1

Время, которое Джейро провел в Бантон-Хаузе, совпало с весенними каникулами в школе, поэтому он практически ничего не пропустил. Но, тем не менее, мир показался ему очень изменившимся. Освобождение привело мальчика в состояние близкое к эйфории; теперь он был уверен в себе, в своих знаниях, и ничто не отвлекало его. Но Джейро должен был смириться с тем фактом, что встреча с неким злом, таившимся в прошлом, все же могла повториться. Иногда, очень редко, голос снова слышался, но тихо, как будто издалека, и не причинял никакого беспокойства.

Откуда он исходил?

Зачем?

В надежде на что?

У Джейро по-прежнему было много вопросов без ответов. Родители же отказались обсуждать с ним проблему голоса. Хайлир вполне официально заявил, что сбой в ментальном процессе мальчика ликвидирован, эта «странная маленькая причуда» осталась в прошлом. Впрочем, родители всегда как-то нервно относились к его первым шести годам. Когда Джейро спрашивал что-нибудь об этом времени, они отделывались ничего не значащими замечаниями и общими фразами. Безымянный мальчик давно изгладился из их памяти, был только Джейро Фэйт и перспектива его блестящей академической карьеры. Конечно, они не желали ему ничего плохого, они просто хотели, чтобы он стал таким, как они. К этому стремятся любые родители.

В школе классная дама приветствовала его кивком и настороженным взглядом. Она ни о чем не спрашивала, но Джейро подозревал, что Адора Вирц находится в постоянном контакте с Алтеей, и они обсуждают его в полный рост. Но это теперь мало заботило мальчика. Он то и дело осматривал класс, глядя на своих прежних товарищей с какой-то новой точки зрения. Теперь он чувствовал себя отделенным от них; все или почти все стремились к успеху, к продвижению по социальной лестнице. Половина уже носила сине-белые эмблемы Молодежной Лиги. Другие достигли уже Хурмы, а несколько избранных — даже Зуава. Единственным же представителем высшего клуба, Конверта, по-прежнему была Скарлет Хутсенрайтер. Кроме Джейро, в классе оставалось лишь два нимпа, всегда скромно сидевших где-нибудь на задних партах. Мальчик, как и Джейро, принадлежал к профессорской семье, а девочка только недавно прибыла с другого мира и имела дурную привычку постоянно что-нибудь жевать.

Одиночество Джейро только усилилось после возвращения из Бантон-Хауза. Одноклассники видели в нем не только нимпа, но и гордого одиночку, игнорирующего все классные мероприятия и, вероятно, преданного мистицизму того или иного сорта. Несколько раз Джейро пытался объяснить свое стремление стать космическим путешественником, для которого борьба за продвижение по социальной лестнице Тайнета является пустой тратой времени, но его никто никогда не слушал. Да это ничего и не меняло. На следующий год Джейро поступит в лицей, где будет специализироваться на космических предметах: астрономии, истории и географии Старой Земли, морфологии галактики, космических технологиях, локаторах и многом другом. Он даже попытается прочесть все двенадцать томов «Жизни» барона Бодиссей. Последнее намерение мальчика даже встретило одобрение со стороны отца. Хотя, немного подумав, Хайлир все же пришел к выводу, что поспешил с одобрением: имя барона тесно связывалось с космическими исследованиями, в то время как большинство людей здесь, включая и самих Фэйтов, считало, что мир Гайан Рич достаточно велик, и никаких дополнительных космических изысканий не требуется. Фэйты уже составили программу будущего для Джейро, разумеется, в соответствии с собственными идеалами. Планы Джейро о лицее неизбежно должны были встретить дома решительное сопротивление. Эта мысль наводила на него тоску, поскольку мальчик очень любил и Алтею, и Хайлира, несмотря на их пристрастие к собственному образу жизни. Но этого изменить невозможно. Тем не менее, Джейро не хотел делать академическую карьеру. Этого ему хотелось, может быть, еще меньше, чем стать членом Конверта. И Джейро подумал о Тауне Майхаке. Только от него надеялся мальчик получить квалифицированный совет.

Последний раз Джейро видел Майхака неделю назад, когда последний, еле-еле добившись согласия родителей, взял мальчика в космический терминал. Пройдя главный вестибюль, они вошли в длинный ангар и двинулись вдоль ряда космических яхт всех размеров и моделей. Они шли медленно, изучая светящиеся корпуса, оценивая степень комфортности и тот специфический дух бесстрашия, который нельзя было обнаружить нигде, кроме как в этих созданиях человеческих рук.

На станции Майхак познакомил Джейро с Трио Хартунгом, прорабом, и с чудовищно уродливым механиком по имени Гайинг Нецбек, который ограничился при их знакомстве лишь коротким кивком.

Выйдя со станции, Майхак позвал Джейро в маленькое уличное кафе на краю площади. После чая и тарелки тартинок с кремом старый бродяга спросил у мальчика, какое впечатление произвели на него Хартунг и Нецбек. Немного подумав, Джейро ответил:

— Мистер Хартунг выглядит очень серьезно и дружелюбно. Кажется, мне он понравился.

— Вполне откровенно. А Нецбек?

Джейро свел брови в линию.

— Я не знаю, что и подумать. Он выглядит очень угрюмым.

Майхак рассмеялся.

— Но на самом деле он не такой, как кажется. Одно можно сказать точно — он в себе совершенно уверен.

— Ведь вы давно его знаете, да?

— Да. А у меня есть встречный вопрос. Скажи, когда Фэйты привезли тебя на Тайнет, ты уже ничего не помнил из своего прошлого?

— Ничего связного.

— И ты не знаешь, где они тебя подобрали?

— Нет. Они сказали, что откроют мне это не раньше, чем я закончу институт.

— Хм. Но скажи мне, что ты помнишь?

Джейро описал образы, которые привез с собой на Тайнет.

Майхак слушал очень внимательно, не сводя глаз с лица мальчика, словно что-то мог прочитать по выражению его лица.

— И это все? — спросил он в конце. Джейро посмотрел на площадь.

— Один или два раза, не могу сказать точно, мне снилась мама. Мне трудно описать ее, но голос я слышал. Она говорила мне что-то вроде «О, мой бедный маленький Джейро. Я так виновата, что возложила эту тяжелую ношу на твои плечи! Но так надо!» Голос у нее был печальный, и когда я проснулся, то тоже был очень грустен.

— Но что значит «ноша»?

— Не знаю. Иногда, когда я думаю о матери, то чувствую, что должен понимать это, но как только я пытаюсь уловить смысл, все ускользает.

— Хм. Интересно. Но это действительно все, что ты помнишь?

— Нет, есть еще кое-что. Я думаю, это как-то связано с садом под двумя лунами. — И Джейро рассказал Майхаку о скорбном голосе, который причинял ему столько волнений. Описал он и лечение в Бантон-Хаузе, и странные слова, записавшиеся на пленку. — У докторов не было другого объяснения, как телепатия, хотя и с этим они не могли согласиться, — вздохнул он. — Но теперь, по крайней мере, голос меня больше не беспокоит.

По мере того, как мальчик рассказывал, лицо Майхака заметно менялось. Он весь подался вперед, стал напряженным и страстным, словно околдованный каким-то неведомым и страшным очарованием. Джейро даже заподозрил, что Майхак, наверное, тоже страдал чем-нибудь подобным.

— Какая удивительная цепь событий, — наконец вымолвил Майхак.

Джейро кивнул.

— Но я рад, что они закончились.

Майхак откинулся на спинку стула и тоже посмотрел на площадь.

— Значит, ты больше не слышишь этого голоса?

— Не совсем так. Иногда я слышу какое-то напряжение и дрожание в воздухе, как бывает, когда входишь в комнату, где кто-то только что закончил говорить.

— Это хорошие новости, — вдруг сказал Майхак и поднялся. — Ну, мне пора на работу.

Майхак ушел, а Джейро долго смотрел, как его подтянутая фигура пересекает площадь. Смотрел до тех пор, пока этот загадочный космический путешественник не скрылся в терминале. Потом какое-то время мальчик думал о реакции Майхака на его рассказ: это было явно больше, чем простое удивление, это был шок.

И Джейро вернулся в Мерривью, озадаченный новой тайной.

Шло время, Майхак не появлялся больше в Мерривью, и о нем не было ничего слышно. Может быть, его просто не приглашали? Джейро казалось, что он понимает эти причины. Майхак, с точки зрения его родителей, теперь связывался не с эзотерической музыкой и не с этнографическими инструментами. На первый план вышло то, что этот человек работал в космическом терминале, долго и много бороздил космос, и супруги боялись его влияния на их приемного сына. Если уж и существовала у них некая ролевая модель для мальчика, то она была, конечно, ближе к Хайлиру Фэйту, чем к Тауну Майхаку, всего лишь космическому страннику и далеко не пацифисту.

При таких мыслях Джейро улыбался грустной улыбкой. Все совершенно ясно. Честные и любящие родители не могут отказаться и не направлять его жизненные пути, даже несмотря на то, что ему, Джейро, это не только не нужно, но и неприятно. Кроме того, мальчик понял, что понравился Майхаку. Поэтому он решил как можно скорее найти его и попробовать поглубже залезть в ту тайну, частью которой стал теперь и этот космический путешественник.

Вернувшись в школу, Джейро снова очень активно принялся за учебу, заставляя себя работать упорно и тщательно. Как-то в обеденный перерыв он шел по коридору и столкнулся с Хэйнафером. Тот рассеянно оглядел его отсутствующим взглядом, но не настолько, чтобы не фыркнуть презрительно и явно, дабы показать, что презрение его неизбывно. Джейро прошел мимо, не дрогнув ни единым мускулом.

И все-таки ситуация была неприятная. Презрение Хэйнафера нужно сломить, иначе это однажды подвигнет его на такие действия, которых Джейро проигнорировать уже не сможет. И что тогда? Неужели агрессия неизбежна, и придется вступать в драку? Это слишком противоречило убеждениям родителей. Они еще раз напомнят ему, что никакой закон не позволяет одному человеку ударить другого и причинить боль, каковы бы ни были причины. Высокая этическая доктрина требовала от Джейро, чтобы он вежливо объявил о своем неприятии насилия, извинился и ушел от дальнейшего разбирательства. В этом случае, считали Фэйты, мальчик может рассчитывать на возникновение у противника чувства стыда, а у него самого — наслаждения от хорошего поступка. При мысли о таком исходе на губах Джейро появилась печальная полуулыбка. Фэйты никогда не позволят ему пойти на курсы, где занимаются какой-нибудь борьбой или боксом, а в результате, если ему все-таки придется когда-либо ввязаться в драку, у него не будет ни опыта, ни умения, и Хэйнафер непременно разобьет его в пух и прах.

Мальчика встревожило это открытие, и он понял, что теперь не упокоится до тех пор, пока этот пробел в образовании не будет заполнен. В первый же день нового семестра Джейро отправился в библиотеку, где взял том с описаниями различных методов рукопашного боя. Выйдя из библиотеки, он сел с книгой прямо на скамью в школьном дворе и с интересом углубился в изучение книги. Правда, это не помешало ему заметить, что кто-то подсел на другой конец скамьи. Это оказалась Скарлет Хутсенрайтер. Девочка сидела, закинув ногу на ногу, вытянув одну руку вдоль спинки скамейки, а другую положив на колени. Эта поза придавала ей вид какой-то вызывающей элегантности, которую Джейро, даже заинтересованный книгой, все-таки не мог не заметить.

Прошло несколько мгновений. Джейро вновь скосил глаза и обнаружил, что Скарлет весьма внимательно его изучает. В серых ярких глазах девочки светились ум и любопытство. Короткий своевольный локон выбился из шапки темных волос и падал на лоб. Одежда Скарлет, как обычно, представляла собой набор случайно попавших на глаза тряпок: синий фольклорный жакет на пару размеров больше и сероватые брюки, аппетитно обтягивавшие круглую попку. Джейро вздохнул и вернулся к книге, несмотря на то, что все нервы у него напряглись в каком-то приятном возбуждении. В прошлом Скарлет едва замечала Джейро, а теперь следила за каждым его движением. Черт! Что сейчас у нее на уме? Если он заговорит, то наверняка получит в ответ такой презрительный взгляд, что потом все станет еще хуже. И он решил сделать вид, что ничего не замечает.

Но Скарлет, казалось, прочла его мысли и потому позволила себе не очень добрую улыбочку.

Джейро собрался с силами и продолжал сидеть с равнодушным видом, еще глубже засунув нос в книгу. Он решил ее игнорировать до тех пор, пока не пройдет этот приступ любопытства и она не убежит куда-нибудь по своим делам. Скарлет вообще была девочкой подвижной, как ртуть, и сидеть спокойно на месте больше двух-трех минут просто не умела.

— Эй, ты! Привет! — вдруг окликнула она Джейро.

Он обернулся, стараясь не менять выражения лица. Скарлет — девочка известная своей непредсказуемостью, общаться с ней надо с большой осторожностью.

— Эй, ты жив или мертв? — снова спросила она. — Или ты просто в коме?

— Я жив, спасибо, — ответил он холодно и сухо.

— Прекрасно! Ведь тебя зовут Джейро Фэйт, так?

— Не совсем.

— То есть как это «не совсем»? — удивилась подобному признанию девочка.

— Фэйты — мои приемные родители.

— Да? А на самом деле у тебя другое имя?

— Может быть, — Джейро посмотрел прямо в лицо Скарлет. — А ты кто?

— Неужели ты меня не знаешь!? — Скарлет от неожиданности даже отпрянула. — Я Скарлет Хутсенрайтер.

— Ах, да, я вспомнил, у тебя несколько необычное имя. Действительно.

— Вообще у меня есть еще имя Шкирцакзайн — по названию маминого поместья на Мармоне, там, где расположен ее дворец Пайрай-пайрай.

— Звучит великолепно.

— Все это, конечно, следование моде, — как-то невесело кивнула Скарлет. — Я была там с мамой два года назад. — Тут девочка поджала губы и посмотрела куда-то конец проспекта Фламмариона. — Там я узнала вещи, которые никогда не узнала бы на Тайнете. Но больше я туда никогда не вернусь. — Она скользнула по скамейке ближе к Джейро. — А в настоящий момент меня очень заинтересовал ты.

Джейро едва мог поверить своим ушам. Он уставился на нее, как дурак.

— Ты — заинтересовалась мной? Скарлет недвусмысленно кивнула.

— Тобой.

Джейро вдруг успокоился. Во всем поведении Скарлет сквозило явное дружелюбие, и если он будет сопротивляться, то никогда не узнает, что действительно у нее на уме. Может быть, ей внезапно понадобилась его помощь в каком-нибудь неожиданном деле? Или по какому-то капризу она хочет представить его в Конверте? Или же она… Здесь сознание Джейро останавливалось на краю пропасти и гасло перед мыслью, столь дикой и невозможной. Он поспешно запретил себе думать об этом. Конечно, такие вещи случаются… Он задумчиво посмотрел на девочку.

— У тебя хороший вкус. И все-таки — я поражен.

— Это ерунда. Может быть, я так смотрела на тебя не раз.

— Когда и насколько внимательно?

— Не больше, чем нужно, — отрезала Скарлет.

— А как же неприкосновенность личной жизни? — улыбнулся он.

— В данный момент речь не об этом. А теперь… — Скарлет вытянула ладонь и быстро коснулась большим пальцем по очереди всех остальных. — Можешь так?

— Конечно.

— Покажи.

Джейро продемонстрировал.

— Ну, как?

— Вполне. Давай еще раз. Еще. И еще…

— Хватит на сегодня, — спокойно остановился Джейро. — Я не хочу получить такую нервную привычку.

Скарлет даже прищелкнула языком.

— Ты нарушил последовательность. Теперь начнем все сначала.

— Только после того, как я узнаю, зачем.

Скарлет сделала нетерпеливый жест.

— Это клинический тест. Люди, которые не в себе, начинают делать при этом характерные ошибки. Я слышала, что ты… что о тебе говорили, будто… Словом, что ты несколько того, крейзи, и я решила проверить это сама, с помощью теста — и как можно быстрее.

На мгновение повисла смертельная тишина, после чего Джейро издал какой-то нечленораздельный звук и посмотрел на небо. Все вокруг как обычно — мир вовсе не сошел с ума, Скарлет вовсе не обуяла неожиданная любовь. А жаль. Впрочем, это ему урок.

— Тогда твой интерес понятен, — тихо ответил он. — А то я уж начал подозревать, не влюбилась ли ты в меня?

— О нет! — беспечно ответила Скарлет. — Меня такие вещи вообще не интересуют. А ты… Нельзя сказать, то ты мне даже нравишься.

— Могу я дать тебе один ценный совет? — криво усмехнувшись, спросил Джейро.

— Совет от нимпа? — Лицо ее презрительно скривилось. — Конечно, нет!

— И все-таки я это сделаю. Если ты надеешься сделать блестящую карьеру в психотерапии, надо научиться быть очаровательной и нежной. Иначе ты отпугнешь своих клиентов, и второй раз они к тебе уже не придут.

Скарлет презрительно расхохоталась.

— Сраный тупица! Ты что, забыл, что я из Конверта! Я не мечтаю ни о какой карьере! Сама идея об этом вульгарна!

— В таком случае… — начал Джейро, но Скарлет прервала его.

— На самом деле все гораздо проще. Мне просто интересна человеческая личность и ее девиации. Это, так сказать, внештатный интерес, то, что в Конверте называют «танец с игрушками». Мне стало любопытно, и я решила быстренько тебя проанализировать и выяснить патологию.

— Замечательная мысль, — подтвердил Джейро. — Только есть один промах — я не сумасшедший.

Брови Скарлет взлетели вверх.

— Тогда зачем ты ходил к психиатрам!?

— Это мое личное дело.

— Ха-ха! Наверное, тогда ты уж точно сумасшедший, то, что называется малость чокнутый.

Джейро решил раскрыть ей хотя бы часть правды.

— Первые шесть лет моей жизни — загадка и тайна. Я не знаю ничего ни о родителях, ни о месте своего рождения. Психиатры пытались вернуть мне часть потерянной памяти.

— И у них получилось? — с неподдельным любопытством спросила Скарлет.

— Нет. Шесть лет так и пропали.

— Ни фига себе! С тобой, должно быть, произошло нечто ужасное.

Джейро скорбно кивнул.

— Фэйты нашли меня в одной из своих экспедиций в другие миры. Я был избит настолько сильно, что умирал. Они спасли меня, но память оказалась потерянной, и никто теперь не может сказать мне, откуда я. Они привезли меня на Тайнет, и вот я здесь…

— Хм. Начало совершенно невероятной истории, — Скарлет на мгновение задумалась. — Я думаю, что эта травма очень испортила тебе жизнь.

Джейро вынужден был согласиться.

— Хочешь выслушать, что я тебе скажу? Джейро только открыл рот, собираясь ответить, но Скарлет уже заговорила.

— Ты рассказал трогательную историю. Но как бы там ни было, извинений тому, кто жалеет сам себя, нет. Жалость — низкая рабская эмоция. Компартура спасала и не в таких случаях! Ты должен взрастить в себе стержень, желание. Многие, гораздо слабее тебя, уже в Зуаве, а ты до сих пор всего лишь нимп. Тебя грызет какой-то дурацкий внутренний стыд. Это ослабляет тебя, ты попадаешь в ловушку, а, в конце концов, вновь придешь в Бантон-Хауз к психиатрам!

— Я понимаю, о чем ты говоришь, — немного подумав, ответил Джейро. — Суждение разумное, хотя я и не могу понять, к кому оно относится. Во всяком случае — не ко мне.

— Да? — скривилась Скарлет. Это был не тот ответ, на который она рассчитывала. — Почему ты так говоришь?

Джейро громко рассмеялся, по мнению Скарлет, совершенно неприлично и даже издевательски.

— Разве не ясно? Меня просто вообще не интересуют все эти ваши клубы — Конверты, Лемуры, Тигры, все эти гуси-лебеди. Да и нимпы тоже не волнуют. Все это одно и то же — скука. Я отправлюсь в космос, как только будет возможность, и ты меня никогда больше не увидишь.

У Скарлет отвисла челюсть. Он смел так говорить с ней, Дочерью магната и принцессы! Она взяла себя в руки, но какое-то время молчала, чтобы собраться с мыслями и найти нужные слова. Наглеца надо поставить на место, но у нее, Скарлет Хутсенрайтер, не должно быть иного оружия, кроме разящего интеллекта, только им нужно уничтожить его чудовищную гордость, убрать с красивого лица это оскорбительное равнодушие! Скарлет будет сражаться с ним до тех пор, пока он не окажется перед ней покорным и раздавленным, и ни о какой милости не может быть даже речи до тех пор, пока он не будет валяться в ее ногах! Вот тогда посмотрим, может быть, она и возложит руку ему на голову.

Итак, цель ясна. Но как приступить к ее выполнению? Все следует строить на железной логике, но осторожно, чтобы не спугнуть его сразу же.

И девочка начала очень мягко:

— Но ведь ты не можешь отправиться в космос сам по себе. Тебе нужны билеты, а они очень дороги. У тебя есть деньги?

— Нет.

— А что Фэйты? Они дадут тебе денег?

— Никогда. Они вообще не скажут, как все это делается.

— Как это зло!

Джейро пожал плечами.

— Они боятся, что я стану бродягой, что всю жизнь буду мотаться по космосу в поисках Предела. Они не хотят вкладывать деньги в такое безумие, и в общем — правы. Но я хочу стать путешественником.

— Это не решение вопроса. Какой ты путешественник, если летишь не куда хочешь, а куда везет тебя судно.

— Я согласен, что это проблема. Мне, скорее всего, придется просто жениться на ком-нибудь с деньгами. Как, например, насчет тебя? Можешь ли ты профинансировать экспедицию за потерянными шестью годами? Если так, то я женюсь на тебе завтра же. Ты ведь богата, поскольку состоишь в Конверте?

Скарлет с трудом нашла слова для ответа. Шутка была жестокой, обидной, а главное — такой, какой она от него никак не ожидала.

— То, что ты слышал — только слухи. А шутки твои дурного тона.

— Это не слухи и не шутки.

Скарлет поняла, что сделала ошибку.

— Если тебе неизвестно, то ты единственный, кто не знает.

— Я не понимаю, о чем ты.

— Почему, как ты думаешь, я попала в эту нищую школу вместо того, чтобы быть в Академии Аолайна? Не знаешь, почему у нас нет прекрасных садов на Сассун Ойри?

В Сассун Ойри на Лесмонд-Хилле, как знал Джейро, и жили Хутсенрайтеры.

— Допустим, догадываюсь, — ответил он.

— Правильно! Банкиры теперь предпочитают больше не ссужать отца деньгами. Сады проданы за долги! Мы на грани бедности!

— Странно, а я думал, что все члены Конверта богачи.

Скарлет рассмеялась.

— Мой отец считал себя блестящим финансистом, но заключал сделки всегда или слишком поздно, или слишком рано. У него, правда, до сих пор еще есть собственность, немного, большей частью вымороченная, включая ранчо «Желтая Птичка» неподалеку от тебя. Он думает, что сможет продать его Милдуну, промоутеру, но тот, зная наши обстоятельства, много не даст, а продавать все-таки придется. Отец взял деньги из моего трастового фонда, чтобы купить акции в передвижном зверинце, но звери сдохли, и мои денежки также пропали.

— Очень плохо.

— Вот именно. Так что я не могу финансировать твою экспедицию и освобождаю тебя от обещания жениться на мне.

Джейро посмотрел на девочку вполоборота — Скарлет говорила почти серьезно, значит, разумеется, лгала.

Она поднялась.

— Шутки в сторону, идея безвкусна — даже, если ты только пошутил.

— Ты права. У меня плохое чувство юмора. Космическому бродяге жена не нужна.

Скарлет отвернулась и посмотрела за балюстраду, а потом снова в даль проспекта Фламмариона. Джейро завороженно смотрел на нее, пытаясь угадать, о чем она думает.

Солнце садилось за горами, быстро смеркалось. Порыв ветра поднял волосы девочки. И на мгновение лицо ее стало совсем другим. Джейро подумал, что видит перед собой изможденную беженку с отсветом трагической человечности во взоре.

Она изменила позу, тени сместились, виденье исчезло. Скарлет стала прежней. Она повернулась и посмотрела на Джейро в упор.

— Что так глупо моргаешь?

— Трудно объяснить. Просто на мгновение я увидел тебя такой, какой ты могла бы быть, если бы не принадлежала к Конверту.

— Что за глупости! Неужели была бы разница?

— Не уверен.

— Вот именно. Никакой разницы не было бы. Я пробовала уже много путей. Никакой разницы. — И она пошла через двор, взбежала по каменным ступенькам и скрылась.

2

Прошла неделя. Джейро видел Скарлет в школе каждый день, но хранил дистанцию, а она старалась и вообще его не замечать. Однажды вечером Джейро спросил у матери, почему Майхак стал так редко бывать у них. Алтея притворилась, что не расслышала, но Джейро упрямо повторил вопрос.

— Кто? — наконец снизошла она. — Таун Майхак? Ах, да, конечно! Забавный человек с лягушачьим рожком! Он ушел из моего семинара. И, кстати, говорил, что его новая работа отнимает слишком много времени.

— А жаль. Мне очень понравился этот человек.

— Да, очень талантливый парень, — неохотно призналась Алтея.

Джейро ушел к себе и попытался позвонить Майхаку по телефону, но выяснилось, что в справочнике его нет.

На следующий день Джейро ушел из школы пораньше и поехал в терминал на общественном транспорте. Справа от него находился высокий длинный ангар, замыкавший с двух сторон поле, где в непогоду укрывались яхты. Некоторые из них были выставлены здесь для продажи. Джейро уже шел этим путем в прошлый раз с Майхаком, тогда они еще обсуждали все яхты подряд. Самыми дешевыми считались разнообразные усовершенствованные модели старого «Локатора 11-бис», которые теперь выпускались массовым потоком и продавались под названиями «Ариэль», «Летучие муравьи» и «Голландцы». Эти яхты обладали широким устойчивым корпусом, имели около пятидесяти футов в длину и отличались от своего древнего прототипа, пожалуй, только яркой окраской. Цена на эти суда начиналась от двадцати тысяч солов, в зависимости от возраста, состояния и оснастки. Майхак сказал тогда Джейро, что иногда в отдаленных космопортах такие суда можно купить и за десять тысяч, а порой даже за пять или две, смотря по ситуации. Кроме того, часто такие яхты просто разыгрываются в салонах космопортов.

— Я совсем не разбираюсь в этих играх, — огорченно признался Джейро.

— Зато я хорошо знаю, как в них не вляпаться. Другие суда значительно превосходили «Локаторы» в размерах, качестве, элегантности и цене; верхом совершенства считался роскошный «Гольшванг-19», чуть менее ценился «Триумф Сан-Северино», чья цена превышала два миллиона солов. «Гольшванг» принадлежал банкиру Татерману, а «Триумф» — магнату из Вал Верде, располагавшему весьма неясным источником доходов. Джейро больше всего нравилась блестящая «Фортуна» из разряда флиттеров под названием «Фарсан», как раз в настоящий момент выставленная на продажу банкиром Кахулайбахом. На табличке значилось, что у владельца нет времени придать яхте соответствующий ее рангу глянец, но что она может быть продана по соответствующей цене покупателю соответствующего статуса. И ничего больше. То есть цена не вписана. Но Майхак предположил, что за яхту хотят чуть больше миллиона. Судно, выкрашенное в роскошный черный цвет, кое-где сверкало алым и горчично-желтым. Джейро был просто очарован, как, впрочем, и Майхак.

— Теперь я знаю, на что потрачу свой первый миллион, — улыбнулся Майхак. — Это именно тот размер, который оптимален как для жизни на борту, так и для экскурсий с пассажирами. Она окупит себя за пять лет.

— Но ведь управлять ею — непросто, нужна целая команда, — сказал Джейро.

— Это как посмотреть.

Нынешний владелец, скоре всего, использовал полную команду: капитан, штурман, первый и второй инженеры, кок, два стюарда и, возможно, еще запасной. Кухня высшего класса для хозяина, гостей и команды — тоже очень дорогая вещь. Короче, издержки огромные. Но, с другой стороны, этой яхтой может управлять и один человек.

Когда Джейро спускался на станцию техобслуживания, то прошел мимо «Фарсана» и снова замер, пораженный грациозными линиями корабля. Но таблички «Продается» мальчик не увидел. Неужели кто-то с «соответствующим статусом» купил ее? Тут Джейро заметил движение в переднем салоне, и через обсервационную линию увидел девочку. Он тут же узнал копну ее белокурых кудрей — это была Лиссель Бинок. Казалось, что она говорит и смеется с большим воодушевлением, хотя на самом деле в этом заключалась ее обычная манера держаться. Мальчику Лиссель не нравилась, но все же Джейро не хотел, чтобы сейчас она увидела его, глядящим на «Фарсана» с немым обожанием и желанием обладать. Однако он не успел скрыться. Девочка обернулась и, посмотрев вниз, заметила его. Лиссель сразу же отвернулась снова, и Джейро подумал, что она предпочла сделать вид, будто не узнала его, что было еще обидней.

У Джейро хватило мужества посмеяться над собой. Когда-то впервые он увидел ее в школьной библиотеке. Даже тогда, в детстве, она произвела на мальчика сильное впечатление, несмотря на то, что тогда он был очень занят каким-то своим делом. Лиссель, в свою очередь, тоже заметила высокого темноволосого мальчика с задумчивым выражением лица. Почувствовав его внимание, она отвернулась, надеясь, что под тем или иным предлогом он подойдет к ней. Но Джейро остался погруженным в работу.

Лиссель задумалась, постаравшись незаметно разглядеть мальчика получше. В какой-то мере он был очень привлекателен. Тонкие, почти аристократические черты лица могли даже свидетельствовать о том, что он человек из другого мира. Девочка подумала тогда, что это очень даже возможно. Какая романтика! Лиссель любила всякие романтические истории и тут же решила, что и его надо присоединить к коллекции своих мальчиков. Отличная идея, которая непременно уязвит Хэйнафера Глокеншау.

Хэйнафер действительно разозлился, когда она при нем упомянула Джейро и его достоинства.

— У него такой интересный взгляд, словно он какой-нибудь владетельный гранд, дюк или кто-то из сверхчеловеков с Дамбросиллы. В нем есть некая тайна. Во всяком случае, слухи именно таковы.

— Да ну! — фыркнул Хэйнафер, крупный, даже тяжеловесный парень с решительными чертами лица, включая длинный нос, имеющий, по мнению его владельца, командный профиль. Светлые волосы он носил по последней смелой моде, зачесывая их с широкого лба высоко назад и вбок. Упоминание о Джейро задело его. — Этот сраный задира. Какая в нем может быть тайна! Во-первых, он нимп.

— Действительно?

— Конечно. И родители у него нимпы, какие-то академические крысы в институте, к тому же, пацифисты до мозга костей. Так что на будущее оставь свои сумасбродные истории и занимайся лучше мной. Ну, когда же мы останемся вдвоем?

— Убери руки, Хэйнафер, кто-то на нас смотрит.

— И что, тебя это беспокоит?

— Естественно!

— Удивляюсь. А ты знаешь, что говорит о тебе Дорсей Йехан?

— Нет.

— Я слышал раз внизу у фонтана. Он пел, будто ты похожа на чистый и нежный цветок из легенд, который вянет и гибнет после оплодотворения!

— Очень милый комплимент.

— А Кох Диффенбокен тоже кое-что сказал. Он сказал, что, конечно, это может показаться слишком красивым комплиментом, но на самом деле ты гораздо более вынослива, чем цветочек из легенд, и ежели оплодотворение все-таки случиться, то тебе это не повредит.

— А это глупый комплимент, Хэйнафер Глокеншау. Впрочем, я не удивлена, так что лучше бери ноги в руки и мотай отсюда подальше и навсегда.

3

Джейро выбрался со станции и направился прямо в контору, где обнаружил Трио Хартунга, сердечно с ним поздоровавшегося.

— Привет, Джейро, с чем пришел сегодня? Готов занять мое место?

— Еще нет. Но немного поучиться я бы согласился.

— Так приходи. Мы начнем с трапов, там, ей-богу, есть чему поучиться.

— Спасибо. Я обязательно приду, как только смогу выкроить время. А мистер Майхак где-нибудь поблизости?

Хартунг посмотрел на мальчика с удивлением.

— Майхак ушел и, если не ошибаюсь, уже две недели назад. Он отбыл на «Одри Онти», по линии Осириса. Разве ты не знал?

— Нет.

— Странно. Он, вроде, говорил, что оставит тебе письмо.

Джейро быстро перебрал в памяти минувшие две недели.

— Я ничего не получал. А когда он вернется?

— Трудно сказать.

Джейро дернул плечом, вышел со станции техобслуживания и снова побрел вдоль длинной линии яхт. Кажется, в «Фарсане» все еще кто-то был, но у передних иллюминаторов никого на этот раз не оказалось.

Джейро прошел терминал и вышел на площадь. В открытых кафе люди наслаждались свежим воздухом. Джейро сел за столик и заказал бокал ледяного сока. Чувствуя неуверенность и некую опустошенность, мальчик бесцельно смотрел на площадь. По площади непрерывно сновал народ, входя и выходя из терминала — люди всех сортов со всех миров. Но парень не замечал их, он думал.

Если письмо действительно было послано в Мерривью, то где оно? Может быть, Фэйты решили вообще оградить сына от всякой информации на этот трудный для него период? Или письмо просто потерялось, валяется где-то?

Но если доводить это дело до конца, то, как ни крутись, придется обращаться к родителям, что оскорбит чувства Алтеи и возмутит спокойствие Хаилира. Но что делать, придется смириться.

Джейро раздумывал с полчаса. Все казалось странным, начиная с того, что Майхак исчез совершенно внезапно, не дав своему исчезновению никаких объяснений. Но, может быть, он не любил прощаний и предпочитал уходить молча, по-английски?

Может быть.

Опять сплошные загадки. И ясно только одно: когда залезаешь в область таинственного, то неминуемо встречаешься с фактами, которых никак не ожидал.