Поезд следовал по трансконтинентальной дороге из Сан-Франциско на восток в Чикаго. Он только что миновал головокружительной высоты виадук и теперь пыхтел и катился по заросшему лесом высокогорью. Позади остался последний сторожевой форт в горах. Открывалась бесконечная заснеженная прерия. Лагерь изыскателей, который когда-то был тут, давно не существовал. До ближайшей станции было далеко. Пассажиры только что поужинали, но ложиться спать было рано. В первом вагоне у окна сидела пожилая дама. Лицо ее было сильно напудрено. Она все еще грызла кекс и со скукой смотрела на пустынный ландшафт.

- Ужаснейшая местность и совершенно бесполезная, - сказала дама. - Здесь даже невозможно разводить скот. Кэт, дай мне, пожалуйста, книгу.

Бледная девушка, которая сидела напротив, открыла чемодан и достала толстый роман. Старая дама погрузилась в невероятные события и забыла обо всем на свете.

- Совершенно пустынная местность, - произнес господин лет тридцати, сидящий рядом с девушкой. Только что он, как и другой господин, помоложе, сидящий рядом с пожилой дамой, прикрыв глаза, пытался спать, и вот заговорил: - Пустынная местность!

Девушке было лет семнадцать. Длинный дорогой жакет, плотно облегающий талию, и блузка, застегивающаяся чуть не до подбородка, казались слишком строгим одеянием для такого нежного создания.

Не успела девушка ответить на замечание соседа, как вмещался молодой человек, сидящий подле дамы; ему можно было дать лет двадцать.

- Действительно, какая-то забытая богом местность, даже хотя бы с точки зрения красоты природы, - произнес он и манерным движением извлек из кармана часы, медленно поднес их к лицу и с чрезвычайной серьезностью поглядел на циферблат.

- Такие места лучше проезжать по ночам, - добавил его визави, поглаживая свою каштановую шевелюру.

- Совершенно верно, - согласился с ним розовощекий спутник.

По лицу девушки скользнула улыбка.

- В самом деле, - заметила она, - ведь красота, красота природы - это самое главное.

Оба господина одновременно приподняли подбородки. Оба, несмотря на различие в возрасте, принадлежал к энергичным молодым людям и умели добиваться цели. Однако вмешательство девушки оказалось для них неожиданным, и ни один не успел еще продолжить разговор, как пожилая дама взглянула поверх книги. Она сняла очки взяла лорнет и укоризненно посмотрела на девушку.

- Кэт, ты иногда делаешь нелепые высказывания. Разве можно жить только красотами природы? Ты страшно похожа на своего отца, который совершенно не умеет обращаться с деньгами.

Кэт покраснела, но не от обиды за себя, гораздо обиднее для нее были слова, сказанные в адрес отца, которого она обожала.

Молодые люди потупили глаза, сделав вид, что не слышали язвительного замечания.

- Кэт! Возьми книгу и спрячь ее! - приказала старая дама; девушка послушно выполнила это требование.

- Дай мне, пожалуйста, еще раз газету! Об этом ты могла бы и сама догадаться.

Девушка подчинилась, не выказывая недовольства.

- К сожалению, газета не свежая, - сказала напудренная дама, просматривая, однако, курс акций и его тенденции. По-видимому, это удовлетворило ее, и, завладев с помощью молодой девушки новым кексом, она начала просматривать сообщения об убийствах и ограблениях.

- Число преступлений невообразимо высоко!

- Невообразимо высоко! - в один голос подтвердили мужчины.

- Вы это тоже находите? Не правда ли? Просто невероятно, что могут проделывать бандиты! Вот вам пример: в Блэк Хилсе бродит какое-то чудовище - не то человек в образе зверя, не то зверь на двух ногах. Никто как следует не видел этого призрака… Это ужасно! Золотоискателей убивают одного за другим - и так уже второй год… Ах, новое нападение на поезд!.. Сначала разбирают рельсы… - И старая дама запнулась, поправила очки, прочитаете раз. - Кэт, прочитай, пожалуйста. Это же просто невозможно.

Девушка взяла в руки газету. Тридцатилетний, сидящий рядом, заглянул в газету через ее плечо.

- Действительно! - воскликнул он. - Именно на нашем участке снова происшествие.

- Значит, вам тоже известно, - вмешался младший, - что на этом участке за последние два года какая-то загадочная банда мешает движению?

Щеки молодой девушки слегка порозовели, что, впрочем, ей даже шло.

- Действительно?! Вам известно?

- Кэт, - прервала ее старая дама. - Под вечер, пожалуйста, никаких жутких историй. Я этого не переношу, это вредно для здоровья и не для твоих нервов: ты ведь еще ребенком перенесла ужасный шок на Миннесоте. Но вы действительно знаете этот участок пути, господин… м-м?

- Генри Генри, - воспользовавшись возможностью, представился тридцатилетний. - Мы его строили. - Это было сказано небрежно, с полным безразличием на лице.

- Генри Генри. Звучит неплохо. Ваша профессия?

- Инженер.

- О, значит, на этом участке мы можем быть спокойны!

- Роуч, - представился младший. - Лейтенант.

Старая дама даже всплеснула своими полными маленькими руками.

- Ах, какое благоприятное сочетание! Ну расскажите же, расскажите! Значит, здесь действует загадочная банда?

- Тетя Бетти, - заметила Кэт, - пожалуйста, поберегите свои нервы.

- Ах, молчи, девочка! Итак… - Глаза за лорнетом заблестели в предвкушении необыкновенной истории.

Молодые люди переглянулись и, не сговариваясь, решили, что им не стоит больше конкурировать друг с другом, а лучше действовать заодно. То, что с ними в купе находится богатая тетка и ее племянница - чэрити-чайлд(Charity child(англ.) - буквально - дитя милосердия, ребенок, из милости взятый на воспитание.), им было известно еще в Сан-Франциско. Такая племянница совсем не плохая партия для молодого человека, который думает о карьере.

- Загадочно в этом деле то, - пояснил Генри, - что нет никаких следов, которые свидетельствовали бы, что действует группа. Подозревали дакота, но оказалось, что рельсы снимаются со знанием дела и, конечно, украденными инструментами…

- Ах, это ужасно! Но что-нибудь предпринимается?

- Военные силы в этой местности будут в ближайшее время очень увеличены, - поспешил вставить лейтенант. - Мы этих дакота загоним к черту на рога, прежде чем они посмеют поднять восстание…

- Мой отец говорит то же самое, - вмешалась Кэт. - Он офицер и сейчас направляется на один из форпостов в западные прерии.

Старой даме не удалось предотвратить этой реплики своей воспитанницы.

- Ну, как только с индейцами расправятся, преступлений станет меньше, - согласилась она с лейтенантом, так как ничего другого ей не оставалось.

- Разве вы не говорили, что преступления связаны не с индейцами, а с какими-то другими бандитами? - спросила Кэт инженера.

- Кэт, пожалуйста, не говори, не подумав и не понимая, в чем дело. Господа знают, конечно, все лучше нас: одному хорошо известна дорога, а второй - военный.

- Тетя Бетти, - неожиданно спросила Кэт, - может быть, вам дать освежающей воды?

- Об этом ты могла бы подумать и раньше.

Девушка молча подала ей флакон. Старая дама наморщила свой нежный напудренный носик и вдохнула сладковатый запах туалетной воды.

И тут заскрипели тормоза, нарушился ритмичный перестук колес, поезд дернулся и остановился…

- Ну что там такое! - возмутился Генри Генри.

- На построенном вами участке, - съехидничал, откинувшись на спинку, лейтенант, и так как тетушка была отвлечена случившимся и перестала следить за Кэт, он попытался обменяться с девушкой взглядом.

Роучу повезло: лишившись на миг надзора неустанного ока, девушка ответила на этот взгляд, который показался ей просто проявлением человеческого участия.

- Но оттого, что мы с Джо Брауном строили этот участок, поезд не должен стоять. Один момент! - Генри не удовлетворился тем, что выглянул из окна. Он бросился к двери, открыл ее, спрыгнул с поезда и пробежал мимо тендера к паровозу. Тут и обнаружилась причина задержки.

Перед паровозом лежал убитый бизон, и служащие поезда стаскивали тушу с путей.

- Переехали? - спросил инженер.

- Нет, лежал мертвый на полотне.

Генри осмотрел бизона. Животное было застрелено, но охотник только вырезал язык и ничего больше не тронул.

- Удивительно. Поедем дальше?

- Да. Только не быстро. Кто знает, что еще может лежать на рельсах.

Генри вернулся в вагон.

- Не что иное, как бизон, который никак не может понять, что такое железнодорожные пути.

Поезд медленно пошел дальше.

Генри удалось привлечь внимание Кэт.

- Из ваших слов я поняла, что вы знали Джо Брауна, - сказала Кэт. - Скажите, это известный инженер, пионер прерий?

- Мой лучший друг!

- Говорят, что он работает над грандиозным проектом Нортен Пасифик, которая проляжет через богатые края?

- Кэт! - воскликнула тетушка Бетти. - Вечно ты любопытствуешь. Оставь господина Генри в покое. Ты видишь, он устал.

Но тут снова завизжали тормоза, снова замерли колеса. Поезд стал.

Генри Генри выглянул из окна, и к нему тотчас же подошел машинист.

- Разобраны пути.

- Проклятье! На большом расстоянии?

- Нет, не очень.

- Следы?

Машинист пожал плечами и пошел к паровозу. Лейтенант Роуч в штатском и Генри Генри вынули револьверы на всякий случай. Молодая девушка дрожала. У тетушки Бетти из-под шиньона по лбу и вискам потекли капельки пота.

Поезд стоял. Ремонтировался путь. Немного восточнее у разобранных рельсов остановился всадник. Он был высок, широкоплеч, одет во все кожаное. На нем была широкополая шляпа, на сапогах - шпоры. Увидев разрушенный путь, он стал оглядываться по сторонам, осматривая при свете луны окружающую местность.

Кто умел читать следы, легко бы установил, что всадник прибыл с северо-востока и около путей еще не слезал с коня. Нет, это был не тот человек, который разобрал рельсы, но, всякий, кто бы увидел его, мог сказать шерифу: «Ага! Наконец-то! Хватайте его!»

Лесоруб, разбойник, убийца, вор, спекулянт, вымогатель, разведчик во время Гражданской войны, разведчик на строительстве железной дороги - всем этим он был, но это его ничему не научило. Награбленное протекало между пальцев, а на большую добычу он еще не напал. Это был Рэд Джим, он же Рэд Фокс. Уже более полутора лет он не был здесь, у реки Платт. Естественно, его интересовало все, что происходит в его бывших владениях.

«Непроходимая глупость! Кому это понадобилось разрушать путь?» Джиму было не по нутру, что кто-то пытается самостоятельно здесь распоряжаться, и он отъехал от путей. Поезд ему одному все равно не ограбить, вот если бы вся его компания сейчас оказалась здесь, - тогда другое дело. Ему удалось разыскать многих своих молодцов и направить в блокгауз, но собирал он их не для того, чтобы грабить поезда, а чтобы урвать наконец большой куш. Уже десять лет он на пути к золоту Блэк Хилса. Или он найдет его, или сам себя вздернет в петлю. Жизнью безродного бродяги он сыт по горло, и не стоит больше рисковать по мелочам, надо идти к цели.

Но прежде всего надо узнать: кто разбирает рельсы?

Джим въехал на вершину холма, слез с коня, лег на снег и сунул в уголок рта трубку. Ему даже интересно было посмотреть, что происходило у поезда. Поездная бригада ремонтировала участок пути возле самого паровоза. Один человек прошел вперед и нашел сначала второе, а затем и третье разрушенное место. Доносилось позвякивание инструмента. Все вокруг было спокойно. И тут чья-то рук» легла Джиму на плечо. Он схватился было за револьвер, но не нашел его, вскочил на ноги и увидел перед собой крупную фигуру индейца.

Индеец торжественно протягивал Джиму его собственный револьвер.

- Мой белый брат Джим может спрятать свое оружие, - тихо сказал индеец.

Джим был удивлен, он только покачал головой.

- Топ?.. Ты?

Он снова улегся на землю. Индеец лег рядом с ним.

- Топ откуда ты появился, об этом поговорим позже. Скажи, знаешь ты, кто здесь разбирает рельсы?

- Хау, я знаю.

- Можешь мне сказать?

- Почему бы и нет? Ты единственный из белых людей можешь знать об этом. А откуда ты сам пришел - об этом можешь рассказать потом.

- Ну, шутки в сторону. Так кто здесь работает?

- Я.

- Ты?

- Хау.

- Зачем?

- Ради своего удовольствия.

- Для своего удовольствия?! Ну что ж, пожалуй, ты прав, Топ. А чем ты живешь?

- Охотой. Как всегда, с тех пор как я научился стрелять из лука. А еще - виски. Как всегда, с тех пор как мы с тобой познакомились.

- Ты шутник, Топ. Где живешь?

- Летом - в прериях, зимой - в лесу. Иногда, когда захочу выпить виски, - в блокгаузе.

- Ты что, с ума сошел?

- Возможно. Что делаешь ты, мой белый брат?

- Я растрачиваю свою жизнь так же, как и ты. Больше ничего, в самом деле ничего. Долго был на востоке, но и там для таких, как мы, нет настоящего дела. Гарри жив?

- Да.

- Где он?

- Где-то в Блэк Хилсе.

- Что он делает?

- Преследует золотоискателей и убивает их.

- Ну что ж, тоже занятие для молодого человека. Ему что же теперь, двадцать два, так?..

Поезд медленно проехал небольшое расстояние и стал.

- Держу пари, что нас с тобой хватило бы, - неожиданно сказал Джим, - тебя и меня, чтобы обобрать пассажиров.

- Возможно, но зачем?

- Зачем?! Топ, ты ставишь меня в тупик таким вопросом. Зачем? Да и правда, зачем?.. Ты что же, не встречаешься с Гарри?

- Иногда встречаемся.

- Где и когда вы условились встретиться?

- Когда дважды вырастет новая луна, у блокгауза Беззубого Бена.

- Через два месяца… Хм… Да… Посмотрим. А что мы будем делать до тех пор?

- Мы? Ты хочешь остаться со мной, Джим?

- А ты со мной?

- Где ты живешь, Джим?

- Всюду и нигде. Но с некоторых пор жить под открытым небом, без палатки мне уже неуютно. У тебя еще нет ревматизма?

- Нет.

- А я его уже схватил. - Рэд Джим хлебнул из фляжки; запахло виски, он передал фляжку индейцу. - Возьми!

Матотаупа сел и сделал побольше чем один глоток.

- Стой, стой! Оставь и мне за нашу встречу! А продолжим в блокгаузе у Беззубого…

Поезд снова поехал и на этот раз не останавливался. Гудок паровоза уже был слышен издалека.

- Шумят! - Рэд Джим скривил рот. - Как будто им принадлежат прерии. Но до этого им еще далеко. Вот из-за чего они подтягивают солдат.

- Против кого?

- Против твоих братьев по племени. Их скоро должны загнать в резервацию…

Когда стало светать, они посмотрели друг на друга: они давно уже не виделись.

- Ты постарел, - сказал Джим индейцу, а про себя подумал: «Он, наверное, часто напивается до потери сознания». - Гарри все еще не переносит, когда ты пьешь виски?

- Все еще нет.