Монотонно топали мулы шести упряжек. Глухо стучали по мягкой, поросшей травой земле колеса. Сопровождающие колонну всадники то вытягивались в цепочку, то снова сбивались в кучу. Топот копыт, громыхание фургонов складывались в ночную музыку, напоминающую рокот барабанов.

В фургоне было тесно от ящиков с боеприпасами. Движения Кэт сковывала длинная широкая юбка, которую она носила по моде того времени. Она чувствовала, что попала в среду, для которой не подготовлена. Девушке захотелось услышать спокойный человеческий голос. Она пробралась вперед к месту возницы и постучала по плечу сидевшего рядом с возницей человека:

- Том!

- Что, мисс?

- Том, сколько времени? И где мы, собственно?

- Должно быть, часов десять вечера, маленькая мисс. А где мы - так недалеко уже от Найобрэры!

- Надеюсь, скоро приедем в форт?

- Завтра, мисс Кэт, завтра мы прибудем туда. Не лучше ли вам пока поспать? И держите голову выше, а сердце там, где ему полагается быть!

- Я постараюсь, чтобы отец и жених не краснели за меня!

- Мало стараться, надо еще и суметь!

Кэт не придала значения этому замечанию, подумав, что уж она-то достаточно подготовлена ко всяким невзгодам.

Кэт родилась на ферме в Миннесоте и рано потеряла мать. Скоро, во время крупного восстания индейцев в 1862 году, она потеряла и бабушку. Девочке пришлось поселиться в городе у своей тетки. Вышивание, игра на рояле, умение красиво писать, правила хорошего тона - вот навыки, которые Кэт приобрела у тетушки Бетти и которые здесь, в прерии, были ей совершенно ни к чему.

Однако когда отец, который в последние годы подолгу находился на пограничных постах, приезжал погостить, он, к ужасу тетушки, учил свою ночь править лошадьми и стрелять. В сегодняшней обстановке это было гораздо полезнее, хотя с четверкой мулов Кэт дело иметь не приходилось, да и в людей целиться ей еще не случалось. Но что толку раздумывать? Сама она влезла в это дело, самой надо и справляться. Менять своего решения она не собиралась: жизнь у тетушки Бетти, каждодневные заботы о капризной пожилой даме были невыносимы.

Раздался свист. Возница натянул поводья, заскрипели тормоза, и длинный ряд фургонов остановился. Был объявлен привал.

Кэт с помощью Тома вышла из фургона и направилась вперед мимо упряжки к голове колонны. До нее долетал негромкий говор мужчин, сидящих на земле.

- Хэлло! - крикнула девушка, недовольная, что на нее не обращают внимания.

- Кэт! - отозвался Роуч и подошел к ней. - Чертова езда! Как тебе это нравится? - спросил молодой лейтенант. - Будет что вспомнить, когда станем бабушками и дедушками!

Кэт не сразу ответила. В городе она отличалась бойкостью, поражавшей молодых офицеров, здесь же - незнакомая обстановка, темнота - все это сковывало ее.

- Н-не знаю… - сказала она и, оглянувшись, увидела высокого человека в шляпе с отвисшими полями - это был Беззубый Бен. Он только что объявил об остановке. Его голоса, похожего на хрюканье, не узнать было невозможно. Он командовал вольными всадниками, приданными небольшому подразделению драгун. - А что думаете вы, Бен? - спросила девушка.

- Всякое мне думается, маленькая мисс, всякое, но ничего такого, что вам было бы приятно услышать.

- Как я понимаю, нам предстоит двигаться всю ночь, - сказала девушка, надеясь услышать в ответ что-нибудь разумное.

- Вы умеете расспрашивать, маленькая мисс. Дело в том, что в письме, которое доставил в форт вашему отцу Генри, майору предложено выслать нам навстречу несколько человек. И эти парни с Найобрэры уже давно бы должны нас встретить. Я не понимаю, куда они подевались. А все, чего я не понимаю, заставляет меня сомневаться. Поэтому-то я предлагаю поспешить.

- Не городи ты чертовщину, не наводи панику! - вмешался лейтенант. - Нам абсолютно нечего бояться!

- Т-с-с! Тихо! - шикнул вольный всадник и прислушался, потом бросился в траву, приложил ухо к земле. - Да. - поднявшись, сказал он. - Слышен далекий топот копыт.

Кэт, однако, никакого топота не различала. Кто это? Друзья? Враги?

Бен подошел к лейтенанту Роучу.

- Провалиться мне сквозь землю, если тут не разъезжает этот сброд. Знаешь ты, кто гоняется здесь за золотоискателями, будто они чумные? Род Медведицы, вот кто. Это - банда убийц, и главарь у них - наш бывший скаут - Гарри.

- Заткнись-ка ты, Бен! Хватит фантазировать! Надо решать, что делать, - торопливо сказал обеспокоенный Роуч.

- Что делать? Только то, лейтенант, что мы и намеревались. Не следует резко менять тактику. Будем ехать почти до полуночи. Потом станем ночным лагерем. До полуночи краснокожие не нападут. Они всегда выжидают двух-трех часов ночи, когда наш брат усталый и сонный.

- Хорошо, поедем. Чем ближе мы станем лагерем к посту на Найобрэре, тем лучше.

Защелкали кнуты по спинам мулов, покатились большие колеса по клочковатой траве - вереница фургонов снова пришла в движение. Точно так же, как и до привала, подумала девушка, - и все же совсем иначе. Теперь она чувствовала близость реальной опасности. Теперь еще более чужими казались ей эти люди, грубой натуре которых она не доверяла. О том, чтобы заснуть, нечего было и думать. Она отыскала свой кожаный пояс с кобурой, вытащила револьвер и проверила заряд. Со странным чувством спрятала она обратно оружие.

Она присела на корточки у переднего проема в брезенте, где ее старый друг - седобородый Том - сидел рядом с ездовым. Широкая спина Тома казалась ей надежной защитой и от ночного ветра, и от любой опасности.

- То-ом, - тихонько позвала она.

- Не бойтесь, мисс.

- То-ом, хоть бы поскорее прошла эта ночь! Это ведь у нас последний переезд. Завтра мы должны прибыть в форт.

- Ну конечно! Завтра вы уже будете сидеть у своего отца в блокгаузе, за толстыми стенами. За такими стенами, что не всякая пуля пробьет. У старого блокгауза, по крайней мере, такие.

- Что значит у «старого блокгауза»? Вы знаете форт?

- «Знаю» - это слишком сильно сказано. О новом блокгаузе я только слыхал. Но о старом блокгаузе, который построил Беззубый Бен, наш сомнительный спутник, о старом блокгаузе, в котором он был и хозяином гостиницы, и кабатчиком, и торговцем, об этом старом блокгаузе я кое-что знаю.

- Расскажите мне о нем! Пожалуйста, Том, - принялась упрашивать Кэт. - Если я буду думать, как выглядит форт, мне будет не так страшно, да и время за разговорами пройдет быстрее. А спать я все равно не могу.

- Да, нам, конечно, следует побеседовать. Но о старом блокгаузе… нет, лучше не стоит.

- Почему же?

- Потому что… потому что это жутко.

- Но, может быть, вы расскажете тогда что-нибудь из своего прошлого?

- Вы это серьезно, маленькая мисс? Что ж, могу, если вам угодно послушать о старой развалине. Вот разъезжаю я по прерии за грошовое жалованье, рискуя своей жизнью, и ни кола у меня, ни двора. Но вот повстречай я вас два года назад, в тот вечер, когда был брошен злой жребий, да, да, повстречай я вас тогда, и многое бы могло быть иначе… Вы бы тогда открыли дверь, мисс, дверь в мою лавку…

- Вашу лавку? Разве вы не всегда разъезжали по прерии?

- В молодости я был разведчиком на строительстве железной дороги. Однажды индейцы рода Большой Медведицы даже захватили меня в плен. Только я потом жил у них как свой… Пережил я песчаные и снежные бури. И я был сыт всем этим по горло. Я вернулся в город и открыл небольшую лавку. И вы могли бы ко мне как-нибудь заглянуть, пожалуй, даже с вашей противной тетушкой Бетти. И, может быть, вы спросили бы какое-нибудь индейское одеяло или вышитый кожаный пояс, какие настоящие леди покупают как диковинку. И если бы я вас увидел тогда, я вспомнил бы, конечно, о своей дочери, которая немножко похожа на вас. И тогда я бы ни за что на свете не отправился снова в прерию, которая мне ненавистна. Тогда я бы на склоне лет уж не стал золотоискателем, и Рэд Фокс не заманил бы меня в блокгауз… В этот проклятый дом!

- Почему проклятый? - снова разволновалась Кэт. - И кто такой Рэд Фокс?

- Проклятый… хм, придется рассказать вам эту историю. А Рэд Фокс, или Джим, или Фред, или как бы он там еще не называл себя в своей разбойничьей жизни… д-да… кто же он собственно? Если бы я это знал! Так вот он-то, к моему несчастью, и появился тогда у меня. Это было два года назад, пасмурным зимним вечером. Жена моя тогда уже умерла, дочь вышла замуж, и я один сидел в своей лавке. Покупателей было мало, дело шло плохо, а у меня как раз кончился табак, и я поругивался про себя, поминая всех чертей и святых. И тут дверь вдруг распахнулась - говорю вам это, Кэт, как мне старому дураку тогда показалось, - и он-то, нечистый, ко мне и явился. Рыжеволосый, со сверкающими плазами, с желтыми оскаленными зубами! Большой, сильный! Похлопал меня по плечу и наговорил всякого такого, чем бедного человека легко свести с ума. Что вот-де найдем золото, сразу разбогатеем… Короче, я сказал «да» и продал свою лавку. К исходу зимы, вот в такое же время, как сейчас, кажется даже в этот же самый день, только два года назад, мы все оказались в проклятом блокгаузе…

Том шлепнул себя ладонью по губам и оборвал рассказ.

- … вы все встретились в блокгаузе! - подхватила Кэт конец фразы. - И тут вы?.. - Она была теперь настроена решительнее, ей хотелось уже узнать все до конца.

Захваченный врасплох Том продолжал:

- Я и некий Джордж, и известный вам Билл Петушиный Боец, которого зовут также Кровавый Билл, и вечно грязный Малютка Джозеф, который едет в качестве охраны в фургоне перед нами, и белокурый Адам Адамсон - нет, его нет здесь, в нашей колонне. Этот был, пожалуй, лучший из нас. Он, должно быть, и теперь еще служит на форту вольным всадником. Бедняга, он хотел найти золото, чтобы отец не потерял ферму, которую у него захотела забрать Земельная компания. Все мы хотели с помощью Рэда Фокса стать богачами. Разные, разные мы были люди. Были, а многих уже и нет в живых. Месть висит над нами…

- Что за месть? - прошептала девушка.

- Месть Гарри-Токей Ито. Отца его тогда убили за то, что он не захотел вести нас к золоту. Джим Красный Лис снял с него скальп, а тело убитого мы бросили на съедение рыбам.

- И вы были при том? - испуганно спросила девушка.

- Да, да, я при том был, был еще Бен, Билл Петушиный Боец, Малютка Джозеф, Адам Адамсон…

- И вы не помешали убийству?

- Не будьте ребенком, мисс Кэт!

- Какое же наказание понес Рэд Фокс?

- Этот-то? Да его никто и не собирался ловить да судить. Им может заняться только Гарри - Токей Ито - сын убитого. Но вряд ли теперь появится в районе Платта или Найобрэры.

- И вот вы все едете опять в этот проклятый дом? - Кэт почувствовала, как мурашки побежали у нее по коже.

- Эх, лучше бы я вам не рассказывал, маленькая мисс. Не для ваших это ушей. Но ведь и верно, мы, кто до сих пор еще жив, снова собрались вместе.

Молодой возница, от которого и слова-то трудно было добиться, тут уж не выдержал:

- Это мне надо было знать, прежде чем отправлять в путь! Тогда-то уж вы бы ехали без меня! Этот Пит Куцый Нос оказался хитрее нас всех. Скрылся куда-то и остался на форту Рэндол.

Кэт задумалась. Она пыталась представить себе форт, индейца Токей Ито, который мстил белым за отца.

Ночной ветер становился холоднее и резче. Усталость овладевала людьми и животными. Глаза у Кэт стали слипаться, хотя полночь еще не наступила. С каким-то странным чувством она опять извлекла из кожаной кобуры револьвер, осмотрела еще раз и прицелилась, как бы стреляя по врагу. Хватит ли у нее хладнокровия, чтобы в нужный момент точно прицелиться? И что за мысль - убивать людей! Но люди ли индейцы? Нет, они просто враги, мстительные враги, сказала сама себе Кэт, повторив таким образом то, что ей твердили с детства.

Бен и Роуч галопом пронеслись вдоль колонны фургонов:

- Не спать! Погоняй! Погоняй! Погоняй!

Резвее защелкали кнуты, и мулы перешли на суетливый галоп. Роуч проскакал мимо фургона, в котором ехала Кэт, даже не оглянувшись. Однако Бен сменил галоп на рысь, нагнулся к проему в брезенте, увидел в руке девушки револьвер.

- О-о! - произнес он. - А ведь мисс, пожалуй, готова к схватке? И если уж женщины настолько героические, то нам, мужчинам, надо и подавно…

Пять выстрелов прогрохотали один за другим.

Речь Бена оборвалась на полуслове, он выпустил поводья, опрокинулся назад и упал с коня. Не издав ни звука, свалился возница. Поднялась беспорядочная стрельба. Кэт видела, как падали едущие впереди. Двое повисли ногами в стременах, и лошади уволокли их. Раздавались громкие вопли, непривычные боевые кличи, дикая ругань драгун. Упряжки, оставшись без ездовых, шарахались из стороны в сторону. Первый фургон опрокинулся. Драгуны и вольные всадники ударились в беспорядочное бегство. Враги кинулись преследовать. Белыми уже никто не командовал.

Фургон, в котором сидела девушка, продолжал движение. Том завладел вожжами и, благополучно миновав опрокинутый фургон, принялся хлестать животных. Кэт забилась в солому.

Запряженная четверкой легкая фура, кажется, выскочила из схватки. Шум борьбы оставался где-то позади. Стрельба продолжалась, но уже вдалеке. Девушка вздохнула. Более всего она полагалась на Тома, который уверенной рукой правил фурой.

- Кэт! - как раз крикнул он. - Скорей ко мне, на козлы!

Том еще подогнал мулов. Мулы продолжали нестись галопом, и фуру швыряло из стороны в сторону так, что она каждую минуту могла опрокинуться. Девушка с трудом вскарабкалась на доску и села рядом со стариком.

- Кэт, бери вожжи! Поезжай без остановок! Только прямо и прямо, так ты и приедешь к своему отцу. Держись же! Эта дорога - твоя жизнь!

Кэт взяла вожжи.

- Что с тобой? Куда ты? Подожди? Я долго не смогу.

- Надо, Кэт? - Старик запнулся, кровь хлынула у него из горла. - Вот что со мной! На мулов смотри, не на меня!

Кэт увидела, что в боку у него торчит стерла. Тело старика обмякло, и он свалился в траву.

Кэт словно окаменела на трясущейся доске. Вперед, только вперед! Мулы не сбавляли хода. Они тоже были испуганы, и страх подгонял их.

Фургон не останавливался. Крутились колеса, шуршали под ними остатки снега, летели брызги от луж. Понемногу девушка обретала уверенность. Успокоились и мулы и перешли на рысь. Кэт было не совладать с длинным кнутом, да и руки были заняты вожжами. Животные бежали теперь, как им хотелось.

Девушка задумалась. Лощина должна вывести к берегу реки. Стоит достичь Найобрэры, и можно увидеть форт. Там - спасение. Спасение? А что, если отец уже убит индейцами, теми… что напали на колонну. И не был ли во главе их тот самый смертельный враг, о котором люди вспоминали в ночной час?

И тут она услышала топот копыт! Лошади приближались, догоняя фургон. Друзья? Враги? Или все еще носятся вокруг лошади, потерявшие всадников? Стук копыт замер. Больше девушку никто не беспокоил, а времени прошло уже немало. Небо начинало светлеть. Но вот снова стучат копыта. Девушка вздрогнула. Не отпустить ли ей вожжи и не взяться ли за револьвер?

- Хэлло! - раздалось позади фуры.

- Это я! - обрадовавшись, крикнула Кэт в ответ: она узнала голос своего жениха.

В утренних сумерках рядом с фурой возник всадник. Девушка не ошиблась, это был лейтенант Роуч. Он нервно дергал уздечку, шляпы на нем не было, и волосы слиплись от пота.

- Поезжай дальше! - крикнул он. - Мы с тобой, наверное, единственные, оставшиеся в живых. Я поскачу вперед и выеду навстречу тебе с людьми.

- Возьми меня с собой!

- Ты с ума сошла! Мой конь не выдержит двоих! Черт висит у меня на хвосте! - И лейтенант так пришпорил коня, что он взвился на дыбы и лишь после этого бешено помчался вперед.

- Помоги же! - крикнула Кэт изо всех сил, но всадник даже не оглянулся.

В полной растерянности девушка смотрела ему вслед, пока он не исчез за поворотом ложбины. Скоро затих и топот его коня.

Стиснув зубы, Кэт принялась, как могла, погонять мулов. Насколько она поняла, все сопровождающие колонну погибли, а за Энтони Роучем, теперь, значит, за ней, гнался сам черт.

На востоке разгорался день. Неприютной, безобразной открывалась прерия под светлеющим небом. Вытаявшие пучки пережившей зиму травы, за ночь снова припорошенные снегом, и кроме нее - ничего. Кэт осознала наконец, что она одна-одинешенька в этой суровой, чужой для нее прерии. И не оставалось в ней ничего, кроме страха.

Мулы заупрямились. Даже Бесси, добрая Бесси вдруг не захотела больше бежать.

- Бесси, разве ты не получала от меня хлеба? Ну беги же, пожалуйста, Бесси, сам черт гонится за нами! - Кэт вдруг заметила, что сама с собой разговаривает вслух, и испугалась своего прерывающегося голоса.

Степная сторона тянулась бесконечно. Песок и трава, трава и песок, и так всю ночь, все утро. Что-то зловещее было в этой безмолвной равнине без деревьев и кустов, без людей и животных. Кэт выбивалась из сил, пальцы у нее стыли и коченели.

Черными пятнышками мельтешили у нее перед глазами призрачные всадники, которые нагрянули ночью, - индейцы.

- Бесси, ты главная в упряжке, беги же, побегут и другие!

Однако усталые мулы бежали лишь ленивой рысью. Кэт прислушалась. В третий раз доносился до нее сзади топот. Ах, если бы сердце ее билось спокойнее, если бы не стучала так в висках кровь! Если она не ошибалась, приближался всадник, а не бродячая лошадь: галоп был спокойный, размеренный. Девушка и сама не знала, почему, но надежда на этот раз возобладала над страхом. Быть может, эта размеренность звука успокаивала нервы?..

И тут раздался голос:

- Сто-ой!

Девушке был незнаком этот голос, и все же он внушал ей доверие. Она попыталась выполнить приказ и остановить упряжку. Но мулы чувствовали, что вожжи в неуверенных руках. Они упрямились, лягались и продолжали бежать. Всадник, догонявший ее, поравнялся с фургоном. Ужас овладел ею. Это был индеец!

- Отец! - пронзительно закричала она, потом бросила вожжи, выхватила револьвер и выстрелила.

Всадник ловко увернулся, и пуля просвистела мимо. Он поравнялся с передней парой мулов и схватил брошенные вожжи. Животные тотчас остановились. Кэт все еще держала в руках револьвер. Индеец повернул своего коня, остановил его и посмотрел на девушку сверху вниз. Она встретила быстрый взгляд глаз, почти прикрытых веками, и ее рука с оружием опустилась.

На голубом небе уже сияло солнце. Мулы понуро стояли в упряжке, один тотчас принялся щипать траву. Индеец на своем коне был рядом с фургоном. Буланый жеребец его был приземистый, хорошо сложенный, с темной гривой. Он дико поводил глазами. На мустанге не было уздечки, только нижняя челюсть была обхвачена свободно висящим поводом. Всадник выпрямился. Он был обнажен до пояса. Коричневая кожа его блестела. Через плечо и наискось через грудь висел патронташ. Он слегка прикрывал глубокие шрамы на груди под обоими плечами. Заплетенные в косы черные волосы спадали на спину. За налобную повязку из кожи змеи заткнуты три орлиных пера. Рукоятка ножа была искусно вырезана в форме птичьей головы. Кэт не могла заставить себя еще раз взглянуть в лицо врага. По описанию, которое она слышала ночью, она узнала в индейце Гарри-Токей Ито.

- Пощадите! - тихо сказала Кэт.

Дакота не ответил. Быстрым движением он выхватил у нее револьвер. Кэт закрыла руками лицо, чтобы больше ничего не видеть. Но когда доска, на которой она сидела, наклонилась, Кэт невольно отняла руки от глаз и ухватилась за доску, чтобы не упасть. Она увидела, что всадник взялся за вожжи и принялся разворачивать фургон, что в узкой лощине сделать было не так просто.

Как только упряжка была повернута в обратном направлении, дакота перебрался с лошади в фургон и уселся на козлы рядом с Кэт.

Одним окриком он привел упряжку в движение. Мулы подчинялись новому вознице. Он пустил их сначала рысью, потом в галоп, чтобы поскорее возвратиться туда, откуда Кэт ночью удалось уехать. Жеребец индейца бежал рядом.

Девушка сидела ссутулившись на узкой доске рядом с врагом. Она уставилась на светло-коричневую спину Бесси и теребила платок, повязанный на шее. В эти ранние часы весеннего утра было очень свежо, и Кэт зябла, и в то же время по спине у нее струился пот, так страшило ее все предстоящее.

В тишине прении где-то позади раздался выстрел. Правый передний мул споткнулся, запутался в постромках и упал. Он был убит. Остальные мулы тоже запутались и остановились. Повозка опасно наклонилась. Кэт вскочила. Чтобы удержаться на ногах, она схватилась за брезент и стала прислушиваться, опять у нее появилась надежда. Кто стрелял? Может быть, вернулся Роуч? Может быть, появился кто-нибудь из разведчиков колонны, ускользнувший от ночного разгрома? Девушка подумала, что индеец опомнится и тотчас обратится в бегство. Дакота, однако, рассудил иначе. Он выпрыгнул из фургона и бросился к убитому мулу. Фургон и животные скрывали его от неизвестного противника. Буланый исчез за поворотом и тоже оказался в безопасности.

Кэт закричала, взывая о помощи. Раздались еще выстрелы. Пули просвистели мимо фургона, одна попала в левого переднего мула.

Индеец обрезал постромки передних мулов и оставил только пару задних. Упряжка таким образом снова была готова к движению. Индеец вспрыгнул на козлы и погнал обоих мулов галопом. На козлах он чувствовал себя в безопасности: он понял, что преследователи не станут стрелять по фургону, откуда слышали крик девушки о помощи.

Но девушка больше не кричала. Даже своим непривычным ухом она установила, что преследующий повозку всадник приближался. И выстрелы его раздавались уже ближе. А тут еще и впереди появился всадник, который был, видимо, раньше скрыт склоном высотки.

Дакота вложил вожжи в руки Кэт.

- Поезжай дальше! - по-английски приказал он.

Девушка подчинилась. Дакота с ружьем в руках скользнул внутрь фургона. Он выстрелил. Галоп позади повозки затих.

Дакота снова выбрался вперед и уселся, но не на козлы, а на корточки позади них. Он взял вожжи. Животные моментально это почувствовали, и галоп их стал резвее. Второй преследователь, укрывшись за бугром на склоне, принялся обстреливать фургон и мулов.

Оба мула упали. Один был убит наповал, а Бесси еще пыталась встать на ноги. Повозка, накатившись на мертвого мула, наклонилась. Кэт закрыла глаза и ждала последнего удара дакоты, но он опять поступил так, как девушка не могла и предположить. Он прокричал что-то своему противнику, а сам выпрыгнул из повозки и оказался между убитым и еще живым мулом. Тотчас же со склона грохнуло два выстрела. Индеец упал на землю. Раскинув руки, он лежал, обрызганный кровью. Кэт не знала - своей или животных.

Со склона донеслась ругань. По голосу она узнала Билла Петушиный Боец. Билл продолжал стрелять. Но пули его шлепали только в убитого мула, позади которого лежал индеец.

Бесси удалось подняться, она рванулась вперед. Легкая повозка, и без того уже наклонившаяся, накренилась еще больше, тяжелые ящики поползли на одну сторону.

- Билл! Не стреляй! - закричала Кэт, подобрала свое длинное платье и выпрыгнула из качающегося фургона. Она оказалась на спине убитого мула, потеряла равновесие и упала.

- Чертова баба! - заорал сверху Билл. - Убирайся отсюда!

Кэт проворно поднялась. Убитый дакота был рядом. Она увидела торчащую у него из-за пояса рукоятку револьвера и завладела оружием.

- Браво! - заревел Билл. - Подходяще! Теперь пальни ему пару раз в морду!

Девушка осмотрела оружие. Руки ее тряслись. Она еще раз взглянула на индейца. Глаза дакоты были открыты, но он не смотрел на девушку. Казалось, глаза его остекленели.

- Он убит! - крикнула девушка Биллу и опустила оружие: она не могла заставить себя стрелять в мертвого.

- Ну что? Ты не можешь? - выходил из себя Билл; он выхватил свой револьвер, взял его наизготовку и понесся большими прыжками по склону холма.

Билл стрелял и на бегу. Он еще дважды попал в убитого мула, в то время как Бесси рвалась и лягалась. И вот он может почти в упор выстрелить в индейца! И в этот самый момент дакота подпрыгнул. Билл еще успел нажать спусковой крючок и выстрелил, но только слегка ранил индейца. Мужчины встали друг против друга.

Кэт с револьвером индейца вскарабкалась обратно на козлы. Задыхаясь от волнения, смотрела она на противников, от исхода борьбы которых зависела теперь ее судьба.

Дакота и Петушиный Боец все еще стояли не шевелясь и молча мерили друг друга взглядами. Они знали цену себе, знали, что им предстоит нелегкая борьба.

Дакота, не защищенный одеждой, был зато гладок и скользок. Он был моложе противника и, несмотря на глубокие шрамы на теле, более гибок. Сжимая в руке нож, он не спускал с Билла глаз.

Билл для устойчивости расставил ноги. Сапоги с высокими голенищами, шляпа с широкими полями, толстая кожаная куртка - все это усиливало впечатление массивности, тяжести. На шее у него был красный платок, кончик которого торчал наружу. Чтобы подбодрить себя, Билл принялся дразнить дакоту:

- Гарри, ты трусливый пес! Спрятался позади девушки! Шел бы ты домой к своей бабусе! Или убирайся к черту, пока я тебя как следует не отделал!

Индеец не отвечал.

- Все еще жалеешь своего старика? - издевался Билл. - Я не виноват, что Топ любил приложиться к бутылке и угодил под нож Рэду Фоксу. Это дело тебе надо уладить с ним самим. Если дорога жизнь, спрячь свой нож и проваливай!

Индеец молча смотрел на Билла. Его лицо было спокойно.

- Посмотри на свои ручки, жалкий мальчишка! - упивался звуками собственного голоса Билл. - И этими нежными ручками ты рассчитываешь чего-то добиться в схватке с Кровавым Биллом, Петушиным Бойцом? Да я сделаю из тебя, что захочу! Я выстоял в двадцати шести петушиных боях, выстою и в двадцать седьмом! Так что твое дело дрянь!

Билл своей заносчивой бранью добился успеха, которого и не предвидел.

Кэт уже сумела устроиться в сильно накренившемся фургоне. Бесси, как прекратились выстрелы, стояла спокойно, и девушка немного пришла в себя, ее уже не трясло от холода и страха. Она достала из соломы свой револьвер. При первом столкновении с индейцем она сделала всего один выстрел. Пять патронов оставалось. Ругань Билла была ей не по нутру, но самоуверенность оказалась заразительной. Девушка взяла индейца на прицел. Тот стоял против своего врага как бронзовое изваяние и был превосходной мишенью.

Девушка нажала спусковой крючок. Курок щелкнул, но выстрела не последовало. Кольт был разряжен.

Кэт взяла револьвер дакоты. Индеец слегка шевельнул губами:

- Девушка не должна тебе помогать, - тихо, но отчетливо сказал он своему противнику. - Борись! Я уже и так потратил на тебя много времени.

Кэт выстрелила, но в тот же момент индеец бросился на Билла. Попала ли она и в кого?..

Билл и дакота сцепились, упали, покатились по траве.

Кэт закрыла глаза: не было больше сил смотреть на них. Скоро шум борьбы стих. Девушка открыла глаза. Она увидела Билла и индейца, которые, как и прежде, стояли друг против друга с ножами и ждали момента. У дакоты текла кровь из небольших ссадин. Билл потерял шляпу, уголок его платка задрался на затылок. Волосы слиплись от пота.

- Катись в пещеру! - задыхаясь произнес он. - Нечего тебе тут болтаться! Грязные крысы! Пьяницы!..

- Твои слова бесполезны и недостойны мужчины.

Индеец, кажется, произнес это лишь для того, чтобы отвлечь Кровавого Билла. Едва прозвучало последнее слово, он ловким ударом сбил противника с ног. Кэт содрогнулась от ужаса, увидев, как дакота замахнулся ножом. И снова стало тихо…

Девушка не могла заставить себя посмотреть на место схватки. Она только прислушивалась. Ей показалось, что у мулов кто-то копошится. А вот и фургон пошевелился, чуть двинулся назад и ровно встал на колеса. Кто-то прыгнул на козлы и сел с ней. По спине последнего остававшегося в живых мула шлепнули вожжи. Раздался понукающий окрик. И голос этот девушке был знаком - тот самый голос, что недавно скомандовал ей: «Стой!».

Итак, Билл, должно быть, убит. Индеец беспрепятственно завладел фургоном. Рассудок подсказывал Кэт, что дакота намеренно не обращает на нее внимания. Он не дотронулся до нее, не угрожал ей, не загнал внутрь фургона. Он держался так, будто ее и не было. Безучастно сидела она в фургоне, которым правил индеец и вез ее назад, к тому месту, откуда она сумела уехать ночью. Лучи утреннего солнца проникали сквозь отверстия в брезенте, танцевали по соломе и ящикам. Кэт смертельно устала от бессонной ночи, а теперь почувствовала еще и голод. Но она не смыкала глаз и выпрямившись сидела на козлах трясущегося фургона.

Индеец, за поясом которого снова торчал револьвер, временами позволял мулу идти шагом, потом снова принимался подгонять его. Буланый бежал рядом.

Отец, единственный человек, который еще мог бы помочь, был далеко. Да он и не догадывался, в каком положении его дочь. Он ничего не знал о том, что Кэт отправилась к нему с колонной. Когда девушка вспомнила об отце, она невольно подумала, что ей надлежит поступать, как дочери солдата. Она начала потихоньку присматриваться к индейцу, в руках которого была теперь ее жизнь. Может быть, стоит с ним заговорить?

Индеец почувствовал ее взгляд и повернул голову.

- Вы дочь майора Сэмюэля Смита, - сказал он опять по-английски. - Отец вызвал вас к себе на форт?

- Нет.

- Был ли при колонне высокий мужчина с рыжими волосами, у него приросшие мочки ушей?

Кэт задумалась.

- Нет, - сказала она. - Рэда Фокса с нами не было.

Индеец с удивлением взглянул на девушку. Потом снова повернулся к мулам. Разговор на этом закончился.

Кэт попыталась поотчетливей уяснить себе свое положение. Индеец говорил с ней по-деловому. Это как-то успокаивало ее. Но что же все-таки ее ждет? Она не боялась, что ее будут мучить: женщин не мучили. Но почему индеец не убил ее на месте? Это ему ничего не стоило. Значит, он решил завладеть ею, как добычей. Какова же будет ее участь в индейском стойбище? Ей вовсе не улыбалось стать женой какого-нибудь индейца. Нет, отец должен выступить со своим отрядом и освободить ее. Как только он узнает о нападении на колонне, он наверняка выедет со своими драгунами. И это индейцу тоже следовало принять во внимание. Кэт еще раз глянула на него сбоку. В его манере говорить, в его движениях, во взгляде чувствовались уверенность и превосходство. Это хотя и внушало девушке страх, но не могло также не вызвать уважения, а постепенно у нее появилось даже какое-то доверие к нему. Нет, надо вступить с этим дакотой в переговоры. Он, может быть, даже ждет этого? Надо просить дакоту, чтобы он доставил ее к отцу за выкуп, решила наконец Кэт. И тут же вздрогнула: раздался лошадиный топот. Появилась горстка всадников. Семь молодых индейцев на пегих мустангов. И все семеро - удивительно похожие друг на друга: жилистые, гибкие, они ловко сидели на неоседланных лошадях. Их гладкие волосы были иссиня-черные, кожа - коричневая. Щеки, руки и грудь были покрыты красными узорами. Молодые воины были вооружены каменными палицами, ножами, луками. Они, должно быть, слышали выстрелы и спешили на помощь Токей Ито.

Увидев захваченную повозку и своего товарища, юные всадники издали радостный крик. Они так осадили перед фурой коней, что мустанги взвились на дыбы. И сколько силы, ловкости, радостного задора было в этой резкой остановке!

Токей Ито что-то крикнул. Подбежал Буланый. Дакота схватил ружье, прыгнул из повозки на коня и верхом предстал перед всадниками. По знаку его руки один из воинов сообщил что-то на непонятном для Кэт языке. Вождь дал какие-то указания.

Трое молодых людей тотчас направились в сторону форта. Остальные - спешились, выпрягли мула, сняли с фургона брезент. Вождь приказал Кэт сойти на землю.

Четыре молодых индейца принялись выгружать снаряжение и оружие и навьючивали груз на мула и мустангов. Они работали быстро. Ни один взгляд не задерживался на девушке, хотя каждого разбирало любопытство, что за добыча досталась их предводителю. Как только все было навьючено, молодые воины двинулись на север. Когда они исчезли, вождь повернулся к Кэт.

Девушка невольно вздрогнула и сообразила, что вот теперь-то ей самое время говорить.

- Мой отец мог бы дать вам выкуп, - с трудом выдавила она и тщетно пыталась уловить какую-нибудь реакцию на лице индейца. - Он мог бы вам дать что-нибудь необходимое.

Все это прозвучало еще более неловко, чем она ожидала, и она со страхом ждала ответа. Индеец не смог сдержать улыбки.

- Кэт Смит, может быть, неизвестно, что ее отец и я - предводители враждующих сторон. Моим воинам нужны оружие и боеприпасы. Но майор Смит - человек чести; он не даст нам ни пуль, ни ружей даже за свою дочь. Оружие мы себе достанем сами. - Индеец показал на опустевшую повозку.

Кэт чуть не заплакала. Она не стала ни упрашивать, ни уговаривать. Она только сказала:

- Так поступайте, как угодно. - И за этими словами стояла какая-то неосознанная уверенность, что дакота не способен на подлость.

Вождь придвинулся на своем жеребце к девушке, и не успела она оглянуться, как он поднял ее к себе на коня.

- Я посмотрю, - сказал он.

Дакота погнал коня по ложбинке на юго-запад, к реке, на южном берегу которой, как знала теперь Кэт, был расположен форт, где командиром был ее отец. Кэт даже представить себе не могла, что собирается делать с ней индеец, но надежда, что ее желание исполнится и она попадет к отцу, не оставляла ее. Всадник обхватил ее левой рукой: в правой он держал готовое к бою ружье. Поводом, который, видимо, предназначался только для остановки, он не пользовался: управлял конем шенкелями. Коричневая шкура мустанга отливала зеленью травы. Гриву его трепал ветер. Длинный густой хвост был по индейскому обычаю высоко завязан. Животное бежало легко, несмотря на двойной груз. Кэт попыталась опереться о шею коня. Но мустанг с яростью отозвался на прикосновение чужой руки. Он стал подниматься на дыбы, щелкать зубами. Кэт в испуге отдернула руку. Индеец успокоил животное. Но он и не подумал поучать девушку. Она сама была достаточно научена и полагалась теперь лишь на руку всадника.

Около полудня, когда далекие горы исчезли в дымке, однообразная скачка прервалась. Раздался крик коршуна, еще раз, еще. Дакота ответил таким же криком. Вскоре показались два молодых индейца, из тех, что были посланы вождем. Их лошади, с мокрыми от пота боками, спотыкались, и пена падала у них изо рта. Остановившись, юноши опустили глаза. У одного спина была вся в крови, другой выглядел очень усталым и, видимо, тоже был ранен. Вождь сжал губы. Он сердито смотрел на вернувшихся. Один из них выкрикнул несколько фраз. Кэт разобрала только имя Томас.

Разведчики колонны Томас и Тэо были посланы вперед и, по-видимому, избежали ночной схватки. Молодые дакоты, вероятно, должны были перехватить их. Но очевидно, Томас и Тэо приняли воинов должным образом и отправили восвояси.

Вождь ссадил Кэт с коня и оставил ее. Сам со своими воинами он поскакал вперед и исчез среди поросших травой холмов.

Некоторое время Кэт еще слышала топот. Потом стало тихо.

Девушка огляделась. Да, вокруг нее ничего не происходило, ни выстрелы, ни топот копыт больше ее не тревожили. Она принялась выбирать из кармана крошки сухарей и есть. Очень хотелось пить. Пришлось взять кусок подтаявшего снега, который еще сохранился на северном склоне холма.

Немного подкрепившись, она побежала по ложбине, надеясь добраться до Найобрэры, выйти к форту, которым командовал отец. Как далек этот путь?! Не заблудится ли она? Если заблудится, то умрет с голоду или станет добычей волков…

Длинное платье очень стесняло движение. Скоро она вынуждена была перейти на шаг. Холмы вокруг нее были похожи друг на друга. Прерия казалась девушке бесконечным враждебным лабиринтом. Наконец она решила подняться на вершину холма, осмотреться и звать оттуда на помощь:

- Оте-ец!.. Помогите!

Вокруг было тихо, пустынно, сумрачно. Кэт ужаснулась. Сколько же ей блуждать? Снова и снова посылала она в безмолвную прерию призывы о помощи.

Пока Кэт блуждала по прерии и, отчаявшись, взывала о помощи, вождь с двумя молодыми воинами скакал на северо-восток, по ложбине между двух далеко протянувшихся гряд. Если противник и мог услышать шум скачки, то не так-то легко было увидеть и взять на мушку этих всадников. От воинов, которые, как это можно было заключить по вороньим перьям в их волосах, были сыновьями старого Ворона - братьями Воронами, вождь узнал, что лейтенант Роуч, убежавший в самом начале ночной схватки, - единственный, кто живым добрался до форта; близнецы Томас и Тэо разъезжают по прерии, а из форта до сих пор еще никто не выехал вдогонку дакотам.

Вождь направился к холму, который был известен ему и его воинам, как особенно удобный наблюдательный пункт. В ложбине он и его спутники спешились. Младший из братьев Воронов остался охранять мустангов, старший пополз с вождем на вершину холма. Они различили оттуда на юге реку и форт, на северо-востоке они разглядели своими зоркими глазами соплеменников, которые спешили с захваченным оружием. Вождь и старший Ворон обнаружили скоро и девушку Кэт, которая кому-то махала с холма. И наконец, на расстоянии немного более мили они заметили две двигающиеся точки. Это могли быть только Томас и Тэо.

Ворон молчал. Он ждал, какое вождь примет решение. Но тот, по своему обыкновению, потребовал, чтобы сначала высказался воин.

- Как ты думаешь, что тут происходит? И что делать нам?

- Сын Антилопы сделал ошибку. Ему надо было убить Роуча, этого койота с поджатым хвостом. А он его не убил. Мы братья Вороны, тоже сделали большую ошибку. Мы должны были перехватить Томаса и Тэо. А мы их не перехватили, они собираются помочь девушке на холме. Нам нетрудно Томаса, Тэо и девушку снять выстрелами. Но Роучу удалось достичь форта, и он, должно быть, сообщил Длинным Ножам Смита, что произошло. Я не могу понять, почему Смит и его люди не шевелятся, я не могу понять, почему разведчик Тобиас остался в форту. Он заехал в ворота и больше не появлялся.

- Сообщение Роуча, должно быть, очень путаное, ведь никто не должен узнать, что он струсил, - рассудил вождь. - Вероятно, Смит не догадывается, что у нас только двадцать четыре воина; из слов лейтенанта он заключил, что нас две или три сотни. Поэтому он пока не выходит. Но он все-таки должен решиться на вылазку, чтобы отбить у нас добычу. Что ты предлагаешь, Ворон?

- Поезжай ты, вождь, к нашим людям. Мы, братья Вороны, сделали ошибки и должны сами ошибки исправить. Мы убьем Томаса и Тэо и будем досаждать Смиту и его людям нашими стрелами, чтобы задержать их.

- Я думаю по-другому. Ты и твой брат, вы оба ранены тяжелее, чем я. Вы поедете назад, к нашим воинам, пока совсем не иссякли наши силы. Смита и форт я возьму на себя.

- В форте от пятидесяти до шестидесяти Длинных Ножей, и у всех у них ружья и винтовки!

- Но я - дакота!

Когда вождь произнес эти слова, он вспомнил о своем отце, который однажды дал подобный же, полный достоинства ответ.

- Ты даешь нам приказ так действовать?

- Да, я приказываю.

Ворон не стал больше возражать. И хотя ему тяжело было оставлять своего вождя в одиночестве, он бесшумно скользнул по склону холма вниз и сообщил обо всем младшему брату. Братья Вороны прыгнули на мустангов. Буланого жеребца они оставили на свободе: все знали, что он не убежит от своего хозяина.

А Кэт все еще стояла на холме. Колени у нее дрожали, в горле пересохло от тщетных призывов. Она устала махать рукой. Ее отчаяние было столь велико, что она даже не могла плакать. Она уставилась в голую прерию в направлении Найобрэры. Где-то там должен быть форт… отец…

Чу! Какой-то шум! Не человеческий ли голос? Или ей это уже кажется в лихорадочном бреду? Нет! Не показалось!

Из-за холма появились два вольных всадника. Увидев девушку, они устремились к ней. Оба ехали на пегих конях, были одинаково одеты, очень похожи друг на друга, и даже носы у обоих были одинаковые - удивительные, необыкновенные носы.

- Томас! Тэо! - Закричала Кэт совершенно охрипшим голосом.

- Мисс Кэт! Мисс Кэт! Что же вы тут делаете одна? - Близнецы остановили лошадей перед девушкой.

Кэт глубоко вздохнула и принялась рассказывать о своих злоключениях.

- Так, так, - произнес Тэо, когда Кэт закончила рассказ. - Значит, этот чертов вождь тащил вас с собой на мустанге! Он, конечно, собирался потребовать у вашего отца выкуп и подольше задержать его переговорами. А затем…

- Давай, давай к форту! - заторопил Томас. - За палисад надо поскорей с этой девушкой, вот что! Бог знает или черт знает… в общем на форту спокойнее.

Томас поднял Кэт к себе, на потную усталую лошадь. Куртка у него была в запекшейся крови, но Кэт не решилась расспрашивать, а сами близнецы не были расположены рассказывать о себе.

Быстрой рысью устремились они с Кэт по ложбине на запад. Удивляясь, что за время пути их никто не тревожит, они приписывали это исключительно своему успеху в схватке с дакотами.

И вот последняя вершина в стороне. Перед глазами беглецов широкая лента Найобрэры, разлившейся от талых вод за последние дни еще больше. На противоположном берегу - форт. Река плескалась теперь под самым частоколом, окружающим строение. Только фронтоны крыш и сторожевая башня торчали над палисадом. Послышался пронзительный свист: подъехавшие были замечены.

Показался всадник, выехавший из форта им навстречу к броду. Он был молод и белокур. Ветер трепал его волосы. Он помахал прибывшим, а Томас и Тэо, громко крича и жестикулируя, погнали коней в воду. Вода доставала всадникам до ступеней, и Кэт осторожно подобрала свое длинное платье.

Все трое переправились, и всадник из форта помог девушке слезть с коня. В его глазах было удивление и не слишком много почтения, когда он увидел перед собой девушку в длинном платье. Нервы Кэт не выдержали. Она заплакала, хотя и стыдно ей было своих слез. Точно сквозь сон, доносились до нее радостные возгласы, которыми обменивались с всадником Томас и Тэо.

- Адам! Адам! Адамсон!

- Томас! Тэо! - отвечал белокурый Адамс, обрадованный, но одновременно и озадаченный. - Как вас занесло сюда? Ну ладно, об этом потом. Вы, кажется, тоже поцапались с краснокожими?

- Поцапались? - воскликнул Томас. - Да мы с этой юной дамой, кажется, единственные оставшиеся в живых от нашей колонны с оружием! Поцапались - это совсем не то слово! Разве еще хоть кто-нибудь добрался до вас?

Тем временем из форта высыпали вольные всадники и солдаты, они обступили прибывших с расспросами. Казалось, гарнизон форта готовился выступить в поход.

- Лейтенант Роуч здесь, - ответил Адамс близнецам, сопровождая Кэт к воротам форта. - По-моему, легкомысленный парень. Наговорил тут какой-то чепухи, Ну, откуда же вы, например, привезли эту девушку?

- Это дочь вашего майора!

- Ну и радость для майора! - съязвил Адамс.

Кэт слышала все это краем уха и, к счастью, не поняла последней фразы. Ей помогли протиснуться через собравшуюся толпу, и наконец она перешагнула порог домика при дозорной башне. Она очутилась в простом помещении с бревенчатыми стенами и увидела перед собой отца.

Майор стоял у рабочего стола, уже готовый к выходу. На нем была форменная шляпа с полями. Вне себя от такого сюрприза он смотрел на дочь в каком-то оцепенении. Кэт конечно, скорей всего бросилась бы отцу на шею, но майор выглядел сердито, недовольство было у него в лице и нетерпение. И он сказал то, что в этот момент девушке казалось совершенно неважным.

- Кэт! Ты! Каким же образом ты сюда добралась?

Кэт проглотила слезы и ответила, тоже без проявления чувств:

- Отец! Ведь на фортах есть дамы - жены, дочери офицеров! Ты же мне как-то писал, что и я бы могла к тебе приехать.

- Но не в такой момент! Ах, Кэт, какую ты сделала глупость! И ты ехала с этой колонной?

- Да.

- Кэт, Кэт! Что же теперь будет! Пошли! - Смит взял дочь за руку, увлек ее в соседнюю комнату и закрыл за собой дверь.

Девушка села на раскладную кровать, единственное, на что можно было сесть в маленьком помещении. Майор расхаживал перед дочерью взад и вперед.

- Кэт! И как только тебе это пришло в голову! Как могла допустить тетушка Бетти! Неужели же на Рэндоле не имеют представления… - майор вдруг резко остановился. - А ведь твой жених, Энтони Роуч, здесь. Он мне ни словом не обмолвился, что ты ехала с колонной. Он же должен был знать…

Кэт и так была бледна, теперь же она стала бледнее мела.

- Он сам уговорил меня поехать. Неужели он ничего не сказал?

Майор ссутулился.

- Поговорим об этом потом, Кэт. А сейчас ложись. Меня ждет служба. - И майор вышел в свой кабинет.

Кэт осталась одна. Поведение Роуча ее глубоко огорчило. Она попыталась прислушаться к происходящему в соседней комнате. Майор, видимо, потребовал точного и правдивого отчета о ночных событиях у Томаса и Тэо. Речь вел Томас, и майору никак не удавалось добиться от ковбоя сжатого изложения. Томас рассказывал обо всем так длинно и пространно, как будто бы сидел у лагерного костра или находился где-нибудь на фактории. Силы Кэт иссякли раньше, чем Томас закончил свой доклад. Она опустилась на постель и впала в какое-то забытье.

Очнувшись, Кэт не сразу поняла, где находится. Она поднялась, отворила дверь в кабинет. Пусто. Девушка зашла, уселась за большой дубовый стол, посмотрела в окно. На дворе царило оживление.

Кэт подошла к окну. Она увидела драгуна, который держал наготове рыжую кобылу отца, увидела молодого блондина, который говорил с вольными всадниками, уже готовыми к выступлению.

Заметила она и лейтенанта Роуча.

Волосы у него снова были прилизаны, и форма на нем сидела по всем правилам. Картавя, он отдавал приказ. Видимо, он должен был возглавить строй драгун. Девушка поняла, что отец, как и намеревался еще до ее прибытия, хочет выступить со всеми имеющимися в его распоряжении силами и перехватить индейцев, захвативших оружие.

Стук в дверь отвлек девушку от ее размышлений.

- Войдите, - сказала она.

Появился Тэо. С приветливой смущенной улыбкой он поставил на стол тарелку с дымящимся гороховым супом и подошел к Кэт.

- Вам надо поесть, маленькая мисс, чтобы набраться сил.

- Спасибо. Большое спасибо. Суп еще слишком горяч. Скажи… мой отец выступает с отрядом, чтобы покарать индейцев?

- Да, конечно! Теперь с ними расправятся. Охранять форт и вас остается только двенадцать человек.

- Да, да… - рассеянно сказала она: слишком много на нее сегодня обрушилось. - Индеец! - вдруг испуганно вскрикнула она.

- Совершенно безвредный, с христианским именем Тобиас, к тому же привязанный. Его не надо бояться. У вас стынет суп.

Кэт послушно села за стол и помешала суп, чтобы остудить его.

- Зачем вы привязали индейца? - полюбопытствовала она.

- Ха, это разведчик форта. Он вернулся из разведки и не обнаружил дакотов. От него вообще никаких сведений не добьешься. Он и майору ничего не говорит. Вот он и получит палок.

Кэт еще раз взглянула в окно. Индеец, высокий и худой, стоял согнувшись. Его руки были привязаны к небольшому столбу. Черные волосы схвачены зеленой налобной повязкой; он был в бархатных штанах, хлопчатобумажной рубашке и вышитом жилете.

- Одежду нужно бы с него снять, - заметил Тэо, - тогда бы он лучше почувствовал удары. Но наш Адамс, которому предстоит произвести экзекуцию, не находит никакого удовольствия в исполнении роли палача.

- Кто это - Адамс? - пожелала узнать девушка.

- Блондин, который встретил нас у ворот. Извините, мисс, Кэт! Мне нужно идти на пост.

Тэо удалился. Кэт отставила гороховый суп и продолжала следить за событиями во дворе.

Как раз появился отец. Он, видимо, вел наблюдение, потому что вышел из двери дозорной башни. Быстрыми шагами он подошел к своей рыжей кобыле и сел в седло. Это послужило сигналом к выступлению. Караульный у ворот распахнул большие створки.

И в этот момент с башни донесся свист. Кэт посмотрела на Адамса, который был на коне; он, видимо, оставался с гарнизоном из двенадцати человек. Блондин крикнул наверх на башню:

- Эй! Джим! Что случилось?

- К форту скачет краснокожий! - ответил тот.

- Скачет сюда… Как ни в чем не бывало?

- Как ни в чем не бывало. Словно в мирное время.

- Ты уверен, что один?

- Уверен, что один.

Кэт увидела, что Адамс поспешил к ее отцу. Майор, сидя верхом, выслушал Адамса с видимым неудовольствием.