Вольному воля

Виногоров Владислав

Это — ФАНТАСТИЧЕСКИЙ БОЕВИК. КАКИМ ОН ДОЛЖЕН БЫТЬ!

Это — увлекательные приключения двух друзей на межгалактических просторах.

Это — стремительное действие, по-настоящему «крепкий» сюжет и по-настоящему обаятельные герои.

Это — «Вольному воля».

Книга, которую ИНТЕРЕСНО И ВЕСЕЛО ЧИТАТЬ!

Не верите?

Прочитайте — и проверьте сами!

 

Глава 1

Мысли лениво ворочались в непослушном мозгу. Память медленно возвращалась. Адски болела голова, и хотелось пить. Всепоглощающая жажда заставляла действовать. Стэн ме-е-едленно встал с дивана и направился на кухню, его приятель Джейк уже находился там и жадными громкими глотками потреблял пиво из запотевшей бутылки. Лицо у Джейка было цвета молодой весенней листвы, а глаза напоминали кроличьи. «Интересно, — подумал Стэн, откупоривая бутылку пива для себя, — у меня физиономия такая же или еще хуже?»

— Ну как оно — ничего? — язвительно поинтересовался Джейк, закуривая сигарету.

— Не курил бы ты, — вяло ответил Стэн, — плохо же опять будет! Слушай! А у меня рожа тоже бледно-зеленая?

— Пойди сам посмотри в зеркало! — Джейк болезненно сморщился. — Ой, голова моя, голова!

— А я ведь предупреждал! — злорадно улыбнулся Стэн и пошел разглядывать себя в зеркале.

Против всякого ожидания, цветовая гамма лица была весьма приемлемой. Стэн мысленно похвалил себя за вчерашний отказ от последних трех порций и пошел умываться. День предстоял трудный, и начинался он мерзко.

* * *

Стэн поправил узел галстука и, изобразив на лице профессиональную улыбку дилера мелкой фирмы, вошел в офис «Галактических перевозок».

Молоденькая секретарша в громадных очках посмотрела на Стэна безо всякого интереса и тут же вернулась к дисплею компьютера. Это Стэна более чем устраивало, он огляделся и, обнаружив достаточно удобное кресло, со вкусом в нем устроился. Через некоторое время секретарша оторвалась от монитора и со скучающим видом осведомилась: «Что вам угодно?» Стэн встал и галантным жестом протянул секретарше визитку на имя Кристофера Марии Гарсиа Эсмиральдос, агента компании «Галахер и Ко».

— Это мне ни о чем не говорит, — веско ответила секретарша, это тоже входило в планы Стэна, он откашлялся и начал:

— Синьорита! Наша компания занимается торговлей так называемой движимой недвижимостью! Мы не особо афишируем нашу деятельность в силу специфики нашей работы, — он сделал внушительную паузу, — и, как вы понимаете, не собираемся делать этого и впредь, поэтому вы сейчас сообщите обо мне своему шефу и быстро проведете к нему в кабинет.

Несколько секунд Стэн любовался произведенным эффектом, после чего вернулся в облюбованное им кресло. Секретарша церемонно поклонилась и, покачивая бедрами, направилась в кабинет директора.

* * *

Директор оказался маленьким, начинающим лысеть субъектом, с манерами вкрадчивого хорька, во всяком случае, именно так Стэн охарактеризовал его для себя, когда увидел.

— Моя фамилия Руэл, Чарльз Руэл! Чем могу быть полезен?

— Я Кристофер Мария Гарсиа Эсмиральдос из компании «Галахер и Ко». — Стэн изобразил на лице официальную улыбку и пожал протянутую ему руку.

— Итак… — выжидательно произнес Руэл.

— Вот именно! — гордо сказал Стэн, смутив этим директора. — Мое руководство решило обратиться к вам, зная вашу репутацию просто безукоризненной компании. Вопрос у нас весьма щекотливый, и сейчас я объясню почему. Я надеюсь, ваша секретарша сообщила, чем занимается наша фирма? — После утвердительного кивка Стэн продолжил:

— Так вот нам необходимо зафрахтовать корабль и без лишнего шума переправить пятьсот — шестьсот тонн груза на одну из недавно приобретенных нами планет. Предпродажная подготовка, вы меня понимаете?

— Оплата?

— Мы согласимся на любую разумную цену!

* * *

Через полчаса Стэн выходил из офиса «Галактических перевозок», имея в дипломате все документы на фрахт дальнего тяжелогруза. Договор был подписан от имени «Галахер и Ко»…

* * *

Джейк нервно ходил по комнате и курил, две смятые пачки валялись на полу, а третья явно доживала свой век возле пепельницы. Открылась дверь, и в комнату вошел жизнерадостный Стэн.

— Ну? — раздраженно буркнул Джейк.

— Порядок! Бумаги у меня, погрузка началась час назад и закончится минут через двадцать, директор оказался просто замечательным человеком — таможенного осмотра не будет. Все.

Стэн сел в кресло и закурил. Он критически осмотрел Джейка и явно остался недоволен.

— Побрейся! В космопорту мы должны сойти за представителей солидной фирмы. И не напивайся пивом: во-первых, это пошло, а во-вторых, борткомпьютер космолета отключать тебе и не позднее чем через восемь часов.

— Не волнуйся! Хакну так, что ты и не заметишь, — самодовольно ухмыльнулся Джейк. — А пиво, как известно, краку не помеха.

— Дай-то бог, — без всякого энтузиазма ответил Стэн.

* * *

Пятнадцатью минутами позже оба молодых человека, элегантно одетые и выбритые, спускались в подвал своего дома. Джейк повернул за угол и щелкнул выключателем, помещение залил неяркий свет. Это была небольшая комната с низким потолком и бетонными стенами. Посреди комнаты стояло единственное кресло, к которому крепкими веревками был привязан человек в дорогом костюме. Рот его был залеплен лейкопластырем. Стэн подошел и, брезгливо поморщившись, резким движением сорвал его. Послышался негодующий вопль. Стэн еще раз поморщился, затушил окурок о ручку кресла в непосредственной близости от руки привязанного к нему человека. Это подействовало, пленник замолчал.

— Ну что же, господин Эсмиральдос, или, может, лучше сеньор?

— Вам это так с рук не сойдет! Если вы меня немедленно не отпустите — я.., я.., я даже не знаю, что с вами сделаю…

— Абсолютно ничего! — весело ответил Джейк. — Абсолютно ничего вы с нами не сделаете. А потому потрудитесь посидеть тихо и выслушать, что вам здесь скажут, потому что от этого зависит целость вашей шкуры. Вам ведь дорога ваша шкура?

Сеньор Эсмиральдос судорожно сглотнул и кивнул утвердительно.

— Вот и прекрасно, — произнес Стэн. — Значит, я сейчас быстренько ввожу вас в курс дела, а потом — порция наркотика (не волнуйтесь, эта штука с первого раза привыкания не вызывает) и я вас отпускаю.

Пленник с готовностью закивал головой. Друзья поневоле улыбнулись, увидев, как на лице сеньора Эсмиральдоса четко отразилось желание побежать в полицию.

— Пива не хотите ли? — осведомился Джейк.

— Не отказался бы. — Голос пленника слегка дрогнул.

— Не волнуйтесь, наркотик в инъекторе, а не в пиве, — сказал Стэн, — укола вы даже не почувствуете, а пиво — это для души.

Успокоенный этими заверениями, сеньор Эсмиральдос послушно выпил бутылку пива, которым Джейк поил его как из соски, развлекаясь при этом от души.

— Теперь о деле. — Голос Стэна посерьезнел. — Несколько часов назад мы зафрахтовали корабль в «Галактических перевозках» от вашего имени. Надо полагать, что сразу же после старта корабля от «Галахер и Ко» придет запрос: куда это вы собрались. Связаться они с вами, естественно, не смогут — вы еще будете спать. Когда вы проснетесь, полиция еще не будет точно знать о вашем местонахождении, поэтому поторапливайтесь. Наверху вы найдете свой чемодан и некоторую сумму наличными. Этого вам хватит для того, чтобы сбежать на Аляру и там начать новую жизнь, — кстати, билет до Аляры в вашем чемодане.

— А почему я это должен делать? Я просто расскажу обо всем полиции, и не пройдет и суток, как вас изловят!

— Это, к моему большому сожалению, не совсем так. Во-первых, директор «Галактических перевозок» не захочет выглядеть законченным идиотом и в любом случае скажет, что приходили к нему вы, это ему потребуется для взыскания с вашей фирмы денег за угнанный нами корабль; во-вторых, даже если на минуточку предположить, что полиция вам поверит, в чем я лично глубоко сомневаюсь, то в дураках останется полиция — Амконикс слишком уж благополучная планета, чтобы на ней совершались нераскрываемые преступления! Так что вас накачают наркотиками и запишут на пленку ваши показания. Какими они будут — объяснять надо? Хорошо! Значит, чем быстрее вы смоетесь на Аляру — тем живее будете. С этим все ясно?

— Да! Подонки! Мразь! Я этого так не оставлю!

— Полегче на поворотах! Так можно и в кювет угодить. А что касается «не оставлю», так это по законам Амконикса через сто пятьдесят стандартных лет, вы уверены, что проживете так долго?

— Ладно, хватит с ним панькаться! — вмешался в разговор Джейк. — Слушай, ты, сморчок, — в устах Джейка это звучало просто смешно, Джейк был худ как жердь, а пленник весьма упитан, — все инструкции, как тебе покинуть эту планету, лежат у тебя в чемодане. Очухаешься — прочитаешь. Метода отработанная, так что проскочишь. Не послушаешься инструкций — будешь говорить с полицией. Ты с ней вряд ли общался, а мне приходилось, да и ему тоже. — Джейк кивнул на Стэна, который с интересом слушал своего товарища. — Так вот, ничего хорошего в этом общении нет, можешь поверить на слово.

— Может, не надо наркотиков, — взмолился сеньор Эсмиральдос, — я и так сам тихо посижу сколько надо, а?

— Надо, Кристофер, надо! — И Стэн ловко сделал несчастному агенту инъекцию.

— Развяжи его, и пойдем, мы и так задержались, — бросил Стэн Джейку и заспешил наверх.

* * *

Корабль уже ждал на стартовой площадке. Этот транспорт мог перевозить не только грузы, но и людей, а это как нельзя больше устраивало Стэна. Он не собирался перевозить на нем людей сейчас, но перспектива продать транспорт как пассажирский лайнер была соблазнительной. Они с Джейком задумали эту операцию уже давно. Но осуществить ее каждый раз не удавалось по тем или иным причинам. То Джейк вдруг ни с того ни с сего уезжал неизвестно куда и неизвестно зачем, то Стэн вдруг ни с того ни с сего решил обзавестись семейным очагом (справедливости ради стоит отметить, что события эти происходили в обратной последовательности, но Стэну нравилось думать именно так). В общем, у Стэна ничего не вышло, не такой он человек, чтобы сидеть на одном месте и послушно заниматься домашним хозяйством, а Джейк в очередной раз оказался на мели, и — о чудо! — друзья снова встретились. План был предельно прост, и как до него никто не додумался раньше, просто не укладывалось в голове. Купить небольшой домик возле космопорта вовсе не составляло труда, а «вычислить» и подпоить агента достаточно крупной компании по торговле движимой недвижимостью на Амкониксе было делом двух дней. Сразу после этого Стэн явился в офис крупнейшего химического концерна планеты и за треть стоимости пообещал вывезти с планеты 500 — 600 тонн высокотоксичных отходов. Так как хранилища концерна были уже просто переполнены, сделка состоялась, и лично директор концерна позаботился о том, чтобы контейнеры невозможно было отличить от таких же для перевозки удобрений. Но если плата за вывоз отходов только возместила расходы на подготовку операции, то стоимость такого корабля на той же Сцилле позволяла всю оставшуюся жизнь провести на курортах, ни о чем не заботясь.

Стэн удовлетворенно улыбнулся. Операция подходила к решающей фазе, а это действовало на Стэна, как вид наркотика на наркомана. Еще несколько минут, и корабль будет в их полном распоряжении! Это был один из тех моментов, ради которых стоило жить. Стэн посмотрел на Джейка, тот нервно курил и свободной рукой теребил галстук.

— Не психуй. Прорвемся! — подбодрил товарища Стэн.

— А ты уверен, что достаточно вкатил этому горе-бизнесмену? — вместо ответа спросил Джейк.

— Более чем. Антидота от этой дряни не существует, а полуторная доза уложит его баиньки часа на четыре, если не на все пять, даже принимая во внимание его вес. Кроме того, у этого наркотика есть еще одно мерзкое качество — еще с полчасика после того, как человек уже полностью отошел, у него из рук вон плохо работает вестибулярный аппарат. Так что если этот баран доберется до корабля, на который у него билет, — считай, что ему повезло. Впрочем, хватит. Вон, кажется, и капитан.

Капитан дальнего тяжелогруза являл собой весьма живописную картину: начать хотя бы с того, что у него была абсолютно боксерская физиономия, украшенная смотрящим в сторону носом, одет он был в гавайку навыпуск и небесно-голубые бриджи.

— Приветствую вас, джентльмены! — Низкий голос капитана, казалось, заполнял собой все свободное пространство. — Я капитан Юон. На «Крабе» мы будем втроем, так что привыкайте к моему обществу. Сразу успокою: дурных наклонностей, кроме храпа, за мной не водится. Но этого вы не услышите, так как кают хватает на всех, даже с избытком.

— Простите, капитан, вы самостоятельно управляете такой махиной? — с деланным восхищением спросил Стэн.

— Тут нет ничего сложного. У меня такой компьютер — закачаешься!

Стэн, который сам очень неплохо водил космолеты, усмехнулся. Эка невидаль — сам корабль водит! Несколько лет назад всех потрясло сообщение о капитане крейсера, самостоятельно уничтожившего шесть пиратских кораблей, а тут сухогруз какой-то.

— Я в этом немного разбираюсь, — тем временем произнес Джейк. — А что у вас за компьютер?

— Компьютер? КОМ-24, слыхали о таком?

— Хорошая машина. Мощная…

— Ну ладно. Господа пассажиры, прошу в корабль и приятного перелета! — И капитан первым шагнул в лифт, поднявший всех троих внутрь корабля…

Отделка жилых помещений, конечно, мало напоминала каюты люкс в мощных пассажирских лайнерах, но это нисколько не испортило настроения похитителей. В конце концов, они угоняли не лайнер, а грузовик.

Капитан оказался человеком общительным и быстро провел экскурсию по кораблю, щедро сдабривая ее анекдотами и довольно плоскими шутками. По всему было заметно, что летать одному ему уже явно наскучило и общество двух бизнесменов его несказанно радовало. Стэн и Джейк неоднократно переглядывались с весьма злорадными улыбками. Они-то знали, какая участь ждет этот корабль. Но вот экскурсия закончена, люки задраены, пассажиры в перегрузочных ложах, капитан за пультом, а диспетчерская дает добро на взлет. Натужно завыли мощные двигатели, и гигантский корабль медленно оторвался от планеты и начал выход из атмосферы, чтобы лечь на заданный курс.

* * *

Сразу по выходе из атмосферы в динамиках раздался жизнерадостный голос капитана: «Перегрузки закончились. Пожалуйте в рубку, господа, пивка попьем».

— Сейчас, — сказал Стэн в интерком, — только от ремней освободимся и придем.

— Стэн, а как с ним поступим? — Джейк всегда отвратительно чувствовал себя в первые минуты полета и поэтому начинал задавать абсолютно несуразные вопросы.

— Как предусмотрено. В спасательную капсулу — и полный вперед к Амкониксу!

— Может, прямо сейчас, а? Ведь жалко, если с ним что случится. Хороший, по-моему, мужик, — гнул свое Джейк.

— Да успокойся ты! Ничего с ним не случится — поболтается несколько часов в спасательной капсуле, и вся недолга. Потом еще и приврет репортерам — героем будет. Расскажет, как один сражался с целой армией захватчиков. Выпутывайся быстрее, и пошли. Ты еще операционку компьютера просечь должен, а то точно придется этого Юона с собой брать.

Продолжая так же лениво переругиваться, друзья поднялись с перегрузочных лож и, держась за поручни, медленно поплыли в сторону рубки. Передвижение в невесомости имеет свои преимущества и свои недостатки, надо только приспособиться.

Когда Стэн и Джейк добрались до рубки, капитан, заметивший их, тут же широким жестом предложил занять два пустующих кресла справа и слева от него и включил искусственную гравитацию.

— Энергию, конечно, жрет, но терпеть не могу пить пиво в невесомости! Все время такое ощущение, что не в то горло полезет. Верно? — И капитан весело подмигнул Джейку, вид у которого был все еще кислый.

— Верно, — согласился Стэн. — Ну что, капитан, за знакомство!

— Давай! — Капитан Юон профессиональным жестом запрокинул бутылку надо ртом и вскоре с сожалением поставил ее в контейнер, правда, уже пустую. — Вы, ребята, продолжайте, а мне надо курс рассчитать, так что присоединюсь к вам, как выйдем в подпространство.

— А это скоро? — спросил Джейк.

— Часа через четыре, — с важным видом ответил капитан.

— Здорово, — мечтательно закатив глаза, произнес Стэн.

— Пока то да се, компьютер посмотреть можно? — осторожно закинул удочку Джейк.

— А почему нет? Вон напротив тебя монитор — включай и смотри. Машина мощная — хоть еще один обсчет маршрута запускай.

— Что, правда? — Стэн, тоже неплохо разбиравшийся в компьютерах, с детской наивностью уставился на капитала.

— Да за ради ж бога! К какой планете?

— Не знаю даже… А я наобум введу из каталога! — нашел решение Джейк и, быстро набрал восемь цифр.

— Ну и ладно, — добродушно пробасил капитан, — на досуге посмотрим, что там у тебя получилось.

Он уже перешел на «ты», но друзей это нисколько не смутило. Лететь вместе им оставалось от силы часа два.

* * *

— Как это в спасательную капсулу? Это, господа, не остроумно!

— Полезай, а то голову разнесу! — совершенно искренне пообещал Стэн. Он вообще был удивлен, как такой тугодум мог управлять таким кораблем. Ведь сплошь и рядом возникают ситуации, где нужна быстрота реакции, а этот уже целых пять минут не мог понять очевидного: надо убираться подобру-поздорову, иначе можно и головы лишиться.

Когда Джейк неожиданно наставил на Юона свой пистолет, тот решил, что это шутка. Впрочем, настроение у него заметно испортилось, когда с другой стороны он увидел «ствол» Стэна. Теперь же он ни за что не хотел понять, что он здесь лишний.

— Капитан, послушай! Или ты немедленно сядешь в спасательную капсулу и уберешься отсюда ко всем чертям, или ты полетишь в свободном полете непосредственно в сторону местного солнца, но с дыркой в голове. Выбирай.

— У тебя есть три минуты, — жестко предупредил Джейк, — потом мне надо в рубку, сам понимаешь: переход в гиперпространство. Но к этому моменту тебя здесь быть не должно. И не будет, причем в каком виде, зависит полностью от тебя. Ты все понял?

Капитан взвыл совершенно дурным голосом и полез в шлюпку. Задолго до этого Стэн тихонько включил еще один монитор и перепрограммировал хилый борт-компьютер спасательной капсулы на возврат к Амкониксу и включение ручного управления только на его орбите. Мигнула и погасла лампочка над шлюзом, и спасательная капсула, отделившись от корпуса «Краба», начала свой путь к Амкониксу.

Стэн медленно повернулся и направился в рубку, где Джейк к тому моменту уже полностью перенастроил бортовой компьютер под себя.

— С этим закончили, — сказал Джейк, увидев Стэна, — теперь на Энэм, а потом на Тибу.

— Да, ты прав. С этой частью действительно закончили, — Стэн устало вытер пот со лба и положил пистолет на пульт управления, — теперь еще это чертово дерьмо сбросить бы, и вообще хорошо будет.

А корабль стремительно набирал скорость, готовясь к гиперпространственному прыжку…

* * *

Огромное косматое солнце появилось как-то сразу, едва Стэн включил приборы внешнего наблюдения. Оно только что выбросило мощный протуберанец и теперь медленно втягивало его назад. Зрелище было потрясающее, но вызвало у Стэна не восхищение, а поток ругательств.

— Ты, полудурок несчастный! Ты хоть бы курс правильно рассчитал! Алкоголик чертов!

— Ну.., это.., как его.., погрешности при расчетах… — смущенно протянул Джейк, прекрасно видя, что ошибка целиком и полностью его.

— «Погрешности в расчетах», — передразнил друга Стэн. — Ты бы еще немного «погрешил», и как раз в короне и выскочили бы! Ладно! Отдай управление и марш к грузовому отсеку. Проследишь по телеметрии, что все сбросили, — и бегом сюда. Надо курс на Тибу прокладывать. Но имей в виду: на этот раз без «погрешностей»!

Джейк выругался и уныло поплелся к грузовому отсеку. Стэн перехватил на себя управление и уверенно начал разворачивать корабль кормой к местному солнцу.

Идея опять же была до предела проста. Если бы такое кто-нибудь попробовал провернуть официально, ему бы просто отвернули голову. Фигурально, разумеется, но то, что ни летать, ни заниматься серьезным бизнесом он бы уже никогда не смог, — это уж точно! А Стэн, не обремененный никакими морально-нравственными обязательствами, да и каким-либо уважением к законам тоже, просто хотел сбросить весь свой груз в сторону местного солнца, после чего благополучно полететь продавать корабль. Вся беда заключалась в том, что из подпространства они выскочили слишком уж близко от звезды, а это здорово затрудняло маневрирование.

Стэн взялся за джойстик и медленно начал разворачивать транспорт кормой к светилу. Корабль слушался управления плохо: сказывалось притяжение солнца. В конце концов после серии маневров Стэну удалось более или менее точно направить отверстие люка в сторону солнца, и он тут же связался с Джейком по интеркому.

— Ну и болтало же меня здесь! — сразу же недовольно проворчал Джейк, когда его лицо появилось на экране. — Поаккуратнее не мог? А еще пилот первого класса! И как тебя в Восьмой Бригаде к стенке за такие маневры не поставили?

— Заткнись! Ты бы еще ближе от солнца вынырнул! Как телеметрия?

— Норма. Люки могу открывать хоть сейчас.

— Воздух стравил? Нет? — По лицу Джейка было видно, что об этом он явно не подумал. — Страви! Мы слишком близко от солнца, твоими, между прочим, стараниями, так что может при открытии люков и загореться!

— Понял. Стравливаю.

Лицо Джейка на некоторое время исчезло с экрана, а из динамиков донесся звук включаемых насосов.

— Давай быстрее! — поторопил друга Стэн. — Думаешь, легко в таком положении корабль держать?

— Не знаю, — ответил Джейк, теперь в экране была видна только его шевелюра, он явно возился с пультом шлюза, — мне еще минуты две-три…

— Две-три — можно! Но ни секундой больше! Поторапливайся!

Стэн отвернулся от интеркома и устало посмотрел на экраны. Сейчас были включены все три. Центральный был разделен на двенадцать частей — это работали обзорные камеры, на левом шел непрерывный поток цифр, который выдавали датчики двигателя и остальных систем корабля, здесь все было в пределах нормы. Третий экран был настроен на стандартную волну связи, сейчас он молчал. «Хорошо я все-таки выбрал место сброса», — похвалил себя Стэн. И он был прав: Энэм, четвертая планета солнца Атари, был колонизирован относительно недавно. Ходили слухи, что в процессе колонизации было полностью истреблено местное население, но ни доказать, ни опровергнуть их никто не мог, поэтому никаких репрессивных санкций со стороны правительства Конфедерации к колонистам применено не было. Относительно небольшое время, прошедшее с момента колонизации, позволяло надеяться, что достаточно мощных (и, как следствие, достаточно дорогих) систем обнаружения в космосе у планеты просто нет… Размышления Стэна были прерваны Джейком. Его лицо опять появилось в интеркоме и имело весьма злой вид.

— Ты что там заснул, что ли?

— Нет, а что?

— Да так, ничего. Разблокируй шлюз грузового отсека, тормоз!

— Сейчас.

Стэн пододвинул к себе клавиатуру и нажал несколько клавиш. На левом экране загорелась надпись: «Опасность! Блокировка грузового шлюза снята!»

— Порядок, — обратился Стэн к Джейку. — Начинай разгрузку.

— Поехали! — И Джейк с силой нажал на рычаг открытия грузового шлюза.

Стэн довольно ухмыльнулся. Сейчас механические погрузчики начнут выталкивать контейнеры, придавая им некоторое ускорение, и уже через несколько недель они достигнут Атари. Масса, конечно, довольно большая, но не по сравнению с массой солнца, так что никто ничего и не заметит. «Надеюсь, нам не подсунули парочку термоядерных бомб, — подумал Стэн, — а то это уж точно заметят». Разгрузка шла успешно, Стэн смотрел на левый монитор, где сейчас схематически был изображен грузовой отсек, он стремительно пустел.

* * *

Оставалось минут десять до конца разгрузки, когда ожил правый экран. Стэн инстинктивно дернулся. Это еще что? Интересно, кто с ними мог связываться в этой глуши? Первая реакция уже прошла и Стэн взял себя в руки. Камера, передающая его изображение, была заблаговременно отключена, поэтому Стэн позволил себе некоторое время созерцать человека в форме, который яростно щелкал какими-то переключателями на своем пульте, видимо, считая, что не имеет изображения из-за собственных неполадок.

— Джейк, как там у тебя? — Стэн наклонился к интеркому.

— Все нормально, а что?

— У нас, похоже, неприятности. Ты можешь ускорить разгрузку?

— Наверное, могу. А что случилось?

— Со мной кто-то пытается связаться по внешней связи, не отключайся, я сейчас разверну камеру так, чтобы и тебе было видно. — Стэн приподнялся в кресле и повернул камеру так, что Джейку стал виден правый экран. Джейк, присвистнул.

— Это кто-то из твоих знакомых? — осведомился Джейк.

— Да нет, вижу первый раз…

В это время человек в форме наконец понял, что у его визави просто выключена камера, и зло заговорил:

— Немедленно включите камеру! И немедленно представьтесь! Автоответчик вашего корабля молчит. Если так будет продолжаться еще пять минут, я возьму эту посудину на абордаж!

— У нас авария, — произнес Стэн, слегка задыхаясь, — отказала блокировка грузового шлюза и что-то с системой опознания, а вы кто, собственно?

— Я лейтенант Жужик, Патрульная Служба Энэма, с кем имею честь?

— Вляпались! — прокомментировал Джейк по интеркому.

— Заткнись! — бросил ему Стэн. — Когда закончишь?

— Да уже закончил. Сейчас шлюз закрою, и все.

— Закрывай и бегом сюда! — прошипел в интерком Стэн и сразу же ответил лейтенанту:

— Это корабль «Рак», а я капитан Авось. Большая просьба: не приближайтесь слишком близко, пока я не проверю реактор!

— Да, разумеется, капитан! Но держите меня в курсе, кстати, а что вы везли?

В рубку вбежал запыхавшийся Джейк. Бросив взгляд на монитор, на котором светилось участием лицо лейтенанта, Джейк плюхнулся в кресло и быстро забарабанил по клавиатуре. На левом экране загорелось: «Маршрут введен. Курс — Тиба. Три минуты до начала разгона».

— Что мы везли? — переспросил Стэн. — Везли шестьсот тонн высокотоксичных отходов! Можешь начинать собирать, сопляк!

Лейтенант Жужик аж подпрыгнул от негодования.

— Вы арестованы! — совершенно дурным голосом завопил он. — Немедленно заглушить реактор!

— Да пошел ты! — вяло ответил Стэн, почувствовав знакомую вибрацию корпуса: заработали маршевые двигатели.

Джейк молча показал на точку на радаре. Судя по всему, храбрый лейтенант Жужик собирался в погоню.

— Дать по нему из противометеоритных? — с надеждой в голосе спросил Джейк.

— Успеешь! — ответил Стэн, прибавляя скорости.

Транспорт начал разгон, готовясь к гиперпространственному прыжку. Патрульный корабль, обладавший значительно менее мощными двигателями, пытался преследовать. Начиналась игра на опережение. Стэн судорожно стиснул джойстик левой рукой, а правой постоянно нажимал на клавишу увеличения мощности. Вероятнее всего, тем же самым был занят и лейтенант Жужик, лицо которого исчезло с экрана. На нем теперь был лишь убогий вид рубки патрульного корабля.

* * *

— Приятно все-таки! — произнес Стэн, откидываясь в кресле. — А этому Жужику командование, наверное, пистон вставит…

— Ты же говорил, что Энэм — недоразвитая планета! Как же они тогда нас нашли? — ехидно поинтересовался Джейк. Они находились уже в гиперпространстве и поэтому позволили себе расслабиться.

— А черт его знает, — неохотно ответил Стэн. — Может, не мы первые, кто сбрасывает около них всякую гадость? Тогда они ее собирают, а там могли быть и старые приборы… Вот и сконструировали себе что-нибудь… Слушай, не забивай себе голову всякими глупостями и открой лучше пива. Контейнер около тебя.

— А ты хоть знаешь, что по их законам нам грозило? — не унимался Джейк, хотя бутылку Стэну передал.

— Да откуда же я это могу знать? — возмутился Стэн. — Тебе интересно? Вот монитор! Посмотри, что в базе этого компьютера есть по Энэму. А я пока поиграю.

Джейк тут же последовал совету Стэна и с интересом углубился в чтение, а Стэн тем временем загрузил на соседнем мониторе свою любимую игрушку и начал с наслаждением расправляться с разнообразными монстрами.

— Отвлекись от этой мясорубки! — с негодованием сказал Джейк, тряся товарища за руку.

— Отстань! Сейчас эту тварь добью, и сделаем перерыв. — Стэн уверенно выпустил в монстра еще одну ракету, и тот подох. — Ну что там у тебя? — недовольным голосом осведомился он у Джейка.

— Смотри! Мы нарушили семьдесят два закона этой планеты. — Джейк задумался, подсчитывая. — Суммарно на четыреста пятьдесят стандартных лет работы на местных рудниках!

— Впечатляет. Что-то мне не хочется попадать туда еще раз.

— Мне тоже, — весело ответил Джейк. — Но следующего раза, я надеюсь, не будет!

— Ладно, плюнь! Загружай то же, что и у меня, и погоняемся друг за другом. Проверим, сколько раз я тебя подстрелю.

— Это еще кто кого! — вознегодовал Джейк, входя в ту же игрушку и настраиваясь продемонстрировать Стэну, как надо играть на самом деле.

Четырнадцать часов перелета до Тибы прошли незаметно. Друзья играли в компьютерные игры, ели, пили и болтали. За все время, пока они осуществляли свой план, прокол был один, и то несущественный. Это позволяло надеяться, что и в дальнейшем судьба будет к ним благосклонна.

А «Краб» тем временем стремительно приближался к Тибе.

* * *

Когда англичане, французы и голландцы открыли для себя возможность грабить испанские галионы в Карибском море, им потребовалось место, где можно было бы сбыть добычу, не рискуя иметь неприятности с властями. Как известно, таким местом стал остров Тортуга. Там особо не интересовались тем, откуда товар и каким путем он к тебе попал. Главное, чтобы на него был спрос. К тому моменту, когда народы, населяющие Галактику, уже неплохо знали друг друга и вовсю торговали между собой, тоже потребовалось место, подобное Тортуге. Не составит труда догадаться, что этим местом стала Тиба.

Колонизация Тибы проходила в несколько этапов. И виной тому была не нерадивость первых колонистов, памятник которым до сих пор стоит в космопорту планеты, а мерзкие особенности местной флоры и фауны. Не вдаваясь в подробности, можно только сказать, что большая часть местных видов предпочитала размножаться с помощью спор, а попадая в человеческий организм, они начинали стремительно развиваться. Хорошо еще, что первые колонисты оставили записи об этой пакостной особенности и перед второй волной колонизации планету в течение полувека систематически обрабатывали гербицидами. Теперь это была почти полная копия Земли, разве что без наиболее опасных представителей животного мира.

Пиратство, как его представляет себе большинство людей, в Галактике не очень возможно. Благодаря тому, что все пространство буквально напичкано приборами слежения и патрульными кораблями. Кроме того, нельзя не учитывать, что все без исключения суда оборудованы противометеоритными батареями, которые с успехом можно использовать против агрессора. Но, несмотря ни на что, такое все еще встречается. Хотя большой прибыли это не приносит, но жить позволяет..

Большее распространение получила другая разновидность грабежа: налеты на не особенно технически развитые планеты. В основном грабятся рудники и сельхозсклады. В общем, все, что может быть куплено на Тибе. Здесь же можно прикупить и списанное (законно и не очень) армейское оборудование, более или менее приличное судно, нанять охотников, грабителей и многое другое. Власти смотрят на это сквозь пальцы, если получают свою мзду. Большие скандалы на Тибе редки, но и зевать не стоит. Именно к этой планете и подлетал сейчас «Краб», пилотируемый Стэном и Джейком.

* * *

Сразу после выхода из гиперпространства Стэн перехватил управление у автопилота и, выведя корабль на дальнюю орбиту, послал запрос на Тибу о посадке. Ответ пришел через десять минут. Центральная диспетчерская Тибы спрашивала, требуется ли отдельная стоянка. Стэн ответил утвердительно. После еще десяти минут ожидания «Крабу» был выделен посадочный коридор и стояночное место.

— Садимся. Марш в перегрузочное ложе! — скомандовал Стэн, и Джейк, бурча себе под нос нехорошие слова в адрес Стэна, гравитации, посадок и всего такого прочего, пошел пристегиваться.

Пальцы Стэна забегали по клавиатуре борткомпьютера. На левом мониторе высветился курс и запрос на подтверждение правильности. Стэн еще раз пробежал глазами по колонкам цифр, убедился, что все правильно, и нажал ввод. «Краб» грациозно развернулся и медленно направился к планете.

— Искусственную гравитацию отключи! А то гахнется при посадке, — послышался в интеркоме недовольный голос Джейка.

— Ага. Спасибо, что напомнил. — Стэн весело подмигнул Джейку, смотрящему на него с экрана с весьма кислым выражением лица. — Не кисни. Через полчасика сядем и сразу в бар. Договорились?

— Договорились, договорились. Начинай уже, а то у меня клаустрофобия начнется! — ответил Джейк, закатывая глаза и всем своим видом демонстрируя начало этой самой клаустрофобии.

Стэн щелкнул тумблером, отключая искусственную гравитацию, и тут же всплыл над креслом.

— Во-во-во! — радостно откомментировал увиденное Джейк. — Что и требовалось доказать! Пристегнулся бы, что ли. Неохота тебя со всей рубки смывать…

— Да пошел ты, — беззлобно огрызнулся Стэн, водружая себя назад в кресло и пристегиваясь к нему ремнями. — Поостри еще немного — ускорения в атмосфере поддам. Перегрузочное ложе сам отмывать будешь.

— Ну все, молчу, молчу. — Джейка передернуло от такой перспективы. — Шутки шутками, а ты смотри не отчебучь чего-нибудь такого на самом деле. Кто тебя знает, что у тебя на уме?

— Никто не знает… Ладно, приготовься, входим в атмосферу.

Корабль пару раз тряхнуло, а затем начался плавный спуск. Стэн взглянул на монитор. Перегрузки были незначительные, но Джейк стенал так, как будто попал под десятерную. Стэн с раздражением выключил интерком, предварительно сказав: «Что-нибудь случится — звони!» — и сосредоточил все внимание на показаниях приборов. Корабль вел себя выше всяких похвал, и это не могло не радовать.

Вскоре на мониторе загорелось предупреждение, что управление кораблем берет на себя автолоцман планеты, и Стэн позволил себе расслабиться. Еще несколько минут свободного падения, и взвыли посадочные двигатели. «Краб» на секунду завис над бетоном гигантского поля космодрома, а потом грузно опустился на опоры. Стэн включил интерком, полюбовался блаженствующим выражением на лице Джейка и, невольно улыбнувшись, произнес:

— Вставай, хватит балдеть.

— Отстань! Мне хорошо! Наконец-то прибыли! Ура-а-а!!!

— Да не ори ты, интерком сломается. — Стэн невольно улыбнулся. Он и сам не очень любил посадки, но с другой стороны — а куда от них денешься?

На левом экране замигало сообщение о присоединении лифтовой шахты. Стэн дал разрешение и, бросив в интерком: «Вставай, лежебока, таможня пожаловала», направился к переходной камере встречать гостей.

Таможенный офицер оказался сама любезность. Перво-наперво он осведомился о здоровье прилетевших и о том, не нужна ли помощь. Дело в том, что физиономия Джейка все еще была слегка зеленоватая после посадки.

— Не волнуйтесь, офицер, со мной всегда так после посадки или взлета. За что я их, собственно, и ненавижу, — тут же сказал Джейк.

— Я их и сам, честно говоря, недолюбливаю. Но, надеюсь, что на нашей гостеприимной планете вы сможете прекрасно отдохнуть! А теперь, если не возражаете, к делу! Цель вашего визита?

— Коммерция, — ответил Стэн.

— Привезли что-нибудь? — Улыбка на лице офицера засверкала сильнее позолоты на его мундире.

— Да, этот корабль.

— Вы хотите его продать?

— Разумеется!

— И есть покупатель или вам требуется консультация?

— Благодарю вас, — ответил Стэн, улыбаясь уж никак не менее радушно, чем таможенник, — покупатель имеется.

— Ну что ж, не смею вас больше задерживать. Приятного вам времяпрепровождения и удачной сделки.

Таможенник взял под козырек и, щелкнув каблуками, скрылся в лифте.

— Ну вот мы и на Тибе! — шутливым тоном произнес Стэн. — Пошли пропустим по стаканчику за удачное приземление.

— Пошли. Горло промочить не помешает.

Друзья спустились вниз и, закрыв лифт личным кодом Стэна, отправились искать бар. Операция, почти без сбоев проведенная молодыми людьми, вступала в завершающую фазу.

 

Глава 2

— Еще по одной? — Официант был сама любезность. И неудивительно: не часто попадаются клиенты, которые так щедро платят!

— Нет, хватит… А скажите, любезнейший, как бы нам такси…

— Не извольте беспокоиться, сию секунду!

Официант исчез в мгновение ока.

— Господи! Где только не был, а официанты одни и те же, — раздраженно произнес Стэн.

— Ты этого знаешь? — Джейк слегка осоловел и поэтому предыдущей фразы не понял.

— Да нет, конечно, впервые вижу. Но манеры одни и те же.

— А-а-а, ты об этом. Ну да, так ведь и клиенты одни и те же!

— Профессионал! Во всем-то ты разбираешься.

— Ладно тебе! Побыл бы ты в моей шкуре, я б на тебя посмотрел еще.

— Не заводись, — сказал Стэн примирительно, — сейчас пойдем в гостиницу, отоспимся… Только девок, пожалуйста, сегодня не цепляй, знаю я тебя!

— Ладно, сегодня отсыпаемся, а завтра будем искать кого-нибудь со Сциллы. Может, повезет: не придется здесь долго торчать?

— Завтра нам с тобой надо будет два пулемета купить, — наставительно сказал Стэн.

— Это зачем? — Джейк был явно заинтригован.

— По той причине, что мы сегодня дали объявление о продаже. А это значит, что клиент повалит валом, и если отбиваться только одним пулеметом, то у него быстро ствол перегреется!

— Ну и шуточки же у тебя! — Джейк покачал головой. — С клиентом нежно надо…

— Я не проститутка, чтобы с клиентом нежно, — передразнил товарища Стэн. — Мне с него надо побольше снять и поменьше его видеть!

Этот интересный и содержательный диалог был прерван официантом, сообщившим, что такси ждет. Стэн рассчитался за обед, буркнул «Сдачи не надо» и вслед за Джейком вышел из ресторана.

* * *

Отель «Тиберий Август» гордо возвышался над деловой частью гигантского мегаполиса, который обслуживал космопорт. Стэн и раньше бывал на Тибе и не раз прятал в усы ухмылку, глядя на название отеля. В рекламных проспектах прозрачно намекалось, что планета получила свое название именно в честь великого императора древности. На самом деле именно так звали шлюху, с которой во время открытия планеты спал капитан корабля-разведчика. Полное имя сей представительницы древнейшей профессии не сохранилось, так Тиба и осталась Тибой. Впрочем, большинству приезжающих, да и местных жителей было абсолютно наплевать — лишь бы деньги были.

Погода стояла просто изумительная, и друзья, отпустив такси в квартале от отеля, решили пройтись пешком. Джейк периодически приостанавливался и цокал языком, глядя на проходивших мимо красоток, так что Стэну приходилось почти силой заставлять его продолжать движение.

— Да прекрати ты! Не об этом сейчас думать надо. Вот продадим корабль, получишь свои семь с половиной миллионов, рванешь на полгодика на Сабу, окружишь себя такими же вот кошечками и будешь резвиться в свое удовольствие! Потом, понятное дело, вернешься с голым задом и еще что-нибудь провернем. А сейчас не расслабляйся!

Но лицо Джейка уже приобрело мечтательное выражение. Похоже, он представлял себя в окружении этих самых кошечек и раздумывал, что он с ними будет проделывать.

Стэн тяжело вздохнул и потащил приятеля дальше. «Ой, какой же он несерьезный все-таки! — подумал Стэн. — А ведь я когда-то тоже так расслабился». Развивать эту тему Стэн не стал. Воспоминания были не из приятных. Тогда ему просто чудом удалось унести ноги. А шрам на плече постоянно напоминал о существовании огнестрельного оружия. Это, конечно, не армейский лучемет, но с другой-то стороны, на любой более или менее цивилизованной планете (за исключением, пожалуй, диковатого пограничья) имеются детекторы использования лучемета. И почти везде это карается смертью, а кое-где и похуже — урановые рудники.

До отеля оставалось метров двести, когда Стэн почувствовал неладное. В дальнем конце улицы натужно выла турбина автомобиля, идущего на явно недозволенной скорости. Послышались негодующие женские визги. Стэн как бы невзначай опустил левую руку под пиджак и нащупал рукоять пистолета. Конечно, ношение огнестрельного оружия без лицензии не особо поощрялось, но, по статистике, каждый второй тибиец был вооружен, поэтому перед тем как применять оружие здесь, думали десять раз — можно же и в ответ получить. Автомобиль тем временем стремительно приближался. Это был «тиберий» последней модели (ох и любят же такие названия на Тибе!). Стэн дернул за рукав Джейка, который негодующе заорал: «Ну чего?!!» — и молча ткнул пальцем в приближающуюся машину. В этот момент автомобиль резко затормозил, боковое стекло опустилось и оттуда высунулся ствол автомата. Стэн уже летел на землю, увлекая за собой Джейка и выхватывая из кобуры пистолет.

Очередь, просвистевшая над их головами, целиком ушла в витрину магазина. Витрина оказалась бронированной, и по улице завизжали рикошеты. Стэн выстрелил. В том, что покушались на них, он уже не сомневался. В «тиберий» кто-то вскрикнул, и машина сорвалась с места.

— Ничего себе, сказал я себе! — сказал вконец обалдевший Джейк, поднимаясь на ноги и отряхивал брюки.

— Да, я был не прав, — произнес Стэн, заталкивая пистолет назад в кобуру.

— В чем это ты был не прав? — осведомился Джейк.

— Пулеметы надо было покупать сегодня. Пошли отсюда, хватит мишенями работать!

* * *

Стэн сидел в глубоком кресле и цедил виски из высокого стакана. Джейк развалился на диване и в самых непристойных выражениях описывал тибскую гостеприимность. Стэну это нисколько не мешало. Он механически поддакивал, но думал о другом. На планете они всего несколько часов, а тут такое! В свои прошлые приезды Стэн здесь врагов вроде бы не наживал. Во всяком случае, таких, которые могли бы пустить очередь из автомата. То, что Стэн служил в Галактическом Патруле и был даже офицером запаса, не знал никто, кроме Джейка. Джейк был все время у него перед глазами, да и не в его это стиле — подставляться самому. Кроме того, Джейка он знал уже не первый год и доверял ему, как себе. Их связывало нечто большее, чем приятельские отношения, это была настоящая крепкая дружба, проверенная во многих передрягах и неприятностях. Отследить их не могли. На Амконикс они прибыли под чужими именами и, по официальным данным, все еще находились там. Здесь они «засветились» только на таможне и давая объявление. Таможенник заинтересован в официальной продаже — он получит премию. Гоняться за одноразовым заработком с риском потерять все он не будет. Не имеет смысла рисковать, если за три года можно заработать такую же сумму. Информагентство вообще ни в чем не заинтересовано. Им лишь бы клиент платил за объявление, а чем он занимается — никого не волнует. Значит, кто-то получил информацию не совсем законно и теперь пытался их убрать. Или запугать. В последнее не очень верилось. С помощью автоматов не пугают, а убивают.

— Джейк, помолчи минуточку! Скажи мне, а ты последнее время ни с кем так здорово не ссорился?

Джейк обалдело посмотрел на Стэна.

— А чего ради? Денег больших через меня давно не проходило…

— А из-за девок?

— Вот еще! — Джейк изобразил презрительное негодование.

— Ты мне здесь не выламывайся! Ты точно туда, куда не надо, что не надо не совал?

— Ты это о чем?

— Сам знаешь о чем! Ну?

— Да нет, вроде последнее время не очень, а что?

— Думаю. Из-за чего нас пришить пытались?

— Может, попугать?

— Пугают не так. Скажем, нанимают человек пять здоровых жлобов или еще что-нибудь в этом роде.

— А может, сциллийцы? Это вообще в их стиле.

— Много ты с ними общался!

— Да, к сожалению, приходилось.

— А ты никого из них не задел как следует?

— Нет.

Большего из Джейка все равно выжать было нельзя, и Стэн погрузился в собственные мрачные мысли. Если на них началась охота (хотя из-за чего бы?), то лучше побыстрее все закончить и сматываться. А жаль. Стэн давно хотел посетить экваториальные области Тибы. Там, говорят, такие пляжи! Но с этим, видно, придется обождать. Стэн отпил еще из своего стакана и стал думать. Кому они все-таки могли помешать? И, главное, так быстро!

Размышления Стэна были прерваны стуком в дверь. Они с Джейком переглянулись и молча сняли с предохранителей пистолеты. Джейк опустил свой под подушку дивана, а Стэн спрятал руку с оружием под стол.

— Войдите, — сказал Стэн и весь напрягся.

Дверь приоткрылась, и на пороге показался субъект, в котором с первого взгляда можно было узнать сциллийца. Темные кудрявые волосы, нос с горбинкой и очень смуглая кожа. Одет он был в костюм военного покроя, а выправка выдавала в нем профессионального военного.

— Добрый вечер, господа! — сразу затараторил незнакомец. — Разрешите представиться: я — Роко Лачини. Торговый представитель «Лачини интерпрайзес».

— Очень приятно, — сказал Стэн не вставая, — чем обязаны?

— Я тут слышал, что вы продаете транспорт. Это так?

— А откуда вы это слышали, любезнейший? — Стэн перешел на тон, которым обычно разговаривал с не в меру зарвавшимися официантами. Надо было долго знать Стэна, чтобы понять, что тон этот не предвещает для собеседника ничего хорошего. Джейк злорадно улыбнулся, сциллийцев он не любил.

— Ну-у-у.. Слухами земля полнится, — ухмыляясь, ответил Роко.

— Хорошо полнится, любезнейший, — продолжал Стэн, нимало не смутившись. — Да вот только объявление выйдет не ранее завтрашнего утра. Тогда и милости просим! А сейчас — мы отдыхаем…

— Но я предлагаю очень выгодные условия! Во-первых — наличные, во-вторых — сразу, в-третьих — без посредников и уплаты пошлины!

— Омерзительно! — подытожил Стэн. — Во-первых, любезнейший, — банк, во-вторых — официальное оформление сделки, и в-третьих — завтра!

— Может, это еще и ваш личный корабль? — издевательски спросил сциллиец.

— Может, и наш, — в тон ему ответил Стэн.

— Ну-у-у. — В голосе гостя послышалось разочарование. — А почему же вы его не продаете на Сабе или где еще? Там жирных котов хватает.

— Так как корабль мой, то где хочу — там и продаю.

— Я не спорю, но там можно взять и подороже.

— Я доверяю только местным банкам. Вы удовлетворены?

Переговоры явно заходили в тупик. Сциллиец уже понял, что с нахрапа ничего не получится, и явно был огорчен этим обстоятельством. Джейк развлекался, ему не нравились сами сциллийцы, и он был всегда очень не против посадить одного из них в лужу. Стэн ждал, когда этот Лачини, или как его там, ляпнет что-нибудь лишнее. И дождался.

— Но может, вы хоть мою цену выслушаете? — с надеждой в голосе спросил Роко.

Стэн благосклонно кивнул.

— Три миллиона галакредов! — на едином дыхании выпалил сциллиец.

— Не остроумно, — мрачно ответил Стэн.

— А больше никто не даст.

— Посмотрим, а теперь проваливай. — Стэн быстро извлек из-под стола пистолет и направил в голову Роко. — И если я тебя еще раз увижу, пеняй на себя.

— В следующий раз наши люди могут и не промахнуться. — Лачини медленно пятился к двери.

— В следующий раз убью не одного, а всех, кто будет в машине, — произнес Стэн и взвел курок. Этого оказалось достаточно. Сциллиец буквально растворился в воздухе.

— Что будем делать? — спросил Джейк.

— Я лично спать. А ты — читать местную прессу.

— Это зачем?

— Раз они так обнаглели, то у них тут очередная микровойна за сферы влияния. Найдешь, на кого работает этот, корабль мы продадим его конкуренту. Все, на сегодня с меня достаточно! Спать!

Стэн поднялся и проследовал в одну из спален, напевая себе под нос какой-то новомодный мотивчик и жутко фальшивя. Джейк проводил друга взглядом, запер дверь на ключ и уселся за монитор.

Джейк не был программистом или оператором компьютера. Во всяком случае, в том смысле, в котором это принято понимать. Он обычно занимался несколько другим аспектом компьютерной деятельности — взломом и несанкционированным доступом. Сейчас он решил, что не худо бы получить информацию «из первых рук», и ничтоже сумняшеся влез в центральный компьютер полицейского управления Тибы. Очень скоро он нашел то, что требовалось, и стал копировать к себе на диск. Закончив с этим, Джейк углубился в чтение.

* * *

Это читалось как детективный роман. Когда Джейк закончил, было уже далеко за полночь, но о потерянном времени он не жалел. Картина открывалась просто достойная кисти великого художника.

На Тибе никогда не было коренных жителей. Поэтому любой человек, прилетевший сюда и обзаведшийся хозяйством, считался таковым уже через пять лет. Как и везде, в Галактике такая практика привела к такому чудовищному винегрету из разнообразных наций, народностей и национальностей, что тибийцы уже сами слабо представляли, как должен выглядеть коренной житель их планеты. Единственные, кто значительно отличался в этом плане от всех остальных, были выходцы со Сциллы. Они жили обособленно, крайне редко вступали в браки вне своего клана. Медики Тибы были этим здорово встревожены. Ведь при таком смешении родственной крови неминуемо появляются разнообразные отклонения. Но это было не главное. Основным являлось то, что сциллийцы единственные, кто упорно не желал прерывать связь со своей воинственной родиной. Обычно эмигрант во втором поколении, может быть, еще и помнил свой родной диалект, но своей родиной считал Тибу. С этими же ничего подобного не происходило. Они оставались сциллийцами, и все тут. Наибольшее количество нераскрытых преступлений, камнем висевших на шее полиции, было совершено либо в местах проживания сциллийцев, либо косвенные улики указывали опять же на них. Депортировать их уже было невозможно, и полиции оставалось только терпеть и пытаться поймать кого-нибудь из них с поличным. Специально с этой целью был издан закон о высылке всей семьи провинившегося, но помогало это мало. Концов обычно было не сыскать.

Сейчас же у полиции появился шанс раз и навсегда избавиться от весьма неприятных гостей. Сцилла готовилась к войне. Природные ресурсы этой некогда богатой планеты изрядно истощились, и правительство готовило экспансию. Жертвой должен был стать один из молодых пограничных миров. Это тибийскую полицию волновало мало. Но на фоне этой подготовки обострилась клановая вражда между сциллийцами. Особо выделялись семейства Лачини и Вурдакио. Не секрет, что все военные закупки Сцилла делала через тибийский рынок, и оба эти семейства буквально вцепились друг другу в глотки, доказывая, кто из них больше пользы принес родине. Полиция же надеялась подловить и тех, и других на закупке неразрешенного вооружения и выслать всех к чертовой матери.

* * *

Когда Джейк закончил рассказывать Стэну о прочитанном, уже светало. Стэн задумчиво сидел на кровати и смотрел на стремительно светлеющее небо.

— Ты молодец! — наконец произнес он. — А где ты это все вытянул?

— Из компьютера центрального управления полиции, — радостно ответил Джейк.

— Я же тебя просил газеты почитать, а не полицейские компьютеры взламывать! А если тебя засекли?

— Вот еще! — презрительно хмыкнул Джейк. — Ты же знаешь, я за собой все очень хорошо подчищаю. Это не трабл.

— Ну ладно. И что прикажешь со всем этим делать?

— Не знаю. Можно подъехать к Вурдакио в офис и предложить свои услуги.

— Услуги, говоришь? А пошли они к черту! Сами приползут завтра, — и Стэн посмотрел на часы, — виноват, уже сегодня. Хорошо, ложись поспи, а там будет видно.

Джейк последовал совету Стэна и тут же скрылся в своей спальне, а Стэн отправился варить себе кофе. Он уселся на высокий табурет и задумчиво смотрел, как медленно поднимается пенка, потом выключил подачу энергии и, отставив джезву в сторону, чтобы напиток настоялся, закурил. Покурить натощак Стэн любил, правда, у него это редко получалось, но сейчас был тот самый момент, когда он себе это позволил. Было понятно абсолютно все, кроме вчерашних выстрелов возле отеля. Запугать, чтобы купить подешевле, — это более или менее понятно, но здесь была явная попытка убить.

Стэн налил себе кофе и закурил новую сигарету. Все это было настолько странно, что просто не укладывалось в голове. Джейк, конечно, выжал из полицейского компьютера информацию и о нападении на них. Но там не было ровным счетом ничего интересного: в полицейской сводке сообщалось, что неизвестный в угнанном автомобиле марки «Тиберий» — F97 пытался совершить покушение на двух неизвестных около отеля «Тиберий Август». Автомобиль с прошлой недели числился в розыске и был благополучно найден в двух кварталах от отеля. Внутри автомобиля был обнаружен труп мужчины тридцати — тридцати пяти лет. Причина смерти — пулевое ранение в голову. Труп не опознан. «А стрелять я еще не разучился, — злорадно подумал Стэн. — В любом случае надо как можно быстрее продавать транспорт и сматываться».

Стэн понял, что ничего более умного он уже все равно не придумает, и позвонил портье, чтобы принесли завтрак в номер. День предстоял трудный, и подкрепиться явно не мешало.

* * *

В десять часов утра в дверь номера постучал первый посетитель. Памятуя о вчерашнем, друзья держали пистолеты наготове и не без трепета смотрели на вошедшего. Это был здоровенный белобрысый детина, одетый по моде десятилетней давности и чувствующий себя весьма неуверенно. Стэн пригласил его садиться и спросил о причине визита. Что поделаешь, подначивать деревенщину из пограничных миров — а то, что парень был оттуда, и к бабке ходить не надо — являлось одним из любимых развлечений Стэна. Парень густо покраснел и сообщил, что ему требуется корабль. После короткой беседы выяснилось, что он рассчитывал на что-нибудь поменьше, он покраснел еще гуще и бочком вышел за дверь, не переставая извиняться. Клиенты шли бесконечной чередой. Одних не устраивал тоннаж, других — энергопотребление, третьих, как это чаще всего бывает, — цена.

К двум часам дня друзья решили сделать получасовой перерыв. Стэн выглянул за двери и попросил господ покупателей подойти через полчасика. Джейк тем временем позвонил портье и попросил принести обед в номер.

— Где же наши «друзья» Лачини? — иронически улыбаясь, спросил Стэн.

— По мне, так лучше бы мы продали «Краба» без них, — ответил Джейк.

В двери постучали. Стэн как раз подошел к гостиничному коммутатору, расположенному возле дверей так, что, когда двери открывались, человека, стоящего там, не было видно. «Входите!» — крикнул Джейк, усаживаясь на диван. Двери открылись, и в номер вкатился столик, а за ним вошел приземистый тип с поразительно сциллийской наружностью. «Кушать подано!» — произнес он, улыбаясь и в то же время ловким движением выхватывая из-под салфетки автомат с глушителем. Джейк замер с раскрытым от неожиданности ртом и.., и рукоять пистолета Стэна с силой опустилась на загривок мнимого гостиничного служащего. Сциллиец нелепо взмахнул руками, выронил автомат и грузно осел на пол.

— Рот закрой — ворона влетит! — сказал Стэн опешившему Джейку, все еще сидевшему на диване с открытым ртом. Услышав голос друга, Джейк таки закрыл рот и медленно приблизился к распростертому на полу убийце.

— Он умер? — Руки Джейка дрогнули. Не то чтобы он никогда не видел, как умирают люди, но такая перспектива его в данный момент явно не радовала.

— А ты предпочел бы, чтобы это был ты? — осведомился Стэн. — Нет, он не умер, он только оглушен и скоро придет в чувство. Да не стой ты как истукан! Закрой дверь на замок и принеси мне ремень.

— Ты что, его пороть собрался? — спросил Джейк, закрывая двери.

— Нет, идиот, связать! Ну поворачивайся же ты быстрее, он уже шевелиться начинает.

Джейк принес ремень, друзья быстро связали наемного убийцу и усадили на стул. Когда сциллиец пришел в себя, он увидел два улыбающихся лица, рассматривающих его с громадным интересом.

— Я ничего не скажу! Хоть на кусочки режьте! — завопил он.

— Хорошая мысль, — одобрил Стэн, — но немного попозже. Если ты, конечно, не против.

— Все равно ничего не скажу!

— А тебя никто ни о чем и не спрашивает. Хотя… Но договариваться с нами ты, кажется, не намерен?

Последовал утвердительный кивок.

— И это правильно, — с пафосом произнес Стэн, — и это закономерно! Тогда я сейчас просто вызываю полицию и передаю им тебя и твой автомат. На котором, кстати, к вящей радости полиции, быстро найдутся твои отпечатки пальцев. Что за этим последует, рассказать? Расскажу. Все твое вонючее семейство к чертям собачьим вышлют с Тибы. И, заметь, — все из-за твоего бараньего упрямства!

— Я ничего не знаю. Мне просто приказали вас убить как нарушителей лапшового ритуала.

— Твоя фамилия Лачини? — по какому-то наитию спросил Стэн.

— Да.

— А что такое лапшовый ритуал? — Название Стэна явно заинтриговало.

— Это и я тебе объяснить могу, — снисходительно произнес Джейк.

— Ага! И заодно то, как я его нарушил.

— А нарушили его не вы, а ваш друг, — произнес сциллиец.

— Джейк! О чем идет речь?!! — Стэн начинал догадываться, что о своих похождениях Джейк рассказал ему далеко не все.

— Да так, — Джейк замялся, — кое-какие мелочи были…

— Ладно! Я в любом случае вызываю полицию. При них молчи. Но потом я из тебя душу выну! — совершенно искренне пообещал Стэн и отошел к коммутатору.

* * *

После ухода полиции, которая пробыла в номере не больше пяти минут, хотя приехавший на вызов комиссар просто ликовал («В двадцать четыре часа всех Лачини с планеты вышвырну!»), Стэн и Джейк наконец-то смогли пообедать.

— Теперь посторонних в номере нет и ты мне все быстро рассказываешь! Или, видит Бог, я этого не хочу, но я из тебя действительно душу выну! — прорычал Стэн.

Джейк, решивший было, что все уже позади, недовольно заерзал на стуле.

— Ну, понимаешь… Тут в общем-то и рассказывать вроде как нечего… Так, маленькое недоразумение… Да и ничего серьезного…

— Ничего серьезного!!! Твою мать! Нас дважды пытались убить! И это — «маленькое недоразумение»? — Стэн был просто в бешенстве. Видя это, Джейк попытался от него отодвинуться, но кулак, повисший над лицом Джейка, заставил его вернуться на место.

— Так! Что такое лапшовый ритуал? Быстро и так, чтобы я с первого раза понял, иначе-таки получишь! — произнес Стэн, но уже без прежнего нажима.

Джейк вздохнул и принялся рассказывать. Еще в то время, когда сциллийцы даже и не догадывались о возможности космических полетов — да что там полеты, они тогда еще на каких-то животных верхом ездили, — так вот, уже тогда для скрепления семейных отношений был придуман лапшовый ритуал. Заключался он в том, что вся семья, то бишь клан, садилась за круглый стол, на который ставилась большая миска с длинной сциллийской лапшой, густо политой острым сциллийским соусом. Руки сидящих за столом находятся у них за спинами — это символизирует отсутствие явных злых намерений. Когда вся семья в сборе, старший осматривает их всех, желает благополучия и ловкости, и ритуал начинается. Есть лапшу надо с помощью только рта.

— Ты бы видел, какое это зрелище, когда здоровые дядьки и тетки тянутся губами к миске и начинают втягивать в себя лапшину. Кстати, на лапшовый ритуал допускают только с четырнадцати лет, и тот, кто вместе с тобой тянет одну и ту же лапшину в первый твой ритуал, считается твоим лапшовым братом, а глава клана — лапшовый отец.

— Все это очень увлекательно, но как ты умудрился им в этом помешать? Ты что, плюнул туда? — недоумевал Стэн.

— Не-а. — Джейк явно развлекался. — Я же говорил тебе, что все это дело полито сциллийским соусом…

— Ну и?..

— Ну и представь, как выглядели их рожи после того, как я бросил в середину миски здоровенный такой булыжник.

— Во дает! — искренне восхитился Стэн. — У тебя что, не все дома? И как ты после этого живым остался?

— Это было проще простого! Пока они все пытались сообразить, что произошло, я выскочил из зала, в машину и — поминай как звали.

— Можно я за тебя закончу?

— Ну попробуй. — Веселое настроение Джейка моментально улетучилось, когда он посмотрел на хмурую физиономию Стэна.

— Семейство это — Лачини. И они тебя ловят по всему известному миру. Я прав?

— Ну.., в общем, да.

— Спасибо, что хоть сейчас рассказал!

— Ничего страшного не происходит! Их всех через двадцать четыре часа выставят с планеты, а там они нас уже волновать перестанут.

— Если только их братья Вурдакио нами не займутся.

— Не мели ерунды! Лачини так сначала и подумали, что это работа Вурдакио. У них такие вещи практикуются. Но потом я подпил и рассказал эту историю одному треплу в баре. Так Лачини на меня и вышли.

— Язык твой — враг мой! Ладно, будем надеяться, что среди посетителей сегодня больше Лачини не будет. Иди зови следующего. Заждались они уже за дверью, сердечные.

* * *

Стэн закурил сигарету, когда в двери вошел очередной посетитель. От этого человека просто веяло респектабельностью. Он был одет в дорогой добротный костюм, несколько старомодный, но именно этим еще больше подчеркивающий солидность владельца. Галстук был неярких расцветок, а белоснежная рубашка идеально накрахмалена. Седые вьющиеся волосы придавали ему сходство со львом. Он полным достоинства жестом передал Стэну свою визитную карточку и только после этого опустился в предложенное кресло. Стэн взглянул на визитку и обомлел. Визитка, простенькая, без изысков и новомодных выкрутасов белая картонка, содержала всего одну строчку: Фредерико Вурдакио. По-видимому, мистер Вурдакио считал, что этого достаточно. Еще бы! Лапшового отца этого семейства на Тибе знали все или почти все, и никто не стремился перебегать ему дорогу. Это могло плохо закончиться. Стэн инстинктивно потянулся за пистолетом, но сразу же отбросил эту мысль. Если пришел лапшовый отец, то будет разговор, а уж никак не перестрелка. Во всяком случае — поначалу.

— Мне нравятся в людях три вещи, — между тем спокойным голосом начал пришедший. — Первое — когда они не мешают мне, второе — когда они мешают моим врагам, и третье — когда они дают мне то, что мне в данный момент необходимо.

Дон Фредерико перевел дух, медленно достал сигару и закурил.

— Вы мне нравитесь.

Джейк бросил выразительный взгляд на Стэна.

— И я думаю, что меня даже устроит цена на ваш корабль. Но я должен узнать, останетесь ли вы на этой планете.

— Думаю, что нет, — ответил Стэн, — у нас еще дела в других местах, так что не дольше, чем потребует продажа корабля.

— Это хорошо. Я не хотел бы начинать войну с Лачини только из-за вашего присутствия здесь.

— Этого делать не придется, — радостно встрял в разговор Джейк, Стэн мысленно застонал. — Всех Лачини в двадцать четыре часа выставят с планеты.

— Позвольте узнать почему?

— Это скоро объявят в средствах массовой информации, — небрежно бросил Стэн, при этом сильно ударив Джейка под столом по ноге, чтобы тот замолчал.

— Ну, значит, и я скоро узнаю, — меланхолично ответил лапшовый отец, — но голыми руками разоружить лучшего убийцу клана Лачини — это достойно похвалы.

Стэн и Джейк переглянулись, а Вурдакио усмехнулся.

* * *

Звездолет дона Вурдакио вполне устроил, и вскоре сделка была заключена. Друзья вежливо отклонили предложение лапшового отца отпраздновать сделку в фамильном ресторане семейства. Джейк был очень даже не против, но Стэн, памятуя о фокусе, выкинутом его напарником у Лачини, решил не рисковать. Дон Вурдакио не обиделся, а, как обычно, проницательно улыбнулся. На чем они и распрощались.

Вернувшись в отель, Стэн включил монитор и углубился в чтение новостей. Излов Лачини шел очень успешно: по планете разгуливали уже не более ста представителей этого клана, и, судя по постоянно поступающей информации, скоро их не должно было остаться вообще. Пришла корреспонденция с Амконикса. В ней подробно рассказывалось о дерзком угоне транспортного корабля «Краб». Местная полиция считала это делом рук одной из местных банд, тем более что, по рассказам чудом спасшегося от угонщиков капитана корабля господина Юона, ему пришлось сражаться с целой бандой озверелых убийц и сам он остался жить только благодаря тому, что в юности усиленно занимался боксом и реакция профессионального спортсмена не подвела его и на этот раз. Описание «жуткого побоища на борту мирного транспорта» Стэн читать не стал. Полиция также сообщала, что нашла агента компании «Галахер и Ко», похищенного бандитами и удерживаемого ими в доме около космопорта с помощью наркотиков. Особо отмечалось, что угонщики использовали «самый варварский из существующих на данный момент наркотиков» и бедняга до сих пор находится в очень плохом состоянии. «Переборщил с дозой!» — зло подумал Стэн и продолжил чтение. Пришло сообщение с пограничной планеты Федерации — Омаса. В нем говорилось, что в последнее время участились случаи полетов кораблей сциллийцев около этого молодого мира. Правительство планеты просило всех, кому дорога демократия, помочь им оборонять их дом.

Больше ничего интересного Стэн не нашел. Он еще бегло посмотрел котировки на тибской бирже и переключил монитор на какую-то развлекательную программу.

* * *

Стэн начал уже понемногу засыпать перед экраном под плоские шутки ведущего шоу, когда его разбудил смешок Джейка. Ничего хорошего такой смешок не предвещал, и Стэн моментально проснулся.

— Ты чего хихикаешь? — осведомился он, лицезрея довольную физиономию своего напарника.

— Да так.., кое-что вспомнил.

— Может, поделишься воспоминаниями? — предложил Стэн.

— Может, и поделюсь. Помнишь, тогда, на «Крабе», ты игрался в какую-то игрушку, а я чуть-чуть покопался с компьютером?

— Помню. Ты курс прокладывал.

— Не только. Если мы теперь будем находиться не далее чем в полумиллионе миль от «Краба», то сможем им управлять.

— Что ты там еще намудрил? — Стэн схватился за голову. — Господи! Теперь нас еще и Вурдакио искать будут. Ну откуда ты такой взялся на мою голову? Почему ты не можешь не пакостить себе же и мне заодно? Это тебе зачем?

— Да не паникуй ты! — Джейк самодовольно улыбнулся. — Ничего такого страшного я не сделал. А тебе бы следовало знать, что на звездолетах такого класса предусмотрена возможность дистанционного управления при перевозке опасных грузов.

— Я этим никогда не интересовался. Кроме того, ты же знаешь, я больше по армейским кораблям выступал…

— Неуч! — перебил друга Джейк. — Рассказываю, как это делается: везем мы, к примеру, несколько сот тонн каких-нибудь бактерий. Если они на тебя попадут — можешь и подохнуть. Чтобы этого не случилось, транспорт управляется дистанционно. Рядом идет небольшой такой кораблик, в котором два человека — свой пилот и пилот транспорта, управляющий им на расстоянии. А расстояние такое большое потому, что при перевозке какой-нибудь термоядерной бомбы после ее взрыва надо бы успеть смыться.

— Здорово, — Стэн на секунду задумался, — но тогда получается, что кораблем можно управлять только снаружи.

— Нет. Пока не задействован внешний код, ничего такого не происходит.

— Не понял я тогда. Так что, «Крабом» теперь с любой стороны управлять можно? И любой дурак это может сделать?

— Опять нет! Управлять-то можно, но чтобы это сделать снаружи, надо знать внешний код. А я его как раз поменял на свой.

— А что помешает сциллийцам поменять его опять?

— То, что вся диагностика выдает, что на этой модели транспортов это невозможно.

— Силен! И зачем это нам?

— Пока не знаю. Может, когда и пригодится.

— Может, и пригодится, но сейчас мы с тобой как обладатели пятнадцати миллионов имеем полное право их потратить. Поэтому мы бодренько едем в космопорт, там так же бодренько берем билеты на ближайший рейс до Сабы, и уже на борту корабля ты мне, дураку, популярно объяснишь, на кой черт тебе лишние неприятности. Договорились?

— Договорились! Значит, в космопорт?

— Подожди. Сейчас посмотрю, как идет отлов Лачини, и если их уже всех переловили — тогда в дорогу.

* * *

Стэн был в космопорте Тибы не первый раз, но даже он не удержался и просто залюбовался зданием. Снаружи это был обычный серый бетонный куб, безвкусно украшенный стеклянными галереями и облепленный безвкусной же рекламой, но зато, попав внутрь, любой прибывший сюда первый раз замирал. Искусный архитектор сделал так, что с первых шагов создавалось впечатление, что ты в гигантском аквариуме. Даже выходы на посадку были выполнены в форме гротов. И везде идеальная чистота. Чего это стоило, знали, наверное, только многочисленные уборщики, одетые так, что их почти не было видно.

— Ну ты и гад! — произнес все еще не пришедший в себя Джейк. — Какого же черта ты повел меня через выход для экипажей кораблей?

— Ну, во-первых — мы и были экипажем, а во-вторых — сначала работа, потом развлечения.

— Все равно — гад!

— Согласен. Кстати, здесь можно поменять документы. Я бы на твоем месте так и поступил.

— А ты?

— Я — обязательно. Ты вообще знаешь, под каким именем я сюда прибыл?

— Нет. Под каким?

— Оливер Твист.

— Очень остроумно. А я, дурак, корячился.

— А нечего корячиться! Классику надо читать.

Продолжая пререкаться, друзья вошли в один из офисов, вход в который был стилизован под пробоину в затонувшем корабле, и, заплатив по двадцати тысяч галакредов, стали обладателями документов на свои настоящие имена.

Выйдя из «пробоины», друзья направились в ресторан, где отдали должное тибской кухне, и через полчаса благополучно погрузились на корабль, следующий на Сабу. Путь до планеты-курорта был неблизкий, и Стэн прикупил себе прямо в космопорте переносной компьютер, чтобы коротать время на корабле. Джейк долго критиковал приобретение напарника, но затем исчез на несколько минут и вернулся с точно таким же. «Мясорубка», как Джейк шутя называл любимую игру Стэна за огромное количество монстров, которых надо было постоянно убивать, была обеспечена друзьям на все время перелета.

 

Глава 3

Если можно себе представить полностью курортную планету — то это Саба. Никакой промышленности, кроме пищевой и обслуживающей туристов, никакой политики, во всяком случае — на виду, никаких конфликтов и закрытых зон. Саба просто создана для отдыха, и местные жители занимаются только всяческим ублажением туристов. Оседать здесь жить в старости не имеет смысла — здесь надо работать. Сабийцы вообще считают, что если ты за несколько лет не стал миллионером, то просто ничего на Сабе не делал. В чем-то с ними даже можно согласиться, недаром по количеству миллионеров на квадратную милю Саба может заткнуть за пояс любую другую планету.

Именно в этот рай и направились Стэн и Джейк, чтобы отдохнуть от трудов праведных, избавиться от треволнений и переживаний, выпавших на их долю, и вообще почувствовать себя хоть немного богатыми бездельниками.

* * *

— Куда направимся? — Стэн посмотрел на Джейка из-под темных очков.

— А мы что, еще не на месте? — спросил Джейк с недоумением.

— На месте, на месте. Я спрашиваю, какой отдых ты предпочитаешь: море, горы, прогулка к полюсу…

— Только не к полюсу!

— Не валяй дурака. Тебе дадут теплую одежду и, прежде чем ты окончательно превратишься в сосульку, отвезут в лучшую больницу на планете. — Стэн явно наслаждался, поддразнивая Джейка, еще не отошедшего от посадки.

— Я сюда не по больницам валяться приехал! — сообщил Джейк, и тут до него дошло, что его просто подначивают. — Не остроумно! А кстати, что мы себе можем позволить?

— С пятнадцатью-то миллионами? Легче перечислить, что мы себе не можем позволить!

— Ну давай, для разнообразия перечисли, — милостиво согласился Джейк.

— Не можем устроить поклонение нам как богам, — начал загибать пальцы Стэн, — не можем устроить войну, впрочем, это только на этой планете, не можем организовать человеческие жертвоприношения… Ну остальное сам додумай, а я уже хочу к морю.

— А это будет не очень дорого? — осведомился осторожный Джейк.

— Если ты потратишь пятьсот тысяч, тебя тут будут помнить ближайшие десять лет, если не дольше.

— Ну тогда поехали.

— Яхту арендуем или домик на берегу моря?

— Давай и то, и другое!

— Хорошая мысль! Тогда нам туда. — И Стэн показал на красивое здание аэропорта.

* * *

Друзья прилетели на побережье ближе к вечеру. Солнце уже клонилось к западу, тени удлинялись. Ветра не было, и над берегом моря разливалось спокойствие и нега. Сразу же по выходе из аэропорта к ним подошла приятной наружности девушка.

— Добрый вечер, — вежливо поздоровалась она и искренне улыбнулась.

— Добрый, — ответил Стэн.

— Добро пожаловать на Жемчужный берег, меня зовут Мия, я могу вам чем-нибудь помочь?

— А чем бы вы могли помочь? — спросил Джейк, подозрительно уставившись на девушку. Она была высока и стройна. Коротенькая белая юбочка такой длины, что скорее намекала на наличие одежды, а беленькая маечка, казалось, была призвана сразу продемонстрировать все прелести. Длинные светлые волосы каскадом спадали на плечи девушки, а громадные ярко-синие глаза были к тому же украшены великолепными ресницами.

— Я из бюро по встрече туристов. Так что все, что касается вашего отдыха, — это в моей компетенции.

— Я бы, например, хотел узнать, что вы делаете сегодня вечером, — с ходу ляпнул Джейк.

— Иду со своим мужем в театр, а что?

— Сударыня, от вашей красоты у моего друга просто перехватило дыхание, и он не ведает, что болтает. Нас интересует аренда такого маленького очаровательного трехэтажного домика на берегу моря. Подальше от людей. С причалом. Также крайне недурственно к нему же яхту и пару автомобилей.

— Тогда пройдемте в офис бюро — это надо выбирать по каталогу.

— С удовольствием.

Девушка, грациозно покачивая бедрами, пошла вперед. Джейк шел следом с широко открытыми глазами и периодически цокал языком.

— А эта куколка умеет себя подать, — заявил он вполголоса.

— Прикрути язык, — прошипел в ответ Стэн. — Ты что, ослеп? Это девица не того разряда. И к тому же замужем. Только скандала нам и не хватало. Здесь за такие вещи высылают в двадцать четыре часа. Без права въезда в дальнейшем.

— Ой испугал! Я ей сейчас десять тысяч предложу, она о муже, если он на самом деле есть, и думать забудет, — продолжал гнуть свое Джейк.

— Или влепит пощечину, — мрачно ответил Стэн. — Пробовать будешь?

Ответить Джейк не успел, потому что девушка уже открыла дверь офиса и поманила их за собой.

Обстановка офиса по встрече туристов являла собой образец современного дизайна. За столом сидела еще одна девушка и улыбалась точно такой же улыбкой, как у Мии. «Что они, штампованные, что ли?» — подумал Стэн, усаживаясь в предложенное кресло.

Девушку за столом звали Эя. Стэна это немного позабавило. Он еще раз повторил, что бы они с Джейком хотели, и тут же ему на колени улегся обширный каталог. Немного поспорив насчет дома, друзья приступили к выбору яхты и автомобилей. Джейку, который заявил, что он чуть ли не на яхте родился, был вручен соответствующий каталог, и он долго и придирчиво его разглядывал. Стэн тем временем обсуждал с девицами финансовую сторону этого дела.

— На сколько вы к нам? — все так же мило улыбаясь, спросила Эя.

— Трудно сказать… Как получится, а обязательно какой-нибудь конкретный срок?

— Да нет, но нам необходимо знать, за какое время с вас брать плату.

— Ну тогда для начала пусть будет месяц, а там, если что, — Стэн не удержался и подмигнул Эе, — продлим.

— Хорошо. — И Эя подмигнула ему в ответ. — Как будете платить?

— Карточкой Центрального Тибского банка и сейчас, — не отрываясь от каталога, буркнул Джейк.

— Прекрасно. — Улыбка Эи стала еще более лучезарной. — Это получается десять тысяч галакредов.

— Всего-то? — опять не отрываясь от каталога, буркнул Джейк.

— У вашего друга что-то случилось? — поинтересовалась Мия, когда Стэн протягивал ей свою дебитную карточку.

— Нет. Просто он никак не может прийти в себя от того, что такая красивая девушка, как вы, замужем.

— Ну это поправимо. В двадцати милях от вашего дома находится небольшой городок, где полным-полно очень красивых девушек. — И Эя искренне рассмеялась. — А в выходной, то есть в субботу, мы с сестрой вас навестим, узнать, не надо ли чего еще.

От последней фразы Стэн несколько опешил, но быстро взял себя в руки. Поблагодарив девушек, Стэн подхватил Джейка, и они в сопровождении Мии направились на стоянку, где их уже ждали два роскошных лимузина.

* * *

— А ты говорил еще! Замужем, замужем, — передразнил друга Джейк, — она так же замужем, как я женат!

— Береженого — Господь бережет, а небереженого — конвой стережет, — рассудительно ответил Стэн.

Они сидели на веранде, с которой открывался прекрасный вид на море, и не спеша потягивали джин с тоником.

— Даже как-то не верится, — мечтательно закатив глаза, произнес Джейк, — Саба, море, солнце, красивые девушки, мы богаты, и ничего не надо делать целый месяц…

— Ну, солнце уже, положим, садится, красивых девушек я непосредственно здесь не наблюдаю, а что касается «богаты», так это явление временное.

— Куда это ты собрался семь с половиной миллионов выкинуть?

— Пока еще не знаю, но думаю, у меня получится! — ответил Стэн, и друзья рассмеялись. Что поделаешь, деньги — это такая вещь, что не всегда можешь угадать, когда они закончатся.

* * *

Солнце медленно выкатывалось из-за видневшихся на горизонте гор. Хотя и дул легкий ветерок, уже сейчас было ясно, что день будет жаркий. Стэн, всегда очень любивший поспать, проснулся сегодня перед рассветом и больше не мог заснуть. С первыми лучами солнца он вышел на веранду, и утренний бриз наполнил его легкие, вселяя радостное чувство уверенности и счастья. Стэн быстро сбежал по мраморной лестнице к морю и с разбегу бросился в воду. Вынырнул и, отфыркиваясь, поплыл прочь от берега. Наплававшись вдоволь, он выбрался из воды, отряхнулся и пошел будить Джейка.

— Доброе утро, лежебока. Вставай, солнце уже высоко!

Джейк, вероятно, был абсолютно не расположен радоваться свежести утра. Сначала он попытался полностью спрятаться под простыней, когда же Стэн начал трясти его за плечо, произнес.

— Батя! Пошел вон!

Такого Стэн не ожидал. На некоторое время он опешил, а потом затряс друга еще сильнее. Джейк приоткрыл один глаз. Присмотрелся и…

— А, толстый, это ты! Пошел вон!

Стэн ухмыльнулся и вышел из комнаты. Он остановился на веранде и начал осматриваться. Вскоре он обнаружил то, что искал, и, подобрав это с пола, быстро сбежал к морю.

Когда на Джейка вылилось ведро прохладной соленой воды, он взревел, как атомоход в полярной ночи, и вскочил со скоростью, на которую, как считал Стэн, способен не был.

— Ты что, дурак? — заорал Джейк, уставившись на ползающего по полу от хохота Стэна. — Так же человека и до инфаркта довести можно!

— Тебя? — Стэн продолжал веселиться. — Да тебя же атомной бомбой не изведешь! Ты как таракан — не тонешь, не горишь и очень быстро размножаешься.

— А вот это не твое дело. — Злость Джейка явно проходила, на него тоже подействовало очарование этого волшебного утра.

— Слушай, — Джейк пошарил на ночном столике и, найдя свои очки, нацепил их себе на нос, — а давай сейчас быстро позавтракаем, что есть в холодильнике возьмем с собой и на весь день на яхте, а?

— Договорились! — смеясь, ответил Стэн. — Тогда ты готовишь завтрак.

* * *

Выходным днем на Сабе была суббота. С раннего утра Стэн проснулся от какой-то вибрации. Он был заинтригован этим еле заметным подрагиванием дома и быстро спустился на первый этаж. Виновником шума был Джейк. Он включил все без исключения уборочные приспособления, в результате чего дом был похож на потревоженный улей. Сам Джейк восседал за монитором компьютера, откуда и руководил уборкой.

— Я мог бы узнать, что у нас сегодня происходит? — осведомился Стэн, громко зевая.

— Сегодня суббота, — коротко ответил Джейк.

— Какое тонкое замечание! Кто бы мог подумать? Неужели суббота? — Стэн начал ерничать. — Ты это сам догадался или подсказал кто?

— Сегодня девочки приедут, — серьезно ответил Джейк и, взглянув на монитор, нажал на несколько клавиш, тональность звуков слегка изменилась.

— Какие девочки? — Стэн глупо захлопал глазами. — Ты кого-то пригласил? Мог бы хоть предупредить.

— И давно это у тебя? — вместо ответа спросил Джейк.

— Что — давно? — не понял Стэн.

— Склероз! На этой планете выходной день — суббота. А девочки из бюро пообещали заехать именно в выходной.

— Из какого бюро? — Стэн еще не полностью проснулся, поэтому соображал медленно.

— Из бюро по встрече туристов! Тормоз! Кто нам этот домик организовал? Забыл?

— Ага! — Стэн начал соображать. — А чего ты в такую рань собрался? Ты же уже должен был сообразить, что в такую рань здесь никто не встает.

— Лучше раньше, чем позже, — философски заявил Джейк.

Стэну ничего не оставалось, как согласиться и пойти приводить себя в надлежащий вид.

* * *

Девушки приехали около полудня. Выглядели они еще лучше, чем в день приезда друзей на планету, если это только вообще возможно. Джейк перед их приездом попытался напялить на себя костюм и галстук, но Стэн его отговорил. И теперь друзья красовались в цветастых шортах и бейсболках. Впрочем, девушки тоже решили не особо придерживаться этикета, и когда Эя выскочила из машины в одном купальнике, Стэн понял, что правильно удержал друга от костюма — это бы сейчас выглядело просто нелепо.

— Ну как вы тут устроились? — спросила девушка, подставляя щеку для поцелуя.

— Отлично! — весело ответил Стэн, не забыв поцеловать девушку. — Пойдемте на веранду, здесь слишком жарко.

* * *

Они прекрасно провели день. Купались, загорали, плавали на яхте. А к вечеру пошли гулять по берегу. Джейк и Мия сначала просто приотстали, а потом прокричали, что хотят искупаться в лунной дорожке. Стэн и Эя помахали им и пошли дальше.

Эя весело шлепала босыми ногами по самой кромке прибоя, а Стэн шел рядом и не мог ею налюбоваться. Грациозная фигурка девушки четко вырисовывалась на фоне полной луны. Вдруг она вскрикнула и начала терять равновесие. Стэн тут же оказался рядом и подхватил ее за талию. Их губы встретились и слились в поцелуе.

— А ты тоже замужем? — спросил Стэн.

— Как и сестра — нет. — И серебряный смех девушки разнесся над берегом. — Неужели ты поцелуешь меня только один раз?

— Я готов целовать тебя всю ночь!

* * *

— А зря я с тобой тогда не поспорил! — Джейк еще не остыл после сумасшедшей гонки, которую они со Стэном устроили, отвозя утром девушек домой.

— О чем?

— Ну ты же что-то там о пощечинах рассказывал.

— А-а-а! Вот оно что. Так ты ей вчера десять тысяч предложил?

— Нет. Но она согласилась выйти за меня замуж!

— Джейк, скажи мне, а тебя в детстве, случайно, головой об пол не роняли?

— Ты это к чему?

— Да я вот думаю: если роняли — тогда все понятно, но если нет… Слушай, а может, тебя позже по голове чем-нибудь тяжелым ударили, а?

— Это уже не остроумно! Ты знаешь мое прошлое! А эта девушка.., она просто ангел! Она…

— Она, может, и ангел, — философски заметил Стэн, — но, по-моему, единственное, что на нее подействовало, это твои деньги.

— Прекрати! Ты ничего не понимаешь. Это чистая любовь с первого взгляда!

— Чистая, говоришь? Вы что, этим в душе занимались? Хорошо, что в доме две душевые!

— Ты все опошляешь!

— Да ну? А ты у нас теперь романтик. Скажите, пожалуйста, — Стэн презрительно посмотрел на Джейка, — «любовь с первого взгляда», а ты вообще подумал, что ты ей можешь предложить? Ну деньги у тебя есть… Пока. Ну а когда они закончатся?

Джейк исподлобья посмотрел на друга. О своей тяге к транжирству он был осведомлен уж никак не хуже Стэна. А Стэн, видя явное замешательство друга, с невозмутимым видом продолжил:

— Бог с ними, с деньгами. Я допускаю, что если она имеет хоть немножко мозгов, а она их, по-моему, имеет, то растрынькать такую сумму за несколько месяцев и даже лет тебе просто не дадут. А ты подумал, что будет, когда до тебя доберутся какие-нибудь твои «старые друзья»? Что с ней будет?

— Но я… — Джейк приуныл и даже не закончил фразы.

— Не стоит принимать все так близко к сердцу. Она с удовольствием будет с тобой встречаться, пока ты здесь. А потом будет видно. В крайнем случае — сделаешь ей на память какой-нибудь жутко дорогой подарок и улетишь отсюда с чувством выполненного долга.

— Ты думаешь? — робко спросил Джейк.

— Стараюсь это делать всегда! Ладно, заканчивай киснуть. Сейчас под душ, а ближе к вечеру промотнемся в этот городок, что в двадцати милях к югу, там, по идее, казино есть. Проиграешь тысяч сорок — полегчает.

— Господи! Сорок тысяч! Годовая зарплата хорошего программиста. Кошмар!

— И тихий ужас. Ты теперь можешь себе позволить нанять целую свору хороших программистов. И проиграть годовую зарплату одного из них в казино тоже можешь. Так что вперед, труба зовет.

* * *

Казино «Жемчужина» располагалось на высоком холме, с которого открывался превосходный вид на море. Архитектор как будто специально подчеркнул великолепие природы, чтобы показать омерзительность человеческого порока. Впрочем, такие мысли пришли в голову, наверное, только Стэну, который казино не любил ни в каком виде. Джейк, напротив, шумно восхищался удачным расположением и великолепной архитектурой здания.

Когда друзья вошли внутрь, игра только начиналась. Стэн не отказал себе в удовольствии и, закурив огромную сигару, принялся обходить стол за столом, наблюдая, в какие игры здесь играют и насколько честно. Джейк же устроился за столом, где крутилась рулетка, как считал Стэн — верный метод просадить все, что имеешь. Именно по этой причине перед выездом Стэн изъял у Джейка дебитную карточку, пообещав вернуть сразу по возвращении, и вручил ему пятьдесят тысяч наличными. Так что теперь Джейк по крайней мере на этот вечер был застрахован от полного разорения.

Стэн курил сигару и, стоя над столом, где кидали кости, думал о превратностях своей судьбы. Ему ничего не стоило стать отличным инженером и даже ученым, — он этого не захотел, он мог бы уже дослужиться до подполковника — и этим он пренебрег. Какой черт сидел в нем, толкая на рискованные авантюры и срывая с насиженных мест? На этот вопрос он ответить не мог. Не мог ответить и его лучший друг — Джейк.

Джейк, с которым съеден не один пуд соли, с которым вместе влипали и вместе выбирались из таких передряг, что казалось, выбраться оттуда просто невозможно. И даже Джейк не мог помочь ему понять самого себя. Как не смогли в свое время педагоги, командование, жена…

Что-то отвлекло Стэна от грустных размышлений. Он медленно обвел зал взглядом. Джейк, судя по его физиономии, явно выигрывал. Это было даже неплохо. Ибо известно, что проигрыш улучшает характер, зато выигрыш — улучшает настроение. Никакие подозрительные личности вокруг Джейка пока не вились. «Да что я в самом деле, как квочка над цыпленком? — обругал себя Стэн. — Не маленький и сам в случае чего разберется». Но что-то продолжало отвлекать внимание Стэна. Это мерзкое ощущение было ему хорошо знакомо: пока не разберешься в причине своего беспокойства, будет преследовать, полностью отравляя жизнь. Взгляд. Да, именно взгляд! Брошенный украдкой, изучающий недобрый взгляд. Стэн еще раз, но на этот раз уже более медленно, оглядел зал. За одним из карточных столов восседал крупный мужчина, который показался Стэну смутно знакомым. Конечно, наверняка сказать он не мог — мужчина сидел к нему спиной, но вот то, как он старался ничем не привлечь к себе внимания, — настораживало.

«Полиция или сциллийцы, — лихорадочно соображал Стэн. — Если полиция — то галактическая, амкониксовская так далеко не сунется, да и вывезти меня отсюда без шума будет сложновато». В этот момент мужчина обернулся и бросил еще один быстрый взгляд на Стэна. Прошло несколько секунд, и Стэн его узнал. За карточным столом, одетый в дорогой костюм, сидел не кто иной, как Кристофер Мария Гарсиа Эсмиральдос. Стэн сначала опешил, но затем начал рассуждать логически. «Ну все правильно. Его, бедного, значит, накачали наркотиками, обидели маленького. А фирма у него богатая и, надо полагать, добрая. Вот и послали деточку подлечиться и отдохнуть от переживаний своих неизбывных». Стэн вполголоса выругался. Только этого здесь и не хватало! Только решили добропорядочными гражданами себя почувствовать, не праведным трудом нажитые денежки проесть-пропить, и, как назло, находится такой вот жирный боров, который все удовольствие испохабит. Стэн еще немного постоял над столом, наблюдая, как по нему катятся кости. Он загадал: если выпадет «восемь» — все будет в порядке. Кости катились по столу очень долго. Стэн уже совсем было хотел плюнуть на свою затею, когда один из кубиков на какую-то секунду завис на грани. Но вот он перевернулся и… На костях выпала восьмерка. Кидавший негодующе зашипел, зато Стэн с довольной улыбкой отошел от стола и медленно направился к Джейку.

Джейк аж вспотел от возбуждения. Ему сегодня везло. Стэн прикинул на глаз количество фишек и понял, что дело идет к ста тысячам. Джейк радостно потирал руки, передвигая к себе очередной выигрыш. «Сейчас я тебе настроение подпорчу!» — злорадно подумал Стэн.

— Джейк, завязывай, нам пора идти, — тихо произнес он на ухо другу.

— Подожди, я же только начал!

— Сейчас и закончишь! Это я тебе обещаю. — Такая реакция начала Стэна потихоньку злить.

— Так деньги все равно мои. Следовательно, что хочу — то с ними и делаю!

— Да хоть подотрись ими! Баран. Ты знаешь, тут наш старый знакомый появился. Я думаю, тебе с ним видеться не захочется.

— Ну посмотрим. Кто?

— Да так… Кристофер Мария Гарсиа Эсмиральдос.

— Ну и что? Передай ему при… Кто?!! Где?

— Не ори — все казино на уши поднимешь. Во-о-он за тем столом. — И Стэн показал сигарой в сторону картежников. — Видишь?

— Вроде похож. А может, не он?

— Он. Меня знаешь как взглядом сверлил?

— Тогда бегом отсюда. На машину и в аэропорт, потом в космопорт, а там — куда глаза глядят.

— Ага! Щас! Только разбегусь как следует! Выйдем медленно и с достоинством. Поставь еще раз для порядка, и пойдем.

Джейк не на шутку разволновался, но поставил на черное и разом спустил тысяч тридцать.

— Попрощайся, — сквозь зубы процедил Стэн.

— Все, господа и дамы, фортуна отвернулась сегодня от меня. На чем разрешите и откланяться, — произнес Джейк срывающимся голосом.

— А может, еще одну ставочку? — предложил сосед слева, коренастый мужчина, с жадностью поглядывающий на кучку фишек около Джейка.

— В следующий раз, — ответил Джейк и, сгребя фишки в карман, направился к выходу.

— Подойди к кассе и обменяй фишки на деньги, — сказал Стэн, придерживая Джейка за локоть.

Они подошли к кассе, и пока кассир считал фишки и отсчитывал деньги, Стэн как бы невзначай обернулся. Сеньор Эсмиральдос тоже прощался со своими партнерами и готовился уйти. «Очень хорошо, — с внезапной злостью подумал Стэн. — Сейчас он попытается сообщить в полицию или погнаться за нами. В любом случае свое он получит!»

Они спустились с холма и сели в машину. Стэн похвалил себя за то, что сегодня они поехали на одном автомобиле. Так бы пришлось повозиться. Стэн молча уселся за руль, а Джейк рядом. Они отъехали на небольшое расстояние, заглушили двигатель и стали ждать.

Не прошло и трех минут, как с холма буквально кубарем скатился сеньор Эсмиральдос. Вид у него при этом был весьма взмыленный. Он воровато оглянулся по сторонам. На север на довольно высокой скорости удалялась какая-то машина. Ни секунды не задумываясь, Эсмиральдос вскочил в свой автомобиль и быстро поехал на север. Стэн переглянулся с Джейком и, заведя двигатель, пустил автомобиль за Эсмиральдосом.

* * *

— Я знал, что все образуется, — спокойно сказал Стэн.

— Интересно, откуда? — Джейк явно чувствовал облегчение.

— Да так… Интуиция.

Они стояли на обочине дороги и смотрели, как Эсмиралъдоса грузят в карету «скорой помощи».

— И угораздило же дурака так нестись. — В голосе Джейка прозвучало что-то похожее на сочувствие.

Когда они уже почти догнали Эсмиральдоса, тот развил очень приличную скорость и не удержал руль. Бедняге еще повезло, что остался жив. Самое же пикантное заключалось в том, что гнался он за прошлогодним чемпионом Сабы по автогонкам. Полицейский, рассказывавший им эту историю, злорадно ухмылялся.

— Да, господа, никому еще не удавалось обогнать Тони Спидэнауэра! А этот мозгляк решил, что у него получится. Ха! Как бы не так!

— То есть не стоит и пытаться? — вежливо осведомился Стэн.

— Абсолютно!

— Ну, счастливого вам дежурства, капрал.

— И вам счастливо доехать.

По дороге домой Джейк долго разорялся на тему того, что его хранит Господь. Стэн лишь ограничился фразой: «Бог хранит дураков, но не бесконечно!»

* * *

Дни шли за днями. Друзья загорели, много купались. Девочки из бюро по встрече туристов уже просто поселились у них. И единственной неприятной обязанностью для Стэна и Джейка стало каждое утро отвозить их на работу. Но тут уж ничего не поделаешь — не бывает так, чтобы все доставляло только удовольствие.

Месяц был уже почти на исходе, и друзья подумывали о продлении своего пребывания на Сабе, тем более что сеньора Эсмиральдоса отправили неделю назад домой проводить довольно сложную операцию, но судьба распорядилась по-другому.

* * *

Только что отшумел чудесный летний ливень, и в воздухе ненадолго разлилась прохлада. Окно спальни Стэна было открыто, и из сада, окружающего виллу, доносилось пение какой-то пичуги с очень красивым голосом.

— Тебе хорошо со мной? — спросила Эя.

— А ты разве не видишь? — Стэн наклонился и нежно поцеловал девушку в губы. Она ответила на поцелуй, и на несколько минут в комнате воцарилась тишина, прерываемая только пением птицы и звуками поцелуев.

— Тебе правда со мной хорошо?

— Да что случилось? Да! Да! Да! Лучше, чем с тобой, мне не было ни с кем!

— Если это так — то уезжай!

— Любопытно. — Стэн приподнялся на локте и посмотрел на лежащую рядом с ним девушку. Ее глаза были наполнены слезами. — И чем же я так тебя обидел, что должен уехать? Или приезжает кто-то еще?

Эя всхлипнула и прижалась к Стэну.

— Дурак! Никто ко мне просто не может приехать!

— Тогда что же случилось?

— Сегодня к нам в офис заходил сциллиец, такой маленький и наглый. Он расспрашивал про тебя и Джейка. Мы с сестрой, естественно, сделали круглые глаза и заявили, что таких не видели, но он, по-моему, не поверил.

Эя замолчала. Казалось, она погрузилась в собственные мысли. Стэн не мешал. Он думал о том, что вот уже в который раз судьба разлучает его с любимым человеком. И, по-видимому, безвозвратно.

— У тебя есть пистолет? — вдруг прервала тягостное для обоих молчание Эя.

— Какой пистолет? — До Стэна не сразу дошел смысл вопроса.

— Из которого стреляют! Ты должен будешь обороняться.

— Пистолет есть. И именно из него я застрелил одного из сциллийцев. Ты разочарована?

— Нет. Будь моя воля, я бы этих собак вырезала всех!

— Ну всех — это жестоко. Бывают же хорошие сциллийцы!

— Ага. — Эя от возбуждения даже не заметила, как села на кровати. — Хороших бы пристрелила быстро, а плохих бы еще помучила.

— Здраво и, главное, человеколюбиво.

— Но тебе все равно надо уезжать. Иначе рано или поздно они тебя здесь найдут.

— Знаю. Но очень не хочется.

— А меня тебе хочется? — без всякого перехода игриво спросила Эя.

— Тебя мне хочется всегда!

И ночь раскрыла свои объятия. Говорят, она хранит влюбленных.

* * *

Утром Джейк был мрачнее тучи. Девушки в этот раз уехали на работу на своей машине, настояв на том, что отвозить их теперь опасно. Уезжать было решено на следующий день, и Стэн с тоской осматривал веранду, которая стала за месяц уже почти родной. Стэн уже подумывал выкупить этот дом, стоивший «всего» полтора миллиона, а заодно и фабрику по производству напитков, медленно чахнущую в пятидесяти милях отсюда. Жениться на Эе, завести, как выразился в свое время старый приятель Стэна Леопольд, «кучу маленьких Стэников» и жить в свое удовольствие.

— И надо было тебе вызывать полицию, когда этот дурак с автоматом пришел, — раздраженно произнес Джейк.

— Уж кто бы разговаривал, а? Ты, кирпичеметатель сраный! Лучше бы ты им в эту лапшу два килограмма аммонала кинул! А теперь еще и меня обгавкивать будешь!

— Сам знаю, — буркнул Джейк, — но уж лучше бы они меня застрелили, а тебя в покое оставили.

— Ты не заболел? У тебя что — взрыв альтруизма? Но даже если бы произошло так, как ты говоришь, я бы не успокоился, пока не перебил бы весь клан. Ты это, по-моему, должен понимать!

— Понимаю, — нехотя согласился Джейк. — За девчонок обидно. Хорошие девчонки. Я знаю, ты узнавал уже, можно ли этот дом выкупить и фабрику. А действительно — женился бы, детишек наделал. Первого бы Джейком назвал…

— Лучше уж крокодилом. Это чтобы получилось что-то типа тебя? Ну уж нет! — Стэн помолчал. — Постой, а откуда ты про дом и фабрику знаешь?

— А я его тоже хотел выкупить. Прихожу, а мне говорят, дескать, тут до вас один молодой человек приходил и тоже интересовался. Я твою фотографию, а он: «Да-да-да, именно он!», — ну я все и понял, а про фабрику ты с Эей говорил, а она сестре рассказала… Вот так вот.

— Ладно! Хватит сопли распускать. Есть у меня одна нехорошая мысль.

* * *

Несмотря на строгий запрет девушек, друзья все-таки зашли попрощаться. Стэн абсолютно бесцеремонно вытолкал из офиса какого-то клиента, заявив ему тоном, каким обычно разговаривал с зарвавшимися официантами: «Идите, любезнейший. Зайдете позже. Налоговая проверка». В другой ситуации Эя бы, может, и попыталась возразить, но сейчас она просто бросилась Стэну на шею и заплакала.

— Стэн, милый, я люблю тебя! Я буду тебя ждать, сколько надо, столько и буду. Ты только вернись, я прошу тебя!

— Я обязательно за тобой вернусь. Успокойся. А теперь скажи мне. Ты ведь у меня умница и все знаешь. А не продает ли здесь кто-нибудь такой недорогой средний крейсер?

— Продают. А зачем тебе?

— Значит, так: сейчас спрашиваю я, а когда вернусь — будешь спрашивать ты. Договорились?

Эя кивнула.

— Умница. Как мне найти этого человека?

— Это вдова полковника Иадни. Он в свое время купил этот крейсер, переоборудовал в яхту и умер, а эту дуру, видите ли, не устраивает, что в крейсере мало спален. Как будто ей одной не хватает!

— А где эта самая вдова?

— Живет недалеко от космопорта.., сейчас найду где.

Эя быстро наклонилась над компьютером и пробежалась пальцами по клавишам. Почти сразу же тихо загудел принтер и выдал из себя лист бумаги.

— Вот адрес, но что ты собираешься делать?

— Дождись меня, и я все объясню.

Стэн крепко поцеловал Эю, потом насилу оторвал Джейка от Мии, и двое друзей быстрым шагом направились по указанному на листке адресу. Им вслед смотрели две пары заплаканных глаз.

— Господи, только бы они вернулись! — прошептала Эя.

— И побыстрее, — совсем тихо произнесла ее сестра.

* * *

Вдова полковника Иадни была взбалмошной особой лет тридцати — тридцати пяти. Она считала себя молодой, красивой, обеспеченной дамой и полагала, что по этому поводу все мужчины, только завидев ее, должны падать на колени и просить ее руки. Если этого не происходило, мадам Иадни впадала просто в зоологическое неистовство. Все это Джейк прочитал на ее капризном лице, когда был приглашен чопорным дворецким в кабинет.

— Мадам! Позвольте выразить мое восхищение, — произнес Стэн, улыбаясь абсолютно ослепительной улыбкой. — Я не ожидал увидеть в этом захолустье такую розу, достойную украсить самый изысканный королевский двор!

Мадам томно протянула руку, и Стэн припал к ней губами, отметив про себя, что пользоваться таким количеством духов является просто преступлением. Из-за перенесенной в детстве операции Стэн практически не ощущал никаких запахов, но если почувствовал даже он — дело плохо.

— Ах! В наших краях такая редкость встретить такого воспитанного молодого человека. Нынешняя молодежь такая наглая!

— О, как вы правы! Как вы правы! — И Стэн даже прижал руку к груди, показывая, как он понимает вдову.

— Но что привело вас сюда?

— Это все мой папа! Он страстный коллекционер. И представьте себе: он собирает космические корабли.

— Мой бывший муж тоже увлекался подобными глупостями. — Тон вдовы заметно похолодел.

— Ах, сударыня! Значит, вы меня понимаете! Но прихоти старших надо терпеть и относиться к ним с должным почтением. Ведь неизвестно, что нам взбредет в голову к старости.

Про себя же Стэн добавил: «Прости, папа, производственная необходимость!»

— Да, молодой человек, мы, к сожалению, вынуждены терпеть это. Я вас прекрасно понимаю. Но чем я могу вам помочь? Ведь я уже распродала почти всю коллекцию.

— Мадам! Верные люди сказали мне, что у вас есть средний крейсер, а именно его и захотелось заполучить моему папаше!

— Ах, эта рухлядь. — Сердце Стэна екнуло: если крейсер не на ходу, игра не стоила свеч. — Пятьсот тысяч — и он ваш.

— Благодарю вас, мадам. Позвольте сразу же перечислить вам деньги и получить документы. Я и так уже подзадержался, и отец будет просто в бешенстве!

«Интересно, в каком бы он бешенстве был, если бы узнал, чем я тут занимаюсь?» — Но вслух Стэн, естественно, этого не сказал.

Не прошло и получаса, как все бумаги были оформлены и Стэн стал законным владельцем среднего крейсера. Осмотрев корабль, Стэн убедился в его работоспособности. Все вооружение было на месте, только отделка кают отличалась от обычной. Переборки были обшиты деревянными панелями, возле иллюминаторов со стен свисали шторы, а пол был паркетный.

Джейк, быстро осмотревший борткомпьютер корабля, остался недоволен и по этому поводу умотал в город. Вернулся он через час (Стэн уже успел заправить корабль и зарядить все вооружение) с огромной тачкой, доверху набитой какими-то ящиками. Джейк возился еще два часа, после чего сообщил, что корабль готов к старту. Когда Стэн осмотрел борткомпьютер, ему стало нехорошо — с помощью этой махины можно было управлять линкором или планетой поменьше.

* * *

Когда крейсер был уже на орбите и все проверки оборудования закончились, Джейк поинтересовался, зачем все-таки они истратили полмиллиона. Ответ потряс Джейка до глубины души.

— Ты помнишь, я тебе говорил, что Сцилла готовит войну против Омаса?

— Ты хочешь перепродать этот крейсер Омасу?

— Ничего подобного! Мы будем абсолютно бескорыстно помогать Омасу защищаться.

— У тебя с головой все в порядке? Теперь у тебя появилась тяга к «хорошим поступкам»?

— Ты знаешь, Джейк, у меня иногда все-таки складывается впечатление, что тебя в детстве уронили. Если Омас продержится достаточно долго, то ему на выручку придут силы галактической безопасности. А тогда любой пойманный на месте преступления сциллиец будет доказательством агрессии Сциллы.

— Ну и что?

— А то, что у Сциллы отберут тогда весь флот, всех сциллийцев выкинут как жаб на их родную планету, а с самой планетой прекратят все отношения на сто стандартных лет.

— Тогда более или менее понятно. А если мы не продержимся?

— Об этом лучше не думать. Но я предпочитаю погибнуть в бою, чем всю жизнь бегать от разъяренных Лачини по всему известному миру!

— Ну что ж, командуй, капитан.

— Курс — Омас. Начать обсчет курса.

— Обсчет курса начат. Пошли выпьем, такое дело надо запивать.

Мощный борткомпьютер очень быстро завершил обсчет курса, и крейсер начал разгон, готовясь к гиперпространственному прыжку.

 

Глава 4

Пограничье. Так издавна называли земли, за которыми лежало неизвестное. Здесь природа дика и необузданна. Отношения между людьми более простые, а за предательство можно поплатиться жизнью. Впрочем, за глупость тоже. И более часто.

Омас открыли сравнительно недавно. Еще каких-нибудь двести лет назад ни один корабль так далеко не залетал. Более того! Считалось, что на этом краю Галактики вообще не может быть планеты, пригодной для колонизации. Но как часто бывает, ученые-теоретики ошибались. Контрабандист Фернандо Омас, почти пойманный Патрулем, наобум настучал координаты на компьютер и бросил свой транспортник в гиперпространство. Когда он вынырнул около какого-то солнца, то первым его желанием было убраться подобру-поздорову на свою базу около Тибы и забыть обо всем, как о страшном сне. Но нехватка тяжелой воды для термоядерного реактора побудила Фернандо искать, где бы заправиться. К его удивлению, пятая планета имела голубоватую атмосферу, и Омас направил свой корабль туда.

После приземления Фернандо нашел первобытный мир, изобилующий влагой, но еще не знавший разумной жизни. Выкатив дистилляционные кубы, ловкий контрабандист быстро пополнил запасы топлива, а затем, вернувшись на Тибу за огромные деньги, продал координаты девственной планеты. Так началась история Омаса. Первые колонисты, ступившие на землю планеты через двадцать стандартных лет после ее открытия, дали ей имя Омас, выразив этим свою благодарность контрабандисту, который к тому моменту уже был директором крупной торговой фирмы.

Развивался Омас не очень быстро. Сначала население занималось отловом доисторических животных и отправкой их по разным зоопаркам. Потом на планете появились геологи и нашли тяжелые металлы и множество полезных минералов. Так, примерно сто лет назад, начала зарождаться добывающая промышленность. А где добыча, там и переработка.

Промышленность планеты стремительно развивалась. Многие товары с Омаса начали пользоваться спросом. Именно это и привлекло сциллийцев, которые за свою долгую историю уже настолько истощили природные запасы, что вынуждены были покупать буквально все.

Вот тут-то и стал вопрос об обороне Омаса от возможной агрессии. Флот планеты представлял собой гигантское количество мелких и средних транспортов и для боя приспособлен явно не был. В такой ситуации, наверное, проще было сдаться.., но флот Сциллы состоял из того же, хотя и был несколько больше.

Предстояло помериться силами: прямота и честность молодых колонистов, защищающих свой дом, и изворотливость и коварство сциллийцев, пытающихся заполучить удобный сырьевой придаток.

В принципе, по первому же требованию любой планеты, входящей в Конфедерацию, на нее должен прибыть крейсер Галактического Патруля. Но на деле для этого нужны более серьезные причины. Кроме того, ходили слухи, что сциллийцы дали командованию Патруля взятку за небольшое опоздание к месту событий. А если планета уже полностью покорена, то и наказывать, получается, некого. Кроме того, пронырливые сциллийцы всегда смогут доказать, что Омас угрожал им. Вот этому и решил воспрепятствовать Стэн, когда, купив крейсер, направил его на Омас.

* * *

«Омаситы! Братья и сестры! К вам обращаюсь я, Генеральный Координатор планеты, Джошуа Айронмен. В эти трудные для нас дни, когда враг стоит на пороге нашего дома, когда все достижения нашего общества поставлены под угрозу, я призываю вас сплотить ряды против нависшей над нами угрозы и всем как один встать на защиту завоеваний демократии на нашей планете.

Мы должны противопоставить гнусным проискам врага наш ударный труд на благо процветания нашей Родины. Да! Омас стал для наших отцов домом, и мы должны этот дом защитить от гнусных посягательств проклятых сциллийцев, движимых алчностью, жаждой наживы и омерзительным империалистическим духом, свойственным Сцилле!

Все на бой с агрессором! Наше дело правое, мы победим!»

Джейк выключил звук, а Генеральный Координатор Омаса еще продолжал что-то говорить.

— Ты уверен, что мы прилетели по адресу? — спросил Джейк у Стэна.

— Хороший вопрос. — Стэн задумчиво курил, глядя, как надрывается низкорослый плешивый Координатор. — Ты знаешь, я, по-моему, здорово ошибся, поставив на Омас. Эти друзья явно не понимают, что происходит. Вторую неделю мы болтаемся на орбите, а они все еще решают: принять нашу помощь или отказаться. Сцилла рекрутирует наемников, все поставив на эту войну, а тут какой-то идиотизм: «ударный труд на благо Родины», «будем бить врага на его территории»… Интересно, а какими силами они это собираются делать? Или у них под землей спрятан огромный линкор, который просто расшвыряет сциллийские транспорты как котят, или они законченные идиоты.

— Тогда полетели на Сциллу, найдем там дона Вурдакио и присоединимся к нему.

— И в один прекрасный момент нас с тобой найдут с простреленными головами. И это еще не худший вариант.

— А что ты предлагаешь? — Джейк нервно бегал по комнате и явно был взведен до предела.

— Да вот не могу ничего предложить. — Стэн потушил окурок в пепельнице и уставился на друга. — А ты, может, прекратишь мотаться, как будто тебя за задницу все время кусают? Сядь и выжми мне все, что по этой планетенке есть.

— Запрос давать на Амконикс придется.

— Ну так дай запрос на Амконикс! Делай же что-нибудь, не мотыляйся по каюте. И еще: сдается мне, что тут не совсем всю информацию населению выдают. Так ты сделай милость, узнай, какие из информканалов здесь принимаются, а какие нет.

— Это еще зачем? — недоумевал Джейк.

— Затем, что, может быть, тут дешевле будет сначала революцию сделать, а потом от сциллийцев отбиваться.

— Ладно, — сказал Джейк как-то неуверенно, — попробую.

* * *

— Можно уже? — Стэн от нетерпения аж подпрыгивал в кресле.

— Сейчас, обсчет закончу, и тогда приступим. — Лицо Джейка прямо излучало самодовольство, ведь он выполнил такую работу, что многим и не снилось. — Ты не торопись. Спешка хороша только в трех случаях: когда…

— Я знаю, — нетерпеливо перебил друга Стэн. — Все это я уже слышал и не один раз. Готово уже?

— Можно, — ответил Джейк, глядя на монитор.

Стэн придвинулся поближе, а Джейк начал давать пояснения.

Всеобщая Конструктивная Партия Большинства пришла к власти путем небольшого путча лет пятнадцать назад. Как раз в тот период тогдашнее правительство умудрилось очень здорово провороваться, и конструктивисты не только вывели их на чистую воду, но и вернули все деньги на планету. Население было просто в восторге. Затем началось то, что и должно было начаться: быстро избавившись от остальных партий, конструктивисты прибрали к рукам все. Любые частные начинания были запрещены. Любые политические и экономические вопросы, встававшие перед планетой, решались только через партию — в общем, это была чистой воды диктатура. Но и это было еще не все. Информационные каналы, которыми пользовались практически все планеты Конфедерации, здесь были недоступны. Поощрялось только местное вещание, да и то с одобрения партии. Для всех остальных членов Федерации было ясно, что такое положение вполне устраивает население планеты, поэтому к Омасу особо не присматривались. Руду дает? Металл дает? Что еще надо? А какое у них там внутреннее устройство, так это их личное дело. Но все было не совсем так гладко, как можно было себе представить. То тут, то там на планете вспыхивали восстания. Правительство контролировало не более пятидесяти процентов поверхности, а уж о полном контроле за рудниками и говорить не приходилось. Единственное, что позволяло конструктивистам удерживаться у власти, так это наличие на планете всего одного космопорта. И он, по иронии судьбы, контролировался именно конструктивистами. Любые попытки со стороны неподконтрольной конструктивистам половины планеты построить космопорт упирались в отсутствие оборудования. Ведь и ежу понятно, что посадить транспорт с оборудованием для космопорта можно было только в одном месте: в космопорте конструктивистов.

Стэн откинулся в кресле и закурил очередную сигарету.

— Что будем делать? Помогать этому Джошуа мне не хочется, а людей жалко.

— И мне этого ублюдка спасать не хочется, — сказал Джейк. — Но что мы можем сделать? Можно, конечно, долбануть с орбиты их ретранслятор и покричать о том, что пора бы конструктивистов и того. Но они же просто взорвут космопорт и этим все закончится.

— Слушай, а это нападение ведь очень удобно для конструктивистов. Посуди сам — вся нация сплачивается для отражения внешней агрессии. Под шумок можно тихонько прикончить всех лидеров неподконтрольной части планеты, а затем и договориться со сциллийцами. Скажем, пятьдесят на пятьдесят. Только вот нажухать они друг друга попытаются и опять сцепятся.

— Похоже на правду, а толку?

— Надо бы тихонько связаться с повстанцами, все равно с какими, и послушать, что они скажут. — Стэн наклонился над клавиатурой и дал борткомпьютеру новое задание.

* * *

— Канал полностью защищен от внешнего прослушивания, можете говорить спокойно. — Стэн довольно ухмыльнулся и слегка повернул верньер узкой настройки луча. — Что вы можете предложить?

— К сожалению, я не вижу причин доверять вам и вашему другу, но у меня нет другого выхода. Поэтому я, как истинный патриот, должен…

— Оставьте патетику для митингов! У вас есть что-нибудь конкретное или я трачу свое время даром? — Стэну за последние несколько часов уже до чертиков надоели местные лидеры сопротивления. Все они были более или менее удачными копиями Джошуа Айронмена, и Стэн уже начал терять надежду на то, что найдет среди них нормального человека.

— Хорошо! Патетику, как вы ее назвали, я оставлю для митингов. Хотя для меня это проявление патриотизма! — Из динамиков послышались крики «Правильно!».

— Вы что, там не один? — И тут Стэн взорвался:

— Вы идиот! На кой же черт я так закрывал канал, если наш разговор слушает целая куча таких же баранов, как и тот, с которым я говорю? Немедленно очистить помещение, или я проявлю лояльность к местному официальному, — на слове «официальному» Стэн сделал особый упор, — правительству и расстреляю ваше поселение с орбиты!

Это подействовало. В динамиках был слышен голос собеседника Стэна, который выталкивал за двери членов своего совета.

— Большое вам спасибо!

— За что? — Стэн опешил.

— Вы правильно сказали — это именно бараны. Но я вам скажу: за неимением горничной не брезгуют и дворничихой. Вы понимаете, о чем я?

Джейк и Стэн переглянулись. Джейк поднял вверх два пальца, сжатых в кольцо. Стэн согласился кивком. Похоже, с этим человеком можно было работать.

— Тогда вернемся к нашим баранам. — Стэн улыбнулся. — Что вы предлагаете?

— Канал точно заблокирован от внешнего прослушивания?

— Если я сказал, что что-то так, значит, так оно и есть! У меня лучший системщик во всей Галактике. И лучший борткомпьютер. Так что не волнуйтесь.

— Отлично! У меня двадцать тысяч бойцов. Все вооружены легким оружием. Есть летающие корабли, разумеется, атмосферные. Мы сможем начать через два дня.

— Что начать? — Уже второй раз за разговор этот человек повергал Стэна в изумление.

— Через два дня у конструктивистов будет внеочередной съезд партии. Пройдет он в отгроханном ими недавно Дворце Туда.

— Ну и название! — вклинился в разговор Джейк.

— А что вы хотели? — Похоже, что собеседник друзей распалился не на шутку. — Вы их основной лозунг слышали? Нет? Звучит это просто замечательно: «Мы идем туда, куда надо!» Отсюда и дворец.

— Лихо. Но прошу вас, продолжайте.

— Там соберется вся партийная элита. И будут решать, что делать с агрессией, принимать ли вас на службу, и так далее и тому подобное. Я предлагаю напасть на них именно в этот момент. Переловить всю партийную элиту ВКП(б), а потом будем судить.

— Вас послушать, так тут вообще никакой проблемы не будет.

— В том-то все и дело. Пограничные заслоны мы пройдем без проблем.

«Боже мой! Планета, разделенная границами! Средневековье!» — набрал Джейк на клавиатуре и показал Стэну, тот согласно кивнул.

— Но непосредственную опасность представляют укрепления возле Фердинандвиля. Это столица. И ощущение такое, что она постоянно готовится к отражению нападения.

— Что мы можем сделать? Танков у меня на борту нет, — резко ответил Стэн.

— А танки тут и не помогут. Нам нужно, чтобы вы подавили с орбиты несколько наиболее мощных укрепточек.

— Потом вы быстренько, по приходе к власти, восстанавливаете эти укрепточки и строите новые, на этот раз противокосмические. Правильно?

— Не правильно! После разгона конструктивистов этого не потребуется. Энергетически дешевле провести выборы, чем с помощью армии и полиции удерживаться у власти под страхом, что тебя стряхнут такие же, как ты.

— Звучит здорово. Но как я узнаю, что должен расстрелять?

— Об этом я уже подумал. Ежедневно из космопорта отправляется до тридцати грузовозов. Один из них потерпит небольшую аварию около вас. Там будет и карта, и подробные указания. А пока я займусь своими не в меру зарвавшимися товарищами. Поймите! Я не хочу делать революцию. Я хочу, чтобы моя планета эволюционировала, а не революционировала!

На этом сеанс связи закончился.

— Что ты по этому поводу думаешь? — задумчиво спросил Стэн.

— Не знаю, по-моему, очень приличный мужик.

— Ага. Примерно как и мы.

— Тебе тоже так показалось? — Джейк усмехнулся. — А с кем бы ты предпочел общаться? С его болтливыми товарищами?

— Ну уж нет! Лучше с тобой. — И Стэн весело рассмеялся.

— Тогда дождемся аварии транспорта, а там будет видно.

* * *

— Сэр Рэйли, выступайте, мы начинаем подавление укрепрайона! — прозвучало над притихшей в ожидании съезда конструктивистов планетой. Джейк просчитал что-то на своем чудо-компьютере и решил, что проще будет использовать канал планетарного радио, чем держать постоянный узконаправленный луч. Кроме того, что узконаправленный луч сжирал огромное количество энергии, он еще и резко снижал маневренность крейсера, который вынужден был в такой ситуации висеть в одной точке.

Вместо всех этих сложностей Стэн просто разнес тяжелым лазером энергостанцию, питающую правительственное радио. Не успели омаситские ПВО развернуть свои ракетные установки, как «Крысобой» перешел на другую орбиту и принялся старательно портить Северный укрепрайон столицы, используя все лучевое оружие носовых батарей.

Укрепрайон был построен надежно, но отнюдь не рассчитан на нападение из космоса. А носовые батареи среднего крейсера предназначались для проламывания брони линкора.

ПВО планеты все-таки проснулась, и Джейку пришлось сесть за пульт противоракетной защиты.

— Граждане омаситы! — звучал тем временем из всех радиоприемников планеты голос Стэна. — Настоятельная просьба прекратить сопротивление. Войска освободительной армии сэра Рэйли уже подходят к столице. Преступная власть ВКП(б), пятнадцать лет распространявшаяся над планетой, скоро перестанет существовать.

Не тратьте баллистические ракеты! Они вам скоро потребуются для отражения агрессии сциллийцев. Поддержите сэра Рэйли, и вы получите демократические выборы и свободы, которыми пользуются все жители планет Конфедерации!

Тем временем войска Рэйли, используя летательные средства, проскочили в столицу и вступили в бой с отборным подразделением так называемых Латных стрелков, которые защищали Дворец Туда.

— Может, попробуем давануть генштаб? — спросил Джейк, сбивая очередную ракету, слишком близко подлетевшую к «Крысобою». — Они ведь так вообще без ракет останутся, когда сциллийцы придут.

— Ну, все они выпустить, положим, не успеют. А вот построить новый генштаб, да еще и обучить людей для такой работы у них времени точно не будет.

С планеты тем временем поступило первое сообщение. Рэйли успешно расправился с Латными стрелками и уже захватил Дворец Туда. Весь Центральный Комитет конструктивистов и сам Джошуа Айронмен были уже арестованы.

— Поздравляю! — искренне произнес Стэн. — Теперь дуйте в генштаб, и пусть немедленно прекратят огонь по мне. Иначе мне просто придется ломать пусковые установки, а этого бы хотелось избежать.

В генштаб Рэйли прибыл через двадцать минут. Еще через десять ракеты перестали атаковать «Крысобоя».

— Стэн, — лицо Рэйли появилось на мониторе в рубке крейсера, — я уже в космопорте и официально приглашаю вас и Джейка к нам в гости.

— Космопорт контролируют ваши люди? — спросил Стэн.

— Да, только мои.

— А кто будет следить за посадкой?

— Не волнуйтесь! У нас хорошие специалисты, посадим, как на перину.

— Ладно, готовьте приемник под средний крейсер, через пятнадцать минут начинаем посадочные маневры. — Стэн отключил связь и, повернувшись к Джейку, продолжил:

— А тебе пятнадцать минут на то, чтобы без нашего участия ни одна собака не то что не взлетела на крейсере, а даже попить воды не смогла.

* * *

Когда смолкли двигатели, Стэн включил обзорные камеры, и внешние микрофоны его буквально захлестнула волна звуков, а знамена и транспаранты, казалось, просто рвутся с экранов мониторов наружу. Даже не верилось, что за такое короткое время можно собрать такое количество народа, пошить и разрисовать такое количество флагов и лозунгов и так подготовить речи. Да, именно в этот момент с импровизированной трибуны, которой служила одна из портовых машин, выступал высокий симпатичный парень в камуфляже и с висящим на боку автоматом. Он говорил о демократии и равенстве возможностей, о новой жизни без конструктивистов и прочих демагогов, о суде над ВКП(б) и еще о многом и многом другом. Стэн послушал еще несколько минут и связался с диспетчерской. Там тоже было ликование, и Стэн довольно долго повторял вызов, пока к экрану не подошли. Симпатичная девушка в облегающей коротенькой маечке, но с автоматом на боку просто рассыпалась в благодарностях. Стэна и Джейка величали не иначе как спасителями человечества. Выслушав все дифирамбы и восторженные вздохи, Стэн довольно желчно поинтересовался, не полагается ли спасителю в качестве личного одолжения подогнать к кораблю лифтовую шахту с тем, чтобы он, спаситель, смог спуститься со своего спасательного, как он теперь узнал, корабля на спасенную им же землю и заодно прихватить с собой еще одного спасителя, который прямо спит и видит, как он ступает на спасенную им планету и в порыве высокого чувства припадает губами к загаженному бетону космопорта. Это несколько отрезвило девицу, и та стала что-то выстукивать на клавиатуре, а немного погодя подключила к работе и остальных людей, находящихся в диспетчерской. Стэн продолжал изливать желчь. Спаситель поинтересовался, не полагается ли работникам космопорта выпроводить с территории оного космопорта ко всем чертям всех без исключения лоботрясов, не имеющих отношения к оному же космопорту. И если полагается, то почему этого не происходит? Смущенная девица попыталась сослаться на победу над ВКП(б), на что спаситель не менее желчно осведомился, а не расстреляли ли бы при вышеозначенных ВКПбистах всех посторонних, находящихся на территории космопорта, сославшись на важность для планеты этого объекта. Получив утвердительный ответ, спаситель выразил недоумение по поводу того, зачем же он, спаситель, заметьте, принимал участие в свержении такого полезного и разумного режима, если теперешние власти накануне войны с другой планетой позволяют себе удовольствие пускать в космопорт кого угодно и позволять этим кому угодно делать что угодно на вышеозначенной же территории вышеозначенного же космопорта. Девушка совсем растерялась и готова была расплакаться, но Стэн успокоил ее одной фразой: «Если я все еще задаю эти вопросы, значит, ничего еще не произошло, а вот если задавать их будет уже некому, тогда пиши пропало». Он бы еще долго читал нравоучения, но тут на пульте загорелся огонек, говоривший о том, что лифтовая шахта подключена, и Стэн решил перенести свою беседу с девушкой на потом.

* * *

— Поприветствуем людей, без которых наша победа была бы невозможна! — провозгласил с трибуны Рэйли, и митинг разразился овациями.

Стэн брезгливо поморщился и осмотрел толпу, занимающую все свободное пространство взлетно-посадочного поля. «А сюда ведь и большой транспорт посадить — проблема. Как же они с таким объемом грузоперевозок справляются?» — подумал про себя Стэн, закончив осмотр. Он посмотрел на Джейка. Тот выглядел абсолютно скисшим — он терпеть не мог больших скоплений народа. Стэн вздохнул и молча направился к Рэйли, — он решительным образом пресек попытки поднять себя над головами толпы.

Рэйли встретил друзей на трибуне и крепко обнялся сначала со Стэном, потом и с Джейком. Затем обернулся к толпе и еще раз сказал о людях, без которых победа была бы невозможной. Стэн опять поморщился и подошел к микрофону. Овации не затихали очень долго. Стэн терпеливо ждал. В конце концов над космодромом повисла относительная тишина, и Стэн начал говорить. Он не собирался читать нагорную проповедь или выражать бурное ликование по поводу так легко доставшейся победы. Он, как всегда, старался говорить о деле.

— Господа! — Над толпой разнесся удивленный гул. — Привыкайте, привыкайте! Теперь так будут обращаться к вам и так вы будете обращаться ко всем остальным. Вы что думали? Ничего не изменится? Теперь вы должны будете сами думать о себе и о том, как вам жить. Партия за вас больше решать не будет. Я не понимаю, что вы все здесь делаете? У вас что, работы нет? А от сциллийцев защищаться будем?

— «Бу-у-удем!» — разнеслось над космопортом.

— Ну так за работу! И пусть каждый на своем месте покажет, что он достоин завоеванной свободы!

Овации опять долго не стихали. Затем слово взял Рэйли. Он напомнил о преступлениях ВКП(б) и поклялся провести честный суд. После того как радостные крики стихли, Рэйли повторил тезис Стэна о том, что надо работать, и на правах главы мятежа приказал всем расходиться.

* * *

Заседание генерального штаба, посвященное отражению возможной сциллийской агрессии, было закрытым, несмотря на громадную толпу, собравшуюся перед Дворцом Туда и требовавшую прямой трансляции. Люди довольно быстро вспомнили, что такое телевидение, непонятно зачем запрещенное конструктивистами, и теперь требовали зрелищ. Рэйли в сопровождении Стэна вышел на балкон Дворца и в весьма грубой форме попросил разойтись и не мешать работать. Это подействовало и вскоре можно было начать работать над планом обороны планеты, не слушая больше криков толпы.

— Джентльмены! — обратился к собравшимся Стэн. — Давайте посмотрим на карту. Что у нас здесь есть? Все более или менее крупные заводы находятся на небольшом расстоянии друг от друга. Это и хорошо, и плохо. Хорошо потому, что оборонять такой относительно небольшой участок планеты значительно проще, чем отслеживать, что делается во многих точках, расположенных на большом расстоянии друг от друга. Плохо потому, что если этот участок все-таки накроют, то восстанавливать вы его будете очень долго. Но, принимая во внимание цели, которые преследуют сциллийцы, заводы они ломать будут в последнюю очередь, только если убедятся, что без этого не обойтись. Теперь о флоте… Безобразно, мистер Рэйли! Просто безобразно! Приказ о задержке всех кораблей в космопорте до особого распоряжения генштаба поступил только сегодня утром. И то некоторым особо юрким удается дать взятку и попросту смыться! Пошлите туда свою гвардию и, если потребуется, расстреляйте взяточников. Это законы военного времени. Мы здесь не шутки шутить собрались. Сэр Гоосе, как у нас с увеличением мощности противометеоритных батарей?

Гоосе, престарелый седой инженер, неторопливо поднялся и неспешно прокашлялся. Был он умен, многоопытен и осторожен. Одет в поношенный и вытертый на локтях пиджак, зато идеально белоснежную и накрахмаленную рубашку и брюки, о стрелки которых можно было порезаться. Его штиблеты сверкали, как лед в солнечный день. Он был до ужаса аккуратен и щепетилен во всем, что касалось любого производства, за что Джейк его с ходу очень зауважал.

— Что вам сказать, господа? — говорил Гоосе медленно и слегка в нос. — Метод, предложенный этим молодым человеком, — полусогнутый палец показал на Стэна, — не лишен остроумия. Но есть одно «но». Срок службы противометеоритных батарей и так не очень велик. Если мы поступим так, как предложил господин Стэнли, этот срок уменьшится вдвое. Стоит ли так относиться к технике?

— Да, профессор, стоит! — Стэн не выдержал и перебил инженера. — Стоит хотя бы по той причине, что, если мы этого не сделаем, флот на орбиту можно будет и не выводить. А потом, когда все закончится, можно будет поставить на корабли резервные орудия, а эти загнать на капремонт. Так когда же будут результаты?

Гоосе подошел к телефону и сказал несколько слов в трубку. Выслушал ответ, кивнул своим мыслям и, положив трубку на рычаг, вернулся на свое место.

— Через шесть суток закончим полностью. Не слишком медленно?

— В самый раз. Спасибо, сэр, — с чувством сказал Рэйли.

— А теперь, Джейк, что у тебя? — Стэн посмотрел на друга с явным любопытством. Дело в том, что Джейк уже третий день что-то делал с отобранными им людьми, запершись в одном из залов Дворца Туда, предварительно заполнив его до отказа разнообразной вычислительной техникой.

— Ну… — Джейк замялся. — Мы немножко попрограммировали и, кажется, сделали такую маленькую пакостную программку, которая поможет управлять кораблем в бою. В качестве базовой модели корабля рассматривался Х-СОМ, их у нас больше всего. Если раньше надо было обладать очень большим воображением, чтобы воевать на этой посудине, то сейчас это сможет даже ребенок. Правда, борткомпьютеры по окончании операции надо будет перепрограммировать заново. Но это не страшно, ведь я сделал матрицу, с которой потом все можно будет скопировать. Вот, собственно, и все. Сразу же по окончании заседания я подниму на орбиту один корабль и апробирую всю систему в действии.

— Хорошо. Теперь баллистические ракеты. — Стэн намеренно оставил этот вопрос на десерт.

Поднялся мистер Руэл.

— На шесть залпов хватит. Хотя, как показывает опыт, если три первых оказались неудачными, остальных уже просто не будет.

И мистер Руэл с достоинством сел на место.

— Заседание закрыто, все свободны. В случае необходимости вас всех созовут снова.

Люди медленно расходились, и скоро в комнате остались только Стэн и Рэйли.

— Вот так-то оно, — задумчиво сказал Стэн. — Нравится?

— Не очень, — ответил Рэйли. — Может, действительно вывести всех штабистов в тюремный двор и на их глазах расстрелять начальника штаба и его зама? Может, хоть тогда сотрудничать начнут?

— У тебя, Рэйли, теперь демократия. Так что не хочет человек, не насилуй. А вот когда побьем сциллийцев, тогда можешь объявить этих генералов предателями и судить. Думаю, что их простят, но на рудники все равно зашлют.

— А мы побьем сциллийцев?

— Должны! Иначе овчинка выделки не стоила.

* * *

Подготовка кораблей шла своим чередом. Жители Омаса были, конечно, славными ребятами, но понять, что транспортный корабль можно приспособить для войны, никак не могли. Пришлось Стэну частично раскрыть свое инкогнито и объяснить, как с помощью двух транспортов, переоборудованных в штурмовые корабли, Галактический Патруль разделался с одним из крупнейших пиратов современности.

Транспорты, с усиленными противометеоритными батареями и битком набитые десантом, вылетели, как обычные коммерческие суда. Естественно, Стэн тогда заблаговременно позаботился о том, чтобы это стало известно пиратам. Когда грозный с виду пиратский крейсер вынырнул из гиперпространства на расстоянии каких-нибудь шестисот километров и предложил сдаться, его осыпал такой шквал огня, что пилот, считавшийся одним из лучших, не смог даже развернуться к напавшим кормой. А когда один из псевдотранспортов вдруг пришел в движение и через очень короткое время взял пирата на абордаж, этот прожженный мерзавец, убийца не одного десятка людей и вообще человек отчаянной смелости, сам вышел навстречу Стэну и лично сдал корабль. Сопротивления внутри пиратского крейсера, на которое рассчитывал Стэн и из-за которого нагрузил оба транспорта десантниками, не последовало.

Рассказ был воспринят с энтузиазмом. Тем более что об этой истории слышали практически во всей Галактике, хотя командование Восьмой Бригады и позаботилось о том, чтобы подробности в прессу не просочились. Однако тут же возник спор о том, сможет ли Омас набрать такое количество людей, чтобы взять на абордаж весь сциллийский флот. Стэн аж сорвал голос, но доказал, что этого делать не надо. Достаточно уничтожить треть и захватить флагман. О том, какой корабль будет флагманским, у Стэна уже имелись смутные догадки. О том, как его захватить, — тоже.

* * *

Джейка Стэн все это время почти не видел. Он занимался перепрограммированием борткомпьютеров и возвращался в свой люкс поздно ночью и тут же проваливался в сон. Попытки поговорить с ним днем заканчивались только раздраженным «не мешай». Стэн не обижался. Что ни говори, а если Джейк получил фронт работ, то он разобьется в лепешку, но все сделает.

Единственный раз, когда они поговорили минут пять, это при обсуждении вывода на патрулирование четырех уже полностью готовых кораблей. Джейк поинтересовался результатами экипажей на тренажерах, удовлетворенно кивнул, выслушав ответ Стэна, и опять заспешил к себе в компьютерную.

Тем временем поступили разведданные со Сциллы. Там уже почти готовы были начинать. Флагманским кораблем стал транспорт «Харибда». Описание его внешнего вида и ходовых характеристик (корабль уже болтался на орбите) давало возможность предположить, что именно в такую мерзость переименовали «Краба».

Тем же вечером Стэн созвал Совет Обороны, так теперь назывался тот орган, который должен был подменить собой генштаб, и, сообщив ситуацию, предложил ввести на планете военное положение. Совет немного поспорил и согласился. Сразу же после совета Рэйли выступил по радио и телевидению и официально объявил на Омасе военное положение. Это никого особо не удивило, тем более что последние пятнадцать лет вся планета жила фактически именно так и ничего принципиально нового не предвиделось. На следующее утро весь флот Омаса стартовал на боевое дежурство, а наземные службы уже заканчивали последние приготовления.

Планета, волею судеб ставшая объектом притязаний сциллийцев, готовилась к отражению нападения. Люди понимали, за что они будут драться и с кем. И к чему приведет поражение. Поэтому у большинства вопросов не возникало. Те же, кто решил отсидеться дома, имели реальный шанс оказаться после победы, если таковая произойдет, в самых мерзостных рудниках, какие есть на Омасе, — Рэйли был настроен решительно.

* * *

— Рэйли! Прикажи этим идиотам отогнать от планеты вторую эскадру не туда, куда хочется этому барану капитану «Клирика», а туда, куда я сказал! — Стэн был уже в тихом бешенстве. С того светлого момента, как они с Джейком помогли восстанию, прошло уже три недели. За это время им удалось создать на Омасе флот, оборудовать его, вывести на боевые позиции, а теперь все могло «накрыться медным тазом», как говаривал старина Рэйли, из-за того, что капитан «Клирика», флагмана второй эскадры, никак не желал покинуть пределы устойчивой связи со своим домом. Он уже битый час наговаривал своей жене и дочери какие-то глупости, перемежая их признаниями в любви. Стэн медленно зверел, ведь попытки связаться с «Клириком» ни к чему не приводили, Рэйли крыл матом всю вторую эскадру, которая не желала сдвигаться без прямого приказа командира, а Джейк мерзко хихикал за противоракетным пультом «Крысобоя».

— Ну чего ты ржешь? — осведомился Стэн у Джейка. — Очень смешно! Сейчас сциллийцы выскочат, то-то им потехи будет! Да прекрати ты хихикать! Ты здесь зачем? Развлекаться? Может, посоветуешь что?

— А что ты хочешь услышать? — Джейк все еще развлекался. — Отстрели «Клирику» передающую тарелку, может, тогда он поймет, что не у тещи на блинах?

— Интересная мысль. И главное — умная! — Стэн щелкнул тумблером, и правый экран пульта осветился, на нем показалось измученное лицо Рэйли. — Что там у тебя?

— Я связался с этим ослом. — Рэйли тоже уже с трудом сдерживал бешенство. — Он говорит, что его чутье никогда не подводит, а он чувствует, что должен еще поговорить с женой и дочерью. Сциллийцы, видите ли, придут еще не скоро, и он успеет занять нужную позицию. Как тебе это?

— Не дергайся! — Стэн уже принял решение, и на душе у него сразу стало спокойнее. — Ты же верховный главнокомандующий. Снимай этого козла с командования и назначай его зама. А после боя — под военный трибунал собаку и к стенке за саботаж!

— А как же демократия? — Рэйли был явно шокирован.

— Планета на военном положении, — отчеканил Стэн и отключил связь.

— А ты не перебарщиваешь? — Джейк наконец перестал развлекаться и с интересом уставился на Стэна.

— Абсолютно. Этот капитан либо сентиментальный дурак, либо шпион сциллийцев. — Стэн на секунду задумался. — Если он дурак — это еще полбеды, а вот если предатель — плохо наше дело.

— Тогда давай его посадим на планету и передадим в руки Гоосе, — предложил Джейк.

— Мысль здравая. — Стэн врубил связь. — «Астра», «Пилигрим», взять «Клирика» на прицел и передать приказ садиться на планету. В случае невыполнения — открыть огонь!

Отключив связь с кораблями еще до того, как ему ответили, Стэн связался с Гоосе.

— Сэр! Скоро в центральном космопорте сядет «Клирик». Арестуйте капитана и тут же обследуйте его на предмет психических отклонений. Если есть — в психушку, если нет — в контрразведку.

— Понимаю, — спокойно сказал Гоосе. — Я с интересом слежу за его беседой с женой, и у меня создалось впечатление, что это код. Тем более что никакой жены у него нет.

— Черт! Значит, его лучше сбить.

— Не надо. Он и раньше не внушал мне доверия, — так же спокойно продолжил Гоосе, — и я взял на себя смелость вывести из строя его артиллерию. Так что сядет, никуда не денется.

— Спасибо. — И Стэн отключил связь.

* * *

Три эскадры, сформированные на Омасе стараниями Стэна и Джейка, вышли на боевое дежурство. Стэн не надеялся ни на что, кроме внезапного и решительного отпора агрессору. Была еще слабая надежда на компьютер «Краба», но ставки на это Стэн не делал.

Уже с орбиты Стэн «нащупал» ближайший ретранслятор и передал на Сабу коротенькое сообщение. Ответ пришел поразительно быстро. И был он еще короче: «Люблю, целую, победы. Эя». Стэн понял, что должен вернуться на Сабу живым.

 

Глава 5

— Стэн, переходи на орбиту второго спутника и включай защиту. — Голос Джейка прозвучал впервые за последние четыре часа.

— Появились? — Стэн встрепенулся и быстро забарабанил по клавиатуре.

— Очень сильное возмущение гиперполя, минимум три миллиона тонн. — Джейк на секунду оторвался от монитора, а затем снова продолжил считывать информацию.

Они болтались на орбите Омаса уже третьи сутки, и ожидание начинало действовать на нервы. Люди на переоборудованных транспортах нервничали еще больше. Рэйли стоило огромного труда удерживать их от всяких глупостей. За все время, пока флот Омаса находился в засаде, произошел только один серьезный инцидент, связанный с капитаном «Клирика», но вот куча мелочей происходила постоянно. То один из кораблей флота вдруг переставал отвечать на вызовы и вообще пропадал с радаров. Стэн потратил два часа на поиски и наконец обнаружил корабль целым и невредимым, севшим на одну из лун Омаса. Борткомпьютер корабля был настолько перегружен, что отвечал на запрос «Крысобоя» с двадцатисекундной задержкой. Оказывается, экипаж настолько увлекся игрой в карты с компьютером, что напрочь забыл обо всем остальном. Джейку пришлось надеть скафандр, добраться до проштрафившегося судна и там злобно отобрать все без исключения носители информации и очистить от игр компьютер. В другой раз на процедуре проверки готовности противометеоритных батарей «завис» компьютер на «Вурдалаке», и в течение трех с половиной минут его батареи извергали в пространство потоки плазмы, от которых приходилось уворачиваться всему флоту. Несмотря ни на какие предосторожности, один корабль получил серьезные повреждения, и его вынуждены были отбуксировать на Омас для ремонта.

И вот теперь ожидание явно заканчивалось. Флот Омаса быстро занимал позиции, рассчитанные Стэном с использованием тактики Галактического Патруля, а сам «Крысобой» медленно дрейфовал за второй луной планеты.

* * *

Стэн сидел за пультом крейсера и размышлял. Если сциллийцы готовили эту агрессию без присущей им экспансивности, то состав флота обещает быть таким, что никакие переделанные транспорты с ним никогда не справятся. Он бы на их месте продал к чертям собачьим все вообще и накупил бы на все деньги крейсеров. С десяток тяжелых, а на остальные — средних. С другой стороны, общеизвестно, что Омас не обладает сколь-нибудь значительным военным флотом, но обладает мощными наземными войсками. Значит, дешевле будет высадить большой десант и поддержать его из космоса одним-двумя крейсерами.

Здесь в рассуждениях Стэна намечалась явная брешь. Как сциллийское командование планирует операцию, можно было только догадываться. А если они вообще решат забросать планету с орбиты нейтронными бомбами, а через год начать ее осваивать заново? В любом случае не позднее чем через восемь стандартных часов все выяснится, подумал Стэн, а пока нечего поднимать волну.

От нечего делать Джейк решил поделиться с другом своими невеселыми мыслями о предстоящей драке (назвать это боем язык как-то не поворачивался).

— Если они не полные дураки, то подгонят сюда десяток тяжелых крейсеров и устроят нам такую мясорубку, что чертям в аду тошно станет.

— Именно об этом я и думал, — медленно произнес Стэн. — Будем надеяться, что они сделают упор на планетарную армию и наш комитет по встрече окажется для них приятной неожиданностью.

— Не знаю. Может, и окажется. Но у меня из головы не идет этот ублюдок, капитан «Клирика». Кому он и что передавал?

— Гоосе говорит, что уже изловил человек пятнадцать и парочка даже призналась.

— У Гоосе варварские методы ведения допроса. Я бы и сам признался в чем угодно, если бы увидел его «приспособления»!

— Нет. Он просто понимает, что сейчас нужна информация и любой ценой. В отличие от таких хлюпиков, как ты. Ну и что, что он их там пытает? Зато когда сциллийцы вынырнут из гиперпространства, они получат прекрасную дезу со своего же передатчика.

— Тебе виднее. Это ж ты у нас в Галактическом Патруле был.

На этом разговор и закончился. Стэн не мог сказать, что его друг не прав, но, с другой стороны, прекрасно понимал и Гоосе. Если бы опасность угрожала его дому, он бы, наверное, тоже пытал и расстреливал. Все общечеловеческие ценности куда-то улетучиваются с поразительной быстротой, когда человека цепляет за живое. Он еще в состоянии трезво оценить свои поступки, понять, что это плохо, но все равно поступит так, как считает нужным, и ничего с этим не сделаешь. Стэн с раздражением подавил в себе эти мысли, зная по опыту, куда они могут его завести. Война — это война. Здесь рассуждать об общечеловеческих ценностях не рекомендуется — застрелить могут. Так, ненароком. Поэтому Стэн придерживался правила «Сначала стреляй, а потом спрашивай, кто идет». Это не раз спасало ему жизнь, но именно из-за этого его и «попросили» из Галактического Патруля. Во время последней операции, которой имел несчастье командовать Стэн, погибло слишком уж много мирного населения. Правда, Стэн этих людей мирным населением уж никак не считал, но его мнения как-то не спросили.

Дело было на Янте, которая тогда стала уже просто пиратским гнездом. Командование Патруля решило сделать вылазку с целью уничтожить корабли пиратов и несколько проредить экипажи. Командовал операцией молодой, подающий надежды ротмистр Стэнли Рутер. Сразу после высадки на планету легионеры подверглись такому массированному обстрелу, что голову невозможно было поднять. И тогда Стэн задействовал оставленный на орбите крейсер… При разборе дела командованием Патруля особо отмечалось, что Стэн не имел никакого морального права расстреливать с орбиты мирный город тяжелыми лазерами. То, что каждый дом этого «мирного» города быы превращен в долговременную огневую точку, а в каждой семье хоть кто-нибудь да пиратствовал, никого не волновало. После разбирательства к Стэну подошел полковник Дон и интеллигентно намекнул, что крайне недурственно было бы написать рапорт с просьбой об отставке. Во избежание трибунала. Стэн попытался повоевать, но быстро понял, в чем дело. Великовозрастный балбес одного из высокопоставленных чиновников Совета решил поискать на Янте романтики и погиб при обстреле города. То, что чиновника надо было привлечь к ответственности за пиратство сына, как-то никому не пришло в голову…

* * *

— Стэн, переходи на орбиту второго спутника и включай защиту.

— Появились?

— Очень сильное возмущение гиперполя, минимум три миллиона тонн.

Стэн включил защиту и быстро начал маневр по переходу на новую орбиту. Он знал, что весь флот Омаса сейчас перегруппировывается, и невольно улыбнулся. Комитет по встрече непрошеных гостей занимал места согласно протоколу.

Первый корабль сциллийцев вынырнул в пространство как-то неожиданно. Так всегда бывает, несмотря на то что ждешь, что мощные приборы уже примерно определили тоннаж судна и место его появления. Стэн взялся левой рукой за джойстик и медленно послал «Крысобоя» вперед. Габаритные огни крейсера были выключены, экипаж в скафандрах, а из сопел вырывалась струя неподожженного водорода для того, чтобы их нельзя было засечь по тепловому следу.

Сциллиец вел себя очень осторожно. Он остался на расстоянии, недоступном для радаров космопорта Омаса, и послал серию коротких кодированных сигналов в сторону планеты. Секунд через тридцать пришел кодированный ответ. Оставалось надеяться, что Гоосе перехватил настоящих шпионов и теперь кормит сциллийцев заранее подготовленной дезой.

— Корабль — средний крейсер, тоннаж — сто — сто пятьдесят, энергоемкость четыреста, лучевое вооружение стандартное, — прозвучал в наушниках голос Джейка.

— Спасибо, — ответил Стэн. — Расстояние до противника?

— Миллион километров, продолжает движение. Через четыре минуты будет в радиусе действия наших батарей.

— Чего они ждут? — Стэн недоумевал. — Пора бы уже начать массированную высадку.

— У них более слабый, чем у нас, компьютер, — пояснил Джейк. — Пока декодируют пришедшее сообщение, пока убедятся… Сильное возмущение гиперполя. Думаю, начало атаки.

И верно. Космос вокруг вспыхнул десятками новых звезд. Они быстро гасли, а на их месте появлялись космические корабли сциллийцев. Стэн выждал, пока этот звездопад не прекратится, и посмотрел на монитор. Сциллийцы привели более шестисот кораблей. Компьютер подумал еще секунд пять и выдал раскладку по таблицам Патруля. Стэн бегло просмотрел ее и озадаченно присвистнул: восемь средних крейсеров, три галатранспорта, остальные — транспорты класса Х-СОМ и меньше.

— Приказ по флоту. — Стэн говорил по спецканалу закрытой связи. — В соприкосновение с противником не вступать до моего личного приказа. Приоритетные цели — крейсеры. База, подготовьте ракеты.

Пальцы Стэна опустились на клавиатуру, и крейсер медленно начал сближение с флотом противника.

— Джейк, наведи ходовой лазер на ближайший крейсер и держи его на мушке. И прозвони все частоты. Они должны между собой общаться. Кроме того, должны быть автоответчики. Иначе они ракетами друг друга порасшибают.

— Уже нашел, — весело ответил Джейк, — частоты автоответчиков и радиообмена у меня на мониторе. Включить помехи?

— Рано. Только когда пройдут нашу орбиту..

Флот Сциллы медленно продвигался к Омасу. Это было величественное и страшное зрелище — огромная армада как тень надвигалась на «незащищенную» планету. Стэн ждал. План отражения агрессии был прост, но действен. У Омаса имелись в наличии два естественных спутника Фердинанд и Люсия. По замыслу Стэна, бой должен был пойти именно между их орбитами. Основные силы Омаса сейчас находились за Люсией, ближним к планете спутником, а одна эскадрилья — за Фердинандом. Основными силами командовал Рэйли, засадным полком, как с легкой руки Гоосе окрестили отдельную эскадрилью, — лично Стэн.

— До подхода противника к точке встречи две с половиной стандартные минуты, — абсолютно бесцветным голосом произнес Джейк.

Он, казалось, сросся со своим компьютером, и Стэн вздохнул с облегчением. «Все будет в полном ажуре», — подумалось Стэну.

Флот противника приближался к планете, не наращивая скорости и не ломая строя. Впереди шла четверка крейсеров, призванная, вероятно, подавить ракетные комплексы, дальше, следовали Х-СОМы, а за ними галатранспорты, один из которых был окружен оставшейся четверкой крейсеров.

— Полторы стандартные минуты до точки встречи.

— Джейк, проверь, пожалуйста, тот сухогруз, что в окружении четырех крейсеров, не «Краб» ли? — Стэн отлично помнил о некоторых особенностях этого корабля и искренне надеялся, что ими удастся воспользоваться.

— Он самый, только еще далековато, под контроль не возьму.

— Пока не надо. Время?

— Тридцать секунд.

— Флот! Обратный отсчет. Двадцать девять, двадцать восемь…

Стэн машинально произносил цифры, а в это время полностью расслабился и очищал свой мозг от каких бы то ни было мыслей. В бою они могли только помешать.

— …пятнадцать, четырнадцать…

Почему-то вспомнился его первый боевой вылет. Тогда Патруль разделывался с «Амальгамой» — мощным объединением, поставившим своей целью построить на всех известных планетах рабовладельческое общество, а самим стать его божествами. Стэн даже не очень помнил, что происходило. Его крейсер получил очень большие повреждения, и он, только выпустившийся лейтенант, перехватил управление и целых двадцать минут вел огонь по тяжелому крейсеру противника, решившему, что все уже хорошо, и подошедшему взять крейсер Патруля на абордаж. За это Стэн заработал свой первый орден. Потом было много других боев… А потом была Янта.

— …три, два, один. Начали, Рэйли!

Наперерез эскадре сциллийцев выскочили корабли Омаса, прятавшиеся до этого момента в тени Люсии. Сзади ударил «Крысобой», ведя за собой отдельную эскадрилью. Бой начался.

* * *

Сциллийцы быстро сориентировались. Несмотря на внезапность случившегося и потерю почти трех десятков кораблей в самом начале боя, они умудрились перестроить порядки и начать контратаку. Тут Джейк и врубил генератор помех.

Эффект превзошел все ожидания Сначала сциллийские ракеты, уже выпущенные и имеющие, кроме всего прочего, головки наведения на большую массу, дружно повернули к своим же кораблям, которые находились поближе. Потом столкнулись сразу несколько Х-СОМов. Тем временем атака двух эскадр под управлением Рэйли усиливалась, и Стэн решил заняться крейсерами противника. Он осторожно подвел «Крысобоя» к ближайшему из них и дал залп из носовых батарей. Если смотреть на фейерверк с земли, то это красиво, если примерно такое же зрелище рассматривать с воздуха, это величественно, а если этот фейерверк происходит в каких-нибудь ста километрах от тебя и взрывается не трехсотграммовый пороховой заряд, а многотонный крейсер, то изрядно тряхнет. Именно это и испытал экипаж «Крысобоя».

— Рэйли! Один крейсер готов, — бросил в переговорное устройство Стэн.

— Понял. Как там с флагманом? — У Рэйли на борту явственно были слышны крики и ругань.

— Еще не добрался, — ответил Стэн. — А ты надень на своих болванов скафандры. И бегом!

— Понял. Сделаю! — И Рэйли отключился.

— Джейк! Расстояние до флагмана? — Стэн с ходу переключился на свою часть боя.

— Семьсот пятьдесят тысяч миль, приближаемся.

Стэн удовлетворенно кивнул. Вообще-то он плохо себе представлял, что будет делать с захваченным флагманом. Первым побуждением было разогнать его как следует и врезать в одну из лун. Но, по здравом размышлении, крайне недурственно было бы его посадить на Омас и судить экипаж за агрессию. Как бы то ни было, а сейчас к «Крысобою» приближались целых два крейсера, капитаны которых явно смекнули, что к чему.

Стэну как-то очень не хотелось погибать, а тем более в самом начале боя. Он, как и всякий игрок, в душе наслаждался именно самим процессом. Хотя и результат был ему далеко не безразличен. Круто отвернув в сторону и попутно разнеся в щепки один из вражеских Х-СОМов, «Крысобой» выпустил управляемую ракету и занял позицию, чтобы солнце было у него за кормой. Крейсерами противника управляли тоже не зеленые юнцы, но тягаться со Стэном в боевом маневрировании они не могли. Его-то учил сам Боб Джемински, который не то что собаку, скорее гиппопотама съел на этом деле. Противники Стэна явно не ожидали такого маневра и потеряли несколько драгоценных секунд на установку солнцезащитных фильтров. Именно благодаря этому Джейк аккуратно влепил одному из них ракету под рубку. Крейсер дернулся, выпустил из себя струю горящего воздуха и повис в пространстве грудой металлолома. Стэн сразу же представил себе все прелести реставрации этой машины после боя, и его передернуло. Второй противник Стэна вдруг передал внешним семафором хорошо известный Стэну сигнал. Это даже как-то смутило капитана «Крысобоя». Сигнал этот означал формальный вызов на дуэль, и перевести его можно было как «Ты и я». Об этом сигнале мог знать только легионер из Галактического Патруля. В Патруль сциллийцев не брали. Значит… Додумать Стэн не успел, потому что его пальцы уже набрали на клавиатуре, а внешний семафор понес в пространство стандартный ответ: «Я и ты». Дуэль началась.

Казалось, бой остановился. Все взгляды были устремлены на два крейсера, занимающих боевые позиции. Им никто не мешал. Стэн осторожно подал вперед джойстик, и «Крысобой» пошел на сближение с противником. По классу крейсеры не отличались, но вооружение «Крысобоя» имело явное превосходство. Стэн не зря навесил на свой крейсер две дополнительные батареи на нос и с десяток «лишних» ракет. Противник Стэна не торопился. Похоже, они учились у одного и того же учителя. Крейсер сциллийцев оставался неподвижным, а потом медленно двинулся к противнику, хотя пламени двигателей видно не было. «Воздух стравливает», — догадался Стэн. Сам он этого никогда не делал, потому что не любил рисковать целостностью компьютера. Но противник Стэна понимал, что без повреждений ему не обойтись, и пожар внутри корабля его явно не устраивал. Крейсеры начали медленно кружить друг напротив друга. Обычно Стэн выигрывал такие поединки за счет выдержки, которой во многих других ситуациях ему не хватало. Нос «Крысобоя» слегка приподнимался и опускался в такт его мягким и грациозным боковым прыжкам. В Патруле эту манеру вести бой называли «танец смерти». Практически любое движение противника, сделанное им с малейшей ошибкой, вело к повреждениям, несовместимым с дальнейшим ведением боя. Залп носовых батарей мог в доли секунды разделаться с любым кораблем, проломив его защитное поле и броню. Похоже, что противник Стэна прекрасно был об этом осведомлен и резких движений не делал.

Пальцы Стэна опустились на клавиатуру, и с десятисекундной задержкой внешний семафор понес в пространство вопрос: «Кто ты?» Ответ пришел секунд через тридцать. Сциллиец тоже осторожничал. «Я — твоя головная боль». Это Стэна позабавило. Но в дальнейшие пререкания с «головной болью» он вступать не стал, четко понимая, что раз пошли такие заявления, то противник его попросту боится. А если боится, то сделает глупость.

Глупость не заставила себя долго ждать. «Головная боль», как мысленно окрестил про себя противника Стэн, сделал резкий поворот вправо и вверх и выпустил одну за другой три ракеты. Джейк спокойно навел башенный лазер на каждую из них, и три вспышки озарили поле боя. Стэн же, воспользовавшись маневром противника, резко сместил «Крысобой» влево и дал залп по днищу вражеского крейсера. После залпа Стэн не только не остановил движение своего крейсера, но и придал ему еще немного ускорения. Маневр его стал ясен чуть-чуть позже, когда от искореженного днища поверженного противника отделилась и с устрашающей скоростью понеслась вниз шарообразная конструкция. В первый момент никто ничего не понял, и только Стэн удовлетворенно улыбнулся. Это вылетела в пространство активная зона реактора. Теперь крейсер противника был беспомощен, как вытащенная из воды рыба. Стэн круто развернул «Крысобой» и выпустил ракету по пролетавшему недалеко вражескому Х-СОМу. Бой разгорелся с новой силой.

* * *

— Осталось три крейсера и куча мелочи, — доложил Джейк.

— Расстояние до флагмана?

— Четыреста пятьдесят. Будем брать?

— Рано. Сначала крейсеры.

Стэн заложил резкий вираж и выпустил ракету. Крейсер попался до предела верткий, и ракета опять разнесла Х-СОМ. Это продолжалось уже довольно долго и начало действовать Стэну на нервы. Гоняться за этим крейсером было сплошной морокой. После поединка с неизвестным легионером Стэн развернул «Крысобой» и атаковал скопление мелких транспортов противника, которые явно воспользовались резервной волной связи и пытались организовать сопротивление. Х-СОМ вообще не противник для крейсера, но этих было много, и Стэну с Джейком пришлось попотеть, расстреливая этих вездесущих, как тараканы, Х-СОМов. Потом пришло сообщение от Рэйли. Ему тоже приходилось несладко, но он умудрился подвести два крейсера противника под ракеты, запущенные с Омаса, и теперь просто вопил от радости. Стэн приободрил его еще, сказав, что это только начало, и отправился охотиться за оставшимися крейсерами. И вот он уже больше двадцати минут гонялся за одним-единственным крейсером и никак не мог в него попасть — тот без зазрения совести прятался за своих же, и у Стэна в мозгу забрезжила смутная догадка, что он имеет дело не просто с джентльменом удачи. Конечно, предположить, что на службе у сциллийцев находятся профессионалы, было можно, но тут остро запахло Галактическим Патрулем, причем действующим составом. Джейк тоже почувствовал неладное.

— Стэн, ты был одним из лучших в Патруле?

— Да. А почему ты спросил?

— А кто был лучше тебя? — не унимался Джейк.

— Буквально человек пять-шесть. А при чем тут это?

— Тот самоубийца, который вызвал тебя на дуэль, по-моему, просто прощупывал, кто ты есть для других. Тебя могут узнать по манере вождения корабля?

— Если кто из старых сослуживцев — без проблем.

— А ты не узнаешь того друга, за которым мы гоняемся?

И тут Стэн в первый раз серьезно задумался. А ведь точно! Кто еще мог откалывать такие фокусы, кроме Боба Пенски? Это же его стиль. Только он мог ничтоже сумняшеся подставить вместо себя своего товарища, а потом еще и доложить, что тот сам виноват. Когда-то они со Стэном даже дружили, потом, когда Стэна попросили из Патруля, Боб бегал и всем рассказывал, какое Стэн на самом деле дерьмо и как он, Боб, его всегда удерживал от глупостей и вообще, если бы не Боб, Стэна бы выгнали еще раньше.

— Ах ты ж, собака! — Стэн цедил в микрофон слова, которые как камни падали в эфир. — Вылазь, паскуда, я с тобой поговорю. Боб, ублюдок! Я к тебе обращаюсь! Заканчивай прятаться за своими, иди, я тебе дырку в борту сделаю.

— Никакие они мне не свои, — донеслось из наушников. — А ты попробуй догони!

— Выходи, я тебя вызываю!

— Ты уже не легионер! Не выйду.

— Жаба вонючая! Скунс подзаборный! Хорек трусливый! Выбирайся на прямую, я с тобой поговорю! — многообещающе процедил Стэн.

— Пусть жаба, пусть хорек. Зато живым останусь! — ответил Боб.

— Вот на это можешь даже и не надеяться! Живым ты только на местные рудники попадешь! — И Стэн применил маневр, которым раньше покупал Боба почти каждый раз.

«Крысобой» резко принял вверх и завалился на правый борт, как бы готовясь к крутому развороту. Боб, увидев такое дело, быстро пошел на сближение. Стэн, казалось, только того и ждал. «Крысобой» резко нырнул и дал залп из носовых батарей. Корабль Боба дернулся, и стало заметно, что защитное поле отключилось. Воспользовавшись этим, Джейк моментально выпустил управляемую ракету, и через несколько секунд двигатели Бобова корабля представляли собой большую кучу металлического лома. После чего Стэн хладнокровно лишил Боба оружия, разбив лазерные пушки.

— Ну, Боб, готовься! После боя я уж с тобой побеседую! — совершенно искренне пообещал Стэн и развернул крейсер, ища следующую цель.

* * *

Сильный удар потряс «Крысобой» до основания. Мигнули лампы, но компьютер не отказал. Стэн взглянул на повреждения и присвистнул. Весь правый борт представлял собой сплошное красное пятно, пульсирующее на схеме, над которой горела надпись «ОПАСНОСТЬ!». «Вот, кажется, и допрыгался», — додумал Стэн и попытался выровнять корабль. Это ему удалось, но былую маневренность он таки утратил. «Кто же это меня так приласкал?» — размышлял Стэн, лихорадочно отстукивая на клавиатуре приказ за приказом перестающему слушать управления кораблю. Оставался только один крейсер, который «Крысобой» сейчас и преследовал, и выстрел был сделан явно не с него. Джейк матерился вполголоса, налаживая управление противометеоритной защитой правого борта.

— Не пойму, кто это нас так, — раздраженно бросил Стэн, выпуская последнюю ракету с левого борта и пытаясь вывести ее на вражеский крейсер, который отчаянно маневрировал, явно не желая разделить участь семи своих товарищей.

— А я, кажется, знаю, — ответил Джейк.

— Подожди! — Стэн таки провел ракету вплотную к борту последнего крейсера противника и активизировал взрыватель. Последовал мощный взрыв. Крейсер дернулся, и тут же Стэн всадил по образовавшейся в защите бреши из носовых лазеров. Дело было закончено.

— Ну и кто же нас так, по-твоему?

— А это я, дурак, — беззаботно ответил Джейк. — Там перегрев был по правому борту, ну, в навесных ракетах, а я не обратил внимания. Видать, одна и взорвалась, а за ней и остальные три.

— Их там что, четыре штуки было? — Стэн с уважением посмотрел на Джейка.

— Да, а что?

— И мы до сих пор живы? — не унимался Стэн.

— Конечно, живы! Вся сила взрыва ушла вперед, а нас так, мельком задело.

— Ничего себе мельком! У нас же от правого борта одно воспоминание осталось!

— Не дергайся, от крейсеров отбились, значит, теперь пусть Рэйли вкалывает, а мы флагман подцепим и на Омас.

— Совсем забыл. Расстояние до флагмана?

— Триста шестьдесят. Перехватываю управление. Свяжись с Рэйли, объясни ситуацию и порулили уже к Омасу.

Пока Стэн связывался с Рэйли и втолковывал ему, что к чему, Джейк полностью перехватил управление флагманом и повел его кругами вокруг «Крысобоя», явно стремясь позлить сциллийцев. До Рэйли, разгоряченного боем, доходило очень медленно. Когда же он наконец понял, что появилась возможность захватить вражеский флагман целиком, он с ходу сказал, что дальше справится сам, переподчинил себе эскадрилью Стэна, от которой к тому моменту уже мало что осталось, и, пожелав удачи, кинулся добивать вконец деморализованных сциллийцев.

Многие сциллийские корабли уже пытались повернуть назад и уйти в гиперпространство, но им не давали. В дальнейшем, когда эта битва уже войдет во все учебники как «Битва при Омасе», историки будут очень удивлены, узнав, что сбежать удалось только девяти кораблям. Остальных Рэйли уничтожил полностью или надолго вывел из строя. Все они остались между лунами Омаса, откуда были впоследствии оттранспортированы на планету и использованы для пополнения флота победителей.

* * *

«Харибда» шла параллельным «Крысобою» курсом. Сзади затихал бой. Над Омасом вставало солнце. Посадка должна была происходить на рассвете. Это показалось вымотанному Стэну добрым знамением, и он улыбнулся и похлопал по пульту управления крейсера. «Крысобой» шел неровно, то зарываясь носом, то резко рыская в стороны, сказывались повреждения, полученные при взрыве ракет на правом борту. Но, несмотря ни на что, корабль выдержал бой, и Стэн был ему за это благодарен.

Джейк усталости не чувствовал. Как же, ему ведь дали такую игрушку! Ведомый им «Краб», переименованный сциллийцами в «Харибду», выполнял такие пируэты и финты, что Стэну, периодически смотревшему на «подопечного», делалось не по себе. Первое, что сделал Джейк, отобрав под себя управление «Крабом», это отключил всю артиллерию. Зато потом он жестко заблокировал все шлюзы, включая спасательные капсулы, и отключил искусственную гравитацию. Каково приходилось экипажу «Краба», Стэн мог только догадываться.

Сориентировавшись, Стэн послал запрос космопорту о посадке. Ответил Гоосе.

— Вас разбили? — первое, что спросил инженер, когда его лицо возникло на экране.

— Наоборот, — устало ответил Стэн. — Мы с победой. С трофейным флагманом. И полуживым крейсером.

— А что с Рэйли?

— Добивает остальных, — вмешался в разговор Джейк. — Посадку даете?

— Даю, — серьезно ответил Гоосе. — Кого сначала? Вас или флагман?

— Флагман, — ответил Стэн. — Мы сядем следом и сразу в ремонт. Много наших с повреждениями?

— Пока тридцать два. Но ожидаем больше.

— Понял. Готовьте наземные транспорты. Флагмана надо будет сразу оттащить в ангар. Кстати, на нем полный экипаж, так что организуйте комитет по встрече. Желательно с использованием полицейских сил.

— Будет сделано. Начинайте маневр через четыре минуты.

* * *

Посадкой флагмана собирался руководить лично Стэн, но Джейк его к пульту не подпустил. («Мало ли, что ты хочешь! Я это сделаю лучше, а ты отдохни, устал ведь».) Купившись на эту не особо свойственную Джейку заботу, Стэн развалился в кресле и вскоре с ужасом наблюдал, как Джейк измывается над «Крабом». Корабль рыскал, как будто он, а не «Крысобой», получил повреждения. Посадка была с блеском осуществлена при восьмикратной перегрузке. Джейк довольно потер руки и высказался на тему того, что крайне недурственно было бы точно так же обойтись со всеми сциллийцами вместе взятыми и посмотреть, как они после этого будут выглядеть. Когда на связь вышел Гоосе и отрапортовал, что «комитет по встрече» уже готов, Джейк разблокировал шлюзы и полюбовался через телеметрию «Краба», как из его чрева извлекают находящихся в полуобморочном состоянии сциллийцев.

— Гоосе, вы там уже закончили? — поинтересовался Стэн.

— Можете начинать посадочный маневр, — ответил Гоосе, и только тут Стэн увидел, что на его собеседнике просто нет лица. Вероятнее всего, он не сомкнул глаз всю ночь.

— Спасибо. Проведите нас по лучу, глаза слипаются.

— Не беспокойся, проведу. — На лице Гоосе впервые появилась улыбка. — Проведу, как даму в вальсе. Посадки даже не почувствуете!

— Спасибо, — еще раз поблагодарил Стэн и отключился.

* * *

Посадка прошла действительно гладко. Даже Джейк, всегда возмущавшийся при любом пилотировании, остался доволен. Во всяком случае, промолчал. Прямо возле лифта-подъемника их ждал автомобиль. «В гостиницу», — сказал Стэн водителю и повалился в салон.

По приезде в гостиницу Стэн бросил портье: «Разбудить, только если этот баран Рэйли умудрится проиграть» — и завалился спать.

Джейк пробормотал что-то невнятное насчет выпивки и удалился в свой номер, откуда вскорости послышался громкий храп, абсолютно не вяжущийся с предыдущим желанием хозяина.

* * *

Стэнли спал сном праведника. Ему снился лес. Странным образом одновременно осознавая, что это сон, и в то же время старательно уворачиваясь от то и дело норовивших хлестнуть по лицу веток, Стэн пробирался к какой-то неведомой цели. Он еще не знал, что это, но уже понимал, как важно добраться именно к то и дело мелькавшей вдали поляне. Лес был насыщен звуками. Недовольно цокали белки, где-то рядом яростно стучал по стволу дятел, щебетали какие-то мелкие пичуги, которых никак не удавалось разглядеть в листве высоких деревьев с пышными кронами. Давно забытые запахи прелой прошлогодней листвы щекотали ноздри. Стэн поправил узкий изящный клинок, абсолютно уютно устроившийся у него на боку, и, сдвинув шляпу с павлиньим пером на затылок, медленно пошел вперед, стараясь производить как можно меньше шума…

Поляна казалась сказочным ковром, сотканным из цветов. Маленькие крылатые существа порхали от цветка к цветку и весело переговаривались между собой в полете. Стэн не особенно удивился, когда понял, что это эльфы. Правда, раньше он себе их представлял более крупными, но действительность зачастую не совпадает с нашими представлениями. Вопросов о том, где он и почему он здесь, Стэн задавать не хотел. Достаточно было уже того, что он просто идет среди высоких трав и маленькие эльфы приветствуют его дружескими взмахами миниатюрных ручек и веселым смехом, в котором не звучит ровным счетом ничего оскорбительного, только безудержная радость жизни…

Посреди поляны танцевала девушка. В ярких лучах солнца она казалась богиней, только что сотворившей этот мир и теперь спустившейся с небес, чтобы вблизи полюбоваться своим творением. Стэн подошел ближе и вдруг понял, что эта девушка ему знакома. Резкий поворот головы, и прекрасные серые глаза зажглись миллионами искорок.

— Эя!

— А кого же ты еще ожидал здесь увидеть? — И она звонко рассмеялась, увлекая Стэна в феерию своего танца.

— Но ведь ты же дома.

— А я и есть дома. — Эя улыбнулась и нежно поцеловала Стэна в губы. — Это ведь наш дом! Посмотри, разве тут не прекрасно?

— Здорово! Но…

— Никаких «но»! — И девушка снова поцеловала Стэна. — Я люблю тебя. Нам здесь будет просто замечательно! Ты мне веришь?

— Да, но ведь это же только сон.

— Возвращайся, и я сделаю его явью. — Девушка задумчиво замолчала, к чему-то прислушиваясь. — Но тебе пора. Сейчас ты должен идти, но я жду тебя!

И она начала исчезать в хороводе цветов, а маленькие эльфы все так же беззаботно смеялись, кружа в своем волшебном воздушном танце.

— Он здесь, но не велел никого пускать, если — я цитирую — «этот баран Рэйли не умудрится проиграть», а вы живы и абсолютно не напоминаете побитую собаку. Так что будьте любезны удалиться!

— Да я тебя сейчас к стенке поставлю за саботаж!

Стэн обернулся и схватился за рукоять меча. Голоса неумолимо приближались, напоминая о действительности. Поляна-ковер с резвящимися эльфами еще некоторое время была перед глазами, а потом Стэн проснулся. У дверей номера благим матом вопил явно перевозбужденный после своей первой победы Рэйли, а мужественный портье пытался его не пустить в номер. Стэн с грустью вспомнил о приснившемся ему чуде и с сожалением встал с кровати.

* * *

— Я вам сейчас всем тут расстрел устрою. — Крики Рэйли разбудили Джейка, мирно спавшего в соседнем номере, а, как Стэн знал по личному опыту, единственное в мире, что представляет настоящую опасность, — это Джейк, которому не дали выспаться. Понимая, что сейчас может произойти, Стэн накинул на себя халат и пулей вылетел в коридор.

Успел он как раз вовремя. Еще ничего толком не понявший спросонья Джейк уже держал Рэйли за грудки и объяснял, в каких отношениях находится с ним лично, его родственниками до двенадцатого колена, его женой, собакой, этой гостиницей, этим городом и этой вонючей планетой. Рэйли только огорошенно моргал. Портье с уважением смотрел на Джейка. На лице гостиничного волка читалась явная зависть по поводу столь богатого словарного запаса постояльца. Стэн еще несколько секунд полюбовался зрелищем и принялся разнимать Джейка и Рэйли, решивших выяснить свои отношения еще менее цивилизованным путем. Через несколько минут ему это даже удалось. Глядя на разгоряченные лица соперников, до каждого из которых начал уже доходить смысл происходящего, Стэн невольно рассмеялся. Это разрядило обстановку полностью. Рэйли посмотрел на себя, потом на Джейка и тоже разразился хохотом. Джейк виновато улыбался, а портье удалился с видом оскорбленной невинности.

— А я и не знал, что на Омасе положено будить героев после спасения планеты, — весело сказал Стэн, отсмеявшись. — Или это только если спасают от сциллийцев?

— Извините, друзья, я как-то даже не подумал. Как только сел — сразу из космопорта сюда. А тут этот дурак портье такую чушь нес, что я даже и не знаю, что с ним сделаю.

— Ничего ты с ним не сделаешь! — Стэн потрепал Рэйли по плечу. — Это лучший из всех портье, которых я видел. Он знает, что клиент всегда прав, а его задача — охранять покой клиента! И как он ее выполнял!

— Ладно, какие новости? — вступил в разговор Джейк. — А то мне тут такой сон снился… И если ты не перебил всех сциллийцев в радиусе двух парсеков, то я на тебя точно обижусь!

— Ну не здесь же! — возмутился Стэн. — Пошли ко мне в номер, там и поговорим.

— Да тут и рассказывать не о чем. После того как вы увели на привязи их флагман, все стало совсем просто. — Рэйли с благодарностью принял от Стэна высокий запотевший стакан и залпом его осушил. — Я, признаться, поначалу не понимал, зачем вы так за крейсерами приударили, а потом, когда крейсеров не стало, понял. Ведь благодаря вашему усовершенствованию в противометеоритных системах мы смогли их доставать, а они с такого расстояния нас — нет. В общем, после вашего ухода была уже просто бойня. Даже вспоминать противно.

— Ты хоть пару кораблей выпустил? — спросил Стэн.

— Не понял. — Рэйли был слегка озадачен. — А зачем?

— Чтобы в деталях рассказали, как их тут мирно жить обучали!

— А-а-а. Я-то думал, что никого отпускать нельзя… Нет, несколько точно ушло. Один, собака, прямо у меня из-под носа в гиперпространство нырнул.

— Это хорошо. Теперь по всей Галактике разнесется слух, что у Омаса мощный военный флот, — Стэн довольно потер руки, — и на сто — сто пятьдесят ближайших лет волноваться омаситам будет не о чем.

— Зато ты сейчас поволнуешься! — Рэйли горделиво оглядел друзей. — Мы взяли в плен шестерых офицеров Галактического Патруля.

— Ну и что? Я тоже когда-то был офицером Галактического Патруля, — спокойно сказал Стэн.

— Ты не понял! Действующих офицеров!!!

В уютном гостиничном номере повисла тяжелая тишина.

 

Глава 6

Парад победы везде и всегда будет выглядеть одинаково. Правда, если раньше для этого приходилось воевать по многу лет, то теперь этот срок сократился до одного боя. В самом деле, какая, пусть даже самая высокоразвитая, планета сможет снарядить несколько флотов подряд? Другое дело экспансия. Тут уж у кого с подвозом припасов лучше. Но экспансии у сциллийцев не получилось, и виной тому был Стэн. Он прекрасно это понимал и даже как-то этим гордился. Ведь не каждый день получается остановить зарвавшихся жителей недолюбливаемой всеми планеты.

На параде присутствовали и представители Галактического Патруля, косо поглядывавшие на Стэна. Его это волновало мало. Ведь в процессе подготовки — а она продолжалась неделю — Стэну удалось побеседовать с пленными офицерами Патруля. Тем более что двоих он знал лично. Первый был жутко стесняющийся парень, которого Стэн в свое время учил водить крейсер. Разговор начался с того, что Стэн на правах бывшего учителя обругал парня вдоль и поперек за отвратительное маневрирование в бою. Парень, звали его Диметрио, покраснел еще больше и промямлил что-то насчет того, что никогда не сможет превзойти учителя. Вторым был Боб, старый товарищ Стэна, им же и сбитый. С этим разговор был несколько другой.

— Что, ублюдок, решил деньжат подзаработать? — Стэн с отвращением смотрел на своего вчерашнего соратника. — А это, между прочим, имеет свое название. Тебе не любопытно?

— Отстань! Меня будет судить суд Патруля.

— Вот тут ты ошибаешься. Если это акция Патруля, то его просто разгонят, как стаю шакалов, а если это твоя инициатива — судить тебя будут власти этой планеты. Чем это для тебя, собака, закончится, понимаешь?

— Да пошел ты! — Боб, как всегда в моменты озлобления, не следил за своим лицом, и поэтому стали видны его редкие передние зубы, служившие причиной бесконечных насмешек со стороны сослуживцев.

— Нет! Это ты пошел. Да видно, не туда, куда надо. — Стэн задумчиво посмотрел на Боба. — Скажи, мне просто интересно, а ты вообще понимал, что делаешь? Ведь если бы даже все прошло удачно, на тебя бы точно настучали командованию. И ты серьезно полагаешь, что выкрутился бы?

— Гадство! А что мне было делать? Мне сейчас очень нужны деньги. И если бы не ты, я был бы богат…

— Или убит, — прервал бывшего сослуживца Стэн. — Тебе, наверное, невдомек, что сциллийцам дешевле прихлопнуть свидетеля, чем с ним расплатиться, а потом получить от него в подарок книгу мемуаров. «Как я сподличал при нападении на Омас». А что, название, по-моему, впечатляющее. Ты смог бы на этом заработать кучу денег. Но вернемся к нашим баранам. Я не пойму, зачем ты это сделал. Так же, как не понимаю, зачем ты после моего ухода из Патруля рассказывал обо мне всякие гадости. Хотя пусть это останется на твоей совести.

Стэн немного помолчал. Боб смотрел на него как загнанный зверь. Если бы у Боба была малейшая возможность, он бы непременно вцепился Стэну в глотку. Но это понимал и Стэн, поэтому такой возможности Бобу не предоставлял. Сейчас Стэна интересовало даже не то, по какой причине его бывший друг пустился на такую авантюру, а кто прикрывал эту акцию из командования Патруля. Ведь сразу же после того, как разбитые крейсеры противника были доставлены на Омас, Стэн их детально осмотрел. Все машины были машинами Патруля. Причем явно действующими. Иначе чем объяснить наличие скрытых «черных ящиков», которые обязательно извлекались при списании крейсера со службы.

— Хорошо, — Стэн испытующе посмотрел на Боба, — меня интересует, кто прикрывал ваше отсутствие на базе?

— Мы без прикрытия. — Глаза Боба забегали.

— Врешь! — Голос Стэна стал очень жестким.

— Я не вру, я… — Боб заерзал на стуле, и взгляд у него был точно такой, как когда-то давно, когда Стэн еще добивался справедливости в Патруле, а Боб распространял о нем слухи один хуже другого. У Стэна оставалось достаточно людей, которые к нему хорошо относились, чтобы предупредить. Тогда Стэн припер Боба к стенке, и тот раскололся. Выглядел он тогда как побитая собака. Как и сейчас. — Я.., я не могу. Ты же понимаешь, меня же расстреляют. Это не мое решение. Мне предложили — я согласился. Я…

— Ты предатель! — жестко бросил Стэн. — Тебе предложили — ты согласился и поливал грязью Михаля, тебе предложили — и ты обгадил меня, тебе предложили — и ты поучаствовал в пиратской акции. Здорово! А если бы все прошло удачно и тебе бы предложили принять участие в расстрелах местного населения, которое, кстати, очень свободолюбиво, ты бы тоже не отказался?

— Я не палач!

— Ты подлец! Кто вас, недоносков, прикрывал? Быстро! Иначе я тебя отдам на растерзание местному палачу. Ты удивлен? Тут есть такая должность. Из тебя выжмут все, что ты знаешь и что не знаешь. А если учесть, что именно твой крейсер уничтожил Х-СОМ с родным и единственным братом палача, то, будь спокоен, уж он из тебя такую отбивную сделает, что мама родная не узнает.

Стэн блефовал. Никакого палача и в помине не было. Командование Патруля уже несколько раз намекало, что неплохо было бы вернуть проштрафившихся офицеров. Стэн же хотел устроить грандиозный скандал, так как приблизительно догадывался, кто может стоять за такой пакостью.

— Ну ты решился или звать палача?

— Полковник Дон… Но прессе я ничего не скажу. Все буду отрицать…

— У тебя скоро возникнет непреодолимое желание навсегда остаться на этой планете. Даже в рудниках. Как ты, наверное, догадался, наш разговор записывается. И видео и аудио. Тебе не надо будет ничего говорить, я просто прокручу запись во время парада.

— Ты сволочь! Гад! Я…

— А ты у нас станешь зерцалом чести Патруля. — Стэн говорил с явной издевкой. — Подумать только! Храбрый Пенски кидается в безумную авантюру с нападением на беззащитную планету, чтобы вывести на чистую воду мерзавца Дона и его нечистых на руку друзей-политиков! Это звучит гордо. А принимая во внимание твою репутацию мелочовщика и пакостника, все подумают, что командование прижало тебя на какой-то очередной мелкой пакости и заставило выполнить эту почетную филерскую миссию.

— Я мелочовщик? Кто бы говорил? — Слова Стэна задели Боба за живое. — На себя посмотри! Наемник вонючий.

— Я, между прочим, защищал эту планету на своем ЛИЧНОМ крейсере. — Стэн сделал паузу, чтобы смысл сказанного дошел до Боба. — И я защищал ее абсолютно бесплатно! По той простой причине, что терпеть не могу таких хорьков, как ты, которые кидаются на тех, кто послабее. А что касается моего финансового положения, то я очень богат. И не нуждаюсь в том мизерном гонораре, который ты надеялся получить за крысятничество, которое я здесь предотвратил.

Стэн развернулся и пошел к выходу, оставив Боба с открытым ртом переваривать услышанное. Возле порога он обернулся и бросил:

— Сейчас к тебе придут, подгримируют и дадут текст выступления. Не обгадься хоть на этом!

* * *

Парад получился на славу. Маршировали подразделения ракетчиков, неся над строем вымпелы, снятые с двух подбитых ими крейсеров. Затем тремя колоннами шли две эскадры и отдельная эскадрилья, потребовавшая себе название «Крысобойная». У этих трофеев было еще больше. За ними валом валил народ, причастный к победе: механики, топливщики, диспетчеры и многие-многие другие, без чьего участия победа не была бы возможной. Рэйли стоял на трибуне и приветствовал проходивших людей. Каждый раз, когда он поднимал руку, толпа разражалась радостными криками. Рядом с Рэйли стояли Стэн и Джейк, а чуть поодаль — мрачное командование Галактического Патруля в лице полковника Дона и генералов Голда и Ижи.

— Все это великолепно, но мне хотелось бы поговорить с отщепенцами, дезертировавшими из Патруля и принявшими участие в нападении, — раздраженно произнес Дон.

— Развлекайтесь! — Стэн был весел и донельзя корректен, Голд и Ижи не придали этому никакого значения, а Дон, знавший Стэна довольно хорошо, насторожился.

— азвлекаться? — Генерал Ижи недоуменно пожал плечами. — Но ведь вы же были легионе'ом и знаете, как это неп'иятно, когда боевой това'ищ оказывается п'едателем.

— Не хуже вас, — ответил Стэн. — А может, даже и лучше, правда, полковник?

Дон дернулся, но сдержался. Оба генерала с интересом посмотрели на полковника, а потом и на Стэна, который только холодно улыбнулся.

— Вы готовите какой-нибудь сю'п'из пе'сонально для нас? — осведомился Ижи.

Он был старше и намного мудрее любого из командиров Патруля. Его карьера оставалось тайной, которую знали единицы. Но было известно, что в его теле больше синтетических органов, чем своих, а парадный мундир буквально утопал под разнообразными наградами, о происхождении некоторых из них не мог догадаться никто. И неудивительно. Надписи на таких языках могли прочитать только жители планет, которые генерал спасал от неприятностей разного рода, еще не будучи генералом.

— Да, но больше для полковника Дона.

— Что ты там придумал, стервец? — Полковник Дон отбросил свою наносную интеллигентность и теперь буквально клокотал от бешенства.

— Я с вами, полковник, свиней не пас! — резко одернул его Стэн. — Поэтому попрошу соблюдать приличия. И субординацию. Я, между прочим, назначен местным главнокомандующим на пост командующего космическими силами. И имею звание генерала. Так что разговорчики, полковник!

Ижи все понял и спрятал улыбку в прокуренные висячие усы. Дон непроизвольно щелкнул каблуками и принес формальные извинения, после чего извинился еще раз и покинул трибуну.

— А тебя т'удно будет б'ать назад в Пат'уль, сынок, — произнес Ижи, продолжая ухмыляться.

— Если он еще туда захочет, — вступил в разговор Голд.

— Захочет, здесь ему ско'о наскучит, — уверенно сказал Ижи.

— Господа, я вам не мешаю? — осторожно осведомился Стэн, с интересом слушавший беседу двух генералов.

— Нисколько, молодой человек, нисколько. — И Ижи дружески похлопал Стэна по плечу. — Ведь, согласись, это иногда бывает даже забавно — слушать двух ста'иков, ассуждающих о жизни.

— Или обо мне самом.

— О тебе самом мы по'ассуждаем по пути на Базу, а сейчас — о жизни. — Голд укоризненно посмотрел на Стэна, будто удивлялся, почему тот не уловил столь существенную разницу.

— Извините, генерал, оплошал.

— Тебе еще можно. А вот нам уже стыдно, — вдруг совершенно невесело сказал Ижи. — Сциллийцы купили наших офице'ов че'ез Дона?

— Да. — Стэну абсолютно не хотелось лгать этим людям.

— И тебя попросили тоже через него? — Голд сделал особое ударение на слове «попросили».

— Об этом нет'удно догадаться, — не дождавшись ответа Стэна, сказал Ижи. — Посмот'и на него, Хельг, он же один из лучших! Я не асточаю похвалы, для этого у меня просто не хватает слов и я начинаю заикаться, я лишь констати'ую факт. Дон его, естественно, те'петь не мог. Не знаю, будет ли тебе любопытно, но гаденыш, из-за которого тебя ту'нули из Пат'уля, п'иходился ему племянником.

— Значит, сенатор…

— Сове'шенно ве'но. И у сенато'а тепе'ь ыло в пушку. — Ижи довольно ухмыльнулся.

— Верно, именно рыло! — Голд тоже позволил себе легкую улыбку. — Иначе эту образину язык назвать не поворачивается.

А между тем парад закончился, и Рэйли пригласил гостей в Президентский дворец, где должны были пройти награждение героев и праздничный обед в честь гостей.

* * *

Дворец Туда, переименованный по приказу Рэйли в Президентский, гудел как пчелиный улей. Торжественная церемония уже заканчивалась, и гости с нетерпением ждали начала праздничного обеда.

Рэйли подошел к Стэну, который беседовал с Джейком, причем оба довольно ухмылялись, поглядывая на полковника Дона.

— Давай, — произнес Рэйли и снова отправился к гостям. — Господа! Сейчас перед вами выступит командующий нашими космическими войсками генерал Стэнли Рутер.

Раздались аплодисменты. Стэн подошел к микрофону и, подняв руку, призвал всех к тишине. Постепенно гул голосов стих. Новоиспеченный генерал оглядел зал, где собрались герои сражения и почетные гости. Все шло как по писаному. Собравшиеся сосредоточили все свое внимание на Стэне, и никто не заметил тихо вошедших в зал гвардейцев, ставших за спиной полковника Дона.

— Друзья, соратники, дорогие гости! Мы собрались здесь в честь победы! Великой победы демократии над варварством и ненасытной алчностью. Но об этом сегодня сказано уже достаточно. Я хочу поговорить о другом. О трусости, предательстве и подлости. И о продажности тоже. Это понятия, которые человек, к сожалению, осознает раньше, чем такие, как дружба, патриотизм, преданность. И именно сегодня о них нужно сказать. Долго разглагольствовать не имеет смысла. Значительно интереснее будет просто посмотреть запись, сделанную в предварительной тюрьме, где сейчас содержатся пленные участники неудачного нападения на эту планету.

Зал находился в некотором недоумении. Оба генерала переглянулись, а полковник Дон попытался незаметно ускользнуть из зала. На его плечи опустились руки гвардейцев, и он как-то сразу сник. Джейк с большим трудом сдерживал улыбку. Стоящему рядом Рэйли это тоже стоило большого труда.

Интенсивность света в зале уменьшилась, и на гигантском телевизионном экране возникла физиономия Боба Пенски. На Бобе был мундир легионера, но находился он в тюремной камере. Боб откашлялся и заговорил. Кратко описав, каким образом он оказался в этой экспедиции, Боб тут же начал раскаиваться в содеянном и просить себе самого сурового наказания. Ибо хотя командование Патруля и приказало ему полностью выполнять приказы полковника Дона, но в душе его все равно остался нехороший осадок от гнусного преступления, которым собирался измарать свой мундир полковник.

Свет загорелся снова. Глаза всех присутствующих были обращены на легионеров. Полковника Дона уже держали под руки гвардейцы. Стэн думал, что Дон будет сопротивляться, но против всяких ожиданий тот вдруг раскис и начал мямлить что-то о закрытых слушаниях высшего командования Галактического Патруля.

— Я, как полномочный п'едставитель командования Галактического Пат'уля, — ровным спокойным голосом произнес генерал Ижи, — п'иказываю вам, полковник Дон, сдать о'ужие и п'оследовать в местную тю'ьму до того момента, пока данное недо'азумение не будет ешено с местными властями.

Полковник выглядел так, как будто его на месте ошпарили кипятком.

— Я всех сдам! — вдруг громко произнес он. — Слышите, всех!!!

— Увести! — коротко распорядился Рэйли.

Гвардейцы подхватили обмякшего полковника и поволокли к выходу.

— Одну минуточку, — подал голос до того молчавший генерал Голд. — Я, конечно, понимаю, какой это может вызвать международный скандал, но думаю, что моей власти вполне достаточно. И вся ответственность ляжет целиком на меня.

С этими словами генерал неспешно подошел к полковнику Дону и вдруг резким движением сорвал с того полковничьи нашивки.

— Можете уводить, — властно произнес генерал и вернулся на прежнее место.

* * *

— Это же скандал, каких свет не видывал! Легионер на службе у воюющей планеты! Да еще и произведенный там в генералы! Я на это не пойду.

— Пойдете, коллега, пойдете. — Слова генерала Ижи звучали почти ласково. — Скандал будет, если выяснится, что утер был уволен из Пат'уля по к'айне сомнительной п'ичине, а затем вывел на чистую воду всю эту банду. Вы себе хоть п'едставляете, какой будет сумма компенсации за такие фокусы? А ведь он сейчас очень богат и наве'няка сможет уст'оить г'андиозную обст'укцию всему Пат'улю.

— Но ушел-то он по собственному желанию, — не сдавался командующий Патрулем.

— Не валяй дурака, Арчи, — вступил в разговор генерал Голд. — То, как мы обгадились, уже само по себе показательно. А если всплывет незаконное увольнение из Патруля, то я бы не хотел оказаться на твоем месте.

— К'оме того, — невозмутимо добавил Ижи, — полковник Дон был нап'авлен в школу высшего командования по твоей инициативе? Тут уже попахивает служебным несоответствием.

— Хорошо. — Командующий Патрулем сдался. — Ротмистр Рутер никогда не увольнялся из Патруля, а находился в отпуске по состоянию здоровья.

— Тебе п'идется п'изнать его гене'альское звание.

— И куда я его дену? У нас не так много вакантных генеральских должностей, и все они заняты. Может, генерал Ижи собрался на пенсию?

— Ничего подобного, — по-прежнему невозмутимо ответил Ижи, — полковник Дон, хотя теперь п'авильнее гово'ить — экс-полковник, последний год занимал именно гене'альскую должность. Теперь она вакантна.

— Но полковника еще не осудили! — Командующий явно опешил.

— Это дело времени, причем очень скорого, — спокойно сказал Голд.

— Договорились. Конец связи.

И командующий Патрулем отключился. Стэн, Джейк и Рэйли, присутствовавшие при этом разговоре, переглянулись. Стэн чувствовал себя явно не в своей тарелке. Джейк тяжело вздохнул и произнес: «Ну теперь ты сам будешь развлекаться». А Рэйли остался самим собой.

— Господа легионеры! Я никуда не намерен отпускать своего генерала. Во всяком случае, пока не подыщу ему замену. Так что, будьте добры, не смотрите на него как на свою собственность.

— А тебе его никуда и не п'идется отпускать, — ответил Ижи. — Он же сам не захочет. Посмот'и на него — стоит м'ачнее тучи и уже готов д'аться. А ведомство Дона было п'идумано специально для полковника Дона. Так что тепе'ь его асформи'уют.

— А мое возвращение в Патруль? — Стэн испытал что-то вроде укола самолюбия.

— Ты туда вернешься, — сказал Голд, — но немного позже. Когда сам захочешь. Сейчас тебя тянуть за уши не имеет смысла. Так что пиши заявление на бессрочный отпуск и гуляй, пока не надоест. А нам уже пора.

Генералы откланялись и тем же вечером стартовали к ближайшей базе Патруля.

* * *

Стэн возлежал на обширной кровати и смотрел в потолок. Рядом стоял высокий бокал с шампанским. Над кроватью висел громадный телеэкран. По информационному каналу Конфедерации передавали новости. Лениво прихлебывая из бокала, Стэн рассматривал себя в генеральской форме, произносящего речь. «Хорош, — подумал Стэн. — Даже очень. А идея вернуться под крылышко Патруля соблазнительная. Может, и в самом деле слетать на Базу и подать рапорт?». Стэн задумался. Серые будни Базы встали перед его мысленным взором, и его передернуло. Он и сам не понимал, как вообще умудрился оказаться на службе, а чтобы возвращаться туда? Ну уж нет! Пока есть возможность — надо наслаждаться жизнью.

Дверь открылась от резкого толчка и ударилась об стену. На пороге стоял Джейк. Был он всклокочен и небрит, глаза горели лихорадочным блеском.

— Когда входишь к генералу, стучать положено, — шутливо укорил друга Стэн. — Выпить хочешь?

— Сейчас ты выпить захочешь! Ты соображаешь, что произошло?

— А что? — Стэн встрепенулся, быстро прикидывая, какую еще глупость он сотворил.

— Нас же по телевидению показали!

— Кто бы мог подумать? Сциллийцев боишься? Так уже официально объявлена блокада планеты, и через какой-нибудь месяц их всех свезут туда отовсюду…

— Идиот! Нас же по всей Конфедерации показали!

— Сам ты идиот! Я это и без тебя понимаю… — И тут Стэн подскочил. — Кто принимает почту?

— Сейчас все фильтруется моим домашним компьютером, но боюсь, что скоро они объявят наш розыск в новостях.

— Только этого не хватало! Надо сматываться. — Стэн решительно встал с кровати и начал одеваться.

— Как же, сматываться! — Джейк презрительно хмыкнул. — Крейсер еще и не начинали ремонтировать.

— На сколько там часов ремонта?

— По экспресс-анализу на двенадцать стандартных.

— Тогда сейчас и начнут! Я ведь здесь генерал.

Стэн подошел к консоли и набрал на клавиатуре запрос. Экран почти сразу осветился. На нем был офис ремонтных мастерских космопорта.

— Говорит генерал Рутер. Ремонт моего крейсера уже начался? Нет? Почему? Вы что, совсем страх потеряли? Через двенадцать часов крейсер должен быть полностью готов!

И Стэн выключил связь.

* * *

Подготовка полета дело хлопотное. Но если это средний крейсер, то его нужно только заправить и загрузить под завязку ракетами. Через двадцать стандартных часов «Крысобой» уже находился на орбите Омаса. Уговоры Рэйли не помогли Стэн заявил ему, что теперь предстоят разнообразные выборы, восстановление экономики и прочие глупости, которыми он, Стэн, заниматься не собирается. И вообще надо повидать старых друзей, отдохнуть на какой-нибудь курортной планете и пройти курсы в Школе Резерва Патруля.

Уже находясь на орбите, Джейк поймал запрос полицейского управления Амконикса относительно себя и Стэна. Там говорилось, что неплохо было бы увидеться с вышеозначенными личностями для прояснений обстоятельств одного инцидента, произошедшего недавно на Амкониксе.

— Бюргеры чертовы! — выругался Стэн. — Могли бы и прямым текстом написать: в связи с угоном транспортного звездолета «Краб».

— Так и у тебя нелады с законом? — радостно спросил Боб.

— А ты помолчи! — Стэн метнул на Боба злобный взгляд, и тот сник.

Взять с собой бывшего легионера Стэна побудила жалость. Официально Боба ни в чем не обвиняли (во всяком случае, командование Патруля), но в тюрьме Омаса ему предстояло провести минимум год, пока будут улажены все дипломатические тонкости. Стэн прекрасно понимал, что Пенски этого просто не выдержит. Его или убьют, или покалечат. И чисто из альтруистических соображений Стэн взял Боба с собой.

— Может, все-таки расскажешь? — заныл Боб. — Вместе ведь удираем.

— Это ты удираешь, а мы летим по делу, — наставительно сказал Джейк.

— Ну конечно… — Боб бросил досадливый взгляд на Джейка.

— Кстати, а куда мы летим по делу? — осведомился Джейк.

— Понятия не имею, — честно ответил Стэн, — но подальше от цивилизации и стукачей.

— Значит, таки убегаете, — уверенно подытожил Боб.

— Пенски! У меня на борту четыре спасательные капсулы, — сказал Стэн, глядя Бобу в глаза, — еще одна попытка устроить мне допрос — и одна из них будет использована для возвращения тебя на Омас. Хочешь?

Такая перспектива Боба явно не устраивала, и он надолго замолчал, даже не подозревая, что тем самым дает Стэну подумать. И было над чем. Лететь на Сабу было бы просто безумием, можно было, конечно, прямиком рвануть на основную базу Галактического Патруля и поплакаться генералу Ижи, но по личному опыту Стэн знал, что по головке за угон корабля его не погладят. А в дисциплинарный батальон что-то не хотелось. Была, естественно, возможность слетать на Тибу и, продав крейсер, на несколько лет затеряться в пограничье. Причем в таком, по сравнению с которым Омас — вершина цивилизации. Но это хотелось отложить как самый последний вариант. Хотя ситуация складывалась так, что им, возможно, придется воспользоваться.

— Джейк, курс — Тиба, — выдавил из себя Стэн.

— А Боба куда?

— На Тибе у кого-нибудь пилотом яхты пристроится, — буркнул Стэн.

— А мое мнение здесь в расчет принимается? — возмутился Боб.

— Нет! — отрезал Стэн.

Джейк вполголоса выругался и уселся за компьютер. Стэн задумчиво смотрел в главный обзорный экран. Конечно, это обещало быть увлекательным, но про Эю придется забыть. Кто он ей? Так, случайный богатей, решивший порезвиться на курортной планете. По крайней мере им было хорошо вместе. Стэн потянулся в кресле, закурил и без всякого выражения на лице посмотрел на Боба. У того был вид нашкодившего щенка, которого только что оттыкали мордочкой в сделанную им лужицу. Стэн улыбнулся. Хоть это было забавно.

На правом экране пульта управления загорелся белый квадрат. Стэн и Джейк быстро переглянулись. Это был стандартный вызов. Стэн гадал, кто же это может быть, когда вызов подтвердился и звуковым сигналом.

— Ответим? — спросил Джейк.

— Все равно пока не в гиперпространстве, — равнодушно сказал Стэн. — А если кто-то и недалеко, то ракет хватит.

Джейк нажал несколько кнопок на своей консоли, и на экране появилась картинка. Сказать, что Стэн был ошеломлен, значит ничего не сказать. С экрана монитора на него смотрело хмурое лицо генерала Ижи.

— Наслышан, — без приветствия начал генерал.

— О чем? — с видом оскорбленной невинности осведомился Стэн.

— О твоих подвигах. — Генерал метнул взгляд на Джейка, и тот отвернулся, делая вид, что занимается какими-то своими расчетами. — Ладно. Мотайте ко всем че'тям на па'у месяцев. Я за это время все улажу. Но если вас найдут аньше — пеняй на себя.

— А как я узнаю, что все в порядке? — Стэн больше удивился желанию старого генерала помочь, нежели срокам, на/которые он попадал в опалу.

— Каждую неделю ты будешь смот'еть сводку новостей Галактического Пат'уля. Как только ты услышишь, что тебя вызывают из отпуска, — можешь возв'ащаться к но'мальной жизни. Но два условия: пе'вое — чтобы я таких выходок от тебя больше не видел, вто'ое — заедешь ко мне и внесешь в кассу Пат'уля деньги.

— Какие деньги? — Стэн обалдел окончательно.

— Как это какие? — на удивление склочно переспросил генерал. — Ты наивно полагаешь, что владелец ко'абля не пот'ебует компенсации? Пат'уль за тебя платить не будет.

— Так точно, — отчеканил Стэн.

— То-то же. — Ижи первый раз за разговор усмехнулся. — А тепе'ь асскажи мне что-нибудь, что сможет помочь подставить все это дело как тщательно заплани'ованную акцию.

— Как тщательно запланированную? — Стэн на секунду задумался. — Ну, наверное, то, что мы без боя посадили флагман сциллийцев на Омас.

— И это все?

— Это только начало.

И Стэн не торопясь рассказал, что Джейк проделал с борткомпьютером «Краба» и как это удалось использовать в бою.

— Хо'ошо! — Глаза генерала заблестели, он сам преобразился, сбросив лет двадцать. — Узнаю себя в молодости! Это должно с'аботать. Тепе'ь еще одно. Тут у меня на днях были две обво'ожительные дамы с Сабы… Тебе это ни о чем не гово'ит?

— Говорит. — Стэн от неожиданности затаил дыхание.

— Насколько я понимаю, сообщение касается и твоего дружка-хаке'а. Будете слушать сейчас или в новостях п'окрутить?

— Сейчас! — Джейк взвился в кресле.

— Пускаю запись, как закончится — от'ублю связь. Счастливо! — И лицо генерала исчезло с экрана.

Некоторое время ничего не было видно и слышно, затем появились какие-то шумы, и вдруг картинка стабилизировалась. В хорошо знакомой Стэну приемной Командующего Патруля в роскошных кожаных креслах сидели… Стэн не поверил своим глазам. Это были Эя и Мия. Они явно были смущены, но держались с достоинством. «Уже можно?» — робко спросила Эя. По-видимому, кто-то подал одобряющий знак, и она начала говорить:

— Стэн! Генерал Ижи оказался просто прекрасным человеком и позволил нам записать для тебя сообщение. Мы с сестрой внимательно смотрели новости и очень порадовались за вас с Джейком, когда вы разгромили флот сциллийцев. Но потом вас начали искать как преступников и мы испугались. Стэн, милый, генерал обещал, что поможет, но тебе надо спрятаться. Это ненадолго. Всего на несколько месяцев. Я буду ждать тебя. Пожалуйста, поберегись. Я очень тебя люблю! И верю в скорую встречу!

— И я тебя люблю, — прошептал Стэн.

Потом заговорила Мия. Джейк, не говоря ни слова, быстро забарабанил по клавиатуре и вскоре изображение перекочевало с центрального экрана на его монитор, а звук пошел через его наушники. Через несколько минут Джейк стянул с себя акустическую систему и вытер слезу. Совсем по-детски.

— Мне еще никто никогда такого не говорил! — с надрывом произнес он.

— Тебя матом обложили? — поинтересовался Боб.

— Нет, мне говорили о любви… А тебе какое дело? — И Джейк с негодованием уставился на Боба. — Стэн! У нас тут, кажется, есть очаровательный карцер. Может — туда его, чтобы не мешал?

— Не стоит, — Стэн улыбнулся, — он ведь в преферанс играть умеет, а пока будем в гиперпространстве, время как-то коротать надо.

* * *

После сеанса связи с генералом настроение у друзей заметно поднялось. И дело тут было даже не в неожиданной помощи, которую добровольно решил оказать генерал Ижи, а в послании девушек, таком трогательно-наивном, но от чистого сердца.

Единственный, кто остался мрачен в рубке «Крысобоя», это был Боб. Но развеселившийся Стэн пообещал ему, что замолвит словечко генералу Голду. Голд, понятное дело, мужик суровый. Может и в ухо дать, но простит. Он справедливо считает, что наказывать дураков — прерогатива Господа Бога. И до того момента, пока Господь не решит, что пора наказать дурака Пенски, он, генерал Голд, и пальцем не пошевельнет. А так как за этого дурака будут заступаться два самых лучших человека в мире, то генерал, естественно, сменит гнев на милость и Боб отделается легким испугом — понижением в звании и попаданием в подчинение Стэну. А уж что Стэн из Пенски выбьет всю дурь — в этом сомневаться не приходится.

Боб скорчил обиженную физиономию и ушел в свою каюту. Друзья еще некоторое время посмеялись, а затем стали решать, куда же все-таки лететь. Джейк предлагал пограничье, но у Стэна родилась идея другого рода.

— Джейк, а ты на археологических раскопках бывал? — спросил Стэн у друга.

— Нет, а что?

— Тогда, считай, тебе повезло. Мы летим на Нес.

— А это еще что такое? — Джейк был удивлен. — Никогда о таком месте не слышал.

— Это планета, которая примерно две тысячи лет назад вымерла. Все люди до единого, как мухи. Там уже десятый год сидит профессор Шмулерсон. Просто замечательный человек, правда, со странностями. Он лет на десять-двенадцать старше нас с тобой и очень любит объяснять всем, что он старый и больной. Но собеседник презанятнейший. В истории разбирается как Бог и постоянно испытывает недостаток в рабочих руках для экспедиции. Заодно и Боба пристроим.

— Куда? — не понял Джейк.

— Лопатой помахать! Куда же еще. Боб же у нас философ. Это его любимая фраза: «Муки физические гораздо лучше очищают душу, нежели муки духовные». Вот пусть душу и очистит. А заодно и Шмулерсон будет очень рад новому помощнику.

— Но я же никогда на раскопках не был! — почти завопил Джейк. — А если я там что не так сделаю?

— Получишь от Шмулерсона по спине. Кстати, рукоятью кирки дерется на редкость метко и больно.

— А если мне там не понравится?

— Тогда можешь лететь на Амконикс и сдаваться полиции, — жестко произнес Стэн.

— Договорились! — Джейк хитро посмотрел на Стэна. — А компьютер у этого Шмулерсона есть?

— Не бог весть что, но работать можно. Он его больше как печатную машинку использует. Отчеты, счета и тому подобное. Заставишь эту колымагу какие-нибудь расчеты делать, ну там находки сортировать, сравнительный анализ проводить — считай, что ты Шмулерсону понравился. Но предупреждаю: он, как и я, очень любит «мясорубку» с компьютером устроить. Так что можем прямо там чемпионат организовать.

— Тогда у тебя никаких шансов!

— Это мы еще посмотрим! Запускай обсчет курса, а второй задачей — побегаем.

— Да за ради ж бога! — Тут Джейк плутовато посмотрел на Стэна и наклонился к интеркому. — Боба Пенски вызывают в рубку. Срочно!

Через несколько секунд запыхавшийся Боб с абсолютно квадратными глазами вбежал в рубку. Там он принялся ошалело озираться, ища причину, по которой его так спешно вызвали. Закончив осмотр и не обнаружив ничего, что могло бы хоть как-то походить на экстренную ситуацию, Боб непонимающе уставился на друзей, которые буквально заходились от хохота.

— Ну? — Это было первое, что произнес Боб, причем абсолютно хамским тоном.

— Не нукай, не запряг! — весело ответил Стэн. — Садись за третий монитор — поиграемся.

— Не люблю я этого. — Боб слегка сконфузился. — Компьютерные игры — это не для меня.

— Полюбуйся, Джейк, — сказал Стэн, театральным жестом указывая на Боба. — Редкий экземпляр, вероятно, ископаемый. Компьютер ненавидит и патологически боится. Признает только ручное управление крейсером. Не играет ни в какие игры и вообще старается с электроникой не иметь никаких дел. На чем и был сбит на подлете к Омасу.

— Все? — Боб был явно обижен.

— Да не валяй ты дурака, садись. — И Стэн почти насильно впихнул Боба в свободное кресло. — Правила объяснять надо или сам знаешь?

— Управление покажи, — буркнул Боб.

— Значит, смотри, — наклонился к Бобу Джейк, сидевший рядом. Далее последовала подробная лекция о происхождении игры и клавиатуре управления. Боб для приличия еще немного повыпендривался, а затем стал слушать внимательно. Потом Джейк быстренько показал все на примере, и Боб уже готов был сражаться. В это время прозвучал зуммер. Это программа оповещала об окончании обсчета курса в гиперпространстве.

Джейк на секунду отвлекся и, посмотрев результаты, озадаченно присвистнул.

— Вот это я понимаю! Восемь стандартных суток в гиперпространстве. Где же этот Нес находится?

— Посмотри по атласу Галактики, — ответил Стэн.

Пока Джейк интересовался атласом и удивленно восклицал, Стэн подправил курс крейсера и дал команду начать ускорение.

— Так мы летим на Нес? — удивленно спросил Боб.

— Да, а что тебя так удивляет?

— Но там же раскопки ведутся.

— Я знаю, — раздраженно ответил Стэн. — Именно туда мы и направляемся.

— Ты Шмулерсона знаешь? — Боб проявил еще большее удивление, хотя это было, кажется, невозможно.

— Конечно, знаю. — Тут до Стэна дошло. — А ты его откуда знаешь?

— Да так. — Боб, как обычно, когда обладал какой-нибудь информацией, которой не было у других, начал ломаться. — Копал я с ним пару сезонов. Все отпуска у него проводил.

Стэн только удивленно хлопал глазами, а потом вдруг сообразил, что «молодой человек из Патруля, который разбил мне краснолаковый светильник», был не кто иной, как Боб. Стэн весело улыбнулся.

— Тогда все просто замечательно! Шмулерсона ты знаешь, на раскопках уже был, а через пару месяцев вернемся в Патруль, сможешь похвастаться, что получил в награду внеочередной отпуск и провел его на Сабе.

— Почему на Сабе? — удивился Боб.

— Потому что, во-первых, — не пали хату, во-вторых — загар будет не хуже, чем с курорта. Да что я тебе рассказываю — ты сам все знаешь.

Напряженность разрядилась, и вскоре Боб уже пытался извиняться перед Стэном за свои давнишние выходки. А «Крысобой» все быстрее разгонялся, готовясь к гиперпространственному переходу. Экипаж крейсера ждала планета со странным и загадочным названием Нес.

 

Глава 7

Путешествие прошло незаметно. Когда наскучивало играть в преферанс, старинную игру, из-за которой, по легенде, какие-то офицеры не смогли удержать от какой-то армии красного цвета (почему красного, Стэн понять никак не мог) какой-то Перекоп (что было перекопано, Стэн тоже не до конца понимал), экипаж «Крысобоя» принимался, по выражению Боба, «гонять чертей», то есть играть на компьютере. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, и как-то под утро по корабельному времени прозвучал сигнал выхода в нормальное пространство. «Крысобой» прибыл к точке назначения.

С орбиты Нес выглядел так же, как и тысячи других планет, заселенных людьми. Было только одно различие: Нес не был заселен. Не то что людей пугала история жителей этой планеты, погубивших самих себя в нескончаемых войнах, просто не было резона селиться там, где полезные ископаемые уже изрядно извлечены наружу предшественниками.

Стэн, как всегда, завороженно смотрел на диск медленно растущей на обзорном экране планеты и спрашивал себя.., да ни о чем он себя не спрашивал! Просто ему так хотелось копаться в себе, и дело даже не в том, что им не владели в эти секунды никакие эмоции. Этого добра как раз хватало с избытком. Но тем и хороши эмоции, что иногда их нельзя выразить словами. Они есть, они создают настроение, но никак не объяснишь тому же Джейку, с которым побывал во множестве передряг, что чувствуешь, когда смотришь на вымершую много веков назад планету. Стэн просто смотрел и не мог оторвать взгляд от величайшего в Галактике памятника человеческой глупости.

— Связь сейчас дать или позже? — Вопрос Джейка вывел Стэна из оцепенения. Положительно, Джейку было абсолютно наплевать на историю этой планеты, и, начни Стэн сейчас рассказывать, вряд ли бы его понял кто-то из находящихся в рубке «Крысобоя». С сожалением посмотрев на своих спутников, Стэн удобнее устроился в кресле и сказал:

— Да, сейчас. Надо профессора предупредить, а то свалимся как снег на голову, его еще удар хватит.

— Ну удар его, положим, не хватит, — философски заметил Боб, — а вот рукоятью кирки заработать можно.

— Тогда врубай связь, — сказал Стэн.

* * *

Приземлились они на старом космодроме, который был построен путем отливания посадочной площадки из камня. Таким образом, это был монолит, прослуживший людям верой и правдой не одну тысячу лет и мог прослужить еще столько же. Когда смолкли посадочные двигатели, Стэн отстучал на клавиатуре серию команд, и к земле пополз металлический трап, которым был оборудован любой крейсер на случай посадки в неприспособленном месте. Спустившись, они сразу увидели Седрика, машущего им рукой.

— Очень хорошо, что вы приехали. — Рядом с рослыми приезжими помощник Шмулерсона выглядел просто пигмеем, и ему приходилось чуть ли не бежать, чтобы поспеть за ними. — У нас сейчас как раз не хватает людей, а работы — непочатый край!

Стэн знал этого человека. Когда-то они вместе ухаживали за своими будущими женами. Были в одной компании. Потом, сразу после развода, Стэн ушел в Галактический Патруль, а Седрик, так звали помощника профессора, стал вегетарианцем, пацифистом и вообще был, по мнению Стэна, потерянным для мира человеком.

Боб с присущей ему бестактностью тут же начал засыпать Седрика всевозможными вопросами, на большую часть которых отвечать тот был абсолютно не расположен. Стэн прекрасно понимал сейчас Седрика, на лице которого очень скоро появилось выражение христианского великомученика.

И вот теперь они шли по пыльной дороге, которая была не намного моложе посадочной площадки старого космодрома, к месту, где у Седрика стоял вездеход. Подгонять его ближе чем на три километра к космопорту было просто опасно — в дороге зияли такие ямы и трещины, что не выдержал бы и современный танк.

Стэн немного приотстал и теперь, глядя на бредущих впереди спутников, думал о нескольких месяцах вынужденного заточения в этой глуши. Почти наверняка Шмулерсон смотрит новости и объясняться с ним придется очень долго. Как это делать, Стэн не имел ни малейшего понятия.

Между тем дорога улучшилась, и вскоре за поворотом показался вездеход Седрика. Стэн забрался в кабину последним и захлопнул за собой дверь. Седрик тут же включил кондиционер, а потом не спеша завел двигатель и покатил в сторону лагеря археологов.

Вообще-то экспедиций было несколько. Но контактировали они между собой постольку-поскольку, а большую часть времени проводили, переворачивая тонны земли на своих участках. Как и в любом замкнутом профессиональном сообществе, здесь существовал определенный кодекс чести, а чувство собственного достоинства не позволяло просить помощи. Кроме того, всякая находка могла принести сделавшему ее мировую известность. Кто в такой ситуации пожелает делиться хоть чем-нибудь?

* * *

Проф Шмулерсон возлежал в шезлонге на веранде своего бунгало и, покуривая сигарету, читал книгу, по внешнему виду стоившую целого состояния. Стэн, который привык читать исключительно с монитора, относился к профессору с огромным уважением за эту поистине героическую способность воспринимать печатное слово. Как это возможно, Стэн не понимал. Ни тебе понравившийся участок в отдельный файл скопировать, ни тебе отметить, где закончил, ни подправить текст по собственному усмотрению — это вообще не чтение, а издевательство!

— Привет, Стэн! — Шмулерсон привстал из шезлонга и помахал рукой. — Как добрались?

— Прекрасно! Я тут помощников тебе привез, — сообщил Стэн, здороваясь с профессором.

— Так ты Боба знаешь? Это хорошо. — Шмулерсон пожал руку подошедшему Пенски. — А это кто?

— Познакомьтесь. — Стэн сделал паузу. — Это профессор Шмулерсон, а это Джейк, мой старинный друг.

— Лучше просто Эндрю. — И профессор пожал Джейку руку. — Ну вы пока располагайтесь. Три бунгало есть незанятых, так что разместитесь с комфортом, а потом — милости прошу в гости.

Приехавшие уже решили было уходить, когда на пороге бунгало показалась Ирэн, жена Шмулерсона. Стэн уже приготовился расточать комплименты, но дальнейшие события заставили его схватиться за кобуру. Следом за Ирэн из бунгало появилось существо около метра в холке с огромными клыками и очень напоминающее саблезубого тигра.

Стэн попятился и начал нащупывать пистолет. Джейк просто стоял, у него явно был шок. Боб замер с приоткрытым ртом и только хлопал глазами.

— Ух ты! Стэн! Какими судьбами? — как ни в чем не бывало спросила Ирэн.

— У-у-у-у тебя за спиной, — вполголоса произнес Стэн, выхватывая пистолет.

— Стэн! Как не стыдно? Убери эту гадость! — вскричал Эндрю, вскакивая с шезлонга. — Это наша киска.

— К-киска? — Стэн все еще не мог прийти в себя.

— Ну да. Ирэн решила обзавестись киской.

— Это же тигр саблезубый! Он же опасен. Его же застрелить надо! — Стэна прорвало. Он говорил и говорил, всячески объясняя, что он увидел.

— Я тебе дам застрелить! — возмутилась Ирэн. — Нашу любимую киску!

Ирэн нагнулась к животному и почесала его за ухом. Раздалось громкое мурлыканье. Примерно такой же звук издает спортивный автомобиль, когда заводится.

— Эндрю, это ты говорил, что ты старый? — Стэн картинно воздел руки к небу, а потом указал ладонями на себя. — Это я старый. Нервы уже ни к черту. Я пошел отдыхать. Какое тут бунгало свободно?

* * *

Прошло немного времени, и вся честная компания собралась на веранде домика Шмулерсона. Ирэн принесла чай, а потом начала кормить киску. Зрелище получалось не для слабонервных. Киска пожирала баранью ногу с чавканьем и хрустом, доказывающим, что этого зверя лучше-таки пристрелить. Ирэн между тем жаловалась на характер животного:

— Представляете, она такая умная! Вчера, например, открыла холодильник и вынула оттуда все мясо. Пришлось Эндрю гонять вездеход к базовому хранилищу за новым запасом.

Стэн усмехнулся, представляя себе, как этот монстр на задних лапах подходит к холодильнику, откашливается, открывает передней лапой дверцу и начинает читать этикетки на продуктах, чтобы, упаси Господи, не вытянуть чего-нибудь вегетарианского. Хотя скорее всего все было несколько не так. Тем временем киска насытилась, потерлась головой об ножку стола и решительно направилась к Стэну.

— Ирэн, ты ее достаточно покормила? — осторожно спросил Стэн, когда животное с громким мурлыканьем ткнулось Стэну в руку.

— Это не проявление голода, — вместо жены ответил Эндрю. — Ты ей понравился, и она проявляет благорасположение.

— А нельзя ли это благорасположение проявить, скажем, к Бобу. Его если и сожрут — не страшно, а меня все-таки жалко, — попробовал пошутить Стэн.

Боб шуток не понимал и потому моментально надулся как рыба-шар. Джейк развлекался от всей души. А киска грациозно запрыгнула на диванчик, на котором сидел Стэн, и принялась укладываться там спать, при этом осторожно выталкивая Стэна.

— Это что, тоже благорасположение?

— Нет, — ответила Ирэн. — Это киска любит тут спать.

Вскоре Стэну пришлось покинуть диванчик и переместиться в шезлонг. Компания еще некоторое время пообсуждала это, а затем Эндрю начал расспрашивать вновь прибывших:

— Я, конечно, все понимаю, но чем вызван ваш приезд? Обычно и ты, Стэн, и Боб предупреждаете заблаговременно.

— Понимаешь, — ответил Стэн, — тут сложилась прелюбопытнейшая ситуация…

По окончании достаточно правдивого рассказа Шмулерсон долго качал головой, а потом принялся рассуждать о том, как все это нехорошо получилось. Ирэн периодически вставляла замечания, касающиеся «глупостей, наделанных этими лоботрясами». Эндрю со знанием дела пораспекал Боба, рассказал Стэну, что если бы его знания применить в мирных целях, то через каких-нибудь десять лет во всей Вселенной не осталось бы неразрешенных проблем, и вообще всячески демонстрировал свое неудовольствие. После чего без какого-либо перехода принялся рассказывать о делах экспедиции. Стэн вздохнул с облегчением — раз уж речь пошла об этом, то гроза миновала. Между тем Шмулерсон, похоже, действительно раскопал что-то серьезное. Судя по его рассказу, выходило, что местные жители, перед тем как угробить себя окончательно, умудрились прожить еще очень долгое время. Их история насчитывала тысячелетия. То, чем сейчас занимался профессор, относилось к периоду, когда на Несе процветал рабовладельческий строй. Одни люди владели другими, как вещью или скотом. Они были алчны и хитры, продажны и мелочны. Впрочем, для слушателей тут не было ничего нового — на протяжении всей истории человечества все эти качества были присущи большинству представителей homo sapiens. Но речь шла не об этом. Уже несколько лет три соперничающие экспедиции пытались решить, когда же население Неса перешло от бронзы к стали. Похоже, что Шмулерсрну удалось определить это с точностью до трехсот лет. Для археологии это сумасшедшая точность.

— И вот теперь у нас тут появились проблемы, — закончил профессор.

— Какие? — удивился Стэн. — Коллеги-конкуренты пришли к диаметрально противоположным выводам и подтвердили их находками?

— Если бы! Ты же знаешь, у меня есть принципы. В частности, я никогда не роюсь в могилах. Так вот, появились какие-то люди, которые потрошат местные захоронения с просто фантастической скоростью. Только за последнюю неделю они полностью загадили весь «город мертвых», это миль сорок на юг. Мы с коллегами посмотрели, как они продвигаются, и поняли, что следующим объектом должно стать именно это место.

— Как, ты же не роешь могил? — удивился Боб.

— Не рою. Но тут неподалеку есть просто шикарные захоронения. Я думаю, что «гробокопателей» надо ждать со дня на день.

* * *

Но на следующий день «гробокопатели», вопреки прогнозам профессора, не появились. Зато пришел транспорт с продовольствием и амуницией, так что весь состав экспедиции весь день был занят его разгрузкой и к вечеру все уже просто валились с ног. Шмулерсон был очень доволен. Он наконец-то получил приставку к компьютеру, позволяющую проводить целую кучу анализов. А Джейк обещал с ней разобраться и запустить уже на следующий день.

Пока все занимались распаковкой прибывшего багажа, Стэн решил пройтись по раскопу. Как всегда, сначала это зрелище повергало в легкий шок. Тут и там валялись какие-то обломки, были насыпаны кучи земли. Но это было только на дальних подходах. Вблизи же раскоп имел такой вид, как будто его рыли не кирками и лопатами, а щеточками, которыми модницы подкрашивают себе ресницы. Настолько идеально все было вычищено, края шурфов выровнены, а найденные остатки зданий зачищены.

Стэн некоторое время полюбовался этим произведением искусства — иначе называть раскопы Шмулерсона просто язык не поворачивался — и медленно пошел в сторону лагеря. Он полной грудью вдыхал разгоряченный воздух планеты, и все его существо переполнялось безмятежным спокойствием. Это именно то, что ставило Стэна на ноги после любых передряг. Горы или вот такое место, как Нес. Где время течет медленно, как мед, где годами ничего не происходит, а очень крупным событием является приезд группы туристов. Стэн даже подумал, что неплохо было бы подкопить еще деньжат и купить эту планету, построить большой и хорошо оборудованный исследовательский центр и запустить сюда Шмулерсона. То-то бы профессор порадовался!

Все еще занятый этими мыслями, Стэн не спеша шел по дороге, ведущей к лагерю, когда его внимание привлекла одиноко лежащая на краю дороги ваза. Стэн был озадачен. Оно и понятно, ваза была почти целой, даже витые ручки сохранились полностью. На стиль работы Шмулерсона это не походило. Стэн перевернул вазу, оказавшуюся вдруг очень тяжелой, на другой бок, но не обнаружил никаких повреждений. Поудивлявшись еще немного, Стэн решил, что это все-таки непорядок, и, поднатужившись, взвалил находку себе на плечи и зашагал к лагерю.

* * *

— А, это, — Шмулерсон недовольно сморщился. — Лень было волочь в лагерь. Она полностью глиняная. Внутри ничего нет. Эта штука даже не полая. Тебе нравится — бери себе. Поставишь в гостиной, когда домом обзаведешься.

— Спасибо, — поблагодарил Стэн и, взвалив находку на плечи, поволок ее к своему бунгало.

Стэн поставил вазу на стол и принялся разглядывать. Была она глиняная, без следов каких-нибудь украшений и выглядела не очень древней. Может, анализ с помощью новой компьютерной приставки скажет и больше, но Эндрю сказал, что ей вряд ли больше шести тысяч лет, а Эндрю специалист, которому можно верить и без компьютера.

Потратив еще минут десять на то, чтобы пристроить вазу в углу, Стэн, полюбовавшись на свое приобретение, направился к Шмулерсону. Там Джейк уже должен был наладить приставку.

Когда Стэн появился около бунгало Эндрю, там уже было не протолпиться. Новость, что наконец-то заработала приставка, собрала всю экспедицию. Джейк восседал за компьютером и с покровительственным видом объяснял, как с этой штукой обращаться. Рядом с ним сидела Ирэн, которая подробно конспектировала инструкции Джейка в блокнот. Сам Шмулерсон к таким вещам относился с опаской, поэтому сейчас занимался тем, что готовил находки к анализу сообразно с их значимостью.

Стэн немного послушал Джейка, а затем присоединился к Эндрю, который сейчас остался без помощников, так как их вниманием всецело завладел Джейк.

Никаких сенсаций компьютерное сканирование не принесло. Шмулерсон был настолько опытным археологом, что после его оценки никаких экспертов уже не требовалось. Стэн еще некоторое время поприсутствовал при диспуте, разгоревшемся из-за какой-то мелочи, на которую и смотреть-то было противно, и вернулся к себе в бунгало.

Первое, что ему бросилось в глаза, когда он вошел в домик, была ваза, одиноко стоящая в углу. Мелькнула шальная мысль подвергнуть ее сканированию. Стэн немного постоял в нерешительности, а затем взвалил вазу на плечи и понес к бунгало Эндрю.

Там спор был в самом разгаре. Шмулерсон с пеной у рта доказывал свою правоту, а его оппонентом, как ни странно, был Боб. Причем суждения, высказываемые Пенски, не лишены были логики и явно не являлись просто трепом. Чувствовалось, что Боб подкован в этом вопросе. «Лучше бы ты археологией занимался», — подумал Стэн, глядя на уже обретшего прежнюю наглость Боба.

Джейк в споре участия не принимал, а занимался тем, что «подстегивал» быстродействие компьютера. Стэн подошел к нему и объяснил, что он хочет. Эндрю на несколько секунд отвлекся от спора, чтобы узнать, что происходит. Выслушал Стэна, сказал, что никаких неожиданностей не будет, и снова набросился на Боба, круша его аргументы, как кошка рвет газету.

Стэн тем временем установил вазу на подставку для сканирования и подошел к дисплею. Джейк нажал несколько клавиш, и сканирование началось…

— Ничего себе! Ты только посмотри, что там! — Стэн от удивления едва не уселся на пол. Первые тесты только подтвердили предположения Эндрю относительно возраста находки. Потом Стэн решил ради интереса «просветить» вазу рентгеновским лучом. Джейк выполнил его просьбу, и теперь оба застыли перед монитором, не веря своим глазам. Выяснилось, что ваза была не просто куском посредственно обработанной глины. Внутри, правда, никаких полостей не было, зато там было кое-что другое. Собственно, ваза представляла собой большой кусок глины, плотно налепленный вокруг.., меча. То, что это был меч, сомнений не вызывало. И теперь Стэн соображал, что с этим делать. Можно было, конечно, все оставить как есть, а можно было… Впрочем, Стэн решил, что лучше будет позвать Шмулерсона.

— Эндрю! Можно тебя отвлечь?

— Конечно, что-то нашли? — ответил профессор, как раз закончивший полный разгром аргументов Боба.

— Кажется, да, — проговорил Стэн. — Но ты лучше сам посмотри.

Эндрю медленно поднялся с кресла, бросил еще один уничтожающий взгляд на Боба и подошел к монитору.

Когда профессора убедили, что это не мистификация, он забегал вокруг вазы, как кот вокруг сметаны. Произошел быстрый спор на тему «Разбивать или нет?», конец которому положил Стэн, заявивший, что, поскольку ваза была ему подарена, решать ему, а он считает, что надо пилить. На этом и порешили. Вазу быстро перенесли в мастерскую, установили на верстак, и Стэн, надев защитные очки и перчатки, взялся за электрорезак.

Через несколько минут Стэн уже держал в руках меч с узким жалом и удобной рукоятью, почти не имеющей украшений. Лезвие абсолютно не потускнело и матово отблескивало в ярком свете мощных ламп. Стэн перехватил меч поудобнее и сделал несколько фехтовальных выпадов. Клинок был идеально сбалансирован, и Стэну показалось, что этот меч сделан именно для него. Единственное, что смущало Стэна, это ощущение, что он уже где-то это оружие видел. Разгадка крутилась на самом краю памяти и только ждала удобного случая, чтобы выскочить наружу.

— Вот это да! — искренне восхитился Эндрю. — Такого тут еще никто не находил. Поздравляю!

— Ну, что до поздравлений, — ответил Стэн, — то это к компьютеру. Моя заслуга только в чрезмерном любопытстве. А действительно целого оружия такого возраста еще не находили?

Все тут же весело загалдели, а Шмулерсон принялся рассказывать, что и как было найдено за последние двадцать лет на Несе. Стэн вертел меч в руках, когда его внимание привлек шарик, в качестве украшения прикрепленный к эфесу. Тут ему явно было не место. Во-первых, нарушалась симметрия, во-вторых, после первого же серьезного удара шарик мог отлететь. Стэн взялся за шарик и обнаружил, что он вращается. Затем последовала какая-то совершенно непонятная трансформация, и вот в руках ошеломленного Стэна находится уже какое-то стрелковое оружие. Шмулерсон замолчал на полуслове и с нескрываемым беспокойством переводил взгляд со Стэна на меч и обратно.

— Что это было? — Голос у Эндрю был немного испуганный.

— Ты меня спрашиваешь? — вопросом на вопрос ответил Стэн. — Я могу сказать, что получилось. Это лучемет. Модель мне не известна, но ошибиться тут невозможно.

Стэн с интересом рассматривал оружие-трансформер, которое сжимал в руках, и задавался вопросом, для каких целей его могли изготовить. И тут до Стэна вдруг дошло, где он видел этот меч. Именно этот. Стэну вспомнился необычайно яркий сон, снившийся ему после победы над сциллийцами. И он готов был поклясться, что тогда, во сне, у него на боку висел именно этот клинок.

Спор по поводу оружия тем временем возобновился с новой силой. Стэн взялся за уже знакомый шарик и опять повернул его. Снова моментальная трансформация, и в руках Стэна узкий элегантный клинок, почти без украшений.

Подумав немного, Стэн все же перевел оружие в режим лучемета и принялся внимательно рассматривать. Получалось очень интересно: лезвие как бы раскалывалось на четыре части и чуть-чуть вбиралось в эфес, таким образом обеспечивалась безопасность в плане порезов; рукоять слегка загибалась, и на ней появлялись спусковой крючок и маленький мониторчик, при прикосновении к которому загоралась какая-то надпись. Стэн показал мониторчик Эндрю и, к немалому своему удивлению, услышал, что язык, на котором загорались сообщения, профессору известен. Это оказался древний язык Неса, на котором могли по крайней мере читать все археологи, работающие на этой планете. Очень скоро методом проб удалось прочитать все сообщения, являвшиеся своеобразной инструкцией. Тут же решено было произвести полевые испытания оружия в лучеметной ипостаси.

Стэн поудобнее перехватил «мечемет», как уже успели его окрестить в экспедиции, и прицелился в высохшее дерево, стоявшее ярдах в двухстах от бунгало. Результат превзошел все ожидания. Древнее оружие не только работало, но и имело такую разрушительную силу, что это даже пугало. На том месте, где только что было дерево, сейчас была средних размеров яма, ствол дерева найти так и не удалось.

— Вот это монстр! — искренне восхитился Стэн. — Если эту штуку здесь использовали шесть тысяч лет назад, то непонятно, как они вообще так долго протянули.

— Это не их оружие, — уверенно заявил Эндрю. — Я ничего подобного даже в последних книгах не встречал.

В тот вечер засиделись допоздна. Жаркий спор по поводу найденного оружия очень долго не утихал. Джейк водрузил «мечемет» на подставку для сканирования и «раскатал» его по всем имеющимся тестам. Стэн сразу просмотрел результаты и быстро разобрал находку. Ясности это не прибавило. Оружие состояло из бачка для воды и довольно хитроумного термоядерного реактора, направляющего контура и какого-то небольшого устройства, в которое входили несколько контактов и из которого они же и выходили. Что было внутри этого устройства, компьютер рассказать не мог: даже рентгеновские лучи туда не проникали.

Уже светало, когда исследования решено было отложить до следующего дня. Стэн и Эндрю решили, что неплохо было бы и прогуляться на сон грядущий, и, прихватив с собой «мечемет», направились в сторону раскопа.

* * *

Солнце начинало свой обычный дневной путь над вымершей планетой. Его лучи, пока еще нежно прикасающиеся к коже, обещали вскоре превратиться в иссушающую все жару. Стэн посмотрел на небо, ярко-голубое, без единого облачка, и представил себе, насколько жарко будет днем. Он уже разобрался с управлением новым оружием и теперь, отстроив его на минимальную мощность, решил поупражняться в стрельбе по мишеням.

Они с Эндрю выбрали небольшую площадку около старых могильников и теперь развлекались тем, что по очереди сшибали тонкие ветки с чахлого кустарника. «Мечемет» вел себя просто прекрасно. Расход энергии был невысок, а поражающая сила чудовищной. Поразвлекавшись так с полчаса, они уж было совсем собрались возвращаться в лагерь, когда до слуха Стэна донесся пока еще едва различимый звук двигателя. Это был не вездеход, используемый экспедицией Шмулерсона. Звук нарастал, и стало ясно, что едет мощный армейский тягач.

— Это «Барракуда», их применял Патруль лет шесть назад, — задумчиво сказал Стэн. — Я не знал, что их используют археологи.

— А как он выглядит? — спросил Эндрю.

— Здоровенная такая махина, тонн на сорок — сорок пять. Вся бронированная, сверху небольшой локатор, ход гусеничный, но при необходимости переключается на воздушную подушку. Имеет два лучемета, может везти до пятнадцати тонн, лобовая броня — дюймов сорок.

— Нет, здесь ни у кого такого нет. — Шмулерсон прислушивался к нарастающему реву мощного двигателя. — Во всяком случае, не было.

— Тогда бегом к лагерю. Это, наверное, твои «друзья-гробокопатели»!

Сказав это, Стэн сам подал пример, развив при этом весьма приличную скорость, так что профессор с трудом за ним поспевал.

* * *

Лагерь уже просыпался. Люди умывались, готовился завтрак. Джейк неторопливо брился, сидя на ступеньках своего бунгало. Появление запыхавшихся Стэна и Эндрю вызвало сначала легкое недоумение, а затем кучу острот. Но когда они отдышались и Стэн объяснил, что послужило причиной такого быстрого возвращения в лагерь, шутки разом стихли. Над небольшим поселком археологов повисла тишина. Люди переглядывались в легком недоумении.

— А может, ты чего напутал? — неуверенно спросил Джейк.

— Чушь собачья! — ответил за Стэна Боб. — Если ты хоть раз в жизни видел «Барракуду», то уже ни с чем не спутаешь.

— Так он же ее не видел, — не сдавался Джейк.

— Спутать этот звук тоже ни с чем нельзя.

— Что будем делать? — вмешалась в разговор Ирэн.

— Надо их остановить, — решительно сказал Эндрю. — Если тут такие вещи лежат, как у Стэна в руках, то это плохо закончится.

С таким тезисом нельзя было не согласиться, и очень скоро лагерь мирных археологов напоминал уже военный лагерь. Неизвестно откуда появилось несколько автоматов и пулемет, пистолет же выдали каждому. Стэн поинтересовался, где можно найти дистиллят, и, когда ему передали вместительную флягу, залил до краев емкость в «мечемете».

Через пятнадцать минут колонна хорошо вооруженных людей вышла из лагеря и направилась в сторону могильников. Впереди шел Шмулерсон, сжимая в руках автомат. Чуть погодя стал различим звук работающего двигателя «Барракуды». Стэн догнал Эндрю и молча показал, что надо рассредоточиться. Тот только кивнул, и Стэн начал быстро показывать, кому и куда двигаться. Люди сразу сообразили, что к чему, и не прошло и минуты, как никого уже не было на пыльной дороге. Только сверкнет иногда в отдалении ствол автомата да лязгнет затвор. Стэн остался на дороге один. Он еще несколько минут постоял, борясь с чувством одиночества, а затем уверенно зашагал в сторону могильников.

«Гробокопатели» обустраивались со вкусом. «Барракуда» была уже разгружена, и свету явились два небольших бульдозера и мини-экскаватор. Стэн, наблюдавший за процессом разгрузки из-за ближайшего холма, был даже несколько озадачен тем, с каким размахом эти ребята принимаются за дело. Формально никаких претензий к ним предъявить было нельзя, кроме нарушения неписаного правила никогда не забираться на чужой участок. Но Стэн был более чем уверен, что стоило подойти к этим людям с таким заявлением, как они с ходу начнут «войну». Собственно, именно на это Стэн и надеялся. Ни по количеству, ни по вооружению «гробокопатели» не превосходили экспедицию Шмулерсона. А с «Барракудой» Стэн надеялся расправиться с помощью своего нового оружия.

Стэн откатился за холм и взмахом руки подозвал Джейка. Когда тот оказался рядом, Стэн шепотом объяснил, что хочет подойти к «гробокопателям» и поговорить. Стрелять они с первого раза не будут, ну а если не удастся уговорить их убраться туда, откуда пришли, тогда придется применить силу. Джейк выслушал все, а затем предложил просто перебить их как бешеных собак. Да, профессор умел убеждать. Джейк за несколько дней стал таким ревностным хранителем археологических традиций, что Стэн аж удивился, но начинать стрелять первым наотрез отказался. Они еще какое-то время поспорили с Джейком, в конце концов Стэн махнул рукой на все, послал куда подальше Джейкову агрессивность и, поднявшись, медленно вышел из-за холма.

«Гробокопатели» заметили его практически сразу. И к тому моменту, когда Стэн поравнялся с ними, уже держали в руках оружие.

— Приветствую вас! — весело поздоровался Стэн.

Ответом ему было настороженное молчание. Не обращая на него внимания, Стэн продолжил:

— Давно прибыли?

— Не твое дело, — грубо огрызнулся тощий небритый субъект с длинным носом.

— Это вместо «доброе утро»? — парировал Стэн. — А здесь, между прочим, территория экспедиции…

— А мне наплевать! Мы свое заберем так или иначе, а попытаетесь влезть — пеняйте на себя. — И пришелец звучно лязгнул затвором автомата. — Все понял? Тогда чтобы я духу твоего здесь не видел!

Стэн молча развернулся и под дружное улюлюканье «гробокопателей» пошел по направлению к холму, из-за которого вышел. Скрывшись от лишних глаз, Стэн резко перекатился к Джейку, дожидавшемуся его за выступом.

— Ты был прав, — сразу же заявил Стэн, как бы отвечая на непрозвучавший вопрос Джейка. — Придется их проучить. У тебя рация с собой?

— Обижаешь, начальник, — улыбнулся Джейк, — держи!

У Стэна в руке оказалось миниатюрное устройство, состоящее из наушника размером с ноготь на мизинце и еще меньшего микрофона. Только теперь Стэн заметил, что у Джейка на левом ухе укреплено точно такое же устройство.

— У всех, что ли, рации? — удивленно спросил Стэн.

— А то как же! — гордо ответил Джейк. — Ты думал, один тут такой грамотный?

Мысленно похвалив Джейка, Стэн тут же связался с профессором и передал ему суть разговора с «гробокопателями». Шмулерсон был просто вне себя от негодования и настаивал на немедленном начале, пока «эти варвары» не перепортили все, что только можно. Стэн был согласен, но по другой причине. Если не остановить их сейчас, то неизвестно, чем это может закончиться для всех экспедиций на планете.

* * *

Когда неожиданно с грохотом разлетелся ведущий каток правой гусеницы «Барракуды», гробокопатели аж подпрыгнули. Но их предводитель, судя по всему, являлся человеком бывалым и панику погасил быстро. В полевых условиях всяко бывает, может быть, каток уже пришел в негодность и лопнул от чрезмерной нагрузки. Но расставить часовых им все же пришлось. Хотя помогло это мало. Буквально через несколько минут взорвался сначала первый, а потом и второй бульдозеры. Тут уж о неприятных случайностях как-то не порассуждаешь. По всему было видно, что «гробокопатели» здорово перетрусили. Сначала они бестолково бегали по своему лагерю, потом открыли беспорядочную стрельбу из автоматов. Как ни странно, им ответили. И ответили с устрашающей точностью.

Стэн, только что подбивший из своего «мечемета» большую часть техники противника, видел, как Седрик хладнокровно, переведя автомат на одиночный огонь, одного за другим отстреливает непрошеных гостей. «Ничего себе пацифист!» — пронеслось в голове у изумленного Стэна.

Тем временем бой, а точнее избиение пришельцев, продолжался. Когда до предводителя дошло, что дело пахнет жареным, он проворно вскочил в «Барракуду» и попытался смыться, оставив своих людей на произвол судьбы. Стэну это решительно не понравилось, и он аккуратно разнес сначала обе лучеметные башенки, а потом принялся за двигатель. Четырех выстрелов хватило, чтобы уже оторвавшаяся от грунта «Барракуда» с дребезжанием повалилась обратно на землю.

Перестрелка сразу стихла. «Гробокопатели» озирались по сторонам, явно не понимая, почему они еще живы. Их предводитель выбрался из обломков «Барракуды», вид у него был весьма потрепанный.

— Хватит! Мы сдаемся! — прокричал он в сторону холмов.

— Оружие на землю! — сразу же ответил голос Стэна. — Руки за голову!

«Гробокопателям» не оставалось ничего другого, как подчиниться. Из-за холмов начали медленно выбираться люди Шмулерсона. К тому времени, как сам почтенный профессор спустился вниз, Стэн уже разложил непрошеных гостей на земле на расстоянии полутора ярдов друг от друга и читал им лекцию о том, как нехорошо зариться на чужое и тем более угрожать хозяину дома оружием. Грабители могил вынуждены были слушать молча. Один из них попытался огрызнуться, и Седрик тут же, не целясь, всадил пулю в каком-то дюйме от головы не в меру разговорчивого. Когда таким образом было достигнуто должное уважение к говорящему, Стэн передал слово Шмулерсону… К концу обвинительной речи профессора бандиты были уже согласны на расстрел и повешение, только бы не продолжать это слушать.

Настроение у победителей было приподнятое, но тут Стэн заметил, что чего-то явно не хватает. Он осмотрелся по сторонам и обнаружил, что Джейк тоже что-то ищет. Их глаза встретились. Достаточно было нескольких секунд, чтобы понять, что же все-таки не так, и оба друга, не сговариваясь, в один голоса заорали: «Боб!» И верно, Боба среди них не было. Стэн повернулся к вожаку «гробокопателей» и предупредил, что если с Бобом что-нибудь случилось, то смерть покажется господам мародерам просто избавлением. Слабое вяканье на тему правосудия Стэн прервал заявлением о том, что он, как офицер Патруля, имеет право судить всякую сволочь, а разыскиваемый человек, тоже офицер Патруля, является его, Стэна, подчиненным и за нападение на них уже положено расстрелять. После чего Стэн опрометью бросился в холмы, к тому месту, где последний раз видел Боба.

* * *

Боба Стэн нашел быстро. Он лежал на спине с закрытыми глазами и тихо стонал. В низу живота, справа, на куртке защитного цвета расползалось красное пятно. Стэн наклонился к товарищу и проверил пульс. Боб почувствовал прикосновение и открыл глаза.

— Ну вот и все, — страдальческим шепотом произнес он. — Прощай, Стэн, и не вспоминай обо мне плохо! Я прошу у тебя прощения, и ты должен меня простить, ибо я умираю…

— Ага! — Стэн скептически посмотрел на Боба. — Сейчас! Лежи, не дергайся. Носилки принесем, и через два дня будешь как новенький!

Боб взвыл, как бы пытаясь опротестовать такую наглую клевету, а Стэн связался со своими и объяснил, куда надо подойти с носилками.

Стэн прекрасно понимал сейчас состояние Боба, но тот был только пилотом крейсера и не мог знать, что означает такое ранение. Стэн же, побывавший в нескольких планетарных передрягах, был прекрасно об этом осведомлен. Так что никакого волнения не испытывал. Зная медицинскую установку экспедиции, можно было смело предположить, что никакой опасности для здоровья Боба сейчас нет.

Когда Джейк и Седрик подбежали с носилками, Стэн уже спокойно связывался с Эндрю, объясняя ему, как нужно конвоировать пленных.

 

Глава 8

Что может быть пакостнее, чем постоянно хнычущий Боб? Только Боб, делающий это громко. Прошли сутки с того знаменательного боя, в котором Бобу досталась пуля, и он явно шел на поправку. Жизненно важные органы задеты не были, а электронный медик провел операцию по извлечению пули и «штопке» повреждений просто блестяще. Боб уже вставал с постели, но причитать не переставал. Все было не так, не там, не теми людьми сделано и вообще не правильно. Стэн уже раскаивался в том, что вытащил этого нытика с Омаса. Хотя и не удержался от нравоучительной беседы на тему «Не с твоим везением лезть во всяческие авантюры».

Шмулерсон просто негодовал. Его в высшей степени не интересовало, где эти современные вандалы приобрели вооружение, запрещенное к продаже специальным законом Совета Конфедерации, его интересовало только, как они посмели так варварски обращаться с памятниками истории. Доказать что-либо разбушевавшемуся профессору было просто невозможно, и Стэн оставил свои попытки расставить приоритеты. Вместо этого он съездил к себе на крейсер и, используя его мощную приемно-передающую установку, рискнул связаться с командованием Патруля. Благодарение Всевышнему, на экране появилось лицо генерала Ижи. Генерал был явно поднят с постели, и это отнюдь не придавало ему благодушия.

— Ты что, ополоумел? Я тут доказываю, что ты выполняешь оче'едную важную миссию, а ты мало того что п'охлаждаешься где-то на ку'о'те, так еще и звонишь в т'етьем часу ночи!

— Да, мой генерал! Я, наверное, действительно прохлаждаюсь. Но тут незадача вышла: похоже, что я здорово отстал от жизни, во всяком случае, я не слышал о разрешении на свободную продажу «Барракуд».

Это подействовало. Генерал моментально проснулся и непонимающим взглядом уставился на Стэна.

— То есть как свободную? Ты умуд'ился «Ба"акуду» п'икупить? У кого?

— Ничего я не прикупил. Я ее как раз поломал. Надо полагать, я вас заинтриговал?

— Све'х всякой ме'ы. Выкладывай!

И Стэн принялся рассказывать. Медленно, смакуя подробности, отлично понимая, что генерал сейчас борется со сном и всячески это пытается скрыть. Когда он закончил, Ижи еще долго молчал, слышно было только его громкое сопение. «Переваривает старик», — почти с нежностью подумал Стэн.

— Понял. Ты уже их доп'осил? — Ижи говорил так, будто Стэн об этом и не догадывался.

— Нет еще. — Стэн нахмурился. — Пришлось сиделкой поработать.

— Над кем же ты сидел? — В голосе генерала прорезались язвительные нотки.

— Над Пенски.

— А зачем ты над ним сидел? — не унимался Ижи.

— Этот дурак умудрился пулю в живот схлопотать, — ответил Стэн и вдруг почувствовал себя очень неловко за Боба.

— Неучем был, неучем и остался, — философски заметил генерал, о ком он говорил, было абсолютно непонятно. — Хо'ошо. Сейчас же дуй к своим пленникам и доп'оси их. Методы меня не волнуют. В конце концов, ты сам гене'ал, не мне тебя учить. Доп'осишь — свяжешься со мной. Сдается мне, я знаю, что это за бесхозная «Ба"акуда».

— Есть! — уныло ответил Стэн.

— Да не волнуйся ты так! С «Галактическими пе'евозками» я уже догово'ился. Кстати, п'ивезешь четы'еста тысяч. У «Галахе и Ко» на пове'ку не все оказалось так чисто, как казалось. Эти тоже молчать будут. Сциллийцев уже почти всех пе'еловили, планета в блокаде. Единственное, в полиции Амконикса есть один шибко п'инципиальный лейтенант, кото'ый считает, что на самом деле ты не легионе', а мошенник и я тебя п'ик'ываю из ко'ыстных побуждений. Но я и ему ско'о от закрою.

— Спасибо. — Стэн был просто восхищен масштабами проделанной генералом Ижи работы.

— Благода'ить будешь позже, когда я все закончу. Да, чуть не забыл! А куда делись пятьсот тонн де'ьма, которое ты снял с Амконикса?

— Сбросили где-то, — с видом полной невинности сказал Стэн.

— Уж не возле Ата'и ли? — Глаза генерала хитро блеснули.

— А где это? — Стэн продолжал изображать полную невинность.

— Тебя хоть не засекли?

— Ну.., не совсем. Опознать не смогут.

— Ладно! Иди доп'ашивай этих своих пот'ошителей могил. Как закончишь — с'азу свяжешься со мной.

Стэн выключил передатчик и надолго задумался. Так ли его привлекала карьера генерала в Патруле? Свободный художник тем и хорош, что он свободный художник. Как только его нанимают учить детей господина графа, селят в родовом замке того же графа и заставляют жить по расписанию, он начинает чахнуть, из-под его кисти все чаще лезет очевидная халтура, а потом он превращается в полную посредственность. И только иногда, теплой летней ночью, когда не спится, когда за окном разливается соловей, он вдруг вспоминает, как это ночевать не на мягкой перине, а в стогу сена, и его охватывает непонятная грусть. В такие моменты он может создать настоящий шедевр. Работу всей своей жизни. Последнюю. Самую последнюю. Без всякого перехода Стэн вспомнил, что в лето после его развода у него под окнами все ночи напролет пел соловей. Смешно. В самом сердце громадного мегаполиса — и соловей. Наверное, это было-таки начало, а не конец, как тогда представлялось Стэну. Иначе для чего бы соловей пробирался в такую даль? Конечно, поддержать в трудную минуту! Кого? Да своего собрата, вольного художника. Потом был Патруль, несколько лет изнурительных тренировок. И все равно он оставался вольным художником. Его скорее терпели в Патруле за знания и умения, чем любили. Даже тот же Пенски, при случае любивший вылить ушат грязи на кого угодно, старался скорее перенять навыки, чем стремился к дружбе. «Дай бог, если я ошибаюсь!» — искренне взмолился Стэн.

Но пора было возвращаться к действительности. Стэн еще пару раз вздохнул для порядка и отправился к вездеходу, в котором его ждал оказавшийся просто незаменимым Седрик. Вопрос о призвании свободного художника очередной раз повис в воздухе.

* * *

Допрашивать людей всегда неприятно. Особенно когда они не намерены говорить. Или не намерены говорить правду. Что хуже — неизвестно. Впрочем, если не вдаваться в философию, то лучший допрос — это залезть человеку непосредственно в мозг и вынуть оттуда все. Если бы у Стэна под рукой была подобная техника, он бы не задумывался ни минуты. У этой машинки, заменившей много лет назад сконструированный детектор лжи, был только один побочный эффект: если ты сопротивлялся дознанию, то скорее всего выходил оттуда полным идиотом. Вывод был прост — расслабься и попробуй получить удовольствие… Или оставайся идиотом. Но такого устройства у Стэна под рукой не было, и он с отвращением думал о применении пыток. Вообще-то это было абсолютно незаконно, но, с другой стороны, действия «гробокопателей» могли быть расценены как нападение на легионера при исполнении. А здесь уже Стэна оправдают стопроцентно. Хватит простого упоминания о ранении Боба.

Погруженный в такие мысли, Стэн подходил к подвалу, в котором содержались плененные грабители склепов. Его сопровождали Джейк и Боб, который все еще поминутно жаловался на неприятные ощущения, но выглядел уже вполне здоровым. Глядя на него, Стэн вспоминал, как ему пришлось трое суток ползти с пулей в плече по болоту, пока не выбрался к своим. Там не было современной хирургической установки, и на память об этом событии Стэн носил весьма уродливый шрам, очень нравившийся женщинам. Он уже давно мог сделать пластическую операцию и избавиться от него, но решил оставить на память о своей глупости.

Когда дверь в подвал открылась, Стэн с трудом удержался на ногах от запаха, доносившегося снизу. Похоже было, что о каких бы то ни было удобствах для пленных никто не позаботился. Состроив брезгливую мину на лице, Стэн перехватил поудобнее фонарик и вошел в подземелье. Было там темно, грязно и промозгло. Стэн заподозрил, что для пленников Шмулерсон не пожалел недавно отреставрированного средневекового подземелья, дав возможность прочувствовать все «прелести» пребывания там. «Гробокопатели» теперь изучали историю, что называется, на собственной шкуре. Они были прикованы вдоль стен толстенными цепями и смотрели на Стэна с нескрываемым страхом.

— Я генерал Стэнли Рутер, контрразведка Галактического Патруля, — спокойно представился Стэн, приписав себя к ведомству, о котором ходили легенды одна страшнее другой. — Мне нужен ваш предводитель и его заместитель. Или мне их сейчас показывают, или я начинаю пытать… — Стэн на несколько секунд задумался, — с правого ряда всех по одному.

— Вызывайте наших адвокатов! — заорал один из прикованных.

Крик этот здорово не понравился Джейку, он подошел и лениво стукнул узника ботинком под ребра, тот сразу замолчал и попытался вжаться в нишу, из которой выходили его цепи.

— Ребята, у вас в голове вакуум! Вы подстрелили легионера! Вы напали на исследовательскую экспедицию Патруля! Вы нарушили закон о недопущении осквернения могил. У вас была контрабандная техника. Да я вас сейчас всех могу на месте расстрелять, и мне только руку пожмут.

Эта речь возымела действие. Сразу несколько рук потянулось в направлении человека, в котором Стэн с большим трудом узнал предводителя этих любителей легкой наживы.

— Ты пойдешь с нами. — Стэн сделал выразительную паузу. — Но я заказывал двоих!

Секундное замешательство, и опять молча показывающие на скорчившегося в углу человека руки.

— Прекрасно! Остальные могут отдохнуть и расслабиться. — Стэн весело улыбнулся узникам.

Пока Джейк и Боб снимали цепи с выбранных Стэном для допроса «гробокопателей», сам Стэн думал о том, что Шмулерсон таки переусердствовал, посадив их в это подземелье. Логику поступка профессора понять было можно, но чрезмерная жестокость ни к чему хорошему не приводит.

* * *

— Объясняю сам метод. — Стэн посмотрел на Боба долгим взглядом, Боб поежился. — Мы разводим допрашиваемых по разным помещениям и задаем одни и те же вопросы. Потом сравниваем ответы. Они, естественно, не сходятся. Начинаем все по новой, но со сменой «следователей». Через каких-нибудь шестнадцать часов они расколятся.

— А если нет? — неуверенно спросил Джейк.

— Так не бывает! — наставительно сказал Стэн. — Кроме того, ключевая фраза после первой «смены» должна быть: «А вот твой товарищ во всем уже сознался. Он отделается легким испугом, а тебя расстреляют». Понятно?

— Это понятно. — Боб погладил раненый бок и продолжил:

— А что мы, собственно, хотим узнать?

— Нас интересует, где они взяли «Барракуду», — Стэн начал загибать пальцы, — как их отсюда собираются вывозить, кто платит за награбленное, когда придет корабль и почему они открыли огонь?

— Ну стрелять-то мы первые начали! — возразил Джейк.

— Не правильно! Подумайте, кому поверят: банде ворья или генералу Галактического Патруля?

Джейк понял и улыбнулся. Ему было довольно просто осознать и принять все это. Шел он по жизни с лозунгом «Свой всегда прав!», и Стэн его полностью поддерживал, прибавляя: «Если свой не прав, смотри пункт первый!»

— Значит, с этим разобрались. Тогда — по коням!

Перед тем как приступить к допросу, Стэн поймал Эндрю и настоял на переводе пленных в более приспособленное помещение. Строгость строгостью, но и издеваться над людьми, пусть даже преступниками, тоже не следовало. Затем Стэн подхватил главаря за свисавшие с него цепи и поволок за лагерь.

* * *

Как и предполагал Стэн, допрос затянулся почти на сутки. Сначала бандиты отпирались, потом пытались угрожать, а потом раскололись. Пытки применять не потребовалось, и это Стэна искренне обрадовало. Как только результаты удовлетворили Стэна, он вскочил в вездеход и помчался к своему крейсеру, перед этим выслушав недовольное ворчание Шмулерсона о том, что у него отбирают водителя, вездеход и вообще всячески мешают раскопкам. Проигнорировав недовольство археологической знаменитости, Стэн объяснил, что скоро должен прийти корабль «гробокопателей» и без поддержки Патруля с ним будет очень сложно разобраться. Профессор еще немного побрюзжал и сдался.

На этот раз Седрик вел машину с такой скоростью, что у Стэна не проходило ощущение полета. Несмотря на возражения Стэна, Седрик подогнал вездеход вплотную к космодрому, так что осталось только подняться в крейсер и включить передатчик.

* * *

Генерал Ижи выглядел, как всегда, подтянутым и сосредоточенным. Стэн прикинул время на Главной Базе и сообразил, что там уже утро. «Ну и хорошо. Хоть выспаться старику дал», — подумал Стэн. Но первая же фраза генерала разбила его иллюзии.

— Я уже больше суток жду твоего доклада! Что ты там возишься? Весь Пат'уль на ушах стоит! Надеюсь, ты не будешь ассказывать, что без специалистов из конт"азведки ты не в состоянии выжать из этих п'оходимцев то, что нужно?

Оправившись от акустического удара, Стэн начал быстро докладывать о результатах допросов. На Энэме произошел небольшой переворот. К власти пришли люди, громко кричащие о свободе народа, но денег на реализацию своих лозунгов не имеющие. Они-то и решили послать экспедицию на Нес с целью заработать денег на свои прожекты. А вот дальше начиналось самое интересное. Приезжал какой-то толстый дядя, явно сциллийской наружности, который и продал им «Барракуду», и не одну, а целых шестьдесят штук. Звали «дядю» Тони Лачини, и он обещал продать еще, но за отравляющие вещества, которые появились на Энэме сравнительно недавно… Стэн тут же был прерван и вынужден был выслушать тираду о сбросе химических отходов около недоразвитых планет и о том, что есть множество необитаемых систем, где такими пакостями, раз уж так приспичило, и надлежит заниматься. Огрызнувшись тем, что тогда неплохо бы внести координаты пары-тройки таких систем в общедоступные справочники, Стэн продолжил. Исходя из полученной информации, возникало, естественно, два вопроса. Первый: каким образом сциллиец торгует военной техникой, запрещенной к любой продаже, и второй: почему тот же сциллиец гуляет по Галактике, как у себя по парку, когда объявлена блокада Сциллы.

— Воп'осы понял, — сухо ответил генерал. — А п'и чем тут антиква'иат с Неса?

— Они рассчитывали реализовать его на одной из курортных планет, а деньги потратить на закупку всякой гадости.

— Понятно. Помощь тебе т'ебуется?

— Не помешало бы. Так я уже полностью реабилитирован?

— Полностью. Кстати, твоего д'ужка мы тут в Пат'уль кап'алом зачислили, задним числом, понятное дело.

— Это еще зачем? — удивился Стэн, прекрасно представляя, как на это известие отреагирует Джейк.

— А как бы я иначе объяснил его п'исутствие? — ядовито осведомился Ижи.

— Где? — До Стэна доходило не очень быстро.

— Да около тебя же! Во в'емя всей опе'ации он болтался ядом с тобой. Как я объясню участие штатского лица в опе'ации Пат'уля? То-то же. П'ишлось задним числом сделать его легионе'ом. Пе'едай мои позд'авления. Тепе'ь о деле: че'ез час ста'тует десантный ко'абль Пат'уля. Под твое командование. П'ибудут они аньше энэмцев, так что подготовь вст'ечу на должном у'овне. Если что пойдет не так, я тебя отп'авлю осуществлять блокаду Энэма.

— Какую блокаду?

— Ты там на солнце не пе'ег'елся? — Генерал начал проявлять раздражение. — То'говля от'авляющими веществами, кстати, неизвестно куда зап'опастившимися. Вот тебе и основание для блокады.

— Лучше не меня! Лучше Пенски! Он справится, я знаю. — Стэн довольно живо представил себе месяцы бесцельного висения на орбите блокируемой планеты, и ему стало нехорошо.

— А гене'альскую екомендацию на столь ответственное задание ты ему дашь? — язвительно поинтересовался Ижи.

— Если потребуется — дам! — выпалил Стэн, а про себя подумал: «Нет в мире большей радости, чем людям делать гадости!»

— Хо'ошо. Я подумаю, хотя наказать бы надо тебя как напакостившего.

На этом сеанс связи закончился. Стэн быстро смонтировал радиомаяк, по которому должен был садиться десантный корабль Патруля, и выбрался наружу, где неутомимый Седрик копался в моторе вездехода. Увидев это, Стэн испугался, что в лагерь придется идти пешком, но оказалось, что Седрик просто проверяет запас воды.

* * *

По возвращении в лагерь Стэн был заинтригован его безлюдностью. Впрочем, крики, напоминающие крики болельщиков на стадионе, неслись от домика Шмулерсона. «Надеюсь, они там гладиаторские бои с пленными не устроили?» — с беспокойством подумал Стэн. Но все оказалось намного проще. Джейк, пользуясь отсутствием Стэна, заявил, что здесь у него никто выиграть в «мясорубку» на компьютере не сможет. Эндрю, долго практиковавшийся в этом благостном занятии, заявил, что так не бывает. Было заключено пари. И вот теперь, замкнув в сеть переносной компьютер Джейка и стационарный Эндрю, они яростно гонялись друг за другом по лабиринтам компьютерной игры. А весь состав экспедиции, превратившийся в болельщиков, громко подбадривал игроков.

— На, получай! — Джейк с ожесточением ударил по клавише.

— Ах ты так. — Шмулерсон быстро уворачивался и умудрялся при этом еще и отстреливаться.

Ставки росли. Болельщики разделились на два, примерно равных, лагеря, и каждый считал своим долгом подбодрить своего игрока. Стэн поинтересовался, на каких условиях принимаются ставки, и поставил десять галакредов на Джейка. Зная, как Джейк проводит свой досуг и какие уловки использует, Стэн не сомневался в выигрыше. Баталия тем временем набирала обороты. Джейк уже несколько раз подловил Эндрю около камеры перехода на следующий уровень и теперь торжествовал.

Соревнование закончилось безоговорочной победой Джейка, и разочарованные поклонники Шмулерсона уже начали расходиться, когда Стэн предложил принести еще один компьютер и продолжить на троих. Предложение было встречено с энтузиазмом, и вскоре болельщики уже вынуждены были поделиться на три группы.

Стэн играл более рискованно, чем Джейк или Эндрю, но он неплохо помнил план лабиринта и поэтому оказывался на несколько мгновений быстрее противников. Все шло уже к развязке, когда прибежал запыхавшийся парень, поставленный охранять пленников. Стэн посмотрел на его лицо и понял, что произошло что-то нехорошее. Игра была приостановлена, и все выжидательно уставились на вновь прибывшего. Тот долго не мог отдышаться, а затем доложил, что один из пленников сбежал.

Поднялась суматоха. Эндрю потратил немало сил, прежде чем удалось успокоить людей. Когда удалось добиться относительной тишины, Стэн приступил к расспросам.

Выяснилось, что Шмулерсон скрепя сердце таки перевел грабителей из подземелья в сарай. Один из них очень просился «до ветру», и добрая душа охранник, который в миру был студентом Университета на Отхе, решил исполнить его просьбу. Чем тот сразу же и воспользовался. Хорошо еще, что Эндрю не выдал охраннику автомат. Иначе пришлось бы искать еще и вооруженного беглеца.

По окончании сбивчивого рассказа поднялся такой шум, что Стэну пришлось заткнуть уши. Но не надолго. Сразу же пришлось оттаскивать Боба от вконец перепуганного студента, которому легионер уже хотел наглядно продемонстрировать, что бывает за нерадивость.

— Хватит! — заорал Стэн, перекрывая шум. — Боб, оставь мальчика в покое и перестань кипятиться! Вместо криков могли бы уже и охрану к сараю выслать! А то этот беглец, чего доброго, и остальных повыпускает.

Это подействовало. Джейк прихватил с собой тройку ребят покрепче и пару автоматов и бегом бросился к сараю. Через несколько минут один из уходивших вместе с Джейком вернулся и сообщил, что остальные заключенные на месте. У Стэна сразу отлегло на сердце.

— Как генерал Галактического Патруля принимаю командование на себя! — заявил Стэн громко. Что поделаешь? Он тоже был не чужд театральных эффектов, даже в критической ситуации. — Эндрю, возьми с собой четверых, на свое усмотрение, и проверь, на месте ли вездеходы.

— А на втором он далеко не уедет, — вступил в разговор Седрик. — Я из него неделю назад реактор вынул. Все недосуг было вставлять.

— Воистину, лень — это движитель прогресса и благополучия. — Стэн картинно простер руки к бледно-голубому небу. — Если бы сей почтенный муж не поленился исправить реактор сразу же, гонялись бы мы сейчас за этим мерзавцем по всей планете!

Все непроизвольно улыбнулись. Напряжение понемногу спадало, и Стэн мысленно вздохнул с облегчением. Теперь люди будут настроены на работу. Без надрыва на грани истерики, без бессмысленных метаний, на примитивную работу по отлову сбежавшего из зверинца шакала. Не то чтобы очень опасного, но могущего покусать какого-нибудь маленького ребенка.

— Ты, — обратился Стэн к парню, прибежавшему сообщить новости от Джейка. — Бегом назад и пришли сюда Джейка. Автоматы оставить там. Как только приблизится кто неизвестный — стрелять! Седрик! Бери с собой еще двоих и попытайся найти след. Этот гаденыш нужен мне живьем, но если будет сильно показывать клыки — сделай в нем пару лишних дырок.

Седрик согласно кивнул и, поманив рукой еще двоих, быстро удалился. Стэн посадил кого-то на базовую радиостанцию, проверил связь с Седриком, направил вторую поисковую группу на вездеходе, а потом уселся за микрофон и по очереди связался со всеми экспедициями на Несе и растолковал ситуацию. У археологов сработало корпоративное чувство, и все наперебой кинулись предлагать помощь. От помощи Стэн вежливо отказался, но попросил немедленно связаться с ним лично, если заметят что-нибудь подозрительное. Тем временем вернулся Джейк. Шел он вальяжной походкой и на ходу нюхал сорванный где-то по пути цветок, явно наслаждаясь запахом.

— Нашел время, — процедил Стэн. — Ты что, ботаникой решил заняться от нечего делать? Или уже поймал беглеца?

— Нет, ботаникой я увлекался еще в школе, хотя цветок очень занятен. А нашего друга я уже считай что поймал.

— Не понял. — Стэн был просто шокирован.

— А что тут непонятного? — деланно удивился Джейк. — Я их пометил, как цыплят.

— А нельзя ли поподробнее. — Стэна уже начинало злить это мнимое безразличие.

— Ты что-нибудь о радиоактивности слышал? — Джейк был само спокойствие. — Да? Ну тогда тебе станет понятно, что если облучить определенный предмет, то наведенная радиация сохранится довольно долго. Так что останется только поднять на орбиту крейсер и слегка перенастроить его сканеры.

— Ты предполагал, что они сбегут? — удивился Стэн.

— Нет, — честно признался Джейк. — Я и сам не знаю, зачем я это сделал.

— Все равно — кстати. — Стэн взял в руки микрофон и связался с Эндрю. — Возвращайтесь немедленно! Сейчас устроим охоту на шакала с помощью сканеров крейсера.

Через десять минут уже изрядно запыленный вездеход остановился возле бунгало Шмулерсона, ставшего на время охоты на беглеца штабом. Долго объяснять профессору не потребовалось, и вскоре Стэн и Джейк уже мчали в сторону космодрома.

* * *

— А хорошо все-таки получилось, — сказал Стэн. Они были уже на орбите и делали медленный облет планеты, настраивая сканеры.

— Что хорошо? — не понял Джейк.

— Посуди сам: тот мизер, который мы нашли в «Барракуде», явно не все, что эти друзья успели награбить. Про склад ни один из них не заикнулся. Значит, этот сбежавший сейчас прямиком рулит к этому самому складу. Так что мы сразу убиваем двух зайцев — вычисляем склад и получаем в свое пользование их передатчик.

— А передатчик тебе зачем? — удивился Джейк.

— Ну представь себе: прилетает корабль с Энэма, там, понятное дело, ждут условленного сигнала, наверняка кодированного. Как только получают его — садятся в оговоренном заранее месте, погружают награбленное, подбрасывают продовольствия и припасов планетарной группе и уматывают. А теперь у нас их передатчик. Сигнал подадим мы. Посадим корабль и возьмем без лишнего шума. Ты, конечно, уже капрал Патруля, но что такое взятие на абордаж в космосе, не представляешь. Обязательно будут жертвы среди десантников.

— А на планете они будут меньше?

— Значительно! Там мы просто разгерметизируем их посудину, так чтобы взлететь они не могли, а через пару дней возьмем их тепленькими. Ну ладно, — прервал сам себя Стэн, — сканеры готовы?

— Да, можно начинать.

— Отлично. База, говорит «Крысобой», подтвердите, что слышите нас.

— Слышу тебя, Стэн, — прозвучал в динамиках голос Шмулерсона. — Нашли уже?

— Приступаем. Как только засечем, передадим координаты. Он пешком, поэтому далеко уйти не мог. Получите координаты — тут же высылайте вездеход. И позаботься о том, чтобы Седрику дали в руки автомат, он с ним очень недурственно управляется. Брать будете только по моей команде. Ты же понимаешь — он идет к своей базе. Там и амуниция, и вода, и оружие, и передатчик. Все это надо бы взять целым.

— Понял тебя, — ответил Эндрю. — Вездеход наготове.

— Ну, мы начинаем.

Стэн отключил связь и взялся за джойстик управления. Джейк, посматривая на монитор, быстро говорил координаты, а Стэн корректировал курс. «Крысобой» начал описывать круги, постепенно приближаясь к базе археологов.

— Есть! — Глаза Джейка заблестели, и он тихонько захихикал и потер руки.

— Можно передавать на базу? — спросил Стэн и взялся за микрофон.

— Подожди! — Джейк уже, похоже, вошел в раж. — Давай направление засечем.

— Засекай, только побыстрее. Люди в лагере совсем от тоски скиснут.

— Зависнуть на месте можешь? — вместо ответа спросил Джейк.

— Могу. — Стэн отдал несколько команд компьютеру, и скорость крейсера уравнялась со скоростью вращения планеты. Для наблюдателя с Неса корабль завис в одной точке.

— Он в пятнадцати километрах от лагеря, движется на северо-северо-восток.

— База, я «Крысобой». Прием.

— Да, Стэн, слышу тебя, — донеслось из динамиков.

— Профессор! Я сейчас — «Крысобой»! И никак иначе. Объект засечен в направлении северо-северо-восток. Пятнадцать километров от вас.

— Понял, высылаю вездеход.

— Пусть поторапливается. В трех километрах от нашего друга большая масса металла, — произнес Джейк, вводя еще какие-то команды компьютеру.

— База, я «Крысобой». Ускорьте отправку поисковой группы. Объект приближается к большому скоплению металла. Возможно, это его резервный склад.

— Машина уже в пути, — ответил Шмулерсон.

— Бог ты мой! — воскликнул Джейк. — Ты только посмотри на это! Это же еще одна «Барракуда».

— Интересно, сколько они их здесь оставили? — медленно произнес Стэн.

— Речь шла о шестидесяти машинах, — напомнил Джейк.

— Неужели все шестьдесят сюда приволокли?

— Поймаем этого — отсканирую всю планету, — отрезал Джейк. — О, вездеход появился. Дать изображение на обзорный экран?

Стэн согласно кивнул, и Джейк нажал на несколько клавишей. Обзорный экран тут же осветился, и на нем стало видно, как стремительно приближается к беглецу вездеход. Но сбежавший «гробокопатель» тоже дураком не был. Он, вероятно, услышал звук приближающейся машины давно и быстро залег в жидких кустиках на верхушке бархана. Стэн только теперь понял, что уже в нескольких километрах от раскопа начинается пустыня.

— Вездеход, я «Крысобой». Прием.

— «Крысобой», я вездеход, — ответил голос Седрика.

— Вездеход, объект находится левее вас на верхушке бархана. Расстояние — четыреста метров.

— Понял.

Тридцать секунд молчания.

— «Крысобой», скорректируйте наш курс.

— Идете правильно. Расстояние — сто пятьдесят. Объект отползает по противоположному склону бархана. Рекомендую обход с флангов.

Седрик внял рекомендациям. На обзорном экране было видно, как с вездехода спрыгнули четыре человека и побежали в обход бархана. Машина же продолжала движение по прямой. Беглец уже спустился на треть высоты своего укрытия и, приняв немного правее, стал обходить бархан. Маневр закончился тем, что беглец оказался прямо в руках Седрика. Хотя беглец и превосходил Седрика ростом, отцепиться от повисшего на нем археолога уже не смог. На шум борьбы прибежали остальные члены поисковой группы, и не прошло и пяти минут, как связанный пленник был заброшен в кузов вездехода.

— Отличная работа! — поздравил Седрика Стэн. — Возвращайтесь на базу и через четыре часа пришлите за нами вездеход к космопорту.

— Сделаем, — ответил Седрик.

— Нам четырех часов хватит, чтобы отсканироваться? — запоздало поинтересовался Стэн.

— За глаза, — ответил Джейк. — Относительно большая масса.

Сканирование показало наличие еще пяти запасных баз. Создавалось впечатление, что энэмцы решили вывезти все сокровища Неса к себе на планету.

* * *

Дожидаясь десантного корабля, уже высланного Патрулем, Стэн и Джейк навестили все пять баз «гробокопателей» и перевезли все в лагерь Шмулерсона. Такого количества золота и драгоценных камней никому до этого видеть не приходилось, и удивленные археологи взирали на огромную коллекцию, разложенную прямо посреди лагеря, с некоторой опаской.

Шмулерсон, имевший предубеждение против «могильной археологии» хотел было зарыть все в какую-нибудь яму побольше, но Стэн решительно воспротивился. Правда, пока Стэн спорил с профессором, Джейк провел такую обработку находок, что если там и были какие-то бактерии, то от них осталось только воспоминание. Ознакомившись с технологией, которой пользовался Джейк, Эндрю сменил гнев на милость и даже провел краткий экскурс по обширной коллекции. Знания профессора были поистине неисчерпаемы, и даже Боб слушал его без своих обычных неостроумных шуток.

Времени оставалось еще достаточно, и Шмулерсон возобновил раскопки. В первый же день Джейк умудрился заработать водянки на обеих руках, кашлял от пыли так, что перестал курить, и вообще склонен был задействовать экскаватор, оставшийся от «гробокопателей». Стэн подтрунивал над другом, говоря, что это ему не на компьютере кнопки нажимать, тут головой думать надо. Но заставил Джейка пойти в медицинский блок залечить руки, а на следующий день почти насильно надел на несчастного программиста перчатки. Дело сразу пошло на лад, хотя теперь Джейк жаловался на то, что рукам жарко. Выслушав его, Стэн отрезал: «Пар костей не ломит» — и снова взялся за кирку.

Экспедиция подобралась дружная, и работа кипела. Эндрю твердо решил закончить начатое этой сменой, и похоже было, что у него это получится. Сам опытный археолог, профессор тем не менее не стеснялся брать в руки кирку и показывать, как надо ею работать. Стэн твердо решил, что при первой же возможности рванет на Нес на пару месяцев и как следует поработает на благо науки. Хотя кто знает, что будет завтра?

* * *

Когда до расчетного времени появления десантников Патруля оставалось меньше суток, Стэн связался с генералом Ижи и проконсультировался по поводу своих полномочий.

— Твое звание подтве'ждено командованием. Что ты как дитя малое все в'емя ко мне за советом бегаешь? — проворчал Ижи, но было видно, что он польщен. — Ты тепе'ь из пятого уп'авления. Это конт"азведка. Десантным судном командует отмистр Ижи. Ты на него не нажимай. — И генерал заговорщицки подмигнул Стэну.

У того отвисла челюсть. Значит и старый вояка имел семью! Это уже было открытие.

— П'ибудет — получишь фо'му, документы и все п'очее. Кстати, твой д'ужок тоже. И де'жи его п'и себе адъютантом, а то он точно чего-нибудь натво'ит.

— Есть, господин генерал! — по-военному четко отчеканил Стэн.

— А ты и сам гене'ал, так что оставь эти шуточки для Командующего. Он очень такое любит. А внука мне п'авда не гоняй. Он па'ень толковый. Слышал про Стафо'дширский инцидент? Так это он все уладил.

Стэн прикусил язык вторично. На Стафордшире местная мафия захватила в заложники семьдесят пять человек из числа правительства планеты и дипломатов, аккредитованных там. Переговоры, шедшие больше месяца, ничего не дали. Ситуация становилась тупиковой. И вдруг отряд десантников Патруля проникает на территорию посольства Понии, где и удерживались заложники, перебивает всех террористов и при этом теряет всего одного человека. Имя командира подразделения тогда не сообщили, и Стэн даже не мог предположить, что им окажется внук генерала Ижи.

— Не волнуйтесь, никакого давления. Я вообще за максимальную самостоятельность. — Стэн на секунду задумался. — На чье имя подавать рапорт об операции?

— Ишь ты! а-а-апорт, — протянул генерал. — Ты сначала закончи, а потом начинай писательствовать. А так — на имя Командующего.

— Ну о первой части имеет смысл написать сейчас. — Стэн улыбнулся. — И особо упомянуть Пенски, получившего ранение.

— Ты а'хеологов упомяни. Может, им финанси'ования добавят, — усмехнулся генерал. — У вас там что, ут'о?

— Да.

— А здесь уже вто'ой час ночи. Так что пошел я спать. Закончите — доложишь. А так нечего ста'ика беспокоить!

И генерал Ижи отключил связь. Стэн еще немного посидел в рубке «Крысобоя», думая о том, что если внучек пошел в дедушку, то беспокоиться об исходе операции не придется. А памятуя о стафордширской акции, можно было предположить, что внучек очень скоро переплюнет дедушку. Если не попадет в опалу.

Стэн прервал свои размышления и прошелся по рубке. Об операции пусть позаботится Ижи-младший, а вот о себе можно позаботиться только самостоятельно. Стэн до сих пор не решил, возвращаться ему в Патруль или нет. По всему получалось, что надо. Иначе Командующий мог его просто сдать властям Амконикса. Хотя если этим занимался лично генерал Ижи, а судя по оперативности так оно и было, то уже сейчас есть неопровержимые доказательства того, что это была секретная операция Галактического Патруля. И если задуматься, то уж слишком гладко все это прошло, и Стэн был уже недалек от мысли, что Ижи с самого начала знал о готовящемся угоне и позволил его осуществить, надеясь позднее использовать в своих целях. Но тогда получалось, что возможности у генерала сравнимы с возможностями Господа Бога, а в это Стэн, при всем своем уважении к Ижи-дедушке, не верил.

Уже светало. Так ни до чего и не додумавшись, Стэн решил пойти спать. Он провел длинную бессонную ночь, полную размышлений и опасений, но так ни к чему и не пришел. Уже собираясь уходить из рубки, Стэн вдруг сообразил, что страшно соскучился по Эе, и решительно включил передатчик дальней связи.

— Привет, это я, — сказал он, когда изображение синхронизировалось.

— Боже! — Эя всплеснула руками. — Я так соскучилась! Когда ты приедешь?

— Я? — Стэн задумался. — Не знаю. Расскажи, как ты…

— Отвратительно! Мне без тебя плохо! Мия почти в истерике из-за Джейка, я не в лучшем состоянии из-за тебя. Я так больше не могу! Забирай меня к себе. И немедленно!

— Это сейчас невозможно. Во-первых — раньше чем ты сюда сможешь прилететь, тут начнут стрелять, во-вторых — нет смысла сейчас носиться через пол-Галактики, если через пару недель я буду на Сабе.

— Правда? Приезжай. Пожалуйста!

— Обязательно, как только все закончу здесь.

— Ну ты постарайся побыстрее.

— Постараюсь. Привет Мие. Скажи ей, что Джейк по ней сходит с ума, но так загружен работой, что не смог связаться.

— А на самом деле? — У Эи на лице явственно проявилось беспокойство.

— На самом деле спит без задних ног! У нас сейчас пять утра.

— С кем?

— С подушкой! Он вымотался как собака за последнее время.

— Ну тогда еще ничего. До свидания, любимый.

— До свидания.

Стэн отключил связь и еще некоторое время сидел, уставившись на пустой экран. Его посещали какие-то бессвязные мысли, и он понял, что неплохо бы и поспать пару часиков, иначе можно и совсем свалиться.

 

Глава 9

Стэн поправил меч, элегантно свисавший на красивой перевязи, и еще раз посмотрел на себя в зеркало. Генеральская форма ему очень шла. Что же касается меча, то практически у всех в Патруле были свои чудачества. Тот же Боб, например, таскал с собой ржавую саблю, которой, как он уверял, его пра-прапрадед рубил направо и налево врагов. Бобу никто не верил. Полковник Аксель мог появиться с внушительных размеров боло, элегантно позолоченным и весьма смертоносным. И, наконец, сам Командующий, когда принимал участие в планетарных операциях, устанавливал на свою воздушную платформу станковый пулемет, точную копию оружия двухсотлетней давности. Так что Стэн рассчитывал, что не будет сильно выделяться среди коллег.

С сожалением оторвавшись от зеркала, Стэн вышел из своей каюты и направился в кают-компанию. Там уже все были в сборе. Джейк, блестящий, как новая монета, в форме капрала, Ижи-внук, перебирающий какие-то бумаги, Боб, стыдливо сжавшийся в роскошном кресле, и Эндрю Шмулерсон, воинственно взирающий на это сборище военных.

Как только Стэн вошел, Ижи-внук, как про себя окрестил его новоиспеченный генерал, вскочил и браво щелкнул каблуками, его движение повторил Боб, и только Джейк опоздал с вставанием в честь прихода начальства. «Ага! — злорадно подумал Стэн. — Теперь тебе уже не то что раньше. Субординация, однако».

— Прошу садиться, господа, — произнес Стэн и опустился в кресло. — Ротмистр Ижи, доложите, что у вас.

— Проведен предварительный сбор информации. — От этих слов Стэна передернуло. — Все подозреваемые в здравом уме. Время посадки, место и условные сигналы изложены в рапорте. Господин генерал, разрешите приступить к разработке операции.

— Послушай, — проникновенно глядя в глаза Ижи-внуку, сказал Стэн, — у тебя имя есть?

— Так точно! Серж.

— Это хорошо. Значит, договариваемся так: на «ты» и по именам. Пойдет?

— Так точно, господин генерал!

— Вообще-то ты имел в виду «Хорошо, Стэн». Я правильно понял?

— Так… Да, Стэн. — И Серж густо покраснел.

«А парень еще не разучился краснеть», — с завистью подумал Стэн.

— Прекрасно. Теперь приступим к плану захвата. Насколько я знаю, сведения, добытые методом сканирования мозга, не являются уликами в суде, и мы можем сказать, что захват осуществили исключительно по наитию. Значит, всем погоны и прочие прелести в виде разнообразных наградных знаков обеспечены. Это первое. Второе. Принимая во внимание специфику планеты, есть возможность произвести захват непосредственно на космодроме. Здесь имеется ряд проблем. Как то: полное отсутствие каких бы то ни было строений, так как космодромом это место называется абсолютно условно…

— Ничего условного, — вмешался в разговор Шмулерсон. — Уже доказано, что здесь действительно был космодром.

— Большое спасибо за консультацию, профессор, но позвольте мне закончить. — В голосе Стэна появились металлические нотки.

— Да, конечно. — Шмулерсон был несколько смущен.

— Так вот, исходя из того, что космодромом это место называется абсолютно условно, мы не сможем использовать внешние укрытия. Значит, придется атаковать в лоб. Мы, естественно, используем для максимального сближения с противником его же собственную «Барракуду», но нельзя серьезно надеяться на то, что мы доберемся до корабля незамеченными. Серж, есть какие-нибудь соображения, как это сделать?

— Есть. У нас в наличии имеется пять «Барракуд». Энергоустановки на них достаточно мощные. Я мог бы снять часть лазеров со своего корабля и разместить их на «Барракудах». В этом случае мы сможем разбить двигательный отсек корабля противника и вывести из строя его противометеоритные батареи до того, как он их применит. Согласен, это лобовая атака, но здесь нет другого выхода, во всяком случае, я его не вижу.

Серж Ижи сел на место, всем своим видом демонстрируя знание дела. Стэн поблагодарил ротмистра кивком и медленно поднялся с кресла.

— Господа! Я думаю, что у нас есть реальный перевес в живой силе и технике. Поэтому рисковать людьми и боеспособностью десантного судна Патруля считаю недопустимым. Джейк, что дал компьютерный анализ ситуации?

Джейк не спеша встал, явно подражая Стэну, подошел к стене, в которую был вмонтирован обширный экран, и нажал пару кнопок на переносном пульте. Экран осветился. Там появилось изображение космодрома со схематически показанными на нем кораблем и «Барракудой». Полюбовавшись картинкой, Джейк откашлялся и приступил:

— Рассматривалось три варианта. Первый сейчас на экране. Мы даем кораблю противника сесть и подъезжаем к нему одной «Барракудой». Наиболее вероятное развитие событий — расстрел «Барракуды» с расстояния семисот ярдов и попытка взлета. Повреждения «Барракуды» в данном случае оцениваются как несовместимые с продолжением выполнения миссии, потери экипажа — семьдесят пять процентов.

Джейк, оценив произведенный эффект, нажал на несколько кнопок на переносном пульте, и картинка ожила. Стэн полюбовался разнесенной в клочья «Барракудой» и украдкой посмотрел на Сержа. Тот сидел с открытым ртом и смотрел на Джейка с нескрываемым восхищением. Еще бы! В Патруле не увлекались компьютерной анимацией и даже компьютерное моделирование боя проходило на весьма схематичной модели. Джейк тем временем продолжил:

— Второй вариант, — картинка на экране сменилась, — получил кодовое название «Непредвиденная неприятность». Заключается он в том, что на подходе к космодрому «Барракуда», якобы случайно, попадает в яму, из которой не может выбраться. Действия экипажа прибывшего на рандеву корабля могут быть следующими: немедленно поспешить на помощь и немедленно стартовать. Принимая во внимание то, что нашего нападения не ожидают, наиболее вероятной является попытка оказания помощи. Тогда часть экипажа корабля должна его покинуть и направиться к терпящей аварию «Барракуде». В этом случае при обнаружении подмены экипажу корабля будет крайне затруднительно открыть огонь и не попасть в своих. Кроме того, все внимание экипажа будет некоторое время поглощено аварией, что даст возможность десантному подразделению подобраться к кораблю с Энэма незамеченными на максимально близкое расстояние. Компьютер оценивает шансы на успех этого плана как пятидесятипроцентные.

Джейк опять нажал на кнопку пультика, и изображение ожило. Стэн признался себе, что ловля «на живца», которую предложил Джейк только что, ему на ум не приходила.

— Третий вариант, — Джейк опять жестом профессионального фокусника поменял картинку, — представляется наиболее приемлемым, с точки зрения компьютера, во всяком случае. Он требует наиболее тщательной подготовки, но он и наименее рискованный для людей, задействованных в операции. Состоит он из нескольких стадий. В начале, уже на орбите Неса, точно засекается точка входа корабля противника в атмосферу. Затем с крейсера производится одиночный выстрел по кормовой части этого корабля. Выстрел должен быть произведен из-под защитного поля и должен имитировать собой попадание случайного метеорита. Наиболее удобным для выстрела моментом является точка входа корабля противника в атмосферу. Противометеоритные батареи забраны кожухами, радары временно бездействуют. При точно проведенном выстреле вражеский транспорт потеряет герметичность и не сможет стартовать с планеты без необходимого ремонта. Как только он сядет, экипаж начнет обследовать пробоину и убедится в несовместимости такого повреждения с выходом в космос. Тогда можно с орбиты уничтожить противометеоритные батареи пришельца и вынудить его тем самым к сдаче. Этот вариант требует ювелирной работы, но я думаю, что мы со Стэном справимся с этим. Я закончил.

Джейк опять нажал на клавишу, и изображение ожило, демонстрируя исполнение последнего плана.

— Вопросы к докладчику будут? — осведомился Стэн.

Вопросов не последовало.

— Соображения?

— Будут, — поднялся со своего места Серж. — В плане Джейка десантное судно находится на орбите, а сами десантники на планете. Удобнее будет поднять весь десант на орбиту и садиться в непосредственной близости от корабля противника после подавления его противометеоритных батарей.

— Замечание учтено, — сказал Стэн. — В остальном план номер три принимается без изменений. Все свободны.

* * *

До появления гостей оставалось еще часов сорок. Оба корабля Патруля уже были выведены на орбиту и там притаились в защитном поле. Если не знать, что где-то есть космолеты, воспользовавшиеся защитой, то их и не найдешь. Вся надежда Стэна была на то, что энэмская техника не имеет самых последних приборов слежения. Впрочем, первый раз выныривая из гиперпространства возле Атари, Стэн тоже был уверен в этом. Но сейчас в его распоряжении был не галатранспорт, а два боевых корабля. И несмотря на это, Стэн здорово волновался. Опозориться на такой, казалось бы, пустяковой операции не хотелось. Кроме того, Стэн прекрасно понимал, зачем генерал Ижи прислал к нему своего внука. Парень хорошо проявил себя один раз, если он сделает это дважды подряд, начнется рост по службе.

Стэн пробежался пальцами по клавиатуре и еще раз вывел на дисплей графическую обработку сценария номер три. Все должно было идти как по маслу. Он понимал, что волнуется зря, но тем не менее волновался.

А если корабль прибудет не один? А если это не транспорт, а тяжелый крейсер? Когда в деле замешаны сциллийцы, ничего нельзя говорить с уверенностью, и уж тем более — планировать победу. Ну, положим, если бы у сциллийцев были тяжелые крейсеры, то Стэн бы сейчас уже не размышлял, сидя за пультом «Крысобоя», а в лучшем случае вкалывал на рудниках Омаса. А если все-таки тяжелый крейсер? Тогда его системы обнаружения с ходу «вычислят» притаившиеся под защитой корабли Патруля. Вот тут-то и начнется. Стэн понимал, что Серж Ижи попытается взять противника на абордаж. Если у него это получится — хорошо. Если нет — у генерала не будет внука.

Стэн понял, что чем больше он будет сидеть и размышлять, тем хуже будет у него настроение. Он решил плюнуть на все и пойти как следует выспаться. Старшим Стэн оставил Боба, предварительно снабдив его инструкциями разбудить себя при появлении противника, и строго-настрого запретил всяческую самодеятельность. Джейк принялся возиться с компьютером, и Стэн успокоился, так как уж кто-кто, а Джейк точно ни в какую авантюру без друга не влезет. Успокоенный этими мыслями, Стэн заперся в своей каюте и, не снимая комбинезона, завалился на кровать. Как ни странно, сон долго не приходил, и Стэн даже хотел принять снотворное, но сам не заметил, как заснул. Ему снились стены каюты, а когда он просыпался, видел те же стены. «Похоже, начинается клаустрофобия. Поздравляю!» — подумал Стэн во время одного из пробуждений и тут же решил, что сразу по окончании этой операции рванет на Сабу и три месяца оттуда ни ногой! Умиротворенный этим решением, Стэн заснул. Больше ему ничего не снилось, хотя он и ворочался во сне. Но проснувшись, Стэн почувствовал себя полностью отдохнувшим. Шестнадцатичасовой сон явно пошел ему на пользу.

* * *

По убеждению Стэна, самыми мерзкими вещами на свете было ждать и убегать. А когда ждешь слишком долго — это еще хуже. Заканчивался уже тридцать пятый час вынужденного висения на орбите. Стэн успел переговорить с Несом и выслушать ряд нравоучений от Шмулерсона, вкатить взыскание за нерадивость Бобу и поругаться с Джейком. В общем — полный набор удовольствий! «Еще пару часиков, и я, пожалуй, начну местную Луну из носового лазера расстреливать», — с тоской глядя на пустой обзорный экран, подумал Стэн. В соседнем кресле обиженно сопел Боб Пенски, все еще дувшийся на Стэна за выволочку. Формально Стэн был полностью прав, а на деле можно было ограничиться устным выговором. Стэн перевел взгляд на обзорный экран, там было все без изменений.

— Хватит! — Стэн решительно выбрался из кресла. — Боб, кончай дуться, лопнешь! Джейк, марш в кают-компанию! И ты, Боб, тоже!

— Это еще зачем? — подал голос Джейк, не отрывая взгляда от монитора.

— Приказы начальства не обсуждают! — повысил голос Стэн. — В преферанс будем играть!

— Ага! И пропустим энэмца! — себе под нос пробурчал Боб.

— Не пропустим! Аппаратура слежения включена. Марш!

В течение нескольких следующих часов экипаж «Крысобоя» самозабвенно резался в карты. Ссоры и разногласия были позабыты, легионеров захватила игра. Стэн, на секунду отвлекшись от лежащих на столе карт, похвалил себя за вовремя проведенную психологическую разрядку экипажа и снова с головой погрузился в игру.

* * *

Сигнал системы обнаружения прозвучал так неожиданно, что легионеры аж подпрыгнули. Боб, тасовавший в этот момент колоду, недоумевающе посмотрел на Стэна, потом на Джейка, а затем в его глазах появилась хитрая искорка.

— Ну, последний круг и идем воевать? — плутовато спросил Пенски.

— Хотелось бы, — в тон ему ответил Стэн, — но, похоже, не получится.

Экипаж крейсера опрометью бросился в рубку. Там уже требовательно попискивал зуммер вызова с десантного судна. Стэн почти запрыгнул в кресло и тут же нажал клавишу ответа. На экране появилось взволнованное лицо Ижи-внука.

— Господин генерал! Вы там что, заснули?

— Не хамить! Экранировку луча проверил? — Стэн понимал, что не прав, но решил держать марку.

— Н-нет. — Серж как-то сник и быстро пробежался по клавиатуре своего борткомпьютера, лицо его посветлело. — Порядок!

— Отлично! — Стэн позволил себе улыбнуться. — Сверим показания сканеров.

— Средний транспорт, — Ижи-внук говорил как по заготовленному, — около трехсот тонн, навешены две дополнительные башни от легкого крейсера, радары старого образца, нас не видит.

— Прекрасно. — Стэн скосил взгляд на Джейка, тот подтверждающе кивнул. — Все сходится. Действуем согласно плану номер три. Серж, пока не высовывайся.

Корабль энэмцев тем временем синхронизировал свою скорость со скоростью вращения планеты и выдвинул параболическую антенну. Теперь все зависело от специалистов, оставленных Сержем Ижи на планете.

Прошло минут десять, и энэмец, вобрав параболу, начал движение к Несу. Стэн взялся за джойстик и медленно подал «Крысобоя» вперед.

— Четыре минуты до точки входа противника в атмосферу. — Полностью обесцвеченный голос Джейка походил на голос автомата.

— Активизировать носовой лазер. — Стэн не отрываясь следил за маневрами энэмского транспорта.

Боб быстро включал системы питания основного оружия крейсера.

Энэмец еще раз «просветил» пространство вокруг себя радаром, ничего не обнаружил и начал закрывать кожухами свои противометеоритные батареи. Когда последний кожух скользнул на место, из сопел вражеского корабля вырвались струи пламени.

— Две минуты семнадцать секунд до входа в атмосферу, — продолжал отсчет Джейк.

— Носовой лазер готов, — доложил Боб. — Двигательный отсек транспорта на прицеле, мощность излучения — тридцать восемь процентов.

Стэн прибавил мощности, и крейсер под прикрытием защитного поля уверенно заскользил к готовящемуся войти в атмосферу противнику. Расстояние уменьшалось. Напряженность в рубке росла. Джейк продолжал ровным голосом выдавать отсчет времени, но Стэн видел, как скатываются бисеринки пота с лица новоиспеченного капрала.

— Тридцать секунд до входа цели в атмосферу.

Стэн осторожно отключил защитное поле, прикрывающее нос «Крысобоя». Для наблюдателя, находящегося в непосредственной близости от крейсера, картинка открывалась просто достойная кисти великого художника: из ниоткуда вдруг появился нос крейсера с расчехленным ходовым лазером. Специалист без труда определил бы, что лазер находится в боевом положении и готов произвести выстрел.

— Двадцать секунд до входа цели в атмосферу. — Ровный голос Джейка отдавался в наушниках набатом.

— Боб, приготовиться!

— Цель стабильна, компьютерная поддержка включена, — отрапортовал Пенски. В этот момент он был хорош. Весь как-то выпрямился и в то же время буквально слился с джойстиками управления лазером. «Всегда бы так! — подумал Стэн. — Такой экипаж! Не команда — заглядение!»

— Десять секунд до входа цели в атмосферу, — произнес Джейк, и тут же рубку крейсера наполнил звук зуммера. С каждым новым писком тональность звука возрастала, а с ней возрастало и напряжение, и без того подходившее к пределу.

— Сильное возмущение гиперполя. — Джейк аж подпрыгнул в кресле. — Стэн, что это еще такое?

В это время зуммер оглушительно пискнул последний раз, и Боб нажал на гашетку. Энэмец, уже начавший вход в атмосферу, получил луч в самый двигатель, дернулся и продолжил путь к планете, чтобы никогда оттуда не взлететь.

Стэн вытер пот со лба и забарабанил по клавиатуре, восстанавливая защитное поле на носовой части корабля. Пискнул сигнал вызова, и на экране появилось взволнованное лицо Ижи-внука.

— Мой генерал! Из гиперпространства только что вышел средний крейсер.

— Знаю, — сквозь зубы процедил Стэн, разворачивая «Крысобой» носом к пришельцу. — Ротмистр, приготовьтесь брать гостя на абордаж!

— Есть! — браво ответил Серж, и лицо его просияло. «Нашел чему радоваться», — зло подумал Стэн.

Неожиданный гость тем временем явно еще не заметил притаившихся на орбите кораблей и спокойно развернулся носом к планете. Вел он себя так, будто находился у себя дома. Стэна даже несколько удивило, что капитан крейсера так беспечен.

— Энергозащита пришельца — максимум, все батареи активизированы, — тут же прояснил ситуацию Джейк. — Радарное сканирование нас не заденет, а вот Серж попадает в полосу обнаружения.

— Проклятие! — Стэн быстро настучал несколько команд на клавиатуре, активизируя защитный экран и снимая маскировку. — Серж, отводи корабль подальше! С крейсером я разберусь сам.

— Но, Стэн…

— Исполнять! — И уже переключившись на волну общей связи:

— Говорит генерал Рутер, пятое управление Галактического Патруля! Немедленно включите маяк автоответчика и дезактивируйте лазеры! Вы вторглись в сферу деятельности Патруля! Повторяю: немедленно включите маяк автоответчика и дезактивируйте лазеры! Вы вторглись в сферу деятельности Патруля!

Пришлый крейсер продолжал разворачиваться носом к «Крысобою», не подавая никаких сигналов. Стэн, ругаясь вполголоса, наращивал защитный экран, Джейк с остервенением отлаживал сканер и тоже ругался, Боб вдруг начал молиться. «Заткнись, Боб!» — процедил Стэн, не отрываясь от монитора. В это время пискнул вызов и на экране связи возникла физиономия, которая показалась Стэну до предела знакомой.

— Говорит командир крейсера «Армагеддон» полковник Жужик! Вы попали в сферу влияния Энэма! Немедленно покиньте этот сектор, иначе я вынужден буду применить оружие.

От такой наглости Стэн лишился дара речи. Приказывать крейсеру Патруля, на борту которого к тому же находится действующий генерал, это уже было неприкрытое хамство! Кроме того, Стэн начал вспоминать, откуда ему знакома физиономия командира «Армагеддона».

— Слушай, сопляк! — Стэн обозлился не на шутку. — Ты что, человеческого языка не понимаешь? А ну марш отсюда! Из грязи в князи! Патрульный! Ты на кого хвост поднял?!

— Не дерзить полковнику энэмской армады! — последовало в ответ.

Джейк прыснул, даже перепугавшийся поначалу Боб улыбнулся.

— А ну, щенок, повтори еще раз! — В голосе Стэна появились нотки угрозы. Теперь, когда он понял, кто перед ним, на душе у него стало спокойно и безмятежно, как во время купания в тихой лагуне. А до командира «Армагеддона», вероятно, начало доходить, кому он пытался приказывать.

— Прошу прощения, господин генерал! Но у меня приказ и я его выполню!

— Мальчик, — проникновенно сказал Стэн, — как ты относишься к блокаде своего родного Энэма лет этак на сто?

Жужик замялся, а тихие смешки в рубке «Крысобоя» превратились в хохот. Пользуясь заминкой, Стэн повернулся к Джейку и осведомился о работе сканирующих устройств противника. «Он отключил сканеры» — ответил Джейк, продолжая веселиться. «Отлично», — произнес Стэн, на лице которого появилось хорошо известное его друзьям выражение, которое можно было интерпретировать как: «Сейчас, сейчас….» Стэн отклонил от себя камеру, предоставив Джейку возможность подводить капитана энемского крейсера, а сам связался с Ижи-внуком.

— Серж, ты как там?

— Нормально! Какие будут указания? — Ротмистр был слегка бледен, но держался хорошо.

— Подходи к этому идиоту под защитным полем и бери на абордаж! Но тихонько. Следующая связь из рубки «Армагеддона», действуй!

После чего Стэн развернул к себе камеру и переключил на свой терминал изображение Жужика.

— С облегчением, — издевательски произнес энэмец.

— Спасибо, маленький, — моментально ответил Стэн. — Ну, ты уже морально готов убираться ко всем чертям?

— И не подумаю! Насколько я знаю, эта планета никому не принадлежит, а значит, мы ее колонизируем!

— Плохи твои дела, полковник! Это же музей. Вы его не только колонизировать не можете, но еще должны деньги платить за просмотр экспозиции. Так что не говори глупостей!

— А Патруль, значит, здесь на экскурсии? — Жужик явно считал, что блеснул остроумием, из динамиков донесся одобрительный смешок подчиненных полковника.

— А это не твое собачье дело! — ответил Стэн; на вспомогательном экране было видно, как десантное судно, ведомое Ижи-внуком, медленно приближается к «Армагеддону». — Я здесь не только экскурсии для своих подчиненных могу устраивать, я еще и инспекцию могу провести. Например, какая гадина разрывает экскаваторами могильники и вывозит из музея золото тоннами. Интересно, правда?

Лицо Жужика непроизвольно дернулось. Стэн улыбнулся и бросил взгляд на вспомогательный экран. Серж уже находился на расстоянии начала абордажной атаки. Лицо ротмистра возникло на экране связи. Он ждал приказа.

— С Богом, Серж! — скомандовал Стэн, и десантное судно, сбросив защитное поле, рванулось к «Армагеддону».

— Господин полковник! Нас атакуют по левому борту, — послышался испуганный голос из рубки энэмского крейсера.

— До встречи, Жужик! — весело произнес Стэн и отключил связь.

* * *

Стэн лениво повернулся в кресле и посмотрел на Боба, который блаженно потягивался.

— Заканчивай спать, — беззлобно сказал Стэн, — тренироваться будем.

— А может, ты сам? — Боб лениво положил руки на джойстики управления носовым лазером.

— Нечего всю жизнь на чужом хребте ездить! Пора и самому что-нибудь делать! — назидательно произнес Стэн. — Вот посмотри на Джейка, он хоть играется! А ты сидишь за монитором и ничего не делаешь!

Джейк подтвердил кивком правильность тезисов, высказанных Стэном, и опять углубился в какую-то стратегическую игрушку.

— Можно подумать, ты что-нибудь делаешь, — беззлобно огрызнулся Боб.

— А мне не положено, — спокойно ответил Стэн. — Я командир, я за вас всех принимаю ответственные и заведомо правильные решения. Не хватало, чтобы генерал занимался расстрелом мишени! Ну хватит. Значит, смотри: корабль зафиксирован строго над целью. Цель — транспорт энэмцев, неподвижно стоящий на, Шмулерсон сказал бы, космодроме, а я скажу, на так называемом космодроме. Задача: вывести из строя противометеоритные батареи противника, не попортив «шкурку». Задача ясна? Приступайте!

— Компьютер задействуй, — не отрываясь от игры, посоветовал Джейк.

— Знаю, — огрызнулся Боб, включая систему наведения.

— Что мы видим? — между тем продолжал Стэн. — Мы видим транспорт, который попытались переоборудовать в малый крейсер. Значит, перво-наперво надо уничтожить обе навешенные на него башни. Пробуй.

Боб неуверенно взялся за джойстик и начал наводить лазер на цель. Джейк оторвался от игры и с интересом наблюдал за действиями Боба, который от усердия аж взмок. Пенски долго целился, а затем нажал на гашетку. Около стоящего на космодроме транспорта образовалась небольшая воронка.

— Подключай компьютерное наведение и пробуй еще раз, — менторским голосом произнес Стэн.

Боб пробурчал себе под нос «Гадство!», но задействовал электронную систему наведения. Еще один выстрел. Правая башенка транспорта превратилась в струйку расплавленного металла.

— Хорошо, — одобрил Стэн. — Видишь, насколько удобнее с компьютером? Теперь вторую так же.

Боб вытер о штаны вспотевшие руки и снова прицелился. Вторая башенка превратилась в расплавленное месиво и вслед за первой стекла на камень космодрома. Джейк потерял всякий интерес к этой стрельбе по мишеням и снова вызвал свою игрушку на экран. Стэн одобрительно хмыкнул и продолжил:

— Теперь надо ликвидировать носовой лазер, но так, чтобы не испортить рубку. Сможешь?

— Лучше давай сам, — с Боба градом лил пот, — устал я что-то.

— То-то же! — назидательно сказал Стэн. — Это тебе не Омас шерстить, тут головой думать надо! Ладно. Пусть молодежь поразвлечется!

Стэн включил внешнюю связь, и на экране тут же возникла рубка «Армагеддона». Зрелище было просто великолепным: весь экипаж энэмского крейсера, состоявший из пяти человек, был расставлен лицом к стене и ноги шире плеч около переборки. Мрачные десантники Ижи-внука держали неудавшихся экспансионистов под прицелами лучеметов, а сам Серж, удобно развалясь в капитанском кресле, читал им нотацию на тему «Как нехорошо хамить генералу Патруля». Получалось у него здорово, явно у деда учился.

— Серж, отвлекись, пожалуйста, — обратился к ротмистру Стэн.

— Да, господин генерал!

— У меня тут экипаж устал, а самому мне вроде по рангу не положено. Не мог бы ты ликвидировать носовой лазер и оставшиеся бортовые батареи энэмского транспорта? Кстати, узнай у этих оболтусов, что подпирают переборку, как он хоть называется. А то неудобно как-то — корабль, понимаешь, ломаю, а название спросить забыл.

— Есть! — бодро ответил Серж и повернулся к пульту. Его пальцы быстро забегали по клавиатуре.

— Смотри, Боб, и учись, — сказал Стэн, с восхищением глядя, как Ижи-внук с клавиатуры наводит носовой лазер. — Даже джойстиками не пользуется! Вот это класс! А ты с первого раза по крупной цели попасть не можешь!

Ротмистр Ижи тем временем закончил программировать борткомпьютер и блаженно откинулся в кресле. Прошло немного времени, и носовой лазер «Армагеддона» ожил. С интервалом в полторы секунды последовало пять импульсов, и транспорт, сиротливо стоящий посреди пустого космодрома, остался совсем безоружным.

— Отлично, ротмистр! — похвалил Сержа Стэн. — А теперь оставляй призовую команду латать дыры в этом дурацком крейсере, забирай с собой этих неудачников и садимся. Твои разбойники, как починят пробоины, пусть тоже садятся. Долатаем на планете до полного блеска.

— Есть! — тут же отреагировал Серж. — Но можно садиться уже сейчас. Я эту колымагу не сильно попортил! — И он весело подмигнул Стэну.

* * *

Одним из столпов любой службы является бюрократия. Стэн усвоил это еще с первых дней в Патруле. Теперь, будучи в звании генерала, он имел возможность не писать рапорт самостоятельно, а целиком и полностью положиться на подчиненных. Но, хорошо зная, что напишет Джейк, Стэн все-таки сел за рапорт сам.

Уютно шелестел кондиционер, в окошко проникал неяркий свет заходящего солнца. Стэн поглядел на небогатое внутреннее убранство бунгало, в котором его поселил Шмулерсон, и, вздохнув, решительно включил лаптоп.

* * *

Работа продвигалась медленно. Эпистолярный жанр никогда не являлся любимым развлечением Стэна, а тут еще надо было ничего не забыть. От казенных фраз типа «в результате проведенных мероприятий», «образцовые действия личного состава», «как показала практика» уже рябило в глазах. Когда Стэн закончил, он на полном автомате подписался как «крючкотвор-подхалим», но тут же убрал это, заменив на «генерал Рутер». Оставалось распечатать это «произведение искусства» и отослать начальству. Совершенно идиотский обычай подавать такие документы в бумажном виде доводил Стэна до полной прострации. Но тут уж ничего не поделаешь. «Дослужусь до Командующего — отменю кретинизм, и все!» — решил Стэн, прекрасно понимая, что чем-чем, а карьерой легионера ему заниматься хочется меньше всего.

Стэн встал, привычным жестом одернул френч и направился к бунгало профессора, где по случаю победы над энэмцами устраивался банкет.

* * *

Мероприятие, которое проводилось в лагере археологов, банкетом назвать было трудно. Собственно, наиболее подходящим являлось бы название «сабантуй». Но сказать об этом Шмулерсону никто не решался — профессор все-таки.

Когда бурные приготовления закончились и все уселись за стол, проф встал и, откашлявшись, произнес речь. Потешив свое самолюбие и выпив, Стэн произнес ответный тост за археологию вообще и за данных археологов в частности. Застолье стремительно набирало обороты, и Стэн понял, что оно плавно перерастает в пьянку, причем с самыми неприятными последствиями утром. Он тихонько выскользнул из-за стола и пошел прогуляться в сторону раскопа. Щербатая луна освещала округу мертвенным светом, от чего все казалось каким-то призрачным и зыбким. Ветра не было, но вечерняя прохлада давала о себе знать, и Стэн пожалел, что оставил френч в бунгало профессора, но решил идти дальше.

Ночная тишина не нарушалась ничем, кроме неистового стрекота цикад, да в полукилометре глухо ударяли о берег волны моря. Бессознательно Стэна потянуло именно к воде. Он уселся на скале и подставил лицо легкому бризу, гулявшему над бескрайними морскими просторами. Некоторое время было тихо, а затем на пляже внизу раздался возмущенный женский голос.

— Пусти! Псих ненормальный! Я же сказала: нет!

Мужчина тоже что-то говорил, но голос его был тише, и слов Стэн разобрать не смог. Беседа Стэна заинтриговала, и он решил подойти поближе и посмотреть, чем это закончится. Быстро осмотревшись вокруг, Стэн обнаружил трещину в скале, служившую любителям морских купаний спуском к воде, и неслышно спустился по ней на пляж.

Ночью Стэн всегда видел неплохо, а тут еще и полная луна, так что все действо развивалось перед генералом как на ладони. Пляж был галечный с несколькими причудливо лежащими обломками скалы посередине. Около одного из них, прижавшись к нему спиной, стояла девушка, а рядом с ней рослый парень, пытавшийся ее обнять. Девушка сопротивлялась. Сначала Стэну показалось, что это любовная игра, и он уже собрался уходить, но его остановил голос парня, прозвучавший неожиданно громко и зло:

— Или со мной, или ни с кем! Ты меня слышала?

— Тогда ни с кем!

— Я тебя прямо здесь утоплю! Гадина!

Парень перехватил руку девушки и начал заворачивать ей за спину. Это уже было слишком. Стэн громко откашлялся и медленно направился в сторону застывшей парочки.

— Отпусти, психопат! — Девушка отдернула руку и отстранилась от парня.

— Прошу прощения, если помешал, — дипломатично начал Стэн, — но мне кажется, молодой человек, у дамы нет желания находиться в вашем обществе.

— Не твое собачье дело, — огрызнулся парень и принял, как ему казалось, боевую стойку. — Проваливай, пока бока не намяли!

— И где это ты такой смелый выискался? — В голосе Стэна звучала ирония, а сам он начал медленно выдвигаться под левую руку парня.

— Не лезь куда не просят! — Парень еще хорохорился, но, очевидно, ему не понравилось, как Стэн движется.

— Согласен, — Стэн остановился, — лезть не буду. Но пусть мне об этом скажет дама.

— Заберите меня отсюда, — девушка вдруг расклеилась и заплакала, — он какой-то маньяк!

— Слышал, приятель? — Голос Стэна был сама любезность. — Дама желает уйти!

— Да кто ты такой? — Парень был явно раздосадован, но решительности не потерял.

— Я? — Стэн позволил себе улыбнуться. — Генерал Стэнли Рутер, пятое управление Галактического Патруля. А с кем имею честь?

В ответ раздалось невнятное шипение, и парень кинулся вперед. Не дожидаясь, пока до него доберутся, Стэн сместился вправо и услужливо подставил противнику ногу. Тот не замедлил этим воспользоваться и с размаху растянулся на гальке во весь рост. Стэн сменил позицию так, чтобы девушка была у него за спиной, и с интересом принялся ждать продолжения атаки. Противник Стэна, тяжело дыша, начал медленно подниматься, ожидая удара ногой. Такого удовольствия Стэн ему не доставил, и парень снова кинулся в атаку.

«Ладно, хватит!» — подумал Стэн и сильно ударил нападавшего с левой по печени. Тот ойкнул и сразу осел.

— Так, сударыня. — Стэн обратился к девушке, смотревшей на него с восхищением, к которому примешивалась изрядная доля страха. — А теперь я жду объяснений. Как можно более коротких и менее эмоциональных.

Ее звали Яна. А это ее парень, точнее — бывший парень. Как выяснилось, он помогал «гробокопателям» с Энэма. Стен быстро понял, что присутствовал при финальной размолвке, и его передернуло. Не хватало еще семейные дела молодежи улаживать! Девушка еще что-то говорила о том, каким ее парень стал странным в последние дни, как ругался с ней, как она теперь несчастна.

— Девонька, — проникновенно сказал Стэн, прервав поток словоизлияний. — Я ведь не пошутил. Я действительно легионер. И если принимать ваш рассказ на веру, мне придется арестовать вашего кавалера и допросить, а потом его ждут рудники.

— Ну и пусть! — На симпатичном лице девушки появилось жестокое выражение. — Так ему и надо!

— Прекратить! — Стэн чем дальше, тем больше чувствовал себя идиотом. — Значит, принимаю волевое решение: я сейчас провожу вас до дома, а ваш кавалер, я думаю, вернется своим ходом. Тем более что он уже шевелится. А вы по возвращении расскажете обо всем своему начальнику экспедиции. Договорились?

Девушка согласно кивнула, Стэн взял ее за руку и повел по направлению к лагерю доктора Монка.

* * *

Когда Стэн вернулся в бунгало Шмулерсона, там все были уже изрядно пьяны и с интересом обсуждали причину отсутствия Стэна. Бросив на осоловелую компанию злой взгляд, Стэн налил себе стакан водки и залпом его выпил. Настроение начало улучшаться, и вскоре Стэн уже вместе со всеми орал:

Пусть я погиб под Ахероном И кровь моя досталась псам, Орел Шестого Легиона Все так же рвется к небесам…

 

Глава 10

Снова рубка «Крысобоя». Обзорные экраны черны, и лишь иногда там пробегают колонки цифр. Борткомпьютер работает и ведет корабль в гиперпространстве. По корабельному времени уже три часа утра, поэтому освещение притушено. Впрочем, стоит нажать на несколько клавиш, и рубка озарится мягким светом, имитирующим дневной. Нет ничего — ни Неса с его развалинами, ни Сциллы, блокированной Патрулем, ни Энэма, который Патруль начнет блокировать через несколько дней, ни Сабы с ее великолепными пляжами, лазурным морем и множеством увеселительных заведений. Нет ничего. Корабль мчит в серой мгле гиперпространства, за секунду покрывая расстояния, которые человеческий мозг и представить себе не в состоянии.

Стэн зевнул и уже в который раз запросил у компьютера отчет о текущих задачах. Компьютер «задумался» на долю мгновения и тут же выдал на экран цветную схему. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что все в норме. Но Стэн все же запросил для проформы расшифровку некоторых пунктов, быстро просмотрел и с сожалением убрал их с экрана.

Почему-то вспомнился Нес. Стэн всегда недолюбливал прощания, но в этот раз все было еще хуже, чем обычно. Сначала Яна, прибежавшая с самого утра рассыпаться в благодарностях. Потом ее парень — этот извинялся. Дальше — чета Шмулерсонов с поучениями и наставлениями. Когда же под конец появился Ижи-внук с изъявлениями признательности за прекрасное руководство, Стэн не выдержал. Он детально рассказал подающему надежды ротмистру, как до полусмерти перепугался, увидев крейсер, потом обругал все еще вертевшегося тут же парня Яны и поспешил на «Крысобой». И теперь, переживая по новой все случившееся, Стэн пытался подавить осадок, скопившийся в душе. Получалось это у него плохо, и от этого Стэн злился на самого себя. «Еще часик таких самокопаний, и можно смело идти к психиатру!» — решил он и тут же без всякого перехода подумал, что крайне неплохо было бы поговорить с Сержем и извиниться. Все еще преследуемый этими мыслями, Стэн встал с кресла и пошел в свою каюту, приготовившись долго ворочаться на кровати, но едва его голова коснулась подушки, как генерал погрузился в такой глубокий сон, о котором давно уже забыл и мечтать.

* * *

База Патруля — место секретное. Сейчас! Можно подумать, что объект, существующий на протяжении нескольких столетий, удастся держать в секрете! Как бы не так. Большая часть пилотов грузовых и транспортных кораблей прекрасно знала ее координаты. Руководство Галактического Патруля тоже об этом знало, но База не переносилась. Было этому несколько причин. Во-первых — надо быть законченным идиотом, чтобы попытаться просто вынырнуть из гиперпространства около Базы, не говоря уже о нападении, во-вторых — найти более удобное место не представлялось возможным, и в-третьих — а на какие деньги этим заниматься? Так что место, не отмеченное ни в одной гражданской лоции, к которому сейчас стремился «Крысобой», было общеизвестным и даже общедоступным, если у вас есть флот из нескольких сотен линкоров для успешного подавления защиты самой Базы.

Когда возникла необходимость в постройке Базы для Патруля, было рассмотрено несколько вариантов расположения ее на разных планетах, которые были с ходу отклонены. После долгой грызни между военными и тогдашним правительством Конфедерации был найден компромиссный вариант, заключавшийся в том, что база будет построена «с нуля», но около звезды, не имеющей своей планетарной системы. Конечно, господа генералы предпочли бы абсолютно пустой участок космоса, но вопрос энергоснабжения Базы тогда оставался полностью открытым, а на это пойти никто не решался. Как результат, громадный шар Базы, в один прекрасный день показавшийся на мониторах «Крысобоя», был освещен местным светилом, носившим очень красивое и оригинальное, с точки зрения военных, название — Базовое-1. Что поделаешь, особым полетом фантазии господа легионеры не отличались, как и все их предшественники.

Стэн проделал уже подзабытый ритуал обмена входными паролями с диспетчерской и получил разрешение на продвижение к доку за номером одиннадцать, когда замигал сигнал вызова. Прошептав себе под нос несколько ругательств, Стэн все-таки включил монитор и камеру. Когда картинка стабилизировалась, на мониторе появилось недовольное лицо генерала Ижи.

— Доб'ый вече', коллега! — поприветствовал Ижи Стэна таким тоном, что Стэн поежился.

— Добрый, как у вас дела? — вежливо ответил Стэн, мысленно готовясь к самому худшему.

— Вашими молитвами, — зло ответил Ижи. — Ты почему один?

— Как это один? — Стэн удивился. — Весь экипаж на месте!

— Какой экипаж? Где десантное судно? — Ижи-дед и не думал сдерживаться.

— Как это где? — И тут до Стэна дошло. — Он же в гиперпространстве медленнее меня ходит. Будет здесь часов через шесть-семь. Все там в порядке.

— А почему мой внук не у тебя на бо'ту? — Было видно, что Ижи-дед успокаивается, но все еще зол.

— Да характером он в одного моего знакомого генерала пошел, — зло ответил Стэн. — Ни в какую свою посудину оставить не хотел.

— Ну.., ты не злись. — Генерал Ижи замялся. — Я же волнуюсь.

— А я и не злюсь, нечего волноваться. Внучек такой, что деду скоро тошно станет, — добродушно заметил Стэн. — Не хотел бы я быть на месте того крейсера, который он на абордаж брал.

— Поте'и большие? — уже абсолютно спокойным голосом спросил Ижи.

— Нет потерь! — радостно выпалил Стэн. — Всех назад живыми и здоровыми везем!

— Об этом, пожалуй, неду'но и жу'налистишкам ассказать, — начал размышлять вслух Ижи-дед. — П'естиж поднимется, гадостей меньше болтать будут. Молодцы! Ты, понятное дело, новых погон не получишь, а вот кое-что на кителе появится. Ладно, п'ишва'туешься — погово'им. Удачной посадки.

Стэн даже не успел поблагодарить, а генерал Ижи уже отключил связь. Стэну почему-то представилось, как сейчас генерал ходит кошачьими неслышными шагами по своему кабинету, потирает руки и улыбается в усы. Стэн тоже улыбнулся и повел корабль к одиннадцатому доку.

* * *

Каждый военный знает, что в любой ситуации нужно быть подальше от начальства и поближе к кухне. Стэн это тоже знал, но ничего поделать для выполнения этого правила не мог. Что касалось начальства, то хочешь не хочешь, но на доклад идти надо, а кухня — понятие растяжимое. В принципе, автоматика, обслуживавшая «Крысобой», кроме выполнения своих прямых обязанностей по поддержанию порядка, должного количества кислорода и тому подобного, еще и очень недурственно готовила, что Стэна вполне устраивало. Другое дело, если за готовку возьмется Эя, но Стэн как-то интуитивно чувствовал, что увидится с ней не очень скоро.

Размышляя об этом, Стэн шел коридорами Базы к кабинету Командующего. Он уже полностью себя успокоил, внушив мысль о том, что они с Командующим в одном звании и отчихвостить генерала Рутера так же, как ротмистра Рутера, будет весьма затруднительно. Ободренный этими мыслями, Стэн несколько сбавил скорость и вальяжно вошел в приемную.

Очередная молоденькая секретарша («Никто не лишен слабостей, даже Командующий!») с интересом посмотрела на Стэна и, улыбнувшись, попросила подождать. Стэн внимательно осмотрел приемную, намереваясь устроиться поудобнее и желательно в мягком кресле, но такового не обнаружил. Ожидать сразу расхотелось.

— Деточка! Ты в воинских званиях разбираешься? — почти ласково спросил он у секретарши, опять уткнувшейся в экран компьютера.

— Я не деточка! — Она даже обиженно поджала губки. — Я капрал!

— Тогда встать, когда разговариваешь с генералом! — Стэн говорил без нажима и с легкой полуулыбкой, так, что нельзя было понять, шутит он или серьезно. Девушка вдруг густо покраснела и встала.

— Хорошо, — прокомментировал Стэн. — Это что же получается? Я, цельный генерал, должен тут стоять как дурак и ждать неизвестно чего, а ты прохлаждаться будешь? Разве не учили в Школе Патруля: увидел генерала — вытянись во фрунт, раззявь хлеборезку на ширину приклада и реви крокодилом! Эх, молодежь, молодежь! За это ли мы отдавали свои лучшие годы? Из-за этого ли шли под носовые лазеры линкоров? А теперь всякий, прошу прощения — всякая… — Стэн задумался, — капралесса будет тут рассиживать и играть в компьютерные игры, когда старый боевой генерал…

— Звучит убедительно, только асскажи мне, когда это ты под носовые лазе'ы линко'а ходил? — послышался из-за спины увлекшегося разглагольствованиями Стэна голос, который мог принадлежать только генералу Ижи.

— Ну не линкора, так уж и приврать нельзя красивой девушке! — ответил Стэн, поворачиваясь. Оба Ижи — дед и внук — были здесь и развлекались от души.

— Ну хватит кап'ала пугать! У нее уже совсем поджилки т'ясутся. — Генерал Ижи был добродушен и аж лучился хорошим настроением.

«Не к добру это! — подумал Стэн. — Просто так дед излучать счастье не будет!» — но вслух ничего не сказал.

— И ничего он меня не испугал! — Секретарша опять надула губки, и это ей очень шло.

«А ведь знает, что делает!» — с запозданием понял Стэн.

— Каждый день генералы косяком ходят! А тут еще какого-то бояться! — И она гордо мотнула головой.

— А бояться его следует, — наставительно произнес Стэн. — Этот генерал из контрразведки!

Дискуссия могла затянуться еще на неопределенное время, но тут на столе у секретарши что-то коротко звякнуло, и она произнесла уже абсолютно официальным тоном:

— Господа! Вас ждет Командующий!

* * *

В кабинете Командующего Патруля было на что посмотреть. Первое, что бросалось в глаза и заставляло похолодеть молодых офицеров, впервые вызванных «на ковер», был топор, свободно висевший в воздухе как раз напротив входа. Разумеется, ничего необъяснимого в наличии вышеозначенного топора не было, Командующий курил, и в таких количествах, что от концентрации табачного дыма порой действительно взлетел бы в воздух средних размеров топор. Правда, этот был «подвешен» при помощи весьма примитивной гравитационной установки, но эффект все равно был потрясающий.

Следующей достопримечательностью являлся стенд. Очень напоминающий витрину магазина. Правда, несколько специфичного. Любовно разложенные и красиво подсвеченные, там лежали образцы оружия, которыми пользовались разнообразные «клиенты» Патруля. Были здесь и обычные армейские лучеметы, и небольшие ручные гранатометы, и разнообразная взрывчатка — словом, чего здесь только не было. Венцом коллекции был легендарный станковый пулемет, который применялся самим Командующим при проведении планетарных операций.

Если оторвать взгляд от стенда и повернуться направо, то можно увидеть массивный двухтумбовый стол, украшенный слоновой костью. На столе царит полный кавардак. Элегантный пульт системы связи засыпан пеплом и какими-то бумагами, терминал компьютера далеко не первый день просит, чтобы его протерли, и, наконец, венцом этой живописной картины является пепельница, выполненная в форме черепа. Знатоки уверяют, что так оно и есть и это не что иное, как череп прославленного космического пирата Вальдара, которого Командующий лично застрелил, когда был еще зеленым капралом. Так это или нет — история умалчивает, но если попадаешь в кабинет первый раз, все это производит неизгладимое впечатление.

На Стэна кабинет Командующего впечатления не произвел. Во-первых, он здесь бывал не единожды, во-вторых, прекрасно знал Старика, в-третьих — собирался вести себя вызывающе. Почему он так решил, было непонятно даже ему самому, но раз уж решил — надо выполнять.

Командующий встретил вошедших стоя. Затем вышел из-за стола, пожал каждому руку и вернулся за стол, по пути указав на стоящие тут же кресла — садитесь, мол. Генерал Ижи, как будто так и надо, с ходу повалился в удобное кресло посередине, придвинул к себе пепельницу и закурил. Стэн потоптался немного и тоже уселся в кресло. Ижи-внук продолжал переминаться с ноги на ногу, с ужасом взирая на деда и Стэна.

— Тебе что, особое приглашение нужно? — капризным голосом осведомился Командующий, обращаясь к Ижи-внуку. — Тогда садись! И быстрее! Терпеть не могу, когда у меня над головой нависают!

«Врешь, старый хрыч! — подумал Стэн и усмехнулся. — Все знают, как ты тут молодежь по стойке «смирно» по три часа выдерживал!»

Но вслух он ничего не произнес и приготовился докладывать. Было очень жалко, что не удалось захватить с собой Джейка — Ижи-дед строго-настрого запретил. А зря. Позлить Командующего компьютерной анимацией было бы очень недурственно.

— Так, господа. — Командующий закурил очередную сигарету и посмотрел на собравшихся офицеров исподлобья. — Прочитал я рапорт и посмотрел видеоматериалы. Хорошо! Стэнли, друг мой! Я полагаю, ты своего напарника мне в штаб не отдашь без боя?

— Конечно, не отдам! — нагло заявил Стэн, Ижи-внук аж подпрыгнул в кресле. — А чего бы это ради? Он в контрразведке на своем месте. Не груши чем ни попадя околачивает, а делом занят. Компьютеры мне в чувство приводит, прогнозирует ситуацию. Нет, не отдам.

— Скотина, — беззлобно констатировал Командующий.

— Абсолютно с вами согласен! — спокойно подтвердил Стэн.

Послышалось тихое бульканье. Стэн скосил взгляд на генерала Ижи. Тот аж покраснел от натуги, чтобы не засмеяться громко. Командующий этого не заметил, потому что с открытым от удивления ртом смотрел на Стэна.

— Ничего себе смену воспитали! — Командующий наконец обрел дар речи. — Ну Ижи! Ну удружил! Чего ты там от хохота давишься? Ты вспомни! Разве такое десять лет назад было возможно?

— Ага! — ответил радостный Ижи-дед. — Только не десять, а двадцать. Забыл уже?

Настал черед Стэна удивляться. А генерал Ижи тем временем невозмутимо продолжал:

— Помню одного полковника, так же азговаривавшего со ста'ым Командующим… Фамилию не напомнить?

— Не надо! Не при подчиненных же!

— А почему не п'и подчиненных? — самым невинным тоном осведомился генерал Ижи. — Тогда ты это делал не в этом кабинете, а п'и половине офице'ского состава Базы. И ничего, всем очень пон'авилось…

— Хватит! Устроили тут балаган! — Несмотря на грозный тон хозяина кабинета, было видно, что воспоминания ему приятны. — С другой стороны — что позволено Юпитеру…

— Большое спасибо за новый позывной, — нагло влез в разговор Стэн.

— Ну это уже слишком! Ротмистр Ижи, у вас за спиной бар. Налейте всем выпить. Генералу Рутеру — побольше. Дольше будет пить — дольше будет молчать.

Пока Серж возился с баром, в кабинете повисла тишина. Командующий уткнулся в монитор, всем своим видом демонстрируя, что, пока не выпьет, больше ни слова не проронит, генерал Ижи откинулся в кресле и прикрыл глаза, явно изображая сон, Стэн, очень довольный тем, что выиграл первый раунд, занялся сосредоточенным разглядыванием своей сигареты. Тишина и мир, наполнившие кабинет Командующего Патрулем, были столь необычны, что это состояние абсолютно несознательно хотелось продлить как можно дольше. Но все хорошее когда-нибудь кончается. Кончилось и это «перемирие». Командующий оторвался от бумаг, лежащих перед ним на столе, и уставился на Стэна.

— Хороший отчет, генерал. Непонятно только одно — откуда это у тебя дар ясновидения?

— Никакого дара ясновидения! Только импровизация! А в чем вы видите отклонения от нормы?

— В компьютерном моделировании ситуации. Только имея точные данные, можно было делать такой расчет! Что вы, черт возьми, делали с пленными?

— Сканирование мозга, — ответил Стэн.

— Кто делал? — Командующего ответ явно взбесил.

— Я делал, — ответил вдруг ротмистр Ижи.

— По моему приказу, — быстро вставил Стэн и поймал на себе благодарный взгляд генерала Ижи. — У меня не было выхода! Время посадки противника было более или менее известно, но терять людей из-за отсутствия информации я не собирался!

— А если это попадет в прессу? — Командующего аж передернуло от такой перспективы.

— Каким образом? — осведомился Стэн. — Ни у кого из подвергнутых сканированию никаких отклонений не возникло. Даже если они и расскажут что-нибудь репортеришкам, в чем я лично глубоко сомневаюсь, то уж доказать они ничего не смогут. И потом, я не припоминаю, с каких это пор к исправительным учреждениям Патруля стали подпускать репортеров?

— К исп'авительным — нет. Но мы будем вынуждены п'овести показательный п'оцесс. — Инициативу перехватил генерал Ижи. — П'оведение такого п'оцесса п'еследует две цели: пе'вое — показать, что блокада Энэма необходима, вто'ое — еще аз п'одемонст'и'овать почтенной публике, какой у нас генерал утер белый и пушистый. Понятно?

— Примерно. — Стэн задумался. — И когда намечается это безобразие?

— В том-то и дело, что через два дня! — с раздражением ответил Командующий. — А тут такая радость! Психообработка! Нас же просто распустят!

— Не распустят! — Стэн тоже повысил голос. — Никто ничего доказать не сможет!

— А если сможет? — не унимался Командующий. — Почему в отчете не указали метод получения информации?

— Зато теперь наш рапорт можно полностью подшить к делу в качестве свидетельских показаний. В подлинности его никто не усомнится, а даже если и усомнится — рапорт-то подлинный! Так что посрамим любого писаку от журналистики, а заодно лишний раз продемонстрируем, что надо увеличить ассигнования на аналитические отделы. По-моему, здорово.

— Не лишено зд'авого смысла, — пробормотал генерал Ижи, но так, чтобы услышал Командующий.

— Черт с вами! — устало произнес Командующий. — Кто занимается организацией процесса?

— В моем ведомстве есть соответствующие подразделения, — спокойно ответил Стэн. — Это их работа. Прокола быть не должно.

— Надеюсь. Завтра все у меня в девять ноль ноль. Вопросы есть? Нет? Вольно! Разойтись.

* * *

Стэн сидел в баре старшего офицерского состава и пил. Он решил набраться до полной отключки и уверенно приближался к намеченной цели. На душе было паршиво. Хотя Стэн и прикрыл Ижи-внука, но понимал, что только отсрочил скандал, если «гробокопатели» в один голос заявят, что их подвергали психообработке. Второй раз вылетать из Патруля как-то не входило в ближайшие планы молодого генерала, поэтому он решил просто напиться, чтобы хоть на несколько часов забыть обо всем. По личному опыту Стэн знал, что наутро будет просто дурно, но именно в таком состоянии заторможенности он и собирался присутствовать на совещании у Командующего. Хамить, положительно, больше не следовало. Уговорив себя, что тут он прав, Стэн продолжил накачиваться.

Когда картинка перед глазами уже изрядно пошатывалась, Стэн вдруг увидел перед собой генерала Ижи. Тот молча, но с явным интересом осмотрел Стэна, а затем с неожиданной силой поднял уже не державшегося на ногах коллегу и понес к выходу. Там Стэн попытался оказать сопротивление, но был безжалостно передан на руки непонятно откуда взявшимся Джейку и Сержу и посажен в стоявший рядом пассажирский электрокар.

— Ну ты и наж'ался! — искренне восхитился Ижи-дед, садясь рядом с поникшим Стэном в кабину. — Пока до дома добе'емся, хоть не стошнит?

Стэн отрицательно покачал головой и тут же продемонстрировал присутствующим содержимое своего желудка.

* * *

Утро. Хотя утро на Базе — понятие условное. Встаешь не тогда, когда довернется на нужный угол вокруг Базового-1 металлическая громада, а тогда, когда встает и весь твой сектор. Так вот время и рассчитывается — посекторно. И командованию мороки меньше, и адаптировать вернувшихся из дальних рейсов легче.

Но даже такие рассуждения Стэна не радовали. Ощущение сухости во рту и чугунной болванки под черепной коробкой от таких рассуждений не проходит. Стэн с содроганием подумал о визите к Командующему и отправился на кухню чего-нибудь попить.

На кухне слышались какие-то звуки, что-то позвякивало, что-то шипело, вероятнее всего, на сковородке, что-то бормотала микроволновая печь. В общем, все признаки хозяйственной деятельности человека были налицо. Стэн, может, этим и не заинтересовался бы, но денщика он подобрать себе еще не успел, а как вчера попал домой, помнил слабо. Поэтому, положительно, стоило посмотреть, кто же это хозяйствует в его апартаментах.

— «Как-то вечером, к всенощной, когда князь сосал рассол, — злорадно процитировал абсолютно свежий и выбритый Джейк, лихо отбивавший приказ за приказом весьма строптивому кухонному комбайну, — дверь открылася внезапно и в шатер Мамай вошел…» Рассол уже на столе, господин генерал.

— Какой рассол? — Стэн с большим трудом соображал, что все это может означать.

— Огуречный! — Джейк даже фыркнул от негодования. — А чем тебя отпаивать после такой пьянки?

— Пивом!

— Пивом нельзя — тебе скоро к Командующему, — наставительно ответил на реплику друга Джейк. — А по данным разведки, Старик этого дела по утрам на дух не переносит.

— Сам знаю, — буркнул Стэн. — Давай уж свой рассол.

Пока Стэн утолял жажду, Джейк успел закончить приготовление завтрака и с явным сожалением оставил в покое клавиатуру. Стэн отметил про себя, что Джейк даже для управления кухонным комбайном воспользовался компьютером, и мысленно застонал: воистину Джейк был неисправим! Хоть бы что-нибудь руками сделал!

— Ешь быстрее и давай собираться! — Джейк искренне развлекался.

— Ты как с начальством разговариваешь, скотина? — вяло спросил Стэн, которого в этот момент вообще ничего не интересовало.

— От скотины и слышу! — весело огрызнулся Джейк. — А кстати, начальство не помнит, что вчера вытворяло? Нет? Тогда расскажу: сначала начальство изволило обложить генерала Ижи таким матом, что тот аж за диктофоном полез, чтобы записать и выучить, на будущее, потом начальство изволило обозвать старой щеткой секретаршу Командующего, которая принесла какой-то пакет и явно была не против остаться на ночь…

— Хватит! — возопил Стэн. — Господи! Неужели я должен такое выслушивать, причем от кого? И что самое мерзкое — нет никакой возможности отличить правду от досужих домыслов! А ведь никто из участников не признается! Я прав?

— Конечно, прав, — радостно ответил Джейк. — А теперь — марш приводить себя в порядок. Командующий ждет.

* * *

В приемной Командующего Стэн оказался первым. Он успел быстро принести извинения секретарше, кои извинения были благосклонно приняты вместе с приглашением на ужин. Когда появился генерал Ижи и Стэн готовился рассыпаться в извинениях и перед ним, тот сразу эту попытку решительно пресек, сказав, что все было вполне пристойно и вообще уже давно забыто. На том и порешили.

К Стэну вернулось состояние уверенности в себе, которое, впрочем, ничего не стоило разрушить. Сам Стэн называл это «дестабилизировать» и действа данного на дух не переваривал. Хотя старался не демонстрировать окружающим, но в этом состоянии он был способен на такие глупости, что, потом вспоминая, тошно становилось.

Офицеры понемногу собирались, и, глядя на пришедших, Стэн понял, что намечается что-то интересное. Здесь были практически все, кто занимал сколько-нибудь значимую должность, значит, Командующий решил проделать нечто из ряда вон выходящее. Собравшиеся неспешно переговаривались между собой. Многие не скрываясь позевывали, было понятно, что они только из полета и еще не синхронизировали свой временной ритм с ритмом Базы. В приемную вошел генерал Голд, буркнул Стэну «Привет, крестничек!» и тут же присоединился к группе офицеров, обсуждавших последние сплетни. Стэн стоял один и с интересом наблюдал собравшихся. «Паноптикум! — раздраженно подумал молодой генерал. — Развели в Патруле бардак, а теперь совещаются. Собака, когда ей нечего делать, вылизывается, а эти — ишь ты! — совещания в такую рань проводят. И ведь ничего с этими прохвостами не сделаешь. Их ведь хлебом не корми — дай лясы поточить! А я, дурак, еще думал что-то сделать! Ни черта с ними не сделаешь! Вот как выступлю на суде, как объясню, каким образом узнал о высадке энэмцев! Ох и смеху же будет!» Стэн прекрасно знал, что никаких разоблачительных выступлений он делать не будет. Ничего объяснять кому бы то ни было тоже, но от таких размышлений на душе становилось легче. Мерный гул голосов уже не так действовал на нервы, и Стэн даже решил пройтись и послушать, о чем говорят собравшиеся.

Только Стэн сделал первый шаг, направляясь к наиболее многочисленной группе, как собравшихся пригласили в кабинет Командующего.

* * *

— …Таким образом, мы получили редкую возможность атаковать противника в благоприятной для нас и неблагоприятной для него ситуации. — Стэн говорил уже более часа, и голос у него слегка подсел. Господа офицеры, видите ли, захотели услышать подробности. — Все остальное — дело техники. Прекрасно выполнили свою задачу десантники ротмистра Ижи, как результат — мы без потерь вернулись на Базу. Если есть вопросы — не стесняйтесь, задавайте!

Стэн нарочно провоцировал присутствующих, чтобы хоть немного разрядить до предела казенную обстановку, но это явно не получалось. То ли Командующий успел проинструктировать всех о мерзком характере молодого генерала, то ли они были действительно законченными солдафонами, но вопросы, заданные Стэну, были чисто техническими, и отнести их можно было к серии «Еще деталей, чтобы легче было воспроизвести». Стэн аж обиделся. Хоть кто-нибудь мог сказать гадость!

— Господа! — Командующий приподнялся со своего места. — Думаю, имеет смысл объявить небольшой перерыв, чтобы после него приступить к обсуждению открытого процесса над террористами.

Заявление это было воспринято с энтузиазмом, и вскоре кабинет был пуст. Уже в приемной Стэна догнал генерал Ижи.

— Ты что думал, они на твои поддевки с'еаги'уют? — осведомился он у Стэна.

— Хотелось, — ответил тот.

— И не надейся! — решительно рубанул рукой воздух Ижи. — Их инте'есует только, как бы выслужиться да не поскользнуться. Понимаешь, о чем я?

Стэн кивнул.

— Ну да! — продолжал между тем седовласый генерал. — Ты же у нас не из тех, кто начальству задницу лижет! Ты же у нас идеалист! Но Командующий все авно доволен, так что можешь считать, что невольно п'огнулся!

Ижи похлопал Стэна по плечу и удалился. Стэн тоскливо посмотрел ему вслед и решил пойти чего-нибудь поесть.

* * *

В офицерском буфете были все те же участники совещания. Они тесным кольцом обступили Боба Пенски и слушали его хвастливый рассказ о том, как он, чуть ли не самостоятельно, разбирался с «гробокопателями».

— Все врет, — дождавшись паузы, бросил Стэн. — Ну посудите сами, каким надо быть бараном, чтобы единственному получить пулю! Даже археологи лучше прятались!

И Стэн с чувством выполненного долга отошел. Дело было сделано: теперь вся компания уже потешалась над рассказами Боба, в которых, если быть честным и беспристрастным, не так уж и много было выдумки.

Стэн допил кофе и с сожалением посмотрел на часы — пора было возвращаться в кабинет Командующего. Делать этого не хотелось. Генерал еще раз посмотрел на опустевшую чашку и закурил.

Стэн задумался. Что-то до предела важное и в то же время не очень значительное по своему виду постоянно ускользало, цепляясь неясным световым зайчиком за самый краешек мозга. Такое состояние у генерала уже бывало, и не раз. Прекрасно осознаешь, что знаешь и о чем идет речь, и как это называется, но само название вспомнить не можешь. То есть вот оно, вертится на языке, оный же язык и демонстрируя, а ухватить не получается. Что было не так и чего он не в состоянии был вспомнить — Стэн так и не понял. Генерал с раздражением потушил в пепельнице окурок и решительно пошел в кабинет.

* * *

В кабинете Командующего уже почти все были в сборе. Стэн похвалил себя за то, что пришел не последним, и уселся в кресло. Прошло еще несколько минут, и Командующий открыл вторую часть заседания. Докладывал какой-то полковник, которого Стэн видел несколько раз. Парень оказался очень толковый, подготовка процесса, разработанная им, выглядела безупречной. Он уделил внимание всему, даже такой мелочи, как доставка журналистской братии и выделение резервных каналов гиперсвязи. Стэн с уважением слушал докладчика и с тоской подумал: «Вот это и есть контрразведка! А я кто?» Впрочем, ради справедливости надлежит отметить, что «специализация» Стэна была скорее в управлении крейсером и ведении боя, нежели в закулисных играх с политиками и преступниками, различие между которыми порой вообще отсутствовало.

— И в завершение мы планируем организовать господам бумагомаракам небольшую экскурсию по Базе, — завершал свою речь полковник. — Последний раз таковая проводилась лет сто пятьдесят назад, и мне кажется, что это будет небезынтересно.

— Благодарю, господин полковник, — благосклонно произнес Командующий. — А что думает по этому поводу генерал Рутер?

Все взгляды устремились на Стэна. Он поднялся, откашлялся и, посмотрев на Командующего испепеляющим взглядом, ответил:

— Очень хороший план. И, главное, качественно проработан. Мне кажется, что осечки быть не должно. Вместе с тем интересно было бы узнать, кто будет проводить экскурсию для журналистов?

Стэн чувствовал себя последним идиотом, произнося эту глубокомысленную чушь, но на собравшихся это произвело хорошее впечатление. В кабинете послышался сдержанный гул голосов, явно поддерживающих вопрос.

— Данный вопрос, естественно, был подробно проработан, — ответил полковник, почему-то с благодарностью посмотревший на Стэна. — Как только мы получили шифровку от генерала Рутера об успешном выполнении операции, сразу же приступили к подготовке гидов для данного мероприятия. Командование может ознакомиться со списком, как только пожелает.

Ответ был признан удовлетворительным. Командующий напутствовал присутствующих какими-то ничего не значащими фразами и объявил совещание закрытым.

Стэн вышел из кабинета и направился в бар. Заказав себе пива, он уселся за дальний столик, где к нему тут же присоединился давешний полковник.

— Большое спасибо, господин генерал. Вы меня здорово выручили!

— Интересно чем? — буркнул удивленный Стэн.

— Если бы не ваш простенький вопрос, мне пришлось бы все объяснять по новой. У нас в штабе такие тугодумы!

— Понятно… Кстати, полковник, а у вас имя хоть есть? А то не очень удобно именовать человека только по званию, знаете ли, можно и не к тому обратиться.

— Максимиллиан, лучше просто Макс.

— Чудесно. А я Стэн. Пиво будете?

* * *

Процесс прошел без сучка и задоринки. Все пойманные Стэном «гробокопатели» полностью сознались, и во все концы Галактики полетели восторженные сообщения о трудной, но почетной работе Патруля на благо цивилизации. Имя Стэна снова замелькало в выпусках новостей, а рейтинг Патруля возрос в несколько раз. От желающих завербоваться отбоя не было. Командующий даже распорядился ужесточить требования к принимаемым на офицерские курсы и на курсы сержантского состава.

«Еще несколько недель здесь, и я или сопьюсь и повешусь, или просто повешусь, — с раздражением думал Стэн, сидя у себя в апартаментах и глядя очередную передачу новостей. — Нельзя же так петь дифирамбы за пустяковую операцию. И вообще! Не окажись я в ситуации, когда надо прятаться, ничего бы и не произошло!» Раздражение Стэна росло пропорционально его авторитету. Еще бы! На днях его торжественно провозгласили «Человеком Недели» всей Галактики. А это уже был, по мнению самого Стэна, полный идиотизм! Легионер или выполняет свою работу, и тогда ему идут звания, награды, трепки от начальства; или не выполняет, и тогда его сажают за халатное отношение к служебным обязанностям, или выгоняют из Патруля, или убивают на отдаленной планете, где само понятие власти отсутствует.

Невеселые мысли Стэна прервал звонок у входной двери. Генерал мысленно застонал и, взяв в руки лучемет, пошел открывать. «Если это опять с поздравлениями — пристрелю!» — зло подумал Стэн.

Но это были не поздравления. Это был хмурый генерал Ижи.

— Купаешься в лучах славы, бездельник?! — вместо приветствия зло спросил Ижи-дед.

— Ага! — Стэн пытался незаметно затолкать лучемет за брючный ремень у себя за спиной. Такое обтекаемое с зализанными обводами оружие вдруг стало на редкость угловатым и обнаружило на своей поверхности несметное количество мест, которыми можно за что-нибудь зацепиться. — Аж захлебываюсь!

— Покажи, что у тебя там! — требовательно произнес Ижи, протягивая руку.

Стэн отчего-то сконфузился и протянул оружие престарелому генералу. Тот крякнул от удивления. Повертел лучемет в руках, и тут в его глазах блеснуло понимание.

— Я так понимаю, — Ижи спрятал в усы хитрую усмешку, — это ты почитателей вст'ечаешь.

— Их, родимых!

— Не могу сказать, что не понимаю. — Ижи продолжал улыбаться. — И что, много уже наст'елял?

— Да не очень…

— Понятно. Значит, так: хватит п'охлаждаться и к'утить шашни с сек'ета'шей Командующего. Он этого не любит!

— Я не… — попробовал возразить Стэн.

— Вся База только об этом и жужжит! — перебил его генерал Ижи. — Мне пока удается блоки'овать слухи, но это долго п'одолжаться не может. Поэтому подхватывай своего Джейка — он ско'о п'опьет в кабаках последние штаны — и дуй на Энэм ставить блокаду.

— Это ваш приказ? — осведомился явно приободрившийся Стэн.

— Нет, Командующего. Пе'егово'ы с п'авительством планеты поведешь ты как п'едставитель командования Пат'уля. Делай что хочешь, но объясни им, чтобы без глупостей.

— Значит, опять в ссылку?

— Не дождешься! Там все закончишь — поедешь инспекти'овать блокаду Сциллы. А там еще что-нибудь п'идумаем. Ты же знаешь, я человек изоб'етательный!

— А как там насчет отпуска? — осторожно попытался перевести разговор на другую тему Стэн.

— Какого отпуска?!! — Ижи аж подпрыгнул в кресле. — Ты мало нагулялся за это в'емя? Какой наглец!

— Я, может, жениться хочу! — зло парировал Стэн.

— Может, и хочешь, — в тон ему ответил Ижи. — Вот выполнишь задание, ве'нешься, получишь оче'едную «висюльку» на китель, тогда и погово'им.

— Когда отправляться? — угрюмо осведомился Стэн.

— «К'ысобой» твой уже зап'авлен, заг'ужен акетами под завязку… Так что завт'а в шесть ут'а по секто'ному в'емени. Желаю удачи.

Ижи встал с кресла и направился к выходу. Стэн только обалдело хлопал глазами. Уже у самой двери Ижи повернулся и как бы между прочим произнес:

— Да, чуть не забыл! Пошли, пожалуйста, своего Джейка на к'ейсе «Лис», пусть компьюте п'иведет в но'му.

— Это еще зачем? — Стэн болезненно воспринимал покушения на своего друга.

— Это та самая колымага, кото'ую вы захватили на Несе, и на ней полетит мой внук.

— А Джейк тут при чем?

— П'и том, что Се'ж с тобой полетит! — Ижи-дед еще немного потоптался у двери. — Ну, я пошел. Так насчет Джейка догово'ились?

— Договорились! — весело ответил Стэн. — До свидания!

— Надеюсь! — буркнул Ижи и закрыл дверь.

Стэн подошел к переговорному устройству, включил его и вызвал к себе Джейка.

 

Глава 11

Шесть утра не самое лучшее время для каких-либо дел. Во всяком случае, таково было твердое убеждение Стэна. Но приказы Командующего на то и приказы Командующего, чтобы их неукоснительно выполняли. Стэн, поеживаясь и откровенно зевая, ехал на небольшом электромобильчике к своему одиннадцатому доку, где уже красовался «Крысобой». В доке генерала встретил не менее сонный и хмурый Джейк. Они молча обменялись рукопожатием и вошли в лифт причальной шахты.

Несмотря на настоятельные просьбы Командующего и ругань генерала Ижи, Стэн так и недобрал экипаж до нормы. Это была не только прихоть. Стэн слабо представлял себе, как отреагируют легионеры на роскошь крейсера, переделанного в яхту, и как Джейк будет объяснять, почему управление радикально отличается от управления обычным боевым кораблем. Так что экипаж «Крысобоя», приобретенного друзьями по случаю, так и остался неизменным.

Поднявшись в рубку, Стэн уселся в кресло и с отвращением посмотрел на пустые экраны. Он был, конечно, рад возможности убраться с Базы. Тем более что в дальнем космосе молодой генерал всегда себя чувствовал лучше, чем «под крылышком» командования. Но вот вылет в шесть утра его несказанно раздражал. И даже сам себе Стэн не решался признаться, что причиной его дурного настроения была привычка долго и сладко спать. Впрочем, в этом они с Джейком были единодушны.

Из коридора, ведущего в рубку, послышался неясный грохот, а затем и весьма громкая брань. Стэн повернулся в кресле и увидел Джейка, который, прихрамывая и бормоча себе под нос нехорошие слова, входил в рубку.

— Что ты разломал? — поинтересовался Стэн.

— Пошел ты! — Джейк был немногословен, но красноречив. — Наставили тут всякого дерьма!

— Могу я как старший по званию узнать, что произошло? — повторил Стэн, внезапно ощущая злость.

— Какой-то баран ящик с запчастями к компьютеру прямо в коридоре оставил, — нехотя ответил Джейк.

— И кто бы это мог быть? — задал Стэн явно риторический вопрос. — Значит, так: на корабле переноской ящиков занимается обычно экипаж. Командир этим заниматься не будет. Поскольку экипаж у нас это ты, стало быть, это тебя и надо вздуть за поставленный где ни попадя ящик.

— Хватит! — взмолился Джейк.

— Смотря как хватит, а то еще и не встанешь! — продолжал Стэн, настроение которого начало улучшаться. — Зачем ты упер весь этот металлолом?

— «Педаль» подстегну, — нехотя ответил Джейк. Педалью он называл компьютер, причем любой компьютер.

— На кой? С нашего монстра уже сейчас линкором управлять можно…

— А Серж? Нельзя ребенка без техники оставлять!

Тут Стэн внимательнее присмотрелся к другу. Взгляду генерала открылись некоторые подробности, ускользнувшие от него при встрече. У Джейка были синяки под глазами и слегка подрагивали руки.

— Позволь! — Стэн сделал вид, что ничего не заметил. — А чем же вы занимались вчера?

Этот невинный вопрос заставил Джейка как-то замяться.

— Ну-у-у, — протянул Джейк, — мы.., это…

— Водку пили, — подсказал Стэн.

— А ты откуда знаешь? — На этот раз Джейк был явно удивлен.

— Доложили, — авторитетно заявил Стэн. — Ладно! Будя трепаться, садись в кресло и запроси разрешение на старт.

* * *

Оказавшись на орбите Базы, Стэн перешел на свой личный канал и связался с Сержем Ижи. Вид у новоиспеченного полковника был, мягко говоря, неважный.

— Доброе утро! — нарочито бодро поприветствовал Сержа Стэн. — Не правда ли, приятно встать на заре и стартовать с Базы навстречу новым свершениям?

Ижи-внук, похоже, данного оптимизма не разделял. Более всего был он сейчас похож не на бравого легионера, вставшего спозаранку для свершения подвигов, а на непохмеленного Джейка. Сходство было поразительное. Даже мешки под глазами одинакового размера.

— Так точно, господин генерал! Приятно встать на заре… — нехотя ответил Серж.

— Брось дурака валять! — перебил подчиненного Стэн. — Выпей пива и начинай разгон. Первая точка выхода — 5020. Вопросы есть?

— Да. — В руках Сержа появилась банка пива, и он тут же сделал громадный глоток. — А почему 5020?

— «Вынырнем» — сам увидишь! — бросил Стэн и отключил связь.

Генерал покосился на своего напарника, который предавался тому же пороку, что и Серж Ижи, и принялся вводить данные для отсчета.

— Джейк, скотина! Да займись же ты делом, пиво еще успеешь выхлебать.

— Войди в меню курсопрокладки и набери конечную точку. Дальше комп все сам сделает, — нехотя отозвался Джейк.

Стэн последовал инструкциям друга и с изумлением увидел, что расчет пошел. Это было нечто! Громоздкая процедура расчета курса с запросами кучи промежуточных данных теперь была упрощена настолько, что Стэн аж опешил.

— Как ты это сделал?

— Посмотрел я, как вы корячитесь, прокладывая курс. Решил этот трабл пофиксить. Ну и написал программульку, — нехотя отрываясь от пива, сообщил Джейк. — Теперь «педаль» автоматически запоминает место последнего пребывания корабля и вводит соответствующие координаты. А все коэффициенты и так хранятся в электронном виде. Программа просто обращается к соответствующему файлу и берет оттуда нужное.

— Ты вообще понял, что сделал? — Стэн был поражен.

— Конечно. Копия программы уже у генерала Ижи. И скоро ее начнут ставить на все корабли Патруля. Кстати, у тебя уже обсчет закончился, нажми что-нибудь на клавиатуре — начнется разгон.

Стэн тупо посмотрел на монитор и последовал инструкциям Джейка. Удивить Джейк мог. И еще как.

* * *

Точка 5020 ничем не отличалась от любой другой произвольной точки пространства. С тем же успехом это могла быть 5021, 5022 и так далее. Но почему-то именно здесь считали своим долгом «вынырнуть» в пространство любые мошенники, которые только водились в Галактике. И поохотиться здесь считал своим долгом не только Стэн, но и любой уважающий себя легионер. С одной поправкой: нужно было знать, что это за место и как здесь себя вести.

Несколько столетий назад идею собраться где-нибудь подальше от любопытных глаз, для того чтобы скоординировать свои действия, выдвинул известный контрабандист Фасси. Парень он был не промах, весьма удачливый и, что очень редко встречалось в этой среде, обладающий чувством юмора. Впрочем, надо признать, что юмор у него был черный. Что поделаешь? Специфика «работы» налагает свой отпечаток. Так или иначе, но точка 5020 была выбрана именно по причине того, что здесь болтался в пространстве разбитый крейсер Патруля. Кто знает, может, это давало Фасси возможность почувствовать себя более крутым или должно было напоминать его товарищам о том, что с легионерами можно бороться, но так сложилось, что любой преступник считал своим долгом хоть раз показаться на 5020.

Нетрудно догадаться, что если традиции больше ста лет, значит, Патруль регулярно наносил в эту точку «дружеские визиты». Серьезных облав никогда не проводилось, но пощипать всякую мелкую сволочь заглядывали практически все, кто знал, куда лететь. Стэна посвятили в эту тайну в самом начале карьеры, и он никогда не отказывал себе в удовольствии поохотиться в ничейных угодьях. Правда, именно это знание и удерживало Стэна от посещения 5020 все то время, пока он не был легионером.

И теперь Стэн решил приобщить к благородному делу охоты и младшего Ижи. Справедливо считая, что молодому человеку нелишне будет приобрести некоторый опыт в подобных потасовках.

* * *

— Сэр! Я на месте. Вижу несколько неопознанных целей. На позывные не отвечают! Жду указаний.

Лицо Сержа было напряжено. Несколько минут назад оба крейсера «вынырнули» в точке 5020, и как только Серж осмотрелся, рубка «Крысобоя» буквально наполнилась его рапортами об увиденном.

— Расслабься! — лениво посоветовал своему визави Стэн. — Ты думаешь, где мы находимся? Находимся мы вот где…

Последовала пауза. Стэн раскуривал сигару, а Ижи-внук обливался потом от нетерпения.

— …Это любимая «тусовка» всего отребья, что водится в Галактике. Ergo! Не устраивай кипиш, как беременная гимназистка.

— Но, сэр! Я думал…

— Мы, по-моему, переходили на «ты», — заметил Стэн. — Не дергайся. Их тут сейчас десятка четыре. Всех перестрелять не успеем. Так что выбирай цель, какая тебе больше нравится, и можешь начинать отстрел. Вопросы?

— Да. Сэр… То есть Стэн! А мы не будем пытаться уговорить их сдаться? — И Серж покраснел под насмешливым взглядом Стэна.

— Ты уверен, что больше пива не хочешь? — Стэн наслаждался зрелищем мнущегося Сержа. — А то смотри: похмелье — штука тонкая!

Серж окончательно скис, и Стэн решил прекратить.

— Серж! У нас с тобой что в задании записано?

— «Энэм. Установка блокады», — хмуро процитировал Серж.

— А мы чем занимаемся? — не унимался Стэн.

— Хорош трепаться, — вмешался в разговор Джейк. — Нас заметили и пытаются прощупать.

— Серж! Мы здесь только для того, чтобы не терять квалификацию! — быстро произнес Стэн. — А теперь объявляется конкурс на тему, кто больше мишеней набьет.

— Понял, — отозвался Серж.

— Связь не выключай, — продолжал напутствовать своего товарища Стэн, медленно подавая «Крысобоя» вперед. — И не вздумай брать кого-нибудь на абордаж. У них экипажи втрое больше нормы.

Серж только кивнул и тоже взялся за боевые джойстики.

* * *

Два крейсера медленно сближались с группой, окружившей остатки подбитого патрульного. Стэн небрежно держал одной рукой джойстик управления крейсером, Джейк спокойно активизировал носовой лазер. На пульте замигал сигнал вызова. Джейк пробежался по клавишам, и на левом мониторе появилась незнакомая физиономия.

— Это кто тут к нам пожаловал? — наглым тоном осведомился незнакомец.

— Это я, мама, твоя доченька, — противным голосом ответил Джейк, нажимая на гашетку.

Ближайший корабль на глазах распух и превратился в облако раскаленного газа. Джейк ухмыльнулся и врубил камеру. Физиономия вышедшего на связь незнакомца перекосилась — на его экраны пошла картинка из рубки «Крысобоя».

— Легавые!

— Сам ты легавый, — ответил Стэн. — Мы, понимаешь, легионеры.

В это время обзорный экран отметил еще одну вспышку — Серж тоже времени зря не тратил.

— Граждане уголовники! — издевательским тоном заявил Стэн в микрофон. — С вами говорит генерал Галактического Патруля Стэнли Рутер. Приказываю немедленно прекратить всяческое сопротивление и, заглушив реакторы, ждать моих дальнейших указаний. В противном случае вынужден буду уничтожить все находящиеся здесь корабли.

Стэн знал, что делал. Такое обращение могло только взбесить джентльменов удачи. Что, собственно, Стэну и требовалось. Теперь они попытаются контратаковать, а значит, можно будет вволю поохотиться!

— Серж, держись на пять градусов левее и сбавь скорость. Можешь попасть под мой луч! — Глаза Джейка блестели от возбуждения, а палец ни на секунду не отпускал гашетку носового лазера.

— Понял! Тебя пытаются атаковать север 10. — Серж тоже не бил баклуши и, как выяснилось, успевал следить за боем.

— Вижу, — буркнул Стэн. — За собой смотри. Тебе в хвост двое заходят.

Бой превращался в избиение. Пираты быстро поняли, что перед ними слишком сильный противник, и начали потихоньку удирать. Легионеры остановились только тогда, когда противника больше не осталось.

— Славная была охота! — потягиваясь, протянул Стэн. — Серж! Курс — Энэм, приготовиться к разгону!

— Есть, приготовиться к разгону!

И крейсеры синхронно увеличили скорость.

* * *

Планетная система, вращающаяся вокруг Атари, имела только одну пригодную для жизни планету — Энэм. Но патрулирование велось даже на дальних подступах. Стэн отогнал к планете четыре патрульных корабля энэмцев и вывел крейсер на круговую орбиту.

Как только до правительства Энэма дошло, что происходит, на пульте «Крысобоя» замигал сигнал вызова.

— Ну, чего надо? — брезгливо осведомился Стэн, включая экран и камеру.

— Говорит Президент Энэма Зигмунд Рэбитсон! По какому праву вы нарушили границы нашей планетной системы и атаковали наши патрульные корабли? Я немедленно вызову Галактический Патруль, а пока вынужден атаковать вас всеми имеющимися у нас силами…

— Значит, так, — перебил президента Стэн. — Во-первых — попытка нападения на крейсер Патруля при исполнении, во-вторых — угроза офицеру Патруля, в-третьих — попытка неподчинения Совету Конфедерации. Продолжать?

— Представьтесь, черт побери! — вскипел праведным гневом президент.

— Я генерал Стэнли Рутер, контрразведка Галактического Патруля. Планета, по решению Совета, с данного момента находится в состоянии блокады. Любые старты и приземления строго запрещены…

— Это неслыханно! Я буду жаловаться!..

— Молчать! — резко скомандовал Стэн, и президент запнулся, не окончив фразы. — Говорить буду я. Вас должны были ознакомить с решением Правительства по гиперсвязи. Я уполномочен договориться с вами о том, чтобы все прошло гладко. В противном случае нам придется разрушить все ваши космодромы и заводы по производству космической техники. Вопросы будут?

— Хорошо, генерал! Приземляйтесь, и мы побеседуем.

— И не подумаю! Вы, господин президент, — Стэн вложил в последние слова столько презрения, сколько смог, — быстренько садитесь в шаттл и быстренько вылетаете на орбиту. А я, так уж и быть, с вами побеседую.

— Но мы сможем прекрасно поговорить в моей резиденции…

— Правила здесь устанавливаю я! — отрезал Стэн. — А вы им подчиняетесь! Формально я вообще не должен с вами разговаривать. Мое дело было уничтожить ваш задрипанный патрульный флот и, дождавшись подхода стационара, убраться восвояси. Но как человек гуманный, я хочу договориться с вами по-хорошему. Даже несмотря на то, что именно ваши «гробокопатели» ранили моего человека. А вы никак не можете оценить мою добрую волю… Ладно. Если через двадцать минут на орбите Энэма останется хоть один из ваших кораблей — открываю огонь на поражение. А через час жду вас у себя на «Крысобое».

И Стэн, мстительно улыбнувшись, отключил связь. На обзорных экранах было видно, как энэмские патрульные меняют траекторию и зарываются носами в атмосферу. Стэна охватила тоска. Он-то надеялся на сопротивление, а энэмцы оказались на поверку законченными трусами. Единственная надежда была на то, что президент попытается устроить сюрприз. Но в это верилось слабо.

* * *

Визит президента обещал быть скучным. Всяческие заявления Джейка относительно того, что крайне недурственно раздолбать носовым лазером энэмца, Стэн решительно отверг и теперь спрашивал себя, так ли уж был не прав Джейк. Шаттл президента еле тащился, непрерывно подавая сигналы проблесковым маяком и на общепринятой опознавательной частоте. Такое соблюдение всех норм полета говорило только о нежелании нарваться на неприятности.

— Джейк. — Стэн отвел взгляд от экрана и посмотрел на друга. — А посмотри-ка по справочнику, сколько эта колымага, которая к нам ползет, может взять полезного груза.

— Угу, — невнятно ответил Джейк, жевавший в этот момент бутерброд, и его свободная рука быстро забегала по клавиатуре. — Ы-ы-ы!!!

— Прожуй! — Стэн разозлился. — Что там?

— До полутора тонн! — ответил Джейк, делая судорожный глоток.

— Некисло. — Стэн аж присвистнул. — Свяжись с Сержем и обрисуй ситуацию. Послушаем, что скажет наш любитель абордажей.

Серж внимательно выслушал Джейка и на несколько секунд задумался. При этом он настолько напоминал своего деда, что это казалось просто невероятным.

— Я бы сказал, что это попытка нападения.., а генерал Ижи — что везут взятку, — наконец ответил Серж.

— Второе было бы приятнее, — мечтательно произнес Стэн. — Серж, запроси Базу, когда придет стационар?

— И так известно, — пробурчал Джейк, — через стандартные сутки.

— Тебя не спрашивают! — огрызнулся Стэн. — Серж, запрашивай.

Тем временем шаттл президента Энэма завис в пространстве на расстоянии двухсот километров от «Крысобоя» и попросил разрешение на швартовку. Именно в этот момент Стэн остро пожалел о том, что недобрал экипаж до нормы, а просить подкрепления у Сержа как-то не очень хотелось.

«В конце концов еще посмотрим, кому будет хуже!» — зло подумал Стэн и дал «добро» на стыковку.

Шаттл очень осторожно подошел к правому шлюзу «Крысобоя» и начал швартовку. Джейк отсканировал президентский экипаж и не упустил случая похвалить себя за предусмотрительность: «Крысобой» был укомплектован переходными камерами четырех разновидностей, что давало ему возможность стыковаться с кем угодно и где угодно. Если же учесть, что шаттлы такого типа, как президентский, вышли из употребления полсотни лет назад, то предусмотрительность Джейка оказалась кстати.

Стэн встал с капитанского кресла и направился в свою каюту. Надлежало привести себя в порядок и подготовиться к встрече.

* * *

— Джейк, — Стэн заправил под ремень на парадной форме складки кителя, — иди в рубку и передай Сержу: если от нас не поступит сигнала в течение ближайших трех минут, он должен следить за тем, чтобы с Энэма не стартовал ни один корабль. Ты понял? Ни один!

— Ты чего-то опасаешься? — Джейк был, как всегда, жизнерадостен и весьма смутился от тона Стэна.

— Нет, я более чем уверен, что никакого президента на шаттле нет, это — отвлекающий маневр, чтобы дать кому-то стартовать с планеты. Я поражаюсь: дать уничтожить все свои космодромы и заводы для прикрытия! Это должно стоить того! Джейк, если мы захватим этого «бегунка», я думаю, что несколько месяцев отпуска и прочие почести нам обеспечены. А сейчас — марш в рубку.

Джейк уныло кивнул и пошел по указанному маршруту. Стэн остался один у шлюза. На контрольной панели шлюза мигали огоньки, на небольшом мониторчике уже шел обратный отсчет времени. До открытия оставалось чуть больше минуты. Стэн почему-то вспомнил, как в детстве он со сверстниками забрался в подвал старого полуразрушенного дома. Там было темно, сыро и немного страшно. Именно там Стэн впервые понял, как это противно — находиться одному перед неизвестностью: его товарищи пошли по правому ответвлению подвального тоннеля, а он, повинуясь какому-то инстинкту, — по левому. И буквально через сто шагов очутился перед ржавой металлической дверью. Дверь была украшена массивными запорами и давно вышедшим из строя цифровым замком. Стэн тогда подошел к двери и наугад нажал на цифры. И — о ужас! — LCD-мониторчик замка осветился. А из скрытых динамиков донесся механический голос: «Введите голосовой пароль!» Больше Стэн ничего не помнил, так как потерял сознание. Очнулся он уже дома, у себя в комнате. Отец и мать и еще множество незнакомых людей. А какой-то представительный мужчина в форме вещал о том, что нужно было еще десять лет назад демонтировать этот анахронизм, это совершенно никому не нужное бомбоубежище… Только много лет спустя Стэн узнал, что в бессознательное состояние его привел инфразвуковой сигнал, а бомбоубежище таковым не являлось, а было одним из многочисленных резервных командных пунктов, созданных в свое время на всякий случай. Но после этого у Стэна остался неприятный осадок. И чувство дискомфорта легионер испытывал каждый раз, когда перед ним была дверь, которая вот-вот откроется, а за ней — неизвестность! «Может, я себя зря взвинчиваю? — подумал Стэн. — Вот сейчас шлюз откроется, оттуда выйдет президент Энэма и будет всячески лебезить и заискивать». Но какое-то шестое чувство подсказывало, что из-за двери выскочат десантники и придется с ними драться. Стэн не боялся боя, но испытывал легкое беспокойство по поводу Сержа. А что, если парень не воспримет приказ и поспешит прийти на помощь? Только этого и не хватало! Ведь главное — не выпустить с Энэма никого, а даже с толпой десантников в узком шлюзовом коридоре «Крысобоя» Стэн надеялся справиться. И дело было даже не в том, что любого легионера обучали приемам кулачного боя. Стэн четко знал, что первый же выстрел из любого оружия может нарушить герметизацию, а пойдет на это только маньяк. Кроме того, если бы пришельцы ставили такую цель, незачем было стыковаться, достаточно подвести шаттл, начиненный взрывчаткой, поближе и активизировать взрыватель…

Дверь шлюза с шипением открылась и.., из люка повалили десантники в легких защитных комбинезонах. Стэн, предусмотрительно державший левую руку на рукояти «мечемета», правой нажал на фиксатор ножен, и длинное узкое лезвие оказалось в руке.

— Этого живьем! — прозвучало из-за спины десантников. Как будто в коридоре был еще кто-нибудь, кроме Стэна.

— Ну-ну, — откоментировал Стэн, и первый из нападавших получил укол в шею.

Энэмцы отпрянули.

— Что стоите? Вперед! — Тот же властный голос. Самого командира рассмотреть не удавалось. Он очень лихо прятался за подчиненными. И тут Стэну стало весело. Это может показаться странным: человека атакуют восемь вооруженных до зубов головорезов, а он веселится. Но во-первых — всякое огнестрельное оружие сейчас было бесполезно, а во-вторых — Стэн никогда не жаловался на свой класс фехтования, поэтому «сделать» восьмерых (пардон, уже семерых) бездельников в узком пространстве для Стэна сложности не представляло. И Стэн запел:

Там за Танаис-рекой, да рекой…

Батман, перевод, укол. Десантник с раной в животе медленно оседает на пол.

Скифы пьют, гуляют!

Метательный нож со звоном отскакивает от поймавшего его клинка и летит в переборку.

Потерял грек покой, да грек покой,

Узкое жало «мечемета» с характерным звуком входит в глазницу очередному нападающему. Стэн слегка доворачивает клинок, и противник мешком валится на пол.

Скифы пьют, гуляют!

Очередной десантник пытается ударить ногой. Короткое движение кисти, и головорез валится на пол с разрубленной голенью.

Даль степная широка, широка,

Стэн делает шаг назад и резкий выпад. «Мечемет» с треском пробивает защитный комбинезон, и еще один десантник медленно оседает на пол. Из уголка его рта появляется тонкая струйка крови.

Все Причерноморье

Небольшая заминка. Командир, который теперь отлично виден, пытается заставить атаковать двух своих оставшихся в живых подчиненных.

Повстречаю грека я, да грека я

Один из десантников делает нерешительный шаг вперед и вдруг бросается на Стэна с ножом. Легионер уклоняется, и головорез со всего маху нарывается на узкое жало «мечемета».

Во широком поле,

Противников остается двое. Оба тяжело дышат. На полу негромко стонут раненые. Стэн начинает медленно приближаться.

Акинаком рубану, рубану

Десантник делает судорожный глоток и поднимает вверх руки. Его командир отталкивает подчиненного и бросается на Стэна с короткой полушпагой.

По античной роже,

Стэн резко отбрасывает клинок противника в сторону и бьет его правой рукой в кадык.

А коня себе возьму, себе возьму,

Командир десантников хрипит и валится на пол. Единственный его подчиненный смотрит на Стэна расширенными от ужаса глазами и еще выше задирает руки.

Конь всего дороже…

Наваждение закончилось. Стэн почувствовал резкую боль в правом плече. Скосил взгляд. Метательный нож вошел в тело почти наполовину. Пол скользкий от крови. Несколько человек еще слабо стонут, несколько уже умерли. Испуганный парень, вжавшийся в дверь шлюза, и хрипящий на полу командир десантников. Стэн улыбается и приказывает парню развернуться спиной к нему. Резкий удар по затылку, и неудавшийся штурмовик валится на пол.

— Лихо! — Джейк с восхищением смотрит на Стэна.

— Очень! Пойди возьми наручники и помоги господам десантникам пристегнуться. Вот этого покрепче, это командир.

— Сейчас! А может, сначала тебя перевяжем?

— Позже, Джейк, позже. Сначала этих — потом меня.

Джейк побежал выполнять приказ, а Стэн оперся о переборку. В глазах плыли круги, пульсировало болью раненое плечо, слегка подрагивала левая рука — несколько ударов были все-таки очень сильными.

Вскоре появился Джейк и принялся бодро надевать наручники на энэмцев. Стэн проследил, чтобы каждый из нападавших был скован, и потащился в рубку. На мониторе мигал сигнал вызова. Стэн прошептал несколько ругательств и нажал клавишу ответа. На левом мониторе тотчас появилось взволнованное лицо Ижи-внука.

— Стэн, что с тобой?

— Не сошлись характерами с президентом, — буркнул Стэн, нашаривая аптечку. — Как у тебя?

— Все нормально. — Сержа явно больше интересовало случившееся на «Крысобое». — Что там у тебя в плече?

— Надо полагать — метательный нож! — Стэн наконец-то нащупал обезболивающее и сделал себе инъекцию. — Идиотские вопросы у тебя, Серж! Кто-нибудь стартовал с планеты?

— Перехватили один легкий крейсер. Сейчас болтается на орбите с разбитыми двигателями… Добить его?

— Ты с ума сошел! Подождем стационара — и на абордаж. А до этого времени следи, чтобы с него спасательная капсула не стартовала. — Стэн на секунду замолчал и, скрипнув зубами, вынул из плеча нож. — Капсулу не перехватишь — голову оборву!

— Перехвачу! — сказал Ижи-внук и отключился. Тон, которым это было сказано, не предвещал ничего хорошего для капсулы. Стэн улыбнулся и впал в забытье.

* * *

— Стэн, Стэн! Очнись!

Глаза словно налиты свинцом, руки и ноги не слушаются. Стэн сделал над собой чудовищное усилие и открыл один глаз. Потом второй. Реанимационный бокс, прозрачный колпак над головой, в вену безжалостно воткнута игла капельницы, зажимы надежно держат руки и ноги, все тело оплетают провода с датчиками, слегка ноет правое плечо.

Ровный свет, слегка притушенный колпаком бокса, что-то заслонило. Это Джейк.

— Стэн, черт побери! Да приходи же ты в себя!

— Не ори, не на Тибе. — Язык у Стэна ворочался с трудом, значит, накачали наркотиками. Количество света еще больше уменьшилось, это Серж.

— Генерал, вы очнулись?

— Нет, у меня бред и галлюцинации. — Стэн разозлился. — Сними с меня всю эту гадость и прекрати говорить мне «вы»!

— Но… Стэн. — Серж замялся. — Я думаю, что вы.., ты должен еще некоторое время побыть в боксе. Нож мог быть нестерильным…

— Да ну? А где это ты видел, чтобы ножи перед боем дезинфицировали? Может, расскажешь? — Стэн буквально исходил сарказмом.

— Кончай валять дурака, — перебил друга Джейк. — Когда компьютер скажет, что можно тебя вынимать из бокса, — тогда и вынем.

— Ага, только отойди от этого компьютера подальше, знаю я тебя! — пробурчал Стэн.

И опять забытье. Стэн будто проваливался в глубокий колодец. Он летел, летел и никак не мог достичь дна. Интересно было то, что Стэн прекрасно понимал, что должен вот-вот приземлиться, а этого не происходило. Внезапно все вокруг заполнил звук зуммера, и Стэн проснулся.

— Вставай, соня!

Крышка реанимационного бокса открыта, над Стэном склонился Джейк.

— Долго я спал?

— Порядочно. Уже и стационар пришел. Тебе бы лучше сейчас в рубку, а то Серж с Бобом скоро нарежут весь Энэм мелкими ломтиками.

Стэн с помощью друга медленно поднялся из бокса, ругнулся на внезапно подкатившую слабость и поплелся в рубку.

* * *

Переговоры между разворачивающимся стационаром и Сержем Ижи были в самом разгаре. Стэн плюхнулся в капитанское кресло и включил мониторы.

— …Объясняю, — тут же зазвучал в динамиках голос Боба. — Моего командира ранила какая-то сволочь, которую ты, Серж, даже отказываешься пытать! Но не это главное! Я сейчас формально являюсь командующим силами Патруля на орбите Энэма и приказываю атаковать планету.

— А я младшим по званию не подчиняюсь, — нагло ответил Серж. — У меня свой командир — Стэн. И пока он находится на излечении, я выполняю функции командующего операцией по блокированию Энэма…

Дальше Стэн слушать не стал. Он повернулся к Джейку, который с интересом следил за перепалкой легионеров, и это его несказанно развлекало.

— Давно они так? — спросил Стэн.

— Часа полтора… Потому тебя и пришлось разбудить. — Джейк потянулся в кресле. — Я опасался, что Серж Боба на абордаж возьмет.

— Может, — со вздохом произнес Стэн и включил переговорное устройство. Как только его лицо появилось на экранах, Серж и Боб, как по команде, замолчали.

— Значит, так, архаровцы. — Стэн перевел дух. — Серж, доложи, что с легким крейсером противника, выведенным тобой из строя?

— Докладываю! — Серж просиял. — Крейсер противника взят на абордаж! Потерь нет! Захвачена команда из шести человек. Состав — энэмцы. И двое пассажиров. Предположительно сциллийцы. Захваченный крейсер пришвартован к моему кораблю. Все.

— Хорошо. Боб, у тебя что?

— Значит, так… Э-э-э… Стационар разворачивается согласно графику. А этот твой головорез Серж никак не хочет подчиняться. Поэтому я…

— Кому подчиняться?! — взревел Серж. — Тебе, что ли? Да я…

— Молчать! — прервал не в меру разошедшихся легионеров Стэн. — Согласно приказу командования непосредственное руководство операцией по блокированию Энэма возложено на меня. Вопросы?

— Но ты же был… — попытался протестовать Боб.

— К старшему по званию положено обращаться по уставу, — отчеканил Стэн. — Остынь, Боб! Командую я, пока меня не было — замещал Серж, когда мы с Сержем улетим — командует Энэмом Боб. И прекратите грызню!

В эфире установилось молчание. Было слышно только недовольное сопение Боба. На экранах мониторов в рубке «Крысобоя» Стэн имел удовольствие лицезреть недовольные физиономии своих товарищей.

— Будем продолжать дуться? — миролюбиво осведомился Стэн.

— Будем! — почти хором ответили Ижи-внук и Боб.

— Прекрасно! Пусть энэмцы послушают. То-то вы им удовольствия доставили. Знаете, как это называется?

Сопение из динамиков усилилось.

— Что — нет? Могу пояснить — дискредитация Галактического Патруля перед лицом мировой общественности. — Стэн перевел дух. — Ну и кто вы после этого?

— Сиротинушки, — пробурчал себе под нос внимательно слушавший перепалку Джейк. Но по недосмотру его микрофон остался включенным, и в эфире раздался дружный хохот. Это и разрядило обстановку.

— Ладно. — Стэн тоже позволил себе улыбнуться. — Боб, что там у тебя с ремонтными мастерскими?

— Э-э-э.., уже развернулись, сейчас лазеры развернем и — полный порядок.

— Серж, подаришь Бобу трофейный крейсер? Он на нем за девками летать будет. — Стэн посмотрел на стремительно краснеющую физиономию Боба и не удержался от улыбки.

— Подарю, — ответил Серж, тоже, вероятно, заметивший реакцию Боба на предложение. — Как только доразвернется, так сразу и подгоню к стационару. Пусть пользуется.

— Тогда конец связи, — прервал беседу Стэн. — Вы свои проблемы сами решите, а я переговорю с президентом этой богадельни.

* * *

— Что вы! Ни о каких извинениях не может быть и речи! Мы просто честно выполнили свой долг. — Стэн не скрывал издевательского тона. — Так что все в полном порядке. Вы попытались атаковать, я это пресек. И как любят говорить ваши друзья-сциллийцы, «ничего личного». Вы рады?

Судя по внешнему виду президента Энэма, он был явно не рад, а если учесть, что у Стэна все еще болело плечо, то поводов для радости он доставлять кому бы то ни было не собирался. Впрочем, президент, судя по всему, это понимал прекрасно и жалел только об одном: о сорвавшейся авантюре с нападением на «Крысобой».

— Но, господин генерал, вы не можете вот так вот просто взять и разрушить основу нашей экономики…

— Это в смысле — два космопорта, из которых один не заслуживает быть названным даже вспомогательным, и четыре заводишка? Не лгите мне! — Стэн продолжал издеваться над энэмцем. — Я видел как минимум еще полсотни заводов! Так что вашей экономике ничего не угрожает. Кстати, в качестве доброго совета: переловите прямо сейчас всех сциллийцев и доставьте на стационар. Это вам зачтется.

— У нас никогда не было никаких сциллийцев… — попробовал возмутиться президент.

— А-а-а… Ну как хотите. Я-то думал, что вы согласны сотрудничать, — протянул Стэн.

— Хорошо! Нам потребуется четыре стандартных часа. Но не разрушайте космодромы.

— Раньше надо было думать, — зло произнес Стэн, — теперь поздно. Единственное, что я могу сделать, это не трогать столицу. Кстати, на стационар шаттл должен прийти без фокусов. Иначе задействую термоядерные бомбы! А пока начинайте эвакуацию с заводов. Увижу вывоз оборудования — пеняйте на себя.

Стэн отключил связь и откинулся в кресле. Он знал, что теперь все будет в полном порядке, а Боб прекрасно справится с уничтожением космической промышленности Энэма. Может, и чрезмерно жестоко, зато другим будет неповадно. Хотя, если вдуматься, условия блокады разрабатывал не Стэн и даже не генерал Ижи. Это было сделано намного раньше. Тогда это имело больший смысл — блокируемая планета обладала зачастую таким потенциалом, что не устояли бы никакие стационары. А сейчас это превратилось просто в избиение маленького и глупого Энэма, ввязавшегося в игру со слишком высокими ставками. Что поделаешь, такова жизнь. Стэну было абсолютно не жалко президента этой планеты, которого скорее всего изорвут на мелкие клочья уже к сегодняшнему вечеру, правительство, с которым поступят аналогично немного позже, и прочих политиканов этого молодого мира. Прежде чем втягивать свою родину в такие авантюры, нужно десять раз подумать, чем это может закончиться.

Размышления генерала прервал сигнал вызова. Стэн нажал несколько клавиш, и на экране появилось лицо Сержа с весьма озабоченным выражением.

— Стэн, у тебя что, антенна гиперсвязи свернута?

— Ну-у-у, в общем — да. А что? — поинтересовался генерал.

— Да так, ничего. Тут дед на ушах стоит. Я, правда, сказал, что ты отдыхаешь. И доложил все наши радости.

— И как дед? — У Стэна начало появляться что-то вроде интереса к разговору. Меланхолия начала проходить.

— Спасибо, дед в добром здравии. Пленных приказал оставить на стационаре, завтра за ними прибудет крейсер, а нам надо выбираться в 4615. Там какие-то неприятности.

— Когда? — уныло спросил Стэн.

— Прямо сейчас, — радостно выпалил Серж. — Кстати, пусть Джейк перекачает у меня файл задания. По гиперсвязи передали.

Стэн уныло кивнул. Джейк тут же занялся перекачкой информации, а Стэн с тоской подумал, что отпуск опять отодвигается на неопределенное время. Генерал еще немного посидел за монитором, а потом решил проверить, что это за 4615. Быстро набрав на клавиатуре запрос, Стэн тут же получил ответ — Сцилла. «Опять — с тоской подумал Стэн. — Ну когда же это закончится? Только этого не хватало! Опять «неприятности»!

 

Глава 12

«Неприятности» — это было мягко сказано! Генерал Ижи явно обладал избыточным чувством юмора — на орбите Сциллы шел бой. Самый настоящий бой с применением всех видов оружия, которые были доступны дерущимся. А таких видов набралось довольно много.

Стэн застонал и представил себе, как было бы здорово опять оказаться вольным стрелком, но быстро отогнал эти мысли: к «Крысобою» на огромной скорости приближалось шесть истребителей. В динамиках внешней связи зашипела несущая частота и раздался голос:

— Кого тут черти принесли? Убирайтесь! Здесь вам не цирк.

— Это еще что за хам? — огрызнулся Стэн.

— Я ротмистр Акселен, а ты кто?

— Генерал Рутер, контрразведка, — буркнул Стэн, глядя, как истребители закладывают крутой вираж перед носом «Крысобоя».

— А, Стэн! Добро пожаловать на вечеринку! Присоединяйся!

И истребители стремительно умчались в сторону планеты.

— Джейк, активизируй лазеры, и приступим, — невесело сказал Стэн и поудобнее взялся за джойстики.

* * *

Никогда не надо выдумывать излишних сложностей. Они сами появятся. Это правило Стэн усвоил уже давно. И теперь, перед тем как ввязаться в бой, он еще раз с сожалением подумал о том, что очередной набор сложностей не заставил себя долго ждать. Все очень просто. Сцилла готовилась не к одной экспансии, а к целой серии. Поэтому сейчас планета напоминала большой арсенал. Драка началась, когда к планете подошел стационар и дежурный офицер спустился на Сциллу, чтобы проследить за уничтожением воинской техники и снаряжения. Легионер был застрелен, и сразу за этим последовала попытка захвата стационара, но экипаж не растерялся, и закипел настоящий бой. Естественно, тут же были вызваны подкрепления, но и сциллийцы вводили в бой все новые резервы. Так что к тому моменту, как «Крысобой» и «Лис» вынырнули из гиперпространства, драка уже шла вовсю.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что сциллийцы будут защищать свои амбиции до конца. А легионерам предстояло этому воспрепятствовать. Примерно так и звучало задание, полученное Стэном через Сержа.

Легко сказать — воспрепятствовать! А попробуй это сделать, когда на тебя ополчилась вся планета. Да еще и не какой-нибудь захудалый Энэм, где не то что воевать не умеют, а и что такое пистолет не все знают; а Сциллу не хотите? Стаж войны у них побольше, чем на некоторых планетах люди живут. Вот и думай, как с ними справиться…

* * *

Стэн вывел «Крысобой» на дальнюю орбиту и решил осмотреться. Несмотря на, казалось бы, грандиозную пляску взрывов, очень скоро стало понятно, что серьезных боевых действий не ведется. Сциллийцы вяло атаковали, явно чего-то выжидая, легионеры вяло отбивались, явно пытаясь сообразить, что бы это все могло значить.

— Вот это драка… И я понимаю! — произнес Джейк, завороженно глядя на монитор, на котором сейчас была картинка с обзорной камеры.

— Где? — Стэн пренебрежительно глянул на экран. — Там? Это не драка, это разновидность игры в салочки. Забыл, как это возле Омаса выглядело?

— Ну, там была, так сказать, кустарщина, а тут — сила! — уважительно сказал Джейк.

— Тут пока тоже кустарщина. Смотри, — Стэн показал рукой на неторопливо разворачивающийся стационар, — такой маневр при настоящем бое привел бы только к повреждению двигателей. Бронелисты были вобраны в корпус не менее тридцати секунд. А эти истребители могли бы атаковать и попроворнее, а заодно и стряхнуть с высокой орбиты вот тот легкий крейсер… Не нравится мне это. Все как будто чего-то ждут.

— Может, нас? — неуверенно спросил Джейк.

— Вряд ли. Чего ждут легионеры, понятно: дальнейшего развития событий. А вот чего ждут сциллийцы — непонятно. Знаешь, что? — Стэн как-то странно посмотрел на Джейка. — Запроси-ка стационар. Пусть обрисуют текущее положение дел.

Джейк пожал плечами и быстро забарабанил по клавиатуре. Связь наладилась довольно быстро, и вот уже с монитора на Стэна смотрело хмурое лицо какого-то ротмистра.

— Почему топчетесь на месте? — сразу набросился на него Стэн. — Атакуйте основной космодром. Когда разрушите — приступайте к отстрелу истребителей.

— Раз такой умный, может, ответишь, как от линкоровских лазеров отбиваться? — зло проговорил ротмистр.

— Где? — В глазах Стэна блеснул злой огонек.

— Стационарно установлены в качестве прикрытия космодрома. Ничего не получается. И передавят нас здесь как котят…

— Без паники. Сейчас попробуем что-нибудь придумать, — ответил Стэн.

— Думай быстрее, генерал. Если они сейчас пару линкоров подведут, то и от твоего «Крысобоя» толку мало будет.

Стэн отключил связь и задумался на несколько мгновений. После чего решительно взялся за джойстики и бросил Джейку:

— Свяжись с «Лисом». Обрисуй ситуацию. Пусть выходит на орбиту за луной и ждет. Мы с тобой попробуем проверить космодром.

Джейк кивнул и быстро защелкал по клавишам. Стэн резко поддал мощности, и крейсер стремительно пошел на сближение с планетой.

* * *

В таких ситуациях учебники тактики предлагают отойти на безопасное расстояние и вызвать подкрепление. Но Стэн сразу понял, что на это просто нет времени. Если предположить, что у сциллийцев действительно есть линкоры, то подкрепление может попасть под еще большую раздачу, чем атакующие сейчас. Поэтому генерал решил все посмотреть самостоятельно. Тому было несколько причин. Первая и, пожалуй, самая главная заключалась в том, что иначе Стэн бы просто потерял к себе всякое уважение. Вторая формулировалась для молодого генерала как «у страха глаза велики» — мало ли что могло привидеться со страху не привыкшим к сопротивлению легионерам. О существовании других причин Стэн догадывался, но формулировать их даже не пытался.

«Крысобой» резко развернулся. На секунду блеснул его носовой лазер, и не в меру зарвавшийся истребитель сциллийцев исчез в яркой вспышке. Стэн еще прибавил мощности и, бросив Джейку «Пристегнись!», отключил искусственную гравитацию. Генерал понимал, что крайне недурственно будет попытаться войти в атмосферу, а с работающими гравитаторами это может закончиться весьма неприятно для экипажа.

Стэн еще больше прибавил скорости. Планета росла на обзорном экране, занимая его уже целиком. Замигала лампочка предупреждения, и одновременно с ней заголосил борткомпьютер: «Опасность! Вход в атмосферу под недопустимым углом! Передайте управление автопилоту! Опасность!..»

— Заткни пасть этой железке! — взрыкнул Стэн.

— А мы не сгорим? — Джейк нажал что-то на клавиатуре, и голос из динамика умолк.

— Не должны бы… Если не нарвемся на линкоровские лазеры — то не сгорим! — решительно закончил Стэн.

«Крысобой» продолжал стремительно снижаться и вошел в атмосферу над южным полюсом планеты. Стэн рассчитывал на то, что никому не придет в голову охранять ледяную шапку, на которой всего-то добра, что пара метеорологических станций. Он, к счастью, не ошибся. Вход в атмосферу прошел без сучка и задоринки, и Стэн, развернув крейсер так, чтобы полету помогало естественное вращение планеты, повел его на малой высоте в сторону главного космодрома Сциллы.

* * *

В те светлые времена, когда Стэн был еще курсантом, он усвоил одну простую вещь: противника одинаково ждут и снаружи, и изнутри, но никто не ждет от него действий, граничащих с самоубийством. Загонять в атмосферу средний крейсер было именно таким действием. А вести его на высоте трехсот футов над поверхностью океана — тем более! Но Стэн знал, что делал. Имея в своем распоряжении сверхмощный компьютер, перепрограммированный и перестроенный Джейком так, что и линкору было бы завидно, умей линкор завидовать, Стэн надеялся, что сможет не только маневрировать мощным кораблем на такой высоте, но и произвести столь необходимую сейчас разведку. В конце концов, подведут сциллийцы линкоры или нет — это еще вопрос, а вот есть ли возможность побыстрее сковырнуть главный космодром, проверить следовало. Тем более что рассказ об установленных стационарно линкоровских лазерах явно нуждался в проверке.

Космодром находился на одном из островов. Собственно, это было больше искусственное сооружение, чем остров. Уничтожить такую громадину силами одного крейсера было практически невозможно, но изрядно попортить оборонные сооружения и расчистить тем самым путь стационару Стэн и собирался. Уже на подлете к космодрому стало ясно, что стационарщики паники зря не пороли: вокруг искусственного острова, помещавшего на себе тушу космодрома, было построено двенадцать новых островков, на которых стояли внушительных размеров круглые башни. Стэн призадумался — очень уж это напоминало линкоровские тяжелые лазеры.

Раньше чем Стэн успел сказать хоть слово, ближайшая башня вспухла гигантским взрывом. Генерал чертыхнулся и круто развернул корабль. Вторая башня взорвалась вслед за первой — Джейк с упоением давил на гашетку носового лазера «Крысобоя». Понимая, что добром такие фокусы не закончатся, Стэн начал уводить крейсер назад.

— Ты что творишь?!! — заорал Стэн, обращаясь к Джейку. — Самоубийца! Нас же тут просто угрохают!

— Не дергайся! — Джейк был полностью сосредоточен на своем мониторе, представлявшем собой в данный момент прицел лазера. — Развернись на той же высоте и иди по кругу. Пока они поднимут атмосферные истребители — перебьем все лазеры, а от ракет уйдем вверх под девяносто градусов.

Стэн пожал плечами и повел корабль по большой дуге вокруг космодрома. Если даже Джейк решился на такие перегрузки, то овчинка стоила выделки. Башни тяжелых лазеров вспыхивали одна за другой, а Стэн, стиснув зубы, матерился вполголоса на чем свет стоит. Он обстоятельно рассказывал, в каких отношениях состоит с Джейком и его родней до двенадцатого колена, с лазерами вообще и с тяжелыми в частности, далее последовал рассказ о том, что будет сделано с командующим сциллийской армией, когда оный командующий попадется Стэну в руки, и еще многое другое. «Крысобой» сильно болтало в разогретых потоках воздуха, на лбу у Стэна выступили крупные капли пота, джойстики управления норовили буквально выскочить из рук. Джейку приходилось не слаще — его и без того худое лицо вытянулось, щеки ввалились, глаза горели темным злым огнем, а палец неустанно раз за разом давил и давил на гашетку. Но вот последняя башня взорвана, в воздухе уже становится темно от поднявшихся атмосферных истребителей и тучи ракет, Джейк устало откидывается в кресле и тихо произносит: «Вверх! Как можно резче» — и закрывает глаза. Стэн рвет джойстики на себя, и «Крысобой» свечой уходит в ярко-синее небо. Перегрузка вдавливает Стэна в кресло и все растет. Пищит система оповещения. На экране мигает крупная надпись: «Опасность! Недопустимые перегрузки!», а «Крысобой» стремительно вырывается из атмосферы и летит прочь, освободившись от оков притяжения Сциллы.

Тишина. Полная и очень глубокая, почти осязаемая тишина наполняла рубку «Крысобоя». Шевелит губами бледный Джейк, но звуков не слышно. Мигает сигнал вызова, звукового сопровождения нет. И вдруг рубку наполнили звуки: зуммер вызова, крик Джейка: «Стэн, очнись! Что с тобой?», сигнализация неисправности системы регенерации воздуха… Стэн понимает, что окончательно пришел в себя, еще некоторое время тупо смотрит на монитор, потом отвечает Джейку: «Да живой я!» — и решительно включает связь.

На экране лицо дежурного офицера стационара.

— Господин генерал, что с вами? На вас лица нет!

— А ты думал, в сказку попал? — зло огрызнулся Стэн. — Атакуй главный космопорт, и живо! Что уставился, как баран на новые ворота?

— У вас на хвосте истребитель…

— Без сопливых разберемся! — зло бросил Стэн и отключил связь.

Стэн посмотрел на Джейка, и обоих вдруг охватил беспричинный смех. Отсмеявшись, Джейк потыкал пальцами по клавиатуре и связался с «Лисом». Вскоре картинка стабилизировалась и на экране возникло взволнованное лицо Сержа Ижи.

— Серж, слушай внимательно. — Стэн все еще довольно глупо ухмылялся, и выражение озабоченности на лице полковника сменилось явной тревогой. — Да не смотри ты на меня так! Мы только что из ада выскочили живьем, а ты с укоризной.

— Слушаю, генерал, — коротко произнес Серж.

— Тогда получи ответственное задание! У меня на хвосте висит истребитель. И, надо полагать, не один. Даю тебе час времени — и на орбите Сциллы ни одного сциллийского истребителя нет. Вопросы есть?

— Понял. — Серж замялся. — А я тут легкий крейсер.., испортил.

— Сильно? — поинтересовался Джейк.

— Боюсь, что полностью, — упавшим голосом признался Серж.

— Не страшно, — решительно заявил Стэн. — Тут еще пара-тройка скорлуп болтается, организуем тебе личную яхту. Вот чуть-чуть подремонтируемся — и сразу же организуем. Правда, Джейк?

— Ну какие проблемы, братишка? — весело ответил Джейк, и Серж, поблагодарив, отключил связь.

На обзорном экране «Крысобоя» было видно, как мимо на огромной скорости проскочил «Лис» и тут же с радара начали исчезать точки истребителей преследователей. Стэн расслабленно развалился в кресле и одной рукой повел крейсер за орбиту луны. Джейк тем временем запустил программу диагностики и без всякого удовольствия наблюдал за результатами ее работы. Стэн краем глаза глянул на монитор Джейка, увидел два десятка уже отдиагностированных повреждений и тихонько застонал.

* * *

К счастью, повреждения оказались не требующими выхода в открытый космос или постановки на капитальный ремонт. Самым серьезным повреждением, с точки зрения Джейка, была лопнувшая канализационная труба, проходящая через спальные отсеки. Стэна передернуло от перспективы спать при таком амбре, но Джейк его заверил, что все будет отремонтировано так, что и намека на запах не останется. Оставалось поверить Джейку на слово. Как только диагностика закончилась, Джейк, не отрываясь от клавиатуры, запустил ремонтных роботов и блаженно потянулся.

— Когда ребенку будем игрушку доставать? — невинным тоном осведомился он.

— А черт его знает, — лениво ответил Стэн. — На сколько там у нас ремонта?

— Да на пятнадцать минут. — Джейк приободрился. — Впрочем, если ты устал, то я смогу и сам…

— Сейчас! Только шнурки поглажу и передам тебе управление! — ядовито ответил Стэн. — Только тебя за ходовыми джойстиками и не хватало!

— Как знаешь. Я же как лучше хотел. — Теперь в голосе Джейка звучала обида.

— Не дуйся, — примирительно сказал Стэн. — Передохну маленько, и пойдем охотиться. А раз ты такой обиженный, то будь добр выстрелить так, чтобы ремонт был минимальный.

— Договорились! Но подведешь корабль так, как я скажу. — К Джейку уже вернулось его обычное бахвальство.

* * *

Двадцать минут спустя «Крысобой» вышел на охоту. Если бы капитаны сциллийских крейсеров знали, с какой целью их разглядывают Стэн и Джейк, они бы, наверное, до ужаса обиделись. Но их мнения не особо-то и спрашивали. Если Стэн пообещал Сержу организовать личную яхту, то она будет организована! И ничто не в силах этому помешать. Вообще-то все подбитые корабли противника следовало немедленно транспортировать к ближайшей ремонтной базе Патруля, которые были раскиданы по всей Галактике, там уже решат, что с ними делать. Но для старших офицеров этот закон имел приятное исключение: если трофейный корабль был подбит самим офицером и не представлял явной ценности для пополнения флота Галактического Патруля, то его можно было оставить себе в качестве личной яхты. Для того чтобы корабль представлял хоть какую-нибудь ценность для пополнения флота, он должен был быть выпущен с верфей Патруля, а значит, вероятность захвата такого корабля у противника ничтожно мала. Что же касается «авторства» подбития, то любой офицер, подбивший корабль противника, мог подарить его другому офицеру. Зазорным это не считалось.

Стэн вот уже несколько минут присматривался к легкому крейсеру, который лихо уворачивался от преследовавших его истребителей. Наконец Стэн принял решение. Он включил связь и передал командиру звена истребителей, что займется крейсером лично. Разочарованный голос отвечавшего свидетельствовал о том, что не один Стэн охотится за личной яхтой.

Сциллиец имел великолепную геометрию, неплохое вооружение и весьма недурственно маневрировал. Стэн и Джейк еще несколько минут оценивающе рассматривали противника, а потом переглянулись и кивнули друг другу. Когда было нужно, они могли обходиться без слов.

Стэн взялся за джойстики и подал «Крысобой» вперед. К этому моменту бой на орбите затихал, а стационар планомерно утюжил тяжелыми лазерами и ракетами космодром и производственные зоны Сциллы.

Противник Стэна быстро понял, что за ним начал охотиться более мощный корабль, и сделал попытку уйти. Каковую попытку Стэн решительно пресек, выполнив неполную петлю Нестерова, переходящую в бочку. Легкий крейсер резко прибавил мощности, явно надеясь оторваться. Стэн тоже поднажал и вскоре оказался у противника на хвосте. Джейк вальяжным движением включил подачу энергии на правый бортовой лазер и попросил зайти левее противника. Стэн потихоньку прибавил мощности и стал медленно догонять противника. Тот, похоже, решил совершить гиперпространственный прыжок. И именно в тот момент, когда легкий крейсер закрыл последний бронелюк, Джейк нажал на гашетку, а Стэн резко повернул влево. Эффект превзошел все ожидания: из сопел сциллийца перестало вырываться пламя и он начал терять скорость.

— Ты куда ему засадил? — подозрительно спросил Стэн.

— Это модель JJ-top? — вместо ответа спросил Джейк.

— Да. — Стэн даже несколько растерялся.

— Тогда в кабель, связывающий центральный компьютер и двигатели.

— А что им помешает его восстановить? — Стэн был слегка удивлен такой беспечностью друга.

— Они побоятся выйти в открытый космос, — веско ответил Джейк. — Сам понимаешь, и подстрелить ведь могут.

Стэн связался с Сержем, узнал, как у него дела, и вызвал забирать яхту. Бой на орбите закончился. Легионеры перестраивали порядки, ожидая, какие еще фокусы выкинут сциллийцы, и Стэн счел возможным провести короткий брифинг.

* * *

— Господа! — Стэн замолчал на секунду, оглядывая разгоряченные боем лица, заполнившие весь обзорный экран «Крысобоя». — Все мы здесь неплохо поработали на Правительство Конфедерации. Но, вероятно, наши «друзья» — сциллийцы готовят еще какую-нибудь пакость. Поэтому… Первое — стационар остается на своей орбите. Второе — истребители стационара заправляются на нем топливом и уходят на местную луну, там находят посадочную площадку, разворачивают временную базу и ждут. Третье — крейсерный флот под моим чутким руководством отходит еще дальше, на орбиту четвертой планеты системы, и тоже ждет. Вопросы?

Некоторое время в эфире была полная тишина, затем заговорил командир стационара:

— Стэн, то есть господин генерал…

— Можно без формальностей, — раздраженно перебил собеседника Стэн.

— Можно, — согласился командир стационара. — Нельзя ли поподробнее относительно тайного смысла этого маневра.

— А почему нет? — ответил Стэн. — Стационар продемонстрирует любому пришельцу, что планета под полным контролем Патруля. Истребители на луне послужат страховкой стационару в случае появления нескольких крейсеров. Во всяком случае, смогут их сдержать, пока не подойдем мы. Если же на секунду предположить, что сциллийцы все-таки имеют линкоры, а дыма без огня не бывает: тяжелые лазеры из воздуха не материализуются, ну не как правило, то даже у нашего крейсерного флота будет неплохой шанс с ними расправиться.

— Ты считаешь, что стационаром придется пожертвовать?

— Я считаю, что нет, — резко ответил Стэн. — Но я не вижу никакой практической выгоды в висении крейсерного флота на орбите Сциллы. Мы только уменьшим маневренность самого стационара и затрудним работу наших же истребителей. Еще вопросы?

— Да, будут. — Это вмешался в разговор командир одного из звеньев истребителей. — Сколько нам отводится на монтаж временной базы?

В эфире послышались смешки.

— В уставе все сказано, — улыбнувшись, ответил Стэн, — или я что-то запамятовал?

Густо покраснев, командир звена замолчал.

— Если больше нет вопросов — работаем! — закончил Стэн импровизированный брифинг.

Как только обзорный экран «Крысобоя» принял прежний вид, замигал сигнал вызова. Стэн было подумал, что это истребитель желает получить сатисфакцию, но выяснилось, что это Серж.

— Стэн, а когда мне можно будет заняться крейсером? — вкрадчиво спросил он.

— Ты еще этого не сделал? — Стэн удивился.

— Нет, ну призовую команду я туда уже отправил, но там часа на четыре ремонта и вообще…

— Тебя тоже отправить уставы учить? — перебил друга Стэн. — Пока истребители заправятся, пока поставят базу. Не меньше десяти стандартных часов уйдет. Я бы за это время два таких крейсера в чувство привел.

Серж уже готов был отключиться, когда Стэн вспомнил об одном своем обещании.

— Серж! Приказываю запереть все спиртное в сейф и немедленно опечатать!

— Есть! — бодро ответил Серж, потом, смутившись, добавил:

— А зачем?

— Высылаю тебе ящик запчастей к компьютеру и Джейка. Спиртное надо прятать от него. — Стэн улыбнулся, а Джейк обиженно фыркнул. — Пока ты будешь возиться со своей яхтой, Джейк приведет в норму твой борткомпьютер. Назад он должен вернуться трезвым. Ты меня понял?

Серж нехотя кивнул.

— Раз понял, то хорошо. Конец связи.

Стэн развернулся в кресле и в упор посмотрел на своего напарника. Джейк с видом очень занятым барабанил по клавишам так, что от них дым шел.

— Джейк, ты, надеюсь, все слышал? — фальшиво ласковым тоном осведомился Стэн.

— А? — Джейк явно решил изобразить из себя до предела занятого работой человека.

— Не притворяйся! — вознегодовал Стэн. — Ты еще на Базе должен был Сержу «педаль» в чувство привести. И нечего на меня так смотреть. Я не сциллиец, которого ты облил его же соусом! Бери капсулу, погружай туда детали и дуй к Сержу. Закончишь — пулей назад.

— А если Серж… — начал было Джейк.

— А если Серж попытается с тобой выпить, — в тон ему ответил Стэн, — то неприятности будут у вас у обоих. А вернешься быстро — там что-нибудь сообразим.

Стэн не удержался и подмигнул Джейку. Тот расцвел улыбкой и бодро побежал собираться. Не прошло и пяти минут, как с правого борта «Крысобоя» стартовала спасательная капсула в сторону «Лиса». На корабле Стэн остался один. Он лениво пробежался по клавишам. Все системы функционировали в пределах нормы, топлива хватало. Стэн притушил в рубке свет и откинулся на кресле. Тихое гудение компьютера и неспешное мигание контрольных лампочек навевало дрему. Несколько раз зевнув, генерал решил выпить кофе, здраво рассудив, что иначе дела не будет.

Пока кухонный автомат жужжал, шипел и издавал мелодичные звонки, Стэн успел развернуть антенну гиперсвязи и подключиться к каналу новостей. Там как раз передавали репортаж со Сциллы. Не без гордости Стэн увидел «Крысобоя», маневрирующего среди взрывов и истребителей сциллийцев в атмосфере. После чего на экране появились его собственное изображение и изображение Джейка. Стэн надеялся, что его друг смотрит передачу, но все равно сделал запись. «Мелочь, а приятно», — подумал Стэн и тут же сообразил, что его сейчас лицезреет вся Галактика. Он нахмурился и впал в задумчивость. Из этого состояния его вывел мелодичный звонок кухонного автомата, сообщивший, что кофе готов. Стэн взял чашку, отхлебнул и снова задумался. Потом решительно поставил чашку на пульт и взялся за клавиатуру. Невидимые глазу волны пронизали пространство, и зуммер вызова зазвучал у вызываемого Стэном. Ждать пришлось долго. Стэн уже успел запоздало подумать, что, может, там ночь и он явно не вовремя. Но тут монитор осветился, на нем было жизнерадостное лицо Эи. Она всмотрелась в экран и произнесла:

— Ты? Ну наконец-то! Где тебя носит? Я уже не могу! Я устала без тебя! Ты мне нужен, приезжай. Прямо сейчас. Я все организую… Приезжай.

Стэн, который сначала даже немного расслабился, сразу собрался. Что-то было не в порядке. Он мысленно досчитал до десяти и, широко улыбнувшись, заговорил:

— Откуда такая экспрессия? — Он намеренно старался держать слегка ернический тон. — У тебя что-то произошло?

— Что вы натворили на Сцилле? — понизив отчего-то голос, спросила Эя.

— Ничего, что бы не входило в наши служебные обязанности, — ответил Стэн, и тут его буквально озарило. — Эя! Скажи мне, а у вас там всех сциллийцев выслали?

— С чего бы это? — удивилась Эя. — Это ведь касается только их планеты, а у нас они…

Стэн не дослушал. Он прекрасно понял, что происходит на Сабе. Этого ему хотелось меньше всего, но начинало походить на правду.

— Эя, а президент у вас, часом, не сциллиец?

— Да, ну и что? Он замечательный человек и…

— Послушай меня внимательно. Очень скоро на Сабу придут легионеры. Они будут очищать планету от этого сброда. Им надо помогать. Я здесь на Сцилле не бандитствую, а осуществляю приказ Правительства Конфедерации о блокаде планеты. Неужели ты серьезно думаешь, что после выходки с Омасом со сциллийцами кто-то будет церемониться? Их со всех концов Галактики загоняют назад на Сциллу! И правильно делают! Я тебе не могу всего рассказать, но они здесь убили офицера Патруля и пытались применить такое оружие, что и в страшном сне не придумаешь.

— Это правда? — И без того громадные серые глаза Эи расширились.

— Конечно! Зачем мне врать? Тем более тебе. — Стэн тяжело вздохнул.

— Я тебе верю, но что мне делать? — Теперь в голосе Эй было отчаяние.

— Ничего. Успокойся. Живи так, как будто никакого разговора у тебя со мной не было. Как только я закончу здесь, весь флот проследует к вам. Наведем порядок, и месяцок отдохну. Годится?

— Конечно! Я люблю тебя!

— Я тебя тоже.

И Стэн отключил связь.

Молча допив успевший остыть кофе, Стэн решительно взялся за клавиатуру и связался с генералом Ижи. Как и полагается, Ижи-дед был жестоко разбужен. Стэн пропустил мимо ушей ругань и приступил к докладу. Об обстановке на Сцилле старик был более или менее осведомлен, вероятно, с Базой связался стационар. Ижи-дед проворчал, что одобряет решение Стэна о диспозиции, и потянулся к выключателю, когда Стэн начал рассказывать про Сабу. Старый генерал как будто окаменел и дослушал до конца, не проронив ни звука. Потом долго сопел и наконец выдал:

— Как только подойдут линко'ы, их у сциллийцев т'и, уничтожишь их все и пулей на Сабу. Там поставишь блокаду без стациона'а, спустишься на планету, пе'еловишь всех сциллийцев и доставишь на Базу, азби'аться уже буду я.

— А хрен вам, господин генерал, — крайне невежливо ответил Стэн. — На Сабу прилечу, сциллийцев выловлю и останусь там на месяц в отпуск. И ни один генерал Галактического Патруля, а также все они вместе взятые, считая и Командующего, не сдвинут меня оттуда в течение всего этого месяца. В противном случае я подам в отставку и затычкой во все дырки будет работать ваш внучек. Он, конечно, тоже удашечка, но таких фокусов, как я, проделывать не сможет…

— Это уж точно, — со смешком ответил генерал Ижи. — Ты у нас талант по части фокусов!

— Вы знаете, о чем я говорю! — повысил голос Стэн. — Или месяц отпуска после очистки Сабы, или одно из двух!

— Че'т с тобой! — вяло махнул рукой генерал Ижи. — Пойду азбужу Командующего. То-то он об'адуется.

Стэн коротко поблагодарил и отключил связь. Его буквально трясло от невозможности начать моментально действовать, но тут тишину рубки разорвал зуммер вызова.

— Стэн! Свяжись с командованием. Мы немедленно должны стартовать на Сабу! — Голос Джейка слегка дрожал от напряжения.

— Я говорил только что и с Сабой, и с генералом Ижи. Как только закончим здесь, берем весь флот и туда. Операцией командую, по идее, я. Скоро должно прийти подтверждение от Командующего. Туда пойдем со всем флотом, что останется, — Стэн на секунду задумался, — и захваченными трофеями. А сейчас… Ты уже закончил? Нет? Как закончишь — бери Сержа под мышку и к нам на «Крысобой». Думать будем.

* * *

Серж нервно прохаживался по рубке «Крысобоя» и слушал, как Стэн общается с Командующим. В выражениях Стэн особо не стеснялся, от чего Сержу было особенно не по себе.

— Не забывайся, мальчишка! Я тебя породил, я тебя и закончу! — орал Командующий, аж покраснев от натуги.

— Здравствуй, папочка! — язвительно ответил Стэн. — Неужели я все-таки незаконнорожденный? Вот будет о чем с мамой поговорить… Что касается мальчишки — я не очень понял, наверное: из-за этого я затыкаю своей задницей все дыры, которые вы, господин Командующий, наоставляли в структуре работы Патруля? Может, вы пожелаете заняться этим самостоятельно? Нет? Странно. Я-то думал, что именно с этой целью вы со мной связались: сообщить, что лично будете ковыряться во всем этом дерьме…

— Прекрати хамить. Это уже слишком! — Командующий перевел дух и вытер раскрасневшееся лицо носовым платком. — Я тебе поручаю такие операции, что ты теперь герой Галактики, а ты, неблагодарная свинья, смеешь…

— Что касается свиньи, то по гороскопу я — Собака. А операции вы мне поручаете такие, что ни один человек в здравом уме за такое не возьмется. И если бы не мое идиотское чувство долга, я бы давно уже послал все это к чертовой матери и отправился на Сабу пить водку и гулять с девками. Смею заметить, что денег у меня на это хватит с избытком!

— Да! А каким путем ты их получил? — вознегодовал Командующий.

— А вот это уже мои личные финансово-половые проблемы! — огрызнулся Стэн. — И уж никак не вам читать мне мораль. Может, вспомним, из-за чьего недосмотра я вынужден был вернуться в Патруль? Что-то мне изменяет память… Не напомните ли, чьи это офицеры были наняты сциллийцами для пиратского рейда? Так что никак вы меня «закончить» не можете! Иначе сразу и сами закончитесь. Боже мой! И все это из-за какого-то вшивого месяца отпуска? Господин Командующий, вы — законченный скряга!

— Выжиматель, — устало произнес Командующий. — Черт с тобой. Очистишь Сабу и катись в свой чертов отпуск. А люди в это время будут гибнуть на боевом посту, пока ты там с девушками прохлаждаешься!

— Я повержен, — Стэн закатил глаза, — повержен и брошен на пол. Даже, наверное, прикован к скале. Как же вы без меня столько лет обходились? Это же надо: «гибнуть на боевом посту»! Может, мне и спать перестать, чтобы как можно больше времени тратить на идиотов, классически влипающих в неприятности?

— Прекрати юродствовать! Ты не в цирке! — вскипел Командующий.

— Вот именно! — в тон ему ответил Стэн. — Поэтому мне сейчас нужны полномочия командующего эскадрой и вся информация об этих идиотских линкорах у наших «друзей» — сциллийцев. А вы тут неизвестно отчего ревете белугой.

— Подтверждение полномочий получишь официально через десять минут. Файл с информацией о линкорах тоже. Кроме того, как закончишь со Сциллой, свяжешься со мной. Я вышлю тебе на помощь десяток десантных судов к Сабе, там будет и тот баран, из-за которого линкоры и попали к сциллийцам. Делай с ним, что хочешь, но до суда он должен дожить. Конец связи.

И Командующий быстро отключился, явно не желая продолжать разговор.

Стэн еще некоторое время зло смотрел на погасший монитор, а потом длинно, заковыристо выругался и обратился к находившимся в рубке Сержу и Джейку:

— Слышали? Нравится? — Легионеры промолчали, потупив взгляд. — И мне не нравится. Я не люблю, когда, прикрывая какую-то захудалую пограничную планетку, натыкаюсь на действующих офицеров Патруля, которые пиратствуют самым наглым образом вместе со всякой швалью. Я не люблю, когда вдруг, откуда ни возьмись, появляются абсолютно левые линкоры, которые какой-то подонок, причем скорее всего тоже легионер, помогает приобрести сциллийцам. Мне не нравится, что я должен по крохам собирать информацию, которую мне как генералу контрразведки обязаны предоставить в первую очередь, да еще и обратить на нее мое внимание, если я по каким-то причинам не придал ей значения. Мне, черт побери, не нравится, когда я вынужден вводить свой личный корабль в атмосферу враждебной планеты и там заниматься эквилибристикой. Ну что уставились? Возразить что-нибудь можете?

— Стэн, ты, может, и прав, — осторожно сказал Джейк, — но на Командующего орать глупо. Тем более что ни тебе, ни ему это здоровья не прибавит. А что касается информации — как вернемся на Базу, я тебе каждое утро буду выдавать полный отчет о том, что легло за сутки на компьютеры командования и на центральный компьютер. Договорились?

Стэн кивнул. Он и сам прекрасно понимал, что наговорил Командующему лишнего, но ощущал себя в своем праве: генерал генералу имеет право высказать все, что считает нужным. Хотя, может, и не следовало этого делать при подчиненных.

* * *

Приказ о назначении Стэна командиром эскадры пришел ровно через десять минут, Командующий оказался на редкость пунктуален. А еще через несколько минут на мониторе у Стэна уже был файл с информацией о линкорах.

Это стоило почитать. Оказывается, в природе существовало еще двадцать два таких монстра. Двенадцать находилось на балансе Галактического Патруля, из них шесть — в законсервированном виде, три штуки — у сциллийцев, а из остальных были сделаны разнообразные базы и увеселительные заведения. Стэн сразу же сообразил, что на одном из линкоров — игорных домов он бывал. Называется это заведение «Винтерман Клаб» и находится в непосредственной близости от Тибы. Но самое интересное началось дальше. Один из высокопоставленных офицеров Патруля абсолютно случайно нашел еще три линкора, спокойно болтавшихся в открытом космосе в законсервированном виде. Вероятнее всего, из меркантильных соображений он не стал об этом докладывать командованию Патруля, а сразу связался с одной из крупнейших фирм по торговле космической техникой. Такое предложение фирму, естественно, заинтересовало. Оно и понятно — не каждый день предлагают на продажу линкор, да еще и не один! Покупатель нашелся быстро. Господин офицер получил деньги и сделал вид, что он ничего не знает, но, как всегда бывает при таких мероприятиях, нашелся один недовольный из экипажа господина офицера, который посчитал, что его доля слишком мала, и донес командованию. Командующий, когда понял, что произошло, схватился за голову. Немедленно было начато расследование, но было уже поздно: линкоры словно растворились в бескрайних просторах Галактики. И только недавно удалось выйти на их след — кто-то начал усиленно скупать к ним запчасти. Если бы речь шла о компьютерах большой мощности, на это бы скорее всего не обратили внимания. В конце концов, борткомпьютер «Крысобоя» мог потягаться по мощности и производительности с любым линкоровским. Но когда были скуплены на корню несколько десятков тяжелых лазеров, которые ни на какое другое судно поставить нельзя, командование Патруля сообразило, что речь идет именно об искомых линкорах. Следы сделки привели на Сциллу, но тут начался скандал с Омасом, и про линкоры на время забыли. Теперь их призрак маячил за спиной эскадры, командование которой принял на себя Стэн. Получалось очень невесело.

 

Глава 13

Отмобилизованная армия во все времена представляла собой сборище людей, готовых к бою и не воспринимающих из окружающей действительности ничего другого. Если же долго не вводить эту армию в боевые действия, то наступает стремительное разложение. Прописные истины, но тем не менее работающие на все сто.

Эскадра, командование которой недавно поручили Стэну и которая уже четвертые стандартные сутки висела в пространстве недалеко от Сциллы, могла вот-вот подвергнуться именно такому разложению. Стэн ежедневно устраивал какие-нибудь учения, ругался по гиперсвязи с Командующим, который тоже прекрасно понимал, что нельзя расхолаживать людей, но ничего сделать не мог. Никаких признаков того, что линкоры собираются приходить на помощь поверженной Сцилле, не было. Более того, никаких попыток выйти на связь с линкорами со стороны сциллийцев не последовало. Озадачен был не только Стэн. Командующий Патруля при каждом сеансе связи в первую очередь интересовался именно этим. И ничего! Не только никаких попыток, но и полная тишина в эфире. Казалось, что Сцилла затаилась и чего-то ждала. Стэн искренне надеялся, что ожидания сциллийцев не оправдаются, но гарантии такой дать не мог.

В конце концов на пятый день Стэн получил приказ от Командующего выдвигаться с эскадрой в сторону Сабы. Это сообщение было воспринято легионерами с энтузиазмом. Оно и понятно: кому хочется болтаться в открытом космосе и ничего не делать? Поэтому, как только Стэн получил приказ, началась подготовка к гиперпространственному прыжку, и уже через два часа корабли начали стремительный разгон, который должен был закончиться уже на орбите Сабы. Легионеры вздохнули с облегчением: многодневное ожидание сменилось активным действием. Стэн тоже вздохнул с облегчением. И было от чего.

* * *

Легионер, который большую часть своей жизни проводит в космическом корабле, прекрасно знает, что единственное время, когда он может отдохнуть, — это гиперпространственный прыжок. Именно его и используют, чтобы как следует отоспаться, построить планы на будущее и вообще привести в порядок свои мысли. В обычном пространстве уже ждет работа, и на это может просто не оказаться времени.

Стэн сидел в рубке «Крысобоя» и мрачно размышлял о своей жизни. Последнее время он все чаще ловил себя на мысли, что все как-то не правильно. Слишком скомканно или слишком растянуто. У него не было желания становиться снова легионером, но пришлось; не хотелось портить отношения с Командующим, но, кажется, просто не было выхода… В конце концов, он уже несколько месяцев не мог повидаться с любимой женщиной. Хотя тут вроде бы судьба смилостивилась, но встречаться при подобных обстоятельствах тоже удовольствие ниже среднего.

Размышления Стэна прервал Джейк, неслышно вошедший в рубку и тихо усевшийся в свое кресло. Стэн заметил его только через несколько минут и вопросительно посмотрел на друга.

— Муторно? — осведомился Джейк, закуривая.

— Да так, — неопределенно ответил Стэн.

— Вижу, что так, — хмыкнул Джейк. — Самокопания и искания непонятой натуры, жаждущей самореализации через общенародное признание? Это хорошо! Это, чтоб твою здорово! Ты даже не представляешь, насколько это здорово!

— Да пошел ты, — беззлобно огрызнулся Стэн.

— Ну да! Я пойду, а ты тут руки на себя наложишь, знаю я твои дурные наклонности. — Джейк потянулся в кресле. — Сам не спишь, другим не даешь…

— Да какое твое дело? — в конце концов взорвался Стэн. — Наложу я на себя руки или нет, касается только меня! Я, между прочим, уже взрослый человек, я уж как-нибудь сам…

— Прекрати! — Джейк аж привстал с кресла. — Ты, взрослый человек, чего тебе все неймется? Хотел, как я, по всяким помойкам помотаться? Так у тебя был шанс — я тебя не единожды приглашал! Так ты же предпочитал черт знает чем заниматься, лишь бы ничего не делать. А ты бы побывал хоть на одной фермерской планете, посмотрел, как оно там! Ты хоть представляешь, откуда молоко берется?

— Из кухонного синтезатора, — буркнул Стэн. — Я терпеть не могу молоко.

— Ты-то чего? Я его не люблю потому, что этих же коров, которые его дают, я же и доил! Да я на него просто смотреть не могу! Побыл бы ты в моей шкуре, я бы на тебя посмотрел. А тут, скажите пожалуйста, нравственные искания! Совсем уже озверел. Чего тебе еще от жизни надо? Есть девушка, которая по нему сохнет, ночей не спит, мне же Мия все рассказала: Эя сама не своя все это время. Есть работа. И хорошая работа! Есть деньги, и немало. Так чего тебе не хватает?

— Джейк, если бы я знал, чего мне не хватает, я бы был самым счастливым человеком в Галактике. А сейчас мне не хватает тишины…

— Понял, — с серьезным видом сказал Джейк и нажал несколько клавиш на своей клавиатуре, рубку наполнили звуки музыки. — Вот тебе тишина. Вот тебе компьютер, и вот тебе мое слово: ты проиграешь подряд десять партий в «мясорубку».

— Что-о-о? — Настала очередь Стэна подпрыгивать в кресле. — Кому? Тебе? Да у тебя же руки не оттуда растут со мной тягаться!

— Попробуй, — поддразнил друга Джейк.

— И попробую! — с вызовом ответил Стэн, усаживаясь за клавиатуру поудобнее. Мрачные размышления разом улетучились.

* * *

Зуммер включившегося автопилота противно пищал по всему кораблю. Стэн с трудом разлепил глаза и посмотрел на часы. По корабельному времени было четыре утра. Проклиная все на свете, Стэн пошел умываться, зуммер продолжал верещать, действуя на нервы. Стэн закончил с умыванием и, закурив, направился в рубку. «Крысобой» находился уже в обычном пространстве и держал курс к Сабе. В рубке никого не было. Стэн уселся в капитанское кресло и положил руки на клавиатуру. Молодой генерал обладал одним поистине мерзким качеством — если его будили рано, то житья окружающим не было. Так как из окружающих на борту «Крысобоя» был только Джейк, то достаться должно было именно ему. Со злорадной улыбкой Стэн набрал на клавиатуре вызов сигнала боевой тревоги и нажал на ввод. Через секунду звук мощного ревуна наполнил все помещения крейсера. Прошло еще секунд тридцать, и в рубку влетел взъерошенный Джейк, на ходу натягивая штаны.

— Что? Что случилось? Нас атакуют? — Спросонья Джейк еще не очень соображал, но, подойдя к своему креслу и осмотрев обзорные экраны, непонимающе уставился на Стэна.

— Доброе утро! — Стэн был сама любезность. — Тебе тоже не спится?

— Ты издеваешься?! — Лицо Джейка медленно наливалось кровью.

— Нет, просто прибыли, а зуммера включившегося автопилота ты не услышал. — Стэн примирительно улыбнулся. — Вот я и решил тебя разбудить.

— Не остроумно, — заявил Джейк. — Мы что, первые?

— Похоже на то. — Стэн постучал пальцем по дисплею. — Во всяком случае, радар молчит.

— И зачем тогда было меня будить? — агрессивно осведомился Джейк.

— Именно потому, что мы первые, — назидательно сказал Стэн. — Ты, наверное, про линкоры забыл? Если нет — пойди объясни кухонному автомату, что нам бы не помешал завтрак, и умой свою заспанную физиономию.

Джейк что-то проворчал по поводу плоского юмора, брезгливо ткнул пальцем в несколько клавиш и вышел из рубки. Стэн запоздало сообразил, что сигнал боевой тревоги все еще звучит, и поспешил его выключить. Тут же раздалось гудение и позвякивание кухонного автомата, стало ясно, что несколько небрежных щелчков по клавишам, сделанных Джейком, включили механического повара. «Надо будет спросить, как он это делает», — подумал Стэн. Для самого Стэна кухонный автомат включался, только когда на нем нажмешь некоторые кнопки. Значит, Джейк подключил к компьютеру и это чудо техники. «Интересно, когда же этот бездельник к креслу прирастет?» — тихо сказал Стэн и занялся тестированием систем. Здесь все было в норме. Прошло еще минут пять, и одновременно со звонком кухонного автомата, оповещающим о том, что завтрак готов, появился Джейк.

— Ты что, и себя к компьютеру подключил? — поинтересовался Стэн.

— Нет, просто я такой пунктуальный, — гордо ответил Джейк, после чего произнес абсолютно неподражаемым тоном:

— Кушать подано. Извольте, барин.

Стэн улыбнулся, поднялся с кресла, и они направились в кают-компанию завтракать. Стол был сервирован очень изящно, а меню составлено просто отлично.

— Джейк, признайся, у тебя несколько готовых наборов меню и программа по их выбору? — спросил Стэн.

— Естественно. Кстати, у тебя это тоже вызывается, только тебе обычно лень посмотреть даже, что может твой компьютер, — ответил Джейк.

Друзья быстро позавтракали и направились в рубку. На экране радара уже были видны точки выныривающих из гиперпространства крейсеров. Начинался новый день, который обещал быть весьма утомительным.

* * *

Блокировать планету можно по-разному. Можно, например, раздолбить лазерами стационара все сколько-нибудь пригодные для изготовления космических технологий объекты и разрушить космодромы. Можно просто завесить стационар над космодромом и не давать оттуда никому стартовать. Словом, разнообразных схем блокады несть числа. Но самым трудным является случай, когда ничего ломать не надо. Например, задача — отловить несколько десятков негодяев, скрывающихся на планете. Эта схема даже получила свое название — «не попортить шкурку». Авторство приписывают генералу Ижи, который слывет в Патруле заядлым охотником. Так это или нет, история умалчивает, но термин существует и даже внесен в официальные документы. Именно операция класса «не попортить шкурку» и предстояла эскадре, которой командовал Стэн.

Для ее проведения Стэн решил собрать командиров крейсеров и двух десантных кораблей, присланных Командующим для усиления эскадры. Брифинг Стэн решил провести на борту «Крысобоя», справедливо полагая, что гора к Магомету не ходит.

Когда последний капитан прибыл, Стэн объявил начало совещания. Но гости еще долго не могли успокоиться, с восхищением рассматривая богатое убранство кают-компании «Крысобоя».

— Живут же люди! — восхищенно произнес командир десантников, принимая чашку кофе от робота-прислуги.

Стэн поморщился. Роботов он недолюбливал и выпускал из ангаров только по крайней нужде. Именно такой случай и был сейчас — иначе пришлось бы держать господ офицеров голодными и ненапоенными.

— Захватишь себе корабль — сделаешь еще лучше, — ответил десантнику Серж Ижи.

Капитаны крейсеров одобрительно зашумели. Многие из них имели уже собственные космические яхты и считали, что оформление таковой есть дело вкуса каждого.

— Приступим, господа, — произнес Стэн, вставая с кресла. — Вопрос у нас не сложный: блокада Сабы по классу «не попортить шкурку». Метод осуществления вы все хорошо знаете, поэтому на нем мы останавливаться не будем, а рассмотрим особенности данной операции.

Стэн откашлялся и продолжил говорить, оглядывая кают-компанию. Офицеры слушали внимательно, хотя многие были и значительно старше говорившего. Это вселяло определенный оптимизм. Во всяком случае, Стэн надеялся, что повторения грызни между Сержем и Бобом на орбите Энэма не будет.

— …Хочу также обратить ваше внимание на такой немаловажный аспект, как контрпропаганда. Большинство жителей этой планеты считают, что мы занимаемся самым настоящим пиратством. В частности, наша последняя акция на Сцилле интерпретирована местными средствами массовой информации именно так. Поэтому мы должны прежде всего заняться контрпропагандой. Это представляется особо важным в силу специфики планеты. А именно: президентом Сабы является сциллиец. Значит, можно ожидать, что большинство постов в руководстве занимают также сциллийцы. И ежу понятно, в каком свете они нас выставляют. Таким образом, задача номер один — захват местного телецентра и непрерывная трансляция по всем каналам обращения к жителям планеты с просьбой о содействии и рассказом о том, что сотворили сциллийцы. Следует упомянуть о решении Правительства Конфедерации «О блокаде Сциллы с целью прекращения действий, классифицируемых как пиратские». Я вижу здесь полковника Максимиллиана Дрейка, который значительно лучше меня расскажет о проведении таких мероприятий. Пока же остановимся на военном аспекте проблемы…

* * *

Планета жила своей обычной жизнью. Работали увеселительные заведения, курортники катались на яхтах, загорали на пляжах, плавали в море, спускались на лыжах с гор, в общем, занимались тем, чем положено заниматься курортникам. Единственным различием были телепередачи. Полковник Дрейк постарался на славу. Ушаты тщательно закамуфлированной грязи ежеминутно выливались на сциллийцев. Президент Сабы был уже арестован Стэном, который счел за благо лично спуститься на планету для такого нужного дела, и теперь по местному телевидению демонстрировались разнообразные «вещественные доказательства», изъятые у президента. Большей частью это были просто крупные суммы денег, спокойно отдыхающие в самых разнообразных банках во всей Галактике, но в президентском дворце обнаружился также склад оружия, и теперь полковник Дрейк стращал местных жителей и приезжих туристов возможностью установления военной диктатуры. Стэн представлял себе это слабо. Вряд ли просциллийская пропаганда на Сабе была сориентирована на это. Смысла устраивать диктатуру на курортной планете Стэн не видел никакого. Впрочем, чем глупее, тем правдоподобнее. Так что это в конечном итоге могло оказаться правдой. Пока же была арестована только часть правительства, остальные прятались. Для их успешного отлова Стэн приказал «развесить» на орбите спутники слежения, и теперь борткомпьютер «Крысобоя» был непрерывно занят обработкой информации с этих спутников. Джейк ругался на чем свет стоит, а отряды десантников валились с ног, делая за день до десятка кругов над планетой в атмосферных челноках. Естественно, космопорт был перекрыт. С планеты это курировал лично Стэн, с орбиты — Серж Ижи. Стэн хотел было задействовать молодого полковника в отлове сциллийцев, но Джейк решительно возражал: «Знаю я его! Еще к девушкам приставать будет. Оставь его на орбите, там он нужнее». Стэн прекрасно понял, о какой именно девушке так волнуется Джейк, но просьбу его выполнил, хотя основной причиной послужил опыт, полученный Сержем при разнообразных акциях, в которых молодой человек принимал непосредственное участие. Так что если на орбите потребуется брать кого-то на абордаж, это будет выполнено просто блестяще. Расстановка сил была такова, что даже если бы кто и задумал спасательную экспедицию, то ему бы было крайне затруднительно просто подойти к планете, не говоря уже о том, чтобы на нее сесть.

* * *

Стэн сидел в шикарном кресле и любовался видом, открывающимся из окна президентского кабинета. Именно здесь он решил организовать свой штаб. Работы у генерала на данный момент не было никакой, и он просто предавался созерцанию, ожидая, когда привезут очередного высокопоставленного воришку. Состояние легкой истомы, накатившееся на Стэна, было приятным. Он лениво думал о том, что выйдет в отставку, поселится на Сабе, купит небольшой заводик на паях с Джейком, Эя нарожает ему кучу детишек, жизнь будет неторопливая, как густой мед… За окном грянул выстрел, потом еще один, раздалось шипение ручного лазера, послышались крики и топот ног. Стэн с сожалением встал с кресла, попрощался со своими мечтами и пошел к окну. И тут раздался взрыв. Не очень мощный, но его хватило, чтобы генерала отнесло взрывной волной к противоположной стене и пребольно об нее ударило. Стэн сполз на пол и выругался. «Не расслабляйся, а то отымеют!» — вспомнился девиз одного из баронских родов с планеты Муити. «Как бы не так!» — зло подумал Стэн и медленно пополз в коридор.

Выбравшись за двери, легионер посидел несколько секунд на полу, а потом с ругательствами поднялся на ноги. В приемной никого не было. Стэн проковылял к металлическому шкафу, примостившемуся в углу приемной, и извлек оттуда лучемет. Скорее всего все уже закончилось, но кто его знает? На лестнице застучали сапоги. Стэн снял лучемет с предохранителя и приготовился к встрече гостей. В приемную вбежал один из десантников с лучеметом наперевес.

— Господин генерал! Вы живы?

— А что, похоже? — вопросом на вопрос ответил Стэн.

— Вообще-то — да, — неуверенно ответил десантник.

А на лестнице уже был слышен топот множества ног и громкая ругань Джейка, обещавшего кого-то пристрелить собственноручно. Звуки интриговали. Стэн принял более или менее вертикальную стойку, но голова закружилась, и он поспешил сесть на диван. В приемную ворвались человек пятнадцать, предводительствуемые Джейком, размахивающим лучеметом, который был снят с предохранителя.

— Поставь лучемет на предохранитель и спрячь в кобуру, — наставительно сказал Стэн. — Не хватило одного взрыва? Хочешь еще и кого-нибудь застрелить?

Джейк смутился и начал заталкивать лучемет в кобуру.

— Может быть, мне доложат, что произошло? — возмутился Стэн.

— Так точно! — выступил вперед дюжий десантник с капральскими погонами. — В четырнадцать двадцать шесть по местному времени к Президентскому дворцу подъехал грузовой автомобиль «дельта-транзит». Из него вышли трое, заявив, что им назначена встреча с господином генералом. Патрульный легионер потребовал предъявить бумаги, удостоверяющие сказанное. В ответ на это один из вышедших из автомобиля достал пистолет и ранил патрульного. Завязалась перестрелка, в результате которой двое нападавших были тяжело ранены, а третий бросился обратно к машине и активировал взрыватель. Дальнейшее вы знаете.

— Это уж точно, — с кривой улыбкой подтвердил Стэн, потирая ушибленный бок. — Кто нападал, выяснили?

— Пока нет, — вмешался в разговор Джейк. — Понимаешь, Стэн, тут очень интересная штука получается. Я как раз шел тебе сообщить об очень странном передвижении двух десятков грузовиков, и тут чертануло.

— Охрану возле объектов коммуникации, электростанций и тюрем усилить, — резко произнес Стэн. — Живых террористов — в реанимацию. В пункт отправки грузовиков — группу захвата. Любую информацию о любых чрезвычайных происшествиях — ко мне на стол сразу же! Вопросов нет? Выполнять! Джейк, останься здесь. Остальные свободны, и пришлите кого-нибудь, чтобы прибрали в кабинете и вставили стекла.

Когда друзья остались одни, Стэн, охая и ойкая, встал с дивана и, опираясь на Джейка, пошел в свои апартаменты. Не известно, чего опасался президент курортной планеты, но его жилищу такой взрыв страшен не был. Находись Стэн здесь во время взрыва, он бы его и не услышал: толщина бетонных стен была более десяти футов, а отсутствие окон и небольшой аварийный реактор позволяли продержаться тут очень долго. Единственное, чего не рассчитал президент, — это система вентиляции. В свое время, закачав туда слезоточивый газ, Стэн и выкурил владельца апартаментов на свет божий. Теперь же, переместившись в президентскую спальню и позволив Джейку подключить к себе кибер-медика, Стэн изволил высказать свое недовольство.

— Никогда не называй меня при подчиненных по имени! — Первое, что сказал Стэн после подключения медицинского оборудования. — Это разлагающе влияет на личный состав.

— Вот уж о чем я меньше всего думал, — неторопливо отмахнулся Джейк. — Ты понимаешь, я вот тут, пока мы шли, думал про эти грузовики. Я ведь могу, пожалуй, рассчитать их маршруты. Они приедут, а их уже ждут. Представляешь?

— Здорово, — одобрил мысль друга Стэн. — Только я не понимаю, почему ты еще здесь? Марш распоряжаться! Попытаются не повиноваться, передашь, что это мой приказ. И чтобы через десять минут как штык здесь с докладом!

Джейк козырнул и пулей вылетел за дверь. Как только он вышел, Стэн с отвращением оттолкнул от себя кибермедика, кряхтя встал, подошел к бару и налил себе огромную порцию водки. Выпил ее единым махом. Сразу стало легче. Стэн подумал: не добавить ли? Но решил, что хватит. Мозги прояснились. Если кто-то решил свести личные счеты с ним, то это не страшно; такие попытки Стэну случалось переживать и раньше. А вот если это широкомасштабная акция по запугиванию, тогда хуже. «Одно хорошо, — невесело подумал Стэн, — хоть живым остался». Следующая мысль была уже именно о том, что если это акция по запугиванию, то самое время продемонстрировать целостность своей персоны. Стэн закурил и вышел из бункера, каковым в действительности и являлись апартаменты президента Сабы.

* * *

В кабинете уже убрали и даже вставили новые стекла, что Стэна очень даже порадовало. На столе лежала небольшая кипа свежепринесенных бумаг. От вида такого носителя информации у генерала опять заныл бок. Но делать было нечего, и Стэн принялся сортировать поступившие сообщения.

Вначале это были стандартные доклады о выполнении распоряжений: все объекты, указанные Стэном в устном распоряжении, были надежно прикрыты. Потом шел рапорт о вылете группы захвата к точке предполагаемой базы грузовиков. И, наконец, рапорты об излове десятка грузовиков с экипажами. Стэн зажмурился от удовольствия, предвкушая беседу с этими молодчиками. Приятные мысли генерала прервал зуммер видеофона. Стэн щелкнул клавишей, и его экран осветился. С экрана на Стэна смотрела жизнерадостная физиономия Джейка.

— Значит, слушай, — заявил Джейк, даже не удосужившись поприветствовать свое начальство; Стэн мысленно взвыл. — Базу только что взяли. Там же взяли и того мерзавца, который это все устроил. Как ты думаешь, кто это?

Стэн, имевший поначалу громадное желание отчихвостить Джейка по полной форме, от такой мысли вынужден был отказаться. Все равно бесполезно.

— Джейк, я сейчас не в том состоянии, чтобы в загадки играть. Рассказывай.

— Какой же ты ленивый! Я-то думал, ты сам догадаешься, — продолжал балагурить Джейк, но, посмотрев на лицо Стэна, понял, что уже перегнул палку. — Представь себе, местный премьер-министр. Скотина такая! Через часик он уже будет у тебя. Я ребят предупредил, чтобы привезли живым, но вот что касается целости его физиономии — тут ничего обещать не могу.

— Отлично, — сказал Стэн. — Как привезут — сразу ко мне. Я с ним уж поговорю…

— А может, на Базу доставим? — спросил Джейк.

— Может, и доставим, а может, и нет, — задумчиво ответил Стэн. — Это смотря что он мне расскажет. Ладно, как закончишь со своими делами — приходи. Я так думаю, ты тоже не против побеседовать с господином премьером.

Как только Джейк отключился, Стэн набрал номер Эи. Связь включилась тут же. На глазах у девушки были слезы.

— Ты откуда?

— А как ты думаешь? — поинтересовался Стэн.

— Ты живой? — И Эя зарыдала.

— Ты бы предпочла, чтобы я умер? — Стэна, конечно, умилили такие проявления чувств, но не в данный момент. — Радоваться надо, а не реветь в три ручья. Я, кажется, живой и вполне здоровый, чего и тебе желаю. Прекрати реветь!

— Только что передали по телевидению, что взорван Президентский дворец. Погибли все легионеры, находящиеся в радиусе километра…

— Господи! — Стэн аж закатил глаза. — Ты себе представляешь, что надо взорвать, чтобы укокошить такое количество народу и снести такое количество бетона? Это же атомная бомба! Ну откуда, скажи ты мне, у этой шайки воришек такое чудо техники? Да и как ты ее взорвешь в самом центре столицы? Это же верное самоубийство. Да любого, кто это сделал, свои же потом на части разорвут… Ну был тут небольшой взрыв. Несколько легионеров ранено, у меня стекла в кабинете вылетели. Вот и все. И нечего из мухи слона делать. Договорились?

Эя кивнула, не поднимая головы.

— Ну вот и славно. А сейчас ты извини, но мне надо работать. Увидимся вечером?

— Ты придешь? — Глаза Эи засветились восторгом.

— Нет. Тебя привезут. И Мию тоже. Представляю, как Джейк подпрыгивать будет.

— Куда привезут? — В глазах Эи блеснуло недоверие.

— Ко мне. Мне абсолютно не улыбается, чтобы тебя взяли в заложники. Все, — сказал Стэн, чувствуя, что сейчас последуют возражения, — тема исчерпана. Собирайте вещи, через десять минут за вами подъедет дежурная машина.

Не дожидаясь возражений, Стэн отключил связь и тут же связался с дежурными. Уже через минуту за окном послышалось деловитое урчание удаляющегося автомобиля.

* * *

Премьера привезли одновременно с возвращением дежурного автомобиля. Стэн сразу поспешил навстречу Эе, и только удостоверившись, что ее и Мию доставили в целости и сохранности, отправился побеседовать с премьером.

Был премьер лысоват, с зачесанными назад редкими седыми волосами, очкаст, громогласен и косноязычен. Первое впечатление — ухоженный орангутанг. Но то, что когда-то сбежал из зоопарка, все-таки чувствуется. Фамилия его была Блеккерфейс, хотя с большой вероятностью можно было сказать, что это уж никак не фамилия его предков. На физиономии так и читалось что-то типа Паскуале. Стэн рассматривал премьера уже минут пять и все это время вынужден был слушать чушь, исторгаемую ртом Блеккерфейса с поистине неимоверной скоростью.

— …и я требую, чтобы захватчики убрались с Сабы, а законно избранной власти была возвращена вся полнота власти! Это неслыханно! Чтобы у законной власти отбирали эту самую власть! Я думаю, этому надо положить конец…

Больше этот бред Стэн был слушать не в состоянии и пулей выскочил из комнаты. За порогом его ждал Джейк.

— Ну как? — поинтересовался Джейк, глядя в потолок с абсолютно беззаботным видом.

— Ты это слышал раньше? — подозрительно осведомился Стэн.

— Потому и послал послушать тебя. — Джейк сделал останавливающий жест руками, видя, что Стэн уже готов взорваться негодованием. — Ты считаешь, что этот дегенерат может чем-нибудь руководить?

— Ну премьером-то он был. И судя по состоянию казны, не таким уж и плохим. Так что, может, он просто придуривается, а может, напрашивается на неприятности. В любом случае поступим так: отключи ему освещение, а в соседней комнате организуй звуковой фон допроса — с избиением, криками, стонами и так далее. Не мне тебя учить, как это монтируется. По поводу содержания проконсультируйся с полковником Дрейком, он на таких вещах собаку съел. Как пройдет часа два — веди ко мне на допрос, к этому времени у меня в кабинете должен находиться один из десантников. Выберешь самого здорового, объяснишь задачу. Крайне рекомендуется наличие пыточного инструмента. Это должно подействовать. Если не расколется, я его действительно пытать буду! Но в этой ситуации он у меня живым не выйдет, — зло закончил Стэн.

* * *

Два часа Стэн провел в комнате, где была установлена звуковоспроизводящая аппаратура. Джейк поработал на совесть. Комбинация звуков из нескольких десятков фильмов была такая, что даже Стэна порой передергивало. Это должно было понравиться господину премьеру. Джейка прямо распирало от удовольствия, и Стэн вынужден был признать, что работа сделана на совесть. Полковник Дрейк только улыбался, сидя в роскошном кресле и потягивая дорогую сигару.

— Как-то лет пятнадцать назад, — произнес полковник, мечтательно закатив глаза, — мы проделывали тот же фокус с вландрийским царьком. Эффект был просто потрясающий! Он выложил все и продал всех своих подданных с потрохами, причем сам подписал свои признания… Да-а-а. Было время.

Стэн только хмыкнул. Он как-то просматривал отчеты по этой операции, и его тогда слегка смутило, с какой легкостью были получены все данные. Теперь генерал понял и метод получения.

— Ладно, — сказал Стэн, поднимаясь из своего кресла, — я пошел к себе, а вы минут через десять ведите этого бездельника ко мне. Джейк, не забудь прислать десантника.

Стэн медленно поднялся к себе на второй этаж, зашел в кабинет, уселся за стол и закурил. Ситуация была в самом деле просто идиотская. Если сопротивлением руководит премьер, тогда почему он уж никак не тянет даже на мелкого политикана. Понятно, что безответственный болтун, подписывающий все, что ему подсовывает президент, — это удобно. Но ведь и экономикой кто-то должен заниматься. Президент — он политик. Нужен для того, чтобы ездить на разнообразные встречи, конференции, выбивать уменьшение налогов и вообще всячески демонстрировать, так сказать, лицо планеты. При таком президенте должен быть умный глава правительства. А тут черт знает что. Причем или премьер сейчас валяет дурака, чтобы выиграть время, или руководит кто-то другой, а это так, жупел.

Занятый такими мыслями, Стэн не сразу сообразил, что в двери кабинета тихо, но настойчиво стучат.

— Войдите, — сказал Стэн и машинально взялся за рукоять лучемета.

В кабинет вошел дюжий детина, слегка прибрызганный кровью, в кожаном мясницком фартуке и по пояс голый. Стэн так и остался сидеть с открытым ртом. Детина встал по стойке «смирно», щелкнул каблуками и доложил:

— Сержант Галактического Патруля Пшеничникофф для выполнения задания прибыл.

Еще несколько секунд генерал мучительно соображал, о чем идет речь, и тут до него дошло. Стэн еще раз медленно с головы до ног осмотрел сержанта и удивленно зацокал языком. Если отбросить мясницкий антураж, то парень полностью оправдывал свою фамилию: он был высок, плечист, белокур, обладал волевым лицом и холодными серыми глазами. «Белокурая бестия» — почему-то всплыло в мозгу, но ассоциацию Стэн сейчас отслеживать не стал.

— Присаживайтесь, сержант, вот стул, — произнес Стэн, вставая из-за стола и указывая рукой на шикарное кресло.

— Так испачкаю, — неуверенно сказал Пшеничникофф.

— Не страшно, отчистят. А скажите мне, сержант, кто же это вас так экипировал?

— Полковник Дрейк и капрал Боск.

— Вы курите? — спросил Стэн и, когда сержант утвердительно кивнул, протянул ему открытую пачку. Пшеничникофф осторожно взял сигарету, прикурил от протянутой Стэном зажигалки и выпустил струйку дыма.

— Теперь диспозиция, — продолжил Стэн. — Вы ждете вызова в приемной. Когда заведут огородное чучело, которое здесь являлось премьером, вы нагло прорываетесь в кабинет и начинаете с возмущением говорить, что работаете без перерыва уже больше двадцати часов, что из-за этого уже пятеро померли раньше, чем из них удалось выжать показания, короче, придумаете на ходу. Я вам в ответ заявлю, что остался еще один, и укажу на премьера, вы спросите: «Может, с него просто шкуру спустить?», но получите ответ, что я сначала с ним поговорю. И выйдете за двери. Все понятно?

— Так точно. — На лице парня появилась плутоватая улыбка. — А может, его таки разик стукнуть?

Стэн посмотрел на бицепсы сержанта, подумал и произнес:

— Не надо, Пшеничникофф, убьете.

На этом и договорились. Сержант отправился в приемную, а Стэн связался с Джейком и сказал, что вести премьера уже можно.

* * *

— Господин генерал! Это невозможно! Я уже двадцать часов работаю, уже пятеро преставились, а информации — ноль. Так нас не учили. Материал портить нехорошо. Мне бы поспать часов шесть — и можно снова. — Лицо Пшеничникоффа выражало неподдельную усталость от рутинной работы.., по пытке людей.

— Спокойнее, сержант, — отеческим тоном произнес Стэн. — Еще этот остался, и все.

— Может, с него просто шкуру спустить? — Пшеничникофф просиял.

— Пока нет. Я с ним сам попытаюсь поговорить, но если нет, то уж передам вам. Свободны.

Пшеничникофф козырнул и вышел в приемную.

— Вот видите, с какими людьми приходится работать? — обратился к осунувшемуся экс-премьеру Стэн. — А вы: «власть, власть». Тут не знаешь, как людям сон дать, а вы говорить отказываетесь. Нехорошо. Так будем говорить, господин Блеккерфейс, или пойдете сразу к Пшеничникоффу? Я, честно говоря, тоже сегодня устал. Взрывы эти все, терроризм и прочее. Отдохнуть хочу. В общем — решайте сами.

— Будем говорить, конечно! — Экс-премьер энергично замотал головой, подтверждая свои слова. — Спрашивайте.

— Да и спрашивать, по правде говоря, нечего. Разве что для проверки вашей честности. Как ваша настоящая фамилия?

— Бернотти, а какое это имеет значение?

— Пожалуй, что никакого, — ответил Стэн, что-то помечая в своем блокноте. — Я же говорю — проверка честности. Кто вас надоумил устраивать все эти взрывы?

— Это была наша программа на случай появления легионеров. Понимаете, — экс-премьер хитро блеснул очками в золоченой оправе, — мы не ожидали, что вы будете так оперативно действовать, а если бы это продлилось хотя бы еще пару месяцев, мы смогли бы сформировать неплохое общественное мнение по поводу блокады Сциллы. Ведь у нас отдыхают очень богатые люди. И очень влиятельные. Они могли бы нажать на Правительство Конфедерации, и блокаду бы сняли. А там можно и вспомнить кое-кому старые грехи…

— Меня не интересует, зачем вы пускали дезинформацию по местному телевидению, — перебил собеседника Стэн. — Меня интересует, зачем вы развязали террор и кто его организовал?

— Это одна из частей нашей программы, но прежде чем я расскажу, что вас еще ждет на Сабе, мы с вами подпишем маленькое соглашение. — Экс-премьер абсолютно мерзенько потер ладони и захихикал. — Совсем маленькое соглашение. Но на бумаге. Я выдаю вам все планы сциллийского подполья, а вы отпускаете меня на все четыре стороны. Как вы сами понимаете, на Сцилле мне после этого будет делать нечего, но где-нибудь в пограничье я прекрасно устроюсь. По рукам?

— Я убийцам руки не пожимаю, — угрюмо произнес Стэн, понимая, что согласиться скорее всего придется.

— А я и не прошу вас пожимать мне руку. Это фигуральное выражение.

Стэн откинулся в кресле и прикрыл глаза. Он прекрасно понимал, что иного пути, чем договориться с этим прохвостом, к сожалению, не существует. Он будет молчать, даже если его действительно начнут пытать, а вся комедия сначала была просто проверкой на вшивость: клюнет Стэн или нет, расслабится и даст возможность связаться с влиятельными друзьями или нет? Не клюнул, а даже припугнул. Очень хорошо. Тогда предложим сделку. Если согласится, то можно продать всех и убраться восвояси, скорее всего не впервой. Если не согласится, то в любом случае Бернотти не жилец, так зачем же еще и что-то рассказывать.

— Черт с тобой, — сказал Стэн. — Каковы условия сделки?

— Мы подписываем договорчик, — сциллиец аж подпрыгнул на стуле, — я рассказываю, где прячутся остальные, потом рассказываю, где лежат документы. Пока ваши люди ищут документы и производят аресты, я тихонько стартую на своей яхте, не волнуйтесь, это просто переоборудованный Х-СОМ, и мы расходимся как в море корабли.

— Не пойдет. Ты все выкладываешь мне сейчас. Я проверяю. Если все оказывается правдой — черт с тобой, убирайся ко всем чертям. И я тебя предупреждаю, что таких крыс, как ты, я на дух не перевариваю. Специально я тебя ловить не буду. Но поймаю где-нибудь — пеняй на себя.

— А где гарантия, что как только вы все получите, вы не пустите меня в расход?

— Слово офицера, — буркнул Стэн. — Я такие слова на ветер не бросаю.

— Договорились. Но помните, вы дали слово.

 

Глава 14

Прошли всего сутки с того момента, как яхта экс-премьера Сабы стартовала с планеты. Делать здесь было уже нечего. Руководству