чудо: в небе летит быстрее птицы огромный крылатый автобус, сам железный, полный людей, и не падает. Мощь человеческой мысли. Торжество аэродинамики. Обыкновенное чудо.

 

Навалились

При советской власти всё было последовательно: сначала ЧК, далее ОГПУ, затем НКВД, потом КГБ. А при «демократической» власти навалились все разом: ФСБ, МВД, ГИБДД, БИК, ИНН, КПП, ОКАТО, ОКПО, ОГРН, ОКОНХ…

 

О христианстве и религии

Не нужно путать христианское учение с религией. Это две большие разницы. Христианские заповеди отражают общечеловеческие ценности, кстати, совпадающие с коммунистическими. И если бы христиане и нехристиане по ним жили, то не было бы ни войн, ни насилия, ни лжи. Религия это инструмент классового насилия и лжи. Все религии проникнуты фанатизмом, не приемлют логику и науку. С другой стороны, религии дают надежду на бессмертие. Лживую, но все-таки – надежду. Вот почему религии были, есть и будут всегда. Аминь!

 

Кстати, о членах

Кто такие члены Союза писателей? Те, кто выгнали из своих рядов великого Пастернака. Те, кто травили Булгакова. Те, кто вылизывали Кремлю всё, всегда и везде за дачки и подачки. Причем, большинство членов Союза писателей очень гордятся принадлежностью к своей писсательской параше.

 

Научные открытия

Откуда берутся открытия? Сначала у ученого на основании случайного наблюдения возникает идея, которую он называет моделью, а его коллеги – гипотезой; потом все они жутко радуются, пересказывая идею и наблюдение друг другу в разных вариантах и называя все это теорией; и вот, откуда ни возьмись, в учебниках появляется новый всеобщий закон природы.

 

Теория и опыт

Теория сказала Опыту: «Я завлеку тебя своими прелестными гипотезами и буду делать, что захочу». Опыт ответил: «Но прежде я подчиню тебя мускулатуре моих экспериментов, а затем пойду искать новую Теорию».

 

Об учебниках Розенталя

Все учебники Розенталя по русскому языку написаны для таких же как он – зашоренных профессоров занудной зубрежки и апологетов языково-словоблудной схоластики. Такие книги никого ничему реально не учат. Большинство старшеклассников, учащихся по Розенталю, пишут безграмотно. Это неоспоримый факт. Розенталевская мафия, захватившая школы в советский период, продолжает свое черное дело: пудрит старшеклассникам мозги и вырабатывает у юношества стойкое отвращение к родному языку.

 

Голубая мечта

Она выбрала себе голубую мечту, и он тоже выбрал голубую мечту; она – женщину, он – мужчину. Вот что случается, когда забывают о единстве противоположного.

 

Охватившись

Вот примерный стиль современной прозы: «Охватившись страстью, она грациозно взгромоздилась на любимый велосипед и погрузила мощную корму в прозрачную зелень лесного ручейка».

 

Брэнд

Берется раскрученный брэнд (например, «Черный квадрат») и прикладывается к любому месту (например, заднице, извиняюсь за наглядность). И вскоре это место тоже становится знаменитым.

 

Визит

Да, пожалуйста заходите. Присаживайтесь, красавица, поудобней. Диван в Вашем распоряжении. Мою книгу? Вот. Читайте на здоровье. Что? Хотите автограф? Пожалуйста. Значит, желаете чаю? Одну секундочку, сейчас налью. Как Вы сказали, икорки с балычком? Конечно, нет проблем. Ах, нужен теплый плед? Возьмите, укройтесь, согрейтесь. Лечь рядом, на коврике, у Ваших ног? К сожалению, на моём коврике умещается только мышь.

 

Многовато

Слишком много всего вокруг в нашем веке: и книг, и фильмов, и марок автомобилей, и интернетовских сайтов, и женщин, и сортов сыра… Невозможно найти нужное… Хорошо было Адаму с Евой!..

 

Воспитание

Если мы воспитываем в ребенке любовь и уважение к людям, то все равно есть вероятность, что в юности его постигнет разочарование, а позднее – равнодушие; но если с детства культивировать разочарование и равнодушие, то, что его постигнет потом?

 

Малевич

Художник Малевич (от слова малевать) занимает видное место в искусстве исключительно благодаря неутихающим дискуссиям круглых дураков вокруг квадратного «Квадрата». Грандиозный черный квадратный скандальчик.

 

Бесёнок

Переход от серьезного к юморному у меня получается совершенно естественно. Обычно бывает так: начинаю писать классику, но вдруг откуда-то выпрыгивает бесёнок и заканчивает рассказ или стих вместо меня.

 

Религии

Народы стремятся жить по своим религиям, каждая из которых грозит адом, внушает страх перед божественным надзирателем, твердит о врагах и иноверцах, ноет о бренности тела и вреде знаний, делает людей убогими и несчастными. А вот если бы человечество следовало афоризмам, то все были бы веселы, дружны, здоровы, счастливы и просветленны.

 

Слава труду

Говорят, что в советские годы планировался выпуск презервативов под названием «Слава труду!».

 

Книга жизни

«Ну, вот и всё», – устало подумал он. «Нет, не всё. Ты еще не написал свою книгу», – ответила жизнь.

 

Трудно догадаться

Когда женщина говорит мужчине о дружбе, это означает одно из двух: «пошел на фиг!» или «пошли со мной!». Догадаться очень трудно.

 

Без чувства юмора

Все безобразия на земле происходят только по одной причине: человечество давно утратило чувство юмора. А началось это с того, что дикари распяли Христа, который пытался развлекать их своими баснями и афоризмами.

 

Демократия

Демократия! Свобода слова!.. Прочитал я в местной газетенке о том, что в городе бардак, мусор, дороги в колдобинах, тротуары во льду, лужи как моря, вечерние улицы без фонарей, алкаши шмонаются по подворотням… И подумал: «Чиновничье начальство газет не читает. Оно ими даже не подтирается. Оно их печатает»…

 

Серый мир

Когда Бог создал мир, он дал людям все цвета радуги. Но люди не захотели этого видеть; они придумали себе только белое и черное. И поэтому мир стал серым.

 

Настоящий мужчина

Говорят, что настоящий мужчина должен построить дом, посадить дерево и вырастить сына. Но ведь рано или поздно дом разрушится, дерево сгниёт, а сын уйдёт. Что же должен делать настоящий мужчина? Сделать счастливой хотя бы одну женщину, совершить подвиг и написать обо всем этом великолепный рассказ.

 

Смелый

Я смотрю на его портрет, написанный в прошлом году художницей маслом на холсте. Портрет друга. Он был почти рыжий. Умная физиономия. Внимательные ореховые глаза. Смелый взгляд. Он прожил на свете всего 17 лет. Он был единственным, кого по жизни я с полным правом мог бы назвать настоящим человеком. Это был замечательный пес: западно-сибирская лайка по кличке Смелый.

 

Мат

Когда мат проистекает из хамства и бескультурья, из желания блеснуть или нагадить, то это, конечно, противно. Но иногда матерное слово в нужном месте позволяет более адекватно передать нахлынувшее чувство.

 

Фамилии

Подмечено, что фамилия зачастую очень верно отражает суть. Вдумайтесь, к примеру, в такие фамилии: Горб-аче-в, Черно-мырдин, Чуб-айс, Абрам-о-вич, С-аа-каш-в-или, Ти-мошен-ко, П-утин, Мед-ведев…

 

Думать и делать

Можно сколь угодно много «думать о России», но толку от этого не будет ни на йоту до тех пор, пока каждый не начнет реально что-то делать. Я делаю всё, что могу. Кто может больше – хвала ему!

 

Профи и не-профи

Конечно, не-профи имеют право высказывать свое мнение. Но они должны к профи хотя бы прислушиваться. Это как в медицине: каждый может заниматься самолечением или идти к шарлатанам, но диагноз и правильный курс лечения может дать только врач.

 

Рано или поздно

Вот стремительно бежит трепетная лань. Но рано или поздно гепард догоняет её. Гепард быстрее лани. Но рано или поздно его настигает пуля охотника. Охотник лежит в засаде и размышляет о том, что хотя трепетная лань бежит быстро, но рано или поздно гепард догонит её, и что гепарда, который бежит быстрее лани, настигнет пуля. И в душе охотника поселяется безответный вопрос: не настигнет ли его самого кто-нибудь или что-нибудь рано или поздно. И от этой мысли охотнику становится пронзительно жаль и себя, и гепарда, и лань. И от этого чувства у охотника появляется желание рассказать всем обо всё этом. Он садится и пишет рассказ о трепетной лани, которая бежит, но рано или поздно гепард догонит её, и о гепарде, который бежит быстрее лани, но которого рано или поздно настигнет пуля, и о самом себе – охотнике, который сидит в засаде и размышляет о том, что хотя трепетная лань бежит быстро, но рано или поздно гепард догонит её, и что самого гепарда, который бежит быстрее лани, настигнет пуля, и о безответном вопросе в своей душе: не настигнет ли его самого кто-нибудь или что-нибудь рано или поздно, и о том, что от этой мысли ему стало пронзительно жаль и лань, и гепарда, и себя, и появилось желание рассказать всем обо всём этом, и о том, как он садится и пишет рассказ, хотя понимает, что рано или поздно…

 

Свиноферма

Жил-был один доктор всяческих наук, лысый головастик по имени Борис Берездинский. И с помощью физики, математики и генной инженерии наловчился он встраивать человеческие гены (фрагменты ДНК) в ДНК зародышей свиньи. У свиноматок стали рождаться полулюди-полусвиньи. Причем, новорожденные на вид как поросята, а когда подрастают, то превращаются в людей. Только что-то свинское проглядывает. Тельце упитанное (только тронь – сало так и брызнет!), нос пятачком, глазки щелочками, щечки булочками. Но даже не во внешности дело. За всякой внешностью скрываются внутренности… С помощью инъекций Берездинский так имидж своих питомцев откорректировал, что сам черт не разобрал бы сходу, человекохряк перед ним или обычный человек. И вели себя человекохряки временами совсем нормально. Только иногда вдруг, но непременно, в них свинское естество пробуждалось. И тут начиналось! Как станут дружно хрюкать, визжать и жрать, пихаясь у кормушки, так сразу видно, кто они на самом деле. Самого напористого и отважного из первого приплода Борис вдохновенно назвал своим же именем, то есть Борькой. Самого бойкого и прожорливого (из того же приплода) – звучным именем Даргай, что означало «Даром г@вно? Йес!». Еще в приплоде был башковито-хитрющий Байсуч («байский сучок») и несколько других колоритных экземпляров. И всё это поголовье Берездинский выпустил на волю, в люди… А если человекохряк из новорожденного не получался, Берездинский, кормя его вволю и нежно поглаживая по холке, приговаривал с акцентом: «Кушай, кушай, дарагой. К пасхе зарэжем!».

 

Фани Каплан, Борис Савинков и Владимир Ленин

История с Фани Каплан весьма поучительна: до какого края был доведен еврейский народ в Российской империи, что из тихих местечковых мещанских селений выдвинул на борьбу с прогнившим режимом мощную революционную закваску боевиков… Хотя, по большому счету, не имеет значения ни национальность Каплан, ни ее побуждения, ни ее печальная судьба. Но важны те социальные катаклизмы, которые изменили жизнь страны. Отмена частной собственности. Земля крестьянам. Фабрики рабочим. Долой империалистическую войну. Социализм. Интернационализм. Вот те лозунги, которые обеспечили большевикам победу и которые были ими реализованы при колоссальной поддержке со стороны всех народов России. Почитайте «Воспоминания» Бориса Савинкова, который прошел тяжкий путь от пламенного боевика-революционера до циничного белогвардейца-контрреволюционера. Ему, русскому интеллигенту, тоже, как Фани Каплан, хотелось Учредительного собрания, демократии и выборов. Но он, как и она, не понимал, что демократия в России – сладкий миф. У нас возможна только диктатура. Ленин мудро сделал ставку на диктатуру пролетариата. И победил.

 

Национализм

Сразу отмечу (для некоторых), что не нужно путать националистическое религиозно-политическое движение с национальностью. Причем, национализм понятие не индивидуальное, не групповое, а классовое. Не важно, какую конкретную национальную окраску имеет национализм – фашизм, сионизм, вакхабизм… Но важно, что финансово-поддержанный агрессивный национализм – шовинизм – это мощная взрывная сила. Шовинизм вонючей струей течет нынче по всему миру.

 

О творчестве Достоевского

Вот что меня всегда поражало в книгах Достоевского: пространнейшее (как у Аристотеля) зануднейшее (как у Гончарова) изложение (конечно, мастерское!) на сотнях страниц (ах, гонорары, гонорары!) никчемных незначительных событий (преимущественно не событий, а мелких треволнений и театральных монологов), вместо которых можно было бы рассказать просто короткий забавный анекдот. Да, движения души (с точки зрения психо-филологии) Достоевский выражал филигранно. Вот почему у него много почитателей. Но для меня его тексты скучны. Что поделать! Мне не хватает у него событий, действий, информации, аналитичности, юмора. Обратите внимание: он начисто лишен юмора. Начисто! Причем, в отличие от Льва Толстого, который был тоже с таким дефектом, Достоевский не склонен к глубоким мыслям, к анализу, к мудрости. Мне жаль его – многословного, жалкого, бедного, мятущегося, психически не здорового.

 

Утячья охота

(читается вслух голосом телеведущего передачи «Конец природе» Николая Дроздова)

Ранней весной, в первый же день апреля (сразу после майских праздников) открывают охоту на уток и другую испуганно пролетающую дичь. Почему весной? Потому что осенью нельзя: утки насиживают птенцов. Обычно селезень рожает двоих, иногда одного или трех. Перед рождением он носит яйцо в клюве, как пингвин, стараясь не уронить, когда крякает. Утки вообще очень умные и крякают не просто так. Одинокая утка и утка с детенышем крякают по-разному. Детеныши появляются не у тех уток, которые красивые, а которые громче крякают. Когда утки с птенцами устают и садятся на дерево, они начинают питаться жучками из коры. Но еще больше утки любят кедровые орехи. Сидя на ёлке, за один день прожорливая кряква может слопать до 10 кг орехов, отчего ей становится трудно взлететь, и она может стать легкой добычей незадачливого охотника. Охотник обычно подкрадывается со всех сторон и при этом тихонько жалобненько квакает. Квакает он затем, чтобы отвлечь внимание хитрых пернатых тварей. Ведь утки больше всего на свете обожают жрать лягушек. Если охотник квакает правильно, без заиканий, то кряквы начинают думать, что это не охотник по кустарнику на брюхе ползет, а лягушка. И тогда они хотят наброситься на нее. Но не тут-то было! Ведь настоящий охотник так быстро успевает достать из кармана четырехствольное ружье первого калибра, что никакая стая удрать не успевает. Бах! Ба-бах! Баб-ах! Трах! Тарарах! Трах-таратах! Сразу из всех четырех стволов. Только перья летят. Не случайно утки во время облав передвигаются по небу врассыпную: чтобы у охотника глаза разбегались и он не знал, куда стрелять. Если охотник промахнулся, то пули пролетают мимо. А если попал, то иногда пуля может отскочить и рикошетом ударить ему в глаз. Поэтому, согласно приказу Минобороны, на уток нельзя охотиться из пулеметов и артиллерийских орудий. Некоторые несознательные охотники нарушают инструкции Минохоты, Охотнадзора, Надзорохоты и Миннадзорохотминздрава, согласно которым разрешается добывать за сезон только одну утку. Если же добыто много уток, то охотник обязан немедленно и безвозмездно сдать их государству. Ведь утки не его, а казенные. За это ему Охотправление выплачивает почетными грамотами по 3 тысячи рублей за каждую птицу, причем, из его же членских взносов. Вот почему в нынешнее время охотников расплодилось много, а уток мало. Чтобы сберечь поголовье уток, Правительством, Думой, Советом Федерации, а также всеми соответствующими министерствами изданы Указы, запрещающие производить отстрел дичи без ее предварительной приватизации. На каждую утку нужно будет приобретать отдельную лицензию. После отстрела необходимо в трехдневный срок сдать в Охотправление все лицензии, путевки, взносы, охотбилеты и ружья, а также подробный охототчет, заверенный нотариусом, в пяти экземплярах. В противном случае нарушителю грозит штраф в три зарплаты, а если зарплаты нет, то суд и тюрьма. Удачной охоты, друзья!

 

Аполитичность писателей

Были творцы соцреализма: Горький, Маяковский, Шолохов, Платонов, А. Н. Толстой… Они все разные, но их всех объединяет одно: талант. Никто из них не служил Кремлю. А если кто из них пользовался Кремлем, то правильно. Не секрет, что почти каждый писатель выполняет социальный заказ, даже если он об этом не подозревает. К примеру, Булгаков. Талант. Умница. А по отношению к советскому строю – контра. В его книгах четко видна симпатия к дворянам и белогвардейцам, но не к рабочим и крестьянам. Это и есть соцзаказ, причем, с отражением классовой борьбы не объективно, а тенденциозно, с позиции свергнутого класса эксплуататоров. Да, русская литература это не только Фурманов и Островский, а еще и Булгаков, и Набоков… Однако… Конечно, слог Набокова великолепен, несравненен. Но в одном из своих романов Набоков оплевал Чернышевского, выставил его придурком, посмешищем. При этом противопоставил ему «героя» – своего отца – богатенького помещика, сибарита, увлеченно коллекционирующего бабочек и оставшегося равнодушным к бойне первой мировой войны. Вот типичный пример писательства, когда перо мастера становится оружием аполитичности, пофигизма, высокомерия и пренебрежения к судьбе собственного народа. Эмиграция Набокова – неизбежное следствие его барства и политической слепоты. Почти любая книга, даже архи-антиполитичная выполняет соцзаказ, ибо писатель живет на земле, а не на луне. Другое дело, что не всем нравятся идеи социализма. Но это к литературе отношения не имеет…

 

О присуждении Л. Улицкой премии за «Переводчика»

Сразу оговорюсь: очень ценю Людмилу Улицкую как автора «Казуса», «Шурика» и «Похорон». К примеру, когда я читал «Веселые похороны» (про русско-еврейских эмигрантов в США), то мысленно аплодировал; великолепная книга, остроумная, философичная. А вот «Переводчик» – полный провал Улицкой, убогий пасквиль на мировые религии, жалкий потуг с замахом на Новую Библию. Перед выходом этой книги я случайно попал на презентацию. Улицкая со сцены стала зачитывать отрывки. Публика начала зевать. Многих едва не стошнило. Я тоже, скрипя зубами, удержался от рвотного позыва и подумал с тоской: «Куда подевался мастер?». Текст пространный, унылый, лишенный глубины или юмора. Тема для России – провокационная, а для православных даже оскорбительная. От героев несет душным сионистским угаром, который авторша пытается облагородить духами «Коко Шанель» американо-израильского разлива. Главный герой – то советикус, то фашист, то талмудист, то нью-христос… И вот недавно эту книгу удостаивают высшей литературной награды России. Мощный плевок. Окололитературные нувориши и их прихлебатели харкнули в Маканина и Пелевина, Полякова и Распутина, Веллера и Токареву… – в современную русскую литературу. А не стыдно ли вам, господа!? Если устраниться от эмоций, то факты таковы: 1) Книга скучна, причем, не только для широкого читателя; презентация проходила в академгородке Пущино; публика тут не слабая, но зевали почти все, аж до скрипа в скулах. Читая книгу дома, я использовал ее как снотворное. Помогало. 2) Есть ли глубокие мысли, неожиданные повороты, философские находки? Отнюдь. 3) Есть ли в книге юмор, ирония? Нет. Такое ощущение, что текст кропался мрачно-графоманским мизантропом. 4) Главный герой по жизни – изворотливый хамелеон. Такие нынче в моде. 5) Основной тезис книги: давайте всем миром дружно жить по религии, причем, по «новой» религии, причем, по одной-единственной – иудо-христианско-улицкой; а кто не хочет, тот дурак. 6) Талантливая ли это книга? Поднимается ли она до уровня «Приглашение на казнь» или «Доктор Живаго», или «Козленок в молоке», или «Альтист Данилов», или «Жизнь Клима Самгина», или…? Ответ дайте сами. Дело не в том, что «Переводчика» одни ругают, другие хвалят, а в том, что в море современной российской литературы жюри выбрало эпатажное низкопробное чтиво, скандальную тему, рваный и невнятный литературный текст, серую фабулу, нерусский дух, сионистскую интригу. К любой чужой вере нужно относиться терпимо, но – пока она сама веротерпима. Что касается «Переводчика», то там как раз по сути нет веротерпимости, хотя на словах вроде бы речь идет именно о веротерпимости; типичное фарисейство. Я не знаю и знать не желаю, кто конкретно сидел в жюри и кто дергал это жюри за ниточки. Но знаю точно: они не патриоты; они продажны; они в России – чужие. Хотя Улицкая, безусловно, ни в каких сговорах не участвовала, но она своей скандальной книгой поспособствовала разжиганию религиозной и национальной розни, это факт. Конечно, она подсознательно понимала, что акция будет хорошо оплачена; и это теперь оплачено – свершившийся факт. Маканин (председатель жюри) был против присуждения книге 1-й премии. Но с его мнением не посчитались. «Переводчик» разочаровал многих. Думаю, что причина неудачи Улицкой заключается в том, что эта книга слишком нерусская, слишком иудейская. Хотя евреи действительно – величайшая нация, но у Улицкой в «Переводчике» они так трепетно и неумно возведены на пьедестал, что хочется дать им всем вместе с ней и с пьедесталом пинка под зад.

 

А. И. Солженицын

Солженицын был сильный литератор? В общем да. Но Нобелевскую премию получил не столько за литературу, сколько за антисоветчину. Писал ли Солженицын о Гулаге правду? В целом да. По крайней мере, он был искренен. Но это была его персональная правда – правда личной беды и личной обиды, причем, это в основном была художественная правда, не строго документальная. Поэтому краски сильно сгущены, многие цифры выдуманы. Стучал ли Солженицын, когда сидел? Доказательств нет. Солженицынский литературный текст об этом (о собственном стукачестве) не есть доказательство. Но даже если стучал, это дело его совести, а не общественного разбирательства после смерти. Мир его праху и духу.

 

По поводу литературной критики

Читатели не всегда обращают внимание на «мелочи». Но для того и существует литературная критика, чтобы они увидели, какую вердыщенку порой читают, а поэты и писатели малость протрезвели. Но есть большая разница между критикой произведения и критикой его автора… Если руководствоваться принципом «критиковать можно всем и всех», то начнутся обиды и скандалы, базарная ругань и хамство. А если взять принцип «критиковать можно, но – только произведения», тогда всё встанет на свои места. Профессиональная критика это острый «разбор полётов», но – с максимумом доброжелательности, иронии и юмора, даже ехидства, а не с грозным размахиванием тяжелой кувалдой. И, само собой, не приемлемы мат, грубость, грязные слова, оскорбления. Удержаться от этого трудно, но нужно.

 

Кстати, о Пушкине

(мнение одного бывшего старшеклассника)

Кругом все восторженно твердят, как попугаи: Ах, Пушкин! Ах, Пушкин…! Ну, проходили мы такого древнего поэта – А. Х. Пушкина – когда-то в школе. Ничего особенного. Даже ерунда. К примеру, возьмем типичное стихотворение А. Х. Пушкина «Белеет парус одинокий в тумане моря голубом…». Вообще-то в наших широтах сильного тумана над морем не бывает. Ежели бы о болоте шла речь, тогда да. И раз уж вдруг появился туман, то парус вообще не был бы виден, потому что и туман белый, и парус белый. Вот поэтому и выдумано тут, что туман голубой. Чушь. Голубым должно быть море. Поэт бы еще о голубом человеке написал! Но людей голубых, как известно, не бывает. Теперь возьмем его пьесу «Евгений Онегин». С самого начала – полный бред. «Мой дядя самых честных правил». А что это за честные правила? Не понятно. Что, трудно было объяснить? Пошли дальше. «Когда не в шутку занемог». Да кто ж будет болеть в шутку!? Я таких юмористов не встречал. «Он уважать себя заставил». Абсолютно никакой связи с тем, что заболел. И не понятно: как конкретно заставил уважать и кого именно заставил. Поди догадайся! Читатель ведь не телепат. «И лучше выдумать не мог». Чего выдумать? Лучше чем что? Опять неясность. Снова напустил туману. А сюжетец-то каков! Евгений балбесничает, бездельничает и бабничает; грубо говоря, ведет аморальный образ жизни, как сам А. Х. Пушкин. Кстати, Пушкин был задиристый и драчливый, как петух. Из дуэлей не вылезал. С женщинами вел себя легкомысленно и нахально, сочиняя им романтические стихи и залезая под юбки. Отбивал верных жен у мужей и чужих любовниц у друзей. Этими похождениями он компенсировал свой мелкий рост и африканское происхождение. А когда, в свою очередь, сам Николай Палыч стал аналогичным способом домогаться его жены Натальи, то сначала Пушкин хотел вызвать Государя на дуэль, но с испугу передумал, верноподданнически пожал ему руку и получил высокий чин. Ох уж эти писатели! Сначала собираются бросить перчатку или плюнуть вверх, а потом получают звание народного артиста. Между прочим, друзья Пушкина декабристы, когда он лобызался с царем, погибали в ссылке. Вместо того чтобы послать им денег, отправил стишок: «Во глубине сибирских руд…». Как видно, скуповат был. Он ведь первым из русских поэтов стал за стихи брать деньги. До этого все писали даром, даже Ломоносов. И нынешние поэты тоже пишут даром, хотя их не печатают. Однако ж вернемся к другим произведениям А. Х. Пушкина. Начнем со стихотворения «Зима». Читаем: «Зима! Крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь». Во-первых, в честь чего торжествуя? От зимы что ль радость? Поэт-барин был, видимо, не в курсе, что зимой крестьяне в деревнях голодали так, что к весне опухали и ели дубовую кору. Дальше. «На дровнях». Что это за дровни такие? Вероятно, Пушкин имел ввиду сани, на которых возят дрова в лес. Ну, так бы и сказал – «на санях». Что значит «обновляет путь»? Если путь есть, то что ж его обновлять? А если пути нет, то это уже не обновление, а прокладывание. Вот у нас сейчас в стране вроде есть Пути…, а вроде нет. От этого полная неразбериха в головах партии и правительства на фоне сплоченного медвежьего Единства, ибо не ясно в какую сторону скакать и за какими дровами. Одна голова смотрит назад и кричит «вперед!», а другая глядит в противоположную сторону и тоже зовет в этот самый «вперед». Пророческим оказался царский герб у Российской республики. Правда, больше на курицу похож: с двумя клювами, повернутыми для красоты в разные стороны, но зато с общим желудочно-питательным трактом. Но вернемся к главному, к литературе. «Его лошадка, снег почуя, несется рысью, как-нибудь». Снег почуя!? Полная фигня. Снег не имеет запаха, как и вода, из которой он возникает по всем законам физики и химии. И даже вдруг если бы от снега пошел запах, то это был бы, скорее всего, запах конского навоза. Тогда лошадь должна была остановиться и начать обнюхивать, а не нестись рысью. И что тут означает местоимение «как-нибудь»: на авось или сломя голову? Приходится констатировать, что тут Пушкину просто не хватило слов для рифмы. Вот он и вставил это самое «как-нибудь». У нас возницы с вожжами вообще любят этот самый «как-нибудь», ведь главное – чтоб куда-нибудь вперед. Теперь перейдем к сказочкам, снискавшим у некоторых непослушных детей популярность даже бо льшую, чем медведи у их родителей. Берем почти любую пушкинскую сказку – бред. К примеру. «Приплыла к нему рыбка, спросила: чего тебе надобно старче?». Во-первых, рыбы не тупые, они на зов не приплывают. Наоборот, когда у берега кричат и шумят, они уходят на дно. Во-вторых, рыбы, как известно, не только не разговаривают по-человечески, но вообще не издают звуков через рот. Берем другую сказку. «Кабы я была царицей, – третья молвила девица, – то для батюшки-царя родила богатыря». Ну, родить дело-то нехитрое. Это почти любая дура может, особенно ежели от начальства. Ведь нет чтобы потрудиться, как две первые сестры! Не хочет работать, лентяйка. Только одно у нее на уме… Кстати, а что может быть на уме у двуглавого орла? Всего одна мысль или целых две? Но вернемся к классику. У Пушкина получилось так: бездельница – хорошая, а трудолюбивые сестры – плохие. Где же социальная справедливость? Куда смотрела цензура? И какой пример подается в этой, с позволения сказать, сказке, подрастающему поколению!? В общем, накуролесил этот А. Х. Пушкин в своем творчестве, как и в своей жизни, столько, что ни пером сочинить, ни топором написать. Хоть и жаль его, что бессмертно погиб на дуэли, но все-таки Дантес сделал доброе дело. А то бы Пушкин совсем завалил литературу своими несуразными сочинениями.

 

Белеет парус

Нынешний уровень образования в школах таков, что многие старшеклассники не только путают Пушкина и Лермонтова, но даже считают, что Евгений Онегин – великий русский поэт. Приписав в предыдущей миниатюре стих «Белеет парус» Лермонтова Пушкину, я хотел довести юмор до черного. И, похоже, это удалось: каждый второй читатель начинает меня убеждать, что стих написал не Пушкин, а Горький. Для таких читателей вношу ясность. Согласно последним сведениям из газеты «Московский Костомолец», стихотворение «Белеет парус» было написано Шекспиром. Но поскольку Шекспир, как было выяснено передовой советской наукой еще в 1937 году, персона несуществующая, то Сталин приказал внести стих в учебник под фамилией Пушкина. А под фамилией Лермонтова стих возник позже, при Хрущеве.

 

О поэзии Н. Рубцова

Не могу понять. Вокруг все трубят о великом русском поэте Николае Рубцове. На книжной ярмарке в серии книжечек «Поэзия ХХ века» я углядел его среди Есенина, Маяковского и Блока. Купил. Раскрыл в ожидании… Полчаса недоумевал. Столько же смеялся. К примеру (беру фразы наугад, не выбирая!):

«Траву жуют стреноженные кони. Заржут они – и где-то у осин Подхватит это медленное ржанье, И надо мной – бессмертных звёзд Руси, Высоких звёзд покойное мерцанье».

Над этим можно даже ржать. Звёзд – звёзд. Жуют – заржут – ржанье. И что это за медленное такое ржанье? В противовес ржанию быстрому? И не понятно – кто именно его подхватит. Прям по классике: «Проезжая по деревне, лаяли собаки». Не исключено, что в книге опечатка: нужно не «это», а «эхо»; тогда ясно, кто подхватит. Но, с другой стороны, ведь эхо не бывает «где-то у осин».

«К морю нельзя равнодушным быть. Если, настойчиво споря. Ты говоришь: „Не могу любить!“ — Значит, боишься моря!»

К морю – моря. И не ясно, в честь чего и о чем был настойчивый спор.

«Я забыл, как лошадь запрягают. И хочу ее позапрягать, Хоть они неопытных лягают И до смерти могут залягать!».

Запрягают – позапрягать. Лягают – залягать. Чрезвычайно оригинально. Меня этот стих просто залягал.

«Ах, как светло роятся огоньки! Как мы к земле спешили издалече! Береговые славные деньки! Береговые радостные встречи!»

Огоньки роятся словно пчелы или мухи. Береговые – береговые. Четыре восклицательных знака. Чувств – море, а мастерства – нуль.

«Я марширую на плацу, А снег стегает по лицу. Я так хочу иметь успех, Я марширую лучше всех!»

Марширую – марширую. Вообще не стих, а бред. Полный отстой. Позор – и солдату, и его виршам.

А вот еще, из стихотворения «В. Белову» (оригинал – огромный стих – тут не привожу):

«Тихая… Тихо… Тихо… Тихо… Тихая…» – тишайший перебор.

«Купол… травою зарос» – Трава у церкви выросла на куполе? Купол он покатый и железный, на нем ни трава, ни березы не растут.

«Там, где я плавал за рыбами» – с гарпуном что ли?

«Сено гребут в сеновал» – сено сгребают в стога, а на сеновале только складируют.

«Болотина» – редкое разговорное слово, в печатных текстах его практически нет, иначе можно было бы с таким же успехом писать «рекотина» вместо речки и «озёрина» вместо озера. Среди писателей и поэтов считается шиком впустить где-нибудь такое словечко. Но это пижонство.

«Я ничего не забыл» – противоречит утверждению «Сам я найти не смогу».

«Тот же забор перед школою» – это и есть «зеленый простор»?

«Словно ворона веселая сяду опять на забор» – словно ворона подбитая, стих улетел за забор.

«Речка за мною… бежать… и бежать». Река побежала-побежала за поэтом.

«С громом, готовым упасть» – падает молния, а гром только производит сотрясение воздуха.

«Смертную связь» – какую угодно можно чувствовать связь с родным краем – прочную, крепкую, сильную, но не смертную; это при жизни невозможно.

В общем, снова стих-апчхих, полное недоразумение. И так далее, и тому подобное. Примитив. Непрофессионализм. Пошлая восторженность. Почти нулевой смысл. Единственный достойный стих – «В горнице моей светло». Не зря он стал песней.

Ничего не имею персонально против Рубцова. Судя по тональности его стихов, он был симпатичный человек. Но поэзия его в целом слаба и примитивна. Кто и почему его пропиарил, не знаю и не интересуюсь. Кстати, в России есть сотни поэтов в десятки раз сильней Рубцова.

Конечно, нельзя отказать поэту в наличии искреннего душевного томления. Поэзия Рубцова теплая, душевная, искренняя. Но по своему уровню она просто смешна рядом с поэзией Есенина, Маяковского и Блока. Безусловно, у поэзии Рубцова есть свои читатели. Вот и у комиксов – тоже есть…

В заключение – коротенькая пародия на типичные стишки Рубцова:

Стукну по макушке – не звенит Стукну по затылку – не слыхать. Что-то в голове моей гудит. Полетели мысли отдыхать.