Учитель ботаники, или Разговор с растениями

Верзилин Николай Михайлович

Книга об учителе ботаники и его предмете. Он учит ребят понимать природу, воспитывает у школьников любовь к труду на благо народа.

Для младшего школьного возраста.

Рисунки Р. Гудзенко.

 

 

Учитель ботаники, или Разговор с растениями

(Научно-художественная книга)

 

#i_002.jpg

 

Новый учитель

тро солнечное, тёплое, но воздух бодрящий. Какой сегодня праздник? По улицам идут маленькие девочки в белых фартуках с воланчиками на плечах, с пышными белыми бантами в волосах и торжественно несут перед собой букеты цветов. Их сопровождают мамы и бабушки. Идут и мальчики в разглаженных костюмчиках с красными галстуками и тоже несут цветы.

Все они направляются к зданию школы. Да, ведь сегодня 1 сентября — первый день занятий в школе!

Торжественная процессия поступивших в первый класс сменяется уже бывалыми школьниками, они идут группами, смеются, толкают друг друга по-приятельски, поддают ногами камешки. Девочки тоже идут группами, кивают друг другу, вертят головами и щебечут, как птички.

Но все сегодня разряжены, разглажены. Праздник — начало ученья!

— С сегодняшнего дня у нас будут новые предметы и новые учителя, — доносится из группы, видимо, пятиклассниц.

— Говорят, у нас будет по ботанике не учительница, а учитель.

— Учителей мужчин не бывает, разве что из старых.

— Нет, молодой… — перебивая друг друга, стрекотали тонкими голосами девочки.

— Это мы посмотрим, что за учитель, — деланным баском вклинился в разговор идущий за ними парнишка-одноклассник.

— А будет сегодня ботаника? — спросил другой. Ребят явно волновал вопрос: каким будет новый учитель?

А учителя уже два дня мучил вопрос: как дать ему первый урок, чтобы сразу завоевать внимание и интерес к предмету, который он будет преподавать? С чего начать?

В книгах для учителя по методике преподавания обычно пишут, что на первом уроке нужно раскрыть «всё значение» нового для учеников предмета — ботаники. Для этого следует в классе, на окнах, на столах расставить цветы в букетах и разные растения в горшках. На учительский стол водрузить большие муляжи цветов, а на стенах развесить все таблицы, какие будут изучаться в течение полутора лет. Парад растений! О них, об их пользе, значении в жизни человека он должен рассказать на первом же уроке. Ведь ученикам нужно понять, для чего им изучать ботанику — науку о растениях, богатую, многообразную.

Где учителю взять растения? В школе их нет, только если сами ребята принесут букеты. Но букеты носят лишь первоклассники.

А если сделать всё наоборот? Познакомить ребят с одним-единственным растением, рассказать о его жизни в природе, но душевно, чтобы почувствовали живое и прикоснулись к этому живому растению.

Прозвенел звонок. Дверь в пятый класс открылась, и вошёл новый учитель. Молодой, высокий, с каштановыми волосами, в тёмно-синем костюме и чёрном галстуке.

Обычный шум сразу стих, все встали.

— Здравствуйте! Садитесь! Меня зовут Николай Павлович. Мы с вами будем вместе изучать ботанику.

Учитель поглядел на класс. Какая масса лиц. Все дети такие маленькие, но их сорок человек. Как с ними сладить? Это ведь после окончания института первый его урок… «Ну держись! Смелее!» — сжав кулаки, вдохновлял себя молодой учитель.

Масса в сорок человек сидела и выжидательно смотрела, как в театре перед спектаклем, что скажет, что сделает, чем позабавит их новый учитель. Лишь на задней парте шёпотом, на ухо друг другу две подружки обменялись впечатлениями.

— Молодой ещё. Ни усов, ни бороды… Глаза строгие.

— Нет, добрые…

Сидящий впереди ученик обернулся и показал им кулак.

— Сегодня, для начала, я познакомлю вас с одним растением. Оно, пожалуй, самое некрасивое из всех цветущих растений. Мы его часто встречаем, но не обращаем на него внимания, а постоянно топчем ногами. Что это за растение? — Николай Павлович поднял перед собой маленькое растеньице с пучком листьев и корешков и показал классу.

— По-до-рож-ник! — раздались пренебрежительные голоса с ноткой разочарования.

— Кто его не знает! Он растёт на всех дорогах!!!

— Нет, вы его не знаете. А нам нужно с друзьями знакомиться как следует. Сначала для этого выберем двух ассистентов — моих помощников, девочку и мальчика. Вот, как тебя зовут?

— Валя Сидорова.

— А тебя?

— Петя Пухов.

— Подойдите ко мне, возьмите подносы, — учитель указал на стол, — и раздайте каждому ученику по подорожнику… Возьмите растение в руки. Будем знакомиться с ним. Посмотрите: вокруг короткого стебля розетка яйцевидных листьев. Пощупайте пальцами, какие они плотные. Видите, я листок с трудом разрываю… а из разрыва вытягиваются белые крепкие жилки — по ним проходит вода и питательные вещества. Они дугообразно расположены в листе… Эти листочки мы топчем каблуками, по ним проезжают колёса велосипедов, автомобилей, а они выдерживают. Подорожник стойкое, самое выносливое из наших северных растений. Он выносит и жару, и зимний холод. Растение многолетнее, как дерево. Посмотрите снизу, видите пучок тонких корней. При выкапывании длинные корни оборвались, а они широко, глубоко проникают в почву и крепко держат растение… Посмотрите. Из розетки листьев торчат, вы скажете, стебельки. Нет, стебель короткий, а это — цветоносы. На верхнем утолщении было множество мелких беленьких цветочков в виде трубочек с отворотами. Сейчас на них образовались зелёные плоды. Ваши подорожники вам пригодятся целыми, поэтому осторожно сорвите один плодик, рассмотрите… и раздавите пальцами. Видите эту маленькую коробочку с крышечкой, а внутри два семечка. Чувствуете, семена покрыты липкой слизью… Из-за таких семян в Индии, да и у нас в Воронежской области подорожник возделывают на полях. С одного гектара получают урожай в пятьсот килограммов. Семена используют как лекарство, а также в косметике, текстильной промышленности, в красильном деле и как дубитель кожи для крепких подошв. Свежие листья подорожника прикладывают на порезы, ожоги, ссадины, укусы насекомых. Даже отвар листьев полезен при болезни желудка и кашле. Семена — хороший корм для птиц.

Один экземпляр подорожника даёт от восьми до шестидесяти тысяч семян. Самое интересное, что подорожник — путешественник. Как же он передвигается?

Растёт подорожник на дорогах и расселяется семенами. Они липкие и прилипают к сапогам, колёсам, шинам и потом далеко разносятся, за «тридевять земель». Действительно, подорожник можно встретить на дорогах Европы, Азии, Америки, Северной Африки. В Китае знали подорожник и ценили как лекарство более трёх тысяч лет назад.

Но подорожника в Америке до её открытия никогда не было. Когда же испанцы на своих каравеллах переплыли Атлантический океан и высадились в Америке, то на их сапогах вместе с грязью прибыли и семена подорожника. И куда ни ступала нога завоевателей, там оставались и прорастали привезённые семена. Индейцы с ужасом смотрели на невиданное растение и называли его «след белых».

— Здорово! — раздался мальчишеский голос среди примолкнувшего класса.

Сидящая на передней парте девочка с остреньким личиком и торчащим на затылке пучком волос, перетянутых чёрной резинкой, лихорадочно перелистывала учебник, она вчитывалась в первые страницы.

— Вот видите, какую интересную биографию имеет такое некрасивое, непримечательное и всеми попираемое растение!.. Но и теперь мы ещё не вполне познакомились с подорожником. Как его по-настоящему зовут? Какое у него имя, отчество и фамилия? Подорожником это растение называем мы с вами, а в других местах только по РСФСР его именуют по-разному: бабка, буквица, путик, придорожник, попутник, спутник, собачий язык, семижильник, ужик… Как же понять, о каком растении идёт речь? Какое же настоящее имя у подорожника?

Разнобой в названиях растений и животных был во всех странах, и учёные не понимали друг друга до семнадцатого века. Тогда шведский учёный Карл Линней дал растениям и животным научные названия на латинском языке, их имена стали одинаковыми во всём мире. Латинские названия вошли в международный язык учёных. Кстати сказать, Линней в школе плохо учился, особенно по латыни, думал, это лишнее, ну а потом всю жизнь писал и читал на латинском языке.

У подорожника научное международное латинское название плантаго майор. Вы ведь знаете латинские буквы?

— Знаем по-немецки.

— Запишем на доске и в тетрадях имя Plantago, отчество major. «Плантаго» означает «ступня», «след», а «майор» — «большой». Фамилия или семейство подорожниковых. Вот, оказывается, у нашего подорожника какое всемирно известное имя! У каждого растения в ботанике есть своё научное название.

Мальчик с задней парты поднял руку.

— Ты что хочешь сказать?

— Верно, что Карл Линней плохо учился в школе?

— Ого, ха-ха, — раздался смех. — Егорка Мохов тоже захотел стать учёным Линнеем!

— Так вот, Мохов Георгий…

— Не Георгий, а Егор, — поправил мальчик.

— Ну хорошо, Егор, прочти эту книгу «Карл Линней». Из неё ты узнаешь, как Линней стал учёным. — Учитель показал книгу классу и передал ассистентке на первой парте, та отнесла книгу Мохову. Все ребята зашевелились, завертели головами, стараясь разглядеть книгу.

— Разрешите мне спросить? — Встала девочка с остреньким личиком и пучком торчащих волос. — Всего, о чём вы рассказали, нет в учебнике. Как нам быть? Что учить?

— Вот З-з-зинка и вылезла! — шепнул на второй парте паренёк, толкнув соседа локтем.

— А ничего заучивать не надо. Вы познакомились с самым простым и распространённым растением. Вы записали его название в тетрадь, а на память сделайте портрет или мумию подорожника, а по-научному — гербарий (от латинского слова «герба» — «трава»). Каждый из вас пусть свой подорожник расправит и положит между листами старой газеты и придавит чем-нибудь тяжёлым: утюгом, книгами. Когда же растение совсем высохнет, приклейте тонкими полосками бумаги на толстый лист или в особую гербарную тетрадь. Только обязательно надо сделать надписи: название русское и латинское, место и время нахождения. Я выкопал подорожник вчера, тридцать первого августа, у школы на дороге. Вот каким должен быть ваш гербарий, — показал Николай Павлович приготовленный им образец.

— А как же охрана природы? — не утерпела и вскочила Викулина.

— Мы берём растения не для баловства, а для изучения. Не изучив растение, не будем знать, что и как охранять. Мы не трогаем редких растений и для гербария берём самые распространённые, хорошо размножающиеся. Лучше брать самые маленькие, плохо растущие растения, например на сухих местах, но во время цветения. Наклейте его на небольшой лист, и у вас будет гербарий-лилипут. Вот вам задание на дом — сделать гербарий подорожника. Не забудьте его на столах, положите в учебник!

Раздался звонок.

— Урок окончился. До свидания, дети!

— До сви-да-ния! — ответили вразнобой ребята, пряча учебник и вскакивая. Мимо учителя, стоявшего у стола наклонив голову, они проходили группами, толкаясь.

Он думал: «Какие я сделал промахи на уроке? Лишнее сказал о латинских названиях? Но в каждой не только ботанической, а биологической и медицинской книге их полно. Надо знать, почему… Из сорока учеников я узнал только двух — Зину и Егора… Дошёл ли мой урок до класса? Как наше общение пойдёт дальше?»

Среди ребят, вышедших из класса, слышны были отдельные реплики:

— Ничего учитель…

— Мужик что надо!

— Непонятно, что заучивать?.. — вопрошала подружку Викулина. Ей так хотелось быть первой ученицей по новому предмету.

Егор, высокий и лохматый, несколько недоуменно перелистывал у окна книгу, рассматривая иллюстрации.

Кучка приятелей, перебивая друг друга, оживлённо обсуждала урок.

— Ну и подорожник!.. Мы его топчем в грязь… плюём на него… А он оказывается какой полезный!

— Да и занятный — путешественник на сапогах прохожих.

 

Они летят, они плавают, они стреляют…

ни летят! — Николай Павлович взмахнул рукой и подул на класс. Высоко взлетели пушинки и, плавая в воздухе, медленно спускались над головами школьников.

— Парашютики!

— Чьи это семянки?

— Одува-а-нчиков! — раздался хор голосов.

— Вы видели, на какое расстояние разлетаются пушинки семян одуванчика?

— Нет.

— Понаблюдайте, особенно при ветре. А вот плодики берёзы с крылышками залетают на полтора километра.

Взмах рукой — мелькают вертящиеся плодики берёзы, разлетелись широкими кругами крылатки клёна.

— Носики… Мы их на нос налепляем.

— От какого растения?

Один поднял руку и сказал:

— Клён.

Снова по классу крутится парус с тремя орешками — липы; быстро вращаясь, с прямым крылышком падает плодик ясеня.

Ребята хватают «летунов» руками, подбрасывают вверх и громко выражают свой восторг этим дождём семян.

Дверь в класс тихо приоткрылась.

— Николай Павлович, на минутку. — У дверей стояла завуч, строгая, но по виду приветливая. — Что за шум? Вас слышно в других классах.

— Надежда Михайловна! Это деловой шум. Они выражают свой восторг перед семенами… Извините…

Класс примолк: ученики боялись строгую Надежду Михайловну…

— А вот это растение вы, наверное, не знаете, — показал гербарный лист учитель. — Оно растёт на лесных вырубках, опушках леса и называется кипрей или иван-чай. Листья его использовали для подделки чая. У него стручки растрескиваются, и длинные пушинки переносят плоды и семена на далёкие расстояния. Так, во время Великой Отечественной войны, когда Ленинград был в блокаде, на Невском, у Гостиного двора, на кучах земли, прикрывающих витрины, летом зацвёл высокий иван-чай с розовыми султанами цветов. Как он попал сюда? Семена залетели из лесопарка на Неве. Вот семена ели и сосны тоже с крылышками, но они не летают, а скользят по снежному насту за пятьдесят и более километров, словно буера, санки с парусом, поддуваемые ветром. Семена высыпаются из шишек зимой.

Осень. Плоды созревают и отправляются путешествовать, расселяясь на далёкие пространства. Растения производят много семян. Одно соцветие, или, как вы говорите, пушистая головка одуванчика, даёт до двухсот семянок, а таких соцветий на одном растении и пять, и десять. Значит, тысяча или две тысячи семян. Одно растение василька даёт более шести тысяч семян; у этой пастушьей сумки, — показывает гербарий, — семьдесят три тысячи, у крапивы и лебеды по сто тысяч семян. Если бы все семена осыпались вокруг растения, то негде бы им было разместиться, не говоря уже о деревьях. Семена и разлетаются на новые места далеко от материнского растения.

Плоды с семенами не только перелетают. Они плавают! У берегов водоёмов растёт вот такое высокое растение — рогоз. У него видим большой коричневый колос, он при созревании рассыпается на орешки с пухом. Пух сначала летит, потом оседает на поверхность водоёма, подгоняемый ветром, плавает два-три дня и падает на дно, а весной прорастает…

Вот золотые звёздочки маленького растения оч и тка, оно с толстенькими округлыми листочками. Очиток растёт среди камней, на склонах, на сухих песчаных местах, плоды как звёздочки на дожде раскрываются, и семена вымываются и с ручейками заносятся в трещины почвы и скал.

С кокосовых пальм, растущих на берегах океана, падают в воду большие, в два килограмма весом, кокосовые орехи и, подхваченные морским течением, много дней плывут на далёкие расстояния, часто прибиваются к необитаемым бесплодным коралловым или вулканическим островам. На берегу, высыхая, громадное семя прорастает в высокую пальму.

А эти стреляют! Посмотрите, вот сухая коробочка мака, в данном случае я наклоняю стебель и отпускаю. Видите, мелкие семена, как из пращи, с силой выбрасываются из отверстий коробочки. Вот кислица с тройными, как у клевера, листочками. Плодики её при растрескивании стреляют на полтора метра. Стреляют и плодики фиалок и многих других растений.

Семена очень многих растений путешествуют в желудках птиц и успешно расселяются. Созревшие ярко-красные, жёлтые, чёрные вкусные ягоды привлекают птиц. Семена ягод не перевариваются птицами и переносятся при перелётах за сотни и тысячи километров. Плоды водяной белой кувшинки, которыми питаются птицы, налипают на лапки и переносятся в другие водоёмы. Семена чистотела с мясистым питательным придатком, а также душистой фиалки переносят муравьи по пути к муравейнику, где делают запасы. Запасы орехов делают и белки, немало теряя их при переносе… Много разных путей перенесения семян растений. Вы уже знаете, как переселился подорожник из Испании в Америку.

Павлов, покажи путь этого переселения на карте.

Павлов охотно показал и рассказал о сапогах и каравеллах испанцев и о страхе индейцев.

— Лилово-пурпуровые соцветия чертополоха вы могли видеть у заборов и цепляться одеждой за колючки листьев и стебля. Когда-то из Испании перевозили породистых лошадей в Уругвай, в Южную Америку, — показывает учитель на карте, — и на копытах и в шерсти лошадей оказались семена чертополоха. Теперь чертополох вытесняет в Уругвае кактусы, а на плантациях — ананасы.

В тысяча восемьсот сороковом году из Америки в Охотск, — показывает на карте, — привезли пшеницу. Дальше через Сибирь пшеницу везли в вагонах. И видимо, в мешках были дыры, а в полу вагонов — щели и вместе с зерном на насыпи просыпались семена американской ромашки безлепестной, сильно пахучей. Постепенно эта невиданная на нашем континенте ромашка покрыла все железнодорожные пути и за пятьдесят лет добралась до Европейской России, даже проникла в аптеки и заменила лекарственную ромашку.

Из Канады в Европу странным путём попал мелколепестник. В тысяча шестьсот четырнадцатом году в германский музей привезли чучело птицы. Через несколько лет чучело стали ремонтировать, внутри оно было набито пушинками семян мелколепестника. Семена вылетели в открытое окно, и началось распространение сорняка на полях сначала Германии, затем и других стран Европы. Попал он и в Россию.

Сколько семян культурных растений перевозится человеком из одной страны в другую для посева в садах и на полях. Многие наши растения, к которым мы привыкли как к необходимым продуктам питания, возделываются у нас совсем не так давно. Родина картофеля — Чили. Первый мешок клубней в Россию прислал Пётр Первый из Голландии. Во Франции картофель появился в конце восемнадцатого века, но возделывать его начали только в середине девятнадцатого столетия.

Подсолнечник и помидоры привезены из Перу, кукуруза — из Мексики. Все эти растения сначала возделывались в садах на клумбах как декоративные из-за оригинальных цветков… Об этом можно говорить без конца.

— А они хитрые! — раздался голос с задней парты.

— Кто хитрые?

— Да семена! Как они здорово распространяются и разные приспособления для этого придумывают.

— Неважно, кто это сказал, ведь многие из вас так думают?

— Да, да, — раздалось много голосов.

— И это в корне неверно. Хитрить и придумывать, то есть думать, мыслить, понимать может только человек, обладающий развитым мозгом. Мыслить не могут даже животные, обладающие мозгом, но недостаточно для этого развитым. У растений нет ни мозга, ни даже нервной системы. Где мог бы находиться мозг у этих маленьких семян? Никогда не делайте такой грубой ошибки, навязывая человеческое сознание растениям и животным. Приспособленность выработалась у них условиями жизни, природой, а не сознанием. Только в сказках да в книжках для детей растения разговаривают, думают, хотят, стремятся. Не верьте сказкам, вы не маленькие и уже изучаете науку о природе, о растениях, где многое известно, доказано и объяснено…

Нас поражает вначале, как это из маленького семени жёлудя вырастает мощный дуб или из совсем мелкого семечка поднимается эвкалипт в сто двадцать метров высотой.

Вот мы и начали с вами изучать строение и жизнь растений и семян. Семена осенью разлетелись, многие, очень многие погибли в пути, но часть попала в почву. Их покроют опадающие листья, а затем снег, и до весны они будут лежать, не проявляя жизни. Весной снег растает, почва станет влажной, семена согреются лучами солнца и начнут прорастать.

Не все семена, не всех растений прорастают сразу, некоторые семена попадают в такие условия, где долго не будет нужного тепла и влаги, и они могут сохраняться несколько лет. Так, семена клевера могут прорастать через шестьдесят восемь лет, кукурузы — через двенадцать, пшеницы — через шесть. Семена индийского лотоса даже через двести пятьдесят лет. Семена растений удивительные.

На следующем уроке мы изучим строение некоторых семян и при каких условиях из них вырастают целые растения.

Теперь начертите в тетради табличку способов распространения семян с графами: ветром, водой, разбрасыванием, птицами, другими животными, человеком. Дома вспомните, о чём мы говорили, и заполните табличку.

— А в учебнике не всё есть, о чём говорилось на уроке, — с тоской сказала Зина Викулина.

— У-у бормашина! — зашипел сосед.

— Что за бормашина?

— Ею сверлят больные зубы, — сказал Мохов.

— Наш основной учебник — природа и сами растения, — продолжал учитель. — Известный ботаник Бекетов сто двадцать лет назад писал: «Лучше вовсе не преподавать ботанику… чем заставлять выучивать наизусть имена, термины, описания и рецепты. Тот, кто будет заставлять твердить наизусть содержание учебника, тот совершит преступление против детей, против науки и против здравого смысла». Я запомнил эти слова, чтобы не поступать так на своих уроках, — ответил Зине Николай Павлович. — Теперь соберите семена, возьмите себе разные. А когда пойдёте домой, подберите к ним листья: клёна, липы и других. Можете и другие семена собрать с листочками или маленькими растеньицами. Дома засушите их и наклейте по порядку в тетрадь для рисования с надписью и датой сбора — будет гербарная тетрадь. Вот на этой стенке повешены справочные таблицы с контурами плодов, с семенами и листьями деревьев. Когда вы соберёте свои находки, можете уточнить по таблицам правильность своих определений. Желающие могут взять почитать книжку «Приключения плодов и семян».

— Я возьму… Я… — подбежали после уроков несколько человек.

В конце класса вдруг послышался шум.

— Что ты делаешь… хулиган? — визжали девочки.

Ученик кидал в их головы собранные в горсть семена, и колючки запутывались в волосах.

— Базыкин, прекрати безобразие! — Николай Павлович подошёл к задней парте. Перед ним с насупленным видом встал крупный парнишка. Он держал руки в карманах. — Во-первых, вытащи руки из карманов, неприлично так стоять. Во-вторых, извинись перед девочками.

— Вот ещё… — пробурчал Базыкин.

— Я заметил, что ты на уроках плохо слушаешь. Где тетрадь? Почему ты не работаешь? Тебе не интересно учиться?

— Чего тут интересного? Семена да листочки…

— Ты нарочно сидишь на «камчатке»?

— Какой «камчатке»?

— С давних пор в школах назывались «камчаткой» последние парты, на них сидели второгодники и плохие ученики. Изволь пересесть на первую парту.

Николай Павлович давно отметил, что Базыкин шумит, задирает ребят, дерётся, нарисовал на доске чёрта. На уроках почти не отвечает и, видимо, лентяй.

«Что с ним делать?» — задумался учитель.

— Ага, Гришка, попался, — съязвил один из приятелей.

Николай Павлович вошёл в учительскую. Думал, что Надежда Михайловна будет выговаривать за шум в классе. Но она тактично не обратила внимания на его выжидательный взгляд.

К нему с улыбкой подошла учительница географии.

— Вижу, вы устанавливаете с географией межпредметные связи.

— Почему вы так думаете?

— А как же, в своём кабинете биологии повесили карту, прибили гвоздями, видимо на веки вечные.

— Карта мира мне постоянно нужна почти на всех уроках о растениях. Это не формальная межпредметная связь, карта нужна для показа, где растут и откуда происходят те или иные растения. Для ботаники карта — необходимое и постоянное наглядное пособие.

— Ах вот как? А я думала, вы просто приверженец педагогической моды.

Она отошла, поджав губы.

 

Разговор с растениями

роки разные бывают. Бледной чередой проходят обычные. Но некоторые цепко остаются в памяти и, как маяки на далеком пространстве, освещают набегающие волны знаний.

Иногда даже не урок, а какой-то рассказ, даже вопрос или необычное задание вызывает долго сохраняющийся интерес.

На уроке «Строение семян» рассматривали семя фасоли.

Базыкин сидел на первой парте, нехотя ковыряя семя, а Николай Павлович, несмотря на общие указания для всего класса, подсказывал ему, что надо делать.

— Под надзором Гришка, — шепнул, толкая локтем соседа, приятель с задней парты.

— Ребята! — обратился Николай Павлович к классу. — Мы сейчас имеем дело с крупным семенем и можем снимать кожуру, разделять семядоли, пользуясь пальцами, а если будем изучать более мелкие семена, например пшеницу, то пальцы окажутся грубыми. Их нужно как бы заострить. В этом нам поможет пинцет. Вот такой, но пинцетов у нас мало, на всех не хватит. Я предлагаю каждому сделать свой пинцет, но нержавеющий. Обточить палочку, утолщённую с одного конца и заострённую с другого, осторожно расщепить с острого конца, в расщеп вставить кусочек спички. Вот так, — показывает, — и пинцет будет пружинить при сжимании. Ещё в две палочки воткните по игле, получатся препарировальные иглы. Затем вам нужен острый скальпель. Его заменит половинка лезвия безопасной бритвы. Я вам могу дать из моего запаса.

Теперь, чтобы не растерять набор препарировочных инструментов и держать их в порядке всегда при себе, надо изготовить из картона футляр. На половине картона сделайте прорезы, в которые просуньте две резинки и пришейте их с задней стороны. Под резинку просуньте ваши инструменты. Да, ещё: у вас есть деревянные линеечки с миллиметровыми делениями. Обрежьте их в размер вашего набора и тоже вложите в футляр. Измерять приходится при каждой работе. Свободную часть картона согните, прикрывая инструменты, — набор готов, вот такой. Он вам пригодится на многих уроках ботаники и даже в будущем по зоологии, а главное, для работы дома и в природе у вас будет ваш, собственный инструмент.

— Дайте, дайте посмотреть поближе, — попросил Базыкин.

— К следующему уроку, пожалуйста, обеспечьте себя такими индивидуальными самодельными препарировочными инструментами…

На следующем уроке учащиеся, придя в класс, показывали друг другу свои изделия. У кого лучше.

— Можно нам сегодня пользоваться своими инструментами? — спросили ученики Николая Павловича.

Рассмотрение строения семени пшеницы уже проводили с помощью деревянных пинцетов и игл. В дополнение ассистенты раздали ручные лупы. Практическая работа проводилась старательно и в изумительной тишине.

— Ну, покажи, Базыкин, как ты сделал свои инструменты? Замечательно. Ты даже отполировал шкуркой. Молодец. Посмотрите, ребята, — это образец хорошей работы.

Базыкин покраснел и в смущении наклонил голову.

— Здорово, ай да Гришка! — послышались одобрительные восклицания.

На следующем уроке ребята уже ждали, чем поразит их учитель ботаники.

— Мы с вами изучили строение семян двудольных и однодольных. Но как они прорастают? Когда и что мы говорили об этом?

Первой подняла руку Зина Викулина.

— Два урока назад мы говорили о том, что осенью семена впадают в покой, всю зиму лежат под снегом и только весною начинают прорастать.

— Хорошо. Но как узнать точно, при каких условиях и у семян каких растений начинается прорастание? Что необходимо семенам для прорастания? Для этого их нужно спросить.

— Как же спросить, они же немые, не разговаривают и не понимают, сами же… — с ехидной улыбкой сказала Викулина.

— Правильно, Зина. Но учёные нашли способ разговаривать с растениями. Четыреста лет назад учёный Бэкон считал, что «естествоиспытатель должен уметь при помощи искусного перекрёстного допроса поставить природу в такое положение, в котором ей оставалось бы дать ясный и определённый ответ; он должен присоединить к наблюдению над природой ещё и опыт». Сто лет назад французский ботаник Буссенго, тщательно разработавший постановку опытов с растениями, любил говорить: «Надо спросить мнение самого растения». И наш советский ботаник Тимирязев считал, что учёный у природы должен «силой своего ума, своей логики вымогать, выпытывать… ответы на свои вопросы». Вопросы растениям надо ставить так, чтобы они могли ответить кратко «да» или «нет». Отвечают они не словами, а своим ростом. Например, дали растению воду — оно растёт, не дали — засыхает. На вопрос: «Нужна тебе вода?» — растение отвечает «да». Для точности разговор надо вести с двумя одинаковыми растениями. Одному дают воду, оно будет называться «опытным», другому не дают — его называют «контрольным». Так как возможны случайные ошибки (например, заболевание растения), то необходима для проверки повторность опыта, то есть ставят одновременно два или три «опыта» и «контроля».

Когда ставят опыты на полях, то берут много растений на точно отмеренной площади делянок. Устанавливают опытные и контрольные делянки и их повторность.

Может быть, мы с вами сегодня и начнём разговор с семенами фасоли и пшеницы. Поставим им вопрос: «Что вам нужно для прорастания?..» Но это слишком общий вопрос. Нужно его уточнить. Предположим, что им необходимо из условий среды. Это будет, как говорят учёные, наша гипотеза.

Что вы предположите, ребята?

— Тепло, свет, вода.

— И ещё?

— Воздух.

— Поместим семена в разные условия по отдельности. Как же будет отвечать растение на вопросы условий?

— Своим ростом.

— Подходят условия — прорастут семена, не подходят или отсутствуют — не прорастут. Для уточнения, утверждают учёные, необходимо пользоваться числом, мерой, весом. В данном случае нужно отмечать время, количество тепла, воды, величину роста. В определении количества того или иного условия важно установить пределы: мало, или, по-научному, «минимум», много, или «максимум», и самое лучшее — «оптимум».

Николай Павлович кивнул Сидоровой и Пухову. Те сразу встали, прошли в соседнюю комнату, называемую лаборантской, вынесли на подносиках какую-то посуду и поставили на стол перед учителем.

— Для разговора с растениями, — сказал Николай Павлович, — нужны и технические приспособления, и методы опроса, чтобы точны, безошибочны были ответы. Техника опыта может быть очень проста. Для примера возьмём семена гороха, поставим вопрос: нужны ли для прорастания их вода, воздух, тепло и свет? Питательных веществ, как мы уже знаем, большой запас имеется в семядолях.

Вот видите — пробирка. В неё я опускаю проволочку, изогнутую в три витка, и крючок. Наливаем в пробирку наполовину воды, на витки проволоки кладём по горошине и опускаем в пробирку. Нижняя горошина вся покрыта водой, средняя до половины, а верхняя сухая. В одной пробирке три условия. Нужно взять три таких пробирки, одну оставить в комнате, другую поставить в холодильник, а на третью надеть чёрный колпачок. Вы дома вместо пробирок можете использовать пузырьки из-под лекарств. Наблюдайте, где и когда семена прорастут.

Проращивать семена можно самыми различными способами.

Вот посмотрите, что выстроили наши ассистенты на подносиках.

На песке, на блюдце с влажной тряпочкой, в стакане с промокательной бумагой, плавающие в вырезах пробки, в марлевом мешочке и даже на кирпиче. Можете использовать любой способ и прорастить разные семена: и фасоль, и пшеницу, и подсолнечник, и даже гречиху из крупы. В семенах гречихи зародыш в середине и не обламывается при обдирании оболочки.

Если у вас дома нет семян, я вам их могу дать. Вы попробуйте поговорить с семенами растений дома и получить ответ на вопрос: «Что вам нужно для прорастания?».

— Это трудно! — послышались голоса. — Это вроде кроссворда, но на живых семенах!

— Ничего трудного нет. Лишь бы захотеть. А то, что я вам показал, совсем не сложно… О результатах своего разговора с семенами вы расскажете через неделю на уроке. Для этого не забудьте «застенографировать» разговор в тетради.

Ученики заулыбались, но пошли с урока в некотором недоумении.

На следующем уроке разговор с семенами продолжался.

— Ну как растут ваши собеседники — ещё не заговорили?

— Нет пока. Они только увеличились… Разбухли, — сказала Сидорова.

— Подождём ещё немного, до другого урока. А сегодня уточним допрос семян. Вот вы сказали — «они разбухли». А какие из них разбухли: сухие или залитые водой?

— Те, которые были залиты водой.

— Почему? — спросил учитель.

— Они получили воду и тепло.

— На следующем уроке мы, надеюсь, увидим наши проросшие семена или всходы.

Бурным было начало следующего урока. Взволнованные ребята еле сидели за партами, вертелись, вскакивали.

— Что это вы как пчёлы в улье?

— Мы хотим вам показать, Николай Павлович, как у нас проросли. Опыт вышел. — Все рвались подойти к столу учителя, держа в руках бутылочки, баночки, принесённые некоторыми даже с водой.

— Что же нам делать? Сделаем выставку наших первых достижений в разговоре с растениями. Напишите на маленьких листочках бумаги свои фамилии и поставьте свои опыты с бумажками на мой и соседние столы. Стойте! Выходите не толпой, а по очереди. Вы записали данные опытов в тетради? Разложите на партах раскрытые тетради… Ну посмотрим. — Дети гуськом выстроились за учителем. — Не все сразу. Сначала этот ряд, когда сядут они — другой.

Смотрели, сравнивали, восклицали.

— У тебя хорошо как, — сказала Серёжкина.

— Ну тоже мне опытники, — фыркнул Николаев.

— Да, Серёжкина очень оригинально придумала поместить баночку в подставку из вырезанной коробки, — сказал Николай Павлович. — Вы все молодцы! Если у кого не вышло как надо, то это ведь первый раз. Садитесь, теперь я обойду и посмотрю ваши записи в тетрадях… Что же у нас от такого массового разговора с семенами получилось… Подведём итоги. Что вам ответили семена на ваш вопрос: какие условия нужны им для прорастания? Что вы скажете, ребята? Ну, Мохов?

— Семенам для прорастания нужны тепло, воздух, вода.

— А свет нужен?

— Свет, значит, для прорастания не нужен.

— Спасибо. Правильно. Запишем.

— Вот вы спрашиваете нас, а отметки не ставите, — недовольно, с надутыми губками сказала Зина.

— Зануда, — пробурчал её сосед.

— Имейте в виду, что я ставлю отметки за обстоятельные ответы по изученному материалу. За отдельные краткие ответы, особенно связанные с размышлениями, которые не всегда могут быть правильными, я отметок не ставлю. По учебнику прочтите и выучите об условиях прорастания семян, а по тетради вспомните, какие и как ставили опыты. И хорошо повторите строение семян, особенно рассмотрев рисунки. Мне думается, вам интересно понаблюдать, как будет из семени вырастать целое растение, с какой быстротой и что сначала появится: росток стебля или корень?

— Росток, росток! — выкрикивали учащиеся.

— Всё это можно выяснить, сделав приборчик, который изобрёл учитель-методист профессор Сергей Андронникович Павлович.

— Что такое «методист»? — спросил Мохов.

— Методист — это учитель учителей. Он учит, как правильно преподавать предмет, в данном случае ботанику, учащимся. Профессор Павлович учил и студентов — будущих учителей.

Так вот, есть люди, думающие о том, как лучше, интереснее, понятнее вас обучать. Есть даже изобретатели простых наглядных пособий: таблиц, приборов, не говоря уже об учебниках. Профессор Павлович предложил: чтобы видеть начальный рост растения из семени, положить прорастающее семя, лучше зерно пшеницы, под стекло, но так, чтобы к семени попадали и вода, и воздух и можно было бы, наблюдая, отмечать размер и скорость роста. Для этого надо взять два одинаковых стекла. Положить на одно из них сложенные листики газеты, как матрасик, затем листик промокательной бумаги и на неё зерно. Сверху прикрыть другим стеклом, а сбоку приклеить полоску бумаги с миллиметровым делением и местом, где против делений можно вписывать даты прироста. Затем всё это стягивается двумя нитками или резинками и нижним краем опускается в блюдце или другой какой сосуд с небольшим количеством воды. Можно сделать такие витринки с разными семенами и затем сравнивать быстроту прорастания: какие из растений станут «рекордсменами»? Попробуйте дома сделать такие витринки, по Павловичу, использовав проросшие семена, и наблюдайте, пока они не дорастут до края стекла.

 

Палитра леса

классе событие. Почти праздник.

— Мы идём на экскурсию! — радостно сообщали пятиклассники.

— Время спешит. Природа не ждёт. Сентябрь кончается. Осенний сезон может пройти, — сказал Николай Павлович.

Второй день в перемены идут между ребятами разговоры об экскурсии. Учитель в конце одного из уроков инструктировал, как надо готовиться к экскурсии, и теперь учащиеся рассуждали.

— Николай Павлович велел, у кого есть дома открытки с картинками леса, собрать и рассмотреть.

— Стихи о лесе прочитать. Кому-то велел выучить стихи. Это он назвал эмоциональной подготовкой.

— Главное, — сказал Мохов, — организация. Он разбил нас на бригады по восемь человек и назначил бригадиров.

— Ну а ты, бригадир, подготовил со своей бригадой снаряжение? — спросила пионервожатая.

— Кое-что. Все — сумочки через плечо; один — сантиметр, другая — верёвку, я — лопатку. Серёгин — гербарную папку, а вот Милютин из моей бригады возьмёт даже фотоаппарат «Зенит».

— Значит, по-пионерски, будь готов!

— Да, мы готовы в поход, экспедицию. Но когда пойдём?

— В четверг вам дают весь день с утра.

Весёлые разговоры у ребят, полных ожидания, не прекращались.

Ну вот и четверг. Перед выходом из школы Николай Павлович велел построиться по бригадам.

— Бригадиры на месте. Снаряжение взяли?

— Взяли.

— Не отставать, не расходиться. Держаться друг друга при переходах и в транспорте. Слушаться бригадиров. Когда надо будет бригадам разойтись — разойдётесь. У меня свисток. Как только свистну, сразу собирайтесь ко мне. Усвоили?

— Усвоили!

Вышли на дорогу.

— Споём!..

А ну-ка песню нам пропой, Весёлый ветер…

Хор школьников подхватил:

Весёлый ветер, Весёлый ветер…

Песня заставила подтянуться, встать в ряды побригадно и бодро шагать.

— Остановимся. Сейчас мы пойдём свободно и начнём наблюдать. Какие растения растут на дороге и около неё. Может быть, мы встретим наших знакомых и поговорим с ними: как им живётся, в каких условиях: на твёрдой дороге, на ярком свету или у влажной канавы и в тени. Сравните одинаковые растения. Набор своих инструментов и записные книжки взяли?

— Взяли.

— Значит, можете измерить высоту растений, размер листьев, количество цветков или плодов. Запишите сегодняшнюю дату и условия жизни: местонахождение и размеры. Растения выкапывать и класть среди листьев газет в гербарную папку только по одному экземпляру на бригаду. Так мы не будем разорять природу, а брать самую малость для изучения. Начали смотреть на дорогу.

— Ого, старый знакомец — подорожник. Маленький, на дороге.

— А в канаве листья-то какие!..

— И одуванчики тоже разные…

— Отметьте, как широко лежат листья одуванчика на земле и какой у него корень. Маленький кусочек корня может дать новое растение. Между прочим, отмоченные листья едят как салат, а высушенный корень может заменить кофе… Понимать надо, что говорят растения не только при опыте, но и в природе! — с усмешкой подбодрил исследователей Николай Павлович.

— А это что за растение? — спросила Васильева.