Погрузка не заняла много времени. Кидать мешки Его Величество не разучился.

-- Что у тебя в кармане, -- громко закричал дракон, как раненый зверь.

-- Молодильные яблоки, -- ответил Его Величество, не собираясь с ними расставаться. -- Хочу проверить, что они из себя представляют.

-- Выбрось их! -- посоветовал Дракон с мольбой в голосе.

-- Не бывать этому! -- запротестовал Его Величество. -- Врага надо знать в лицо. Чем он дышит, что пьет, что ест -- это война на смерть. А я, знаешь ли, не собираюсь играть со смертью. С кем связались, посмотреть надо.

-- Я знаю! -- сказал дракон, тяжело поднявшись и едва набрав высоту.

-- Те двое сказали, что вампир -- маг, что страшен, как черт. Кто он такой?

-- Вампир, который знает обо мне все. Я снова вижу следы... -- Дракон сделал круг над дорогой, которая вела к проклятой земле. -- Были не так давно, -- сообщил он и сделал еще один круг, зорко присматриваясь. -- Они где-то неподалеку!

-- Они могут быть где угодно, -- устало ответил Его Величество. Ему меньше всего хотелось бы сейчас ввязаться в драку. -- Нам нужно за ночь успеть долететь до разрушенного города. Кстати, что ты хочешь там найти?

-- Я рабам не открываю тайн, -- расстроился дракон. -- Я их убиваю, когда они узнают больше, сем следует, -- ответил он, замолчав.

Пока Дракон добирался до города, Его Величество успел выспаться. Молчание дракона пришлось как нельзя кстати. Он хотел разозлиться, что тот обозвал его рабом, но не смог. Вряд ли стоило обижаться на того, кто привел его к власти. Дракон -- продажная тварь, который легко менял хозяев. Или тех, кто думал, что хозяин. Страшные Горынычи не были своевольными, пока Матушка жены была жива. Чем же она держала-то их?

-- Огнем, который ушел в землю, -- обернулся к нему дракон, прочитав его мысли. Возможно, он сам разбудил его: они подлетали к полуразрушенному, как выяснилось, Проклятому городу. -- Если сможешь укротить огонь, можешь назвать меня своим рабом. Я буду быстрым, как тот золотогривый конь, и сильным, как тот вампир, который дал мне жизнь.

Его Величество кисло усмехнулся. Убить проклятую -- и земля сама собой перестанет существовать. Куда этот вампир денется, на коленях приползет... Но попробуй-ка, достань ее...

-- Убить надо мага и огонь, -- вразумил его дракон. -- Проклятых много, каждый день кто-то становится вампиром, кто-то проклятым. Убьешь ее, на ее место придут другие.

Возразить дракону было нечем. Но проклятый проклятому рознь, другие проклятые его не волновали. Во всяком случае, он для них был недосягаем.

-- Что я должен найти? -- поинтересовался Его Величество, рассматривая город с высоты.

-- Вещь, знак -- все, что убирало этот город с глаз. Возьмешь, и полетим к другому городу, -- ответил дракон, снижаясь и кружась над городом.

-- Ты знаешь, где эта вещь лежит?

-- Чувствую. Где-то на площади... Там искривление пространства...

-- Почему раньше не сказал, что нам придется облететь три города?! -- грубо перебил Его Величество.

-- Ты не спрашивал, -- усмехнулся дракон.

Все складывалось не так, как он хотел. Если дракон заставит его облететь все три города, неизвестно когда он попадет во дворец. Но спорить было бессмысленно. Будет хуже, если он не исполнит приказ. Он еще не простил ему молодильные яблоки.

Дракон высадил его рядом с площадью, внимательно просматривая дорогу и принюхиваясь к ней.

"Странно, -- подумал Его Величество. -- Площадь обычно бывает ровной, или вогнутой..."

Земля в этом месте была, наоборот, изогнутой, перепад был небольшой, но заметный. Огороженные красной лентой, неподалеку лежали обломки полуутопленной в земле призрачной статуи-саркофага и такой же призрачной лампы. Обычная на вид, медная, с узором по кругу. Узор напоминал руническую надпись, которая повторялась трижды.

Он прошел площадь вдоль и поперек, обошел окрестные дома. Время бежало быстро. Закусив в небольшом уютном ресторанчике, открытом для туристов, он вернулся к дракону.

-- Послушай, я не знаю, что искать, -- признался Его Величество, не рискнув подойти к дракону ближе, чем на расстояние, на которое он дышал огнем, когда не хотел никого спалить. -- Если ты мне не скажешь, то я буду ходить здесь вечно. Хотя бы намекни!

-- Печать. В печати ключ. Ключ открывает и закрывает проклятие города и дает мне жизнь. В этой печати моя сила. Я родился с этой печатью в один день, в один час.

-- Раньше ты об этом не говорил, -- удивился Его Величество. Было принято считать, что драконы бессмертные существа, не взирая на их малочисленность.

-- Раньше я не знал, -- признался дракон. -- Но догадался. Я слышал голоса, крики и вопли, и вдруг они замолчали, и город стал виден. И сразу почувствовал дыхание смерти. Моей смерти. Другие драконы чувствуют то же самое. Ищи все, что могло быть положено древними вампирами, или теми, кто снимал проклятие. Найди ключ! -- взревел Дракон всеми двенадцатью головами.

За час за часом Его Величество осматривал каждый дом, прилегающий к площади, носом рыл землю. Он торопился. И злился на судьбу. Почему все, кого он любил, поставили на нем крест? Ответ лежал на поверхности -- проклятие написано на его лице! Как проклятой удалось завоевать доверие вампира, который смеялся над ними над всеми? Наверное, со временем мозги все же отказывают вампирам, старческий маразм, или решил исправить то, чем мир стал по его вине. Или мир древних вампиров был настолько отличен от мира настоящих, что он, проснувшись и не увидев своего мира, решил переделать его под себя? Его Величество чувствовал себя так, будто провалился в дыру в деревенском клозете. В глубине своего сердца он знал, что никакие ключи, никакие махания пистолетиками не вернут ему его самого. Его использовали, выжимали, как лимон. Дракон никогда не считался с ним, он пил через него проклятую, как пьют из кубка вино, а жена когда-нибудь забьет его насмерть. Он и Царем-то себя не чувствовал, может быть, потому, что когда накладывали на проклятую Зов, Царем он еще не был, но все говорили: Царь! Царь! И он понимал: да, надо, тужился им стать.

Время шло...

Дракон нетерпеливо махал хвостом, внимательно наблюдая за всеми, кто пытался составить Его Величеству компанию, помогая в поисках. Торговые лотки при их приближении побросали, и теперь вся площадь была мусорной свалкой. Площадь оцепили, выпроваживая немногих любопытствующих, осмелившихся приблизиться к дракону. Его Величество сел, готовый сорваться, обхватив голову руками.

Взгляд его привлек участок земли, на котором камни мостовой были перемешаны с землей и песком. Камни уложены неровно, не скреплены дорожной мелкой пылью, слой разобран... Кто-то копал в этом месте, но зачем? Вряд ли кому-то пришло в голову искать клад посреди площади... Его Величество отбрасывал песок и камни руками, ломая ногти, внезапно осознав, что жизнь и его, и Ее Величества висит на волоске... Его забрали! Ключ забрали! Тот, кто подло подмял под себя одну четвертую царства, знал раньше, чем драконы. Они искали то, что первоживущий уже достал и показал проклятой -- и дракон просто считал с него информацию! Точно так же, как делал он сам, когда вампир стоял перед ним и взывал к его милости, как жена, как дракон -- это было знание не дракона, а проклятой!

Вздох облегчения.

Вот он ключ! Только как его взять, если висит его голограмма?! Как разбитая статуя, как лампа...

Подполз дракон, разглядывая непонятный знак в виде круга, разбитый на двенадцать частей...

-- Настоящий ключ лежит в другом месте, -- констатировал дракон, заметно волнуясь. Он тоже понял, откуда к нему приходит информация. -- Здесь лежала печать, они взяли ее, и стал виден ключ... Тот человек... из саркофага... он тоже искал его, -- вспомнил дракон, кивнув на статую. -- Ему не хватило сил и времени...

Его Величество усмехнулся. Да, проклятая знала. Значит, они на шаг впереди даже дракона...

-- Где? -- устало спросил Его Величество.

-- Если бы я знал!.. -- дракон попятился, принюхиваясь и присматриваясь всеми двенадцатью головами. -- Они были здесь. Здесь их следы, но немного. Полена здесь нет.

-- Давно?

-- Следы частично или полностью затоптаны. Возможно, неделю назад.

-- Постой, на дороге ты тоже видел следы. Они были здесь и возвращаются в Проклятую землю?

-- Точечные. Как будто летели по воздуху.

-- Возможно, первоживущий показал чудовищу ключ и объяснил, как и что он из себя представляет... Передает знания? Ему нужны помощники?

-- Ключ существует. И он не здесь, -- Дракон обошел ключ, рассматривая знаки. -- Он в другом месте, -- повторил он твердо.

-- Получается, что и лампа лежит там же? -- предположил Его Величество. -- Если они пришли с гор с этой стороны, а поднялись с той, тогда и лампу и ключ надо искать в горах. Но зачем им нужно было освобождать город, если они не взяли ни того, ни другого?

Дракон промолчал, прислушиваясь к себе. Он с любопытством рассматривал среди камней черепки, вывернутые вместе с землей.

-- Они поступили мудрее: сначала вынули человека и, загадав желание, оставили лампу в городе, чтобы я не искал ее. Потом спустились и разрушили печать, чтобы из нее вышел ключ.

-- А мертвый человек им зачем?

-- Он и жив и мертв. Один из многих, кому известны тайны проклятого города и моей смерти.

-- Ты хочешь сказать, что это... все это натворила мое чудовище?! -- впервые Его Величество усомнился в том, что ему говорили о проклятых. Но он видел их много раз, и сам не раз пускал им кровь, участвуя в наложении Проклятий и Зова. Опустившиеся люди, больные, безгласные... Иногда он сомневался, но проходила неделя, другая, и он понимал, что выбор был сделан правильно -- вампиры никогда не ошибались. В этом было их преимущество.

-- Она пока не имеет над тобой власти. Но первоживущий открывает ей тайну проклятия, и она снимает его с себя. Вот почему ты не можешь дать своей госпоже доброй пищи... -- Дракон с интересом и с некоторой жалостью взглянул на Его Величество. -- После этого она закроет тебя, и будет, как первоживущий. -- он захохотал всеми двенадцатью головами, и смех его раскатился по городу, пугая всех, кто мог слышать. -- Проклятая снимет... с себя... Господи! -- воскликнул дракон с мольбой, обратившись в небо, -- почему ты сделал меня драконом, а не золотогривым конем?!

-- Ни хрена себе!.. Она что же, в чистопородные метит?! Бессмертной захотела стать?! Да кто он такой?! По какому праву?! Только за то, что она его разбудила?! Где она его нашла?! -- Его Величество пришел в ярость. -- Прекрати смеяться, ты дракон, в конце концов! Надо накладывать на нее новый Зов, и сделать так, чтобы она никогда не смогла убрать ни того, ни другого. Черт с ней, с землей, проклятая должна умереть!

-- Я не знаю, я его не вижу. У него нет лица. Но он здесь. Он существует. Время не властно над ним. Он выжил. И принес магию Тьмы. Возможно, он снова проклянет города и поднимет новых драконов. Но я умру, чтобы знание проклятой стало полным. Я чувствую, как слабею.

-- Что ты все: умру да умру?! -- возмущенно отозвался Его Величество. -- Ко мне тоже писец пришел! Но я же не стою на коленях и не канючу: умру, умру! -- он передразнил дракона, исказив лицо. -- Я не сдамся просто так! Они еще пожалеют, что связались с проклятой! Полетим в другой город, посмотрим... Возможно, они искали не ключ...

Но во втором городе Дракон обнаружил те же следы. И в третьем. Теперь место, где лежала печать, искали недолго.

-- И как охрана их пропустила?! -- Его Величество был подавлен. -- Всех, всех поставить к стенке!

-- Проклятый город! Я знаю! Я помню! -- вдруг одна из голов дракона с ужасом уставилась на город, а остальные одиннадцать обернулись на горы. -- Люди приходили и приходили... каждый, кто видел город...

Дракон посмотрел в сторону гор с тоской и надеждой.

-- Мне нужно туда! -- как раненная птица, прокричал он.

-- Мы все пойдем, -- пообещал Его Величество. -- Я, во всяком случае. Мы достанем ключи. Обещаю!

Дракон не спорил. Он не знал, сможет ли он сам поднять ключ, по крайне мере, лампа при его прикосновении исчезала, снова оказываясь в городе. Но ключ был другое, ключ был частью его самого, как город, который стоял на земле перед самым его носом. Но когда он найдет, он узнает -- у него еще было время: следы, которые он видел во время битвы и которые вели в горы, были оставлены более полугода назад, а те, что здесь, совсем недавно. Если бы они уже ушли за ключом, он бы учуял следы, пока ждал Его Величество. Значит, первоживущий и проклятая, и те, кто сопровождал их, искали город очень долго -- пусть идут, они пойдут прямо и укажут ему путь, и он опередит их. И он будет не один -- два других дракона пойдут впереди него.

Прочитав мысли Его Величества, дракон с усмешкой взглянул на жалкого человека, так и не сумевшего стать вампиром. Он боялся не за него, нет -- раб боялся подумать, что будет, если он сам достанет ключ и станет свободным. Человечишка метил сделать его послушным, как проклятою, который будет пахать для него землю -- но кто мог подчинить себе дракона, который пережил миллионы вампиров? Только проклятый, как тот, который пришел в город однажды. Раб знал, что он читает его мысли, и когда думал, каждую мысль заканчивал видом земли и разговором с кряжистым и водяным. И кони, которые не выходили у него из головы.

-- Забудь, -- посоветовал дракон. -- Они не могут принадлежать одному человеку дважды. Ты упустил свой шанс. Теперь они ужас для тебя, -- он довольно щелкнул хвостом.

-- Почему? -- изменился Его Величество в лице. -- У меня никогда не было коня, чтобы умел подниматься на вершины деревьев...

-- Ну да! Как же ты поднялся на царство? Небось, забыл, как вы глумились, когда закрывали проклятую в стоило? Ты, поди, узду-то не узнал, когда водяной показал ее тебе в сарае? А показал он, чтобы ты понял, что нет ее в стоиле, и конь ее на воле. И твой конь отказался от тебя, порвал он узду...

-- Он приготовил их проклятой твари в подарок. Она ему сундук с ломаными грошиками, а он ей коней. Но забраковал, решил старику подогнать, а ей... Серебренного, с золотой гривой, с крыльями. Разве такие бывают?

-- Бывают. Но это не водяной. Это кто-то другой достает ей коня. Конь тот черпает силы в земле, которая не имеет ни конца, ни начала. Издалека он. Водяной выкупил ее и твоего коня от водяных, ими теперь никто управлять не сможет, кроме нее. Может и старика посадить, но хозяином он не станет. А значит, Проклятия ваши в руку ей падают, а не в голову.

-- В смысле?

-- В том смысле, что показалось ей, будто оседлали ее, скакнет она на дерево, под воду уйдет, и упадет воловья голова под ноги. А когда придет время, проедет на обеих конях, и первоживущий заколет их, посвящая ее в вампиры. Надо полагать, золотогривый конь объединит их, и будет она, как первоживущий...

-- Это ж надо столько сил потратить, что бы стать вампиром! Не проще ли было подать нам весточку, и мы, общими усилиями, придумали бы, как украсить его жизнь красотками. Ну не проклятой же украшать себя!

-- Вряд ли он считает вас вампирами. Выскочки... Ему не сложно заполонить мир такими, как вы. Я слышал плач, пока город был подо мной. Он бывал там, и пил людей, и жалел, что вас там немного. Среди них было несколько вампиров, не успевших покинуть город, когда сработало Проклятие. Их он пил с гораздо большим удовольствием, чем людей.

-- Получается, что он сам под Проклятие не попадает?

-- Нет. Он ужас и для меня. Я назвал бы его Богом, если бы нуждался в Боге.

-- Что же он освободил их?

-- Я знаю только то, что слышал. Я не мог найти город, но уши мои всегда были там. И лишь однажды я видел площадь и ее окрестности, когда пришел человек и открыл его.

-- А что с ним стало.

-- Я думал, что убил его, когда он замолчал, и город вдруг снова исчез, а на его месте осталась женщина и двое ее детей. Тот вампир приказал мне отпустить их.

-- И ты отпустил?

-- И я отпустил. Вампир накормил меня досыта.

-- Тогда я тем более не понимаю: зачем ему убивать тебя?

Дракон долго молчал.

-- Я не знаю, разные мысли приходят ко мне, -- признался он. -- Может быть, он ищет человека, который исправит то, что он натворил? Он уже делал так. Были времена, когда нас было много. А потом он приводил человека, и мы умирали один за другим. Но иногда мы убивали человека, и тогда он оставлял нам город. Он зовет вампиров и проклинает человека, потом берет человека и снимает Проклятие. Кто может знать, о чем он думает? Может быть, он игрок, а, может, тасует колоду и сдает карты. Или достает человека, чтобы сделать его вампиром. Я чувствую, проклятые и любят, и ненавидят его, и верят, и пытаются обойти. Он хочет, чтобы она признала, что вы больше, чем человек.

-- А она? -- спросил Его величество, насторожившись.

Дракон промолчал.

Его Величество насторожился: значит, чудовище не влюблена в вампира. По крайне мере, не сходит от него с ума. Зная о Проклятии все, вампир-маг мог бы догадаться, что для полного взаимопонимания надо помолиться над душой. Делов-то!

За то время, что они летели, он успел подумать, с кем имел дело. Он был всего лишь человек, пусть и с начатком вампира. Первоживущий был больше, чем вампир -- он имел знания, которые ушли в прошлое с теми вампирами, которые могли проклясть город и родить дракона. Дракон, несомненно, боялся его, и как будто стал добрее и мягче -- наверное, запаниковал. Противник у него сильный. И опасный. Чтобы победить мага, дракону нужны были и он, и вампиры. Слава Богу, что маг не использовал методы, которыми обращали человека в вампира они. Не важно кто он, но мудростью он обладал не большей, чем благородный проклятый, которому все люди казались образцом добродетелей. Его Величество усмехнулся: им не видать его, как своих ушей -- он сумеет справиться.

-- Не держи в кармане яблоки, -- попросил дракон, тяжело взмахнув крыльями. -- В них яд. От них исходит огонь.

-- Мало ли что может быть в молодильном яблоке. Я же сказал: разберемся. Осталось часа три до дому. Три часа ничего не изменят.

Дракон поморщился, но спорить не стал.

Ее Величество стояла на балконе. Драконы о трех и шести головах с нездоровым видом лежали на лужайке, а не обвивали крышу, как обычно. Очевидно, они чувствовали то же, что и двенадцатиголовый. Завидев их, она, не торопясь, ушла с балкона и вскоре появилась на парадной лестнице, спускаясь вниз. Его Величество поднялся навстречу супруге, и они обнялись, как в добрые старые времена.

-- Что?! Говори быстрее! -- потребовала она.

Его Величество вкратце, путаясь, рассказал обо всем, что с ним произошло. Она хмурилась, наморщив лоб, обдумывая ситуацию. Лицо ее становилось мрачнее с каждой минутой.

-- Я ей покажу, этой выскочке! -- наконец произнесла она. -- Глаза выцарапаю! Не переживай, личико мы тебе поправим, мне бы только эту тварь достать! Значит не вампиры... один вампир, один! И ключ нельзя взять? Понятно...

-- И вот еще... -- Его Величество достал три яблока и положил их на стол. -- С земли, правда, сам видел, падали... К дереву не подобраться.

-- Что это?! -- завизжала Ее Величество, закрываясь от брызнувшего от света яблок.

Его Величество растерялся.

-- Молодильные яблоки... Прекрати кричать... Тот вампир их ел... Приведите старуху... -- приказал он слуге. -- С площади, любую, человека...

Старуху привели минут через пятнадцать, а пока ее вели, пришлось выслушать упреки жены, которая осталась недовольна, когда не нашла подписанных документов о передаче власти. Оправдаться оказалось проще, чем он думал. Страх, волнение, забывчивость...

-- Ешь, -- приказал Его Величество распластавшейся в коленопреклоненном поклоне старой женщине.

Старуха несмело, с обреченным видом надкусила яблоко, потом еще и еще. В руках остался огрызок.

Но ничего не произошло, лишь глаза засветились живым светом. И вдруг... Морщинистая кожа разгладилась, налилась румянцем. Старуха расправила плечи, перестала горбиться, руки стали молодыми и гибкими. Как яблоки налились груди.

Старуха глянула на Ее Величество и снова повалилась в ноги.

-- Ой! Матушка! Благодетельница! Да как же?! Помирать собралась, а вы...

Голос у старухи стал звонкий, девичий...

-- Закройте ее во дворце, посмотрим, как скоро с нее эта молодость сойдет, и что с молодостью этой сделать можно. А яблоки закройте в сейф, обеспечив температуру хранения. -- Она развернулась в сторону Его Величества, всплеснув руками. -- И зачем они тебе понадобились? Матушка моя и без молодильных яблок тысячи лет прожила! У нас драконы умирают, а ты тыковки собираешь... Я и без тебя знала, что вампир там! -- супруга сорвалась. -- Драконов спасай! Ключ достань! Достанешь, драконы никуда не денутся, у ног и лягут, и спляшут, если понадобится! Такой же безмозглый, как чудовище твое! Два сапога пара...

-- Это еще не все, -- вздрогнув от крика, произнес ровным голосом Его Величество. -- Призрачная лампа в городе... В свете последних событий, думаю, она там же, где и ключ -- в горах... Они не вынесли ее из города, поэтому смогли использовать проклятую трижды.

-- Мне не до... Лампа? -- Ее Величество внезапно остановилась, выдавая волнение. -- Настоящая лампа в горах? И как мы их найдем? Горами занята одна четвертая государства!

-- Нам не надо искать, прямая дорога к ключу и лампам лежит по пути того вампира, старика и проклятой. Они нашли и оставили их, как есть, снимая проклятие с городов. Иначе драконы почувствовали бы опасность раньше. Мы видели следы. Они спустились с этой стороны гор и вернулись в обход в Проклятую землю. Наверное, вскоре они снова отправятся в горы, чтобы достать ключи.

-- Но из гор никто не возвращался! Мы не можем рисковать... Впрочем, теперь есть выжившие... -- расстроилась Ее Величество. -- Господи, чего этот вампир прилепился именно к нашему чудовищу?! Взял бы кого-нибудь другого, мало их в государстве?!

-- Я думаю, что города проклятием переносились в другое место. И каждый, кто туда попадал, оставался в городе. Дракон сказал, что люди приходили и приходили. Если проклятие снято, то мы ничем не рискуем. Конечно, дорога будет трудной, но мы должны попытаться достать ключи. Иначе... будущего у нас нет. Тот вампир не слишком обрадовался нашему присутствию на земле. Ты можешь оставаться во дворце. А я попробую пройти по их следам.

-- Ну уж, нет! -- возмущенно ответила Ее Величество. -- Я никому не оставлю шанса устроить мне западню.

-- Опять подозреваешь? -- Его Величество был обижен, но мысль управлять драконами показалась ему соблазнительной.

-- Боже, как ты собираешься справиться с драконами один? Что будет, когда ключ попадет в их острые коготки? Ключ не накормит их -- это могу сделать только я! -- напомнила она. -- Без меня никто не сможет управлять ими, и я не собираюсь уступить их другому вампиру, который окажется рядом, когда не будет меня. У нас нет полена, чтобы шантажировать их, как делала моя Матушка. Выводи всех строиться, мы пойдем не одни. Значит так, надо предусмотреть все, и приготовиться ко всем неожиданностям, которые могут нам встретиться в горах. Люди на еду пойдут своими ногами. Выбирай сильных, способных поднимать тяжести и быстро передвигаться в горах. Оборотней, особенно тех, кто умеет обращаться в зверей по желанию. Они понесут нас на спине, если возникнет необходимость, нагонят предателей и остановят, если те опередят нас. Остальные пригодятся нам в полнолуние, а до этого понесут наши вещи и помогут подняться. Из вампиров бери сильных охотников, чтобы выдержали, верных, чтобы удержать тех, кто может поднять бунт, пока мы отсутствуем. Не хватает мне вернуться и услышать, что трон уже кем-то занят. Кабинет министров заберем с собой, останутся заместители и исполняющие обязанности, а вместо меня и тебя останется мой советник, под присмотром старых друзей дядьки Упыря. Они сумеют остудить любую голову, а до престолонаследия им далеко. Конкурент у нас один, у него драконы о двух и пяти головах, его посади под замок, но со всеми почестями, чтобы не думал, что мы его боимся. Назначь срок на годик за любую провинность. А хоть бы тот же колодец! Проворонил -- пусть отвечает!

-- Может, с собой? -- предложил Его Величество.

-- Отвертится, -- с сожалением покачала прелестной головкой Ее Величество. -- Справки от врачей принесет, шумиху поднимут, мол, больного мобилизировали... Накаркаем беду... Ох, заболел бы и умер! Ни убить его, ни отравить путем...

-- Я бы обошелся домашним арестом. В любом случае, до нашего возвращения он не рискнет усадить себя на трон. Что его семь голов против наших двадцати одной?

-- А драконов его посадим на цепь, -- согласилась Ее Величество. -- Ключи от замков я с собой возьму. Если что, скажу потом, что потеряла... Оборудование возьмешь самое лучшее и про подъемники не забудь. Пустим вперед опытных альпинистов из оборотней и людей, они будут закреплять лестницы, чтобы мы могли подняться следом. Другие пойдут за нами. Им останется снять снаряжение и отправить его наверх. Через две вершины переправимся на драконах и коврах-самолетах. Продукты бери только для людей и для оборотней. Побольше концентрированной крови. Месяца на четыре. Кроме того, нам понадобится взрывчатка и подрывники.

"Откуда она это все знает?!" -- удивленно воззрился Его Величество на супругу. Жена раскрывалась перед ним, как цветок лотоса, в своем мироощущении и знании гор. Но через минуту он уже знал: она считала с него информацию, как вампир вампира, с пользой для дела выуживая знания проклятой о горах и опасностях, которые могли их поджидать.

-- Сколько тебе нужно времени? -- спросила Ее Величество спокойным ровным голосом, как всегда в таких случаях, когда вопрос был решенный.

-- Не меньше месяца, -- ответил Его Величество.

-- Значит, уложимся за неделю. Думаю, и бандиты недалеко за это время уйдут. На драконах мы их обгоним. Вне земли нам ничто не помешает взять их живыми.

-- Хорошо, полторы. Но меньше не получится. Но мы не можем оставить трон на четыре месяца, -- забеспокоился Его Величество.

-- Ну, отпуск за десять лет -- получается год. Что же мы не люди? Вернемся, как только ключи будут в наших руках. Драконы ползают так же быстро, как летают. Вампиры, оборотни и люди нам нужны, чтобы с бандитами справиться. Я не собираюсь воевать с неизвестным мне врагом.

-- Логично, -- заключил Его Величество. -- Надо бы выставить оцепление на границе земли, чтобы не дать удрать этим вероотступникам в горы раньше нас, так надежнее.

-- Нет, -- остановила его Ее Величество. -- Оцепление выстави, но незаметно. Пусть идут, а наши следом, оставляя нам сообщения. Впрочем, думаю, они уже в горах, -- с иронией усмехнулась она. -- Нужно, чтобы они шли прямо к тому месту, где находились проклятые города. Сколько они успеют пройти за пару недель? Одну, две горы... Мы там уже были, нет там никаких городов. А мы будем знать, куда они направляются.

-- Вообще-то, они уже оставили следы, -- напомнил Его Величество.

-- Так это в первый раз! А вдруг они бегали туда-сюда? На этот раз у них есть цель, и они пойдут прямо к тому месту, куда нужно нам. Их нельзя вспугнуть. Жаль, что у нас нет съемки этих гор. На фотографиях остается белое пятно, как будто там какие-то излучения. Меня больше это беспокоит. Затребуй информацию. Пусть попробуют еще раз. Надо бы и уфологов с собой взять, -- Ее Величество устало потерла виски. Дел предстояло много. -- Но вряд ли получится. Пока воевали с землей, все перепробовали.

-- Почему же только на наших драконов нацелились? Почему престолонаследника не трогают? -- Его Величество размышлял и не находил ответа. -- Послушай-ка, сдается мне, что там еще два города.

-- Наши драконы при престоле. Это еще раз доказывает, что нацелились на трон, -- напомнила Ее Величество. -- Ему нежен не только трон, но и наши драконы! Замечательно! Теперь мы знаем, откуда драконы взялись и в чем их сила. Если повезет, достанем ключи и от драконов престолонаследника. Нам останется пожелать ему долгих лет ожидания!

Его Величество поклонился и вышел. Был еще один нерешенный вопрос, который мучил его сомнениями. Он быстро пересек холл, поднялся на лифте на три этажа и оказался в темном коридоре. Вход сюда был запрещен не только посторонним, но и прислуге. Быстро поднялся в кабинет с зашторенными окнами и на мгновение замер перед сейфом, вспоминая код. Дважды щелкнул замок...

Лицо его вытянулось, руки задрожали -- там, где лежала узда, было пусто...