-- Не могу понять, кто он такой?! -- впервые в жизни Ее Величество умнела на глазах.

Стоило ей вспомнить о драконах, и горе проникало во все ее внутренности, вены начинали кипеть. Кто бы мог подумать, что маг способен на такое? Он разделался с ключами, даже не дотронувшись ни до одного из них. Остатки ключей она носила с собой. Оплавленные части пытались склеить, спаять лучшие мастера, но что толку? Все попытки закончились неудачей. Оставшиеся куски камня даже разломить не удалось.

Здесь погиб второй Дракон. Только по запаху оборотни указали ей, где драконы настигли чудовище и загнали ее в пещеру.

Жалкие безродные твари уничтожили ключ и убили дракона. А потом, отрубив последнему полсотни голов, ускользнули из-под самого его носа.

Она нисколько не сомневалась, что последний дракон мертв, но все еще не могла поверить, с тоской рассматривая седьмую гору, которая высилась вдалеке. Оборотни донесли, что последний дракон исчез, опалив чудовище. Сгоревшие лохмотья валялись на снегу. Их тоже доставили, отправив на ковре самолете, там же был найден последний ключ.

Ее Величество смотрела на седьмую гору с отчаянием. Сколько их?

Глазами оборотня, который погиб последним, она видела, что за нею еще одна гора, а за нею еще, которая не имела объяснений. Вершину девятой горы он даже не смог рассмотреть! Это оборотень-то! Страшная его драма ее мало интересовала -- было бы о чем переживать! Если уж на то пошло, немногие звери из породы хищников не убивают свой выводок, когда наступает голод. Будь сынок на месте папаши, он бы сказал спасибо, что скормили не его, а только сына! Неблагодарная тварь -- из кого ей было выбирать? Да, съели, зато спасли остальных... И его самого в том числе.

Вампиры чувствовали, что меняются -- голод и жажда становились сильнее с каждым днем. Им нужен был гемоглобин, кислород и кровь, чтобы согреть себя, чтобы дышать. И стали пропадать маски, обнажая истинные лица, которые пугали своих обладателей. Уже давно никто не смотрел на себя в зеркало. Голод гнал их, превращая в то, чем они были.

Может быть, первоживущий специально устроил так, чтобы и они стали как он -- невидимые, убогие, прячущиеся по гробам?

Проклятые горы! Идти дальше не было смысла. Экспедицию пора было сворачивать -- если бы не одно "но!"...

Обратно не получалось. Все кто поворачивал обратно, будто натыкались на непреодолимый барьер, и каждый раз, когда считали, что им удалось вырваться из плена, вдруг обнаруживали себя на старом месте. Шли они назад, или вперед -- они шли только вперед. Горы оказались ловушкой -- страшной могилой, из который достать их могли только люди, которые могли повернуть и уйти назад, а их не осталось...

И Его Величество, который не понимал, что происходит, или делал вид, что не понимает...

Кучка выживших бежавших в горы людей укрылась в пещере, убив четыре сотни оборотней, которые оставались с вампирами и людьми, поднимая их в горы, и которые отправились за ними в погоню. Сотню на горе, и три сотни в пещере. Убили даже оборотней, которые сами искали укрытия, не дожидаясь, когда на них набросятся голодные вампиры. Еще полторы сотни оборотней и семнадцать вампиров положили черные оборотни, от которых за версту несло престолонаследником и его ведьмой. Они напали внезапно, отбив полторы сотни людей, которые ушли обратной дорогой, непонятно как узнавшие о нападении и не опоенные сонным зельем, будто готовились к побегу заранее.

Спохватились, когда отошли от шока и разобрались с нападавшими. Часть оборотней отрядили на поиски отряда, который был приготовлен для насыщения на ночь. Отряд из пятидесяти людей и тридцати оборотней не вернулся, хотя для охраны выбирали самых благонадежных. Оставлять оборотней с людьми становилось с каждым разом опасней -- это был третий случай, когда отряд сгинул без следа. Посыльные донесли, что вся охрана лежит с перерезанными глотками, а людей простыл и след. И когда поняли, что искать бессмысленно, пищу решили выбрать среди тех, кто остался в лагере, опоенный сонным зельем. И сразу поняли, что сделали самую большую глупость за время экспедиции, когда решили, что нападение было на Их Величества, не сразу поверив, что спальники набиты камнями.

А как не обманешься, если оборотни смогли легко убить вампиров? Только оборотень, которого против вампира вел вампир, мог бы сделать это. Ну, вампиров не жалко, да хоть бы половину! А оборотни, как люди -- на вес золота...

В лагере не осталось ни одного человека -- палатки и гроты были пустыми, люди бежали налегке. Сбежали даже те, которые во время нападения оставались в гроте, возле которого битва была особенно жестокой. Бросились в погоню, стреляя в спину убегающих людей, пока непонятная сила не начала возвращать назад.

И еще раз ошиблись, не сразу сообразив, что люди разделились, и часть из них ушла в горы.

Возможно, беглецов в горах удалось бы остановить, но время было упущено.

Причина нападения стала понятной, когда раскололся последний черный оборотень престолонаследника, выдав четверых сообщников, которые в экспедиции были с самого начала. Но это случилось лишь на третий день, когда подсчитали убытки и разобрались с теми, кто остался в лагере, сверив имена по спискам. Погоня началась лишь спустя двое суток, настигнув их еще через сутки у самой вершины. Беглецам удалось укрыться здесь, в пещере, где побывала проклятая и маг. А пока ждали возвращения погони с добычей, еще раз ошиблись -- люди успели подготовиться к битве -- такого отпора не ожидал никто. Предложение устроить осаду лишь рассмешило и оборотней, и Его Величество. У смертников в достатке оставалась и пища, и оружие, и вода, тогда как у них -- ничего! После того, как побывал там, идти за людьми в пещеру Его Величество наотрез отказался.

"Подожди, -- сказал он ей, занимаясь отправкой экспедиции, -- пусть уйдут!"

И она осталась.

Боже, так облажаться -- попасть под проклятие проклятого... Проклятого ведьмы, которая обнимает престолонаследного вампира! Теперь уже Царя... Скоро Царя, как только станет известно, что драконов у нее нет. Проклятый все время был рядом, под самым ее носом... Как можно было пропустить проклятого, который сам себя проклял?! И если знает где он и кто, тогда почему лишь ведьма, а не вампир? Почему не имеет Зова? И как узнали, что он в горах, с экспедицией, и среди вампиров? Казна уплывала из рук, и ничего с этим уже не поделаешь. И ведь все это время ведьма была у нее в руках! Они сыграли ей на руку, вымаливая клок шерсти, чтобы овца пришла и принесла бы им карманные расходы. О, если бы она была мужчиной, она бы раздела ее -- самую богатую наследницу огромных состояний, и ее богатенького муженька, сотни лет назад подмявшего под себя всю юго-восточную часть манилкиных земель с несколькими самыми щедрыми месторождениями, которые не смог достать ей отец. А кому принесет, если ни один вампир, участвующий в свежевании, не останется в живых?! Разве что Его Величество отправить за подаянием -- но он участвовал в разделке людей, как правило, лишь пассивным наблюдателем, через раз, ничего не обещая и не выпрашивая, или еще хуже, выбывая полностью из игры.

Но что теперь-то? Сдохнуть можно от паскудного невезения... Нажила себе врага!

Ее Величество перебирала в памяти лица и не находила ни одного, кто хоть сколько-то подходил под определение -- проклятый, пожалев, что редко обращала внимание на лица своих жертв. Все происходило быстро и ночью. Господи, пусть этот проклятый сидит там, в пещере, не убитый и не отбитый! Она его достанет, чего бы ей это не стоило!

Когда надежда достать человеческую кровь рухнула, еще сотня оборотней была разорвана перед отправлением, чтобы насытиться в последний раз. И две сотни остались с вампирами, которые ушли вперед, чтобы помочь им идти дальше. Его Величество не оставил ни одного -- и она не понимала его. Пожалуй, его за это причислят к лику святых, если каким-то чудом они вернутся. Он был щедр, когда проводил экспедицию, и безо всяких размышлений отдал им все -- палатки, снаряжение, одежду, концентрат крови, лекарства и инструменты, почти ничего не оставив себе. Только она знала, что под шатром в снегу закопаны вещи последних людей и палатка на двоих -- то, что собрали три оборотня для побега. И шатер, который принадлежал лично им. Его Величество оставил его, чтобы они могли дождаться помощи. В шатре лежали теплые вещи людей, на которых они спали, продукты на пару дней -- но вряд ли этого хватит надолго!

Экспедиция уже ушла. Ковры-самолеты здесь не работали, но вниз по склону еще катились, застревая среди скал и проваливаясь в пропасти. Он отправил всех, пожелав скорейшего возвращения, потребовав от каждого клятвы, что как только ступят на нормальную землю, то обратятся к народу и отправят им помощь. Последний ковер-самолет с вампирами скрылся из виду. Она в ужасе проводила его взглядом. Каждый из тех, кто уходил, надеялся, что эта гора последняя, зная, что за нею еще одна -- но так было легче идти. И было бы лучше, если бы она была там, среди них.

А вдруг муженек решил от нее избавиться? Вдруг задумал что-то? Почему так спокойно отпустил всех, а сам решил остаться здесь? Как они догонят их? У них еще был один ковер-самолет, но кто поднимет его на седьмую гору, которая внезапно открылась взору, когда они поднялись на эту? Им даже нечем согреть себя: все, что могло гореть -- сжигали, все, что могли одеть -- одели. Какая помощь? Неужели кто-то решится сунуться в горы, после того как самая оснащенная экспедиция потерпела полное фиаско? Одна надежда на сбежавшего на полпути кота. Этот предатель расцарапал ей руку, срывая с себя ошейник, но, выждав немного, вернулся и пригласил ее на личную беседу, не подпуская к себе.

-- Мы же понимаем, ваше величество, как нынешняя ситуация скажется на вашем благополучии, но я состою при службе и почитаю за честь служить вам и дальше. Я признаюсь, что немногие послушают меня, и всякое начальство вряд ли пожелает помогать вам, и будут плевать мне в лицо. Вампиры и оборотни слишком практичны, и не пойдут в это гиблое место. Нож в сердце, Матушка, воткнули вы, когда забирали меня с собой. И пока еще есть надежда, я возвращаюсь, чтобы усыпить врагов наших, и если удастся, соберу людей и пошлю за вами. Но только вам, Ваше Величество, только вам! И вашему дорогому супругу, если пожелаете, но будь я на вашем месте, оставил бы подыхать его вместе с остальными...

После этого кот бессовестно усыпил ее саму и исчез. Впрочем, какая от него польза? Ни крови, ни сил, чтобы нести ее на себе.

Может быть, муж покормит ее? Он все еще человек.

Ее Величество бросила взгляд на его осунувшееся загрубевшее лицо. Он заклан ею, и насильственное кровопролитие развернет его заклание к нему лицом -- и тогда у нее появится еще один враг... Нет, только если он заснет или согласится отдать кровь добровольно... Она сглотнула слюну и подавила желание вцепиться ему в глотку.

Или, может быть, он бережет людей для нее? Ему нетрудно войти туда и перебить их всех. Она согласна сосать и мертвого, лишь бы утолить голод. Она с надеждой взглянула на мужа, который согревал ее в объятиях своим теплом, провожая взглядом уходивших. О да, для нее! Это так на него похоже: вырвать сердце, чтобы еще раз доказать свою человечность -- ей! Будь на его месте вампир, он давно бы бросил ее и ушел -- или вместе со всеми, или вернулся назад, имея такую возможность, как он. Она слабо улыбнулась, прижимаясь к нему еще крепче.

Его Величество поднял ее и занес в шатер, положив на спальный мешок.

Заметив ее слезы, он вытер их платком.

-- Не стони! -- приказал он. -- Думаешь, хоть один из твоих дружков вспомнит, кто ты есть, когда мы вернемся без драконов? -- он был сердит, но в его осунувшемся лице она прочитала отчаяние. -- Посиди здесь, я попробую поговорить с людьми, -- попросил он.

О, да, она была права! Она обрадовалась.

-- Покорми меня! -- захныкала она. Лицо Ее Величества опухло от слез.

-- Потерпи до подножия, я спрятал там немного крови для тебя и еды для себя. Не надо думать, что мне легче, чем тебе. Слава героям! Так ведь вы кричали всем, кто мог вас спасти! -- упрекнул он жену. -- Я не буду жрать падаль оборотней, которые гниют в пещере, но могу достать их тебе, если хочешь.

-- В них нет крови, -- всхлипнула она. -- Их нельзя есть, если она свернулась. Что ты задумал? Почему мы не идем вместе со всеми?

-- Потому что я не собираюсь подохнуть здесь! -- прикрикнул он на нее. -- Никто не выйдет из этих гор, никто не придет за нами, ты не хуже меня это знаешь! Вас тащит, как магнитом! Вот почему мы ничего не знаем об этих горах! А из людей здесь бывают только проклятые, когда их ведет такой маг... -- Его Величество кивнул в сторону пещеры, указав на головы дракона, плюнул в сердцах. На снегу осталось кровавое пятно. Его легкие отсутствие воздуха и мороз не выдерживали, он, как и все держался лишь на лекарствах, которые принимали через каждые три часа. Странно, что люди могли обходится без них. -- Я не знаю никого, кто мог бы это сделать.

-- Ты, наверное, гордишься, что проклятая связана с тобой? -- Его Величество посмотрела на него с иронией. -- Я вас шутя развела! Что это за связь такая? А попробуй-ка нашу разорвать! И счастье имел, и был как Бог. А проклятая, учила чему-нибудь? Подала тебе? -- напомнила она ему.

-- Если бы гордился, я давно бежал бы за ней. Но я спасаю тебя, собираясь тащить на спине через все горы. Это что-то для тебя значит? -- спросил Его Величество расстроено. В голосе его прозвучала боль -- и на минуту она почувствовала, как к ней вернулась ее сила. Да, он был человек, и его боль питала ее так же, как кровь человека. Любой вампир чувствовал боль, и умел подпитаться ею, особенно, если человек в это время полностью принадлежал ему.

-- Надеюсь, ты меня не уронишь, -- примирительно сказала она, и Его Величество заметил, как промелькнула в ее глазах радость.

Он улыбнулся: ее легко прощать. Любую обиду. Прожили столько лет, и он по-прежнему ее любит. И в горе и в радости, и в болезни и в здравии.

-- Плюю я на нее! Плю-ю! Кто такая проклятая? Бегает по горам, портит виды записками о себе, чужая, настолько чужая -- как понос. Куда не повернись, везде на него наступишь. Жди! -- бросил он ей, и ушел в пещеру.

Его не было около часа. Он вернулся злой и расстроенный.

-- Они не соглашаются, -- сквозь зубы процедил он.

-- Ты о чем? -- спросила она слегка изумленно. Она была уверена, что он приведет ей человека.

-- О нас с тобой. Я попросил их вернуться с нами. Нет, не отказали, -- успокоил он ее. -- Но сказали, что не выйдут, пока не убедятся, что с нами нет ни одного оборотня или вампира.

-- А как они собираются увидеть, если нас не будет?

-- Это не так уж трудно проверить. Пошел и посмотрел. С вершины склоны просматриваются, как на ладони. Черт...

-- Что тебя не устраивает? -- всхлипнула она.

-- Не хочу оказаться в дураках! Я бы с удовольствием сжег всю теплую одежду, и пусть они здесь останутся навечно!

-- А в чем проблема? -- расстроилась она.

-- А если они согласятся? Что им тут делать? А там золотые горы: деньги, богатство, слава...

-- Ты это серьезно? -- изумилась Ее Величество.

-- Конечно же, нет! Когда судьба поворачивалась к человеку лицом? Но, Господи, дать им какие-то деньги я мог бы, даже если мы с тобой уже не царь и царица!

-- Самое смешное, что я уже не помню о твоем обещании, -- усмехнулась Ее Величество. -- Лишь бы пошли. За третьей вершиной, каждый из нас еще мог вернуться. Помнишь, мы летали на драконе. Он сказал, что не видит пути, что там, за третей вершиной какие-то линии и изогнутое пространство. Именно там начинается эта ловушка, и, если я смогла бы основательно восстановить силы, то две горы преодолею сама. А что, если мы просто заберем одежду с собой? Завяжем узлом и покатим с горы? Пусть догонят нас. Ведь как-то же они смогли подняться в гору ночью раздетые!

-- Попробую еще раз поговорить с ними...

Его Величество ушел. На этот раз его не было не так долго, но любопытство заставило ее в страхе приблизиться к пещере, прислушиваясь к каждому звуку. Сердце бешено колотилось. Лишь бы с ним ничего не случилось -- что она будет делать одна, среди ненавидевших ее людей? И что они будут делать, если ему не удастся уговорить хотя бы четверых -- по одному на гору...

Его Величество вышел. Она сразу поняла -- переговоры зашли в тупик.

-- Пошли, -- обиженно сказал он.

-- А одежда?

-- Знаешь, с одеждой или без одежды они не подохнут. А мы можем, если они не пойдут за нами. Ты понесешь сумки с продуктами и снаряжением, -- сказал Его Величество, вешая ей на плечи рюкзак, а я понесу тебя.

Шатер пришлось оставить. И палатку. И все, что могло усложнить и подъем и спуск. С собой был лишь один спальник. И меч -- символ власти, на случай, если встретят вампира. Но он не переживал. Запасов, которые он оставлял на вершинах и в подножии пройденных гор хватило бы на армию. Лишь бы их не нашли люди, которые ушли назад во время нападения черных оборотней. Он не переживал, у людей не было нюха, который бы подсказал, где искать. О том, что с ними мог уйти оборотень, думать не хотелось.

-- Какой он тяжелый! -- испуганно воскликнула она.

-- Ладно, -- согласился он, -- я одену его сам, а ты сядешь сверху, и привяжешь себя к моей шее.

Он свернул ковер-самолет в рулон, и толкнул его вниз. Ковер поехал, подпрыгивая на ступеньках. Потом повернулся и начал спускаться сам, цепляясь за выступы.

-- Я не могу! Мне жжет! -- Ее Величество взмолилась, ерзая на рюкзаке.

-- Другого способа нет, -- отрезал он. -- Терпи! Зато не замерзнем. Сила проклятия на землю здесь слабее, чем в Проклятой земле. И, пожалуйста, не надо цепляться за стены!

Спускаться по ступенькам оказалось труднее, чем подниматься. Но легче в том плане, что он не так уставал. И когда наловчился, стали спускались намного быстрее. Иногда просто скатывались, заметив внизу достаточно широкую площадку, на которой ковер-самолет мог бы остановиться. Спал с женой, накрепко привязывая ее к груди на голое тело, рядом со ступенями, или в местах, где уже останавливались. Он понес бы ее, даже если б она его убивала.

"Каждый день и в неделю раз!" -- горько усмехнулся он, вспоминая, с каким постоянством она проводила ему обряд очищения.

Наконец, на восьмой день он ступил на снег, оказавшись у подножия. Дольше шел пологий ледовый подъем на пятую гору. Путь им преграждали три пропасти, и сколы ледников, но через них были достаточно проторенные переходы, отмеченные по карте теми, кто переправлял экспедицию. До вершины пятой горы было километров восемьдесят. Но если ковер-самолет после такого спуска окажется рабочим, то, он не сомневался, что доберутся до пятой вершины за день или два. Очень кстати, кровь и продукты закончились, теперь вся надежда была на тайник.

Он отыскал пещеру, где ночевала проклятая и ее дружки, а после те самые беглецы, которые остались на вершине. Остановился перед пещерой, заглянув внутрь. И тут: "Здесь были Маня..." -- могли бы быть поскромнее...

-- Ты специально нас сюда привел?! -- разозлилась Ее Величество, скрипнув зубами.

-- Нет, -- ответил он, успокаивая ее. -- Но здесь не так дует. Ее дружок эти горы знает, как свои пять пальцев, если они у него есть. Лучше покажи мне место, где мы можем спать.

-- Здесь нет таких мест, -- ответила она.

Он расстроился. Здесь было тепло, и мог бы отогреться. Но рисковать не стоило, тем более тайник был в другом месте. Он бросил прощальный взгляд, поднял жену и вещи, и перенес их дальше, где было еще одно углубление в скалах. Здесь тоже останавливались, но оборотни. Уложил ковер и сверху бросил спальник, развел огонь таблеткой сухого горючего. Ходить привязанным к Ее Величеству было неудобно, но так надежнее. Достал из ниши в стене консервы, сухари и концентрат сухой крови. Развел его, слегка подогрев. Стакан крови достал из своей вены шприцом, тоже влил в приготовленную смесь. Мало, но концентрат крови был человеческим, чистым от добавок свиной крови, изготовленный по спецзаказу -- кровь для приготовления брали у молодых девиц и младенцев. Его выдавали не всем, многие понятия не имели о его существовании.

-- Ешь! -- приказал он, подавая литровую пластиковую банку.

Жена ненавидела пить из пластика, считая, что вкус не тот, каким бывает в хрустальной или золотой посуде. Но пол-литра выпила с жадностью. Он ее остановил, отбирая банку. Она потянулась руками, но он решительно отодвинул их.

-- Сначала поешь кашу, -- приказал он, поставив перед ней разогретую банку с мясной кашей.

-- Я не хочу! -- отказалась она, слегка улыбнувшись. После крови настроение ее улучшилось.

-- Надо! -- ответил он, засовывая ей в рот ложку. -- Нам нужно перебраться через пятую и четвертую гору, а там, у подножия четвертой вершины с восточной стороны, мы будем в безопасности. Там, по крайне мере, у нас будут дрова. Завтра начнется самое сложное: или мы выйдем, или останемся здесь навечно... Но вернемся мы именно сюда, и сможем начать сначала.

Она проглотила, давясь. Здесь в горах от обычной еды ее тошнило. Она и во дворце часто отказывалась от нее. Но спорить было бесполезно, по крайней мере сейчас, когда от него зависела ее жизнь. Когда она доела тарелку с мясной кашей, он вернул ей кровь.

-- Оставь на завтра. Свежей крови не будет до самой вершины, -- предупредил он. -- У меня ее не так много.

На всякий случай добавил еще порошка и теплой воды, чтобы банка снова стала полной.

-- Что ты так смотришь на меня? -- подозрительно спросила она, заметив, что лицо его мрачно, и каждый раз, как он на нее смотрит, лицо его бледнеет.

-- А что мне на тебя смотреть? -- он отвернулся. -- Вампир -- внешне привлекательный, когда в маске. А без маски самим смотреть страшно, -- сказал он с усмешкой.

-- Что? Что ты сказал? -- возмутилась она. -- Дай мне зеркало!

Он подал ей зеркальце. Оно ее не отразило. Ее Величество пощупала лицо -- клыки и кость, обтянутые кожей.

-- Я очень страшная? -- спросила она тоскливо.

-- А я страшный? Знаешь ли, кровожадность бесследно не проходит.

-- Нет, ты совсем не изменился, -- удивилась она.

-- Это потому что я наполовину человек.

-- Я не могу тут сидеть, мне больно! -- взмолилась она. -- Но ведь здесь же нет огня!

-- Я же сказал: потерпи, -- раздраженно ответил он. -- Это обморожение. Кровь тебя восстановит. Мы в подножии. Мне нужно выспаться, иначе завтра пойдешь пешком! Я двое суток не спал... Здесь нет огня, огонь идет от туда... -- он неопределенно кивнул в сторону пещеры, мимо которой они прошли.

Его Величество покрепче привязал к себе Ее Величество, рассчитывая, что сытая, она до утра его не съест, и ветерок не унесет ее туда, где он усадил ее к себе на плечи. И долго смотрел в потолок. Было такое ощущение, что гроты кто-то выдалбливал специально -- остались даже срезы на стенах. Удобные, с ровным, чуть приподнятым полом, чтобы не копилась вода, с полуразрушенным очагом посередине.

Наутро Ее Величество была на месте, и он, по счастью, целый. Жена была кровожадной, но не глупой. Только он мог вернуть ее домой. Он взглянул на спящую жену с удивлением и спокойно, покрепче прижимая ее к себе: каждую минуту он чувствовал, как бьется в ее теле нечто, с чем его связывала незримая нить, и что могло умереть только вместе с ним, в один час, в один миг. И вдруг он приподнялся, вслушиваясь в звуки ветра за стеной.

"Они спасены!" -- понял он, сердце бешено колотилось. Даже если люди и черные оборотни, идущие по их следам разворошили кладовые, они спасены! Он толкнул жену, и она проснулась.

В пещеру вошли трое. Его Величество встретил их добродушной улыбкой, почувствовав, как вздрогнула и напряглась жена, вцепившись в его руку.

-- Сколько вас? -- спросил он, боясь выдать свою радость волнением.

-- Десять человек. Чуть больше сорока идут сами по себе. Они не хотят с вами. Пятеро остались, -- ответил один из вошедших.

-- Мы хотим попасть домой и сразу предупреждаем: мы не подпустим к себе вашу жену. Она у вас красивая, зато у меня работящая и людей не ест, -- предупредил хмурый человек, который сверлил Ее Величество взглядом. -- Пока вы спали, они тут черте что творили, и над вами издевались, -- кивнул он на нее с осуждением. -- Вы не такой, мы видели, и лучше бы вы ее тут оставили!

Его Величество взглянул на жену, которая расчесывала волосы, не обращая внимания на вошедших парламентеров. Два литра качественной крови, разбавленные и согретые его собственной, и то, что люди нагнали их в подножии, пошло ей на пользу, маска снова была на месте. Выглядела она как человек.

-- У него есть что-то от огня, -- взглядом предупредила его она.

-- Я знаю, я вижу, как он держит руки в карманах, -- ответил он тоже взглядом. И произнес вслух: -- Жена мне во всем призналась. Тот маг -- он умеет управлять людьми на расстоянии, но мой статус выше и я ему не по зубам. Вам надо подкрепиться, возьмите консервы и поешьте, как следует. Ковер-самолет здесь почти не работает, придется толкать его в гору, но через две горы будет легче. Он домчит нас всех домой после третьей горы за пару дней...

Он улыбнулся широко и приветливо. Ее Величеству нужно много крови, чтобы вернуть свою силу. Десять человек. Пятьдесят литров крови. Втрое больше, чем нужно. По крайне мере, он сохранит свои кровь и силы, чтобы нести ее на себе. После третьей вершины она сумеет идти сама. А у Проклятой земли их встретят оборотни, которые несут круглосуточную охрану. Жаль, хорошие ребята, и кто-то мог бы стать вампиром... Он нащупал на бедре пистолет. Еще один висел на ноге с запасной обоймой. И меч -- символ власти, все еще был при нем -- а в кармане коробка с патронами и упаковка сонного зелья...

-- Нам ковер-самолет можно взять? А то как в прошлый раз, выпадем, а вы нас оставите, -- с обидой проговорил один из парламентеров. -- Нам бы еще веревки, чтобы привязать друг друга.

-- Да, берите, мы сейчас подойдем. Поднимайся любимая, скоро мы будем дома. -- Его Величество кивнул на ковер и снаряжение, оставленные в углу, слегка усмехнувшись. Справится со связанными будет еще легче.