Я достал мобильный и позвонил в Англию.

Ответа не было.

– Сколько раз ты пытался ей звонить? – спросила Габриэль.

– Раз десять. Но не в последние несколько дней.

– Дерьмо.

– Габриэль, ты последняя, кто ее видел.

– Правда? – удивилась она.

– Да. Я был на работе, а ты сказала, что отвезла мою мать в аэропорт. С тех пор от нее нет вестей.

– Возможно, – произнесла она. – Но я посадила ее на самолет.

– Как думаешь, Алекс мог до нее добраться?

– Каким образом?

– Не слишком сложно узнать ее английский адрес, а дальше – не знаю, он же не в себе. Он убил Олаю. Это было жестокое убийство, – напомнил я.

– Попросим полицию узнать, в чем дело. Напиши ее адрес.

Я написал на салфетке адрес и номер телефона моей матери, и Габриэль уединилась в углу со своим мобильным.

– Я связалась с одним полицейским в Англии, который обещал во всем разобраться, – сообщила она. – Говорит, у него есть приятель в нужном полицейском участке, он навестит твою мать. Когда будут новости, тебе перезвонят.

– Спасибо.

Настроение явно изменилось.

– Ты мне не доверяешь, да? – спросила она. Было похоже, что ее это не слишком волнует. – Я понимаю. Так много всего произошло, что ты еще долго будешь вспоминать детали, которые не укладываются в общую картину.

Я никак не реагировал.

– Думаю, тебе нужно посмотреть на все по-новому, – продолжала она. – Наше прошлое – это не главное. Копаясь в прошлом, нужно искать способы улучшить будущее, а не носиться со старыми проблемами. Каждый из нас личность. Мы хотим, чтобы наше будущее было прекрасным, нам нужно к этому стремиться. Я делаю свой выбор: быть с тобой здесь и сейчас. А ты тоже должен спросить себя, какой выбор делаешь ты. Здесь и сейчас. – Габриэль улыбалась с покорным видом. – Я устала. И возвращаюсь в гостиницу, – сказала она. – А ты подумай.

Мне требовался свежий воздух, и я решил прогуляться. Я держал мобильный в руке, надеясь, что он зазвонит.

Я покинул старый город и направился к фуникулеру, который поднимается вверх по склону холма к востоку от города. Я сел в первый вагон; окна здесь были широкие, чтобы туристы могли любоваться видом. Поезд поехал прочь от домов в викторианском стиле. Вскоре я уже был над Бильбао и тонул в солнечном свете.

Телефон не звонил.

С вершины холма я увидел завод, на котором работал, а дальше море. Я раздумывал, не пойти ли туда пешком, но предпочел посидеть наверху, а потом не спеша двинулся обратно в сторону Бильбао. Я выбрал сверкающее здание Музея Гуггенхайма в качестве ориентира. На улицах рядом с музеем было много симпатичных баров.

На склоне холма до самой границы Бильбао простирались поля. Здесь много диких цветов и коров, а еще иногда гуляют с собаками. Приятно, когда деревенский пейзаж вплотную подступает к окраинам большого города.

Мог пройти не один час, прежде чем мне позвонит полицейский, и я собирался подождать, а уже потом принимать решение о своем будущем. Я сам пытался дозвониться матери, но слышал лишь гудки.

Я надумал прогуляться вдоль реки. Вверх по течению, а не вниз, к Португалете. Просто идти вперед, а потом посмотреть, где окажусь.

Мне пришло в голову, что драматические события начались тогда, когда я встретил Габриэль, а теперь все закончилось. Удивительная траектория отношений. Если моя мать жива, то она должна приехать сюда и жить неподалеку. Впервые за много лет она мне даже нравилась. Все будет хорошо. Даже здорово. Многие живут хуже, чем мы.

Я оказался в городе и зашел в один из баров. Снова попробовал дозвониться матери, но опять ничего не получилось.

Почти сразу после этого телефон зазвонил сам.

– Алло?

– Мистер Гонгола?

– Это я.

Говорил мужчина. По голосу он был похож на полицейского.

– Ваша жена Габриэль дала ваш номер. Говорит детектив Энди Уокер из Ньюингтона.

– Здравствуйте. Спасибо, что помогаете нам…

– Мы навестили вашу мать.

Было непохоже, что он собирается сообщить плохую новость.

– С ней все в порядке, – продолжал он.

– Слава богу.

– Думаю, у нее проблемы со слухом. Даже когда я был у нее, телефон звонил, но она ничего не слышала. Я посоветовал ей купить новый слуховой аппарат.

– Или новые батарейки…

– Что?

– Неважно. Огромное спасибо, инспектор.

– Детектив, – поправил он. – Пожалуйста.

Он еще немного поговорил о всяких пустяках. Я не понял зачем. У меня создалось впечатление, что он когда-то общался с Габриэль и она ему нравилась. Наконец он отключился.

Значит, глупая старая кошелка просто ничего не слышала. И ей было наплевать. Все ясно.

Я заказал самый дорогой бренди, который увидел на полке.

Я сидел в баре и подводил некоторые итоги. У меня была работа с хорошей зарплатой. И начиналась новая жизнь. Все проблемы прошедшего года исчезли. Еще у меня была чудесная дочка.

И Габриэль.

В тот момент я понял, что нужно сделать.

За несколько секунд я проглотил принесенный напиток и оставил деньги на столе.

Я доехал на электричке до Арееты и пошел к транспортному мосту. Мне было неловко, как будто люди вокруг меня догадывались, что именно я прыгнул с него несколько ночей назад. «Знаете, его преследовала полиция. Одни говорят, что с ним был ребенок, а другие – что взрывчатка. Но в действительности это была собака».

Я представил это и рассмеялся, а несколько пассажиров впервые обратили на меня внимание, а потом отвернулись, встретившись со мной взглядом.

В Португалете я медленно поднялся по холму к гостинице. Я нервничал из-за того, что собирался сделать.

Я подошел к стойке портье и увидел, что нашего ключа там нет. Габриэль была в номере. Я поднялся на второй этаж и постучал в дверь. Габриэль открыла.

– Идем со мной, – велел я.

– Куда?

– Просто иди за мной.

Мы молча спустились по лестнице и вышли на пустынную улицу. Время сиесты.

Мы проследовали по улицам и переулкам и скоро добрались до нашего старого дома. Он казался не обгоревшим, а прокопченным. Мы прошли по тропинке и очутились в саду, за домом. Дверь пристройки все еще была распахнута – так, как я ее оставил.

Мы держались за руки, помогая друг другу взбираться по склону, и очень скоро оказались над домом и могли смотреть на него сверху.

Габриэль рассмеялась, когда поняла, что я задумал.

Я быстро повел ее по жесткой траве. Сначала она немного отставала, а потом припустила во всю прыть. Мы видели океан, который блестел внизу, у подножия скалы.

Я начал бояться, но теперь уже Габриэль резко тянула меня вперед. Я старался идти с ней в ногу, мы двигались быстро и не смогли бы остановиться, даже если бы захотели.

Габриэль смеялась. Долгий радостный смех накрывал как лавина. Никогда раньше я не видел ее такой счастливой.

А я, наоборот, отчаянно кричал.

Мы прыгнули одновременно и, когда погрузились в воду все еще держались за руки.