Ярость

Вилсон Фрэнсис Пол

Среда

 

 

1

До Джерси Джек добирался еще два часа. Было уже за полночь, а до мыса Мэй оставалось не меньше ста миль. На этом участке разрешалось ездить со скоростью не выше шестидесяти пяти миль. Джек поставил бортовой компьютер на семьдесят и убрал ногу с педали. Если он поведет сам, то не удержится и выжмет все девяносто, а это неизбежно привлечет внимание копов. Хватит, сегодня он повидал их уже достаточно.

Ну и денек. Когда же он, наконец, кончится? Действие «берсерка» давно прекратилось, но у него по-прежнему все болело. Особенно голова. В ушах все еще звучала песня «Ты меня не отпускаешь», услышанная по радио час назад. Голос Дайаны Росс вгрызался в измученный мозг, как циркулярная пила.

И самое печальное было в том, что вся эта поездка могла оказаться напрасной. Джек не очень представлял себе, как часто надо кормить ракшасу и сколько он съедает за раз. Если ему скормили Бонди, а потом Дага, у него есть шанс застать Надю в живых. Шанс этот, конечно, невелик, но использовать его надо. Иначе он никогда не простит себе свою нерасторопность.

Конечно, не заметить целый караван фургонов практически невозможно, но он все же чуть не проскочил его, отвлекшись на экстренное сообщение, передаваемое по радио...

«...Массовое убийство в центре города: известный гангстер Милош Драгович по кличке „пройдоха серб“ убит несколькими ударами ножа вместе с тремя руководителями фармацевтической фирмы. Все четверо были только что обнаружены в комнате для совещаний компании „ГЭМ-Фарма“ пришедшими уборщиками. Сегодня Драгович уже появлялся в новостях. Он...»

Поздравляя себя с успехом задуманного мероприятия, Джек проскочил стоянку и, только проехав добрую сотню ярдов, вдруг вспомнил, что заметил там скопление разномастных фургонов и трейлеров.

Замедлив скорость, он свернул на объездную дорогу, над которой висел указатель «Только для специального транспорта», и через минуту снова подъехал к стоянке, где расположился балаган.

В столь поздний час стоянка была практически пуста. Кроме питомцев Оза здесь сделали привал всего несколько парочек, возвращавшихся из Атлантик-Сити. Но почему Пратер остановился именно здесь? Ведь неподалеку находился полицейский участок.

Джек откинулся на сиденье. Плохой симптом. Если бы Оз вез с собой пленников, он вряд ли остановился бы в столь опасном месте. Джека охватили дурные предчувствия.

Но раз уж он заехал в такую даль...

Он осмотрелся. Подобраться незаметно было совершенно невозможно, стало быть, придется идти напролом. Конечно, не мешало бы натравить на Оза тех самых копов, что сидят здесь рядом в участке, но это может и не сработать. Если ракшаса уже сожрал Надю, копы просто ничего не найдут. И проблему с Меченым тоже так не решишь.

Открыв багажник, Джек посмотрел на канистру с бензином. Он планировал сначала покончить с Меченым, а потом уже искать Надю. Теперь пришлось менять планы. Сначала он найдет Надю, а потом уже займется ракшасой. Вытащив из-под запасной шины пистолет, Джек заткнул его за пояс спортивного костюма и зашагал к фургонам.

Балаган размещался в двух восемнадцатиколесных трейлерах и двадцати с лишним фургонах всех цветов и размеров и разной степени обветшалости. Приблизившись, Джек услышал громкие удары, доносившиеся от одного из фургонов. Из-за грузовика показались два охранника с собачьими лицами. Прорычав что-то нечленораздельное, они попытались прогнать Джека.

— Мне нужно поговорить с Озом, — заявил он.

Последовало молчание и энергичные жесты руками.

— Послушайте, либо вы пропустите меня к нему, либо я иду в полицейский участок, и тогда визит вам нанесут уже они.

Охранники явно не одобрили эту идею. Они переглянулись, и один тут же исчез. Через минуту он появился и махнул рукой, приглашая Джека с собой. Расстегнув «молнию» на куртке, тот пошел вперед.

Второй охранник остался на месте. Идя мимо беспорядочно разбросанных фургонов, Джек увидел бригаду рабочих, пытающихся залатать дыру на одном из трейлеров. Размеры этой дыры заставили его замедлить шаг: пять-шесть футов в высоту и не меньше двух в ширину. Края были выгнуты наружу, словно ее пробил гигантский кулак. Джек был на сто процентов уверен, что кулак этот принадлежал некоему синекожему существу с желтыми глазами.

Черт! Джек закрыл глаза и ударил себя по бокам. Его так и подмывало что-нибудь расшибить. Сколько еще сюрпризов ожидает его сегодня?

Однако настроение у него улучшилось, когда он понял, почему Оз обосновался рядом с полицейским участком. У него просто не было выбора. Возможно, Надя еще жива.

Остановившись, охранник сделал знак, чтобы Джек шел быстрее. Тот прибавил шаг, и вскоре они оказались у фургона Оза. Сам он стоял рядом, наблюдая, как рабочие чинят трейлер.

— Ну что, он все-таки сбежал? — спросил Джек, подходя к Озу.

Тот повернулся верхней частью тела и неприветливо посмотрел на Джека:

— А, это вы. От вас никуда не скрыться.

Джеку потребовалось все его самообладание, чтобы не накинуться на Оза с расспросами. Ему не терпелось узнать что-нибудь про Надю, но он решил пока ограничиться ракшасой. Это была знакомая тема. Он начнет с нее, а потом уже надавит на Оза как следует.

— Хорошо кормили его? Старались, чтобы он восстановил силы? Черт, вы же знали, какой это риск.

— Но он сидел в клетке с железными прутьями. Я думал...

— Вы ошибались. Мне довелось видеть его в полном расцвете сил. Такая клетка его не удержит, будь она трижды железная.

— Я восхищаюсь вашей способностью говорить очевидные вещи.

— Где он?

Впервые в глазах у Оза промелькнул страх.

— Не знаю.

— Здорово, — произнес Джек, оглядываясь вокруг. — А где тот парень, Хэнк?

— Хэнк? Зачем вам этот слабоумный?

— Хочу узнать, не побеспокоил ли он опять ракшасу.

Хозяин ударил кулаком в ладонь:

— Я надеялся, что он усвоил урок. Если нет, придется поучить его снова. — Он повернулся и прокричал в темноту: — Все ищут Хэнка! Когда найдете, сразу ведите ко мне!

Прошло некоторое время, но Хэнк так и не появился. Его нигде не нашли.

— Похоже, он сбежал, — предположил Пратер.

— Или его уволокли.

— Но мы не видели следов крови. Возможно, этот идиот еще жив.

— Да, он жив, — послышался женский голос.

Обернувшись, Джек увидел трехглазую прорицательницу.

— Что ты видишь, Кармелла? — спросил ее Оз.

— Он в лесу. Стащил одно из ваших ружей. И еще держит в руке копье. Пьян и озлоблен. Собирается убить человека-акулу.

— Ну, в этом я сомневаюсь, — заметил Оз. — Скорее все будет наоборот.

То, что Хэнк взял ружье, было вполне объяснимо. Но зачем ему копье? Но тут Джек вспомнил, как они с Бонди кололи ракшасу острым железным прутом. Но вряд ли от этого оружия будет толк. Если Хэнк наткнется на ракшасу, жизнь его не будет стоить и цента.

Джек посмотрел на густой лес, тянущийся вдоль шоссе.

— Мы должны найти его.

— Обязательно, — подхватил Оз. — Бедняга один в незнакомом месте, наверняка растерян и напуган.

Джек не совсем представлял себе, что может напугать ракшасу в лесу.

— Кстати, о потерявшихся, одиноких и испуганных, — начал он, указывая на трейлер Оза. — Я должен задать вам пару вопросов.

Отойдя к старому ободранному «эйрстриму», где их никто не мог слышать, Оз спросил:

— Так что вы хотели узнать?

— Где Надя Радзмински?

В глазах у Оза ничего не отразилось, но по тому, как напряглось его тело, Джек понял, что задал вопрос не напрасно.

— Надя... какая Надя?

— Та, которую вы должны убрать по заказу доктора Монне. Где она?

— Не имею ни малейшего представления, о ком вы... — начал было Оз, но запнулся, увидев, как Джек выхватил из-за пояса пистолет.

— Мне обо всем рассказал сам доктор и его партнеры, — тихо сказал Джек, навинчивая глушитель. — Они сказали, что заплатили вам, чтобы вы убрали Дугласа Глисона и Надю Радзмински, так что не изображайте из себя святую невинность. — Джек опустил ствол, нацелившись в правое колено Оза. — Я задаю свой вопрос еще раз, и, если вы опять начнете гнать туфту, я всажу вам пулю в ногу. Это не смертельно, но чертовски больно. Потом я снова задам вам вопрос и, если не получу ответа, выстрелю опять. И так мы будем продолжать, пока я не узнаю правду.

Однако Оз был не робкого десятка — он и бровью не повел, только взглянул на своих охранников, которые уже заметили пистолет. Сколько их у него? С глухим ворчанием они придвинулись ближе.

— Они разорвут вас в клочья после первого же выстрела. А может быть, еще до него.

— Не рассчитывайте на это, — возразил Джек, направляя пистолет Озу в живот. — Я успею спустить курок не один раз, прежде чем они меня схватят. Вы вообще-то представляете, какую дыру может проделать в вашем животе пуля 22-го калибра?

Пистолет у Джека был заряжен всего лишь разрывными патронами, но Озу об этом знать не обязательно.

— И не думайте, что выстрелы останутся незамеченными, — предупредил Джек, кивнув в сторону полицейского участка. — Вы не только умрете сами, но и соберете здесь кучу полицейских, которые начнут прочесывать все вокруг. И что они найдут?

Ярость на лице Оза сменилась беспокойством. Джек решил его окончательно добить.

— Вы собрали вокруг себя очень теплую компанию, Оз. Что с ними будет, если вы умрете? Они разбредутся неведомо куда и пропадут. И все из-за того, что вы не хотите ответить на один простой вопрос.

Джек надеялся, что его шантаж подействует. Он прекрасно понимал, что будет избит до кровавого месива, как только спустит курок. Но даже если ему удастся выжить, оснований избегать полиции у него не меньше, чем у Оза. Возможно, даже больше. Но, к счастью, Оз об этом не знает.

— Предположим, что они здесь. Что вы собираетесь делать?

Они? Джек с трудом скрыл радость при этом известии.

— Они уедут со мной, и этим дело кончится.

— А где гарантия, что вы не остановитесь у первого же телефона и не донесете на нас?

— Я лаю вам свое честное слово, — коротко ответил Джек. — Против вас, Оз, я ничего не имею. У меня с Надей чисто деловые отношения. Если я вытащу ее отсюда, мы с вами будем в расчете. Я буду просто счастлив забыть о вашем существовании, и думаю, что это взаимно.

— А они?

— Надеюсь, мы это уладим. Пойдемте.

Но Оз не двинулся с места.

— Остается решить вопрос с доктором Монне. Он...

— Он убит.

Оз недоверчиво прищурился.

— Не может быть, — выдавил он.

— Включите радио. Эту новость передают по всем каналам.

— Это ваша работа?

— Я его и пальцем не тронул. Скорее всего, это Драгович.

— Понимаю, — кивнул Оз.

На губах у него появилась слабая улыбка. Такой оборот дела показался ему вполне вероятным.

— Монне вам заплатил, чтобы вы их убрали, — сказал Джек. — Но у вас, как я понимаю, свои планы на этот счет. Суши для ракшасы. Верно?

— Это существо питается как большая змея, — заявил Оз, никак не реагируя на реплику Джека. — Оно наедается до отвала, а потом несколько дней вообще ничего не ест. Я еще не успел определить периодичность его кормления.

— А теперь, когда он сбежал, то, что вы для него заготовили, вам больше не нужно. Ведь так?

Оз со вздохом кивнул:

— Проблема решилась сама собой.

Он повел Джека в центр стоянки. Тот следовал за ним по пятам, не выпуская его из-под прицела. Их сопровождали трое охранников. Оз остановился у облупленного красного фургона.

Внутри кто-то бился о стену и еле слышно звал на помощь. Оз указал на замок, и один из охранников быстро отпер дверь.

Когда она распахнулась, Джек спрятал пистолет за спину. Он хотел, чтобы все выглядело как счастливое избавление от опасности, и пушка была здесь совершенно лишней.

Крики и удары стихли, и через некоторое время в дверях показался светловолосый молодой человек. Он был бледен и изможден, но Джек сразу узнал в нем Дугласа Глисона с фотографии, которую показывала ему Надя. Потом появилась и она сама.

Слава Богу, живы, подумал Джек. Теперь скорее забрать их отсюда.

— Добрый вечер, доктор Радзмински, — приветствовал он ее.

Она повернула голову, и в глазах ее вспыхнула радость.

— Джек! — воскликнула она. Голос у нее был хриплый и надсаженный от бесконечных криков о помощи. — О, Джек, это вы!

— Джек? Что еще за Джек? — заволновался Глисон, но Надя остановила его:

— Все в порядке. Он наш друг. Джек, как вы сюда попали? Как сумели нас найти?

— Долгая история. Монне и его партнеры попросили мистера Пратера убить вас и вашего жениха.

— О нет! — произнесла Надя в отчаянии.

— Я так и знал, что это он! — подал голос Глисон.

— Но почему?

— Они с Драговичем производили «берсерк», а вы об этом узнали. Но мистер Пратер вовсе не убийца, — заявил Джек, кивнув в сторону застывшего от изумления Оза. — Он просто спрятал вас и держал подальше, пока не миновала опасность.

Джек придумал это на ходу. Он посмотрел на Оза, ожидая подтверждения своей версии.

— Да, — мгновенно сориентировался Оз. — Доктор Монне шантажировал меня, поэтому я не мог пойти в полицию и просто не знал, что делать. Но теперь, когда его нет...

— Нет? — Надя с недоумением посмотрела на Джека.

— Его убил Милош Драгович.

— Теперь нет нужды держать вас взаперти, — поспешно добавил Оз.

— Но нам нужно уладить еще один вопрос, — заметил Джек. — Забудьте все, что произошло, и дайте слово, что никто никогда не узнает об этом. Мистер Пратер на вас надеется.

Глисон колебался всего секунду.

— Я согласен.

Но Надя нахмурилась и в нерешительности переминалась на месте.

— Не сомневайся, Надж. Мы же не пострадали. Они даже кормили нас, — попытался убедить ее Глисон, обнимая за плечи.

— Но они же напугали нас до полусмерти.

— Да, но зато сохранили нам жизнь. Он ведь мог убить нас — именно этого от него и хотели, но он так не поступил. Мы должны быть благодарны ему за это.

Ну, давай, Надя, мысленно подстегнул ее Джек, жалея, что он не телепат. Скажи «да», и мы немедленно уберемся отсюда.

Наконец она пожала плечами.

— Не уверена, что мы должны его благодарить, — проговорила она, глядя на Оза. — Но думаю, все останется между нами.

Джек с облегчением вздохнул. Вынув из кармана ключи от машины, он бросил их Глисону.

— Мой «бьюик» стоит у поворота на Берджер-Кинг. Ждите меня там. Нам с мистером Пратером надо уладить еще одно дело.

Когда Надя и ее жених скрылись из вида, Джек повернулся к Озу:

— Где сбежал ракшаса?

— Где-то в миле отсюда. Там, где стоит указатель «51,3 мили». Мы сразу остановились, но долго оставаться там не могли, иначе сразу бы явились полицейские. Так что пришлось ехать сюда.

— Его надо найти.

— Я был бы счастлив, если бы он нашелся, хотя вы, конечно, предпочли бы, чтобы он погиб.

— Совершенно верно.

— Дикие здесь места, — заметил Оз. — Дальше идут сплошные сосновые пустоши.

Джек выругался сквозь зубы. Пустоши. Вот черт. Как же здесь найти ракшасу? Вся здешняя территория как бы выпадала из современной жизни. На побережье была построена атомная электростанция и располагались живописные, но вполне современные городки вроде Смитвилла и Лидс-Пойнта. Но к западу от шоссе были совершенно дикие места. Пустоши — миллионы акров, заросшие соснами и кустарником, покинутые селения, холмы, болота, ручьи — все в первозданном виде, как было еще при индейцах. Со времен Войны за независимость места эти служили прибежищем для всякого рода изгоев. Наемники, тори, контрабандисты, мятежные индейцы, религиозные фанатики, беглые арестанты — все они в разное время находили убежище в сосновых лесах.

И теперь к длинному списку беглецов добавился бродячий ракшаса.

— Мы сейчас недалеко от Лидс-Пойнта, — сообщил Пратер, и его унылая физиономия осветилась довольной улыбкой. — Там родился знаменитый Джерсийский дьявол.

— Оставим уроки истории на потом, — прервал его Джек. — Вы посылали кого-нибудь на розыски?

— Нет. Никто не хочет идти, и я их вполне понимаю. Но даже если бы нашлись охотники, нам все равно некогда его искать. Сегодня вечером мы уже открываемся на мысе Мэй. Откровенно говоря, и бегать-то за ним особенно не стоит, раз доктор Монне больше не будет покупать его кровь.

— Значит, этим займусь я.

Если Меченый успел уйти далеко, его уже не поймаешь. Ну и черт с ним. Единственная загвоздка в том, что в его сумеречном мозгу все еще может теплиться желание разделаться с Вики. Маловероятно, но Джек не мог рисковать.

— Вы что, на самом деле будете его разыскивать?

Джек пожал плечами:

— А вы знаете кого-то, кто сделает это за меня?

— Но зачем это вам?

— Слишком долго рассказывать. Будем считать, что у нас с Меченым остались незаконченные дела.

Внимательно посмотрев на Джека, Оз повернулся и зашагал к своему трейлеру.

— Пойдемте. Возможно, я смогу вам помочь.

Немного поколебавшись, Джек двинулся за ним. Остановившись у фургона, он стал терпеливо ждать, пока Оз искал что-то внутри. Наконец он показался в дверях, держа в руке что-то похожее на электронную игру. Нажав несколько кнопок, он протянул аппарат Джеку:

— Он приведет вас к ракшасе.

Джек посмотрел на коробочку. На ней был экран, в углу которого мерцала зеленая точка. Он повернулся, и точка сместилась.

— Он следит за ракшасой? — спросил Джек, вспомнив ошейник, надетый на чудовище. — Как он действует?

— Все наши животные имеют электронные ошейники. Бывают случаи, когда они теряются, и тогда их очень легко найти. Ведь большинство из них совершенно уникальны.

— Да уж. Не так много вокруг двухголовых козлов.

— Верно. Однако радиус его действия — всего две мили. Как вы видите, это существо все еще где-то поблизости, но в любой момент может исчезнуть. Принцип действия этого прибора очень прост. Вы находитесь в центре экрана. Если точка слева, значит, зверь тоже слева от вас; если точка внизу, он позади вас и так далее. Чтобы его найти, надо двигаться так, чтобы точка приближалась к центру экрана. Как только она окажется в центре, все, вы нашли своего ракшасу. Или он нашел вас.

Джек встал так, чтобы точка находилась в самой верхней части экрана. Взглянув вперед, он увидел густую чащу к западу от шоссе. Как раз то, чего он опасался. Меченый скрывается в лесу.

Но эта штука облегчит мне поиски, подумал он. Вдруг в голове у него мелькнула догадка.

— Вы очень помогли мне, — поблагодарил он Оза.

— Ну что вы. Я просто беспокоюсь о ракшасе.

— Но ведь если я его найду, то сразу прикончу.

— Желаю вам успеха. В лесу полно оленей и разной дичи, но ракшаса их не ест. Как вы знаете, он признает только одну пищу.

И тут Джек все понял и усмехнулся:

— Значит, давая мне этот локатор, вы как бы посылаете ракшасе гуманитарную помощь.

Оз наклонил голову.

— Можно сказать и так.

— Ну что ж, увидим, мистер Пратер. Увидим.

— Мне кажется, что это вас уже никто и никогда не увидит.

— Я не самоубийца, можете мне поверить.

— Никто не может противостоять ракшасе в одиночку.

— Мне уже случалось.

Заметив озабоченность на лице Оза, Джек, довольный, направился к машине. Значит, его слова прозвучали достаточно убедительно. Хорошая игра. Сам он этой убежденности не испытывал.

 

2

— Вон он идет, — сказал Даг.

Надя подняла голову с его плеча и посмотрела в окно. Там она увидела Джека, торопливо шагавшего к машине. Она вдруг почувствовала, как внутри у нее разливается тепло, растапливая сковавший ее лед. Она вспомнила ту безумную радость, что охватила ее при виде Джека, стоящего у двери этого жуткого фургона. Непонятно, как он ее нашел и почему вообще стал искать, но в самую трудную минуту жизни на помощь пришел именно он.

— Слава богу, — отозвалась Надя. — Теперь мы, наконец, отсюда уедем.

Она сидела на заднем сиденье, привалившись к Дагу, измученная и выжатая как лимон, и в голове у нее бродили печальные мысли.

Доктор Монне хотел ее убить.

Пришлось принять эту страшную правду... но все же, как такое возможно? Ужасно сознавать, что кто-то хочет твоей смерти, а если это к тому же доктор Монне... А она так за него переживала. Какая бесчеловечная жестокость.

К ее удивлению, Джек прошел мимо машины и направился к магазину. Через несколько минут он вернулся с холщовой сумкой через плечо, на которой большими зелеными буквами было написано: «Атлантик-Сити».

— Ну, как дела? — спросил он, садясь за руль.

— Сейчас уже лучше, — отозвался Даг. — Благодаря вам. — Он протянул руку через спинку сиденья. — Даг Глисон.

Они обменялись рукопожатиями.

Повернув руку Дага к себе, Джек спросил:

— Это часы от «хрустиков»? Красивые.

— Вам нравятся? Они ваши.

Джек замахал руками:

— Нет, нет, что вы.

— Я серьезно, — настаивал Даг. — И не знаю, как вас благодарить.

— Через минуту узнаете.

Джек тронулся с места, но со стоянки не уехал. К Надиному огорчению, он остановился в дальнем углу площадки у доски объявлений. А ей так хотелось поскорее попасть домой.

— Разве мы не едем в город?

— Пока нет, — ответил Джек, доставая из сумки пару бутылок «Снэпла». — Вот, промочите горло. А если не хотите, то выливайте все на землю.

Надя взяла бутылку с холодным лимонным чаем и сразу же отпила половину. Как же она, оказывается, хотела пить. Открыв дверь машины со своей стороны, Джек стал методически открывать бутылки и выливать их содержимое на асфальт.

— Жаль переводить такой хороший напиток, но, насколько я знаю, сейчас только «Снэпл» продают в стеклянных бутылках.

Закончив опустошать бутылки, Джек вынул стеклорез и стал надпиливать их стенки.

— Что вы делаете? — спросила Надя с изумлением.

— Меня научил этому один старый революционер. Так они лучше взрываются.

Затем Джек вынул из сумки газету и майку с видами Атлантик-Сити, которую стал раздирать на куски.

Надя с удивлением смотрела на его лицо и ловкие уверенные движения. Куда делся тот добродушно-веселый парень, с которым она встречалась в последние дни? Сейчас перед ней был серьезный и сосредоточенный мужчина, собравший всю свою волю в кулак. На лице его застыло жесткое выражение, а темные глаза светились мрачной решимостью.

— Что происходит? — спросила Надя.

— Сбежал один из питомцев Оза. Я должен его найти.

— Это Оз вам поручил?

— Нет. Здесь мой собственный интерес.

— Но почему?..

— Может пострадать очень близкий мне человек.

— Но разве нельзя позвонить в полицию?

— Они решат, что я чокнутый или рассказываю им сказки про Джерсийского дьявола.

— А это не то большое странное существо с желтыми глазами и темной кожей? — поинтересовался Даг.

Джек поднял глаза:

— Вы его видели?

— Да. В первую же ночь они принесли меня в один из шатров и прижали к прутьям клетки, где сидел этот здоровый парень в вонючем резиновом костюме.

— Это был не костюм.

— Вздор!

Джек сузил глаза:

— Я похож на трепача?

— Нет, что вы, — поперхнулся Даг. — По правде говоря, мне самому показалось, что это какой-то живой демон. Но поскольку демоны бывают только в сказках, я убедил себя, что это просто костюм.

— А как он повел себя, когда они толкнули вас к прутьям? Бросился на вас, попытался схватить?

— Нет. Он не обратил на меня никакого внимания. Его больше занимало, как выбраться из клетки.

Джек молча посмотрел на Дага.

— Что-нибудь не так? — спросил тот.

Джек покачал головой:

— Когда вернетесь домой, обязательно купите лотерейный билет. С таким везением вы выиграете миллион.

Выйдя из машины, он открыл багажник и вернулся с металлической канистрой и фонариком. Надя вдруг что-то вспомнила.

— Джек, а это существо и есть источник наркотика?

— Он самый.

— Мне кажется, я его видела. Через щель в доске я разглядела, как они загружали в трейлер стальную клетку с каким-то большим темно-синим зверем.

Она еще тогда подумала, что это какая-то кукла, потому что в природе просто не может быть такого монстра.

— Так он настоящий?

Джек кивнул. Присев на корточки у машины, он стал разливать по бутылкам содержимое канистры.

Нет, не может быть, со страхом подумала Надя. Он ведь не собирается...

Собирается. Запах бензина ни с чем не перепутаешь.

Почувствовав дурноту, она закрыла глаза и откинулась на спинку сиденья. Сколько печальных событий за последние несколько дней! Она чувствовала себя Алисой, попавшей через кроличью нору в отвратительную Страну чудес. Молекула, которую ей поручили стабилизировать, оказалась наркотиком, ее жених был похищен, человек, которого она глубоко уважала и с которым у нее когда-то был роман, обрек ее на смерть, а потом и сам был убит. А теперь она сидит в машине и помогает малознакомому человеку заливать в бутылки горючую смесь, чтобы забросать ими ужасное чудовище из ночного кошмара.

Все это действительно напоминало ночной кошмар.

И зачем она только обратилась к этому Джеку. Без него все сложилось бы совсем иначе.

Открыв глаза, она взглянула на него:

— Вы и вправду хотите искать это существо? Один? В темноте?

Он кивнул.

— Не могу сказать, что мне нравятся подобные развлечения, но...

— Я пойду с вами, — решительно заявил Даг.

Надя чуть не огрела его по спине. Ну как можно быть таким идиотом? — чуть не закричала она, но прикусила язык, когда увидела, что Джек покачал головой:

— Это дело вас не касается.

— Я могу прикрывать вам спину, — продолжал настаивать Даг. — Должен же я как-то вас отблагодарить.

Надя была готова его убить. Охотничьи вылазки Даг совершал только на экране компьютера. Джек завинтил последнюю бутылку.

— Спасибо за желание помочь, но это чисто личное дело. — Он подмигнул Наде. — Хороший парень.

— Я знаю, — ответила она, сжав Дагу руку.

И я хочу, чтобы этот хороший парень остался жив, добавила она про себя.

Джек осторожно опустил в холщовую сумку шесть заполненных бензином бутылок, переложив их газетой, чтобы они не бились друг об друга, а сверху бросил остатки майки.

— Если вы хотите быть полезным, то ведите машину, — сказал он, перемещаясь на заднее сиденье.

Даг сел за руль, и они покатили на север. Проехав пункт оплаты проезда в Нью-Гретна, они развернулись и направились к югу.

— Мы скоро остановимся, — пообещал Джек. Он не спускал глаз с дорожных столбов. — Когда вы меня высадите, возвращайтесь на стоянку и ждите там рядом с телефонами. У меня есть номер одного из них. Когда освобожусь, позвоню вам со своего сотового и скажу, где меня забрать.

— Как долго вы думаете там пробыть?

— Не могу сказать. — Он постучал по часам на приборной панели. — Сейчас два часа ночи. Если к шести от меня не будет известий... поезжайте домой.

— Без вас?

Джек что-то нацарапал на клочке бумаги.

— Если я не объявлюсь до этого времени, значит, у меня что-то не сложилось. Возвращайтесь в город и позвоните по этому номеру. Вам ответит человек по имени Эйб. Расскажите ему все. Дальше этим делом будет заниматься он.

— Но что... — начал было Даг.

— Bay! Мне выходить.

Даг остановил машину, и Джек выскочил на шоссе. Закинув на плечо сумку, он вынул из кармана фонарик.

— До встречи, — помахал он им рукой и пошел к лесу.

Надя заметила, что он сильно хромает.

Дай Бог встретиться опять, подумала она, когда они тронулись с места. На сердце у нее было неспокойно. Когда она оглянулась, Джек уже исчез в лесу.

 

3

Джек шарил фонариком по кустам, пытаясь обнаружить сломанные ветки. И он их нашел. Превеликое множество. Недавно сквозь кусты продиралось какое-то большое существо.

Джек пошел по следам разрушений. Он был рад, что надел панаму, — без нее ветки цеплялись бы за швы на его голове. Ему только кровотечения не хватало. Достаточно с него отчаянной головной боли и разбитого бедра. Отойдя от шоссе, Джек остановился и вытащил локатор. Он стоял лицом к западу, и точка находилась у верхнего края экрана. Надо спешить. Иначе Меченый уйдет из радиуса действия локатора.

Джек долго продирался сквозь чашу, пока не вышел на узкую тропинку. Судя по всему, ее протоптали олени. Опустив фонарик, он увидел на влажном песке следы копыт, поверх которых виднелись глубокие отпечатки больших трехпалых ног и следы грубых мужских ботинок. Значит, Хэнк преследует ракшасу — следы его ботинок были сверху.

Вероятно, этот парень думает, что раз у него есть ружье и в детстве он играл в охотников, то может одолеть человека-акулу? Скорее всего, он не думает вообще. Налившись до бровей своей «Бешеной собакой», он вообразил, что ему море по колено.

Джек пошел по оленьей тропе, поглядывая на локатор и время от времени опуская фонарик на землю. По обе стороны темнели заросли кустов. Их ветки смыкались у него над головой, почти закрывая звездное небо.

Тишина. Слышно только жужжание насекомых и шорох веток, задевающих одежду. Джек не любил дикую природу. Он предпочитал город с его машинами, автобусами и гудящими такси, с асфальтом, прямыми улицами и поездами метро, грохочущими у него под ногами. А самое главное, с электрическим освещением улиц. Здесь же было не просто темно — вокруг царила кромешная тьма.

Несмотря на враждебное окружение, Джек чувствовал себя удивительно спокойно, хотя адреналин в его крови явно пополз вверх. Локатор избавлял его от неизвестности, создавая своего рода зону безопасности. Он знал, где находится Меченый, и не боялся, что тот выскочит из кустов и разорвет его в клочья. Но вот Хэнк его действительно беспокоил. Пьяный с оружием представлял в лесу реальную опасность. Не дай бог, примет Джека за Меченого.

Тропа петляла в лесу, отклоняясь то к северу, то к югу, но в целом сохраняла западное направление. Джек двигался р максимально возможной скоростью, наверстывая упущенное на прямых участках, но боль в левой ноге была такой, словно кто-то жег сустав паяльной лампой.

Зеленая точка, обозначавшая нахождение Меченого, постепенно приближалась к центру экрана. Значит, Джек выходил прямо на ракшасу. Похоже, чудовище остановилось. Зачем? Чтобы отдохнуть? Или оно кого-то поджидает?

Когда до ракшасы осталось не больше четверти мили, впереди раздался выстрел. Джек остановился как вкопанный. Снова послышался выстрел. Потом еще один.

И вдруг тишину леса пронзил душераздирающий крик, внезапно оборвавшийся на самой высокой ноте.

Наступила мертвая тишина, не слышно было даже насекомых. Джек подождал еще минуту. Никаких звуков. Точка на локаторе не двигалась.

Картина вырисовывалась достаточно ясная. Меченый почувствовал, что за ним кто-то идет, и затаился. И кого же он увидел? Да того самого парня, который истыкал его, как подушку для иголок, когда он сидел в клетке. Несколько движений челюстей — и прощай, Хэнк.

Во рту у Джека пересохло. Его могла постигнуть та же участь, если бы он отправился в погоню за Меченым без локатора.

Но со мной этот номер не пройдет, приятель. Я знаю, где ты находишься, так что никаких поганых сюрпризов.

Джек крадучись пошел дальше. Треск веток и шорох листьев у него под ногами казались ему такими оглушительными, словно они раздавались из динамика на стадионе. Но Меченый не двигался с места — очевидно, ел? — и Джек продолжал идти вперед.

Когда точка вплотную приблизилась к центру экрана, Джек остановился. Что-то почувствовав, он направил фонарик на землю.

На участке в двенадцать футов весь песок был изрыт, и на нем разлились две большие лужи крови, вокруг которых виднелось множество темно-красных брызг. У тропы в кустах валялось помповое ружье с разбитым прикладом.

Дальше вели лишь одни следы — большие отпечатки трехпалых ног.

Присев в кустах, Джек стал прислушиваться, внимательно глядя по сторонам. Никакого движения. Однако локатор показывал, что Меченый где-то рядом.

Ждет, чтобы расправиться со мной, как с Хэнком. Извини, дорогой. Теперь мы будем играть по моим правилам.

Вынув из сумки две бутылки, Джек отвинтил у них крышки и заткнул горлышки кусками майки. Взяв одну из бутылок, он поджег материю зажигалкой и быстро бросил бутылку вперед по тропе.

Очертив в воздухе огненную дугу, она упала на землю и взорвалась, испустив фонтан пламени.

Джек зажал в руке вторую бутылку, готовый в любую минуту пустить ее в дело.

При свете огня он пытался уловить хоть какое-то движение в лесу. Мускулы его напряглись, сердце бешено колотилось. В отсветах пламени плясали тени, казалось, все вокруг пришло в движение. Однако ничего большого, черного и массивного видно не было.

Вдруг Джек заметил какой-то небольшой блестящий предмет, висевший на ветке. Он стал осторожно приближаться, но неожиданно обо что-то споткнулся — на песке лежал острый стальной прут, которым Бонди истязал ракшасу. Подняв прут, Джек понес его в левой руке, как копье. Теперь у него было два вида оружия. Он чувствовал себя индейцем, вооруженным копьем и сосудом с волшебным огнем.

Подойдя ближе к огню, Джек почувствовал под ногой что-то мягкое. Посмотрев вниз, он увидел тело Хэнка, смотревшее на него остекленевшими глазами. Вскрикнув, Джек отскочил назад.

Оглядевшись, чтобы не попасть в ловушку, он снова посмотрел вниз. В мертвых голубых глазах плясали отблески огня. Бескровное лицо с темными кругами вокруг глаз сливалось с песком. На месте горла зияла сплошная кровавая рана, а правая рука была оторвана у плеча.

Джек судорожно сглотнул. Если не повезет, и он будет лежать точно так же.

Перешагнув через тело, он пошел дальше. Пламя уже угасало. Горело лишь несколько кустов, но дальше огонь не пошел. Однако света было достаточно, чтобы он разглядел висевший на ветке предмет.

Это был электронный ошейник Меченого.

В состоянии близком к панике он зажег вторую бутылку и стал судорожно оглядываться вокруг в надежде увидеть ракшасу. Нервы его были напряжены до предела.

Но нигде ничего не шевельнулось.

Ситуация хуже некуда. Он забрел в глухой лес да к тому же выдал свое присутствие, устроив фейерверк. Теперь они с ракшасой поменялись местами. Тот знал, где находится его враг, а Джек блуждал в темноте, и у него осталось всего четыре бутылки с горючей смесью.

Темнота... теперь это самая большая проблема. Если он сумеет спрятаться и переждать несколько часов, то с рассветом их шансы уравняются. Но где найти такое место?

Посмотрев по сторонам, Джек увидел большое дерево, возвышавшееся над соснами. Возможно, оно его спасет.

Отбросив локатор, Джек надел на себя сумку наподобие рюкзака и осторожно двинулся вперед, держа в руках прут и бутылку. Пот градом катился по его спине. Он настороженно смотрел по сторонам и прислушивался, но не слышал ничего, кроме своего хриплого дыхания и торопливых ударов сердца, молотом отдающихся в ушах.

Переступая через затухающие островки пламени, он вышел на небольшую поляну, в центре которой возвышалось то самое дерево. Вполне вероятно, что Меченый скрывается где-то поблизости, может быть, даже прячется за деревом. Есть только один способ это проверить.

Джек бросил вторую бутылку — вверх взмыло пламя, но Меченого он так и не увидел... пока. Подойдя к дереву, Джек осторожно заглянул за ствол. Никого.

Бросив прут, он полез наверх.

Невесело. Ногу пронзило, как электрическим током, и еще сильнее заболела голова.

Лазают ли по деревьям ракшасы? Почему бы и нет. Вряд ли они боятся высоты. Превозмогая боль в разбитом теле, Джек продолжал карабкаться наверх, пока ветки под ним не стали трещать. Тяжелому Меченому уж точно сюда не добраться. Устроившись на ветке, Джек стал ждать рассвета.

Светящиеся стрелки его часов показывали три часа ночи. Когда в мае встает солнце? Жаль, что он раньше не интересовался такими вещами. Конечно, в городе это не имеет значения, но здесь, на ветвях...

Он попытался найти удобное положение, но так и не смог. Видимо, подремать ему не придется. Но по крайней мере, утихла боль в бедре и до рассвета можно забыть о Меченом.

Сквозь ветки дуба ему были видны песчаные прогалины, белевшие в темноте. На востоке небо освещал слабый отблеск огней на шоссе и стоянке, с запада же подступала беспросветная темнота сосновых лесов.

Вдруг над вершинами деревьев показались два огонька, плывущие в его сторону. Сначала Джеку показалось, что это самолет или вертолет, но огни перемещались по отношению друг к другу и были разного размера. Потом он подумал, что это НЛО, но на «объекты» они не были похожи. Просто пятна света, и больше ничего.

Раньше он слышал о таких явлениях, но никогда не видел их сам. В этих местах их называли «лесными огнями», но никто не знал, что они собой представляют. Джеку вовсе не хотелось выяснять это сейчас. Он предпочел бы, чтобы они улетели куда-нибудь подальше. Огоньки двигались не по прямой — тот, что поменьше, рыскал из стороны в сторону, а большой чуть колебался в воздухе. Но самое неприятное было в том, что они двигались прямо на Джека.

Достигнув поляны, они замедлили свой полет, и Джек сумел их хорошо разглядеть. Ему не понравилось то, что он увидел. Один из огней был величиной с баскетбольный мяч, другой — чуть побольше теннисного. Свет не может иметь шарообразную форму. Так не бывает. В его бледно-зеленом оттенке было что-то потустороннее.

Джек съежился, когда увидел, что они летят прямо на дерево. У него мороз прошел по коже, когда он представил, что они могут его коснуться. Но футах в шести от дерева они разделились и облетели его с двух сторон. Джек услышал слабое жужжание и почувствовал легкое покалывание на коже. Облетев дуб, шары снова сблизились и кругами спланировали на поляну.

Вытянув шею, Джек попытался разглядеть, куда они двинутся дальше. К телу Хэнка? Нет, оно находилось к северу от дерева. Огни же двигались в противоположную сторону.

Джек смотрел, как они парили над песчаной прогалиной, а потом стали кружить над ней — сначала медленно, затем все быстрее и быстрее, пока не слились в яркое светящееся кольцо, похожее на дьявольский бледно-зеленый нимб. Скорость их вращения все увеличивалась, кольцо становилось все шире — и вдруг они резко слетели с орбиты и понеслись на запад, туда, откуда появились.

Скатертью дорога. Все это длилось не более минуты, но Джеку стало не по себе. Что это? Обычное здешнее явление или это как-то связано с присутствием Меченого?

Кстати, о Меченом...

Джек внимательно оглядел поляну сквозь листву, но ничего подозрительного не заметил.

Устроившись поудобней, он стал думать, что будет делать, когда взойдет солнце...

 

4

Джек не стал дожидаться восхода. В половине пятого звезды на небе стали бледнеть. В пять было уже достаточно светло, чтобы закончить игру в Тарзана и спуститься на землю.

Джек с облегчением сел на песок, разминая онемевшее тело и настороженно оглядывая поляну. На ней никого не было, кроме бедняги Хэнка. Джек достал бутылки с бензином и заткнул их тряпками. Подняв одну из них, он зажал в руке зажигалку, готовый в любую минуту поджечь свою адскую смесь.

План его был прост: идти по следам Меченого, пока хватит сил. Джек не представлял, сколько он продержится без еды и воды, но решил стоять до конца. Сейчас же ему больше всего на свете хотелось выпить чашечку кофе.

Подойдя к трупу, он заметил, что над ним уже вовсю трудятся насекомые: вокруг головы кружились мухи, в разорванном горле и на обрубке плеча копошились муравьи. Надо бы его похоронить, мелькнуло в голове у Джека, но у него не было ни времени, ни лопаты.

Позади послышался какой-то шорох. Джек быстро обернулся и бросил сумку на землю. Прижав большой палец к колесику зажигалки, он стал вглядываться в предрассветную мглу.

Вон там... на краю поляны, где пару часов назад лесные огни исполняли свой мистический танец, песок вдруг зашевелился и стал подниматься. Нет, это не песок. Это что-то большое и темное.

Меченый.

Джек невольно отступил назад и застыл на месте. Ракшаса не двигался. Он стоял всего в тридцати футах, там, где закопался в песок на ночь. В трехпалой лапе была зажата рука Хэнка. Он держал ее, как какой-нибудь леденец. Все предплечье было обглодано, и к розовой кости прилип песок.

Внутри у Джека все напряглось, сердце бешено заколотилось. Судьба дает ему шанс. Он зажег фитиль и встал над лежавшей на земле сумкой. Нагнувшись, он вытащил из нее вторую бутылку и зажег ее от первой.

Надо попасть в него с первого раза. По прошлому опыту он знал, как подвижны эти существа, несмотря на свои внушительные размеры. Но если он не промахнется, то с ракшасой будет покончено раз и навсегда.

Размахнувшись, он бросил свою зажигательную бомбу. Ракшаса увернулся, но Джек тут же запустил в него второй бутылкой, стараясь предугадать его движения. Обе пролетели мимо цели. Первая взорвалась, а у второй потух фитиль, и она упала на песок невредимой.

Джек вытащил третью. Руки у него тряслись, сердце выпрыгивало из груди. Не успел он зажечь фитиль, как что-то полетело ему в голову. Он попытался отскочить, но было уже поздно, и рука Хэнка угодила ему прямо в лицо.

Задохнувшись от отвращения, Джек пошатнулся, и третья бутылка выскользнула у него из рук. Отпрыгнув в сторону, он покатился по песку и, когда прогремел взрыв, был уже на безопасном расстоянии. Однако он продолжал отступление, потому что бутылка упала прямо на его сумку. Новый взрыв обдал его горячей волной.

Как только пламя немного поутихло, ракшаса бросился бежать через поляну. Продолжая лежать на спине, Джек инстинктивно потянулся к пистолету, хотя знал, что пули здесь бесполезны. Нащупав рядом с собой копье, он воткнул его конец в землю, направив острие в сторону приближавшегося ракшасы. Ему вдруг вспомнилось, как прошлым летом он проткнул насквозь мать этого чудовища, когда она попыталась его убить. Тогда это лишь притормозило ее, но на этот раз у него в руках железо. Возможно, оно его спасет...

В ожидании удара Джек крепче сжал копье. И удар последовал, но совсем не тот, которого он ждал. Одним плавным движением Меченый выхватил у него копье и бросил его в сторону дуба. Джек остался лежать на спине, а над ним нависло триста фунтов кровожадной звериной плоти. Он попытался встать на ноги, но ракшаса придавил его ногой к песку. Джек стал отчаянно вырываться, но Меченый давил его все сильней, вызывая нечеловеческую боль в сломанных ребрах. Джек потянулся за пистолетом, хотя пули 22-го калибра могли причинить ракшасе вреда не больше, чем плевки. Но это было последнее, что у него оставалось. Если он сумеет попасть в глаз...

Но не успел он вытащить пистолет, как Меченый протянул трехпалую руку, чтобы вцепиться ему в глотку.

Ни защититься, ни увернуться. В последние секунды жизни Джеку оставалось лишь издать предсмертный крик, полный ужаса и отчаяния.

Однако страшные когти не разорвали ему горло. Они воткнулись в землю, накрыв перепонкой его лицо. Джек забился от удушья, но когти все глубже уходили в песок. Потом он вдруг почувствовал, что его отрывают от земли и поднимают в воздух. Извиваясь и дергая ногами, он безуспешно пытался освободиться от железных тисков могучей руки. Его шейные позвонки хрустели, горло перехватило тугим обручем, легкие разрывались от нехватки воздуха, но ракшаса продолжал трясти его, как рассерженный родитель, который устал от бесконечных криков своего младенца. Постепенно его тело отяжелело, мускулы, лишенные кислорода, потеряли способность двигаться, и он оставил всякую мысль о сопротивлении. Перед глазами поплыли черные круги, он начал терять сознание. Жизнь в нем угасала, вокруг все исчезло, и его душа была готова воспарить к небесам... Резкий удар вернул его на землю. Джек почувствовал песок на лице и во рту, и его легкие наполнились воздухом. Господи, он снова может дышать!

Джек лежал на земле, ловя ртом воздух и судорожно давясь от кашля. Постепенно в его затуманенный мозг стало возвращаться сознание, а тело обрело способность двигаться.

Подняв голову, он огляделся. Меченого не было видно. Джек перевернулся на живот и посмотрел вверх. Никого.

Он медленно приподнялся на локтях, удивляясь, что остался в живых. Но долго ли он протянет? Он едва мог двигаться, все тело ныло от боли.

Что же случилось? Может быть, ракшаса прячется где-нибудь неподалеку, играя с ним в кошки-мышки?

Джек с трудом встал на колени и застыл, ожидая, когда утихнет пульсирующая боль в голове. С недоумением посмотрел вокруг. Никаких признаков ракшасы.

Что за черт?

Превозмогая острую боль в бедре, он осторожно поднялся на ноги и посмотрел на кусты, ожидая, что оттуда выскочит чудовище, чтобы окончательно его добить.

Но на поляне было тихо. Ракшаса исчез. Почему? Спугнуть его было некому, и вегетарианцем он пока не стал — рука Хэнка, которой он бросил в Джека, тоже исчезла.

Джек медленно повернулся кругом. Почему ракшаса его не убил? Из-за того, что он не дал Бонди и Хэнку мучить его? Маловероятно. Ведь ракшаса — это машина для убийства. Что он знает о честной игре, чувстве долга или благодарности? Все это чисто человеческие понятия...

Но тут Джек вспомнил, что Меченый все же наполовину человек. Его отцом был Кусум Бахти. В ракшасе текла и его кровь. А Кусум, несмотря на прохудившийся чердак, все-таки был порядочным парнем.

Значит, в этом все дело? Если так, то потусторонний мир, вероятно, отрекся от своего посланца. Но его отец мог им гордиться.

Инстинкт подсказывал Джеку, что надо немедленно уходить отсюда. Но он все медлил. Ведь он пришел сюда покончить с ракшасой, но потерпел полное поражение. Тот обрел свою былую силу и рыщет в этих непроходимых чащах.

Но может быть, все и так уже кончено, во всяком случае между ними. Теперь это не ею проблема. Он все равно бессилен что-либо изменить. Конечно, не хотелось бы оставлять это чудище на свободе, но выбора у него не было. Джек был побежден. Хуже того, раздавлен и выброшен, как старая консервная банка. У него не осталось никакого реального оружия, и Меченый ясно дал ему понять, что не считает его достойным противником.

Что ж, пора подвести черту. Во всяком случае, на сегодня. Но Джек не мог уйти, не поставив точку.

— Эй, послушай! — закричал он, надеясь, что ракшаса его услышит и поймет. — Мы с тобой в расчете. Оставим все как есть. Пока. Но если ты опять покусишься на меня или моих близких, я вернусь, и уже не с бутылками из-под «Снэпла».

Джек пошел к тропе, все время оглядываясь назад и не веря своему счастью. Ему казалось, что, если он повернется к поляне спиной. Меченый тут же вынырнет из-под песка и набросится на него.

Выйдя на тропу, Джек прихрамывая зашагал назад. Бросив прощальный взгляд на поляну, он увидел сквозь смыкающиеся ветки большую массивную фигуру, стоящую на песке и обозревающую свои новые владения. Но едва он остановился, как она сразу же исчезла.

 

5

Возвращаясь, Джек сбился с пути. Его поражение и последующее бегство так обескуражили его, что он потерял способность ориентироваться. Низкая облачность усугубляла проблему. Тропа то и дело разветвлялась, и без солнца было нелегко сохранять восточное направление.

Джек позвонил Наде и сказал, что возвращается. Она с облегчением вздохнула. Когда он выйдет на шоссе, то позвони г ей снова.

Но там его могут задержать с оружием, которое засветилось в кровавой мясорубке в ГЭМ, а это уж совсем ни к чему. Вытащив из кармана свой «П-98», он открыл затвор, вытащил обойму и ногтем большого пальца стал по одному выщелкивать патроны, посылая их во все стороны. Пустую обойму он вставил обратно. Потом зырыл ямку в песке, опустил туда пистолет и разровнял песок ногой.

На пистолете, конечно, остались отпечатки его пальцев, но, когда пройдет парочка дождей, эта проблема решится сама собой. Да и кто найдет его в такой глуши.

Джек двинулся дальше, посвятив остаток пути размышлениям.

Игра проиграна.

Он тяжело переживал поражение, хотя все было не так уж плохо. Надя и ее жених спасены; Драгович больше не будет преследовать Джиа; через пару недель «берсерк» превратится в безобидный порошок, и его не смогут больше производить; он порадовал человека по имени Сол, и даже больше, чем тот ожидал; и на всем этом он еще неплохо заработал.

Но мысль о том, что Меченый гуляет на воле, застряла у него в мозгу, как кость в горле, которую невозможно ни проглотить, ни выплюнуть. Он чувствовал, что обязан предупредить людей о том, что в сосновых пустошах бродит нечто большое и опасное. Но как? Сам он не мог публично объявить об этом, да и кто ему поверит?

Джек все еще пытался найти какой-нибудь выход, когда справа послышались голоса. Он свернул в ту сторону.

Вскоре кусты расступились, и он оказался на разбитой грунтовой дороге. На поляне стояли два джипа, рядом с которыми суетились четверо мужчин в возрасте от тридцати до сорока лет. Они деловито заряжали ружья и облачались в оранжевые жилеты. Машины у них были дорогие и самых последних моделей, оружие от «ремингтона» и «беретты». В общем, богатые джентльмены выехали пострелять.

Джек спросил, в какой стороне находится стоянка. Они показали налево. Мужчина со щегольской бородкой смерил его пренебрежительным взглядом:

— Кто это вас так? Не иначе, медведь.

— Хуже.

— Ходить так по лесу очень опасно, — наставительно сказал ему другой худощавый мужчина в очках. — Без яркого жилета вас могут случайно подстрелить.

— Да я уже выхожу на шоссе, — ответил Джек и, не удержавшись, спросил: — И на кого же вы собираетесь охотиться со всем этим арсеналом?

— На оленей, — ответил бородач. — Департамент охраны природы разрешил дополнительный отлов.

— Отлов? Звучит так, словно вы собрались на рыбалку.

— Возможно, особенно если учесть скорость, с которой они размножаются. Эти чертовы олени здесь косяками ходят.

— Сокращая их поголовье, мы им же приносим пользу. Это наш долг перед экологией, — с улыбкой добавил лысоватый мужчина.

Чуть поколебавшись, Джек все же решил предупредить эту компанию.

— Возможно, сегодня вам не стоит открывать сезон.

— Вздор, — отрезал лысый уже без улыбки. — Надеюсь, вы не из тех придурков, которые борются за права животных?

В воздухе запахло конфликтом.

— Я вообще не отношу себя к придуркам, приятель, — процедил Джек сквозь зубы. День только начинается, а у него уже горят тормоза. К счастью, мужчина отступил, крепче сжав ружье. — Я только хотел сказать, что здесь вас подстерегает большая опасность.

— Какая опасность? — ухмыляясь, спросил бородатый. — Неужто Джерсийский дьявол?

— Нет. Но это не то беззащитное травоядное, которое ложится и умирает, когда вы выпускаете в него десяток пуль. Сегодня, ребята, охотиться будут на вас.

— Как-нибудь справимся, — небрежно проронил худой.

— Вы уверены? — не успокаивался Джек. — Вы когда-нибудь охотились на зверя, который представлял бы для вас хоть какую-то опасность? Я вас предупреждаю: в этих лесах бродит существо, которое может дать вам огпор, и я очень сомневаюсь, что такие, как вы, смогут с ним справиться.

Худой забеспокоился. Он взглянул на своих друзей:

— А что, если он прав?

— Брехня! — бросил лысый. — Ты ведешь себя как баба, Чарли. Веришь какому-то бродяге, который заливает тебе про леших.

— Да, но...

Четвертый охотник поднял блестящий новенький «ремингтон».

— Джерсийский дьявол! Я не прочь с ним встретиться!! Такую голову стоит повесить над камином.

Все засмеялись и стали хлопать друг друга по плечу. Чарли присоединился к общему веселью. Он больше не сомневался. Джек пожал плечами и пошел прочь. Он сделал все, что мог.

Охотничий сезон. Джек невольно улыбнулся. Присутствие Меченого придавало этому словосочетанию несколько иное значение. Интересно, что скажут эти бравые охотники, когда обнаружат, что охота теперь ведется на них.

Есть ли хоть доля правды во всех этих легендах о Джерсийском дьяволе? Скорее всего, никакого дьявола в этих лесах никогда не было. Но теперь, черт побери, он здесь завелся.