Дана.

– Привет, Даночка. Проходи, родная. Ой, а ты не говорила, что приедешь не одна. Кто этот молодой человек?

– Мам, привет. Знакомься, это Денис – мой друг и, по совместительству, сосед. Денис, а это моя мама – Марина Викторовна. – Провела я процедуру знакомства.

– Ой, можно просто тетя Марина. – Улыбнулась мама.

– Приятно познакомиться. – Ответил Денис и галантно так поцеловал ей руку. Я только удивленно скосила на него глаза, а вот мама моя прямо расцвела.

«Эх, мне бы так научиться располагать к себе людей». – Со вздохом подумала я.

В прихожую тем временем зашел и папа.

– Привет, дочь! Ты чего к нам заглянуть решила? И кого это ты привела?..

– Привет. Я тоже рада тебя видеть, папа. А это Денис, он мой друг и сосед. Денис, а это мой папа – Сергей Петрович. – Ответила я.

Денис, конечно, на этот раз руку не целовал, а просто крепко пожал. И, мне показалось, или это и в правду в папиных глазах мелькнуло одобрение?

Ах, точно! Я и забыла. Это мой папочка наверняка свое фирменное рукопожатие применил. Он у меня раньше в спецназе служил, и силища у него, как говориться, богатырская. И он почти каждого моего знакомого мужского рода проверяет своим ну очень крепким рукопожатием. Не все выдерживали. Как минимум кривили лицо, а то и вовсе ойкали от боли. А этому хоть бы хны! Вот это папе не могло не понравиться.

– Дана, дорогая, скажи, а это не тот самый Денис, про которого ты мне рассказывала? – Вдруг спросила моя любимая мамочка.

«Блииин! Точно, я же ей когда-то рассказывала про наши, скажем так, не очень хорошие взаимоотношения с Денисом!» - Вспомнила я. И тут же сделала большие глаза, как бы намекая маме не развивать эту тему.

Но… не учла я одной маааленькой такой особенности мамы. Она не принимала намеков. Вообще. Нет, она их видела, кивала, и все равно продолжала гнуть свою линию.

Вот и сейчас, думаете она прекратила? Ага, как же! Аж десять раз!

– Только ты говорила про какого-то грубого, заносчивого и невыносимого хама, а этот Денис очень милый. Ты, наверно, все таки про другого соседа рассказывала, да?

– Конечно! – Воскликнула я, уже понимая, что я раскрыта и сдана со всеми потрохами. Но! Кто сказал что я собиралась признаваться? Потому и продолжила вдохновенно врать. – Да я вообще про абсолютно другого человека говорила! Тот, даже и не сосед мне. Он просто в соседнем подъезде живет. Воооот.

Далее я решила просто замолчать. Черт, да это лучшее мое решение за сегодняшний вечер!

Потом я рискнула посмотреть на Дениса. А он, по-моему, с большим трудом сдерживал…смех! Я даже не поверила своим глазам! Ничего себе! А где же праведный гнев?..

Положение спас папа, который в этот момент предложил пройти всем на кухню и выпить по чашке чая. Обстановка окончательно разрядилась, когда мои родители стали расспрашивать про Дениса. Я была удивлена, видя с каким вдохновением, что ли, Деня говорит о свей работе. Он открылся для меня совершенно с другой стороны.

И, что скрывать, нравился он мне все больше, и больше.

Еще немного посидев, я все таки решила, что пора уже домой. А потому, взяв запасные ключи, мы попрощались и покинули квартиру.

Но спуститься вниз мне не дали. Как только захлопнулась дверь, Денис загородил дорогу, упершись правой рукой в стену.

– Так, значит, грубый, заносчивый и невыносимый хам, да? – Вкрадчиво так поинтересовался Денис.

– Нет, ну а ты что хотел? Мы, согласись, с тобой не в самых дружественных отношениях были. – С возмущением ответила я, прикидывая, удастся ли мне убежать.

– Даже не думай. Все равно догоню. – Как будто читая мои мысли сказал Денис, и второй рукой уперся в стену. Оказавшись в таком плену, у меня даже дар речи пропал. Да какие тут разговоры, когда он так близко? Мне тут же захотелось преодолеть оставшееся между нами расстояние и поцеловать его. Сейчас же пересохли губы, которые я, на автомате увлажнила языком. Услышав судорожный вздох, подняла глаза. Вот теперь мне точно не померещилось желание в глазах Дениса.

Денис.

Выйдя из квартиры, думал, как бы мне услышанную информацию перевернуть в свою пользу. Упершись рукой в стенку, прямо перед Даной, поинтересовался:

– Так, значит, грубый, заносчивый и невыносимый хам, да?

И спрашивается на что я рассчитывал? Что моя Дана, извинятся начнет? Вместо этого услышал:

– Нет, ну а ты что хотел? Мы согласись, с тобой не в самых дружественных отношениях были.

Тут я заметил, как странно косятся глаза Даны, как будто она рассчитывала убежать. А потому, решил предупредить:

– Даже не думай. Все равно догоню.

И, для наглядности, полностью окружил ее. Как оказалось, это было ошибкой. Если я и раньше с трудом сдерживался, чтобы не схватить ее и не поцеловать, то теперь для этого требовались просто титанические усилия.

И будто на зло мне, я увидел, как Дана, облизала пересохшие губы. «А, к черту все!» –  вздохнул я, и, наклонившись, поцеловал свою маленькую.

Стараясь совсем не испугать Дану своим напором, постарался сделать поцелуй как можно мягче и нежнее. Но, почувствовав, как она поддалась мне навстречу и ответила, я уже не мог сдерживаться: погрузил одну руку в волосы, а второй прижал к себе за талию, и со всей страстью впился в такие желанные уста.

Когда воздуха катастрофически перестало хватать, оторвался от губ Даны. Она стояла, закрыв глаза и так же, как и я, тяжело дышала. Что ж, по крайней мере, теперь я могу быть уверен, что и она ко мне не безразлична, и притяжение у нас взаимное.

Мои размышления были прерваны, так как Дана начала вырываться из моих рук.

– Ты что себе вообще позволяешь?! – Разъяренно прошипела она.

– Маленькая, это называется поцелуй. – Усмехнулся я. – Можем повторить, для закрепления знаний, так сказать.

– Я тебе повторю! Так повторю, что ни один пластический хирург не поможет! – Продолжила возмущаться Дана, даже не обратив внимание на то, как я ее назвал. – Да отпусти ты меня наконец! Тебе же хуже будет!

Если честно, с трудом сдержал смех. Ну вот что мне может сделать это чудо маленькое?

А потому, просто продолжил удерживать ее.

– А я все таки рискну. – Наклонившись чуть ближе, прошептал я.

Дана.

Нет, это вообще что было? Какого…он меня поцеловал? И зачем, я ответила, а? И самое главное, КАКОГО ЛЕШЕГО МНЕ ТАК ПОНРАВИЛОСЬ?!

«Дура, ой дура!» - Обзывала я себя, по прежнему пытаясь вырваться. А этот…этот…Денис, короче, вместо того, чтобы внять моим угрозам, просто продолжил удерживать меня! Нет, это вообще нормальная реакция?!

– А я все таки рискну. – Услышала я.

Прищурилась. «Ах так значит, да? Ну ладно. Сам напросился!» – Решила я. И со всего размаху ударила Дениса в лицо.

Я уже вроде говорила, что папа в спецназе был? Так вот, он все таки кое-чему и меня научил.

Денис, ойкнув, отпустил меня. Мне даже жалко его стало. Удар мой, конечно нельзя назвать очень уж сильным, но я знала, что ему как минимум больно. Да и синяк на скуле наверняка останется…

«Может я зря?..» –  Закралась предательская мысль, когда я увидела, как Денис чуть кривит лицо, пытаясь дотронуться до скулы. Да еще и взгляд этот с укором!

«Нет, ну я же предупреждала!» – Пытаясь оправдаться, сказала я, сначала про себя, а затем повторив вслух.

– Мда. Пожалуй действительно стоило прислушаться к твоим словам. – Усмехнулся Денис, все еще слегка морщась. – Ты где такому научиться успела?

Я моментально расслабилась. Похоже меня пронесло, и бить в ответ меня не будут.

– Где-где... Папа научил. Ты же наверняка запомнил его рукопожатие?.. – Вопросительно посмотрела на парня, и, дождавшись ответного кивка, продолжила. – Он у меня служил. В спецназе. Ну, остальное объяснять, надеюсь, не надо?

– Нет. Хороший удар. – С нотками восхищения добавил Денис.

Нет, он точно нормальный? Я ему тут гематому на лице оставила, а он вместо того, что бы как минимум – наорать, как максимум – отшлепать меня, восхищается?! Хотя, стоило признать, что мне польстило его восхищение. Да и такая нестандартная реакция...скажем так, привлекала. 

– Сильно болит?

– Да нет. Тут больше задето мое самолюбие. – С насмешкой, направленной на самого себя, ответил Денис.

– Может, вернемся и льда попросим? – Предложила я.

– Не надо. Пойдем лучше. Но ты мне будешь кое что должна за моральный ущерб, так сказать.

Я тут же насторожилась. Похоже, не так уж меня и пронесло.

– И что же? – постаралась, как можно спокойнее, спросить я.

– Пока не решил.

Он что, меня совсем извести хочет? Видно Денис все же заметил мое состояние, потому что продолжил:

– Да не переживай! Ничего страшного не потребую.

И вот почему я ему не верю? А наоборот даже, после этого утешения, еще больше насторожилась. Но решила промолчать. Незачем ему знать о моих опасениях.

– Ну, раз не хочешь к родителям за льдом, тогда поедем. – Решила я.

– Угу. – Согласился Денис, и мы пошли (наконец-то, и года не прошло!) вниз.