Сага о Кугеле

Вэнс Джек

Джек Вэнс, писатель, у которого в фантастике получалось все — и твердая классическая НФ, и крупномасштабные космические полотна, и яркие фэнтезийные сериалы, и мощные романы-эксперименты, — и получалось блестяще. Лауреат престижных фантастических премий — «Хьюго», «Небьюла», Всемирная премия фэнтези, — Вэнс всегда шагал в авангарде жанра, и на него равнялись многие звездные авторы современной фантастики.

Сериал о закате цивилизации, самый знаменитый не только в творчестве мастера, но и в фантастической литературе в целом. Это смесь магии и науки, авантюрного плутовского романа и философской притчи о будущем человека и человечества, литература самой высокой пробы.

 

Джек Вэнс

«Сага о Кугеле»

 

Часть I

В Саскервой

 

Глава первая

Флютик

Юкоуну, известный по всей Альмери как Смеющийся маг, сыграл над Кугелем очередную злую шутку. Уже во второй раз Кугель был схвачен, перенесен через океан Вздохов на север и выброшен на унылый берег, называемый Шенгльстоун-Стрэнд. Весьма печальное происшествие.

Поднявшись на ноги, Кугель отряхнул песок с плаща и поправил шляпу. Он находился не более чем в двадцати ярдах от места, куда его забросили в прошлый раз, и тоже по воле Юкоуну. Меча у него при себе не имелось, а кошелек был совершенно пуст. Кругом царило безлюдье, до Кугеля не доносилось ни звука, кроме заунывных вздохов ветра в дюнах. Далеко на востоке смутно видимый мыс уходил в воду, а его двойник, такой же неразличимый, скрывался в водной глади на западе. На юге расстилалось море, совершенно пустынное, если не считать отражавшегося в нем дряхлого красного солнца.

Заледеневшие чувства Кугеля постепенно оттаяли, и волны эмоций, одна за другой, нахлынули на него, но все затмила ярость. Юкоуну, должно быть, живот надорвал от смеха, потешаясь над ним. Кугель поднял кулак и погрозил югу.

— Ну, Юкоуну, на этот раз ты превзошел самого себя! И заплатишь за это! Я воздам тебе по заслугам!

Некоторое время Кугель, длинноногий и длиннорукий, с прямыми черными волосами, впалыми щеками и подвижным лицом, которое с легкостью принимало любое выражение, вышагивал по берегу туда и обратно, бранясь и проклиная все на свете. День клонился к вечеру, и солнце, наполовину опустившееся к западу, брело по небу, точно изнуренное больное животное. Кугель, которого никто не упрекнул бы в недостатке прагматизма, решил приберечь злобу на потом, ибо сейчас куда важнее было найти ночлег. Он выплюнул последнее проклятие в адрес Юкоуну, пожелав тому с ног до головы покрыться фурункулами, а затем пересек покрытый галькой берег и, забравшись на вершину песчаной дюны, оглядел окрестности.

На севере тянулась нескончаемая череда болот, а за ними уходили в темнеющую даль жмущиеся друг к другу черные лиственницы. На восток Кугель взглянул лишь мельком. Там лежали деревушки Смолод и Гродз, а жители страны Катц, как известно, славились своей злопамятностью. На юге, безжизненный и блеклый, до самого горизонта простирался океан.

На западе побережье смыкалось с цепочкой невысоких холмов, которые, вдаваясь в море, образовывали мыс. Внезапно мелькнувший где-то в отдалении красный проблеск мгновенно привлек к себе внимание Кугеля. Так сверкать мог лишь отраженный от стекла солнечный луч!

Кугель запомнил место, где заметил блеск. Он скатился по склону дюны и как можно быстрее поспешил туда. Солнце заходило за мыс, и на побережье начала наползать серо-лиловая мгла. На севере маячил рукав бескрайнего леса, известного как Великая безлюдь и наводящего на зловещие мысли. Кугель, вспомнив о нем, прибавил ходу, перейдя на огромные скачки.

На фоне неба выделялись темные холмы, но ни намека на жилье. Кугель совсем пал духом. Он немного замедлил бешеную скачку, внимательно оглядывая окрестности, и, к огромному облегчению, увидел, наконец, большой красивый дом старомодного вида, спрятавшийся за деревьями запушенного сада. Нижние окна сияли янтарным светом — отрадное зрелище для застигнутого тьмой путника. Кугель проворно свернул с дороги и приблизился к дому, на время позабыв о своей обычной осторожности и заглядывая в окна, чему немало поспособствовали две белые тени на краю леса, бесшумно нырнувшие обратно во мрак, стоило ему обернуться, чтобы посмотреть на них.

Кугель подбежал к двери и рванул цепочку звонка. Изнутри донесся далекий звук гонга. Прошел миг. Кугель нервно оглянулся через плечо и снова дернул цепочку. После томительного ожидания за дверью наконец послышались неторопливые шаги.

Дверь приоткрылась, и в щелочку выглянул вороватого вида согбенный старик, тощий и бледный.

Кугель постарался придать своей речи аристократическую учтивость.

— Добрый вечер! Могу ли я узнать, что это за чудесное место?

— Это Флютик, сударь, поместье господина Тванго. А вы кто такой? — неприветливо прошамкал старик.

— Да, в сущности, никто, — беспечно отозвался Кугель. — Я путешественник и, кажется, заблудился. Поэтому хотел бы воспользоваться гостеприимством господина Тванго и переночевать под его кровом, если дозволено.

— Это невозможно. Откуда вы пришли?

— С востока.

— Тогда идите дальше по дороге, лесом и по холму, в Саскервой. Там вы найдете ночлег на постоялом дворе «У голубых ламп».

— Но это слишком далеко; кроме того, воры украли все мои деньги.

— Вряд ли вы найдете здесь поддержку — у господина Тванго с попрошайками разговор короткий.

С этими словами старик попытался захлопнуть дверь, но Кугель просунул в щель ногу.

— Погодите! Я заметил на краю леса две белые тени и ни за что не отважусь сегодня продолжать путь!

— Ну, могу дать вам совет, — смилостивился упрямый старик. — Эти создания, скорее всего, ростгоблеры, или гиперборейские ленивцы, если вам так больше понравится. Возвращайтесь на берег и зайдите футов на десять в море, тогда они ничего вам не сделают. А завтра сможете продолжить путь в Саскервой.

Дверь закрылась. Кугель с беспокойством оглянулся. У входа в сад, на обсаженной с обеих сторон тисами аллее маячила пара неподвижных белых фигур. Повернувшись к двери, он отчаянно затряс цепочку звонка. Медленные шаги прошаркали по полу, и дверь приоткрылась во второй раз. Оттуда выглянул все тот же старик.

— Сударь?

— Эти твари в саду! Они преградили дорогу к берегу!

Старик открыл было рот, намереваясь что-то сказать, затем прищурился, обдумывая какую-то только что пришедшую ему в голову мысль.

— Так вы говорите, у вас нет средств? — хитро спросил он.

— Ни гроша.

— Ну, хорошо, а не хотите ли наняться на службу?

— Разумеется, хочу, если мне удастся пережить эту ночь!

— Тогда считайте, вам повезло! Господин Тванго рад нанять усердного работника.

Старик распахнул дверь, и Кугель с благодарностью влетел в дом.

С исключительной любезностью старый слуга закрыл за ним дверь.

— Пойдемте, я отведу вас к господину Тванго, чтобы вы могли обсудить подробности службы. Как мне вас представить?

— Меня зовут Кугель.

— Вот сюда! Вам понравятся условия, я уверен! Идете? Мы во Флютике не любим копуш!

Несмотря на все обстоятельства, Кугель остановился.

— Расскажите мне об этой службе. Я все-таки не прощелыга какой-нибудь и за что попало не берусь.

— Ну-ну, не робейте! Господин Тванго разъяснит вам все до мельчайших подробностей. Ах, Кугель, какой вы счастливчик! Мне бы ваши годы! Сюда, пожалуйста.

Кугель все еще стоял на месте.

— Нет, постойте! Путешествие ужасно меня утомило. Я хотел бы освежиться и, пожалуй, перекусить перед тем, как предстану перед господином Тванго. В самом деле, давайте подождем до завтрашнего утра, тогда я смогу произвести более благоприятное впечатление.

Однако старик воспротивился этому в высшей степени разумному предложению.

— У нас во Флютике все точно, любая мелочь записывается так, как надлежит. На чей счет, позвольте спросить, прикажете заносить ваш отдых? На счет Гарка? Или Гукина? Или, может быть, самого господина Тванго? Нелепица! Разумеется, все издержки окажутся на счету Вемиша, а это, кстати сказать, ваш покорный слуга. Ни за что! Мой счет наконец-то закрыт, и я намереваюсь удалиться на покой.

— Ничего не понимаю, — пробормотал Кугель.

— Не беда, скоро поймете. Идемте же к Тванго.

Без особой охоты Кугель проследовал за Вемишем в комнату, завешанную многочисленными полками и заставленную объемистыми сундуками: судя по тому, что было выставлено на обозрение, здесь размешалось хранилище диковин.

— Подождите секундочку! — воскликнул Вемиш и на тощих ногах поковылял прочь из комнаты.

Кугель принялся расхаживать туда-сюда, разглядывая разложенные повсюду вещицы. Меньше всего он ожидал увидать в этом захолустье нечто подобное. Он нагнулся, чтобы хорошенечко рассмотреть пару квазичеловеческих уродцев, воспроизведенных со всей точностью. «Мастерство во всем его великолепии», — одобрительно подумал Кугель.

Вернулся Вемиш.

— Тванго скоро вас примет. А пока предлагает вам персональное угощение — чашечку вербенового чаю с двумя в высшей степени питательными вафлями, и, заметьте, совершенно безвозмездно.

Кугель выпил чай и с жадностью проглотил вафли.

— Такое проявление радушия со стороны господина Тванго, хотя и чисто символическое, делает ему честь.

Он указал на шкатулки.

— Личное собрание Тванго?

— Совершенно верно. Перед тем как заняться нынешним ремеслом, он торговал подобными вещами, и весьма успешно.

— Да, вкус у него своеобразный, чтобы не сказать экстравагантный.

Вемиш вскинул седые брови.

— Тут я не могу с вами согласиться. Эти вещи кажутся мне совершенно заурядными.

— Ну, не совсем, — возразил Кугель, указав на двоих уродцев. — К примеру, мне редко доводилось видеть типов, столь отталкивающих, как эта парочка фигурок. Согласен, сделано мастерски! Взгляните только на проработку ужасных маленьких ушек! А их носы — ни дать ни взять клювы! А клыки! А эта злоба — она же почти реальна! И все-таки это, несомненно, плод больного воображения.

Фигурки вдруг встали в полный рост. Одна из них заговорила противным скрипучим голоском:

— Кугель, конечно, имеет все основания для своих недобрых высказываний, но нам с Гарком не слишком приятно их выслушивать.

— Такие замечания больно ранят! Да у этого Кугеля просто язык без костей! — вторила другая фигура.

И оба уродца выбежали прочь из комнаты.

— Вы обидели и Гарка, и Гукина, — укорил его Вемиш. — А они пришли сюда, чтобы охранять от воришек ценности Тванго. Ну ладно, что сделано, то сделано. Идемте, пора к хозяину.

Вемиш привел Кугеля в мастерскую, уставленную дюжиной столов, заваленных огромными фолиантами, ящиками и прочим хламом. Гарк и Гукин, в нарядных кепках с длинными козырьками красного и синего цвета, уставились на Кугеля со скамьи. За огромным столом восседал сам господин Тванго, низкорослый и тучный, с маленьким подбородком, поджатыми губами и плешивой макушкой, обрамленной блестящими черными кудрями. Подбородок его украшала модная козлиная бородка.

Как только Кугель и Вемиш появились на пороге, Тванго неожиданно повернулся к ним на своем стуле.

— Ага, Вемиш! А этот джентльмен, насколько мне известно, Кугель. Добро пожаловать, Кугель, во Флютик!

Кугель снял шляпу и поклонился.

— Сударь, я очень благодарен вам за гостеприимство в столь темную ночь.

Тванго поправил бумаги на столе и искоса взглянул на гостя.

— Не угодно ли сесть? Вемиш сказал, ты не прочь наняться ко мне на службу, если условия тебя устроят. — Он указал гостю на стул.

Кугель любезно кивнул.

— Я был бы рад занять любую должность, которая окажется мне по силам и за которую предложат достойное вознаграждение.

— Все именно так. Условия во Флютике всегда самые лучшие, и уж по меньшей мере все расписано в мельчайших подробностях, — подал голос Вемиш.

Тванго прокашлялся и рассмеялся.

— Милый старый Вемиш! Мы так долго работали бок о бок! Но теперь все счета подведены, и он хочет уйти на покой! Верно, Вемиш?

— О да, верно до последней буквы!

— Поведайте, какие работники вам нужны и какое жалованье вы предполагаете им платить. Тогда, поразмыслив, я решу, на каком поприще смогу наилучшим образом служить вам, — учтиво обронил Кугель.

— Какое мудрое требование, — вскричал Вемиш. — Славно придумано, Кугель! Ручаюсь, у вас хорошо пойдут дела во Флютике.

Тванго снова переложил бумаги на своем столе.

— Мой бизнес несложен. Я выкапываю и привожу в порядок сокровища древности. Затем исследую их, упаковываю и продаю перевозчику в Саскервое, который доставляет их конечному покупателю — это, насколько я понимаю, один известный волшебник из Альмери. Порой удается получить скромную прибыль.

— Мне приходилось бывать в Альмери, — вставил Кугель. — Кто этот волшебник?

Тванго снова рассмеялся.

— Сольдинк, перевозчик, отказывается поделиться со мной этими сведениями, чтобы я не продавал свои товары напрямую за двойную выгоду. Но из других источников мне удалось узнать, что этот покупатель — некий Юкоуну из Перголо… Ты что-то сказал, Кугель?

Кугель с улыбкой потер живот.

— Нет, просто в желудке заурчало. Я обычно ужинаю в это время. А вы? Не продолжить ли нам беседу после трапезы?

— Всему свое время, — осадил его Тванго. — Вернемся к нашему разговору. Вемиш долгое время руководил моими археологическими изысканиями, а теперь его место свободно. Говорит ли тебе о чем-нибудь имя «Садларк»?

— По правде говоря, нет.

— Тогда придется сделать небольшое отступление от темы. Во время войны в Катце, в Восемнадцатой эре, демон Ундерхерд вмешивался в дела верхнего мира, поэтому Садларк спустился туда, дабы навести порядок. По невыясненным причинам (я лично подозреваю банальный приступ головокружения) Садларк ухнул в болото, отчего образовалась огромная яма — она сейчас находится на моем собственном заднем дворе. Чешуя Садларка сохранилась до наших дней, она и есть то самое сокровище, которое мы вытаскиваем из ила.

— Повезло вам, что яма так близко к вашему жилищу, — заметил Кугель.

Тванго попробовал было вникнуть в рассуждения Кугеля, но быстро отбросил эти попытки.

— И правда. — Он указал на ближайший стол. — Вот макет Садларка в миниатюре.

Кугель приблизился к столу, чтобы поближе разглядеть модель, собранную из множества серебряных чешуек, укрепленных на каркасе из серебряной же проволоки. Гладкое туловище держалось на двух коротких ногах, заканчивавшихся круглыми перепончатыми лапами. Головы у демона не было, туловище плавно переходило в похожую на нос корабля башенку, украшенную спереди особенно затейливой чешуйкой с красным утолщением посередине. От верхней части тела отходили четыре руки; но ни органов чувств, ни пищеварительного тракта не наблюдалось. Естественно, Кугель тут же обратил внимание Тванго на сей любопытный факт.

— О да, несомненно, — ответил тот, — в верхнем мире все по-иному. Как и макет, Садларк состоял из чешуй, но они не были скреплены каркасом из серебряной проволоки, а удерживались посредством неких сил. Когда Садларк угодил в трясину, влага уничтожила эти силы, чешуйки рассыпались, и Садларк распался, что в верхнем мире равносильно смерти.

— Жаль, — отозвался Кугель, вернувшись к своему стулу. — Его поведение с самого начала показалось мне донкихотским.

— Возможно, ты и прав, — пожал плечами Тванго. — Трудно судить, что им двигало. Однако вернемся к нашим делам. Вемиш покидает наше маленькое братство, и его должность управляющего становится вакантной. Ты смог бы занять его место?

— Убежден, что смог бы, — заверил его Кугель. — Зарытые сокровища всегда меня привлекали.

— Ну что ж, тогда эта должность подойдет тебе как нельзя лучше!

— А жалованье?

— Оно будет точно таким же, как и у Вемиша, несмотря на то, что Вемиш умелый и талантливый работник, который провел с нами многие годы.

— Ну, хотя бы приблизительно, сколько терциев зарабатывает Вемиш?

— Вообще-то, я предпочитаю не обсуждать денежные вопросы прилюдно, — сказал Тванго, — но, думаю, Вемиш не обидится, если я скажу, что за прошлую неделю он заработал почти триста терциев, и за позапрошлую тоже.

— Истинная правда, с первого слова до последнего! — горячо подтвердил Вемиш.

Кугель задумчиво потер подбородок.

— Пожалуй, сумма внушительная.

— Вот именно, — согласился Тванго. — Когда ты приступишь к своим обязанностям?

Кугель лишь на миг помедлил с ответом.

— Прямо сейчас, чтобы облегчить вам расчет моего заработка. Однако я хотел бы в течение нескольких дней изучить вашу деятельность. Надеюсь, вы предоставите мне кров и стол на этот период?

— Сие предусмотрено — за символическую плату. — Тванго поднялся на ноги. — Но я занимаю тебя своей болтовней, а ты, несомненно, устал и проголодался. Вемиш, в качестве прощальной служебной обязанности, отведет тебя в столовую. Потом можешь отдохнуть в любой комнате, пришедшейся тебе по вкусу. Кугель, добро пожаловать к нам на службу! Утром обсудим подробности твоего вознаграждения.

— Пойдем, — воскликнул Вемиш. — В столовую!

Прихрамывая, он подбежал к двери, около выхода остановился и поманил Кугеля пальцем.

— Ну же, Кугель! Во Флютике не теряют времени да ром!

Кугель взглянул на Тванго с подозрением.

— Почему Вемиш так оживлен и почему здесь нельзя терять время даром? — поинтересовался новый работник.

Тванго покачал головой в дружеском удивлении.

— Вемиш — единственный в своем роде! Даже не пытайся с ним тягаться. Вряд ли когда-нибудь удастся найти второго такого.

— Идем же, Кугель, — снова позвал старик. — Или ты собираешься стоять здесь, пока не погаснет солнце?

— Да иду я, иду, но только отказываюсь пробираться вслепую по этому длинному темному коридору!

— Иди за мной!

Кугель подчинился и пошел вслед за Вемишем в столовую — большой зал, где с одной стороны стояли столы, а с другой — ломился от всяческих яств буфет. За столом двое мужчин поглощали ужин. Первый, рослый угрюмый детина с толстой шеей и красным лицом, обрамленным спутанной копной светлых кудрей, ел бобы с хлебом. Второй, худой, точно ящерица, с темной продубленной кожей, узким вытянутым лицом и жесткими черными волосами, довольствовался не менее аскетической пищей, состоявшей из овощного супа, который он закусывал перышком лука.

Вниманием Кугеля, однако, безраздельно завладел уставленный изысканными яствами буфет. В изумлении он повернулся к Вемишу.

— Тванго всегда так щедр?

— Да, как правило, — небрежно отвечал тот.

— А те двое, кто они?

— Слева сидит Йеллег, справа — Малзер. Это и есть та рабочая сила, за которой тебе предстоит надзирать.

— Всего-то двое? Я ожидал, что их будет больше.

— Вот увидишь, двоих вполне достаточно.

— Должен заметить, что для рабочих у них замечательно умеренный аппетит.

Вемиш безразлично взглянул на своих бывших подопечных.

— Да, похоже на то. А ты сам? Что хочешь на ужин?

Кугель подошел поближе к буфету, чтобы подробнее изучить разнообразие блюд.

— Пожалуй, я начну с копченой рыбки и салата из перечных листьев. Вон та жареная утка тоже выглядит в высшей степени аппетитно, я попробую не слишком зажаренный кусочек ножки… Да и гарниры неплохо смотрятся. А на десерт — немного пирожков и фляжку фиолетового мендолесийского. Этого должно хватить. Вне всякого сомнения, господин Тванго достойно обращается со своими работниками!

Кугель заставил поднос изысканными яствами, тогда как Вемиш взял лишь маленькое блюдо с отварными листьями лопуха.

— Неужели такая скудная еда может утолить твой голод? — поразился Кугель.

Старик сморщился при взгляде на свою тарелку.

— О, это не слишком строгое ограничение. Я обнаружил, что чересчур обильная пища снижает рвение.

Кугель снисходительно рассмеялся.

— Я намерен ввести новый план рациональной работы: так, торопливое рвение, все это мельтешение вскоре окажется ненужным.

Вемиш поджал губы.

— Со временем ты обнаружишь, что работаешь с не меньшим усердием, чем твои подчиненные. Такова должность управляющего.

— Никогда! — горячо провозгласил Кугель. — Я настаиваю на строгом разделении обязанностей. Работник не должен управлять, а управляющий не должен работать. Но что касается твоей вечерней трапезы… Ты же уволился — ешь и пей все, что душе угодно!

— Мой счет закрыт, — объяснил Вемиш. — Не хочу опять открывать книгу.

— Какие пустяки, — отмахнулся Кугель. — Но если уж это так тебя заботит, можешь есть и пить все, что захочешь, за мой счет!

— О, это в высшей степени щедро!

С этими словами Вемиш вскочил и со всех ног поковылял к буфету. Вернулся он с изрядной порцией различных яств, консервированных фруктов, сладостей, увесистой головкой сыра и флягой вина, на которую и накинулся с поразительным аппетитом.

Внимание Кугеля привлек какой-то звук, доносившийся сверху. Он поднял глаза и увидел скорчившихся на полке Гарка и Гукина. Гарк держал дощечку, на которой Гукин неимоверно длинным стилом производил какие-то записи.

Уродец внимательно осмотрел тарелку Кугеля.

— Итак: масляная рыба, копченая, с чесноком и одним стеблем лука-порея — четыре терция. Затем: один кусок утки, хорошего качества, большого размера, политый чашкой соуса, с семью различными гарнирами — одиннадцать терциев. Пункт третий: три пирожка с фаршем и травами, по три терция каждый, итого — девять терциев. Салат из различных составляющих — еще шесть терциев. Пункт пятый: три рубца по два терция, итого — шесть терциев. Кроме того: большая порция консервированной айвы за три терция. Вино — девять терциев. Посуда и салфетки — еще один терций.

Тут подал голос его товарищ.

— Записано и подсчитано, — возвестил он. — Кугель, распишись вот здесь.

— Эй, не так быстро! — решительно оборвал его Вемиш. — Мой ужин тоже оплачивает Кугель. Внесите все издержки на его счет.

— Это правда, Кугель? — спросил Гарк.

— Я действительно его пригласил, — подтвердил Кугель. — Однако я ужинаю здесь по праву управляющего. Таким образом, я считаю, что ничего не должен за питание. А Вемиш, как почтенный бывший служащий, также ест бесплатно.

Гарк и Гукин залились пронзительным хохотом, и даже Вемиш выдавил из себя вымученную улыбку.

— Во Флютике, — объяснил он, — ничто не дается просто так. Если бы Тванго владел воздухом, нам пришлось бы выкладывать денежки за каждый вдох.

— Это несправедливые порядки, их необходимо немедленно пересмотреть, — с достоинством заявил Кугель. — Иначе я откажусь от должности. Должен также заметить, что утка была недожаренной, а чеснок — совершенно безвкусным.

Гарк и Гукин не обратили на него никакого внимания. Гукин подсчитал стоимость ужина Вемиша.

— Замечательно, Кугель, подпишись вот здесь еще раз.

Кугель внимательно изучил записи на дощечке.

— Понятия не имею, что означают эти каракули!

— В самом деле? — спокойно спросил его Гукин, взяв дощечку. — Ага, я вижу упущение. Добавь-ка еще три терция за пастилки Вемиша.

— Постой-ка! — взревел Кугель. — Сколько сейчас у меня на счету?

— Сто шестнадцать терциев. А еще нам часто дают за услуги на чай.

— Сегодня вы ничего не заслужили! — Кугель выхватил у него дощечку и нацарапал свою подпись. — А теперь убирайтесь! Я не могу ужинать с достоинством, когда парочка омерзительных болотных тваренышей все время заглядывает мне в рот!

Гарк и Гукин в ярости убрались прочь.

— Последнее высказывание попало не в бровь, а в глаз. Не забывай, что Гарк и Гукин готовят еду, и тот, кто их прогневает, в один прекрасный день обнаружит в своей тарелке яд, — предостерег старик.

Кугель был непреклонен.

— Пускай сами меня боятся! Я управляющий, а не какая-нибудь мелкая сошка! Если Тванго не будет выполнять мои указания, я откажусь от должности!

— Ты, разумеется, вправе так поступить — как только расплатишься по своему счету.

— Не вижу в этом особой загвоздки. Если управляющий зарабатывает три сотни терциев в неделю, я очень быстро погашу свой долг.

Вемиш залпом осушил свой кубок. Казалось, вино развязало его язык.

— Триста терциев в неделю? Для меня такое было неслыханной удачей! Йеллег и Малзер — илолазы, как мы их называем. Они получают от трех до двадцати терциев за каждую найденную чешуйку, в зависимости от ее качества. «Бедренный трилистник» приносит десять терциев, как и «Двойная спинная блестка». «Сцепленный секвалион» с башни или груди стоит двадцать терциев. «Соковые светлячки» очень редки и поэтому тоже стоят двадцать терциев. А если кто-то найдет «Нагрудный взрывающий небеса фейерверк», он получит целую сотню.

Кугель плеснул в бокал Вемиша еще вина.

— Я весь внимание.

Налитое вино старик выпил до последней капли, но в остальном, казалось, едва замечал присутствие Кугеля.

— Йеллег и Малзер вкалывают с утра до ночи. Зарабатывают они в среднем от десяти до пятнадцати терциев в день, из которых вычитается плата за комнату, еду, плюс всякие мелкие поборы. Как управляющий ты будешь заботиться об их безопасности и удобстве, получая за это плату десять терциев в день. Кроме того, тебе причитается премия в один терций за каждую чешуйку, выловленную в иле Йеллегом и Малзером, вне зависимости от ее вида. Пока Йеллег и Малзер греются у костра или пьют свой чай, ты сам можешь нырять за чешуйками.

— Нырять? — переспросил Кугель недоуменно.

— Ну да, в яму, которая образовалась от удара Садларка о болото. Весьма утомительно, к тому же нырять приходится глубоко. Недавно, — тут Вемиш одним глотком допил содержимое бокала, — я напал на целое гнездо первоклассных чешуек, среди них было немало «Особых», и на следующую неделю мне выпала такая же удача. Таким образом мне удалось погасить свой долг, и я тут же решил уволиться.

Еда внезапно показалась Кугелю пресной.

— А твои предыдущие заработки?

— В хорошие дни я мог зарабатывать, как Йеллег и Малзер.

Кугель поднял глаза к потолку.

— Но как можно получить какой-то доход, когда зарабатываешь двенадцать терциев в день, а тратишь в десять раз больше?

— Хороший вопрос. Во-первых, приходится нырять без скидки на должность. Во-вторых, когда вечером валишься с ног от усталости, не замечаешь, в какой комнате спишь.

— Ну нет, как управляющий, я наведу здесь порядок, — заявил Кугель, без особой, впрочем, уверенности.

Вемиш, который успел уже изрядно захмелеть, воздел кверху длинный белый палец.

— Кроме того, не упускай своих возможностей! А они существуют, уверяю тебя, и в самых неожиданных местах. — Наклонившись вперед, Вемиш одарил Кугеля значительным взглядом.

— Продолжай, — потребовал Кугель. — Я слушаю!

Икнув, Вемиш влил в себя изрядное количество вина, оглянулся через плечо.

— Могу лишь намекнуть: чтобы обмануть такого хитреца, как Тванго, нужна немалая ловкость.

— Как интересно, — сказал Кугель. — Могу я наполнить твой бокал?

— С удовольствием. — Вемиш жадно выпил, затем снова наклонился к Кугелю. — Не хочешь ли услышать забавную шутку?

— Буду рад.

Вемиш заговорил доверительным шепотом.

— Тванго считает, что я выжил из ума!

Кугель подождал еще немного, но оказалось, что это и была шутка Вемиша. Кугель вежливо засмеялся.

— Какая нелепость! — махнул он рукой.

— Скажи? Это я-то, который таким хитроумным способом погасил свои счета! Завтра же я уеду из Флютика и несколько лет проведу, путешествуя с одного модного курорта на другой. Вот тогда и посмотрим, кто выжил из ума — Тванго или я.

— Ну, относительно этого у меня нет никаких сомнений. В сущности, мне все ясно, за исключением подробностей твоего «хитроумного способа».

Вемиш подмигнул Кугелю и облизнул губы, как будто тщеславие и бахвальство боролись в его душе с последними пошатнувшимися остатками благоразумия. Он уже раскрыл было рот, чтобы говорить. Но тут раздался звук гонга, точно кто-то изо всех сил дергал за веревку дверного звонка.

Вемиш было поднялся, но затем с беспечным смешком опустился на стул.

— Теперь, Кугель, твоя обязанность — встречать поздних гостей, впрочем, так же как и ранних.

— Я — управляющий работами, а не лакей, — воспротивился тот.

— Блажен, кто верует, — сказал Вемиш тоскливо. — Сначала тебе придется выдержать битву с Гарком и Гукином, которые следят, чтобы все правила исполнялись неукоснительно.

— Они у меня живо научатся вести себя тише воды ниже травы!

На стол упала тень от круглой головы, одетой в щеголеватую кепку с длинным козырьком.

— Кто это научится вести себя тише воды ниже травы? — поинтересовался противный голосок.

Кугель поднял голову и обнаружил сидящего на краю полки Гукина, который дерзко глядел на него.

Вновь раздался звук гонга.

— Кугель, встать! Марш к двери! Вемиш сообщит тебе о распорядке, — выкрикнул Гукин повелительно.

— Как управляющий, — спокойно заявил Кугель, — я поручаю эту задачу тебе. Поторапливайся!

В ответ Гукин погрозил маленькой треххвостой плеткой, каждый ремень которой заканчивался желтым шипом. Обиженный Кугель с такой силой ударил по полке, что Гукин вверх тормашками взлетел в воздух и приземлился прямо на блюдо с разложенными на нем сырами, стоявшее на буфете. Кугель подобрал плетку и сжал в руке, как будто намеревался пустить ее в ход.

— Ну, ты собираешься наконец заняться своими обязанностями? Или мне придется хорошенько отходить тебя плеткой, а потом вместе с твоей мерзкой кепкой бросить в этот горшок с рубцами?

В столовую вбежал запыхавшийся Тванго, на плече которого сидел Гарк с выпученными глазами.

— Что за шум? Гукин, почему ты лежишь в тарелке с сыром?

Ему ответил Кугель.

— Поскольку я управляющий, вам следовало бы обратиться ко мне, — заявил он. — Обстоятельства дела таковы: я приказал Гукину открыть дверь. Он ответил мне вопиющей дерзостью, и я собирался выпороть его.

Лицо Тванго порозовело от раздражения.

— Кугель, у нас другие правила! До сих пор открывать дверь входило в обязанности управляющего.

— Так вот, пришла пора изменить правила! Управляющий освобождается от исполнения обязанностей лакея. Он будет зарабатывать втрое больше, чем раньше, а комната и питание ему будут предоставляться бесплатно.

Гонг прозвучал еще раз. Тванго выругался себе под нос.

— Вемиш! Открой дверь! Вемиш! Где ты?

Вемиш прошествовал прочь из столовой.

— Гарк! Ответь на гонг! — строго потребовал новый управляющий.

Маленький человечек разъяренно зашипел, но Кугель указал на дверь.

— Гарк, ты уволен за неповиновение. То же относится и к Гукину. Немедленно покиньте дом и убирайтесь в свое родное болото.

Гарк, к которому теперь присоединился и Гукин, ответили ему лишь вызывающим шипением. Кугель повернулся к Тванго.

— Боюсь, если вы не поддержите мой авторитет, мне придется уволиться.

Тванго раздраженно взмахнул руками.

— Хватит глупостей! Пока мы все тут стоим, гонг надрывается! — Он направился по коридору к входной двери, а Гарк и Гукин поспешили за ним.

Кугель последовал за процессией, но медленно и степенно. Тванго распахнул дверь и впустил в дом крепкого мужчину средних лет в коричневом плаще с капюшоном. За ним вошли еще двое в таких же одеждах.

Тванго дружески и одновременно почтительно поприветствовал гостей.

— Господин Сольдинк! Уже очень поздно! Что заставило вас в такой час пуститься в дальнее путешествие?

— Я принес важную и срочную весть, которая не могла ждать ни минуты, — пробасил гость.

Тванго отшатнулся, пораженный.

— Неужели Меркантайдес умер?

— Нет, случилась трагедия лжи и воровства!

— Что украли? — встрепенулся Тванго. — Кого обманули?

— Сейчас все расскажу. Четыре дня тому назад, ровно в полдень, я прибыл сюда с повозкой-сейфом. Я ехал вместе с Ринкзом и Джорнулком, людьми почтенного возраста и неподкупной честности.

— На их репутации нет ни единого пятна, насколько мне известно. Почему же вы теперь ставите ее под сомнение?

— Терпение, вы все услышите.

— Продолжайте же! Кугель, ты — человек опытный, послушай и выскажи свое мнение. А это, кстати, господин Сольдинк, из фирмы «Сольдинк и Меркантайдес, агентство перевозок».

Кугель выступил вперед, и Сольдинк продолжил свои объяснения.

— Вместе с Ринкзом и Джорнулком я вошел в вашу мастерскую. Затем в нашем присутствии вы отсчитали, а мы упаковали шестьсот восемьдесят чешуек в четыре ящика.

— Верно. Среди них было четыреста «Обычных», двести «Особых» и восемьдесят «Особых-премиум» необычайной ценности.

— Вот именно. Все вместе, в присутствии Вемиша, мы запаковали ящики, опечатали их, перевязали и прикрепили этикетки. Предлагаю вызвать Вемиша, чтобы он с присущей ему мудростью помог нам разрешить эту загадку.

— Гарк! Гукин! Будьте так любезны позвать Вемиша! Господин Сольдинк, я все еще в неведении.

— Сейчас объясню. В присутствии вас, Вемиша, Ринкза, Джорнулка и меня лично чешуйки были упакованы в ящики, как обычно, в вашей мастерской. Затем Вемиш поставил ящики на тележку, чтобы мы могли осмотреть их, и мы похвалили его за то, как он украсил тележку, и за его заботу о ящиках. А потом Вемиш осторожно покатил ящики по коридору, остановившись, насколько я помню, только на миг, чтобы поправить свой башмак и пожаловаться мне на холодную не по сезону погоду.

— Все было именно так. Продолжайте.

— Вемиш подкатил тележку к повозке, и ящики переставили в сейф, который немедленно закрыли. Я написал расписку, Ринкз и Джорнулк заверили ее своими подписями, а Вемиш расписался как свидетель. Наконец я расплатился с вами, и вы отдали мне счет. Мы погнали повозку прямо в Саскервой, там с соблюдением всех формальностей перегрузили ящики в подвал, где ожидали отправки в Альмери.

— И что потом?

— Сегодня Меркантайдес решил проверить качество чешуек. Я вскрыл ящик, который мы так тщательно осматривали все вместе, и что же? Внутри не нашел ничего, кроме комков грязи и гальки! В смятении нам пришлось вскрыть все ящики, и в каждом из них была лишь земля. Вот где загадка! Надеемся, что вы или Вемиш сможете внести ясность в это скандальное дело или же в противном случае вернете наши деньги.

— Последняя возможность полностью исключена. Я ничего не могу добавить к тому, что вы рассказали. Все было в точности так, как вы описали. Возможно, Вемиш заметил что-нибудь странное, но он непременно доложил бы об этом.

— И все-таки его свидетельство может пролить хоть какой-то свет на тайну, если только он соблаговолит явиться сюда.

В комнату ворвался Гарк с вытаращенными от возбуждения глазами и заверещал:

— Вемиш на крыше! Он странно себя ведет!

— Да, он уже в преклонном возрасте, но чтобы так внезапно утратить рассудок? Он же только что уволился! — в полном замешательстве всплеснул руками Тванго.

— Что? — точно не веря своим ушам, воскликнул Сольдинк. — Вемиш уволился? Вот не ожидал!

— Как и все мы, смею вас заверить! Он погасил свой счет до последнего терция, а потом объявил, что уходит.

— В высшей степени странно, — задумчиво протянул Сольдинк. — Следует стащить Вемиша с крыши, и немедленно!

Вслед за Гарком Тванго выбежал в сад, за ними потрусили Сольдинк, Ринкз, Джорнулк и Кугель.

Ночь выдалась темной, хоть глаз выколи, непроницаемую мглу рассеивало лишь жалкое мерцание тусклых звезд. Пробивавшийся между черепицами дома свет позволял видеть Вемиша, который с риском сломать себе шею разгуливал по крыше вдоль конька.

— Вемиш, что ты делаешь на верхотуре? Сейчас же спускайся! — закричал Тванго.

Старик завертел головой, пытаясь определить, откуда доносится звук. Заметив внизу Тванго и Сольдинка, он издал дикий крик, в котором, казалось, смешались вызов и неприкрытое торжество.

— Да, в лучшем случае мы получили двусмысленный ответ, — протянул Сольдинк.

— Вемиш, пропали чешуйки, и мы хотели бы задать пару вопросов! — кричал Тванго.

— Да пожалуйста, болтайте хоть всю ночь напролет, только не здесь — я гуляю по крыше и не желаю, чтобы меня беспокоили.

— Да, но… Вемиш, нужно поговорить! Спускайся, и поживее!

— Я закрыл свои счета! Где хочу, там и гуляю!

Тванго в ярости сжал кулаки.

— Господин Сольдинк озадачен и встревожен! Пропавшие чешуйки невосполнимы!

— Ничуть не больше, чем я сам, вот увидите! — Вемиш снова издал странный смешок.

— Похоже, Вемиш сошел с ума, — кисло молвил Сольдинк.

— Работа была смыслом его жизни, — объяснил Тванго. — Он нырял в ил и где-то в глубине нашел целое гнездо чешуек, поэтому и смог расплатиться со своими долгами. С тех самых пор он вел себя крайне странно.

— Когда он нашел чешуйки? — подозрительно спросил Сольдинк.

— Всего два дня назад. — Тванго снова повысил голос. — Вемиш! А ну-ка спускайся! Нам нужна твоя помощь!

— Вемиш нашел свои чешуйки после того, как мы получили последнюю партию товара? — продолжал наседать Сольдинк.

— Совершенно верно. Собственно говоря, на следующий день.

— Любопытное совпадение.

Тванго недоуменно уставился на него.

— Вы подозреваете Вемиша?

— Факты указывают на него.

Тванго круто обернулся.

— Гарк, Гукин, Кугель! Марш на крышу! Спустить вниз этого болвана!

— Гарк и Гукин — мои подчиненные. Сообщите мне о ваших желаниях, и я отдам необходимые приказания, — надменно процедил Кугель.

— Кугель, твое поведение переходит всякие границы! Считай, что ты понижен в должности! А сейчас живо на крышу! Я хочу, чтобы Вемиша немедленно спустили вниз!

— Я боюсь высоты, — ответил Кугель. — И отказываюсь от должности.

— Ты не можешь этого сделать, пока не закрыты твои счета. Кстати, туда включены и те прекрасные сыры, в тарелку с которыми ты зашвырнул Гукина.

Кугель начал возражать, но Тванго уже был всецело поглощен происходящим на крыше и отказался слушать. Вемиш бродил туда-сюда вдоль конька, но теперь рядом с ним появились Гарк и Гукин.

— Вемиш, будь осторожен! Гарк и Гукин спустят тебя вниз! — закричал Тванго.

Старик издал последний дикий крик и, пробежав вдоль конька, бросился вниз и упал на плиты двора. Гарк и Гукин подползли к краю карниза и с выпученными глазами уставились на распростертую на земле фигуру.

После короткого осмотра Тванго обернулся к Сольдинку.

— Боюсь, что он мертв, — возвестил он.

— А что с пропавшими чешуйками?

— Поищите где-нибудь еще, — пожал плечами Тванго. — Во Флютике кража произойти не могла.

— Не уверен в этом, — возразил Сольдинк.

— Вас ввели в заблуждение простые совпадения, — ответил Тванго. — Ночь холодна, давайте вернемся в дом. Кугель, переправь тело к сторожке на задворках сада. Могила для Вемиша уже готова, утром сможешь похоронить его.

— Если помните, — заметил Кугель, — я отказался от места. Я больше не считаю себя работающим во Флютике, если только вы не обеспечите хорошие условия.

Тванго топнул ногой.

— Как ты смеешь в такой печальный миг докучать мне своими глупостями? Ты выводишь меня из терпения! Гарк! Гукин! Кугель решил увильнуть от своих обязанностей!

Гарк и Гукин выступили вперед. Гукин швырнул веревку, опутавшую лодыжки Кугеля, а Гарк накинул ему на голову сеть. Кугель мешком рухнул на землю, и два уродца принялись дубасить его короткими пачками.

Через некоторое время Тванго направился к двери.

— Хватит! — прокричал он. — Его вопли оскорбляют наш слух! Если Кугель изменил свое мнение, пусть идет и принимается за работу.

Кугель счел за лучшее подчиниться приказам Тванго. Бранясь себе под нос, он потащил тело бедного Вемиша к сторожке. Затем поковылял к хижине, в которой раньше жил Вемиш, где и провел бессонную ночь, — ему не давали покоя его ушибы, синяки и шишки.

Еще не рассвело, когда Гарк и Гукин забарабанили в его дверь.

— Выходи и принимайся за работу! — приказал Гукин. — Тванго желает осмотреть хижину.

Несмотря на то что все его тело болело и ныло, Кугель уже успел произвести осмотр, не приведший, впрочем, ни к какому результату. Он отряхнулся, поправил шляпу, отошел от лачуги и стоял поодаль все время, пока Гарк и Гукин под руководством Тванго обшаривали помещения. Сольдинк, который, очевидно, провел ночь во Флютике, бдительно наблюдал за всем происходящим от двери.

Тванго закончил обыск.

— Здесь ничего нет, — объявил он Сольдинку. — Вемиш вне подозрений!

— Но он мог спрятать чешуйки где-нибудь в другом месте!

— Едва ли! Чешуйки упаковали на ваших глазах. В повозку их доставили под надежной охраной. Вы сами вместе с Ринкзом и Джорнулком перенесли их. У Вемиша было не больше возможностей украсть чешуйки, чем у меня самого.

— А как вы тогда объясните неожиданное богатство Вемиша?

— Он нашел гнездо чешуек, что в этом странного?

Возразить Сольдинку было нечего. Несолоно хлебавши он покинул Флютик и поехал через холм назад, в Саскервой.

Тванго созвал своих служащих на собрание в столовой. Весь штат состоял из Йеллега, Малзера, Кугеля и Бильберда, слабоумного садовника. Гарк и Гукин скорчились на своей полке и наблюдали за всем происходящим сверху.

— Сегодня я стою здесь, перед вами, и душа моя полнится скорбью! С бедным Вемишем, гулявшим в темноте, произошел несчастный случай, и его больше нет с нами. Как ни печально, ему не пришлось насладиться заслуженным отдыхом. Эта идея должна навести нас всех на размышления! — печально изрек Тванго.

— Есть и еще одна новость, не менее тревожная. Четыре ящика с чешуйками, представляющими огромную ценность, были подменены или украдены. Обладает ли кто-нибудь сведениями, пусть даже и самыми незначительными, относительно этого гнусного деяния? — Тванго заглянул в лица одного за другим своих работников. — Нет? В таком случае мне больше нечего сказать. Все за работу, и пусть счастливая находка Вемиша вдохновляет вас на упорный труд! Да, поскольку Кугель не знаком с нашим распорядком, прошу всех протянуть ему руку товарищеской помощи и научить всему, что понадобится. А теперь работать!

Тванго отозвал Кугеля в сторону.

— Прошлой ночью, кажется, у нас вышло недоразумение касательно значения слова «управляющий». У нас во Флютике это слово обозначает человека, который заботится о безопасности и удобстве всех своих товарищей, включая меня, но ни в коей мере не распоряжается ими.

— Эту тонкость мы уже прояснили, — коротко заметил Кугель.

— Вот именно. А теперь ты выполнишь первое поручение — похоронишь Вемиша. Его могила вон там, за черничным кустом. Потом можешь выбрать место и вырыть могилу для себя самого, на тот несчастливый случай, если вдруг умрешь во время службы во Флютике.

— Об этом пока рано думать, — заупрямился Кугель. — У меня еще есть планы на будущее.

— Вот и Вемиш говорил почти так же, — грустно кивнул Тванго. — Но он мертв! А его товарищи избавлены от необходимости исполнять эту скорбную миссию, ибо он сам вырыл, разровнял и украсил отличную могилу. — Тванго невесело засмеялся. — Вемиш, должно быть, чувствовал приближение смерти! Всего лишь два дня назад я застал его за чисткой и уборкой своей могилы!

— Два дня? — Кугель задумался. — Это было уже после того, как он нашел чешуйки.

— Верно! Он был очень преданным работником, очень! Надеюсь, что ты, Кугель, живя и работая во Флютике, будешь равняться на него!

— Именно таковы мои намерения, — заверил хозяина Кугель.

— Ну а теперь ступай, похорони Вемиша. Его тележка вон там, в сарае. Он сам смастерил ее. Как символично, что ты используешь творение его рук, дабы проводить его тело в последний путь.

Без дальнейших слов Кугель направился к сараю и вывез оттуда тележку — дощечку на четырех колесах. Желая украсить свое изобретение, Вемиш прикрепил к доске полог из темно-синей материи, бахромой свисавший с тележки. Кугель погрузил тело старика на тележку и покатил к саду за домом. Тележка катилась без всяких усилий, хотя с виду казалось, что доска держится на честном слове. Это было довольно странно для приспособления, на котором возят ящики с чешуйками огромной ценности. Осмотрев тележку, Кугель обнаружил, что доска крепится к раме при помощи деревянного гвоздя. Когда он вытащил гвоздь, доска перевернулась и непременно сбросила бы тело, не будь Кугель начеку.

Он изучил еще кое-какие подробности устройства тележки, а затем покатил труп к уединенному местечку к северу от дома, которое Вемиш избрал местом своего упокоения.

Кугель критическим взглядом обозрел окрестности. Мирхадионовые деревья склоняли над могилой пурпурные гирлянды цветов. Просветы в листве открывали взгляду вид на побережье и море. Слева заросший кустарником склон спускался к пруду, затянутому черным илом.

Йеллег и Малзер уже принялись за работу. Съежившись и дрожа от пронизывающего холода, они ныряли с мостков прямо в ил. При помощи грузов и веревок рабочие пытались погрузиться как можно глубже и на ощупь искали чешуйки, после чего выныривали на поверхность, задыхаясь и хватая ртом воздух, облепленные липким илом.

Кугель замотал головой от отвращения и пронзительно вскрикнул, когда что-то острое впилось в его правую ягодицу. Резко обернувшись, он увидел, что из-под листа марены выглядывает Гарк. В руках он держал маленькую рогатку, из которой, очевидно, только что обстрелял Кугеля камнями. Уродец поправил козырек кепки и довольно поковылял вперед.

— Пошевеливайся, Кугель! У тебя еще много работы!

Кугель не удостоил его ответом. Со всем возможным достоинством он сгрузил тело Вемиша на землю, и Гарк удалился. Вемиш и вправду поддерживал свою могилу в великолепном состоянии. Яма пяти футов в глубину имела правильную квадратную форму, хотя на дне около стен земля казалась рыхлой и неутоптанной. Кугель удовлетворенно кивнул.

— Вполне возможно, — сказал он себе. — Более чем.

С лопатой в руке он прыгнул на дно могилы и начал разрывать землю. Уголком глаза Кугель заметил приближение маленькой фигурки в красной кепке. Гарк вернулся, рассчитывая застать недруга врасплох и запустить в него еще одним метко нацеленным камнем. Кугель зачерпнул лопатой землю и выкинул ее наверх, через край могилы; в ответ послышался отрадный его сердцу возмущенный вопль.

Кугель выбрался из могилы. Гарк сидел на корточках в некотором отдалении и пытался стряхнуть грязь со своей кепки.

— Мог бы и посмотреть, куда кидаешь землю!

Кугель, опершись на лопату, расхохотался.

— Как я могу тебя увидеть, когда ты прячешься по кустам?

— Все равно это ты виноват. Моя обязанность — следить за твоей работой.

— Тогда прыгай в могилу, чтобы проследить за всем с близкого расстояния!

Гарк выпучил глаза от возмущения и заскрежетал зубами.

— Ты меня что, за дурака держишь? Поторапливайся! Тванго платит не за то, чтобы ты часами ворон считал!

— Гарк, ты неумолим! — сказал Кугель. — Ну ладно, надо значит надо.

Без дальнейших церемоний он скатил тело Вемиша в могилу, прикрыл его и засыпал землей.

* * *

Так прошло утро. В полдень Кугель плотно пообедал тушеным угрем с репой, экзотическими консервированными фруктами и запил все флягой белого вина. Йеллег и Малзер, закусывавшие черствым хлебом с маринованными желудями, искоса поглядывали на него с удивлением, перемешанным с завистью.

После обеда Кугель отправился на пруд, чтобы помочь ныряльщикам: они заканчивали дневную работу. Из пруда показался Малзер, руки его больше всего напоминали клешни, следом выбрался Йеллег. Кугель водой из трубы, отведенной от ручья, смыл с них ил, затем оба работника, съежившись от холода, направились в сарай, чтобы переодеться. Поскольку костер Кугель развести не сообразил, потоку жалоб ныряльщиков положил конец лишь стук их собственных зубов.

Кугель поспешил исправить свое упущение, а работники тем временем обсуждали дневной улов. Йеллег вытащил из-под скалы три «Обычные» чешуйки, тогда как Малзер, обыскавший расселину, добыл четыре таких же.

— Теперь ты можешь нырнуть, если хочешь, только скоро уже совсем стемнеет, — сказал Йеллег Кугелю.

— Вемиш всегда нырял в это время, — добавил Малзер. — Он и утренние часы частенько захватывал. Но как бы сильно он ни уставал, никогда не забывал развести костер, что бы мы могли погреться.

— Да, я допустил оплошность, — покаянно согласился Кугель. — Я еще не успел привыкнуть к распорядку.

Йеллег и Малзер немного поворчали, потом удалились в столовую, где их ждал ужин из вареной тины. Кугель же для начала взял себе горшок охотничьего гуляша со сморчками и клецками. На второе он выбрал сочный кусок жареной баранины с пикантным соусом и разнообразными гарнирами и пряное красное вино, а на десерт — большой бисквит с гаденикой.

На обратном пути Йеллег и Малзер остановились, чтобы дать Кугелю совет.

— Ты ешь кушанья отличного качества, но они тебе не по карману! Ты до конца жизни не рассчитаешься с Тванго.

Кугель только пренебрежительно рассмеялся и махнул рукой.

— Сядьте и позвольте мне загладить сегодняшнюю неловкость. Гарк! Еще два бокала и флягу вина, да поживее!

Йеллег и Малзер не заставили себя долго упрашивать. Кугель щедрой рукой разлил вино, не обделив и себя, и вальяжно откинулся на спинку стула.

— Естественно, мысль о непомерных расходах приходила мне в голову. Но поскольку я не намерен платить, мне плевать, сколько это все стоит.

— Удивительно дерзкая позиция! — изумленно пробурчали ныряльщики.

— Совсем нет. Солнце может уйти в небытие в любой миг. И если к тому времени я задолжаю Тванго десять тысяч терциев за множество великолепных обедов, я умру счастливым!

Этот довод потряс Йеллега с Малзером, которым никогда раньше не приходила в голову мысль взглянуть на все происходящее под таким углом.

— Так ты считаешь, раз уж все равно постоянно должен Тванго тридцать или сорок терциев, можно с таким же успехом задолжать и десять тысяч? — удивился Йеллег.

— Двадцать или даже тридцать тысяч в таком свете покажутся еще более стоящей суммой, — задумчиво протянул Малзер.

— Вот это размах! — восхитился Йеллег. — А пока, думаю, стоит попробовать хороший кусок вон той жареной баранины!

— И я тоже хочу! — не отстал от товарища Малзер. — Пускай у Тванго голова болит об их стоимости! Кугель, твое здоровье!

Вдруг Тванго выскочил из соседней кабинки, где он все это время сидел, никем не замеченный.

— Я слышал ваш низкий разговор от первого до последнего слова! Кугель, твои убеждения не делают тебе чести!

— Гарк! Гукин! В будущем выдавать Кугелю только блюда пятого сорта, которые прежде ел Вемиш!

— Если потребуется, я вполне смогу расплатиться по своим счетам, — пожал плечами Кугель.

— Это не может не радовать, — заявил Тванго. — А где ты возьмешь терции?

— Сие мой секрет, — обрезал его Кугель. — Могу лишь сказать, что планирую замечательные нововведения в процедуре добывания чешуек.

— Пожалуйста, все чудеса — в свое свободное время. Сегодня ты не соизволил стереть пыль с моих реликвий; не натер воском и не начистил паркет. Кроме того, не успел вырыть себе могилу и не вынес помои, — фыркнул хозяин.

— Выносить мусор должны Гарк и Гукин, — воспротивился Кугель. — Пока еще я здесь управляющий, обязанности будут перераспределены.

Два уродца возмущенно завопили с верхней полки.

— Все обязанности остаются прежними, — распорядился Тванго. — Кугель, ты должен подчиняться заведенному распорядку.

С этими словами он вышел из комнаты, оставив Кугеля, Йеллега и Малзера допивать вино.

* * *

Кугель проснулся до рассвета и вышел в сад. Воздух был сырым и холодным, а тишина казалась почти осязаемо тяжелой. Зазубренные силуэты пирамидальных тисов и лиственниц вырисовывались на фоне багрово-серого неба, над прудом стелились клочья тумана.

Кугель направился к сторожке, где днем припрятал крепкую лопату. Немного поодаль, под пышными зарослями лопухов, он заметил железную лохань или корыто, десяти футов в длину и трех в ширину, установленную здесь в целях, ныне непонятных. Кугель тщательно осмотрел посудину, затем двинулся в глубь сада. Под мирхадионовым деревом он принялся копать могилу, как предписал ему Тванго. Несмотря на печальный характер задачи, копал Кугель весьма бодро. Его работу прервало появление самого Тванго, рачительно обходившего сад в своем черном плаще и двурогой шапке из темного меха, предназначенной защитить его голову от утреннего морозца. Тванго остановился перед могилой.

— Я вижу, ты прислушался к моему замечанию. Ты неплохо потрудился, но зачем, позволь спросить, ты роешь так близко от могилы бедного Вемиша? Вы же будете лежать бок о бок.

— О да. Думаю, будь Вемишу дозволен один последний взгляд, он утешился бы этим зрелищем.

Тванго поджал губы.

— Достойное чувство, хотя, возможно, и несколько высокопарно выражено. — Он вскинул глаза на солнце. — Время не ждет! Твое усердие в этом отдельно взятом вопросе заслуживает всяческих похвал, но идет в ущерб распорядку. Сейчас ты должен выносить помойные ведра!

— Эта работа больше пристала Гарку и Гукину.

— Ну уж нет! У ведер слишком высокие ручки.

— Так пускай они используют меньшие ведра! У меня уйма более срочной работы, например эффективный и быстрый подъем чешуи Садларка.

Тванго быстро оглянулся по сторонам.

— Что тебе известно об этом?

— Ну, как и Вемиш, я несу с собой свежий взгляд на вещи. Как вам известно, Вемиш добился значительного успеха.

— Верно. И все же мы не можем поставить весь Флютик с ног на голову ради неосуществимых прожектов.

— Как вам будет угодно, — пожал плечами Кугель.

Он выбрался из могилы и все утро исполнял обязанности слуги, смеясь и распевая песни с такой живостью, что Гарк и Гукин доложили об этом Тванго. В конце дня Кугелю был дарован час на личные нужды. Возложив ветку лилий на могилу Вемиша, он возобновил рытье своей собственной. Несколько минут спустя в зарослях мальвы неподалеку от могилы мелькнула голубая кепка скорчившегося в три погибели Гукина.

Кугель притворился, будто ничего не замечает, и продолжил копать с удвоенным рвением. Очень скоро он наткнулся на ящики, которые Вемиш спрятал у края своей могилы.

Сделав вид, что отдыхает, Кугель огляделся по сторонам. Гукин, все так же скорчившись, сидел под листом. Кугель вновь вернулся к своей работе.

Один из ящиков был взломан, вероятнее всего, Вемишем, и почти пуст, если не считать пакетика с двадцатью не слишком ценными «Особыми» чешуйками, которые, возможно, он по оплошности забыл вынуть. Кугель засунул пакетик в карман, а затем присыпал ящик землей, покончив с этим за секунду до того, как к краю могилы приковылял Гукин.

— Кугель, твое время вышло! Неплохо бы тебе выучиться пунктуальности!

— Если ты еще не заметил, я рою себе могилу, — с достоинством отвечал Кугель.

— Ну и что! Йеллегу и Малзеру пора пить чай.

— Всему свое время, — сказал Кугель.

Выскочив из могилы, он пошел к сторожке, где уже ждали съежившиеся и окоченевшие Йеллег и Малзер.

— Чай — то немногое, что мы получаем от Тванго бесплатно! Мы весь день барахтались в ледяном иле, предвкушая минуту, когда сможем выпить горячего чаю и погреться у костра! — возмущался Йеллег.

— Я не вижу ни чая, ни костра! — поддержал товарища Малзер. — Вемиш был куда усерднее!

— Тише, тише, — умиротворяюще проговорил Кугель. — Я еще не освоился с распорядком.

Кугель развел огонь и заварил чай; Йеллег и Малзер все еще недовольно бурчали, но Кугель пообещал, что в будущем постарается быть более расторопным, и ныряльщики утихомирились. Они обогрелись и выпили свой чай, затем снова побежали к пруду и погрузились в ил.

Незадолго до заката Гукин позвал Кугеля в кладовую. Он указал на поднос, на котором стоял серебряный кубок.

— Это тоник господина Тванго, который ты должен каждый день в это время подавать ему.

— Что? — вскричал Кугель. — Будет ли конец моим обязанностям?

Ответом ему было лишь равнодушное кваканье Гукина. Кугель схватил поднос и понес его в мастерскую, где застал Тванго за сортировкой чешуек. Толстяк внимательно изучал каждую через лупу и раскладывал по коробочкам. На руках у него были мягкие кожаные перчатки. Кугель поставил поднос на стол.

— Тванго, можно вас на два слова?

— Ты что, не видишь, я сейчас занят, — раздраженно бросил хозяин.

— Я принес этот тоник против своей воли! Я должен еще раз напомнить вам условия соглашения, по которому я служу во Флютике управляющим работами. Эта должность не включает обязанности лакея, повара, рабочего на все руки и мальчика на побегушках. Если бы я только знал о расплывчатости ваших определений…

— Замолкни, Кугель! — раздраженно замахал на него руками Тванго. — Твоя сварливость действует мне на нервы.

— И все-таки, как насчет нашего соглашения?

— Твои должностные обязанности претерпели изменения. Но оплата осталась той же, так что тебе грех жаловаться. — Тванго выпил тоник. — Не желаю больше ничего об этом слышать. Хотел бы упомянуть еще и о том, что Вемиш имел обыкновение надевать белую куртку, перед тем как подавать мне тоник.

Тванго вернулся к своему занятию, время от времени сверяясь с большой книгой в кожаном переплете с медными застежками, украшенной медным же филигранным узором. Кугель недовольно смотрел на него сбоку.

— А что вы будете делать, когда чешуи кончатся? — спросил он почтительно хозяина.

— Я не собираюсь задумываться над этим раньше времени, — поджав губы, ответил Тванго.

— А что это за книга?

— Научная работа, мой основной справочник — «Внутреннее строение некоторых особ Верхнего мира», написанная Харувиотом. Я использую его для того, чтобы распознавать чешуйки, этой книге нет цены.

— Очень интересно, — проговорил Кугель. — И сколько видов вы нашли?

— Ну, я не могу точно определить. — Тванго указал на кучку нерассортированных чешуек. — Эти серо-зеленые «Обычные» типичны для спинной области; розовые и алые — из подбрюшья. У каждой свое звучание. — Тванго поднес одну серо-зеленую «Обычную» к уху и, постучав по ней маленьким металлическим прутиком, с полузакрытыми глазами прислушался к звуку. — Безукоризненный тон! Люблю иметь дело с такими чешуйками.

— Но зачем тогда на вас перчатки?

— Ага! Многое из того, что мы делаем, сбивает дилетантов с толку! Не забывай, мы имеем дело с веществами из верхнего мира! Когда чешуйки сырые, они мягкие, но, высыхая, часто раздражают кожу!

Тванго взглянул на свой чертеж и выбрал одну из «Особых».

— Протяни руку. Ну давай, Кугель, не трусь! Уверяю, она не заставит тебя в мгновение ока превратиться в демона из Верхнего мира!

Кугель робко протянул руку. Тванго положил «Особую» ему на ладонь. Кугель почувствовал, как по коже забегали мурашки и ее защипало, как будто на ладонь попала едкая слизь миноги. Он тут же отдернул руку.

Тванго расхохотался и вернул чешуйку на место.

— Вот поэтому я и надеваю перчатки, когда работаю с сухими чешуйками.

Кугель, сморщившись, оглядел стол.

— Они все такие едкие?

— Ты познакомился с «Передней укороченной башенной», они всегда жгучие. Эти «Перекрещенные пики» немного получше. «Нагрудный взрывающий небеса фейерверк», как я подозреваю, окажется самым сильным, поскольку именно такие чешуи контролировали всю систему сил Садларка. «Обычные» же безвредны, если не держать их долго.

— Поразительно, что за столько эр они не утратили своих свойств!

— Что для Верхнего мира время? Возможно, у них и слова-то такого нет. Кстати, о времени, Вемиш в этот час обычно нырял за чешуйками, а частенько и ночью работал. Его пример поистине воодушевляет! Сила духа, настойчивость и полное самообладание — вот что помогло ему погасить свой долг!

— У меня другие методы, — усмехнулся Кугель. — А результаты вполне могут оказаться точно такими же. Возможно, когда-нибудь вы еще будете ставить меня в пример своим работникам.

— Нет ничего невозможного, — кивнул Тванго, заканчивая разговор.

Кугель вышел в сад. Солнце уже село, и пруд в сумерках казался черным и матовым. Кугель принялся за работу с таким рвением, которому позавидовал бы даже сам Вемиш. Он притащил на берег пруда старое железное корыто, затем принес несколько мотков веревки.

Вечерняя заря уже померкла, и ее последние отблески виднелись лишь там, где уходил к горизонту бескрайний океан, над поверхностью которого мелькали металлические баклажаны. Кугель внимательно осмотрел пруд, довольствуясь мерцанием единственного светильника на берегу. Он сардонически покачал головой и медленно побрел назад к дому.

Ранним утром Кугель вернулся к пруду. Связав вместе несколько мотков веревки, он получил длинный трос, который привязал к чахлому можжевельнику с одной стороны пруда и к кусту акации с другой, так что веревка протянулась точно через центр котловины. Кугель принес на берег ведро и большую деревянную бадью, спустил на воду корыто, погрузил в этот импровизированный ялик ведро с бадьей, сам залез туда же и, потянув за веревку, отчалил от берега.

Йеллег и Малзер, подходившие к пруду, резко остановились, чтобы посмотреть. Так же, за гелиотропом, на газоне, где они по своему обыкновению прятались, виднелись красная и голубая кепки Гарка с Гукином. Кугель погрузил ведро глубоко в ил, вытащил его и вылил содержимое в бадью. Шесть раз он наполнял и осушал свое ведро, а потом, все так же ухватившись за веревку, потянул ялик назад к берегу. Он понес полное ила ведро к ручью, а затем процедил его содержимое сквозь большое сито.

К его собственному изумлению, когда вода смыла ил, в сите остались две чешуйки: одна «Обычная», и еще одна, замечательной величины, с причудливым радиальным рисунком и тусклым красным утолщением посередине. Вдруг к ситу стремительным движением протянулась цепкая маленькая ручонка. Кугель ухватился за великолепную новую чешуйку, но было слишком поздно. Гукин со всех ног бросился улепетывать. Кугель, точно огромная кошка, прыгнул на воришку и повалил его на землю. Вырвав чешуйку, он от души наподдал Гукину по тощему заду, отчего тот отлетел на десять футов. Приземлившись, уродец вспрыгнул на ноги и, грозя кулачком, разразился пронзительной бранью. Кугель запустил в него увесистым комком грязи. Ловко увернувшись, Гукин со всех ног помчался к дому. Кугель немного поразмыслил, потом выкопал ямку в земле под темно-синим миртовым кустом и закопал свою находку. «Обычную» же он засунул в карман и, вернувшись назад к корыту, понес к ручью еще одно ведро ила. Через пять минут в саду показался Тванго и величавой походкой направился к пруду. Остановившись посмотреть, как Кугель процеживает ил из ведра сквозь сито, он не поскупился на похвалы.

— Остроумное приспособление. Неглупо придумано, хотя ты мог бы спросить разрешения, прежде чем использовать мои вещи в личных целях.

— Моя главная забота — собирать чешуйки к нашей общей выгоде, — холодно отвечал Кугель.

— Гм. Гукин доложил мне, что ты уже нашел замечательную «Особую».

— «Особую»? Это всего лишь «Обычная».

В доказательство своих слов Кугель вытащил чешуйку из кармана.

С поджатыми губами Тванго осмотрел находку.

— Гукин дал достаточно подробное описание.

— Да у него же на лбу написано, что он прохвост. Ему просто нельзя верить. А сейчас прошу меня извинить, я хотел бы вернуться к работе. У меня каждая минута на счету.

Тванго, подозрительно переминаясь, стоял в сторонке и смотрел, как Кугель процеживает третье ведро ила.

— И все-таки тут что-то не так. Как Гукин мог расписать «Фейерверк» в таких подробностях?

— Пф! — фыркнул Кугель. — Я не могу тратить время на размышления о фантазиях Гукина.

— Хватит, Кугель! Меня не интересует твое мнение. Ровно через семь минут ты должен убирать прачечную.

В середине дня во Флютик прибыл господин Сольдинк из фирмы «Сольдинк и Меркантайдес». Кугель проводил его в мастерскую Тванго, а затем занялся чем-то неподалеку, пока Сольдинк и Тванго обсуждали пропавшие чешуи. Как и в прошлый раз, Сольдинк заявил, что на самом деле ему ничего не передавали, и потребовал полного возврата платежа.

Тванго с негодованием отверг подобное предположение.

— Это очень запутанное дело, — признал он. — В будущем нам стоит использовать раз и навсегда установленные процедуры.

— Все это замечательно, но в настоящее время меня заботит не будущее, а прошлое. Где мои чешуйки?

— Могу лишь еще раз повторить: вы дали расписку, произвели платеж и забрали их в свою повозку. Таковы неопровержимые факты! Вемиш подтвердил бы это, будь он жив!

— Но Вемиш мертв, и его свидетельство ничего не стоит!

— Факты остаются фактами. Если вы желаете возместить убытки, вам остается классический способ, который никого еще не подводил, — поднимите цену для вашего покупателя. Переложите это бремя на него.

— Довольно конструктивное предложение, — заметил Сольдинк. — Я поговорю с Меркантайдесом. Между тем мы в скором времени собираемся отправить на юг смешанный груз на «Галанте» и хотели бы включить в него партию чешуи. Сможете ли вы за день-два подготовить еще один заказ из четырех ящиков?

Тванго побарабанил пухлым пальцем по подбородку.

— Мне придется работать сверхурочно, сортируя их и составляя описи, тем не менее, полагаю, используя все свои резервы, я смогу выполнить заказ в столь сжатые сроки.

— Нас это вполне устроит. Так и передам Меркантайдесу.

Через два дня Кугель положил на рабочий стол Тванго сто десять чешуек, большей частью «Обычных».

Тот в полном изумлении воззрился на своего управляющего.

— Где ты их нашел?

— Кажется, наткнулся на гнездо, откуда Вемиш добыл свои чешуйки. Этого, несомненно, хватит, чтобы закрыть мой счет.

Тванго, прищурившись, поглядел на добычу.

— Минуточку, я взгляну на записи. Я вижу, ты все еще должен мне тридцать пять терциев. Ты изрядно поиздержался в столовой, и я выявил дополнительные расходы, которые, возможно, ты забыл учесть.

— Ну-ка, позвольте мне взглянуть на счета… Ничего не понимаю в этих записях.

— Некоторые из них сделаны Гарком и Гукином. Они, возможно, и вправду немного неразборчивы.

Кугель с омерзением швырнул счета на пол.

— Я настаиваю на тщательном, точном и разборчивом учете!

— Ты, Кугель, наглец и циник, — сквозь зубы процедил Тванго.

— Давайте сменим тему, — как ни в чем не бывало предложил Кугель. — Когда вы планируете в следующий раз встретиться с господином Сольдинком?

— В ближайшем будущем. А что?

— Мне любопытно узнать о его методах торговли. Например, какую цену он запросил бы с Юкоуну за поистине редкую «Особую», допустим, за «Взрывающий небеса фейерверк»?

— Сомневаюсь, что господин Сольдинк сообщит тебе подобные сведения, — мрачно ответил Тванго. — Позволь узнать, чем вызван подобный интерес?

— Да так, ничем особенным. Во время одной из наших бесед Вемиш теоретически предположил, что Сольдинк вполне мог бы предпочесть покупать дорогие «Особые» прямо у ныряльщиков, тем самым освободив вас от значительной части рутинной работы.

Некоторое время Тванго шевелил губами, не в состоянии вымолвить ни слова.

— Это совершенно нелепая идея, от начала до конца. Господин Сольдинк отказался бы покупать какие угодно чешуйки у сомнительных продавцов. Единственный уполномоченный посредник — это я, и лишь моя печать гарантирует подлинность. Каждая чешуйка должна быть аккуратно распознана и надлежащим образом занесена в опись.

— А расходы ваших служащих? Они тоже аккуратно и надлежащим образом занесены в опись? Или мне все же стоит — разумеется, из совершенно праздного любопытства — задать этот вопрос самому господину Сольдинку?

Тванго с сердитым выражением лица снова взялся за счет Кугеля.

— Естественно, от небольших ошибок в ту или иную сторону никуда не денешься. В конечном итоге они уравновешивают друг друга… Да, я действительно вижу здесь ошибку — Гарк не там поставил десятичную запятую. Велю ему быть повнимательней. А тебе пора готовить чай Йеллегу и Малзеру. Отучайся от медлительности! Мы во Флютике не любим копуш!

Кугель неторопливо направился к пруду. Стояла середина необычайно морозного дня, и странные черно-пурпурные облака скрывали из виду раздутое красное солнце. Северный ветер вздыбливал поверхность ила; Кугель поежился и поплотнее запахнул плащ. Гладь пруда разошлась, оттуда вынырнул Йеллег и со скрюченными руками сквозь липкий ил двинулся к берегу. Он рассмотрел свою добычу, но обнаружил лишь гальку, которая немедленно с омерзением была отброшена прочь. Малзер на четвереньках выбрался на берег и присоединился к Йеллегу, оба бросились к сараю, но лишь затем, чтобы вновь выскочить оттуда в дикой ярости.

— Кугель? Где наш чай? Костер давно потух! Есть у тебя совесть или нет?

Кугель побрел к хижине, куда его несколько угрожающе теснили ныряльщики. Йеллег потряс увесистым кулаком прямо у него перед носом.

— В последнее время ты совсем распустился! Пожалуй, стоит поколотить тебя и бросить в пруд!

— Минуточку, — сказал Кугель. — Позвольте, я разожгу костер, поскольку и сам замерз. Малзер, займись чаем, если ты, конечно, не против.

Потеряв дар речи от ярости, два ныряльщика стояли позади, пока Кугель разводил огонь.

— А теперь, — объявил тот, — вы, думаю, обрадуетесь, когда узнаете, что я напал на богатое гнездо чешуек. Я погасил свой счет, теперь Бильберд-садовник будет подавать вам чай и разжигать костер.

— А ты что же, оставляешь свою должность? — процедил Йеллег сквозь зубы.

— Вовсе нет. Я собираюсь продолжать службу, по крайней мере какое-то время, в качестве консультанта.

— Я озадачен, — проговорил Малзер. — Как тебе удалось найти столько чешуек за такое короткое время?

Кугель с улыбкой пожал плечами.

— Ловкость и капелька везения.

— Но все же больше везения, не правда ли? Вот и Вемишу тоже повезло.

— Ах, бедняга Вемиш! Он долго и упорно работал на свою удачу! Моя пришла быстрее. Я — счастливчик.

— Любопытное стечение обстоятельств! — задумчиво протянул Йеллег. — Пропадают четыре ящика чешуек. Потом Вемиш выплачивает свой долг. Приходят Гарк и Гукин, и Вемиш прыгает с крыши. Затем честный и усердный Кугель расплачивается со своими счетами, хотя он ловит чешуйки всего лишь по часу в день.

— И вправду любопытно, — поддакнул Малзер. — Интересно, где пропавшие чешуйки.

— Вот и мне тоже интересно, — не преминул вставить Йеллег.

— Возможно, у вас есть время ловить ворон, а мне надо вылавливать чешуйки, — с мягким укором сказал Кугель.

Он вернулся к своему ялику и процедил еще несколько ведер ила. Йеллег с Малзером решили больше не работать, поскольку каждый из них уже выловил по три чешуйки.

Одевшись, они остались на берегу пруда и стали смотреть, как работает Кугель, о чем-то перешептываясь между собой.

После ужина Йеллег с Малзером продолжили разговор, время от времени бросая взгляды на Кугеля. Некоторое время спустя Йеллег грохнул кулаком по ладони другой руки, как будто его неожиданно осенила свежая мысль, которой он немедленно поделился с Малзером. Затем оба многозначительно кивнули и снова взглянули на Кугеля.

На следующее утро, когда Кугель трудился над своим ситом, ныряльщики направились в сад. Каждый нес по лилии, цветы возложили на могилу Вемиша. Кугель настороженно следил за ними краешком глаза. Ни Малзер, ни Йеллег не обратили особого внимания на его собственную могилу, если не считать того, что Малзер по пути назад упал в яму. Йеллег помог товарищу выбраться, и оба вернулись к пруду, чтобы заняться своей работой.

Кугель побежал к могиле и глянул вниз. Сбоку земля осыпалась, так что внимательный взгляд вполне смог бы разглядеть там обнажившийся угол ящика.

Кугель в задумчивости дернул себя за подбородок. Ящик не особенно бросался в глаза. Малзер, сконфуженный своим неловким падением, по всей вероятности, не заметил его. По меньшей мере это было вполне разумное предположение. Тем не менее благоразумнее перепрятать чешуи куда-нибудь в другое место. Да, именно так он и поступит при первой же возможности.

Выйдя в своем ялике на середину пруда, Кугель наполнил бадью, затем, вернувшись на берег, процедил грязь, обнаружив в решете пару «Обычных».

Тванго вызвал Кугеля в свой кабинет.

— Кугель, завтра ровно в полдень мы отгружаем партию лучших чешуек. Пойди в плотницкую и сколоти четыре крепких ящика. Потом вычисти тележку, смажь колеса, ну и вообще приведи ее в порядок, чтобы все прошло в лучшем виде. На этот раз мы не должны допустить ни единой оплошности.

— Не волнуйтесь, — заверил хозяина Кугель. — Все будет в полном порядке.

В полдень Сольдинк со своими компаньонами Ринкзом и Джорнулком подкатили в повозке к воротам Флютика. Кугель вежливо поприветствовал их и провел в мастерскую.

Тванго был несколько задет тем, с какой внимательностью Сольдинк оглядел пол, стены и потолок.

— Джентльмены, на столе вы можете видеть чешуйки в количестве шестисот двадцати штук, как «Обычные», так и «Особые», в полном соответствии с тем, что указано в этом счете. Первым делом осмотрим, проверим и упакуем «Особые», — резко бросил он.

Сольдинк указал на Гарка и Гукина.

— Я не буду ничего делать, пока здесь околачиваются эти черти. Полагаю, они каким-то образом навели морок не только на бедного Вемиша, но и на всех нас. А потом слямзили наши чешуи.

— Мне кажется, точка зрения Сольдинка не лишена здравого смысла, — заявил Кугель. — Гарк, Гукин, вон отсюда! Марш в сад, лягушек разгонять!

— Это глупо и чересчур сурово, — возразил Тванго. — И все-таки, если вы не можете без этого обойтись, мы будем очень признательны Гарку и Гукину, если они выйдут.

Испепелив Кугеля взглядами, два уродца метнулись прочь из комнаты. Тванго принялся пересчитывать «Особые» чешуйки, Сольдинк сверял их с описью, а Кугель одну задругой укладывал в ящик под бдительным оком Ринкза и Джорнулка. Затем точно таким же образом были уложены «Обычные». Под пристальными взглядами всех остальных Кугель накрыл ящики крышками, плотно закрепил их и поставил груз на тележку.

А теперь, — возвестил Кугель, — поскольку, пока я везу ящики отсюда до повозки, главная ответственность за них лежит на мне, я должен настоять на том, чтобы при свидетелях опечатать их воском, на котором я поставлю свою подпись. Таким образом я и все остальные будут уверены в том, что ящики, которые мы здесь упаковали и поставили на тележку, в целости и сохранности будут доставлены к повозке.

— Разумная предосторожность, — согласился Тванго. — Мы все будем свидетелями.

Кугель опечатал ящики, нацарапал на твердеющем воске свою подпись и ремнями привязал их к тележке.

— Необходимо принять меры, чтобы тряска или непредвиденный толчок не сдвинули какой-нибудь ящик с места, что может повредить содержимое.

— Молодец, Кугель! Все готовы?

— Так точно. Ринкз и Джорнулк, идите первыми, чтобы убедиться, что на дороге нет препятствий. Сольдинк, вы пойдете на пять шагов впереди тележки. Я буду толкать тележку, а Тванго пойдет на пять шагов позади. Так мы сможем совершенно безопасно доставить чешуйки к повозке.

— Очень хорошо, — сказал Сольдинк. — Так и сделаем. Ринкз, Джорнулк! Идите первыми и будьте настороже!

Процессия покинула мастерскую и прошла по темному коридору длиной в пятнадцать ярдов, остановившись лишь на миг, когда Кугель крикнул шедшему впереди Сольдинку.

— Все чисто?

— Все чисто, — уверил его Сольдинк. — Можете идти вперед!

Больше не задерживаясь, Кугель подкатил тележку к повозке.

— Все видели? Ящики доставлены к повозке в количестве четырех штук, каждый опечатан моей печатью. Сольдинк, тем самым я передаю вам ответственность за эти ценности. Теперь я положу еще слой воска, а вы поставите на него свою печать… Вот так, я свое дело сделал.

Тванго поздравил Кугеля.

— Все было замечательно, Кугель! Точно и эффективно. А как чисто и аккуратно выглядела тележка со слоем лака и матерчатой оборкой, подвешенной Вемишем! Теперь, Сольдинк, если вы передадите мне расписку и мои деньги, сделка будет завершена.

Сольдинк, все еще немного в мрачном расположении духа выдал расписку и отсчитал требуемую сумму, затем вместе с Ринкзом и Джорнулком погнал повозку назад в Саскервой.

Кугель тем временем покатил тележку в мастерскую. Там он вытащил потайной стержень, и доска перевернулась, обнаружив четыре привязанных ремнями ящика. Кугель снял крышки, вытащил пакеты, бросил разбитые ящики в огонь и спрятал чешуйки в мешок.

Его внимание привлекло какое-то молниеносное движение. Кугель посмотрел по сторонам и заметил мелькнувшую за окном щегольскую красную кепку, стремительно исчезающую из виду. Секунд десять он не мог сдвинуться с места, а потом лихорадочно заспешил. Выбежал из мастерской, но не увидел ни Гарка с Гукином, ни даже Йеллега с Малзером, которые, вероятно, работали на пруду.

Вернувшись в мастерскую, Кугель схватил мешок с чешуйками и со всех ног помчался к лачуге, в которой жил слабоумный садовник Бильберд. Зарыв мешок под кучей мусора в углу, он бегом вернулся назад в мастерскую. В другой мешок он насыпал гвоздей, болтов, гаек, шурупов и всякой разрозненной скобяной мелочи, после чего затолкал мешок на полку кочергой. Затем перемешал кочергой огонь вокруг горящих ящиков и принялся покрывать верхнюю поверхность тележки лаком.

Через три минуты в мастерскую влетел Тванго, по пятам за которым семенили Гарк и Гукин. Последний тащил крючья с длинными ручками.

Кугель предостерегающе вскинул руку.

— Осторожно, Тванго! Лак еще не высох!

— Кугель, давай не будем ходить вокруг да около! — гнусавым голосом завопил Тванго. — Где чешуйки?

— Чешуйки? А зачем они вам сейчас?

— Кугель, будь так добр, чешуйки!

Кугель пожал плечами.

— Как хотите. — Он принес лоток. — Утро было довольно-таки урожайным. Шесть «Обычных» и отменнейшая «Особая». Посмотрите только на этот выдающийся экземпляр!

— Да, это «Скуловой астрангал», который расположен на локтевой части третьей руки. Чрезвычайно редкий экземпляр. А где остальные, которых, как я понял, были сотни?

Кугель воззрился на него в крайнем изумлении.

— Откуда вы взяли такую чушь?

— Это совершенно не важно! Покажи мне чешуи, или я попрошу Гарка и Гукина найти их!

— Да пожалуйста, просите, — с достоинством ответил Кугель. — Но сперва позвольте мне защитить свою собственность.

— Он положил шесть «Обычных» и «Скуловой астрангал» в карман. В это мгновение Гарк, неуклюже забравшись на скамью, издал торжествующий хриплый крик и стащил с полки тот самый мешок, который Кугель только что туда водрузил.

— Вот мешок! Там полно чешуи!

Тванго высыпал содержимое мешка на пол.

— Несколько минут назад, — сказал Кугель, — я искал в этом мешке скобу, чтобы установить ее на тележку. Возможно, Гарк принял этот хлам за чешуйки. — С этими словами он направился к двери. — Оставляю вас за вашим приятным занятием.

Приближался тот час, когда Йеллег и Малзер обычно пили свой чай. Кугель заглянул в сторожку, но костер погас, а ныряльщиков нигде не было видно. Ну и замечательно, подумал Кугель. Настала пора вытащить из могилы чешуйки, доставшиеся в наследство от Вемиша. Он вернулся назад в сад, где в тени мирхадионового дерева был похоронен Вемиш и зияла его собственная могила.

Нигде поблизости непрошеные наблюдатели не околачивались. Кугель собрался было прыгнуть на дно своей могилы, но резко остановился, пораженный представшим ему зрелищем. В яме валялись четыре взломанных и пустых ящика.

Вернувшись в дом, он прошел в столовую, где нашел Бильберда-садовника.

— Я ищу Йеллега с Малзером, — сказал ему Кугель. — Не видел ли ты их в последнее время?

Бильберд глупо заулыбался и заморгал.

— Да, я их видел. Примерно два часа назад. Они собирались в Саскервой. Сказали, что больше не будут нырять за чешуйками.

— Неожиданный поворот событий, — пробормотал Кугель, чувствуя, что ему не хватает воздуха.

— Верно, — ухмыльнулся Бильберд. — И все-таки нужно время от времени сменять обстановку, а не то рискуешь засидеться на одном месте. Я вот уже двадцать три года как садовником во Флютике и чувствую, что начинаю терять интерес к работе. Я и сам решил, что пора начать новую карьеру, например в мире моды, несмотря на все финансовые риски.

— Превосходная идея! — одобрил Кугель. — Будь я богат, ни минуты не задумываясь, ссудил бы тебе необходимый капитал.

— Я очень тебе признателен, — тепло пробормотал Бильберд. — Ты такой щедрый, Кугель!

Прозвучал гонг, возвещавший о приходе посетителей. Кугель встал, чтобы подойти к двери, но затем снова сел на свое место: пускай Гарк с Гукином или сам Тванго открывают треклятую дверь! Гонг все звенел и звенел, и наконец Кугель только лишь из одного раздражения пошел открывать. Перед дверью стоял Сольдинк с неизменными Ринкзом и Джорнулком. Лицо у Сольдинка было мрачнее тучи.

— Где Тванго? — рявкнул он. — Мне нужно немедленно его видеть.

— Может быть, перенесете визит на завтра? — любезно предложил Кугель. — Тванго отобедал и теперь спит.

— Плевать! Буди его, да поживее! Дело не терпит отлагательств!

— Не думаю, чтобы он захотел сегодня с вами встретиться. Он сказал мне, что крайне утомлен.

— Что? — взревел Сольдинк. — Да он, небось, пляшет от радости! Заполучил мои денежки, а мне взамен подсунул ящики с высохшей грязью!

— Быть того не может, — отрезал Кугель. — Мы приняли все меры предосторожности.

— Я не желаю слушать твои разглагольствования, — заявил Сольдинк. — Сию же минуту отведи меня к Тванго!

— Я не могу тревожить его по пустякам. Всего доброго!

Кугель попытался было захлопнуть дверь, но Сольдинк поднял такой крик, что появился сам Тванго.

— Что за дикие вопли? — спросил он недовольно. — Кугель, ты же знаешь, как я чувствителен к шуму!

— Разумеется, — с невинным видом ответил Кугель, — но господину Сольдинку, похоже, непременно нужно поднять тарарам.

Тванго обернулся к Сольдинку.

— Что случилось? На сегодня мы закончили дела.

Кугель не стал дожидаться ответа Сольдинка. Как метко заметил Бильберд, настало время перемен. Он уже и так лишился целой уймы чешуи из-за этих двух мошенников, Йеллега и Малзера, но не беда. Еще больше чешуи ждало его в хижине Бильберда, и он должен быть вполне этим доволен. Кугель поспешил в дом. Он заглянул в столовую, где Гарк с Гукином трудились над приготовлением ужина.

Очень хорошо, подумал Кугель, просто отлично! Теперь бы отделаться от Бильберда, забрать мешок с чешуйками и смыться. Он вышел в сад, но Бильберда, против обыкновения, там не было.

Кугель подошел к его хижине и просунул голову в дверь.

— Бильберд?

Ему никто не ответил. Луч красноватого света, пробивавшийся сквозь дверь, осветил соломенный тюфяк садовника. В рассеянном свете Кугель увидел, что убогая хижина пуста.

Оглянувшись через плечо, Кугель вошел внутрь и бросился к углу, где он спрятал свой мешок. Мусор был разбросан по полу. Мешок исчез.

Из дома донесся шум голосов.

— Кугель? Ты где? Подойди немедленно! — звал хозяин. Стремительный и безмолвный, Кугель выскользнул из лачуги Бильберда и спрятался в зарослях можжевельника. Тайком перебегая от одного укрытия к другому, он обогнул дом и вышел на дорогу. Огляделся по сторонам, затем, не обнаружив никакой опасности, широким размашистым шагом направился на запад.

Некоторое время спустя Кугель остановился, чтобы перевести дух. На душе у него скребли кошки. Благодаря вероломству сотоварищей у него осталась всего лишь жалкая горстка «Обычных» и одна «Особая», правда, совершенно исключительного качества — «Скуловой астрангал». Самая же ценная чешуйка из всех, «Нагрудный взрывающий небеса фейерверк», осталась лежать в надежном месте в саду Флютика, но Кугель надеялся приберечь ее, хотя бы потому, что она так нужна Юкоуну.

Кугель снова зашагал по дороге через сырой лес, заросший тамбер-дубами, тисами и гоблиновыми деревьями. Тусклые лучи красного солнца пробивались сквозь густую листву, тени казались окрашенными в темно-голубой цвет.

Кугель продолжал тревожно оглядываться по сторонам — весьма благоразумная предосторожность. Вокруг было так много чудесного: белые цветки, высоко вздымающиеся над блестками низких прямых листьев на усиках; воинства грибов, растущих на уступах, на трухлявых пнях; побеги черного и оранжевого папоротника.

Однажды ему померещилась смутно различимая на расстоянии сотни ярдов высокая, вроде бы мужская, фигура в фиолетовом камзоле. И он вздохнул с облегчением, когда дорога по склону холма вывела его на яркий дневной свет, потому что шел совершенно безоружным. Тут до слуха Кугеля донесся шум повозки, и он сошел с дороги, притаившись в тени скалы. И очень вовремя — то был Сольдинк, в мрачном расположении духа возвращавшийся от Тванго после бесполезного выяснения отношений.

Стук колес затих, и Кугель возобновил прерванное путешествие. Дорога пересекала открытый всем ветрам гребень, спускавшийся полосой горизонтальных уступов, а потом отвесно закруглявшийся, с него открывался чудный вид на Саскервой. Город превзошел ожидания Кугеля как своим размером, так и духом старины. В красном солнечном свете блестели окна и сияли ярко начищенные медные ручки.

Миновав лес и перейдя через холм, Кугель вскоре прибыл в Саскервой.

* * *

Несколько дней спустя, прогуливаясь по площади, Кугель случайно наткнулся на старую таверну «Железный василиск». Когда он подошел ближе, дверь открылась и на улицу вышли двое: один — крепкий, с желтыми кудрями и массивной челюстью, другой — худой, со впалыми щеками, черными волосами и крючковатым носом. Оба в богатых одеждах, двухъярусных шляпах, подпоясанные красными атласными кушаками и обутые в башмаки из тонко выделанной кожи.

Кугель узнал в этой парочке Йеллега и Малзера. Каждый из работничков явно осушил бутылку-другую вина. Йеллег распевал балладу о море, а Малзер горланил припев: «Тра-ля-ля-ля-ля, плывем мы к земле, где маргаритки цветут». Всецело занятые тем, чтобы не сфальшивить, они прошмыгнули мимо Кугеля и, не глядя по сторонам, побрели по площади в направлении следующей таверны под названием «Звезда севера». Кугель отправился было за ними, но отскочил, напуганный грохотом приближающегося экипажа. Внутри него вальяжно расположился франтоватый тип, облаченный в черный бархатный костюм с серебряными эполетами и огромную шляпу с изогнутым черным пером. С трудом Кугель узнал в важном господине Бильберда, бывшего садовника из Флютика. Великолепная карета, запряженная парой горячих скакунов, свернула в дюйме от него и пронеслась по площади.

— Да, новая карьера Бильберда, которую я так щедро обещал профинансировать, обошлась мне гораздо дороже, чем я предполагал, — мрачно пробормотал себе под нос Кугель.

На следующий день спозаранку Кугель вышел из Саскервоя, выбрав восточную дорогу. Он переправился через холмы и спустился к Шенгльстоун-Стрэнд. Рядом в свете первых солнечных лучей высились причудливые башни Флютика, отчетливо вырисовывавшиеся на фоне утренних сумерек. Окольной дорогой Кугель приблизился к дому, прячась за кустами и прижимаясь к ограде, постоянно останавливаясь, чтобы прислушаться. Кругом ни звука, в воздухе витало ощущение полной заброшенности.

Кугель осторожно обошел дом. Вдалеке замаячил пруд. В центре его в железном ялике, ссутулившись и понурив голову, сидел Тванго. Кугель увидел, как бывший хозяин потянул за веревку и со дна показался Гарк с небольшим ведерком ила, которое Тванго вылил в бадью. Затем он вернул ведро Гарку, и тот, вздрогнув, снова нырнул в ил. Тванго сразу же потянул за вторую веревку и выудил Гукина с другим ведром. Кугель отступил к темно-синему кусту дикого винограда. Он разрыл землю под ним и, используя сложенную в несколько раз тряпку, чтобы защитить руки, вытащил «Нагрудный взрывающий небеса фейерверк».

Затем он вернулся, чтобы в последний раз взглянуть на пруд. Бадья была полна до краев. Гарк и Гукин, две маленькие уродливые фигурки, облепленные грязью, сидели на разных концах ялика, а Тванго страдальчески дергал натянутую над прудом веревку. Кугель еще немного посмотрел, затем развернулся и зашагал обратно в Саскервой.

 

Глава вторая

Постоялый двор «У голубых ламп»

Кугель направил свои стопы в гавань. Чужестранцы, очевидно, были жителям славного местечка в диковинку. Когда Кугель вошел в город, все останавливались, чтобы поглазеть на него. Они показались Кугелю людьми консервативных взглядов. Мужчины носили черные фрачные костюмы с широкими штанами и черными же туфлями с пряжками, тогда как женщины в бесформенных платьях и круглых, похожих на горшки, низко натянутых на глаза шляпках напоминали пышки.

Кугель добрался до площади перед гаванью. Вдоль причала пришвартовалось несколько кораблей внушительного вида, любой из которых мог выдержать путешествие на юг, вероятно, даже в Альмери. Кугель присел на скамейку и изучил содержимое своих карманов, состоявшее из шестнадцати «Обычных» чешуек, двух «Особых», не очень, впрочем, высокой ценности, и «Скулового астрангала». В зависимости от расценок Сольдинка эти богатства могли покрыть, а могли и не покрыть стоимость морского путешествия. Кугель огляделся и заметил вывеску на фасаде монументального каменного здания:

«Сольдинк и Меркантайдес.

Экспортеры и импортеры качественных товаров.

Перевозчики»

Он перебрал в уме несколько линий поведения, одна другой хитроумнее. Но все основывались на суровой и приземленной действительности: чтобы оплатить ночлег на постоялом дворе, придется продать чешуи. День клонился к вечеру. Кугель поднялся на ноги, пересек площадь и вошел в контору Сольдинка и Меркантайдеса.

Помещения прямо-таки дышали достоинством и незыблемыми традициями. В воздухе вместе с запахами лака и старого дерева витал кисло-сладкий аромат благопристойности. Нарушив тишину приемной с ее высокими потолками, Кугель приблизился к конторке из полированного коричневого мрамора. По другую ее сторону сидел старый клерк и сосредоточенно хмурился, уткнувшись в гроссбух. Посетителя он даже не заметил. Кугель повелительно постучал по конторке.

— Минуточку! Пожалуйста, капельку терпения! — не отрываясь от книги, пробормотал клерк и вновь увлекся под счетами, не обращая внимания на раздраженный стук Кугеля, повторившийся уже во второй раз.

Покорившись неизбежности, Кугель присел и стал дожидаться, когда клерк соизволит обратить на него внимание. Входная дверь отворилась, в приемную вошел человек одного с Кугелем возраста, в коричневой фетровой шляпе с высокой тульей и измятом костюме из синего бархата. Его круглое лицо так и сияло добродушием, а из-под шляпы, точно солома, свисали пучки бесцветных волос. Объемистый живот выпирал из-под плаща, а обширные ягодицы переходили в две долговязые журавлиные ноги. Посетитель подошел к конторке, и клерк тут же вскочил на ноги с такой прытью, какую трудно было подозревать в его тщедушном теле.

— Чем могу служить, сударь?

Кугель в раздражении шагнул вперед и поднял вверх палец.

— Минуточку! А как же я?

Но на него снова не обратили никакого внимания.

— Меня зовут Бандерваль, я хотел бы видеть Сольдинка, — представился мужчина.

— Прошу, сударь, пройдите сюда! Рад сообщить, что господин Сольдинк как раз свободен!

Они вышли из приемной, оставив Кугеля кипеть от злости.

Клерк вернулся и чуть было не уселся опять за свой гроссбух, но тут заметил Кугеля.

— Вы чего-то хотели?

— Мне тоже необходимо переговорить с Сольдинком, — высокомерно ответил Кугель. — У вас неправильные методы. Поскольку я первым вошел в приемную, вам следовало сначала решить мое дело.

Клерк прищурился.

— Должен заметить, эта идея не лишена здравого смысла. Что вам угодно от Сольдинка?

— Мне необходимо в кратчайшие сроки и с максимальным удобством добраться в Альмери.

Клерк принялся внимательно изучать маленькую карту, висящую на стене.

— Что-то не могу найти такого места.

— Альмери находится за нижней границей вашей карты.

Клерк бросил на Кугеля недоуменный взгляд.

— Это очень далеко. Ладно, пойдемте, возможно, Сольдинк вас примет.

— Вам стоит лишь назвать мое имя. Кугель — так меня зовут.

Клерк прошел в конец зала и просунул голову за занавески.

— Тут вас хочет видеть некий Кугель.

Повисла напряженная тишина.

— Ну хорошо, Диффин, что ему надо? — раздался голос Сольдинка.

— Судно в одну воображаемую страну, насколько я смог понять.

— Хм… Проводи его ко мне.

Диффин отдернул занавеску, пропуская Кугеля внутрь, а затем прошаркал на свое место. Кугель очутился в восьмиугольной комнате, обставленной с роскошной суровостью. Сольдинк, седовласый, со строгим выражением лица, стоял у восьмиугольного стола, а Бандерваль сидел на софе, обитой малиновым плюшем. Алый солнечный свет, лившийся сквозь высокие окна, освещал пару варварских шпалер, явно сотканных в глуши Дальнего Катца. С потолка на чугунной цепи свисала массивная черная железная люстра. Кугель официально поприветствовал Сольдинка, что тот воспринял без всякой теплоты.

— Что у тебя, Кугель? У нас с Бандервалем крайне важный разговор, могу уделить тебе лишь пару минут.

— Буду краток, — холодно отвечал Кугель. — Не ошибаюсь ли я в своих предположениях, что вы поставляете чешуйки в Альмери по распоряжению волшебника Юкоуну?

— Не совсем так, — поправил его Сольдинк. — Мы переправляем их в Порт-Пергуш нашему представителю, который затем организует перегрузку товара на другое судно.

— А почему, позвольте спросить, ваши суда не ходят прямо в Альмери?

— Нам невыгодно забираться так далеко на юг.

Кугель раздраженно поморщился.

— Когда отходит ближайшее судно в Порт-Пергуш?

— «Галанте» должна отплыть еще до конца этой недели.

— И сколько же стоит путешествие до Порт-Пергуша?

— Мы возим только избранных пассажиров. Цена, насколько я знаю, составляет триста терциев, сумма, — тут Сольдинк несколько возвысил голос, — которая тебе не по карману.

— Вовсе нет. У меня при себе несколько чешуек, стоящих значительно дороже.

В глазах Сольдинка забрезжила искорка интереса.

— Позволь взглянуть на них.

Кугель продемонстрировал ему чешуи.

— Обратите внимание на этот исключительно ценный «Скуловой астрангал»!

— Неплохой экземпляр, несмотря на зеленоватый оттенок. — Сольдинк наметанным взглядом оценил чешуйки. — Так и быть, могу дать за все приблизительно сто восемьдесят три терция.

Эта сумма на целых двадцать терциев превышала скромные ожидания Кугеля. Он, правда, по привычке попытался поторговаться, но одумался.

— По рукам! Они ваши.

— Отнеси их Диффину, он выдаст тебе деньги. — Сольдинк махнул рукой в направлении занавесок.

— Еще один вопрос. Любопытно узнать, в какую сумму вы оценили бы «Нагрудный взрывающий небеса фейерверк»?

Сольдинк впился в него взглядом.

— А он в наличии?

— В настоящий момент я предпочел бы рассуждать чисто умозрительно.

Сольдинк возвел глаза к потолку.

— Окажись он в идеальном состоянии, я вполне мог бы дать за него сотни две терциев.

Кугель кивнул.

— И это при том, что Юкоуну даст за него две тысячи или даже больше?

— Самый лучший выход — продать сей умозрительный товар самому Юкоуну. Могу даже подсказать удобный маршрут. Если идти на восток по Шенгльстоун-Стрэнд, придешь к мысу Ведьм и замку Силь. Там повернешь на юг, минуя Великую безлюдь, которая, как говорят, кишит эрбами и лейкоморфами. Дорогу тебе преградят горы Магнаца, они чрезвычайно опасны, но, если решишь обогнуть их, придется рискнуть и углубиться в пустыню Обелисков. О землях, лежащих за ней, мне известно немногое.

— Зато я кое-что о них знаю, — заметил Кугель. — Предпочитаю путешествовать на борту «Галанте».

— Меркантайдес настаивает, что перевозить должно лишь тех, кто состоит у нас в штате. Опасаемся, знаете ли, волков в овечьей шкуре.

— Я был бы рад поступить к вам на службу, — не растерялся Кугель. — У меня уйма разнообразных талантов. Вот увидите, я придусь ко двору.

Сольдинк холодно улыбнулся.

— К сожалению, единственная доступная на данный момент вакансия — должность суперкарго на «Галанте», и на нее есть подходящий претендент, а именно достойный Бандерваль.

Кугель с ног до головы оглядел соперника.

— Он производит впечатление скромного, порядочного и непритязательного человека, но никак не подходит на должность суперкарго.

— Это еще почему?

— Как вы можете заметить, — объяснил Кугель, — у Бандерваля косые ноздри, что безошибочно указывает на склонность к морской болезни.

— Кугель — человек проницательный, — хмыкнул Бандерваль. — Я бы счел его в высшей степени подходящим кандидатом на эту должность и заклинаю вас не обращать внимания на его длинные пальцы. Почти как у Ларкина, похитителя детей. Тем более между ними есть существенное различие: Ларкина повесили, а Кугеля — нет.

— По-моему, мы поставили бедного Сольдинка в крайне затруднительное положение, а у него и без нас хватает неприятностей, — примирительным тоном сказал Кугель. — Давайте проявим тактичность. Предлагаю доверить нашу судьбу трехглазой Мандинго, богине удачи.

С этими словами он извлек из кармана колоду карт.

— Достойная идея, — одобрил его Бандерваль. — Только предлагаю воспользоваться моими картами, они новее и ярче.

Кугель нахмурился. Решительно покачав головой, он положил свои карты обратно в карман.

— Проанализировав ситуацию, я вижу, что, несмотря на ваши предпочтения, не дело решать столь важный для господина Сольдинка вопрос столь несерьезным способом. Я предложил его только ради проверки. Человек достойный непременно отверг бы подобную идею!

Его слова явно произвели на Сольдинка благоприятное впечатление.

— Браво, Кугель! — воскликнул он.

— Позвольте предложить план, который устроил бы всех, — продолжал Кугель. — Я, в силу моего огромного опыта и одновременно большего такта, займу должность суперкарго. Бандерваль же, по моему глубокому убеждению, может стать отличной заменой вашему клерку Диффину.

Сольдинк повернулся к Бандервалю.

— Что вы на это скажете?

— Достоинства Кугеля поистине внушают уважение, — признал Бандерваль. — Я же могу противопоставить им лишь свою неподкупную честность, мастерство, преданность и неустанное усердие. Вдобавок я уроженец нашего края, а не хитрый бродяга.

Кугель повернулся к Сольдинку.

— Позвольте отметить манеру поведения Бандерваля, его злословие и недоброжелательность, столь не похожие на достоинство и сдержанность, присущие мне. Кроме того, должен обратить ваше внимание на его сальную кожу и чересчур развитые ягодицы: все это указывает на тягу к роскошной жизни и даже склонность к казнокрадству. Если вы назначите его на должность младшего клерка, предлагаю усилить все замки, чтобы обезопасить ваши ценности.

Бандерваль прочистил горло, намереваясь что-то ответить, но Сольдинк успокаивающе поднял вверх обе руки.

— Джентльмены, довольно! Я намерен обсудить вашу пригодность с Меркандайдесом, который, возможно, пожелает лично побеседовать с вами обоими. Ответ получите завтра в полдень.

Кугель кивнул.

— Благодарю вас, сударь. — Повернувшись к Бандервалю, он повелительным жестом указал на занавески. — Можете идти, Бандерваль. Мне нужно поговорить с Сольдинком наедине. Я должен обсудить продажу высокоценных чешуй, — непререкаемо присовокупил Кугель, игнорируя возражения соперника.

Бандерваль с явной неохотой вышел. Кугель повернулся к Сольдинку.

— Во время беседы мы упоминали о «Фейерверке».

— Совершенно верно. Но вы так и не пояснили, какое отношение имеете к этой чешуйке.

— Я и сейчас не намерен раскрывать все карты. Подчеркну лишь то обстоятельство, что она спрятана в надежном месте. При мне ничего нет. Я говорю об этом единственно ради того, чтобы уберечь нас обоих от ненужных неприятностей.

Сольдинк угрюмо улыбнулся.

— Ваши заявления о «разностороннем опыте» кажутся мне вполне обоснованными.

* * *

Кугель забрал свои сто восемьдесят три терция у Диффина, который трижды пересчитал монеты и с крайней неохотой подвинул их к Кугелю. Заботливо положив деньги в карман, тот покинул контору Сольдинка.

Вспомнив совет Вемиша, Кугель остановился на ночлег на постоялом дворе «У голубых ламп». На ужин заказал большое блюдо жареного иглобрюха и карбад с ямсом и пюре из слютеники на гарнир. Когда подали вино и сыр, он откинулся назад и оглядел собравшееся общество.

В противоположном конце комнаты, у камина, двое затеяли игру в карты. Первый — высокий и тощий, как скелет, со скверными зубами, лошадиным лицом, набрякшими веками и сальными волосами. Второй отличался могучей статью, массивным носом и челюстью, его рыжие волосы были собраны в хвост на макушке, а подбородок украшала роскошная рыжая борода. Чтобы поднять ставки, они смотрели по сторонам в поисках новых игроков.

— Эй, Ферск! Как насчет партии в скакс? Не хочешь? — окликнул один из игроков приятеля.

— Я вижу почтенного Сабтила, который никогда не отказывается поиграть! Сабтил, иди сюда, с твоим толстым кошельком и постоянным невезением мы всегда тебе рады! — помахал кому-то рукой рыжебородый.

— Ну, кто еще? Эй ты, длинноносый в дурацкой шляпе! Будешь с нами?

Кугель робко приблизился к столу.

— А в какую игру вы играете? Предупреждаю, в картах я полный профан.

— Это скакс, и нам все равно, как ты играешь, коль у тебя есть денежки.

Кугель любезно улыбнулся.

— Так и быть, сыграю за компанию пару партий, но вам придется объяснить мне правила.

— Не дрейфь! Ты в два счета освоишься! Меня зовут Вагмунд, это — Сабтил, а тот мрачный головорез — Коймен, он бальзамирует покойников Саскервоя, самый уважаемый гражданин в этом городишке. Ну, начали!

И Вагмунд принялся объяснять метод игры, подкрепляя свои высказывания постукиванием корявого указательного пальца по столу.

— Ну, Кугель, все ясно? Как думаешь, справишься? Не забудь, все ставки в звонких монетах! Нельзя держать карты под столом и передвигать туда-сюда.

— Я столь же неопытен, сколь и осторожен, — сказал Кугель. — И все-таки, мне кажется, я понял правила и рискну двумя, нет, тремя терциями. Таким образом, на первый кон ставлю один терций!

— Вот это смелость, Кугель! — одобрительно хлопнул его по спине Вагмунд. — Коймен, раздай карты, будь добр!

— Сперва, — напомнил Сабтил, — сделайте свои ставки.

— Верно, — согласился Вагмунд. — И ты не забудь.

— Не беспокойтесь, моя быстрая и искусная игра известна всем.

— Меньше бахвальства, больше денег! — поторопил Коймен. — Жду ваших ставок!

— А почему ты сам не сделал ставку, дружок?

— Всего лишь промашка, и ничего больше.

Игра продолжилась. Кугель проиграл одиннадцать терциев и выпил две кружки местного пива — едкого пойла, сваренного из желудей и горького мха. Наконец ему удалось подменить карты своей колодой, после чего удача повернулась к нему лицом и он быстренько выиграл тридцать восемь терциев, а Вагмунд, Коймен и Сабтил разразились сердитыми криками и начали хлопать себя по лбу, не веря исходу игры.

В зале появился Бандерваль. Он заказал пива и некоторое время стоял, наблюдая за игрой, время от времени приподнимаясь на цыпочки и куря длинную глиняную трубку, набитую сухими травами. Он то выкрикивал одобрительные слова, то подшучивал над проигравшими за их промахи.

— Елки-палки, Коймен, почему ты не выложил свою красную двойку и не забрал все ставки, прежде чем Кугель не побил тебя зеленым валетом?

— Потому что в прошлый раз, — взорвался Коймен, — Кугель вытащил королеву дьяволов и разбил меня в пух и прах.

Он поднялся на ноги.

— Все, я проигрался подчистую. Кугель, хотя бы угости меня пивом со своего выигрыша.

— С удовольствием! — Кугель подозвал мальчишку-подавальщика. — Пиво Коймену и Бандервалю!

— Спасибо! — Коймен поманил Бандерваля на свое место. — Попробуй сыграть с Кугелем. Он прямо волшебник какой-то!

— Попробую на терций-другой. Эй, мальчик! Принеси-ка новую колоду карт и выкини эту рвань!

— Разумеется, нужны новые карты, — с воодушевлением вскричал Кугель. — Но я все-таки возьму эти старые и потренируюсь на них. Бандерваль, твоя ставка?

Бандерваль поставил терций и раздал новые карты. Его пальцы мелькали так стремительно, что Кугель только глазами захлопал.

Они сыграли несколько партий, но удача покинула Кугеля. Он вышел из игры и встал позади Бандерваля, чтобы присмотреться к его манере игры.

Выиграв десять терциев, Бандерваль объявил, что на сегодня завязывает.

— Позволь употребить часть выигрыша на благое дело — угостить тебя кружечкой доброго пива! Сюда, я вижу пару свободных стульев у стены. Мальчик! Две кружки лучшего таттербласса! — подмигнул он Кугелю.

— Сию минуту, сударь! — Мальчик поклонился и побежал в погреб.

Бандерваль вытащил свою трубку.

— Ну, Кугель, и как тебе Саскервой?

— Здесь очень мило, и какое поле деятельности для серьезного человека!

— Вот именно, как раз по этому поводу я и хотел высказаться. Но сперва выпьем за твое благоденствие!

— Лучше за благоденствие в целом, — осторожно поправил его Кугель. — Мне не слишком везло.

— Что? А твоя ловкость в игре в скакс? У меня в глазах зарябило, когда я попытался следить за твоими ходами.

— Дурацкая привычка пускать пыль в глаза, — махнул рукой Кугель. — Пора бы научиться играть не так хвастливо.

— Это не так уж и важно, — сказал Бандерваль. — Гораздо важнее предложенная Сольдинком должность, вызвавшая несколько прискорбных столкновений.

— Действительно, — согласился Кугель. — Позволь мне внести предложение.

— Я всегда с радостью воспринимаю новые идеи.

— Суперкарго, вполне вероятно, управляет другими служащими на борту «Галанте». Если ты…

Бандерваль поднял руку.

— Будем смотреть на вещи трезво. Я вижу, ты человек слова. Давай испытаем судьбу, и пусть сама Мандинго решит, кто из нас займет эту должность, а кто останется ни с чем.

Кугель вынул свои карты.

— Предпочитаешь играть в скакс или в рамполио?

— Ни то ни другое, — отверг его предложение Бандерваль. — Надо устроить испытание, исход которого неизвестен заранее. Видишь вон ту плошку, в которой папаша Краснарк, хозяин заведения, держит своих сфигалов?

Бандерваль указал на котел со стеклянными стенами, где копошилось множество ракообразных, которые в жареном виде представляли собой непревзойденное лакомство. Длина обычного сфигала — примерно восемь дюймов, у него пара сильных клешней и жало на хвосте.

— У этих созданий разные характеры, — продолжал свое объяснение Бандерваль. — Одни из них бегают быстро, другие медленно. Мы выберем по сфигалу каждый и выпустим их на пол. Тот, кто первым добежит до противоположной стены, выиграет испытание.

Кугель внимательно посмотрел на сфигалов.

— Они храбрые ребята, ничего не могу сказать.

Одно из ракообразных, в красную, желтую и противную бледно-голубую полоску, чем-то привлекло его взгляд.

— Ну хорошо, я выбрал своего бегуна.

— Вытаскивай щипцами, только осторожно! Они могут живо пустить в ход и клешни, и жало.

Стараясь действовать незаметнее, чтобы не привлекать внимания, Кугель вытащил щипцами своего бегуна и поставил на линию. Бандерваль сделал то же самое.

— Милый сфигал, беги изо всех сил! Мое будущее зависит от твоей скорости. На старт! Внимание! Марш! — обратился к нему Бандерваль.

Оба спорщика подняли щипцы и потихоньку отошли от стеклянного чана. Сфигалы побежали. Бегун Бандерваля, заметив открытую дверь, свернул в сторону и был таков. Сфигал Кугеля нашел прибежище в башмаке Вагмунда, который тот снял, чтобы обогреть ноги у камина.

— Объявляю обоих противников дисквалифицированными! — возвестил Бандерваль. — Придется провести испытание иным способом.

Кугель и Бандерваль заняли свои места. Через некоторое время созрел новый план.

— За этой стеной на пол-этажа ниже находится кладовая. Чтобы избежать столкновения, подавальщики спускаются по правой лестнице, а поднимаются с подносами по левой. В нерабочее время каждый проход заперт одной из тяжелых выдвижных ставень. Ставни держатся на цепи. — Бандервиль наглядно продемонстрировал свою идею. — Эта цепь управляет ставней — она закрывает левую лестницу, по которой подавальщики поднимаются вверх с пивом и прочей снедью. Каждый из подавальщиков обязан носить круглый колпак. Предлагаю следующее: будем по очереди отпускать цепь, чтобы ставня опускалась на одно или более звеньев. Через некоторое время какой-нибудь подавальщик собьет колпак о нижнюю планку ставни. Тот, кто последним прикоснется к цепи, проиграет пари и откажется от притязаний на должность суперкарго.

Кугель рассмотрел цепь, ставню, которая поднималась и опускалась, закрывая проход, и оценивающе взглянул на подавальщиков.

— Мальчики несколько различаются по росту, — заметил Бандерваль, — и, пожалуй, разница между самым высоким и самым низким около трех дюймов. С другой стороны, полагаю, самый высокий мальчик привык наклонять голову. Это прибавит игре остроты.

— Я ставлю условие, чтобы ни один из нас не подавал никаких знаков, не кричал и не устраивал помех, пытаясь нарушить простую логику игры.

— По рукам! — воскликнул Бандерваль. — Играем, как благородные люди. Кроме того, во избежание намеренных проволочек, условимся, что ход делается до того, как появится второй подавальщик.

— Мудрое правило, не могу не признать. Первый ход твой?

Бандерваль отказался от этой привилегии.

— Ты все-таки в некотором смысле гость в Саскервое, поэтому сия честь должна принадлежать тебе.

— Благодарю. — Кугель снял цепь с колышка и опустил ставню на два звена. — Твоя очередь, Бандерваль. Можешь подождать, пока пройдет один мальчишка, если хочешь, а я ускорю процесс, заказав нам еще пива.

— Отлично. Пожалуй, придется с предельной точностью рассчитывать время. Опущу-ка цепь еще на два звена.

Кугель подождал, на лестнице появился высокий парнишка с четырьмя кувшинами пива на подносе. По оценке Кугеля, он не доставал до ставни примерно на тринадцать звеньев цепи. Кугель тут же выпустил еще четыре звена.

— Ага! — потирая руки заметил Бандерваль. — Ты вошел во вкус! Вот увидишь, я не менее решителен, чем ты! Еще четыре звена!

Кугель, прищурившись, оценил высоту ставни. Еще шесть звеньев, и колпак высокого мальчика как пить дать слетит с головы. Если мальчики обслуживают заказчиков по очереди, самый высокий пойдет третьим. Кугель подождал, пока пройдет следующий мальчик, среднего роста, и опустил цепь на целых пять звеньев.

— Хорошо придумано, Кугель! Но я сейчас быстренько опушу цепь еще на два звена и пропущу низенького мальчика, который как раз поднимается по ступеням, — захихикал Бандерваль.

Невысокий подавальщик прошел под ставней, не задев ее лишь на одно-два звена, и Кугелю предстояло либо сдаться, либо сделать ход. Он хмуро выпустил еще одно звено цепи, и тут из кладовой вышел самый высокий паренек. Но, как нарочно, поднимаясь по лестнице, склонил голову, чтобы вытереть рукавом нос, чем сохранил свой колпак в целости и невредимости. Теперь настала очередь Кугеля ликовать.

— Ходи, Бандерваль, если, конечно, не намерен сдаться.

Бандерваль печально отпустил еще одно звено.

— Теперь остается лишь молиться, чтобы произошло чудо!

На лестнице показался папаша Краснарк собственной персоной, мужчина с мрачным лицом, выше самого высокого своего работника, с мощными руками и нависшими черными бровями. Он нес поднос, на котором стояла полная горячего варева супница, кусок жареного петуха и объемистая плошка с пудингом. Трактирщик врезался головой в нижнюю планку ставни, упал навзничь и исчез из виду. Из кладовой донесся грохот бьющейся посуды и почти одновременно с ним — разъяренный вопль.

Бандерваль с Кугелем поспешно вернули ставню в первоначальное положение и заняли как ни в чем не бывало свои места.

— Думаю, победителем следует считать меня, поскольку ты опустил цепь последним, — заявил Кугель.

— Ни в коем случае! — горячо возразил Бандерваль. — Цель игры, как мы условились, — сбить колпак с головы одного из троих мальчиков. Увы, хозяин заведения случайно прервал нашу забаву.

— А вот и он, — объявил Кугель. — Осматривает ставню с недоуменным видом.

— Не вижу никакого смысла продолжать, — сказал Бандерваль. — Насколько я понимаю, игра кончена.

— За исключением такого маленького обстоятельства, как присуждение победы. Победитель, безусловно, я, с какой стороны ни взгляни.

Однако Бандерваль упорствовал.

— На Краснарке не было колпака, хоть ты меня режь. Предлагаю новое испытание.

— А вот и мальчик с нашим пивом. Маленький негодник, ты поразительно нетороплив, — напустился на подавальщика Кугель.

— Прошу прощения, сударь. Краснарк завалился в кладовую и устроил настоящий трамтарарам.

— Замечательно, можешь больше ничего не объяснять. Бандерваль, что за игру ты придумал?

— Она проста до смешного. Та дверь ведет в уборную. Огляди комнату и выбери своего кандидата. Я сделаю то же самое. Чей избранник последним посетит это заведение, тот и выиграет пари.

— Состязание выглядит честным, — согласился Кугель. — Ты уже выбрал своего человека?

— Да, выбрал. А ты?

— Не задумываясь. Полагаю, в состязании такого рода он непобедим. Вон тот пожилой господин с острым носом и поджатыми губами, который сидит слева от меня. Он не слишком велик, но мне нравится воздержанность, с которой он прикладывается к своему стакану.

— Неплохой выбор, — одобрил Бандерваль. — А я по совпадению выбрал его товарища, господина в серой одежде, который потягивает пиво как будто с отвращением.

Кугель подозвал подавальщика.

— Те два джентльмена слева от меня — почему они так медленно пьют? — втихаря, чтобы не услышал соперник, поинтересовался Кугель.

Мальчик пожал плечами.

— Если хотите знать правду, они страшные скряги и ненавидят расставаться со своими денежками, хотя терциев у обоих куры не клюют. И все равно по часу сосут четверть пинты нашего самого дрянного пива.

— В таком случае, — предложил Кугель, — принеси господину в сером плаще двойную кварту самого лучшего эля, за мой счет, но ни в коем случае не упоминай меня.

— Хорошо, сударь.

В этот момент Бандерваль знаком подозвал подавальщика и тоже о чем-то неслышно с ним договорился. Мальчик поклонился и побежал вниз по лестнице в кладовую. Через некоторое время он вернулся и принес обоим кандидатам одинаковые большие кружки с элем, которые после объяснений мальчика те приняли с угрюмой благосклонностью, хотя скряги и казались явно озадаченными столь щедрым даром.

Кугель порадовался пылу, с каким его кандидат набросился на пиво.

— Боюсь, я сделал плохой выбор, — заволновался он. — Старик пьет, будто только что вернулся из пустыни, проблуждав в песках целый день.

Бандерваль точно так же поносил своего кандидата.

— Он уже утонул в своей кружке. Твоя уловка, Кугель, оказалась просто нечестной. Я был вынужден защищать свои интересы любой ценой.

Кугель решил отвлечь своего кандидата от пива, заняв его беседой.

— Сударь, вы ведь живете в Саскервое, я прав? — обратился он к господину.

— Да, я здешний, — важно подтвердил тот. — И мы славимся нежеланием разговаривать с незнакомцами в чужеземной одежде.

— Кроме того, обитатели вашего города славятся трезвостью, — осторожно намекнул Кугель.

— В жизни не слыхивал подобной чепухи! — пренебрежительно отмахнулся его избранник. — Посмотрите только на людей в этом зале. Они же все галлонами пиво хлещут. Прошу прошения, я собираюсь последовать их примеру.

— Должен предупредить, пиво, которое варят в ваших краях, вызывает закупорку сосудов, — как можно более убедительно проговорил Кугель. — У вас будут спазмы!

— Вздор! Пиво очищает кровь! Можете сами не пить пива, если так боитесь, а меня оставьте в покое. — И, подняв кружку, кандидат Кугеля сделал внушительный глоток.

Бандерваль, раздраженный маневром Кугеля, попытался отвлечь второго любителя дармовой выпивки, наступив ему на ногу и затеяв перебранку, которая грозила затянуться весьма надолго, если бы не вмешался Кугель, вернувший Бандерваля на место.

— Давай играть честно, или я выхожу из соревнования!

— Твоя собственная тактика не отличается благородством, — проворчал Бандерваль.

— Замечательно! — потупил взор Кугель. — Давай больше не будем чинить помех друг другу.

— Согласен, но дело, похоже, продвигается, ибо твой кандидат начинает проявлять беспокойство. Он уже почти встал на ноги, а значит, я победил.

— Эй, полегче! Проигрывает тот, кто первый войдет в уборную! Обрати внимание, твой собственный кандидат тоже поднимается. Они идут вместе!

— Тогда первый, кто выйдет из зала, будет признан проигравшим, поскольку почти наверняка первым подойдет к туалету.

— Ага, мой идет первым! Нет уж! Проиграет тот, кто первым воспользуется писсуаром.

— Тогда пойдем, с такого расстояния невозможно разобрать, кто победил.

Оба скряги приготовились облегчиться. Избранник Кугеля, взглянув в сторону, заметил, с каким напряженным вниманием смотрит на него Кугель, и обозлился.

— Эй, на что это ты уставился? Хозяин! Немедленно убирайся! Стража!

Кугель пустился в сбивчивые объяснения:

— Сударь, вы ошиблись! Бандерваль может подтвердить! Бандерваль?

Тот, однако, уже вернулся в зал. Появился папаша Краснарк с перевязанной головой.

— Пожалуйста, господа, минутку тишины! Господин Черниц, будьте так добры взять себя в руки! Что случилось?

— Ничего! — зашипел Черниц. — Возмутительный случай, вот что! Я пришел сюда облегчиться, а этот субъект встал за мной и вел себя в высшей степени непристойно.

Его товарищ, избранник Бандерваля, процедил сквозь сжатые зубы:

— Я поддерживаю обвинение! Его нужно выгнать с постоялого двора и вообще из города!

Краснарк обратился к Кугелю:

— Это серьезные обвинения! Что вы на это скажете?

— Господин Черниц ошибся! Я тоже пришел сюда облегчиться. Взглянув в направлении стены, я заметил моего друга Бандерваля и замахал ему, а господин Черниц вдруг поднял шум и стал делать гнусные намеки! Лучше прогоните отсюда этих старых хорьков!

— Что? — взвился разъяренный Черниц. — Да я приличный человек!

Краснарк воздел руки к небу.

— Господа, будьте благоразумны! Тут не о чем спорить. Согласен, Кугелю не стоило делать знаки своему другу в туалете. А господин Черниц мог бы быть более благородным в своих предположениях. Предлагаю господину Черницу взять обратно определение «моральный урод», а Кугелю извиниться за «хорьков» и на этом считать дело исчерпанным.

— Я не привык к таким оскорблениям, — обиженно заявил Кугель. — Пока господин Черниц не принесет извинения, определение останется в силе.

Кугель вернулся в зал и занял свое место рядом с Бандервалем.

— Ты слишком неожиданно покинул уборную, — заметил он. — Я подождал, чтобы удостовериться в результатах состязания. Твой избранник проиграл моему несколько секунд.

— Только из-за того, что ты отвлек своего. Пари недействительно.

Господин Черниц со своим приятелем вернулись на места. Бросив холодный презрительный взгляд на Кугеля, они отвернулись и тихо о чем-то заговорили.

По знаку Кугеля мальчик принес две полные кружки таттербласса, и они с Бандервалем немного подкрепились.

— Несмотря на все усилия, мы так и не разрешили нашу маленькую проблему, — задумчиво вздохнул Кугель. — Потому что исход подобных состязаний всецело зависит от воли случая! А они совершенно несовместимы с моим характером. Я не из тех, кто покорно склоняет голову в ожидании пинка или улыбки фортуны! Я Кугель! Бесстрашный и неукротимый, смотрю в лицо всем неприятностям! Силой своего духа я…

Бандерваль сделал нетерпеливый жест.

— Тише, Кугель! Я по горло сыт твоим бахвальством! Ты слишком много выпил и, думаю, чертовски пьян.

Кугель с недоверием поглядел на Бандерваля.

— Я? Пьян? От трех глотков этого слабенького таттербласса? Даже дождевая вода и та крепче! Мальчик! Еще пива! А ты, Бандерваль?

— С удовольствием присоединюсь к тебе. Ну, коль скоро ты отказался от дальнейшего состязания, не хочешь ли признать поражение?

— Никогда! Давай пить пиво, кварта за квартой, а потом танцевать копполу! Кто первый свалится под стол, тот проиграл.

Бандерваль покачал головой.

— Нет, наша крепость поистине велика, о такой даже складывают легенды. Мы вполне можем протанцевать всю ночь напролет до обоюдного изнеможения и лишь обогатим Краснарка.

— Ну хорошо, а у тебя есть мысль получше?

— Действительно есть! Если взглянешь налево, увидишь, что Черниц со своим приятелем клюют носами. Заметь, как торчат их бороды! Вот ножницы для резки водорослей. Отрежь бороду одному из них, все равно кому именно, и я признаю твою победу.

Кугель искоса поглядел на дремлющих стариков.

— Они не слишком крепко спят. Я испытываю судьбу, да, но я не лезу в пасть ко льву.

— Великолепно, — сказал Бандерваль. — Дай мне ножницы. Если я отрежу бороду, ты проиграл.

Подавальщик принес еще пива. Кугель в задумчивости отхлебнул глоток.

— Здесь все не так-то просто, как может показаться на первый взгляд. Предположим, я выберу Черница. Ему стоит лишь, открыв глаза, заорать от возмущения, и мне придется понести наказание согласно законам Саскервоя.

— Ко мне это тоже относится, — пожал плечами Бандерваль. — Но я продумал все. Разве сможет Черниц разглядеть твое лицо или мое, если погаснет свет?

— В темноте затея станет выполнимой, — согласился Кугель. — Три шага вперед, схватить бороду, щелкнуть ножницами, три шага назад — и готово, кстати, я вижу выключатель.

— Ну хорошо, кто за это возьмется — ты или я?

Чтобы собраться с мыслями, Кугель отхлебнул еще пива.

— Дай-ка попробовать ножницы… Довольно острые. Ну что ж, такие дела надо делать, пока не передумал.

— Я встану у выключателя, — сказал Бандерваль. — Как только свет погаснет, не мешкая принимайся за дело.

— Погоди, — остановил его Кугель. — Надо выбрать жертву. Борода Черница выглядит заманчиво, но у его приятеля она торчит под более удобным углом. Так-так… Ну все, я готов.

Бандерваль поднялся и неторопливо направился в сторону выключателя.

Кугель приготовился.

Свет погас. Комната погрузилась во тьму, нарушаемую лишь тусклым мерцанием огня в камине. Кугель в несколько шагов преодолел расстояние, отделявшее его от стола его жертвы, схватил старика за бороду и проворно защелкал ножницами… Через миг рука Бандерваля дрогнула на выключателе, а может, в трубах остался пузырек газа. Как бы то ни было секунду спустя комнату вновь залил яркий свет, и теперь уже безбородый джентльмен, изумленно озираясь, в упор впился взглядом в Кугеля. Потом свет вновь погас, представшее ему на миг длинноносое видение с блестящими черными волосами, выбивающимися из-под роскошной шляпы, исчезло.

Старик явно пребывал в замешательстве.

— Эй, Краснарк! Да у вас тут одни плуты и мошенники! Где моя борода? — вопил пострадавший.

Один из мальчиков-подавальщиков, на ощупь пробравшись через темный зал, повернул выключатель, и свет снова полился из ламп.

Краснарк в сбившейся повязке бросился разбираться, что случилось. Безбородый джентльмен указал на Кугеля, который как ни в чем не бывало откинулся на спинку стула с кружкой в руке, притворяясь дремлющим.

— Вот он, негодяй! Я видел, как он резал мою бороду и скалился в мерзкой улыбке!

— Да он бредит, не обращайте на его слова никакого внимания, — выкрикнул Кугель. — Я и с места не сдвинулся, когда отрезали его бороду. Этот человек пьян!

— Нет уж! Я видел тебя собственными глазами, мерзавец!

— Зачем мне отрезать вашу бороду? — страдальческим тоном вопросил Кугель. — Тоже мне, бесценное сокровище! Можете обыскать меня, если хотите. Ни волосинки не найдете!

— Речи Кугеля звучат вполне логично, — озадаченно сказал Краснарк. — И вправду, зачем ему ваша борода?

Старый джентльмен побагровел от гнева.

— Зачем вообще кому-то могла понадобиться моя борода? Однако кто-то ее отрезал!

Краснарк покачал головой и отвернулся.

— Это уже переходит всякие границы! Эй, принеси господину Меркантайдесу кружку лучшего таттербласса за счет заведения, чтобы он мог успокоить свои нервы, — крикнул хозяин подавальщику.

Кугель повернулся к Бандервалю.

— Дело сделано.

— Дело действительно сделано, и неплохо, — великодушно признал Бандерваль. — Вы победили! Завтра в полдень мы вместе пойдем в контору к Сольдинку и Меркантайдесу, и я лично рекомендую вас на должность суперкарго.

— Меркантайдес, — ошеломленно пробормотал Кугель. — Разве не так папаша Краснарк обратился к господину, чью бороду я только что отрезал?

— Теперь, когда вы упомянули об этом, припоминаю, что да, — согласился Бандерваль.

На противоположном конце комнаты Вагмунд зевнул во весь рот.

— Пожалуй, на сегодняшний вечер хватит волнений! Я устал и хочу спать. Мои ноги согрелись, а башмаки просохли; пойду-ка я отсюда. Но сперва нужно надеть башмаки…

* * *

В полдень Кугель и Бандерваль встретились на площади перед гаванью. Они прошествовали в контору Сольдинка и Меркантайдеса, вошли в приемную. Бессменный Диффин провел их в кабинет Сольдинка, который указал им на софу, обитую малиновым плюшем.

— Садитесь, пожалуйста. Сейчас придет Меркантайдес, и мы обсудим наше дело.

Через пять минут в кабинет вошел Меркантайдес. Не глядя по сторонам, он сел рядом с Сольдинком за восьмиугольным столом. Затем, подняв глаза, он увидел Кугеля и Бандерваля.

— А вам двоим что здесь нужно? — злобно прошипел он.

— Вчера мы с Бандервалем подали прошения на должность суперкарго «Галанте». Бандерваль решил отказаться от своих притязаний, поэтому… — вежливо пояснил Кугель.

Меркантайдес угрожающе нагнул голову, будто собрался боднуть Кугеля.

— Кугель, твое прошение отклонено по нескольким причинам. Бандерваль, ты не хочешь изменить свое решение?

— Разумеется, хочу, если кандидатура Кугеля больше не обсуждается.

— Она не обсуждается. Таким образом, ты назначен на эту должность. Сольдинк, вы согласны с моим решением?

— Да, я вполне доволен рекомендациями, данными Бандервалю.

— Тогда с этим все, — постановил Меркантайдес. — Сольдинк, у меня раскалывается голова. Если понадоблюсь, я дома.

Меркантайдес вышел из комнаты, и почти сразу же туда зашел Вагмунд, правой рукой опираясь на костыль. Сольдинк смерил его взглядом с ног до головы.

— Вагмунд? Что с тобой стряслось?

— Сударь, прошлой ночью со мной произошел несчастный случай. Сожалею, но я не смогу выйти в следующий рейс на «Галанте».

Сольдинк раздраженно откинулся на спинку стула.

— Удружил! Где я теперь буду искать червевода, да еще и квалифицированного?

Бандерваль поднялся на ноги.

— Как только что назначенный суперкарго «Галанте» вношу предложение. Предлагаю временно нанять на эту должность Кугеля.

Сольдинк без всякого энтузиазма взглянул на упомянутого.

— А у тебя есть опыт работы?

— В последние годы не доводилось этим заниматься, — сказал Кугель. — Однако я непременно проконсультируюсь с Вагмундом относительно современных тенденций в этой области.

— Ну хорошо, нам не приходится быть чересчур разборчивыми, поскольку «Галанте» должна отплыть через три дня. Бандерваль, вам следует незамедлительно отправиться на корабль. Необходимо уложить груз и припасы! Вагмунд, будьте так любезны, покажите Кугелю ваших червей и расскажите об их особенностях. Вопросы есть? Если нет, всем немедленно приступить к обязанностям! «Галанте» отходит через три дня!

 

Часть II

От Саскервоя до Туствольда

 

Глава первая

На борту «Галанте»

Первое впечатление Кугеля от «Галанте» оказалось в целом благоприятным: ладный корпус легко и горделиво покачивался на волнах. Продуманная отделка и со вкусом подобранные декоративные мелочи говорили о том, что судостроителей равно заботили как роскошь, так и удобство тех, кто находится под палубой. Единственная мачта имела рею, к которой крепился парус из темно-синего шелка. На пиллерсе, выполненном в форме шеи лебедя, качался железный фонарь, другой, более массивный, свисал с кронштейна на квартердеке.

Эти предметы Кугель одобрил, так как они способствовали хорошему ходу корабля и создавали удобства для экипажа. С другой стороны, он никак не мог взять в толк, зачем вдоль левого и правого борта тянутся топорные подвесные не то мостки, не то поплавки, висящие всего в нескольких дюймах над водой. Кугель прошелся вдоль причала, желая получше рассмотреть странные приспособления. Может быть, они задуманы как прогулочные палубы для пассажиров? Пожалуй, этому мешали хлипкость сооружения и досягаемость для волн. Может, они служили для того, чтобы пассажиры и экипаж могли со всеми удобствами купаться в море и стирать одежду в штиль? Или предназначены помочь команде ремонтировать обшивку?

Кугель выбросил эти вопросы из головы. Зачем придираться к мелочам, если «Галанте» с комфортом доставит его в Порт-Пергуш? Главной его заботой сейчас были обязанности червевода, о которых он не имел ни малейшего понятия. У Вагмунда, занимавшего эту должность до него, болела нога, и помогать он наотрез отказался.

— Начинай с самого начала. Поднимись на борт, посмотри на свою каюту, разложи пожитки: капитан Баунт человек суровый. Как обустроишься, ступай к Дрофо, он главный червевод, вот пусть и рассказывает о твоих обязанностях. На твое счастье, черви сейчас находятся в отличном состоянии, — ворчливо заявил Вагмунд.

Пожитками Кугель еще не обзавелся, зато в кошельке у него лежал предмет огромной ценности: «Нагрудный взрывающий небеса фейерверк». Стоя на пристани, новоиспеченный червевод обдумывал хитрый план, как уберечь «Фейерверк» от воришек.

Забившись в укромный уголок за штабелем ящиков, Кугель снял свою элегантную трехъярусную шляпу. Отцепил аляповатую пряжку, скреплявшую поля шляпы, и осторожно, чтобы не обжечься, прикрепил на ее место чешуйку. Теперь «Фейерверк» выглядел как обычная пряжка, а старую Кугель спрятал в карман. Он вернулся обратно к «Галанте», поднялся по сходням и вышел на среднюю палубу. Справа размещались гальюн и трап, ведущий на квартердек. Впереди, на носу, лежал форпик, там располагались камбуз и столовая для экипажа, а внизу, под ними, — кубрик.

В поле зрения Кугеля попали три человека. Первым был кок, посетивший палубу, чтобы сплюнуть за борт. Второй, высокий и тощий, с лицом трагического поэта, стоял у леера и о чем-то размышлял, глядя на водную гладь. Подбородок его украшала жидкая бороденка цвета красного дерева, волосы того же оттенка были повязаны черной косынкой. Этот тип так увлекся своими мыслями, что не удостоил Кугеля даже взглядом. Третьим был мужчина, только что опорожнивший ведро за борт. В глаза бросались его густые, белые, коротко подстриженные волосы и рот, напоминавший узкую щель, на красном лице с квадратными челюстями. Кугель решил, что это стюард, хотя сия должность никак не вязалась с грубоватым, даже суровым обликом человека. Из всей троицы только этот тип и обратил внимание на Кугеля.

— Эй ты, косорылый бродяга! Убирайся отсюда! — резко крикнул он. — Нам не требуются ни мази, ни талисманы, ни молитвенники, ни сексуальные игрушки!

— Я посоветовал бы вам сбавить тон, — холодно обрубил грубияна новый червевод. — Меня зовут Кугель, и я здесь по настоятельной просьбе господина Сольдинка. Так что извольте показать мне мою каюту и постарайтесь быть повежливей.

Стюард тяжело вздохнул, как будто его терпение подвергалось нелегкому испытанию.

— Борк! На палубу! — рявкнул он.

Откуда-то снизу выскочил толстенький коротышка, румяный и круглолицый.

— Что прикажете, сэр?

— Покажи этому малому его каюту, он утверждает, что является гостем Сольдинка. Забыл, как его имя: то ли Фугель, то ли Кунгель.

Борк озадаченно почесал нос.

— Меня не поставили в известность. Где мне найти каюту, когда на борту сам господин Сольдинк и вся его семья? Разве что джентльмен займет вашу каюту, а вы поселитесь с Дрофо.

— Мне не по душе такая идея.

— А вы можете предложить что-то получше? — уныло поинтересовался Борк.

Мужчина устало развел руками и удалился.

— Что это за грубиян? — поглядел ему вслед Кугель.

— Это капитан Баунт. Весьма недоволен, что вы займете его каюту.

Кугель потер подбородок.

— Вообще-то я бы предпочел просто одноместную каюту.

— Невозможно. Господина Сольдинка сопровождают госпожа Сольдинк и три дочери, так что с помещениями нынче туго.

— Мне неловко доставлять неудобства капитану Баунту, — сказал Кугель. — Может, лучше я…

— Не стоит, сэр! Храп Дрофо не слишком побеспокоит капитана Баунта. Смею вас заверить, мы как-нибудь разберемся. Сюда, пожалуйста, я провожу вас.

Стюард отвел Кугеля в просторную каюту, которую прежде занимал капитан Баунт. Кугель одобрительно осмотрел все углы.

— Здесь очень мило. Особенно вид из окна.

На пороге появился капитан Баунт.

— Надеюсь, вы всем довольны?

— Вне всякого сомнения. — Кугель обернулся к Борку. — Не могли вы принести мне что-нибудь перекусить, я завтракаю очень рано.

— Конечно, сэр, никаких вопросов.

— Единственное, о чем я прошу, это не трогать здесь полки, — грубо сказал капитан Баунт. — Моя коллекция пустых коконов бабочек-водяниц невосполнима, также не хотелось бы, чтобы вы рылись в моих старинных книгах.

— Не беспокойтесь! Ваши вещи останутся в неприкосновенности. А сейчас прошу меня извинить. Надо немного отдохнуть, прежде чем приступать к своим обязанностям.

— Обязанностям? — озадаченно нахмурился капитан Баунт. — Какие обязанности?

— Сольдинк просил меня немного поработать во время нашего путешествия, — с достоинством отвечал Кугель.

— Странно. Он ничего мне об этом не говорил. Бандерваль — новый суперкарго, а место младшего червевода займет какой-то странный голенастый иноземец.

— Я согласился на пост червевода, — важно сказал Кугель.

Капитан Баунт с отпавшей челюстью уставился на Кугеля.

— Ты червевод? — взревел он.

— Как я понимаю — да, — потупил глаза Кугель.

* * *

Новое жилище Кугеля помещалось в носовой части трюма, там, где сходятся штевень и киль. Обстановка выглядела очень простой: узкая койка с набитым сухими водорослями тюфяком и чулан, где висело несколько оставленных Вагмундом засаленных предметов туалета.

При свете свечи пострадавший осмотрел полученные синяки и ссадины. Они оказались неопасными, хотя поведение капитана Баунта перешло все границы.

— Кугель, ты где? На палубу! Да поживей! — раздался гнусавый голос.

Кугель простонал и заковылял на палубу. Его ждал высокий и плотный молодой человек с густой копной темных кудрей и близко посаженными черными глазками. Он с нескрываемым любопытством осмотрел Кугеля.

— Меня зовут Ланквайлер, я полноправный червевод и твой начальник. Но оба мы находимся в подчинении у главного червевода Дрофо. Сейчас он хочет прочитать нам вступительную лекцию. Хочешь добра — слушай внимательно. Пошли за мной.

Дрофо стоял возле мачты. Им оказался тот самый тощий мужчина с темно-рыжей бородкой, которого Кугель видел, когда взошел на борт.

— Садитесь, — указал Дрофо на скамейку. Наклонив голову вперед и заложив руки за спину, Дрофо рассматривал своих подручных.

— Я могу поведать многое! Слушайте и обретете мудрость, которой позавидуют все институтские профессора с их спряжениями и парадигмами! Только не поймите меня превратно! Вес моих слов не больше веса дождевой капли! После ста червей и десяти тысяч лиг вы с полным правом воскликнете: «Я мудр!» — или то же самое, но другими словами: «Я — червевод!» Но, обретя мудрость и став настоящими червеводами, вы не захотите хвастаться! Вы изберете молчание, потому что ваши заслуги будут говорить сами за себя! — Дрофо перевел взгляд с одного на другого. — Ясно? — нравоучительно завершил он тираду.

— Не совсем, — озадаченно сказал Ланквайлер. — Профессора в институте регулярно занимаются вычислением веса дождевой капли. На ваш взгляд, это хорошо или плохо?

— Мы сейчас говорим не о том, чем занимаются профессора в институте, — вежливо ответил Дрофо. — Мы обсуждаем обязанности червевода.

— А! Теперь все понятно!

— Именно так, — сказал Кугель. — Продолжайте, Дрофо, ваши наблюдения весьма интересны.

Продолжая держать руки за спиной, Дрофо сделал шаг в сторону левого борта, потом правого.

— Наша профессия очень уважаема! Дилетанты, неженки и глупцы проявляют себя здесь в истинном свете. Когда путешествие проходит хорошо и червеводы могут плясать джигу и играть на концертино, все вокруг только и вздыхают: «Ах, почему я не червевод!» Но если путь труден и тернист, если черный пуст свирепствует без пощады, а закупорки следуют одна за другой, будто удары в гонг судьбы… Если черви встают на дыбы и ныряют в воду, то пустозвон сразу проявляется во всей своей красе!

Кугель и Ланквайлер, хлопая глазами, переваривали услышанное, в то время как Дрофо продолжал вышагивать от правого борта к левому и обратно.

— Мы движемся вон туда, где небо смыкается с океаном, — объявил Дрофо, указывая длинным белым пальцем. — Туда, где во мраке сокрыты тайны всех эпох.

Точно в подтверждение его слов, багровое светило вдруг на миг затянула мутная пелена, словно бельмо на глазу старика. Дрогнув и подмигнув, дневной свет, к явному облегчению Ланквайлера, вернулся, но Дрофо даже не заметил происшествия. Он поднял палец.

— Море для червей дом родной! Они мудры, хотя им ведомы всего шесть понятий: солнце, волна, ветер, горизонт, темная пучина, верный курс, голод, насыщение… Да, Ланквайлер? Что ты считаешь на пальцах?

— Не имеет значения, сэр.

— Червей нельзя назвать умными, — продолжал Дрофо. — Они не умеют выкидывать фокусов и шутить. Хороший червевод, как и его черви, должен быть непритязателен. Ему наплевать, что он ест, ему не важно, спит ли он в сухом месте или нет, ему не важно даже, спит ли он вообще. Если черви исправно тянут корабль вперед, если след ложится ровно, если они с аппетитом едят и регулярно облегчаются, то и червевод спокоен. Ему ничего больше от жизни не надо: ни богатства, ни праздности, ни чувственных ласк томных красавиц, ни побрякушек, вроде той пижонской бляхи, сверкающей у Кугеля на шляпе. Стихия червевода — водный простор!

— Чрезвычайно завлекательно! — воскликнул Ланквайлер. — Я горжусь тем, что я червевод! А ты, Кугель?

— Не меньше тебя, — заявил Кугель. — Весьма достойная профессия, а что до украшения на шляпе, оно не имеет особой ценности, просто фамильная реликвия.

Дрофо безразлично кивнул.

— А сейчас я открою вам первый постулат нашего ремесла, который с таким же успехом можно применить к чему угодно. Кто-то будет орать на всех углах: «Я — непревзойденный червевод», тогда как прирожденный специалист может, не говоря ни слова, стоять в сторонке. Как узнать, где правда? Ее скажут черви!

Объясняю подробнее. Если мы видим желтых болезненных червей с распухшими фосикулами, с заскорузлыми жабрами, страдающих от закупорок, кто виноват? Черви, которые, кроме воды и простора, ничего не знают? Или тот, кто должен заботиться о них? Можем мы назвать его червеводом? Судите сами. А вот другой червь, сильный, уверенно держащий курс, розовый, как свет зари! Такой питомец делает честь своему хозяину. Настоящий червевод без устали драит членики, регулярно прочищает закупорки, скребет и вычесывает жабры до тех пор, пока они не начинают сверкать, как чистое серебро! Он пребывает в мистическом единении с волнами и морем, и в душе его царит безмятежный покой, ведомый лишь настоящим червеводам!

Да, и вот еще что. Ты, Кугель, пока еще мало знаком с этим ремеслом, но то, что ты пришел за наукой, кажется добрым знаком, поскольку у меня очень суровая школа. Либо ты постигнешь ремесло, либо утонешь, или, что куда хуже, вызовешь мое недовольство. Но начал ты хорошо, и муштровать тебя я намерен на совесть. Не подумай, будто я человек грубый или жестокий, — нет. Верно, я бываю строг, даже порой суров, но в конце концов, когда я решу, что ты наконец стал настоящим червеводом, сам скажешь мне спасибо.

— Вот уж порадовал, так порадовал, — пробормотал себе под нос Кугель.

Дрофо не обратил на это ни малейшего внимания.

— А тебе, Ланквайлер, может, и недостает упорства Кугеля, зато у тебя есть серьезное преимущество. Тебе ведь довелось поработать бок о бок с Вагмундом. К несчастью, больная нога помешала ему присоединиться к нам в этом путешествии. Я уже указывал на некоторые твои ошибки и недочеты. Надеюсь, мои замечания все еще свежи в твоей памяти?

— Ну еще бы! — льстиво улыбаясь, отозвался Ланквайлер.

— Вот и отлично. Тогда покажешь Кугелю, где у нас что, и снабдишь его хорошим расширителем и щипцами. Скажи-ка мне, Кугель, а нет ли у тебя с собой парочки крепких стремян?

Кугель отрицательно помотал головой.

— Я так торопился, что забыл прихватить их с собой.

— Жаль, жаль… Ладно, пользуйся превосходным снаряжением Вагмунда, только смотри, ухаживай за ним как следует.

— Непременно.

— Тогда иди и приготовь все необходимое. Скоро время выводить червей. «Галанте» отходит сразу же, как только Сольдинк отдаст приказ.

Ланквайлер отвел Кугеля к рундуку под форпиком. Там он порылся в сваленном на полу снаряжении, отбирая все самое лучшее для себя.

— На старика Дрофо можешь особого внимания не обращать. Уж больно он просолился за долгие годы в море, к тому же я сильно подозреваю, что он балуется червячьим ушным тоником — порой ведет себя как-то странно, — поучал он попутно Кугеля.

Ободренный дружелюбием Ланквайлера, тот осмелился задавать вопросы.

— Если мы имеем дело всего лишь с червями, зачем столь грубое и тяжелое снаряжение?

Ланквайлер непонимающе взглянул на него.

— Я никак в толк не возьму, с чего это Дрофо то и дело поминает разные тяготы и разгул стихий. Мы что же — должны полоскать червей в соленой воде или выкапывать их по ночам из болота? — добавил Кугель.

Ланквайлер усмехнулся.

— Так ты, значит, никогда прежде не имел дела с червями?

— Честно говоря, совсем немного.

— Тогда надо расставить все точки над «i». Не будем повторять слухи и теоретизировать, а уж тем более — понапрасну тратить время на пустую болтовню; я, как и Дрофо, предпочитаю дела, а не пустые словеса.

— Я тоже, — холодно заметил Кугель.

— Судя по своеобразному фасону твоей шляпы, ты выходец из далекой и экзотической страны, — ласково улыбнулся собеседник.

— Верно, — подтвердил Кугель.

— И как тебе нравится страна Катц?

— Тут много интересного, и все же хочется скорее вернуться к цивилизации.

Ланквайлер фыркнул.

— Сам я родом из Тугерсбира, что в шестидесяти милях к северу отсюда, там цивилизация тоже хоть куда. Ладно, к делу: вот Вагмундовы стремена. Я, пожалуй, возьму себе этот набор с серебряными раковинами, а ты выбирай из остальных. Только будь осторожен! Вагмунд — человек ужасно гордый и тщеславный, ни дать ни взять лысый в меховом парике, и буквально по-детски ревниво относится к своим вещам. А теперь, если не хочешь, чтобы тебе на голову вылился еще ушат поучений Дрофо, поспеши.

Ученики взяли отобранное снаряжение и вернулись на палубу. Под предводительством Дрофо сошли с «Галанте» и отправились вдоль причала на север. В конце концов они добрались до длинного загона, где лениво качались на воде несколько огромных созданий цилиндрической формы, диаметром от семи до девяти футов и почти столь же длинных, как сам «Галанте».

— Видишь, Ланквайлер, вон тех, с желтыми шишками? Они поступают в твое распоряжение. Думаю, сам понимаешь, что они нуждаются в уходе. А тебе, Кугель, поручаю тех двоих, слева, с синими шишками. Прежде ими занимался Вагмунд, а теперь они твои, — указал пальцем Дрофо в сторону странных существ.

— Не лучше ли поручить Кугелю тех, с желтыми шишками, а я бы взял синих. Тогда Кугель обретет поистине бесценный опыт обращения с первыми утренними червями, — осторожно предложил Ланквайлер.

Дрофо немного поразмыслил.

— Не исключено, не исключено. Но сейчас нет времени всесторонне обмозговать твое предложение, поэтому остановимся на первоначальном плане.

— Верное рассуждение, — подхватил Кугель. — И оно полностью созвучно второй аксиоме нашего ремесла: «Если червевод А по небрежению наносит вред здоровью своих питомцев, то и выхаживать их надлежит упомянутому червеводу А, а не безупречному трудолюбивому червеводу Б».

Ланквайлер был явно обескуражен.

— Может, Кугель и зазубрил тридцать разных аксиом из учебника, но, как указывает сам Дрофо, нет ничего ценнее практического опыта, — пробормотал он.

— Последуем первоначальному плану, — повторил Дрофо. — А теперь отведите своих животных к кораблю и наденьте на них упряжь. Кугель, впрягай своих по левому бор ту, а ты, Ланквайлер, — по правому.

Ланквайлер быстро взял себя в руки.

— Есть, сэр! — с воодушевлением воскликнул он. — Пошли, Кугель, шевели ногами! Мы их вмиг запряжем, по-нашему, по-тугерсбирски!

— Только смотри, не вздумай снова навязать тугерсбирских узлов, — предупредил Дрофо. — А то в прошлом плавании мы с капитаном Баунтом полчаса не могли распутать твой «особо легкосъемный»!

Ланквайлер с Кугелем спустились в загон, где находилось около дюжины червей. Одни неподвижно нежились на воде, другие медленно плавали взад-вперед, лениво шевеля хвостовыми плавниками. Среди них попадались и розовые, и даже почти алые, но имелись здесь и особи цвета слоновой кости, и ядовито-желтые. Те их части, что служили червям головой, были устроены довольно сложно: короткий толстый хоботок, зрительный бугор с одним-единственным крохотным глазом, за которым торчали две шишки на коротких стебельках. По этим разноцветным шишкам, при помощи которых черви ориентировались в пространстве, хозяева и различали своих питомцев.

— Давай пошевеливайся, Кугель! — прикрикнул Ланквайлер. — Пришло время воспользоваться твоей теорией! Старик Дрофо любит, когда бегают так, что фалды развеваются! Накидывай стремена и садись на одного из своих червей!

— Откровенно говоря, — явно нервничая, отозвался Кугель, — я слишком давно этим не занимался и многое позабыл.

— Да что тут забывать-то? — воскликнул Ланквайлер. — Смотри! Вскакиваешь на червя и накидываешь ему на глаз колпак. Потом хватаешься руками за шишки, и червь везет тебя куда надо. Смотри и учись!

Ланквайлер запрыгнул на одного из них, пробежал по нему и перескочил на следующего, потом на другого и в конце концов оседлал червя с желтыми шишками. Накинув на единственный глаз животного колпак, он схватился за шишки. Червь тут же заработал плавниками, выплыл из загона через заранее открытые Дрофо ворота и направился к «Галанте».

Кугелю отчаянно хотелось, чтобы у него все получилось так же ловко, но, когда он наконец оседлал червя и взялся за шишки, тот тут же стал уходить под воду. Он в отчаянии потянул шишки на себя, и червь тут же вынырнул на поверхность и взметнулся футов на пятнадцать в воздух, сбросив со спины седока, который шумно плюхнулся в воду. Бедолага с трудом выбрался на берег. Дрофо стоял у ворот загона и задумчиво глядел на него.

Черви все так же лениво колыхались на поверхности воды. Кугель глубоко вздохнул, снова прыгнул на червя и оседлал его. Он накинул колпак на глаз и уже куда более осторожно взялся за синие шишки управления. Червь никак на это не отреагировал. Кугель легонько двинул шишки вперед, что, по-видимому, немало удивило животное, и червь медленно двинулся вперед. Кугель продолжал экспериментировать, и в конце концов, двигаясь рывками и толчками, гигант приблизился к воротам загона, где их уже поджидал Дрофо. То ли по чистой случайности, то ли назло наезднику червь устремился в ворота, Дрофо широко распахнул их, и Кугель со своим питомцем с высоко поднятой головой легко скользнули мимо старика.

— Ну вот! — облегченно заметил Кугель. — А теперь к «Галанте»!

Но червь, не обращая ни малейшего внимания на приказ, уходил все дальше и дальше в открытое море. Стоящий у ворот Дрофо печально кивнул, будто в подтверждение своих опасений. Он вытащил из кармана серебряный свисток и трижды пронзительно в него свистнул. Червь развернулся и подплыл к воротам. Дрофо прыгнул на бугристую розовую спину и небрежно пнул шишки ногой.

— Смотри и запоминай! Шишки работают вот так. Направо, налево. Всплыть, нырнуть. Стоять, вперед. Понятно?

— Еще разочек, пожалуйста, — попросил Кугель. — Очень хочется перенять ваш метод.

Дрофо повторил свои действия, затем, направив червя к «Галанте», в меланхоличной задумчивости застыл на спине питомца, пока тот не подплыл к кораблю. Вот тут-то Кугель и понял предназначение ранее озадачивших его мостков — они представляли собой быстрый и удобный проход к червям.

— Смотри сюда, — сказал Дрофо. — Сейчас покажу, как его впрягают. Так, так и вот так. Сюда накладывают мазь, чтобы предотвратить появление ссадин. С этим ясно?

— Яснее некуда!

— Тогда приведи второго червя.

Следуя инструкции, Кугель довел червя до его места около корабля и прилежно впряг. Затем наложил мазь, как показывал Дрофо. Вскоре, к немалому своему удовлетворению, Кугель услышал, как Дрофо распекает Ланквайлера, пренебрегшего снадобьем. Оправдания Ланквайлера, который утверждал, что ему-де не нравится запах мази, нисколько не смягчили старика. Через несколько минут Дрофо снова вдалбливал вытянувшимся перед ним в струнку Кугелю и Ланквайлеру, чего он ожидает от своих подручных.

— В последнем рейсе червеводами работали Вагмунд и Ланквайлер. Меня не было, а обязанности главного червевода исполнял Гизельман. Я вижу, он был слишком нерадив. К Вагмунду у меня нет никаких нареканий, но Ланквайлер, по невежеству и лености, совершенно запустил своих червей. Только посмотрите на бедных животных! Они желтые, точно айва. Их жабры черны от налета. Можете быть уверены, Ланквайлер у меня возьмется за ум! Что же касается Кугеля, его выучка далека от образцовой. Но на «Галанте» он в два счета исправится, и Ланквайлер тоже.

А теперь — внимание! Через два часа мы выходим из Саскервоя в открытое море. Сейчас вы зададите своим червям по полмерке корма и подготовите приманку. После этого ты, Кугель, почистишь своих животных и проверишь их на предмет тимпа. А ты, Ланквайлер, сейчас же начнешь отскребать налет, а потом проверишь червей на тимп, пуст и плавниковых клещей. Кроме того, твой пристяжной выказывает признаки закупорки. Ему требуется промывание.

Червеводы, за дело!

Вооруженный щеткой, скребком, долотом и расширителем, банками с бальзамом, тонером и мазью, Кугель под бдительным надзором Дрофо принялся за чистку червей. Время от времени волна омывала животных и скатывалась по мосткам.

— Не обращай внимания на сырость! Это искусственно надуманное ощущение. С обратной стороны кожи ты постоянно влажный от разного рода жидкостей, многие из которых весьма неприятного происхождения. К чему же тогда пищать от капли доброй соленой воды снаружи? Не обращай внимания на любую сырость — это естественное состояние червевода, — свесившись через леер, наставлял сверху Дрофо Кугеля.

В середине дня на пристань прибыл господин Сольдинк в сопровождении семейства. Капитан Баунт собрал всех матросов на среднюю палубу встречать гостей. Первым на трап ступил сам Сольдинк рука об руку с супругой, за ними прошествовали их дочери — Мидре, Салассер и Табазинт. Капитан Баунт, подтянутый, в безупречно сидящем парадном мундире, произнес краткую речь:

— Сольдинк, экипаж «Галанте» приветствует вас и ваше очаровательное семейство на борту! Поскольку нам придется несколько недель жить бок о бок, позвольте представить вам членов команды. Я — капитан Баунт, рядом со мной — наш суперкарго, Бандерваль. Около него стоит Спарвин, наш уважаемый боцман, у него в подчинении находятся Тиллитц — вон тот, со светлой бородой — и Пармеле. Кока зовут Ангсхотт, а плотника — Киннольде. Далее — стюарды. Это верный Борк, никто лучше его не разбирается в морских птицах и бабочках-водяницах. Ему помогают Клаудио и Вилип и время от времени, когда его удается отыскать и когда он в настроении, юнга Кодникс.

У леера, поодаль от простых смертных, мы видим наших доблестных червеводов! Это заметный в любой компании главный червевод Дрофо, он управляется с загадками природы с такой же легкостью, как Ангсхотт — со своими бобами и чесноком. За спиной у него быстрые и проворные — Ланквайлер и Кугель. Согласен, они кажутся до нитки промокшими и унылыми и пахнут червями, но так и должно быть. «Сухой и благоухающий червевод — ленивый червевод», — как любит повторять Дрофо. Поэтому не доверяйте первому впечатлению — это отважные моряки, готовые на все!

У нас есть превосходный корабль, крепкая команда, а теперь еще с нами и очаровательные девушки, способные украсить любой морской пейзаж! Это доброе предзнаменование, хотя нам и предстоит долгое путешествие! Мы держим курс через океан Вздохов на юго-восток. В положенный срок поднимемся по дельте реки Великий Ченг, ведущей в землю Падающей Стены, и там, в Порт-Пергуше, наше путешествие окончится. Итак, близится миг отплытия! Господин Сольдинк, что скажете?

— Все в порядке. Можете отдать команду об отплытии, когда вам будет угодно.

— Отлично, сэр! Тиллитц, Пармеле! Отдать швартовы! Дрофо, подготовить червей! Спарвин, курс наклонно по азимуту, пока не преодолеем отмель Брэкнока! Море спокойно, ветер слабый. Сегодня запланирован ужин при свете фонарей на юте, в то время как наши гигантские черви, управляемые Кугелем и Ланквайлером, помчат судно сквозь тьму!

* * *

Через три дня Кугель в полной мере овладел азами ремесла червевода. Дрофо оказался просто кладезем неоценимых теоретических сведений.

— Для червевода, — поучал он, — день и ночь, вода, воздух и морская пена — лишь едва отличающиеся друг от друга характеристики окружающей среды, чьи параметры определяются величием моря и темпом червя.

— Позвольте один вопрос, — поинтересовался Кугель. — А когда же мне спать?

— Спать? Вот умрешь, тогда и выспишься всласть. А до этого прискорбного события надо беречь каждую крупицу сознательного существования, ибо она — единственная вещь, достойная упоминания. Кто знает, когда потухнет солнце? Даже черви, которые обыкновенно фаталистичны и невозмутимы, подают тревожные знаки. Только сегодня на рассвете я видел, как солнце помедлило над самым горизонтом и качнулось назад, будто лишилось последних сил. Потом светило странно запульсировало и только после этого смогло подняться на небо. Однажды утром, когда мы устремим на восток взор, полный ожидания, оно не взойдет. И тогда ты сможешь спать сколько душе угодно.

Кугель научился мастерски применять шестнадцать инструментов и узнал много нового о психологии червей. Тимп, плавниковые клещи, пуст и налет стали его самыми злейшими врагами, а закупорки — главной неприятностью, требующей подводного использования расширителя, спринцовки и шланга. Почему-то всякий раз, как закупорка благополучно устранялась, он оказывался как раз на пути извержения.

Дрофо проводил много времени на носу корабля, глядя на море. Время от времени господин или госпожа Сольдинк подходили к нему, чтобы переброситься словом. Иногда Мидре, Салассер и Табазинт, поодиночке или все вместе, присоединялись к главному червеводу, чтобы почтительно выслушать его мнение. По совету капитана Баунта они уговорили Дрофо сыграть на флейте.

— Ложная скромность не пристала червеводу, — сказал Дрофо.

Он сыграл и одновременно сплясал три лихих матросских хорнпайпа и сальтарелло.

Казалось, Дрофо совершенно не обращает внимания ни на червей, ни на червеводов, однако впечатление это было обманчивым. Однажды Ланквайлер совсем забыл положить приманку в корзины, висевшие в восьми футах впереди от его червей, в результате животные замедлили ход. При этом черви Кугеля, в корзины которых приманка, как и следовало, была положена, исправно тянули корабль вперед, и «Галанте» стало медленно сносить к западу по большой дуге, несмотря на все усилия рулевого. Дрофо по этому случаю вызвали с носа, он вмиг догадался, в чем проблема, и обнаружил Ланквайлера мирно спящим в укромном уголке за камбузом.

Он ткнул проштрафившегося червевода носком своего ботинка.

— А ну изволь встать! Ты не положил своим червям приманки, и корабль сбился с курса.

Ланквайлер смущенно поднялся, его черные волосы были всклокочены, а глаза отчаянно косили.

— Ах да, — пробормотал он. — Приманка! Совершенно вылетело у меня из головы, и боюсь, что я задремал.

— Я удивлен, что ты можешь крепко спать, в то время как твои черви замедляют ход! — загремел Дрофо. — Хороший червевод все время начеку. Он должен почувствовать малейшее изменение хода и незамедлительно определить его причину.

— Да-да, — залепетал Ланквайлер. — Я осознал свою ошибку. Так вы говорите, «почувствовать изменение», «определить причину». Я запишу, чтобы не забыть.

— Более того, — продолжал Дрофо. — Я заметил у твоего пристяжного запушенный тимп, и ты должен приложить все усилия, чтобы вылечить его.

— Разумеется, сэр! Я сделаю все сейчас же!

Ланквайлер с трудом поднялся, широко зевая и прикрывая рот ладонью, и поплелся к своим червям.

В тот же день Кугель случайно подслушал разговор Дрофо с капитаном Баунтом.

— Завтра днем, — сказал Дрофо, — мы попробуем ветра. Это будет полезно для червей — они еще не вошли в полную силу, и я не вижу причины подгонять их.

— Верно, верно, — согласился капитан. — Как вам ваши червеводы?

— В наше время никто не заслуживает отличной оценки, — фыркнул Дрофо. — Ланквайлер — тупица и копуша. Кугелю недостает опыта, кроме того, он растрачивает энергию на то, чтобы красоваться перед девушками. Он работает спустя рукава и ненавидит воду с пылом кота-гидрофоба.

— Но его черви кажутся вполне ухоженными.

Дрофо пренебрежительно покачал головой.

— Кугель выполняет правильные действия из неправильных побуждений. Из-за своей лени он никогда не перекармливает животных и не кладет лишнего количества приманки, его черви не слишком-то жиреют. Ему столь отвратительна возня с тимпом и налетом, что он искореняет их прямо в зародыше.

— Но в таком случае его работа кажется вполне удовлетворительной.

— Только на взгляд непрофессионала! Для червевода стиль и гармония — это все!

— Да, у вас свои горести, у меня — свои.

— Горести? Я думал, все идет гладко.

— До некоторой степени. Как вы, возможно, знаете, госпожа Сольдинк — женщина сильной и непоколебимой воли.

— Я предполагал что-то в этом роде.

— Сегодня за обедом я обмолвился, что мы находимся в двух-трех днях пути к северо-востоку от Лаусикаа.

— Пожалуй, да, судя по морю, — кивнул Дрофо. — Занятный остров. Червевод Пулк живет в Помподуросе.

— Вы знакомы с Пафнисианскими ваннами?

— Только по слухам. Насколько мне известно, женщины купаются в этих источниках, чтобы вернуть утраченную молодость и красоту.

— Совершенно верно. Госпожа Сольдинк, вне всякого сомнения, достойная женщина.

— Во всех отношениях. Строга в принципах, непреклонна в добродетели и не терпит несправедливости.

— Борк называет ее упрямой, твердолобой и вздорной, но это не совсем одно и то же.

— Определение Борка, по крайней мере, обладает достоинством краткости, — заметил Дрофо.

— В общем, госпожа Сольдинк немолода и некрасива. Она приземистая и толстая. У нее выдающаяся челюсть и черные усики. Но дама благородная и с сильным характером, поэтому Сольдинк у нее под каблуком. И теперь, поскольку госпожа Сольдинк пожелала искупаться в Пафнисианских ваннах, нам волей-неволей придется взять курс на Лаусикаа.

— Очень кстати, — обрадовался Дрофо. — В Помподуросе я найму червевода Пулка, а Ланквайлера или Кугеля уволю, и пускай он как хочет, так и добирается до континента.

— Неплохая идея, если только Пулк никуда не перебрался с Помподуроса.

— Нет, он там и с большим удовольствием вернется к работе.

— В таком случае половина ваших проблем решена. Кого высадите на берег — Кугеля или Ланквайлера?

— Еще не решил. Все зависит от червей.

Парочка удалилась, оставив Кугеля переваривать услышанное. Получалось, что ему придется не только работать не покладая рук, но и прекратить волочиться за дочерьми Сольдинка — во всяком случае, до тех пор, пока «Галанте» не отчалит от Лаусикаа. Кугель немедленно отыскал скребки и удалил со своих питомцев все следы налета, затем начистил их жабры так, что они засияли серебристо-розовым.

Ланквайлер тем временем осмотрел своего пристяжного, который успел изрядно запаршиветь и страдал от тимпа. Ночью он выкрасил его шишки синей краской, а затем, пока Кугель дремал, провел вокруг судна и подменил им отличного пристяжного Кугеля, которого впряг на положенное место со своей стороны. Ланквайлер, покрасив его шишки желтым, поздравил себя с тем, что так удачно избежал утомительной работы.

Наутро Кугель с изумлением обнаружил внезапное ухудшение состояния у своего червя.

Проходивший мимо Дрофо напустился на него с ругательствами.

— Взгляни, до чего ты довел своего червя! У него такая запущенная инвазия тимпа, что смотреть противно! К тому же, если я не ошибаюсь, вздутие указывает на сильную закупорку. Ее нужно немедленно устранить!

Кугель, памятуя подслушанный разговор, рьяно принялся за работу. Нырнув под воду, он начал орудовать расширителем, гант-крюком и шлангом, и через три часа напряженной работы закупорка была устранена. Червь немедленно утратил свой болезненно-желтый цвет и с новой силой потянулся за приманкой.

Когда Кугель наконец вернулся на палубу, он услышал, как Дрофо похвалил Ланквайлера.

— Твой пристяжной выглядит намного лучше! Молодец, так держать! — милостиво заметил наставник.

Кугель взглянул на пристяжного червя Ланквайлера. Очень странно, что страдающий закупоркой желтый червь Ланквайлера, кишащий тимпом, за одну ночь стал прямо-таки лучиться здоровьем, тогда как за столь короткое время здоровый розовый червь Кугеля пришел в исключительно плачевное состояние.

Кугель тщательно обдумал это обстоятельство. Он спустился на воду и, потерев шишки червя, обнаружил под голубой краской проблески желтого цвета. Кугель еще подумал, а затем поменял местами своих червей, поставив здорового на место пристяжного.

За ужином Кугель поделился с Ланквайлером своими переживаниями.

— Поразительно, насколько быстро они подхватывают тимп и закупорки! Я сегодня весь день возился с одним, а вечером забрал его на корабль, чтобы было удобнее ухаживать за ним.

— Стоящая мысль, — одобрительно кивнул Ланквайлер. — А я наконец-то вылечил одного, и второй тоже идет на поправку. Кстати, ты уже слышал? Мы идем к острову Лаусикаа, чтобы госпожа Сольдинк смогла искупнуться в Пафнисианских ваннах и вынырнуть оттуда девственницей.

— Я кое-что скажу тебе, только никому ни полслова, — сказал Кугель. — Юнга шепнул мне, что Дрофо намерен нанять в Помподуросе опытного червевода по имени Пулк.

Ланквайлер пожевал губами.

— И зачем ему это? У него уже есть два первоклассных червевода.

— Не хочется верить, что он собирается уволить тебя или даже меня, — продолжал Кугель. — И тем не менее сие кажется единственно вероятным предположением.

Ланквайлер нахмурился и ужин доедал в молчании.

Кугель дождался, пока Ланквайлер удалится, чтобы вздремнуть, затем прокрался на мостки у правого борта «Галанте» и сделал на шишках больного червя Ланквайлера глубокие надрезы, затем, вернувшись на собственные мостки, изображал со всей возможной шумихой, будто в поте лица борется с тимпом. Краешком глаза он заметил, как к ограждению подошел Дрофо, немного понаблюдал за ним, потом пошел своей дорогой.

В полночь приманки убрали из корзин, чтобы черви могли отдохнуть. «Галанте» тихо дрейфовала по спокойному морю. Рулевой закрепил штурвал, юнга дремал на носу под огромным фонарем, хотя ему полагалось зорко нести вахту. На небесах мерцали еще не потухшие звезды: Эчернар, Алгол, Канопус и Кансаспара.

Из своей щели выполз Ланквайлер, точно гигантская черная крыса, прокрался по палубе и соскочил на мостки у правого борта. Отвязав больного червя, он погнал его прочь. Червь поплыл. Ланквайлер сел верхом и потянул за шишки, но нервы были перерезаны и сигнал вызвал у животного только боль. Червь заколотил плавниками и поплыл к северо-западу, унося на спине отчаянно дергающего шишки Ланквайлера.

Утром исчезновение Ланквайлера было у всех на устах. Главный червевод Дрофо, капитан Баунт и Сольдинк собрались в кают-компании, чтобы обсудить происшествие, и через некоторое время вызвали Кугеля.

Сольдинк, сидя в кресле с высокой спинкой, вырезанном из скиля, прочистил горло.

— Кугель, как ты знаешь, Ланквайлер сбежал вместе с дорогостоящим червем. Можешь ли ты пролить свет на эту тайну?

— Как и все остальные, я способен лишь строить догадки.

— Мы были бы рады услышать твои соображения по этому поводу, — настаивал Сольдинк.

— Я полагаю, что Ланквайлер отчаялся стать квалифицированным червеводом, — рассудительным тоном начал Кугель. — Его черви заболели, и Ланквайлер не смог противостоять трудностям. Я пытался помочь и даже позволил ему взять одного из моих здоровых червей, чтобы самому привести в порядок его больного зверя, чего Дрофо, несомненно, не смог не заметить.

Сольдинк повернулся к Дрофо.

— Это правда? Если так, это делает Кугелю огромную честь.

— Вчера утром Кугель посоветовался со мной относительно этого шага, — мрачно пришлось подтвердить старику.

Сольдинк вновь обернулся к Кугелю.

— Продолжай, пожалуйста.

— Видимо, уныние побудило Ланквайлера совершить сей акт отчаяния.

— Но это неразумно! — воскликнул капитан Баунт. — Если он пал духом, почему просто не прыгнул в море? Зачем использовать в иных целях нашего ценного червя?

Кугель на миг задумался.

— Как бы то ни было, поступок Ланквайлера причинил нам огромное неудобство. Дрофо, мы обойдемся тремя червями? — спросил капитан.

— О, у нас не возникнет особых проблем. Кугель без труда управится с обеими упряжками. Чтобы облегчить работу рулевому, мы используем двойную приманку с правого борта, а с левого — половинную и таким образом доберемся до Лаусикаа, где сможем поправить положение.

Капитан внес в курс «Галанте» необходимые изменения, чтобы госпожа Сольдинк могла насладиться купанием в Пафнисианских источниках. Баунт, рассчитывавший быстро завершить рейс, был недоволен задержкой и пристально наблюдал за Кугелем, желая убедиться, что потенциал червей используется с максимальной эффективностью.

— Кугель! — кричал капитан. — Поправь ремень на том пристяжном — он тянет нас в сторону!

— Есть, сэр!

И снова:

— Кугель! Вон тот червь с правого борта откровенно бездельничает, просто плещется в воде. Замени приманку!

— Там и так двойная! — пробурчал Кугель. — Я менял ее час назад.

— Тогда используй восьмушку пинты хайлингерского аллюра, да поживей! Я хочу завтра до захода солнца прибыть в Помподурос!

Ночью червь с правого борта, раскапризничавшись, начал хлопать по воде плавниками. Дрофо, разбуженный плеском, вышел из каюты. Перегнувшись через ограждение, он увидел, как Кугель носится туда-сюда по мосткам, пытаясь накинуть узду на плавники непокорного зверя.

Немного понаблюдав за происходящим, Дрофо установил источник проблемы.

— Всегда поднимай приманку, прежде чем набросить узду, — прогнусавил он. — Ну, в чем дело?

— Червь хочет плыть вверх, вниз и в сторону, — запыхавшись, отвечал Кугель.

— Чем ты кормил его?

— Как обычно: половиной чалкорекса и половиной иллемского лучшего.

— Можешь урезать порцию чалкорекса на ближайшие день-два. А что с приманкой?

— Использовал двойную, как велели. А капитан приказал добавить еще восьмушку пинты хайлингерского аллюра.

— Вот в чем загвоздка! Ты дал лишнюю приманку, а это проявление глупости.

— Но так приказал капитан Баунт!

— Это худшее оправдание, чем отсутствие всякого оправдания! Кто червевод — ты или капитан Баунт? Ты знаешь своих червей, ты должен работать с ними, повинуясь опыту и здравому смыслу. Если Баунт вмешивается, смело проси его спуститься вниз и дать тебе совет относительно налета на жабрах. Вот как должен поступать червевод! Немедленно смени приманку и дай червю елагинского мульчента.

— Хорошо, сэр, — сквозь зубы процедил Кугель.

Дрофо быстро осмотрел небо и горизонт, после чего вернулся в свою кабину, а Кугель взялся за лекарства. Капитан Баунт приказал поставить парус, надеясь поймать попутный ветер. Через два часа после полуночи наконец поднялся поперечный ветер, и парус начал зловеще хлопать о мачту. Шум разбудил капитана, и тот побрел на палубу.

— Где караул? Эй, червевод! Эй, вы там! Что, никого нет?

— Только вахтенный, он спит под фонарем, — отозвался Кугель, вскарабкавшись на палубу с подмостков.

— Ну а ты-то на что? Почему не спустил парус? Ты глухой?

— Я был под водой, вливал в червя елагинский мульчент.

— Ладно, бегом на корму и уйми это проклятое хлопанье!

Кугель поспешил повиноваться, а Баунт пошел к ограждению на правом борту, где немедленно обнаружил новый источник недовольства.

— Червевод, а где приманка? Я приказал положить двойную приманку, с ароматом аллюра!

— Сэр, нельзя вливать лекарство, когда червь тянется за приманкой!

— Так зачем ты делаешь вливание? Я не приказывал давать ему мульчент!

Кугель выпрямился.

— Сэр, я подчиняюсь велению своего здравого смысла и опыта.

Капитан Баунт, утратив дар речи, уставился на него, всплеснул руками, развернулся и отправился обратно в постель.

 

Глава вторая

Лаусикаа

Заходящее солнце опустилось за край низких облаков, наступили ранние сумерки. Воздух был тих, поверхность океана, гладкая, точно плотный атлас, отражала вечернее небо; казалось, «Галанте» плывет сквозь бездну, озаренную призрачным лиловатым сиянием. Только лиловая зыбь да небольшие волны, расходящиеся в разные стороны от острого носа корабля, обозначали границу между водой и воздухом. За час до заката на горизонте возник Лаусикаа — неясная тень, едва различимая в фиолетовой мгле.

Как только на море опустилась темнота, город Помподурос засиял множеством огней, отражавшихся в водах залива и облегчавших капитану Баунту приближение к берегу. Городская пристань вырисовывалась мрачным пятном. В незнакомых водах, к тому же в сумерках, капитан Баунт благоразумно предпочел бросить якорь в бухте, не подходя к пристани.

* * *

— Дрофо! Поднять приманки! — крикнул капитан.

— Приманки наверх! — отозвался Дрофо, а затем совершенно другим голосом обратился к Кугелю: — Кугель! Убрать приманки у всех червей!

Кугель сорвал приманки у двух червей по левому борту, метнулся через палубу, спрыгнул на мостки вдоль правого, к другому червю. «Галанте» дрейфовала по темной воде, отзываясь на ленивые движения плавников червей.

— Дрофо, остановите своих червей! — приказал Баунт.

— Остановить червей! — повторил Дрофо. — Кугель, останови всех червей! Живо!

Кугель накрыл колпаком червя с правого борта, но упал в воду и замешкался с левым бортом, вызвав недовольство капитана Баунта.

— Дрофо, поторопитесь! Вы что, заупокойную служите? Боцман, подготовить якорь!

— Остановка идет! — пропел Дрофо. — Пошевеливайся, Кугель!

— Якорь готов, сэр!

— Отдать якорь! — приказал капитан Баунт.

— Якорь брошен, сэр. Дно в шести саженях!

«Галанте» безмятежно стояла на якоре. Кугель немного ослабил ремни, привязывавшие червей, наложил мазь и выдал каждому животному мерку корма.

После ужина капитан Баунт собрал команду и пассажиров на средней палубе. Встав на ступеньку межпалубной лестницы, он сказал несколько слов относительно острова Лаусикаа и города Помподуроса.

— Те из вас, кто успел ранее побывать здесь — кстати, сомневаюсь, чтобы таких было много, — поймут меня. Помните, некоторые обычаи местных жителей сильно отличаются от наших. Что бы ни происходило, следует помнить о них и подчиняться, поскольку народ Лаусикаа определенно не станет менять свои привычки ради нас.

Капитан Баунт с улыбкой кивнул присутствующим здесь же госпоже Сольдинк и трем ее дочерям.

— Мои замечания относятся к джентльменам, и если я затрону темы, которые могут показаться вам бестактными, оправданием послужит лишь крайняя необходимость, поэтому прошу вас проявить снисходительность.

Сольдинк добродушно воскликнул:

— Да хватит уже каяться, Баунт! Говорите! Мы все здесь разумные люди, включая и госпожу Сольдинк!

Капитан Баунт подождал, пока не утихли раскаты смеха.

— Ну, хорошо! Посмотрите на причал: вы заметите под фонарем троих. Все они мужчины. Их лица скрыты под капюшонами и покрывалами. Такие предосторожности имеют вескую причину — это крайняя несдержанность местных женщин. У них такой горячий нрав, что мужчины не осмеливаются показывать свои лица из опасения вызвать необузданные порывы. Бесстыдницы опускаются до того, что тайком подглядывают в окна клуба, где мужчины собираются, чтобы выпить пива, иногда с приоткрытыми лицами.

При этих словах госпожа Сольдинк и ее дочери нервно рассмеялись.

— Поразительно! — воскликнула госпожа Сольдинк. — И подобным образом ведут себя женщины всех социальных слоев?

— Абсолютно всех!

— И что, мужчины даже предложение женщинам делают с закрытым лицом? — поинтересовалась одна из девушек.

Капитан Баунт немного подумал.

— Насколько я знаю, такая идея никогда никому даже в голову не приходила.

— И как в такой нездоровой атмосфере воспитывать детей? — покачала головой госпожа Сольдинк.

— По всей видимости, дети серьезно не страдают, — ответил капитан Баунт. — До десяти лет мальчиков еще можно увидеть с открытыми лицами, но даже в эти нежные годы их охраняют от опасных юных женщин. В возрасте десяти лет они, пользуясь местной идиомой, «накрываются вуалью».

— Как скучно, должно быть, девушкам! — вздохнула Салассер.

— И неудобно! — с жаром поддержала сестру Табазинт. — Представь, что я заметила мужчину, который показался мне молодым и красивым, начала обхаживать и наконец добилась своего. И тут, стянув с него капюшон, обнаруживаю под ним торчащие желтые зубы, огромный нос и узкий покатый лоб. И что дальше? Просто встать и уйти? Я бы чувствовала себя полной дурой.

— Ну, ты могла бы сказать этому джентльмену, что всего лишь хотела узнать, как вернуться на корабль, — предложила Мидре.

— Как бы то ни было, — продолжил капитан Баунт, — женщины с Лаусикаа нашли способ восстановить равновесие, и вот каким образом.

Здешние мужчины неравнодушны к спралингу, к маленьким нежным бидектилам. Ранним утром они плавают на поверхности моря. Поэтому женщины встают до зари, заходят в воду, ловят там как можно больше спралинга, а потом возвращаются в свои хижины.

Женщины, у которых был хороший улов, разжигают очаги и вывешивают таблички с надписями, примерно в таком духе: «Здесь отличный спралинг» или «Вкусный спралинг на заказ».

Потом просыпаются мужчины и выходят прогуляться по городу. Нагуляв аппетит, они останавливаются у хижины, где вывеска предлагает чудесные закуски. Часто, если спралинг свежий, а общество приятное, они могут остаться и на обед.

Госпожа Сольдинк фыркнула и что-то проворчала своим дочерям, которые лишь пожали плечами и покачали головами.

Господин Сольдинк поднялся на две ступеньки вверх по межпалубной лестнице.

— Предупреждения капитана Баунта должны быть восприняты со всей серьезностью! Когда будете выходить на берег, надевайте покрывало или свободный плащ и чем-нибудь прикрывайте лицо, чтобы не стать жертвой печального происшествия. Понятно?

— Утром мы подойдем к причалу и займемся различными делами. Дрофо, предлагаю вам с пользой использовать это время. Хорошенько смажьте животных, залечите все ссадины, болячки и язвы. Ежедневно тренируйте их в бухте, поскольку праздность приводит к закупоркам. Изничтожьте всех паразитов и приведите в порядок жабры. Часы стоянки в порту стоят дорого, так что надо использовать каждый как можно полнее, невзирая на время суток, — приказал капитан.

— Точь-в-точь мои мысли, — кивнул Дрофо. — Я сейчас же дам Кугелю все необходимые распоряжения.

— Последнее слово! — воскликнул Сольдинк. — Бегство Ланквайлера вместе с червем могло бы причинить нам серьезные неприятности, если бы не находчивость главного червевода. Ура нашему достойному Дрофо!

Дрофо коротко кивнул в ответ на одобрительные восклицания и ушел инструктировать Кугеля, после чего вернулся на нос корабля и, опершись на бортик, вперил взгляд в воды залива. Кугель до полуночи орудовал резцами и расширителем, до блеска полировал червей, затем боролся с налетом, пустом и тимпом. Дрофо давным-давно покинул свой пост на носу «Галанте», капитан Баунт тоже отправился ко сну, когда Кугель, крадучись, бросил работу и пробрался в трюм к своей койке. Почти сразу, как ему показалось, его разбудил юнга Кодникс. Жмурясь и позевывая, Кугель побрел на палубу. Оказалось, уже светает, а капитан Баунт нетерпеливо расхаживает туда-сюда.

При виде Кугеля капитан быстро остановился.

— О радость! Ты наконец-то решил почтить нас своим присутствием! Разумеется, важные дела на берегу могут подождать, пока ты всласть не выспишься. Готов ли ты встретить наступающий день?

— Да, сэр!

— Благодарю тебя, Кугель! Дрофо, вот ваш долгожданный червевод!

— Отлично, капитан. Кугель, ты должен научиться быть на месте, когда это необходимо. А теперь возвращайся к червям. Мы готовы преодолеть расстояние до пристани. Держи наготове колпаки. Приманку использовать не надо.

С капитаном Баунтом на шканцах, бдительным Дрофо на носу и Кугелем, погоняющим червей с правого и с левого бортов, «Галанте» поплыла через бухту в порт. Портовые рабочие в длинных черных плащах и высоких шляпах с вуалями, скрывающими их лица, поймали швартовы и закрепили на кнехтах. Кугель накрыл червей колпаками, ослабил ремни и задал всем корма. Капитан Баунт поставил Кугеля с юнгой вахтенными у сходен, все остальные, благопристойно одетые и с закрытыми лицами, сошли на берег. Следом и Кугель тут же облачился в плащ и импровизированную чадру и тоже сошел с корабля, даже юнга Кодникс немедленно последовал его примеру.

Много лет назад Кугель побывал в древнем городе Каиин, в Асколезе, к северу от Альмери. Обветшалая роскошь Помподуроса навязчиво напоминала ему Каиин — главным образом разоренными и заброшенными дворцами на склонах холмов, заросших наперстянкой, бурьяном и маленькими, точно выгравированными на фоне голубого неба кипарисами.

Помподурос располагался в бесплодной низине, окруженной невысокими холмами. Нынешние обитатели растащили крошащиеся камни из развалин для своих нужд: из них построили хижины, мужской клуб, здание рынка, лазарет для мужчин и еще один для женщин, скотобойню, две школы, шесть храмов, несколько крохотных мастерских и пивоварню. На площади дюжина белых доломитовых статуй, довольно-таки облупившихся от времени, отбрасывала черные тени под лучами тусклого красного солнца. Казалось, в Помподуросе совсем нет улиц, лишь пустыри да расчищенные проходы между камнями, служащие дорожками.

По этим тропинкам по своим делам спешили мужчины и женщины. Из-за длинных одеяний и покрывал, свисающих со шляп, мужчины казались высокими и худыми. Женщины были одеты в юбки из дрока, выкрашенные в темно-зеленые, темно-красные, серые или фиолетово-серые цвета, кутались в аляповатые шали и покрывали голову украшенными бисером чепцами, куда самые кокетливые втыкали перья морских птиц. По городу курсировало некоторое количество маленьких экипажей, запряженных приземистыми толстоногими созданиями, известными под названием «дроггеры»; часть повозок выстроилась в ожидании пассажиров перед зданием мужского клуба.

Бандервалю поручили сопровождать госпожу Сольдинк с дочерьми на экскурсию по окрестным достопримечательностям. Они наняли коляску и отправились в путь. Капитана Баунта и Сольдинка радушно встретили местные сановники и с почетом препроводили в мужской клуб.

Кугель, скрывшись под чадрой, также вошел в клуб. У прилавка купил пива в оловянной кружке и устроился в кабинке по соседству с той, где капитан Баунт, Сольдинк и еще несколько человек пили и обсуждали морские путешествия.

Прижавшись ухом к стенке кабинки и изо всех сил напрягая слух, Кугель смог уловить смысл разговора.

— …У этого пива исключительно необычный привкус, — донесся до него голос Сольдинка. — Похоже на деготь.

— Думаю, его сварили из смолянка, — отвечал капитан Баунт. — Говорят, оно очень питательно, но горло дерет, как будто когтями… А вот и Дрофо!

Сольдинк приподнял свое покрывало, чтобы поглядеть.

— А как вы узнали, ведь у него закрыто лицо?

— Очень просто. На нем желтые башмаки червевода.

— Ясно. А кто второй?

— Я предполагаю, этот джентльмен — его приятель Пулк. Эй, Дрофо! Сюда!

Пришедшие присоединились к капитану Баунту и Сольдинку.

— Представляю вам червевода Пулка, о котором вы наслышаны. Я намекнул ему на наши затруднения, и он был так добр, что согласился взяться за эту работу, — учтиво обратился к присутствующим Дрофо.

— Хорошо! — сказал капитан Баунт. — Надеюсь, вы упомянули, что нам необходим червь, предпочтительно Движенец или Великий Плавник.

— Ну, Пулк, — спросил Дрофо. — Что с червем?

— Полагаю, червя требуемого качества можно достать у моего племянника Фускуле, особенно если нанять его на «Галанте» в качестве червевода. — размеренно сообщил Пулк.

Сольдинк переводил глаза с одного на другого.

— Но тогда на судне окажется три червевода, не считая Дрофо. Это нецелесообразно.

— Совершенно верно, — согласился Дрофо. — Если расставить червеводов по степени необходимости, первым буду я сам, затем Пулк, затем Фускуле и наконец… — Дрофо замолчал.

— Кугель?

— Именно так.

— Вы предлагаете уволить Кугеля на этом жалком островке?

— Один из вариантов.

— Но как он вернется на материк?

— Вне всякого сомнения, он найдет какой-нибудь способ.

— В конце концов, Лаусикаа — не худшее место на земле, — вмешался Пулк. — Спралинг — совершенно бесподобное блюдо.

— Ах да, спралинг, — с теплотой в голосе спохватился Сольдинк. — Как достать этот деликатес?

— Нет ничего проще, — ответил Пулк. — Мы просто идем в женский квартал и ищем там вывеску, а потом дотягиваемся до вывески, снимаем ее и несем в дом.

— А вы стучитесь? — предусмотрительно осведомился Сольдинк.

— Иногда. Стук — это для тех, кто мнит себя аристократами.

— Еще один вопрос. А как вы отличаете хозяйку, перед тем как, так сказать, поручить себя ее заботам?

— О, существует несколько способов. Случайному посетителю, вроде вас, лучше действовать по подсказке местного жителя, поскольку, открыв дверь и войдя в дом, довольно трудно выйти оттуда с достоинством. Если хотите, я попрошу Фускуле дать вам совет.

— Только конфиденциально. Госпожа Сольдинк не обрадуется, узнав о моем интересе к местной кухне.

— Вот увидите, Фускуле все устроит в лучшем виде.

— И еще. Госпожа Сольдинк хочет посетить Пафнисианские ванны, о которых она слышала множество восторженных отзывов.

Пулк сделал любезный жест.

— Я почел бы за честь лично сопровождать госпожу Сольдинк, но, к сожалению, в ближайшие несколько дней буду очень занят. Предлагаю эту обязанность также возложить на Фускуле.

— Госпожа Сольдинк будет очень рада. Ну, Дрофо, рискнем выпить еще по бокалу этого пойла? По крайней мере, крепости ему не занимать.

— Сэр, у меня очень скромные вкусы!

— А вы, капитан?

Капитан Баунт отрицательно помотал головой.

— Я должен возвратиться на корабль и освободить Кугеля от должности, поскольку именно таковы ваши намерения.

Он поднялся на ноги и вышел из клуба, сопровождаемый Дрофо.

Сольдинк отпил из оловянной кружки и скривился.

— Право же, стоило бы выкрасить этим зельем днище «Галанте», чтобы на нем не росли морские паразиты. И все же придется его допить.

Он одним движением опрокинул в себя бокал и со стуком опустил его на стол.

— Пулк, пожалуй, сейчас ничуть не худший момент, чем любой другой, чтобы отведать местного спралинга. Фускуле не занят?

— Он, наверное, отдыхает или полирует своего червя, но в любом случае будет рад помочь вам. Мальчик! Беги к Фускуле и попроси его прийти сюда к господину Сольдинку. Объясни ему, что это я, Пулк, послал тебя с поручением и сказал, что это срочно. А сейчас, сэр, — Пулк поднялся на ноги, — я оставляю вас на попечение Фускуле, который скоро подойдет.

Кугель выскочил из кабинки, поспешил на улицу и стал ждать в тенечке у клуба. Пулк и мальчик-слуга вышли из двери и разошлись в разных направлениях. Кугель последовал за мальчиком и окликнул его:

— Минуточку! Сольдинк изменил свои планы. Вот тебе флорин за труды.

— Спасибо, сэр!

Мальчик повернулся, чтобы бежать назад в клуб. Кугель еще раз окликнул его.

— Ты, несомненно, знаком с женщинами Помподуроса?

— Только в лицо. Они не дают мне спралинга, лишь грубо насмехаются.

— Жаль! Впрочем, несомненно, и на твоей улице когда-нибудь будет праздник. Расскажи мне обо всех женщинах, которые считаются самыми безобразными.

Мальчик задумался.

— Мне трудно выбрать. Крислен? Оттлея? Терлулия? По справедливости говоря, я должен выбрать Терлулию. Шутят, что, когда она идет ловить спралинг, морские птицы от страха улетают на другой конец острова. Она высокая и толстая, с цыпками на руках и огромными зубами. Вечно всеми командует и, говорят, три шкуры дерет за свой спралинг.

— А где живет эта особа?

Мальчик показал пальцем.

— Видите вон ту хижину с двумя окнами?

— А где мне найти Фускуле?

— Дальше по этой улице, на ферме червей.

— Хорошо. Вот тебе еще флорин. Когда вернешься в клуб, скажи господину Сольдинку, что Фускуле скоро придет.

— Как прикажете, сэр!

Кугель быстро зашагал по дорожке и через несколько минут подошел к дому Фускуле — он примыкал к загону, сложенному из камней и вдающемуся в море. У верстака, занятый ремонтом полировального инструмента, стоял Фускуле, высокий и очень тощий долговязый тип с выпирающими локтями и коленками.

Кугель принял надменный вид и приблизился.

— Ты, голубчик, должно быть, Фускуле?

— И что с того? — спросил тот неприветливо, едва оторвавшись от своей работы. — А ты кто таков?

— Можешь называть меня господином Сольдинком, хозяином судна «Галанте». Насколько я понимаю, ты — кто-то вроде червевода?

Фускуле на миг поднял глаза от работы.

— Понимайте как угодно.

— Эй, приятель, полюбезней! Я — важная птица! И пришел купить у тебя червя, если ты не запросишь за него слишком дорого.

Фускуле положил инструменты и окинул Кугеля холодным изучающим взглядом из-под покрывала.

— Разумеется, я продам червя. Вне всякого сомнения, он очень тебе нужен, иначе ты не стал бы покупать его в Лаусикаа. Моя цена при сложившихся обстоятельствах, специально для твоей щедрой персоны, пять тысяч терциев. Хочешь — бери, не хочешь — не надо.

— Только законченный скупердяй мог заломить такую несусветную цену! Я изъездил этот умирающий мир вдоль и поперек, но никогда не встречал столь неумеренной жадности! Фускуле, ты просто грабитель, да к тому же физически уродливый! — возмущенно вопил Кугель.

Холодная усмешка Фускуле угадывалась даже под покрывалом.

— Подобное оскорбление ни за что не убедит меня снизить цену.

— Это ужасно, но мне ничего не остается, кроме как принять ее, — страдальчески проговорил Кугель. — Фускуле, ты заключаешь невыгодную сделку!

Тот пожал плечами.

— Мне плевать на твое мнение. Где деньги? Гони монеты, все до единой! Потом заберешь червя, и по рукам.

— Терпение! — твердо сказал Кугель. — Думаешь, я ношу такие суммы при себе? Мне нужно принести деньги с корабля. Ты подождешь здесь?

— Не задерживайся! Хотя, говоря по чести, — Фускуле хрипло усмехнулся, — за пять тысяч я могу и подождать.

Кугель взял один из инструментов Фускуле и небрежно бросил его в загон с червями. Разинув рот от изумления, тот бросился искать инструмент. Подойдя к Фускуле, Кугель столкнул его в воду и стал злорадно наблюдать, как он барахтается в загоне.

— Это тебе за твою наглость, — сказал Кугель. — Запомни, я господин Сольдинк, и я — важная птица. Скоро вернусь с деньгами.

Широкими шагами Кугель вернулся в клуб и зашел в кабинку, в которой ожидал Сольдинк.

— Я — Фускуле, — представился Кугель, изменив голос. — Как я понимаю, вы нагуляли аппетит и хотите попробовать спралинга?

— Точно! — Сольдинк уставился на покрывало Кугеля и по-приятельски лукаво подмигнул ему. — Но мы должны действовать тайно! Это существенно!

— Разумеется! Я целиком и полностью вас понимаю!

Сольдинк с Кугелем вышли из клуба и очутились на площади.

— Должен признать, я несколько привередлив, возможно, даже чересчур привередлив, — начал Сольдинк. — Пулк сказал, что ты — человек редкой разборчивости в таких делах.

Кугель глубокомысленно кивнул.

— Могу не без основания утверждать, что разбираюсь, где у меня правая нога, а где — левая.

— Я люблю обедать в приятной обстановке, важной частью которой является очарование хозяйки. Она должна обладать приятной внешностью, статной фигурой. Предпочитаю красоток с плоским животом, округлыми бедрами и стройными, как у антилопы, ножками. К тому же даме следует быть опрятной и не пахнуть рыбой. А если у нее окажется вдобавок поэтичная душа и романтический характер, тоже придется весьма кстати, — молвил Сольдинк.

— Это элитная категория, — объяснил Кугель. — К таким относятся Крислен, Оттлея и, вне всякого сомнения, Терлулия.

— Тогда не будем тратить времени. Доставь меня к дому Терлулии, только в экипаже, пожалуйста. Я под грузом принятого на борт пива почти иду ко дну.

— Все будет так, как вы скажете!

Кугель подозвал экипаж. Подсадив Сольдинка на пассажирское сиденье, он пошел поговорить с возницей.

— Ты знаешь, где дом Терлулии?

Тот с явным удивлением оглянулся, но вуаль скрывала выражение его лица.

— Разумеется, сэр!

— Можешь отвезти нас туда?

Кугель забрался на сиденье рядом с Сольдинком. Возница нажал на педаль, соединенную с рычагом, который, в свою очередь, с силой опустил гибкую хворостину на зад дроггера. Животное потрусило через площадь, возница правил им при помощи руля, который, когда его поворачивали, дергал за веревки, привязанные к узким длинным ушам дроггера.

Пока они ехали, Сольдинк разглагольствовал о «Галанте» и их путешествии.

— Червеводы — непредсказуемый народ. Я понял это по Ланквайлеру, который прыгнул на червя и уплыл на север, и по Кугелю, чье поведение чуть менее эксцентрично. Кугеля, разумеется, мы высадим на берег здесь, в Помподуросе, а ты, надеюсь, примешь на себя его обязанности — в особенности, голубчик, если продашь мне хорошего червя по сходной цене.

— Не вижу никаких препятствий, — отвечал Кугель. — Какую цену вы имели в виду?

Сольдинк задумчиво нахмурился под своей чадрой.

— В Саскервое такой червь обойдется в семьсот или даже восемьсот терциев. Если учесть соответствующие скидки, получим примерно шестьсот терциев, что очень даже неплохо.

— Такая цифра кажется несколько заниженной, — нерешительно проговорил Кугель. — Я рассчитывал на большую сумму, хотя бы на сотню больше.

Сольдинк полез в кошелек и отсчитал шесть золотых сотенных монет.

— Боюсь, это все, что я сейчас могу заплатить.

Кугель взял деньги.

— Червь ваш.

— Вот это манера вести дела, вот это я понимаю! — обрадовался Сольдинк. — Быстро и без торговли. Фускуле, ты редкий умница и прирожденный делец! Далеко пойдешь!

— Рад слышать, что вы обо мне хорошего мнения, — ответил Кугель. — А теперь взгляните вон туда — это дом Терлулии. Возница, останови коляску!

Возница, потянув за длинный рычаг, сжал скобами копыта дроггера, заставив животное остановиться как вкопанное.

Сольдинк сошел на землю и оглядел строение, на которое указал Кугель.

— И это дом Терлулии?

— Совершенно верно. Вы увидите ее знак.

Сольдинк с сомнением осмотрел объявление, которое Терлулия прикрепила к двери.

— Вряд ли скромнице пристало писать его красной краской в сочетании со вспыхивающими оранжевыми огнями.

— О, всего лишь маскировка! — беспечно отмахнулся Кугель. — Подойдите к двери, снимите вывеску и внесите ее в хижину.

Сольдинк сделал глубокий вдох.

— Так и быть. Помни: ни полслова госпоже Сольдинк! Пожалуй, сейчас самое время показать ей Пафнисианские ванны, если Бандерваль уже привел ее обратно на корабль.

Кугель вежливо поклонился.

— Сейчас же займусь этим. Возница, вези меня к «Галанте».

Коляска покатилась назад к гавани. Оглянувшись, Кугель увидел, как Сольдинк подходит к хижине Терлулии. Как только он приблизился, дверь распахнулась. Сольдинк, казалось, застыл на месте, а потом споткнулся на непослушных ногах. Что-то, не видное Кугелю, схватило его и затащило в дом.

— Расскажи мне что-нибудь о Пафнисианских ваннах. Приносят ли они заметную пользу? — попросил Кугель возницу, когда они подъезжали к пристани.

— Я слышал противоречивые отзывы, — отвечал возница. — Говорят, что Пафнис, тогдашняя богиня красоты и женской силы, остановилась отдохнуть на вершине горы Дейн. Там она нашла источник, где омыла свои ноги, наделив воду целебной силой. Позже Космея Пандалектская основала на этом месте нимфариум и построила чудесную купальню из зеленого стекла и перламутра, таким образом легенда получила дальнейшее распространение.

— А сейчас?

— Ключ бьет, как и раньше. Иногда ночью дух Космеи бродит по развалинам. Временами можно услышать тихое пение, не громче шепота — по-видимому, отголосок песен, которые пели нимфы.

— Если бы воды и впрямь обладали чудодейственной силой, — пробормотал Кугель, — следовало бы предположить, что Крислен, Оттлея и даже почтенная Терлулия прибегли бы к их волшебству. Почему они не сделали этого?

— Они утверждают, что мужчины Помподуроса любят их за душевные качества. Возможно, чистое упрямство, или же женщины все-таки испробовали на себе действие вод источника, но безрезультатно. Эта одна из великих женских тайн.

— А спралинг?

— Всем нужно что-то есть.

Коляска въехала на площадь, и Кугель велел вознице остановиться.

— Какая из этих дорог ведет к Пафнисианским ваннам?

Возница махнул рукой.

— Вон туда, а потом еще пять миль в гору.

— А сколько ты берешь за поездку туда?

— Обычно прошу три терция, но для важных персон плата иногда повышается.

— Ну, хорошо. Сольдинк попросил меня сопровождать его супругу к ваннам, госпожа предпочитает, чтобы мы отправились вдвоем — тогда она не будет смущаться. Поэтому я найму твой экипаж за десять терциев и заплачу еще пять сверху, чтобы ты в мое отсутствие купил себе пива. Сольдинк рассчитается с тобой после возвращения от Терлулии.

— Если у него останутся силы поднять руку, — хмыкнул возница. — Деньги вперед.

— Ну вот, по крайней мере, тебе на пиво, — сказал Кугель. — Остальное возьмешь с Сольдинка.

— Это не по правилам, но, думаю, сойдет. Вот смотри. Этой педалью разгоняют экипаж. Этим рычагом его останавливают. Если захочешь повернуть, крути руль. Если дроггер уляжется на землю, этот рычаг хорошенько всадит шпору ему в пах, и он помчится вперед как миленький.

— Яснее ясного, — сказал Кугель. — Я верну твою коляску к клубу.

Кугель подогнал коляску к пристани и остановился у «Галанте». Госпожа Сольдинк с дочерьми сидели в шезлонгах на юте, глядя на площадь и обсуждая необычные городские виды.

— Госпожа Сольдинк! — закричал Кугель. — Это я, Фускуле! Пришел, чтобы сопроводить вас к ваннам богини Пафнис. Вы готовы? Надо торопиться, ибо день близится к вечеру.

— Я вполне готова. Там хватит места для всех?

— Боюсь, что нет. Дроггер не сможет втащить всех на гору. Вашим дочерям придется остаться.

Госпожа Сольдинк сошла вниз по трапу, и Кугель спрыгнул на землю.

— Фускуле? — проворчала госпожа Сольдинк. — Слышала ваше имя, но не могу вспомнить.

— Племянник червевода Пулка. Я продал господину Сольдинку червя и надеюсь получить место червевода на вашем корабле.

— Понятно. Как бы то ни было, очень любезно с вашей стороны отвезти меня на экскурсию. Нужно взять с собой какой-нибудь купальный костюм?

— Нет, ничего не надо. Это очень уединенное место, а одежда уменьшает эффект воды.

Кугель помог госпоже Сольдинк сесть в экипаж, затем забрался на облучок. Он нажал на педаль, и коляска покатилась по площади. Кугель поехал по дороге, ведущей на гору. Помподурос остался внизу, затем скрылся за каменистыми холмами. Густая черная осока по обеим сторонам дороги издавала сильный аромат, и Кугель понял, где жители острова добывали сырье для пива. Наконец дорога свернула в унылую маленькую ложбину. Кугель остановил коляску, чтобы дать дроггеру отдых.

— Мы уже почти у фонтана? А где храм, который покровительствует ваннам? — спросила утомленно госпожа Сольдинк.

— Надо еще немного проехать, — ответил Кугель.

— Правда? Фускуле, вам стоило найти более удобный экипаж. Этот драндулет подпрыгивает и трясется, точно доска, которую волокут по камням, а пыль летит во все стороны.

— Госпожа Сольдинк, пожалуйста, прекратите свои жалобы, они действуют мне на нервы. На самом деле я еще не все сказал и буду беспристрастно откровенен, как настоящий червевод. Несмотря на все ваши достоинства, вы избалованы и изнежены излишней роскошью и, разумеется, перееданием. Применительно к нашему экипажу: наслаждайтесь комфортом, пока можете, ибо, когда дорога станет чересчур крутой, вам придется идти пешком, — строго обернулся к пассажирке Кугель.

Госпожа Сольдинк, утратив дар речи, только хлопала глазами.

— Кроме того, в этом месте я обычно беру плату за проезд, — продолжил Кугель. — Сколько у вас при себе?

Госпожа Сольдинк наконец вновь обрела способность говорить. Ее голос стал ледяным.

— Вы, разумеется, сможете потерпеть, пока мы не вернемся в Помподурос. Господин Сольдинк по справедливости рассчитается с вами в положенное время.

— Предпочитаю звонкую монету сейчас справедливости потом. Я могу взять наибольшую плату. В Помподуросе мне придется пойти на уступки скупости Сольдинка.

— Какая бесчувственность!

— Всего лишь голос классической логики, которой нас учили в школе червеводов. Вы можете заплатить сейчас хотя бы сорок пять терциев.

— Смехотворно! Я не ношу с собой такие деньги.

— Тогда отдайте мне опал, который вы носите на плече.

— Ни за что! Это очень ценный камень! Вот восемнадцать терциев, все, что у меня сейчас при себе. А теперь везите меня к ваннам, и чтобы я больше не слышала ваших дерзостей!

— Не слишком-то хорошее начало, госпожа Сольдинк! Я намерен наняться червеводом на «Галанте», и плевать мне на Кугеля. Он может болтаться здесь хоть до скончания веков, мне-то что! В любом случае вам придется часто меня видеть, и за радушие я отплачу тем же, так что можете представить меня и своим славным дочуркам тоже.

Госпожа Сольдинк вновь почувствовала, что не в состоянии вымолвить ни слова.

— Везите меня к ваннам, — выдавила из себя почтенная женщина.

— Да, пора продолжать путь, — согласился Кугель. — Подозреваю, что, если спросить дроггера, он ответит, что уже постарался на восемнадцать терциев. Мы, лаусикаанцы, весим гораздо меньше, чем всякие иноземцы.

— Я вас не понимаю, — отрезала госпожа Сольдинк.

— Берегите дыхание, оно может вам понадобиться, когда дроггер ослабеет.

Госпожа Сольдинк снова не нашлась, что ответить.

Склон и впрямь стал более крутым, а дорога то поднималась вверх, то вновь бежала вниз, до тех пор пока, взобравшись на невысокий хребет, не вышла к поляне, осененной желто-зелеными имбирными деревьями и одиноким исполинским ланцеладом с гладким темно-красным стволом и пушистой черной кроной.

Кугель остановил коляску у ручья, бегущего через поляну.

— Приехали, госпожа Сольдинк. Можете поплескаться в ручье, а я посмотрю на результаты.

Госпожа Сольдинк без энтузиазма оглядела ручей.

— Разве это ванны? А где храм? А упавшая статуя? А где беседка Космеи?

— Собственно, ванны на горе выше, — равнодушно пояснил Кугель. — Здесь точно такая же вода, которая в любом случае не дает большого эффекта, особенно в таких запущенных случаях.

Мадам Сольдинк побагровела.

— Немедленно везите меня вниз. Господин Сольдинк найдет другого провожатого.

— Как хотите. Однако я хотел бы получить свои чаевые сейчас, если не возражаете.

— Можете обратиться за чаевыми к господину Сольдинку. Я уверена, он найдет, что вам сказать.

Кугель развернул экипаж и пустился в обратный путь по склону.

— Нет, никогда мне не понять женщин, — приговаривал он.

Всю дорогу до города госпожа Сольдинк натянуто молчала, и в положенное время коляска была в Помподуросе. Кугель привез пассажирку на «Галанте», не удостоив его даже взглядом на прощание, почтенная дама прошествовала по сходням на корабль. Кугель вернул экипаж на площадь, затем вошел в клуб и уселся в укромном уголке. Он перевесил свое покрывало, прикрепив его изнутри к полям шляпы, чтобы никто не смог больше принять его за Фускуле.

Прошел час. Капитан Баунт и главный червевод Дрофо, завершив различные дела, прогулялись по площади и остановились, беседуя, перед клубом, где к ним через некоторое время присоединился Пулк.

— А где Сольдинк? — спросил тот. — Он, верно, к этому часу должен был съесть весь понравившийся ему спралинг.

— И я так думаю, — согласился капитан Баунт. — Вряд ли с ним произошел какой-нибудь несчастный случай.

— Ну нет, только не на попечении у моего племянника, — заверил его Пулк. — Они, наверное, стоят у загона и обсуждают червя Фускуле.

Капитан Баунт показал наверх, на холм.

— Вот, Сольдинк уже идет! Он, кажется, нездоров! Едва ноги волочит!

Съежившись и шагая с преувеличенной осторожностью, Сольдинк зигзагами пересек площадь и наконец смог присоединиться к стоящей перед клубом компании. Капитан Баунт шагнул ему навстречу.

— Вы в порядке? Что-то не так?

— Это было ужасно, — слабым и хриплым голосом прошептал несчастный сластолюбец.

— Что случилось? По крайней мере, вы остались в живых!

— Едва-едва. Эти несколько часов я не забуду до самой смерти. Во всем виноват Фускуле. Он просто дух противоречия! Одно хорошо — я купил у него червя. Дрофо, сходите и привезите его на корабль, мы не останемся в этой дыре ни одной лишней минуты!

— Но мы все же наймем Фускуле червеводом на «Галанте»? — отважился спросить Пулк.

— Ха! — свирепо воскликнул Сольдинк. — Он не будет управлять червями на моем корабле. На этой должности останется Кугель.

Госпожа Сольдинк, увидев идущего по площади мужа, не в силах была больше сдерживать свою ярость. Она спустилась на причал и направилась к клубу. Лишь только достигнув пределов слышимости Сольдинка, дама изошла на крик.

— Ну, наконец-то явился! Где же ты был, пока я терпела дерзости и насмешки от этого мерзкого Фускуле? Ноги его не будет на «Галанте», или я в тот же миг сойду на берег! Да Кугель в сравнении с ним просто ангел небесный! Кугель должен остаться червеводом!

— Я сам, дорогая, думаю точно так же.

— Не верю, что Фускуле смог бы поступить невежливо! Здесь, несомненно, закралась какая-то ошибка или недоразумение… — попытался вставить слово Пулк.

— Недоразумение? Это когда он потребовал за поездку сорок пять терциев и взял восемнадцать, и то лишь потому, что больше у меня не было? Когда он пожелал получить взамен мой опал, а потом наговорил таких гадостей, что и вспомнить страшно? И он еще похвалялся, если вы можете в такое поверить, тем, что будет работать червеводом на «Галанте»! Да не бывать этому, даже если мне самой придется караулить сходни!

— Все, решение принято! Фускуле, должно быть, безумец какой-то! — подтвердил капитан.

— Безумец или еще хуже! Да его порочность описать трудно! И все-таки все это время я чувствовала что-то знакомое, как будто где-то в предыдущей жизни или в кошмаре я знала его.

— Наш разум порой играет с нами странные шутки, — заметил капитан Баунт. — Любопытно было бы увидеть этого необыкновенного человека.

— Вот он идет сюда вместе с Дрофо! — воскликнул Пулк. — Наконец-то мы получим объяснение и, возможно, даже какое-то оправдание!

— Я не желаю слышать ни того ни другого! — завопила госпожа Сольдинк. — Я хочу лишь убраться с этого отвратительного острова!

Круто развернувшись, дама гордо прошествовала через площадь и поднялась обратно на «Галанте».

Энергично шагая, Фускуле приблизился к стоящим, опередив Дрофо на шаг или два. Фускуле остановился и, подняв свою чадру, оглядел группу.

— Где Сольдинк?

— Ты очень хорошо знаешь, где я! И я тоже тебя знаю, ты, негодяй и подлец! Я ни слова не скажу о твоей глупой шутке, равно как и о гнусном поведении по отношению к госпоже Сольдинк. И предпочту заключить сделку полностью на формальных основаниях. Дрофо, почему вы не доставили нашего червя на «Галанте»? — обуздав ярость, прошипел Сольдинк.

— Я отвечу на этот вопрос, — сказал Фускуле. — Дрофо получит червя лишь после того, как вы заплатите мои пять тысяч терциев, плюс одиннадцать терциев сверх того за мой двояковыпуклый плавникошлифователь, который вы выкинули с такой надменной легкостью, и еще двадцать за нападение на меня. Таким образом, ваш счет составляет в общей сложности пять тысяч тридцать один терций. Можете рас платиться прямо сейчас.

Кугель, смешавшись с другими посетителями, вышел из клуба и, встав чуть поодаль, следил за перебранкой.

Сольдинк с воинственным видом сделал два шага по направлению к Фускуле.

— Ты в своем уме? Я купил у тебя червя за хорошую цену и расплатился наличными на месте. Давай не будем ходить вокруг да около! Немедленно передай червя Дрофо, а не то мы примем немедленные и радикальные меры!

— Тьфу! — в бешенстве закричал Фускуле. — Вы не получите моего червя ни за пять тысяч, ни за десять! А что касается оставшихся пунктов вашего счета… — тут, сделав шаг, он залепил Сольдинку увесистую оплеуху по одной щеке, — это пойдет за плавникошлифователь, а это, — он отвесил противнику еще одну затрещину, — за все остальное.

Сольдинк рванулся вперед, чтобы достойно расплатиться по счетам, капитан Баунт попытался было вмешаться, однако его намерения были неверно истолкованы Пулком, который одним мощным ударом уложил моряка на землю.

Наконец сумятицу унял Дрофо, вклинившийся между противниками и поднявший руки, призывая драчунов утихомириться.

— Спокойно, спокойно! В этом деле есть некоторые странные обстоятельства, которые необходимо прояснить. Фускуле, ты утверждаешь, что Сольдинк обещал тебе пять тысяч терциев за твоего червя, а потом швырнул плавникошлифователь в воду?

— Да, именно так я и говорил! — в ярости завопил Фускуле.

— Разве это правдоподобно? Сольдинк славится бережливостью! Он ни за что не предложил бы пять тысяч терциев за червя, красная цена которому — две тысячи! Как ты объяснишь сей парадокс?

— Я червевод, а не специалист по заковыристым загадкам, — пробурчал Фускуле. — Хотя теперь, по размышлении, мне кажется, что человек, назвавшийся Сольдинком, был на голову выше этого низкорослого поганца. На нем еще была странная шляпа в несколько ярусов, и ходил он с полусогнутыми коленями.

— Это описание подходит тому мерзавцу, который посоветовал мне пойти к Терлулии! У него была крадущаяся походка, и он назвался Фускуле! — возбужденно орал Сольдинк.

— Ага! — обрадовался Пулк. — Обстоятельства начинают проясняться! Давайте найдем в клубе кабинку и проведем расследование за кружечкой доброго черного пива!

— Идея неплохая, только совершенно излишняя, — сказал Дрофо. — Я и так могу назвать имя виновника.

— У меня тоже есть догадка на этот счет, — присоединился к нему капитан Баунт.

Сольдинк обиженно переводил взгляд с одного на другого.

— Я что, один здесь такой недогадливый? Кто он?

— А что, есть еще сомнения? Его имя — Кугель.

Сольдинк прищурился, потом хлопнул в ладоши.

— Разумный вывод!

— Теперь, когда виновный найден, кажется, вы должны извиниться перед Фускуле, — укоризненно покачал головой Пулк.

Но Сольдинка все еще терзали воспоминания об оплеухах Фускуле.

— Когда он вернет мне шестьсот терциев, которые я заплатил ему за червя, тогда я подумаю. И не забывайте, это ведь он обвинил меня в том, что я выбросил его плавникошлифователь. Он должен извиниться.

— Вы все еще в плену заблуждения, — покачал головой Пулк. — Эти шестьсот терциев получил Кугель.

— Возможно, и так. И все-таки я считаю, что необходимо провести тщательное расследование.

Капитан Баунт повернулся к собеседникам.

— Мне показалось, что я видел его несколько минут назад. Но он, похоже, уже ускользнул.

В действительности, как только Кугель сообразил, в какую сторону ветер дует, он тут же поспешил на «Галанте». Госпожа Сольдинк была в своей каюте, рассказывала дочерям обо всех событиях этого дня. Поблизости не было никого, кто мог бы помешать Кугелю сновать туда-сюда по кораблю. Он сбросил трап, снял швартовы с кнехтов, стянул колпаки с червей и положил в их корзины тройную приманку, после чего взбежал на шканцы и изо всех сил крутанул штурвал.

* * *

— Я с самого начала не доверял ему! И все-таки, кто мог бы вообразить такую безграничную порочность? — жаловался Сольдинк в клубе товарищам. Бандерваль, суперкарго, согласился с этим суждением.

— Кугель, хотя с виду и кажется честным, на деле просто-напросто мошенник.

— Теперь придется призвать его к ответу, — сказал капитан Баунт. — А это всегда неприятная задача.

— Вовсе не неприятная, — пробормотал Фускуле.

— Мы должны дать ему возможность оправдаться, и чем скорее, тем лучше. Я полагаю, клуб подойдет для нашего собрания точно так же, как и любое другое помещение.

— Сперва нужно его найти, — заметил Сольдинк. — Интересно, где мог укрыться этот жулик? Дрофо, возьмите Пулка и поищите его на «Галанте». Фускуле, погляди в клубе. Не делайте и не говорите ничего, что могло бы спугнуть его, просто скажите, что я хочу задать ему несколько общих вопросов… Да, Дрофо? Почему вы еще не отправились выполнять мое поручение?

Дрофо указал в направлении моря. Его голос был, по обыкновению, грустным.

— Сэр, можете взглянуть на это сами!

 

Глава третья

Океан вздохов

Красное утреннее солнце точной копией отражалось от темной морской воды.

Черви лениво перебирали плавниками — в их корзинах лежала половинная приманка. «Галанте» плавно, точно легкая лодка, скользила по поверхности воды.

Кугель проспал несколько дольше обыкновенного в кровати, в которой раньше нежился Сольдинк. Команда «Галанте» бесшумно и споро работала на своих местах.

Кугеля пробудил стук в дверь.

— Войдите! — зевая и потягиваясь, певуче отозвался капитан Кугель.

Дверь открылась, в каюту вошла Табазинт, младшая и, пожалуй, самая хорошенькая из дочерей госпожи Сольдинк, хотя Кугель, если бы ему пришлось высказать свое мнение, твердо стоял бы на том, что у каждой из них имеются свои неоспоримые достоинства.

Табазинт, которую природа наделила пышной грудью и крепкими округлыми бедрами, а также до поры до времени стройной и гибкой талией, являла миру обрамленное копной темных кудрей круглое личико, а ее розовые губки были постоянно сжаты, как будто девушка пыталась сдержать улыбку. Красавица принесла поднос, который поставила на столик у кровати. Застенчиво оглянувшись, она уже собралась выйти из комнаты, когда Кугель окликнул ее:

— Табазинт, милая! Сегодня такое чудесное утро, я позавтракаю на свежем воздухе. Можешь передать госпоже Сольдинк, чтобы застопорила руль и немного передохнула.

— Как прикажете, сэр.

Табазинт забрала поднос и вышла из каюты. Кугель встал с постели, смазал лицо душистым лосьоном, прополоскал рот одним из изысканных бальзамов Сольдинка, затем облачился в легкий халат из бледно-голубого шелка. Он прислушался… С межпалубной лестницы донесся топот госпожи Сольдинк. Через иллюминатор Кугель видел, как она прошествовала в свою каюту, которую прежде занимал главный червевод Дрофо. Как только дама пропала из виду, Кугель вышел на среднюю палубу. Он сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, наслаждаясь прохладным утренним воздухом, затем поднялся на ют.

Перед тем как сесть за завтрак, Кугель подошел к гакаборту, чтобы взглянуть на море и оценить, как далеко продвинулся корабль. От горизонта до горизонта расстилалась неподвижная водная гладь, в которой виднелось лишь отражение солнца. След, тянущийся за кормой «Галанте», казался достаточно прямым — свидетельство того, что госпожа Сольдинк на совесть управляла кораблем, а нос смотрел точно на юг. Кугель одобрительно кивнул — из госпожи Сольдинк вполне мог получиться неплохой кормчий. С другой стороны, она не выказала никаких способностей к ремеслу червевода, да и дочери ее оказались немногим лучше.

Кугель принялся за завтрак. Он одну за другой поднял серебряные крышки и заглянул в блюда. Там обнаружился компот из пряных фруктов, приготовленная на пару печень морских птиц, каша с изюмом, маринованные луковицы лилий и маленькие круглые грибочки с несколькими сортами пирожных — обильный завтрак, в котором он признал творение Мидре, старшей и самой трудолюбивой из трех сестер. Госпожа Сольдинк в тот единственный раз, когда ее заставили заняться стряпней, приготовила столь неаппетитную еду, что Кугель зарекся подпускать ее к камбузу.

Он не спеша позавтракал, пребывая в исключительно приятной гармонии со всем миром. Подобное ощущение следовало сохранить как можно дольше, холить его, лелеять и насладиться им до последней капли. Чтобы продлить это особое состояние, Кугель взял изящную чашку из тончайшего фарфора и принялся неторопливо потягивать прозрачный нектар, заваренный из смеси самых отборных трав господина Сольдинка.

— Замечательно! — сказал Кугель.

Прошлое безвозвратно ушло, будущее вполне могло закончиться и завтра, если потухнет солнце. Сейчас было настоящее, и следовало прожить его соответствующим образом.

— Именно так! — сказал Кугель.

И все-таки… Он тревожно оглянулся. Было совершенно справедливым и правильным воспользоваться всеми благами настоящего момента, но все же, когда достигаешь наивысшей точки чего-либо, остается лишь один путь — вниз. И даже сейчас, без каких-либо видимых причин, Кугель чувствовал в атмосфере какую-то зловещую напряженность, как будто, несмотря на все принятые им меры, что-то пошло не так. Кугель вскочил на ноги и выглянул за борт. Черви при половинной приманке тянули корабль без особого напряжения. Казалось, все было в порядке. То же самое было и с червем с правого борта. Кугель медленно вернулся к своему завтраку.

Он подключил к решению этой проблемы всю мощь разума. Что же могло вызвать его беспокойство? Корабль был крепким, еды и провизии вдосталь, госпожа Сольдинк с дочерьми, по всей видимости, примирились со своим новым положением, и Кугель поздравил себя с мудрым и справедливым, но твердым ведением дел. Сразу после отплытия корабля госпожа Сольдинк еще некоторое время изрыгала яростный поток проклятий, который Кугель решил пресечь, хотя бы в интересах морального духа на корабле.

— Мадам, — сказал Кугель, — ваши вопли мешают всем. Вы должны успокоиться.

— Деспот! Изувер! Лагарк, кик!

— Если не уйметесь, велю посадить вас в трюм! — пригрозил Кугель.

— Ха! — фыркнула госпожа Сольдинк. — Кто тогда будет исполнять ваши приказания?

— Если понадобится, я сам справлюсь. На корабле должна быть строгая дисциплина. Теперь я капитан судна, и вот что я вам приказываю. Во-первых, придержите ваш язык. Во-вторых, соберите всех на средней палубе — я собираюсь выступить с обращением.

С упавшим сердцем госпожа Сольдинк с дочерьми собрались там, где велел новоявленный капитан.

Кугель забрался до половины межпалубной лестницы и встал на ступеньке.

— Дамы! Я был бы признателен вам за внимание!

Он с улыбкой обвел обращенные к нему лица.

— Итак, начнем! Я отдаю себе отчет в том, что сегодняшний день принес нам не самое лучшее. Однако настоящее есть настоящее, и мы должны примириться с обстоятельствами. Могу предложить по этому поводу несколько советов.

Наша первая забота — судовой устав, который предписывает быстрое и неукоснительное исполнение приказов капитана. Корабельные работы будут поделены поровну. Я уже принял на себя обязанность управлять кораблем. От вас, своей команды, я ожидаю доброжелательного отношения, сотрудничества и усердия, при условии чего вы найдете во мне снисходительного, понимающего и даже нежного капитана.

— Не нужны нам ни твоя снисходительность, ни нежность! Вези нас назад, в Помподурос! — рыкнула госпожа Сольдинк.

— Тише, мама! — грустно сказала Мидре, старшая дочь. — Будь реалисткой! Кугель не захочет возвращаться в Помподурос, так что давай выясним, куда он собирается везти нас.

— Сейчас я поделюсь с вами, — сказал Кугель. — Порт нашего назначения — Валь-Омбрио, на побережье Альмери, довольно далеко к югу.

Госпожа Сольдинк, пораженная этим известием, снова возвысила голос.

— Да ты смеешься! Путь туда смертельно опасен!

— Предлагаю вам, мадам, — холодно проговорил Кугель, — поверить мне, а не домохозяйкам из вашего окружения.

— В любом случае Кугель поступит, как захочет, — обратилась к матери Салассер. — К чему сопротивляться его желаниям? Это только его рассердит.

— Здравая мысль! — похвалил ее Кугель. — А теперь относительно работ по кораблю. Каждая из вас под моим руководством должна стать умелым червеводом. Поскольку времени у нас много, мы будем давать червям половинную приманку, что пойдет им на пользу. Кроме того, мы больше не сможем пользоваться услугами кока Ангсхотта. Но все же у нас полно запасов, и я не вижу причин в чем-то себя ограничивать. Призываю вас дать полную свободу своим кулинарным талантам.

Сегодня я составлю пробный график работ. В течение дня буду держать вахту и управлять корабельными делами. Наверное, стоит сейчас упомянуть о том, что госпоже Сольдинк, в силу ее возраста и социального положения, не придется исполнять обязанности ночной горничной. Теперь о…

— Минуточку! — выскочила вперед госпожа Сольдинк. — Что входит в обязанности ночной горничной и почему меня признали негодной?

Кугель посмотрел на море.

— Обязанности ночной горничной вполне самоочевидны. Она следит за удобством капитана. Это почетная обязанность, и только справедливо будет, если ее разделят между собой Мидре, Салассер и Табазинт.

Госпожа Сольдинк снова пришла в неописуемое волнение.

— Этого-то я и боялась! Я, Кугель, тоже буду ночной горничной. И не пытайся разубедить меня!

— Все это замечательно, мадам, но ваши навыки необходимы у штурвала.

— Успокойся, мама, — вмешалась Мидре, — мы вовсе не такие слабые и наивные, как ты думаешь.

— Это тебе, мама, нужно особое обращение, а не нам, — со смехом поддержала сестру Табазинт. — Мы с Кугелем отлично поладим.

— Мы должны предоставить Кугелю право принимать решения, поскольку вся ответственность лежит на нем, — поддержала сестер Салассер.

Тут заговорил Кугель.

— Предлагаю оставить этот вопрос в покое. Сейчас я хочу раз и навсегда разобраться с одним довольно мрачным вопросом. Предположим, кто-нибудь на корабле — назовем ее Зитой, в честь богини непостижимого, так вот, предположим, что Зита решила удалить Кугеля из царства живых. Она обдумывает, как бы подсыпать ему в еду отравы, воткнуть нож в глотку, ударить или толкнуть его, чтобы он свалился в воду. Маловероятно, что благовоспитанные люди станут вести себя подобным образом. И все же я придумал план, как свести подобную вероятность к нулю. Я установлю в глубине носового трюма взрывное устройство из некоторого количества взрывчатки, свечи и предохранителя. Каждый день я буду отпирать неприступную железную дверь и переставлять свечу. Если не сделаю этого, свеча сгорит и подожжет фитиль. Взрыв пробьет брешь в корпусе, и корабль камнем пойдет ко дну. Госпожа Сольдинк, вы, кажется, не слишком внимательны?

— Я все отлично слышала!

— В таком случае это все, что я хотел вам сказать. Госпожа Сольдинк, можете отправляться к штурвалу, где я обучу вас основным принципам управления кораблем. Девушки, сначала приготовьте обед, затем позаботьтесь о порядке в каютах.

У штурвала госпожа Сольдинк вновь продолжила вещать об опасностях пути на юг.

— Там орудуют кровожадные пираты! В глубине поджидают морские чудища: голубые кодорфины, трифиды, сорокафутовые водяные! Со всех сторон налетают бури, они играют кораблями, как пробками!

— А как же пираты сами выживают среди столь ужасных опасностей?

— Кого интересует, как они выживают? Я от всей души надеюсь, что опасности их погубят!

Кугель рассмеялся.

— Ваши предположения противоречат фактам! Мы везем груз для Юкоуну, который должен быть доставлен через Валь-Омбрио к берегу Альмери.

— Да нет, это вы не знаете фактов! Груз перегружают в Порт-Пергуше, где наши представители проводят специальные приготовления. Нам надо в Порт-Пергуш!

Кугель снова расхохотался.

— Вы что, за дурака меня держите? Как только корабль войдет в порт, вы начнете во всю глотку звать стражу! Правьте, как прежде, на юг.

И Кугель отправился обедать, оставив госпожу Сольдинк буравить злобным взглядом эскалабру. На следующее утро Кугель каким-то шестым чувством ощутил: что-то не так. Как он ни старался, противоречие, какое-то мимолетное несоответствие ускользало от его восприятия. Корабль функционировал нормально, хотя черви, которым наполовину урезали приманку, казалось, стали чуть более вялыми, словно после тяжелой работы, и Кугель мысленно положил себе дать им тонизирующую микстуру.

Стая облаков в вышине, на западном краю неба, предвещала ветер, и если он окажется попутным, то черви снова смогут отдохнуть… Кугель озадаченно нахмурился. Дрофо что-то толковал ему про изменение цвета океана, его характера и прозрачности. Казалось, океан сейчас был в точности таким же, как и вчера. Вздор, сказал себе Кугель, нельзя давать волю воображению.

Вечером, взглянув за корму, Кугель заметил маленькую шхуну, на всех парах приближавшуюся к кораблю. Он вытащил подзорную трубу и осмотрел корабль, который тащили четыре барахтающихся и явно неопытных червя, загнанных до предела. На одной палубе Кугель, как ему показалось, разглядел Сольдинка, капитана Баунта, Пулка и остальных, а на носу, оглядывая море, стояла высокая печальная фигура — по всей видимости, Дрофо.

Кугель оглядел небо. До ночи оставалось еще часа два. Кугель без всякой спешки приказал положить всем червям двойную приманку и по восьмушке пинты бодрящего тоника. «Галанте» легко оторвалась от корабля преследователей.

Госпожа Сольдинк с интересом следила за всем происходящим.

— Кто был на том корабле? — наконец поинтересовалась она.

— Мне показалось, что это торговцы с острова Сарпент, — ответил Кугель. — Неотесанный народ во всех отношениях. В будущем обходите такие корабли подальше.

Госпожа Сольдинк промолчала, а Кугель принялся обдумывать новую загадку: как Сольдинк ухитрился столь быстро их догнать? С наступлением темноты Кугель сменил курс, и корабль преследователей исчез за кормой.

— Утром они будут на десять лиг в стороне от нашего курса, — сказал Кугель госпоже Сольдинк.

Он собрался спуститься вниз. Тут его внимание привлек луч света от черного железного фонаря на корме. Кугель издал недовольный возглас и потушил свет, сердито повернувшись к госпоже Сольдинк.

— Почему вы не сказали, что зажгли фонарь?

Госпожа Сольдинк равнодушно пожала плечами.

— Ну, во-первых, ты и не спрашивал.

— А во-вторых?

— Очень благоразумно зажигать фонарь, когда находишься в море. Это правило осмотрительного моряка.

— На борту «Галанте» не стоит зажигать никаких огней без моего приказа.

— Как скажешь.

Кугель побарабанил по эскалабре.

— Держите теперешний курс еще час, а потом поверните на юг.

— Неблагоразумно! Катастрофически неблагоразумно!

Кугель спустился на среднюю палубу и стоял там, облокотившись на леер, до тех пор, пока нежный звон серебряных колокольчиков не позвал его на ужин, который в тот вечер накрыли в кормовом салоне на столе, застеленном белой льняной скатертью. Еда не обманула ожиданий Кугеля, о чем он и сообщил Табазинт, которая сегодня исполняла обязанности ночной горничной.

— Пожалуй, в рыбном соусе было многовато фенхеля, — заметил он. — Да и вторую перемену вина — я имею в виду монтрахийское бледное — совершенно явно следовало выдержать еще год, чтобы оно наилучшим образом проявило свой букет. Тем не менее придраться почти не к чему. Надеюсь, ты передашь это поварихе?

— Прямо сейчас? — робко спросила Табазинт.

— Не обязательно, — сказал Кугель. — Почему бы не завтра?

— Думаю, это действительно потерпит до завтра.

— Вот именно. Нам надо обсудить собственные дела. Но сперва… — Кугель выглянул в иллюминатор. — Как я и ожидал, эта коварная старушенция снова зажгла кормовой фонарь. Понятия не имею, что у нее на уме. Что ей проку в огне на корме? Она же ведет корабль не назад.

— Возможно, хочет предостеречь тот, другой корабль, который идет за нами след в след.

— Вероятность столкновения не так уж велика. Я хочу избежать лишнего внимания, а не привлечь его.

— Все хорошо, Кугель. Не надо беспокоиться. — Табазинт приблизилась и положила руки Кугелю на плечи. — Тебе нравится моя прическа? Я надушилась сегодня особенными духами, они называются «Танженс», в честь мифологической красавицы.

— У тебя очень красивые волосы, просто до неприличия, а духи великолепны, но я должен подняться и разобраться с твоей матерью.

Табазинт попыталась удержать его, то надувая губки, то улыбаясь.

— Ну же, Кугель, разве я могу поверить твоей лести, если ты под первым же предлогом сбегаешь от меня? Останься со мной, докажи, что ты действительно интересуешься! Пусть бедная старушка спокойно стоит у руля.

Кугель отстранил ее.

— Держи себя в руках, моя пылкая крошка! Я уйду только на миг, а потом докажу тебе все, что пожелаешь!

Кугель выбежал из каюты и поднялся на ют. Как он и опасался, фонарь горел с ужасающей яркостью. Не остановившись, чтобы выбранить госпожу Сольдинк, Кугель не только погасил свет, но и снял с фонаря колпак, горелку и фитиль и выбросил их в море.

— Моей снисходительности пришел конец. Если я еще раз увижу на корабле свет, вам не поздоровится, — пригрозил он пожилой даме.

Госпожа Сольдинк высокомерно промолчала, и, бросив последний взгляд на эскалабру, Кугель вернулся в каюту. Выпив еще вина и несколько часов порезвившись с Табазинт, он крепко заснул и в ту ночь больше не возвращался на ют. Утром, когда Кугель сидел, жмурясь на солнце, его вновь посетило странное ощущение несоответствия, которое уже беспокоило его раньше. Он поднялся на ют, где за штурвалом стояла Салассер. Кугель подошел взглянуть на эскалабру, стрелка указывала точно на юг. Он вернулся на среднюю палубу и осмотрел червей. Они лениво бултыхались в воде при половинной приманке, явно здоровые, если не считать легкого утомления и признаков тимпа у червя, плывшего рядом с левым бортом. Да, сегодня червеводам предстояла большая работа, уклониться от которой могла лишь ночная горничная.

Прошел день, за ним еще один — безмятежное время покоя, желанного отдыха на морском воздухе, наслаждения прекрасной кухней и нескончаемого внимания ночных горничных. Единственным источником беспокойства были те странные несоответствия во времени и пространстве, которые сейчас он считал всего лишь приступами дежавю. В то самое утро, когда Табазинт накрыла ему завтрак на палубе, он был прерван появлением маленькой рыбачьей лодки. Позади нее, на юго-западе, Кугель различил смутные очертания острова, которые оглядел в полном замешательстве. Снова дежавю?

Кугель взялся за штурвал и подвел «Галанте» к лодке, в которой был мужчина с двумя мальчиками. Подойдя с траверза, Кугель вышел к ограждению и окликнул рыбака:

— Эй! Что за остров лежит вон там?

Рыбак взглянул на Кугеля как на полоумного.

— Это Лаусикаа, как вам должно быть известно. На вашем месте я держался бы от этого места подальше.

Кугель в изумлении уставился на остров. Лаусикаа? Разве такое возможно или дело не обошлось без колдовства? Кугель в смятении подошел к эскалабре: на вид все в порядке. Поразительно! Он отправлялся на юг, а теперь вернулся с севера, и ему придется либо сменить курс, либо столкнуться с большими неприятностями в том месте, с которого он начал!

Кугель повернул корабль к востоку, и Лаусикаа скрылся за горизонтом. Затем он снова сменил курс и еще раз направил «Галанте» на юг.

Госпожа Сольдинк, безучастно наблюдавшая за всем происходящим, раздраженно скривила губы.

— Опять на юг? Разве я не предупреждала вас обо всех опасностях такого курса?

— Следуйте на юг! Ни на йоту на восток, ни на долю йоты на запад! Заданное направление — юг! Север должен остаться за кормой, а нос следует повернуть к югу!

— Безумие! — пробормотала госпожа Сольдинк.

— Безумие? Да я не больше безумен, чем вы сами! Это путешествие меня доконает! Я понятия не имею, как мы умудрились подойти к Лаусикаа с севера. Можно подумать, что мы совершили кругосветное плавание!

— Волшебник Юкоуну наложил на корабль заклятие, чтобы защитить свой груз. Это наиболее разумное предположение и дополнительная причина направиться в Порт-Пергуш.

— Об этом не может быть и речи, — отрезал Кугель. — Я пойду к себе и подумаю. Докладывайте обо всех необычных обстоятельствах.

— Поднимается ветер, — предупредила госпожа Сольдинк. — Мы можем попасть в шторм.

Кугель подошел к лееру и увидел, что и в самом деле на северо-западе легкая зыбь колышет морскую гладь.

— Ветер позволит червям отдохнуть, — сказал Кугель. — Ума не приложу, почему они такие вялые. Дрофо стал бы настаивать, что они переутомились, но мне-то лучше знать.

Спустившись на среднюю палубу, Кугель поднял голубой шелковый грот. Парус наполнился ветром, и под килем запела вода.

Кугель устроился в удобном кресле, закинув ноги на перила и время от времени прикладываясь к бутылочке «Янтарной Розпаньолы», принялся наблюдать за тем, как Табазинт и Мидре борются с начальными признаками налета у червя с левого борта.

День шел, и Кугель задремал, убаюканный мерными движениями корабля. Проснувшись, обнаружил, что зыбь превратилась в легкий бриз, вздымающий судно вверх и вниз, волны бьются о борт корабля, а за кормой ревут буруны.

Салассер, ночная горничная, принесла чай в серебряном чайнике и блюдо с маленькими пирожными, которые Кугель проглотил в необычно задумчивом состоянии духа.

Встав с кресла, Кугель поднялся на ют. Госпожа Сольдинк была не в духе.

— Мне не нравится ветер, — сказала она ему. — Лучше спустить парус.

— Ветер несет нас точно по курсу, и черви смогут передохнуть, — воспротивился Кугель.

— Незачем им отдыхать, — огрызнулась госпожа Сольдинк. — Когда корабль идет под парусами, я не могу держать курс.

Кугель указал на эскалабру.

— Держите курс на юг! Стрелка указывает именно туда!

Госпоже Сольдинк было нечего возразить, и Кугель ушел с юта.

Солнце садилось за горизонт. Кугель вышел на нос и встал под фонарем, как, бывало, стоял Дрофо. Сегодняшним вечером закатное небо выглядело особенно впечатляюще — алые перистые облака на темно-синем небосводе. У горизонта солнце замешкалось и как будто заколебалось, точно не хотело покидать мир дневного света. Мрачный сине-зеленый ореол окружил огненный шар — феномен, которого Кугель никогда прежде не видывал. Фиолетовый кровоподтек на поверхности светила начал пульсировать, словно устье полипа. Что это — знамение? Кугель собрался уйти, затем, точно озаренный внезапной догадкой, поднял взгляд на фонарь. Колпака, фитиля и горелки, которые Кугель снял с фонаря на корме, не было и здесь.

Кажется, подумалось Кугелю, на «Галанте» орудуют какие-то злокозненные духи.

«Однако, — сказал он себе, — они имеют дело со мной, а меня не просто так называют Кугелем Хитроумным».

Он еще несколько минут постоял на носу. На юте госпожа Сольдинк и девушки пили чай, искоса поглядывая на своего капитана. Тот положил руку на фонарный столб, явив живописную картину, четко вырисовывавшуюся на закатном небе. Высокие облака приобрели теперь цвет запекшейся крови, безошибочно предвещая ветер. Похоже, стоило взять парус на рифы.

Отгорел закат. Кугель задумался над всеми странностями путешествия. Весь день плыть на юг, а утром проснуться далеко к северу от того места, с которого отправлялись в путь прошлым утром, — неестественная последовательность событий… Существовало ли сему какое-нибудь разумное объяснение, кроме волшебства? Океанский водоворот? Испорченная эскалабра?

В мозгу Кугеля одна догадка сменялась другой, еще более невероятной, чем предыдущая. Самая абсурдная мысль заставила его сардонически усмехнуться, перед тем как отбросить ее вместе с более правдоподобными теориями… Он резко остановился и вновь вернулся к этой идее, поскольку, как ни странно, она отлично объясняла все факты. За исключением одного ключевого момента. Теория основывалась на предпосылке, что умственные способности Кугеля были не на высоте. Кугель усмехнулся еще раз, но с меньшей уверенностью, а через некоторое время и вовсе перестал усмехаться.

Все загадки и парадоксы этого путешествия наконец раскрылись. Выходит, злодейки сыграли на врожденном рыцарстве Кугеля и его чувстве такта, и доверчивость обернулась против него же. Ну ничего, теперь он покажет им, кто умнее!

Звон серебряного колокольчика возвестил, что ужин подан. Кугель немного задержался, чтобы в последний раз окинуть взглядом горизонт. Бриз посвежел, нагоняя маленькие волны, с плеском разбивающиеся о крутые борта «Галанте».

Кугель медленно прошел на корму. Он поднялся на ют, где только что заступила на вахту госпожа Сольдинк, поприветствовал ее кивком, на который она не ответила. Он взглянул на эскалабру — стрелка указывала на юг. Кугель подошел к гакаборту и ненароком взглянул на фонарь. Колпака не было, что, впрочем, ничего не доказывало.

— Хороший бриз даст червям отдых, — обратился он к даме.

— Вполне возможно.

— Курс на юг, точно и не отклоняясь.

Та не удостоила его ответом. Кугель приступил к ужину, который во всех отношениях отвечал его строгим требованиям. Еду подавала ночная горничная, Салассер, которую Кугель считал не менее очаровательной, чем ее сестры. Она сделала прическу в стиле спанссианских корибант и облачилась в простое белое платье, перехваченное на талии золотой лентой. Этот костюм как нельзя более выгодно облегал ее стройную фигуру. Из всех девушек Салассер, пожалуй, обладала более утонченным умом, и речь ее, хотя временами и причудливая, привлекала Кугеля своей свежестью и изяществом.

Салассер подала десерт — торт с пятью ароматами и, пока Кугель поглощал деликатес, принялась стаскивать с него туфли.

Кугель отдернул ногу.

— Я пока останусь в туфлях.

Салассер удивленно подняла брови. Кугель обычно переходил к постельным утехам сразу же, как только доедал десерт. Сегодня вечером Кугель отставил недоеденный торт в сторону. Он вскочил на ноги, выбежал из каюты и поднялся на ют, где застал госпожу Сольдинк за разжиганием огня в фонаре.

— Полагаю, я ясно выразился! — сердито начал Кугель. Он бросился к фонарю и, несмотря на протестующие крики госпожи Сольдинк, сорвал его и выкинул далеко во тьму. Затем спустился в свою каюту.

— Вот теперь, — сказал он Салассер, — можешь снять с меня туфли.

Через час Кугель выскочил из кровати и завернулся в халат. Салассер встала на колени.

— Куда ты? Я придумала кое-что новенькое.

— Я вернусь через миг.

На юте Кугель снова обнаружил госпожу Сольдинк зажигающей несколько свечей, которые она укрепила на фонарном столбе. Кугель схватил свечи и швырнул их в море.

— Что ты делаешь? — запротестовала госпожа Сольдинк. — Я не могу править кораблем в темноте!

— Придется удовольствоваться светом от эскалабры! Это последнее предупреждение!

Госпожа Сольдинк, что-то бормоча себе под нос, склонилась над штурвалом. Кугель вернулся в каюту.

— А теперь, — сказал он Салассер, — займемся твоим новшеством. Хотя я подозреваю, что за двадцать-то эр не много камней осталось неперевернутыми.

— Возможно, и так, — с чарующей простотой согласилась Салассер. — Но это не значит, что нам нельзя попробовать.

— Разумеется, нет, — ответил Кугель.

Новшество было опробовано, затем Кугель предложил небольшое изменение, которое также было признано удачным. После Кугель снова вскочил на ноги и собрался выбежать из каюты, но Салассер поймала его и потянула назад в постель.

— Ты сегодня неугомонный, точно тонквил! Что тебя так встревожило?

— Ветер крепчает! Слышишь, как хлопает парус? Я должен все проверить.

— Зачем утруждаться? — промурлыкала Салассер. — Пусть мама занимается такими вещами.

— Если она пойдет к парусу, ей придется оставить штурвал. А кто занимается червями?

— Черви отдыхают… Кугель! Ну куда же ты?

Но Кугель уже выбежал на среднюю палубу и обнаружил, что парус перекрутился и неистово хлещет по шкотам. Он поднялся на ют и увидел, что обескураженная госпожа Сольдинк покинула свой пост и удалилась в свою каюту.

Кугель проверил эскалабру. Стрелка указывала в северном направлении, а корабль кренился, вращался во все стороны, точно щепка, и дрейфовал назад. Кугель повернул штурвал, нос резко опустился, ветер с оглушительным хлопком завладел парусом, так что Кугель испугался за шкоты. Черви, раздраженные толчками, выпрыгнули из воды, нырнули, оборвали ремни и уплыли прочь.

— Свистать всех наверх! — орал Кугель.

Но никто не отозвался. Он закрепил штурвал и в полной тьме взял парус на гитовы, получив несколько чувствительных ударов болтающимися шкотами. Корабль теперь шел точно по ветру, в восточном направлении. Кугель отправился на поиски своей команды, но обнаружил, что все четыре дамы заперлись в каютах и молчаливо игнорируют его строгие приказания.

Кугель бешено заколотил башмаком в дверь, но только ушиб ногу. Он медленно поковылял назад и постарался все закрепить. Ветер с воем гулял в такелаже, и корабль начал терять ветер. Кугель еще раз побежал на нос корабля и прорычал приказы своей команде. Ответа он добился лишь от госпожи Сольдинк, сновавшей за дверью:

— Дайте нам умереть с миром! Нас всех тошнит!

Кугель в последний раз пнул дверь и, прихрамывая, отправился к штурвалу, где с огромным трудом ему удалось заставить «Галанте», не отклоняясь, идти по ветру. Всю ночь Кугель стоял у руля, а ветер пронзительно завывал, и волны вздымались все выше и выше, иногда разбиваясь о транец белой пеной. В один из таких моментов Кугель оглянулся через плечо и заметил сияние отраженного света. Свет? Откуда?

Совершенно очевидно, свет лился из окон кормового салона. Кугель не зажигал ламп, значит, это сделал кто-то другой, вопреки его строгому приказу.

Кугель не решился оставить штурвал, чтобы погасить свет… Невелика важность, сказал он себе, в такую ночь можно зажечь над морем не то что лампу, а даже целый маяк, все равно никто не увидит.

Часы шли, шторм гнал суденышко на восток. Кугель, едва живой, съежился у штурвала. Ночь тянулась нескончаемо долго, но закончилась, и небо окрасилось тусклым багрянцем. Наконец взошедшее солнце осветило безбрежный океан, по которому катились черные волны, увенчанные белыми барашками. Ветер утих, Кугель обнаружил, что судно снова может идти своим курсом. Он распрямил мучительно затекшее тело, вытянул руки и подвигал оцепеневшими пальцами.

Спустившись в салон, Кугель обнаружил, что кто-то поставил у кормового иллюминатора две лампы. Кугель потушил свет и сменил бледно-голубой шелковый халат на собственную одежду. Он натянул на голову трехъярусную шляпу с приколотым к ней «Фейерверком», приладил ее под наилучшим углом и отправился на нос. Госпожу Сольдинк с дочерьми он обнаружил на камбузе — они завтракали чаем со сладким пирогом. Ни одна не выказывала никаких следов вчерашней морской болезни, все женщины казались по-настоящему отдохнувшими и безмятежными.

Госпожа Сольдинк, повернув голову, смерила Кугеля взглядом.

— Ну, что тебе здесь нужно?

— Мадам, ставлю вас в известность о том, что я знаю о ваших кознях, — с ледяной вежливостью сообщил капитан.

— В самом деле? Обо всех до единой?

— Я знаю обо всем, что мне требуется знать. Это не делает вам чести.

— Ну и? Будьте так добры, просветите меня.

— Как скажете, — ответил Кугель. — Согласен, ваш план, до некоторой степени, был остроумным. Днем мы по вашей просьбе плыли на юг с половинной приманкой, чтобы черви могли отдохнуть. Ночью, когда я уходил спать, вы изменяли курс и вели «Галанте» на север.

— Если быть более точным, на северо-запад.

Кугель сделал знак, что это не имеет значения.

— Затем, держа червей на тонизирующих микстурах и двойной приманке, вы пытались удержать корабль в окрестностях Лаусикаа. Но я поймал вас.

Госпожа Сольдинк презрительно рассмеялась.

— Мы уже по горло сыты морскими путешествиями. Мы возвращались в Саскервой.

Это признание застигло Кугеля врасплох. План оказался гораздо более дерзким, чем он подозревал.

— Невелика разница. Я с самого начала чувствовал, что мы плывем по той же самой воде, и это озадачило меня на минуту-другую, до тех пор, пока я не заметил плачевное состояние червей, и тогда все стало ясно. И все же я терпел ваши проказы. Сии мелодраматические усилия забавляли меня. А сам тем временем наслаждался отдыхом, океанским воздухом, первоклассной едой…

— Мы с Табазинт и Салассер плевали в каждое блюдо, — злорадно сообщила Мидре. — Мама иногда тоже заходила на камбуз. Я не знаю, что она там делала.

Кугель усилием воли вновь вернул себе свой апломб.

— По ночам меня ублажали и развлекали, и по крайней мере в этом отношении у меня нет никаких претензий.

— Жаль, что мы не можем сказать того же, — заметила Салассер. — Твоя возня и лапанье вечно холодными руками нагоняли на нас всех невероятную скуку.

— Вообще-то невежливость мне не свойственна, но придется сказать правду, — присоединилась к сестрам Табазинт. — Твои физические возможности оставляют желать много лучшего, и, кроме того, тебе следовало бы избавиться от дурацкой привычки насвистывать сквозь зубы.

Мидре захихикала.

— Кугель с такой первобытной гордостью относится к своим новшествам! Хотя мне приходилось слышать, как маленькие дети обменивались куда более интересными теориями.

— Ваши замечания не имеют никакого значения. Как только представится удобный случай, вы можете быть уверены, что… — сухо заявил Кугель.

— Какой еще случай? — спросила госпожа Сольдинк. — Не будет больше случаев. Хватит твоих глупостей.

— Путешествие еще не кончено, — заносчиво сказал Кугель. — Когда ветер переменится, мы возобновим наш путь на юг.

Госпожа Сольдинк громко расхохоталась.

— Это не просто ветер. Это муссон. Он переменится через три месяца. Когда я поняла, что Саскервой недостижим, я привела корабль туда, откуда ветер понесет нас в дельту реки Великий Ченг. Я подала господину Сольдинку и капитану Баунту знак, что все в порядке, и велела им не приближаться к нам до тех пор, пока не приведу наше судно в Порт-Пергуш.

Кугель беспечно рассмеялся.

— Как жаль, госпожа Сольдинк, что столь изощренный план обречен пропасть втуне.

Он чопорно поклонился и вышел из камбуза.

Кугель направился вверх, в штурманскую рубку, и сверился с атласом. Дельта Великого Ченга узкой расселиной врезалась в область, известную под названием земля Падающей Стены. К северу в океан вдавался тупой полуостров, отмеченный как Гадор Поррада, по всей вероятности совершенно необитаемый, за исключением единственной деревушки Туствольд. К северу от Ченга другой полуостров. Драконья Шея, длиннее и уже, чем Гадор Поррада, простирался вглубь океана, заканчиваясь цепью скал, рифов и маленьких островков — Драконьими Клыками. Кугель внимательно изучил карту, затем с обреченным стуком закрыл атлас.

— Так тому и быть, — сказал он себе. — Сколько еще, ох, сколько еще мне придется питать пустые надежды и тщетные мечты? И все-таки… Посмотрим-ка, где там земля.

Кугель взошел на ют. На горизонте он заметил корабль, который при рассмотрении в подзорную трубу оказался той самой неуклюжей шхуной, от которой он так просто ушел несколько дней назад. Даже без червей, используя ум, он с легкостью оторвался бы от такой калоши. Кугель поставил парус вдоль правого борта, затем, вскочив на ют, повернул руль, чтобы развернуть судно к гавани, стараясь держать курс как можно точнее на север.

Команда шхуны, заметив его тактику, сменила курс, чтобы перерезать дорогу и загнать назад на юг, в дельту, но Кугель не испугался и продолжал держать тот же курс. Справа теперь виднелся низкий берег Гадор Поррада, слева важно рассекала воду шхуна. При помощи подзорной трубы Кугель различил на носу тощую фигуру Дрофо, требующего знаками положить червям тройную приманку.

Из камбуза посмотреть на шхуну вышли госпожа Сольдинк с тремя дочерьми, и почтенная дама разразилась в адрес Кугеля потоком назойливых указаний, которые ветер унес прочь. «Галанте», корпус которой был плохо приспособлен к плаванию под парусами, очень сильно сносило в сторону. Чтобы увеличить скорость, Кугель отошел на несколько румбов к востоку, приблизившись к низкому берегу, шхуна неумолимо теснила его. Кугель отчаянно крутанул штурвал, надеясь сделать знаменитый поворот через фордевинд, который одним махом разрушил бы все планы его преследователей на шхуне, не говоря уж о госпоже Сольдинк. Для пущего эффекта даже спрыгнул вниз на палубу, чтобы подправить шкоты, но, прежде чем успел вернуться к штурвалу, корабль потерял ветер.

Кугель взобрался назад на ют и рванул штурвал в надежде положить «Галанте» на правый борт. Глядя на близкое побережье Гадор Поррада, он заметил любопытную сценку: группа морских птиц вышагивала, казалось, по воде. Кугель в изумлении глядел, как птицы бродят туда-сюда, время от времени наклоняя головы, чтобы клюнуть водную поверхность.

«Галанте» медленно заскользила, останавливаясь. Кугель понял, что он посадил корабль на туствольдские илистые отмели. А он-то дивился птицам, гуляющим по воде!

В четверти мили от них шхуна встала на якорь и принялась спускать шлюпку. Госпожа Сольдинк и девушки возбужденно замахали руками. Кугель решил не тратить времени на прощания. Он перелез через борт и начал пробираться к берегу. Ил был глубоким, вязким и пах хуже некуда. Из грязи, чтобы посмотреть на Кугеля, поднялся высокий стебель, оканчивающийся круглым глазом, и еще дважды на него нападали клешнеящерицы, которых, к счастью, он смог обойти.

Наконец Кугель выбрался на берег. Поднявшись на ноги, обнаружил, что компания со шхуны уже добралась до «Галанте». В одной из фигур Кугель узнал Сольдинка, который указал на Кугеля и погрозил ему кулаком. В тот же миг Кугель сообразил, что все его деньги остались на «Галанте», включая шесть золотых монет по сто терциев, вырученных им от продажи Сольдинку червя Фускуле. Это был серьезный удар. К Сольдинку теперь присоединилась и госпожа Сольдинк, тоже делавшая Кугелю оскорбительные знаки.

Не опустившись до ответа, Кугель развернулся и побрел вдоль берега.

 

Часть III

Из Туствольда в Порт-Пергуш

 

Глава первая

Колонны

Кугель шагал вдоль берега, дрожа на пронизывающем ветру. Местность была безлюдной и унылой: слева темные волны размеренно набегали на илистые отмели; справа цепь невысоких холмов преграждала дорогу вглубь побережья.

Кугель совершенно пал духом. У него не было при себе ни денег, ни даже дубинки, чтобы в случае нападения отбиться от разбойников, в башмаках хлюпала грязь, а промокшая одежда противно пахла тиной.

Наткнувшись на ямку, которую набегающая волна время от времени наполняла водой, Кугель выполоскал свои туфли и почувствовал себя несколько лучше, хотя прилипшая к костюму тина и сводила на нет все попытки выглядеть достойно. Кугель, бредущий вдоль берега, напоминал огромную перепачканную птицу.

Рядом с устьем неспешной реки, впадавшей в море, он увидел старую дорогу, которая вполне могла вести в деревеньку Туствольд, означавшую для Кугеля пищу и кров на ночь. Он свернул с берега и направился вглубь. Чтобы согреться, Кугель пустился бежать, высоко задирая колени. Так он преодолел милю или две, и холмы сменились странным пейзажем, в котором возделанные поля перемежались с пустынными пятачками. Вдали, точно разбросанные там и сям в море воздуха островки, возвышались холмы с крутыми склонами.

Никакого селения не видно, но на полях группки женщин пропалывали просо и кормовые бобы. Когда Кугель протрусил мимо них, они бросили работу и все как одна уставились на путника. Тот счел подобное внимание оскорбительным и гордо побежал дальше, не глядя ни направо, ни налево.

Облака, подползавшие с запада через холмы, наполняли воздух прохладой и предвещали скорый дождь. Кугель, вытянув голову, попытался отыскать впереди селение Туствольд, но ничего не увидел. Тучи наползали на солнце, заслоняя и без того тусклый свет, местность приобрела сходство с древними картинами в коричневых тонах, с плоскими перспективами и выделяющимися деревьями пангко, напоминающими чернильный набросок.

Сквозь облака вдруг пробился солнечный луч и заиграл на скоплении белых колонн, возвышавшихся приблизительно на расстоянии мили. Кугель резко остановился, пытаясь разглядеть странное сооружение. Храм? Мавзолей? Развалины огромного дворца? Он пошел дальше и через некоторое время вновь остановился. Колонны различались по высоте, от совсем невысоких до более чем стофунтовых, и казались примерно десяти футов в обхвате.

Кугель снова возобновил путь. Подойдя ближе, разглядел, что на верхушках этих странных колонн полулежат мужчины, нежащиеся в остатках лучей умирающего солнца.

Разрыв в облаках затянуло, и солнечный свет окончательно померк. Мужчины сели, перекликаясь друг с другом, и наконец спустились с колонн по лестницам, прикрепленным к камням. Очутившись на земле, они поспешно удалились в направлении деревни, полускрытой за зарослями шрековых деревьев. Кугель решил, что эта деревенька, примерно в миле от колонн, и есть Туствольд.

За колоннами в одном из бугров, замеченных ранее Кугелем, зияла яма каменоломни. Оттуда появился седовласый старик с ссутуленными плечами, мускулистыми руками и медленной походкой человека, привыкшего точно рассчитывать каждое движение. На нем была белая блуза, свободные серые штаны и стоптанные башмаки из грубой кожи. На груди у него на плетеном кожаном шнуре висел пятигранный амулет. Заметив Кугеля, старик остановился и подождал его приближения.

Кугель постарался придать своему голосу все возможное изящество.

— Сударь, не торопитесь с выводами! Я — не бродяга и не попрошайка, а моряк, добравшийся до берега по илистым отмелям.

— Какой необычный маршрут, — удивился старик. — Опытные мореходы предпочитают использовать пристани Порт-Пергуша.

— Несомненно. А вон та деревушка, случайно, не Туствольд?

— Собственно говоря, Туствольд — это развалины, где я добываю белокамень. Местное население называет так же и деревню, и, честно говоря, не вижу в этом ничего предосудительного. А что тебе нужно в Туствольде?

— Еда и ночлег. Но я не могу заплатить ни гроша, поскольку все мои пожитки остались на корабле.

Старик пренебрежительно тряхнул головой.

— В Туствольде ты ничего не получишь без денег. Они — скаредный народ и раскошеливаются только ради того, что бы сидеть повыше. Если ты удовольствуешься соломенным тюфяком и миской супа на ужин, я смогу приютить тебя и тебе не придется ничего платить.

— Это поистине великодушное предложение, — воскликнул Кугель. — Я принимаю его с удовольствием. Разрешите представиться: меня зовут Кугель.

Старик поклонился.

— Я — Нисбет, сын Нисвангеля, который добывал камень на этом месте до меня, и внук Раунса, который занимался тем же ремеслом. Но пойдем же! Зачем дрожать здесь на ветру, когда в доме ожидает теплый очаг!

Они направились к жилищу Нисбета, кучке обветшалых лачуг, прилепившихся друг к другу, построенных из камней и кусков корабельной обшивки. Несомненно, эти разномастные пристройки возводились в течение многих лет, а возможно, даже и столетий. Внутренняя обстановка этого сооружения, хотя и уютная, была ничуть не менее беспорядочной. Каждая комната оказалась забита диковинками и древностями, собранными Нисбетом и его предшественниками во время работ на развалинах Старого Туствольда или где-то еще.

Нисбет налил для Кугеля ванну и снабдил его ветхим старомодным одеянием, которое тот мог носить, пока его собственная одежда не приведена в порядок.

— Эту задачу лучше поручить деревенским женщинам, — сказал Нисбет.

— Если помните, я остался совсем без средств, — напомнил своему радушному хозяину Кугель. — Я с большим удовольствием воспользовался вашим гостеприимством, но не могу навязывать вам еще и финансовое бремя.

— Никакое это не бремя, — засмеялся Нисбет. — Они наперебой пытаются оказать мне какую-нибудь услугу, чтобы я сделал работу для них в первую очередь.

— В таком случае я с благодарностью приму вашу помощь.

Кугель с наслаждением выкупался и закутался в старый халат, затем принялся за обильный ужин, состоявший из супа из рыбы-свечи, хлеба и маринованных рампов, которыми, как сказал Нисбет, особенно славился этот край. Они ели из разрозненных старинных тарелок и использовали посуду, среди которой не нашлось бы и двух одинаковых вещей, даже по материалу, из которого они были сделаны: серебро, глоссольд, чугун, золото, зеленый сплав из меди, мышьяка и каких-то других веществ. Нисбет охарактеризовал эти вещи в абсолютно непринужденной манере:

— Каждая насыпь, возвышающаяся на этой равнине, представляет собой древний город, ныне разрушенный и покрытый пылью времен. Когда мне выпадает часок-другой, я частенько хожу раскапывать какой-нибудь новый курган и порой нахожу что-нибудь интересненькое. Вот этот под нос, к примеру, я обнаружил на одиннадцатой стадии города Челопсика, он сделан из корфума, инкрустированного окаменевшими светляками. Моих знаний не хватает, что бы прочесть руны, но, похоже, здесь записана какая-то детская песенка. А нож еще старше, найден в подземельях под городом, который я назвал Аралом, потому что его подлинное имя давно забыто.

— Как интересно! — восхитился Кугель. — А вам когда-нибудь удавалось отыскать клад или драгоценные камни?

Нисбет пожал плечами.

— Каждый из этих предметов бесценен — как уникальное воспоминание. Но теперь, когда солнце вот-вот погаснет, кто даст за них хорошую цену? Бутылка доброго вина и та полезней. К слову говоря, я предлагаю, чтобы мы, как знатные вельможи, направились в гостиную, где я откупорю бутылочку выдержанного вина, и мы сможем погреть косточки у очага.

— Здравая мысль! — объявил Кугель.

Он последовал за Нисбетом в комнату, заполненную разномастными стульями, диванами, столами, заставленными бесчисленными диковинами. Нисбет налил вино из глиняной бутыли, которая, судя по покрывавшему ее радужному налету, была немыслимо древней. Кугель осторожно пригубил вино, обнаружив, что оно густое, крепкое и благоухает странными ароматами.

— Замечательное вино! — заявил Кугель.

— У тебя неплохой вкус, — одобрил его Нисбет. — Это вино из погреба виноторговца на четвертом уровне Зей-Кембеля. Пей от души, там еще пылятся тысячи таких бутылок.

— Ваше здоровье! — Кугель опрокинул свой кубок. — При такой работе вам никакого приработка и желать не приходится, это ясно. У вас ведь нет сыновей, которым вы могли бы передать свои знания?

— Нет. Моя жена умерла много лет назад от укуса голубой фантикулы, и я больше не захотел жениться. — Хмыкнув, Нисбет поднялся и подкинул дров в очаг. Затем вернулся в свое кресло и уставился в огонь. — И все-таки по ночам я часто сижу здесь, размышляя, что будет, когда я умру.

— Возможно, вам стоит взять ученика, — осторожно заметил Кугель.

Нисбет издал короткий глухой смешок.

— Это не так-то просто. Местные мальчишки начинают грезить о высоких колоннах еще прежде, чем выучатся плеваться как следует. Нет, я предпочел бы общество человека, который повидал мир. Каково, кстати, твое собственное ремесло?

Кугель сделал неопределенный жест.

— Я еще не решил, какой род деятельности избрать. Я успел поработать червеводом, а недавно даже командовал морским судном.

— О, весьма престижная должность, — уважительно кивнул старик.

— Верно, но козни подчиненных заставили меня покинуть ее.

— По илистым отмелям?

— Совершенно верно.

— Таковы превратности судьбы, — философски заметил Нисбет. — И все же у тебя впереди большая часть жизни и множество свершений, тогда как, оглядываясь на собственную, уже прожитую жизнь и деяния, я вижу, что ни одно из них нельзя назвать поистине значительным.

— Когда солнце потухнет, — пожал плечами Кугель, — все дела — и значительные, и не очень — уйдут в небытие.

Нисбет поднялся и откупорил еще одну бутылку. Наполнив бокалы, он вернулся в кресло.

— Два часа пустой болтовни никогда не перевесят стоимость одного хорошего столба. Ибо я сейчас — Нисбет, до бывающий камни, которому еще надо воздвигнуть чересчур много колонн и выполнить слишком много заказов.

Они еще посидели в тишине, глядя на пламя.

— Я вижу, ты устал. Несомненно, денек сегодня выдался не из легких. — Нисбет с усилием поднялся и указал на кушетку: — Можешь лечь вон там.

* * *

Утром Нисбет с Кугелем позавтракали лепешками с вареньем, принесенными деревенскими женщинами, после чего старик повел гостя в каменоломню. Он показал на яму, обнажавшую огромную расселину в одном из склонов кургана.

— Старый Туствольд был городом тринадцати стадий, как вы сами можете убедиться. Люди четвертого уровня построили храм в честь Миаматты, их верховного бога богов. В развалинах я добываю белокамень для своих нужд… Но солнце уже высоко. Скоро мужчины из деревни пойдут на свои колонны. В самом деле, вот и они.

Мужчины подходили по двое и по трое. Кугель наблюдал, как они взбирались на колонны и устраивались на солнце.

Кугель удивленно обернулся к Нисбету.

— Зачем они так старательно сидят на колоннах?

— Впитывают целительную энергию солнечных лучей, — пояснил Нисбет. — Чем выше колонна, тем чище и мощнее энергия, тем больше престижность места. Женщины в особенности одержимы стремлением увеличить высоту колонн, на которых сидят их мужья. Принося деньги за новый кусок камня, они хотят получить его немедленно и нещадно подгоняют меня до тех пор, пока я не выполню работу.

— Странно, что у вас нет конкурентов, ведь дело кажется вполне прибыльным.

— Не странно, если оценить ту работу, которую необходимо сделать. Камень нужно спустить из храма, обтесать, отполировать, очистить от старых надписей, дать ему новый номер и поднять на вершину колонны. Довольно-таки значительная работа, которая была бы невозможной без этого. — Нисбет дотронулся до пятигранного амулета, висевшего на груди. — Его прикосновение уничтожает силу земного притяжения, и самый тяжелый предмет поднимается в воздух.

— Поразительно! — воскликнул Кугель. — Так значит, амулет — ценная принадлежность вашего ремесла.

— Незаменимая — так будет правильней… Ба! Сюда направляется госпожа Кроульскс, чтобы выбранить меня за недостаточное усердие.

Дородная женщина средних лет с хмурым круглым лицом и рыжими курчавыми волосами, типичными для деревенских жителей, приблизилась к ним. Нисбет поприветствовал ее со всей возможной любезностью, которую та пресекла решительным жестом.

— Нисбет, я должна снова выразить тебе недовольство! С тех пор как я выложила свои терции, ты сначала установил новый камень Тоберску, потом Джиллинсксу. Теперь мой муж сидит в тени, а их женушки вдвоем радуются моему унижению! Чем тебе не угодили мои деньги? Ты что, позабыл мои подарки — хлеб и сыр, которые я прислала тебе со своей дочерью, Турголой? Что на это скажешь?

— Госпожа Кроульскс, позвольте мне хотя бы слово вставить! Ваш «двадцатый» уже готов, и я даже собирался уведомить об этом вашего мужа.

— Хорошая новость! Ты же понимаешь мое беспокойство.

— Разумеется, но, чтобы избежать недопонимания в будущем, должен сообщить вам, что как госпожа Тоберск, так и госпожа Джилинскс уже сделали заказы на «двадцать первые».

У госпожи Кроульскс отвисла челюсть.

— Так скоро? Вот змеюки! В таком случае мне тоже нужен «двадцать первый», и ты должен пообещать, что первым делом примешься за мой заказ.

Нисбет издал умоляющий стон и ухватился за свою седую бороду.

— Помилуйте, госпожа Кроульскс! У меня всего две руки, а ноги уже не так проворны, как в былые времена. Я сделаю все, что будет в моих силах, большего обещать не могу.

Госпожа Кроульскс пыхтела еще минут пять, потом в крайнем раздражении собралась уходить, но Нисбет окликнул ее:

— Госпожа Кроульскс, не могли бы вы оказать небольшую услугу? Моему другу Кугелю необходимо хорошенько выстирать, вычистить и заштопать одежду, чтобы все было в лучшем виде. Могу я возложить эту задачу на вас?

— Ну конечно же! Только попросите! Где вещи?

Кугель вытащил испачканную одежду, и госпожа Кроульскс вернулась в деревню.

— Вот как это делается, — сказал Нисбет с печальной улыбкой. — Чтобы продолжать дело, нужны новые сильные руки. Что ты об этом думаешь?

— У вашего дела масса достоинств, — ответил Кугель. — Позвольте мне узнать: госпожа Кроульскс упомянула о своей дочери Турголе, — намного ли она красивее своей матушки? И еще, местные девушки стараются угодить вам с таким же рвением, как и их родительницы?

Нисбет сразу же ввел в курс дела предполагаемого помощника.

— Что касается твоего первого вопроса: жители деревни — племя керамианцев, беженцы из Рхаб-Фаага, и ни один из них не может похвастаться выдающейся внешностью. Тургола, например, низенькая и толстая, непропорционально сложенная, с торчащими зубами. Что же до твоего второго вопроса, возможно, я неверно истолковываю их знаки. Госпожа Петишко частенько предлагает помассировать мне спину, хотя я никогда не жаловался на боль. Госпожа Гежкс временами бывает до странности фамильярна… Гм… Ну да ладно, не будем об этом. Если, как я надеюсь, ты станешь моим компаньоном, то сможешь толковать эти маленькие любезности так, как тебе угодно, хотя я верю, что ты не запятнаешь скандалом предприятие, которое до сих пор основывалось на строгой честности.

Кугель со смехом отверг такую возможность.

— Я склоняюсь к тому, чтобы принять ваше предложение, ибо сейчас у меня все равно нет средств, чтобы продолжить путешествие. Поэтому я возьму на себя по меньшей мере временное обязательство работать на вас за такую плату, которую вы сочтете достаточной.

— Великолепно! — обрадовался Нисбет. — Подробности мы обговорим позже. А теперь за работу! Надо поднять «двадцатый» Кроульскса.

Нисбет показал дорогу к мастерской на дне каменоломни, где «двадцатый» на соломенной подстилке ожидал своей очереди: цилиндр из доломита пяти футов высотой и десяти футов в диаметре. Нисбет привязал к камню несколько длинных веревок.

— Я не вижу ни катков, ни лебедок, ни кранов; каким образом вы собираетесь в одиночку сдвинуть эту каменную махину? — бросив взгляд по углам мастерской, изумленно спросил Кугель.

— Забыл про мой амулет? Смотри! Я дотрагиваюсь им до камня, и он теряет все исконные свойства. Если я легонько его стукну — вот так, не больше, — магия кратковременна и продлится лишь столько, сколько потребуется, дабы перенести камень на его место. Если ударить с силой, камень не чувствует притяжения целый месяц, а то и дольше.

Кугель с уважением рассмотрел амулет.

— Как вы обзавелись этой штучкой?

Нисбет вывел Кугеля наружу и показал утес, возвышающийся над равниной.

— Видишь, где деревья спускаются со скалы? В том месте великий волшебник по имени Макке-Отвращенец построил дворец и правил страной при помощи отвращательного волшебства. Он отвращал восток и запад, север и юг, люди могли поднять на него глаза лишь однажды или, через силу, дважды, но никогда трижды.

Макке разбил квадратный сад и посадил в каждом углу волшебные деревья. Дерево оссип дожило до наших дней, и нет лучшего средства для обуви, чем воск, которым покрыты его ягоды. Я пропитываю свои башмаки только воском оссипа, и острые камни в каменоломне не могут их повредить. Так меня научил отец, который выучился этому у своего отца, и так далее в глубь веков, начиная с некоего Нисвонта, который первым пришел в сад Макке-Отвращенца за ягодами оссипа. Там он обнаружил амулет и узнал о его волшебной силе.

Нисвонт сначала занялся перевозками и с легкостью переносил любые грузы на большие расстояния. Потом устал от пыли и опасностей путешествий и обосновался в этом месте, переключившись на добычу камня, а я последний в его роду.

Кугель и Нисбет вернулись к рабочему навесу. Под руководством старика Кугель взялся за веревки и потянул «двадцатый», который медленно поднялся в воздух и поплыл в направлении колонн.

Нисбет остановился у подножия колонны, помеченной табличкой, гласившей:

Величественная колонна

КРОУЛЬСКСА

Мы радуемся только на самой большой высоте!

— Кроульскс! Слезайте с колонны! Мы сейчас будем устанавливать ваш новый камень! — прокричал Нисбет.

Голова Кроульскса, свесившегося с края колонны, отчетливо вырисовывалась на фоне неба. Довольный, что этот зов относился к нему, он спустился на землю.

— Не слишком-то быстро ты работаешь, — грубо сказал он Нисбету. — Мне пришлось долгое время довольствоваться худшей энергией.

Нисбет не обратил внимания на его жалобы.

— «Сейчас» есть «сейчас», и в настоящий момент, который и есть «сейчас», ваш камень готов и вы можете наслаждаться лучшим излучением.

— Легко говорить «сейчас», — загремел Кроульскс. — На ущерб моему здоровью тебе наплевать!

— Я могу работать лишь так быстро, как могу, — ответил Нисбет. — Кстати, позвольте представить моего нового компаньона, Кугеля. Я полагаю, теперь работа закипит благодаря его силам и опыту.

— Если действительно так, я немедленно сделаю заказ на пять новых камней. Госпожа Кроульскс внесет залог.

— Не могу немедленно взяться за ваш заказ, — покачал головой Нисбет. — Однако приму его к сведению. Кугель, ты готов? Тогда, если не против, забирайся на колонну Зиппина и аккуратно поднимай камень вверх. Кроульскс и я будем направлять его снизу.

Камень быстро водрузили на свое место, Кроульскс незамедлительно забрался на вершину и поудобнее устроился в лучах красного солнца. Нисбет и Кугель вернулись к навесу, где Кугель получил исчерпывающие сведения об обтесывании, закруглении и полировке белокамня. Кугель вскоре понял, почему Нисбет постоянно опаздывал с выполнением заказов. Во-первых, возраст замедлил его движения до такой степени, что опыт не мог этого компенсировать. Во-вторых, его почти ежечасно отрывали от работы деревенские женщины заказами, требованиями, жалобами, подарками и уговорами.

На третий день работы Кугеля рядом с жилищем Нисбета остановилась группа бродячих торговцев. Они принадлежали к темнокожей расе, отличавшейся янтарными глазами, орлиными чертами лица и гордой осанкой. Их одежды выглядели не менее примечательно: панталоны, подпоясанные кушаками, рубахи со стоячими воротниками, жилетки и плащи с разрезами черного, рыжего, малинового и коричневого цветов. Они носили черные широкополые шляпы с обвислыми тульями, которые Кугель счел великолепными. С собой торговцы привезли телегу с высокими колесами, груженную непонятными предметами, накрытыми брезентом. Как только старшина кочевников начал совещаться о чем-то с Нисбетом, остальные сняли покрывало, под которым обнаружилось множество уложенных штабелями трупов.

Нисбет и старшина пришли к какому-то соглашению, и четверо маотов — так старик назвал их Кугелю — начали разгружать телегу. Нисбет отвел Кугеля в сторонку и указал на дальний курган.

— Это — Старый Ква-Хр, который когда-то властвовал над землями от Падающей Стены до Шелкововых Поясов. Во время своего расцвета народ Ква-Хра исповедовал странную религию, которая, я полагаю, не более абсурдна, чем любая другая. Они верят, что люди после смерти уходят в вечную жизнь в том физическом состоянии, в котором покинули этот свет, после чего проводят вечность в пирах, веселье и прочих наслаждениях, упоминать которые запрещают правила приличия. Поэтому считалось исключительно мудрым умереть в расцвете лет, поскольку, например, рахитичный старец, беззубый, страдающий одышкой и поносом, никогда не смог бы в полной мере наслаждаться пиршествами, песнями и райскими нимфами. Поэтому народ Ква-Хр умирал в молодом возрасте, а тела бальзамировались с таким искусством, что до сих пор кажутся полными жизни. Маоты вынули эти трупы из мавзолея Ква-Хр и везут их через Дикую пустыню в Туническое хранилище в Новале, где, насколько я понял, их используют в каких-то обрядах.

Пока он говорил, торговцы выгрузили тела, сложили в ряд и связали друг с другом. Старшина сделал знак Нисбету, который пошел вдоль ряда трупов, прикасаясь к каждому своим амулетом. Затем он вернулся, давая каждому трупу активирующий пинок. Старшина маотов расплатился со стариком, они обменялись выражениями благодарности, затем маоты отправились на северо-восток, а трупы поплыли за ними на высоте пятидесяти футов.

Такие происшествия, хотя и занимательные и поучительные, приводили к задержке заказов, выполнения которых все более настоятельно требовали как мужчины, жаждущие вкусить излучения в высших слоях воздуха, так и их жены, финансировавшие возведение колонн не только в интересах здоровья своих мужей, но и с целью повышения престижа семьи в глазах соседей.

Чтобы ускорить работу, Кугель ввел несколько рационализаторских методов, чем заслужил горячее одобрение Нисбета.

— Кугель, да ты далеко пойдешь! Очень остроумные нововведения!

— Я обдумываю и другие, еще более оригинальные, — не без гордости заявил Кугель. — Нам необходимо отслеживать спрос, хотя бы для того, чтобы максимизировать нашу прибыль.

— В этом нет никаких сомнений, но как?

— Я уделю этой задаче все свое внимание.

— Превосходно! Тогда можно считать, что вопрос решен.

С этими словами Нисбет отправился готовить праздничный ужин, который включал три бутылки драгоценного зеленого вина из подвалов зей-кембелского виноторговца. На радостях старик так напился, что уснул прямо на кушетке в гостиной. Кугель воспользовался удачно подвернувшейся возможностью, чтобы провести один эксперимент. Он снял со шнурка на шее Нисбета пятигранный амулет и потер им ручку массивного кресла. Затем, подражая неоднократно виденным действиям Нисбета, дал активирующий пинок по ножке.

Кресло осталось таким же тяжелым, как и раньше. Кугель стоял, точно громом пораженный. Он, наверное, неправильно применил силу амулета. Или волшебство подчинялось лишь Нисбету и никому иному? Вряд ли. Все-таки амулет есть амулет.

Чем тогда действия Нисбета отличались от его собственных? Нисбет, чтобы обогреть ноги у очага, снял башмаки. Кугель скинул свои туфли, изодранные почти в лохмотья, и просунул ноги в башмаки Нисбета.

Он вновь потер кресло пятигранным амулетом и пнул его носком башмака Нисбета. Кресло неожиданно утратило вес и взмыло в воздух.

Очень интересно, подумал Кугель. Он вернул амулет на шею Нисбота и поставил башмаки туда, откуда взял их.

— Я подумал, что мне нужны башмаки из грубой кожи, такие же, как у вас, защищающие от острых камней в каменоломне. Где бы достать такие? — обратился Кугель к старику.

— Такие вещи входят в принадлежности нашего ремесла, — ответил старик. — Сегодня я пошлю гонца в деревню и приглашу госпожу Тадоук, сапожницу. — Нисбет приложил палец к своему крючковатому носу и озорно подмигнул Кугелю. — Я научился управлять женщинами деревни Туствольд, или, коли на то пошло, женщинами в общем! Никогда не давай им всего, чего им хочется! Вот секрет моего успеха! В данном случае муж госпожи Тадоук сидит на колонне из всего лишь четырнадцати камней, обходясь тенью и низкокачественной энергией, а сама госпожа Тадоук сносит насмешки своих соседок. Поэтому во всей деревне не найдешь более усердной женщины, кроме, пожалуй, госпожи Кайлас, которая рубит деревья и делает из них бревна и доски. Как бы то ни было, за час с тебя снимут мерки, и, полагаю, уже к завтрему у тебя будут новые башмаки.

Как и предсказал Нисбет, госпожа Тадоук бегом примчалась из деревни и спросила старого камнетеса, какие у него пожелания.

Тем временем, господин Нисбет, я надеюсь, что вы обратите самое пристальное внимание на мой заказ на три новых камня. Бедный Тадоук заработал кашель, и ему совершенно необходимо более насыщенное излучение для поправки здоровья.

— Госпожа Тадоук, башмаки нужны моему помощнику Кугелю, чьи старые туфли уже давно просят каши, так что его пальцы скребут по земле.

— Какой ужас!

— Что касается ваших камней, полагаю, первый из трех по плану будет доставлен вам приблизительно через недельку, а два других чуть погодя.

— Вот это действительно хорошая новость! А сейчас, господин Кугель, что там с вашими башмаками?

— Я давно восхищаюсь теми, которые носит Нисбет. Пожалуйста, сделайте мне точно такие же.

Госпожа Тадоук озадаченно взглянула на него.

— Но ступни господина Нисбета на два дюйма длиннее ваших, чуть более узкие и к тому же плоские, точно камбалы!

Кугель на минуту призадумался. Положение было поистине затруднительным. Если волшебство скрывалось в башмаках Нисбета, то лишь их точные копии могли подойти для выполнения плана Кугеля.

Нисбет разрешил это затруднение.

— Разумеется, госпожа Тадоук, сделайте башмаки по мерке Кугеля. Зачем ему делать заказ на тесные ботинки?

— Да, как я сама не додумалась, — признала госпожа Тадоук. — А сейчас пора бежать домой, чтобы раскроить кожу.

— У меня есть отличная шкура со спины старого буйвола, и я сошью вам такие башмаки, которые вы не сносите до конца жизни или пока не потухнет солнце — в зависимости от того, что произойдет раньше. В любом случае вам не понадобится других. Ну все, побегу работать.

На следующий день Кугель получил свои туфли, и, как он и заказывал, они во всем, за исключением размера, точь-в-точь походили на башмаки Нисбета.

Нисбет одобрительно осмотрел обнову.

— Госпожа Тадоук нанесла на них пропитку, которая была бы достаточно хороша для обычных людей, но, как только она сотрется и кожа почувствует жажду, мы наложим воск оссипа и твои башмаки станут такими же крепкими, как и мои.

Кугель с воодушевлением хлопнул в ладоши.

— Я предлагаю отметить доставку этих башмаков еще одним торжественным ужином!

— Почему бы и нет? Пара превосходных башмаков — это то, что, вне всякого сомнения, стоит отпраздновать!

Они пообедали бобами с беконом, болотными куропатками, фаршированными грибами, кислой капустой, оливками и головкой сыра. Эти яства запили тремя бутылками зей-кембельского вина, известного под названием «Серебристый иссоп». Так сказал Нисбет, который как собиратель древностей изучил множество старинных манускриптов. Осушая кубки, они поднимали тосты не только за госпожу Тадоук, но и за давно почившего виноторговца, чьими запасами сейчас наслаждались, хоть и казалось, что вино немного утратило свой несравненный вкус.

Как и в прошлый раз, Нисбет захмелел и улегся вздремнуть на кушетку в гостиной. Кугель отстегнул пятигранный амулет и вернулся к своим экспериментам.

Его новые башмаки, несмотря на внешнее сходство с башмаками Нисбета, оказались лишены всех полезных свойств, за исключением тех, на которые они были рассчитаны, тогда как туфли Нисбета, сами по себе или в сочетании с амулетом, с легкостью уничтожали действие силы тяжести.

«Очень странно, — думал Кугель, возвращая амулет на свое место на кожаном шнурке на шее Нисбета. — Единственная разница между двумя парами башмаков заключается в покрытии из воска оссипа, с ягод, собранных в саду Макке-Отвращенца».

Поиск коробочки с воском в беспорядке, устроенном за века, представлялся Кугелю не самой легкой задачей. И, вздохнув, он отправился на свою кушетку.

— Мы славно потрудились, пришла пора устроить маленький выходной. Предлагаю прогуляться к тому утесу и исследовать сады Макке-Отвращенца. Мы также можем набрать ягод оссипа для смазки башмаков и — кто знает — случайно найти еще один амулет, — предложил Кугель.

— Неплохая идея, — согласился Нисбет. — Я и сам сегодня не чувствую желания работать.

Они направились через долину к утесу, им предстояло пройти около мили. Кугель тянул мешок со всем необходимым, к которому Нисбет прикоснулся своим амулетом и пнул, чтобы лишить его веса. Путь до утеса был нетрудным, они взобрались на него и вошли в сад Макке.

— Ничего не осталось, — грустно промолвил Нисбет. — Только одно дерево оссип, которое, кажется, цветет, несмотря на запустение. Вон та куча булыжников — это все, что осталось от дворца Макке, который был построен в форме пятигранника, как и амулет.

Кугель приблизился к груде камней, и ему показалось, что он заметил облачко пара, поднимающегося сквозь трещины. Он подошел поближе и, опустившись на колени, передвинул несколько камней. До него донесся звук чьего-то голоса, затем второй, которые, казалось, о чем-то оживлено спорили между собой. Голоса были такими слабыми и неотчетливыми, что невозможно было разобрать ни слова, а Нисбет, когда Кугель подозвал его к расселине, вообще ничего не услышал.

Кугель отошел от кучи. Если сдвинуть камни, то можно найти волшебные сокровища или, что более вероятно, навлечь на свою голову невообразимые несчастья. Нисбет был того же мнения, и они оба отошли немного назад от разрушенного здания. Сидя на плоском выщербленном камне, они перекусили хлебом, сыром, пряной колбасой и луком, запив их деревенским пивом.

В нескольких ярдах серебристо-серый кривой оссип, ствол которого был около пяти футов в диаметре, тянул к ним свои тяжелые ветви. Серебристо-зеленые ягоды гроздьями свисали с кончика каждой ветки — восковые шарики, каждый диаметром в полдюйма.

Кугель с Нисбетом, насытившись, нарвали ягод и набили ими четыре мешка, которые Нисбет прикосновением амулета заставил взмыть в воздух. Волоча за собой добычу, они вернулись в каменоломню. Нисбет достал большой котел и вскипятил воду, затем бросил туда ягоды. Через некоторое время на поверхности воды появилась пена.

— Это воск, — пояснил Нисбет, собирая вещество в миску. Процедуру повторили четырежды, до тех пор пока все ягоды не были сварены и миска не наполнилась воском.

— Сегодня мы проделали неплохую работу, — объявил Нисбет. — Почему бы хорошенько не пообедать? В кладовой есть парочка отличных филе, присланных госпожой Петиш — она деревенский мясник. Если ты будешь добр разжечь огонь в очаге, я поищу в погребе подходящее вино.

И снова Кугель с Нисбетом принялись за обильную трапезу, но, как раз когда старик начал открывать вторую флягу вина, до их ушей донесся шум хлопнувшей двери и тяжелые шаги. Через миг в комнату вошла высокая полная женщина с толстыми руками и ногами, запавшими щеками, сломанным носом и всклокоченными красно-рыжими волосами.

Нисбет с трудом поднялся на ноги.

— Госпожа Секворс! Вот уж не ожидал увидеть вас здесь в такое время!

Женщина неодобрительно оглядела стол.

— Почему вы не обтесываете мои камни? Они давным-давно должны быть готовы!

— Сегодня мы с Нисбетом занимались важным делом, — с холодной надменностью ответил Кугель, — а теперь, как у нас заведено, обедаем. Приходите завтра с утра.

Госпожа Секворс и ухом не повела.

— Вы завтракаете слишком поздно, а ужинаете слишком рано. Кроме того, пьете чересчур много вина. А мой супруг тем временем вынужден ютиться в тени мужей госпожи Петиш, госпожи Гексель, госпожи Кроульскс и всех остальных. Поскольку моя доброта ни к чему не привела, я решила испробовать новую тактику, для которой использую определение «страх». В двух словах: если вы немедленно не исполните мой заказ, я приведу сюда сестер и мы разнесем здесь все в щепки!

Нисбет попытался придать своему голосу всю возможную любезность и воззвать к благоразумию неожиданной гостьи.

— Если я подчинюсь вашему требованию…

— Не требованию, а угрозе!

— Другие женщины тоже начнут запугивать меня, и тогда мое налаженное дело пойдет прахом.

— Мне наплевать на ваши проблемы! Мне нужны мои камни, и немедленно!

Кугель поднялся на ноги.

— Госпожа Секворс, вы ведете себя до странности грубо! Раз и навсегда говорю вам: не смейте давить на Нисбета! Он сделает ваши камни, когда придет время. А теперь он требует, чтобы вы немедленно покинули помещение, и без лишнего шума!

— Что, теперь Нисбет ставит свои условия? — Шагнув вперед, разъяренная госпожа Секворс схватила старика за бороду — Я не за тем сюда пришла, чтобы слушать ваше бахвальство! — Резко дернув за бороду, она отступила назад. — Я ухожу, но лишь потому, что сказала все, что хотела, и надеюсь, вы воспримете мои слова всерьез!

Госпожа Секворс удалилась, и повисло тяжелое молчание.

— Впечатляющее вторжение, нечего сказать. Я должен напомнить госпоже Викско взглянуть на мои замки. Пойдем, Кугель! Вернемся к нашему ужину! — проговорил делано веселым голосом старик.

Они вновь принялись за еду, но праздничное настроение безвозвратно ушло. Наконец Кугель прервал тишину.

— Что нам нужно, так это запас или склад камней, готовых к установке, чтобы мы могли вовремя удовлетворять требования этих спесивых куриц.

— Вне всякого сомнения. Но как это сделать?

Кугель склонил голову набок.

— Готовы ли вы к нетрадиционным методам?

С бравадой, вызванной частично выпитым вином, частично неделикатным обращением госпожи Секворс с его бородой, Нисбет расхрабрился.

— Я — человек, который ни перед чем не остановится, если обстоятельства велят действовать решительно!

— В таком случае давайте примемся за работу! У нас целая ночь! Мы разделаемся со всеми проблемами раз и навсегда! Несите лампы.

Несмотря на свое решительное заявление, Нисбет последовал за Кугелем не слишком уверенными шагами.

— И все-таки, что конкретно у тебя на уме?

Но Кугель отказался обсуждать свой план, пока они не пришли к колоннам. Там он сделал замешкавшемуся Нисбету знак идти быстрее.

— Нельзя терять времени! Поднесите лампу к этой колонне.

— Это колонна Фидикса.

— Не имеет значения. Ставьте лампу, дотроньтесь своим амулетом до колонны и пните ее, только очень легонько. Но сначала позвольте мне перевязать колонну вот этой веревкой. Вот так. Замечательно. А теперь приложите амулет и пинайте!

Нисбет подчинился, колонна мгновенно стала невесомой, и Кугель вытащил «единицу», оттолкнув ее в сторону. Через несколько секунд волшебство утратило силу, и колонна вернулась в прежнее положение.

— Вот! — воскликнул Кугель. — Этот камень мы перенумеруем и продадим госпоже Секворс. И конец ее глупостям!

— Фидикс, несомненно, заметит пропажу! — покачал головой Нисбет.

Кугель с улыбкой покачал головой.

— Вряд ли. Я наблюдал за тем, как мужчины взбираются на колонны. Они выходят из домов, зажмурившись и в полудреме, и не замечают ничего, за исключением состояния погоды и ступенек своей лестницы.

Нисбет с сомнением потянул себя за бороду.

— Завтра, когда Фидикс заберется на свою колонну, он обнаружит, что она необъяснимым образом стала ниже на один камень.

— Вот почему необходимо убрать «единицу» из каждой колонны. Так что за работу! Нам придется убрать много камней.

Когда на небе показались первые проблески утренней зари, Кугель с Нисбетом притащили последний камень в тайник за грудой булыжников на дне каменоломни. Старик был охвачен робкой радостью.

— В первый раз за всю мою жизнь у меня под рукой достаточное количество камней, и почти без труда! Теперь наша жизнь потечет более гладко. Кугель, у тебя острый и изобретательный ум!

— Сегодня нам придется работать как всегда. Тогда, если паче чаяния они заметят понижение, мы просто будем отрицать, что что-нибудь об этом знаем, или вообще свалим все на маотов.

— А еще можно сказать, что под тяжестью колонны нижний камень ушел в землю.

— Верно. Нисбет, этой ночью мы превзошли самих себя!

На небе взошло солнце, и показалась первая группа мужчин, бредущих из деревни. Как Кугель и предсказал, каждый забрался на вершину своей колонны и устроился там, не обнаруживая никаких признаков сомнения или недоумения, и Нисбет с облегчением рассмеялся.

За следующие несколько недель Кугель и Нисбет выполнили огромное количество заказов, хотя и чрезмерное, чтобы не вызвать толки. Госпоже Секворс досталось два камня вместо трех, которые она требовала, но она не выказала недовольства.

— Я знала, что могу получить желаемое! Чтобы добиться удовлетворения своих чаяний, нужно только намекнуть на неприятные альтернативы. Через некоторое время я закажу еще два камня и готова заплатить совершенно немыслимую цену. Вы даже можете приступить к работе над ними прямо сейчас, чтобы мне не пришлось ждать. Помнишь, Нисбет, как я оттаскала тебя за бороду?

— Я зарегистрирую ваш заказ, и он будет выполнен в надлежащем порядке, — сухо и вежливо отвечал старик.

Госпожа Секворс лишь хрипло расхохоталась в ответ и удалилась.

Старый камнетес печально вздохнул.

— Я надеялся, что поток камней заставит наших клиентов успокоиться, но, пожалуй, мы только раззадорили их петиты. Госпожа Петиш, например, раздражена тем, что муж госпожи Джиллинскс теперь сидит на такой же высоте, как сам Петиш. Госпожа Вайберл воображает себя главой деревни и настаивает, что Вайберл должен располагаться на два камня выше, чем остальные.

— Мы не можем прыгнуть через голову, — пожал плечами Кугель.

Но камни из тайника неожиданно быстро закончились, и деревенские женщины снова стали докучать Нисбету с Кугелем своими притязаниями. Те подробно обсудили ситуацию и решили отвечать на неумеренные требования полной непреклонностью. Некоторые женщины, однако, обратив внимание на то, каким образом госпожа Секворс добилась успеха, начали предъявлять более категорические требования. В конце концов Кугелю с Нисбетом пришлось примириться с неизбежностью и однажды ночью выйти к колоннам, чтобы убрать все «двойки». Как и прежде, никто ничего не заметил. Кугель и Нисбет попытались рассчитаться со всей задолженностью по заказам, и старинная урна, в которой Нисбет хранил свои терции, вскоре наполнилась до краев.

Однажды к Нисбету зашла поговорить молодая женщина.

— Я — госпожа Мупо и замужем только неделю, но пришло время начать строить колонну для Мупо, который довольно слаб здоровьем и нуждается в энергии верхнего уровня. Я осмотрела территорию и выбрала место, но когда я проходила рядом с колоннами, то заметила одно странное обстоятельство. На всех нижних камнях стоят номера «три» вместо «один», что казалось бы более правильным. В чем причина?

Нисбет начал лепетать что-то бессвязное, но в разговор быстро вмешался Кугель.

— Это нововведение, изобретенное для того, чтобы помочь таким же молодым семьям, как ваша. Например, Вайберл наслаждается чистым и не рассеявшимся излучением на своем «двадцать четвертом». Если вы начнете с «трех» вместо «одного», то будете лишь на двадцать один камень ниже его, а не на двадцать три.

Госпожа Мупо понимающе кивнула.

— Очень полезное нововведение!

— Мы не разглашаем эти сведения, поскольку не сможем угодить всем. Можете считать сию услугу любезным подарком Нисбета лично вам, и, так как бедняга Мупо не слишком крепкого здоровья, мы предоставим вам не только «три», но и «четыре». Но вы не должны никому об этом рассказывать, даже Мупо, ибо мы не можем делать такие подарки всем подряд.

— О, я все понимаю! Об этом никто не узнает!

На следующее утро в каменоломне появилась госпожа Петиш.

— Нисбет, моя племянница, та, что недавно вышла за муж за Мупо, рассказывает какие-то странные и нелепые истории о «тройке» и «четверке», которые, откровенно говоря, я не могу понять. Она клянется, что ваш помощник, Кугель, пообещал ей один камень бесплатно, как подарок молодой семье. Я заинтересовалась потому, что на следующей неделе еще одна моя племянница выходит замуж, и если вы продаете всяким молокососам два камня по цене одного, то будет только справедливо, если вы поступите так же со старым и ценным клиентом, таким как я.

— Мое объяснение ввело госпожу Мупо в заблуждение, — вежливо объяснил Кугель. — Недавно мы заметили у колонн бродяг и кочевников. Мы велели им убираться, а потом, чтобы обмануть возможных воров, внесли изменения в систему нумерации. На деле ничего не изменилось, и вам не о чем беспокоиться.

Госпожа Петиш удалилась, с недоверием качая головой. Остановившись у колонн, она несколько минут разглядывала их сверху донизу, а затем вернулась в деревню.

— Надеюсь, больше никто не будет приставать к нам с вопросами. Ваши ответы поразительны и заморочили голову даже мне, но другие могут быть более проницательными, — разнервничался старик.

— Думаю, это был последний вопрос, — заверил его Кугель, и оба вернулись к работе.

Около полудня из деревни вышла госпожа Секворс в сопровождении своих сестер. Несколько минут они потоптались около колонн, а затем направились к каменоломне.

— Кугель, я назначаю тебя ответственным за это дело. Постарайся умаслить этих дам, — прошептал Нисбет дрожащим голосом.

— Я сделаю все возможное, — заверил его Кугель и вышел навстречу госпоже Секворс. — Ваши камни еще не готовы. Приходите через неделю.

Госпожа Секворс как будто и не слышала его слов. Она обвела каменоломню своими водянисто-голубыми глазами.

— Где Нисбет?

— Он неважно себя чувствует. Еще раз повторяю: срок заказа — месяц или больше, поскольку нам приходится добывать много белокамня. Я очень сожалею, но мы не сможем обслужить вас хоть сколько-нибудь раньше.

Госпожа Секворс вперила ледяной взгляд в Кугеля.

— Где «единицы» и «двойки»? Почему они исчезли и первыми идут «тройки»?

Кугель притворился искренне удивленным.

— Неужели это действительно так? Очень странно. И все же ничто не вечно, и «единицы» с «двойками» могли раскрошиться в пыль.

— У основания колонн нет никакого следа этой пыли.

Кугель пожал плечами.

— Поскольку колонны остались на той же относительной высоте, не вижу в этом большого вреда.

Из другого конца каменоломни, запыхавшись, прибежала одна из сестер госпожи Секворс.

— Мы нашли спрятанную под осколками кучу камней, и на каждом из них выбито «два»!

Госпожа Секворс бросила на Кугеля косой взгляд, затем развернулась и зашагала назад к деревне в сопровождении своих сестер.

Кугель мрачно отправился к дому Нисбета. Тот подслушивал за дверью.

— Все изменилось, — объявил Кугель. — Пора смываться. Нисбет отскочил, пораженный до глубины души.

— Смываться? А мой чудесный дом? Мои древности и мои замечательные безделушки! Это немыслимо!

— Боюсь, что госпожа Секворс не ограничится простой критикой. Помните, как она обошлась с вашей бородой?

— Разумеется, помню, но в этот раз я буду защищаться! — Нисбет подошел к шкафу и выбрал меч. — Самая лучшая сталь из Древнего Харая! Сюда, Кугель! Еще один такой же клинок! Носи его достойно!

Кугель прицепил старинный меч к поясу.

— Сопротивление — это замечательно, но целая шкура много лучше. Предлагаю подготовиться к любым случайностям.

— Ни за что! — гневно воскликнул Нисбет. — Я встану на пороге своего дома, и первый, кто осмелится сюда сунуться, отведает моего меча!

— Они будут держаться на расстоянии и швырять камни, — предостерег старика Кугель.

Нисбет не обратил на его слова никакого внимания и пошел к двери. Кугель немного поразмыслил, потом понес разные вещи к повозке, оставленной маотскими торговцами: провизию, вино, ковры, одежду. Затем спрятал в мешок коробочку с воском из ягод оссипа, предварительно намазав им башмаки, и пару пригоршней терциев из заветной урны Нисбета. Вторую коробочку с воском он бросил в повозку.

Работу Кугеля прервал возбужденный крик Нисбета:

— Кугель! Они приближаются, и очень быстро! Как будто полчище разъяренных зверей!

Кугель подбежал к двери и оглядел приближающихся женщин.

— Вы с вашим геройским мечом можете, конечно, отогнать эту орду от парадной двери, но они просто войдут с черного хода. Я предлагаю бегство. Повозка ждет нас.

Нисбет неохотно подошел к повозке и оглядел приготовления Кугеля.

— А где мои терции? Ты погрузил воск для обуви, но не взял терции! Это неразумно!

— Воск для обуви я нашел, но у меня нет вашего амулета, уничтожающего силу притяжения. Урна слишком тяжелая, я не смог ее дотащить.

Нисбет все же побежал в дом и, сгибаясь под тяжестью урны, вытащил ее во двор, рассыпая монеты.

Женщины между тем были уже совсем близко. Заметив повозку, они издали громогласное яростное рычание.

— Стойте, мошенники! — завопила госпожа Секворс.

Ни Кугель, ни Нисбет не обратили никакого внимания на ее призыв.

Нисбет дотащил свою урну до повозки и взвалил ее к остальным вещам, но, пытаясь взобраться туда сам, упал, и Кугелю пришлось затаскивать его на повозку. Кугель пнул телегу и с такой силой толкнул ее, что она взмыла в воздух, но когда он попытался запрыгнуть на нее, то потерял опору и рухнул на землю.

У него не оставалось времени на вторую попытку, женщины были совсем рядом с ним. Держа меч и мешок так, чтобы они не мешали бежать, Кугель помчался со всех ног, преследуемый самыми быстрыми из разъяренных женщин.

Через полмили преследовательницы прекратили погоню, и Кугель остановился перевести дух. Над домом Нисбета уже поднимался дым — злобствующая толпа учинила запоздалую месть. Мужчины стояли в полный рост на верхушках своих колонн, чтобы лучше видеть происходящее. Высоко в небе повозка плыла на восток, подгоняемая ветром, и Нисбет свешивался с ее края, стараясь разглядеть на земле Кугеля.

Кугель тяжело вздохнул. Перебросив мешок через плечо, он зашагал на юг в направлении Порт-Пергуша.

 

Глава вторая

Фосельм

Ориентируясь по огромному красному солнцу, Кугель шел на юг через безводную пустыню. Небольшие валуны отбрасывали черные тени, редкие кусты «отойди-ка» с мясистыми листьями, похожими на розовые мочки уха, кровожадно тянули колючки к проходившему мимо Кугелю.

Горизонт туманила дымка цвета размытого кармина. Ни следа человеческой деятельности, ни единого живого существа, только один раз далеко на юге Кугель заметил внушительных размеров пельграна, неторопливо летевшего на огромных крыльях с запада на восток. Кугель ничком бросился на землю и лежал неподвижно до тех пор, пока дымка на восточном краю неба не скрыла крылатое чудище. Тогда он поднялся, отряхнул одежду и продолжил свой путь на юг.

Бледная земля отражала тепло. Кугель остановился и начал обмахивать шляпой разгоряченное лицо. При этом он задел запястьем за «Фейерверк», чешуйку, которую он теперь носил вместо бляхи на шляпе. Прикосновение немедленно отозвалось жгучей болью и каким-то сосущим ощущением, как будто «Фейерверк» хотел поглотить всю руку хозяина, а может быть, даже и больше. Кугель искоса взглянул на опасное украшение: он ведь едва-едва задел его запястьем! Да, «Фейерверк» отнюдь не относился к тем предметам, с которыми можно обходиться небрежно.

Кугель осторожно водрузил шляпу обратно на голову и во всю прыть отправился на юг, надеясь найти приют до наступления ночи. Он так бежал, что почти перелетел через край промоины в пятьдесят ярдов шириной в земле, но резко остановился, балансируя над бездной на одной ноге. В ста футах под ним поблескивало черное подземное озеро. Несколько напряженных секунд Кугель, шатаясь, пытался обрести равновесие, затем его качнуло назад, на твердую землю.

Переведя дух, он двинулся вперед с огромной осторожностью. Еще через несколько миль он наткнулся на другие промоины, больших или меньших размеров. Почти ничто не предвещало их присутствия: кромка — и далекий всплеск темной воды под ногами. Через края больших промоин свешивались плакучие ивы, полускрывая вереницы странных строений. Они были узкими и высокими, точно составленные один на другой ящики. Казалось, их сооружали без всякой логики, и части конструкций покоились на ветвях ив.

Народец, построивший древесные башенки, трудно было разглядеть в тенистой листве. Но Кугель заметил их, когда они бросились к необычным маленьким окнам. Несколько раз ему померещилось, будто они ныряли внутрь промоины на салазках, выточенных из местного известняка. Местные жители походили на маленьких человечков или мальчиков, хотя лица их наводили на мысли о своеобразном гибриде ящерицы, жука-рогача и маленького джида. Поверх серо-зеленых шкур они надевали сборчатые набрюшники из каких-то тусклых волокон и шапки с черными наушниками, по всей видимости сделанные из человеческих черепов. Внешность этих созданий оставляла не слишком много надежд на радушный прием и побудила Кугеля убраться подобру-поздорову, пока они не пустились за ним в погоню.

Чем ниже садилось солнце, тем больше Кугель начинал нервничать. Если он попытается продолжать свой путь в темноте, то как пить дать угодит в промоину. Если же решит переночевать под открытым небом, завернувшись в плащ, то наверняка станет добычей виспов, стоявших, выпрямившись во весь свой девятифутовый рост, которые, сверкая розовыми глазами, вглядывались во тьму. Твари вынюхивали запах плоти двумя гибкими хоботками, растущими по обе стороны от гребней, украшающих их головы.

Нижний край светила уже коснулся горизонта. В отчаянии Кугель наломал веток хрупокуста, которые очень хорошо горели и могли с успехом заменить факел. Приблизившись к окаймленной плакучими ивами промоине, он выбрал древесную башенку, стоявшую слегка на отшибе от остальных. Подобравшись ближе, заметил юркие тени, мелькавшие туда-сюда перед окнами.

Кугель вытащил меч и забарабанил им по дощатой стене.

— Это я, Кугель, — загремел он. — Я — король этой жалкой пустыни! Почему никто из вас не платит мне дань?

Внутри раздался хор пронзительных ругательств, а из окон полетел мусор. Кугель отошел назад и зажег одну из припасенных веток. Из окон понеслись яростные вопли, и несколько обитателей башенки вылезли на ветви плакучей ивы и скользнули в темную воду промоины.

Кугель подозрительно осмотрел свой тыл, чтобы никто из обитателей древесных башенок не мог подобраться сзади и запрыгнуть ему на спину. Он еще раз постучал по стене.

— Ну, хватит помоев и мусора! Немедленно выкладывайте тысячу терциев или освободите помещения!

Из башенки доносилось лишь шипение и шепот. Поглядывая по сторонам, Кугель обошел строение. Найдя дверь, он просунул внутрь факел; пламя озарило мастерскую с полированной скамьей из известняка вдоль стены, на которой стояло несколько алебастровых кувшинов, чашек и подносов. Ни очага, ни печки не было — по всей видимости, древесный народец не использовал огня. Не было и сообщения с верхними уровнями — ни приставных, ни подвесных лестниц, ни обычных ступеней.

Кугель положил ветки хрупокуста и горящий факел на грязный пол и вышел наружу, чтобы принести еще дров. В фиолетовом свете зари он набрал четыре охапки хвороста и притащил их в древесную башенку. Во время своего последнего захода он услышал в пугающей близости тоскливый крик виспа. Кугель поспешно вернулся в древесную башенку. Ее жители снова разразились гневными протестующими воплями, и эхо, мечущееся туда-сюда внутри промоины, повторило их пронзительные крики.

— Уймитесь, негодяи! — закричал Кугель. — Я уже почти заснул!

Его приказ остался незамеченным. Кугель принес из мастерской свой факел и принялся размахивать им во все стороны. Гвалт мгновенно затих. Кугель вернулся в мастерскую и заложил дверь известняковой плитой, которую подпер багром; затем развел медленный огонь. После этого он завернулся в плащ и уснул. За ночь он несколько раз просыпался, чтобы подбросить хвороста в костер, прислушаться и осмотреть промоину через щель в стене, но тишину нарушали лишь крики рыщущих в темноте виспов. Утром Кугель поднялся с первыми лучами солнца. Сквозь трещины внимательно оглядел окрестности древесной башенки, но не заметил ничего подозрительного и не услышал ни звука. Кугель задумчиво скривил губы. Он чувствовал бы себя уверенней, приметив более или менее явное проявление враждебности со стороны древесного народца. Тишина выглядела слишком уж невинной. Кугель спросил себя:

«Как в подобном случае я сам наказал бы незваного гостя, столь же дерзкого, как я?»

Затем:

«К чему рисковать, попробовав воспользоваться огнем или мечом?»

И наконец:

«Логика подсказывает мысль о ловушке. Так что надо глянуть, что там видно».

Кугель отодвинул известняковую плиту от двери. Все было тихо, даже еще тише, чем раньше. Промоина будто затаила дыхание. Кугель изучил землю перед древесной башенкой. Поглядев по сторонам, он заметил веревки, свисающие с ветвей ивы. На площадке перед дверью было насыпано подозрительно много земли, которая тем не менее не могла скрыть очертания замаскированной под ней сети. Кугель поднял кусок известняка и швырнул его в заднюю стену. Доски, скрепленные деревянными гвоздями и ивовой лозой, разлетелись в стороны. Кугель выскочил через дырку и был таков, а в спину ему полетели крики ярости и разочарования.

И снова Кугель шагал на юг, к далеким холмам, которые, точно тени, вырисовывались в дымке на горизонте. В полдень он наткнулся на заброшенную усадьбу на берегу небольшой речушки, где с удовольствием утолил жажду. В заросшем саду ему попалась дикая яблоня, ломившаяся под тяжестью спелых плодов. Наевшись до отвала, Кугель набил яблоками свой мешок. Он уже собрался возобновить свой путь, когда заметил каменную плиту с полустершейся надписью:

ЗЛЫЕ ДЕЯНИЯ БЫЛИ СОВЕРШЕНЫ НА ЭТОМ МЕСТЕ

ДА ПОЗНАЕТ ФОСЕЛЬМ, ЧТО ТАКОЕ БОЛЬ, ДО ТОГО, КАК ПОГАСНЕТ СОЛНЦЕ

И ПОТОМ

По спине у Кугеля побежали мурашки, и он опасливо оглянулся через плечо.

— Лучше поскорее убраться отсюда, — сказал он себе и зашагал прочь во всю прыть своих длинных ног.

Час спустя Кугель проходил мимо леса, где приметил маленькую восьмиугольную часовню с обвалившейся крышей. Осторожно заглянул внутрь и обнаружил, что в спертом воздухе висит омерзительный запах виспа. Кугель попятился, но тут его внимание привлекла бронзовая пластинка, вся в зеленых разводах. Выгравированные на ней письмена гласили:

ДА НЕ ВЛАСТВУЮТ ЗДЕСЬ БОГИ ГНИЕННА

ДЕМОНЫ ГНАРРЫ ПЕКУТСЯ О НАС

ОТ ЯРОСТИ ФОСЕЛЬМА

Кугель тихонько вздохнул и вышел из часовни. В этом краю и прошлое и настоящее одинаково угнетают. Вздохнуть с облегчением удастся, лишь когда покажется Порт-Пергуш! Он вновь зашагал на юг с еще большей прытью, чем раньше.

Когда день померк, местность превратилась в череду возвышенностей и болотистых низин, предвещая первый подъем на холмы, которые теперь уже подступали с юга, вздымаясь ввысь. У их подножий росли деревья, отбившиеся от росших на более высоком уровне лесов: милаксы с черной корой и широкими розовыми листьями; бочковые кипарисы, густые и непроходимые; бледно-серые парменты, роняющие бусинки сферических черных орешков; кладбищенские дубы, сучковатые и толстые, с корявыми раскидистыми ветками.

Как и накануне вечером, Кугель встречал наступление сумерек с дурным предчувствием. Когда солнце закатилось за дальние холмы, он выбрался на дорогу, тянувшуюся почти параллельно холмам, которая, возможно, так или иначе должна была привести его в Порт-Пергуш.

Широко шагая по дороге, Кугель крутил головой направо и налево и, к своей великой радости, увидел остановившуюся в полумиле к востоку от него крестьянскую телегу, у задка которой стояли трое мужчин. Чтобы не производить впечатления крайней спешки, Кугель замедлил шаг, будто неторопливо прогуливался, но ни один из людей у телеги, казалось, ничего не заметил или не придал этому никакого значения. Подойдя ближе, Кугель увидел, что у телеги, запряженной четырьмя мермелантами, отвалилось заднее колесо. Мермеланты делали вид, что их это происшествие совершенно не интересует, и отводили глаза от трех крестьян, которых предпочитали считать кем-то вроде своих слуг. Телега была нагружена вязанками дров, а в каждом углу возвышался трезубый гарпун, призванный служить средством устрашения в случае нежданного нападения пельграна. Когда Кугель приблизился, фермеры, очевидно братья, оглянулись на него, а потом хмуро вернулись к созерцанию отвалившегося колеса. Он подошел к повозке. Крестьяне искоса наблюдали за ним с таким полным отсутствием интереса, что лицо Кугеля, совсем уже готовое расплыться в любезной улыбке, застыло. Он прокашлялся.

— Кажется, что-то случилось с вашим колесом?

— Нам не «кажется», что с нашим колесом что-то случилось. Ты что, принимаешь нас за дураков? Что-то определенно и действительно не так. Потерялось стопорное кольцо, и вывалился подшипник. Это серьезная беда, так что иди-ка своей дорогой и не мешай думать, — пробурчал старший из братьев.

Кугель с лукавым упреком поднял вверх палец.

— Эй, дружище, никогда не стоит быть таким самоуверенным! Возможно, я смогу вам помочь.

— Ба! Ты-то что знаешь о таких вещах?

Второй брат пренебрежительно сощурился.

— Откуда у тебя такая дурацкая шляпа?

Третий брат отпустил тяжеловесную шуточку.

— Вы, разумеется, можете смеяться, но не исключено, что я и впрямь могу сделать что-то в таком духе, — обиженно сказал Кугель.

Он на глаз оценил повозку, которая, несомненно, весила много меньше любой из колонн Нисбета. Его башмаки были натерты воском оссипа, и все было в порядке. Он шагнул к повозке и пнул ее.

— Вот, теперь можете проверить, и телега и колесо не тяжелее пушинки. Попробуйте поднять, и сами убедитесь.

Младший из братьев ухватился за колесо и поднял его с такой силой, что потерявший вес диск выскользнул из его рук и взмыл высоко в воздух, где его подхватил налетевший ветер и унес на восток. Повозка же, с подставленным под ось валуном, не поддалась действию волшебства и осталась такой же тяжелой, как и была. Колесо уплывало по небу вдаль. Вдруг откуда ни возьмись появился пельгран и, спикировав на колесо, утащил его прочь. Кугель и три крестьянина проводили взглядом чудище, исчезнувшее в горах вместе с колесом.

— Ну, — спросил старший, — и что теперь?

Кугель с сожалением покачал головой.

— Я не рискну сделать еще одну попытку.

— Новое колесо стоит десять терциев, — заметил старший. — А ну, плати немедленно! Или не поздоровится!

Кугель выпрямился.

— Я не из тех, кого можно испугать пустыми угрозами!

— А как насчет хорошей дубины или вил?

Кугель предусмотрительно отступил назад и положил руку на рукоятку меча.

— Если эту дорогу обагрит кровь, она будет вашей, а не моей!

Крестьяне стояли на месте, собираясь с мыслями. Кугель возвысил голос:

— За такое колесо, как ваше, отвалившееся, сломанное и стертое почти до спиц, дадут от силы два терция. Требовать большего может только человек, который смотрит на мир сквозь розовые очки.

— Мы пойдем на компромисс! Я упомянул десять терциев, ты говорил о двух. Если вычесть из десяти два, получится восемь. Заплати восемь терциев, и дело с концом! — выступил старший братец.

Кугель все еще колебался.

— Я чую какой-то подвох. Восемь терциев — это слишком много! Не забывайте, я действовал из чистого альтруизма! Неужели мне придется заплатить за доброе дело?

— Так ты считаешь, что отправить наше колесо кувыркаться в воздухе — это доброе дело?!

— Давайте взглянем на проблему под другим углом, — предложил Кугель. — Мне нужен ночлег. Далеко ли ваша усадьба?

— В четырех милях, но нам сегодня не придется спать в своих постелях — мы останемся здесь и будем стеречь наше имущество.

— Есть другой выход, — сказал Кугель. — Я могу сделать так, что вся телега потеряет вес…

— Что? — вскричал старший брат. — Чтобы мы потеряли нашу повозку точно так же, как и колесо?

— Мы вовсе не такие болваны, за которых ты нас принимаешь! — провозгласил средний.

— Отдай деньги и ступай своей дорогой! — присоединился к ним младший. — Если тебе негде переночевать, попросись в дом к Фосельму, в миле отсюда по дороге.

— Великолепная идея! — воскликнул старший с широкой ухмылкой. — И почему она не пришла мне в голову? Но сначала наши десять терциев!

— Десять терциев? Ну и шутки у вас! Прежде чем расстаться хотя бы с грошом, я желаю узнать, где можно спокойно провести ночь.

— А мы тебе разве не сказали? Обратись к Фосельму! Он, как и ты, альтруист и с радостью принимает в своем доме всяких бродяг.

— В модных шляпах или без них, — хихикнул младший.

— В давние времена, кажется, Фосельм опустошил весь этот край. А ваш Фосельм — его тезка? Не пошел ли он по стопам своего прототипа?

— Я ничего не знаю ни о самом Фосельме, ни о его предках, — пожал плечами старший брат.

— У него большой дом, — добавил средний. — Он никому не отказывает в приюте.

— Даже сейчас из его трубы идет дым, — сказал младший. — Отдай нам деньги и можешь идти на все четыре стороны. Наступает ночь, а нам надо еще приготовиться защищаться от виспов.

Кугель полез в свою сумку и, покопавшись в яблоках, извлек оттуда пять терциев.

— Я расстаюсь с этими деньгами не затем, чтобы угодить вам, а чтобы наказать себя за попытку помочь невежественным крестьянам.

На него вновь обрушился поток брани, но деньги были приняты и Кугель ушел. Слегка удалившись от повозки, он услышал, как братья залились хриплым хохотом.

Мермеланты беспорядочно развалились в грязи, выискивая своими длинными языками в придорожных лопухах что-нибудь съедобное. Когда Кугель подошел к ним, вожак заговорил, но слов было почти не разобрать из-за того, что рот у него был набит травой.

— Почему эти дуралеи смеются?

Кугель пожал плечами.

— Я помог им своим волшебством, и их колесо улетело, так что мне пришлось дать им пять терциев, чтобы унять их вопли.

— Шутка, глупая и нахальная, — прошамкал мермелант. — Еще час назад они послали мальчика в деревню за новым колесом. Они уже собрались закатить сломанное колесо в канаву, когда увидели тебя.

— Я не придаю значения таким пустякам, — отмахнулся Кугель. — Они посоветовали мне переночевать в доме Фосельма. С другой стороны, я сомневаюсь в их честности.

— Ох уж эти злокозненные конюхи! Они воображают, что могут обвести вокруг пальца кого угодно! Они же послали тебя к колдуну с сомнительной репутацией!

Кугель с беспокойством оглядел окрестности.

— А нет ли поблизости какого-нибудь другого пристанища?

— Наши конюхи когда-то пустили на постой нескольких путников, а потом убили их в собственных постелях, но никто из них не захотел хоронить тела, так что они бросили это занятие. А другое ближайшее жилье в двадцати милях.

— Это плохая новость, — приуныл Кугель. — А как надо вести себя с Фосельмом?

Мермеланты зачавкали травой.

— А у тебя есть с собой пиво? Мы знатные пивохлёбы и всем показываем свои животы.

— У меня нет ничего, кроме диких яблок, и я с удовольствием поделюсь ими.

— Да, было бы неплохо, — согласился мермелант, и Кугель раздал все плоды, которые нес в сумке.

— Если пойдешь к Фосельму, остерегайся его козней! Толстый торговец выжил потому, что всю ночь распевал непристойные песни и ни разу не повернулся к колдуну спиной.

Один из крестьян обошел телегу и раздраженно остановился при виде Кугеля.

— Что ты здесь делаешь? Прекрати докучать нашим мермелантам и проваливай отсюда!

Не удостоив его ответом, Кугель пошел по дороге. Он дошел до жилища Фосельма, когда солнце уже коснулось лесистого горизонта. Это было беспорядочно построенное деревянное сооружение в несколько этажей, с множеством пролетов, низкими квадратными башенками, в которых тут и там были понатыканы окна, с балконами, козырьками, высокими фронтонами и дюжиной высоких тонких труб.

Спрятавшись за деревом, Кугель рассмотрел дом. В нескольких окнах горел свет, но Кугель не заметил внутри ни одного движения. Ему показалось, что жилище милое и вряд ли кому-то могло прийти в голову, что в нем живет вероломный злодей. Пригибаясь и прячась в тени деревьев и кустарников, Кугель подошел к зданию. Украдкой, точно огромный кот, он подобрался к окну и заглянул внутрь. За столом читал какую-то книгу человек неопределенного возраста, сутулый и практически лысый, если не считать каштановой с проседью челки. Длинный крючковатый нос странно выделялся на довольно плоском лице с близко посаженными выпуклыми молочно-золотистыми глазами. У него были длинные и тощие руки и ноги; одет он был в черный бархатный костюм, на каждом его пальце блестело по перстню, а на указательных — целых три. Лицо колдуна казалось спокойным и безмятежным, и напрасно Кугель искал на нем хоть какой-нибудь знак, намекавший на порочность.

Кугель оглядел комнату и ее обстановку. На серванте вперемешку были свалены всяческие диковины и редкости: пирамида из черного камня, моток веревки, стеклянные бутылки, маленькие маски, висящие на полке, кипы книг, цитра, бронзовый инструмент, состоящий из множества дуг и перекладин, и выточенный из камня букет цветов. Кугель проворно подбежал к парадной двери, где нашел тяжелый медный молоток в форме свисающего из пасти горгульи языка. Он стукнул молотком по двери.

— Откройте! Честному путнику нужен ночлег, и он щедро заплатит за гостеприимство!

Затем он подбежал назад к окну и увидел, как Фосельм поднялся на ноги постоял так некоторое время со склоненной набок головой, а затем вышел из комнаты. Кугель мгновенно открыл окно и забрался внутрь. Потом закрыл окно, схватил с серванта веревку и затаился в темноте. Фосельм вернулся, изумленно качая головой. Он уселся в кресло и вернулся к своей книге. Кугель подошел к нему сзади и накинул петлю вокруг его груди, потом еще и еще: казалось, веревка в мотке никогда не закончится. Очень скоро Фосельм оказался весь замотан в кокон из веревки.

Наконец Кугель обошел кресло и показался колдуну. Тот оглядел его с ног до головы — скорее с любопытством, чем со злостью.

— Могу я осведомиться о причинах этого визита?

— Это всего лишь страх, — ответил Кугель. — Я не осмелился провести ночь под открытым небом, поэтому пришел к твоему дому в надежде найти ночлег.

— А веревка? — Фосельм взглянул на путы, привязывавшие его к креслу.

— Я не могу оскорбить тебя объяснениями, — возмутился Кугель.

— Ты думаешь, что объяснения оскорбят меня сильнее, чем эти веревки?

Кугель нахмурился и побарабанил пальцами по подбородку.

— Твой вопрос куда более глубок, чем может показаться на первый взгляд, он восходит к древним исследованиям противостояния воображаемого и действительного.

Фосельм вздохнул.

— Сегодня я что-то не в настроении философствовать.

— По правде говоря, я и сам позабыл вопрос, — заюлил Кугель.

— Я перефразирую его простыми словами. Зачем ты привязал меня к креслу, вместо того чтобы войти в дом через дверь?

— Если ты так на этом настаиваешь, я буду вынужден открыть нелицеприятную правду. У тебя репутация коварного и непредсказуемого злодея с непреодолимой склонностью к патологическим шуткам.

Фосельм скорчил скорбную мину.

— В таком случае, простое отрицание с моей стороны в твоих глазах не имеет никакого веса. А кто пытался меня очернить?

Кугель с улыбкой покачал головой.

— Как человек чести я должен унести эту тайну с собой в могилу.

— Вот как! — воскликнул Фосельм и, погрузившись в размышления, умолк.

Кугель, краешком глаза следя за пленником, воспользовался случаем и оглядел комнату. Кроме уже замеченного им серванта обстановка состояла из ковра в темно-красных, синих и черных тонах, открытого книжного шкафа и табурета.

Маленькая мошка, летавшая по комнате, приземлилась на лоб Фосельма. Тот вытянул из-под пут руку и смахнул незваную гостью, после чего вернул руку обратно под веревки. Кугель обернулся и застыл с открытым от изумления ртом. Неужели он плохо завязал веревку? Казалось, Фосельм обезврежен так же надежно, как муха в паутине.

Тут внимание Кугеля привлекло чучело птицы четырех футов в высоту, с лицом женщины, обрамленным копной вьющихся черных волос. На ее лбу возвышался двухдюймовый гребень из прозрачной пленки.

— Это гарпия с Зардунского моря, — раздался голос из-за его плеча. — Их осталось очень немного. Они неравнодушны к плоти утонувших моряков и, когда корабль обречен, собираются вокруг него в ожидании добычи. Обрати внимание на ее уши, — палец Фосельма протянулся над плечом Кугеля и отодвинул волосы, — они совершенно такие же, как у русалок. Осторожней с гребнем! — Палец уперся в основание зубцов. — Острия ядовитые!

Кугель потрясенно оглянулся и увидел, что палец удалился, остановившись по пути, чтобы почесать нос Фосельма, а затем снова исчез под веревками.

Кугель быстро пересек комнату и проверил путы, вроде бы туго натянутые. Шляпа Кугеля оказалась перед самым носом у волшебника, и тот, заметив украшающую ее чешуйку, тихонько присвистнул сквозь зубы.

— А у тебя исключительно нарядная шляпа, — заметил он. — Потрясающий фасон, хотя в таком краю, как этот, ты с тем же успехом мог бы натянуть себе на голову кожаный чулок. — С этими словами он взглянул в свою книгу.

— Вполне возможно, — согласился Кугель. — Но когда солнце потухнет, обыкновенный балахон будет соответствовать всем требованиям скромности.

— Ха-ха! Тогда все фасоны станут бессмысленными! Забавное замечание! — Фосельм украдкой заглянул в книгу. — А эта милая безделушка — где ты нашел такую прелестную вещицу? — И Фосельм снова метнул взгляд в книгу.

— Эту блестку я подобрал по пути, — беспечно отмахнулся Кугель. — А что это за книга, от которой ты не можешь оторваться? — Он поднял книгу. — Гм. «Рецепты деликатесов мадам Мильгрим».

— Верно, и я как раз вспомнил, что пора помешать морковный пудинг. Возможно, ты присоединишься к моей скромной трапезе? Тзат! — бросил Фосельм через плечо.

Веревки упали на пол, свернувшись в маленький свободный моток, и волшебник поднялся на ноги.

— Я не ждал гостей, поэтому сегодня мы поужинаем на кухне. Но я должен поспешить, а не то пудинг пригорит!

На своих длинных ногах с выступающими коленями он прошествовал на кухню вместе с Кугелем, который нерешительно плелся позади него. Фосельм указал ему на стул.

— Садись, а я соберу нам небольшую закуску — ничего перченого или тяжелого, не возражаешь? Никакого мяса и вина, поскольку они воспламеняют кровь и, согласно мадам Мильгрим, вызывают флактомию! Вот отличный сок из ягод джингл — очень рекомендую! Затем мы воздадим должное чудесному травяному рагу и нашему морковному пудингу.

Кугель уселся за стол и с неприкрытой настороженностью стал наблюдать за тем, как Фосельм снует туда-сюда, собирая небольшие плошки с пирогами, консервами, компотами и овощными пастами.

— У нас будет настоящий пир! Я редко потакаю своим желаниям, но сегодня, с таким изысканным гостем, можно позволить себе небольшое послабление! — Он на минуту оторвался от своих дел. — Ты назвал мне свое имя? С каждым годом я становлюсь все более рассеянным!

— Меня зовут Кугель, я родом из Альмери, куда сейчас и возвращаюсь.

— Альмери! Путь туда не близок, и на каждом шагу поджидают удивительные зрелища, точно так же, как и множество опасностей! Завидую твоей непоколебимости! Ну что, примемся за ужин?

Кугель ел только те блюда, которые пробовал сам Фосельм, и, казалось, не замечал никаких пагубных воздействий. Фосельм, аккуратно отщипывал по кусочку оттуда и отсюда, пространно предаваясь беседе.

— У меня немало не самых достойных тезок в этом краю. Вероятно, в Девятнадцатую эру был такой Фосельм, действительно вспыльчивого нрава, и еще могло быть множество Фосельмов спустя многие столетия, хотя через эпохи жизни отдельных людей сливаются в одну. Меня бросает в дрожь при одной мысли об их деяниях… Теперь наши местные злодеи — клан фермеров. Они, конечно, в сравнении с древними Фосельмами просто ангелы милосердия, но у них есть несколько скверных привычек. Они поят своих мермелантов пивом, а потом посылают пугать путешественников. Однажды эти животные осмелились прийти сюда, стуча копытами по крыльцу и демонстрируя свои животы. Они кричали: «Пива! Налейте нам хорошего пива!» Разумеется, я не держу в доме подобной гадости. Я сжалился над ними и подробно разъяснил общие черты опьянения, но они отказались слушать и осыпали меня бранью. Представляешь? «Ты, старый лживый трезвенник, мы уже наслушались твоего глупого кваканья, а теперь хотим получить пива!» Так и сказали! Тогда я ответил: «Замечательно, вы получите ваше пиво». И приготовил настой из прогоркшего пивного сусла и нуксиума, остудил его и заставил пениться на манер пива. Я объявил: «Это единственное пиво, которое у меня есть» — и разлил его в кувшины. Они окунули туда свои носы и выхлебали все в один присест. В тот же миг сморщились, как мокрицы, упали замертво и лежали так полтора дня. Наконец протрезвели, поднялись на ноги, самым непринужденным образом загадили мне весь двор и были таковы. С тех пор они больше не возвращались, надеюсь, мое маленькое наставление научило их умеренности.

Кугель склонил голову набок и поджал губы.

— Любопытная история.

— Спасибо. — Фосельм кивнул и улыбнулся, точно погрузившись в приятные воспоминания. — Кугель, ты замечательный слушатель, кроме того, не вылизываешь всю еду на тарелке, а потом не выпрашиваешь жадным взглядом добавки. Мне нравятся утонченность и чувство стиля. Право, ты мне приглянулся. Давай подумаем, что можно сделать, чтобы облегчить твой жизненный путь. Чай будем пить в гостиной: лучший сорт «Янтарного крыла мотылька» для уважаемого гостя! Пойдешь первым?

— Я подожду и пойду вместе с тобой, — отказался Кугель. — Было бы невежливо поступить иначе.

— У тебя не такие манеры, как у всех этих теперешних юнцов, которые только о себе и думают, а, скорее, как у людей старого поколения, — сердечно проговорил Фосельм.

Под бдительным оком Кугеля волшебник приготовил чай и разлил его по изящным чашечкам из очень тонкого фарфора.

— А теперь — в гостиную, — кивнул он Кугелю.

— Иди первым, если не против.

На лице Фосельма отразилось изумление, однако он пожал плечами и отправился в гостиную.

— Садись, Кугель. Зеленое бархатное кресло — очень удобное.

— Мне как-то тревожно, — ответил Кугель. — Я лучше постою.

— Ну тогда хотя бы сними свою шляпу, — сказал Фосельм, и в его голосе прозвучали раздраженные нотки.

— Разумеется, — отозвался Кугель.

Фосельм с любопытством наблюдал за действиями Кугеля.

— Что ты делаешь?

— Отцепляю бляху. — Кугель взял чешуйку через сложенный платок, чтобы не обжечь руки, и спрятал ее в мешок. — Она тяжелая и острая, боюсь, как бы не повредила твою чудесную мебель.

— Ты очень деликатный молодой человек и заслуживаешь маленького подарка. Например, я могу подарить тебе вот эту веревку: она принадлежала Лажнасценту Лемурианскому и обладает магическими свойствами. Например, подчиняется приказаниям — она растягивается и удлиняется, не теряя при этом своей прочности, на такую длину, которая тебе понадобится. Я вижу, у тебя при себе великолепный старинный меч. Эта филигрань на эфесе выдает руку Харая из Восемнадцатой эры. Сталь, должно быть, отменного качества, но острый ли он?

— Ну конечно, — ответил Кугель. — Я мог бы побриться его лезвием при желании.

— Тогда отрежь себе сколько хочешь от этой веревки, ну, скажем, десять футов. Она как раз поместится в твой мешок, а по твоему приказу сможет растянуться и на десять миль!

— Вот это истинная щедрость! — восхитился Кугель, отмеряя условленную длину. Взмахнув мечом, рубанул по веревке, но никакого эффекта не последовало. — Очень странно.

— Ах ты, какая досада! И все это время ты считал, что у тебя острый меч, — озорно ухмыльнулся Фосельм. — Возможно, нам удастся поправить эту беду.

Он вынул из шкафа длинную коробку, в которой обнаружился сверкающий серебристый порошок.

— Опусти меч в блескучку, — велел Фосельм. — Но ни в коем случае не прикасайся к порошку, а то твои пальцы превратятся в жесткие серебряные прутья.

Кугель подчинился. Когда он вытащил меч, с него мелким дождем посыпалась сверкающая пыль.

— Отряхни его хорошенечко, — посоветовал Фосельм. — Избыток только поцарапает ножны.

Кугель тряс мечом, пока весь порошок не осыпался. Лезвие замерцало маленькими искорками, а сам клинок, казалось, засветился.

— Ну же! — поторопил Фосельм. — Режь!

Меч разрубил веревку с такой легкостью, будто это была обычная водоросль.

Кугель осторожно смотал веревку.

— А как ей приказывать?

Фосельм поднял оставшуюся веревку.

— Если хочешь, чтобы она обмоталась вокруг чего-нибудь, подбрось ее и произнеси заклинание «Тзип!», вот так…

— Стоп! — воскликнул Кугель, взмахнув мечом. — Демонстрации не нужно!

Фосельм рассмеялся.

— Кугель, ты проворен, что твоя пташка. И все же меня снедает тревога за твое будущее. В этом безумном мире живчики погибают молодыми. Не бойся веревки, я не стану действовать в полную силу. Взгляни, пожалуйста! Чтобы развязать веревку, крикни «Тзат!», и она вернется к тебе в ладонь. Вот так.

Фосельм отступил и поднял руки, как человек, которому нечего скрывать.

— Похоже ли мое поведение на поведение «коварного и непредсказуемого злодея»?

— Вне всякого сомнения, в том случае, если злодей в целях обмана решит притвориться альтруистом.

— А как тогда отличить злодея от альтруиста?

Кугель пожал плечами.

— Это не слишком значительное отличие.

Фосельм, казалось, не обратил на его слова никакого внимания; его деятельный ум уже перескочил на новую тему.

— Меня воспитывали в старых традициях! Мы черпаем силу в незыблемых истинах, под которыми ты, как аристократ, несомненно, подпишешься! Я прав?

— Совершенно верно, во всех отношениях! — горячо воскликнул Кугель. — Разумеется, отдавая себе отчет в том, что эти незыблемые истины отличаются для разных краев и даже для разных людей.

— И все же некоторые истины всеобщие, — возразил Фосельм. — К примеру, древний обычай обмена подарками между хозяином и гостем. Как альтруист, я угостил тебя прекрасной питательной едой, подарил волшебную веревку и продлил жизнь твоему мечу. Ты от всего сердца спросишь, что мог бы подарить мне взамен, но я попрошу у тебя лишь уважения…

Кугель с великодушной непосредственностью перебил его:

— Оно навеки твое и не знает границ, так что незыблемые истины соблюдены. А сейчас, Фосельм, я чувствую, что несколько утомлен, и поэтому…

— Кугель, как ты великодушен! Случайно, одиноко бредя по жизненному пути, мы встречаем человека, который внезапно становится дорогим и верным другом. Мне жаль будет расставаться с тобой! Ты непременно должен оставить мне какой-нибудь маленький сувенир, и на самом деле я не претендую на существенное, отдай мне блестящую безделушку, которую носишь на своей шляпе. Пустячок, символ, не более, но он станет напоминать мне о тебе — до того счастливого дня, когда ты вернешься! Можешь отдать мне ее прямо сейчас.

— С удовольствием, — ответил Кугель. С огромной осторожностью он пошарил в сумке и извлек оттуда бляху, которая украшала шляпу изначально. — С самыми теплыми пожеланиями вручаю тебе эту безделушку.

Фосельм несколько секунд смотрел на этот дар, затем поднял на Кугеля исполненный благодарности взгляд своих молочно-золотистых глаз.

— Кугель, ты дал мне слишком много! Это ценный предмет — нет, не возражай мне! — но я хочу получить ту аляповатую бляху с фальшивым красным камнем в центре, которую видел у тебя раньше. Ну же, я настаиваю! Она всегда будет висеть в моей гостиной на почетном месте.

Кугель мрачно улыбнулся.

— В Альмери живет Юкоуну, Смеющийся маг.

Фосельм невольно сморщился.

— Когда мы встретимся, — продолжал Кугель, — он спросит меня: «Кугель, где мой "Нагрудный взрывающий небеса фейерверк", который был вверен твоим заботам?» И что я ему отвечу? Что не смог отказать Фосельму из земли Падающей Стены?

— Над этим вопросом необходимо поразмыслить, — пробормотал Фосельм. — Одно решение прямо-таки напрашивается. Если бы, к примеру, ты решил не возвращаться в Альмери, тогда Юкоуну никогда не узнал бы об этом. Или, допустим… — Фосельм внезапно умолк.

Прошел миг, и он вновь заговорил голосом, исполненным любезности:

— Ты, должно быть, утомлен и валишься с ног. Но сначала глотни ароматической настойки, которая успокаивает желудок и укрепляет нервы!

Кугель попытался отклонить это предложение, но колдун отказался слушать. Он принес маленькую черную бутылочку и два хрустальных кубка. В бокал Кугеля он налил на полдюйма бледной жидкости.

— Я сам перегонял ее, — с гордостью пояснил Фосельм. — Посмотрим, придется ли она тебе по вкусу.

Небольшой мотылек подлетел к кубку Кугеля и внезапно замертво упал на стол. Кугель вскочил на ноги.

— Сегодня мне не понадобится успокоительное, — сказал он. — Где я буду спать?

— Пойдем. — Фосельм повел Кугеля вверх по лестнице и распахнул дверь в комнату. — Это уютная спаленка, где ты отлично отдохнешь.

Кугель отошел от двери.

— Там нет окон! Мне будет душно.

— Да? Ладно, давай заглянем в другую комнату… Как тебе вот эта? Здесь замечательная мягкая постель.

— А что это за тяжелая решетка над кроватью? — с сомнением в голосе спросил Кугель. — Вдруг она свалится прямо мне на голову?

— Кугель, что за пессимизм? Старайся найти во всем светлую сторону! Заметил ли ты, например, чудесную вазу с цветами у кровати?

— Она прелестна! Давай посмотрим другую комнату!

— Сон есть сон! — раздраженно заявил Фосельм. — Ты всегда такой привередливый? Ну хорошо, а как тебе нравится эта прекрасная спальня? Здесь замечательная кровать и широкое окно. Могу только надеяться, что у тебя не закружится голова от высоты.

— Эта мне вполне подойдет, — кивнул Кугель. — Фосельм, я желаю тебе спокойной ночи.

Фосельм гордо прошествовал по коридору. Кугель запер дверь и распахнул окно. На фоне звездного неба вырисовывались тонкие высокие трубы и одинокий кипарис, возвышающийся над домом. Кугель привязал конец подаренной ему веревки к ножке кровати и пнул ее; кровать, в мгновение ока утратив вес, всплыла в воздух. Кугель подтащил ее к окну и вытолкнул наружу. Он потушил лампу, взобрался на ложе и подтолкнул его в сторону кипариса, к ветке которого привязал другой конец веревки.

— Веревка, тянись! — скомандовал затем.

Веревка повиновалась, и Кугель взмыл к темному небу, оставляя дом далеко внизу. Кугель подождал, пока веревка не растянулась на сотню ярдов, затем отдал другой приказ.

— Веревка, прекрати тянуться!

Кровать с мягким толчком остановилась. Кугель устроился поудобнее и стал наблюдать за домом. Прошло полчаса. Кровать покачивалась на переменчивом ночном ветру, и Кугель задремал под пуховым одеялом. Веки его отяжелели… Вдруг из окна комнаты, в которой он должен был ночевать, что-то беззвучно вспыхнуло. Кугель заморгал и, сев, увидел, как пузыри блестящего бледного газа вырываются из окна. В комнате вскоре стало темно, как и прежде. Миг спустя в окне замерцал огонек лампы, и на фоне желтого прямоугольника показалась угловатая фигура Фосельма с прижатыми к бокам локтями. Он туда-сюда вертел головой, вглядываясь во тьму. Наконец он ушел, и комната погрузилась во мрак. Кугелю стало очень неуютно, и он вцепился в веревку, произнеся: «Тзат!»

Веревка развязалась и повисла в его руках.

— Веревка, укоротись! — раздался его голос. Веревка снова стала десяти футов в длину.

Кугель оглянулся на дом.

— Фосельм, каковы бы ни были твои деяния или злодеяния, я благодарен тебе за эти веревку и постель, несмотря на то что мне придется спать на воздухе.

Он свесился с края кровати и в звездном свете разглядел дорогу. Ночь была совершенно тихой. Слабый поток воздуха подхватил его и неторопливо повлек на запад. Кугель повесил свою шляпу на спинку кровати, лег на спину, натянул одеяло на голову и уснул. Ночь шла своим чередом. Звезды медленно пересекали небо. Из пустыни донесся унылый крик виспа. Потом все затихло.

* * *

Кугель проснулся на рассвете и довольно долго не мог сообразить, где находится. Он спустил было ногу с кровати, затем вновь втянул ее назад резким рывком. Вдруг на солнце вырисовалась черная тень, и тяжелый черный предмет спикировал на кровать Кугеля. Это был пельгран, судя по шелковистой серой шерсти на брюшке, среднего возраста. Его двухфутовую голову венчал черный рог, похожий на рог жука-оленя, а жуткая морда скалилась белыми клыками. Усевшись на спинку кровати, точно на насест, чудище разглядывало Кугеля с кровожадным и одновременно изумленным видом.

— Сегодня я позавтракаю в постели, — сказал пельгран. — Нечасто мне доводилось так себя побаловать.

Он потянулся и цапнул Кугеля за щиколотку, но тот вырвался. Кугель схватился за эфес меча, но не сумел вытащить его из ножен. Отчаянно пытаясь освободить оружие, он задел кончиком ножен свою шляпу; пельгран, привлеченный красным отблеском, потянулся к ней. Кугель изо всех сил швырнул «Фейерверк» прямо ему в морду. Широкие поля шляпы и собственный ужас помешали Кугелю отследить ход событий. Кровать подпрыгнула вверх, как будто освободившись от груза, а пельгран пропал.

Кугель в недоумении огляделся по сторонам. Пельгран исчез, как будто сквозь землю провалился. Кугель бросил взгляд на «Фейерверк», который, казалось, засиял чуть ярче.

Очень аккуратно Кугель примостил шляпу у себя на голове. Взглянув вниз, он заметил, что по дороге катится маленькая двухколесная тачка, которую толкает толстый мальчишка лет двенадцати-тринадцати. Кугель бросил вниз веревку так, что она обвила пень, и подтянул кровать к земле. Когда мальчик покатил свою тележку мимо него, Кугель выпрыгнул на дорогу с криком:

— Стой! А ну-ка, что у нас здесь?

Перепуганный мальчишка отскочил.

— Это новое колесо от телеги и завтрак для моих братьев: горшок рагу, коврига хлеба и кувшин вина. Если ты грабитель, то вряд ли сможешь здесь чем-нибудь поживиться.

— Позволь мне решать! — отрезал Кугель.

Он пнул колесо, чтобы сделать его невесомым, и одним ударом послал в небо, заставив мальчишку застыть в изумлении с разинутым ртом. Затем Кугель вытащил из тачки горшок с рагу, хлеб и вино.

— Можешь идти дальше, — сказал он мальчику. — Если твои братья спросят, куда делись колесо и их завтрак, назови им имя «Кугель» и скажи «пять терциев».

Мальчишка пустился бежать со своей тележкой. Кугель перенес горшок с рагу, хлеб и вино на кровать и, отвязав веревку, взмыл высоко в воздух. На дороге показались три запыхавшихся фермера, следом за ними трусил мальчишка.

— Кугель! Ты где? Нам надо перекинуться с тобой парой слов! — кричали люди.

А один из них коварно добавил:

— Мы хотим вернуть тебе твои пять терциев!

Кугель не снизошел до ответа. Мальчик, пытавшийся отыскать взглядом летящее в небе колесо, заметил кровать и показал на нее братьям, и фермеры, малиновые от злости, яростно потрясая кулаками, разразились бранью. Несколько минут Кугель невозмутимо выслушивал их ругательства, забавляясь всем происходящим, пока крепчающий бриз не понес его к холмам и Порт-Пергушу.

 

Часть IV

Из Порт-Пергуша в Каспара-Витатус

 

Глава первая

На пристани

Попутный ветер с комфортом нес Кугеля на его кровати над холмами. Когда последняя вершина осталась позади, глазам путешественника открылся бескрайний простор и дельта реки Ченг, раскинувшаяся с запада на восток. На западе Кугель заметил на берегу россыпь обветшалых серых строений — Порт-Пергуш. У причала стояли на якоре с полдюжины кораблей, на столь огромном расстоянии их было не отличить друг от друга.

Кугель заставил кровать снизиться, свесив с одной стороны меч, а с другой — башмаки, так чтобы их захватило силой притяжения. Подгоняемую порывами переменчивого ветра кровать швыряло туда-сюда, пока наконец она не рухнула в заросли болотного тульсифера в нескольких ярдах от места, где начиналась вода.

С большой неохотой покинув мягкую и удобную кровать, Кугель направился к идущей вдоль реки дороге через болотистый торфяник, буйно заросший дюжиной более или менее ядовитых растений: черными и красновато-коричневыми лопухами, волдыряником, хёрзом, усыпанным коричневыми цветками, брезгливым виноградом, который при приближении Кугеля с отвращением шарахнулся. Голубые ящерицы сердито зашипели, и путник в скверном настроении из-за прикосновения к жгучему волдырянику позволил себе выругаться:

— Заткнитесь, паразиты! Я и не ожидал ничего другого от поганых тварей!

Ящерицы, уловив суть злобного высказывания Кугеля, начали наскакивать на него, шипя и плюясь, пока тот не схватил сухую ветку и, стуча ею по земле, не отогнал их прочь.

Наконец ему удалось выбраться на дорогу. Он почистил свою одежду, похлопал шляпой по ноге, стараясь не задеть «Фейерверк». Затем, перевесив меч, чтобы он выглядел как можно более щегольски, Кугель направился к Порт-Пергушу.

День был в самом разгаре. Дорогу с обеих сторон обрамлял ряд высоких кедров, и Кугель то выходил из черной тени на красный солнечный свет, то снова нырял в тень. На склоне холма он заметил одинокую хижину, а на берегу реки — гниющие баржи. Дорога вела его мимо древнего кладбища, осененного беспорядочными рядами кипарисов, затем повернула к реке, обегая отвесный утес, где ютился разрушенный дворец.

Дорога прямиком вела в город, а там огибала главную площадь, после чего пролегала перед большим полукруглым зданием, некогда служившим театром или концертным залом, но ныне превращенным в трактир. После она возвращалась к береговой линии и шла мимо тех кораблей, которые Кугель заметил с высоты. В мозгу его неотступно вертелся вопрос: могла ли «Галанте» еще стоять в порту? Маловероятно, но все же не исключено. Кугелю совсем не улыбалось встретиться лицом к лицу с капитаном Баунтом, Дрофо, госпожой Сольдинк или с самим господином Сольдинком.

Остановившись, он отрепетировал несколько приветствий, которые можно было бы использовать, чтобы сгладить возможную напряженность. Через некоторое время Кугель признался себе, что ни одно из них не увенчалось бы успехом, и решил, что в таком случае сойдет обычный поклон или просто неопределенный кивок головой. Продолжая держать ухо востро, Кугель неторопливо зашел на один из обветшалых причалов. Там он обнаружил три больших корабля и еще два небольших каботажных судна в придачу к паромам на противоположной стороне. К величайшему облегчению, «Галанте» среди них не оказалось.

Первое и самое дальнее по течению реки судно было тяжелой безымянной баржей, очевидно предназначенной для торговли на реке. Второе, большой трехмачтовый каррак под названием «Лейкидион», вроде было на ремонте. Третье, ближайшее к площади и носившее имя «Аввентура», являлось нарядной яхтой, немного уступавшей размерами своим соседям, и стояло под погрузкой.

На пристани царило сравнительное оживление — громыхали телеги, перекликались и переругивались грузчики, а с баржи доносился разухабистый перелив гармоники. Какой-то коротышка, толстенький и румяный, в форме мелкого чиновника, остановился, окинул Кугеля оценивающим взглядом и скрылся в одном из близлежащих пакгаузов.

На палубе «Лейкидиона», облокотившись на леер, стоял полный мужчина в синем костюме в белую полоску, в конической черной шляпе со свисающей у правого уха золотой цепочкой и с золотой втулкой в левой щеке — наряде жителей Кастиллионского побережья. Кугель уверенным шагом приблизился к кораблю и, придав лицу добродушное выражение, приветственно помахал рукой. Капитан корабля бесстрастно взглянул на него и никак не отреагировал на приветствие.

— Прекрасный корабль, — крикнул Кугель. — Я вижу, он немного неисправен.

Капитан наконец снизошел до ответа.

— Меня уже уведомили об этом.

— Куда вы пойдете, когда закончится ремонт?

— В Литтикут и Три Сестры или в Вой, если будет груз.

— Мне нужен корабль на Альмери, — сказал Кугель.

— Здесь ты его не найдешь, — с угрюмой ухмылкой отвечал капитан. — Я не трус, но голова на плечах у меня есть.

— Ну, кто-то же здесь должен плавать на юг от Порт-Пергуша! — возразил Кугель.

Капитан пожал плечами и взглянул на небо. Кугель нетерпеливо сжал эфес своего меча.

— Посоветуйте, как мне отправиться на юг?

— Морем! — Капитан ткнул пальцем в направлении «Аввентуры». — Поговори с Вискишем, он дилк и настоящий безумец. Если щедро заплатишь, он повезет тебя хоть в пасть к самому Джихану.

— Я точно знаю, — сказал Кугель, — в Порт-Пергуш из Саскервоя доставляют ценные грузы, которые затем переправляются в Альмери.

Капитан слушал его без особого интереса.

— Вероятней всего, их перевозят караваном, например, Ядкомо или Вармус. Или Вискиш везет их на юг на «Аввентуре». Все дилки сумасшедшие. Они думают, что будут жить вечно, и плюют на опасности. На мачтах их кораблей привязаны фонари, чтобы, когда потухнет солнце, они могли найти обратный путь по морю в свою Дилклюзу.

Кугель открыл рот, чтобы задать еще один вопрос, но капитан уже ушел в свою каюту. Пока они беседовали, из пакгауза вышел тот самый маленький толстенький человечек, который встретился Кугелю на пристани. Он несколько минут прислушивался к разговору, затем проворно направился к «Аввентуре». Взбежав по трапу, он исчез в одной из кают и почти тут же вернулся к трапу, где немного задержался, а затем, не обращая на Кугеля никакого внимания, исполненной достоинства походкой прошел назад в пакгауз.

Кугель отправился на «Аввентуру», надеясь по меньшей мере узнать, куда Вискиш собирается плыть. У основания трапа было вывешено объявление, которое Кугель прочитал с величайшим интересом:

ПАССАЖИРЫ, ОТПРАВЛЯЮЩИЕСЯ НА ЮГ,

ВНИМАНИЕ!

ПОРТЫ ЗАХОДА ОПРЕДЕЛЕНЫ. СРЕДИ НИХ:

МАХЕИЗ И ТУМАННЫЙ ОСТРОВ,

ЛАВРРАКИ-РЕАЛ, ОКТОРУС, КАИИН,

РАЗЛИЧНЫЕ ПОРТЫ АЛЬМЕРИ.

ВХОД НА КОРАБЛЬ БЕЗ БИЛЕТА ЗАПРЕЩЕН!

ПРИОБРЕТАЙТЕ БИЛЕТЫ У БИЛЕТНОГО КАССИРА

В СЕРОМ ПАКГАУЗЕ НА ПРОТИВОПОЛОЖНОМ

КОНЦЕ ПРИСТАНИ.

Кугель широкими шагами пересек пристань и вошел в пакгауз. На крайней двери красовалась старая вывеска:

БИЛЕТНАЯ КАССА

Кугель вступил в помещение, где обнаружил того же самого маленького толстенького человечка в темной форме, он сидел за обшарпанным столом и что-то писал в гроссбухе.

Чиновник оторвался от своей работы.

— Что вам угодно, сэр?

— Я хочу взять билет на «Аввентуру» до Альмери.

Кассир перевернул страницу гроссбуха и нерешительно взглянул на группу записей.

— Очень сожалею, но все билеты уже проданы. Жаль… Минуточку! Кто-то мог отказаться от билета! Если так, вам очень повезло, поскольку в этом году другого рейса не будет… Посмотрим. Да! Иерарх Хоппл заболел.

— Превосходно! Сколько стоит билет? — Оставшийся билет — в каюту первого класса, с улучшенным питанием, и стоит он двести терциев.

— Что? — не веря своим ушам, воскликнул Кугель. — Это же совершенно несусветная цена! У меня в кармане всего сорок пять терциев, и ни гроша больше.

Кассир согласно кивнул.

— Вам снова повезло. Иерарх внес за билет сто пятьдесят терциев задатка, каковая сумма не возвращается. Не вижу, почему бы нам не добавить ваши сорок пять терциев к этим деньгам? Хотя в целом это составляет лишь сто девяносто пять терциев, вы получите ваш билет, а я немножечко подчищу нашу бухгалтерию.

— Исключительно любезно с вашей стороны! — воскликнул Кугель.

Вынув из кошелька деньги, он расплатился с кассиром, и тот выдал ему клочок бумаги с нацарапанными на нем значками, совершенно непонятными.

— Ваш билет, пожалуйста.

Кугель бережно сложил билет и спрятал его в кошелек.

— Надеюсь, я сейчас же смогу отправиться на корабль, поскольку теперь у меня нет денег, чтобы расплатиться за кров и еду где-либо в другом месте.

— Уверен, что никаких препятствий не возникнет, — замахал руками маленький кассир. — Но если вы минуточку подождете здесь, я сбегаю на корабль и переговорю с капитаном.

— Как это мило, — сказал Кугель, устраиваясь в кресле.

Кассир вышел из помещения.

Прошло десять минут, затем двадцать, потом полчаса. Кугель начал тревожиться и, подойдя к двери, оглядел пристань, но кассира нигде не было видно.

— Странно, — буркнул Кугель.

Он заметил, что объявление, висевшее раньше у трапа «Аввентуры», исчезло.

— Ну, естественно! — ободрил себя Кугель. — Теперь все билеты распроданы, и реклама больше не нужна.

В это время на пристани появился высокий рыжеволосый мужчина с мускулистыми руками и ногами, который, по всей видимости, немного перебрал в трактире. Шатаясь, он взобрался по трапу и ввалился в каюту.

— Ага! — сказал Кугель. — Вот в чем дело. Это капитан Вискиш, а кассир ждал его возвращения. Сейчас он спустится сюда.

Прошло еще десять минут. Солнце уже погрузилось в воды дельты Великого Ченга, и на Порт-Пергуш опустилась темная розовая мгла.

Капитан снова появился на палубе, чтобы проследить за перегрузкой провизии с телеги на яхту. Кугель решил больше не ждать. Он поправил шляпу, надев ее под должным углом, перешел дорогу, взошел по сходням и представился капитану Вискишу.

— Сэр, я Кугель, один из пассажиров первого класса на вашем судне.

— На моем судне все пассажиры едут первым классом! — заявил капитан Вискиш. — На «Аввентуре» нет всего этого крючкотворства!

Кугель открыл рот, чтобы обговорить условия своего билета, затем снова закрыл его — возражать значило высказать аргумент в пользу крючкотворства. Он понаблюдал за тем, как съестные припасы начали перегружать на корабль; провиант, казалось, был наилучшего качества.

— Провизия выглядит более чем достойно. Кажется, у ваших пассажиров неплохой стол!

Капитан Вискиш разразился хриплым отрывистым смехом.

— На борту «Аввентуры» первым делом заботятся о деле! Провизия действительно отменная, она предназначена для меня и для команды. Пассажиры едят бобы и манку, а если доплачивают, то им позволяется еще немного кангола.

Кугель разочарованно вздохнул.

— Могу я узнать, сколько плыть отсюда до Альмери?

Капитан Вискиш посмотрел на Кугеля в пьяном изумлении.

— Альмери? Чего ради кому-то плыть в Альмери? Сперва ты вляпываешься в болото из вонючей тины на сотню миль. Корабль зарастает водорослями и кишит тьмой насекомых. Дальше находится залив Водоворотов, потом Тихое море, которое сейчас терроризируют пираты с Йахардинского берега. Потом, если не делать большой крюк на запад вокруг островов Облака, придется пройти через Сельюн и целую уйму опасностей.

Кугель пришел в бешенство.

— Как прикажете это понимать? Вы что, не плывете на юг, в Альмери?

Капитан Вискиш хлопнул себя по груди огромной красной ручищей.

— Я — дилк, и мне неведом страх! И все-таки, когда смерть входит через дверь, я убегаю от нее через окно. Мой корабль пойдет безопасным курсом на Литтикут, оттуда в Аль-Халамбар, затем в Ведьмин Нос и к Трем Сестрам, а оттуда тем же путем назад в Порт-Пергуш. Если хочешь плыть, плати и получишь в свое полное распоряжение гамак.

— Я уже купил билет! — разбушевался Кугель. — На юг, до Альмери, через Махейз!

— В эту мерзкую дыру? Никогда. Дай-ка мне взглянуть на твой билет.

Кугель показал документ, выданный ему мнимым кассиром. Капитан Вискиш повертел его и так, и этак.

— Мне ничего об этом не известно. Я даже не могу его прочитать. А ты?

— Это несущественно. Вы должны доставить меня в Альмери или вернуть мне мои деньги в сумме сорока пяти терциев.

Капитан Вискиш в изумлении покачал головой.

— В Порт-Пергуше полно плутов и мошенников, но ты своей фантазией и изобретательностью превзошел всех. Но ничего не выйдет. Немедленно убирайся с моего корабля!

— Не уберусь, пока вы не вернете мне мои сорок пять терциев! — Кугель многозначительно положил руку на рукоятку меча.

Капитан Вискиш схватил Кугеля за ворот и за штаны, поволок его по палубе и спустил с трапа.

— И не возвращайся больше — у меня дел невпроворот. Эгей, перевозчик! Мы должны привезти еще одну партию! Мне пора в путь!

— Всему свое время. Мне еще нужно отвезти партию Вармусу для его каравана. А теперь заплатите за доставленную партию. Я веду дела только за наличные.

— Тогда выставь мне счет, и мы проверим все пункты.

— Это излишне. Все товары уже на борту.

— Они будут на борту, когда я скажу, что они на борту. А до того момента ни терция не получишь.

— Вы только задерживаете последнюю партию, а мне еще нужно доставить груз Вармусу.

— Тогда я сделаю свою собственную опись и заплачу по этому счету.

— Ни за что!

Ворча по поводу задержки, перевозчик зашел на «Аввентуру». Кугель пересек причал и обратился к грузчику:

— Минуточку вашего драгоценного времени, пожалуйста! Сегодня днем мне пришлось иметь дело с маленьким толстеньким человечком в темной форме. Где я могу его найти?

— Похоже, вы говорите о бедном старом мастере Саббасе. У него очень трагическая история. Когда-то он владел и управлял перевозным бизнесом. Но он выжил из ума и теперь называет себя Сабом-жуликом, всем на потеху. У него есть сын, мастер Йодер, это он сейчас зашел на «Аввентуру» к капитану Вискишу. Если вы по глупости отдали ему ваши терции, можете считать, что сделали доброе дело, ибо наполнили радостью день бедного слабоумного мастера Саббаса.

— Может, оно и так, но я отдал деньги в шутку, а теперь хочу забрать их.

Грузчик покачал головой.

— Они исчезли, как луны древней Земли.

— Но мастер Йодер должен возмещать убытки жертвам помешательства его отца!

Грузчик только расхохотался и пошел по своим делам. Йодер вскоре спустился по трапу. Кугель шагнул вперед.

— Сэр, я должен пожаловаться вам на действия вашего отца. Он продал мне билет на несуществующий рейс «Аввентуры», а теперь…

— Вы сказали, на «Аввентуру»?

— Совершенно верно, и поэтому…

— В таком случае обращайтесь к капитану Вискишу! С этими словами Йодер отправился по своим делам.

Кугель угрюмо пошел к главной площади. Во дворике рядом с трактиром Вармус готовил к путешествию свой караван. Кугель насчитал три коляски, каждая из которых вмешала дюжину пассажиров, и четыре повозки, нагруженные багажом, оборудованием и продовольствием. Вармус так и бросался в глаза: крупный мужчина с могучими плечами, руками и ногами, завитками желтых волос, кроткими голубыми глазами и решительным выражением честного лица.

Кугель несколько минут понаблюдал за Вармусом, затем подошел ближе и представился:

— Сэр, меня зовут Кугель. А вы, кажется, Вармус, управитель этого каравана?

— Верно, сэр.

— А могу ли я поинтересоваться, когда ваш караван выходит из Порт-Пергуша?

— Завтра, в случае, если я все-таки получу все мои запасы от этого нерадивого перевозчика.

— Могу я узнать ваш маршрут?

— Разумеется. Пункт нашего назначения — Торкваль, куда мы прибудем к фестивалю Раздачи чинов. Мы следуем через Каспара-Витатус — это узловой пункт для путешествий во многих направлениях. Однако должен вам сказать, наш список полон. Мы больше не принимаем заявки на переезд.

— Возможно, вы собираетесь нанять еще одного возчика, или сопровождающего, или охранника?

— У меня достаточно работников, — отрезал Вармус. — Тем не менее благодарю за интерес.

Кугель понуро вошел в трактир, который, как он обнаружил, переоборудовали из театра. Сцена теперь служила обеденным залом первого класса для особ с утонченным вкусом, а оркестровая яма использовалась как общий зал. Спальни были сделаны вдоль балкона, и постояльцы могли обозревать как обеденный зал первого класса, так и общий зал, просто выглянув из своих дверей. Кугель направился в контору, где за окошечком сидела полная женщина.

— Я только что прибыл в ваш город, — официально начал он. — У меня здесь важное дело, которое займет большую часть недели. На протяжении моего пребывания мне потребуется еда и жилье отличного качества.

— Замечательно, сэр! Будем рады служить вам. Ваше имя?

— Меня зовут Кугель.

— Теперь можете внести задаток в пятьдесят терциев в счет издержек.

Кугель сухо проговорил:

— Я предпочитаю платить в конце своего пребывания, когда можно досконально проверить счет.

— Сэр, таково наше непреложное правило. Вы поразились бы, узнав, сколько здесь мерзких бродяг, которые все ми мыслимыми и немыслимыми способами пытаются обдурить нас.

— В таком случае сейчас поищу слугу, который несет мои деньги.

Кугель вышел из трактира. Думая, что может случайно наткнуться на мастера Саббаса, он вернулся к пристани.

Солнце уже зашло, Порт-Пергуш погрузился в бордовую тьму. Оживление немного улеглось, но телеги все еще сновали туда-сюда между пакгаузами, развозя грузы.

Саба-жулика нигде не было видно, но Кугель выбросил его из головы, воодушевленной новой, куда более дельной мыслью. Он подошел к пакгаузу, в котором Йодер хранил свой провиант, и затаился в темноте.

Из пакгауза выехала телега, на которой сидел не Йодер, а другой мужчина — с ежиком рыжеватых волос и длинными щетинистыми усами с навощенными кончиками. Одет он был с большим вкусом — в широкополую шляпу с высоким зеленым пером, ботинки с раздвоенными носами и розовато-лиловое полупальто, расшитое желтыми птицами.

Кугель снял свою шляпу — наиболее примечательную деталь его собственного костюма — и заткнул ее за пояс. Как только телега проехала несколько ярдов вдоль причала, Кугель выскочил вперед и окликнул возницу:

— Это последняя партия для «Аввентуры»? Если так, капитан Вискиш будет не в восторге от такой задержки.

Возница встретил это обвинение неожиданно решительно.

— Я действительно везу груз на «Аввентуру». Что же касается задержки, мне ничего о ней не известно. Это провизия высочайшего качества, и отбор имеет огромное значение.

— Вполне разумно, больше это не обсуждаем. У вас есть счет?

— Да, он у меня есть! Капитану Вискишу придется выплатить все до последнего терция до того, как я выгружу хотя бы один анчоус. Таковы строжайшие указания.

Кугель поднял руку.

— Тише! Все пройдет гладко. Капитан Вискиш занят делами здесь, в этом пакгаузе. Пойдемте, отдадите ваш счет.

Кугель прошел в старый мрачный пакгауз, еле различимый в сумерках, и сделал вознице знак заходить в комнату, на которой висела табличка «Билетный кассир».

Возница стал вглядываться в глубь комнаты.

— Капитан Вискиш? Почему вы сидите в темноте?

Кугель набросил на голову возницы плащ и крепко связал его волшебной растягивающейся веревкой, затем заткнул пленнику рот своим носовым платком.

После этого взял счет и нарядную широкополую шляпу.

— Я скоро вернусь, а ты пока наслаждайся отдыхом.

Кугель подогнал телегу к «Аввентуре» и остановился. До него донеслась брань — капитан Вискиш громогласно распекал кого-то на полубаке. Кугель печально покачал головой. Риск не шел ни в какое сравнение с возможной выгодой. Пусть капитан Вискиш пока подождет.

Он поехал дальше вдоль причала и, переехав площадь, приблизился к тому месту, где Вармус не покладая рук работал у повозок своего каравана. Кугель низко натянул позаимствованную у возницы широкополую шляпу и спрятал меч под плащом. Со счетом в руке он подошел к Вармусу.

— Сэр, я доставил вашу партию продовольствия, а вот счет, причитающийся нам и подлежащий выплате.

Вармус взял счет и взглянул на итог.

— Триста тридцать терциев? Это продовольствие высокого качества! Мой заказ был куда более скромным, и мне сказали, что он будет стоить двести терциев!

Кугель сделал любезный жест.

— В таком случае вы должны выплатить лишь двести терциев, — сказал он великодушно. — Желание клиентов для нас превыше всего.

Вармус еще раз взглянул на счет.

— Странная сделка! Но зачем мне с вами спорить? — Он вручил Кугелю деньги. — Пересчитайте, пожалуйста, но я заверяю вас, что здесь точная сумма.

— Меня вполне удовлетворит ваше слово, — сказал Кугель. — Я оставлю телегу, и вы сможете разгрузить ее когда вам удобно.

И он с поклоном удалился.

Вернувшись в пакгауз, Кугель обнаружил возницу точно там же, где его и оставил. Он произнес «Тзат!» и нахлобучил широкополую шляпу пленнику на голову.

— Не двигайся еще пять минут! Я буду стоять прямо за дверью, и, если ты только высунешь свою глупую голову, я вмиг отрублю ее. Понятно?

— Понятнее некуда, — пролепетал возница.

— В таком случае, прощай.

Кугель покинул пристань и вернулся в трактир, где внес залог и получил комнату на балконе.

Поужинав хлебом с колбасой, он вышел во дворик. Его внимание привлекла возникшая рядом с караваном Вармуса перебранка. Приглядевшись, Кугель обнаружил, что Вармус сердито спорит с Йодером и капитаном Вискишем. Вармус отказался отдавать свой провиант, пока капитан Вискиш не заплатит ему двести терциев и еще пятьдесят за погрузку и разгрузку. Капитан Вискиш в бешенстве замахнулся на Вармуса, тот отступил в сторону, а затем ударил Вискиша с такой силой, что моряк упал навзничь. Команда «Аввентуры» оказалась неподалеку и тут же поспешила на помощь своему капитану, но была встречена работниками Вармуса, вооруженными палками, так что матросам изрядно досталось.

Капитан Вискиш вместе со своей командой ретировались в трактир, чтобы обдумать там новую стратегию. Но вместо этого выпили море вина и устроили такой дебош, что городские констебли забрали их и заперли в старой крепости на склоне холма, где им предстояло просидеть три дня.

Когда капитана Вискиша с матросами уволокли прочь, Кугель долго и тщательно все обдумывал, после чего вышел из трактира и еще раз поговорил с Вармусом.

— Сегодня вечером, если помните, я просил места в вашем караване.

— Условия не изменились, — отрезал Вармус. — Все места заняты.

— Давайте предположим, — не смутился Кугель, — что у вас есть еще одна большая и роскошная коляска, способная с комфортом вместить двенадцать человек. Вы смогли бы найти клиентов на эти места?

— Несомненно! Сейчас им придется ждать следующего каравана и пропустить фестиваль. Но я выхожу утром, и у меня не будет времени запастись продовольствием.

— Это тоже можно уладить, если мы сможем прийти к соглашению.

— Что вы предлагаете?

— Я обеспечиваю коляску и припасы. Вы набираете еще двенадцать путешественников и назначаете высокую цену. Я поеду бесплатно. Прибыль разделим между собой.

Вармус закусил губу.

— Не вижу в этом ничего предосудительного. Где ваша повозка?

— Идемте, сейчас будет.

Без всякого энтузиазма Вармус пошел за Кугелем вдоль причала, где наконец-то все затихли. Кугель взобрался на «Аввентуру» и привязал свою волшебную веревку к кольцу под форштевнем, а конец кинул Вармусу. Он пнул обшивку своим намазанным воском оссипа башмаком, и корабль вмиг стал невесомым. Спустившись на причал, Кугель развязал швартовы, и корабль взмыл в воздух, к полному изумлению Вармуса.

— Тянись, веревка, тянись! — закричал Кугель, и «Аввентура» поднялась в темную высь.

Вармус и Кугель вдвоем потащили корабль по дороге за пределы города, где спрятали его за кипарисами на кладбище, а затем вернулись в трактир.

Кугель хлопнул Вармуса по плечу.

— Мы славно потрудились, и не без пользы для нас обоих!

— Я не привык к волшебству! — пробормотал Вармус. — Сверхъестественное пугает.

Кугель отмел его опасения.

— Ну, теперь по последней кружке вина, чтобы скрепить нашу сделку, и спать. А завтра отправляемся в путь!

 

Глава вторая

Караван

В предрассветной тишине Вармус выстроил свой караван, расставил повозки и коляски, проводил пассажиров на отведенные им места, спокойными замечаниями и простодушными взглядами утихомирил всех жалобщиков. Казалось, он присутствует во всех местах сразу — массивная фигура в черных башмаках, блузе навыпуск и мешковатых панталонах, с покрытыми плоской широкополой шляпой белокурыми кудрями.

Время от времени он подводил к Кугелю очередного пассажира.

— Еще один кандидат в класс люкс!

Один за другим набралось шестеро таких пассажиров, включая двух женщин, Эрмолде и Ниссифер. Обе, предположительно, средних лет, ибо Ниссифер с головы до ног укуталась в балахон из порыжевшего коричневого атласа, а на голове ее красовалась куцая шляпа с плотной вуалью. Ниссифер была сухощавой и молчаливой и, казалось, при ходьбе поскрипывала, а Эрмолде — полной и болтливой, с крупными чертами лица и тысячей рыжеватых завитушек.

Кроме Ниссифер и Эрмолде еще четверо мужчин решили насладиться преимуществами путешествия в классе люкс — разномастная группа: Гольф Раби, экклезиарх и пантолог, затем Перруквил и, наконец, Иванелло, красивый молодой человек, носивший свои роскошные одежды с завидной элегантностью. Его манеры колебались в несколько ограниченном диапазоне от легкой снисходительности до презрительности. Последним к группе присоединился Клиссум, осанистый джентльмен с хорошей фигурой и манерами эстета. Кугель кивнул в ответ на его приветствие, а затем отвел Вармуса в сторонку.

— У нас сейчас шесть пассажиров привилегированного класса, — сказал он. — Для пассажиров предназначены каюты номер один, два, три и четыре. Мы можем также занять двухместную каюту, которую прежде делили кок и стюард, тогда наши собственные кок и стюард будут вынуждены разместиться на полубаке. Я, как капитан этого судна, естественно, займу салон на корме. Короче говоря, судно уже набито битком.

Вармус поскреб щеку, и на его лице отразилось тупое непонимание.

— Да нет же! Это судно больше, чем три коляски, вместе взятые!

— Возможно, и так, но большую часть места занимает груз.

Вармус нерешительно хмыкнул.

— Придется как-то исправлять положение.

— Я лично не вижу в сложившемся положении никаких изъянов, — заупрямился Кугель. — Если сам хочешь ехать на корабле, можешь придержать себе койку на форпике.

Вармус покачал головой.

— Дело не в этом. Мы должны освободить место еще для нескольких пассажиров. Я действительно имел виды на кормовой салон, но не для себя и не для тебя — в конце концов, мы с тобой бывалые путешественники и не нуждаемся в скучном комфорте…

Кугель протестующе поднял руку.

— Эй, полегче! Именно потому, что мне довелось претерпевать трудности и лишения, теперь я ценю комфорт. «Аввентура» заполнена. Мы больше не можем предлагать каюты класса люкс.

Но Вармус вдруг уперся, как осел.

— Во-первых, я не могу позволить себе нанять еще кока и стюарда для удовольствия шестерых пассажиров и тебя лично. Я рассчитывал, что эту обязанность на себя возьмешь ты.

— Что?! — воскликнул Кугель. — Пересмотри, пожалуйста, условия нашего соглашения! Я капитан, и никто иной!

Вармус глубоко вздохнул.

— Кроме того, я уже продал билеты в класс люкс еще четверым пассажирам. Ага! Вот и они! Доктор Лаланк и его свита.

Обернувшись, Кугель увидел высокого господина с несколько болезненным и угрюмым выражением лица, густыми черными волосами, вопросительно поднятыми темными бровями и черной бородкой клинышком.

Вармус представил новоприбывших.

— Кугель, это доктор Лаланк, знаменитый ученый.

— О, — поморщился Лаланк. — Вы положительно преувеличиваете.

Позади, медленными шагами, с выпрямленными и прижатыми к узким бедрам руками, точно механические куклы или сомнамбулы, семенили три девушки с короткими, черными как ночь волосами. Они выглядели еще бледнее, чем сам доктор Лаланк.

Кугель переводил взгляд с одной на другую. Все девицы как две капли воды походили друг на друга, с одинаковыми серыми глазами, высокими скулами и плоскими щеками, плавно сужавшимися к маленьким подбородкам с ямочками. Белые шаровары плотно облегали их бедра и ноги — единственная деталь в облике, в которой имелся хоть какой-то намек на женственность; мягкие бледно-зеленые жакеты схвачены поясами на талиях. Они остановились позади доктора Лаланка и стояли, глядя на реку, ничего не говоря и не проявляя никакого интереса к окружавшим людям. До чего же пленительные создания, подумал Кугель.

— Это члены моей маленькой семьи — мимы, если вам так будет угодно. Их зовут Саш, Сказья и Рлайс, хотя я не знаю, кому какое имя принадлежит: им, кажется, до этого нет дела. Я считаю их своими питомицами. Они застенчивы и чувствительны, уединение в большой каюте, о которой вы упомянули, как раз то, что им нужно, — сообщил доктор.

Кугель мгновенно выскочил вперед.

— Минуточку! Кормовой салон на «Аввентуре» занимает капитан, которым, к слову, являюсь я. В классе люкс есть каюты для шести человек. Здесь присутствует десять. Вармус, вы должны немедленно исправить ошибку!

Вармус потер подбородок и возвел глаза к небу.

— День уже в самом разгаре, а мы должны до темноты прибыть к Фиркльскому фонтану. Предлагаю осмотреть класс люкс и решить, что можно сделать.

Компания направилась к кипарисовой роще, где скрывалась «Аввентура». По пути Вармус попытался переубедить Кугеля.

— В таком деле, как наше, иногда приходится идти на небольшие жертвы ради общего блага. Поэтому…

— Хватит подлизываться! Я тверд, как алмаз!

Вармус грустно покачал головой.

— Кугель, я в тебе разочарован. Не забудь, я тоже участвовал в приобретении этого судна, и не без риска для своей репутации.

— Мой план и волшебство сыграли решающую роль. Ты всего лишь тянул веревку. И не забудь, в Каспара-Витатусе наши дороги расходятся. Вы пойдете дальше в Торкваль, а я отправлюсь на своем корабле на юг.

Вармус пожал плечами.

— Я не предвижу никаких затруднений, кроме тех, которые нам придется преодолеть в следующие несколько минут. Мы должны определить, кто из наших пассажиров действительно скандальный, а кого можно убедить ехать в колясках.

— Разумно, — согласился Кугель. — В твоем ремесле есть свои хитрости, которым я постараюсь обучиться.

— Именно так. Теперь касательно тактики. Мы должны выглядеть всегда и во всем единодушными, иначе пассажиры натравят нас друг на друга и мы утратим всякую власть над положением. Поскольку мы не можем спорить по каждому поводу, давай обозначать свое мнение таким образом: кашель будет означать яхту, а сопение — коляску.

— Согласен!

Прибыв на судно, пассажиры в недоумении замерли. Перруквил, маленький, тощий, с горящими глазами, состоящий, казалось, из одних нервов, намотанных прямо на кости, зашел так далеко, что прямо обвинил Кугеля с Вармусом в лживости.

— Вармус, что вы задумали? Решили взять с нас денежки, посадить нас в каюты на разрушенном судне, а затем преспокойно уйти с вашим караваном? Берегитесь — я не вчера родился!

— Корабли обычно не плавают по суше, — пробормотал эстет Клиссум.

— Это верно, — согласился Вармус. — Но при помощи волшебства Кугеля это судно благополучно и беспрепятственно поплывет по воздуху.

Кугель заговорил серьезным голосом:

— По прискорбному недоразумению билеты на «Аввентуру» были проданы слишком большому числу пассажиров, и четверым из них придется ехать в нашей коляске класса люкс во главе колонны, где они смогут насладиться видом местных пейзажей. Позвольте в связи с этим задать вопрос: кто из вас страдает головокружением или навязчивым страхом высоты?

Перруквил так и заплясал, обуреваемый чувствами:

— Я не согласен на худшее помещение! Я заплатил свои кровные терции, и Вармус гарантировал мне, что я получу каюту в первую очередь! Если понадобится, я приведу кон стебля, который засвидетельствовал сделку, он подтвердит.

Вармус многозначительно кашлянул, и Кугель тоже кашлянул ему в ответ.

Эрмолде отвела Вармуса в сторонку и прошептала ему несколько слов на ухо, после чего тот развел руками и схватился за свои золотистые кудри. Он взглянул на Кугеля и пронзительно кашлянул.

— Я руководствуюсь не сознательным выбором, а строгой необходимостью. Я не переношу дорожную пыль, начну хрипеть и задыхаться, а потом свалюсь с приступом астмы, — высказался эстет.

Перруквил, казалось, счел высокопарную речь и эпикурейскую манерность Клиссума оскорбительной для себя.

— Если вы и в самом деле столь слабы здоровьем, не слишком ли безрассудно отваживаться на столь долгое путешествие с караваном?

Клиссум, закатив глаза, парировал выпад:

— Если я вынужден доживать последние годы в этом умирающем мире, я никогда не жалуюсь и не предаюсь унынию! Слишком много вокруг прекрасного и удивительного. Я всего лишь пилигрим, совершающий паломничество длиною в жизнь.

— Ну и какое отношение сие имеет к вашей астме? — нетерпеливо спросил Перруквил.

— Эта связь одновременно и скрытая, и явная. Я поклялся: будь что будет, но я должен спеть свои гимны на фестивале, даже если мое лицо обезобразит приступ астмы. Когда я узнал, что смогу путешествовать вверху, на свежем воздухе, восторгу моему не было предела!

— Пфф! — пробормотал Перруквил. — Может быть, мы все здесь астматики. Вармус не позаботился спросить об этом.

Во время этой дискуссии Вармус прошептал на ухо Кугелю:

— Эрмолде призналась, что беременна! Она боится, что, если ей в пути придется терпеть вибрацию и толчки, может произойти непоправимое. Делать нечего — она должна с комфортом путешествовать на «Аввентуре».

— Я согласен целиком и полностью, — прошептал ему в ответ Кугель.

Их внимание привлек веселый смех Иванелло.

— Я всецело доверяю Вармусу! Поскольку я заплатил двойную цену за самую лучшую каюту, он заверил меня, что я смогу выбрать сам. Поэтому я выбираю кормовой салон. А Кугель может спать внизу вместе с остальными возчиками.

Кугель как можно более отчетливо засопел.

— В этом случае Вармус имел в виду только коляски. Молодец вроде вас с удовольствием будет трястись на ухабах и собирать по пути ягоды. «Аввентура» была предназначена для особ со вкусом и воспитанием, таких как Клиссум и Эрмолде.

— А как же я? — вскричал экклезиарх Гольф Раби. — Я сведущ в четырех бесконечностях и заседаю в Коллегии как полноправный член. Привык к особому обращению. Мне необходимо тихое место для размышлений, и каюта на корабле подойдет для этих целей как нельзя лучше.

Ниссифер сделала два шага вперед, распространяя кисловатый запах и шелест.

— Я поеду на корабле, — странно хриплым шепотом заговорила она. — Если кто-нибудь помешает мне, я заражу его.

Иванелло откинул голову назад и оглядел женщину из-под полуприкрытых век.

— Заразите? Что вы имеете в виду?

— Ты действительно хочешь узнать? — раздался хриплый шепот.

Кугель, внезапно забеспокоившись, огляделся вокруг. Куда подевался доктор Лаланк с его питомицами? Охваченный внезапным предчувствием, он подбежал к трапу и взлетел на палубу.

Его опасения оправдались. Три мима укрылись в его каюте. Доктор Лаланк, отчаянно жестикулируя, стоял на пороге. При виде Кугеля он развел руками.

— Маленькие негодницы! Стоит им только вбить себе в голову какой-нибудь каприз, они становятся неуправляемыми. Иногда просто выводят меня из себя — признаю это открыто!

— Тем не менее они должны покинуть мою каюту!

Лаланк слабо улыбнулся.

— Я ничего не могу сделать. Убеждайте их как хотите.

Кугель зашел в каюту. Три девушки сидели на койке, глядя на него огромными серыми глазами. Кугель указал им на дверь.

— Вон отсюда! Это капитанская каюта, капитан — я.

Девушки как по команде вытянули ноги и сложили руки на коленях.

— Да, да, поистине очаровательно, — кивнул Кугель. — Я не уверен, нравятся мне или нет такие бесполые создания, как вы. В подходящих обстоятельствах я не прочь бы поэкспериментировать, но не со всеми тремя сразу — это смущало бы меня. Так что давайте, поднимайте свои маленькие хрупкие попки, а не то мне придется выставить вас отсюда.

Девушки сидели неподвижно, точно совы. Кугель глубоко вздохнул.

— Значит, этого не миновать.

Он направился к койке, но был остановлен нетерпеливым окликом Вармуса:

— Кугель? Ты где? Нам нужно принять решение.

Выйдя на палубу, Кугель обнаружил, что пассажиры класса люкс взошли по трапу и спорят, кому какая каюта положена.

— Мы не можем больше тянуть! Я приведу караван, и мы привяжем судно к первой коляске, — объявил Вармус.

— На корабле слишком много пассажиров! Четверо должны ехать в колясках! А доктор Лаланк со своей ордой под шумок заняли мою каюту! — разъяренно завопил Кугель.

Вармус пожал мощными плечами.

— Поскольку ты капитан, тебе достаточно лишь отдать соответствующий приказ. А пока отвяжи корабль и приготовь свое волшебство.

Вармус сошел на землю.

— Погоди! — крикнул Кугель. — А где кок и стюард, которые должны готовить и подавать нам пищу?

— Всему свое время, — ответил Вармус. — Стряпать будешь ты, поскольку тебе все равно нечем заняться. А теперь подними сходни! Приготовиться к отходу!

Кипя от возмущения, Кугель привязал свою веревку к стволу кипариса и кольцу на носу корабля, затем втащил на палубу все остальные канаты. С помощью доктора Ладанка и Клиссума трап также был поднят на борт.

На дороге показался караван. Вармус отвязал веревку от кипариса, и судно взмыло в воздух. Конец веревки привязали к задку первой коляски, запряженной двумя фарлоками могучей гангхорнской породы. Без дальнейших препятствий Вармус взобрался в коляску, и караван тронулся по дороге вдоль реки.

Кугель оглядел палубу. Пассажиры облепили леер, глядя на открывавшуюся с высоты картину и поздравляя себя с таким удачным выбором транспорта. На палубе уже установилось какое-то подобие дружеской атмосферы, охватившей всех, за исключением Ниссифер, которая, съежившись, стояла в довольно-таки странной позе у своей каюты. Доктор Лаланк также встал поодаль от всех.

Кугель подошел к нему.

— Вы уже выдворили своих питомиц из моей каюты?

Доктор Лаланк серьезно покачал головой.

— Они странные маленькие создания, невинные и простодушные, побуждаемые лишь собственными желаниями.

— Но вашим-то приказаниям они должны подчиняться!

В силу подвижности лица доктор Лаланк ухитрялся вы глядеть одновременно сконфуженным и довольным.

— Обычно все так думают. Я часто размышляю, кем они меня считают. Уж точно не хозяином.

— Крайне странно! Как они оказались на вашем попечении?

— Должен сказать вам, что я весьма состоятельный человек. Я живу у реки Сцонглей, неподалеку от Старого Ромарта. Мой дом построен из редкостных сортов древесины — тирринча, дымчатого дифона, скиля, пурпурного транка, камфарного дерева и еще дюжины других. Моя жизнь вполне могла бы протекать в неге и роскоши, но, чтобы оправдать факт своего существования, я занялся изучением жизни и работ великих волшебников. У меня замечательная коллекция бесценных реликвий и любопытных принадлежностей, которых касались руки великих.

В то время как он произносил эти слова, его глаза были прикованы к «Фейерверку», который Кугель приколол к своей шляпе вместо бляхи.

Кугель осторожно спросил:

— А вы сами, случайно, не волшебник?

— Увы! Мне недостает силы. Я могу справиться с пустяковым заклинанием против кусачих насекомых и с другим, которое помогает усмирить лающую собаку, но магия вроде вашей, которая поднимает в воздух корабль, мне не по зубам. Кстати, о магии: что это за предмет на вашей шляпе? Он испускает энергию, которую ни с чем нельзя спутать.

— У этой вещицы очень любопытная история, к которой я вернусь в более подходящее время, — увернулся от ответа Кугель. — А сейчас…

— Разумеется! Вам куда интереснее мимы, как я их называю, и таково, вероятно, предназначение, для которого они были созданы.

— Больше всего я заинтересован в том, чтобы выставить их из моей каюты.

— Я буду краток, хотя мне придется вернуться к временам Великого Мотолама, в конце Восемнадцатой эры. Величайший волшебник Моэль Лель Лао жил во дворце, вырезанном из целой глыбы лунного камня. Даже сегодня, если пройти по долине Серых Теней, можно найти несколько его осколков. Раскапывая старые саркофаги, я нашел выпуклую коробочку с тремя статуэтками из потрескавшейся и выцветшей слоновой кости, каждая не больше моего пальца. Я взял их домой и хотел смыть грязь, но они впитывали воду быстрее, чем я успевал снова их намочить, и наконец я решил на ночь положить их в бассейн. С утра я нашел эту троицу. Я окрестил их Саш, Сказья и Рлайс в честь трех Трацинтийских фаций и попытался научить говорить. Но они ни разу не издали ни звука, даже между собой.

Необыкновенные создания, странно милые, и я мог бы часами рассказывать вам об их повадках. Я зову их мимами, потому что, когда на них находит настроение, они принимают различные позы, прихорашиваются и разыгрывают тысячи сценок, ни одной из которых я не понимаю. Я привык позволять им делать то, что им хочется, взамен они разрешают мне заботиться о них.

— Все это замечательно, — проворчал Кугель. — Но теперь мимам конца Восемнадцатой эры придется столкнуться с реальностью сегодняшнего дня в лице Кугеля. Предупреждаю, я вынужден собственноручно выставить их за порог!

Доктор Лаланк печально пожал плечами.

— Уверен, что вы станете обращаться с ними как можно более мягко. Каковы ваши планы?

— Время планирования прошло!

Кугель направился к двери каюты и распахнул ее настежь. Троица сидела точно так же, как и раньше, уставившись на Кугеля изумленными глазами.

Кугель встал сбоку и указал на дверь.

— Вон! Давайте! Уходите! Выметайтесь отсюда! Я собираюсь лечь на свою койку и отдохнуть.

Ни одна из трех даже не шелохнулась. Кугель подошел поближе и взял за руку ту девушку, которая была справа от него. В тот же момент комната задрожала и завибрировала, и, прежде чем Кугель успел сообразить, что происходит, он вылетел из каюты.

Он сердито вернулся в каюту и попытался схватить ближайшую к нему девушку. Та с серьезным лицом выскользнула из его рук, и комната снова, казалось, наполнилась трепещущими фигурами, летящими вниз, вверх, по кругу, точно мириады мотыльков. Наконец Кугелю удалось поймать одну из них сзади и, дотащив до двери, выкинуть на палубу. В тот же миг его бросило вперед, и выгнанная девушка вновь оказалась в каюте.

Другие пассажиры пришли посмотреть на это представление. Все они хохотали и отпускали шутливые замечания, за исключением Ниссифер, которая не обращала на всю суету никакого внимания. Доктор Лаланк принялся оправдываться:

— Видите, что происходит? Чем суровее вы себя ведете, тем решительнее они вам отвечают.

Кугель процедил сквозь зубы:

— Они выйдут, чтобы поесть, вот тогда и посмотрим.

Доктор Лаланк покачал головой.

— Не стоит на это надеяться. У них очень скромный аппетит, все, что им нужно, — немного фруктов, пирожное и глоточек вина, да и то изредка.

— Стыдитесь, Кугель! — вмешалась Эрмолде. — Неужели вы заморите бедняжек голодом? Они и так бледные и изможденные!

— Если они не хотят голодать, то могут просто уйти из моей каюты!

Экклезиарх поднял вверх поразительно длинный белый палец с распухшими суставами и желтым ногтем.

— Кугель, вы так лелеете свои чувства, точно они — оранжерейные растения. Почему бы раз и навсегда не покончить с тиранией ваших внутренних органов? Я дам вам почитать трактат. В конечном счете, удобство пассажиров должно превалировать над вашим собственным. И еще. Вармус гарантировал нам превосходное питание из пяти или шести перемен блюд. Солнце уже высоко, так что пора бы вам заняться приготовлением завтрака.

— Раз Вармус давал вам такие гарантии, пусть он и готовит, — отрезал Кугель.

Перруквил возмущенно раскричался, но Кугель не сдавался.

— Мои собственные заботы важнее!

— А что с нашими помещениями? — напомнил ему Перруквил.

Кугель указал на планшир.

— Можете спуститься вниз по веревке и пожаловаться Вармусу! И вообще, не приставайте ко мне!

Перруквил подошел к планширу и поднял страшный шум. Вармус задрал голову, показывая свое широкое лицо.

— Какие-то затруднения?

— Да, это Кугель! Вы должны немедленно с этим разобраться.

Вармус терпеливо остановил караван, спустил корабль вниз и забрался на палубу.

— Ну что там еще у вас?

Перруквил, Клиссум и Кугель разом загомонили и не умолкали, пока Вармус не поднял вверх руки.

— По одному, пожалуйста. Перруквил, какие у вас жалобы?

Перруквил указал дрожащим пальцем на Кугеля.

— Он точно каменный. Не обращает внимания на наши просьбы подать еду и не освобождает помещения тем, кто так дорого за них заплатил!

— Ну что, Кугель? — со вздохом спросил Вармус. — Как вы объясните свое поведение?

— А никак. Уберите этих полоумных девиц из моей каюты, или «Аввентура» больше не пойдет вместе с караваном, а поплывет туда, куда понесет ее ветер.

Вармус повернулся к доктору Лаланку.

— Ничего не поделаешь. Придется выполнить требование Кугеля. Велите им выйти.

— А где же мы будем спать?

— В матросском кубрике найдется три койки для девушек. Есть еще одна койка в плотницкой, на форпике, где очень тихо. Она отлично подойдет его преподобию Гольфу Раби. Эрмолде с Ниссифер мы поместим в каюты на левом борту, Перруквила с Иванелло — на правом, а вы с Клиссумом поселитесь в двухместной каюте. Таким образом все проблемы будут решены, поэтому пусть девушки выйдут.

— Да в этом-то и соль! — нерешительно сказал доктор Лаланк. — Они не выйдут! Кугель дважды пытался вытащить их оттуда, и дважды они выставляли его.

Иванелло, прислонившись к корабельному борту, подмигнул.

— Да, это был целый спектакль! Кугель вылетел оттуда, как будто пытался перепрыгнуть широкую канаву.

— Возможно, они неверно истолковали намерения Кугеля. Предлагаю войти туда втроем. Вармус, ступайте первым, затем пойду я, а Кугель будет замыкающим. Позвольте мне сделать им несколько знаков, — продолжил доктор Лаланк.

Все трое вошли в каюту, обнаружив девушек мирно сидящими на койке. Доктор Лаланк сделал несколько жестов, и троица покорно выпорхнула из каюты.

Вармус изумленно покачал головой.

— Не могу понять, из-за чего весь сыр-бор разгорелся? Кугель, это все, на что ты жаловался?

— «Аввентура» пойдет дальше вместе с караваном.

Клиссум почесал пухлый подбородок.

— Поскольку Кугель наотрез отказался готовить, где и как мы можем отведать те превосходные блюда, которые вы так превозносили?

— Кугель сказал, что вам самому придется готовить, — злорадно вмешался Перруквил.

— У меня более серьезные обязанности, что хорошо известно Кугелю, — сухо ответил Вармус. — Похоже, придется послать вам повара.

Перегнувшись через планшир, он отдал приказ:

— Пришлите на корабль Поррига!

Три девушки внезапно закружились в неистовом хороводе, затем начали подпрыгивать и припадать к земле, замирая в причудливых позах, сопровождая этот странный танец насмешливыми взглядами и дерзкими жестами в направлении Кугеля. Доктор Лаланк объяснил их движения:

— Они выражают свои чувства или, вернее говоря, свое отношение. Я не отважусь попытаться перевести его.

Кугель возмущенно отвернулся от троицы как раз в тот момент, когда перед его глазами мелькнул подол бесформенного коричневого атласного платья и дверь его каюты захлопнулась.

Кугель в ярости закричал Вармусу:

— Теперь эта мерзавка Ниссифер заняла мою каюту!

— Нет, пора прекратить это безобразие! — сказал Вармус. Он постучал в дверь. — Госпожа Ниссифер, вы должны удалиться в свою каюту.

Из-за двери донесся едва слышный хриплый шепот:

— Я останусь здесь, поскольку мне необходима темнота.

— Но это невозможно! Эта каюта отведена Кугелю.

— Кугелю придется отправиться куда-нибудь в другое место.

— Мадам, я сожалею, но нам с Кугелем придется войти в каюту и отвести вас в предназначенное вам помещение.

— Я напущу на вас вонь.

Вармус взглянул на Кугеля удивленными голубыми глазами.

— Что она хочет этим сказать?

— Мне не вполне ясно, — ответил Кугель. — Но это не важно. Устав каравана нужно выполнять. Это наша главная забота.

— Совершенно верно! Иначе мы погрузимся в хаос.

— Ну, хоть здесь мы единодушны! Заходите в каюту, а я буду стеной стоять у вас за спиной!

Вармус одернул блузу, поправил шляпу на голове, настежь распахнул дверь и шагнул в каюту, за ним по пятам последовал Кугель. Внезапно Вармус издал сдавленный крик и попятился назад на Кугеля, но еще до этого сам Кугель почувствовал резкую вонь, такую омерзительную и невыносимую, что у него чуть глаза из орбит не вылезли.

Вармус, спотыкаясь, добрел до ограждения, оперся на него локтями и откинулся назад, помутневшим взором оглядывая палубу. Затем с выражением крайней усталости он перебрался через планшир и спустился на землю. Он сказал несколько слов стюарду Порригу, после чего тот перешел на корабль. Вармус ослабил веревку, и «Аввентура» снова взмыла вверх.

После минутного размышления Кугель подошел к доктору Лаланку.

— Я поражен вашим благородством и хочу отплатить вам тем же. Я уступаю вам и вашим подопечным капитанскую каюту.

Доктор Лаланк еще больше помрачнел.

— Мои подопечные будут смущены. При всем своем легкомыслии они очень чувствительны и уязвимы. Кубрик, как оказалось, вполне удобен.

— Как вам будет угодно.

Кугель прогулялся по палубе и обнаружил, что каюту, первоначально предназначенную для Ниссифер, занял экклезиарх Гольф Раби, а стюард Порриг устроился в плотницкой.

Кугель присвистнул сквозь зубы. Отыскав старую подушку и кусок ветхого брезента, он соорудил на баке какое-то подобие палатки и поселился в ней. Река Ченг, петляя, струилась по широкой равнине, разгороженной на поля и пастбища древними каменными стенами, в тени черных перодревов и чернильных дубов укрывались фермы. Купающиеся в лучах красного солнечного света выветренные холмы отбрасывали в ложбины изогнутые черные тени. Весь день караван шел по берегу реки мимо деревушек Гулярд, Трунаш и Склив. На закате в низине у реки разбили лагерь. Когда солнце уже скрылось за холмами, развели огромный костер, и путешественники кольцом окружили его, ища защиты от пронизывающей вечерней прохлады. Пассажиры класса люкс вместе поужинали грубой, но обильной пищей, которую даже Клиссум нашел вполне сносной, — все, кроме Ниссифер, оставшейся в своей каюте, и мимов, сидевших с поджатыми ногами рядом с корпусом корабля и зачарованно смотревших на языки пламени. Иванелло появился в роскошнейшем наряде: свободных штанах из золотой, янтарной и черной бархатистой саржи, черных башмаках, просторной рубахе цвета слоновой кости с красноватым оттенком, расшитой золотыми цветочками. Из его правого уха на трехдюймовой цепочке свисал шарик из молочного опала, диаметром почти в дюйм — камень, очаровавший трех мимов почти до состояния транса.

Вармус щедрой рукой разлил вино, и компания стала дружеской. Один из обычных пассажиров, некий Анск-Давеска, решил всех втянуть в общую беседу.

— Вот мы сидим тут, незнакомцы, волей-неволей вынужденные находиться в обществе друг друга! Предлагаю, чтобы каждый из нас по очереди представился и рассказал свою историю, кто он таков.

Вармус хлопнул в ладоши.

— Почему бы и нет? Я начну. Мадлик, налей мне еще вина… Моя история очень проста. Мой отец держал птичник под Бледноводьем, на той стороне дельты, и поставлял отличных птиц на весь край. Я хотел пойти по его стопам, пока он не взял себе новую жену, которая не выносила запаха паленых перьев. Чтобы угодить этой бабе, отец бросил птицеводство и хотел заняться разведением рыб в мелких прудах. Но совы собирались на деревьях и до такой степени раздражали его жену, что она сбежала с торговцем редкими благовониями. Тогда мы занялись паромной переправой из Бледноводья в Порт-Пергуш, но как-то раз отец, перебрав вина, уснул прямо на пароме и уплыл в открытое море. Тогда я и занялся караванным делом, а остальное вы знаете.

Очередь перешла к Гольфу Раби.

— Надеюсь, что моя жизнь, в отличие от жизни Вармуса, покажется вдохновляющим примером, в особенности присутствующим здесь молодым людям или даже тем, кто почти вышел из нежного возраста, как Кугель и Иванелло.

Иванелло, который отошел в сторону и сел рядом с мимами, решил обидеться.

— Эй, полегче! Можете оскорблять меня, как хотите, но не равняйте с Кугелем!

Кугель не обратил на это замечание никакого внимания, а Гольф Раби ответил лишь легкой холодной улыбкой.

— Я прожил жизнь, подчиненную строгой дисциплине, и преимущества моего образа жизни очевидны всем. Будучи еще неофитом, я прославился безукоризненностью своей логики, сочинив трактат, доказывающий, что излишнее обжорство подтачивает дух, как сухая гниль — дерево. Даже сейчас я пью вино, подмешав в него три капли аспергантиума, придающего ему горький вкус. В настоящее время я заседаю в Совете и являюсь пантологом Последнего Откровения.

— Завидные достижения! — подвел итог Вармус. — Пью за то, чтобы вам всегда и во всем сопутствовал успех. Примите бокал вина без аспергантиума, чтобы присоединиться к нашему тосту без отвращения к его мерзкому вкусу.

— Благодарю вас, — сказал Гольф Раби. — Это допускается.

Теперь к обществу обратился Кугель.

— Я — вельможа из Альмери, наследник огромного древнего состояния. Борясь с несправедливостью, я перешел дорогу злому волшебнику, который послал меня на север на верную смерть. Но мерзавец не учел, что покорность не в моем характере.

Произнося речь, Кугель обвел глазами группу. Иванелло соломинкой щекотал мимов. Клиссум и Гольф Раби вполголоса спорили о воделевской доктрине изоптогенеза. Доктор Лаланк с Перруквилом обсуждали пивные Торкваля. Надувшись, Кугель вернулся на свое место. Вармус, который разрабатывал маршрут вместе с Анском-Давеской, наконец заметил это и подал голос:

— Молодец, Кугель! Очень интересно! Мадлик, полагаю, еще два кувшина вина экономического сорта мы можем себе позволить, все-таки не часто устраиваем такие праздники по пути. Лаланк, не хотите ли представить одну из своих сценок?

Доктор Лаланк взмахнул руками, девушки, поглощенные той чепухой, что нес им Иванелло, не сразу, но все-таки заметили его знаки. Они вскочили и продемонстрировали головокружительную пляску.

Иванелло подошел к доктору Лаланку и задал ему на ухо какой-то вопрос.

Доктор Лаланк нахмурился.

— Вопрос, конечно, бестактный или, по меньшей мере, чересчур интимный, но ответ — да.

Иванелло задал еще один неслышный вопрос, на который доктор Лаланк ответил слишком холодно и резко:

— Сомневаюсь, чтобы подобные мысли когда-либо приходили им в голову.

Он отвернулся и возобновил беседу с Перруквилом.

Анск-Давеска вытащил гармонику и заиграл веселую мелодию. Эрмолде, несмотря на испуганные увещевания Вармуса, пустилась плясать зажигательную джигу.

Закончив танец, она отвела Вармуса в сторонку.

— Представляете, я почти два месяца думала, что я в положении, но сегодня утром оказалось, что беременность была ложной! Я пережила такое потрясение, что совсем забыла успокоить вас.

— У меня просто камень с души свалился, — ответил Вармус. — Кугель тоже обрадуется, поскольку, как капитану «Аввентуры», ему пришлось бы исполнять обязанности акушера.

Вечер был в полном разгаре. У каждого нашлась история или какая-то концепция, которую он желал бы донести до остальных, и все сидели до тех пор, пока от костра не остались одни головешки.

Клиссум, как оказалось, сочинил несколько од и под напором Эрмолде с выражением продекламировал шесть строф из длинного творения, озаглавленного «О время, жалкий негодяй, что бьет из-за угла», перемежая строфы вокальными каденциями.

Кугель достал свою верную колоду карт и предложил научить Вармуса и Анска-Давеску игре в скакс, основанной лишь на удаче. Но и тот и другой предпочли слушать, как Гольф Раби отвечает на ленивые вопросы Иванелло.

— …Вовсе никакой путаницы! Коллегию часто называют Конвергенцией или даже Ступицей, в шутку, разумеется. Но это одно и то же.

— Боюсь, вы разбираетесь в этом куда лучше моего, — сказал Иванелло. — Я заблудился в джунглях терминологии.

— Ага! Вот что значит непрофессионал! Объясню попроще.

— Буду весьма признателен.

— Представьте себе несколько воображаемых спиц, представляющих от двадцати до тридцати бесконечностей, — их точное число до сих пор неизвестно. Они сходятся — конвергируют — в центре, обладающем абсолютной чувствительностью, скрещиваются, а затем расходятся в противоположном направлении. Местонахождение этой Ступицы точно известно — она расположена на территории Коллегии.

— А на что это похоже? — вопросил Вармус.

Гольф Раби довольно долго смотрел на затухающее пламя.

— Думаю, не стану отвечать на этот вопрос, — промолвил он. — Я создал бы ровно столько ложных представлений, сколько здесь ушей, которые меня слышат.

— Вдвое меньше, если быть точным, — вежливо поправил его Клиссум.

Иванелло лениво улыбнулся ночному небу, на котором уже взошел Одинокий Альфард.

— Пожалуй, одной бесконечности вполне хватило бы для ваших исследований. Не чересчур ли роскошно занимать сразу столько?

Гольф Раби повернул к нему свое длинное узкое лицо.

— А почему бы вам не поучиться семестр-другой в Коллегии и не узнать это самому?

— Я подумаю об этом.

* * *

Второй день был очень похож на предыдущий. Фарлоки монотонно трусили по дороге, а легкий западный ветерок относил «Аввентуру» в сторону от головной коляски.

Стюард Порриг приготовил обильный завтрак из сваренных без скорлупы устриц, кумкватов в сахарной глазури и пшеничных лепешек с красной икрой сухопутных крабов.

Ниссифер все это время оставалась в добровольном заточении в своей каюте. Порриг принес поднос к двери и постучался.

— Ваш завтрак, госпожа Ниссифер!

— Унесите его, — раздался хриплый шепот из каюты. — Я не хочу завтракать.

Порриг пожал плечами и как можно быстрее убрался из-под дверей вместе с подносом, ибо вонь Ниссифер до сих пор ощущалась на корабле. В обед повторилось то же самое, и Кугель приказал Порригу больше не приносить Ниссифер еды до тех пор, пока она не появится в столовой.

Днем Иванелло вытащил лютню с длинным грифом, украшенным бледно-голубым бантом, и принялся в такт нежным аккордам распевать сентиментальную балладу. Изумленные мимы пришли посмотреть на это, что послужило поводом для всеобщего обсуждения, слышат ли они музыку и понимают ли вообще, чем занят Иванелло. Как бы то ни было, девицы улеглись на живот, положив подбородки на сложенные пальцы, и уставились на Иванелло серьезными серыми глазами, в которых отражалось вроде бы немое восхищение. Иванелло настолько осмелел, что решился погладить короткие черные волосы Сказьи. В тот же миг Саш и Рлайс пододвинулись поближе, и ему пришлось погладить и их тоже. Довольный своим успехом, улыбающийся Иванелло заиграл и запел новую балладу, а Кугелю оставалось лишь угрюмо смотреть из своей палатки на баке.

В тот день караван миновал лишь одну деревню, Порт-Титус, и местность сделалась ощутимо более дикой. Впереди возвышался массивный каменный обрыв, в котором вода проточила узкое ущелье, по нему, тесно прижавшись к берегу реки, змеилась дорога.

В середине дня путники наткнулись на артель лесорубов, занятых погрузкой леса на баржу. Вармус остановил караван. Спрыгнув из коляски на землю, он отправился наводить справки и принес тревожную новость: часть горы обрушилась в ущелье, сделав дорогу вдоль реки непроходимой.

Лесорубы вышли на дорогу и указали на холмы на севере.

— Через милю будет проселочная дорога. Она ведет к проходу Тюнера и дальше через Илдишскую пустошь. Через две мили дорога разветвляется, и вам придется повернуть направо, обогнуть ущелье, а потом спуститься к озеру Заол и Каспара-Витатусу.

Вармус обернулся и оглядел проход.

— А как дорога, опасна или нет?

— Мы не знаем наверняка, в последнее время никто не спускался по проходу Тюнера. Это само по себе может быть дурным знаком, — покачал головой старый лесоруб.

— В трактире «У переправы» я слыхал толки о банде кочевников за Карстом. Говорят, они жестокие и коварные, но боятся темноты. Вас много, и вряд ли вам что-то угрожает, разве что нападут из засады. Но следует быть начеку, — вступил в разговор другой.

Самый молодой лесоруб тоже не остался в стороне.

— А как же горные гоблины? Разве они не представляют серьезной угрозы?

— Ба! — сказал старик. — Все это россказни, вроде ветряных чертей за каждым кустом, которыми пугают младенцев.

— И все-таки они существуют! — упрямо заявил юный лесоруб. — Так, по крайней мере, мне говорили.

— Ага! — воскликнул старый лесоруб во второй раз. — Они там, в трактире «У переправы», пиво хлещут галлонами, а потом по пути домой видят гоблинов и чертей за каждым кустом.

Второй лесоруб задумчиво улыбнулся.

— Я поясню свою философию. Лучше остерегаться горных гоблинов и ветряных чертей и никогда их не увидеть, чем не бояться и позволить застать себя врасплох.

Старый лесоруб сделал повелительный знак.

— Возвращайтесь к работе! Ваши сплетни задерживают караван. Ступайте по проходу Тюнера. Через восемь дней вы должны быть в Каспара-Витатусе, — добавил он, обращаясь к Вармусу.

Вармус вернулся в экипаж. Караван двинулся в путь. Через милю показалась проселочная дорога, ведущая к проходу Тюнера, и Вармус неохотно свернул туда. Проселочная дорога вилась то вверх, то вниз по холмам, по проходу Тюнера, пока не вышла на плоскую равнину. Время уже близилось к закату. Вармус решил остановиться на ночлег там, где из рощи черных деодаров вытекал ручеек. Он тщательно расставил повозки и коляски, затем установил защитную изгородь из металлических прутьев, которые, будучи активированы, стреляли полосами пурпурного света в каждого, кто дерзнул бы покуситься на лагерь. Изгородь защищала караван от ночных хунов, эрбов и зелесиней. Снова разожгли огромный костер, нарубив дров в роще деодаров. Привилегированные пассажиры отведали три предварительных блюда, поданных Порригом на «Аввентуре», затем присоединились к обычным пассажирам, ужинавшим хлебом, рагу и соленой зеленью.

Вармус вновь выставил вино, правда, менее щедро, чем накануне.

После ужина он обратился к обществу:

— Как вам известно, мы сделали крюк, который не должен причинить неудобств или задержать нас в пути. Однако сейчас мы путешествуем по Илдишской пустоши, которая мне незнакома. Я считаю себя обязанным принять особые меры безопасности. Вы заметите нашу защитную изгородь, которая призвана отпугивать незваных гостей.

— А вдруг они запрыгнут на изгородь? — не удержался от шутливого замечания Иванелло.

Вармус не обратил на него никакого внимания.

— Изгородь опасна! Не приближайтесь к ней. Доктор Лаланк, как можно доходчивее объясните ситуацию вашим подопечным.

— Я это сделаю.

— Илдишская пустошь — дикое место. Мы можем столкнуться с кочевниками за Карстом или даже с самим Эрмом Великим. Этот народ, люди и полулюди, совершенно непредсказуем. Поэтому я устанавливаю постоянное дежурство. Кугель, который путешествует на «Аввентуре» и живет на носу, будет главным дозорным. Он проницателен, остроглаз и подозрителен, кроме того, ничем не занят. Я стану караулить со своего места в головном экипаже, а Славой из последней повозки будет нашим арьергардом. Но именно в Кугеле, на которого возложен обзор равнины, мы будем искать защиту. Это все, что я хотел вам сказать. Можете продолжать веселиться.

Клиссум прочистил горло и вышел вперед, но, прежде чем он успел продекламировать хотя бы слог, Иванелло взял лютню и, с силой ударяя по струнам, запел довольно скабрезную балладу. Клиссум так и остался стоять с застывшей страдальческой улыбкой, затем повернулся и пошел на свое место.

Поднялся северный ветер, раздувавший пламя и вздымавший клубы дыма. Иванелло беспечно выругался. Он отложил лютню и принялся играть с мимами, которые, как и прежде, были буквально загипнотизированы музыкой. Сегодня он еще больше осмелел в своих ласках, но не встретил никакого сопротивления, пока поровну распределял ухаживания между всеми тремя.

Кугель смотрел на это с явным неодобрением.

— Иванелло совращает ваших подопечных, — проворчал он доктору.

— Вполне возможно, что его намерения именно таковы, — согласился доктор Лаланк.

— И вас это не заботит?

— Нисколько.

Клиссум снова вышел вперед и, держа перед собой свиток с рукописью, с улыбкой обвел попутчиков взглядом. Иванелло, отклонившись назад в объятия Саш, с Рлайс, прижавшейся к нему с одного бока, и Сказьей — с другого, взялся за лютню и извлек из нее несколько заунывных аккордов.

Клиссум, казалось, чуть было не разразился гневными жалобами, но тут ветер швырнул клуб дыма прямо ему в лицо, и он, кашляя, удалился. Иванелло, усевшись так, чтобы его каштановые кудри ярко блестели в свете костра, улыбнулся и заиграл на лютне глиссандос. Эрмолде подошла, сгорая от возмущения, и презрительно посмотрела на Иванелло.

— Клиссум намеревается прочитать одну из своих од. Предлагаю вам отложить свою лютню и послушать.

— С удовольствием, — ответил Иванелло.

Мимы вскочили на ноги и за спиной стали передразнивать походку Эрмолде, раздувая щеки, растопыривая локти, выпячивая вперед животы, высоко задирая колени. Эрмолде, почувствовав что-то неладное, обернулась, и мимы, пританцовывая, отошли от нее, чтобы тут же закружиться в неистовом танце, прежде чем снова сесть на землю рядом с Иванелло.

Эрмолде с застывшей улыбкой на лице удалилась и принялась шушукаться с Клиссумом. Оба время от времени кидали косые взгляды в сторону Иванелло, который, отложив лютню, дал себе полную волю и начал бесстыдно ласкать мимов. Вместо того чтобы возмутиться таким обращением, три красотки прижались к нему еще ближе. Иванелло наклонил голову и поцеловал Рлайс прямо в губы, Саш и Сказья тоже немедленно подставили личики.

Кугель передернулся от отвращения.

— Этот хлыщ невыносим!

Доктор Лаланк покачал головой.

— Откровенно говоря, я поражен их уступчивостью. Они ни разу не позволили мне дотронуться до них. Кстати, вижу, что Вармус начал тревожиться, вечер подходит к концу.

Вармус стоял, вслушиваясь в ночную тьму. Он проверил защитную изгородь, затем обратился к путешественникам:

— Не теряйте бдительности! Не ходите во сне! Не назначайте свиданий в лесу! Я иду спать и предлагаю всем последовать моему примеру, поскольку завтра нам предстоит тяжелый день и большое расстояние по Илдишской пустоши.

Но Клиссум не пожелал оставаться в тени. Собрав все свое достоинство, он выступил вперед.

— Я слышал несколько просьб почитать мои сочинения. И вот спешу исполнить.

Эрмолде захлопала в ладоши, но большая часть компании отправилась спать. Клиссум прикусил губу, скрывая досаду.

— Сейчас я прочту тринадцатую оду, озаглавленную «Страждущие — столпы души моей».

Он принял подходящую позу, но тут налетел бешеный порыв ветра, заставивший пламя вспыхнуть и затрепетать. Дым окутал все плотными клубами, и те, кто еще оставался у костра, поспешили уйти. Клиссум в отчаянии воздел руки к небу и удалился со сцены.

Кугель провел бессонную ночь. Несколько раз до него доносился далекий заунывный крик, а однажды он расслышал в лесу улюлюкающую перекличку. Вармус поднял караван в ранний час, когда предрассветные облака еще отливали пурпуром. Стюард Порриг подал на завтрак чай, лепешки и аппетитные рубленые котлеты из моллюсков, ячменя, кангрла и щитолистника. Ниссифер, по своему обыкновению, не вышла к завтраку, но этим утром нигде не было видно и Иванелло.

Порриг окликнул Вармуса, предложив тому найти Иванелло и позвать его на корабль завтракать, но осмотр лагеря ничего не дал. Пожитки Иванелло остались на своих местах; казалось, не пропало ничего, кроме самого Иванелло.

Вармус, сидя за столом, затеял нудное расследование, но никто не мог ничего сказать. Вармус изучил землю рядом с защитной изгородью, но не обнаружил никаких следов вторжения.

— По всем признакам, Иванелло растворился в воздухе. Я не обнаружил никаких следов преступления и все же не могу поверить, будто он исчез по своей юле. Единственным объяснением может служить губительное волшебство. По правде говоря, у меня нет лучшего объяснения. Если у кого-то имеются какие-либо мысли или хотя бы подозрения, пожалуйста, сообщите о них мне. А для нас не имеет никакого смысла оставаться здесь. Мы должны придерживаться графика, и караван сейчас отправится в путь. Возницы, поднимайте фарлоков! Кугель, займи свой пост на носу! — держал речь Вармус.

Караван тронулся в путь по Илдишской пустоши, а судьба Иванелло так и осталась загадкой. Дорога, почти тропинка, вела на север до развилки, а там караван свернул на восток и направился мимо холмов, простирающихся, насколько хватало глаз. Местность была унылой и засушливой, путникам лишь изредка встречались то несколько чахлых гонговых деревьев, то одинокая кактусовая рощица, то печальный дендрон, черный, пурпурный или красный.

* * *

— Кугель, ты внимательно следишь? — крикнул в разгар утра Вармус наверх.

Кугель взглянул через планшир вниз.

— Я мог бы следить гораздо лучше, если бы знал, за чем слежу.

— Ты высматриваешь кочевников, особенно затаившихся в засаде.

Кугель оглядел окрестности.

— Я не вижу никого, кто подошел бы под твое описание, — только холмы и пустошь, хотя далеко впереди различаю темную линию леса. Впрочем, возможно, это всего лишь река, окаймленная деревьями.

— Отлично, Кугель. Держи ухо востро.

День шел своим чередом, линия темных деревьев, казалось, все время отступала вдаль, и на закате пришлось разбить лагерь прямо на песке, под открытым небом.

Как обычно, разожгли костер, но исчезновение Иванелло камнем лежало у всех на душе, и, несмотря на то, что Вармус опять выставил вино, ужин прошел в подавленном настроении и даже разговоры велись вполголоса. Как и прежде, Вармус установил защитную изгородь. Он снова обратился к путешественникам:

— Загадка так и осталась нераскрытой. Поскольку у нас нет ключа к разгадке, я призываю всех к предельной осторожности. Разумеется, ни в коем случае не приближайтесь к защитной изгороди!

Ночь миновала без происшествий. Утром караван в положенное время тронулся в путь. Кугель опять нес вахту. С течением времени местность стала менее засушливой. Теперь можно было различить, что дальние деревья росли вдоль реки, которая струилась по склону холма и текла через пустошь.

Достигнув берега, дорога резко поворачивала на юг и шла до пятиарочного каменного моста. Вармус объявил привал, чтобы возницы могли напоить своих фарлоков. Кугель приказал веревке укоротиться и таким образом приземлил «Аввентуру». Привилегированные пассажиры спустились на землю и принялись бродить туда-сюда, разминая ноги.

У входа на мост стоял памятник десяти футов высотой, поддерживавший бронзовую табличку, чтобы ее заметили проходящие по мосту. Кугель не смог разобрать письмена. Гольф Раби приблизил длинный нос почти к самой табличке, затем пожал плечами и отвернулся. Доктор Лаланк, однако, объявил, что текст на одном из диалектов сарсунианского. Диалект этот был очень распространен в Девятнадцатую эру, в общеупотребительных терминах — четыре тысячи лет назад.

— Текст безоговорочно официальный, — сказал доктор Лаланк. — Он гласит: «Путники! Точно посуху, переходите вы ревущий поток реки Сайк. Не забывайте, что обязаны вы этим милости Хейве, лорда-правителя Харада и защитника Вселенной».

— Как все мы можем видеть, река Сайк давно уже не ревущий поток, но мы до сих пор благодарим щедрость короля Хейве, действительно, разумно последовать его совету.

— Предрассудок! — фыркнул Гольф Раби. — В Коллегии мы загибаем уши лишь в знак почтения к Безымянному Синкрезису в сердце Ступицы.

— Возможно, — безразлично ответил доктор Лаланк и пошел прочь.

Кугель перевел взгляд с Гольфа Раби на доктора Ладанка, затем быстро преклонил колени перед памятником.

— Что? — вскричал тощий экклезиарх. — И вы, Кугель? А я-то считал вас рассудительным человеком.

— Именно поэтому я и выказываю почтение этому памятнику. Я рассудил, что вреда от церемонии никакого, а от меня ничего не убудет.

Вармус нерешительно почесал нос, затем в своей неуклюжей манере отдал памятнику честь, к явному отвращению Гольфа Раби. Фарлоков привели назад к дороге, Кугель поднял «Аввентуру» в воздух, и караван отправился через мост. В середине дня Кугель почувствовал, что его неодолимо клонит в сон, и, уронив голову на руки, погрузился в легкую дремоту. Прошло некоторое время, и ему стало неудобно. Щурясь и зевая, он оглядел окрестности, и его внимание привлекло едва заметное движение в зарослях кустов дымяники, окаймлявших дорогу. Кугель наклонился вперед и заметил несколько десятков невысоких смуглых людей в мешковатых штанах, грязных разноцветных жилетках и черных косынках, повязанных на головы. В руках у них были дротики и боевые крюки, и, судя по всему, они намеревались напасть на караван.

Кугель закричал вниз Вармусу:

— Остановитесь! Готовьте оружие! Бандиты затаились в засаде вон там, в зарослях!

Вармус остановил караван и затрубил в сигнальный рожок. Возницы схватили оружие, точно так же, как и многие из пассажиров, и приготовились отразить нападение. Кугель спустил корабль так, чтобы пассажиры класса люкс тоже могли присоединиться к сражению.

Вармус подошел к кораблю.

— Где точно находится засада? Сколько их там?

Кугель указал на заросли.

— Они спрятались за кустами дымяники, бандитов двадцать три человека. У них дротики и крюки.

— Молодчина, Кугель! Ты спас караван!

Вармус изучил местность, затем, прихватив с собой десяток мужчин, вооруженных мечами, арбалетами и отравленными ножами, отправился на рекогносцировку.

Прошло полчаса. Вармус, взмыленный, пыльный и недовольный, вернулся назад вместе со своей командой.

— Так где, ты говоришь, была засада?

— Где я и показывал — вон за теми зарослями.

Мы прочесали их вдоль и поперек и не нашли ни бандитов, ни даже намека на их присутствие.

Кугель, хмурясь, смотрел на заросли.

— Они ускользнули, когда увидели, что мы предупреждены.

— Не оставив никаких следов? Ты уверен, что видел их? Или это была галлюцинация?

— Естественно, я уверен в том, что видел их! — возмущенно заявил Кугель. — Ты что, за дурака меня держишь?

— Разумеется, нет, — примирительно заверил его Вармус. — Продолжай хорошо работать! Даже если твои дикари просто померещились, береженого бог бережет. Но в следующий раз смотри дважды и убедись, что тебе ничего не показалось, прежде чем поднимать тревогу.

Кугелю пришлось согласиться, и он вернулся на «Аввентуру». Караван снова тронулся в путь, прошел теперь уже спокойные заросли кустов, а Кугель не прекращал бдительно озирать окрестности.

Ночь прошла спокойно, однако утром, когда подали завтрак, недосчитались Эрмолде.

Как и в прошлый раз, Вармус обыскал корабль и территорию, заключенную внутри защитной изгороди, но Эрмолде как сквозь землю провалилась, точно так же, как и Иванелло. Вармус дошел даже до того, что постучал в дверь каюты Ниссифер, чтобы убедиться, что она все еще на борту.

— Кто там? — раздался хриплый шепот.

— Это Вармус. У вас все в порядке?

— Да, все. Мне ничего не нужно.

Вармус повернулся к Кугелю, его широкое лицо излучало тревогу.

— В моем караване никогда не было таких ужасных случаев! Что происходит?

— И Иванелло, и Эрмолде ушли отсюда не по собственному желанию, это ясно. Оба они путешествовали на «Аввентуре», что, кажется, указывает, что убийца тоже живет на корабле, — начал задумчиво Кугель.

— Что? В классе люкс?

— По всей видимости.

Вармус сжал свои внушительные кулачищи.

— Этого злодея необходимо найти и призвать к ответу!

— Согласен! Но как?

— Бдительность и осторожность — вот что нам поможет. Ночью никому нельзя выходить из своих кают, разве что по нужде.

— Чтобы угодить в руки злодею, который будет поджидать в уборной? Это не выход.

— Тем не менее мы не можем задержать караван, — пробормотал Вармус. — Кугель, займи свой пост! Используй всю свою бдительность и проницательность!

Караван снова двинулся на восток. Дорога шла мимо подножия холмов, на которых теперь можно было различить вкрапления острых камней и заросли искривленных акаций. Доктор Лаланк, прогуливаясь по кораблю, присоединился к Кугелю, и их разговор свернул на странные исчезновения. Доктор Лаланк заявил, что пребывает точно в таком же недоумении, как и все остальные.

— Существует тысяча возможностей, но ни одна из них не выглядит убедительной. Например, могу предположить, что сам корабль есть некая враждебная сущность, которая ночью открывает свой трюм и пожирает беспечных пассажиров.

— Мы искали в трюме, — возразил Кугель, — и нашли там лишь запасы, багаж и тараканов.

— Я и не рассчитывал, что вы примете эту теорию всерьез. И все-таки, если мы выдвинем десять тысяч догадок, все явно абсурдные, одна из них окажется практически верной.

Три мима вышли на нос и начали забавляться, расхаживая туда-сюда широкими шагами, слегка согнув колени. Кугель взглянул на них с неприязнью.

— Опять ерундой маются?

Девушки наморщили носики, свели глаза к переносице и заносчиво округлили губки, точно беззвучно посмеиваясь, и принялись бросать на Кугеля косые взгляды, все так же важно прохаживаясь назад и вперед.

Доктор Лаланк рассмеялся.

— Это их маленькая шутка, они думают, что изображают вас, насколько я понимаю.

Кугель холодно удалился, и три мима унеслись обратно на корму. Доктор Лаланк указал на стаю облаков, нависших над горизонтом.

— Они поднимаются с озера Заол, у Каспара-Витатуса, где дорога поворачивает на север к Торквалю.

— Мне туда не нужно! Я путешествую на юг, в Альмери.

— Совершенно верно.

Доктор Лаланк удалился, и Кугель остался на вахте в одиночестве. Он оглянулся в поисках мимов, против воли желая, чтобы они вернулись и немного разогнали томительную скуку, но девушки занялись новой забавной игрой и бросали какие-то маленькие предметы вниз, на фарлоков, которые, получив очередной удар, высоко взмахивали хвостами.

Кугель вновь занялся своим дозором. С юга подступали скалистые склоны, все более и более крутые. На севере Илдишская пустошь, бескрайняя ширь, полосами окрашенная в едва отличимые друг от друга цвета — темно-розовый, дымчатый черно-серый, малиновый, — была кое-где тронута самыми прозрачными оттенками темной синевы и зелени.

Время шло. Мимы продолжали свою игру, которой, казалось, возницы и даже пассажиры наслаждались ничуть не меньше: как только девушки сбрасывали вниз очередной предмет, пассажиры наперегонки выскакивали из колясок, чтобы отыскать и подобрать его.

«Странно, — подумал Кугель. — И что они все нашли в такой дурацкой игре?»

Один из предметов, упав, засиял металлическим блеском. Кугелю показалось, что размерами и формой он напоминал монету. Но мимы же, разумеется, не стали бы швырять терциями в возчиков? Да и откуда они взяли бы такое богатство?

Девушки закончили свою игру. Возницы закричали им снизу:

— Еще! Продолжайте! Почему вы остановились?

Мимы замахали руками как сумасшедшие и сбросили вниз пустой кошелек, затем ушли отдыхать.

«Странно».

Кугель задумался. Уж очень кошелек напоминал его собственный, который, вне всякого сомнения, был надежно спрятан в палатке. Он бегло глянул в палатку, затем посмотрел еще раз, но уже пристальнее. Кошелька нигде не было.

Взбешенный Кугель помчался к доктору Лаланку, беседовавшему с Клиссумом.

— Ваши питомицы удрали с моим кошельком! Они вы бросили все мои терции вниз, возчикам, и все остальные мои вещи тоже, включая ценную коробочку с мазью для ботинок, и, наконец, сам кошелек!

Доктор Лаланк поднял черные брови.

— Правда? Вот разбойницы! А я-то удивлялся, что занимает их столь долгое время!

— Пожалуйста, отнеситесь к этому вопросу серьезно! Я считаю вас лично ответственным за это! Вы должны возместить мне убытки.

Доктор Лаланк с улыбкой покачал головой.

— Сожалею, но я не могу исправить всю мировую несправедливость.

— Но они же ваши питомицы!

— Да, но этому нет никаких доказательств. В списке пассажиров каравана они указаны под своими собственными именами, что возлагает ответственность за их деяния на Вармуса. Можете обсудить этот вопрос с ним или даже с самими мимами. Если они взяли кошелек, пусть они и возвращают ваши терции.

— Это неосуществимая идея!

— Тогда возвращайтесь на нос, пока мы не попали в беду!

С этими словами доктор Лаланк отвернулся и возобновил прерванную беседу с Клиссумом.

Кугель вернулся на нос. Он смотрел вперед, на унылый пейзаж, прикидывая, как бы вернуть свои потери. Его взгляд вновь привлекла какая-то зловещая возня.

Кугель рванулся вперед и сосредоточил свой взгляд на склоне холма, где множество приземистых серых существ наваливали груду тяжелых камней в том месте, где склон холма нависал над дорогой.

Кугель пристально смотрел на них еще несколько секунд. Он видел их так же ясно, как и свои ладони, — перекошенных людей-полуамилоидов, с заостренными скальпами и головами без шей, так что их рты открывались у самой груди.

Кугель бросил на них последний взгляд и наконец забил тревогу.

— Вармус! На склоне холма горные гоблины! Останови караван и дуй в рожок!

Вармус остановил свою коляску и закричал в ответ:

— Что ты увидел? Где опасность? Кугель взмахнул руками и указал на склон.

— На этом утесе я вижу горных гоблинов! Они складывают камни, чтобы наброситься на караван!

Вармус повернул шею и взглянул туда, куда показывал Кугель.

— Я ничего не вижу.

— Они серые, как скалы! Они кривые и бегают, наклонившись, вон там и вот тут.

Вармус приподнялся на сиденье и подал своим возницам сигнал тревоги, затем спустил корабль на дорогу.

— Мы устроим им большой сюрприз! — сказал он Кугелю.

— Выходите, пожалуйста! Я намерен атаковать гоблинов с воздуха! — после этого закричал Вармус пассажирам.

Он привел десяток мужчин, вооруженных стрелометами и огнедротиками, на «Аввентуру», потом привязал канат к крепкому фарлоку.

— Теперь, Кугель, растяни веревку так, чтобы мы поднялись над утесом, тогда мы пошлем им наш горячий привет сверху.

Кугель подчинился приказу; корабль вместе с вооруженной до зубов командой взлетел высоко в воздух и повис над утесом. Вармус стоял на носу.

— А теперь к точному месту засады.

Кугель показал пальцем.

— Вон там, в том нагромождении камней.

Вармус оглядел склон.

— В данный момент я не вижу гоблинов.

Кугель тщательно осмотрел склон, но гоблины исчезли.

— Все к лучшему! Они заметили наши приготовления и отказались от своих планов.

Вармус угрюмо хмыкнул.

— А ты уверен в своих словах? Ты действительно видел горных гоблинов? Возможно, тебя ввели в заблуждение тени между скалами.

— Это невозможно! Я видел их так же ясно, как вижу вас!

Вармус посмотрел на Кугеля своими задумчивыми голубыми глазами.

— Не подумай, что я сержусь на тебя. Ты почуял опасность и совершенно правильно забил тревогу, хотя, очевидно, по ошибке. Я не стану обсуждать этот вопрос, разве желая подчеркнуть, что недостаток хладнокровия приводит к потере драгоценного времени.

Кугель не нашелся, что ответить на это обвинение. Вармус подошел к планширу и крикнул вниз вознице головной коляски:

— Веди караван вперед мимо утеса! Мы будем на страже, чтобы обеспечить абсолютную безопасность.

Караван прошел мимо утеса без каких-либо досадных происшествий, после чего «Аввентура» снизилась, чтобы привилегированные пассажиры смогли снова сесть на корабль.

Вармус отвел Кугеля в сторону.

— Твоя работа безукоризненна, но все-таки я решил усилить дозор. Шилко, которого ты видишь вон там, очень здравомыслящий человек. Он будет стоять рядом, и каждый из вас сможет подтвердить то, что видит другой. Шилко, иди сюда, пожалуйста. Вы с Кугелем будете работать в паре.

— Я с удовольствием, — отозвался Шилко, круглолицый коренастый мужчина с песочными волосами и кудрявыми бачками.

Кугель хмуро повел его на корабль, и, как только караван двинулся вперед, двоица отправилась на нос и заняла свои посты. Шилко, добродушный и разговорчивый малый, болтал обо всем, что видел, упоминая мельчайшие подробности пейзажа. Ответы Кугеля были односложными, что очень удивляло Шилко.

— Когда я занимаюсь такой работой, я не прочь перекинуться словечком, чтобы убить время. Иначе невыносимо скучно стоять здесь и выглядывать непонятно что. Тогда начинаешь видеть мысленные образы и принимать их за действительность, — заявил напарник обиженным голосом.

Тут он подмигнул и ухмыльнулся.

— Не правда ли, Кугель?

Кугель счел шутку напарника низкопробной и отвернулся.

— Да ладно тебе, — сказал Шилко. — Такова жизнь.

В полдень Шилко отлучился в столовую, чтобы пообедать. Он явно переусердствовал как с едой, так и с вином, поэтому после обеда начал клевать носом.

— Ничего не видать, кроме пары-тройки ящериц. Это мое твердое мнение, а теперь я предлагаю немножко вздремнуть. Если увидишь что-нибудь, буди меня, — оглядев местность, сказал он Кугелю.

Он забрался в палатку Кугеля и удобно устроился там, а Кугель оказался вновь предоставлен горьким размышлениям о своих потерянных терциях и выброшенном воске для обуви.

Когда караван остановился на ночлег, Кугель направился прямиком к Вармусу. Он рассказал ему о легкомысленном поведении мимов и пожаловался на понесенные им убытки.

Вармус выслушал его со спокойным, хотя и несколько отстраненным интересом.

— Но доктор Лаланк, разумеется, уладит это дело?

— В этом-то и суть проблемы! Он целиком и полностью снял с себя ответственность! Заявляет, что возместить все потери должен ты как хозяин каравана.

Вармус, чьи мысли витали где-то в облаках, вмиг насторожился.

— Он возложил уплату всех издержек на меня?

— Именно так. Теперь я предъявляю этот счет тебе.

Вармус сложил руки на груди и быстро отступил назад.

— Идея доктора Лаланка совершенно нелепа.

Кугель возмущенно потряс счетом прямо перед носом Вармуса.

— Ты отказываешься выполнять свои обязательства?

— Я здесь ни при чем! Это недоразумение произошло на борту твоего собственного судна «Аввентура».

Кугель снова ткнул в Вармуса счетом.

— В таком случае ты должен по меньшей мере передать этот счет доктору Лаланку и взыскать с него платеж.

Вармус потянул себя за подбородок.

— Это неверная процедура. Капитан «Аввентуры» — ты. Следовательно, по праву своей должности ты должен вызвать доктора Лаланка на слушание этого дела и там взыскать с него такую сумму, которая представляется тебе справедливой.

Кугель с сомнением взглянул на доктора Лаланка, все еще поглощенного беседой с Клиссумом.

— Предлагаю подойти к доктору Лаланку вдвоем и объединить наши полномочия, дабы восстановить справедливость.

Вармус отступил еще на один шаг.

— Не приплетай меня к этому делу! Я всего лишь возчик Вармус, скромно ездящий по земле.

Кугель приводил и другие доводы, но Вармус уперся и твердо стоял на своем. Наконец Кугель пошел к столу и начал пить вино, угрюмо глядя в огонь. Вечер тянулся медленно. Все путники пребывали в мрачном настроении, сегодня не было ни декламаций, ни песен, ни шуток, и компания сидела вокруг костра, вполголоса перекидываясь отрывочными словами. Всех занимал невысказанный вопрос: кто исчезнет следующим?

Пламя костра ослабело, и путники неохотно разошлись по своим постелям, боязливо оглядываясь назад и обмениваясь нервными замечаниями.

Так прошла ночь. Звезда Эчернар миновала восточный квадрант и склонилась к западу. Фарлоки сопели и бормотали во сне. Далеко в пустоши несколько секунд мерцал синий свет, затем он погас и больше не появлялся. Восточный край горизонта загорелся первым пурпуром, затем кроваво-красным цветом. После нескольких бесплодных попыток солнце все-таки выбралось из-за горизонта и взошло на небо.

Вновь развели костер, и в караване закипела жизнь. Накрыли завтрак, запрягли фарлоков и принялись готовиться к отъезду. На «Аввентуре» начали появляться заспанные пассажиры. Каждый по очереди переводил взгляд с одного лица на другое, точно ожидая нового исчезновения. Стюард Порриг подал завтрак, затем понес поднос в задний салон. Он постучался.

— Госпожа Ниссифер, я принес ваш завтрак. Мы беспокоимся о вашем здоровье.

— У меня все прекрасно, — раздался шепот. — Я ничего не желаю. Можете уходить.

После завтрака Кугель отвел доктора Лаланка в сторону.

— Я посоветовался с Вармусом, — сказал Кугель. — Он заверил меня в том, что как капитан «Аввентуры» я могу предъявить вам иск за ущерб, причиненный мне в результате вашей халатности. Вот счет. Можете расплатиться прямо сейчас.

Доктор Лаланк быстро пробежал счет глазами. Его черные брови поднялись еще выше, чем обычно.

— Вот этот пункт — поразительно! «Мазь для обуви, одна коробочка. Цена: тысяча терциев». Вы это серьезно?

— Разумеется. Эта мазь содержит редкий воск.

Доктор Лаланк вернул счет.

— Вам придется представить этот счет виновницам, а именно Саш, Сказье и Рлайс.

— Ну и к чему это приведет?