Специалист по выживанию

Верник Сергей Владимирович

История о человеке с очень опасной и жестокой профессией. Он оставляет за собой кровавый след, измеряемый парсеками, а планеты после его визита становятся свободными от разумной жизни.

 

Часть первая

Контракт смертоносный

 

1

Высокий смуглый мужчина смотрел на мальчика сквозь темные стекла солнцезащитных очков и как-то странно улыбался. Эта улыбка не была радостной или умиленной. Скорее, она выражала некое злорадство, идущее у мужчины изнутри.

— Сколько раз тебе повторять? — отчетливо произнося каждое слово, строго проговорил он. — Если собрался стрелять — стреляй. Иначе твоим же оружием убьют тебя. Ты понял?

Мальчик еле заметно кивнул. По его щекам бежали ручейки слез, губы дрожали, а на правой скуле пылал красный след от тяжелой ладони. Он в очередной раз всхлипнул, выпуская из руки потертый плазменный излучатель, который с грохотом упал на каменный пол.

— Подбери сопли, щенок! — рявкнул мужчина. — Ты — не мой сын! Ты — жалкое подобие слизняка, не умеющее отвечать за свои поступки. Какой раз по счету ты пытаешься меня прикончить?! Что, кишка тонка?!

Мальчик вдруг почувствовал, как где-то в глубине его пока еще детской души шевельнулась отчетливая искра жгучей ярости. Она с каждой секундой все нарастала, пока не превратилась в бушующее пламя, готовое поглотить собой весь мир. Сжав кулаки, мальчик поднял голову и посмотрел мужчине прямо в глаза. От такого взгляда тот невольно замолчал.

Быстрым стремительным движением, словно берсеркер, мальчик подхватил с пола излучатель и выстрелил. Он сейчас не хотел убивать, поэтому заряд плазмы только лишил мужчину обеих ног.

Андрей резко открыл глаза. Сердце колотилось в таком бешеном темпе, что готово было вырваться из груди.

«Опять этот непонятный сон», — подумал он, садясь на кровати. Часы показывали 4.30. За окном начинало светать.

«Почему же ночной кошмар так любит приходить по утрам? Почти каждую неделю, один и тот же ужас, в одно и то же время».

Постояв у открытого настежь окна, Андрей сделал несколько глубоких вдохов. Теплый июльский ветер приятно обдувал вспотевшее тело, прогоняя остатки неприятного сна. Пахло какими-то цветами, мокрой после ночного дождя листвой и немного жареными котлетами. Интересно, кому в голову пришло готовить в половину пятого утра?

Постепенно пульс пришел в норму. Андрей сел на кровать. Через час должен был сработать будильник, приглашая к сборам на работу. Ложиться спать дальше уже не имело смысла. Тяжело вздохнув, он отправился на кухню пить кофе.

Андрею Павловичу Вольфу месяц назад исполнилось тридцать два года, но выглядел он гораздо моложе своих лет. Все, кто первый раз его видел, давали не больше двадцати пяти. Среднего роста, физически крепкий брюнет в таких случаях любил поспорить, предъявив потом паспорт. Было эффектно.

Жил Андрей в снимаемой «однушке», дабы не мешать родителям. Когда он развелся со своей женой Ольгой, какое-то время пришлось потеснить стариков. Ни мать, ни отец, конечно же, не возражали: «живи, сынок, сколько хочешь». Но надолго Андрея не хватило. Родители есть родители. Снова взялись за его воспитание, да с таким рвением, что сын не знал куда деться и старался приходить домой лишь на ночь. Вот им на старости лет потеха. Пришлось искать отдельное жилье.

По счастливой случайности, через знакомых, он нашел его практически за бесценок, да еще в центре Питера. Спустя неделю после переезда, когда, наконец-то, отошел после новоселья, Андрей решил начать новую жизнь и уволился с работы.

У него словно началась белая полоса. Очень скоро взяли на хорошую должность в одну известную фирму с мировым именем. Познакомился с очаровательной Ангелиной. О такой девушке он никогда даже и не мечтал. Даже старые знакомые вернули давным-давно забытые долги. Так что, жизнь, кажется, пошла на лад.

Но продолжалось это совсем не долго. Ровно до тех пор, пока не начали сниться эти странные непонятные сны. Нет, с работы его не уволили. И Ангелина не бросила. Однако весь окружающий мир стал воспринимать Андрея как-то по-другому. Он не мог толком понять, в чем именно произошли изменения, что поменялось, а что нет. А может быть, это Андрей сам стал другим, стал иначе видеть и чувствовать?

Резкий неприятный писк будильника заставил Вольфа подскочить. На какое-то время, задумавшись, он забыл про чашку с кофе, которую держал в руке. Теперь он расплескал остывший напиток по столу. Выругавшись, Андрей полез за тряпкой. Сказать нечего. Удачно утро началось.

На автобусной остановке сегодня было особенно многолюдно. Несмотря на столь ранний час, народ с не выспавшимися лицами теснился под стеклянной крышей, прячась от противной питерской мороси. Каждый из них по-своему коротал время — кто-то читал книгу, кто-то слушал плеер, а некоторые увлеченно беседовали.

Внимание Андрея привлек одинокий мужик бомжеватого вида, державшийся особняком. Его всклокоченная спутанная борода была необычного ярко-рыжего цвета, что при длине почти ему по пояс, хорошо бросалась в глаза. Мужик стоял с закрытыми глазами и плавно покачивался взад-вперед, совсем не желая замечать ни мелкий дождь, ни окружающих людей. Когда наконец-то подошел долгожданный автобус, люди, расталкивая друг друга, бросились к раскрывшимся дверям. Каждый хотел уехать. Андрей не торопился. Он последним запрыгнул на ступеньку, двери с трудом закрылись и транспорт тронулся в путь, оставив абсолютно пустую остановку. Странно… Вольф совсем не заметил, чтобы рыжебородый садился в автобус. И на улице он не остался. Наверное, просто ушел.

— Слышь, парнишка, у тебя чирика не найдется? — прозвучал из-за плеча, сопровождаемый жутким перегаром, хриплый бас. Андрей повернул голову и уткнулся лицом в рыжую мокрую бороду. Бомж был на голову выше него, но худой, как жердь.

— Может, и найдется, — ответил Андрей, морщась. — А почему ты думаешь, что я тебе что-нибудь дам?

Мужик улыбнулся во весь рот, обнажая сгнившие до корней зубы.

— Да потому что ты не жадный. У тебя ж это на лице написано.

Вольф нахмурился. Рыжебородый явно нарывался на неприятности.

— А больше на моем лице ничего не написано? — поинтересовался Андрей.

В ответ мужик обнял за плечи стоящего рядом интеллигентного мужчину в очках, шляпе и плаще, повернул его к Андрею и спросил:

— Глянь, уважаемый. Что там, у пацана на морде написано? А?

— Да как вы смеете меня трогать! — заверещал на весь автобус интеллигент, пытаясь поколотить бомжа зонтиком.

Тот протянул свои грязнущие руки к его шее.

— Да я тебя щас, очкарик, по полу размажу!

Андрей, превозмогая отвращение, взял мужика за бороду и со всей силой дернул в сторону. Дико взвыв, тот обрушился на стоящих плотной стеной пассажиров, роняя и давя ни в чем не повинный народ. Послышался обычный в подобных случаях отборный мат.

А вот что произошло дальше, Андрей не помнил. Раз, и они вдвоем сидят на пустой остановке в какой-то промзоне. Во рту солоноватый привкус. Скула досадно болит.

— Да ладно тебе дуться, — толкнул Вольфа локтем в бок рыжебородый. — Пойдем-ка, лучше, чего-нибудь выпьем. Тебя звать-то хоть как?

— Какая тебе разница? — огрызнулся Андрей.

Мужик усмехнулся. У него один глаз заплыл, а по усам и бороде была размазана засохшая кровь.

— А меня Ионычем кличут.

Вольф неприязненно посмотрел на него, встал, и побрел вслед уехавшему автобусу. Бомж Ионыч незамедлительно двинулся за ним.

— Что ты ко мне привязался?! — заорал Андрей. — Тебе что, других людей мало?! Почему именно я?!

— Да ладно, не кипятись. Может, понравился ты мне, — Ионыч растянул лукавую улыбку и повел бровями. — Хочешь, я тебе один фокус покажу?

Андрей шел, не обращая теперь на бомжа никакого внимания. На работу он уже явно опоздал.

«Надо позвонить, предупредить», — подумал Вольф, доставая мобильник. — «Что же я шефу скажу? Был избит злобным бомжем?»

И тут из его груди вылезла грязная рука Ионыча. Остолбенев, Андрей несколько мгновений смотрел на кукиш, который она демонстрировала, а затем истошно завопил. Ноги сами понесли его прочь, подальше от странного чудовищного мужика. Инстинктивно он прижимал руки к груди, зажимая смертельную рану, но вскоре осознал, что раны-то на самом деле и нет.

Ионыч катался по земле и ржал как ненормальный. Старая вязаная шапка слетела с головы, обнажив редкие, совершенно белоснежные волосы, которые абсолютно не вязались с рыжей бородой. Возможно, борода была ненастоящая.

Андрей какое-то время стоял, наклонив голову и уставившись на свою грудь. Затем он осторожно подошел к Ионычу.

— Как ты это сделал? — спросил Вольф у бомжа. Тот неохотно поднялся, постепенно успокаиваясь. Подобрал свою шапку, отряхнул, надел на голову.

— Ну, ты и кадр, — Ионыч легонько толкнул его в плечо. На этот раз рука была вполне ощутима. — Рассмешил дядьку Ионыча. Давненько так не гоготал. Видел бы ты свою физиономию…

— Как ты это сделал? — повторил вопрос Андрей.

В ответ бомж таинственно улыбнулся, сделал пару шагов к стене здания и бесшумно исчез. Спустя минуту, сквозь кирпичную кладку просунулась его голова. В зубах Ионыч держал свежий теплый батон. Он вышел полностью, обнял одной рукой ошарашенного Андрея за плечи и сунул ему под нос слегка пожеванную горбушку.

— Вот. Тем и живем. Будешь?

Андрей помотал головой. Противоречивые чувства начали неотвратимо, друг друга отталкивая, брать верх над здравым рассудком. Если Ионыч не галлюцинация, то, что же это получается? Так не может быть в нормальном человеческом мире. Ведь подобным образом нарушаются все мыслимые законы физики. А вдруг как раз здесь имеют место быть совсем другие законы, о которых люди еще не знают? Или знают? А может он фантом? Да уж очень Ионыч на человека похож. Слишком много непонятного, чтобы один среднестатистический, хоть и с высшим образованием, житель России мог за несколько минут разгадать подобную загадку.

Вольф снова помотал головой, словно вытряхивая надоедливые мысли.

— Ну что ты трясешь башкой, как баран? — усмехнулся Ионыч. — Не веришь глазам своим? Ты еще в призраки меня запиши.

— А ты не… — выдавил из себя Андрей.

— А с виду вполне приличный молодой человек, — покрутил пальцем у виска бомж.

Андрей невольно потупил взгляд.

— Так что же мне еще было думать? Кто ты на самом деле? — спросил он.

— Я простой питерский бомж, — гордо произнес Ионыч, выпятив грудь.

— Да не простой ты, — Вольф поднял глаза и пристально посмотрел на собеседника. — Не хочешь мне рассказать ничего интересного?

— Ну что может быть интересного в жизни бомжа? — фыркнул Ионыч, — Разве что городская свалка. Там столько всякого добра…

— А своим фокусам ты тоже на свалке научился?

— Почти, — бомж жадно впился остатками зубов в батон. Что он говорил дальше, Андрей не смог разобрать из-за тщательно пережевываемого мучного изделия. Сложилось впечатление, будто Ионыч сделал это специально, чтобы избежать разговора. Так зачем же он вообще тогда продемонстрировал свои сверхспособности? Зачем надо было заинтересовывать, а потом уклоняться от пояснений? Цену что ли себе набивает? Уж слишком много вопросов за один час. У Андрея и за всю прожитую жизнь не возникало их столько.

Тем временем, Ионыч проглотил последний кусок, смачно сплюнул, и облегченно вздохнув, произнес:

— Пошли. Если интересно.

— Куда?

— Узнаешь. Тут недалеко, — бомж махнул рукой в неопределенном направлении.

Андрей замер. Идти со странным человеком непонятно куда, одному, очень не хотелось. Любопытство любопытством, но жизнь все-таки дороже. Что можно ожидать от Ионыча еще, кроме фокуса с прохождением сквозь стены? Ситуация становилась непредсказуемой. Они находились в глубине полузаброшенной промзоны, где за все время, как их высадили из автобуса, не прошло ни одного человека, и проехала только одна грузовая машина.

Хотя, люди здесь все же попадались. Вольф заметил, как открылась небольшая дверь в кирпичном здании на противоположной стороне улицы, издав при этом неимоверный протяжный скрип, а затем оттуда вышли двое оборванцев. Андрей с первого взгляда понял, что они являлись с Ионычем одного социального статуса. Но внимательнее рассмотреть их Вольф не успел. Кто-то неожиданно рявкнул над ухом:

— Савелий, какого черта?!

И нечто тяжелое ударило Андрея по голове, моментально лишив его сознания.

 

2

Сначала он услышал невнятные голоса. Мозг отказывался что-либо адекватно воспринимать. Однако постепенно чувства начали возвращаться, и Андрей попытался открыть глаза. Жесткие лучи света, подобно острым лезвиям, моментально резанули по зрачкам, заставив внутри головы вспыхнуть мощный очаг боли. Вольф невольно застонал.

— Очнулся, соколик? — раздался где-то рядом смутно знакомый голос. На лоб легло что-то мокрое и холодное, а в нос ударил тошнотворный запах подвала, состоящий в основном из «ароматов» мочи и сигарет.

Когда зрение частично восстановилось, Андрей смог осмотреться. Помещение, в котором он лежал на холодном бетонном полу, было действительно подвалом, пронизанным насквозь десятками прогнивших разнокалиберных труб. В тусклом свете одной единственной лампочки, показавшейся ему поначалу ярче солнца, можно было различить трех человек. Двое из них были Андрею смутно знакомы. Похоже, это была та пара бомжей, что выходила из скрипучей двери. Третьего Вольф видел впервые. И этот третий определенно не внушал ничего хорошего. Он стоял под самой лампочкой, едва не касаясь ее своей лысой головой, и на его лицо ложились жуткие глубокие тени, делая и без того страшный образ «восставшего мертвеца» еще более чудовищным.

— Ну, здравствуй, гость, — проговорил «монстр», натягивая адскую улыбку. — Меня зовут Гриф. Это птица такая есть. Падалью питается.

Он и вправду походил на Грифа: бритый череп в струпьях, нос крючком, шея длинная и кривая. Настоящий падальщик.

Рядом с Грифом встали те двое, давая возможность Андрею рассмотреть их внимательнее. Стоящий справа невысокий толстый тип очень походил на кого-то из советских актеров. А вот кого — Андрей так и не смог вспомнить. Вот если отмыть, да подстричь…

Человек слева был настоящий «Геракл»: под два метра ростом и непомерно широкими плечами. Огромные, словно ковши экскаватора, руки свисали ниже колен. А над всей этой горой мускулов находилась маленькая, одетая в ушанку голова.

Довольно-таки странная троица. Когда они находились вместе, складывалось такое впечатление, будто эти ребята являлись представителями разных видов живых существ. Уж больно большой контраст был между ними. Гриф — на голову выше толстяка, но зато на три головы ниже своего могучего товарища.

Посмотрев на стоящих рядом с собой приятелей, Гриф проговорил:

— А это мои… э-э-э…помощники. Это просто Толстый, — толстяк отвесил лихой поклон, — А вот этот человек- скала зовет себя Рональдом. А твое как имя?

— Не имеет значения, — пробурчал Вольф, принимая сидячее положение.

Гриф, усмехнувшись, подошел поближе. У него в руках находился какой-то прямоугольный предмет, похожий на кусок полупрозрачной керамической плитки. Все трое по очереди посмотрели на этот предмет и сделали задумчивые лица.

— А, кажись, похож, — проговорил сиплым басом Рональд.

— Да он это, он, — махнул рукой Толстый, — Ионыч сразу понял.

Гриф повернул «плитку» лицевой стороной к Андрею и тот увидел свой портрет, выполненный неизвестным художником в объемном голографическом варианте. Кроме того, изображение медленно вращалось вокруг своей оси.

Андрей вытаращил глаза:

— Откуда это у вас?

— Да вот, у покойничка одного странного забрали, — Гриф положил предмет на полку, криво висящую на облезлой стене. — Знакомая тебе вещь?

Вольф помотал головой.

— Так откуда на нем твой портрет? — спросил Толстый. — Отвечай!

Тут в подвал вошел Ионыч. Откашлявшись в кулак, он тихим голосом сказал:

— Там еще были вещи. Металлический шар был. Когда мы его открыли, то обнаружили внутри…

— Слышь, Савелий, ты совсем… того…? — воскликнул Гриф, крутя указательным пальцем у виска. От волнения он часто дышал, а слова будто застревали глубоко в горле. — Все козыри перед этим пацаном раскрываешь. А вдруг он один из этих…?

— Да он вообще, похоже, не в теме, — встрепенулся Ионыч, косясь в сторону сидящего на полу парня. — По его душу-то покойничек шел, видать. Да не дошел. Кто-то шваркнул по дороге. А мы с подарками оказались. Парнишка хороший. Зря ты ему, Гриф, по башке-то заехал.

— Ты думаешь, этот парень ничего не знает? — немного успокоившись, Гриф склонился над Андреем. — И у него ничего для нас полезного нет? Что-то с трудом верится. Ладно, Савелий. Поболтай с ним. Может, чего узнаешь. Ты у нас мастер развязывать языки.

Гриф, Толстый и Рональд молча вышли, оставив Андрея наедине с Ионычем.

— Что здесь происходит? — Вольф посмотрел Ионычу в глаза. Весь этот нелепый «спектакль» ему совсем не нравился.

— Да все под контролем, — успокоил его рыжебородый. — Гриф только с виду грозный. Ты его не бойся, но уважай. Он любит, когда его уважают.

Ионыч прошелся взад-вперед, почесал шею, скрытую где-то в зарослях грязной бороды, а затем снова подошел к Андрею. Взгляд его в один момент стал очень серьезным.

— Скажи мне честно, парень, — продолжил он сурово. — Какое ты имеешь отношение к тому покойнику на свалке? И постарайся говорить правду. Я лож за версту чую.

— Да не знаю я, — возмутился Андрей. — Я вообще не понимаю, о чем речь.

Ионыч наклонился к уху Вольфа и заговорщицки зашептал:

— Там, за дверью, стоит Гриф. Уши греет. Он просил, чтобы я с тобой построже был. Так что я тут немного повыпендриваюсь, а ты пока посмотри пластину. Может, чего вспомнишь.

Ионыч сунул в руки Андрея плитку с его же портретом. Она была необычайно легкая, словно сделана из пенопласта, и немного теплая.

Вольф осторожно провел рукой по ее гладкой поверхности.

«Какая же она приятная на ощупь», — подумал Андрей, не отрывая глаз от медленно вращающегося собственного изображения. — «Странная, непонятная, но чертовски восхитительная».

Неожиданно в сознании что-то вспыхнуло. Будто внезапно сорвавшаяся с неба молния пронзила мозг, а затем, уже не спеша, этот небесный огонь раскаленными потоками начал проникать в каждую клеточку, наполняя ослепительным ярким светом. Пытаясь превозмочь жуткую боль, Вольф невольно согнулся пополам. Реальность уверенно уплывала за грани ощущений. Он боролся из последних сил, но они его быстро покинули, отдавая сознание спасительному мраку.

— Ну вот, опять в обморок грохнулся, — с наигранной обидой в голосе произнес Гриф, трогая носком сапога лежащее на полу неподвижное тело Андрея. — Какой-то он хлипкий. Больной что ли? Что ты с ним сделал, Савелий? — Гриф посмотрел на Ионыча.

— Да не делал я ничего, — развел тот руками. — Сам он упал. Вон, смотри, уже в себя приходит.

Вольф застонал и с трудом пошевелил ногами.

Вдруг в следующий момент его тело резко подлетело вверх. Он двигался так молниеносно, что человеческий взгляд не мог за ним уследить. Доля секунды, и Гриф уже лежал с перебитым носом в другом конце подвала. По подбородку стекала алая струйка. Немного дальше, за углом, валялись Толстый и Рональд. У обоих были свернуты шеи.

— Ни фига себе, — присвистнул Ионыч, выглядывая из-за трубы.

Андрей повернулся в его сторону.

Глаза… Ионыч никогда не видел у людей ТАКОГО взгляда. По коже побежали мурашки размером с кулак, а кровь просто застыла в жилах, превращаясь в ледяной кисель. Не зрачки вовсе… Будто два бездонных колодца абсолютной тьмы.

— Вот я и вернулся, — проговорил Вольф спокойным голосом. Он держал в руках плитку, которая начала прямо на глазах таять в воздухе.

— Кто ты? — спросил обеспокоенный бомж.

Андрей стряхнул с рук пыль — остатки контракта, а затем вновь посмотрел на Ионыча. Взгляд был уже почти человеческим.

— Меня зовут Андрей Вольф. Я стронгер категории А. - сказал он, оглядывая помещение. — Где мои остальные вещи?

— Какие вещи? — не понял Ионыч.

— Небольшой сферический контейнер, — Андрей руками показал приблизительный размер.

— Так ты про металлический шар, — сообразил бомж. — У Грифа смотри. Он с ним ходил.

Андрей одним движением оказался рядом с лежащим без сознания телом «падальщика», обшарил его одежду и вытащил на свет черный матовый шар, чуть больше теннисного мяча. Открыл, немного поводил внутри указательным пальцем, а затем в сердцах зашвырнул в дальний угол.

— Где модификаторы? — спросил он, подходя почти вплотную к Ионычу. В голосе явно звучала угроза.

Бомж стал медленно отползать в дальний угол.

— Дык…это…мы их употребили. Если ты про те пилюли.

— Черт! — выругался Андрей, ударив кулаком по трубе. В месте удара возникла глубокая трещина, и струи ржавой воды брызнули в разные стороны.

Дорогущие препараты были жестоко использованы несведущими оборванцами. Курьер погиб, не донеся до него, исполнителя, контракт-активатор и контейнер с модификаторами. Просто образовалась полоса невезения. Но теперь, к сожалению, это надо было как-то исправлять.

Сделав глубокий вздох, Андрей заставил себя успокоиться.

«Вот влип, так влип», — с досадой подумал он. — «Минус к моей репутации. Проклятые бомжи! Придется лететь к заказчику лично. Без модификаторов я работать просто не смогу».

Андрей Вольф был одним из немногих стронгеров высшего уровня, бравшихся за планеты с особо жесткими условиями. После работы подобного специалиста любой ад становится пригодным для колонизации, а рай превращается в безжизненную пустыню. Ведь всегда найдутся те, для кого эта пустыня будет желанным родным домом.

Вольф отчетливо помнил, как здесь, на Земле, он некоторое время назад организовывал среди населения вооруженные конфликты мирового масштаба. Все складывалось отлично, и последняя решающая война должна была вот-вот начаться, однако заказчик по неизвестной причине расторг контракт. Землянам тогда крупно повезло. Иначе, в состоянии «забвенного стасиса», необходимого для восстановления организма стронгера между заказами, Андрей бы сейчас жил среди ползучих веганцев. И ложная память, и ложная жизненная линия спасали бы его психику в этот раз не среди людей. А Вольф до омерзения сторонился чужих.

— Ну что ж, пойдем искать мой куттер, — произнес Андрей, глядя на забившегося в угол Ионыча. — Город хорошо знаешь? Ведь за столько лет здесь так все изменилось…

 

3

Шел третий час ночи. Медленно двигающийся по Свердловской набережной милицейский УАЗик вдруг резко остановился. Внимание стражей порядка привлек одиноко сидящий на гранитном ограждении, рыжебородый оборванец. Он неспеша смолил папиросу и с интересом наблюдал, как из глубокой ямы, вырытой прямо посреди тротуара, комками в разные стороны вылетает земля.

Включив световую сигнализацию, УАЗик бодро заскочил на высокий бордюр, и, вырулив на пешеходную дорожку, направился прямо к предполагаемым нарушителям.

— Так. Что здесь происходит? — усатый сержант грузно вывалился из пассажирской двери. С водительской стороны, вылез молодой сотрудник.

— Опа, менты, — с наигранным удивлением произнес рыжебородый, плевком потушив и без того погасший «беломор».

— Документы есть? — грозно поинтересовался сержант. Заглянув в яму, он увидел на глубине трех метров старательно копающего лопатой землю темноволосого парня. — Эй, ты! А ну быстро вылез оттуда.

Парень даже не посмотрел в его сторону, продолжая копать.

— Что ты раскомандовался, сержант? — проворчал сидящий на бордюре оборванец. — Лучше бы помог. Видишь, человек трудится.

В руке сержанта внезапно появилась резиновая дубинка.

— Сейчас они помогут, — донеслось из ямы. Одним ловким движением, словно кузнечик, парень выпрыгнул на поверхность.

Подойдя вплотную к стражам порядка, он театральным жестом, будто фокусник смело провел рукой перед их мрачными лицами. Глаза обоих сотрудников милиции тут же стали мутными, а взгляд приобрел полную отрешенность.

— Копать! — последовала команда, и «зомби» молча взяли в руки лопаты и полезли вниз.

— Как ты их ловко, — присвистнул рыжебородый. Подойдя к машине, он отыскал взглядом старенькую магнитолу, и включил на полную громкость радио. Транслировалась одна из песен группы Рамштайн.

— О, то, что доктор прописал, — улыбнулся он и залез обратно на свое нагретое место. Рядом пристроился темноволосый парень.

Редкие, заплутавшие в ночи прохожие, могли в тот момент наблюдать странную картину: стоит с включенными мигалками милицейский «козелок», из распахнутых дверей орет на всю округу старенький «Ду Хаст», и в синем свете проблесковых маячков два милиционера, возомнившие себя экскаваторами, роют глубокую яму. А неподалеку, сидя на гранитном ограждении, за всеми действиями наблюдает не менее странная парочка: прилично одетый, но измазанный грязью до самых ушей, молодой парень и, облаченный в лохмотья, бывшие некогда плащом, бомж с длинной рыжей бородой.

— Они помнить-то чего-нибудь будут? — спросил Ионыч.

— Нет, — буркнул Андрей, отряхивая с коленей серую пыль.

— А жаль. Хотя…

Ионыч ловко спустился в яму. Недолго думая, он стянул с сержанта форменную куртку, а взамен отдал свою рванину. Тот даже не сопротивлялся. Довольный обменом, бомж выбрался обратно.

Спустя некоторое время, наконец, послышался лязгающий звук. Это лопаты застучали по металлической поверхности, оказавшейся на дне. Андрей остановил работников, выгнал их из ямы и сам туда сиганул.

Потопав ногой по гладкой твердой оболочке, он присел и положил на нее руку. После чего проговорил:

— Здравствуй, Смитт. Мы снова с тобой вместе.

В ответ земля завибрировала. На асфальте, вокруг ямы, образовались многочисленные трещины. Нечто большое, неуклюже стало подниматься на поверхность, стряхивая с себя тонны песка и камней.

Спустя несколько минут, над раскуроченным тротуаром в воздухе повис побитый, местами с глубокими вмятинами и следами коррозии, летательный аппарат. Сразу было видно, что он эксплуатировался не любителем романтических прогулок.

Ионыч несколько раз обошел вокруг него, придирчиво разглядывая, а затем остановился, сложил руки на груди и посмотрел на Андрея.

— Ну, чего ты стоишь, Андрюша? — выдал бомж. — Полетели уже, наконец.

Вольф смерил его презрительным взглядом.

— Ты никуда не полетишь, — отрезал Андрей.

Ионыч от возмущения чуть не поперхнулся.

— Как это я не полечу? Ты сам-то понял, что сказал? Я, между прочим, помог тебе память вернуть.

— Спасибо, конечно, — произнес Андрей, пафосно отвесив поклон. — Ты всего лишь выполнил работу курьера. Не ты, так кто-нибудь другой принес бы мне контракт. И обычно, в таких случаях, я просто убираю случайных свидетелей. Но тебе я оставлю жизнь. Если это жалкое существование можно назвать жизнью. Так что, ты меня должен благодарить.

Ионыч промолчал. Он пристально смотрел на Андрея, о чем-то думая. Через некоторое время, когда тот уже успел как следует очиститься от пыли, бомж изрек:

— Значит, ты теперь Царь и Бог, да? И вместо того, чтобы дядьке Ионычу дать шанс начать новую жизнь, ты просто меня бросаешь? Молодец. А я-то думал — мы друзья.

— У меня работа, — равнодушным ко всему тоном сказал Вольф. — А я работаю один. Уж извини. И лишний балласт я брать не намерен.

— Ах так, — встрепенулся Ионыч. После чего шустро прыгнул к куттеру и исчез внутри, пройдя сквозь обшивку. Спустя пару секунд высунулась его голова.

— Хоть я и плохо живу, но я беру от жизни все, — произнес он и снова пропал.

— О, черт, — простонал Андрей, хватаясь руками за голову. — Убью гада!

После некоторых манипуляций, которые совершил Вольф, в боку куттера открылся небольшой прямоугольный люк. Миновав шлюзовую камеру, где подвергся тщательной дезинфекции, стронгер оказался в привычном, можно сказать родном, отсеке управления. Столько лет прошло, а внутри все так же стерильно. Если не считать вальяжно сидящего в кресле пилота немытого бомжа.

— Здравствуй, командир, — раздался из динамиков не лишенный эмоций, радостный электронный голос. — Добро пожаловать снова на борт.

— Здравствуй, Смитт, — ответил Андрей. Искусственный интеллект куттера был ему и другом, и партнером, и чуть ли не братом. Вместе они работали уже не один десяток лет. Смитт не единожды спасал Андрея от верной смерти. Равно как и человек не давал машине погибнуть. Хотя, если сравнивать их внешний вид, то куттер справлялся гораздо лучше.

— Смитт, что делает здесь эта грязь? — спросил строгим тоном Андрей, указывая на Ионыча. В кабине межпланетного летательного аппарата, изобилующей множеством полупрозрачных высокотехнологичных приборов и элементов управления, Ионыч в милицейской куртке смотрелся, словно чернильная клякса на картине Да Винчи.

— Сказал, что он твой гость, командир, — ответил искусственный интеллект.

— Выкини его, — равнодушно отдал распоряжение Вольф, проверяя показания датчиков.

Никакой реакции не последовало.

— Смитт, ты меня слышал? — Андрей помахал рукой перед встроенным в панель стеклянным глазом. — Избавься от него.

— Но, командир… — неуверенным голосом залепетал Смитт. — С гостями так нельзя обращаться.

— Вот-вот, — поддержал его бомж. — Жестянка дело говорит.

Андрей начал злиться.

— Вы что тут, сговорились? — вспыхнул он.

Подойдя к креслу пилота, взял Ионыча за шкирку и одним движением освободил себе место.

— Пошел вон! — грозно рявкнул Вольф, указывая бомжу на люк шлюзовой камеры.

— Да, ладно, Андрюш, — залепетал Ионыч. — Остынь. Я ведь не просто так напрашиваюсь. Не могу я так больше жить. Мне нужна полная свобода. Понимаешь? Законы эти… Порядки… Менты каждый день наезжают. Не могу больше.

Андрей смерил Ионыча раздраженным взглядом.

— Свобода, говоришь? — буркнул он. Потом подошел вплотную к бомжу и приставил ему ко лбу невесть откуда взявшийся боевой излучатель. — Сейчас я тебе покажу свободу. Хочешь?

Ионыч был отнюдь не глуп. Сразу понял, что ему угрожают оружием, хоть и странным. Однако он видел в поведении Андрея нечто большее, чем холодное, как сталь равнодушие убийцы. А в том, что «стронгер категории А» является кем-то, вроде киллера, Ионыч почти не сомневался.

Они стояли неподвижно несколько минут. Оба молчали.

Андрей внимательно смотрел прямо в карие, с вечно красными от алкоголя белками глаза бомжа и пытался найти хоть малейший повод нажать на спуск. Но что-то ему не давало это сделать. А вот что? Возможно, полное отсутствие страха в этих пьяных глазах. Или же выражение абсолютного безразличия к дальнейшей своей судьбе.

Андрей медленно убрал оружие.

— Черт с тобой, — процедил он сквозь зубы, ругая себя последними словами за проявленную слабость. В бессильной злобе он пнул ногой стену. Затем, подойдя к ряду информационных приборов и убедившись, что всех запасов достаточно для двоих, он добавил:

— Сейчас пойдешь в душ. Как следует отмоешься. Во время полета сидеть тихо. Ничего не трогать. Делать то, что я скажу. Понял?

Ионыч расцвел в улыбке.

Грубым жестом Андрей затолкал его в небольшую кабину для гигиены и проследил, чтобы бомж разделся, помог ему включить воду. От страшной вони, ударившей в нос, уж казалось привыкшего ко всему стронгера чуть не вывернуло на изнанку.

Когда Ионыч, чистый и свежий, вошел обратно, Андрей зло прошипел:

— Но обещаю: на первой же обжитой планете я тебя вышвырну пинком под зад.

— Лады, — кивнул бомж, пытаясь руками пригладить непослушную бороду.

Вольф запустил двигатели. Куттер рванул с места так резко, что мощная воздушная волна взметнула вверх кучи накопанной земли вместе с растущими неподалеку деревьями. УАЗик, словно картонный муляж отлетел в сторону и завалился на бок. Проблесковые маячки продолжали мигать, но музыка от удара замолчала.

Когда густая пелена облаков в иллюминаторах неожиданно сменилась черным бархатом космоса, усыпанным бесчисленными сверкающими россыпями звезд, Ионыч неподвижно застыл перед толстым стеклом и долго смотрел в бездну пространства. Глаза его выражали неподдельный восторг, а по щеке, оставляя влажный след, катилась скупая одинокая слеза. Он продолжал так стоять ровно до тех пор, пока куттер не нырнул в «червоточину». Затем, отойдя в угол отсека, бомж расстелил на полу куртку, лег на нее и сразу же захрапел. В воздухе отчетливо почувствовался запах перегара.

 

4

В обычное пространство судно вышло недалеко от системы Тенуари. Включив двигатели на малую тягу, Андрей повел его к небольшой темной планете, значившейся в каталогах как Сио.

Спустя несколько часов он встал на орбиту и запросил разрешение на посадку. Монотонный голос электронного диспетчера, абсолютно не интересуясь личностями прибывших и подробностями их визита, слишком быстро дал добро. Сразу было видно, что гостей здесь любили.

Сио являлась ни чем иным, как Галактическим торговым центром. Помимо различных товаров, она предоставляла еще тысячи различных услуг для всех рас. Здесь царили свои законы и порядки, и некоторые из них были совсем не лояльны к представителям иных планет. Все рассчитывалось на то, чтобы выкачать из прилетающих как можно больше денег. Порой, даже не покидая космопорта, многие оставались не только без штанов, но и без корабля. Это здесь в порядке вещей. Ни один уважающий себя адвокат никогда не станет связываться с этой порочной системой. Ни за какую сумму. Себе дороже. Особый статус неприкосновенности Сио давал местному правительству очень высокие привилегии.

Ведомый посадочным лучом, куттер медленно опускался на ночную сторону планеты, туда, где внизу, среди зарева большого города скрывался не менее большой космопорт. Из корпуса плавно выдвинулись опоры амортизаторов и, коснувшись бетонной плиты, аппарат неподвижно замер на выделенном ему секторе поля для частного транспорта. Наступившую тишину нарушали только потрескивания остывающей обшивки и нечеловеческий храп Ионыча.

Снаружи Андрея уже ждали. Черный мобиль с тремя стоящими возле него мрачного вида людьми в официальных костюмах, находился на безопасном расстоянии от куттера. Обычная церемония встречи, заведенная Элиотом Свенски для своих стронгеров. Зачем он это устраивал — никто точно не знал. Неужели охрана? Да кто же мог осмелиться напасть на профессионала? Особенно здесь, на Сио. Разве что эти ребята были приставлены защищать окружающих от самого гостя.

Андрей вышел один, оставив Ионыча храпеть. Почти все время пути бомж спал беспробудным сном, словно хотел отоспаться впрок. Андрея это вполне устраивало. Он несколько раз ставил над Ионычем установку гипнолингвиста, незаметно обучая его распространенным в галактике языкам. Наверняка потом пригодятся.

Космопорт Сио Си был довольно привлекательным для новичка. Вольф был здесь неоднократно, так что поднимающиеся высоко в небо небоскребы, охваченные огнями яркой разноцветной рекламы, у него особого восторга не вызывали. Само здание космопорта выглядело приплюснутой темной бородавкой на теле сверкающего, устремленного ввысь города.

Кивком поздоровавшись со встречающими его людьми, Вольф залез на заднее сиденье мобиля и, положив голову на мягкий подголовник, попытался расслабиться. Охранники быстро запрыгнули внутрь, двери с легким шипением закрылись. Набирая скорость, машина беззвучно заскользила мимо стоящих в ряд огромных грузовых транспортов, темными силуэтами выделяющихся на фоне неоновых огней. Затем, резко выскочив на оживленную магистраль, она влилась в общий поток и понеслась к центру города.

Андрей закрыл глаза, не в силах смотреть на все это изобилие сверкающей, прыгающей, летающей пропаганды товаров и услуг. Здесь ее было слишком много, просто перебор. Та грань восприятия, когда зрение обычного человека не в состоянии уловить среди этого мельтешения что-либо определенное, давно уже осталась позади, уступив место бушующему океану мерцающего света.

Преодолев очередной виадук, мобиль свернул с главного проспекта и плавно двинулся по узкой затемненной улочке, плавно переходящей в аллею каменных истуканов. Высеченные из мрамора неизвестные представители различных рас уже не одну сотню лет безмолвно смотрели в небо, словно в ожидании какого-нибудь чудесного знамения. Возможно, они так встречали и провожали многочисленные космические корабли, яркими метеорами расчерчивающие ночное небо. Но Андрея эти скульптуры никогда не интересовали.

Замедлив движение, машина остановилась возле высоченного стеклянного здания, трехгранный шпиль которого поднимался в высоту на добрых семьсот метров. Конец шпиля венчал своеобразный символ Лиги стронгеров, представляющий собой маленький шар планеты, зажатый между двумя могучими ладонями.

В сопровождении молчаливых охранников Вольф проследовал через радушно открывшиеся прозрачные двери в просторный, застеленный мягкими коврами, холл. Кроме двух сторожевых «Церберов», похожих на гигантских металлических крабов, в помещении никого не было. Да и кто сюда добровольно пойдет? Разве что стронгеры, да заказчики. Но тех и других всегда сопровождали представители Лиги, так же, как сейчас Андрея. Посторонние бывали крайне редко.

Подождав цилиндр гравитационного лифта, все четверо поднялись на самый последний этаж.

Вольф был здесь последний раз очень давно и, едва ступив на поверхность черного полированного диска, висящего высоко над сверкающим ночным городом, он от неожиданности немного оторопел. Это помещение было сделано в основном из гилианских кристаллов, которые обладали почти абсолютной прозрачностью. Поэтому, создавалась иллюзия полного отсутствия стен и потолка.

— Господин Свенски ждет вас в своих апартаментах, — раздался из невидимых динамиков приятный женский голос.

С трудом вспомнив, где находится заветный проход, Андрей уверенно пересек диск пола и вошел в еле заметный, скрытый в стене прямоугольник.

Вот тут он уже знал, чего следует ожидать. Глава Лиги очень любил два цвета: черный и золотой. И весь кабинет, в котором он всегда принимал гостей, был выдержан именно в этих двух цветах. Стены и пол — неизменно черные, а вся мебель, соответственно золотая. За огромным столом, украшенным по углам фигурками амуров, сидел крупный седой мужчина лет шестидесяти. На нем был строгий деловой костюм и стильный галстук-хамелеон. Мужчина степенно, не торопясь, курил настоящую ароматную сигару. Рядом, на изящной подставочке, стоял бокал дорогущего веннийского виски.

— Проходи, Андрей. Присаживайся, — Элиот Свенски указал на одно из пяти стоящих возле стола анатомических кресел. — Рад тебя видеть.

— Здравствуйте, мистер Свенски, — тихо поздоровался Вольф.

Они некоторое время молча изучали друг друга. Затем глава Лиги, слегка улыбнувшись, предложил:

— Виски? Бренди? Или что-нибудь более экзотичное?

— Виски, пожалуй, — кивнул Андрей. От столь элитного напитка он просто не мог отказаться. В пузатом бокале, который подал ему Свенски, сейчас плескался средний годовой доход одной из промышленных планет периферии. Что ж, у каждого свой размах.

— Ну, рассказывай, — продолжил Элиот Свенски. — На Земле был?

Андрей кивнул.

— Что вас так тянет на эту планету? — Глава Лиги выпустил в воздух облако ароматного дыма. — Она, конечно, по-своему уникальна тем, что на ней имеются несколько колоний, принадлежащих разным национальным группам людей. Такого больше нигде в галактике нет. Это был своего рода совместный эксперимент, в итоге не принесший нужных результатов. Альянс прекратил финансирование, и все оставили на произвол судьбы. Старый Союз еще долго пытался отстаивать права своей новой колонии, но поскольку прямое вмешательство категорически запрещено, они быстро сдались. Однако эти упрямцы действительно смогли создать за короткий срок довольно мощное государство, нисколько не уступающее вашей маленькой части Империи, Андрей, а в чем-то и превосходящее ее. Не зря я на них тогда ставил.

— Старый Союз в свою Америку столько вложил средств, что хватило бы очистить отдельную планету, — проговорил Андрей, закидывая ногу на ногу. — А имперская колония самостоятельно развивалась, без каких-либо незаконных вмешательств со стороны.

Глава Лиги с загадочной улыбкой посмотрел на Вольфа. Потом продолжил:

— А ты в курсе, что твой отец тоже неоднократно пытался работать на Земле? Еще до того, как купил себе ледяную Юнгру. Он буквально с ума сходил по этой планете. Теперь вот ты, смотрю, повадился. Похоже, это у вас семейная страсть. Он даже имя тебе земное выбрал, а не имперское. Но, не смотря на всю вашу симпатию к ней, вы так и не смогли закончить ни один контракт. Верно? Эх, Земля, Земля… Планета несбывшихся надежд человечества. С таким трудом удалось ее заполучить. Ведь до людей ее заказывали семь разных рас. Сейчас претендуют еще пять. Для стронгера — настоящий подарок. Вот скажи, неужели там так трудно будет жить гуаврам или, например, венерианским многоногам? Что с ней не так? Каждый раз эти твари ползучие расторгают контракт, едва только дело вступает в основную стадию. У нас что, полным-полно планет с зеленым статусом климатических условий? Это же высший. Я не понимаю, хоть убей. Сколько раз ни пытался выяснить причины, — молчат, будто и не владеют вовсе общегалактическим языком. Одним словом — чужие. Может ты чего знаешь?

Вольф пожал плечами. Он сам неоднократно задумывался над этим парадоксом. В то время как Галактика страдает от нехватки пригодных для органической жизни планет, многие расы постоянно заглядываются на своих благополучных соседей. Потом, насмотревшись досыта, они отправляют своего посланника на Сио, где Элиот лично заключает с ним сделку. Когда все подписано, обговорено, и взята предоплата, на объект высаживается один из профессиональных стронгеров, который в течение определенного срока делает так, чтобы разумная жизнь гарантированно исчезла. Чисто исчезла, без малейших следов внешнего вмешательства. Согласно федеральному закону, после тщательной экспертизы, подтверждающей саморазрушение данного общества, любая раса, первая подавшая заявку в Галактическую службу на колонизацию, имеет полное право спокойно заселяться. И, как правило, первой оказывается именно та раса, которая наняла специалиста. Конечно, такая сделка незаконна. В ход вступают многочисленные подкупы чиновников и мелких служащих, в чьих ведомствах проходит данное дело. Все в галактике об этом знают, включая самих федералов, но деликатно молчат. Правительство вполне устраивает подобное положение дел, ведь они имеют свою, причем немалую долю.

А вот охоту на стронгеров еще никто не запрещал. Даже наоборот, существуют специальные отряды федеральной службы безопасности, оснащенные по последнему слову техники, работающие только на поисках «нежеланных вредителей». Но чтобы засечь работу профессионала Лиги, надо иметь необыкновенное чутье и нестандартное мышление. А это, увы, большая редкость, особенно на государственной службе. Сколько ни пытались федералы вычислять стронгеров — все впустую. Расследование затягивается на неопределенное время, а потом, как правило, бывает уже поздно.

Но голубая планета Земля будто отвергает все законы и договоренности, надсмехаясь над жадно смотрящими на нее завистливыми претендентами на колонизацию. Среди членов Лиги даже слухи пошли, что эта планета находится под опекой каких-то неведомых сил или, что чаще всего упоминают, человеческих древних Богов. Так и не мудрено. Люди живут на ней уже не одно тысячелетие и готовы жить еще столько же. А может это судьба? Или просто везение? Возможно. Но не столько же раз подряд фортуне улыбаться.

Андрей посмотрел в свой бокал и неуверенно произнес:

— Что я могу сказать? Люди Земли верят в Бога. Не важно, что они его по-разному называют. А Бог, вероятно, верит в людей. И дает им право на будущее. По-другому я это объяснить никак не могу.

С этими словами Андрей встал с кресла, подошел к столу главы Лиги и положил на него маленький золотой крестик.

— Что это? — Свенски удивленно поднял брови. — Сувенир?

— Символ веры, — пояснил Вольф. — Говорят, что всех, кто его носит, бережет сам Господь. Вот вы, верите в Бога?

Элиот Свенски неожиданно громко рассмеялся.

— Молодец, Андрей, — утирая выступившие слезы, проговорил он. — Давно я так не смеялся. Значит, ты все неудачи на высшие силы списал? Оригинальный подход. А я, вообще-то, закоренелый атеист, если хочешь знать. Верю только в себя, в тебя, и других своих специалистов. Чем же мы не Боги? Мы дарим страждущим право на новую жизнь.

— Тогда, мы — меркантильные Боги, — усмехнулся Вольф. — Боги, работающие только ради денег. Разве не так?

— Конечно, так, — согласился глава Лиги, смакуя веннийский напиток. — Но, если взять любую религию, мы можем проследить довольно расплывчатую границу между корыстью и благоденствием. Ну, да ладно, не будем о вечном. Мои взгляды вряд ли кто поймет… Давай лучше поговорим о твоем настоящем контракте и о сумме оплаты. На этот раз тебе достался Тиартог?

Андрей поставил на край стола пустой бокал. От великолепного виски по всему телу гуляли огненные вихри, а в голове была приятная пустота.

— Он самый, — кивнул Вольф. — Насколько я понял, мир довольно специфичный.

— Сейчас поглядим, — Свенски развернул в воздухе голографический терминал и начал быстро двигать руками виртуальные иконки. — Та-а-ак. Ну, что я могу сказать? Планета достаточно отдалена от Центра, средняя по условиям жизни для гуманоидов. Замкнутая колония твоего горячо любимого Старого Союза, не имеющая космической связи с Федерацией. Хм… Почти как сейчас Земля. Моложе, правда… Атмосфера содержит смертельно опасные для человека споры растений. Однако, местное население, люди, имеют врожденный иммунитет. На Тиартоге всего три крупных города, которые находятся между собой в весьма напряженных отношениях. Кстати, как ты относишься к наркотикам?

Андрей пожал плечами.

— Не употребляю.

— Там тебе предстоит по-другому взглянуть на этот вопрос, — слегка улыбнулся Свенски. — Дело в том, что вся экономика и культура тиартогианцев завязана на мощнейшем наркотическом веществе — астрогединоле. В просторечии — «астрал». Жаль, этот наркотик за пределами родной планеты напрочь теряет свои свойства. Но зато все население Тиартога, от мало до велико, поголовно на нем сидит. Он же является основной причиной вражды между городами, так как имеет природное происхождение и свободно добывается вооруженными отрядами местных жителей. Эквивалент национальной денежной валюты.

— Это уже хорошо, — заерзал Вольф. — Подлить немного масла в огонь и смотреть, как все разгорится синим пламенем. Похоже, это общество и без меня скоро загнется. Я только постараюсь ускорить процесс. Годы сведу в месяцы, а то и в недели. Сроки есть?

— Определенных сроков сиалонцы не указали, — проговорил Элиот Свенски, просматривая очередной файл. — Но ты сам понимаешь — тянуть не надо. Особенно с такими привередливыми заказчиками.

Андрея непроизвольно передернуло. Насколько он не любил чужие человеку расы, а вот рептилий не выносил с самого детства.

Тем временем глава Лиги тяжело вздохнул, допил последний глоток виски и спокойно продолжил:

— А теперь перейдем к самой приятной части контракта — денежной оплате. Сиалонцы готовы заплатить довольно немалую сумму. На твои положенные тридцать процентов можно будет купить один из крупных континентов Земли. Радует?

— Безусловно, — ответил Вольф.

Немного помявшись, он спросил:

— Вы уже в курсе, что я лишился модификаторов?

Глава Лиги нахмурился.

— Я в курсе. Через пять часов сюда прибудет сиалонский звездолет. Они дадут тебе новый контейнер. Но объясняться с ними будешь сам. Понял?

Андрей мрачно кивнул. Перспектива общения с ящерами, хоть и разумными, его очень не вдохновляла. Об их вспыльчивом характере ходили даже легенды.

— И еще, — Элиот Свенски встал с кресла. — Не смей оставлять на Сио то рыжебородое создание, которое ты с собой привез. Ему здесь не место.

 

5

Закончив с главой Лиги все формальности, Андрей спустился на пятнадцатый этаж, где находились шесть замечательных тренировочных залов. Он просто не мог упустить возможности хорошего виртуального боя.

На мастер-площадке первого зала сейчас никого не было. Андрей, перепрыгнув через пластиковое заграждение, подошел к стенду и надел на себя эластичные доспехи.

Когда все датчики шлема были подсоединены, электроника тихо загудела. Тонкие нейронные нити стали передавать в мозг потоки данных.

Вольф стоял на старом каменном мосту, обильно поросшем плесенью и рыжим мхом. Обоняние раздражал отчетливый запах сырости.

У этого моста не было ни начала, ни конца. Протянувшись далеко в обе стороны, он через несколько километров терялся в дымке облаков, плотной белой полосой уходящих до самого горизонта. Два больших ярких солнца, которые одновременно находились в зените, безжалостно припекали спину и голову, заставляя на коже выступать соленые капельки пота. Во рту мгновенно пересохло.

В десяти метрах от Андрея из воздуха неожиданно появился молодой сиалонский воин. Вольф немного смутился. Почему именно сиалонец? Хоть у тренировочной программы и был задействован режим случайного выбора спарринг-партнера, но чтобы выдать образ ящера? Словно она знала, что вскоре должна произойти реальная встреча.

Постояв некоторое время неподвижно и, внимательно изучая друг друга, противники пошли на сближение. Ящер выставил вперед мощные передние лапы, заканчивающиеся длинными изогнутыми когтями. Чешуйчатый хвост нервно стучал по камням мостовой.

Андрей встал в боевую стойку, принятую в Ску-Цва и неестественно изогнул тело. Это древнее искусство основывалось на молниеносных выпадах, несущих моментальную смерть. Обычно такой бой длился несколько секунд.

Стронгер превратился сейчас в сплошной сгусток чистой энергии. Напряженный, звенящий, чувствительный к малейшим воздействиям. Все, что могло двигаться, попадало в зону его поражения.

Слегка присев на задние лапы, чужой воин оттолкнулся и взлетел вверх. Его хвост, подобно плети, свистел, выписывая в воздухе немыслимые быстрые зигзаги. Острые когти были нацелены человеку в верхнюю часть туловища.

Контакт. Андрей прогнулся, используя движение ящера против него самого. Чешуйчатое тело, одетое в традиционный балахон, пронеслось сверху, едва касаясь живота стронгера. Воин был к тому времени уже мертв. Неуловимым жестом ног, Вольф свернул ему шею.

Когда бездыханный труп отлетел в сторону, Андрей почувствовал резкую боль. Бегло осмотрев себя, он грязно выругался. Все-таки ящер зацепил его своими ядовитыми когтями. Яд будет убивать медленно, час за часом превращая организм человека в сплошной нарыв. Противоядия от сиалонских токсинов пока что еще не смогли создать. Даже во всемогущих лабораториях Лиги.

С трудом отходя от виртуальных спазмов, Вольф упал на пол тренировочной площадки и трясущимися руками скинул шлем. Пот градом лился по лицу, разъедая глаза. Сердце бешено стучало. Хватая ртом воздух, стронгер перевернулся на спину.

— Браво, браво, — раздался откуда-то со стороны до боли знакомый женский голос, сопровождаемый звонкими аплодисментами.

Приподняв голову, Андрей увидел стоящую возле стенда Светлану. Память вспыхнула, выдавая смутные, затерянные во времени образы. Отрывки воспоминаний обожгли сознание.

— Что ты здесь делаешь? — прохрипел он. Догадаться, что девушка вмешалась в программу, было не трудно. Она это и раньше любила делать.

— Тоже, что и ты, — с иронией ответила Светлана. — Контракт регистрирую.

Наконец отдышавшись и придя в себя, Андрей встал. Он не ожидал ее здесь встретить. Совсем не ожидал.

За все эти годы она ни сколько не изменилась. И это не удивительно, ведь стронгеры, достигнув определенного возраста, остаются молодыми вечно. Меняться может лишь взгляд, приобретя со временем и опытом некую печать мудрости.

Светлана имела изящную фигуру профессиональной танцовщицы, что неизменно притягивало взгляды окружающих ее мужчин. Особенно осиная талия. Обтягивающий синий костюм, который на ней был сейчас одет, по-особенному выделял ее красивые формы. Загорелое, слегка вытянутое лицо, украшали огромные, словно два бездонных омута, карие глаза. Черные, как смоль волосы, были заплетены в длинную тугую косу.

Она стояла, прислонившись к пластиковой опоре и, ее пухлые губы трогала наивная, почти детская улыбка.

Подойдя к девушке ближе, Андрей ощутил, что где-то внутри начинает просыпаться давно забытое, испытываемое только при виде нее, непередаваемое словами чувство. Нет, конечно же, это была не любовь. Стронгерам это чуждо. Скорее всего, просто непреодолимое влечение, остановить которое не в силах даже весь галактический флот.

Прильнув к ее губам, Вольф почувствовал с ее стороны ничуть не меньшую ответную страсть. От мягких волос и нежной кожи лица шел пьянящий сладкий аромат ванили. Не смущаясь возможных следящих устройств, встроенных в стены зала, он одним движением расстегнул застежку ее тугого костюма…

— Я и забыла совсем, что ты можешь быть таким…животным, — прошептала ему на ухо Светлана, когда Андрей надел брюки. Девушка стояла рядом, не спеша облачаться в свои одежды. Вольф невольно залюбовался ее великолепным телом. Она неожиданно схватила его крепкими пальцами за горло и повернула к себе. В ее глазах полыхал неудержимый огонь желания.

— Не смей уходить. Слышишь? — и огонь этот с новой силой выплеснулся наружу.

Они расстались без особой сентиментальности, как и много раз прежде, взглянув друг на друга с ни чем не обязывающей признательностью.

Андрей спустился на лифте на первый этаж. На губах еще оставался сладкий привкус ванили.

В пустом холле он наткнулся на идущих плотной группой охранников. Среди людей выделялось бесформенное, замотанное в серые покрывала, странное существо. Вольф сразу узнал лигманга. Эти мерзкие сгустки слизи с трудом можно было назвать разумными. Где бы они ни появлялись, всегда оставляли вокруг себя лужи липкой субстанции с характерным запахом аммиака.

Поморщившись и обойдя липкий след, тянувшийся по светлому ковровому покрытию, Андрей вышел на улицу.

До космопорта он добрался довольно быстро, вызвав беспилотное летающее такси. Спустя десять минут, Вольф уже проходил через таможенный терминал и направлялся к своему куттеру.

И тут неожиданная мысль, словно электрическим разрядом пронзила его сознание.

«А ведь Свенски прав. Тиартог будто создан для такого человека, как Ионыч», — подумал Андрей. — «К наркоте привыкнет и счастливо заживет. Почти свободно. Разве не такой свободы он просил»?

Вольф пошел дальше, лавируя между стоящими на посадочном поле различными космическими апаратами. Чего здесь только не было: и туристические полупрозрачные астроботы; сверкающие роскошью, прогулочные яхты; грозные патрульные крейсеры службы безопасности. Был даже один шикарный звездолет консульства Найокана с характерной эмблемой во весь борт. И это не удивительно. Сио манила многих.

Когда Андрей вошел внутрь куттера, то обнаружил, что Ионыча и след простыл. Остался лишь стойкий запах перегара.

— Смитт, где он? — возмущенно спросил Вольф, осматривая все укромные места.

Электронный голос лениво отозвался:

— Ты же обещал его выкинуть на первой попавшейся планете, командир. Вот он проснулся и ушел.

— И давно?

— Час назад.

Выругавшись, Андрей вновь покинул куттер и пошел искать неугомонного бомжа. Он вполне догадывался, где тот мог быть. Бары Сио-Си считались одними из лучших в Галактике.

Так оно и случилось.

Обойдя несколько питейных заведений, Вольф наткнулся в баре с незатейливым названием «Стакан Водки», на негодующую толпу людей. Спустя некоторое время, двое представителей службы безопасности, вытащили под руки на улицу матерящегося и брыкающегося Ионыча.

Андрея передернуло от отвращения. Лигманг сейчас мог показаться ему даже симпатичным по сравнению с этим рыжебородым человекоподобным существом. Вольф минуту постаял, решая: вступиться за бомжа или нет. Здравый смысл и логика стронгера заставляли его развернуться и уйти прочь. Но какое-то странное чувство, подобно ротвейлеру, вцепилось в сознание, не давая оставить Ионыча в беде.

«Что бы это могло значить»? — возникла мысль. — «Неужели пора менять профессию»?

До боли закусив губу и сопротивляясь внутреннему давлению, Вольф двинулся к охранникам.

— Что случилось? — подойдя к ним почти вплотную, спросил он.

Один из конвоиров, тот, что помоложе, нехотя ответил:

— Да вот, этот странный тип стал тыкать в лицо бармену непонятным удостоверением и твердить, что он какой-то «мент» и что ему положена бесплатная выпивка.

Ионыч в один миг ловко освободился от держащих его рук и вцепился в Вольфа.

— Андрюша, ну скажи ты им. Я всего-то выпить хотел.

Андрей, поморщившись, отстранил бомжа.

— Я его… беру под свою ответственность, — скрежеща зубами, сказал он сотрудникам СБ. В мыслях он пообещал отрезать за это себе язык. И зашить нитками рот.

Достав из кармана знак члена Лиги Стронгеров, Вольф пихнул его под нос конвоирам. На Сио, стронгеры пользовались большими привилегиями.

После жесткого разноса, который Андрей устроил Ионычу, они двинулись обратно к куттеру. Немного успокоившись, Андрей спросил:

— А удостоверение ты тоже у сержанта свистнул?

Бомж кивнул, доставая из кармана куртки корочки с надписью «МВД России».

— В кармане оказалось, — добавил он.

— Ну-ну.

 

6

В назначенное заказчиком время Андрей отправился к недавно прибывшему сиалонскому звездолету. Ассиметричный темный конус огромной тенью возвышался в стороне от других кораблей. Транспортам этой расы требовалось гораздо больше места для посадки, так как их планетарные двигатели имели особенность расширенного компенсирующего поля.

Один из прямоходящих ящеров встретил Вольфа у извивающегося змееподобного трапа корабля. Коротко поприветствовав человека, сиалонец пригласил проследовать за ним внутрь. Он вел Андрея извилистыми мрачными коридорами, абсолютно не похожими на творения рук человека. Неровные шершавые стены были облеплены гроздями непонятных бурых наростов, сочащихся мутной жидкостью. В памяти непроизвольно всплывала ассоциация с воспалившимися болячками. Под ногами путались переплетения каких-то корней, через которые ящер резво перепрыгивал, а Андрей, стараясь осторожно переступать, с тихими проклятьями постоянно спотыкался. Пытаясь определить источник слабого зеленого освещения, он оглядывался по сторонам. Но свет, казалось, шел от самих стен. В многочисленных впадинах между наростов, мерцали живые огни крупных своеобразных светлячков.

Складывалось такое впечатление, будто звездолет был не чем иным, как гигантским контейнером с утрамбованной влажной почвой, пронизанным вдоль и поперек кротовыми норами. Хотя, чем черт не шутит. Миры Сиала достаточно таинственны.

В одном из темных сырых помещений Вольфа ждал задрапированный в черные одежды древний ящер с выцветшей от прожитых лет кожей. В его пасти не хватало больше половины зубов, а бывший некогда роскошным гребень на вытянутой вперед голове, безвольно свисал набок.

— Проходи и будь частью нашей земли, — проскрежетал он на общегалактическом.

Андрей, превозмогая неприязнь, подошел к нему и, последовав указанию сел на оказавшийся неожиданно теплым пол. Приходилось быть крайне осторожным. Любой случайный жест или необдуманное слово могли вызвать у сиалонца приступ бешенства.

— Значит, ты утратил модификаторы, отправленные мной с курьером? — спросил ящер, цокая длинным раздвоенным языком.

— О, да, Старейший из Рода, — ответил Андрей, стараясь подражать сиалонской манере говорить. — Одна тварь сожрала контейнер, прежде чем я получил контракт. А курьер трагически погиб.

Древний ящер неодобрительно прошипел.

— Я дам тебе новый комплект модификаторов, уважаемый стронгер. Но впредь будь внимательнее. Создать необходимые для организма человека трансформирующие вещества крайне дорого для нас. Ваши лаборатории, сотрудничающие с Лигой, прямо готовы оставить Сиал без средств к существованию.

С этими словами, он вытащил из складок своей черной одежды металлический шар и протянул его Андрею.

— Благодарю тебя, Старейший из Рода, — склонил голову Вольф, принимая контейнер. Он чувствовал, как его репутация плавно опускается вниз. — Обещаю: впредь этого больше не повториться.

— Ты один из самых лучших стронгеров, — продолжил разговор ящер. — Следи за своим мастерством, человек. Не давай случайностям брать верх. А я постараюсь, чтобы этот инцидент не отразился на твоей карьере. Все, ты можешь идти.

Андрей еще раз поблагодарил Старейшего, и молодой сиалонец повел его путаными лабиринтами на выход.

Больше всего на свете стронгеру хотелось сейчас кого-нибудь прибить. И он даже знал, кого. Унижение, которое он почувствовал перед заказчиком, теперь неотвратимо перерастало в необузданную злобу. Хоть Андрей прекрасно понимал, что к утере первого комплекта модификаторов он не причастен, но попробуй, докажи правду этим упертым земноводным. Спор с любым из них может привести к кровавой потасовке. А проблем еще и с заказчиком только для полного счастья не хватало.

Андрей уже заранее знал, что его жуткое желание выпотрошить Ионыча неожиданно исчезнет, едва только он посмотрит тому в глаза. Так бывало уже не раз. Поэтому, страшно ругаясь, стронгер направился в один из местных бандитских притонов. Сейчас ему нужна была разрядка. Да и размять мышцы перед новым контрактом тоже не помешало бы.

Спустя два часа, успокоившийся и в меру довольный Вольф пригнал к куттеру сервисных роботов, которые не торопясь, пополнили все внутренние запасы. Неуклюжий заправщик-автомат поменял отработанные энергетические блоки на более емкие и дорогие, ибо стронгер теперь мог себе это позволить. И последним действием, еще раз все тщательно проверив, Андрей запустил бортовые системы в тестовом режиме. Смитт провел диагностику по-своему.

Они ждали, когда диспетчер выделит куттеру взлетный коридор.

— Смитт, ты готов будешь полностью принять управление на себя? — спросил Вольф, просчитывая курс. Навигатор из Смитта был отменный, но стронгер каждый раз вносил свои коррективы.

— Я всегда готов, — раздался электронный голос.

Тут в углу зашевелился Ионыч.

— Ты с ума сошел, Андрюша, — прохрипел он. — Железяке доверять наши жизни? Одумайся.

Вольф повернулся и прожег бомжа испепеляющим взглядом. Тот сразу затих.

Из динамиков прозвучал меланхоличный голос диспетчера:

— Частный борт три шесть восемь два, у вас есть коридор в пять минут. Удачного полета.

Двигатели загудели, плавно поднимая куттер в воздух. Пяти минут было вполне достаточно, чтобы выйти за пределы планеты.

Затерявшись среди многочисленных огней других взлетающих или идущих на посадку судов, маленький корабль пробил тонкую полосу облаков и вышел в расчетную стартовую точку.

Путь предстоял не близкий, так что у Андрея появилось время наконец-то отдохнуть. Приведя свое кресло в горизонтальное положение, он расслабился и закрыл глаза. До ушей уже доносился громкий храп Ионыча.

Когда куттер ушел в «червоточину», Смитт полностью взял контроль полетом на себя.

* * *

Сверкая статическими разрядами, маленький космический аппарат вынырнул на минимально возможном расстоянии от Тиартога. Тщательно обследовав околопланетное пространство, Андрей убедился, что на орбите абсолютно нет никаких искусственных спутников. Неужели тиартогианцы до сих пор не предприняли попытки изучать космос? А как же связь, телевидение? Это же неотъемлемые атрибуты любой развитой цивилизации. Или им еще рано?

Включив на всякий случай режим «невидимки», Вольф определился с точкой входа. Куттер, подобно призраку, скользнул в верхние слои атмосферы и незаметно начал снижаться, не оставляя в чистом небе никаких следов.

Совершив над поверхностью планеты небольшой разведывательный полет, стронгер задействовал сканирующие приборы, позволившие получить более точные топографические сведения. Он уже мог убедиться, что почти две трети поверхности Тиартога покрывали непроходимые для человека джунгли. Оставшуюся часть занимал океан. Очаги цивилизации находились на приличных расстояниях друг от друга, однако на одном полушарии. Один город черным пятном разрывал джунгли. Другой находился на берегу океана. А вот третий, как ни пытался Вольф обнаружить, так и не нашел. Однако он знал, что это должен быть затерянный где-то в океане большой остров.

Двигаясь как можно ниже над ярко-синей сельвой, куттер аккуратно, стараясь как можно незаметнее, вошел в заросли растительности и плавно опустился в затянутое мутной ряской болото.

Андрей специально решил утопить аппарат, чтобы его никто не нашел. Полнейшее инкогнито — главная основа успешной работы стронгера.

Приняв модификаторы, Вольф сел в кресло и стал ждать. Процесс перестройки организма всегда происходил по-разному, в зависимости от сложности трансформации. Сейчас изменения должны были быть совсем незначительные, не требующие смены внешнего облика, поэтому Андрей особо не переживал. Вот когда работать приходилось на планетах, где жили негуманоиды, тогда адские мучения занимали довольно много времени. От образования желеобразного кокона и до формирования полноценного нового тела могло пройти несколько суток.

Резкая боль, возникшая в груди, заставила стронгера сильнее стиснуть зубы. Он чувствовал, как ткани легких и сердца неотвратимо приходят в движение, меня структуру. Так было нужно, чтобы нормально функционировать на Тиартоге. Если бы не третья капсула с анестетиком, он бы мог и не выжить.

Андрей старался не думать, что внутри него орудуют биологические пикороботы, выполняя заложенную в них программу. Он терпеть не мог, когда в его организм проникали эти инородные тела, даже если от их присутствия зависела не только карьера стронгера, но и сама жизнь. Всегда приходилось смиряться, брать волю в кулак, ждать конца запущенного процесса. Его утешал только окончательный результат, и лежащая на счете в имперском банке немаленькая сумма предоплаты.

Вспыхнув последним натиском, боль плавно стихла. Перестройка была завершена. Дышать внутренним очищенным воздухом куттера стало крайне некомфортно. Так будет себя чувствовать любой тиартогианец в нормальных для человека условиях.

— Отмучался, родимый? — с тенью сострадания в голосе поинтересовался Ионыч.

Андрей не удостоил его ответом.

Подойдя к встроенному в стене шкафу, стронгер вытащил оттуда свернутый легкий исследовательский скафандр, развернул его и вручил бомжу.

— Издеваешься, да? — Ионыч повертел в руках нелепую обновку. — Ты сам этот презерватив носи, а я по-простому, по-нашему пойду.

С этими словами бомж разбежался, в надежде пройти сквозь стену. Но этот фокус на сей раз не удался. Со всего размаха врезавшись лбом в мягкий пластик внутренней обшивки, он отлетел обратно и с удивленным видом осел на пол.

Андрей с издевкой усмехнулся.

— Ну что? Не прокатило? — спросил стронгер, доставая маленький детектор, который всегда вкладывают в контейнер с модификаторами. — Дышится хорошо?

— Не очень, — слабым голосом проговорил бомж, потирая ушибленное место.

Подойдя к Ионычу, Вольф воткнул микроскопическую иглу прибора ему в ключицу. Проигнорировав отпущенное в свою сторону крепкое выражение, он посмотрел на индикатор и с довольной ухмылкой кивнул. Все встало на свои места. Пикороботы, начавшие работу в неподходящих им условиях Земли и творившие с организмом Ионычем всякого рода неестественные для него вещи, на Тиартоге начали действовать согласно предназначению, окончательно закончив перестройку. Видимо, почувствовали магнитное поле планеты.

— Надевай, супермен, — Андрей снова швырнул ему скафандр.

После того, как бомж с кряхтением затолкал под шлем свою непослушную бороду, Вольф осмотрел все застегнутые крепления и закрыл ему прозрачный лицевой щит. Сам стронгер облачился в скафандр намного быстрее.

Одной рукой толкая перед собой Ионыча, а другой держа комплект первой необходимости, Андрей вошел в шлюзовую камеру. Автоматика, произведя герметизацию, стала наполнять отсек синеватой мутной водой.

Когда процедура была закончена, внешний люк плавно открылся, выплевывая людей в окружающий чужой мир. Вода снаружи казалась немного густой, словно разбавленный кисель. Видимо, из-за концентрации в ней микроскопических водорослей. Двигаться было довольно тяжело.

Спустя какое-то время, с трудом пробравшись сквозь вязкий прибрежный ил, они наконец-то достигли твердой почвы. Внимательно осмотрев окрестности, Андрей поднял стекло гермошлема и вдохнул полной грудью чужой терпкий воздух. И тут же сильнейший кашель согнул его пополам. На губах появились кровавые капли. Так всегда бывает при первом контакте с незнакомой средой.

Ионыч открывать шлем наотрез отказался. Но Андрей не переживал по этому поводу. Все равно запас кислорода в баллонах скоро закончится и тому придется все-таки ощутить всю прелесть этого нового мира.

Вольф быстро сориентировался на местности, используя данные разведки. До ближайшего города было не меньше пятидесяти километров. Учитывая меньшую, чем на Земле, силу тяжести, это расстояние сквозь джунгли он рассчитывал преодолеть за пару дней. А уж как получиться — никто не знает.

Порывшись в капсуле с вещами, Андрей пристегнул себе на рукав скафандра легкий излучатель. Достал автоматическую аптечку и лазерный резак. Все остальное, включая саму капсулу, он утопил. Провизию не брал. Еду и воду надо было сейчас употреблять местную, чтобы организм быстрее адаптировался.

Пробираясь сквозь густые заросли, люди медленно двинулись в сторону скрытого в непроходимых джунглях далекого города.

 

7

Вместо двух дней, на которые рассчитывал Андрей, пришлось идти гораздо дольше. Джунгли оказались не такими уж безопасными. Среди растений скрывалось столько хищных представителей местной фауны, что у излучателя Вольфа уже в конце третьих суток пути практически кончились заряды. Всех убитых тварей они поначалу тщательно хоронили, чтобы скрыть следы. Но затем, заметив, что вокруг с избытком хватает голодных падальщиков, просто оставляли туши им на растерзание. Это получалось в разы эффективнее, так как за считанные минуты от мертвого тела не оставалось даже косточки.

Когда до города оставалось около десяти километров, Андрей и Ионыч, валясь от усталости с ног, вышли на небольшую ровную поляну. Мягкая синяя трава, ровным ковром покрывавшая почву, прямо-таки располагала к отдыху.

Андрей сначала осторожно попробовал ступить ногой на этот растительный «ковер», выждал некоторое время и, убедившись, что никакой опасной реакции не последовало, моментально разлегся среди тонких колышущихся стеблей. Ионыч ложиться не стал, а прислонился спиной к мохнатому стволу дерева и решил сидя вздремнуть. Однако дерево неожиданно дернулось, уходя в сторону. Бомж лишь успел вовремя подставить руки, чтобы не упасть. Посмотрев наверх, он заметил среди веток здоровенную тушу, покрытую хитиновым панцирем. Существо плавно качнулось и исчезло в кронах деревьев, переставляя свои гигантские лапы.

Не опуская головы, Ионыч попятился назад.

— Стой! — крикнул Андрей, но было уже поздно. Кусты позади бомжа оказались ловушкой, скрывая за своими широкими листьями глубокий овраг.

Неприлично выругавшись, Ионыч кубарем полетел на дно. Скафандр хоть и считался легким, но такой пустяк, как падение с пяти метров он исправно выдерживал, при этом вполне надежно защищая человека.

Андрей раздвинул заросли и, аккуратно перевесившись через край обрыва, посмотрел вниз.

Ионыч лежал прямо посредине нескладного гигантского гнезда, давя и сминая крупные, размером с футбольный мяч яйца. Весь перемазанный зеленой склизкой субстанцией, он начал неуклюже выбираться наружу.

— Ты слишком много оставляешь следов, — покачал головой Андрей. Он уже начал чувствовать, что мародерство, совершенное неловким бомжем, даром не пройдет.

И точно. Где-то совсем рядом, в близлежащих кустах завозилось нечто большое и, судя по свирепому рыку, очень опасное.

Миг спустя к гнезду выскочило жуткое создание, отдаленно похожее на выросшего до неимоверных размеров скорпиона.

Ионыч снова выругался. Длинный членистый хвост взвился в воздухе и со скоростью молнии полетел вниз. Бомж чудом успел отскочить. Там, где он только что стоял, взметнулся фонтан рыхлой почвы.

— Андрюша, стреляй! — завопил он, уворачиваясь от очередного удара. Но Вольф на крик не реагировал. Прекрасно зная, что излучатель сможет выстрелить всего лишь один раз, он выбрал другую тактику.

Пока бомж занимал зверя, Андрей медленно стал спускаться по крутому песчаному склону. Оказавшись на дне, он осмотрелся по сторонам. Неподалеку лежали чьи-то обглоданные кости, усеянные тучами мелких летающих насекомых. Подойдя к останкам поближе, стронгер выломал из скелета толстое изогнутое ребро и взвесил в руках. Годится.

В следующий миг Андрей стремительно ринулся в атаку. Мелькнув, словно тень, он прыгнул прямо к зверю и воткнул свое оружие между его бронированных пластин. Раздался дикий визг. Тварь встала на дыбы. Из раны на животе хлынула прозрачная жидкость.

Отбежав в сторону, Вольф приготовился для повторного броска. Зверь изогнулся и начал бить хвостом в разные стороны. Несколько срезанных под корень кустарников полетели прямо в Ионыча.

Не дав противнику опомниться, стронгер нанес следующий удар. На этот раз костяное «оружие» вошло четко в правый глаз. Тварь неистово дернулась, замерла на месте и стала медленно заваливаться набок. Из ее уже пустой глазницы продолжало торчать застрявшее ребро. Резким ударом ноги Андрей вогнал его глубже. Да так сильно, что оно с хрустом пробило мощный череп и вышло с другой стороны.

Осмотреть мертвую тушу Андрею с Ионычем так толком и не удалось, так как на запах свежей крови стали сползаться такие чудовища, что люди решили поскорее уйти.

— На этот раз ты с ним что-то долго возился, — проворчал Ионыч, листьями оттираясь от зеленой слизи. — Что не стрелял-то?

Вольф посмотрел на него презрительным взглядом, но ничего не сказал. Только нацелил излучатель.

— Тихо, тихо, — замахал руками бомж. — Молчу.

Усталость была настолько ощутимой, что начинало уже звенеть в ушах. Неожиданная слабость валила с ног, и все тело было липким от обильно выделяющегося пота. Обычно, чтобы модифицированный организм стронгера так выбился из сил — это ему половину мегаполиса пришлось бы разрушить. Причем, вручную.

«Похоже, адаптация проходит с некоторыми осложнениями», — пронеслась мысль, прежде чем Андрей рухнул лицом в траву.

Очнулся он довольно быстро. Ионыч тряс его как грушу, что-то говоря и показывая рукой в сторону города. Резко вскочив на ноги, Вольф едва не сломал неосторожному бомжу шею, отшвыривая его резким ударом в сторону. Выпрямившись, стронгер еле удержал равновесие. Голова сильно кружилась. Сквозь шум в ушах донесся взволнованный голос Ионыча:

— Да посмотри же ты, наконец. Там какая-то машина едет.

Сквозь джунгли, ломая и выворачивая с корнем молодые деревья, пробирался шестиколесный самоходный аппарат, разительно напоминавший земной российский БТР. Шлейф черного дыма, остающийся за ним следом, имел знакомый запах отработанной солярки.

Андрей рывком поднял Ионыча.

— Быстро снимай скафандр, — осипшим голосом проговорил он и начал шустро отстегивать крепления на своем шлеме.

Сняв и надежно спрятав всю свою защиту, люди остались в универсальных серых балахонах. Такая одежда не бросится в глаза на любой планете, имеющей человеческие колонии.

Вольф спрятал в карман излучатель и вышел навстречу машине. Руки он держал поднятыми.

Жутко заскрежетав, аппарат остановился.

Наступила напряженная пауза. Внутри машины никто не подавал признаков жизни. Андрей тоже стоял, не шевелясь. Но он всем телом чувствовал, что его пристально изучают.

Через несколько минут в бронированном боку со скрипом откинулся тяжелый люк и человек, одетый во все черное, уверенно спрыгнул на землю. В руках он держал лучевое ружье.

— Кто такой? — спросил он стронгера на ужасно исковерканном языке Старого Союза.

В этот момент в кустах зашевелился Ионыч.

Незнакомец молниеносно укрылся за корпусом своей машины. Припав на одно колено, он начал палить в сторону вероятной опасности.

— Не стреляй! — воскликнул Андрей, продолжая держать руки над головой. — Это мой… э-э-э…напарник!

На него уставилось черное дуло ружья.

— Выходи! — крикнул, обращаясь к Ионычу, хозяин машины.

Рыжебородый бомж осторожно, не делая резких движений, подошел к Вольфу и встал рядом.

Незнакомец снова задал вопрос:

— Кто вы такие? Отвечайте!

— Мы отстали от своей группы и заблудились в джунглях? — коверкая общегалактический на манер местного диалекта стал объяснять Андрей. — Со вчерашнего дня еще…

Лицо незнакомца просветлело.

— Так вы из группы Робертсона? — слегка удивленным тоном предположил он. — То-то я смотрю акцент у тебя жуткий. Как и у всех селян. Вас двоих уже в покойники записали.

Вольф понял, что каким-то чудом ему несказанно повезло. Он уже готовился распинаться перед этим тиартогианцем, доказывая свое и Ионыча, местное происхождение. Но тут, похоже, его «легенда» нашла под собой надежную почву.

— Надеюсь, старик Робертсон простит нас, — входя в роль, проговорил Ионыч.

— Старик?! — вдруг возмутился человек в черном.

У Андрея замерло сердце. Он уже успел сильно пожалеть, что применял для обучения бомжа установку гипнолингвиста. Надо же было ему раскрыть сейчас свой беззубый рот?

— Да вашего Робертсона даже стариком-то назвать язык не поворачивается, — усмехнувшись, продолжил незнакомец. Андрей облегченно выдохнул. — Его на том свете, поди, уже тридцать лет как духи ждут. А он все землю топчет…

Пристально посмотрев на «нерадивых деревенщин» человек опустил ружье и махнул рукой.

— Ладно. Залезайте в мой фулкар. Подвезу вас в город. А там, до своего поселка сами доберетесь.

Андрей и Ионыч поспешили залезть внутрь машины. Оглядевшись по сторонам, Вольф обнаружил, что сидеть им придется прямо на полу. Кресло присутствовало только одно — водительское. По всему остальному салону были разбросаны грязные тряпки, назначение которых было непонятно.

Убедившись, что водитель на них не смотрит, стронгер отвесил бомжу звонкий подзатыльник.

— За что? — взвыл Ионыч, потирая ушибленное место.

— За инициативу, — прошипел Андрей, пытаясь сесть поудобнее.

Когда пассажиры устроились, водитель тронул аппарат с места и направил его сквозь непроходимые заросли в сторону города. Под многотонным кузовом деревья и кустарники ломались, словно тростник.

Ехали довольно долго. Подвеска у машины оставляла желать лучшего. Все неровности почвы отдавались в позвоночнике резкими короткими ударами. Окон не было совсем. Через узкие смотровые щели водителя разглядеть что-либо снаружи не представлялось возможным. Сплошное мелькание синих листьев.

Через полчаса неприятной тряски Андрей почувствовал, что машина вдруг поехала намного мягче. Видимо, выбрались на хорошую дорогу.

Вскоре незнакомец остановил свой аппарат.

— Ну, все, приехали, — сказал он, поворачиваясь к пассажирам. — Скажете Робертсону, что вас Эмиль Вудспик подобрал. Я на следующей неделе к нему заеду. Пусть готовит выпивку.

— Хорошо. Договорились, — проговорил Андрей, выходя через люк вслед за Ионычем.

Машина выдала в воздух порцию черного дыма и быстро двинулась прочь, оставив двух людей посредине большой городской площади. Со всех сторон площадь окружали старые кирпичные дома. Невысокие. По пять этажей каждый. Видно было, что за ними никто уже давно не следит. Местами, крыши зданий имели приличные дыры.

Людей вокруг было достаточно много. От разноцветных одеяний местных жителей начинало рябить в глазах. Вдоль домов, прямо на потрескавшемся асфальте, рядами были разложены различные товары. Продавцы в белых балахонах сидели в тени и вели между собой беседы. Казалось, что они вовсе не следят за своими вещами, небрежно брошенными на произвол.

Чуть подальше начинался ряд с продовольствием. Уловив аппетитные запахи, Ионыч дернул Андрея за рукав.

— Пойдем, поедим, что ли, — предложил он, устремив взор на небольшой передвижной очаг, на котором жарилось мясо. — А то в лесу жрали всякую дрянь. До сих пор живот крутит.

Вольф не тронулся с места. Посмотрев на бомжа укоризненным взглядом, он спросил:

— А платить ты чем собрался? У меня денег нет. Тем более что здесь в ходу наркотик в качестве оплаты товаров и услуг. У тебя он есть?

Ионыч растерянно почесал бороду. Но спустя мгновение он уже улыбнулся и, подойдя к Андрею, шепнул ему на ухо:

— Сейчас все будет. Жди здесь, — и растворился в толпе.

Стронгер не стал его останавливать. Он знал, что бомж, скорее всего, пошел воровать. Что ж, пусть осваивает свой новый мир. В случае чего, заодно познакомится с местными законами. Вольф некоторые из них успел просмотреть в архивах Свенски. За мелкую кражу, здесь полагался месяц исправительных работ в доме потерпевшего. Скорее всего, чтобы вор смог присмотреть еще что-нибудь для себя. Поистине, странное наказание.

Ионыч отсутствовал недолго. Подойдя к Андрею, он таинственно подмигнул ему и сунул в руку некий предмет, похожий на небольшую металлическую шкатулку.

— Что это? — Андрей слегка приоткрыл крышку и замер. Шкатулка была до краев наполнена красными шариками астрогединола.

— Это оно, надеюсь? — поинтересовался Ионыч. — Тогда, может, поедим?

Вольф убрал ценность в карман. Бомж особо возражать не стал. Но по лицу его было видно, что он явно предпочел бы хранить ее у себя.

— Тебе бы все пожрать, — проговорил Андрей, направляясь к зданию, на вывеске которого был изображен универсальный символ гостиницы. — Ты как хочешь, а я сначала должен где-то остановиться на ночлег. Принять душ…

Бомж недовольно засопел, явно не разделяя радости Андрея насчет кровати и душа.

— Я тебя не держу, — продолжил стронгер, уже входя через массивные стальные двери. — Можешь идти устраивать свою жизнь. Я и без тебя как-нибудь справлюсь. Но, в случае неприятностей я тебя выручать не буду.

— Поживем — увидим, — вздохнул Ионыч и плюхнулся на мягкий диван, стоящий посредине просторного холла.

Подойдя к стойке администратора, Вольф проговорил:

— Дайте нам два одноместных номера. И желательно, на разных этажах.

 

8

Утром Андрей приступил к работе. Он всегда начинал действовать с поиска необходимой информации. Следуя отработанным приемам и способам, стронгер за несколько часов узнал почти все, что могло ему понадобиться для начала активных действий.

Поскольку основной деятельностью населения Тиартога являлась добыча астрогединола (местные его называли просто — «астрал»), Вольф сразу решил нанести первый удар по этой, как он успел понять, нестабильной системе. Самое интересное, что этот наркотик появлялся в непроходимых зарослях планеты довольно загадочным образом. Никто не знал, как это происходило. Каждый раз горошины «астрала» обнаруживали на новом месте, рассыпанными по земле. Обычно за один раз можно было собрать до килограмма вещества. И так как в темноте эти горошины испускали красный неяркий свет, то охота на него происходила в основном только ночью.

В городах Тиартога имелось по несколько отрядов охотников. Вооруженные до зубов люди готовы были уничтожать всех конкурентов на своем пути, чтобы первыми найти заветный наркотик. Существовали и другие мелкие группы предпринимателей, такие, как, например, бригада Робертсона. Но им очень редко, когда везло. Многие из них погибали в джунглях: кого-то съедали хищники, кто-то был убит жадными товарищами. Так или иначе, а лидерами по сборам «астрала» являлись грамотно сформированные из профессионалов спецотряды горожан.

Андрей все грамотно просчитал. Приостановив на какое-то время добычу «астрала», он тем самым вводил и так далекую от совершенства экономику Тиартога в кратковременный коллапс. А дальше все зависело от того, насколько жители местных городов не доверяют друг другу. Если их взаимная ненависть окажется достаточно сильной, то уже через несколько недель можно будет передать пустую планету в чешуйчатые лапы сиалонцев.

* * *

Небо еще с вечера затянули свинцовые черные тучи. Ночь была настолько темной, что обычный человек не мог различить даже контуры собственных рук. Но модифицированные органы чувств стронгера позволяли ему безошибочно ориентироваться в кромешной мгле.

Тиартогианцы для поиска «астрала» использовали специально натасканных животных, обладающих исключительным нюхом. Они чуяли наркотик за несколько сотен метров. Андрей готов был поспорить, что местные «собаки» были подсажены на «астрал». Сейчас обоняние Вольфа было в разы лучше, чем у них. И нос вел его четко на север.

Купив еще днем в оружейной лавке достаточно мощный плазменный карабин, стронгер держал его наготове, снятым с предохранителя. Он чувствовал в двух километрах западнее двигающийся параллельным маршрутом большой фулкар. Впереди машины бежала стая «собак», не издавая ни малейшего звука. Рожденные в сельве, эти существа превосходно умели преодолевать природные препятствия.

Наученный горьким опытом путешествия сквозь джунгли, Вольф приобрел очень дорогой и полезный прибор, используемый богатыми местными охотниками. Узкий серебристый пояс окружал хозяина коконом переменных силовых полей. Все, что попадало в его зону действия, оказывалось моментально разрезано на несколько мелких частей. Таким образом, следуя через непроходимые заросли, обладатель чудо-прибора был похож на газонокосилку, перемалывая и оставляя за собой кучи шинкованных веток. Не гуманно по отношению к растениям, зато скорость движения значительно увеличивалась. Продавец еще уверял, что силовой пояс способен защищать от холодного и огнестрельного оружия, хищников и некоторых природных катаклизмов.

Определив скорость, с которой двигалась группа горожан, Андрей прибавил темп. Он почти бежал, пробивая в сплошной стене леса ровный коридор. Срезанные растения с тихим шелестом разлетались по сторонам. В один момент какая-то из мелких зверюг, затаившись, попыталась напасть на одинокого стронгера. Андрей ее едва заметил. Прыгнувший на человека хищник мгновенно брызнул в сторону кровавым фаршем.

«Ай, да местные умельцы», — восхитился изобретению Вольф. — «Оказывается, и заядлые наркоманы умеют создавать шедевры высоких технологий. Хотя, условия жизни, зачастую, заставляют человека придумывать способы облегчить свое существование. Ведь у прогресса есть два неизменных двигателя — это лень и крайняя необходимость».

Спустя час интенсивной ходьбы Андрей выскочил на заболоченный, поросший мелким синим мхом участок леса. Среди мха отчетливо светились в темноте рассыпанные красные «ягоды».

Вольф выключил силовой пояс, достал прочную сумку и начал четко выверенными движениями собирать «астрал». У него совсем не было времени. Будто почуяв неладное, отставшая группа охотников ускорила движение, едва не давя машиной своих же «собак». Андрей слышал быстро приближающийся звук работающего мотора. Сильно запахло соляркой.

Когда последняя горошина наркотика упала в сумку, из зарослей леса ударил яркий луч света. Вольф замер, припав к земле. Несколько мерзких, похожих на больших лягушек существ, с противным писком выскочили из кустов. Они забегали кругами, постепенно приближаясь к затаившемуся стронгеру.

В следующий момент, круша тяжелым кузовом стволы вековых деревьев, на болотистую почву вылетел громадный восьмиколесный фулкар. Прожектора начали обшаривать местность, заставив Андрея сильнее вжаться в мягкий мох. Он начал жалеть, что не взял вместо сумки герметичный контейнер. По-любому, сейчас его выдаст пряный запах красных горошин. «Собаки» учуют такой близкий «астрал».

Вольф услышал, как скрипнули люки, выпуская наружу вооруженных людей. Ровный гул готового к стрельбе, плазменного излучателя нельзя было спутать ни с чем другим. Улучшенным слухом стронгер воспринимал и многие другие, недоступные обычным людям звуки. В том числе тихий писк спектрального детектора.

Тем временем, обнаружив вместо «астрала» только остаточный фон, охотники начали громко ругаться и рыскать по сторонам.

— Они не успели далеко уйти, — донесся чей-то хриплый бас. — Проверьте ближайшие кусты. Фон еще слишком отчетлив.

Вместо проверки, в разные стороны метнулись плазменные заряды. Лес вспыхнул горячим пламенем.

Вскочив на ноги, Андрей вскинул карабин и точным выстрелом снес голову одному из охотников. Беглым взглядом он успел насчитать еще семерых людей.

Пока те сообразили, откуда ведется по ним огонь, стронгер убил еще троих.

Прикрываемый горящими деревьями, он включил пояс и что есть сил побежал вглубь леса. У него сейчас было явное преимущество, но стрелять дальше становилось опасно.

Совсем рядом, едва не задев плечо, с шипением пронесся плазменный заряд. Силовой кокон с легкостью пропустил сгусток энергии, даже не исказив траекторию. Похоже, охотники, заметили Андрея. Еще несколько выстрелов прошло мимо, заставляя растущие впереди деревья взорваться ярким огнем.

Стронгер быстро бежал через непроходимые переплетения корней и веток. Силовые поля великолепно справлялись со своей работой даже на такой скорости, с шелестом прогрызая в джунглях практически ровный, цилиндрической формы, тоннель. Догнать его, не имея серебристого пояса, было совершенно не возможно даже на фулкаре.

Пробежав около километра, Андрей остановился. Его никто не преследовал. Охотники еле слышно переговаривались, использую ненормативную лексику, и грузили в машину убитых товарищей. Гудел охваченный пламенем лес.

Вольф сделал несколько глубоких вдохов, восстанавливая дыхание.

«Ну, вот. Начало положено», — подумал он, поглаживая пристегнутую к поясу сумку с «астралом». Красные горошины в таком количестве имели приличный вес.

Сколько раз Андрей себе повторял: «никогда после боя не расслабляться. Это может быть использовано противником». Сейчас был как раз тот случай, когда ошибка обернулась против него.

Когда стронгер в спешке покидал место схватки, он даже не мог предположить, что следом за ним, чуть в стороне, разрезает джунгли еще один тоннель. Преследователь шел следом, выжидая удачного момента для нападения.

Резкий удар в спину отшвырнул Вольфа на добрых пять метров. Старое огромное дерево, о которое он ударился при падении, взметнуло в воздух фонтаны мелких щепок. Невидимая «мясорубка» успела снести значительную часть ствола, и теперь, лишенное опоры, оно медленно и с характерным треском ломающейся древесины начало заваливаться на стоящих рядом таких же исполинов.

Перед стронгером стоял высокий мускулистый человек, окруженный еле заметными всполохами силовых полей. Серебристый пояс надежно обвивал его талию, на глаза были одеты очки «ночного зрения», а в руках здоровяк держал нацеленный на Андрея плазменный излучатель.

— А ты ловкий охотник, — произнес Вольф, пытаясь понять серьезность ситуации. Если противник не выстрелил сразу, значит, есть шанс, что он не выстрелит вообще.

— Откуда ты взялся, герой? — спросил охотник, сплевывая на землю, рядом с лежащим Андреем. Возможно, так выражалось с его стороны нескрываемое презрение.

Вольф порылся в уголках памяти, вспоминая название второго города, расположенного на берегу океана.

— Я частный охотник из славного Йорна, — гордо проговорил Андрей, нарываясь получить в голову плазменный заряд. Он уже не так опасался здоровяка. Самый страшный враг — это молчаливый враг. От него не знаешь, чего ожидать. А если противник поддержал беседу, то победить его становится гораздо проще.

Лицо охотника побагровело.

— Как осмелился ты придти на мою территорию? — процедил он сквозь зубы. — Тебе, видно, жить надоело? Проклятая береговая крыса. — Он снова сплюнул на землю.

Вольф медленно, еле шевеля пальцами, стал вытаскивать свой спрятанный излучатель. В нем имелся только один заряд. Старый добрый «квазар», произведенный на оружейных заводах Сайдокса. Он был абсолютно невидим в инфракрасном диапазоне.

Когда излучатель окончательно лег в руку, стронгер выстрелил.

У здоровяка была изумительная реакция. Дернув руками, он подставил под луч свой плазменник. Брызги расплавленного металла полетели во все стороны, включая одежду охотника. Тот запрыгал на одном месте, пытаясь стряхнуть с себя раскаленные капли.

Андрей, не став больше терять время, одним прыжком оказался рядом с ним. Силовые коконы при контакте оттолкнули друг друга, и на этот раз в сторону полетел охотник.

Вольф снова оказался рядом. Удар. Здоровяк, кувыркаясь, понесся прочь, перемалывая невидимыми ножами молодые кусты.

Сквозь силовую защиту достать противника голыми руками было невозможно. Но Андрей заметил, как горячий металл повредил пояс тиартогианца. А это значило, что скоро энергия полей иссякнет, обрекая человека на верную смерть. Осталось только подождать.

Вскочив резко на ноги, охотник рванул в джунгли. Вольф было двинулся следом, по уже готовому тоннелю, но вскоре понял, что это не вариант. Летящие навстречу сплошным потоком срезанные здоровяком ветки напрочь лишали видимости. Поэтому, стронгер свернул в сторону и побежал параллельно ему.

Модифицированные мышцы Андрея работали с двойной силой, позволив быстро поравняться с шустрым охотником. Удар. Тиартогианец снова, кувыркаясь, отлетел в кусты. В воздух поднялись фонтаны измельченных листьев. Затем, тот снова оказался на ногах, вновь побежал.

Все кончилось неожиданно и очень быстро. Лишенный в один миг силовых полей, здоровяк на всей скорости напоролся на острые ветви, проткнувшие его насквозь. Мертвое тело дернулось и неподвижно замерло, продолжая по инерции какое-то время раскачиваться.

Андрей остановился.

Посмотрев на погибшего бесславной смертью охотника, он сплюнул на землю и проговорил:

— Вот так вот поступают береговые крысы с лесными обезьянами.

 

9

Четвертое утро в городе было каким-то уж слишком тяжелым. Андрей с неимоверным трудом смог разлепить глаза. Череп просто разламывался на части.

«Нельзя так больше пить», — мысли с трудом ворочались в налитой свинцом голове. — «Похоже, местное поило даже подготовленного стронгера убирает… Вещь!»

Он лежал полностью раздетый на огромной, словно космодром кровати. Рядом спала обнаженная женщина.

Андрей напряг мозг и невольно поморщился от возникшей тупой боли. Что же все-таки вчера было?

Посмотрев внимательнее на лежащее рядом голое женское тело, он начал кое-что припоминать.

Это была хозяйка гостиницы. Женщина лет сорока, до сих пор прекрасно сохранившая свою юную красоту. Идеальная фигура. Шикарные длинные светлые волосы. Всегда одевалась очень экстравагантно. А запах… От нее шел особый, не с чем не сравнимый изысканный аромат, заставляющий сердца мужчин учащенно биться.

«Дьявол»! — Андрей постепенно приходил в себя. — «Как она оказалась в моей постели? Или не в моей?»

Осмотрев помещение, Вольф понял, что находился явно не в своем номере. Скорее всего, это была комната хозяйки. Уж слишком она стильно обставлена. Везде великолепные ковры, а на больших светлых окнах висели розовые кружевные занавески. И тут же, по всему полу разбросана скомканная одежда.

Осторожно встав с кровати и стараясь не делать резких движений, Андрей через силу сделал ряд восстанавливающих организм упражнений по системе Саг-Инг. Заметно полегчало. Он собрал свои вещи, оделся и вышел в коридор.

Спустившись по широкой металлической лестнице на первый этаж, Вольф оказался в гостиничном баре со странным названием «Животный рай». Народу не было, за исключением пары вечно пьяных завсегдатаев.

Андрей подошел к стойке и заказал себе кружку светлого холодного пива. Бармен как-то странно улыбался ему, словно старому знакомому. Хотя, виделись всего один раз. Стронгер обычно предпочитал завтракать, обедать и ужинать в маленьком подвальном кабаке в соседнем квартале. Туда заходило много интересных личностей, у которых можно было узнать нужную и полезную информацию. Или просто подслушать чужие разговоры. Сейчас ему до того кабака было просто не дойти. А вот к обеду…

— Я вчера вечером был здесь? — хриплым голосом спросил Андрей бармена.

— О, да, сударь. Вы вчера на славу погуляли, — усмехнулся он в ответ, дружески подмигивая глазом.

Неожиданно панибратское поведение бармена жутко взбесило Вольфа, и без того необычайно раздраженного с похмелья. Он выхватил модный маленький излучатель и приставил его к носу служащего. Откуда взялось в кармане это дамское оружие, стронгер лишь смутно догадывался.

— Что смешного? — серьезно спросил Андрей, краем глаза следя за двумя алкоголиками в зале. Те с утра уже приняли, и весь мир им теперь стал безразличен. — Рассказывай, что я здесь вчера натворил.

Бармен, вмиг побледневший до цвета горного снега, дрожащим голосом начал отвечать:

— Вы вчера под вечер пришли к нам в бар уже прилично подвыпившим. С вами был мужик какой-то странный, с рыжей бородой. Заказали много «Блэнки» и разной закуски к нему.

— Я что-нибудь говорил странное? — Андрей сильнее прижал ствол излучателя к носу бармена. Нос расплющился и стал заметно белее лица.

— Вы только песни пели на непонятном языке, — пролепетал служащий, стараясь не смотреть на Вольфа. — Больше ничего.

— А откуда взялась эта…забыл, как звать…хозяйка гостиницы?

— Мадам Слэйтер? — приподнял брови бармен. — Вы ее вежливо пригласили к себе за столик. Она уже несколько дней вами интересовалась, а тут как раз момент случился подходящий. Любит уж больно молодых парней. Да к тому же, платежеспособных.

— Не врешь? — сурово спросил Вольф.

Бармен лихорадочно замотал головой.

Посмотрев несколько секунд в его черные, чуть раскосые глаза стронгер кивнул.

— Ну вот, теперь все более-менее понятно, — Андрей спрятал оружие, залпом допил пиво и, оставив на стойке две красных горошины, слегка покачиваясь вышел на улицу.

Бармен весь задрожал. Этот «астрал» был чисто для него, не требующий прохождения через кассу. Случайный «левак».

Схватив вожделенный наркотик, служащий почти пулей побежал в темное помещение кладовой и быстро в ней закрылся. Ему уже было все равно и до бара, и до посетителей, и до этого странного типа с «пушкой». Долгожданное забытье звало и манило человека в путешествие по сказочным прекрасным мирам.

Любой тиартогианец принимает «астрал» только в абсолютном одиночестве. Запершись в каком-либо помещении или иначе скрывшись от посторонних глаз, он глотает горошину и на несколько часов впадает в летаргический сон. Его нельзя будить, трогать, перемещать. Тело должно быть в том положении, в котором находилось изначально. Иначе, человек может остаться между жизнью и смертью навсегда. Говорят «астрал» заставляет душу на время покинуть бренное тело…

* * *

Андрей долго торговался с одним из продавцов подержанных фулкаров, затем, все равно заплатив баснословную цену, приобрел маленькую ржавую развалюху, грохочущую и дымящую, будто адский котел.

Его дальнейшей целью был Йорн — город, лежащий на берегу океана. Вечный враг и конкурент окруженному джунглями Дивиаполису. Охотники Йорна были не так профессионально подготовлены для работы в джунглях, как «лесовики». Но их техника и оружие в разы превосходили все имеющееся у дивиаполисцев снаряжение. Только с помощью технологий им иногда удавалось первыми собрать драгоценный наркотик. Или же вовремя отбить у зазевавшихся конкурентов, не успевших покинуть нейтральную территорию.

Конечно, напав один раз на Дивиаполис, йорнцы могли бы сразу и полностью уничтожить город. Но тогда свежее мясо и разнообразные овощи навсегда исчезнут из магазинов и рынков Йорна, оставив лишь сплошные дары океана. Поэтому между городами Тиартога существовал специальный мирный договор. Действовала взаимовыгодная торговля и, весьма редко, некое подобие сотрудничества.

В середине жаркого дня Вольф спустился в приятную прохладу полюбившегося ему кабака «Мертвый охотник». Народу было довольно много. С трудом найдя свободное место, стронгер упал на железный стул.

Официантки, одетые в полупрозрачные одежды, как заведенные бегали по залу, едва справляясь со своими обязанностями. Дождавшись, наконец, внимания одной из них, Андрей заказал себе порцию жареного мяса и довольно мощный тоник «Гайран», сделанный из местных трав. С первого глотка этот напиток покорил стальное сердце стронгера. Мозг он прочищал «на раз», а уж море энергии гарантировал точно.

Поглощая горячее мясо и запивая его «Гайраном», Андрей навострил слух. В общем шуме голосов было очень трудно выцепить нужную информацию. Однако вскоре он заметил двух охотников, ведущих жаркий диалог. Раньше Андрей их здесь не видел.

Толстый усатый мужик рьяно объяснял плюгавому лысому доходяге, что йорнские охотники совсем обнаглели, уводя у них из под носа «астрал».

— Да что б они сдохли! — орал хриплым басом усач. — Уж у команды Грабера увести «астрал» — это надо быть кудесниками! Сволочи! Да и самого Грабера прихлопнули! Убивать их надо! Всех! А проклятый Йорн — сжечь!

— Точно, — поддержал его лысый доходяга. — Да и у Штольца не так просто «астрал» перехватить. Научились работать, гады. А Грабер, говорят, сам погиб. Несчастный случай.

— Кто говорит?! — зарычал толстяк, здоровенной рукой хватая лысого за грудки и, через стол подтягивая к себе. — Они это видели?! От Грабера даже косточки не осталось! Джунгли никогда ничего не оставляют!

— Кое-что осталось, — спокойно проговорил доходяга, аккуратно освобождаясь от держащей его руки. — Силовой пояс, весь обгрызенный болотными тварями. Труп сожрали, а пояс выплюнули.

— Правильно! — усатый стукнул кулаком по столу. — И труп, небось, весь плазмой был изуродован. Убивать их надо! Убивать!

Андрей слегка улыбнулся. Эти двое напомнили ему старух-сплетниц, обычно сидящих на скамейках возле домов и перемывающих всем кости. Только в мужском обличии и более агрессивные. Любой слух, пущенный через них, уже через час будет знать весь город.

Закончив обедать, Вольф еще какое-то время посидел, «грея уши». Но, не услышав больше ничего для себя полезного, рассчитался с официанткой, щедро подкинув ей лишнюю горошину, встал и вышел на улицу. Жара постепенно спадала.

За четыре дня стронгер три раза забирал у местных жителей вожделенный «астрал». Паника пока еще не началась, однако волнения в народе понемногу нарастали. Как Андрей и планировал, все грешили на йорнцев. Жаль, что пока охотники не нашли любезно оставленные стонгером следы и улики, уже точно указывающие на жителей прибрежного города. Когда найдут, будет очень жарко.

«Ну, ничего», — подумал стронгер, немного разочарованный заторможенностью «лесовиков». — После моей диверсии в Йорне начнется настоящая бойня. Тогда и посмотрим кто кого».

Занятый своими мыслями, Андрей не заметил, как дошел до гостиницы. Поднявшись в свой номер, он залез под холодную струю душа. Тело приятно расслабилось.

Спустя час, погрузив необходимые в дороге вещи, он залез в свой новоприобретенный фулкар и с трудом завел двигатель. Из выхлопной трубы машины повалил густой черный дым, заставив постояльцев гостиницы с руганью закрыть все окна. Кто-то даже бросил вниз банку с краской, так что теперь у фулкара на крыше расползалось ярко-красное пятно. Андрей догадывался, чьих это рук дело, но выяснение отношений решил оставить на потом. Сейчас он очень торопился.

* * *

Пробираясь сквозь непроходимые заросли, фулкар оставлял за собой довольно широкую просеку. Андрей уже знал, что спустя несколько часов буйная флора Тиартога вновь сомкнет свои ветви, полностью скрыв следы проходившей недавно машины. На борту в качестве необходимого оборудования находился специальный генератор ультразвука, отпугивающий лесных хищников. Но, как сказали специалисты, стопроцентной защиты он не давал.

Вольф рассчитывал прибыть в Йорн ранним утром, когда многие люди еще спали, и жизнь в городе только-только начинала просыпаться. Это было самое подходящее время для свершения задуманного.

До наступления темноты он ехал без приключений. По дороге не встретился ни один опасный представитель местной фауны. Но когда джунгли окутала кромешная тьма, Андрей понял, насколько эта фауна разнообразна. До сих пор он видел только самых маленьких и безобидных хищников. Мрак же скрывал настоящих монстров, готовых проглотить маленький фулкар целиком, даже не пережевывая. И всех этих чудовищ неумолимо тянуло к машине.

Если бы Андрей только мог знать, что чинивший последний раз ультразвуковой генератор, ополоумевший после «астрала» механик случайно перепутал провода. А может, и не случайно, а хотел сделать кому-нибудь «приятный сюрприз». Кто знает? Но, в итоге, фулкар теперь являлся для обитателей джунглей объектом раздражения номер один.

 

10

Страшный удар заставил машину слегка накрениться.

— Дьявол! — вслух выругался Андрей, что есть силы, нажимая ногой на педаль газа. — Только этого еще не хватало.

Сквозь узкие обзорные прорези практически ничего не было видно. Своим «ночным зрением» он различал лишь мелькавшие среди растений части тел каких-то ужасных созданий. Пару раз фулкар подпрыгнул, явно кого-то переезжая.

Сориентировавшись по встроенному навигатору, Андрей подправил курс и включил автоматический режим управления. После чего, подойдя к помятому железному ящику ультразвукового генератора, со всего размаха пнул его ногой.

— Проклятая консервная банка, — сквозь зубы процедил Вольф. Красный туман ярости начал застилать глаза. Пульс участился. — Ты будешь работать или нет?!

Еще с десяток раз ударив по генератору тяжелым сапогом, он подошел к куче лежащих на полу грязных тряпок, порылся в них, и вытащил оттуда древний, но в хорошем состоянии, шестиствольный пулемет, доставшийся в придачу к машине.

Сейчас у Андрея было такое состояние, когда хотелось крушить все подряд. Сильнейший гнев, едва не вырывающийся из-под контроля, не редко накатывал на стронгера. Но Вольф никогда не позволял чувствам полностью одерживать верх над разумом. Достигнув почти самой вершины нервного возбуждения, он заставлял внутри себя срабатывать некий выключатель. Раз. И ярость плавно утихает, сменяясь лишь легким раздражением. Стронгер, не умеющий себя контролировать — это мертвый стронгер. Или сумасшедший маньяк.

Позволив своей злости немного разрастись, Андрей откинул верхний небольшой люк и просунул в него пулемет. Стволы быстро завертелись, поливая темные тени, носящиеся на фоне ночных деревьев сплошным потоком стали. От грохота в закрытом пространстве кузова моментально заложило уши.

К великой радости стронгера пули оказались непростые. Каждая из них, попадая во что-либо твердое, сразу же, одним импульсом, генерировала сферическое силовое поле, тем самым, разрывая объект изнутри. Довольно эффективно, но оставляет слишком много грязи. Андрей в этом смог убедиться, когда на крышу фулкара посыпался град из мяса и деревянных щепок. Через открытый люк внутрь салона налетело довольно много кровавой плоти. Пол стал очень скользким.

Выплюнув последнюю гильзу и щелкнув вхолостую затвором, пулемет сразу затих. От раскаленных стволов шел сизый едкий дым. Вольф отбросил в сторону бесполезное теперь оружие и быстро захлопнул люк. Сердце колотилось как бешеное. Возникшая вдруг тишина стояла в ушах нудным звоном. Сделав шаг в сторону кресла водителя, Андрей неожиданно поскользнулся на ошметках и пустых гильзах, и с громким нецензурным вскриком оказался на полу. Сработавшие вовремя рефлексы сгруппировали тело, не дав получить ощутимые травмы.

«Неплохо размялся», — подумал Андрей, поднимаясь на ноги. Вся одежда была измазана липкой прозрачной субстанцией. Уж такая у местных обитателей леса была кровь.

В следующий момент, с треском ломая деревья, впереди фулкара упало что-то огромное. Машина дернулась и начала буксовать на одном месте, видимо, упершись в непреодолимую преграду.

Андрей подскочил к передним смотровым щелям, пристально всматриваясь во тьму, и тут же в ужасе отпрянул. Перед самым бампером, раскрываясь в разные стороны, словно цветок тюльпана, исходила едкой слюной гигантская зубастая пасть. Многочисленные щупальца обвили фулкар со всех сторон и медленно, со скрежетом сдвинув его с места, стали подтягивать к уже готовому захватить жертву, толстому мерзкому языку.

Пошарив рукой среди вещей, Вольф вытащил плазменный карабин, поставил регулятор на максимум и, не целясь, выстрелил через узкое окошко. Снаружи полыхнуло яркое пламя, раскаленными языками проникая внутрь фулкара. Андрей еле успел отскочить в сторону.

Он очень не хотел использовать сейчас плазму, так как свет был хорошо виден в ночных джунглях за много километров. Но в данный момент, выбора не было. Оставалось только надеяться, что городские охотники уже вернулись домой, наконец-то принеся заветный «астрал». Им сейчас явно должно быть не до какого-то случайного далекого света, отраженного низкими облаками.

Когда пламя немного утихло, Вольф снова посмотрел наружу. В отблесках огней догорающих деревьев была видна колоссальная обугленная туша, исходящая вонючим дымом.

Но расслабиться и насладиться маленькой победой, стронгер так и не успел. Машина вдруг резко дернулась, стены с жутким скрежетом прогнулись вовнутрь, и страшный удар подкинул ее вверх. Андрей попытался ухватиться за что-нибудь надежное, но все предметы оказывались предательски не закреплены. Его бросало по всему салону, ударяя обо все острые углы. Обхватив голову руками, стронгер сгруппировался.

Наконец, пролетев по воздуху приличное расстояние, фулкар рухнул на ветви старых деревьев, разгоняя стаи ночных крупных птиц. Тихо и неподвижно, он провисел всего несколько секунд, а затем, с хрустом ломая сучья и разрывая переплетения лиан, стал неумолимо сползать вниз. Не дотянув до земли трех метров, машина окончательно остановилась.

Прошла минута. Фулкар оставался на месте. Вольф отнял руки от головы и поднес их к глазам. Ладони были перепачканы красной густой кровью. Быстро определив место ранения, он достал аптечку и наложил на рану полосу стерильного пластыря.

Машина вдруг резко дернулась, сползая еще на метр вниз. По искореженному кузову, снаружи заскрежетали чьи-то многочисленные когти. Надо было срочно действовать.

Поморщившись от резкой боли в затылке, стронгер взял все самое необходимое, включил силовой пояс, с которым последнее время не расставался, и метнулся прямо сквозь кузов фулкара. Стена взорвалась металлической стружкой, образовывая ровное круглое отверстие.

Андрей удачно приземлился на ноги. Затем, резко откатившись в сторону, он поднялся и быстро оценил ситуацию. Везде, куда только не падал взгляд, шевелились полчища различных тварей всех размеров и форм. Воздух был наполнен страшными, чужими человеку звуками, начиная от тонкого писка и заканчивая воем, рычанием и пронзительным свистом. От такой какофонии в жилах стыла кровь даже у стронгера.

Между тем, два больших ящероподобных существа уже сдернули с дерева многострадальный фулкар и, выхватывая друг у друга, яростно начали его терзать. В их острых кривых зубах машина казалась детской резиновой игрушкой.

Мертвых тел вокруг было с избытком. Старый пулемет поработал на славу, обеспечив добрую половину хищных обитателей леса обильной пищей на всю ночь. Сейчас здесь был настоящий пир, на который стекались из разных темных уголков джунглей все новые и новые представители тиартогианской фауны. Запах крови настойчиво приглашал всех «к столу».

Стронгера даже передернуло. Отбив атаку какого-то мелкого хищника, он определил нужное направление и, неспеша двинулся в сторону океана, оставляя за собой очищенный от растительности круглый коридор. Чем дальше он уходил от места бойни, тем реже ему попадалась всякая живность. Спустя час пути джунгли уже казались полностью вымершими. Стояла полная тишина, нарушаемая лишь тихим шелестом срезаемых защитным коконом листьев. Не было даже ветра.

«Что-то странное твориться со зверьем», — шел и думал Андрей. — «Может, их кто-то на меня натравил? Хотя, вряд ли. О моей поездке никто не знает. Или у меня все же появился тайный враг? Тогда, ему не повезло. У стронгеров не бывает врагов. Никогда».

До Йорна оставалось не так уж далеко, каких-то тридцать километров. В этот раз дорога сквозь джунгли не должна была вызвать у Андрея особых затруднений. Силовой пояс значительно облегчал передвижение и гарантировал безопасность. Единственное, что его беспокоило, это потребляемая со страшной силой энергия, питающая маленький, но прожорливый генератор силовых полей. Конечно, создатель этого замечательного прибора предусмотрел экстренную подзарядку аккумуляторов, но почему-то только от солнечного света. Довольно странно для оборудования охотника, работающего по ночам. Хотя, кто его знает? Вполне возможно, пояс был изначально сделан для других целей.

Джунгли стали заметно редеть и вскоре в воздухе стал чувствоваться соленый запах океана. Вольф остановился. Закрыв глаза, он напряг слух и обоняние, пытаясь определить, насколько далеко находятся люди. Впереди было чисто. Немного попутавшись в расчетах, Андрей вышел к океану в стороне от города. Йорн отсюда еле чувствовался.

Выключив пояс, Вольф осторожно ступил на широкую полосу песчаного пляжа. Порыв прохладного ветра приятно обдал вспотевшее от жары лицо. Вздохнув полной грудью морской свежий воздух, стронгер наконец-то расслабился.

Над волнами, размеренно накатывающими на берег летали странные, похожие на крупных стрекоз, существа. Время от времени, одно них резко кидалось в воду и, пробыв там несколько секунд, выскакивало обратно. Иногда оно держало в острых зубах серебристую рыбешку.

Солнце стояло уже высоко. Рассчитывая войти в город на рассвете, Вольф погорячился. Дорога оказалась не такой уж легкой, как виделась в начале пути. Поэтому, он решил поменять тактику.

В середине дня попасть незамеченным в Йорн было практически невозможно, если только вместе с торговым судном. Сейчас на горизонте как раз показался огромный корабль, формой больше напоминающий приплюснутый дирижабль. Шел довольно быстро, узлов пятнадцать-двадцать. А вот как проникнуть на борт? Андрей сел на песок, положил рядом сумку, и стал напряженно думать, прикидывая разные варианты. Солнце ласково припекало, мысли начали путаться, а глаза стали сами собой закрываться. Встрепенувшись, стронгер подошел к воде и умыл лицо. Немного взбодрило.

Неожиданно его чуткий слух уловил едва ощутимый звук. Обернувшись назад, Вольф увидел два летящих на небольшой высоте вдоль полосы прибоя сигарообразных аппарата. Они стремительно приближались.

 

11

Все произошло так быстро, что Андрей не успел даже опомниться. Только вовремя сообразил отшвырнуть в ближайшие кусты свою сумку.

Машины увидели его чуть ли не раньше, чем он заметил их приближение. В мгновение ока две «сигары» оказались рядом с Вольфом и беззвучно зависли в воздухе, едва не касаясь песка. Андрей не шевелился. Небольшие, длинной около трех метров и полметра в диаметре, они явно управлялись дистанционно, так как в такое малое пространство вместить взрослого человека просто невозможно. Не было намека и на псевдоинтелект. Уж его-то Вольф сразу бы определил.

— Береговой патруль. Оставайтесь на месте и назовите себя, — прозвучал усиленный динамиками мужской грубый голос.

Стронгер молчал. Его мозг сейчас работал в ускоренном режиме, прокручивая миллионы вариантов в секунду. А наиболее подходящее к данной ситуации решение все никак не могло сформироваться. Наконец, отобрав наилучшее из возможного, он спокойно произнес:

— Меня зовут Дастин Слейк.

— С какой целью вы находитесь на прибрежной территории? — задал следующий вопрос оператор.

— Я работал механиком на торговом судне, — стал импровизировать Андрей. — Но ночью, в тридцати километрах к югу отсюда, нас атаковали «лесовики». Мы очень близко подошли к берегу. Корабль уничтожен, в живых остался только я.

— Подождите минутку, — послышалось из динамика. Где-то вдалеке управляющий машинами оператор, видимо, стал проверять сведения и статистику. Вольф очень надеялся, что это был один человек. И что он, хотя бы на секунду, оторвал свой взор от экрана.

Теперь настало время действовать. Одним неуловимым движением Андрей включил силовой пояс и, что есть силы, прыгнул в узкое пространство между «сигарами». Раздался короткий характерный треск, сопровождаемый сильным ударом.

Это был досадный промах, не достойный профессионала. Коконы силовых полей, окружавшие машины, имели другой принцип работы, отличный от пояса охотника. И вместо того, чтобы взаимно оттолкнуть друг друга, они сплелись в единое целое. Андрей выключил свой генератор, но ничего не изменилось. Поле оставалось на месте, никуда не исчезая. Оно крепко-накрепко связывало объекты, не давая возможности стронгеру освободиться.

— Проклятие, — выругался Андрей, поняв, наконец, что находится в ловушке. «Сигары» свои силовые коконы выключать явно не собирались.

Спустя четверть часа из воды на берег выполз небольшой патрульный катер, также напоминавший формой сигару, но приплюснутую, словно на нее наступил некий великан. Преодолев несколько метров по песку, он остановился, выпуская из бокового люка двух человек, одетых в легкую зеленую униформу.

— Ну и кто тут у нас? — поинтересовался коротко стриженый высокий блондин, с интересом рассматривая пленника.

— Вы не имеете права, — возмутился Андрей, продолжая играть выбранную роль. — Я гражданин Йорна, и мне нужна помощь. А вы издеваетесь надо мной.

Второй человек, сутулый, заросший щетиной шатен, усмехнувшись, достал из-за пояса непонятный предмет, похожий на короткое копье. Чутье подсказывало стронгеру, что это была одна из местных моделей парализатора.

— Никакой ты не гражданин, — прошепелявил он. — Ты — наглый лжец. Впрочем, как и все жители Дивиаполиса.

— Признавайся! Шпионил? — блондин выхватил у напарника «копье» и нацелил его на Андрея.

— Ладно, глуши его, Мак, да поехали на базу, — махнул рукой сутулый. — Там разберемся.

Яркая вспышка света ослепила глаза. Тело моментально стало твердым, как дерево и потеряло всякую чувствительность. Силовое поле исчезло, Вольф упал на горячий песок, пытаясь хотя бы пошевелить губами. Но тщетно. Патрульные бесцеремонно его обыскали, при этом сняв серебристый пояс, а затем взяли за ноги и волоком потащили к своему катеру.

Судно шло довольно плавно, хотя как еще может перемещаться машина, парящая над волнами. И практически бесшумно. Андрей лежал на полу кабины, не в силах даже моргнуть. Зато слух у него оставался великолепный, что позволяло подслушивать все разговоры патрульных. Он старался не пропустить ни единого слова.

— Вот объясни мне, Стив, — говорил светловолосый. — Я что-то не могу никак понять… У нас же лет двадцать как действует договор о ненападении. Так что ж они, сволочи, делают? Их что, бешеные ливгенты покусали?

— А черт их знает, — буркнул в ответ напарник. — Вчера они взорвали северные склады. Сегодня, вот, к береговой линии подбираются, — он несильно пнул Андрея в бок. Затем склонился над ним и спросил: — Что ж вам спокойно-то не сидится? Проблем захотели? Мы вам устроим «райскую жизнь».

— Оставь его, Стив, — послышался голос блондина, которого звали Мак. — Он тебе все равно ничего сейчас сказать не может.

Сутулый Стив отошел в сторону, видимо, совсем близко к Маку, и чуть слышно продолжил:

— Слушай, а давай мы его за борт выкинем. Пусть знает, как на нас нападать. Что с ним возиться-то? А на базе скажем, что погиб при побеге.

— Ты с ума сошел, — недоуменно произнес Стив. — Он же наверняка знает все планируемые «лесовиками» действия против нас. Вчера был не последний теракт. Сердцем чую, что они еще не раз нам нагадят.

Слушая разговор патрульных, Андрей начал лихорадочно соображать, где и когда он мог упустить информацию. Кто мог устроить в Йорне вчера взрыв? Если это дело рук дивиаполисцев, то грош цена такому стронгеру, который пропустил мимо себя организованную группу людей, даже краем уха не узнав об их готовящемся походе.

«Какая же сволочь так мне напакостила»? — лежал и думал Андрей. — «Ну, надо было нарваться… Если бы я знал, что в Йорне объявлено чрезвычайное положение… Сто раз бы подумал, прежде чем сюда соваться… Кто же они? Нет, это не «лесовики». Они просто не могли так быстро отреагировать на мои провокации. Для них еще время не пришло. Кто-то другой работает. Но кто? Почему-то мне кажется, что действует один человек. Ну, в крайнем случае, два… Эх, надо было проверить еще несколько источников информации… Но, кто же знал?»

Спустя час катер замедлил ход и остановился. Чувствительность постепенно начала возвращаться, Андрей ощущал во всем теле нестерпимый зуд, но двигательные функции пока еще не работали. Стив и Мак ловким движением перекинули Вольфа через входной проем, а затем быстро потащили к ближайшему одноэтажному строению, одиноко стоящему на пирсе.

Металлическая дверь с грохотом закрылась, и Вольф остался лежать один на полу маленькой сырой камеры. Серые бетонные стены источали ледяной холод. Андрей его чувствовал теперь каждой клеткой своего многострадального тела.

Через полчаса он смог, наконец, пошевелить пальцами ног. А спустя еще час стронгер уже ходил из угла в угол, пытаясь хоть как-то согреться. Зубы отбивали барабанную дробь. Не помогали даже упражнения, заставляющие сокращаться почти все мышцы тела.

Прошла почти целая вечность, прежде чем за ним пришли. Коренастый охранник с длинной черной бородой медленно открыл дверь и приказал:

— Задержанный! На выход!

Андрей противиться не стал. Оказавшись в узком, насквозь пропахшем человеческим потом коридоре, он ощутил блаженное тепло окружающего воздуха, от чего озноб сразу же прошел.

Войдя в просторное светлое помещение, оказавшееся кабинетом, Вольф не сразу заметил его хозяина. У окна, спиной к входящим и заложив руки за спину, стоял высокий мужчина в серой строгой форме. Он медленно повернулся… Смуглое худощавое лицо… Глаза скрыты за стеклами темных очков.

Сердце Андрея сжалось в маленький ледяной комок. Призрак из прошлого… Память выдала смутный образ, давным-давно загнанный в самые потаенные уголки сознания. Ненавистный, и в тоже время внушающий трепет, он был его давним детским кошмаром. Прошло уже не одно столетие вечной стронгерской жизни, а эти страхи все никак не могли окончательно покинуть память, периодически возникая то во сне, то в виде каких-либо едва уловимых намеков в силуэтах случайных людей.

Взяв себя в руки, Вольф немного успокоился и замер посреди комнаты. За его спиной стоял бородатый охранник, явно не желающий уходить.

Человек в серой форме подошел к большому полированному столу, сел в кресло, и Андрей понял, что сходство было лишь мимолетным. Этот был в разы хуже развит физически и не имел уродливых шрамов, расчерчивающих странным рисунком правую щеку. Да и волосы имели совсем другой цвет, не говоря уже о прическе.

— Миллон, ты можешь быть свободен, — произнес хозяин кабинета, обращаясь к охраннику. Тот немного помялся, а затем нехотя вышел за дверь.

— Ну, молодой человек, вы готовы честно поговорить со мной? — спокойным тоном продолжил незнакомец, пристально глядя на Вольфа. За стеклами очков его глаз было не видно, но чувствовался пронизывающий насквозь холодный взгляд. Так обычно смотрят хищники на добычу, прежде чем сожрать.

Андрей в свою очередь тоже наблюдал за незнакомцем, пытаясь определить, насколько тот может быть опасным. С первого взгляда можно было понять, что он относился к высшему командному составу какой-нибудь организации по обеспечению безопасности. По долгу службы привык иметь дело со всякими отбросами рода человеческого. От такого субъекта в любую минуту можно ожидать чего угодно, вплоть до расстрела на месте.

Пауза затянулась. Хозяин кабинета сообразил, что допрашиваемый попался не разговорчивый и резко встал из-за стола.

— В молчанку будем играть?! — внезапно воскликнул он, подходя вплотную к Андрею. Контрастные перепады в поведении были свойственны таким людям, как он. Его даже не пугало, что у задержанного руки были свободны. Видимо, надеялся на свою боевую подготовку.

— Что вы хотите знать? — тихо спросил Вольф, смотря ему прямо в стекла очков. Он видел в них свое вытянутое отражение.

— Какой странный акцент, — уже спокойно удивился незнакомец. — Вы откуда родом? Я еще не слышал ничего подобного.

Андрей немного растерялся. Модификаторы хоть и изменили часть его организма, но с правильным владением языком в этот раз был недочет. Надо было теперь как-то увести разговор в другую сторону.

— Я родился с дефектом неба, — выкрутился Андрей. — С детства имею такой акцент.

Человек в серой форме на мгновение задумался, поднеся пальцы ко рту, а затем проговорил:

— Странно… Вообще, не похоже… Ну, да ладно. Это не столь важно. Скажите мне, зачем вы набросились на патрульные зонды? Вы же…. - он посмотрел на лист бумаги, лежащий на столе. — Дастин Слейк, гражданин Йорна, механик торгового судна. Что вами двигало в этом случае?

Андрей задумался.

«Давить начал, гад. Такие как он любят оказывать на людей психологическое давление. Ой, как любят. Но сейчас, это у него не прокатит. Не на того напал».

— Вы сами посудите, — уверенно стал объяснять Вольф. — Я вляпался в жуткую передрягу, тонул в океане, половину ночи скрывался в джунглях один и без оружия, а вторую половину ночи и утро я шел по песку в сторону города. Мог мой разум на время помутиться? А? Я же простой механик.

— Не верю! — рявкнул хозяин кабинета. Лицо его приобрело багровый оттенок. — Ни единому слову не верю! В эту ночь никакое судно не тонуло. И уж тем более — торговое. Они по ночам не ходят. И никогда не ходили…

Он почти вплотную подошел к Вольфу и уничтожающим взглядом посмотрел сверху вниз.

— Кто же ты такой, черт возьми? На «лесовика» не похож. На жителя Йорна — тоже. И уж тем более нет ничего общего с обитателями острова Веллирок. В этом надо разобраться. Раз ты такой таинственный, придется вызывать специалиста. Уж он-то покопается у тебя в мозгу. Будь уверен.

Незнакомец сел в свое кресло и начал нервно барабанить пальцами по столу.

Андрей мог сейчас убить его одним молниеносным движением. Мог также разнести в щепки все это заведение со всеми охранниками и заключенными. Но делать это было нельзя. Ввязавшись в конфликт с местными правоохранительными органами, он не смог бы действовать дальше. Главное, надо как следует еще поработать с этим человеком, сидящим напротив. А дальше, будет видно.

— Миллон! — вдруг громко крикнул тот. Андрей от неожиданности даже вздрогнул.

В кабинет почти сразу же вошел бородатый охранник. Складывалось впечатление, будто он подслушивал под дверью.

— Миллон, уведи арестованного в камеру, — почти ласково проговорил незнакомец. — Категория строгости С один. Понял?

— Так точно, полковник Краммер. — прохрипел бородач, ловко застегивая на запястьях Андрея массивные наручники. Грубо толкнув в спину, охранник повел его обратно по коридору. Но шли они теперь совсем в другую сторону.

 

12

Здесь все предметы отбрасывали две длинных нечетких тени, так как два тусклых солнца никогда не заходили за горизонт, а едва коснувшись вершин далеких холмов, снова невысоко поднимались в желтое мутное небо. А еще было очень холодно. Толстый слой вечного льда покрывал поверхность планеты, превращая ее в лучах светил в царство сверкающего света. Поэтому, все местные жители носили темные очки, защищающие глаза.

Мальчик был здесь впервые. Он так давно рвался посмотреть на дом отца, что ради этого целый год пришлось вести себя так, как подобает сыну лучшего в Галактике стронгера. А именно, беспрекословно выполнять все указы.

— Сегодня для тебя будет испытание, — торжественно произнес высокий мужчина, кладя руку на плечо мальчика. — Ты должен будешь без оружия убить ледяного вурдса.

Они стояли на краю глубокой ямы, в которую мог целиком поместиться боевой крейсер. Там, на самом дне, бесновалось, нарезая круги, большое лохматое существо, чем-то похожее на древнего мамонта с планеты Земля. Их изображения частенько были в детских книжках. Только это создание было хищником, а вместо хобота и бивней имело страшную зубастую пасть.

От ужаса мальчик весь сжался в комок. Окружающий холод словно проник ему под теплую одежду, затем внутрь тела и в самое сердце, заставляя кровь на миг застыть.

— Я многому тебя научил, сын, — сказал смуглый мужчина, аккуратно взяв ребенка на руки. — Теперь ты мне это докажешь. Постарайся выжить.

С этими словами он бросил мальчика вниз. На его изуродованном сотнями шрамов лице при этом не дрогнул ни один мускул.

Ребенок уже давно не плакал от страха. От этого его отучили почти с самого рождения. Он знал: слезы ничему не помогут. Рассчитывать можно было лишь на собственные силы. Никто никогда ему не протянет спасительной руки, хоть весь изойди на слезы. Такова судьба, которую для него выбрал отец. Да, мальчик тогда еще верил ему, смотрел как на кумира, старался подражать во всем. Но вскоре, чуть повзрослев, он поймет, что этот страшный родитель безумен. Ни разу не использовав так щедро предлагаемый Лигой «забвенный стасис», он за всю свою бесконечную жизнь просто сошел с ума. Столько ужаса и грязи, непременных в работе стронгера, человеческая психика не могла вынести ни при каких обстоятельствах. Это было неоднократно доказано. Чтобы как-то избежать необратимых изменений в сознании, Лига Стронгеров всегда после выполнения задания давала всем своим членам возможность на обговоренный заранее срок забыть свое прошлое и настоящее, начав все заново. Для этого им необходимо было просто-напросто получить от Элиота Свенски должный ключ- активатор, выбрать нужное существо, забрать его жизнь и занять его место в эфире мироздания. Здесь действовали такие могущественные древние силы, что никто даже не спрашивал о подробностях. Трепетали и боялись. Недаром стронгеры жили вечно. Эта привилегия многого стоила. Говорят, они забирают души убитых ими созданий, что сказывается на их физическом бессмертии. Но это всего лишь сплетни. Достоверной информации никто никогда не знал.

Однако стронгеры были вполне уязвимы. Не умирая своей смертью, они могли погибнуть от любого оружия, а также несчастного случая или болезни. Страховкой от этих факторов являлась только их профессиональная подготовка.

Мальчик на миг закрыл глаза. Он чувствовал, как упал прямо на лохматую теплую спину животного. Густая шерсть смягчила падение, но удар все же был достаточно сильный. Вурдс от неожиданности резко подскочил и мальчик, сорвавшись с горбатой спины, отлетел в сугроб рыхлого снега, который находился возле отвесной стены. Он лежал не двигаясь, в надежде, что хищник его не заметит и даст хоть какое-то время на подготовку. Но зверь уже навис над маленьким телом, обдавая его жарким зловонным дыханием, превращенным на холоде в пар. С острых неровных клыков лилась струйка вязкой слюны.

Страха у ребенка не было. Лишь возбужденный мозг лихорадочно перебирал обильные знания, данные ему совсем недавно. Ему была раскрыта полная анатомия ста пятидесяти миллионов видов живых существ Галактики, все их слабые места организма и способы умерщвления. Эти знания должны были осесть в памяти навсегда.

Когда чудовищная морда подалась назад для нанесения смертельного удара, мальчик откатился в сторону, выждал мгновение, пока голова зверя со страшной силой не вошла наполовину в снег, и прыгнул прямо на нее. Замерзшие пальцы вцепились в спутанную шерсть, он повис на приплюснутом носу вурдса мертвой хваткой. Оставалось самое сложное — удержаться. Рассвирепевший зверь начал трясти своей мордой, стараясь сбросить маленького нахала, но эта задача была для него невыполнима. Короткие лапы не доставали, а прижаться к стене, не хватало ума. Мальчик ловко извернулся и подошвами ботинок плотно закрыл большие влажные ноздри, тем самым лишив животное кислорода. Дышат вурдсы только через нос. Лохматый хищник в панике стал метаться из стороны в сторону, пытаясь всеми способами возобновить дыхание, но этим только приближал свой скорый конец. Словно клещ, мальчик намертво обосновался на носу зверя, что есть сил, давя ногами на два склизких отверстия. Если бы вурдс сообразил ткнуться мордой в стену, то остался бы жив, а маленькое тело ребенка валялось бы раздавленное на рыхлом снегу. Но мозг у этого хищника был гораздо меньше, чем грецкий орех.

Постепенно движения животного стали замедляться, огромные черные глаза затянулись мутной пеленой, и оно, спустя несколько минут, плавно завалилось набок. Выждав для верности еще какое-то время, мальчик с трудом разжал онемевшие пальцы. Гора шерсти возвышалась над ним, чуть подрагивая в предсмертных конвульсиях. Из-под туши стала вытекать какая-то жидкость, почти моментально замерзая на морозе.

Не веря в свою скорую победу, маленький герой стоял довольно близко от поверженного вурдса. Когда мощная толстая лапа вдруг дернулась в последнем движении, он даже не успел ничего сообразить. Его отбросило в ледяную стену, словно тряпичную куклу. Весь окружающий жестокий мир померк, и его место заняла абсолютная тьма.

* * *

— Ну что, герой, очнулся?

Перед лицом маячил расплывчатый силуэт. Смуглое лицо, правая щека изрезана многочисленными шрамами… Темные очки скрывали сумасшедшие черные глаза. Постепенно приобретя резкость, этот образ неожиданно превратился в полковника Краммера. Он с определенным интересом смотрел куда-то поверх головы Вольфа. Его взгляд читался даже сквозь солнцезащитные очки. В руках Краммер держал толстую зеленую папку.

Андрей огляделся. Помещение, в котором он лежал, пристегнутый широкими пластиковыми ремнями к высокому столу, напоминало операционную. Окон не было. Свет шел от единственной круглой лампы, висящей высоко под потолком. Кроме полковника в комнате находился еще один человек. Его Андрей сегодня увидел впервые. Маленький горбатый старик стоял возле непонятных приборов и крутил многочисленные ручки. На большом плоском мониторе то и дело всплывали длинные вереницы цифр.

Постепенно Вольф стал осознавать происходящее. Находясь уже два дня в «гостях» у Краммера, он теперь был подвергнут глубокому сканированию мозга. А тот старик с аппаратурой — хваленый полковником специалист.

— Ничего не понимаю, — скрипучим голосом пробормотал этот старик. — Сканер работает в полную силу. А результатов нет. Такого в моей практике еще не было.

Полковник Краммер повернул голову в его сторону, деловито поправил очки и спокойно проговорил:

— Вы плохо стараетесь, уважаемый Нонтен. Сосредоточьтесь. Во что бы то ни стало, нам надо узнать об этом человеке все. Это вопрос государственной важности.

Старик развел руками.

— Я все прекрасно понимаю, полковник. Но что я могу поделать? Мозг вашего пленника защищен надежнее казны городского Совета. Я умываю руки. Уж извините…

— Дьявол! — Краммер со всей силы запустил папкой в дверь. Затем, склонившись над Андреем, он гневно прошипел: — Я тебя на кусочки разрежу. Ты понял? Но я узнаю о тебе все. Ты мне сам расскажешь правду. Будешь корчиться от боли и молить о скорой смерти. Но я стану продолжать тебя пытать…

— Да пошел ты… — слабым голосом произнес Вольф.

Полковник дрожащей рукой полез себе за пояс и вытащил сверкающий хромом излучатель. Приставив оружие к голове Андрея, он снял его с предохранителя.

— Возможно, я буду милостив, прикончив тебя сейчас.

— Нет, не прикончишь, — слегка улыбаясь, возразил стронгер. — Я тебе нужен живым. Ты сам это знаешь.

— Темная Бездна! — воскликнул Краммер, схватив голову руками, и стал ходить из угла в угол. — Что б ты никогда не обрел покоя!

Внезапно совсем рядом что-то рвануло с такой чудовищной силой, что Андрея вместе со столом опрокинуло на пол. Белый потолок прогнулся, пошел глубокими трещинами, осыпаясь тучами мелкой удушливой пыли. Во все стороны полетели куски бетона. В помещении вмиг стало ничего не видно. Сквозь звон в ушах Вольф слышал, как кто-то быстро пробирается сквозь обвалившуюся стену. Два смутных силуэта возникли из пылевой завесы, склонились над ним и перерезали ремни. Затем, подхватив под руки, они вывели Андрея на улицу.

Проморгавшись, Вольф уткнулся взглядом в огненно рыжую бороду.

— Ты? — изумился он, не веря своим глазам.

Ионыч растянул свой рот в беззубой улыбке. Рядом с ним стояла страшненькая, бритая наголо молодая девчонка. На вид ей можно было дать не более двадцати лет.

— Здорова, Андрюша, — хриплым голосом поприветствовал стронгера бомж. — Не ждал?

Тут спутница Ионыча вмешалась в разговор:

— Не время сейчас болтать, — резко оборвала она, дергая бомжа за рукав. Голос у нее был на редкость приятный. — Садимся в машину и валим отсюда. Пока они не очухались.

В нескольких метрах от здания стоял низкий, не имеющий колес транспорт. Мужчины быстро залезли на заднее сиденье, девушка села за руль и машина рванула с места так резво, что у Андрея едва не сломались шейные позвонки.

— Какого дьявола? — Вольф повернулся к Ионычу. — Так эти все теракты — твоих рук дело?

— Моих, — кивнул тот.

Андрей обреченно закрыл лицо руками.

— Ну и кто ты после этого?

Ионыч недоуменно поднял брови.

— Погоди-ка, — резко выпрямляясь, проговорил бомж. — Ты же сам меня просил.

— Я?! — от возмущения, Вольф едва смог выдавить из себя звуки. — Да ты бредишь! Даже в мыслях не было…

Ионыч криво усмехнулся.

— Ну как же… Мы тогда с тобой хорошенько набрались. Ты заказал три литра «Блэнки». Я еще подумал тогда: с чего бы это Андрюше столько «душевного разговора». Ты что, не знал, что поило это, язык развязывает не хуже «эликсира правды», применяемого в ЦРУ?

Андрей сидел, молча мотая головой. Он не мог поверить в услышанное. Проклятая планета! Сплошные проблемы.

— Хорошенько надравшись, ты стал мне рассказывать невероятные истории, — продолжал говорить Ионыч. — И ты знаешь? Я поверил. И не потому, что ты был под «Блэнки». Нет. Просто умеешь ты людей убеждать. Вот тогда-то мы и обговорили с тобой весь наш план действий. Кстати, как там эта симпотная бабенка? Ты ее…того? А?

Вольф его практически не слушал. Ругая себя последними словами, он пытался вспомнить, с чего тогда он решил погулять и принять спиртного. И вскоре пришел к выводу, что инициатором был все же Ионыч. По-другому не могло и быть. Ведь стронгер не может себе позволить совершить еще одну ошибку.

 

13

Со стороны Йорн больше всего напоминал приплюснутую консервную банку несколько десятков километров в диаметре. Металлические гладкие стены поднимались ввысь более чем на двадцать метров, заканчиваясь обзорной площадкой, которая тянулась по всему периметру стены. Через равные промежутки стояли намертво закрепленные к определенному месту огневые точки широкого радиуса действия. Но судя по тому, что территория вокруг города была довольно ухожена, и представляла собой некое подобие парка, эти орудия уже давно не применялись.

Если посмотреть на Йорн с высоты птичьего полета, то сразу бросилась бы в глаза его необычная внутренняя структура. Все здания замыкались в кольца, которые в свою очередь вкладывались одно в другое, в зависимости от величины диаметра. Таких колец было около тридцати. В самом центре города находилось высокое прозрачное сооружение цилиндрической формы, едва не цепляющее своей верхушкой низкие облака. Это было здание городского Совета.

Ионыч и его спутница обосновались в самом крайнем, соседствующем с наружным периметром доме-кольце, в котором уже давно никто не жил. Половина прямоугольных окон была выбита, кое-где видны следы старых пожаров. Все пятнадцать этажей поделили между собой мелкие бандитские группировки и местные спутники людей — крысы. Но эти крысы были гораздо крупнее и опаснее земных.

— Тебе нравится вид? — спросил Ионыч, отходя от лишенного рамы окна. Его подружка ушла за едой, и теперь они с Вольфом находились в заброшенной четырехкомнатной квартире вдвоем.

Андрей нехотя выглянул наружу.

С высоты десятого этажа древняя свалка выглядела очень впечатляюще. Все пространство внизу, вплоть до находящегося в сотне метров напротив следующего дома, все окна которого выходили на противоположную сторону, было заполнено всяческими отработанными продуктами жизнедеятельности людей. Чего здесь только не было: и старые сгнившие машины; и развалившаяся мебель; и горы рваной одежды вперемешку с остатками пищи. Торчали даже остовы нескольких больших морских кораблей. А уж о чудовищном смраде, поднимающемся высоко в небо, можно даже и не упоминать. Особенно его оценил чувствительный нос стронгера.

— Я смотрю, ты вернулся в свою родную стихию, — съязвил Вольф, морщась от вони.

Ионыч слегка улыбнулся.

— И все-таки, питерская городская свалка лучше, — ответил он. — Там хоть вещи знакомые все. А тут фуфло одно.

Солнечный свет с улицы падал бомжу прямо на лицо, заставляя испещренную сотнями морщин кожу словно светиться изнутри. Белоснежные волосы сверкали как покрытая вечными снегами горная вершина, а всклокоченная длинная борода горела ярким пламенем. Он сейчас был похож на какого-то сказочного гнома-переростка из давно забытых детских книжек. Но в широко открытых глазах Андрей разглядел нечто, заставившее подойти к Ионычу вплотную и внимательнее изучить его зрачки. Они имели чуть заметную, свойственную только тиартогианцам легкую мутную поволоку.

— И давно ты стал употреблять «астрал»? — спросил Вольф, пытаясь определить степень зависимости. Наркотик с третьего раза уже никого никогда не отпускал.

— Давно, — без тени сожаления признался бомж. — С первой же ночи в Дивиаполисе.

Андрей неодобрительно покачал головой. Однако Ионыч ничуть по этому поводу не переживал. Отойдя от окна и сев на сломанный, не имеющий спинки стул, он с восхищением произнес:

— Ты даже себе представить не можешь, насколько это… офигительно. Словно твоя душа отделяется от тела, и улетает далеко-далеко… В другие миры, на диковинные планеты. Там она каждый раз вселяется в какого-нибудь человека, и я несколько часов живу его жизнью, вижу его глазами, чувствую его телом… Короче, словами не передать. Это надо попробовать.

— Ни за что, — фыркнул Вольф. Сказанное Ионычем заставило внутри него что-то шевельнуться. О наркотике, дающем такие ощущения, он раньше никогда не слышал. Это не галлюциноген. Это что-то совсем другое.

— А вот ломок от него почти нет, — продолжил тем временем бомж. — Так, легкое недомогание. Но удержаться от следующего принятия уже совсем невозможно. Слишком миры эти затягивают. Живешь только в ожидании новой красной горошины. Я — то пока ничего… А вот моя Лизка…

— Кстати, кто она, — спросил Андрей. Ионыч ее так еще и не успел ему представить. Да и хотел ли?

— Я спас ее от толпы сумасшедших сектантов, — пробормотал себе под нос рыжебородый. — Как только попал в город и начал обыскивать этот заброшенный дом. В одной темной квартире с закрытыми наглухо окнами я наткнулся случайно на этих придурков. Они вызывали каких-то древних демонов и пытались принести им девку в жертву. Так что вытащил я бедолагу почти из-под ножа. Зовут-то ее по-настоящему Элиза. А я ее по-простому называю — Лизка. Как-то ближе… Она девка-то смышленая, все лазейки в городе знает. Состояла в одной из местных банд. Правда, те ее уже списали. Теперь она со мной. Вот так вот.

— Да ты, оказывается, герой, — усмехнулся Андрей. — Один одолел целую толпу сумасшедших. Самому-то не попало?

Ионыч смущенно опустил глаза.

— Они были детьми. И очень испуганными…

В комнату тихо вошла Элиза. В руках она несла большую сумку, набитую чем-то тяжелым. От напряжения девушка вся покраснела.

— Вот, — выдохнула она, роняя свою ношу на пол. — Что смогла, то достала. Уж извините…

Андрей поводил носом. От сумки шел довольно мерзкий запах, ничем не лучше того, идущего от свалки внизу. Расстегнув застежки, девушка достала несколько больших, сочащихся кровью кусков свежего мяса.

— Это животное? — с сомнением спросил Вольф.

— Крыса, — гордо ответила Элиза. — Попалась в одну из моих ловушек.

В принципе, Андрей был не брезгливым. Ему приходилось есть не только крыс, но и жуков, тараканов, слизней и прочих весьма неаппетитных тварей. Но глядя на болтающуюся в воздухе отрубленную когтистую лапу, размерам которой позавидовал бы даже тигр, стронгер невольно содрогнулся. Он с детства не мог терпеть подобных созданий. Такие обитали в темных сырых лабиринтах подземелий отца. Сколько ужаса и страха тогда он натерпелся. Маленький десятилетний мальчик, оставленный на трое суток один на один с обитателями темных извилистых коридоров. Выжить ему помогло лишь чудо.

— Лизка их отлично готовит, — облизнулся Ионыч, беря мясо из рук девушки и с восхищением поднося к носу. Его ноздри затрепетали.

— Да ладно тебе, — Элиза рывком вернула себе добычу, а затем понесла ее в соседнюю комнату. Там был наспех сооружен примитивный очаг, без каких-либо намеков на дымоход. Видимо, рассчитывали на разбитое окно.

Пока мясо готовилось и источало неимоверный смрад, Вольф сел рядом с Ионычем на развалившийся прожженный диван и жестким тоном сказал:

— А вот теперь, пока ты опять не смылся, давай откровенно поговорим. Что я тебе конкретно рассказал в ту ночь, когда мы напились «Блэнки»? Только честно.

— Фу, какой ты подозрительный, Андрюша, — фыркнул Ионыч. — Нельзя таким быть. Ты, по-моему, даже себе не доверяешь.

— И правильно делаю, — вспыхнул стронгер, быстрым движением хватая бомжа за горло. — А ты, если начнешь рыпаться, останешься без головы. Понял?

Ионыч промычал что-то нечленораздельное.

— Рассказывай, — Вольф ослабил хватку.

— Совсем озверел, — просипел бомж, но тут же издал хрип, вновь почувствовав давление пальцев. — Ладно, ладно…

— Я говорил тебе про свою работу на этой планете? — сверкнул глазами Андрей.

— Ты говорил, что тебе заплатили за то, чтобы ты устроил здесь заварушку. В подробности не вдавался. А потом попросил меня рвануть в Йорн и сделать пару-тройку небольших взрывов, подбросив при этом несколько вещей дивиаполисцев. Если бы ты знал, как это было чертовски тяжело… Но тебе, походу, наплевать. Я ради тебя… — Ионыч снова захрипел.

Подождав для приличия пару секунд, Андрей ослабил пальцы.

— Сволочь ты, Андрюша, — начал бомж, но вовремя остановился. — Ничего особенного ты не рассказывал. Только детство свое тяжелое вспоминал. На твоем месте, я бы с таким отцом тоже не церемонился. Но яблоко от яблоньки…

Вольф вздрогнул и отпустил бомжа. Не обращая внимания на его упреки и ругань, Андрей встал с дивана. Он вдруг почувствовал себя настолько жалким и ничтожным, что все внутри сжалось в один маленький ледяной комок. Вспомнился взгляд отца, медленно отползающего вдоль стены. Из перебитых остатков ног обильно вытекала темная кровь, оставляя на полу липкие лужи. Он чувствовал его страх. Впервые в своей жизни отец боялся. И это был явно не страх перед смертью, а нечто другое, идущее из глубин сознания.

— Идите есть, — появившаяся внезапно в дверях девушка заставила Вольфа вернуться в реальность. Но есть ему уж точно не хотелось.

Не смотря ни на кого, Андрей молча вышел из квартиры.

— Чего это с ним? — удивилась Элиза.

— А черт его знает, — махнул рукой Ионыч. — Крысятину не переносит, наверное.

Но Андрей сейчас ничего не видел и не слышал. Страшная догадка пронзила его сознание, подобно выстрелу из излучателя. Он понял, чего тогда боялся его отец, смотря в ледяные, как вся планета, глаза сына, не выражающие ни капли сожаления или раскаяния. Этот человек боялся, что из десятилетнего мальчика создал монстра, намного более безжалостного, чем он сам.

«Яблоко от яблоньки…» — почему-то слова Ионыча били по голове, подобно молоту. Ноги несли стронгера в темноту заброшенных помещений, грязных лестниц и коридоров. Его шаги звучали в пустоте звонким эхом, отражаясь от потрескавшихся стен и потолков. Но убежать от себя, от жестокой правды и от несправедливого мира ему никогда не удастся. Как бы он ни старался. Это останется внутри навсегда.

Когда Андрей вдруг остановился, внезапно почувствовав опасность, он уже не знал, где находится. Сзади что-то медленно приближалось, скрытое мраком и неизвестностью. Хриплое частое дыхание принадлежало явно не человеческому существу.

 

14

Андрей быстро развернулся и принял боевую стойку. Он пока еще не видел скрытого в темноте врага, но прекрасно его чувствовал. То, что местные жители называют «крысой», медленно выбиралось из полуразрушенной двери одной из квартир. Похоже, это существо являлось близким родственником летучих мышей, но размером не уступало взрослому гризли. Да и передвигаться предпочитало вертикально, на задних конечностях.

Во мраке коридора Вольф превосходно видел, как «крыса», подобравшись к нему на достаточно близкое расстояние, вдруг низко присела, изготовившись для броска. Он напрягся, готовый в любой момент отразить атаку. Выброс в кровь адреналина заставил сердце застучать, подобно форсированному мотору.

Когти животного лязгнули по железному полу и, словно распрямившаяся пружина, оно бросилось на Вольфа. Стронгер встретил «крысу» четко направленным ударом ноги. Раздался хруст. Гася инерцию движения, Андрей откатился назад, быстрым взмахом рук перебрасывая через себя уже мертвое, поросшее густой серой шерстью тяжелое тело. Голова животного неестественно свисала набок.

Чутье подсказывало стронгеру, что бой еще не закончен. Такие существа никогда не охотятся в одиночку. В ближайшее время следовало ожидать подкрепления.

И точно. Длинный темный коридор, тянущийся через все здание, наполнился звуками раздираемого пластика. Почувствовав смерть одной особи, вся стая пришла в движение. Вольф видел, как из многочисленных дверей заброшенных квартир выскакивали с оскаленными мордами десятки разъяренных тварей. Толкаясь и жутко вереща, они неотвратимо двигались в сторону притихшего Андрея. Стронгер в ту же секунду понял, что без оружия он здесь один не выстоит. Не поможет даже искусное владение шестью техниками ближнего боя Ску-Цва, которым он обучался у мастера Ию. Старый брианец, наверное, впервые в своей жизни сделал из человека такую совершенную машину для убийств. Ску-Цва плохо давалась гуманоидам, но не Андрею Вольфу, шестнадцатилетнему подростку, привыкшему бороться за жизнь в одиночку, не веря никому и доверяя лишь своим инстинктам.

Стронгер стал медленно отступать к лестнице, уцелевшие ступени которой вели только вниз, во мглу, непроницаемую даже для его адаптированных глаз. Пролет, ведущий на верхние этажи, полностью отсутствовал. Вместо него из стены торчали металлические ржавые обломки, загнутые в разные стороны острыми клочьями.

Спустившись на три пролета вниз, Андрей попытался зайти на этаж, но тяжелая дверь не поддавалась. Он слышал, как по ступеням над головой начали стучать многочисленные острые когти, а меховые шкуры с шорохом тереться о прутья перил.

Переведя дух, Вольф пошел ниже. Спотыкаясь о крупные обломки стен и разломанную мебель, он перескакивал со ступеньки на ступеньку. Пробовал открыть все попадавшиеся по пути двери, но они оказывались закрыты. На некоторых из них белой краской были изображены какие-то символы.

Миновав несколько этажей, Андрей вдруг замер. Он отчетливо услышал, как снизу кто-то поднимался. Шли несколько человек, громко топая тяжелыми ботинками и вполголоса разговаривая. Среди них была женщина. Вскоре тьму между пролетов лестницы прорезал яркий луч фонаря, бросая на облупившиеся стены ползущие полосатые тени от решеток.

Ситуация накалялась. Андрей был зажат между двумя надвигающимися опасными противниками. Те, что шли сверху были ему уже знакомы. А вот группа людей могла нести неприятные сюрпризы. Немного потоптавшись на месте, стронгер решил любыми способами уйти с их дороги. Он осмотрелся по сторонам, ища приемлемое укрытие, но кроме запертой двери на этаже ничего не было. Мышеловка захлопнулась.

— Тише, — донесся снизу еле слышный мужской голос. Шаги остановились. Люди почувствовали неладное. Спускающаяся лавина серых лохматых тел издавала характерные повизгивающие звуки и скрежет. Обычные человеческие уши только сейчас смогли их различить.

— Твою мать! — раздался вопль, гулко отразившийся от пустых стен. Следом загрохотал автомат, выплевывая в темноту сверкающие штрихи пуль. Спустя мгновение, к нему присоединилось еще несколько. Яркая вспышка осветила все вокруг, и заряд плазмы пронесся между перил, гоня волну горячего воздуха. Где-то наверху полыхнуло пламя. Несколько визжащих, объятых огнем тел посыпались вниз.

Решение пришло настолько неожиданно, что Андрей от этой дерзкой мысли даже поежился. Это был единственный его шанс на спасение. И быть может, все получится. Если вовремя успеть…

Собрав все силы, Вольф молнией метнулся вверх по лестнице. «Крысы» явно не ожидали такого поворота событий. Бегущие в передних рядах животные немного опешили, пытаясь увернуться от орущего во все горло человека, но задние собратья неумолимо напирали, продолжая движение вперед. Схватив мертвой хваткой двух крупных тварей, стронгер швырнул их в пролет, и следом за ними прыгнул сам. Прикрывшись лохматыми шкурами от свистящих пуль, он летел вниз, надеясь лишь на то, что высота небольшая и приземлиться сможет на мертвые мягкие тела.

Сквозь шум воздуха в ушах Андрей слышал, как пули с глухим стуком входили в несущиеся рядом туши «крыс», заставляя их слегка подрагивать. А затем воздух вдруг взорвался яркой вспышкой, раскаленное пламя с шипением пронеслось мимо, отбросив Вольфа в сторну. Воткнувшись в стену, он покатился по лестнице.

Боль… Такой жуткой боли стронгер давно уже не испытывал. Лежа на холодных неровных ступенях, он с трудом воспринимал происходящее. Единственное, что он осознавал сейчас, это все-таки случившееся спасение. Схватка теперь происходила двумя этажами выше, а его взрывной волной отбросило на лестницу. Видимо, плазма попала в соседнее летящее тело. Повезло. Вот если бы заряд прошел чуть левее…

С трудом ощупав свое тело, Вольф едва не взвыл. Правый бок был весь обожжен, и малейшее прикосновение к коже вызывало адские муки. Но сквозь пелену боли, он понимал: надо как можно быстрее убираться отсюда, пока «крысы» не накрыли его. В том, что масса разъяренных животных вскоре сметет вооруженных людей, он не сомневался.

Андрей, стиснув зубы, медленно поднялся на ноги и тут же снова упал. Сломанная ступня отказывалась держать вес тела, предательски подворачивалась. Кое- как, едва не теряя сознание, Вольф вполз на локтях в спасительную приоткрытую дверь. Длинный коридор на этом этаже почти не пострадал от времени, сохранив светло-зеленый цвет стен. Железные двери квартир все были на месте. Андрею даже показалось, что многие из них устанавливались совсем недавно. Еще пахло свежей краской.

Неожиданно, самая крайняя из них тихо распахнулась, и маленькая человеческая фигурка быстро подбежала к лежащему стронгеру. Хрупкая изящная ручка с недюжей силой вцепилась ему в воротник, волоком затаскивая в квартиру. Но этого Андрей уже не видел. Он был без сознания.

Едва открыв глаза, Вольф резко вскочил. Перед его взором еще маячили неясными тенями зубастые меховые тела. От вспышек плазмы плыли разноцветные круги.

Резкая боль вдруг обожгла бок, и он без сил упал на мягкую кровать.

— Тебе нельзя сейчас вставать, — раздался совсем рядом тонкий голосок. То ли женщина говорила, то ли ребенок. Разобрать сразу Андрей не смог. Повернув непослушную голову, он увидел стоящую в дверном проеме молодую девочку — подростка, лет пятнадцати. Ее грязные светлые волосы торчали в стороны нелепыми пучками, а симпатичное курносое личико было все перепачкано сажей. Слегка прищуренные карие глаза сверкали хитрым блеском. Такой обычно бывает у нашкодившего школьника. Носила девочка потрепанный, местами протертый до дыр рабочий комбинезон, имевший некогда темно-зеленый цвет.

Опершись спиной о дверной косяк, девочка, словно игрушку сжимала в руке огромный кухонный нож.

— Ты еще слишком слаб, чтобы самостоятельно передвигаться, — сказала она, подходя ближе к кровати.

— Кто ты? — выдавил из себя Андрей. Горло настолько пересохло, что язык практически прилип к небу.

Девочка оказалась на редкость смышленая. Поднося ему ко рту кружку с холодной водой, она представилась:

— Меня зовут Сюзанна. Для друзей просто Сью.

— А мне как тебя называть? — спросил уже чуть окрепшим голосом Вольф. — Ты здесь одна?

— Ты мне пока не друг, — фыркнула она. — Но мне нравится, когда меня называют Сью. Так что, зови меня так.

— Ты одна здесь, Сью? — повторил вопрос Андрей, пытаясь это определить самостоятельно. Но чутье стронгера на сей раз молчало.

— Конечно одна, — слегка удивленным тоном ответила Сью, будто этот вопрос показался ей неуместным.

Поигрывая ножом, она прошлась по комнате и, внезапно остановившись, словно налетев на невидимую стену, повернулась к Андрею.

— А ты-то сам кто будешь? — она уперла руки в бока, склонила набок голову.

Вольф невольно поморщился. Ему сейчас только полоумной девчонки еще не хватало.

— Ты можешь меня звать просто Вольф, — сказал он Сью, пытаясь в очередной раз приподняться на локте. Но вновь скрученный резкой болью, упал обратно на спину.

Только сейчас Андрей понял, что лежит абсолютно голый под тонким синтетическим одеялом. Большая часть тела была замотана бинтами, пропитанными какой-то едкой мазью. И бинты эти к стерильности явно никакого отношения не имели.

— Это ты меня раздела? — возмущенно спросил он.

Девочка залилась звонким детским смехом, едва не выронив из руки нож.

— Естественно я, — вдоволь насмеявшись, произнесла она. — Или ты думаешь, Вольф, что тут целый клуб малолетних извращенок? Прости, тебе не повезло.

Андрей закрыл глаза и попытался собрать свои мысли воедино. Сью еще что-то говорила, но он ее уже не слушал. Сейчас, находясь в относительной безопасности, ему надо было о многом подумать.

 

Часть вторая

Игры неизвестного Бога

 

1

Уже вторые сутки снаружи бушевал настоящий шторм. Небо, обычно такое спокойное даже во время дождя, теперь просто бурлило, подобно кипящему котлу, извергая вниз бесконечные струи холодной воды. Шквальный ветер, с самого утра набравший небывалую силу, яростно расшвыривал на свалке еще не утрамбовавшийся с годами мусор, остервенело стучал в металлические стены здания, словно пытался его сдвинуть с места. Дом в ответ жалобно стонал. Где-то на верхних этажах слышался постоянный скрип и треск наружных панелей, противостоящих неистовому натиску стихии.

Яркая вспышка молнии на миг осветила комнату, выхватывая из темноты два человеческих силуэта. Один из них принадлежал взрослому молодому мужчине, а второй — девочке-подростку, закутанной с головой в старое рваное одеяло. Они неподвижно сидели на небольшом расстоянии друг от друга.

— Ты какой-то странный, Вольф, — чуть слышно произнесла Сью. Очередной раскат грома почти полностью заглушил ее голос, но Андрей отчетливо разобрал все слова. — Мне порой кажется, что ты вовсе не из этого мира. Ты не такой как все. И раны на тебе заживают гораздо быстрее.

— Ты ошибаешься, — проговорил стронгер. — В мире хватает чудаков, я не исключение. Да, возможно, отличаюсь чем-то от других. И что с того?

— Ничего, — пожала плечами девочка.

Пять мучительных суток Вольф провел в этой небольшой, но уютно устроенной маленькой квартире. Он лежал, скрученный болью, не в силах подняться даже по нужде. Сью, хоть и имела несносный капризный характер, но старалась по мере возможности ухаживать за ним. Неуклюже, с детской наивностью. Раз уж спасла… Как выяснилось, спасла девочка Андрея чисто случайно. Просто вышла за водой, а тут такой ползущий «сюрприз». Конечно, она сначала испугалась. Ее с пеленок учили избегать встреч с незнакомыми мужчинами. Но какая опасность может быть от едва двигающего конечностями, трясущегося бедолаги. Немного подумав, Сью приняла быстрое и, кажущееся со стороны опрометчивым решение. Это было ее право.

Андрей постепенно выяснил, что девочка уже год, как сбежала от родителей, живущих в центре города. Обычные разлады со взрослыми, рано или поздно, всегда возникают в подростковом возрасте. А тут еще старший брат подлил масла в огонь. Ведь семейка-то, оказывается, не простая: мать — член городского Совета с седьмой ступенью права Голоса; отец — секретарь Совета, а брат — избалованный отрок высшей династии, всеми силами пытающийся утвердиться в элитном обществе. Кто-то ему подсказал, что имея под боком сестру, он вряд ли получит приличный пост. Ведь в первую очередь принято рассматривать кандидатуры женского пола. Традиции, видите ли… Вот он и постарался, в один прекрасный день заявив отцу с матерью, что Сью имеет сексуальные связи с мужчиной, на двадцать лет старше ее. Откровенная лож вызвала такой грандиозный скандал, какого еще не видели в высшем обществе Йорна. Проверить никто даже не попытался. Потом, конечно же, провели бы экспертизу. Но страсти раскалялись, затмевая рассудок родителей, слишком преданных традициям. Честь семьи в один миг смешалась с грязью. Такого позора никто не мог ожидать, особенно от маленькой милой Сюзанны. Женщина, входящая на тернистый путь политики Совета должна быть непорочна, не замужем и с хорошими рекомендациями влиятельных людей. Только тогда ее карьера сложится так, как заведено Законом.

— Я одно не могу понять: как ты выжила среди всего этого кошмара? — Андрей медленно, морщась от еще мучающей его боли, встал на ноги. Слабости уже не было — организм быстро набирал силы. — Ты же ребенок. Любой обидеть может.

Сью принужденно усмехнулась.

— А говоришь, что обычный гражданин Йорна. Даже «лесовики» знают: до шестнадцати лет ребенок неприкосновенен. Его даже родители не могут ударить. Так что вот так? Ты мне и дальше будешь продолжать лапшу на уши вешать? Я же чувствую…

— Только не говори мне, что и «крысы» соблюдают Закон, — возразил Вольф, проигнорировав ее вопрос. — Те твари, что пытались меня сожрать, точно бы тебя порвали в клочья. Да и банды местные…

— Ну, ведь я жива и здорова, — Сью встала в свою излюбленную позу, склонив слегка голову к правому плечу и уперев руки в бока. — Этого тебе мало? По-моему, факт на лицо. А крыс я сегодня увидела впервые.

Стронгер опешил. Здесь явно было что-то не так. Что все это значит? Очередное подтверждение того, что против него ведется скрытая война? Или этот мир всегда так встречает незваных гостей, обрушивая им на головы все круги ада? Сейчас пока трудно было сказать. Но хрупкая беззащитная девочка смогла прожить одна среди хищных животных и шаек преступников целый год. Год! А его, подготовленного стронгера, модифицированного под условия этой планеты, уже в первый же день пребывания в городе почти сделали калекой. Это нельзя уже списать на случайность. Слишком их стало много за последнее время. То самое чутье, которое не раз выручало профессионала прежде, настойчиво сейчас подсказывало, что дальше будет еще хуже. Играть придется по чужим правилам.

— Ты мне не ответил, — требовательным тоном произнесла Сью, отвлекая Андрея от мрачных мыслей.

— Будешь много знать — скоро состаришься, — буркнул он.

Девочка обиженно фыркнула.

— Ладно, ладно. Обед готовить будешь себе сам. Понял? — она открыла дверь и вышла из квартиры. Но в последний момент обернулась, показывая ему язык.

Оставшись один, Вольф прошел в ту комнату, где он обычно спал, лег на кровать и снова начал размышлять. Ему не давала покоя сама мысль, что вся его работа кем-то или чем-то контролируется. Стронгер должен быть незаметен. Он как вирус, засевший в чужой организм. А здесь получалось нечто похожее на нелепое реалити-шоу. Вот только участник был явно не в курсе происходящего.

«То ли я дурак, то ли мир с ума сошел, — подумал Андрей, закрывая глаза. Неожиданно, в мозгу вспыхнула шальная мысль: «А ведь все началось еще на Земле. В тот самый момент, когда я взял с собой Ионыча. Сомнения в собственных решениях и поступках, непроизвольная слабина, проявленная в определенных ситуациях… Неужели на меня так линия жизни тезки подействовала. Бред. Этого не может быть. А если может? Тот человек, чью нишу я занял, он ведь как-то мог сохранить свое сознание? Знать бы, куда они уходят после того, как их насильно выталкивают из основы мироздания. Но это уже в компетенции только Элиота Свенски. А вдруг он причастен ко всему этому? Старый мерзавец… Это настолько темная личность, что о нем нет ни малейшей информации. Иногда даже берут сомнения, а человек ли он вообще»?

Все хорошенько обдумав и взвесив, Андрей решил временно приостановить свои активные действия. Сейчас надо было немного переждать. Авось, неизвестный «доброжелатель» тоже сбавит темп, дав хоть чуть-чуть восстановить здоровье.

Внезапно дверь распахнулась, впуская в комнату Сью. Стронгер встретил ее в боевой стойке.

— Ух ты, — девочка удивленно открыла рот. — Ты воин?

— Да так, баловался когда-то, — Андрей расслабился и, снова почувствовав в боку боль, сел на край кровати.

— Ну, не строй из себя мученика, — ехидно усмехнулась Сью. — Не верю. Пойдем лучше со мной. Помощь нужна.

Андрей возражать не стал. Выйдя следом за девочкой, он прихватил лежащий в углу старый топор. Так, на всякий случай.

Спустившись по лестнице на первый этаж, они подошли к выходу на улицу. Дождь продолжал лить как из ведра, но ветер почти стих, давая возможность холодным струям воды падать вниз отвесно.

Вольф невольно поежился. Сью окинула его придирчивым взглядом, немного помялась, а затем протянула ему небольшой прозрачный сверток.

— Что это? — спросил Андрей, внимательно рассматривая подарок.

Девочка промолчала, тем временем разворачивая тонкий пластиковый дождевик. Когда она его на себя надела, Вольф, проследив весь процесс, сделал то же самое. Стало заметно комфортнее.

Утопая почти по колено в разлившихся по двору лужах, они не спеша двинулись к громоздящимся неподалеку ржавым остовам старых кораблей. Капли дождя остервенело барабанили по капюшону, заставляя все остальные звуки отступить на задний план. Сью что-то сказала, но Андрей не смог разобрать. Тогда он подошел вплотную и нагнул голову.

— Я говорю, что дождик скоро прекратится, — громко повторила девочка. — Небо светлеет. Еще полчаса и все.

Вольф посмотрел вверх, подставляя лицо холодным противным каплям. Неровная полоса темных туч, видимая между верхушками домов, стала заметно рассеиваться. Даже не верилось, что это мокрое стихийное бедствие когда-либо отступит.

Тем временем, Вольф и Сью дошли до первых солидных гор мусора и осторожно, перешагивая через торчащие из воды различные предметы, двинулись вглубь огромной свалки. Краем глаза Андрей заметил, как среди разноцветных пакетов мелькнула лохматая ушастая голова. Его рука инстинктивно обняла торчащее из-под балахона топорище. Но «крыса» больше не показывалась.

— Куда мы идем? — спросил Вольф, настороженно оглядываясь по сторонам.

Сью остановилась и посмотрела на стронгера. Ее взгляд был немного рассеянный, будто он оторвал девочку от глубоких раздумий.

— Если мы вовремя успеем, то сможем собрать самую вкусную еду. Часть ее мы потом поменяем у Хугу на «астрал». — Сью сделала короткую паузу, а затем, чуть слышно добавила: — Черт, скоро меня без него совсем накроет.

Андрей невольно поморщился. Какое же это страшное общество, где даже дети непременно принимают наркотик. Возможно, они хоть и считают это чем-то возвышенным, делающим их равными богам, но не до такой степени. Всему есть предел.

Девочка, заметив гримасу Вольфа, сочувственно спросила:

— Что, тоже тяжко? Понимаю…

«Тьфу ты, дьявол», — Андрей возмущенно сплюнул. — «Глупая дуреха. Сама не знает что говорит».

— Пойдем быстрее, — сказал он уже вслух. — А то без нас все растащат.

Пиная мусорные мешки, плавающие черными буями между старой мебелью, они двинулись дальше. Зловонный запах почему-то теперь особо не раздражал стронгера. То ли он привык к нему, то ли ливень очистил воздух. Но, тем не менее, дышать стало гораздо легче.

 

2

Дверь тихонько приоткрылась, впуская в помещение довольно неприятного, небольшого роста молодого человека. Его маленькие, глубоко посаженые злые глаза бешено бегали из стороны в сторону, никак не в силах выбрать, на чем бы остановиться. Тонкие бледные губы кривились в неком подобии улыбки.

— Заходите, Паркер, — кивнул полковник Краммер, аккуратно кладя на стол свой новый излучатель. — Чем вы меня сегодня порадуете?

Джозеф Паркер, внештатный помощник Краммера, исполняющий исключительно особые задания, медленно прошел к мягкому креслу и, не дожидаясь приглашения, нагло сел.

— Да, полковник, я вас обрадую, — сладострастным голосом произнес Паркер. — Еще как обрадую.

— Ну же, не тяните, — от нетерпения полковник слегка привстал. Его рука как бы невзначай легла на рукоятку оружия.

— Я нашел сумку, — быстро проговорил помощник, с осторожностью поглядывая на торчащий из-под ладони Краммера ребристый ствол. — Обследовал указанный вами квадрат прибрежной территории и обнаружил неумело спрятанную в кустах небольшую сумку. Содержимое должно вас непременно заинтересовать.

Полковник вышел из-за стола и подошел к зашторенному темными портьерами широкому окну. Его взгляд, всегда скрытый от посторонних темными очками, без интереса проследил за причаливающим к автоматическому терминалу патрульным катером.

— Вы уверены, что этот предмет принадлежит арестованному мной недавно человеку, назвавшемуся Дастином Слейком? — вполголоса спросил он.

Паркер, выдержав небольшую паузу, слегка кашлянул и робко произнес:

— Премного извиняюсь, полковник. Но может мы сначала обговорим вознаграждение?

Крамер обернулся. Желваки на его скулах заходили ходуном. Ничего не сказав, он нехотя вытащил из ящика стола маленькую металлическую шкатулку и поставил ее перед Паркером. Помощник ловко откинул выпуклую крышку, пересчитал лежащие внутри красные горошины, а затем, с довольной ухмылкой убрал награду себе в карман.

— Где сумка? — спросил полковник.

Паркер встал и попятился к выходу.

— Она находится в гостинице «Бриз». Номер сто шестнадцать. Лежит в платяном шкафу, — быстро проговорил он, бросая Краммеру на стол магнитный ключ. Спустя мгновение, помощник выскочил за дверь.

— Идиот, — проворчал полковник. Он поднес к очкам небольшую карту, пытаясь вспомнить, где находится «Бриз».

Полковник Краммер дьявольски ненавидел свою работу. Возвращаясь каждый вечер в тесную двухкомнатную квартиру, расположенную не так далеко от внешнего периметра города, он по дороге частенько останавливал машину возле Главной арки. С черной завистью полковник наблюдал, как шикарные ультрамобили мчали своих знатных хозяев в их роскошнейшие просторные апартаменты, где они будут как всегда, всю ночь предаваться недоступным низшим служащим дорогим удовольствиям. Это была их жизнь. Настоящая жизнь, ради которой можно было отдать все на свете. Там текли рекой бесценные вина, по антикварным столам, сделанным из редких пород дерева, катались сотни горошин «астрала», а по малейшему желанию в кровати оказывались самые элитные гетеры.

В такие моменты, когда Краммер настолько ясно себе представлял всю роскошь бытия высшего общества Йорна, он внезапно впадал в непродолжительные, но довольно бурные приступы ярости. Со всей силой молотя кулаками по панели приборов своей машины, полковник проклинал весь этот несправедливый мир, где все лучшие места забрали дураки и параноики. Почему он, человек с кучей достоинств, должен гнить на жалкой должности в Службе Безопасности Йорна? Почему? Неужели Великий Создатель не видит, что он, Джон Краммер, достоин гораздо большего?

«Ну, ничего», — думал про себя полковник, когда ярость потихоньку стихала. — «Будет и на моей улице праздник. Я не перед чем не остановлюсь ради своей цели. Даже если придется многих убить».

Исполняя обязанности сторожевого пса, Краммер готов был в любой момент наброситься на своих хозяев и перегрызть им горло. Вот только время еще не пришло. Но он прекрасно знал, что скоро оно наступит.

Когда полковник Краммер впервые увидел своего странного пленника, он почувствовал, как внутри что-то перевернулось. Он был почти уверен, что человек по имени Дастин Слейк является как раз тем недостающим звеном, отделяющим его от вершины власти. Любыми способами надо было раскусить эту таинственную личность. А потом… Представляя, что будет потом, Краммер обычно с удовольствием щурился и злорадно ухмылялся.

Беззвучно остановившись возле неприметного входа, полковник вылез из машины и направился к облупившемся дверям, над которыми висела потертая табличка с надписью: «гостиница «Бриз».

За стойкой администратора никого не было. Пройдя через грязный оплеванный холл к узкой лестнице, Краммер поднялся на второй этаж и двинулся по длинному извилистому коридору, пристально всматриваясь в номера комнат. Освещение было настолько тусклым, что едва можно было различить сами двери.

Номер сто шестнадцать оказался в самом конце, возле запасного выхода. Проведя магнитной картой по электронному замку, полковник осторожно приоткрыл дверь, постоял немного, словно ожидая неприятного сюрприза, а затем вошел внутрь. Выключатель оказался на очень удобном месте. Старый светильник наполнил комнату неровным мигающим светом.

Краммер осмотрелся. Помещение было небольшим, что вполне свойственно подобным дешевым заведениям. Окно отсутствовало, но зато вместо него на стене висела заляпанная жиром картина в толстой золоченой раме. Изображенный на полотне пейзаж был на редкость унылым, как раз под стать интерьеру. Широкая кровать занимала почти все пространство, оставляя место лишь узкому шкафу, одиноко стоящему в углу. Душ и туалет в номере предусмотрены не были.

Сумка оказалась именно там, где и говорил Паркер. Проведя над ней спектральным детектором, полковник с изумлением уставился на появившиеся на маленьком экране данные. Он ожидал чего угодно, вплоть до лежащей внутри мины-ловушки. Но детектор показывал наличие в сумке неимоверного количества «астрала». Прибор почти зашкаливал.

Расстегнув тугую застежку, Краммер с трепетом начал доставать из нее содержимое и аккуратно выкладывать на кровать. Многие предметы были вполне обычными, имеющимися у многих охотников. Кое-где стояло клеймо мастеров Дивиаполиса. Но огромный пустой мешок, на дне которого перекатывалась одинокая красная горошина, заставил Краммера в сердцах сплюнуть на пол. Похоже, в нем совсем недавно и находился «астрал». Пока не оказался в жадных руках Паркера.

Второй предмет, заинтересовавший полковника, был гораздо любопытнее. Увидев его, он совсем забыл об алчном помощнике, еще посмевшим требовать вознаграждении.

Небольшой, сделанный из необычайно легкого материала излучатель имел на своем корпусе страшный знак, которым Отцы Святой церкви всегда помечали порождения черных глубин Космоса. Так клеймили зло. Но Краммер всегда знал истинное значение этого знака.

Покрутив излучатель в руках, полковник убедился, что заряда в оружии нет.

«Так вот, значит, ты кто, уважаемый Дастин Слейк», — с ликующим восторгом подумал Краммер. Сердце его бешено застучало. — «Я всегда знал, что человечество не погибло, как постоянно твердит Совет, а наша колония не единственная уцелевшая в Галактике. Эти старые изверги сотни лет прячут в подземельях космические корабли, думая, что о них никто не знает. Да, сейчас, не имея топлива, это всего лишь кучи металла. Но теперь все станет совсем по-другому. Ну, держитесь, господа! Пришло мое время».

Бросив бесполезное оружие обратно в сумку, полковник со злорадством произнес:

— Добро пожаловать на Тиартог, инопланетный друг. Теперь ты мой с потрохами.

Он быстро собрал все вещи и покинул гостиницу. По дороге в корпус СБ Краммер выстраивал в голове план дальнейших действий. Он прекрасно помнил, что у гостя с другой планеты есть тайные сообщники, которые помогли ему давеча бежать из операционной камеры. Те самые террористы, взорвавшие несколько складов. Кто же они такие? Тоже инопланетники? Ответа полковник пока не знал, но о месте их нахождения вполне догадывался. Где же еще в Йорне могут скрываться отбросы общества, как не в заброшенном здании наружного периметра. Найти их будет очень сложно. Ведь там сотни тысяч квадратных метров пустых квартир, заваленных мусором. Однако Краммер не унывал. У него была небольшая, хорошо укомплектованная самым лучшим оружием и совершенной техникой команда профессионалов. Пятнадцать бойцов, готовых пойти за своим командиром хоть на Дивиаполис, хоть на Веллирок…Времени уйдет на поиски много, но в этом случае, цель оправдывает абсолютно все средства.

Подъехав к пропускному пункту корпуса Службы Безопасности, полковник подождал пару минут, пока автоматика проверит его личность и, едва заметно кивнув отсалютовавшему ему дежурному, повел машину на стоянку.

Собрал он свою команду довольно быстро. Парни были одними из лучших в своей профессии. Сам лично отбирал. И теперь, прохаживаясь вдоль ровной шеренги, Краммер придирчиво осматривал каждого бойца.

— Лейтенант Линг! — громко произнес он.

Из строя вышел молодой, в прекрасной физической форме парень и встал по стойке «смирно».

— Я!

Подойдя к нему вплотную, полковник Краммер холодным тоном спросил:

— Вы получили мой приказ, лейтенант?

— Так точно, сэр, — подтвердил офицер. — Получил.

— Сколько вам понадобится времени на сборы?

Лейтенант ответил, почти не задумываясь.

— Четверть часа, сэр. Солдаты находятся в режиме готовности номер один.

— Молодец, лейтенант, — кивнул Краммер. — Так держать. Точные координаты я вам дал. Выполняйте.

С этими словами полковник направился на оружейный склад, обслуживающий только старших офицеров.

Идентификаторы противно пискнули, сканируя сетчатку глаза. Дверь с легким щелчком открылась, и полковник прошел в небольшое помещение, где находился только один терминал, да обслуживающий его специалист. Работник был из гражданских, и поэтому при появлении Краммера, его поприветствовал лишь кивком головы.

Подойдя к экрану, полковник в первую очередь начал с боевой защиты. У него имелись свои личные предпочтения, основанные на собственном опыте.

Недолго думая, он выбрал тяжелую броню. Надежная, практически ничем не пробиваемая, она все же весила довольно прилично, ограничивая человека в свободе движений. Но Краммер и не рассчитывал принимать участие в операции лично. Зачем, когда есть надежная команда.

Подождав несколько секунд, пока данные обработаются, полковник продолжил выбор. Теперь пришла очередь оружия. Ну, что ж, поскольку он рассчитывал на пассивные действия, можно было обойтись легким парализатором. Уже поднеся руку к нужной иконке, Краммер вдруг резко передумал и нажал на соседнюю. Там значился штурмовой плазменный излучатель ШПИ-3. Зачем он выбрал это громоздкое мощное орудие, полковник и сам не знал. Просто внутреннее чутье подсказывало, что будет не все так просто, как показалось вначале.

Спустя некоторое время, похожий на чудовищного робота полковник Краммер вышел на посадочную площадку. Каждое его движение сопровождалось тихим повизгиванием сервомоторов, помогающих мышцам тела перемещать многокилограммовые бронированные части защитного комплекса. На левой плечевой пластине располагался тяжелый ШПИ-3, один вид которого заставлял противника в ужасе трепетать.

— Команда готова к операции, сэр, — отсалютовал лейтенант Линг.

Оперативники были облачены в более легкую, позволяющую быстро реагировать на малейшую опасность личную защиту. Каждый из них сейчас напоминал покрытого хромом, сверкающего киборга. Глазные прорези в обтягивающем голову шлеме, излучали мерцающий белый свет — это работали универсальные сканеры.

— Начинайте загрузку, лейтенант, — отдал приказ Краммер, следя взглядом за двумя, заходящими на посадку боевыми гравилетами. Когда аппараты бесшумно коснулись опорами бетона, лейтенант тихо, используя встроенный в защиту передатчик, скомандовал:

— По машинам!

 

3

Когда Андрей и Сью подошли к гладкой металлической стене здания, которое не имело выходящих на свалку окон, они были уже далеко не первые. По крайней мере, десятка два грязных оборванных людей непонятного возраста и пола стояли, выстроившись в полукольцо и, задрав головы, смотрели вверх. Со всех сторон к ним подтягивались все новые и новые оборванцы.

— Ну вот, опоздали, — расстроилась девочка. — Теперь нам достанется только гниль и объедки.

— Это тоже неплохо, — пробормотал Вольф. — Иногда приходится еще не такое жевать.

— Да ну тебя, — Сью махнула рукой и направилась к ожидающим людям.

Тем временем наверху что-то заскрипело, раздался лязг железа. Было видно, как часть стены на высоте примерно десяти метров, немного отошла в сторону, и из образовавшегося отверстия вниз посыпался водопад мусора. Люди вмиг оживились, бросаясь прямо под летящие плотным потоком увесистые мешки. Но побежали отнюдь не все. Больше половины остались стоять на своих местах, с жадностью наблюдая за копошащимися в помоях счастливчиками.

Сью сконфужено посмотрела на Андрея и знаком пригласила его подойти.

— Здесь свои законы, — пояснила она. — Кто раньше пришел, тот и собирает в первую очередь. Остальные ждут.

— А что в мешках? — спросил Вольф, пытаясь ощутить запах. Однако разобрать толком ничего не смог.

Сью нетерпеливо запрыгала на месте.

— Здесь, наверху, находится крупный ресторан «Гордость Йорна». Очень хороший ресторан. Я раньше часто в него ходила с родителями. Кухня у них лучшая на планете. Что ни блюдо, то прямо шедевр, — девочка на миг закрыла глаза, видимо представляя сервированный богатый стол. — То, что не доели посетители, сначала мелкие служащие отбирают, а уж остальное как раз достается нам. Сюда сбрасывают.

Андрей невольно поморщился. Хоть он и не отличался особой привередливостью, но старался всячески избегать употребления чьих-либо объедков. Уж лучше тварями ползучими, да насекомыми голод утолить. Меньше шансов подхватить инфекцию.

— А ты зря брезгуешь, — заметив его мимику, проговорила Сью. — Я тоже поначалу нос воротила. Оказалось — напрасно. Лучше все равно не найти. Разве что крыс жарить.

— Не надо крыс, — Андрей взял девочку за руку и потащил прямо к горе помоев.

— Что ты делаешь?! — взвизгнула Сью. — Тебе что, жить надоело?! Они же тебя разорвут!

— Пусть попробуют, — жестко произнес Вольф. Подобрал с земли пару пакетов и вручил их девочке. Та невольно выпустила их из рук и пакеты с неприятным хлюпаньем упали на влажную почву.

Сделав вид, что этого не заметил, Андрей подобрал еще несколько мешков, заглянул в них и с удивлением повернулся к Сью.

— И это называется лучшая кухня на планете?

Девочка надула губы. Поведение Вольфа ее приводило в замешательство.

— Никто тебя не заставляет есть насильно, — проговорила она, приглаживая непокорную прядь волос. — Если вообще сможешь есть.

Последние слова она сказала как-то настороженно, в задрожавшем голосе явно почувствовалось беспокойство.

Андрей резко поднял голову. Там, куда смотрела Сью, он увидел двух здоровых лохматых парней. Если бы не ветхая одежда, прикрывающая немытые тела, то отличить от неандертальцев их вряд ли кто смог. Похожи они были друг на друга, словно братья. И эти братья, свирепо сверкая маленькими злыми глазками, глубоко посаженными под массивными дугами бровей, медленно приближались. В их намерениях Вольф ничуть не сомневался.

— Ты что это творишь? — глубоким басом проговорил тот, что стоял справа. У него на голове висела кожура от какого-то экзотического фрукта. То ли он ее не замечал, то ли так модно было. Вольф спрашивать не стал.

— А что не так? — сделал удивленный вид Андрей, продолжая собирать пакеты и целенаправленно игнорируя нависшую угрозу.

Глаза братьев-неандертальцев стали наливаться кровью. Они переглянулись.

— Я что-то не понял, — прошепелявил второй. Нижняя огромная челюсть мешала ему нормально говорить. При каждом произнесенном слове у него изо рта вылетали обильные брызги слюны. — Ты что, тупой? Или в самом деле правил не знаешь?

— Пойдем отсюда, — Сью потянула Андрея за рукав. Глаза девочки сейчас казались как никогда большими, и в них читался неподдельный страх.

Вольф отстранился. Повернувшись к братьям, он посмотрел на них таким взглядом, что те невольно сделали шаг назад. Если бы у этих громил было хоть чуть-чуть здравого ума, они бы оставили сейчас Андрея в покое и занялись своими делами. Но, видимо, для них это оказалось непосильным. Не привыкли они отступать.

— Я его щас порву, — прорычал парень с кожурой в волосах и двинулся на Вольфа. Второй тоже засучил рукава, обнажая свои не в меру волосатые ручищи.

Сью громко завизжала. Если кто до этого не видел назревающий конфликт, то теперь внимание всех окружающих было обращено на Андрея и двух «братьев-неандертальцев». Вокруг них на почтительном расстоянии стала собираться толпа зевак.

С равнодушным видом Вольф шагнул навстречу громилам. Никто даже не понял, что произошло. Да и не могли глаза обычных людей увидеть те молниеносные движения пальцев рук, которыми стронгер отправил обоих братьев в глубокое беспамятство. Просто прошел человек мимо, а двое стоявших парней вдруг хрюкнули и неловко упали лицами в грязь. Не обращая на них внимания, Вольф продолжал идти.

Толпа ахнула, с осторожностью расступаясь перед Андреем. Сью, замершая на месте с раскрытым ртом, встрепенулась, удивленно посмотрела на лежащие тела, и неровной походкой пошла вслед за неожиданным героем.

— Как это… получилось? — спросила девочка, догнав Вольфа. — Это какой-то фокус? Да?

— Ловкость рук, — бросил Андрей, поудобнее перехватывая пакеты.

— Нет, ты точно воин, — улыбнулась Сью. Глаза ее блестели. — И очень хороший воин. Против Пита и Грэя даже Хугу со своими мордоворотами побаивается выступать. Отморозки они. Полные отморозки.

— Это столь важно? — поинтересовался Вольф, не глядя на Сью.

Девочка забежала вперед и с интересом посмотрела ему в глаза. Ничего, кроме спокойного равнодушия она там не обнаружила. Но это ее нисколько не расстроило. Сью восхищенно произнесла:

— Мы же теперь их всех к ногтю прижмем. Нас будут уважать и бояться. И старый придурок Хугу приползет на коленях с подарками в зубах. Сам приползет.

Она звонко рассмеялась.

Вольф в ответ покачал головой.

— Никого я к ногтю прижимать не собираюсь. Тем более — мы. Не для того я здесь, чтобы бандитов твоих строить.

— А для чего ты здесь? — уже серьезно спросила девочка. Но на лице еще читался легкий оттенок надежды. — Чтобы здесь жить, надо приспосабливаться. Выживают только те, кто имеет власть или те, кто смирился и признает права первых. Третьего не дано. Ну же?

Какое-то время Андрей шел молча. По большому счету, стронгер воспринимал девочку только как временного гида в этом незнакомом мире. Ничего больше. Даже чувство благодарности за спасение жизни особо его не трогало. Ну, спасла. И что? На руках теперь носить? Хотя, в дальнейшем у него были на счет Сью планы. Смутные, едва наметившиеся. Но это будет окончательно решено только тогда, когда Вольф вернет свою драгоценную сумку. «Астрал», которого там вполне достаточно, чтобы всех доходяг на этой свалке сделать до конца их дней богачами, позволит пройти в самый центр Йорна. А уже там, ближе всего к правящей элите города, он сможет нанести сокрушительный удар. И Сью, сама не ведая, ему в этом поможет.

Лишь где-то глубоко внутри сидело непонятное, щемящее сердце чувство, совершенно ему незнакомое. Он пока мог на него просто не обращать внимания, изредка замечая некий дискомфорт. До поры до времени. А вот что будет потом? Перерастет ли оно во что-то большее? И во что?

Тяжело вздохнув, он произнес:

— Я сегодня уйду из города. На время. Знаешь, как это сделать незаметно?

Сью прищурила глаза.

— А если и знаю, то что? — она движением руки притормозила Вольфа. Тот нехотя остановился. — Неужели ты думаешь, что после твоих дурацких слов я соглашусь тебе помогать? Ха, наивный…

Неожиданно, сзади послышались приближающиеся шаги, сопровождаемые характерными всплесками воды и шуршанием мусора.

Андрей и Сью одновременно обернулись. К ним спешил незнакомый человек, одетый в черную короткую куртку. Лицо его было скрыто капюшоном. Остановившись на безопасном расстоянии, он запыхавшимся голосом проговорил:

— Премного извиняюсь, что беспокою вас, уважаемый, — незнакомец обращался только к Андрею. — Мой хозяин очень хотел бы с вами увидеться лично.

Сью дернула Вольфа за рукав и на ухо ему прошептала:

— Это один из людей Хугу. Не связывайся с ним.

Андрей слегка кивнул.

— И что же твой хозяин от меня хочет? — без интереса спросил он.

— Хозяин видел бой, — немного склонив голову, ответил незнакомец. — Такому искусному бойцу не пристало жить в нищете и питаться помоями. Он хочет предложить хорошую работу.

Андрей задумался.

«Может ли это стать взаимовыгодным сотрудничеством? Судя по всему — да. Хугу имеет власть, хоть и небольшую, которую можно будет использовать. А уж показать незаметный путь из города он наверняка сумеет. Такие типы все лазейки должны знать».

— Передай Хугу, что я подумаю, — проговорил Вольф. — Где я смогу его найти?

— Там же, где и всегда, — голос незнакомца прозвучал удивленно. — Южный сектор, седьмой этаж. Там вас встретят.

Андрей повернулся к нему спиной и продолжил путь. Сью помедлила, с подозрением пытаясь рассмотреть скрытое под капюшоном лицо, а затем, плюнув на это дело, двинулась за стронгером. Выстрела или ножа в спину можно было сейчас не опасаться. Пока.

 

4

Оставив обидевшуюся девочку дуться возле окна, Вольф накинул на себя старую потертую куртку и молча вышел из квартиры. Он уже для себя все решил и никто теперь не в силах ничего изменить, так как решение, принятое не только разумом, но и подтвержденное стронгерским чутьем, не может быть неправильным.

Ну и что с того, что Сью против всяких отношений с Хугу. Кто она такая, чтобы иметь право вмешиваться в работу специалиста? Специалисту виднее, с кем сотрудничать, а с кем нет.

«Что я делаю»? — Андрей остановился, занеся ногу над следующей ступенькой лестницы. — «Я что, пытаюсь найти себе оправдание? Ну, это уже слишком…»

Покачав головой, он двинулся дальше.

Хоть Сью и была на него сердита, но как дойти до Южного сектора она неохотно объяснила. Это было недалеко отсюда, идти минут пятнадцать-двадцать. По словам девочки, там меньше всего мусора. Хугу любит чистоту, и по возможности, всех провинившихся перед ним принуждает к расчистке территории. Что ж, у каждого свои тараканы в голове.

Выйдя на улицу, Андрей поднял воротник и, поежившись от неожиданно холодного порыва ветра, двинулся вдоль здания. Так было более безопасно. Пройдя мимо проржавевших насквозь непонятных огромных машин, Вольф настороженно всмотрелся в темноту. Чутье молчало.

Миновав самую старую часть свалки, он вскоре заметил лежащие бетонные столбы, ограждающие довольно ровный участок земли, очищенный от крупных обломков. Недалеко от стены дома стояли несколько больших цистерн с общепринятым знаком «огнеопасно».

Едва перешагнув один из столбов, Андрей сразу почувствовал, что привлек к себе внимание скрывающихся от посторонних глаз сторожей.

Из укрытия вышли трое здоровяков, облаченных в приличную по местным меркам одежду свободного пошива. В руках каждый из них держал ружье неизвестной модели. Возможно, оружие было огнестрельное.

— Что надо? — спросил самый мрачный из них, шмыгая сломанным некогда, кривым носом.

— Я по приглашению Хугу, — произнес Андрей. Он внимательно следил за каждым движением охранников, и в случае опасности готов был немедленно вступить в бой.

Говоривший здоровяк что-то пробормотал невнятное одному из своих товарищей, и тот, закинув ружье на плечо, быстро скрылся в ближайшей двери.

Ждать пришлось недолго. Спустя пару минут гонец высунулся из темного окна второго этажа. Жест, который он сделал рукой, мог означать что угодно, вплоть до расстрела незваного гостя прямо на месте.

Охранники быстро обыскали Вольфа, тщательно проверили все складки одежды и после этой процедуры повели его наверх.

Лестница оказалась на редкость чистой. Даже светильники на стенах висели. Сразу было видно, что здесь живут не голодранцы.

Поднявшись в сопровождении двух громил на седьмой этаж, Андрей оказался в типовом коридоре, какие изобиловали в этом здании. Только этот отличался от остальных довольно изысканным убранством. На полу лежали сильно вытершиеся, но еще не потерявшие былой красоты настоящие ковры. По углам в железных емкостях росли небольшие чахлые деревца, а под гладким белым потолком висели почти новые электрические люстры разных стилей и цветов. Лампы накаливания давали яркий желтый свет.

— Туда, — охранник указал на первую дверь.

Ни секунды не медля, Вольф толкнул ее и вошел внутрь квартиры.

От удивления стронгер едва не открыл рот. Такого интерьера он точно не ожидал увидеть. Весь антиквариат со свалки находился сейчас здесь, начиная от потрескавшейся посуды и заканчивая скульптурными композициями. Перед широкими окнами, упираясь в потолок, возвышались несколько мраморных изваяний женского пола. Стены оказались скрыты под несколькими слоями всяческих картин, а уж мебели стояло столько, что даже пройти было негде.

И среди этого необычного музея Андрей с большим трудом заметил маленького толстого старика, вольготно развалившегося на потрепанной софе. На нем был одет яркий шелковый халат в красный цветочек, а на ногах красовались лакированные коричневые туфли с неимоверно длинными носами. Старик с интересом, не шевелясь, смотрел на вошедшего гостя.

— А вот и уважаемый мастер пожаловал, — улыбнулся Хугу. Большой жабий рот странно искривился, будто одна половина лица была парализована в результате давешнего инсульта. — Проходи, садись.

Вольф упал на стоящий рядом позолоченный стул. Говорить он сейчас не пытался. Если Хугу действительно в нем заинтересован, то сам непременно начнет беседу. А там уж как получится.

Выдержав небольшую паузу и более внимательно изучив Андрея, старик негромко произнес:

— Я прожил долгую и вполне интересную жизнь. Многое видел, многое постиг сам. Но, то виртуозное владение неизвестной мне техникой боя, что ты сегодня продемонстрировал, заставило меня искренне изумиться. Я раньше ничего подобного не встречал. Где ты этому научился?

Андрей отвел взгляд в сторону.

— Я бы не хотел раскрывать профессиональную тайну, — сказал он.

Хугу вновь расплылся в кривой улыбке. Глаза алчно сверкнули.

— Так ты к тому же еще и профессионал, — он довольно потер руки. — Наемник или служил?

— Это не имеет значения, — ушел от ответа Вольф. — Мое прошлое тебе ничего не даст, кроме дополнительной головной боли. Я про себя рассказывать не собираюсь. Не у психолога…

— Ах, вот как, — с деланным удивлением произнес Хугу. — Что ж, твое умение многого стоит. Такого бойца, даже и с темным прошлым не грех при себе держать. Хочешь на меня работать?

Андрей уже ждал этого предложения.

— А почему бы и нет, — сказал стронгер, закидывая ногу за ногу. — Но только с условием. Я об одной услуге попрошу.

— Ну? — старик вопросительно поднял густые брови.

— Мне надо незаметно, на несколько часов покинуть Йорн. Это можно устроить?

Ожидая ответа, Вольф принялся разглядывать стоящую рядом на журнальном столе старинную фарфоровую вазу.

Хугу молчал, явно пытаясь прикинуть в уме вероятность подвоха. Пройдя вдоль окна туда-сюда, он, наконец, повернулся к Андрею и неуверенно произнес:

— Я дам тебе эту возможность. И взамен ничего не потребую. Знай, что старый добрый Хугу иногда бывает по-настоящему великодушен, — он как-то странно подмигнул. — Но за кров, питание и одежду я потом вычту у тебя из жалования. Не обессудь.

Андрей усмехнулся. Скользкий, все-таки тип, этот Хугу. Такой всегда готов своему ближнему помочь, при этом одной рукой предлагая безвозмездный дар, а второй — копаясь у него в карманах. Да, уж… На что только не приходится идти ради достижения необходимой цели.

— Я согласен, — как можно нерешительнее проговорил Вольф. — Сначала одежда, хороший ужин, а потом — проводник. Только так.

— Приятно иметь дело с профессионалом, — довольно кивнул Хугу, доставая из бара бутылку вина и два хрустальных фужера. Откупорив пробку, он ловко разлил по фужерам янтарную жидкость. — Ну, за успешную карьеру.

Подняв свою хрустальную чашу, старик слегка подал ее в сторону Андрея, а затем, сделав большой глоток, снова поставил на стол. Стронгер пить не собирался.

— Ну, раз ты такой осторожный… — Хугу демонстративно пригубил из второго фужера. — Не смею больше задерживать. Эрни проводит тебя в твою комнату, даст одежду и накормит. Дальше — жди. Пришлю знающего человека. Но смотри, если назад не вернешься — твоя девчонка умрет. Уж извини, такова жизнь.

В дверях возник один из мрачных охранников, тот, что был со сломанным носом. Дождавшись, пока Андрей выйдет, двинулся следом. В коридоре он молча обогнал стронгера и пошел впереди, своими широкими плечами едва не касаясь стен.

Маленькая комнатка, в которой теперь Андрею придется ютиться, находилась на четвертом этаже. Кроме узкой кровати и покосившегося стола, мебели в ней больше не было. Да и зачем? Вряд ли здесь Вольф будет проводить много времени. Дай бог, чтобы на ночь возвращаться. От Хугу можно было любых сюрпризов ожидать.

Эрни, — так звали мрачного типа, — бесцеремонно ввалился в комнату, швыряя на кровать свернутую в узел одежду. Спустя несколько минут принес миску с подозрительной похлебкой и железную кружку. Поставил все на стол.

И это хороший ужин? Да «лесовики» собак своих кормят лучше.

— А душ у вас предусмотрен? — в надежде спросил Вольф, разворачивая обновки.

Эрни как-то неопределенно поморщился и, проигнорировав вопрос, молча вышел.

Тяжело вздохнув, Андрей натянул на себя просторные серые брюки, грубую плотную рубаху, а сверху накинул прилагающуюся короткую куртку с большим остроконечным капюшоном. Не совсем удобная, но зато практичная. Похоже, ткань была пропитана влагоотталкивающим раствором. Старые ботинки завершили картину.

Осмотревшись в поисках зеркала, Андрей разочарованно махнул рукой. Видимо, такой роскоши не полагалось иметь кому попало.

Подойдя к столу, он попробовал содержимое миски, сморщился, выплюнул на пол и, схватив кружку, сделал осторожный глоток. В кружке оказалось на удивление неплохое молодое вино.

Время тянулось необычайно долго. В ожидании обещанного проводника стронгер прилег на кровать и закрыл глаза. Он даже не заметил, как провалился в глубокий сон. Напряжение, усталость и алкоголь на ужин все-таки взяли свое.

 

5

Даже сквозь сон Андрей почувствовал приближающиеся к двери его комнаты быстрые и уверенные шаги. Он на слух определил, что идущий человек довольно молод, а телосложением не крупнее его самого. Возможно, того же роста.

Когда дверь осторожно приоткрылась, Андрей встречал гостя уже в полной готовности к каким-либо действиям.

— Меня зовут Брайан, — с серьезным видом представился вошедший молодой человек. Он был действительно одного с Вольфом роста, но по комплекции все же, чуть-чуть уступал. Его рыжие волосы, вьющиеся мелким бесом, придавали круглому конопатому лицу какой-то странный мифический образ. А вот одеяние парня заставляло задуматься. Зачем ему разгуливать по дому в гидрокостюме?

— Дастин, — кивнул Вольф в ответ, продолжая изучать гостя. — Ты проводник?

Брайан слегка улыбнулся.

— Можно и так назвать. Но вообще, у меня немного другая специализация.

Андрей не стал уточнять — какая. Здесь все и так понятно. Парень явно был одним из тех любителей острых ощущений, которые, в конце концов, обычно становятся контрабандистами или же какими-нибудь тайными шпионами. Хотя, какие у Хугу могут быть шпионы? Не того полета птица. Разве что близкий знакомый. Может, дальний родственник.

— Собирайся, Дастин, — сказал рыжеволосый, посматривая на массивные наручные часы. — У нас мало времени. Очень мало. Сейчас в Йорне введено чрезвычайное положение первой степени, и все лазейки, что раньше были доступны, тщательно перекрыты. А вскоре закроют вообще все. Надо успеть.

Вольф молча кивнул и осмотрел свою комнату. Собирать-то, в принципе, было и нечего. Все вещи оставались там, куда он стремился — на берегу океана.

Застегнув куртку, Андрей жестом показал, что готов.

Брайан вел стронгера длинными извилистыми коридорами, тускло освещенными редкими электрическими светильниками. Тишина была полная. Не слышались даже отдаленные звуки усталости несущих конструкций, свойственные заброшенным много лет назад большим сооружениям. Не было воя ветра в вентиляционных шахтах, расположенных через каждые десять метров. Даже шаги, гулко отражающиеся от голых пустых стен, как-то особенно быстро затихали, словно эхо поглощалось невидимой глазу вязкой неизвестностью. Было сыро и зябко…

Сразу видно, что люди сторонились этих мрачных катакомб, пронзающих огромный дом почти насквозь. Они старались держаться только проверенных, освещенных яркими лампами изведанных мест, где каждый день ходили не по одному разу десятки жителей. А ведь когда-то для себя строили. Со временем, по каким-то неизвестным причинам люди уступили свои родные квартиры сырости и вечной темноте, которые вмиг набросились на уютные жилища и полностью поглотили их. Обосновались в каждом уголке, в каждой потаенной щели, навечно вселяя страх и холод в сердца случайных посетителей. Но такие здесь очень редко бывали.

Спустя какое-то время осталась позади последняя, с едва мерцающим огоньком лампа и кромешная тьма полностью поглотила собой узкое пространство коридора.

Андрея это не смущало, он быстро адаптировался. А вот Брайан стал судорожно ощупывать свои герметично закрытые карманы. Наконец, обнаружив искомое, проводник надел себе на глаза очки «ночного зрения».

— Держи меня за плечо, — проговорил он Вольфу, не подозревая, что тот сам неплохо видит в темноте.

Не показывая вида, Андрей крепко вцепился пальцами в эластичную ткань гидрокостюма проводника, и они, друг за другом двинулись дальше.

— Долго еще идти? — спросил стронгер, чтобы как-то подчеркнуть свою фальшивую беспомощность. Он видел, как Брайан вертит головой по сторонам, видимо, пытаясь найти только ему одному известные ориентиры.

— Еще минут двадцать, — ответил рыжеволосый, трогая на стене какой-то знак. Вольф краем глаза определил теплоизлучающую краску, хорошо заметную в инфракрасном спектре.

Коридор еще пару раз вильнул, представляя взору идущих облупившиеся, поросшие белой плесенью отсыревшие стены, и тут же незаметно расступился, переходя в просторную лестничную площадку. Как ни странно, но состояние ступеней было куда лучше, чем всего остального, будто лестницы ставили совсем недавно.

Андрей услышал отдаленный шум воды. Звук шел откуда-то снизу, теряясь в пустоте. Сюда долетали слабые, воспринимаемые лишь ухом стронгера отголоски бурлящего потока. Неужели там водопад?

«Так вот почему на рыжем гидрокостюм», — мелькнула у Вольфа запоздалая мысль. — «А мне, похоже, придется нырять без экипировки. Ну да, этого и стоило ожидать. Сам ведь просил путь показать… О деталях не договаривались».

В предвкушении ледяного купания Андрей вздрогнул, но, не отпуская плеча Брайана, стал спускаться за ним вниз. С каждой новой лестничной площадкой шум воды становился все ближе и ближе, пока не стал таким громким, что поглотил собой все окружающие звуки.

Проводник остановился.

Незаметно выглянув из-за его спины, Вольф увидел обломанный край лестницы. А это значило только одно — их путь по суше завершен. Там, внизу, на расстоянии каких-то пары метров неслась холодным потоком бурная подземная река. По запаху было вполне ясно, что это точно не канализация.

— Надо немного подождать, — спокойным голосом произнес Брайан, присаживаясь на влажную ступень. — Как только подойдет транспорт, по моей команде прыгай вниз. Потом замри, иначе свалишься. Понял?

— Понял, — Андрей убрал руку с плеча проводника.

Он был слегка удивлен. Неужели, по этому сомнительному каналу ходят корабли? Что-то с трудом верится. Хотя, почему бы и нет. Человек такое существо, что для своих нужд готов использовать все возможные ресурсы. Да будь это хоть канализация, он все равно бы проложил нужный фарватер. Куда деваться-то?

Неожиданно к шуму воды добавился какой-то низкий гудящий звук, словно неподалеку в воздухе завис гигантский шмель.

Брайан поднялся на ноги, прислушался, а затем подошел к краю лестницы и посмотрел вниз. Среди стремительно несущихся пенных завихрений чернело нечто большое, похожее на причудливую субмарину. И это нечто явно не планировало надолго останавливаться. В любой момент, увлекаемое сильным потоком, оно готово было так же молниеносно исчезнуть, как и появилось.

— Прыгай, — быстро произнес проводник, хватая Вольфа за рукав куртки. Доверившись движению Брайана, стронгер шагнул в пустоту.

Падать пришлось совсем невысоко. Почувствовав, как ноги приняли на себя удар, Андрей откатился в сторону и тут же выпрямился, оглядываясь по сторонам. Совсем рядом поднялся рыжеволосый. Вновь схватив Вольфа за куртку, он потащил его к одной из трех темных выпуклостей, которые полусферами поднимались на металлической плоскости неизвестного судна. Открыв незаметный люк, Брайан тихо шепнул:

— Нам придется какое-то время пробыть в воде. Не бойся, там не глубоко. И рыб больших не бойся, они не хищные, людей не едят. Зато среди них нас биосканеры на посту не почувствуют.

— Этот корабль везет живую рыбу? — удивленно спросил Андрей. Перспектива плескаться вместе со скользкими холодными тушами его нисколько не привлекала.

— Да, везет в порт Веллирока, — быстро проговорил проводник, пытаясь подтолкнуть стронгера к прямоугольному отверстию.

Прикрыв глаза, Андрей плюхнулся в неожиданно теплую воду. Следом за ним нырнул Брайан, не забыв захлопнуть за собой тяжелый люк. Несколько здоровых рыбин резво метнулись в стороны.

— А что за рыба? — спросил на всякий случай Вольф, интуитивно прижимаясь к металлической стенке небольшого резервуара.

— Это на самом деле беспанцирные черепахи, — чуть помедлив, сказал проводник. — Деликатес, искусственно выведенный специалистами Йорна. За каждую особь островитяне пять горошин «астрала» дают. Безумцы…

От слов рыжеволосого у Андрея не появилось особого желания отойти от стены. То, что в воде плавали не рыбы, а черепахи, его нисколько не обрадовало. Черепахи ведь тоже разные бывают.

Что-то холодное коснулось его ноги. Вольф вздрогнул, пытаясь разглядеть в кромешной темноте таинственный «деликатес». Но кроме неясного продолговатого тела он ничего больше не различил.

В следующий миг стена за спиной мелко завибрировала. Резким рывком корабль пришел в движение, сбивая с ног своих пассажиров. Вода большой волной плеснулась из стороны в сторону, накрывая стронгера с головой. Отплевываясь, Андрей вновь прижался к стене. Где-то рядом прозвучал недовольный голос Брайана:

— Чертовы лихачи. Совсем о людях не думают. Неудивительно, что они половину товара дохлым довозят.

— Они о нас знают? — осторожно спросил Вольф.

— Конечно, знают, — проговорил проводник. — С чего бы они тогда в провале остановились? Эти люди никогда от лишнего барыша не откажутся. За что я их и уважаю. Любому помогут, кто в состоянии заплатить.

Андрей невесело улыбнулся. Да, уж. Такие «помощники» всегда являлись одним из слабых мест хорошо устроенного, сплоченного общества, готовые ради обещанной наживы продать и сестру, и мать, и Родину со всей планетой. Обычно в Лиге их называли «надеждой стронгеров». И это не удивительно. Вовремя подкупленный алчный местный житель облегчал работу специалиста почти на десять процентов. Андрей тоже неоднократно пользовался корыстолюбием подобных людей, которые, сами того не ведая, помогали рушить родной им, привычный мир.

Всеми силами стараясь удержаться на ногах, Вольф вцепился в случайно подвернувшийся под руки небольшой кронштейн и, периодически задерживая дыхание, стойко выдерживал атаки разбушевавшейся от резких маневров массы воды. От постоянно налетающих на него скользких черепах Андрей старался по возможности уворачиваться. А уж если уклониться от тяжелого тела было невозможно, то он отталкивал его быстрым ударом ноги.

Наблюдая за мучениями Брайана, Вольф начинал постепенно понимать, что этот резервуар на самом деле неправильный. Здесь не было переборок, обычно делящих внутренний объем на несколько частей. Видимо, кому-то мешала лишняя масса, благодаря изъятию которой, можно было теперь брать на борт дополнительный груз. Да, жадность человеческая поистине безгранична.

— По моей команде приготовься нырнуть и не двигаться, — сказал проводник, поглядывая на свои наручные часы. Он тоже со своей стороны нашел кронштейн и вцепился в него мертвой хваткой.

— Понял, — ответил Андрей.

Сомнительно было, конечно, что все этапы движения корабля расписаны по секундам. Нет никакой гарантии от случайных ускорений или замедлений. Но лучше уж довериться этим сомнительным ныряниям, чем попасть под неожиданный луч сканера, который также может возникнуть и после того, как они высунут головы из воды.

Услышав четкое «давай», Вольф вдохнул полной грудью спертый воздух, отпустил свою опору и осторожно ушел в мутную воду, стараясь не задеть вяло двигающихся черепах. Стронгер мог так находиться довольно долго, не боясь нехватки кислорода. Уж четверть часа — точно. Тренированное тело на многое было способно.

Сквозь зеленоватую муть Андрей с трудом разглядел у самого дна тело Брайана. Проводник не шевелился, приставив ко рту портативный кислородный баллон.

«Вот гад», — ругнулся про себя Вольф. — «Даже не спросил, умею ли я плавать. Сам-то продумал все».

И тут транспорт резко остановился. В дальнем конце резервуара возникла светящаяся в темноте, белая полоса света. Она, слегка пульсируя, медленно проходила сквозь дергающихся в воде животных, постепенно приближаясь к затаившемуся проводнику. Андрей заметил, как тот схватил проплывающую мимо него крупную черепаху и сильно прижал к себе. Луч биосканера так и застал их вместе, не останавливаясь, пополз дальше. Интересно, для чего Брайан привлек животное? Об этой уловке он даже не упоминал. Если бы стронгер ничего не видел, как и рассчитывал проводник, то к чему все это могло привести? К их обнаружению? Вряд ли. Какая выгода в этом для проводника?

Решив действовать так же, Андрей ловко извернулся и попытался дотянуться до ближайшей серой туши. Пальцы лишь слегка чиркнули по склизкой коже, поймав пустоту. Луч сканера уже почти касался его ног.

Осмотревшись по сторонам, Вольф обнаружил, что почти все животные находились по ту сторону луча. Здесь, вместе с ним, оставалась только одна, довольно прыткая небольшая черепаха, резво пытающаяся вскарабкаться на гладкую стену резервуара.

Это был последний шанс. Что есть сил, оттолкнувшись от дна, Андрей метнулся к спасительному животному. Руки крепко обняли холодное тело. Он извернулся, подставляя под мерцающий свет серый черепаший бок.

Когда процедура была закончена, и транспорт вновь двинулся дальше, Андрей почувствовал, как рука Брайана тянет его наверх. Не удержавшись от нахлынувших эмоций, стронгер как бы невзначай заехал проводнику ногой по голове. Да так сильно, что тот, подняв тучу брызг, отлетел метра на два.

— Ты чего? — изумленно спросил Брайан, ощупывая затылок.

— Извини, случайно, — сквозь зубы процедил Вольф. Проводник ему явно перестал внушать доверие. Недаром говорят, что рыжих контрабандистов лучше сторониться. А уж иметь с ними общие дела — упаси Бог.

 

6

Медленно двигаясь вдоль пустых окон верхнего этажа, гравилеты завершали первый круг поиска, постепенно опускаясь все ниже. Сканеры подтвердили предчувствие Краммера — под крышей никого не было. Даже крыс. Видимо, со временем, металлические плиты вконец проржавели, пропуская в квартиры последнего этажа дождь и ветер — частые гости прибрежного города. Того и гляди, огневые точки, расположенные по периметру здания, тоже вскоре начнут рушиться, брошенные без дела много лет назад. Сейчас они были всего лишь грозно выглядящими со стороны памятниками беспокойного прошлого. Продолжительное перемирие все-таки расслабило людей. Совет Йорна не пожелал больше вкладывать финансы в содержание дорогих в обслуживании боевых механизмов, отдав предпочтение своему праздному образу жизни. Что ж, это когда-нибудь погубит их.

Полковник сжал кулаки. Сервомоторы тотчас взвизгнули, передавая движения на огромные стальные руки защитного комплекса. Раздался скрежет металла.

В надежде, что бесшумные машины никто не успел заметить, Краммер отдал приказ на посадку. Внизу он как раз приметил расчищенный от мусора пятачок, достаточный для того, чтобы сели оба гравилета.

Но их заметили. Несколько человек врассыпную бросились по примитивным укрытиям. Другие, одетые более-менее прилично, остались стоять, задрав головы. Они внимательно следили за спускающимися машинами.

Взглянув на монитор биосканера, полковник Краммер довольно ухмыльнулся. Прибор показывал десятки контуров живых существ, скрытых в помещениях первого этажа. Возможно, что Дастин Блейк тоже здесь. Или хотя бы его сообщники.

Из приземлившихся гравилетов один за другим начали выпрыгивать оперативники. Они быстро рассредоточились и заняли позиции вокруг входа в здание. Краммер вышел последним. Тяжелой поступью полковник проследовал к стоящим неподвижно трем смельчакам, даже не дрогнувшим при виде вооруженных людей. Один из них был толстый старик с неприятным оплывшим лицом, одетый в тонкий, не менее приятный цветастый халат. И этот старик почему-то показался полковнику до боли знакомым. А вот двое громил за его спиной, по-видимому, являлись личной охраной.

— Ба… Полковник Краммер собственной персоной, — растянул толстяк кривую улыбку. — Чем могу быть полезен?

— Неужели… Вирджин Хугу? — нахмурил брови офицер, пристально всматриваясь в выцветшие серые глаза старика.

— Ну вот, мы снова встретились, — кивнул тот.

Краммер не ошибся. Этого человека он должен был хорошо помнить. Очень хорошо. Еще в самом начале своей карьеры молодой лейтенант Джон Краммер несколько лет подряд безрезультатно пытался поймать самого удачливого контрабандиста Йорна. О его небывалом везении даже ходили слухи, что толстый коротышка обладал способностью мгновенно съедать товар. Бред, конечно. Народ всегда имел пристрастие давать непонятным феноменам причастность к сверхъестественному. Но против фактов не попрешь. Хугу переправлял в Веллирок и Дивиаполис тонны запрещенных товаров в год, при этом каждый раз оставаясь чистым перед законом. Все знали, чем Вирджин занимается, но никто так и не смог взять его с достаточными для вынесения приговора доказательствами. Наверное, этот человек был единственным преступником на планете, сумевшим избежать сурового наказания.

А потом он исчез. Взял, вдруг, и испарился без следа, уступив место молодым преступным дарованиям. Дела все по Хугу закрыли, следственные процессы остановили, предпочли считать мертвым. И многие поверили в его смерть, кроме Краммера. Ох, как не хотел тогда лейтенант оставлять поиски. Сердцем чуял очередной скользкий фокус Вирджина. Но приказ есть приказ. Против командования Джон Краммер переть не мог. Не было тогда еще в молодом перспективном офицере той неистовой силы, что сейчас лилась через край, готовая в любой момент подчинить себе хрупкий человеческий разум. И сила эта сейчас затаилась, словно лев перед прыжком, ожидая подходящего момента, чтобы вознестись над всеми городами и правителями, сминая волю людей, внушая сердцам страх. Жажда власти ее имя.

В те годы лейтенант носил в себе еще только дремлющее до поры до времени крохотное зернышко, способное через несколько лет вдруг взорваться мощным ярким огнем недоверия к окружающему миру. И в один миг, когда это произошло, зависть и злость навсегда поселились в душе Краммера, превращая его в одержимого победами полковника.

— Что вы замерли, Краммер? — чуть заискивающе спросил Хугу. — Только не говорите, что за мной пришли.

Полковник перевел свой защитный комплекс в режим «пассивное ожидание».

— Мне нужен человек, называющий себя Дастином Слейком, — четко произнес он.

Вирджин Хугу закатил глаза, словно вспоминая: «на какой же полке у меня лежит бедолага Слейк? А может на кухне? Или в ящике стола»?

Спустя какое-то время он отрицательно покачал головой.

— К сожалению, я не знаком с этим человеком, — произнес бывший контрабандист. И он не врал. У него была мысль, что, возможно, так зовут таинственного мастера рукопашного боя, который ушел с проводником за пределы города. А привычки при первом знакомстве спрашивать имена у Хугу не было. Если человек будет в дальнейшем чем-то полезен, то и имя само собой всплывет. А нет, так и ладно. Это все мелочи, лишь бы дело гладко шло.

— Почему-то я тебе не верю, — с оттенком раздражения сказал Краммер. — Не заслужил ты доверия, Вирджин. Тем более, за тобой еще старые грехи…

— Минуточку, полковник, — возмутился толстый старик, оглядываясь на своих громил, будто ища свидетелей. — Я чист, как младенец, искусственно рожденный. Дел против меня у вас нет.

— Послушай, Хугу, — уже не сдерживаясь, грозно прорычал полковник Краммер. — Ради поимки этого Слейка я готов на все. Ты понял? Если уж на то пойдет, я переверну здесь все здание. А всех твоих отбросов общества я перебью как бешеных крыс. И законы вам не помогут. Вы давно уже вне законов. Эх, видно, руки у нас раньше не доходили почистить этот очаг преступности. Ну, с чего начнем?

Вирджин Хугу стоял молча, с некоторой отрешенностью глядя на то, как двухметровый человекообразный робот шумно сжимает кулаки и грохочет по земле шестипалыми ногами-опорами. Из его скрытых динамиков гремит гневный хриплый голос, обещающий разрушить весь мир. Старик за свою долгую опасную жизнь еще и не такое слышал. Не одна тысяча бранных слов касалась его ушей. Многие грозились его убить, порвать или же скормить хищным рыбам. Но то были лишь пустые обещания, скрывающие за собой внутреннюю слабость говорящего.

В голосе Краммера Хугу чувствовал настоящую силу сумасшедшего, способного действительно перевернуть с ног на голову этот хрупкий мир. К тому же, за спиной полковника находилась группа хорошо вооруженных людей, готовых, судя по всему, беспрекословно выполнять любой его приказ, даже если он будет поперек закона.

И Вирджин действительно сейчас был напуган. Вышедшая из под контроля службы безопасности маленькая, но смертоносная армия оперативников могла таких бед натворить, что лучше об этом даже и не думать. Это будет подобно стихийному бедствию.

Одна только надежда, что их вовремя остановят другие отряды СБ. Хотя, те могут и опоздать.

Тяжело вздохнув, старик проговорил:

— Послушайте, полковник Краммер. Я действительно не знаю этого Дастина Слейка. Клянусь Великим Создателем. Но, есть вероятность, что кто-то из моих людей его знает. Я с ними непременно поговорю.

Краммер на некоторое время замер, не издавая ни звука, а затем ствол излучателя на плечевой пластине резко направился на Хугу.

— У тебя есть десять часов, — не терпящим возражений голосом изрек полковник. — По истечению этого срока я начну настоящую бойню. И первым я убью тебя, Вирджин. Медленно убью. Отыграюсь за все те годы, что ты водил меня за нос. Понял?

Хугу мрачно кивнул.

— И еще, — добавил Краммер. — Чтобы ты сделал все быстро и без лишних фокусов, я вынужден попросить тебя дать клятву Кровавого Рона. Прямо сейчас.

Старик мигом стал белый, как полотно. Откуда полковник мог знать про самую страшную клятву древних контрабандистов Тиартога? Ту клятву, следуя которой сыновья запросто убивали своих матерей, а богобоязненные граждане вмиг сжигали белоснежные храмы. Сейчас почти никто об этом и не помнил.

Не говоря ни слова, Вирджин Хугу взял у одного из своих телохранителей остро наточенный нож, закрыл глаза, и резко саданул себя по кисти левой руки. Ярко-красные капли брызнули в разные стороны, орошая влажную землю. А следом, в мелкую грязную лужу упал большой палец старика.

— Теперь ты доволен? — тряся в воздухе изувеченной рукой, спросил бледный Хугу. Непонятно откуда появившийся худощавый человек, лицо которого было скрыто капюшоном, пытался наложить на рану бинты.

Молча развернувшись, полковник Краммер двинулся в сторону крайнего гравилета.

Миг спустя, словно повинуясь неслышному приказу, один из оперативников ловко подобрал отрезанный палец, положил его в прозрачный контейнер и быстро пошел за командиром.

Когда металлическая бронированная спина полковника скрылась в широко открытом транспортном люке, оставшиеся бойцы тут же покинули свои точки, быстро заняв места в гравилетах.

Машины бесшумно взмыли в небо.

— А мы пока средние этажи проверим, — пробормотал Краммер. Чутье подсказывало, что инопланетный гость где-то совсем близко.

Переключившись на общий канал, он произнес:

— Делаем полный круг по периметру на высоте пятого этажа. В случае обнаружения любой активной единицы немедленно совершаем захват. Выполняйте.

 

7

— Здесь самая близкая от берега точка, — вполголоса проговорил Брайан, с трудом открывая хитрый замок. — Дальше нам придется плыть самим.

— Нам? — удивился Андрей. Навалившись плечом, он помог проводнику приподнять тяжелый люк. — А мне кажется, что сейчас твоя задача выполнена. Разве не так?

Подставив лицо порыву прохладного ветра, ворвавшемуся внутрь резервуара, Брайан глубоко вдохнул свежий морской воздух.

— Прости, Дастин, — сказал он, снимая очки. — Я буду твоим проводником и на обратном пути. Так велел Хугу.

«Черт», — про себя выругался Вольф. — «Старик-то, оказывается, не так прост. Перестраховывается. Ну, что же… Поиграю пока по его правилам, а там посмотрим…»

Небо начинало понемногу светлеть.

Выбравшись на поверхность корабля, Андрей осмотрелся. Он почти сразу увидел вдали еле проступившую в предрассветных сумерках темную полосу берега. Расстояние стронгер сейчас определить точно не мог, так как глаза еще не успели привыкнуть к резко изменившимся условиям. Чтобы зрение перестроилось после абсолютной темноты, должно пройти не меньше минуты.

— Чего ты стоишь? — Брайан дернул его за рукав. — Времени нет. Если мы сейчас не поплывем, то пропустим свободное окно, и нарвемся как раз на береговой патруль. Давай, за мной.

С этими словами проводник подошел к краю плоскости и бесшумно соскользнул в темную воду. В следующий момент металлический корпус корабля вздрогнул и начал чуть заметно вибрировать. Судно готово было двигаться дальше.

Не теряя времени, Вольф прыгнул за борт.

Вода оказалась не такая холодная, как он ожидал. Не намного холоднее той, что в резервуаре с черепахами. Тело даже не сразу почувствовало разницу.

Вынырнув на поверхность, Андрей уже видел куда лучше. До берега было метров пятьсот, не больше. Даже отсюда он хорошо различал далекую полосу леса, подходящую почти вплотную к воде. Среди волн мелькала темная фигура проводника. Брайан не спеша плыл к песчаной косе, которая немного правее острым клином врезалась в простор океана. До нее было гораздо ближе.

Совершая размеренные движения, стронгер двинулся следом за проводником. Он даже не оглянулся, когда темный корабль пару раз тихонько просигналил и, набирая скорость, помчался в сторону восходящего солнца.

На берег они выбрались почти одновременно.

Отплевываясь от соленой воды, Брайан проговорил:

— Я прекрасно понимаю, Дастин, что сейчас тебе не нужно мое присутствие. И я не хочу быть в курсе твоих дел. Но за тебя отвечаю своей головой. Случись с тобой беда, Хугу меня тут же прикончит. Ты долго планируешь здесь пробыть?

Андрей принужденно улыбнулся.

— И ты думаешь, что сможешь справиться с опасностью лучше меня? — спросил стронгер, отжимая куртку. Оказалось, что ее пропитка защищала только от дождя. — Вряд ли. Ты будешь мне полезен только на обратном пути.

— Но Хугу велел мне не оставлять тебя, — растерянно пробормотал Брайан. — Как быть?

— Пойдешь сзади, на приличном расстоянии, — немного подумав, изрек Вольф. — Кое-что заберу, а потом двинем обратно.

— Согласен, — кивнул проводник.

Перекинув через плечо мокрую тяжелую куртку, Андрей быстро пошел по песку в сторону берега. Брайан держался сзади на небольшой дистанции.

Вольф хорошо запомнил то место, где его поймали патрульные машины. Запомнил вплоть до каждого дерева, растущего в зоне видимости. И теперь Вольф искренне надеялся, что идти придется не так уж далеко.

Неожиданно Андрей услышал, как проводник резко сорвался с места и побежал к нему. Характерный частый шорох песка под ногами говорил о крайнем беспокойстве рыжего контрабандиста.

— Быстрее. У нас нет больше времени, — бросил на бегу Брайан, проносясь мимо стронгера.

Не говоря ни слова, тот припустил за проводником.

В кусты они влетели словно ураган, ломая колючие ветки и не замечая острых шипов, рвущих ткань одежды. Миг спустя в просвете между листьями мелькнули два сигарообразных тела. Они летели в нескольких метрах над пляжем, не издавая ни малейшего звука.

Осторожно выбираясь из цепких зарослей на небольшую, покрытую синей травой поляну, Андрей подождал Брайана.

— Сколько отсюда до города? — спросил стронгер.

Брайан, посмотрев на свои часы, тут же ответил:

— До Йорна десять километров. Но идти берегом не советую. Сейчас патруль в два раза бдительнее.

— Знаю, — буркнул Вольф, изучая окружающие растения. Перспектива снова пробираться по лесу его нисколько не радовала. Да еще без силового пояса.

— Сквозь джунгли идти будет очень трудно, — словно читая его мысли, сказал проводник. — Но я покажу, где ветки мягче всего.

— У тебя оружие есть? — поинтересовался Андрей. Слова прозвучали даже не как вопрос, а констатация факта. У рыжего контрабандиста должно что-то быть припрятано. Маленькое и смертоносное.

Брайан слегка опешил.

— Пара ножей, — пробормотал проводник, делая шаг назад. Ему очень не нравился взгляд Андрея. В первых лучах солнца, пробивающихся сквозь прозрачные кроны деревьев, глаза стронгера казались вовсе нечеловеческими.

— Еще, — жестко потребовал Вольф.

На траву упала связка парализующих дротиков.

— Не то, — Вольф готов был сам обшарить проводника.

Не смея больше противиться, Брайан извлек из глубокого кармана миниатюрный лучевик. Оружие было сделано в виде массивного перстня, но, несомненно, имело приличную огневую мощь. Андрей раньше не раз сталкивался с такими.

Взяв у Брайана лучевой перстень, Вольф внимательно изучил детали управления. Оружие оказалось с идентификатором личности.

— Индивидуальный биослепок, — хмыкнул стронгер, возвращая проводнику бесполезную «игрушку». Никто, кроме Брайана не сможет активировать заряд. Хотя, если отрезать палец…

— На краю леса нам ничего не грозит, — сказал проводник, пряча свои вещи по карманам. — Хищники к океану не суются, а люди боятся патруля. Пробьемся.

* * *

Ветер дул со спины, и опасность Андрей почувствовал слишком поздно. До места назначения оставалось несколько десятков метров, когда до чувствительного слуха стронгера донеслись отдаленные звуки присутствия вооруженного человека.

Вольф остановился. Идущий следом на обговоренном заранее расстоянии Брайан, едва увидев насторожившегося Андрея замер, не смея приближаться.

Чутье подсказывало стронгеру, что теперь скрываться уже нет смысла — его заметили.

— Ты ищешь это? — раздался из-за спины незнакомый голос.

Андрей обернулся. В нескольких метрах от него стоял низкорослый молодой человек, имеющий довольно неприятное лицо. Он целился в стронгера из мощного плазменного излучателя, а его маленькие злые глазки бегали по сторонам. У ног незнакомца лежала заветная сумка, но судя по ее приплюснутой форме, содержимого явно не хватало.

— Да, я это ищу, — проговорил Вольф, пытаясь понять намерения появившегося человека. Но незнакомец имел крайне нестабильное психическое состояние, что делало его особенно опасным. Такой в любой момент может нажать на спуск, даже без причины.

— Дастин Слейк, если не ошибаюсь? — бледное лицо молодого человека исказилось в кривой улыбке. — Я тебя давно жду.

Андрей напрягся, чувствуя крайнее возбуждение вооруженного незнакомца.

— Что тебе нужно? — как можно спокойнее спросил Вольф.

— Ты веришь в Великого Создателя, Дастин Слейк? — словно не замечая вопроса, спросил незнакомец странным отрешенным голосом. И, не дожидаясь ответа, продолжил:

— Будь ты во веки проклято, порождение Темной Бездны, ибо Великий Создатель избрал нас любимыми своими детьми! И ты, ступивший своими грязными ногами на святую землю должен немедленно умереть!

Глаза человека сверкали таким фанатичным огнем, который не в силах потушить даже сам Господь. Губы его кривились в безумной ухмылке.

Андрей приготовился самому худшему, глядя, как палец незнакомца побелел на спусковом крючке.

— Именем Великого Создателя, я, Джозеф Паркер, преданный сын Святой церкви, свершаю истинный суд над отродием черных глубин Космоса, пришедшем в наш единственно верный мир. Изыди, нечисть!

Прокричав в порыве страсти последние слова, Паркер нажал на спуск.

Метнувшись резко вниз, Андрей вдруг почувствовал, как вместо жара его пронзил жуткий холод. Что-то ледяное и черное на миг затмило сознание, а когда Вольф снова ощутил окружающую реальность, то он едва не лишился рассудка. Поверить в произошедшее не смог бы никто.

Он видел со стороны, как низкорослый фанатик Паркер, объятый плазменным огнем, катался по траве и жутко кричал. А рядом с ним неподвижно лежало тело Брайана, одетое в его, Андрея, одежду. В боку проводника зияло большое дымящееся отверстие.

Придя понемногу в себя, Вольф вышел из укрытия, где некоторое время назад скрывался Брайан. На стронгере был натянут гидрокостюм, а на пальце плотно сидел перстень-лучевик, уже изготовленный для выстрела.

Подойдя к проводнику, Андрей остановился, трогая носком ботинка лежащий на земле искореженный излучатель Паркера. Было видно, что оружие по какой-то неизвестной причине взорвалось изнутри.

«Не любит тебя Великий Создатель, Джозеф», — про себя подумал Вольф, глядя на замершего фанатика. Пламя с треском пожирало его плоть.

В следующий момент Брайан шевельнулся и издал тихий стон.

Андрей присел рядом с ним, осматривая жуткую рану. Проводник был уже не жилец. Странно, как вообще в его теле еще теплилась жизнь.

— Ты и в самом деле из Темной Бездны? — почти одними губами спросил Брайан. Его лицо исказилось в гримасе боли.

Вольф не ответил.

Выдавив подобие улыбки, проводник дотронулся рукой до стронгера.

— Возвращайся без меня, — выдохнул он и окончательно замер. Его глаза неподвижно уставились в еле проглядывающий сквозь густые кроны деревьев маленький клочок неба.

В поисках своей сумки, Андрей осмотрелся. Он обнаружил ее возле горящего тела Паркера. Сбив ударом ноги перекинувшееся на нее пламя, Вольф отошел в сторону, сел на траву и расстегнул металлические застежки.

— Вот, сволочь! — вслух выругался Андрей, вытряхивая себе на ладонь пару мелких красных горошин. Больше в сумке ничего не было.

С яростью пнув почти полностью догоревшее тело проклятого своим же Богом фанатика, Вольф порылся в теперь уже своих карманах гидрокостюма и достал острый длинный нож.

Ему сейчас необходимо было энергетическое оружие, но кроме перстня, такового сейчас не имелось. Поэтому, недолго думая, стронгер взял руку Брайана, положил ее на торчащий из почвы корень и примерился для нанесения четкого удара. Нужен был всего один палец.

Но сделать это Андрей так и не решился. Странное чувство, которого он не ведал никогда прежде, вдруг навалилось на него, заставляя руку с зажатым в ней ножом безвольно упасть на траву. Вольф закрыл глаза и растянулся рядом с мертвым проводником. Он катался по земле, не в состоянии сдержать идущую изнутри непонятную, давящую грудь силу. А из глаз его лились соленые капли.

 

8

— Через двадцать минут я жду тебя возле фонтана, — проговорил Лешка, и его лицо исчезло с экрана видеофона, уступая место очередной красивой заставке.

Андрей заговорщицки улыбнулся.

Как хорошо, что у него есть такой друг, как Лешка. Бесшабашный и веселый, всегда готовый впутываться в различные переделки. А что еще нужно в девять лет? Дети, с рождения живущие на Зойле стремятся к приключениям круглые сутки. Возможно, этому благоприятствуют особенности местного воспитания, мягко поощряющего капризы маленьких жителей. Или тропический климат планеты, расслабляющий взрослых и ненавязчиво принуждая их вести ленный образ жизни.

— Мам, я с Лешкой купаться пойду! — повернувшись в сторону открытой двери на террасу, прокричал Андрей.

— Только к обеду возвращайтесь! — донесся в ответ женский голос.

Но Андрей слов уже не слышал. Быстро запихав в модный рюкзак необходимые вещи, он со скоростью ветра выскочил из дома и понесся через зеленую лужайку к самому центру поселка, туда, где на круглой площади, вымощенной по древней традиции шестигранными камнями, поднимал в небо свои прозрачные струи большой сверкающий фонтан.

Это был самый счастливый период его жизни. Счастливый и беззаботный. Отец уже не появлялся два года, оставив его и мать в покое. Но вот надолго ли?

Андрей сначала каждый день ждал, что входная дверь вдруг распахнется, впуская в дом высокого смуглого человека в темных очках, каждый раз приносящего с собой ненависть ко всему миру. Но время шло, а отец все не прилетал. Вскоре мальчик стал постепенно забывать все опасные уроки, которые тот заставлял делать. Жизнь повернулась совсем другой стороной, доброй и ласковой, полной любви и дружбы.

— Принес? — спросил Лешка.

— Ага, — кивнул Андрей, протягивая другу рюкзак. — А зачем нам столько веревок?

— Будем кататься на водяных червях, — глаза Лешки азартно блеснули. — А если повезет, то и поймаем одного.

— Так это же опасно, — попытался возразить Андрей, не выпуская рюкзак из рук.

— Тебе ли бояться, — усмехнулся светловолосый мальчишка. — Ну, если не хочешь, иди домой. Я один пойду. Или с Мишкой. Он-то не струсит.

— Это я-то трушу? — Андрей сжал кулаки. Лешка всегда знал, как его уговорить на любую проделку. — Пойдем!

И они, весело толкая друг друга, двинулись по пыльной укатанной дороге в сторону ближайшего провала. На обоих были одеты только белые короткие шорты, четко контрастируя с темной загорелой кожей. Здесь почти никто не носил рубашек.

Зойла была довольно своеобразной планетой. С виду она ничем не отличалась от сотен других планет, за тысячи лет освоенных и колонизированных людьми. Но человек, не посвященный в ее тайну, никогда бы не догадался, что Зойла скрывает под своей поверхностью. На самом деле, это планета-океан. Целый огромный океан пресной воды, населенный всевозможными формами неразумной жизни. Вот только снаружи он покрыт твердой каменной коркой, будто льдом. А там, где камень провалился, образовались многочисленные бездонные колодцы, через которые можно проникнуть в темные холодные глубины чужого мира. Только никому из людей, живущих на поверхности, этого не нужно. Разве что любопытным детям.

А вот гигантские водяные черви частенько выглядывают из этих колодцев, подолгу прилипнув к отвесным стенам и греясь в теплых солнечных лучах. Люди к ним уже настолько привыкли, что обращали внимания не больше, чем на растущие вокруг тощие кустарники.

Дорога пошла под уклон, плавно огибая небольшую рощу мохнатых деревьев. Спустившись в низину, ребята оказались возле одного из самых больших провалов в этом районе. Он был почти круглой формы, в диаметре около километра. От холодной воды поднимался густой белый пар.

Перегнувшись через край провала, Лешка посмотрел вниз.

— Гляди, какой огромный, — с восторгом проговорил он, заметив прилипшего к стене червя.

Андрей с трепетом оценил замершего на камнях гиганта. Червь был поистине огромен. Одна только часть, что возвышалась над водой, превышала в размерах все известные мальчику космические корабли. А уж насколько это создание уходило вглубь океана, оставалось только гадать.

— Ну и как ты хочешь его оседлать? — с сомнением спросил Андрей.

В ответ Лешка заговорщицки подмигнул и начал обвязывать вокруг своего пояса веревку. Затянув прочный узел, он посмотрел на друга. Сказал:

— Да все получится, не трусь. Меня отец учил. У этих зверюг на загривке есть специальные клапаны, затыкая которые в определенном порядке можно ими управлять.

Андрею эта затея совсем перестала нравиться.

— Ты уже делал это?

— Нет, — усмехнулся Лешка. — Но много раз видел, как другие делали.

— Ух, и влетит нам, — пробормотал себе под нос Андрей.

— Хватит бубнить! — светловолосый мальчишка бросил другу конец веревки. — Как только поможешь спуститься, сразу кидай мне веревку. Я закреплю ее на черве. Потом, что есть сил, побежишь к северному провалу и сделаешь так, как договорились. Понял?

— Понял, — кивнул Андрей, хватая обеими руками прочный капроновый трос.

Лешка ловко перекинулся через неровный край и почти сразу же исчез в густом облаке пара.

Постепенно стравливая веревку, Андрей мысленно отсчитывал метры. Хоть Лешка и не был особо тяжелым, но от напряжения широко расставленные ноги Андрея начали предательски трястись. Неумело взятый трос резал руки.

Когда в голове мелькнула отметка «двадцать», снизу донесся приглушенный голос друга:

— Все, бросай!

Спустя мгновение трос ослаб.

Разжав истертые в кровь пальцы, Андрей нагнулся, собрал стелющиеся по камням витки веревки. Широко размахнувшись, метнул вниз. При этом его колени продолжали дрожать, а руки будто жгло огнем.

Надо бежать…

Определившись с направлением, Андрей побежал. Он даже не остался посмотреть, как Лешка будет седлать червя. Было жутко любопытно, но он обещал другу…

Ноги плохо слушались, мальчик спотыкался об острые камни, продолжая двигаться на север.

Быстрее…

За кажущимся сейчас таким далеким холмом был второй большой провал. Там Лешка еще с вечера приготовил самодельную хитрую сеть. Сейчас ее надо было достать.

Тяжело дыша, смахивая с лица соленый пот, Андрей подлетел к сложенной пирамидой груде булыжников, находящейся рядом с дышащим холодом колодцем. Пошарив рукой среди камней, мальчик с трудом вытащил свернутую в огромный моток веревку, кое-где имеющую плотные узлы. Ее концы уже были намертво закреплены на соседних скалах, осталось только сбросить сеть в воду.

Андрей подтянул моток к самому краю и столкнул ногами вниз.

Раздался громкий всплеск. Мальчик только видел, как под тяжестью сети натянулись уходящие в туман тонкие, но прочные тросы. Что происходило у самой воды, оставалось для него тайной, покрытой пеленой белого пара.

Он сидел и, положив подбородок на колено, терпеливо ждал. Время словно остановилось, не решаясь двинуться дальше. Нехорошие мысли начали лезть в голову, одна ужаснее другой.

Неожиданно внизу что-то громко ухнуло. Андрей даже подпрыгнул. Тросы зазвенели, с неимоверной силой врезаясь в камень. Чувствуя прилив адреналина, мальчик начал скакать вдоль края провала. Он вытягивал шею, в надежде хоть что-нибудь разглядеть. Но тщетно.

Вдруг туман внизу забурлил, словно пена в кипящем котле. Сквозь разорванные клочья белой пелены мелькнул темный гигантский силуэт, с силой ударяясь в стену колодца.

Камень под ногами Андрея дрогнул. В бездонную глубину посыпались песок и мелкий гравий. Длинное тело червя извивалось в страшной агонии, кольцами выскальзывая из воды, молотя о твердые стены. В последний момент гигант вдруг замер, будто смерился со своей судьбой. Но это был лишь секундный перерыв. В резком мощном толчке червь подлетел вверх, почти касаясь своей гладкой головой края провала. Послышался громкий шум выпускаемого им воздуха.

Андрей отпрыгнул назад, не спуская с чудовища глаз, полных изумления и восторга. Он увидел Лешку. Мальчишка был привязан к спине червя, почти скрываясь в глубоких складках зеленой шкуры. Он был жив и махал Андрею рукой.

Все кончилось также быстро, как и началось.

Спустившись к обмякшей туше поверженного зверя, Андрей не удержался и свалился в ледяную воду. Следом прыгнул Лешка.

— Вот видишь! — брызгаясь на друга, воскликнул он. — Мы его поймали!

— И что? — стуча от холода зубами, проговорил Андрей. — Что дальше?

— Как что? — удивился Лешка, продолжая как ни в чем ни бывало плавать вдоль огромной головы червя. — Мы победили!

Хватаясь посиневшими руками за жесткие щетинки, растущие на шкуре мертвого существа, Андрей вылез из воды. Зубы продолжали отбивать барабанную дробь.

Мы победили…

У него в те далекие счастливые времена было столько подобных побед, совершенных вместе с единственным другом, что иным и за всю жизнь не видать. И наказывали их взрослые частенько. Однако мальчики почти не расставались, с утра и до поздней ночи придумывая опасные и увлекательные игры. Им было весело.

Но это продолжалось недолго.

В один прекрасный день, проснувшись позже обычного, Андрей вышел в столовую и не обнаружил на столе завтрака, который мама каждое утро ему оставляла.

Позвав родительницу и не услышав ответа, Андрей вышел на террасу, где та любила загорать. Там ее не было.

Сердце екнуло в груди, предчувствуя нехорошее.

Спустившись на кухню, мальчик от ужаса вдруг вскрикнул. Ноги подогнулись, он невольно сел на ступеньку лестницы.

На полу, в луже липкой крови лежала его любимая мама, рукой пытаясь зажать на шее глубокую рану. Но сквозь неплотно сжатые пальцы вырывался пульсирующий алый фонтанчик, с каждым новым толчком унося из слабого тела остатки жизни.

Чуть в стороне, сжимая в руке большой столовый нож, стоял Лешка и весело улыбался. Его лицо было перепачкано кровью.

— Не-е-ет! — не веря в происходящее, истошно закричал Андрей. По его щекам ручьями текли слезы, а тело била дрожь.

Найдя в себе силы, он подскочил к светловолосому мальчишке и, схватив подвернувшуюся под руку тяжелую сковороду, ударил его по голове.

Раздался хруст. Голова Лешки неестественно легко слетела с плеч, повиснув на искрящемся шлейфе биоволокон. Из шеи хлынула черная пузырящаяся пена.

— Теперь ты понял, сын, что дружба способна причинять боль? — произнес стоящий в дверях кухни высокий мужчина в темных очках. От его злорадной ухмылки веяло смертью. — Это тебе урок на будущее. Не верь никому.

— Проклятый ублюдок! — вырвалось из пересохшего горла.

Лежа на обожженной земле, Андрей попытался сконцентрироваться на собственных чувствах. Но внутри него сейчас бушевал настоящий ураган. Память невольно возвращала те дни детства, когда он еще мог воспринимать окружающий мир не холодным разумом, а тем куском плоти, что бешено бьется в груди.

Он не мог понять, что с ним твориться. Что вызвало эти странные перемены в психике? Неужели тот странный спасительный сдвиг пространства, поменявший его с Брайаном и одеждой и местами, оставил такой след?

Великий Создатель…

С этой мыслью Андрей погрузился в спасительное забытье.

 

9

Андрей с трудом пошевелил затекшими ногами и тихонько застонал.

— Ну, ничего, ничего, — раздался над ухом блаженный скрипучий голос. — Великий Создатель подарил тебе жизнь, брат. Ты был избран Господом.

Мерное покачивание говорило о том, что Вольф находился на каком-то движущемся транспорте. Звука двигателя слышно не было, поэтому о типе машины, в которой они ехали, приходилось только гадать.

Нехотя разлепив глаза, Андрей равнодушно уставился на бежевый пластик низкого потолка, который также мог являться внутренней обшивкой и катера, и самолета, и роскошного фулкара. Посмотреть по сторонам просто не было никакого желания, но, сделав над собой усилие, Вольф приподнял голову.

Он полулежал в мягком анатомическом кресле, пристегнутый пятиточечным ремнем безопасности. Рядом в таком же кресле сидел худой сутулый служитель церкви на вид лет пятидесяти и, слегка улыбаясь, смотрел на Андрея.

Вольф много повидал человеческих колоний со всеми их разнообразными религиями, но чтобы вот так… Словно эти чудаки на маскарад нарядились: ярко красное пончо на голое тело, синие широкие шорты, едва достающие до колен, да остроносые лакированные черные туфли. На голове — обтягивающая шелковая шапка с длинными атласными лентами, падающими на плечи. Чем больше лент пришито, тем ниже сан. По мере очищения грешной души церковник постепенно избавляется от этих символов естественного начала, и в самом конце его тернистого пути должна остаться только одна лента, что будет напоминать о последнем грехе — собственном бренном теле. Но этого достигнуть практически невозможно. Даже святой пророк Янгус ушел с тремя «атласными» грехами, чего уж требовать от простых священников.

— Мы уже почти приехали, брат, — проговорил служитель церкви и положил свою костлявую ладонь Андрею на плечо. — То, что с тобой случилось — воистину Чудо. Господь обрушил свой праведный гнев на брата Джозефа, погрязшего в темных деяниях, а тебя избрал нести миру настоящую, истинную веру. Как прибудем на место, обязательно вознеси Великому Создателю хвалебную молитву и покайся.

С большим трудом Вольф вспомнил последние события: фанатика Паркера с горящими сумасшедшим огнем глазами; разрывающийся у того в руках излучатель, и странный, не укладывающийся в голове сдвиг пространства, который явился причиной его, Андрея, спасения от смертельного плазменного заряда. Причастен ли к этому Создатель? Теперь стронгер почти уже не сомневался в существовании неких высших сил, так легко играющих судьбами людей. Что им стоило взять да и раздавить жалкое ничтожное насекомое, вторгшееся в чужой мир. В последнее время случалось слишком много непонятных событий, чтобы они могли быть простыми случайностями.

— Куда мы едем? — откашлявшись, спросил Вольф.

Священник опустил глаза и сложил тощие пальцы в плотный замок.

— У нас только один путь — в Храм Скорбящих, — гордо произнес он, доставая из своих широких шорт маленький толстый томик священного писания.

Храм Скорбящих… Андрей уже некогда слышал о нем. А вот что именно? И от кого? Главное, что это сооружение находилось в одном из центральных районов Йорна. Значит, возвращение в город обеспечено.

Тем временем машина сбавила скорость и остановилась перед огромными металлическими воротами, украшенными изящными коваными узорами. Открылась неприметная дверь, с трудом выпуская грузного медлительного служителя, чье голое брюхо отвратительно вылезало из-под красного пончо. Он придирчиво осмотрел транспорт, молча кивнул сидящим в кабине братьям и, не торопясь, вручную раскрыл ворота.

Машина плавно двинулась по вымощенной белым камнем узкой аллее, уходящей вглубь шикарного сада фруктовых деревьев. С раскидистых веток, имеющих не характерный для тиартогианских растений зеленый цвет листьев, свисали сочные экзотические плоды. Несколько молодых послушников ловко лазали по небольшим приставным лесенкам, срывали фрукты и аккуратно укладывали их в стоящие между деревьев плетеные прямоугольные корзины.

В конце аллеи находилось неказистое одноэтажное здание, сложенное из серых каменных блоков. Оно не имело ни одного окна. Такое даже казармой язык не поворачивался назвать. Неужели это храм?

И тут Андрей припомнил, что Великий Создатель являлся богом подземного мира, из чего следовало предположить, что религиозное строение должно располагаться ближе к недрам планеты. Значит на поверхности всего лишь основание храма, ни в коем случае не обязанное быть шедевром архитектуры. Господь видит только внутреннюю красоту.

Худой священник и второй брат, управлявший машиной, которая на самом деле оказалась роскошным белым мобилем, помогли Андрею дойти до дверей здания. Деревянные створки тихо распахнулись, впуская людей в полумрак помещения, освещенного лишь вдоль стен тусклыми лампами накаливания. Пахло какими-то пряностями, от которых у Вольфа засвирбило в носу. Он громко чихнул. Эхо разнесло звук так гулко, будто он находился в огромной пещере.

Всмотревшись внимательнее в темную середину зала, Андрей увидел в полу большой черный провал, который и являлся причиной странной акустики. Колодец метров десяти в диаметре вел туда, где служители церкви были ближе всего к Богу — глубоко внутрь планеты.

Когда братья потащили Вольфа прямо к краю колодца, тот невольно зажмурился и начал слабо сопротивляться, предчувствуя быстрое падение вниз. Убить его вряд ли хотели, а вот покалечить могли. Но, вопреки ожиданиям, под ногами оказалось устойчивое силовое поле, которое осторожно стало опускать людей на дно. Темноту неожиданно прорезал голубоватый рассеянный свет, источник которого Андрей так и не смог определить. Казалось, сиял сам воздух вокруг.

Спустя пару минут движение прекратилось, и добродушные спутники повели стронгера по узким, выложенным старым кирпичом тоннелям. Странный свет продолжал двигаться вместе с ними, словно указывая путь. Но Андрей мало что сейчас воспринимал и ничему не удивлялся, так как его психика медленно восстанавливалась после жесткого удара. Сколько еще будет продолжаться это состояние, мог знать только Создатель.

Вольфа привели в маленькую сырую комнату, нежно уложили на стоящий возле стены топчан из необструганных досок и один из служителей сунул ему в руку томик священного писания.

— Молись, брат, — проскрипел церковник. — Молись. И покайся перед Господом.

Слегка скрипнув, дверь закрылась. Лязгнул тяжелый замок. Свет ушел вместе со служителями, и в помещении воцарилась кромешная тьма.

Совсем рядом что-то громко упало. Повеяло холодом.

Андрей нехотя повернул голову в сторону звука. Глаза уже адаптировались, и он смог увидеть, что вместо одной из стен открылся проход в крохотную коморку, посреди которой стоял образ Великого Создателя. Неизвестный скульптор постарался на славу, вложив в это произведение весь свой талант. Жаль, только, он был невменяемым сумасшедшим, способным видеть мир наизнанку.

Голова статуи медленно повернулась из стороны в сторону, каменные плечи дрогнули, а спрятанные за спиной руки осторожно коснулись пола. Нечто распрямилось и тихо приблизилось к лежащему стронгеру. Его правая щека была изрезана глубокими старыми шрамами, глаза скрыты за темными очками, стекла которых покрывали мелкие извилистые трещины. Бледные губы были плотно сжаты.

— Зачем ты здесь? — голосом, вызывающим по всему телу мурашки спросил темный образ.

Он протянул свои руки к Андрею и вместо кистей стронгер увидел насаженные на пальцы головы… своей матери и Лешки. Глаза обоих закрыты, а щеки обильно измазаны засохшей кровью.

Губы матери дрогнули.

— Ты совсем устал, сынок, — не открывая глаз, проговорила она. — Зачем ты себя мучаешь?

— Он просто любит, когда зашкаливает адреналин, — усмехнулась голова Лешки. — Это для него наркотик.

— Я просто выполняю свою работу, — тихо простонал Вольф, вертя в руках священное писание. Книга вдруг сама собой вырвалась и улетела в дальний угол.

— Не смей трогать предметы чужой религии! — рявкнуло «чудовище». — Тем более, эти страницы написаны кровью тех, кто отдал жизнь ради истинной веры.

Андрей натянул принужденную улыбку.

— Кто здесь говорит о вере? — спросил он, поворачиваясь на бок. — Это слово незнакомо губам, произнесшим его. Так недолго и подавиться.

Нечто громко рассмеялось.

— Ты хорошо освоил все мои уроки, — холодным голосом произнесло оно. — Ты прекрасный специалист. Но самое главное так и не заметил. А что может быть главным в работе стронгера?

Андрей молча уставился в потолок. На миг ему показалось, что все это представление является продуктом чей-то атаки на сознание. И эта атака имела четкое направленное действие на определенные участки психики, знать о которых мог только доверенный специалист.

— Он просто привык доверять своему чутью, — пробормотала голова Лешки, открыв вдруг глаза. Биооптические элементы выскочили из глазниц и повисли на тонких волокнах. — А ведь оно всего лишь иллюзия.

— Это не иллюзия, — возразила голова матери. По ее щеке пробежала алая слеза. — Чутье не раз спасало ему жизнь. Разве не так?

— Все верно, — сказал обладатель мертвых голов. — Развитое чутье вовремя предостерегает от угрозы. Но главное не оно. Я не единожды пытался показать тебе истинное положение окружающих нас вещей. За всеми видимыми объектами спрятано нечто более значительное, осознать которое обычному человеку практически невозможно. Не научившись по-настоящему видеть, ты не сможешь выжить на Тиартоге, а уж тем более закончить здесь работу.

— Что я должен увидеть? — спросил Андрей, пытаясь сесть. Тело было будто из ваты и, сделав неловкий толчок, он без сил упал на грубые доски.

— Осторожнее, сынок, — всхлипнула голова матери. — Ты можешь удариться.

— Этому парню уже ничего не страшно, — зло усмехнулся Лешка. — После коррекции психики он еще долго будет похож на овощ. Кто-то явно перестарался.

Сделав еще одно усилие, Андрей дернулся вперед, пытаясь дотянуться до стоящего рядом жуткого создания. Но рука лишь неуклюже рассекла воздух. В том месте никого уже не было.

— Ты готов продолжить свой путь? — с оттенком иронии поинтересовалось Нечто, медленно отступая к своей коморке за стеной. Головы из его рук неожиданно исчезли, и теперь длинные тонкие пальцы нервно дергались в непонятных судорогах.

В следующий миг окружающий мир закружился в бешеном танце, постепенно исчезая во тьме. Сознание вновь ускользало…

Постепенно придя в себя, Андрей почувствовал, как над ним кто-то склонился. Он не мог открыть глаза из-за прикрывающей их плотной повязки, но прекрасно ощутил дохнувшее в лицо горячее смрадное дыхание.

— Это он? — проскрежетал сиплый старческий голос.

— Да, Старший брат Иртан, — прозвучал незамедлительный ответ. Говорил тот самый церковник, что подобрал стронгера на берегу. — Он поистине отмечен Знаком. Я был тому свидетель.

— Что-то я не уверен в милости Великого Создателя, дарованной этому человеку, — скептически пробормотал старик и коснулся сухой холодной ладонью лица Андрея. — Он не похож на истинного, чистого душой праведника. Больше на проходимца смахивает. Ты не ошибся случаем, брат Сердас?

— Перед Господом все равны, Старший брат Иртан. И этот человек действительно избран Великим Создателем.

Старик откашлялся, а затем с усмешкой произнес:

— У меня нет оснований не верить твоим словам, брат. Но и принять их беспрекословно не в силах. Судя по тому, как в глазах твоих я вижу нездоровый огонь лихорадки, не стоит ли мне призвать тебя к Очищению? Сейчас настают смутные времена, и я хочу быть уверен, что в тебя не вселился один из проклятых адептов Тьмы. Они теперь повсюду.

Брат Сердас немного замялся. Вольф слышал, как сердце церковника буквально вырывается из груди.

— Придется вас обоих провести через Очищение, — тем временем продолжил старик. — Если Великий Создатель один раз даровал жизнь этому человеку, то снизойдет и во второй раз. Тогда я с чистой душой смогу преклонить перед ним колени.

— Мне кажется, что ты сомневаешься в выборе Господа, Старший брат Иртан, — с некоторой робостью в голосе проговорил Сердас. — Опомнись, и прими его как отмеченного Знаком.

В горле старика что-то глухо заклокотало.

— Ты не оставляешь мне выбора, брат, — зло прошипел он. И затем что есть сил, воскликнул: — Призываю к немедленному Очищению!

В следующий момент Андрей услышал громкий стук распахнувшейся тяжелой двери, сопровождаемый многочисленным топотом ног. Судя по звукам, в помещение вошло не менее десяти человек.

— Подготовьте их, — отдал приказ Старший брат. Вольф нисколько не сомневался, что подготавливать собирались его и Сердаса.

Однако последовавший за этим приказом тихий шорох заставил стронгера насторожиться. Этот звук он ни с чем не мог спутать. Так шуршит одежда только в одном случае — когда человек встает в боевую стойку. И не важно, каким искусством он владеет. Звук всегда выдает опытного мастера.

Дальше Вольф уже ничего не разбирал. Многочисленные удары от соприкосновения друг о друга тренированных тел слились в единый ритм. Никто из бьющихся не произносил ни слова. Изредка Андрей слышал глухие удары, говорившие об очередном падении поверженного противника, однако остающихся лежать окончательно было совсем немного.

Но сейчас, лежа с закрытыми глазами среди неистово сражающихся служителей Церкви, стронгер абсолютно не имел желания в чем-либо разбираться. Его даже не интересовала причина, по которой церковник Сердас пошел против Старшего брата Иртана, хоть он и слышал весь недавний разговор. В его памяти мало что сохранилось. Перед внутренним взором до сих пор продолжало стоять ужасное каменное Нечто, растягивая зубастый нечеловеческий рот в мерзкой улыбке…

— Пойдем, брат, — неожиданно прозвучал над ухом запыхавшийся голос Сердаса. Крепкая рука схватила Вольфа за руку и сильным рывком стащила на пол.

Что происходило дальше, Андрей помнил смутно. Его куда-то долго тащили, так и не сняв с глаз темной повязки. Он едва перебирал негнущимися ногами, несколько раз падал, спотыкаясь о ступени лестниц. И, в конце концов, стронгер обессилено свалился во что-то мокрое и холодное.

Совсем рядом, над самой его головой раздался знакомый голос:

— О, слава Создателю! Таки вернулся!

 

10

— Я не буду тебя спрашивать, каким чудесным образом ты появился у моего порога, — Хугу настороженно оглядывался по сторонам, будто ожидая внезапного нападения. — Но, сейчас тебе лучше скрыться. Эрни, отведи его в дом.

Угрюмый охранник молча подошел к лежащему в глубокой луже Андрею и одной рукой ловко поставил его на ноги. Сдернул с глаз повязку. Вся одежда стронгера была покрыта толстым слоем бурой липкой грязи, которая медленно сползала вниз, лицо едва узнавалось, а волосы свисали толстыми неровными сосульками. Вольф безразлично смотрел куда-то вдаль, и казалось, не замечал ничего вокруг себя.

— Что с тобой, мастер? — старик озадаченно потряс его за плечо. — Неужели, все-таки, Краммер?

Услышав знакомую фамилию, Андрей вздрогнул.

— Сволочь, — не к кому не обращаясь, буркнул Хугу, следуя за скрывшимися в проеме парадной двери стронгером и Эрни.

Вольфа проводили в его маленькую комнату. Незамедлительно принесли чистую одежду. Нашелся даже незатейливый примитивный душ.

Пока Андрей приводил себя в порядок, Хугу с нетерпением ждал, сидя возле двери на невесть откуда взявшемся старом стуле. Видимо, принес с собой. Его правое веко нервно дергалось. Старик то и дело подносил к губам неумело забинтованную руку, что-то беззвучно шептал, словно заговаривал рану, а затем, обреченно вздыхая, опускал ее на колено.

Времени оставалось совсем немного.

Дверь в душевую вдруг громко скрипнула. Хугу подскочил как ужаленный, уставив свой взгляд на медленно двигающегося вдоль стены Андрея. Силы стронгера постепенно возвращались, но до прежней формы ему было еще очень далеко.

Сначала Вирджину показалось, будто Вольф испытывал последствия длительного пребывания под «астралом». Некоторые люди, что здоровьем послабже, иногда вообще не возвращаются в реальную жизнь, оставаясь в мире грез навсегда. Те счастливчики, сумевшие благополучно выбраться, вели себя подобным образом. Почти одинаковые симптомы.

— Ты видел Краммера? — первым делом спросил старик, заглядывая Андрею в ничего не выражающие, стеклянные глаза. У нормального живого человека не могло быть такого взгляда. Разве что у покойника.

— Видел, — проговорил Вольф, пытаясь отстранить Хугу и пройти к кровати. — Давно видел.

Старик крепко выругался. Надежда на благополучный исход конфликта с полковником моментально испарилась. Значит все проблемы еще только впереди.

Нервно покусывая бинты на руке, Хугу сглотнул подступивший к горлу комок и спросил:

— Как твое имя? Это очень важно.

Выдержав некоторую паузу, словно с трудом вспоминая, Андрей ответил:

— Меня зовут Вольф.

— Это твое настоящее имя?

— Да.

Бывший контрабандист озадаченно нахмурил брови. Что-то здесь было не так. И он это прекрасно чувствовал.

— Скажи мне, Вольф. Ты знаешь Дастина Слейка?

Андрей на этот раз думал дольше.

— Да, знаю, — буркнул он и начал заваливаться на старика. Глаза стронгера нехорошо закатились.

— Эрни! — громко завопил Вирджин Хугу, пытаясь удержать тяжелое бесчувственное тело, но куда уж там старику — они упали вместе.

Прибежавший на крик здоровенный охранник помог своему боссу подняться, затем молча сгреб стронгера в охапку и, следуя указаниям, понес его вверх по лестнице.

Очнулся Вольф в апартаментах у Хугу. Он лежал на узкой мягкой койке, любезно застеленной старым протертым покрывалом. Таинственный человек, чье лицо скрывал черный капюшон, тыкал ему в нос флакончик с резко пахнущим веществом. Сам же старик сидел чуть поодаль, на любимой софе, внимательно наблюдая за происходящим. Возле дверей стояли два здоровяка. В руках они держали ружья.

— Где мы можем найти этого Слейка? — спросил Хугу, едва только отошел в сторону «доктор» в костюме смерти.

Андрей промолчал.

— Ты пойми, это очень важно, — Вирджин тяжело встал и подошел к Андрею. Сел на край кровати. — Речь идет о наших жизнях. Половник Краммер очень страшный человек. Он в живых никого не оставит.

— Он по-любому всех уничтожит, — четко произнес стронгер. — Даже если ты отдашь ему Слейка. Шансов нет.

Старик поморщился, будто от ноющей зубной боли и покачал головой.

— Шансы есть всегда, Вольф. Если Краммеру нужен этот человек живым, то у меня появится дополнительный козырь. Так что в твоих же интересах рассказать мне, где его найти.

— Ты же не глупый человек, Хугу, — Андрей приподнялся и принял сидячее положение. Взгляд его был уже вполне осмысленным. — Неужели ты не понимаешь, что все равно вы все умрете. Если не окажете полковнику достойное сопротивление. Лишь с оружием в руках есть возможность выжить. Но она настолько мала…

— Замолчи, — зашипел бывший контрабандист, шарахаясь в сторону. — Ты несешь бред. Ты видел технику отряда Краммера? Они же способны в мгновение ока смести с лица планеты весь город. С нашим оружием мы им не страшны.

— Это все жалкие отговорки, — вздохнул Вольф. — Ты же боишься, Хугу. Я это прекрасно вижу. Но стоит подумать головой и разработать стратегию, так и с плохими ружьями можно нанести врагу приличный урон. Тем более, вы здесь хозяева, а они гости. Давай, Хугу. Ты же не трус.

— Сумасшедший! — воскликнул Вирджин, вскакивая с места. — Ты сам-то веришь в этот бред? Или ты говоришь мне, где Слейк, или я приму крайние меры.

Повернувшись к охранникам, толстый старик приказал:

— Приведите сюда девчонку. Быстро.

Один из парней молниеносно скрылся за дверью и через несколько минут втолкнул в комнату брыкающуюся Сью. Ее руки были крепко связаны за спиной, а во рту торчал своеобразный кляп. Девочка гневно мычала, то и дело, стараясь ударить ногой идущего следом здоровяка.

— Ну, ты и гад, — покачал головой Андрей. — Она-то здесь причем?

— Страховка, — развел руками Хугу. — Как и обещал перед твоим уходом. Извини, что мы так ее упаковали. Уж больно вспыльчивый у нее характер. Ну, так как? Говоришь?

Охранник, стоявший до этого без дела, демонстративно приставил к голове Сью свое потертое ружье. Снял с предохранителя.

Девочка замерла.

Андрей осторожно слез с кровати и сделал несколько шагов по направлению к заложнице.

— Ни с места! — рявкнул старик, становясь на пути стронгера.

— Поздно, Хугу, — произнес Вольф, кладя ему руку на плечо. — Сью была права. Ты — настоящее дерьмо.

Неожиданно девочка задергала головой и начала активно мычать, подавая неясные знаки. Краем глаза Андрей заметил за окном неясную тень, вдруг закрывшую пробивающийся в комнату дневной яркий свет.

Он почувствовал опасность. В то же мгновение сквозь стекло метнулся плазменный заряд, с шипением ударяясь в держащего ружье здоровяка. Огненные брызги вперемешку с обугленной плотью полетели на стоящую вокруг антикварную мебель. Ковры тут же начали гореть.

Андрей, резко падая на пол, успел заметить, как второй огненный сгусток разнес на куски стоящую возле стены статую обнаженной женщины. Посыпалась мраморная крошка.

Вопреки инстинктам самосохранения, Вирджин, раскрыв рот, замер в неестественной позе. У него явно был шок.

Вольф точным ударом сшиб старика с ног. Миг спустя воздух над ним прошили несколько шипящих зарядов, один из которых снес голову неосторожному охраннику. Где же старик набрал таких дилетантов?

Быстро осмотревшись, Андрей увидел лежащую под столом Сью. Девочка пыталась ногами дотянуться до валявшегося рядом ружья, но у нее это плохо получалось.

Вольф ловко перекатился к ней и попробовал развязать веревки, крепко стягивающие тонкие запястья. Вязал знающий человек. После неудачной попытки, он все же нашел на полу острый осколок стекла и одним движением перерезал прочные узлы. Затем вытащил кляп.

— Я же тебя предупреждала! — взвизгнула Сью, отталкивая от себя Андрея. — Упрямый придурок!

Стронгер пропустил ее слова мимо ушей. Подобрав оружие, он убедился в его боеготовности. Обойма была почти полная.

Чуть в стороне зашевелился Хугу, явно пытаясь подняться. Видимо, смерти захотел.

Одним выстрелом поверх головы Андрей быстро его успокоил. Старик прикрыл затылок руками и резво забился в дальний угол.

Тем временем, оконная рама с грохотом влетела внутрь помещения, осколки уцелевшего стекла звонко забарабанили по полу, а через освободившийся проем начали запрыгивать вооруженные люди, одетые в блестящие обтягивающие комбинезоны. Из глазных прорезей их шлемов били тонкие белые лучи, которые обшаривали комнату в поисках живых организмов.

Подняв ружье, Андрей нажал на спуск.

 

11

Вольф до последнего надеялся, что старое ружье заряжено какими-нибудь хитрыми пулями, но к его сожалению из ствола вылетел всего лишь кусок железа, не причинивший оперативнику абсолютно никакого вреда. Тот только слегка подался назад, принимая плечом сильный удар. Пуля рикошетом ушла куда-то в сторону.

Не сумевший вовремя определить траекторию выстрела, человек в блестящей броне начал рыскать по сторонам. Лучи сканеров неутомимо обшаривали помещение в поисках живых организмов, но пока что впустую. Андрей и Сью оставались незамеченными.

— Это за тобой пришли, — неожиданно раздался голос Хугу. Старик ворочался где-то в стороне, не обращая внимания на вторгшихся в комнату агрессоров. — Ну, и чем ты Краммеру не угодил? А?

— Он рехнулся, — одними губами произнесла девочка, при этом покрутив указательным пальцем у виска. В ее глазах читался сильный страх.

Андрей молчал. Он, в отличие от Вирджина, не собирался выдавать себя. Похоже, старик совсем спятил… А может, отвлекал бойцов?

Белые лучи мигом двинулись на звук голоса. Излучатели оперативников тихо гудели, готовые в любой момент исторгнуть из себя плазменные заряды. В воздухе чувствовался запах озона.

— Ножка моего стола, — вдруг отчетливо произнес Хугу. Стронгеру сначала показалось, что старик такой фразой своеобразно выругался, но потом до Андрея дошел истинный смысл сказанного. Вирджин явно обращался к нему, давая подсказку к дальнейшим действиям.

Подошедший к Хугу оперативник четким отработанным ударом опустил ему на голову тяжелый приклад. Краммеру нужны были не только трупы, но и заложники.

— Дастин Слейк! — раздался искаженный электроникой незнакомый мужской голос. — Мы знаем, что ты здесь! Прятаться нет смысла! Выходи, и ни один человек больше не пострадает!

— Не смей этого делать, — испуганно шепнула Сью, прижимаясь к Андрею. — Они тебя убьют. А потом меня.

Вольф покрутил головой, пытаясь определить, какая из четырех фигурных ножек, держащих массивную крышку письменного стола Хугу нужная. Скорее всего, воздействие на нее откроет потайную дверь, ведущую в безопасное место. Пути для бегства всегда имеются у таких людей, как Вирджин. Сейчас был тот самый момент, когда нужно незаметно уйти. Разве что не хозяину кабинета.

Первые две ноги, опробованные Андреем во всех направлениях результата не дали. Та, которую дергала Сью — тоже. Быстро подобравшись к последней, стронгер со всей силы ударил по ней кулаком.

Внутри стола что-то хрустнуло. Внизу, под толстыми плитами пола заработал скрытый механизм. Часть пестрого ковра возле постамента одной из статуй, стала медленно отползать в сторону, открывая небольшую прямоугольную нишу тайника.

«Вот старый пройдоха», — с некоторым сожалением подумал Вольф, понимая, что это не секретный лаз. Содержимое тайника недвусмысленно намекало на предстоящую бойню. — «Да, с таким арсеналом можно и город в одиночку брать».

Размышлял Андрей несколько мгновений. Все же мысленно поблагодарив Хугу, он сжался, словно тугая пружина, и резко метнулся к тайнику. Вольф еще из своего укрытия приметил лежащее внутри мощное оружие. Огромный, тускло поблескивающий вороненым стволом лучемет был как никогда кстати. Оставалось только надеяться, что батареи заряжены. А иначе все будет плохо… И плохо будет всем.

Ему повезло. Бросок был оперативниками не замечен. Стронгер рывком выдернул орудие из пластиковой ячейки и с ощутимым трудом поднял на руки. Вес был поистине чудовищным. Он бы нисколько не удивился, узнав, что подобные лучеметы устанавливают как стационарные на боевых машинах. Этот был приспособлен для управления в ручном режиме.

Оружие было полностью готово к бою.

Едва Андрей активировал встроенный процессор, на небольшом мониторе мгновенно отразились все находящиеся в помещении живые цели. Их было шесть, включая «отдыхающего» старого Вирджина. Система выделила его зеленым контуром, как наименее опасный объект. Самый высокий приоритет был у человека, стоящего возле окна. Видимо, он только что проник в комнату и, увидев вооруженного Вольфа, нерешительно замер, выставив вперед легкий излучатель. Его контур на экране предупредительно мигал красным цветом.

Андрей невольно содрогнулся. Привыкнув доверяться своему чутью, он пропустил смертельную опасность. Развитое чувство самосохранения, не раз спасавшее ему жизнь, сейчас предательски промолчало.

Почему же оперативник не открыл огонь? Ведь стоило ему надавить на курок, и Андрей Вольф, стронгер категории А, превратился бы в пылающий факел. Неужели бойцам отдана команда брать объект живым?

Тогда это был шанс…

Воспользовавшись заминкой незваного гостя, Андрей нажал на спуск.

Бледно-розовый луч ударил оперативника прямо в грудь. Блестящая ткань брони тут же рассеяла энергию, не оставив на поверхности даже следа.

Увидев, как на экране погас контур приоритета опасности, Вольф недоуменно нахмурился. Система сообщала, что цель якобы уничтожена. Этого не могло быть. Человек продолжал стоять, сжимая в руках излучатель, живой и невредимый.

В следующий момент остальные цели начали неистово мигать алыми контурами. Оперативники быстро разворачивались, занимая позиции для ведения огня, но пока не стреляли.

— Дастин Слейк, ты нужен полковнику живым! — проговорил один из людей Краммера. Вероятно, командующий офицер. Однако определить его среди остальных членов команды стронгер так и не смог. Защитные костюмы делали всех бойцов безликими, лишая индивидуальности, и для непосвященных заметить знаки отличия было практически невозможно. — Не делай глупостей. Мои парни обучены убивать, так что парализаторов у них нет. Если они разозлятся — умрете все. Сдавайся добровольно, и Вирджин Хугу будет жить.

Двое оперативников выволокли вперед бесчувственное толстое тело старика, бросив на пол, словно тряпичную куклу. Хугу слабо застонал.

Вольф вздрогнул, почувствовав, как к нему сзади прижалось хрупкое тело Сью. Девочка, обхватив тонкими руками талию стронгера, с испугом и недоверием выглядывала из-под его руки.

— Убей их всех, Вольф, — тихо умоляла она. — Так же, как этого.

Андрей мельком взглянул в сторону окна, где недавно стоял «несостоявшийся труп». Сейчас на полу, под подоконником, валялась лишь скомканная блестящая одежда, а из многочисленных складок сочилась странная розовая жидкость. Чуть в стороне лежал исходящий паром шлем.

Однако…

Вольф попытался определить тип лучистой энергии, делавшей с людьми подобное. Но ничего, даже отдаленно похожего, он так и не вспомнил. Стало быть, тиартогианские специалисты снова отличились.

— Передайте Краммеру, что мы уходим, — сплюнув на пол, Андрей отдал лучемету команду убивать.

Несколько призрачных лучей поочередно расчертило пространство комнаты, как и в первый раз, не оставив никаких следов. Это была неторопливая смерть, дававшая жертвам замолить все свои грехи. Но в данном случае, короткая отсрочка позволила противнику произвести ответные действия.

— Не стрелять! — раздался истошный вопль офицера, но было уже поздно.

В сторону Андрея метнулось три плазменных заряда. Отшвырнув тяжелый лучемет и схватив Сью, он упал на пол, пропуская огонь над собой. С жутким гулом плазма выжгла часть пластиковой перегородки, наполняя воздух сильным жаром. Едкий черный дым быстро заполнил помещение, раздирая легкие.

Девочка начала захлебываться кашлем.

Воспользовавшись дымовой завесой, Андрей потащил Сью к выходу. Он хорошо запомнил расположение предметов вокруг, и поэтому почти не спотыкался.

Проходя мимо тайника, стронгер упал на колени, нашарил рукой первое попавшееся портативное оружие и быстро сунул его за пояс. Разбираться что к чему времени сейчас не было.

Неожиданно рядом раздался громкий визг. Это был голос Сью.

— Неужели ты думал, что мы используем оптическое зрение? — с иронией произнес командующий офицер. Судя по звуку, он был где-то совсем близко. Возможно, стоял в метре впереди, ехидно корча рожи и пытаясь удержать брыкающуюся девчонку. Вольф ничего не видел. Глаза начало жутко щипать.

— Ты на прицеле, Слейк, — продолжал говорить скрытый в пелене дыма оперативник. — Девчонка у меня. Тебе некуда деваться. Подними руки за голову и ляг на пол.

— Не слушай его! — вскрикнула Сью. — Беги, Вольф! Они мне ничего не сделают!

Следом раздался звонкий звук пощечины.

— Ни с места! — предупредил офицер. — Твоя подружка глупа, если действительно верит в свою неприкосновенность.

Андрей судорожно соображал. Сделать что-либо в данной ситуации было практически невозможно. Дым разъедал легкие, а на глаза обильно наворачивались слезы. Мозг отказывался правильно работать.

Вольф прекрасно знал, что в иной ситуации он бы быстро нашел правильное решение. Но сейчас вариантов не было совсем.

Абсолютная пустота…

Медленно кладя руки на затылок, стронгер еще надеялся на какое-нибудь чудо. Наверное, впервые в своей жизни он не мог рассчитывать на собственные навыки. Весь привычный ему мир рушился, наполняясь неизведанными, неподвластными контролю ощущениями, противостоять которым Андрей не имел не единого шанса.

Что же он должен был увидеть на этой проклятой планете? Что?

Внезапно раздался глухой удар, а затем последовал протяжный страдальческий стон. На сей раз звук издавал мужчина.

«Неужели Сью»? — не веря шальной мысли, Вольф пытался разобраться в творившейся рядом возне. Дым начал рассеиваться и сквозь темную завесу проступили смутные тени. — «Как же она смогла достать облаченного в броню воина? Это невозможно даже для тренированного стронгера.»

Сильный удар в живот сшиб Андрея с ног. Частично гася инерцию, он сгруппировался и быстро перекатился к стене. В тот же момент сверкнули три плазменные вспышки, и пол в том месте, где он только что стоял, ярким пламенем взметнулся вверх.

— Бежим, — бросила Сью, пытаясь поднять его за воротник.

Вольф рывком вскочил, хватая девочку за плечо.

— Как ты… — начал было он, но времени не оставалось даже на короткую реплику. Едва различимые в дыму темные фигуры пришли в движение.

— Тварь, — сквозь зубы прошипел офицер, не в силах разогнуться. Он никак не мог поверить, что эта маленькая бестия каким-то образом сожгла батарею, питающую все системы его легкой брони. А ведь источник энергии защищен специальными сверхпрочными пластинами, выдерживающими даже прямое попадание силового снаряда. Нашла-таки слабое место.

Хотя, девчонка тем самым сама себя обрекла на смерть. Да и парня тоже. Передатчик не работает, так что отдать приказ на прекращение огня он уже не сможет. Увы. Бойцы знают свое дело.

Дернувшись в сторону двери, Андрей вовремя остановился. Там могли их ждать остальные члены команды Краммера. А возможно, и сам полковник. Рисковать так не стоило.

Вольф и Сью метнулись к раскуроченному окну. Здесь шансы выбраться были более реальны, поскольку вторжение оперативников произошло именно через него. Их появления могли просто не ждать.

Порыв прохладного ветра разметал клубы дыма, и Андрей отчетливо увидел стоящую в проеме чудовищную громоздкую фигуру. То, что это был человек он сообразил отнюдь не сразу.

Огромный ствол плечевого излучателя черным зрачком уставился стронгеру прямо в лоб.

Сью в ужасе вскрикнула.

 

12

Ральф Хьюс всегда знал, что участившиеся в последнее время небольшие конфликты между Дивиаполисом и Йорном рано или поздно обязательно перерастут в настоящую войну. Войну, в которой у лесного города не будет никаких шансов уцелеть. Его просто сотрут с лица планеты, как муравейник с назойливыми насекомыми.

При слабом вооружении и плохой личной защите солдат, у «лесовиков» был лишь один главный союзник — внезапность. В случае атаки Йорна первым, оборона Дивиаполиса не продержится и десяти минут, а вот если все будет наоборот, то быстрым точным ударом, которого никто не ждет, они смогут нанести немалый урон прибрежному городу. Правительство Йорна в последнее время перестало заботиться о безопасности периметра, предпочитая тратить финансы на собственные нужды. Что ж, они сами себя обрекли.

Ральф прекрасно понимал, что это будет его последняя битва. А также, последнее сражение его немногочисленной армии. Последний день прекрасного города Дивиаполис. Но честь для каждого жителя сейчас была превыше всего, особенно честь Святого Якоба.

Вспомнив страшную картину, представшую недавно перед его глазами, мэр Хьюс сжал кулаки. Зубы его заскрежетали.

Как эти ублюдки посмели осквернить храм? Как им такое вообще могло придти в голову? Ведь они чтят волю Великого Создателя, а он строго — настрого запрещает входить в церковь с оружием. Так ради чего йорнцы готовы были переступить черту?

Храм Святого Якоба открывался только раз в месяц, на праздник Завершения. Верующие собирались перед алтарем и слушали трехчасовую службу, во время которой нельзя было произносить ни слова. Священник один имел право говорить, так как за три дня до начала праздника ради очищения духа отказывался от многих человеческих нужд.

Но в этот раз все было совсем по-другому. Едва двери храма поутру открылись, как тут же раздался истошный вопль отца Рида. Взволнованный народ повалил внутрь.

Весь пол был залит кровью. На стенах и потолке были развешаны расчлененные «собаки», давно пропавшие у одного из охотников. Мертвая плоть уже успела заметно испортиться. Воздух был наполнен смрадом разложения. А на полу, в самом центре зала, красовался знак Церкви Великого Создателя, нарисованный смесью из крови и собачьих экскрементов. Несколько предметов, явно принадлежащих йорнским священникам, беспорядочно валялись возле алтаря.

Однако так никто из очевидцев не проронил ни слова. Лишь выйдя наружу рассвирепевшие люди начали страшно ругаться, проклиная тех немыслимых чудовищ, что осмелились замахнуться на святыню.

Тогда и было все решено.

— К нам приближается береговой патруль, — сообщил подошедший к Ральфу молодой охотник, одетый в самодельные металлические доспехи. Приплюснутый шлем на его голове напоминал суповую тарелку.

— Не трогайте их, — нахмурившись, произнес Хьюс. — Нас не должны раньше времени обнаружить. Продолжаем двигаться к цели.

Забравшись в кабину своего фулкара, мэр еще раз внимательно просмотрел старые чертежи, оставшиеся со времен строительства Йорна. Сколько же пришлось отдать «астрала», чтобы их заполучить. Но они того стоили.

На пожелтевшей бумаге город был представлен во всех мелких деталях, включая подробные технические данные о защитных системах. За сотни лет оборона не только не модифицировалась, а наоборот — постепенно приходила в упадок, так как не было причин ее ремонтировать.

Тем временем колонна из двадцати больших восьмиколесных машин уверенно пробиралась сквозь непроходимые джунгли, с каждой минутой приближаясь к прибрежному городу. На их бронированных крышах помимо надстроенных блистеров, стояли теперь новые скорострельные боевые комплексы, купленные еще весной у островитян. Их берегли как раз на случай серьезной заварушки.

— Мы почти у цели, — сообщил водитель, снижая скорость.

Хьюс взглянул на экран. Сквозь редкие стволы деревьев проглядывала песчаная полоса берега, постепенно исчезающая в темных водах океана. Город отсюда был едва виден.

— Подойдем ближе, — произнес Ральф, включая направленный передатчик.

Поднеся к губам маленький микрофон, он приказал:

— Всем командам. Соблюдать полное радиомолчание. Слушать одного меня. Через несколько минут начнем подготовку.

На экране мелькнуло растерянное детское лицо. Мальчик лет десяти неожиданно выпрыгнул из кустов и, что есть сил, бросился по направлению к городской стене.

Повернувшись к сидящему в кузове Стиву Нэгги, мэр приказал:

— Догони его. Но не убивай.

Охотник молча кивнул, открыл люк и на ходу выпрыгнул из фулкара. Его мускулистая фигура, одетая в кожаную одежду быстро замелькала среди веток, уносясь вслед за ребенком. В руках Стив сжимал верный карабин.

Спустя несколько минут он вернулся, таща за ногу обмякшее маленькое тело. Голова мальчика болталась из стороны в сторону, цепляясь длинными светлыми волосами за колючую траву. Вот только уж очень много крови было на детской одежде.

Присмотревшись внимательнее, Ральф различил у жертвы на груди тонкое пулевое отверстие.

— Черт! — выругался мэр, хлопая себя ладонью по колену. — Я же говорил: не убивать.

— Люди жаждут смерти каждого йорнца, мэр, — сказал водитель, останавливая машину. — Привыкайте к подобной жестокости. Ее будет ой как много.

Стив ловко залез обратно в кузов и аккуратно положил тело ребенка на грязную ветошь, неизменно лежащую на полу любого фулкара. Прикрыл ему веки.

— Прыткий оказался, зараза, — усевшись рядом с трофеем, проговорил охотник. — Не смог я его догнать. Пуля догнала.

— Ну, и зачем нам здесь труп? — повернувшись к нему, с укором спросил Ральф. Его кулаки невольно сжались.

Ответил мэру водитель.

— Стив из тех истинных охотников, что старые традиции чтут. Они первую добычу всегда в дом тащат.

* * *

Вооружение фулкаров было приведено в полную готовность. Скрытые густыми синими зарослями, машины были грамотно рассредоточены и абсолютно невидимы снаружи. В блистерах заняли свои посты операторы боевых комплексов, готовые в любой момент открыть по обозначенной цели шквальный огонь. Ждали только соответствующей команды Хьюса.

Исходя из данных, указанных на инженерном плане, у каждого оператора был определен свой объект поражения. Все важные системы обороны и жизнеобеспечения города должны быть уничтожены в первую очередь.

— Все готово, мистер Хьюс, — доложил Стив Нэгги, сверяя отчеты других команд. Радиомолчание хранили исправно, используя короткие лучевые сигналы. — Все ждут вашей команды.

Ральф тяжело вздохнул, вытер платком со лба пот и тихо вышел из машины.

Он стоял на небольшом пригорке, откуда стена Йорна замечательно просматривалась. Находящееся высоко в небе жаркое солнце ее здорово нагрело, и над гладкой металлической поверхностью было хорошо заметно дрожание горячего воздуха.

До города было примерно три километра, но звуки, свойственные большим скоплениям людей сюда совсем не доходили. Создавалось впечатление, будто несколько тысяч человек вдруг разом уснули, выключив до кучи все свои механизмы. Или умерли, не дождавшись справедливого возмездия.

Тишина…

Ральф уже давно не ощущал такой мертвой тишины. Даже ветер совсем стих, что поблизости от океана обычно никогда не бывает. Мир затаился перед грядущей бурей.

«О, Святой Моорт, как же трудно сделать последний шаг. Быть палачом тысяч людей, хоть и заслуживших такой участи…»

До этого момента все было так просто. Все казалось таким правильным, что не вызывало ни малейших сомнений. Но сейчас…

«Господи, как же трудно…»

Мирный, пригретый полуденным солнцем город не вызывал больше отрицательных эмоций. Гигантская металлическая шайба тихо спала, глубоко запрятав свои ядовитые жала, словно млеющая на трухлявом пне змея.

— Мы ждем, мэр! — раздалось вдруг из открытого люка.

Работал явно радиопередатчик.

— Проклятье! — Хьюс кинулся в машину.

«Кто это? Джефери? Или Пирс? Что они творят?»

— Кишка тонка, мэр? — продолжал говорить голос. — Или ты пожалел этих ублюдков?

«Точно, Джефери. Он же нас всех выдал».

Схватив микрофон направленного передатчика, Ральф заорал:

— Ты что себе позволяешь, кретин?! Какого хрена ты вышел в радиоэфир?!

Но последние его слова потонули в грохоте стартовавшей термической ракеты. Оставляя за собой белый инверсивный след, она быстро понеслась в сторону затихшего города, над стенами которого уже взмыла в небо стая сверкающих на солнце летательных аппаратов.

Следом за первой ракетой загрохотали установки остальных фулкаров. С шипением понеслись заряды плазмы.

Сев в проеме люка, Ральф Хьюс с некоторой тоской смотрел на первые распустившиеся цветки яркого пламени, украсившие собой мрачную «консервную банку» Йорна.

Все началось без его решающей команды.

 

13

Андрей осторожно отступил в сторону, увлекая за собой Сью. У девочки от ужаса округлились глаза. Она никак не ожидала увидеть такого необычного противника, равно как и стронгер. Человек, облаченный в тяжелую броню СБ Йорна являл собой зрелище не для слабонервных.

Вольф припомнил стандартные доспехи солдат Федерации, и пришел к выводу, что те, по сравнению с этим жутким монстром выглядели нелепой бутафорией, хоть и считались одними из самых совершенных. Просто никто из федералов не бывал на Тиартоге.

— Ну, вот мы и встретились, мистер Слейк, — донесся искаженный динамиками знакомый голос.

Полковник Краммер вошел в комнату, с грохотом круша и ломая без того пострадавший антиквариат. Под огромной металлической ступней брони хрустнула голова мраморной статуи, лежащей на прожженном ковре. Среди обломков заискрил перебитый электрический провод.

— Что тебе от меня надо? — спросил Вольф, отодвигаясь к стене. Сью жалась к нему всем телом.

Краммер остановился. Из его глаз ударили белые лучи биосканера, тщательно прошлись по телу Андрея, проверяя каждую клетку его организма. Закончив идентификацию, полковник удовлетворенно хрюкнул.

— Тебе знаком этот предмет? — спросил он, и в воздухе возникло четкое голографическое изображение. Вольф сразу же узнал свой старый «квазар». Излучатель стал медленно вращаться, поворачиваясь к Андрею потертой эмблемой не существующего ныне Альянса.

— Так вот, значит, из-за чего вся эта возня, — вздохнул стронгер, нащупывая рукоятку спрятанного под одеждой оружия. — Почему он тебя заинтересовал?

— Не он! — рявкнул Краммер, резко махнув стальной ручищей. Сервомоторы возмущенно взвизгнули. — Мне интересен только знак, и все, что с ним связано. Это относится к Галактическому Альянсу?

Андрей удивленно приподнял брови. Краммер знал гораздо больше ему положенного. Но откуда такие знания у человека, живущего в обществе, где космос объявлен Святой Церковью как Темная Бездна, приносящая только зло? А управляющие тиартогианской колонией некогда заявили о гибели всего остального человечества. Да, они все страстно желали власти, недоступной им ранее. Но поступить так с ни в чем не повинными людьми… Хотя надо отдать им должное. Технологии, оставленные предками, не утратились, как это произошло на Земле, а в какой-то степени даже развивались. Вот только чья это заслуга на самом деле?

Вольф предположил, что где-то на планете остались следы первопоселенцев, сохранившие по сей день запрещенную правительством информацию. Однако она давно устарела. То, что Краммер назвал Галактическим Альянсом, перестало существовать восемьдесят лет назад, благополучно трансформировавшись в Федерацию.

— Тебе не надо это знать, полковник, — проговорил Андрей, пытаясь прикинуть расстояние до входной двери. — Тем более что эта информация дорого стоит.

Краммер сохранял спокойствие, не издавая ни единого звука. Будто переваривал сказанное стронгером.

Тем временем, оставшиеся в живых оперативники неуверенно подтягивались к своему командиру. Их было трое. То ли напуганные, то ли контуженные, они двигались так вяло, словно только что очнулись от глубокого сна.

И тут Вольф резким движением выхватил оружие и выстрелил в одного из бойцов Краммера. Он не надеялся причинить тому вреда, всего лишь пытаясь выиграть секунду времени. Но неудачливого оперативника впечатало в стену с такой силой, что по обгорелому покрытию пошли крупные трещины. Боец плавно сполз на пол и затих в неестественной для человека позе.

Не на шутку разозлившись, полковник повернулся к стронгеру. Увы, тому некуда было теперь деваться. Загнанный в угол зверь почти всегда огрызается.

Но, ни Вольфа, ни девчонки уже не было и в помине.

Андрей быстро выскользнул за дверь, а затем втянул за собой Сью. Он краем глаза успел заметить прилепленную к потолку подозрительную черную полусферу, но было уже поздно.

Мина-ловушка громко хлопнула, выпуская парализующее поле. Вольф сумел вовремя отпрыгнуть за выступ стены. Левую ногу пронзила резкая боль, мышцы моментально одеревенели и стронгер едва удержал равновесие.

Сью повезло меньше. Девочку накрыло с головой. Пока еще сохраняя вертикальное положение, она начала плавно заваливаться на бок. Ее тело утратило гибкость, превратившись в подобие манекена.

Подхватив Сью одной рукой, Андрей не сдержался от крепкого слова. Было ощущение, словно под ее кожей вовсе не теплая человеческая плоть, а металлический остов киборга. Да и вес как будто прибавился.

Вольф встречал раньше оружие подобного воздействия. Его еще некоторые бывалые вояки называли персонажем земной детской книги — «Буратино». Наверное, они имели в виду древоподобное состояние пострадавшего. С виду кажется, что человек больше не жилец. Однако поле сковывает только те группы мышц, которые отвечают за общую подвижность тела. Внутренние органы остаются полностью функционирующими. Единственный минус такого парализующего эффекта — его непродолжительное действие. Зато при возвращении чувствительности люди испытывают такие адские муки, что особо слабые иногда умирают от болевого шока.

Еще раз выругавшись, Вольф схватил девочку в охапку и, волоча непослушную ногу, поспешил скрыться в глубине темного коридора.

Андрей прекрасно слышал, как позади него с грохотом вылетела дверь, не устоявшая перед бросившимся в погоню Краммером. Полковник в своей тяжелой броне едва помещался в коридоре. Сшибая металлическим шлемом многочисленные искрящие провода, плечами оставляя на стенах глубокие борозды, он неумолимо догонял неуклюже ковыляющего стронгера, держащего на руках негнущееся тело девочки.

C трудом обернувшись, Вольф кое-как достал оружие. Не целясь, нажал на спуск. Невидимая гравитационная волна рванула к приближающемуся полковнику, ураганом сметая на своем пути все, что было плохо закреплено. Содранная с креплений электропроводка спутанными извивающимися змеями настигла Краммера вместе с жутким ударом, откинувшим его назад метров на пять. В последний момент сработавшее силовое поле брони смогло защитить полковника только от летящего мусора, но не от основной волны.

Упав на толстые спинные пластины, Краммер несколько мгновений лежал неподвижно. Система тестировала положение гироскопов, пытаясь найти ошибку. Один из сервомоторов правого локтя не выдержал нагрузки и сгорел.

С необычайной ловкостью «железный монстр» вновь встал на ноги. Сканер быстро определил уходящую цель, и полковник, не жалея энергии защитного комплекса во всю прыть припустил за своим будущим шансом на неограниченную власть.

Свернув за угол, Вольф едва не споткнулся об оставленную кем-то трехколесную тележку. Она оказалась как раз кстати. Опустив на ее рифленую платформу неподвижную Сью, Андрей ухватился руками за изогнутую ручку и стал толкать.

Тележка шла на удивление легко, словно она не колеса имела, а антиграв. Вольф за ней еле поспевал. Парализованная нога предательски мешала ходьбе, но стронгер в конце концов приспособился, положив ее рядом с девочкой. Отталкиваясь здоровой конечностью, он разогнал импровизированный самокат до приличной скорости. Жаль, что управление было не предусмотрено.

На очередном повороте они едва не перевернулись. Сильно накренившись, тележка с трудом обогнула выступ стены и, снова приобретя устойчивость, благополучно покатила дальше.

Благодаря своему модифицированному зрению, Вольф вовремя замечал все препятствия, встречающиеся на пути. А их было предостаточно. Всякого рода мелкий мусор то и дело норовил угодить под колеса. Да и крупный попадался. Пару раз Андрей чуть не врезался в старую разбитую мебель, но реакция стронгера была все еще на высоте, и в сочетании с гравитационным оружием, она оказалась по-настоящему спасительной.

Андрей старался по возможности не расходовать заряды. Он хоть и знал, что полковник Краммер второй раз не купится на один и тот же трюк, но кто знает… Слишком осторожные опытные воины иногда тоже совершают ошибки.

Травматическое оружие в силу своей специфики Вольфу не особо нравилось. Его приучали совсем к другим смертельным «игрушкам». Однако за неимением лучшего он был рад и такому. В умелых руках даже палка выстрелить сможет.

Тупик образовался настолько неожиданно, что стронгер едва смог затормозить тележку. Сью слетела на пол, тихо застонала. Значит, уже начала приходить в себя. Скоро она узнает настоящую боль. Да и сам Андрей ощущал, как его левую ногу стали колоть тысячи мелких игл. Мышцы заметно расслабились.

Подойдя к лежащей девочке, Вольф осторожно взял ее на руки и отошел на несколько шагов от стены. Возвращаться назад в поисках других выходов было уже поздно. Он чувствовал, что разъяренный полковник находился где-то совсем рядом, готовый в любой момент преподнести неожиданный сюрприз.

Освободив правую руку, Андрей достал оружие, тяжко вздохнул, жалея очередной заряд и, выстрелил в стоящую посредине коридора тележку. Ее массы должно оказаться достаточно, чтобы проломить тонкую на вид стену.

Подхваченный мощной волной, своеобразный снаряд с огромной скоростью ударился о старую штукатурку, оставив лишь пару небольших вмятин. Да к потолку протянулась незначительная извилистая трещина. В сторону отлетело резиновое колесо.

Но стена вдруг обрушилась совсем в другом месте, буквально в метре от предполагаемого пролома. Большая металлическая рука схватила то, что осталось от тележки и, подняв ее в воздух, словно картонную коробку, швырнула в обомлевшего стронгера. Даже с девочкой на руках, Вольф легко увернулся. Краммер явно не рассчитывал его убивать, иначе бросок был бы совсем другим. Полковник вел свою странную игру.

Не входя в зону прямого поражения, «железный монстр» теперь затаился за неровными обломками бетонной плиты. Андрей его не видел, но хорошо чувствовал, как тот не спускает с него свои тепловые датчики. Судя по всему, Краммер все это время двигался следом по параллельно идущему коридору, наблюдая за каждым шагом своей добычи. Ждал подходящего момента.

Сью резко дернулась и вновь застонала. Уже гораздо громче. В ее голосе звучала сильная боль.

— Сдавайся, Слейк! — прогремел голос полковника. — Тебе не уйти от меня. Как же ты до сих пор это не понял? Тем более, девчонка сейчас начнет биться в припадке.

— Да пошел ты, Краммер, — огрызнулся Вольф, проверяя оставшиеся заряды. Индикатор показывал почти половину объема.

Боль в ноге была такой, будто она жарилась на медленном огне. Каково же было сейчас девочке? Стиснув зубы, Андрей перехватил поудобнее извивающуюся в агонии Сью и стал постепенно отступать от затаившегося в темноте врага. Стронгер припомнил, что в нескольких сотнях метров позади должна быть развилка. Еще три коридора уходили куда-то налево.

Сделав очередной шаг, Вольф почувствовал, как больная нога неловко подвернулась, и он, пытаясь уберечь свою живую ношу, растянулся на полу. Мышцы конечности свело жуткой судорогой.

Рядом отчаянно дергалась Сью. Ее глаза были выпучены, лицо искажено гримасой боли, а на бледных губах выступила пена. Сжатое спазмами горло отказывалось издавать какие-либо звуки.

Вдруг Андрей услышал тихий, едва уловимый даже его чувствительными ушами характерный свист. Он с каждой секундой все нарастал, пока не превратился в оглушительный мощный удар. Пол дрогнул. С потолка хлопьями посыпалась старая краска.

«Неужели началось»? — до конца не веря в происходящее, подумал Вольф — «Не прошло и года».

Второй взрыв прогремел гораздо ближе. Ослепительное пламя разрезало стены в нескольких метрах от замершего стронгера, пол резко осел и стал со скрежетом уходить вниз. Бетонная балка, страшной силой вывернутая из потолка, начала медленно наклоняться, готовая в любой момент похоронить под собой людей. От пыли резало глаза.

Поймав одной рукой Сью, Андрей притянул ее к себе, пытаясь закрыть своим телом. Он прекрасно понимал, что упавший бетон раздавит их обоих, но так было как-то спокойнее.

Очередной удар сделал свое гиблое дело. Весь окружающий мир разрушался, стремительно уносясь в бесконечность осколками реальности.

Сквозь звенящую тишину Вольф воспринимал происходящее как странный, замедленный сон. Мимо катились огромные глыбы из металла и камня, поднимая в раскаленный воздух тучи едкой пыли. Пролетел вниз целый кусок этажа, обнажая бывшие недавно жилыми помещения. Несколько человек в отчаянии цеплялись за торчащие наружу водопроводные трубы.

Тьма накрыла Андрея нежно и ласково, словно заботливая мать. Он уже ничего не чувствовал, когда пол под ним окончательно рассыпался и он полетел вниз вслед за истошно кричащей девочкой.

 

14

Вокруг было темно. Лишь изредка мрак пронзали неуверенные вспышки света. Поврежденная электропроводка с тихим треском сыпала фейерверки белых искр. В эти краткие моменты становилось видно, что все пространство вокруг завалено уродливыми многотонными обломками, хаотично громоздящимися друг на друге. Бетон влажно блестел. Разорванные трубы продолжали испускать потоки холодной воды, которые шумно падали вниз, в большое глубокое озеро. Где-то вверху, почти на пределе слуха, продолжали раздаваться частые взрывы. Но они теперь уже не несли угрозу. Они были частью того мира, что остался снаружи.

Вольф чувствовал, как неимоверная тяжесть давила ему на грудь. Дышать приходилось с большим трудом, а легкие при каждом вздохе разрывались на части от острой боли.

Он попытался пошевелиться и едва не закричал. Ощущение было такое, будто в живот воткнули раскаленный докрасна лом.

Закрыв глаза, Андрей попытался сосредоточиться на внутренних повреждениях организма, но определить насколько они серьезные так и не смог. Слишком много требовалось сил, которых, к сожалению, почти не осталось. Боль забирала последние капли.

Пошевелив поочередно каждой конечностью, Вольф убедился в их целости. Похоже, ни руки, ни ноги особо не пострадали, а это уже не так плохо. Можно будет попробовать выбраться.

И тут он вспомнил про Сью. Девочка падала перед ним, значит, она должна находиться где-то внизу, под грудой камней и железа. Шансов остаться в живых у нее практически не было.

Сделав попытку ее позвать, Вольф смог издать только еле слышный хрип, сразу переросший в сгусток жгучей боли. Он до крови закусил губу.

Неожиданно в глаза Андрея ударил луч яркого света. Совсем рядом кто-то зашевелился, и тяжеленная балка, придавившая стронгера, заходила ходуном. Вольф снова застонал.

— Ты живой, Слейк? — спросил Краммер. Его голос странно дребезжал.

Вольф в ответ лишь слабо кивнул.

— Не смей умирать. Слышишь? Ты мне еще нужен.

Отвернув от прожектора голову, Андрей теперь наконец-то смог рассмотреть свою ловушку. И то, что он увидел, ему совсем не понравилось. Балка окончательно не раздавила его только по одной единственной причине — этому помешала сплюснутая наполовину металлическая бочка, из которой тонкой струйкой вытекала мутная маслянистая жидкость. И вот когда жидкость полностью выльется…

Представив последствия, стронгер внутренне содрогнулся. Сколько еще времени ему осталось? Час или день? Судя по той скорости, с которой масло покидало заветную емкость, непоправимое произойдет гораздо раньше.

— Я попытаюсь тебе помочь, — продребезжал полковник. — Если получится.

Луч ушел в сторону и в рассеянном свете Андрей разглядел громоздкую угловатую фигуру, по пояс заваленную мелкими осколками камня. Сверху на этой куче покоился второй конец проклятой балки, не давая Краммеру окончательно выбраться. Но она ли сдерживала мощь брони? Присмотревшись, Вольф заметил торчащую в металлической груди толстую водопроводную трубу, из которой с брызгами лилась вода. Определить, ранен ли сам Краммер, заключенный внутри разрушенного защитного комплекса было довольно трудно.

Сделав попытку приподняться, полковник в очередной раз дернул придавивший его и стронгера груз. Пронзительно взвыли сервомоторы. Один из них тут же вспыхнул, испуская сизый дым.

— Что ты делаешь? — прохрипел Андрей, скрипя от боли зубами. — Оставь… Не надо…

Упершись руками в шершавый влажный бетон, он каким-то образом почувствовал, что струя масла, вытекающего из бочки, стала значительно толще. Грудная клетка едва не трещала, принимая на себя чудовищный вес. Глаза почти вылезли из орбит. Изменившееся положение балки, судя по всему, повлияло на текущий по ней небольшой ручей, и нежданная струя ледяной воды упала стронгеру прямо на голову, мысленно сопровождаясь отборными ругательствами.

Страшный грохот вдруг заставил Андрея отвлечься от безуспешной борьбы с водной стихией. Что произошло, Вольф так и не понял. Обломок стены, на котором он лежал, стал неожиданно куда-то проваливаться, увлекая за собой остальные части здания. Все вокруг пришло в движение. Огромные глыбы со скрежетом ворочались, крошились и осыпались прямо в темную бездну.

Не успев толком осознать свою свободу, Андрей стал стремительно падать вниз. Покалеченное тело не позволило правильно сгруппироваться, и он, совершив в воздухе неуклюжий кульбит, с плеском ударился о воду. Ему несказанно повезло. Если бы он оказался на несколько сантиметров в стороне — непременно наткнулся на острые осколки, зловещим частоколом торчащие над поверхностью.

Выбравшись на подвернувшийся бетонный обломок, бывший некогда частью наружной стены, Вольф лег на спину и стал с жадностью хватать ртом воздух. Он никак не мог отдышаться. Каждый вздох приносил такие муки, что темнело в глазах. Казалось, будто трещат ребра. Скорее всего, два из них точно сломаны.

Сколько прошло времени с момента его неожиданного спасения, Андрей не знал. В полубессознательном состоянии он находился довольно долго, то на несколько минут широко открывая глаза и озираясь по сторонам, то впадая в глубокий обморок, приносящий неутешительный покой. Однако силы постепенно возвращались.

Когда стронгер в очередной раз пришел в себя, ему на миг показалось, что неподалеку кто-то разговаривает. Слов разобрать он не смог, но по интонации можно было понять — человек явно ругается.

С трудом приподнявшись на локтях, Вольф осмотрелся. Помещение, где он находился, раньше являлось подвалом дома. Теперь, когда от дома почти ничего не осталось, оно казалось относительно уцелевшим. Верху изогнутые металлические фермы каким-то чудом удерживали огромные глыбы разрушенных перекрытий, не давая им полностью завалить всю нижнюю площадь. Обломки поменьше с успехом проникали на самое дно, и как уродливые серые острова повсюду выглядывали из воды. На одном из таких «островов» Андрей и лежал.

Человек, который отчаянно ругался, был для стронгера сейчас невидим, но приблизительное направление, откуда шел звук, определить все же удалось. Грудь болела гораздо меньше, и Вольф кое-как смог сесть.

Стянув с себя мокрую изодранную куртку, он при помощи осколка стекла разрезал ее на полосы. Процедура предстояла не из приятных, а уж о неудобстве ее производства не стоило и говорить.

Когда грудь была, наконец, туго обтянута импровизированным корсетом, Андрей поднялся на ноги. Голова резко закружилась, и он, чтобы не упасть, ухватился за свисающую сверху ржавую трубу. Качнувшись, труба со звоном упала на камень, едва не отбив несчастному стронгеру ноги.

Расстояния между островками из обломков были небольшими, что позволило Вольфу без особых усилий переходить с одного на другой. Продвинувшись на несколько метров в сторону недавно звучавшего голоса, он остановился и прислушался, но кроме шума падающих с высоты водяных потоков разобрать что-либо так и не смог.

Еще раз осмотрев близлежащие глыбы, Андрей громко позвал:

— Эй, здесь есть кто-нибудь!

В груди резко кольнуло, Вольф поморщился.

И тут среди плавающих между камней железных бочек что-то дернулось. Подобравшись поближе, Андрей увидел исковерканную тяжелую броню. Лицевой щиток шлема был открыт и белое как мел лицо Краммера, обильно усыпанное осколками темных очков, выглядело до нелепости странно. Особенно смущала лишенная стекол оправа, криво сидящая на носу. Губы полковника шевелились, будто он читал последнюю молитву.

— А ты, оказывается, живучий, — проговорил Вольф, аккуратно присаживаясь на корточки. Ребра откликнулись резкой болью.

— На себя посмотри, кретин, — еле слышно огрызнулся Краммер, поворачивая голову. — Я-то в броне нахожусь, а вот ты как выжил — это для меня остается загадкой. То ли везет тебе, то ли бессмертием обладаешь…

— Бессмертием? — усмехнулся Андрей. — Пожалуй. Только чего оно стоит, когда все вокруг рушится. Любой удар, и ты труп.

Полковник попытался пошевелить рукой, но его защита, лишенная источника энергии, теперь стала надежной ловушкой.

— Кто ты, черт тебя возьми? — скривив бледные губы, спросил он.

Андрей тяжело вздохнул.

— Тебе это настолько важно, что ты готов без разбора убивать? Ради чего, Краммер?

— Ты же не глупый, Слейк…

— Зови меня Вольф.

— Вольф? — немного удивился полковник. — Хорошо. Ты же понимаешь, Вольф, что самое ценное в жизни. Нет ничего дороже власти. Власть дает человеку все, включая богатство и уважение. Разве не так?

Стронгер сочувствующе улыбнулся.

— А как же устав, Краммер? Ты же давал присягу.

— И что из этого? — дернулся полковник, стряхивая со лба осколки черного стекла. — Чтобы нормально жить в Йорне, надо быть вхожим в элиту общества, Вольф. Только за центральным периметром есть настоящая жизнь, полная всех благ. Город небольшой, поэтому добиться честной службой какого-либо повышения — это вообще немыслимо. Йорном правят только благородные династии членов Совета.

Немного помолчав, Краммер продолжил:

— Я хочу по-человечески жить, Вольф. Я всю жизнь мечтал находиться там, где сидят они.

— Так женись на благородной женщине, — посоветовал Андрей, между делом открыв один из блоков брони. Энергии действительно нисколько не осталось.

— Ты сам-то понял, что сказал? — фыркнул полковник. — Существует четкая граница, переступив которую, человек оттуда потеряет все, включая свою семью. Это не вариант.

Стронгер с грохотом захлопнул крышку блока. Он прекрасно осознавал, что жизнь Краммера зависит сейчас только от него. Равно как и смерть.

— А зачем тебе нужен я? — спросил Вольф. — Я не имею отношения к элите Йорна. Даже косвенного.

Полковник поморщился. Его щека дергалась нервным тиком.

— Ты представитель иного мира, Вольф. Мира, запрещенного к упоминанию на Тиартоге. В твоей голове есть знания, которые помогут мне достигнуть заветной цели. Мне нужно топливо для космического корабля.

— Ну и ну, — присвистнул Андрей. — И после такого заявления ты думаешь, что я поверю в сказку о теплом местечке в центре Йорна? Да со своими головорезами ты бы уже давно завоевал весь город. Тебе ведь захотелось мирового господства, так? Стать диктатором.

— Это бред, — буркнул Краммер, отводя глаза. — Есть сила, контролирующая всю деятельность людей вне города. Против нее пойти, у меня, увы, пока шансов нет.

— Какая сила? — напрягся стронгер, готовый ради нужной информации уже применить пытки.

— Веллирок, — полковник скорчил недовольную гримасу. — Они заправляют всем. Оружие, техника, медицинские препараты — все производят только жители острова. У них монополия на все высокие технологии. К сожалению, они не являются людьми.

Вольф вздрогнул.

— Чужие?

— Не совсем. Модифицированные уроды. Потомки тех немногих мутантов, специально выведенных первопоселенцами для исследования океана, — Краммер вновь попробовал пошевелиться, но и эта попытка не увенчалась успехом. Его зубы явно начали стучать. — Холод жуткий… Поможешь?

Андрей молча встал. Его лицо не выражало никаких эмоций, а вот глаза… Если бы полковник мог видеть в темноте, то этот взгляд мог его заставить не на шутку поволноваться.

— Нет, Краммер, — наконец изрек Вольф. — Не помогу. Ни спасти твою шкуру, ни стать правителем мира. Таких охотников до власти, как ты, в Галактике гораздо больше нескольких тысяч миллиардов, и я к ним не питаю ни малейшей симпатии. Увы, полковник, твоя судьба теперь только умереть. Ты слишком много обо мне знаешь.

— Погоди, — встрепенулся Краммер, отчаянно моргая выцветшими ресницами. — Я о тебе совсем ничего не знаю. Это не повод меня здесь оставлять. А как же воинская честь? Ты же солдат, Вольф. Так же, как и я. Солдат обязан погибнуть на поле боя.

— Я не солдат, — бросил Андрей. — Я всего лишь раненый стронгер. И умереть ты обязан теперь здесь, в безлюдном подвале, где никто тебя не услышит. Прощай.

Стиснув зубы, полковник Джон Краммер неистово взвыл.

 

Часть третья

Расколотый мир

 

1

— Быстрее! Быстрее! — игнорируя передатчик, кричал во все горло Ральф Хьюс, подгоняя свою разношерстную команду. Не имевшие общей спецформы, бойцы выглядели на редкость нелепо, напоминая шайку бандитов.

Обогнув догорающий остов гравилета, выстроившиеся в вереницу солдаты быстро двигались по выжженной почве в сторону города. Это был их единственный шанс остаться в живых. Там, среди изрядно разрушенных домов они смогут беспрепятственно вести отстрел перепуганных йорнцев, не боясь попасть под воздействие оружия массового поражения. Служба безопасности, если кто-то из них еще уцелел, не станет его применять внутри периметра, иначе погибнут все.

Появления дивиаполисцев действительно не ждали. Даже тот факт, что Йорн последнее время находился в режиме чрезвычайного положения, не помог горожанам вовремя заметить опасность. Сказывалось весьма длительное перемирие, которое расслабило людей, заставив их постепенно забыть о возможности внезапного нападения. За что они и поплатились.

Успев перед атакой поднять в воздух пять гравилетов, йорнцы уже не смогли воспользоваться другим боевым транспортом. Его просто не стало, так же, как и самой базы СБ. Термические ракеты превратили ее и еще несколько особо важных объектов в расплавленные руины.

Летательные аппараты уже не в силах были что-либо сделать. Едва покинув пределы города, они тут же попали под сумасшедший огонь «лесовиков». Три из них, не успев ничего предпринять, мгновенно превратились в сгустки пламени, рухнув с высоты на растущие у края леса деревья.

Два оставшихся гравилета, полностью задействовав силовую защиту, продержались довольно долго. Больше половины скрытых джунглями фулкаров были уничтожены бьющими сверху потоками плазмы, равно как и все остальное, попавшее в зону поражения. Но, то ли по неопытности пилотов, то ли по воле случая, летающие машины каким-то образом умудрились спуститься настолько низко, что стали жертвами взрывающихся во всепожирающем пламени восьмиколесных аппаратов. Высвобождаемая при детонации боеприпасов энергия была настолько мощная, что гравилеты не спасли даже силовые поля.

— Давайте быстрее! — орал Хьюс, подгоняя оставшихся в живых солдат.

Первые ряды уже достигли огромного провала в стене города. Остальные постепенно подтягивались.

«Все слишком уж гладко складывается», — думал Ральф, не переставая бежать вместе со своими бойцами. — «Часть людей уцелела. Йорн беззащитен как перевернувшийся фулкар. Чувствую, не к добру такое везение».

По предварительным подсчетам осталось около пяти десятков солдат. Были и раненые, но готовые, не смотря ни на что, идти в бой вместе с остальными. Вот уж действительно людьми управляет ненависть.

Шесть пока еще функционирующих восьмиколесных машин продолжали посылать на город последние ракеты, прикрывая движущихся солдат. Насколько хватит этих боезапасов, мэр Хьюс не знал. Он от души надеялся, что в город войти успеют все.

Внезапно быстрая тень пронеслась по направлению к лесу. Никто даже глазом не успел моргнуть. Стена огня упала на идущих впереди бойцов, превращая их в облака газа. Плазма моментально поглощала мечущиеся в панике фигуры.

Ральф Хьюс, сам того не осознавая, метнулся к искореженным обломкам сбитого гравилета и нырнул внутрь чудом уцелевшей кабины. Еще несколько солдат последовали его примеру.

В следующий момент чудовищный жар обрушился на их укрытие, проникая раскаленными языками во все доступные щели. Ральф инстинктивно сжался, закрывая голову руками. Он слышал, как кричали не успевшие вовремя спрятаться люди. Их раздирающие душу голоса готовы были свести с ума даже самых психически стойких бойцов, не говоря уже о нем, мэре Дивиаполиса, за которого принял самое главное решение другой человек. Не стал он палачом Йорна. Может, ему судьбой было уготовано погибнуть вместе с остальными солдатами?

«Святой Моорт, правильный ли я сделал выбор»? — вжимаясь в нагревшийся металл пола, думал Хьюс. — «Я ведь свершил отмщение. Нужно ли идти до конца»?

Огонь лизнул его ботинки, и кожа на них стала обгорать. Отчаянно дергая ногами, Ральф пытался унять резко возникшую боль, но она с каждой секундой все нарастала. Начали гореть брюки. Сжав кулаки, стиснув зубы, он из последних сил терпел.

И находясь на грани между жизнью и смертью, Ральф вдруг понял, насколько важно было сейчас уцелеть. Он просто обязан выжить любой ценой и идти дальше, пока еще сможет держать в руках оружие. Эта война все равно для него последняя.

Мэр Хьюс не мог видеть, как одиноко летящая машина, уничтожив его солдат, обрушила всю мощь бортовых установок на оставшиеся фулкары. Лес вспыхнул ослепительным пламенем, в котором смогли выжить разве что некоторые бактерии. Последний залп ракеты прозвучал заключительной нотой, и наступила неожиданная тишина. Лишь тихий треск огня, да гул изредка обваливающихся перекрытий зданий доносились до измученных недавним грохотом человеческих ушей. А ушей этих осталось не так уж много.

Ральф не помнил, как добрался до спасительной стены города. Несколько выживших бойцов втащили его в чернеющий провал, образовавшийся при попадании ракеты. Металл вокруг пробоины был значительно оплавлен.

— Сколько? — едва придя в себя, спросил Хьюс у перепачканного кровью худощавого бородача.

— Гораздо меньше, чем хотелось бы, — ответил тот, оглядываясь по сторонам. — Не больше тридцати человек.

Мэр обреченно опустил голову.

— А что же вы хотели? — продолжил бородач. — Мы ведь не профессиональные солдаты. У нас нет военного опыта. Слава Моорту, хоть вообще выжившие есть.

— Заткнись, Руд, — донесся из темноты чей-то голос. — Мэру и так хреново. А ты еще тут… Сами все видим.

— А я с самого начала говорил, что под командованием Хьюса все сдохнем, — прозвучал завывающий фальцет Пирса. — Ведь так, Джефери?

— А ну, заткнитесь вы, — к Ральфу подошел Стив Нэгги. Одежда охотника сильно обгорела, как и его волосы, но он уверенно держался. — Вы что, действительно надеялись выжить, когда подписывались на эту операцию? Мы заведомо на смерть шли, и мэр здесь ни при чем. Решение было общим.

— Стив прав, — проговорил кто-то из темноты. — Все знали. Но втайне надеялись на удачу.

Нэгги поглядел на Ральфа. В тусклом свете, падающем в помещение через неровный пролом в стене, лицо мэра выглядело особенно скорбным. Закрыв глаза, он сидел на полу, и, казалось, не замечал ничего вокруг.

— Вы остались в живых, — продолжал Стив. — Разве это не удача? А могли разделить судьбу остальных. — Он мотнул головой в сторону пролома. — И еще неизвестно, как бы все сложилось, командуй кто-нибудь другой.

В ответ все промолчали. Даже Пирс предпочел воздержаться от колкого словечка. А что они могли сказать? Судьбой им было уготовано продолжать бой. Продолжать и за тех солдат, что погибли снаружи. Обратного пути уже нет.

— Ну что, бойцы, вы готовы очистить город от проклятых береговых крыс?! — спросил Ральф Хьюс, поднимаясь на ноги.

Со всех сторон донеслись одобрительные голоса. Люди зашевелились.

— И помните — у нас нет пути назад. Если кто-то из горожан останется в живых и на свободе — нам не сберечь Дивиаполис. Старайтесь только не трогать женщин и детей. Рабочая сила нам еще пригодится.

Разделившись на четыре группы, солдаты, преодолевая завалы, двинулись к центру Йорна. Их путь лежал туда, где предположительно должны скрываться члены городского Совета. От праведной мести этих самонадеянных ублюдков не спасет даже стальной бункер. Ральф Хьюс знал это. Его бойцам уже нечего терять.

Портативные фонари едва освещали дорогу. Ругаясь последними словами, люди пробирались по узкому длинному тоннелю, видимо, входящему в систему вентиляции. Кое-где стены были оплавлены, а в открывшихся отверстиях виднелись различные технические узлы. Толстые жилы электрического кабеля, подобно змеям, плотно переплетались с трубами водоснабжения. То ли инженеры так решили, то ли это произошло из-за взрывов — в общем хаосе теперь нельзя разобрать. Но большинство этих жизненно важных для Йорна артерий было серьезно повреждено.

— Дальше путь закрыт! — крикнул идущий впереди Стив. Он, как и все остальные, не мог привыкнуть пользоваться личным передатчиком.

— Проклятье! — Хьюс в сердцах сплюнул на пол. — Разворачиваемся. Придется искать другой путь.

Группа стала медленно отступать обратно. Проходя возле одного из оплавленных отверстий, Ральф остановился.

— Здесь.

Стив Нэгги присел и осторожно выглянул наружу. Дыра была достаточно большая, чтобы в нее мог пролезть даже крупный человек.

Внезапно он отпрянул назад. В то место, где мгновением раньше была его голова, ударил крохотный, но, тем не менее, смертельный сгусток плазмы, разбрызгивая в темноте яркие горячие искры.

— Сжатыми палит, сукин сын, — Нэгги встал на ноги. — Значит, заряды на исходе. Еще пара выстрелов, и будем брать его голыми руками.

— Он там один? — спросил одноглазый Нортон, выглядывая из-за плеча Стива.

Тот его грубо отстранил.

— Ну, куда ты лезешь? Башку тебе снесут — и все. Тебе глаза мало?

— Да пошел ты, — отходя в сторону, огрызнулся Нортон. — Солдат хренов. Да я, таких как ты…

— Замолчи, Нортон, — дернул его за рукав Ральф. — Еще представится возможность получить плазму в лоб. Сейчас не твоя очередь.

Выждав подходящий момент, Нэгги нырнул в отверстие. Последовали подряд три вспышки, но, судя по всему, цели они не достигли, так как вскоре раздался предсмертный человеческий вскрик, явно не принадлежавший Стиву. Похоже, голос был к тому же женский.

Спустя некоторое время охотник вновь показался у края дыры.

— Вот нравы-то, — покачал он головой. — Уже бабы за оружие взялись.

 

2

Пройдя несколько шагов, Андрей остановился. Проклятия, которыми с изрядным усердием сыпал Краммер, его нисколько не волновали. Даже наоборот. От той безысходности, заставлявшей полковника чувствовать себя беспомощным, у Вольфа на душе было необычайно легко. Он даже не хотел его убивать. Да и смысла в этом не было. Спустя час, пребывание в ледяной воде приведет к необратимым последствиям для человеческого организма.

— Послушай, Вольф, — вдруг сменил тон полковник. — Ты еще не понял, что мы здесь заживо погребены? Тебе одному не выбраться.

Андрей повернул голову к прекратившему дергаться Краммеру. Дыхание с хрипом вырывалось у того из посиневших губ.

— И что ты предлагаешь? — спросил стронгер. — Чтобы спасти свою шкуру, ты готов на все. Не так ли?

Полковник закашлялся. В уголке его рта показалась алая капля.

— Я не сомневаюсь в твоих навыках, Вольф, кем бы ты ни был. Но мы действительно в ловушке, уж поверь мне. Выбраться без меня ты не сможешь.

— А если проверить? — Андрей демонстративно сделал шаг в сторону.

— Проверяй, — буркнул полковник. — Однако времени у тебя немного. Через полчаса я уже ничем тебе не помогу. Поспеши.

Еще раз внимательно посмотрев на Краммера, стронгер понял, что этих полчаса у того не будет. Смерть придет гораздо раньше.

«Ну, и как же этот вояка собрался мне помочь»? — думал Андрей, глядя как мутные глаза полковника слепым взглядом ощупывают темноту. — «Уж не он ли причастен к сдвигам пространства? Секретные эксперименты? Вряд ли. Сам бы себя тогда переместил, не мучаясь. Или не может из-за своей испорченной брони? Ладно, от него еще может быть польза. Если не давать ему свободы действий».

Ничего не сказав, Вольф направился к виднеющейся неподалеку огромной изогнутой трубе. Она шла почти параллельно поверхности воды, а ее конец чернел ровным кругом в нескольких метрах от того места, где стоял стонгер.

Не найдя вариантов как до нее добраться посуху, Андрей набрал в легкие воздух и нырнул в холодную воду. Тело сразу отозвалось ноющей болью. Проплыв данное расстояние за считанные секунды, Вольф уцепился пальцами за острый металлический край, подтянулся и втащил себя внутрь мерзко пахнущей трубы. С порезанных рук капала кровь, но Андрей не обращал на раны никакого внимания. Такие царапины затянуться через пару минут, не дав возможность произойти заражению.

Поднявшись во весь рост, Вольф начал двигаться вглубь этого зловонного тоннеля, изредка поскальзываясь на чем-то склизком. О том, что это может быть он старался не думать.

Пройдя до следующего изгиба, стронгер вдруг уперся в прочную железную решетку, толщина прутьев которой мало чем уступала его собственной руке. Даже многочисленные следы коррозии не смогли ее ослабить.

Безуспешно подергав препятствие, Андрей, вслух выругавшись, побрел обратно.

«Неужели Краммер прав, и у меня не получится выбраться»? — мелькнула тревожная мысль. — «Он ведь родился в этом городе. Не ему ли знать все лазейки».

Вторая попытка пробиться сквозь завал из пластиковых панелей, закрывающих большой люк с надписью «пожарный выход» тоже не увенчалась успехом. Под панелями оказалась тяжеленная каменная глыба, сдвинуть которую в одиночку не представлялось возможным.

— Сволочь ты, Краммер, — едва отдышавшись, произнес обессиленный Андрей, прислонившись спиной к непокорному камню.

Времени почти не осталось. Надо было делать выбор. Хотя, какой теперь может быть выбор? Хитрый полковник снова оставил для себя козырь.

Подойдя к тому месту, где лежала искореженная броня с заключенным внутри Краммером, Вольф насторожился. Скрежещущий тихий звук, идущий снизу, не предвещал ничего хорошего.

Быстро вскочив на верхушку бетонной глыбы, стронгер пригнулся и замер в удобной для прыжка позе. Увиденная им картина заставила сердце забиться чаще, а мышцы непроизвольно напряглись.

К беспомощно обмякшему полковнику медленно подбирались три лохматые, жадно водящие носами «крысы», готовые вмиг растерзать хрупкое человеческое тело. Они сторонились воды, предпочитая двигаться по торчащим в изобилии островкам, ловко перебираясь с одного на другой короткими прыжками. От добычи их отделяло всего несколько десятков метров.

Прикинув оставшееся до встречи с животными время, Андрей быстро спустился к воде и дотянулся до неподвижного Краммера. Пульс едва чувствовался. Полковник был без сознания, вот-вот готовый окончательно отойти в иной мир.

— Очнись, — Вольф с силой ударил его по белой щеке. Тот даже не шелохнулся.

«Крысы», услышав человеческий голос, в нерешительности остановились. Это была кратковременная заминка, пока твари не решат, что добыча слабее их. Потом охота возобновится.

Не дав им придти в себя, Андрей запрыгнул на замершую в нелепой позе огромную металлическую ручищу защитного комплекса. При помощи серии ударов ногами он с трудом смог открыть верхнюю часть брони. Громко скрипнув, тяжелая створка откинулась в сторону, обнажая плавающее в воде тело Краммера, облаченное в изорванную форму. С первого взгляда полковник выглядел невредимым, если не считать глубокой царапины на правом плече. В холоде кровотечение практически прекратилось, но все равно, запах крови мог заставить «крыс» немедленно атаковать.

Подхватив полковника под руки, Андрей стал вытаскивать его из потерявшего форму анатомического кокона, сделанного из сверхпрочного полимера. Видимо, в основном благодаря ему Краммер и остался жив при падении.

И в этот момент со стороны приближавшихся животных раздался жуткий протяжный скрежет, от которого у Вольфа по спине пробежали мурашки. Будто гигантские когти коснулись стекла.

Вмиг выпрямившись во весь рост, стронгер посмотрел в темноту. Твари собрались на одном большом острове из торчащих бетонных перекрытий, находящемся на расстоянии приблизительно метров двадцати. Они от нетерпения подпрыгивали, не решаясь соваться в ледяную воду. Дальше им, оставаясь сухими, было не пройти. Хотя, если они рискнут совершить столь длинный прыжок…

Вольф снова нагнулся, хватая неподвижного Краммера. Потянул на себя, и остановился. Что-то мешало извлечь тело из кокона. Неужели ремни?

Быстро осмотрев все точки крепления, стронгер убедился, что держать ничего уже не должно. Но ведь где-то осталась фиксация.

Краем глаза Андрей заметил взметнувшуюся в воздух серую тень. Лохматая тяжелая туша всем весом обрушилась на него, сбивая с ног и отбрасывая в сторону. Успев вовремя сгруппироваться, Вольф, подняв тучу брызг, полетел в воду.

Едва он вынырнул на поверхность, вторая «крыса» уже приземлилась возле раскрытой брони. Краммер сейчас представлял собой вкусный, пока еще теплый обед, любезно приготовленный для почетных гостей. И «гости» были явно довольны. Они обнюхивали свою добычу, обильно истекая вязкой слюной, но пока не трогали.

В два гребка добравшись до края плиты, Андрей резким движением выскочил на твердую поверхность и, не теряя времени, ринулся на серых тварей. Каждая секунда могла быть для полковника последней. Стронгер видел, что жизнь пока не оставила замерзшее тело, проявляясь в виде едва заметных облачков пара, вырывавшихся изо рта. Но это могло в любой момент прекратиться…

Развернувшись в сторону Вольфа, «крысы» издали протяжный шипящий звук и одновременно изготовились для прыжка. Третье животное все еще оставалось на другом острове, жалобно поскуливая, топталось возле воды. Вряд ли оно сиюминутно решится присоединиться к собратьям. Если вообще решится.

Андрей не дал тварям возможность прыгнуть. Собрав все силы, он атаковал сам. Со стороны ни один нормальный человек не смог бы заметить те сверхбыстрые движения, которые совершал в полете стронгер. Да и не каждый чужой увидит. В Ску-Цва такой бросок означал всегда одно — мгновенную смерть противника, который даже не смог бы понять причины своей гибели.

Обрушившись призрачным вихрем на приникших к шершавому бетону «крыс», Вольф вдруг понял, что вся мощь удара пришлась только на одну из них. Другая за долю секунды до столкновения каким-то чудом смогла извернуться и отскочить в сторону. Она с недоумением смотрела, как меховой мешок с фаршем, бывший только что живым существом, быстро исчезает в темных водах озера. Но Андрей не дал ей опомниться. Сделав замысловатое движение, стронгер моментально оказался рядом с зазевавшейся тварью, одновременно нанося единственный точный удар в область шеи. Раздался неприятный хруст и «крыса», странно забулькав, рухнула замертво, слегка подергивая когтистыми лапами.

Едва расслабив мышцы, Вольф поморщился. Прижимая руку к груди, он с трудом сделал глубокий вдох.

Многострадальные ребра…

Рана, до этого почти не дававшая о себе знать, теперь вспыхнула острой режущей болью. Да так, что потемнело в глазах.

Стараясь не делать больше резких движений, Андрей подобрался к открытой створке брони. Краммер лежал как и прежде, склонив голову на бок. Бледный, почти белый оттенок кожи не предвещал ничего хорошего.

Снова обхватив полковника руками, Вольф попытался его вытащить из ледяного ада.

— Ножные фиксаторы, идиот, — чуть слышно просипел Краммер, приоткрывая глаза.

Андрей в ответ огрызнулся и, что есть сил, вцепился в нижнюю панель защиты, скрывающую под собой основные управляющие узлы комплекса. Скрипнув, трехсантиметровой толщины пластина отошла в сторону, образуя узкую щель. Рука явно не пролезет, разве что детская. Упершись коленом, Вольф смог еще на пару сантиметров отогнуть панель. Теперь должно получиться.

Пригнувшись, стронгер просунул между сдохшими сервомоторами руку и принялся на ощупь изучать пластиковые зажимы, держащие стопы Краммера. Их, судя по всему, было отнюдь не два.

И в тот момент, когда Вольф пригнул голову, над ним, сопровождаясь отчаянным визгом, пронеслось тяжелое серое тело. «Крыса» явно не рассчитала траекторию, и теперь, изо всех сил суча лапами, пыталась остановить неверное движение. Но было уже поздно. По инерции ее пронесло на несколько метров дальше, прямо на торчащие из бетона острые обломки арматуры.

Животное еще какое-то время шевелилось, несмотря на пробивший голову насквозь железный штырь. Из многочисленных ран на бетон лились ручьи крови.

Оторвавшись от созерцания жуткой картины самоубийства, Андрей вновь продолжил изучать механизм фиксации.

— Долго еще? — прошептал полковник, едва поднимая веки.

— Терпи, — ответил Вольф. — Придумали же гемморой… Фиг поймешь…

Неожиданно что-то щелкнуло, из пневматической системы с шипением вышел воздух, выпуская под воду гирлянды пузырей. Зажимы опустились на свои места.

Андрей быстро подхватил Краммера и вытащил его на бетонную плиту острова.

— Аптечка, — простонал тот. — На поясе…

Отстегнув с его ремня небольшой прямоугольный контейнер, стронгер открыл герметичную крышку. Да уж, нечего сказать. Предусмотрительным оказался Краммер. Такой набор препаратов не в каждой больнице есть. Некоторые были Андрею вовсе незнакомы. Видимо, разработки местных фармацевтов.

— «Джи семь девять», — подсказал полковник. Его губы почти не шевелились. — Стимулятор.

Выбрав нужную ампулу, Вольф вставил ее в инъектор и ввел препарат.

Сначала ничего не происходило. Краммер лежал не двигаясь, уставившись в одну точку. А спустя несколько минут через него будто пропустили высоковольтный разряд. Он выгнулся, на лбу вздулись вены. Тело его лихорадило так, что страшно было смотреть. Он катался из стороны в сторону, срывая ногти о бетон. Из горла доносились странные хрипы, переходящие в нечеловеческий стон.

Наконец успокоившись, полковник с трудом сел и подобрал аптечку. Зажег портативный фонарь. Он тяжело дышал, по раскрасневшемуся лицу текли капли пота. Поочередно вколов себе еще несколько ампул, Краммер облегченно вздохнул.

— А ты и в темноте видишь, Вольф?

Андрей сел напротив него.

— Это тебя не касается. Надеюсь, ты помнишь, ради чего я тебя вернул? — спросил стронгер, потирая руки. — Показывай выход.

— Не все так просто, — развел руками Краммер, медленно вставая на ноги. — Придется поработать.

Слегка шатаясь, полковник дошел до своей мертвой брони и, не торопясь, стал шарить руками в воде. Луч фонаря безнадежно пытался пробиться на глубину.

— Что, обратно потянуло? — съязвил Андрей.

— Нисколько, — ответил Краммер, с трудом вытаскивая тяжелый ШПИ-3. Щелкнул предохранитель, загорелись контрольные лампы. Излучатель угрожающе загудел, готовый в любой момент извергнуть из себя океан огня.

 

3

— Что ты так растерялся, Вольф? — поинтересовался Краммер, направив в лицо Андрея луч фонаря. Иронии в его голосе не было. — Убивать я тебя не стану. Ты мне все еще живым нужен. Но, тем не менее, не могу позволить удаляться от меня.

С этими словами полковник открыл сбоку излучателя небольшой технологический ящик, извлек из него зажим силового поводка и, подойдя к стронгеру, защелкнул кольцо у того на запястье. Себе же на пояс прикрепил управляющий блок.

— Ты уверен в правильности своего решения? — спросил Андрей, разглядывая свое новое украшение. Он ни минуты не сомневался, что сможет избавиться от него за считанные секунды, но Краммеру это знать было совсем не обязательно.

— Это страховка, — пояснил полковник, проверяя систему управления поводка.

Силовая нить натянулась, мощным рывком дернув руку Вольфа в сторону генератора. Кольцо при этом ощутимо сжалось.

— Эй! Поосторожнее! — воскликнул он, едва удержав равновесие.

— Теперь мы связаны, Вольф, — довольно прищурился Краммер. — Никуда ты от меня не денешься. Тем более, у меня еще к тебе имеются вопросы относительно произошедшего здесь. Сдается мне, ты в этом каким-то образом замешан. Что, я не прав?

— Это мы еще поглядим — прав или не прав, — Андрей сделал вид, что смирился со своей участью. Отойдя в сторону, он сел на холодный бетон и положил руки на колени.

Тем временем полковник убедился в исправности своего ШПИ-3, залепил начавшую снова кровоточить рану на плече пластырем из аптечки, затянул крепление генератора поводка.

Стронгер смотрел на него с почти сочувствующей улыбкой. Это же надо иметь такую уверенность в себе, чтобы совсем не оценивать возможности своего противника. А ведь положение Краммера совсем не завидное. Взять и приковать себя к совершенному убийце не каждый додумается. В случае чего, не поможет ему даже штурмовой излучатель. Спасало полковника сейчас только одно — он был нужен Андрею.

— Ну, что? Двинулись? — Краммер вновь натянул поводок, но в этот раз гораздо аккуратнее. Видимо, начал понимать, что пытается играть с огнем.

Вольф возмущенно фыркнул, встал на ноги и молча пошел следом за полковником, важно несущем на плече плазменный излучатель. И нес он его с такой легкостью, будто не тяжеленное оружие держал, а пустую картонную коробку. По нему и не скажешь, что некоторое время назад являлся почти трупом, беспомощно плавающим в ледяной воде. Если бы не аптечка…

Они шли в сторону, противоположную той, с которой появились «крысы». Здесь островки из обломков располагались гораздо теснее, поэтому перепрыгивать с одного на другой не представляло особого труда. Правда, при резких движениях ребра Андрея давали о себе знать, но он поначалу терпел, лишь изредка жмурясь.

Краммер лихо двигался вперед. Андрей не отставал. Когда стронгер начинал постепенно сбавлять темп, пытаясь хоть как-то успокоить боль, на мелкие куски рвущую грудную клетку, в следующую секунду натягивалась невидимая нить, и он невольно ускорял шаг.

Неожиданно полковник остановился, обернулся к Андрею и с укоризной произнес:

— В чем дело, Вольф? Только не говори, что ты выбился из сил. Все равно не поверю.

Андрей тут же сел на подвернувшийся по пути камень, закрыл глаза. Он тяжело дышал, а по лицу катились капельки пота.

— Да ты никак ранен, — наигранно изобразив удивление, Краммер расстегнул свою аптечку, порылся внутри и извлек небольшую ампулу с молочно-белой жидкостью. Ампула имела встроенный иньектор.

— Держи, — он бросил ее Вольфу. — Обезболивающее.

«Надо же, ваша щедрость не знает границ, — подумал Андрей, рассматривая препарат. — «Видно, на себе тащить не хочет. Будь он в броне, даже не заметил бы моих страданий. Так бы поволок».

Воткнув толстую иглу себе в руку, стронгер облегченно вздохнул. Препарат действовал мгновенно, прогоняя сильную боль.

Подождав для приличия пару минут, Андрей встал на ноги и вздохнул полной грудью. По всему телу разлилась благодатная легкость. Да и сил как будто прибавилось.

Полковник, не сказав ни слова, двинулся дальше. Только лишь поводок натянулся, навязчиво предлагая Вольфу следовать за ним.

В сердцах плюнув ему вслед, сторогер подчинился. Он для себя твердо решил, что при первой возможности избавится от позорного приспособления, запихнув его Краммеру куда подальше. Пусть только тот потеряет бдительность.

Подойдя к возникшей в свете фонаря огромной плите, под острым углом торчащей из воды, полковник остановился. Затем присел на корточки, что-то поискал рукой, и повернулся к Андрею.

— А ты ведь и не знал, наверное, что под городом есть сеть древних тоннелей, — проговорил он. — Да уж откуда тебе знать… О них даже контрабандисты не догадываются.

Краммер отошел на несколько шагов назад и навел куда-то в сторону излучатель. Резкая вспышка света обожгла привыкшие к темноте зрачки. Что-то с грохотом обвалилось, сопровождаясь звуками падающих водных потоков.

Когда глаза вновь обрели способность видеть, Андрей смог как следует оценить всю обстановку. Большая часть воды постепенно уходила в зияющую неподалеку огромную воронку, шумными водопадами падая в темноту. Куда она там девается, наверное, полковник и сам не знал. Не затопило бы только спасительные ходы.

— Иногда полезно дергать кое-кого из Церкви Великого Создателя, — удовлетворенный содеянным, Краммер опустил орудие. Постояв в раздумье пару минут, он загадочным голосом добавил: — Они многое знают… Только вот про нападение «лесовиков» умолчали. Как-то все спонтанно вышло…

Андрей невесело усмехнулся. То ли полковник и впрямь надеялся на честность служителей церкви, то ли дивиаполисцы провели всю подготовку к боевой операции настолько быстро, что осведомители ничего не успели сообщить — теперь уже практически не узнаешь. Скорее всего, во всем виновата плохо работающая шпионская сеть.

— Неужели церковники по доброй воле все рассказывают? — воспользовавшись приступом откровения Краммера, поинтересовался стронгер.

Краммер в ответ только неопределенно хмыкнул. Уж Вольф-то не понаслышке знал, какие в СБ применяют методы для получения информации. Упаси бог неподготовленного человека попасть под луч сканера.

Тем временем уровень воды уже достаточно понизился, чтобы можно было определить подступы к провалу. На поверхности появилось множество острых обломков, прежде скрытых на дне. Андрей искренне радовался, что не предпринял попытки в этом месте поплавать — живот бы распорол в два счета. Да и сейчас, глядя на все эти баррикады из стекла и металла, с трудом представлялось, как вообще можно подобраться к входу в подземелье, не лишившись обеих ног.

Краммер быстро спрыгнул вниз, оказавшись по колено в мутной воде. Луч его фонаря скользнул по стеклянным осколкам, отразившим всеми гранями яркий свет.

Не успев спуститься самостоятельно, Андрей был насильно сдернут поводком. Он смог только вовремя сгруппироваться, что значительно смягчило падение с двухметровой высоты. Однако окунуться с головой в грязную холодную воду — удовольствие сомнительное.

Зло выругавшись, Вольф встал на ноги и, с намерением влепить полковнику по лицу, развернулся к своей цели. Но смотрящий на него в упор ствол штурмового излучателя несколько поумерил пыл.

— Не искушай, Вольф, — проговорил Краммер, опуская оружие.

Андрей сделал глубокий вдох, пытаясь совладать с собой. Помогло с третьего раза.

И тут он перед самым носом увидел поистине знак свыше: с его волос свисал замечательный кусок стальной проволоки. Решив как можно быстрее снять с себя браслет, Вольф был готов начать ковырять замок прямо сейчас. Хоть стало не так обидно за купание.

Двигаясь следом за полковником, Андрей старался незаметно вскрыть с виду несложный запорный механизм. И он действительно оказался настолько прост, что вся работа заняла меньше минуты, однако…

Повернувшись на предательский писк зуммера, Краммер неодобрительно покачал головой. Затем взял из руки Андрея раскрытое кольцо и защелкнул его вновь, но в этот раз на лодыжке.

— Сам напросился, — сказал он. — Пойдешь теперь впереди.

Подождав, пока Вольф пройдет, полковник легонько ткнул его в спину стволом.

— И без глупостей.

Идти оказалось довольно трудно. Любой неверный шаг грозил серьезными травмами. Острые осколки, изобилующие повсюду, обещали отрезать лишнее быстро и аккуратно, с холоднокровием сумасшедшего хирурга. Поэтому Андрей не торопился, внимательно изучая то место, куда он ставит ногу. Краммер старался ступать след в след.

Неожиданная мысль вдруг вспыхнула в голове, подобно взорвавшейся бомбе. Андрей в этот момент понял, что полковник-то ему уже и не нужен. Выход он показал, при этом его предусмотрительно расчистив. Спасибо ему огромное!

Оценив по-другому всю обстановку, стронгер приготовился к решительным действиям. Осколки стекла так жалобно сверкнули, умоляя обагрить их кровью. А почему бы и нет?

Но Краммер в очередной раз доказал свою прямо-таки нечеловеческую предусмотрительность. Неужели мысли читать умеет? Или предвидит будущее?

Немного притормозив, он как бы невзначай произнес:

— А девчонка-то твоя жива.

Андрея словно током ударило. Вероятность остаться в живых у Сью была абсолютно по нулям. Краммер вновь блефует?

Повернув голову назад, стронгер недоверчиво хмыкнул.

— Я ведь на полном серьезе, — продолжил полковник. — Жива она. Это точно.

— У тебя нет доказательств, — сверкнул глазами Андрей.

— А у тебя нет оснований мне не верить, — парировал Краммер. — Пока передатчик в моей броне работал, я слышал, что творилось в эфире. Некий человек упоминал в разговоре найденную девочку, по описанию очень похожую на твою подружку.

— Где она? — Вольф почувствовал, как участился его пульс. Неужели и вправду жива? И вместе с непонятным, чуждым ему чувством, стронгер ощутил нарастающее беспокойство. Он не понимал, что с ним происходит. Откуда такая привязанность к глупой девчонке? Чем она это заслужила?

Посмотрев на Вольфа, Краммер растянул кривую улыбку.

— Так я тебе и сказал, — ответил он. — Предлагаю равноценный обмен информацией. Ты мне рассказываешь про то, как поднять в воздух космические корабли, а я в свою очередь говорю, где искать девчонку. По рукам?

— Это не равноценный обмен, — возмутился Андрей. — Мои знания стоят гораздо дороже, нежели предложенное тобой. Тем более ты сказал самое главное — она жива. А уж я ее как-нибудь и сам найду.

— Как хочешь, — полковник нехорошо прищурился. — Мое дело предложить, твое дело — отказаться. Но я так просто не сдамся, Вольф. Ты у меня заговоришь.

Краммер что-то нажал на блоке управления силовым поводком, и страшная боль пронзила ногу Андрея. Будто у браслета с внутренней стороны выросли раскаленные лезвия. Спустя несколько секунд все прекратилось.

С трудом устояв в вертикальном положении, стронгер все же пошатнулся. Падение оказалось бы в данном случае фатальным.

— А кто она тебе? — вдруг спросил Краммер, не спеша убирать руку от заветной кнопки. — Любовница?

Стронгер и сам не знал ответа. Что Сью ему не любовница — это уж точно. А кто она ему на самом деле?

— Наверное, друг, — чуть слышно проговорил Андрей. При этих словах у него перед глазами возник не поблекший с годами образ Лешки, с невозмутимым лицом сжимающий в руке нож. Но это все было не то…

— Хороший друг, — добавил он после непродолжительной паузы.

 

4

Андрей спустился первым. Высота оказалась довольно приличная и, если бы не силовой поводок, удерживающий его за ногу, пришлось бы прыгать. А прыгать в неизвестность уж очень не хотелось. Поэтому, вися в темноте вниз головой, стронгер пытался определить расстояние до дна.

— Ну, что там? — спросил Краммер. Генератор поводка на его поясе, явно не рассчитанный на продолжительные нагрузки, начал неистово греться.

— Опускай еще ниже! — голос Андрея эхом отразился от каменных стен. Похоже, здесь было довольно большое помещение. По крайней мере, стронгер этих стен так и не увидел. А вот дно, причем почти сухое, за исключением нескольких мелких луж, находилось метрах в пяти.

Коснувшись, наконец, ладонями холодного камня, Вольф быстро перевернулся и встал на ноги.

— Спустился? — полковник безнадежно светил фонарем вниз, но луч бесследно рассеивался во мраке.

— Да. Здесь вполне сухо.

Вольф даже не успел моргнуть глазом, как Краммер уже стоял рядом с ним, сжимая обеими руками на уровне груди ШПИ-3. Излучатель чуть заметно мерцал зеленым светом.

«Сукин сын»! — выругался про себя Андрей. — «Надо же, встроенный десантный антиграв. Интересно, что он там еще имеет в наличии? Передатчик? Вполне вероятно, давно уже связался со своими головорезами, назначил точку встречи, и мы сейчас двигаемся прямиком к ним».

С этими мыслями Вольф изучающим взглядом посмотрел на полковника. Тот сдернул с пояса блок генератора силового поводка и бросил его в ближайшую лужу. Прибор мгновенно зашипел, выпуская струйку пара.

В надежде на лучшее, Андрей взглянул на браслет, изящным кольцом обхвативший его лодыжку. Но индикатор сопряжения продолжал мигать красным огоньком.

«Черт! Умеют делать, гады»!

Заметив разочарованный взгляд стронгера, Краммер злорадно усмехнулся. Остывший прибор вновь повис у него на ремне.

— Удивлен? — поинтересовался у Андрея полковник.

Андрей лишь хмыкнул.

— Техника «уродов» очень надежна. Особенно, что касается водонепроницаемости.

Посветив фонарем по сторонам, Краммер озадаченно почесал подбородок. Похоже, он и понятия не имел в какую сторону идти. По крайней мере, так показалось Вольфу.

— Так мы пойдем дальше или здесь останемся? — подколол он полковника.

Тот резким движением взвалил на плечо излучатель и целенаправленно пошел в темноту, освещая перед собой лишь небольшой участок пола. Обломков по пути почти не попадалось, если не считать песка и мелкого щебня. Видно, основной мусор унесся вместе с потоками воды.

Они шли минут пятнадцать, прежде чем луч фонаря уперся в серую неровную стену. Местами на ней блестели капли влаги. Хотя, судя по холоду, царившему в подземелье, может и лед. Сначала низкая температура не так чувствовалась, но по мере пребывания здесь, с каждой минутой становилось все неуютнее. Ледяной воздух проникал под одежду, вызывая озноб. Да еще сильная влажность.

Внимательно изучив стену, Краммер утвердительно кивнул и посветил фонарем вверх. Прямо над его головой чернел узкий прямоугольник входа в тоннель.

Андрей готов был поклясться, что полковник не мог видеть никаких меток, указывающих на находящийся рядом ход. Ведь стронгер-то его не заметил, хотя темнота не была ему помехой. Тоннель странным образом проявился лишь при свете фонаря. Случайно ли Краммер его нашел или нет — осталось загадкой.

Отойдя на пару шагов назад, Вольф еще раз осмотрел серую стену. Мираж, да и только. Едва полковник отвел луч в сторону, проход снова исчез, оставив вместо себя сплошной камень.

На этот раз Краммер поднялся первым. Встроенный в излучатель антигав с легкостью подбросил его на высоту трех метров. И когда полковник оказался на краю проема, включил поводок.

Еще никогда стронгер так позорно не кувыркался. Силовая нить сработала молниеносно, свалив его с ног и вздергивая вверх, словно попавшего в ловушку зверя. Спустя секунду он уже стоял рядом с полковником, всячески поливая того бранью. Полковник не реагировал, всматриваясь в глубину уходящего в неизвестность коридора.

Здесь рос неприятный на вид рыжий мох, или же своеобразная плесень, покрывающая собой большую часть поверхности стен и пола. С потолка свисали гирлянды полупрозрачного вещества, похожего на застывшую слизь. Наверное, тоже органические создания, обжившие за сотни лет заброшенные лабиринты. Да и воздух был значительно теплее, нежели внизу.

Недолго думая, Краммер поставил излучатель на малую мощность и коротким зарядом стерилизовал участок тоннеля. Растительность с шипением скрючилась, испуская едкое зловонье. По мере продвижения вперед, полковник продолжал пробивать путь огнем. Конечно, опрометчиво с его стороны. Энергия ведь в оружии не бесконечная.

Вольфу показалось, что Краммер питает явную неприязнь к подобного рода организмам. Уж больно брезгливо он на них смотрел. Но тот почти сразу прокомментировал свои действия:

— Так будет безопаснее. Многие из подземных лишайников ядовиты.

Вольф спорить не стал. Краммеру виднее. Судя по его поведению, он уже ранее с ними встречался. Возможно, детская травма, наложившая отпечаток на всю оставшуюся жизнь. Такое вполне объяснимо.

Тоннель кончился настолько неожиданно, что люди в нерешительности остановились. Перед ними возник небольшой, но высокий зал, в дальнем конце которого находились три входа, отчетливо видимые Андреем без света.

Посмотрев вверх, стронгер затаил дыхание. Там, на высоте нескольких метров шевелилось нечто чудовищное, будто слипшиеся в комок толстые белые черви. И движения эти сопровождались влажным хлюпаньем.

Не в силах больше находиться под таким обитателем темных мест, Вольф резво пересек зал. Заметив его нервозность, Краммер направил фонарь в зенит, и обомлел.

«Ой, дурак»! — пронеслось у Андрея в голове, прежде чем он успел выдернуть застывшего в шоке полковника из-под падающих на него щупалец.

Опомнился Краммер только в очередном тоннеле. Обернувшись назад, он поднял излучатель и выстрелил в скрытого темнотой монстра. В раскаленной плазме заметались горящие кольца плоти, сопровождаемые жутким нечеловеческим визгом умирающего в муках существа.

Насладившись зрелищем огненной смерти, полковник повернулся к Андрею и не обещающим ничего хорошего голосом спросил:

— А в какой ход мы вошли?

Вольф попытался вспомнить. Тогда не было времени разбираться, влетел в первый попавшийся, и все тут. А какой? Черт его знает.

— Кажется, средний, — пробормотал он.

— Кажется, или точно?

— Ну, не помню я, — сознался стронгер, глядя на постепенно затухающие языки пламени, пожирающие большую добычу. Пляшущие отсветы на его лице рисовали странную маску, делая Вольфа похожим на какого-нибудь языческого божка.

— Темная Бездна! — выругался по-своему полковник, оглядываясь на огонь. — Придется ждать, пока не спадет жар. Потом проверим.

Ждать пришлось около получаса, прежде чем они смогли высунуться наружу. Уж больно Краммер переусердствовал с перепугу, ударив по твари полной мощью. Андрей тут же заметил, что с дуру недолго и кое-что сломать, высказав это в устной форме. Полковник пропустил комментарий мимо ушей, предпочтя сделать безразличную ко всему мину.

Оказалось, они были в правом тоннеле. Постояв и немного поразмыслив, Краммер, наконец-то принял решение идти левым ходом. С чего он взял, что тот должен быть правильным, Вольф так и не понял. Пожав плечами, пошел следом.

Только войдя внутрь, он вдруг заметил отсутствие здесь рыжего мха. Ни это ли являлось критерием выбора?

Идя следом за полковником, Андрей уперся взглядом в его широкую спину и стал думать о своем незавидном положении. Мысли потекли плавно, перетекая одна в другую. Еще ни разу его миссия не оказывалась такой удручающей. Ни разу! И с каждым днем становиться все тяжелее выдерживать вес сваливающихся на него проблем. Где он должен был быть, когда дивиаполисцы атаковали Йорн? Где?! Да уж не в самом Йорне, это точно. В лучшем случае в Веллироке. Теперь он погребен заживо с каким-то маньяком, мечтающим получить власть над планетой. И не убить его никак. А причина — Сью. Какого дьявола появилась эта девчонка? Да неспроста, видать. Все подстроено.

«Эх, знать бы кто за этим всем стоит? А кто знает почти все, что твориться во Вселенной? Правильно. Старый мерзавец Свенски. Ни с его ли руки подача»?

У Вольфа вдруг возникло острое желание все бросить, достать из болота куттер и полететь к главе Лиги Стронгеров с целью серьезно поговорить. Элиот должен знать причину этого хаоса.

И тут стронгер впервые почувствовал «зов» контракта. Никогда раньше его не слышал, но сразу же понял — это он. «Зов» всегда возникает при грубом сбое программы, приводя исполнителя в должное чувство. Так случилось и с Андреем.

Очнулся Вольф сидя верхом на распластанном по полу Краммере, навязчиво пытаясь свернуть ему шею. Полковник оказался гораздо сильнее, чем можно было подумать. Иначе, сейчас бы на его месте валялся труп. А стронгеру практически невозможно противостоять, разве что такому же профессионалу. На убийство уходит всего мгновение. Однако Краммер не смог бы сопротивляться, как ни крути. Тогда что? Сработал вопреки всему «автостоп»? Странно. Судьба Сью оказалась превыше контракта?

Убрав руки с головы жертвы, Андрей молча отполз в сторону, предоставив полковнику возможность наконец-то вздохнуть.

 

5

Медленно, но верно мысли Андрея приходили в порядок. «Зов» сделал свое дело, стимулировав мозг для дальнейших действий. Теперь стронгер мог думать только о выполнении контракта. Но вот надолго ли? Это покажет время.

Посмотрев на сидящего спиной к стене полковника Краммера, Вольф произнес:

— Знаешь, Краммер, я дам тебе то, что ты просишь.

Тот недоверчиво прищурился. После внезапного нападения Андрея он как-то странно стал себя вести. Еще бы. В мгновение ока лишить бывалого солдата подвижности, да еще и попытаться свернуть ему шею. Чудом только удалось уцелеть.

— Почему ты меня не убил, Вольф? — подозрительно спросил полковник, пододвигая ближе к себе излучатель. Хотя, как показал недавний инцидент, оружие ему мало чем поможет. — Соскучился по подружке?

— Не в ней дело. Просто мои интересы временно совпадают с твоими. Ничего больше.

— Неужели? — Краммер встал на ноги. — Я смотрю, ты становишься благоразумнее. Не мое ли общество на тебя так подействовало?

Вольф не ответил. Он прекрасно понимал, что решение пришло совсем с другой стороны. Все до безобразия просто. Краммер сам разрушит этот мир. Ему только надо немного помочь и направить его силу в нужное русло.

— Но информацию, касающуюся девчонки, ты получишь после того, как запустишь двигатели хотя бы одного из кораблей, — внес уточнение полковник. — И не раньше.

— Согласен, — кивнул Вольф. — Можешь описать корабли? Где они находятся?

Краммер хищно улыбнулся, показывая неровные ряды зубов.

— Они остались от первопоселенцев, — проговорил он. — Их спрятали под одним из храмов Великого Создателя еще четыреста лет назад, заставив всех посвященных навечно замолчать. Но никто не придавал значения тому факту, что дети поистине вездесущи. Они имеют тенденцию совать нос в такие щели, в которые не каждая муха залетит. Почти все дети Йорна, рано или поздно бывают в том секретном ангаре. И я в свое время там был. Но никто из них никогда не понимал того, что видел. Ну, стоят странные машины. И что? Взрослые на их вопросы только плечами пожимают. Спустя годы, уже будучи подростками, они забывают об этой детской «игровой площадке». Но я никогда не забывал. Через много лет я посетил то место вновь, уже предварительно найдя нужную мне информацию в тайных архивах Церкви. Информации, увы, хватило только на то, чтобы открыть внешний люк. Да и проникнуть смог только внутрь малого корабля. Он мертв, Вольф. Ни капли энергии.

Андрей нахмурился.

— Опиши мне внешний вид, — попросил он. — Насколько я понимаю, ты и представления не имеешь о классификации судов Старого Союза.

— Тот корабль, на борту которого я был, имеет в длину футов пятьдесят. Приплюснутый сверху корпус. В задней части две какие-то сферические выпуклости.

— «Кадет — 2А», — перебил полковника Вольф. — Создавался как патрульный глиссер. Впоследствии, когда началась массовая колонизация планет Галактики, они применялись для сопровождения и охраны основного пассажирского транспорта. Оснащен двумя экспериментальными гипердвигателями, которые так и не получили в дальнейшем массового применения.

— А вооружение? — глаза Краммера азартно заблестели.

— Стандартное для кораблей этого класса. Четыре плазменных орудия, две лучевые пушки, комплект ракет, обычно оснащенных бронебойными боеголовками направленного действия. Иногда ставили ионные излучатели. Только без энергии все это — гора металла.

Полковник встрепенулся.

— Ты ведь знаешь, как запустить двигатели? — с ноткой сомнения в голосе спросил он. — А вот второй корабль в десятки раз больше…

— Второй тебе не нужен, — оборвал его Вольф. — Он всего лишь перевозчик, предназначенный для перемещения огромных масс людей. Собственного вооружения не имеет. Для его запуска необходимо столько ресурсов, сколько Йорн не израсходует и за год. Если, конечно, этот транспорт не имеет внутренние запасы.

— Мне нужны оба корабля, — отрезал Краммер. — Постарайся их реанимировать.

— Как получится, — развел руками Андрей. — Прошло уже немало лет. Некоторые части могли придти в негодность. Так что, ничего заранее гарантировать не могу. Надо смотреть.

Краммер удовлетворенно кивнул.

— Посмотришь. Обязательно посмотришь. В твоем распоряжении будет все необходимое оборудование.

— Конечно, будет, — невесело усмехнулся Вольф. — Еще бы ему не быть.

Стронгер отлично знал, что на перевозчиках класса «Калибр» и подобных ему, непременно имелись целые заводы по производству строительного материала, который колонисты используют для возведения городов. Найдя железную руду, они за год могли отгрохать такой жилой массив, как Йорн. Даже если и не использовать полезных ископаемых, заводы не побрезгуют работать и с деревом, и с глиной, и даже со льдом. А при некоторой доработке их можно перепрофилировать на изготовление, например, ядерных ракет. При условии, конечно, что будут в наличии соответствующие радиоактивные ресурсы.

— Но особо не радуйся, — предупредил Краммера Андрей. — Всегда рассчитывай на худшее. Не таким тяжелым будет разочарование.

Полковник только махнул рукой.

— Разберемся, — буркнул он себе под нос, снова двинувшись в путь. Поводок слегка натянулся, заставляя Андрея идти за ним. С браслетом на ноге было куда неудобнее. При срабатывании силовой нити Вольфу приходилось нелепо пританцовывать.

Догнав полковника, стронгер спросил:

— Вот скажи мне, Краммер. Ведь от твоего города практически ничего не осталось. Нет того теплого места, которое ты так хотел занять. Что делать будешь?

Полковник обернулся, посмотрел на Вольфа с таким видом, будто тот внезапно превратился в пятилетнего ребенка.

— Есть на Тиартоге еще города. Найду там себе место. Да и на других планетах смогу его поискать.

— Так тебя туда и пустили, — усмехнулся Андрей. — Первый же патруль задержит твой не зарегистрированный корабль. А уж машины у них гораздо смертоноснее «Кадета».

Полковник вдруг резко замер. Спросил:

— А такой патрульный корабль можно раздобыть?

— Ты никак в пираты решил податься, — покачал головой Вольф. — Боюсь, эта ниша уже и без тебя занята. Таких отчаянных искателей приключений полным полно в Галактике.

Краммер что-то неразборчиво пробормотал себе под нос, но уже на ходу. Андрей его так и не понял. Слава богу, хоть поводок не дернул. И на том спасибо.

Некоторое время они шли молча. Каждый был увлечен своими мыслями. Полковник, видимо, строил планы по завоеванию обитаемых миров, а Вольф сейчас мог думать только о выполнении контракта. Эффект от «зова» все не проходил, бесцеремонно настраивая мысли на определенную волну. Работать, работать, и еще раз работать!

Вот так, размышляя о своем, они и вошли в огромный мрачный зал, посреди которого находилось полуразрушенное строение. Тусклый зеленоватый свет шел откуда-то сверху, но определить источник было почти невозможно. Казалось, светился сам воздух над развалинами, придавая таинственному сооружению странный призрачный образ.

Краммер снял с плеча излучатель, осторожно отщелкивая скобу предохранителя. Он что-то почувствовал.

Андрей сколько ни пытался прислушиваться к малейшим звукам, но ничего так и не мог определить. Строение казалось пустым. Даже чутье молчало, уснув, словно свернувшийся в клубок кот. А ведь оно должно было сейчас быть активным, как никогда прежде — одно из последствий «зова».

Повернувшись к Вольфу, полковник вполголоса произнес:

— Древний Храм. Такие места очень опасны. Когда уходят люди, их место всегда занимают обитатели тьмы. Главное — пройти мимо незамеченными.

— «Крысы»? — Андрей при мысли о серых тварях слегка напрягся.

— Гораздо хуже, — ответил Краммер. — Тот слизень, которого я сжег — наименее безобидный из них. Попадаются настоящие исчадья Темной Бездны.

— Если верить вашей Церкви, то я и есть настоящее исчадье из глубин космоса, — проговорил Вольф. — А они в земле живут. Значит, ближе к Великому Создателю. Разве не так?

Краммер как-то странно передернул плечами.

— Великий Создатель не мог произвести таких чудовищ. По крайней мере, находясь в здравом уме. Они пришли сами.

— Сами, говоришь? — усмехнулся Андрей. — А по-моему, эти существа жили здесь задолго до того, как вы явились на Тиартог вместе со своим Богом. Это вы заняли их территорию.

— Неправда! — воскликнул было полковник, но Вольф жестом показал ему говорить тише. Тот сразу перешел на шепот. — Этот Бог был здесь. Первопоселенцы исповедовали другую религию. По крайней мере, так написано в архивах.

«Странно», — Андрей почесал подбородок. — «Обычно принесенное с собой вероисповедание остается с колонистами до конца их дней. Вероятно, со временем как-то изменяется, преображается, но чтобы координально стать иным… Для этого нужен неимоверный психологический взрыв. Старый Союз вместе с их колониями являет собой поистине непоколебимый оплот католичества, разрушить который не способен даже взрыв всей Галактики. Интересно, что же заставило их сменить религию? Эх, покопаться бы в этих их старых документах».

Внезапно еле заметный шум заставил Вольфа насторожиться. Среди развалин храма что-то происходило. Он отчетливо слышал слабое шуршание, произвести которое могло только живое существо, осторожно крадущееся в темноте, и считающее себя незаметным для других. Полностью сосредоточившись, стронгер смог теперь почувствовать нервное прерывистое дыхание, а за ним еще несколько источников звука. Так могли дышать только одни существа.

— Там люди, — прошептал Андрей. — Сколько — не знаю, но они нас, похоже, заметили.

Уточнять из-за кого их заметили, Вольф не стал. Краммер не контролировал тогда свои эмоции. А зря. На настоящей войне, такие, как он гибнут в первых рядах.

Вмиг упав на холодный пол, полковник попытался оценить обстановку. Фонарь сразу погас, но это уже вряд ли ему могло помочь. За незваными гостями пристально следили несколько пар глаз.

Андрей видел, как Краммер беспомощно закрутил головой по сторонам. Свечение, идущее от вершины здания, едва позволяло различить собственные руки. Но развалины просматривались достаточно хорошо. И кроме еле слышимых звуков, ничто не выдавало засаду.

Неизвестные начали «знакомство» первыми. От основания одной из стен вдруг отделился маленький шарик огня и, быстро покрыв дистанцию, с гулом пронесся над головами залегших пластом полковника и Андрея. Следом загрохотали ружья. По всей видимости, они первым плазменным выстрелом просто освещали территорию.

Пригнув голову, Краммер уверенно изрек:

— Отряд «лесовиков». Далеко забрались, сволочи.

И, выставив излучатель на максимальную мощность, добавил:

— Сейчас я им устрою фейерверк.

Вольф только успел вовремя прикрыть глаза. Но даже сквозь плотно закрытые веки он почувствовал яркую вспышку света. Заряд плазмы ударил четко по центру здания, расплавляя камень и металл. Горящие обломки с грохотом падали вниз, сминая под собой прячущихся людей. Несколько полыхающих живых факелов с отчаянными криками метнулись в стороны от всепожирающего пламени, однако далеко им убежать не удалось. Они так и остались лежать на полу зала тлеющими горстками пепла.

Уличив момент, пока полковник был занят уничтожением противника, Вольф решил действовать самостоятельно. Осторожно отползя в сторону, он встал на ноги и быстро скрылся в темноте. Теперь его не могли видеть ни «лесовики», ни Краммер. А вот поводок надо было срочно снимать.

Андрей присел на пол, нащупал спрятанный в складках одежды кусок проволоки и попытался воткнуть его в замочную скважину браслета. Да уж, когда тот висел на руке, было гораздо удобнее работать. Но открыть запорный механизм стронгер так и не успел.

Нога резко ушла в сторону. Невидимая сила неумолимо потянула пленника назад, протирая о каменный пол до дыр его брюки. Извернувшись всем телом, Вольф смог дотянуться до плотно сжавшего лодыжку браслета. Дрожащими от напряжения пальцами, он попытался вновь просунуть отмычку в замок. Но на этот раз его ждал неприятный сюрприз. Будь проклят создатель этого чудовищного приспособления, придумавший в рабочем режиме блокировать скважину металлической пластиной!

Громко выругавшись, Андрей попытался сдвинуть блокировку рукой. Результата не последовало. Он зажал проволоку в зубах и попробовал разжать сам браслет. Кольцо слегка поддалось. Однако в следующий момент от боли он едва не проглотил отмычку. Браслет выпустил свои «раскаленные лезвия», пронзая ногу до самых костей. Так он наказывал нерадивых взломщиков.

Неожиданно боль прекратилась. А вместе с ней и движение. Не веря своему везению, Вольф не стал упускать момент. Замок щелкнул, и браслет с легким звоном упал на пол. Оттолкнув его ногой подальше, Андрей теперь смог посмотреть в ту сторону, куда его так упрямо тащила силовая нить.

Краммер стоял на коленях метрах в десяти от него, держась рукой за левый бок. Как раз за то место, где висел недавно генератор поводка. А из-под плотно сжатой ладони текла тонкая струйка крови.

 

6

Когда очередное техническое помещение вновь закончилось закрытой стальной дверью, Ральф Хьюс разочарованно вздохнул. Его отряд уже несколько часов блуждал среди городских коммуникаций в надежде найти вход в жилые сектора. Но раз за разом люди упирались то в завалы, преграждающие проход, то в запертые двери. И тогда приходилось искать новые пути.

— Чертовы йорнцы! — в сердцах выругался Нортон, перехватывая поудобнее ружье. — Понастроили лабиринтов. Так мы до скончания века можем ходить, пока не сдохнем. Что будем делать, Хьюс?

Мэр обвел взглядом своих людей.

— Идти вперед, Нортон, — ответил он. — Когда-нибудь нам точно повезет. Я чувствую, вскоре должен попасться выход.

Нортон невесело усмехнулся. Затем махнул рукой.

— Что мы мечемся, как стадо испуганных вропсов? — подал голос до этого молчавший Алан Тибор. Его редкие рыжие усы топорщились в стороны, будто у кота. — Давайте уже определимся.

— А что тут определяться? — Стив подошел к Ральфу. — Пока мы двигаемся — мы в относительной безопасности.

— Согласен, — кивнул Хьюс. — Рискнем вернуться назад и попробуем пробиться через тот небольшой завал, что видели возле отстойника. Придется поработать руками.

Никто спорить на этот раз не стал. Люди повернули обратно, в темноту узкого, пропахшего гнилью коридора.

До нужного места отряд добрался довольно быстро. И все благодаря хорошей памяти Стива Нэгги. Бывалый охотник неплохо ориентировался в незнакомой местности. Даже лабиринты каменных джунглей не могли его основательно запутать.

Здесь одно из ответвлений тоннеля было завалено переломанными трубами, что в какой-то мере позволяло их убрать, не прибегая к помощи какой-либо спецтехники. Тем более, таковой в распоряжении охотников не имелось. Поэтому, они могли рассчитывать только на собственные силы.

На расчистку ушло около трех часов. Люди с трудом выламывали поврежденные коммуникации, отгибали в сторону неподатливые трубы, кое-где пришлось применить плазменный излучатель Алана. Рыжий охотник почти никогда не расставался со своим любимым оружием, с тех самых пор, как выменял его у Штольца на пару отличных «собак». Правда заряды дорого обходились, но, как говориться, удовольствие того стоит.

Когда образовался проход достаточной величины, чтобы в него мог спокойно пролезть даже крупный человек, Хьюс дал людям время на восстановление сил. Фонари сложили вместе, сели вокруг них. Из походной сумки извлекли сухие пайки, раздали каждому из охотников. Ральф, узнав, что Нортон прихватил с собой провиант, едва не расцеловал одноглазого здоровяка. Не каждый во время спонтанного маневра вспомнит о необходимых запасах. У Стива Нэгги оказалась бутылка домашнего вина. Под общие одобрительные возгласы она резво пошла по рукам.

Сидя возле Стива на помятом куске трубы, Ральф Хьюс сделал глоток вина и задал охотнику давно наболевший вопрос:

— Как думаешь, у того гравилета действительно закончились боезапасы? Куда он мог потом двинуться?

Нэгги слегка поморщился.

— Не уверен, что одна машина рискнет двинуться в сторону Дивиаполиса, — ответил он. — Хотя, сумасшедших везде хватает. Но не с опустевшими же батареями? А то, что они пустые — это правда. Алан видел, как завершающий выстрел гравилета не смог сжечь даже деревья.

— Я не очень доверяю Алану, — вздохнул Ральф. — Вернее доверяю в какой-то степени, но не так, как тебе.

— Тибор зря врать не будет, — заверил мэра Стив. — Он может, конечно, кое-что затейливо исказить, однако только ради шутки. А на войне со смертью не шутят.

— Дай-то Бог, — Хьюс вновь взял в руку подоспевшую к этому времени бутылку, сделал большой глоток.

Разговор с Нэгги и алкоголь немного уняли волнение Ральфа. Но все же где-то в глубине души засело саднящее чувство, готовое в любой момент напомнить о себе очередным приступом беспокойства. Нервы ни к черту. За последнее время и так пришлось немало пережить.

С отдыхом решили не затягивать. Оперативно собрались, фонари вернулись к владельцам. Пустые пакеты от пайков надежно спрятали, чтобы не оставлять следов.

Первым в расчищенный проход пошел Стив. Спустя десять минут он вернулся, сообщив хорошую новость. Впереди их ждал жилой сектор.

* * *

По пути им не встретилось ни одного человека. Помещения здесь не особо пострадали при обстреле, но создавалось впечатление, будто все жители города вымерли в результате эпидемии какой-либо инфекционной болезни. В тусклом свете аварийных светильников можно было разглядеть творящийся вокруг беспорядок. Валялись различные вещи, то ли брошенные в панике, то ли выпавшие из рук мародеров. А может, то и другое. Кое-где стены и пол были измазаны кровью, но трупов нигде видно не было.

Наклонившись, Стив что-то подобрал, поднес к глазам, а затем повернулся к Ральфу.

— Здесь была группа Джефери, — произнес он, протягивая мэру пустую гильзу от карабина. — Часа два назад прошли. Если поторопимся, сможем их догнать.

— Да уж, — Хьюс повертел в руке металлический цилиндрик. — Небось, еле двигались. Джефери никогда не упустит шанс прихватить с собой всякой дряни.

Вытянувшись в цепочку, охотники двинулись дальше, держа на прицеле ружей всякий мало-мальски подозрительный предмет. И чем глубже они проникали к центру города, тем страшнее становилась картина вокруг. Стали попадаться растерзанные на куски человеческие тела. Их не просто застреливали, но и предварительно перед этим расчленяли. На стенах были выведены кровью похабные слова.

Не выдержав подобного зрелища, желудки некоторых охотников начало выворачивать наизнанку. Такое ни один зверь не сможет совершить. Настоящая мясорубка.

— Это уже перебор, — проговорил Нортон, вытирая рукавом рот. — Совсем спятили, душегубы.

— Они почувствовали неконтролируемую никем вседозволенность, — покачал головой Ральф Хьюс. — Кто их теперь остановит, если собственная нравственность позволяет совершать подобное непотребство? Они хозяева положения, могут делать все.

— Но я ни за что не стал бы превращать в гуляш кого-либо, даже самого злостного врага, — сказал Алан. Его губы слегка дрожали.

— Это Джефери, — вздохнул Хьюс. — И этим все сказано. Больной сукин сын. Его же лечить надо.

— У них в группе таких достаточно, — вставил свою реплику до этого молчавший Армс. — Взять того же Пирса. Еще тот ублюдок.

— Ладно, парни, — прекратил дальнейшее развитие разговора Стив Нэгги. — Что толку от этих слов? Надо догнать Джефери, а потом уже видно будет.

Они пошли дальше, перешагивая через истерзанные трупы и разорванные коробки с консервами, кои в изобилии валялись рядом с взломанными дверями складов. Охотники тут же набили себе карманы плоскими банками, в которых, судя по этикеткам, находились какие-то морепродукты. Им сейчас было не до кулинарных изысков. На предложение Нортона обшарить помещения в поисках другой снеди, Ральф ответил категорическим «нет», так как нагруженные солдаты гораздо теряют в маневренности. Тем более, всегда можно будет сюда вернуться. Стив четко запомнил место.

Когда отряд миновал очередной разгромленный склад, сразу стало видно, что за ним начались подвальные помещения жилых домов. Некоторые из них использовались в качестве паркинга для роскошных мобилей, другие представляли собой непонятные кустарные мастерские. И в одной из таких мастерских дивиаполисцы обнаружили истекающую кровью обнаженную девушку. Она лежала на высоком металлическом столе. Руки и ноги были наспех связаны грязными веревками, рот некрасиво разрезан ножом, а на животе зияла страшная рана. Ни у кого не оставалось сомнений, что девушка пережила к тому же групповое изнасилование. И при всем при этом она оставалась жива, да еще и в сознании.

Склонившись над ней, Ральф Хьюс попытался освободить ее руки. Мутный взгляд несчастной жертвы на секунду стал настолько испепеляющим, настолько полным ненависти. Мэр даже отпрянул в сторону. Ему в лицо полетел кровавый плевок.

Стерев со лба алые брызги, Хьюс только покачал головой. Да, после случившегося в храме Святого Якоба он готов был растерзать всех йорнцев. Двигаясь сюда вместе с фулкарами он с нетерпением ждал того момента, когда наконец-то сможет обагрить свои руки в крови жителей прибрежного города, отдавая им последний долг. Но после всего этого зверства, совершенного группой Джефери ему стало не по себе. Он серьезно задумался над истинной целью своего пребывания в Йорне. Нужно ли теперь оставаться? Пыл как-то сам собой испарился, оставив лишь нечто, отдаленно похожее на жалость. А еще он вдруг почувствовал себя виновным в том, что привел в город таких «мясников». Действительно ли йорнцы заслужили все это?

— Ненавижу вас, — прохрипела девушка. Ее искалеченный рот кривился в жуткой гримасе, в горле булькала кровь.

— Мне очень жаль, — прошептал Ральф, глядя в ее глаза, сверкающие яростным гневом. — Я не хотел, чтобы все так вышло…

— Чего тебе жаль? — спросил Нэгги. Он подошел к страдалице и одним движением свернул ей шею. — Мы все хотели справедливого возмездия. Ни это ли они получили?

— Не это, — Ральф прикрыл девушке веки. — Все выходит как-то не по-человечески. Имеем ли мы право так поступать?

— А как иначе, Хьюс? — нахмурился Стив Нэгги. — Тебя же предупреждали, что крови будет много. Не мы начинали эту заваруху. Да, я согласен, что Джефери явно усердствует. Но это его месть. А мы будем творить по-своему. Или ты уже не участвуешь?

Ральф только тяжело вздохнул, опуская взгляд. Отступать действительно теперь поздно. Остается собрать волю в кулак, завязать нервы в узел и, делая вид, что ничего особенного не произошло, тупо идти дальше. Что ж, того требуют люди, доверившие ему самое дорогое — свои жизни.

Группу Джефери они догнали уже через час. Их было слышно еще издали по характерным крикам жертв. В большом помещении паркинга творилась настоящая бойня.

Осторожно выглянув из-за перевернутого на бок мобиля, Хьюс подал знак остальным, чтобы не высовывались.

Судя по количеству забинтованных людей, йорнцы в этом месте устроили временный госпиталь. Мужчины, женщины и дети лежали рядами на постеленных на пол одеялах. Кто мог ходить, толпились посреди помещения плотной кучей. Пятеро охотников то и дело выдергивали из общей массы какого-нибудь бедолагу, жестоко избивали его, после чего передавали Пирсу. Этот ублюдок веселился на славу, изощренно работая длинным острым ножом. Еще живая жертва постепенно лишалась разных частей тела, истошно орала и захлебывалась собственной кровью. Особенно изобретательно он трудился над молодыми девушками.

От отвращения у Ральфа к горлу подступил горький комок. Он отвел взгляд в сторону и увидел самого Джефери. Тот стоял чуть в стороне, наполовину укрывшись за колонной. Брюки были спущены. В его руках дергалась худенькая светловолосая девочка лет десяти. От боли закусив кулак, она беззвучно плакала. По ее щекам градом лились слезы. Охотник то и дело лупил ее по лицу здоровенной ладонью, при этом ненормально смеясь. И затем, утолив свою звериную похоть, Джефери играючи перерезал ей горло.

Хьюс до этого момента еще держался, подавляя в себе горячее желание прикончить проклятого ублюдка. Но в один прекрасный момент, не в силах больше сопротивляться, внутри него вдруг резко лопнула пружина.

Вскочив на кузов мобиля, мэр вскинул ружье и всадил пулю в мелькнувший голый зад. В следующий миг он почувствовал короткий удар, его кто-то сбил с ног, тем самым спасая от ответного выстрела. Это был Нэгги. Судя по слышавшимся проклятьям и стонам, Джефери все же успел получить свой «подарок».

Нападение не осталось безнаказанным. В укрывшихся людей Хьюса полетел шквал плазмы, превращая перевернутую машину в полыхающее кострище. Они только чудом успели отступить в чернеющий сзади проход. Металлические перекрытия стали медленно плавиться, охваченные жарким огнем. Начался настоящий ад.

Когда потолок паркинга с жутким скрежетом обвалился, Хьюс со своим отрядом был уже в безопасном месте. Он нисколько не жалел потерянную группу охотников. Даже наоборот, на душе стало так спокойно, что мэр облегченно вздохнул. А губы его тронула едва заметная улыбка.

Включив передатчик, Ральф попытался вновь установить связь с другими отрядами. Эфир продолжал молчать. Списав неудачу на толстые стены вокруг, которые гасили радиосигнал, вскоре бросил эту затею. Нужно было сейчас определиться с дальнейшими действиями.

Но судьба распорядилась по-своему. Из того места, где они оказались заперты, путь вел только в одном направлении — глубоко вниз уходила старая узкая шахта, вход в которую был закрыт прочной железной решеткой.

 

7

Плазма разрушила лишь часть храма, оставив невредимыми несколько стен и небольшую высокую пристройку, напоминающую сторожевую башню. Каменные блоки, из которых было сложено здание, местами оплавились, растекшись по полу зала уродливыми застывшими лужами. От них шел остаточный жар, впрочем, как и от всех окружающих Андрея руин. Громкий треск заставлял стронгера вздрагивать, интуитивно вжимая голову в плечи.

Обогнув храм, Вольф оказался с обратной стороны. Здесь было относительно прохладно по сравнению с той частью строения, куда пришелся основной удар плазмы. Стены на ощупь теплые. Даже рыжая плесень, обильно растущая на стыках каменных блоков, ничуть не пострадала.

И тут Андрей увидел двоих людей. Осторожно выглядывая из небольшой тесной ниши, они пристально следили за движениями стронгера, но стрелять по нему не пытались. Присмотревшись внимательнее, Вольф понял почему. У них не было никакого оружия. Только у того, что постарше в руке зажат короткий металлический прут. Молодой парень с едва наметившимися редкими усиками стоял у него за спиной, нервно теребя повязанный на шее полосатый платок.

Стронгер и двое охотников некоторое время внимательно смотрели друг на друга, не делая попыток что-либо предпринять. Андрей не ждал от них неприятных сюрпризов, уж слишком обреченные лица были у обоих. Люди в таком состоянии обычно не способны адекватно воспринимать окружающую обстановку.

— Ну, что ты стоишь? — неожиданно проговорил вооруженный прутом охотник. — У тебя есть возможность нас быстро убить. Давай.

С этими словами он бросил прут на пол. Звонко отскочив от камня, тот закатился в широкую щель.

— Что же ты медлишь?

Вольф стоял не двигаясь. Он не видел в этих людях прямой опасности для себя. Зачем же убивать? По их собственной просьбе?

Отведя взгляд в сторону и, сделав вид, что ничего не видел, стронгер пошел дальше, продолжая осматривать местность.

И отойдя от занятой ниши на несколько метров, он вдруг почувствовал за спиной быстрое движение. Не оборачиваясь, Андрей сделал молниеносный удар рукой назад. Нападавший тихо хрюкнул и плавно опустился на колени, держась руками за горло. Из его широко раскрытого рта доносились булькающие звуки.

Это оказался юнец с платком. Впрочем, платок теперь валялся рядом, испачканный серым пеплом и сажей.

Присев возле дергающегося в попытках получить глоток воздуха парня, Вольф положил ему руку не плечо.

— Неужели тебе не говорили, что нападать со спины способны лишь трусы? — спросил он, медленно проговаривая каждое слово.

Но молодой охотник, видимо, его сейчас не слышал. Ему было не до этого. Лицо приобрело странный багровый оттенок, глаза почти вылезали из орбит.

— Согласись, что нехорошо так поступать, — продолжил Андрей. — Очень не хорошо. Ты больше не будешь этого делать?

В ответ парень мотнул головой. Неужели, дошло?

— Я тебе верю, — кивнул Вольф, просунул свои пальцы ему в горло и точным движением вернул на место кадык. Повезло, что удар был прямым.

Тот с хрипом втянул легкими долгожданный кислород. Завалившись на бок, продолжал часто дышать, будто спринтер после пройденной дистанции.

Встав на ноги, Андрей посмотрел на второго охотника.

— Почему ты оставил его в живых? — с удивлением в голосе спросил тот. — Он ведь хотел тебя убить?

Вольф тяжело вздохнул.

— Но ведь не убил же. Он меня пощадил, я — его. Теперь мы квиты.

Охотник неопределенно хмыкнул, пробормотал что-то неразборчивое и осторожно подошел к своему товарищу. Парень к этому времени уже сидел, поджав ноги. Одной рукой он массировал место удара, а другой шарил по полу, явно в поисках своего потерянного платка. Карие глаза сверлили стронгера пронзительным взглядом, будто изучая каждую морщинку на его лице. Хотя, что может видеть обычный человек в таком полумраке. После «фейерверка», который устроил Краммер, сияние над храмом значительно потускнело.

— Странный ты какой-то, — проговорил парень сиплым голосом. — Настоящий враг всегда убивает. Неужели тебе плевать на свой разрушенный город?

— Он не из Йорна, — вдруг произнес старший охотник.

Андрей повернулся к нему. Ситуация становилась очень интересной.

— Я не знаю, кто ты на самом деле, — продолжил тот, в отличие от товарища, стараясь не смотреть на Вольфа. — И не хочу это знать. Я видел тебя несколько раз в «Мертвом охотнике». А ведь если предположить, что ты йорнский шпион… И вандализм в храме Святого Якоба — твоих рук дело…

От услышанных слов парень сжал кулаки.

— Ты прав, — согласился Андрей. Оба охотника заметно вздрогнули. — Тебе лучше не знать обо мне. Есть на свете такие вещи, которые должны оставаться неизвестными.

Вольф повернулся к людям спиной, на этот раз не опасаясь нападения с их стороны, и быстро исчез среди развалин.

* * *

Краммер достал из аптечки ампулу с анестетиком. Осветив фонарем этикетку, он удовлетворенно кивнул и, обнажив иглу иньектора, вколол препарат себе в бок. Глаза его блаженно закатились.

— Смотри, зависимость появится, — произнес Андрей, присаживаясь рядом с полковником. — Хотя, после «астрала»…

— Не трави душу, — взвыл Краммер, отбрасывая в сторону пустую емкость.

Вольф издевательски усмехнулся. Хоть местный наркотик и не вызывал физической зависимости, но он уже давно заметил, как полковник с каждым часом становится все раздражительнее. Тот только делал вид, что все в порядке; что руки вовсе не трясутся, а взгляд не становятся на некоторое время стеклянным. Неужели этот старый вояка нигде не припрятал красной горошины? С трудом верилось, но факты на лицо.

— Что интересного нашел? — поинтересовался Краммер. — В живых кто-нибудь остался?

— Двое, — буркнул Андрей, делая вид, что собрался заснуть.

— Надеюсь, ты их прикончил?

Вольф не ответил. Ему сейчас совсем не хотелось говорить, тем более, с Краммером. Полковник после принятия лекарств начинал нести всякую чушь, будто его не в бок ранило, а в голову. И ему было все равно, слушает его кто-нибудь или нет. Поначалу стронгер пытался вникнуть в суть речи, почерпнуть полезную информацию, но, как выяснилось, на таковую не оказалось даже отдаленного намека. Просто бесполезный набор слов.

— Послушай, Краммер, — прервал очередную тираду полковника Андрей. — Ты бы лучше трупы обыскал. Вдруг у кого-нибудь «астрал» завалялся.

Это подействовало. Краммер моментально замолчал. Глаза его загорелись лихорадочным огнем. Несмотря на глубокую рану, он резко вскочил на ноги и поспешил к полуразвалившейся арке. Однако, сделав несколько шагов, остановился. Поворачиваясь к Вольфу, со вздохом произнес:

— А что толку сейчас от «астрала»? Ты что ли мое тело стеречь станешь, пока я буду отсутствовать?

Андрей неопределенно пожал плечами.

— Ну, ну, — Краммер махнул рукой, но все же пошел дальше. Он быстро исчез в проеме, спрыгнув куда-то вниз. Вольф остался один.

Сидя на теплом камне и прислонившись спиной к не менее теплой стене, Андрей начал клевать носом. Сказывалось значительное переутомление, отсутствие нормального сна и постоянное напряжение, в котором он находился несколько последних дней. Сколько бы Вольф не пытался сопротивляться объятиям морфея, но вскоре он погрузился в глубокий сон.

Ему снился все тот же старый кошмар, не единожды посещавший его ранее, еще на Земле. Он тогда был всего лишь предвестником окончания «забвенного стасиса». Но что он означал теперь?

Дергая обрубками ног, мужчина быстро отползал к выходу из зала управления, оставляя за собой кровавую неровную полосу. Обычно плазма, обжигая сосуды, начисто запекает их. Но сейчас ему не повезло. Кровь толчками выливалась наружу.

Мальчик стоял чуть в стороне, сжимая худой рукой потертый излучатель. Он наслаждался тем страхом, что читал в глазах отца. Он торжествовал, видя, как из ненавистного человека алыми струями вытекает жизнь.

— И что ты этим добился? — спросил мужчина, расстегивая свой ремень, чтобы перетянуть вены. Боли он не чувствовал, так как давно уже умел контролировать свой организм. — Нужно было целиться в голову. Через пару недель я буду снова ходить. А ты, щенок, отправишься гнить в подземные лабиринты.

Слегка улыбнувшись, мальчик метким выстрелом сжег ремень. Впрочем, вместе с кончиками пальцев правой руки отца. Он прекрасно знал, что тот больше никогда не встанет на ноги. Никогда не сможет бросить сына на очередное смертельное испытание.

— Ах ты, ублюдок сопливый! — мужчина резко вывернулся и выполз прочь из зала.

Мальчик стоял на пороге и молча наблюдал. В темноте коридора затаилась пара клыкастых «вурдалаков». Твари были очень голодны. Ведь создатель никогда не имел привычки их кормить.

Зато имел очень странное хобби — создавать из живых существ совершенные орудия для убийства. Все организмы, попадающие ему в руки, вскоре приобретали несколько когтистых дополнительных конечностей, острые зубы и свирепый нрав. Определенной цели в этих модификациях не было, — так, ради удовольствия.

Следя за ползущим по коридору мужчиной, мальчик присел на корточки и положил перед собой излучатель. Даже запах свежей крови не заставит «вурдалаков» сожрать своего хозяина. Пока они чувствуют сигнал…

На шее, под левым ухом находится вживленный идентификатор создателя, который является гарантированной защитой от кишащих вокруг монстров. Такой был и у мальчика. Однако время от времени он выключался тем самым пультом, что находился сейчас в детской ладони. Выключался перед очередным смертельным уроком.

Аккуратно проведя пальцем по матовому пластику прибора, мальчик нажал кнопку…

— Привет от мамы!

Андрей открыл глаза. С трудом осознавая реальность, он некоторое время просто смотрел вверх. Постепенно, словно сквозь туман, в памяти стали постепенно вырисовываться смутные воспоминания событий последних часов.

Осмотревшись по сторонам, Вольф заметил лежащего рядом Краммера. Полковник почти не дышал, уставившись неподвижными остекленевшими глазами в одну далекую точку.

— Сукин сын! — вырвалось у Андрея. Он окончательно пришел в себя, с великим трудом удерживаясь от того, чтобы пнуть коматозное тело.

«Чертов ублюдок! Нашел ведь где-то «астрал». И не побоялся остаться со мной в таком состоянии. Правильно. А чего ему бояться? У него есть то, что мне нужно. А это — гарантия его безопасности. Наркоман проклятый»!

Стронгер в сердцах ударил кулаком по стене. Перспектива несколько часов подряд просидеть над Краммером его нисколько не прельщала.

 

8

Послышавшийся из-за угла легкий шорох заставил Андрея насторожиться. Он уже давно чувствовал на себе чей-то пристальный, но не враждебный взгляд, однако ждал дальнейшего развития событий, не предпринимая каких-либо попыток воздействовать на ситуацию.

Когда в арке появились два человека, Вольф уже стоял на ногах и делал вид, что с интересом рассматривает неподвижное тело Краммера. Полковник перед употреблением наркотика успел куда-то спрятать свой излучатель, видимо, на всякий случай решил подстраховаться. Андрей даже не предпринял попыток его поискать. В таких руинах можно и куттер без особого труда схоронить, не опасаясь за его сохранность.

— Вы что-то долго решались, — негромко произнес стронгер, но так, чтобы его услышали незнакомцы.

Старший охотник сделал шаг вперед.

— Ты убил моих людей, — вполне уверенным голосом начал он. — Но меня и Армса не тронул. В твоем поведении абсолютно нет логики.

— А с чего ты взял, что это я убил твоих людей? — поинтересовался Вольф.

— Так неужели ты просто смотрел, когда твой товарищ поливал нас плазмой? — недоверчиво спросил охотник.

Андрей развел руками.

— Я совершенно безоружный.

Незнакомцы переглянулись. Они прекрасно помнили недавний инцидент, и понимали, что стоящий перед ними человек и без оружия чересчур опасен.

— Кстати, а почему у вас его нет? — Вольф с подозрением посмотрел на парня с полосатым платком, которого старший назвал Армсом. — В мою сторону пуль летело вполне достаточно.

— Все оружие исчезло, — с трепетом в голосе проговорил тот. — Мы сами были в шоке. Это случилось как раз после того, как Стив ранил твоего товарища.

Армс покосился на тело Краммера.

— Товарища, значит… — Вольф невесело усмехнулся. Таинственные силы вновь начали свою игру. И что может произойти в следующий момент — угадать невозможно. Главное, чтобы не исчез сам стронгер. А ведь к этому все и идет.

— Кто он такой? — старший охотник мотнул головой в сторону полковника.

И тут до Андрея дошло.

— Если вы думаете, что виновник этот тип — вы ошибаетесь, — пояснил он. — Краммер, конечно, может заставить исчезнуть оружие, людей, даже дома, но только традиционными способами. На чудеса он не способен.

— Краммер? — нахмурился старший. — Знакомое имя. Не тот ли это Джон Краммер из службы безопасности Йорна?

Вольф кивнул.

— Вы раньше встречались? — спросил парень.

— По долгу службы приходилось. Но с ним трудно найти общий язык. Странный человек.

— Это уж точно, — подтвердил Андрей.

На несколько минут воцарилось молчание. Затем старший нарушил тишину:

— Итак, что же все-таки на самом деле случилось с оружием? Я слишком многое повидал в своей жизни, чтобы верить в чудеса.

Стронгер покачал головой.

— В последнее время происходит много странных и непонятных вещей, — задумчиво проговорил он. — И эти странности заставляют взглянуть на мир по-другому. Вот вы верите в Бога?

— Конечно, верю, — удивился старший охотник. — Каждый человек имеет святую веру, однако, истинная только одна. Это, к сожалению, не все понимают.

— Что значит «истинная»?

— А то и значит, что люди, верующие в истинного Бога никогда не посмеют осквернять чужие святыни. Ни за что. Это карается гонениями вечными и муками адскими.

Андрей на секунду прикрыл глаза.

— Вы сами видели хоть раз, как Он наказывает грешников? — спросил стронгер. — Вы лично можете назвать что-то, говорящее о его существовании?

— Есть Книга Начала… — подал голос парень.

— Это не то, — оборвал его Андрей. — Книга — всего лишь абстрактный образ, не обязанный нести в себе подлинные свидетельства. Я не люблю спорить по поводу правильности разных религий, но безоговорочно верю собственным органам чувств. Человек всегда верит в то, что сам видит, хоть и не всегда это принимает как должное. Только так одна религия может поглотить другую, даже если у той непоколебимое основание, имеющее веру в тысячи лет.

На этот раз молчание длилось довольно долго. Люди не смотрели друг на друга, пытаясь разобраться в услышанных словах. Им было над чем задуматься. И сам Андрей только сейчас по-настоящему понял, почему на Тиартоге кануло в лету вечное католичество Старого Союза. Тому была достаточно веская причина — Бог, который постоянно о себе напоминал. Но вот почему на планете имеются другие вероисповедания, остается загадкой?

— Ты хочешь сказать, что в случившемся виноват их Великий Создатель? — старший охотник указал рукой на покосившуюся верхушку башни. — Это он забрал все оружие? Так?

Вольф молчал. Жители лесного города должны теперь сами найти ответ на свой вопрос. Он только дал повод для дальнейших размышлений. Все остальное зависит от них.

— Это Его храм, — чуть слышно проговорил Армс. — Пусть и разрушенный, но он остается священным. Он здесь властен над всеми. Да простит меня Святой Моорт.

Старший как-то странно взглянул на парня, сделал непонятный жест рукой и обратился к Андрею:

— Меня зовут Ральф Хьюс. Это, — он указал на парня. — Армс Хейлинг. А твое имя?

— Вольф — коротко представился Андрей.

Армс, до этого момента стоявший чуть в стороне, неуверенно подошел ближе. Видимо, еще до сих пор находился в шоке от недавно полученной травмы.

Хьюс посмотрел на полковника.

— Он тебе нужен?

— Я видел, как этот человек обыскивал труп Нормана, — встрял парень. — Забрал у него «астрал». Разве так можно делать?

— Скажи спасибо, что не съел сам труп, — Андрей с серьезным видом посмотрел в ставшие неожиданно круглыми глаза Армса. — В критических ситуациях всякое бывает. Вскоре запасы продовольствия закончатся, тогда начнется настоящий кошмар.

— Нам надо уходить отсюда, — сказал Ральф и с вопросом во взгляде уставился на стронгера.

— Уходите, — ответил тот. — У нас разные пути.

— Ты уверен, Вольф?

— Я уже давно ни в чем не уверен. По крайней мере, что касается окружающего меня мира. Вам здесь действительно кроме смерти ничего не светит. Уходите.

И они ушли. Молча, не сказав больше ни слова. Просто повернулись к Андрею спиной и растворились во мраке огромного зала, посреди которого стоял разрушенный человеческим отчаянием храм.

Вольф отрешенно смотрел им вслед. Он почему-то был уверен, что судьба еще сведет его с этими людьми. Они не считали его врагом, хотя вполне подозревали в нем виновника всех своих недавних бед. Почему не захотели по-настоящему отомстить подозрительному незнакомцу? Где элементарная логика? А еще в отсутствии таковой обвиняли самого Андрея.

— Где я? — послышался вдруг сиплый голос.

Краммер с тихим стоном размял затекшие ноги.

— В аду, — повернулся к нему Вольф.

— Да, пошел ты, — огрызнулся полковник, делая попытку встать. — Чертова сырость. Сколько меня не было?

— Вполне достаточно, чтобы начать разлагаться, — съязвил стронгер. — Я уж надеялся, что ты и не вернешься.

Полковник быстро осмотрел свою рану, начавшую снова кровоточить. На грязных бинтах проступило алое пятно.

— Я не понимаю шуток, Вольф, — процедил он сквозь зубы. — У меня с клоунами разговор короткий. Кстати, где мой излучатель?

Краммер внимательно обшарил фонарем близлежащую территорию. Оружия он не нашел.

— Ты не говорил мне, куда его спрятал, — развел руками Андрей. Он уже начал догадываться, что ШПИ-3 мог последовать за остальным оружием охотников. Но не хотел терять возможность поиздеваться над полковником.

После продолжительных поисков своего излучателя, Краммер, наконец, вернулся к скучающему Вольфу и со злобой в голосе заявил:

— Я не знаю твоих намерений, но то, что ты лишил нас единственной защиты — это точно. Тебе это с рук не сойдет, инопланетник!

— Теперь я твоя защита, — Андрей уверенно ткнул себя кулаком в грудь. — Хочешь поспорить?

В ответ Краммер осыпал стронгера потоком грязных ругательств, но спорить так и не решился. Он помнил недавний захват Андрея с целью свернуть голову. Испытать подобное вновь ему совсем не хотелось. Поэтому полковник только сердито сопел, да метал в сторону Вольфа ненавидящие взгляды.

Когда Краммер вколол себе очередную дозу анестетика, они продолжили свой путь. Андрей шел теперь впереди, внимательно осматриваясь вокруг. Полковник ковылял сзади, светя стронгеру в спину лучом фонаря, за что тот постоянно делал замечания. Свет мешал нормально видеть в темноте.

В каменной стене зала оказалось два входа в тоннели. Вольф в нерешительности остановился.

— Куда дальше? — спросил он.

Краммер на минуту задумался, будто изучал у себя в голове одному ему известную карту. Потом указал пальцем на левый вход.

— Туда.

Андрей осторожно заглянул в черный прямоугольник и с некоторым удивлением заметил, что тоннель изнутри был обшит деревянными досками. За столетия некоторые из них превратились в пыль, в то время как другие стали похожими на камень. Но, тем не менее, такой строительный материал он увидел в архитектуре Йорна впервые.

— Ты уверен в безопасности этого прохода? — с сомнением спросил Вольф, оглядываясь на стоящего за спиной Краммера. От луча света, словно специально ударившего в глаза, пришлось заслониться рукой. — И убери свой чертов фонарь!

Полковник нехотя опустил руку.

— Это единственный путь, — произнес он, а затем с иронией добавил: — Ты же теперь отвечаешь за нашу безопасность. Вперед, герой!

Покачав головой, Андрей не торопясь вошел внутрь.

 

9

Тоннель был по-настоящему древним. Андрей попытался прикинуть его приблизительный возраст, но вскоре забросил это занятие. Возможно, он появился в первые годы начала колонизации планеты. Хотя, с тем же успехом мог возникнуть и много позже. Как знать… Но то, что по нему уже давно никто не ходил — это точно.

— Может, вернемся, пока не поздно? — спросил стронгер, осторожно ступая по рассыпающимся под ногами доскам. — Это все в любой момент может обрушиться нам на головы.

Краммер осветил лицо Андрея фонарем.

— Чего ты так боишься, Вольф? Ты же совсем недавно побывал под завалом. Тебе не привыкать.

— Одно дело рухнувшее здание, а здесь, над нами сотни тонн почвы. Засыплет так, что не останется даже запаха. Я не готов к такой смерти.

Полковник скривил рот в ухмылке.

— У нас нет выбора, — произнес он. — Это единственный путь отсюда к секретному ангару. Придется рисковать.

Смерив Краммера пристальным взглядом, Андрей двинулся дальше. Через сотню метров он заметил, что тоннель стал сужаться, заставляя с каждым шагом все ниже склонять голову и поджимать плечи. Спустя еще некоторое время люди уже ползли на четвереньках. Мелкие камни и щепки больно впивались в колени, а головы при неосторожных движениях ударялись о неровные доски потолка. Один раз стронгер лишь чудом избежал встречи с торчащим ржавым гвоздем, хищно метившим в его макушку.

Еще метров через тридцать потолок тоннеля оказался настолько провисшим, что Андрей в нерешительности остановился. Расстояние до пола здесь едва достигало сорока сантиметров, а то и того меньше. Взрослый человек в такое отверстие пролезет с большим трудом. А если при этом вспомнить о тысячах тонн грунта, давящих на эту лазейку сверху, то желание в нее соваться пропадает окончательно.

Приложив ухо к стене, Вольф затаил дыхание. Где-то вдалеке слышались тихие, но частые потрескивания. Скрежет оседающих пластов породы действенно щекотал нервы, а еще в общий звуковой фон вливался гул близкой подземной реки. Все это были вполне обычные звуки, не предвещающие никаких опасных сюрпризов.

Несколько раз глубоко вздохнув, будто ныряльщик перед погружением, Андрей протиснулся в узкий проход. Он старался думать о чем-нибудь приятном, но негативные мысли начали безжалостно атаковать мозг, заставляя в воображении рисовать всевозможные варианты смерти в огромном природном прессе. От волнения на лице выступили капельки пота. Андрей слышал, как сзади сопит Краммер. Свет его фонаря изредка прорывался вперед из-за спины, мешая стронгеру нормально использовать ночное зрение.

Неожиданно Вольф заметил впереди какую-то темную массу, перекрывающую дальнейший проход. Сердце в груди резко замерло.

— Ты чего остановился? — спросил полковник. Его голос заметно дрожал. Видимо, тоже нервы.

Андрей не ответил. Он протянул руку вперед и осторожно дотронулся пальцами до препятствия. На ощупь оно оказалось холодным, немного шершавым. На миг стронгеру почудилось, что от его касания это нечто слегка вздрогнуло.

И тут Андрей четко различил несколько рядов круглых фасеточных глаз, пристально наблюдавших за ним. А ниже шевелились источающие вязкую субстанцию жвала.

— Что там у тебя? — не унимался Краммер, дергая Вольфа за ногу.

— Опасная ситуация, — одними губами прошептал Андрей, стараясь не делать никаких движений. Существо в любой момент могло атаковать. Да и кто даст гарантию, что оно не ядовито?

Полковник тем временем попытался просунуть фонарь между спиной стронгера и стеной, в надежде увидеть причину внезапной остановки. Вслед за фонарем следовала голова.

— Подвинься, — буркнул Крамммер. — Дай посмотрю.

И Вольф подвинулся. Он что есть сил вжался в неровную стену тоннеля, давая возможность лучу света в полную мощь ударить по многочисленным глазам насекомого.

Создание темных подземелий резко дернулось назад, издав при этом пронзительный шипящий звук. Краммер, мигом оценивший всю ситуацию, тут же выронил фонарь.

Но того краткого момента, когда насекомое было полностью ослеплено, стронгеру вполне хватило. Он четко знал общую анатомию подобных существ. Оставалось только надеяться, что этот экземпляр ничем не отличался от своих собратьев, обитающих в других уголках Вселенной.

Удар был как никогда сильным и точным. Андрей вложил в него столько энергии, сколько хватило бы на мгновенное убийство крупного млекопитающего. Хитиновый панцирь не так-то легко пробить.

С неприятным хрустом рука преодолела твердую оболочку и вошла во что-то вязкое. В нос ударил приторный сладкий запах. Насекомое сделало слабое конвульсивное движение, причем навстречу удару. И это движение было последним. Больше оно не шевелилось.

Вольф плавно извлек ладонь из тела существа, брезгливо вытер ее о поверхность панциря. Ему повезло. Нервный центр оказался на своем законном месте, иначе бы неподвижно лежал он сам.

Полковник, наконец, опомнился, поднял фонарь и в нерешительности направил луч в другую сторону.

— Оно ушло? — спросил он шепотом.

— Нет, — ответил Андрей. — Оно все еще здесь.

Краммер нервно сглотнул.

— Но уже не опасно, — добавил стронгер. — Хотя…

Тут до него дошла вся серьезность их положения. Вместо живого насекомого, проход теперь закрывал тяжелый труп, сдвинуть который вряд ли получится. Возвращаться назад? Тоже не заманчивая перспектива.

Упершись ногами в стены узкого тоннеля, Вольф изо всех сил налег на мертвую тушу. Шурша хитином по полу, она сдвинулась на несколько сантиметров. Потом еще чуть-чуть, и еще… В общей сложности Андрею удалось протолкнуть ее почти на метр. Дальше она во что-то уперлась и окончательно застряла. Сколько ни толкал стронгер — результата больше не последовало. Это был тупик.

— У тебя есть нож? — спросил у Краммера Андрей.

— Зачем он тебе? — полковник заерзал на месте. — Может, и есть.

Без лишних слов стронгер пихнул его ногой в плечо.

— Надо.

На самом деле, ножа, как такового, не оказалось. После долгих попыток Краммера добраться до аптечки, в руках у Андрея появился одноразовый скальпель. Пришлось довольствоваться таким орудием труда. А трудиться предстояло ой как много.

С огромным трудом, расчленяя на куски мертвое тело существа, Вольф проклинал все на свете. От приторного запаха желудок выворачивало наизнанку, вся одежда пропиталась насквозь липкой слизью, которая к тому же сильно жгла кожу. Ударами кулаков он ломал прочный панцирь, а потом мягкую плоть резал скальпелем, постепенно, по частям проталкивая ее вглубь прохода.

Когда последний кусок нехотя провалился в темноту, Вольф, судорожно цепляясь пальцами за крошащиеся доски пола, быстро пополз дальше. Все его тело горело жарким огнем, будто только что искупался в кислоте. Из глаз струями лились слезы. Стиснув зубы, он на автомате двигался вперед, раздирая в кровь локти и колени о торчащие щепки.

Вскоре тоннель стал вновь расширяться, что позволило перемещаться еще быстрее. Андрей чувствовал впереди воду.

Он слышал, как идущий следом Краммер вдруг разразился жуткими ругательствами. Не вляпаться в едкую субстанцию тот просто не мог, так как путь по любому лежал через место разделки туши. Но полковник ощутил лишь малую толику той боли, которую испытывал Вольф.

Тоннель кончился так неожиданно, что Андрей не сразу это понял. Стены резко расступились в стороны, и он оказался на узком балконе, сделанном из грубо обработанных бревен. Балкон опоясывал по периметру каменную пещеру цилиндрической формы, свод которой уходил на неопределенную высоту. Внизу, почти под самым настилом в свете фонаря Краммера блеснула гладкая зеркальная поверхность.

Ноги сами понесли Вольфа к ветхим перилам, которые без труда сломались под тяжестью его тела. Подняв тучу брызг, он с шумом прыгнул в спасительную воду.

Андрей даже не сразу почувствовал ледяной холод подземного озера, — наслаждение от прекратившегося жжения кожи было гораздо сильнее всего на свете. Тщательно отмыв руки и лицо, он несколько раз нырнул на глубину, но дна так и не достал.

В очередной раз всплыв на поверхность, стронгер заметил карабкающегося наверх по бревнам Краммера. С полковника ручьями текла вода, а посиневшие от холода губы тряслись в унисон стучащим зубам. Это зрелище словно отключило некую защиту организма, и Андрей вмиг почувствовал, как тело начало сводить судорогами.

Он одним прыжком поравнялся с Краммером, ухватился за нижнюю перекладину перил, чудом выдержавшую такую нагрузку, и подтянул себя наверх. Минуту спустя рядом оказался полковник. Хватая ртом воздух, тот лег на спину, пытаясь отдышаться. При каждом выдохе изо рта вырывалось облачко пара.

— Хорошо искупались, — сказал Андрей. Он несколько раз проделал специальную процедуру, помогающую согреться, поочередно напрягая и расслабляя все возможные мышцы тела. После этих упражнений заметно потеплело.

Краммер по-прежнему выстукивал зубами барабанную дробь.

— В Темную Бездну такое купание, — буркнул он.

Сняв с себя мокрую одежду, полковник умелым движением ее отжал, встряхнул и повесил сушиться. Размотав старый грязный бинт, осмотрел рану. Потом открыл аптечку, судя по всему, нисколько не пострадавшую от попадания влаги, достал необходимые лекарства и свежие повязки. Быстро обработал начавшее опять кровоточить пулевое отверстие.

Когда Краммер закончил перевязку, Андрей уже полностью восстановил нормальную температуру своего организма. Промокшая одежда ему особо не мешала.

— Куда нам дальше идти? — спросил стронгер, вглядываясь в темноту, скрывающую противоположную сторону пещеры. Он едва различал вдалеке перила балкона, причудливо изгибающиеся вверх. Похоже, там есть лестница.

— Ты все правильно понял, — кивнул полковник. — Нам именно туда. Осталось совсем немного.

Напялив холодную одежду, Краммер прицепил на пояс аптечку и медленно двинулся вдоль стены, осторожно ступая по старым бревнам. Он пошел первым, а это говорило о том, что дальнейший путь должен быть гораздо безопаснее.

На самом деле так и оказалось. Поднявшись по высокой лестнице на небольшую каменную террасу, люди оказались перед массивными железными воротами, в которые без труда можно было загнать гравилет. Судя по слою ржавчины, покрывавшей обе створки, их уже давно никто не открывал. Да это и не требовалось. Человек мог спокойно пройти рядом сквозь большую извилистую трещину, расчертившую каменную стену пополам.

А по ту сторону их уже ждали…

 

10

— Вы все подготовили, что я просил? — поинтересовался полковник у стоящего перед стеклянной перегородкой молодого лейтенанта.

— Да, сэр, — четко ответил тот. — Лаборатория подключена и работает в тестовом режиме.

Его голос показался Андрею смутно знакомым. Где он его слышал раньше?

Они прошли вслед за лейтенантом через шлюз биоочистки, посредством терминала ввели свои данные в охранную систему, чтобы иметь доступ к секретной информации.

Андрей по достоинству оценил проделанную Краммером работу. Вероятнее всего, он не сам лично трудился над этим техническим раем, но, тем не менее, увиденное вокруг действительно впечатляло своим размахом.

Огромный ангар был практически весь заставлен всевозможным электронным оборудованием, многое из которого Вольф встретил впервые. Основная его масса, естественно, ютилась вокруг гордо стоящего огромного транспорта. Корабль был поистине огромен, словно выбросившийся на берег синий кит. Люди рядом с ним выглядели муравьями.

«Кадета» стронгер заметил не сразу. Глиссер был почти незаметен из-за стеклянных перегородок, разделяющих помещение на сектора. Многочисленные косы проводов опутывали его потрепанный корпус плотной паутиной, спускались на пол и толстыми жгутами уходили вглубь расставленных рядами ресиверов.

«Ай да полковник», — восхитился Андрей. — «Видно, не один месяц здесь сидит. Только персонала нет».

А персонала действительно нигде не было видно. Сначала Вольф не предал этому значения, но по мере продвижения к центру ангара становилось как-то странно и неожиданно пусто. Обычно в таких лабораториях работают десятки специалистов, стоит шум действующей аппаратуры. Но здесь была почти полная тишина, если не считать отдаленного гула системы вентиляции воздуха.

Оставив стронгера на попечение лейтенанта, Краммер куда-то быстро исчез. Андрей не стал задавать лишних вопросов. И так было понятно, что ответы на них он вряд ли получит.

Когда они прошли в одно из отгороженных жилых помещений, офицер молча всучил Вольфу сверток с чистой одеждой, оказавшейся серой формой рядового сотрудника СБ. На складном столике лежали контейнер с сухим пайком и пластиковая фляга. Узкая койка, стоящая под надзором громоздкой камеры слежения, была аккуратно застелена зеленым одеялом.

— Ожидайте полковника здесь, — буркнул лейтенант и удалился. Входной проем тут же затянулся мутной, слегка подрагивающей пленкой силового поля.

Переодевшись, Андрей сел на походную раскладушку, открыл крышку контейнера. При виде еды рот сразу наполнился слюной. Тренированный организм стронгера мог достаточно долгое время находиться без питания, без воды и даже без воздуха. Но всему есть предел.

Распечатав одноразовую вилку, Вольф с удовольствием принялся поглощать мясные консервы, закусывая их галетами и запивая теплой, чуть кисловатой водой. Видимо, в ней были растворены какие-нибудь витамины. А плитка шоколада на десерт оказалась приятным сюрпризом.

Контейнер опустел с катастрофической быстротой. Довольный полученными калориями, организм незамедлительно потребовал глубокого здорового сна. Вольф сопротивлялся недолго. Здесь он был в полной безопасности, так как его знания для Краммера имели неимоверную важность.

«Что ж, надеюсь во сне меня бить не станут», — подумал стронгер, поудобнее устраиваясь на жестком матраце. — «Да и опыты ставить не должны. Хотя, главное проснуться человеком».

Это мысль промелькнула как раз перед тем, как его веки сомкнулись.

Пробуждение почему-то не вызывало приятных ощущений. Состояние было такое, будто Андрей недавно перебрал крепкого алкоголя. Голова тяжелая, во рту сухость и мерзкий привкус.

Едва он принял вертикальное положение, желудок тут же выплеснул наружу свое содержимое. Хорошо, хоть туалет за стенкой оказался. После этого заметно полегчало. Однако «содержимое» вдруг зашевелилось, отрастило восемь тонких членистых ножек и резво запрыгнуло на ободок унитаза. Маленькое круглое тельце на какой-то миг блеснуло металлическим боком, повертело единственным круглым объективом, торчащим из середины спины, и молниеносно скрылось в неизвестном направлении.

— Чертов ублюдок! — стронгер в сердцах плюнул на то место, где только что сидел автоматический зонд. — Ты меня слышишь, Краммер?! Какого хрена ты трогаешь мои кишки?!

Ответа не последовало. Продемонстрировав перед висящей в углу камерой несколько неприличных жестов, Андрей подошел к столу, взял флягу и сделал большой глоток.

— Я не обещал, что твое пребывание здесь окажется раем, — послышался голос полковника. Пелена поля в проеме моментально рассосалась, впуская его собственной персоной. На Краммере была надета свежевыглаженная парадная форма, на глазах вновь поселились темные очки. — А ты чего ждал? Я должен обезопасить и себя и тебя. А вдруг ты чем-нибудь заражен?

— Можно было просто спросить.

Краммер лишь изобразил кривое подобие улыбки.

— Пошли, Вольф, — сказал он. — Пора начинать работать.

Не говоря ни слова, Андрей последовал за полковником.

Они шли по безлюдной лаборатории, виляя между наваленными в кучи еще не подключенными приборами, то и дело, цепляясь ногами за протянутые по полу провода. Техника ждала своего часа.

— Ну, с какого корабля начнешь? — спросил полковник.

— Мне все равно. Но лучше с глиссера. Больше шансов на успех.

— Хорошо, — Краммер резко свернул за угол, направляясь к торчащему из-за экранов вытянутому объекту.

Еще на подходе стронгер заметил, что один из гипердвигателей «Кадета» был почти полностью разобран. Детали небрежно валялись на стоящих поблизости стеллажах. Но подойдя ближе, стало видно, что корпус двигателя имел давнее повреждение, по всей видимости, возникшее вследствие попадания метеорита.

— Вы уверены, что сможете этот агрегат восстановить обратно? — с сомнением в голосе спросил Вольф, внимательно осматривая стойки крепления. — Булыжник меньше вреда причинил, чем кривые руки механиков-самоучек.

— А ты мне на что? — хмыкнул Краммер.

— Я не знаком с этой моделью привода, — покачал головой Андрей. — Тем более, это был экспериментальный образец, не пошедший в остальные серии. Его и тогда-то не везде брались чинить.

— Ты хочешь сказать, что эта посудина больше не полетит? — глаза полковника нехорошо прищурились.

— Ну, почему же? Полетит. Но не так далеко.

Неожиданно из-за одного из стеллажей появился молодой лейтенант.

— Сэр, — отсалютовал он. — Важное сообщение.

— Говорите, Линг, — Краммер кинул сомнительный взгляд на стронгера. — Говорите.

— Час назад звено «летунов» островитян уничтожило северную часть Дивиаполиса. Очень много жертв, в основном женщины и дети. Часть охотников, охраняющих периметр, ушла в джунгли, прихватив с собой несколько фулкаров, оружие. Преследовать их никто не стал. Сейчас островитяне движутся к Йорну. Их командующий офицер сказал, что поможет нам расчищать завалы, искать выживших, лечить раненых. Они готовы установить в городе свой госпиталь.

— Ну, вот. Баланс сил восстановился, — потер руки полковник. — Ничто в этом мире не остается безнаказанным. Через какое время гравилеты появятся в Йорне?

— Меньше, чем через час, сэр.

Краммер на минуту задумался.

— Не вовремя они, конечно, — он поправил очки. — Ни в коем случае не подпускайте их в район лаборатории, Линг. Мало ли что. Все спасательные работы организуйте в противоположной стороне города.

— Есть, сэр, — лейтенант снова исчез за стеллажами.

Полковник повернулся к Андрею.

— Вот так, Вольф. О чем я тебе и говорил. Эта сила контролирует действия людей на Тиартоге, при необходимости жестоко карая виноватых. Давай, делай быстрее корабли. Пора перенимать у них эстафету.

— Буду стараться, — ответил Андрей. — Но скорость не от меня зависит. Уж как получится.

— На кон многое поставлено. И наши жизни лишь небольшая часть этого. Есть более ценные вещи, поверь.

— Какие? — стронгер вопросительно приподнял бровь.

— Остаться людьми. «Уроды» никогда не убивают пленных врагов.

Эти слова заставили Андрея серьезно задуматься. Неужели островитяне до сих пор держат обиду на человеческий род, сделавший их такими, какими они есть? Вероятность существует, но незначительная. Тогда бы они просто перебили всех людей на планете или же генетически изменили. Тогда что? Осознание себя, как венец природы? Уподобление Богу? Для того чтобы в этом разобраться, надо хотя бы их лично увидеть. А там уже действовать по обстоятельствам.

— Не буду тебе мешать, — произнес полковник, направляясь в сторону второго корабля. — Если срочно понадоблюсь, здесь есть связь. — Он указал рукой на колонну терминала, стоящую отдельно от остальных приборов.

Вольф кивнул.

Пройдя через шлюзовую камеру «Кадета», стронгер осмотрелся. Освещение внутрь глиссера было проведено снаружи при помощи системы «переносок», свисающих с потолка. Их света вполне хватало для проведения каких-либо работ.

С трудом вспоминая старые чертежи, давным-давно виденные на одном из закрытых заводов, Андрей пытался сориентироваться в расположении отсеков. Разница в конструкции судна хорошо чувствовалась по сравнению с современными моделями. Чем только древние инженеры думали? Андрей особенно почувствовал эту разницу, когда вместо кабины управления чуть не угодил в коллектор.

Достигнув, наконец, своей заветной цели, он с облегчением упал в кресло второго пилота, прикрыл глаза и провел рукой по приборной панели. Неужели и здесь все так плохо?

Остановив указательный палец на том месте, где по логике вещей должна находиться кнопка запуска предварительного процессора, Андрей приоткрыл один глаз, взглянул на результат своего слепого поиска и удовлетворенно выдохнул. Кнопка оказалась именно там.

 

11

Небольшой монитор, встроенный в пульт подачи энергии несколько раз робко мигнул перед тем, как окончательно превратиться в оплавленный комок пластика. Помещение сразу же наполнилось едким дымом.

— Техника сотни лет бездействовала, — откашлявшись, пояснил Андрей. — Ей это простительно.

После нескольких подобных неудач, он кроме электропроводки, протянул в особо важные отсеки глиссера вентиляционные рукава. Теперь один из них с легким шипением начал вытягивать из кабины результаты неосторожного обращения с древней электроникой.

— Береги себя, — Краммер громко чихнул. — И мой корабль. Насколько я понимаю, этот монитор тоже придется менять.

— Нет, я, конечно, могу оставить все как есть, — развел руками Вольф. — Только кому от этого станет лучше?

Полковник нахмурился.

— Ладно, ставь все, что посчитаешь нужным.

Еще раз чихнув, Краммер покинул кабину. Вольф снова остался один на один с истлевшей начинкой «Кадета».

— Ну, вот и хорошо, — Андрей азартно потер руки. Ему как никогда раньше нужно было сейчас забраться в закрома службы безопасности.

Выйдя из шлюза глиссера, он подошел к ближайшему стеллажу и стал перебирать лежащие на нем детали. Но ничего, отдаленно напоминающего сгоревший монитор найти не удалось. Здесь находились в основном части от всевозможных двигателей, реакторов и генераторов. На самой верхней полке попалась даже пара локтевых суставов от тяжелой брони. В подобной, но более современной защите совсем недавно щеголял полковник.

Закончив со стеллажами, Андрей направился к стоящим неподалеку металлическим ящикам, доверху наполненным всяким хламом. И, судя по всему, эти ящики были не намного моложе кораблей. Порывшись в них, стронгер нашел несколько полезных деталей, как раз подходящих для дальнейшей модификации «Кадета». Монитора вновь не оказалось.

И тут он вспомнил — несколько экранов стоят в соседнем помещении. Ну и что с того, что они «молекулярники», а не раритетные, с использованием технологии жидких кристаллов. Оно даже к лучшему. Главное, чтобы конфликт сигналов на входе был не более тридцати процентов.

Быстро пройдя к стоящим на столах компьютерам, Андрей, недолго думая, отсоединил разъемы от процессора, взял один из мониторов под мышку и мигом скрылся в недрах корабля.

Однако все основные сложности еще только начинались. Мало того, что пресловутая система «Кадета» использовала аналоговый кодированный сигнал, она еще вдобавок ко всему каким-то образом умудрялась пускать по кабелю высокочастотные токи. Это Вольф определил, лишь спалив третий монитор. А еще спустя четыре часа он наконец-то выяснил причину своих бед — провода в блоке замыкались на корпусе генератора.

Злой и раздраженный, стронгер снова сделал вылазку к компьютерным столам, взял предпоследний экран. Впереди предстояла кропотливая работа по созданию конвертера сигнала.

По-прошествии многих часов, когда после долгих мучений на матовой поверхности монитора появились первые символы, Андрей облегченно вздохнул, вытер вспотевший лоб и, взяв с пульта пластиковый стакан, сделал небольшой глоток спирта, слитого из одного старого прибора, найденного на дне ящика. Настало время немного расслабиться.

Сидя в удобном анатомическом кресле второго пилота, Вольф принялся изучать информацию, которую предварительный процессор выводил на экран. И информация эта была не самая утешительная.

По всем параметрам выходило, что для запуска основного процессора, управляющего главными функциями глиссера, нужно было в разы больше энергии, чем предполагалось. Батареи сейчас находились в аварийном состоянии, и их мощности едва хватало на поддержку сервисных операций. В любой момент можно ожидать их полного разряда.

Что касается топлива, то баки для химического горючего не содержали даже запаха оного. Здесь появлялось два варианта действий. Первый: попытаться синтезировать жидкое топливо, используя данные из архивов бортового компьютера. Возможно, если хорошо поискать, рецепт удастся обнаружить. Второй: снабдить «Кадет» антигравом от гравилета. И этот вариант был Андрею гораздо симпатичнее первого. Работы, конечно, не на одну неделю, но результат должен быть соответствующим. Старый аппарат с современным приводом — это уже меньше, чем просто груда металла. Тем более, у Вольфа был свой резон для подобной трансплантации. Он не хотел выпускать Краммера за пределы Тиартога. А глиссер в этом случае будет способен лишь к полетам в пределах гравитационного поля планеты.

Сделав еще один глоток спирта, стронгер выдохнул и поудобнее растянулся в кресле. Алкоголь горячей волной растекался по телу, принося приятное расслабление. Работать стало невмоготу. Мысли потекли вяло и неспешно.

Неожиданно в кабину вошел полковник. По его плотно сжатым губам Андрей сразу понял, что тот чем-то крайне недоволен.

— Встать! — громко рявкнул он.

Андрей мигом оказался на ногах. Его слегка повело в сторону, но равновесие он все же удержал.

— Теперь объясни причину своего пьянства во время работы, — продолжил Краммер уже более мягким тоном. — У нас на это нет времени, Вольф.

— У тебя нет времени, а у меня есть, — стронгер обвел помещение внимательным взглядом. Он и ранее понимал, что повсюду стоят «жучки». Теперь полковник дал понять это наверняка. — Я и так перевыполнил свою норму на сегодня. Мне нужен отдых.

— Какой отдых?! Какая норма?! — вскипел Краммер. Его лицо стало пунцовым. — Поднимай корабль в воздух или я…

— Что «ты»? — Андрей снова плюхнулся в кресло. — Сам его поднимешь? Вперед!

Полковник еще пару минут покричал, помахал перед обнаглевшим стронгером новеньким излучателем и, в конце концов, плюнув на пол, быстро покинул корабль.

Первым делом Вольф решил найти скрытые датчики слежения. Для этого он давно заприметил среди прочего хлама, в изобилии валяющегося вокруг «Кадета» один очень полезный прибор. После некоторой модификации тот вполне может выполнять функцию детектора «жучков».

На переделку прибора ушло около получаса. Все это время Андрей старался не показываться возле глиссера. Затаившись в дальнем углу помещения, он с помощью портативного лазера умело перепаял на плате необходимые детали, прилепил на корпус с помощью контактного клея электронные сенсоры. Когда все было готово, Вольф спрятал аппарат за пазуху и спокойно направился к шлюзу корабля.

Возле трапа его ждал лейтенант Линг. Поигрывая хромированным стержнем парализатора, он холодным взглядом смотрел на Андрея. И взгляд этот не обещал ничего хорошего.

— Что же вы так себя ведете, Вольф? — голос лейтенанта был едва ли теплее. — Полковник Краммер оказал вам доверие, а вы… Непростительное преступление.

С этими словами молодой офицер подошел почти вплотную к стронгеру и ткнул выключенным стержнем его в грудь.

— Доставайте. Что там у вас?

— Ничего там нет, — развел руками Андрей. Он втянул живот и предательски выступающий сквозь форменную куртку детектор перекочевал в область паха, став при этом практически незаметным.

— Не надо мне врать! — воскликнул Линг, поднимая парализатор на уровень лица. На закругленном конце грозного «стрекала» на миг вспыхнул мощный разряд.

На сей раз Вольф спорить не стал. Датчики слежения, по всей видимости, оказались не только на борту глиссера. Не удивительно, что Краммер, когда приходил, не стал спрашивать, откуда взялся спирт. Знал о нем заранее, но до последней минуты думал об ином способе его применения.

Молча бросив к ногам лейтенанта самодельный прибор, стонгер демонстративно задрал куртку.

— Еще вопросы есть?

Лейтенант молча поднял детектор и убрал в карман.

— Свободен.

Линг сделал несколько шагов в направлении выхода, когда Андрей его остановил.

— Один момент, лейтенант. Не передашь записку Краммеру?

Тот недовольно нахмурился, но чуть заметно кивнул.

Быстро схватив лежащий на стеллаже огрызок карандаша, стронгер на куске пластиковой обшивки аккуратно вывел такие грязные пожелания в адрес полковника, что самому вдруг стало стыдно. Однако догадку нужно было проверить.

Стараясь держать послание так, чтобы со стороны невозможно было что-либо разобрать, он протянул его Лингу.

Лейтенант неожиданно натянул улыбку.

— Не надо, Вольф. Ответ полковник передаст лично.

Развернувшись, Линг пошел прочь, при этом, не переставая улыбаться. Андрею стало интересно. Что же такое прозвучало у офицера в наушнике?

Но одно точно стало очевидным: в его одежде «жучков» оказалось не меньше, чем в кабине. А это уже никуда не годится. Следовательно, от нежелательных датчиков, во что бы то ни стало нужно избавляться. Но как это сделать незаметно?

«Да уж, задача», — Андрей почесал подбородок. — «Детектора теперь нет, однако он исполнил свое главное предназначение, даже ни разу не включившись. Вот ведь как. Теперь надо быть особенно осторожным. Прощай моя личная жизнь. Не скроешься и в туалете. Хотя»…

Глаза Вольфа блеснули задорным огноньком. Подойдя к дюзам маршевых двигателей, он провел рукой по покрытым жаропрочной керамикой внутренним стенкам, поднес ее к глазам и удовлетворенно кивнул.

«Ну, теперь посмотрим, у кого хватит терпения. У меня по дюзам лазить или у Краммера менять мне одежду».

 

12

Пять дней подряд Вольф устраивал для себя настоящие грязевые ванны. Как он и предполагал, сажа надежно блокировала оптические датчики, не позволяя полковнику следить за ним. Несколько раз в день приходил лейтенант Линг, приносил чистую одежду. Но стоило ему уйти, как стронгер вновь влезал внутрь дюз и начинал обтирать собой стены. Через некоторое время они стали настолько чистыми, что можно было в них смотреться, как в зеркало. На недоуменные вопросы Краммера относительно такого «свинского» поведения Андрей отвечал одним словом: «работаю». И этим все сказано.

Однако вскоре стронгеру пришлось все-таки прекратить «процедуры», а вместе с ними и свою скрытную деятельность. Виновато в этом было исчезновение сажи. Она закончилась очень не вовремя. Но, тем не менее, Вольф успел сделать довольно много из того, что полковник никогда не должен был не видеть, ни знать.

Открыв в днище глиссера небольшой прямоугольный люк, Андрей едва успел отскочить в сторону. То, что некогда называлось энергетическими батареями, черной пылью осыпалось вниз.

«И вот ЭТО еще держало заряд»? — Вольф носком ботинка поворошил кучу пыли. — «Хотя, на остаточной реакции вполне могло продержаться довольно долго».

Подогнав поближе тележку, груженную заранее приготовленными энергоблоками от гравилета, Андрей еще раз проверил их параметры. Немного отличаются по объему, но особой разницы чувствоваться не будет.

Вольф просунул руку внутрь приемника, нащупал косу разноцветных проводов и вытащил ее наружу. Разъемы почти не пострадали, если не считать жуткие окислы медных контактов.

Быстро соединив провода с батареями, стронгер повернул находящуюся рядом с люком ручку микролифта. Эффекта не последовало. Повторив операцию несколько раз, он добился только одного: приемный механизм издал предсмертный скрежет и окончательно вывалился из гнезда.

Андрей посмотрел на все это железо, тяжело вздохнул и отправился на поиски замены.

Искать пришлось недолго. Появившийся вовремя лейтенант Линг навел стронгера на дельную мысль.

— Так я могу поработать какое-то время в броне? — спросил Андрей у явно смущенного этим вопросом молодого офицера. — Здесь дел на пять минут.

— Это только с разрешения полковника, — ответил тот.

— Ну, так узнай. У тебя же с ним прямая связь.

Линг отошел в сторону, вызвал Краммера. Он говорил чуть слышно, но Андрей со своим сверхчувствительным слухом вполне разобрал слова. И то, что говорил лейтенант, ему нисколько не понравилось. Неужели Краммер поверит этому бреду?

Повернувшись, лейтенант произнес:

— Полковник не дал согласие на использование брони некомпетентным лицом. Работать в ней буду я.

Андрей только передернул плечами.

— Не доверяете? — усмехнулся он. — Еще бы. Как можно доверять человеку, готовящему под видом восстановления корабля мощное секретное оружие? Не так ли, лейтенант?

— Это мое личное мнение, Вольф. И я обязан все свои сомнительные мысли высказывать полковнику. Окончательное решение принимает только он.

— Понятно, — Андрей махнул рукой. — Я жду тебя в полном облачении. И как можно быстрее.

Линг вернулся через четверть часа, громыхая тяжелыми ступнями о бетонный пол. Встав возле глиссера, он переключил защитный комплекс в режим минимальной активности.

— Здесь, — Вольф указал на стоящую тележку с энергоблоками. — Есть груз, который необходимо поместить в приемник. Аккуратно, чтобы не повредить шлейф. Справишься?

Не говоря ни слова, лейтенант обхватил руками сцепленные вместе серебристые «кирпичи», поднял их, словно пенопластовый муляж и уверенно понес к открытому люку. Одной рукой он внедрил блоки в отверстие, а другой заправил свисающие провода.

— Что дальше? — донеслось из встроенного в броню динамика. — Здесь нет фиксаторов.

— Стой и держи, — сказал Андрей, беря со стеллажа моток металлизированной ленты.

Мигом вскарабкавшись по выступам защитного комплекса Линга, стронгер встал тому на плечевые пластины и уже не спеша принялся накладывать своеобразный бандаж, прикрепляя нестандартный комплект к штатным кронштейнам. Получилось грубо, но зато крепко.

— Ну, вот и все, — Вольф спрыгнул на пол, отбрасывая в сторону остатки ленты. — Свободен!

Лейтенант удалился, оставив Андрея в гордом одиночестве испытывать новый источник энергии. Если все получится, можно будет приступать к запуску основного процессора.

Поднявшись в изменившуюся за последнее время до неузнаваемости кабину, Вольф упал в кресло второго пилота и проверил показания индикаторов. Приборы работали в нормальном режиме, тест системы прошел удачно. На экране высветилась вполне обнадеживающая информация.

Щелкнув несколькими тумблерами, Андрей запустил питание основного процессора.

Сначала ничего не происходило. Затем постепенно нарастающий гул оповестил о начале какого-то действия, происходящего в недрах «Кадета». Ожила бортовая система вентиляции, наполнив помещение очищенным воздухом. На большом мониторе, расположенном перед пультом первого пилота появилась мигающая надпись на языке Старого Союза: «Начало загрузки. Пожалуйста, подождите». Вместе с этим на потолке вспыхнул желтым светом плоский прямоугольный светильник.

Прождав в напряжении десять минут, Вольф начал уже сомневаться в исправности процессора. Но вскоре надпись сменилась вереницами контрольных данных, многие из которых были стронгеру непонятны. Слишком много лишней информации.

Бросив взгляд на тонкий, едва заметный провод, идущий от спрятанного внутри пульта самодельного блока дистанционного интерфейса, Андрей слегка улыбнулся. Если все подключено правильно, то сейчас должна сработать связь с удаленным помощником.

На экране цифры вдруг сменились медленно вращающимся хрустальным шаром.

— Приветствую, командир, — раздался не лишенный радости электронный голос.

— Здравствуй, Смитт, — ответил Андрей, довольно развалившись в кресле. — Как процесс? Все в норме?

После недолгой паузы Смитт вновь нарушил тишину:

— Пока все идет в пределах допустимых значений. Вот только ширина канала слишком мала.

— Ну, уж как получилось, — развел руками стронгер. — Нет ни времени, ни возможностей сделать лучше. Пока что так. Что с ходовой функцией глиссера? Насколько все плохо?

— Я еще не полностью контролирую всю систему. Дай мне время.

И тут из-за спины раздался голос Краммера:

— С кем ты разговариваешь?

Полковник неслышно зашел в кабину и встал возле монитора.

— Это искусственный псевдоинтеллект корабля, — пояснил Андрей. — Все бортовые процессоры имеют голосовой интерфейс, помогающий наиболее эффективно общаться с командиром. Очень удобно.

— Странно, — Краммер поправил свои темные очки. — Мне показалось, что ты говорил вовсе не с машиной. Хотя…

— Это иллюзия, — усмехнулся Андрей. — Вначале всегда кажется необычным, но со временем обретает обыденность, и ты перестаешь замечать ненатуральность подобного общения. Ты отстаешь от жизни, Краммер.

— Ну, так помоги мне ощутить ее в полной мере, — полковник внимательно наблюдал за вращающейся на экране сверкающей сферой. — Этот твой псевдоинтелект распознает голоса?

— Обычно он программируется на восприятие одного, максимум двух человек.

— Меня он услышит?

— Попробуй.

Полковник сел в кресло первого пилота. Повертелся, устраиваясь удобнее.

— Интелект, — позвал он нерешительно.

— Его зовут Смитт, — поправил Вольф.

— Смитт, ты слышишь меня?

— Да, пилот, — раздался электронный голос. — Связь установлена. Идентификация личности завершена. Жду команды.

— Отлично, — Краммер растянул кривую улыбку. — Ты можешь поднять корабль?

— Серьезные повреждения маршевых двигателей, — ответил Смитт. Он прекрасно играл свою роль в этом спектакле. — Восстановлению не подлежат. Требуется замена.

Полковник повернулся к Вольфу.

— Когда ты, наконец-то, приведешь в порядок эту посудину? — спросил он с ноткой угрозы в голосе. — Сколько можно тянуть?

— Я делаю все от меня зависящее, — произнес Андрей. — Сложная техника. Много кропотливой работы. Приходится решать большинство проблем по мере их возникновения.

— Времени больше нет, Вольф! — вспыхнул Краммер. — Совсем нет! Ты это понимаешь?! Мне нужен хотя бы один, но полностью исправный корабль. И чем быстрее, тем лучше.

Стронгер покачал головой.

— Буду стараться, — проговорил он. — Подготовь мне пару антигравитационных установок, генератор силового поля и хороший ужин. Надеюсь, через три — четыре дня я смогу оторвать «Кадет» от пола.

— Это слишком долго, — взвыл полковник. — Надо успеть за два дня.

— Нереальный срок, — возмутился Андрей. — Даже при всем желании невозможно.

— А ты очень постарайся, — не сдавался Краммер. — Или может, тебе стимул нужен?

Полковник вытащил из кармана тонкий планшет и поднес его к глазам Андрея. Видеоэкран тут же включился, демонстрируя унылую обстановку небольшого помещения, единственное окно которого было наглухо закрыто стальным листом. На узкой койке, стоящей возле дальней стены, положив голову на колени, сидела светловолосая пятнадцатилетняя девочка и неподвижным взглядом смотрела перед собой. Вольф узнал Сью.

— Мы ее нашли и доставили в безопасное место, — прокомментировал полковник. — Она жива, здорова, но необычайно замкнута. Похоже, шок. Но это со временем пройдет.

— Вы с ней ничего не делали? — с недоверием поинтересовался Вольф.

— Абсолютно ничего, — заверил Краммер. — Вскоре сам с ней поговоришь. Если, конечно, справишься со своей задачей.

— Тащи сюда антигравы, — Андрей забарабанил пальцами по кнопкам пульта.

 

13

Проверив последний медный контакт, Андрей вытер тыльной стороной ладони со лба соленые капли и, облегченно вздохнув, сел прямо на пол. Многочасовая работа по подключению системы контроля новых приводов наконец-то закончилась. Он бы мог возиться целую вечность, если бы не помощь Смитта…

В тесном отсеке было настолько жарко, что вся одежда насквозь пропиталась липким потом. Воздух обжигал легкие, а к металлу стен и пола было практически не прикоснуться. Вентиляция с трудом справлялась со своими обязанностями, тихо шелестя, лениво вытягивала жар.

Пять часов назад, включая плазменный резак, Андрей и не думал, что предстоит удалить столько старого железа. Антигравы требовали довольно много свободного места.

Сделав глоток теплой воды из мятой старой фляги, Вольф дотронулся до вставленного в ухо микропередатчика.

— Смитт, ты можешь еще раз просчитать коэффициент потери энергии? — спросил он. — Меня смущают показания встроенных индикаторов.

— Потеря при старте составит семнадцать процентов, — почти сразу ответил Смитт. — На полной тяге — всего пять. Что-нибудь еще, командир?

Андрей несколько секунд подумал, а затем, перейдя на имперский язык, продолжил:

— У тебя есть возможность перехвата сигналов видеокамер СБ?

— Я имею только те возможности, которые дает техника глиссера. Еще не все системы мне подвластны, но с каждой минутой я расширяю сферу контроля. Через час я смогу ответить точно.

— И еще, Смитт, — Андрей поправил передатчик. — Найди возможность как-то глушить эти сигналы, а лучше моделировать похожие и на той же частоте их передавать.

— Я постараюсь, — ответил искусственный интеллект. — Если, опять же, позволит «железо». Здесь все такое древнее, командир. Не помешало бы кое-что модернизировать.

— У меня нет больше времени возиться с мелочами, Смитт, — вздохнул стронгер, поднимаясь на ноги. — А если тебе серворобот поможет?

— Было бы совсем неплохо, — в электронном голосе Смитта отчетливо слышались радостные нотки.

— Попробую поговорить с Краммером. У него должно иметься что-то подобное.

Подойдя к тяжелому люку, Андрей коснулся ладонью сенсорной панели и тот с громким шипением отошел в сторону. Ворвавшаяся навстречу волна прохладного воздуха окатила вспотевшее тело, принося с собой настоящее наслаждение. От удовольствия Вольф даже зажмурился. Лучше мог быть только ледяной душ, но позволить себе такую роскошь Андрей сейчас не имел права.

— Открыт доступ к системе защиты и нападения, — прозвучал в ухе спокойный голос.

— Спасибо, Смитт, — шепнул Вольф.

Скинув по дороге мокрую куртку, он быстрым шагом направился в кабину. Надо было успеть оказаться там до прихода полковника или лейтенанта. А то, что они непременно нагрянут — стронгер знал точно. Ведь «жучки», скрытые в одежде, перестали работать уже давно.

Включив кондиционер на полную мощность, Вольф сел перед монитором и вошел в оружейное меню. Бывшая команда корабля, судя по сохранности боезапасов, явно не попадала ни в какие передряги. Им, можно сказать, просто повезло, так как во времена основания тиартогианской колонии в Галактике царил настоящий беспредел. Транспортные корабли с тысячами поселенцев тогда исчезали довольно часто, не оставляя никаких следов. Рабы всегда были в цене.

Двигая жутко неудобный конусный джойстик, Андрей быстро заходил в нужный раздел, ставил наиболее сложный пароль и переходил к следующему. Это должно предотвратить несанкционированные действия полковника, в любой момент решившего проверить смертоносный потенциал «Кадета». Смитт, конечно, тоже со своей стороны не даст ему влезть, но, как говориться, береженого и бог бережет.

Когда передатчик в ухе предупредил о приближающихся гостях, Вольф уже спокойно сидел в кресле, как ни в чем ни бывало разглядывая собственные ногти.

— Что происходит, Вольф? — вошедший Краммер был сильно взвинчен. — Ты решил поиздеваться надо мной?

Стоящий позади полковника лейтенант Линг нервно крутил в руках свой излюбленный парализатор.

— Что за наезды? — начал на имперском Андрей, но потом сделал вид, что поперхнулся. Однако нужный эффект был достигнут.

Краммер моментально побагровел и потянулся к висящей на поясе кобуре.

— Что за бред?! — воскликнул он, пытаясь расстегнуть заевший фиксатор. — На каком языке ты тут треплешься?! Отвечай!

Андрей смущенно потупил глаза.

— Это язык программирования, — ляпнул он первое, что пришло в голову. — На нем искусственным интеллектам отдаются сервисные команды. Иначе говоря, это единственный способ напрямую связываться с системой, обходя логический фильтр. Понятно?

Полковник многозначительно фыркнул и оглянулся на Линга. Тот отвел взгляд в сторону.

— Когда корабль сможет взлететь? — задал он свой дежурный вопрос.

— Скоро, — дал размытый ответ стронгер.

— Когда?!

Андрей чуть помедлил. Краммер снова начинал вести себя на борту глиссера как хозяин. Вольфу это не нравилось.

— У меня почти все готово к испытаниям, — проговорил он. — Только сильно не хватает одной важной детали, а именно робота — манипулятора для выполнения мелких работ в труднодоступных местах. И чем быстрее он появится…

— Будет тебе робот, — процедил сквозь зубы полковник. — Но смотри, больше без фокусов. Понял?

— Так точно, — стронгер с пафосом отсалютовал.

Презрительно поправив очки, Краммер покинул кабину. Следом исчез Линг.

— Готов ответ относительно камер слежения, — в тот же момент прозвучал в ухе голос Смитта.

— Так? — Андрей выжидающе замер.

— Сигналы кодированы, но я смог их преобразовать. Этот полковник настоящий параноик. Датчики стоят, где только можно и нельзя. Во все щели понатыканы.

— Так?

— Я нашел возможность моделировать сигнал. Не просто, но справился. Что дальше?

— А дальше начнется самое интересное, — широко улыбнулся Андрей и, перейдя на имперский, начал диктовать Смитту четкие инструкции.

* * *

Неслышной походкой Вольф двигался по узким коридорам, образованным стеклянными перегородками. Камеры, встречающиеся на всем протяжении маршрута, передавали «просроченную» картинку, еще не имеющую изображения крадущегося человека, а те, что имелись на одежде — транслировали очередное покорение стронгером древнего железа.

Андрей четко держал направление. Он шел туда, где Смитт определил нахождение маленькой заложницы. На этот раз девочку держали в одной из пустующих келий храма, почти у самой поверхности.

Краммер оказался на редкость хитрой бестией. Он всегда лишний раз перестраховывался. Не отступился от своей привычки и сейчас. Два раза в день, в произвольно выбранное время, полковник перемещал Сью в другое место, тем самым, исключая возможность ее заранее спланированного вызволения. Но обмануть Смитта еще никому не удавалось, даже самому стронгеру. Искусственный интеллект достаточно долго наблюдал за маневрами полковника, чтобы суметь все-таки вычислить некую закономерность в его действиях. И если все делать правильно, то шансы застать девочку в нужной расчетной точке у Вольфа достаточно велики.

— Прямо, до конца. Потом наверх, — направлял электронный голос.

Андрей прибавил шаг. Вскоре стеклянные стены сменились каменными. Заметно повеяло холодом. Стронгер шел по грубо вытесанному в породе коридору, держа в руке самодельное оружие. Связка из пяти коротких металлических трубок выглядела весьма посредственно. Никто и не заподозрит, что в любой момент из стволов может ударить направленный электрический разряд огромной мощности.

Дойдя до полуразрушенной винтовой лестницы, Андрей остановился. Слой вековой пыли, покрывающий остатки ступеней был нетронут. А это значило только одно: где-то есть лифт.

Осторожно ступая по зыбким каменным кускам, Вольф стал подниматься. Касаясь руками стен, он старался ставить ноги на более-менее целые фрагменты, но все равно, мелкие камни с шорохом скатывались вниз.

Спустя какое-то время Андрей, наконец-то, достиг заветного входа на нужный этаж.

— Смитт, неужели ты не мог выбрать другой маршрут? — Вольф вошел в темный проем, внимательно осмотрелся.

— Это оптимальный путь, командир. Тем более, нужно было кое-что проверить.

Андрей замер, занеся ногу для очередного шага.

— В каком смысле: «проверить»?

— Я в замешательстве, командир, — голос Смитта стал вдруг печальным. — Еще несколько месяцев назад за подобную выходку ты бы мне весь процессор измельчил и засунул бы его в энергоприемник. Или хотя бы пообещал это сделать. Когда мы с тобой подолгу находились вместе, не проходило обычно и часа, чтобы ты на меня не наорал. Я настолько привык к твоему вспыльчивому темпераменту, что сейчас просто нахожусь в глубоком недоумении. Что случилось, командир? Я пропустил что-то важное?

— Хороший вопрос, — Вольф прислонился к выступающей из стены перекладине. — На самом деле, я и сам не знаю на него ответ. За последнее время произошло много странных и непонятных вещей, возможно, повлиявших на мое мировоззрение. Я запутался в себе, Смитт.

Искусственный интеллект выдержал короткую паузу.

— Если бы я не чувствовал биологические всплески твоего тела, то никогда не узнал бы тебя, командир. Ты изменился, а люди просто так не меняются. Для этого должна быть веская причина.

— Я чувствую чье-то чужое вмешательство, — неуверенно проговорил Андрей. — Кто это? Что это? До сих пор я не смог разобраться. Какие-то высшие силы ведут со мной одним им понятную игру.

— Погоди валить все на высшие силы, — проговорил Смитт. — Человек обращается к ним лишь в последнюю очередь, в полном отчаянии. Надо посмотреть на эту проблему с другой стороны.

— Я и так в полном отчаянии! — выпалил Вольф.

— Тише ты, — почти по-человечески прошипел Смитт. — На языке программирования нельзя возмущаться. На нем можно только давать команды.

— Да пошел ты, — махнул рукой Андрей. — Мне уже все равно.

— А как же Сью? — не унимался искусственный интеллект. — Если тебе все равно, то какого дьявола тогда ты прешься ее спасать? Поворачивай назад, пока не наделал глупостей.

— Сью… — в груди стронгера что-то сжалось, перехватывая дыхание. Он сделал глубокий вздох.

— Та-а-ак, — протянул Смитт. — Я оставлю тебя одного ровно на час. За это время постарайся вспомнить, кто и когда делал тебе коррекцию психики. Все, не скучай.

В ухе неприятно щелкнуло, передатчик отключился.

Почесав подбородок, Вольф медленно побрел в темноту. Там, в конце длинного коридора мерцало маленькое пятнышко белого света.

 

14

До места заключения девочки Андрей добрался без приключений. Все шло настолько гладко, что непроизвольно возникали подозрения: а не задумал ли Краммер какую-нибудь хитрую ловушку? От полковника можно любых сюрпризов ожидать.

Возле входа в нужную келью не было даже охраны. Проем без двери, завешен лишь старой простыней, имеющей по центру ровную круглую дырку. Осторожно через нее заглянув, Вольф быстро оценил обстановку внутри.

Сью была одна, все также сидела на кровати в неизменной позе, обхватив руками ноги и положив голову на колени. Взгляд устремлен в никуда. Если кроме девочки в помещении и были спрятаны следящие устройства или скрытое оружие, то, — Вольф на это очень надеялся, — они на время заблокированы Смиттом. Людей рядом не наблюдалось.

На всякий случай, сняв с предохранителя самодельный разрядник, Андрей вошел в келью. Он замер на пороге, ожидая срабатывания невидимых механизмов, но все было тихо. Даже девочка не обратила на него внимания.

— Сью, — позвал ее стронгер.

— Привет, Вольф, — еле слышным голосом проговорила она, продолжая смотреть немигающим взглядом в стенку.

Андрей присел на край кровати.

— Что с тобой случилось? Это Краммер сделал?

— Мир раскололся, Вольф, — Сью повернула голову, но глаза продолжали оставаться отрешенными от реальности. — Мир разваливается на куски, будто огромный керамический сосуд, и я ничего не могу с этим поделать. Все сошли с ума.

— О чем ты говоришь? — не понял Андрей. Он попытался дотронуться до девочки, но та резко отпрянула в сторону. — Что происходит с тобой?

Сью теперь стояла на подушке, всем телом вжавшись в угол стены. Невидящие ничего вокруг глаза стали влажными, наполняясь слезами. Она хотела расплакаться, однако что-то ей мешало это сделать. В горле застряли не сказанные вовремя слова, отголоски которых доносились лишь короткими, лишенными смысла звуками.

Зрелище было настолько подавляющим, что Вольф невольно отвернулся.

— Вообще-то, я за тобой, — проговорил он, кладя на колени разрядник.

— Зачем ты пришел, Вольф? — выдавила из себя Сью. — Уходи один. Уходи. Мир не стоит того, чтобы продолжать жить дальше. Впереди пустота.

— Ты с ума сошла! — стронгер вскочил на ноги. — Какого хрена ты несешь?! Это Краммер тебе мозги прочистил?!

Ноги девочки подогнулись, и она упала на кровать. Уткнув лицо в ладони, проговорила:

— Они постоянно приходят ко мне и показывают всякие ужасы. Показывают то, что будет с нашим миром. Это действительно страшно, Вольф.

— Кто они? — Андрей насторожился. Если у Сью не галлюцинации, вызванные нарушениями функций мозга, то кого она видит? Краммер на роль оракула явно не годится.

— Уходи, — простонала девочка и безвольно завалилась на бок. Сознание покинуло ее. Из правой ноздри потекла тонкая алая струйка.

— Уходи, — словно эхо, повторил в ухе электронный голос.

— Почему? — вздрогнул стронгер. — Я не чувствую поблизости живых людей, Смитт.

— И не почувствуешь. Им сейчас не до тебя. Я перехватил сообщение, адресованное Краммеру. Судя по всему, пришедшие на помощь обитатели Веллирока вместо того, чтобы спасать несчастных йорнцев, устроили настоящую охоту на них. Отлавливают людей и сажают в силовые ловушки. Огромные летающие машины вспарывают дома, извлекая жильцов наружу. Сейчас они начали усердно прочесывать завалы. Если ты не поторопишься, командир, то скоро выпадет честь с ними познакомиться. Но очень не советую этого делать.

— И куда мне идти? — Вольф посмотрел на лежащую без сознания девочку.

— У тебя есть теперь только один путь, — ответил Смитт. — Возвращайся на глиссер. К твоему приходу я подготовлю системы з