Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный)

Власов А А

Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный)

 

 

Раздел I

Общие положения

 

Глава 1

Основные положения

 

Статья 1. Осуществление правосудия арбитражными судами

1. Комментируемая статья применительно к судопроизводству по делам, отнесенным к компетенции арбитражных судов, конкретизирует закрепленный в ст. 118 Конституции РФ принцип, согласно которому правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, входящим в установленную Конституцией и федеральным конституционным законом судебную систему страны.

2. Законодательство об арбитражных судах относит к их подведомственности дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, в которых, по общему правилу, участвуют на той и другой стороне юридические лица и граждане-предприниматели (см. комментарий к ст. 27–33 АПК). Возникают они из гражданских, административных и иных правоотношений и, как правило, становятся подведомственными судам общей юрисдикции при появлении в числе участников спора гражданина, не наделенного статусом предпринимателя. В таких случаях согласно действующему гражданскому процессуальному законодательству они как гражданские дела рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства.

Несколько иной подход к определению вида судопроизводства в новом арбитражном процессуальном законодательстве. Согласно ст. 29 АПК процедура рассмотрения арбитражными судами экономических споров и иных дел, связанных с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, если они возникают из административных и иных публичных правоотношений, является административным судопроизводством. Соответственно названные дела при рассмотрении их арбитражным судом следует относить к категории административных дел.

Другие дела, подведомственные арбитражным судам, относятся к категории гражданских дел. Как и в судах общей юрисдикции, они рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства, но по правилам, предусмотренным арбитражным процессуальным законодательством. Это — дела искового производства, возникающие из гражданских правоотношений (ст. 28 АПК); дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 30 АПК); дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на их принудительное исполнение (ст. 31 АПК); дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений (ст. 32 АПК); дела специальной подведомственности, если они не подлежат рассмотрению в порядке административного судопроизводства (ст. 33 АПК).

Таким образом, арбитражные суды при рассмотрении подведомственных им дел осуществляют судебную власть посредством гражданского и административного судопроизводства (ч. 2 ст. 118 Конституции РФ).

3. В соответствии со ст. 3 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и ст. 4, 23–25 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» систему арбитражных судов составляют Высший Арбитражный Суд РФ, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды субъектов РФ. Только названные суды в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к рассмотрению дел арбитражных заседателей осуществляют правосудие по гражданским и административным делам, отнесенным к компетенции арбитражных судов.

Арбитражные суды субъектов РФ — это арбитражные суды республик, краев, областей, городов федерального значения, автономных округов. Употребляемое в законе родовое наименование этих судов как судов субъектов РФ не совсем корректно, поскольку они являются федеральными судами. Оно указывает лишь на то, что юрисдикция арбитражного суда данного уровня ограничена территорией субъекта РФ.

4. Правосудие по гражданским делам осуществляется арбитражными судами, когда они в соответствии с правилами о подсудности рассматривают дела в качестве суда первой инстанции в любом из видов производств (см. ст. 28–33 АПК), а также по вновь открывшимся обстоятельствам (гл. 37 АПК). К сфере правосудия относятся и производства по пересмотру дел в апелляционном, кассационном и надзорном порядке (гл. 34–36 АПК).

5. Если иное не установлено федеральным законом, подведомственный арбитражному суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, по соглашению сторон может рассматриваться третейским судом (п. 2 ст. 1 Федерального закона от 24 июля 2002 г. «О третейских судах в Российской Федерации»). По бесспорным вопросам защищает права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности также нотариат. Однако разрешение названными органами правовых вопросов осуществлением правосудия не является.

 

Статья 2. Задачи судопроизводства в арбитражных судах

1. Комментируемая статья, хотя и называет все перечисленные в ней целевые установки разного уровня задачами, фактически формулирует не только общие задачи, но и конечные цели судопроизводства в арбитражных судах. В обобщенном виде в задачах и целях через волю законодателя выражаются представления всего общества о необходимом и желаемом результате осуществления правосудия по делам, отнесенным к компетенции арбитражных судов.

Общим задачам и целям не могут противоречить все другие нормы арбитражного процессуального права и деятельность субъектов процесса. Даже принципы арбитражного процесса играют подчиненную роль по отношению к целям правосудия и предназначены для выражения этих целей и определения методов их осуществления.

2. В п. 1 ст. 2 АПК сформулированы основные конечные цели судопроизводства в арбитражных судах. Они заключаются в защите прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, а также государства и общества в лице Российской Федерации и ее субъектов, федеральных и региональных органов государственной власти, органов местного самоуправления. При этом под лицами, осуществляющими предпринимательскую и иную экономическую деятельность, следует понимать прежде всего граждан.

Такая последовательность законодательного закрепления целевой направленности процессуальной деятельности суда и других участников арбитражного процесса соответствует положениям ст. 2, 17, 18 Конституции РФ о приоритетном значении прав и свобод человека и гражданина, которые определяют смысл, содержание и применение законов, а также деятельность государственных и иных органов, и обеспечиваются правосудием. Названная конституционная цель правосудия распространяется и на юридических лиц, поскольку за их статусом всегда стоит объединение граждан. Кроме того, в Российской Федерации равным образом защищаются все формы собственности, а заинтересованные лица независимо от того, являются они физическими или юридическими лицами, обладают равными процессуальными возможностями для отстаивания своих субъективных прав и законных интересов (ч. 2 ст. 8, ч. 3 ст. 123 Конституции РФ).

Это относится и к иностранным лицам, которые пользуются процессуальными правами наравне с российскими гражданами и организациями, если иное не установлено федеральным законом или международным договором РФ (ч. 3 ст. 62 Конституции РФ, ст. 254 АПК).

3. Правильное и своевременное рассмотрение дела арбитражным судом обеспечивает не только защиту прав и законных интересов участников спорных правоотношений, но дополнительно способствует укреплению законности и предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду, содействует становлению правильных и упорядоченных отношений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Следовательно, в пп. 4–6 ст. 2 АПК также сформулированы конечные цели судопроизводства в арбитражных судах, но в отличие от основных целей они являются дополнительными (факультативными).

4. Целевые установки более низкого уровня по отношению к конечным целям сформулированы в пп. 2 и 3 ст. 2 АПК. Они выступают в качестве нормативно закрепленного средства для достижения названных конечных целей судопроизводства в арбитражных судах.

5. Более четко и верно сформулированы целевые установки судопроизводства по таким же делам, но подведомственным судам общей юрисдикции, в гражданском процессуальном законодательстве. Согласно ст. 2 ГПК задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты прав, свобод и охраняемых законом интересов участников спорных правоотношений. Выполнение названных задач должно также способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду, т. е. достижению дополнительных (факультативных) целей судопроизводства.

Употребления в законе двух понятий (задачи и цели) объективно требует последовательное развитие процесса, поскольку задача всегда выступает в качестве средства достижения последующей цели на более отдаленном этапе процессуальной деятельности, на другом же этапе задача сама выступает в качестве цели. Это полностью относится к арбитражному процессу.

Например, несмотря на отсутствие в ст. 2 АПК прямого указания на задачу по правильному рассмотрению дела, такая общая установка наряду с требованием своевременности судебного разбирательства реально стоит перед арбитражным судом и другими субъектами процесса. В совокупности задачи по правильному и своевременному рассмотрению дел являются средством достижения конечных целей для всего судопроизводства в арбитражных судах, а для стадии подготовки дела к судебному разбирательству они сами выступают как цели, которые достигаются выполнением своих специфических задач. Это нашло отражение в арбитражном процессуальном законодательстве.

Так, в ст. 133 АПК прямо указывается, что подготовка дела к судебному разбирательству проводится в целях обеспечения его правильного и своевременного рассмотрения. Для достижения же названных целей должны быть выполнены задачи, сформулированные в ч. 3 ст. 133 АПК.

 

Статья 3. Законодательство о судопроизводстве в арбитражных судах

1. В соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ арбитражное процессуальное законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации. Следовательно, субъекты РФ не вправе принимать законы, регулирующие процедуру рассмотрения дел арбитражными судами.

2. Основополагающим источником арбитражного процессуального права является Конституция РФ, закрепившая основные цели правосудия во всех формах его осуществления, его важнейшие принципы, а также основные права и свободы человека и гражданина в сфере правосудия (см. комментарий к ст. 1, 2 и последующим статьям гл. 1 АПК). Все другие нормативные акты, регулирующие процедуру рассмотрения и разрешения дел в арбитражных судах, не должны противоречить Конституции РФ.

Некоторые положения Основного Закона страны, затрагивающие наиболее важные стороны деятельности арбитражных судов по осуществлению правосудия, дополняются и развиваются в федеральных конституционных законах, которыми, в частности, устанавливаются полномочия, порядок образования и деятельности федеральных судов (ч. 3 ст. 128 Конституции РФ). Кроме названных в комментируемой статье Федеральных конституционных законов от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» и от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» к источникам арбитражного процессуального права относятся и другие федеральные конституционные законы.

В частности, в Федеральном конституционном законе от 21 июля 1994 г. (в редакции от 8 февраля 2001 г. и от 15 декабря 2001 г.) «О Конституционном Суде Российской Федерации» предусмотрены нормы об обязательности решений Конституционного Суда для других судов при разрешении ими дел, о пересмотре судебных решений, если они основаны на актах, признанных неконституционными, о приостановлении производства по делу при обращении суда с запросом в Конституционный Суд и др.

3. Нормы процессуального права, устанавливающие некоторые правила судопроизводства в арбитражных судах, содержатся в многочисленных федеральных законах, не являющихся конституционными, в том числе и в кодифицированных актах материального права (гражданского, налогового, таможенного и др.). Однако важнейшее значение среди обычных федеральных законов имеет АПК, в котором закреплено большинство норм арбитражного процессуального права, в том числе все его основные положения (принципы).

По смыслу ч. 2 ст. 3 АПК процессуальные нормы для судопроизводства в арбитражных судах, которые содержатся в других федеральных законах, должны соответствовать не только Конституции РФ и Федеральным конституционным законам «О судебной системе Российской Федерации» и «Об арбитражных судах в Российской Федерации», но также и основным положениям настоящего Кодекса. Это не относится к иным федеральным конституционным законам, не названным в данной норме, но имеющим по отношению к АПК большую юридическую силу.

4. Правило комментируемой статьи о приоритете международного договора РФ по отношению к внутреннему арбитражному процессуальному законодательству конкретизирует соответствующие положения ч. 4 ст. 15 Конституции РФ применительно к судопроизводству в арбитражных судах. Хотя условия большинства международных договоров РФ, затрагивающих сферу процессуальных отношений, распространяются на производство по делам с участием иностранных лиц, данное правило имеет общее значение для всех норм процессуального законодательства, в связи с чем вполне оправданно помещено законодателем в гл. 1 АПК.

Это обусловлено тем, что имеются такие международные соглашения с участием РФ, которые затрагивают основные права человека в сфере правосудия по гражданским делам или содержат некоторые унифицированные процедурные правила. К числу таких соглашений относится, например, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ратифицированная РФ 30 марта 1998 г.

Международные договоры РФ не должны заключаться и ратифицироваться, если они противоречат Конституции РФ (ст. 22 Федерального закона от 15 июля 1995 г. «О международных договорах Российской Федерации»). Если это все же произошло, применению подлежат не нормы международного договора, а конституционные положения, поскольку в правовой системе страны, составной частью которой являются международные нормы, Конституция РФ имеет высшую юридическую силу.

В частности, международные договоры не должны устанавливать такой порядок судопроизводства, который допускает меньшие гарантии для субъектов процесса, чем это предусмотрено Основным Законом страны. Установление же международным договором больших гарантий не противоречит Конституции РФ.

Подробные разъяснения по вопросам применения международных договоров в практике арбитражных судов даны в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса».

5. Закрепленное в ч. 4 ст. 3 АПК правило о действии процессуальных норм во времени означает, что если в процессе рассмотрения и разрешения дела изменилось процессуальное законодательство, после вступления его в силу суд обязан применять правила, действующие в момент совершения конкретных действий. Однако это не означает, что совершенные в соответствии с прежним законодательством процессуальные действия на предшествующих этапах судопроизводства должны признаваться незаконными.

Процессуальный закон вступает в действие в течение десяти дней после дня его официального опубликования, если в нем самом не установлен другой порядок. Официальным опубликованием федерального конституционного закона, федерального закона считается первая публикация его полного текста в «Парламентской газете», «Российской газете» или в Собрании законодательства Российской Федерации (ст. 4, 6 Федерального закона от 14 июня 1994 г. (в редакции от 22 октября 1999 г.) «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания».

6. В комментируемой статье не сформулированы правила о том, как следует поступать суду при отсутствии нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникающие в ходе производства по делу. Вместе с тем в законодательстве трудно, а иногда и невозможно предусмотреть все многообразные ситуации, которые могут возникнуть в процедуре рассмотрения и разрешения арбитражным судом конкретного дела.

В связи с этим в судебной практике довольно часто приходится преодолевать пробелы в правовом регулировании процессуальной деятельности и связанных с нею отношений между субъектами судопроизводства с помощью аналогии закона или права. Не случайно соответствующие правила для процедуры рассмотрения и разрешения аналогичных дел, относящихся к подведомственности судов общей юрисдикции, содержатся в ст. 1 ГПК.

При обнаружении пробела в регулировании процессуальных отношений арбитражные суды также должны применять процессуальную норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы — действовать, исходя из принципов осуществления правосудия в РФ (аналогия права). Правовой основой для этого служат применяемые по аналогии нормативные положения ч. 6 ст. 13 АПК, а также положения смежной отрасли гражданского процессуального права (ст. 1 ГПК).

 

Статья 4. Право на обращение в арбитражный суд

1. Заинтересованное лицо при нарушении или угрозе нарушения его прав, свобод и охраняемых законом интересов по своему усмотрению решает, воспользоваться ему гарантированным ст. 46 Конституции РФ правом на судебную защиту или нет. Однако при выборе судебного способа защиты и обращении в суд ему должен быть предоставлен равный с другими заинтересованными лицами доступ к правосудию в соответствии с порядком, установленным федеральным законом.

Только обращения заинтересованного лица (истца, заявителя) недостаточно для возникновения арбитражного процесса, для этого необходимы также встречные правоприменительные действия суда в лице единоличного судьи. Соблюдение заинтересованным лицом установленного законом порядка обращения в суд за защитой прав и охраняемых законом интересов обязывает судью вынести определение о принятии заявления, которое процессуально оформляет возбуждение гражданского дела в суде первой инстанции (ст. 127 АПК).

Заинтересованность лица в судебной защите при обращении в суд будет в том случае, если оно считает, что его права или охраняемые законом интересы неправомерно нарушены или оспариваются. При этом заинтересованное лицо может и заблуждаться относительно действительного наличия у него субъективного материального права, подлежащего защите. Однако судья на этапе возбуждения дела не вправе отказать данному лицу в принятии заявления из-за отсутствия у него правовой заинтересованности. Ответ на этот вопрос может быть дан лишь при разрешении спора по существу.

2. По общему правилу, в соответствии с принципом диспозитивности инициатива в возбуждении дела должна принадлежать лицу, заинтересованному в защите своих прав, свобод и интересов. Закон допускает исключение из этого общего правила лишь в случаях необходимости защиты публичных интересов, охраны государственных или общественных интересов.

Инициатива в возникновении процесса в таких случаях может принадлежать прокурору, государственным органам, органам местного самоуправления и иным органам. Однако при подаче названными субъектами заявления в защиту прав конкретных лиц те привлекаются к участию в деле в качестве истца (см. комментарий к ст. 52, 53 АПК).

3. Право заинтересованного лица по своему усмотрению решать вопрос об обращении за судебной защитой не означает, что субъекты спорного материального правоотношения могут заранее заключить соглашение об отказе от обращения в суд. Такой отказ независимо от формы его выражения в силу прямого указания ч. 3 ст. 4 АПК является недействительным.

4. Установленная законом возможность заключения участниками спорного материального правоотношения соглашения о соблюдении в случае возникновения спора обязательного для них предварительного внесудебного порядка его разрешения, введение федеральным законом такого порядка по некоторым категориям дел не противоречит конституционному праву на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ), поскольку после его соблюдения препятствия для обращения в суд будут устранены. Конституционный Суд РФ в определении от 16 ноября 2000 г. по жалобе ТОО «Эконт» на нарушение конституционных прав и свобод отдельными положениями ст. 231, 247, 279, 371 и 379 Таможенного кодекса Российской Федерации пришел к выводу, что положение ч. 2 ст. 371 названного Кодекса, устанавливающее правило об обязательном предварительном обращении с жалобой на постановление таможенного органа о наложении взыскания в вышестоящий таможенный орган, направлено на оперативное разрешение конфликтов непосредственно в государственных органах и не препятствует реализации права на судебную защиту.

К числу дел, по которым предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования конфликта, относятся, в частности, дела по спорам, возникающим в связи с оказанием транспортных услуг и услуг связи. Например, в соответствии со ст. 135, 139 Транспортного устава железных дорог Российской Федерации (Федеральный закон от 8 января 1998 г.) до предъявления к железной дороге иска, возникшего в связи с осуществлением перевозки груза или грузобагажа, обязательно предъявление к ней претензии, срок для которой установлен в 6 месяцев, а в отношении штрафов и пеней — 45 дней.

Утрата возможности предварительного порядка досудебного разрешения спора не может препятствовать обращению в суд, поскольку это противоречило бы конституционному праву на судебную защиту. Однако следует учитывать, что и законодатель в новых нормативных актах не устанавливает пресекательных сроков, истечение которых препятствовало бы обращению за разрешением правового конфликта в досудебном порядке. Так, согласно Транспортному уставу железных дорог перевозчик вправе принять претензию к рассмотрению и после истечения установленного срока, если признает причину этого пропуска уважительной.

5. Не может рассматриваться как отказ от права на обращение в суд использование в предусмотренном федеральным законом порядке по соглашению между участниками спора, возникающего из гражданских правоотношений, третейского способа разрешения возникшего между ними правового конфликта (см. Федеральный закон от 24 июля 2002 г. «О третейских судах в Российской Федерации»). Решение третейского суда о защите прав, свобод и охраняемых законом интересов по инициативе заинтересованного лица подлежит принудительному исполнению, его правильность может быть проверена по подведомственным ему делам арбитражным судом при решении вопроса о выдаче исполнительного листа или по жалобе (см. комментарий к гл. 30 АПК).

 

Статья 5. Независимость судей арбитражных судов

1. Независимость судей является важнейшим конституционным принципом российского правосудия (ч. 1 ст. 120 Конституции РФ). В судопроизводстве по делам, отнесенным к компетенции арбитражных судов, она служит гарантией объективности и беспристрастности суда при выполнении им обязанностей по созданию в состязательном процессе необходимых условий для установления действительных обстоятельств дела, по вынесению законного и обоснованного решения.

Принцип независимости судей тесно связан с разделением государственной власти в РФ на законодательную, исполнительную и судебную, с самостоятельностью судов при осуществлении судебной власти (ст. 10 Конституции РФ, ч. 1 ст. 5 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»). Однако самостоятельности всех ветвей государственной власти не противоречит необходимость их согласованного функционирования и взаимодействия, в частности, при обеспечении прав и свобод человека и гражданина, как это предусмотрено в ст. 2 и 18 Конституции РФ. При осуществлении правосудия судьи не могут полагаться лишь на свое усмотрение, а должны действовать в соответствии с выявленной ими волей законодателя, которая находит выражение в законах и подзаконных нормативных актах.

Таким образом, в содержание принципа независимости судей входит осуществление судами правосудия независимо от чьей бы то ни было воли, но с подчинением их требованиям норм процессуального и материального права.

2. Правосудие по гражданским делам должно осуществляться судами в строгом соответствии с процедурой, установленной Конституцией РФ и федеральными законами (см. комментарий к ст. 3 АПК). Однако при разрешении дел суды кроме Конституции РФ и федеральных законов обязаны применять законы субъектов РФ, а также нормативные акты федеральных и региональных органов государственной исполнительной власти, органов местного самоуправления. Что касается сформулированного в конституционных нормах и ч. 1 ст. 5 АПК положения о подчинении судей при осуществлении правосудия только Конституции РФ и федеральному закону, то его следует рассматривать в контексте иерархии норм в системе законодательных актов (см. комментарий к ст. 13 АПК).

3. Всякое вмешательство в деятельность судей по осуществлению правосудия преследуется по закону вплоть до привлечения виновных лиц к уголовной ответственности (ст. 294–298 УК).

Раскрывая содержание положения о недопустимости вмешательства в судебную деятельность, ч. 2 ст. 10 Закона РФ от 26 июня 1992 г. (с последующими изменениями и дополнениями) «О статусе судей в Российской Федерации») формулирует правило о том, что судья не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также предоставлять их кому бы то ни было для ознакомления иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом.

Знакомиться с материалами дела могут участвующие в деле лица и их представители (ст. 41, 62 АПК). В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 23 Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 г. «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» с гражданским делом, решение по которому вступило в законную силу, вправе знакомиться Уполномоченный по правам человека. Под гражданским делом в данном случае следует понимать дело, рассмотренное арбитражным судом в порядке гражданского и административного судопроизводства (см. комментарий к ст. 1 АПК).

При обжаловании не вступившего в законную силу решения участвующими в деле лицами и иными лицами (ст. 40, 42 АПК) дело направляется в суд апелляционной инстанции в трехдневный срок со дня поступления жалобы (ч. 2 ст. 257 АПК). После вступления в законную силу решения дело при кассационном обжаловании должно быть направлено с соблюдением того же срока в федеральный арбитражный суд округа (ч. 2 ст. 275 АПК). При возбуждении надзорного производства судьей Высшего Арбитражного Суда в определении может быть указано на истребование дела из арбитражного суда, который обязан направить истребованное дело в пятидневный срок со дня получения копии определения (ч. 4 ст. 295 АПК).

4. Часть наиболее важных гарантий независимости судей непосредственно закреплены в Конституции РФ. К ним относятся: несменяемость судей, включающая положение о возможности прекращения или приостановления их полномочий не иначе как в порядке и по основаниям, установленным федеральным законом (ст. 121); неприкосновенность судей, включающая положение о невозможности привлечения судьи к уголовной ответственности иначе как в порядке, определяемом федеральным законом (ст. 122); финансирование судов только из федерального бюджета и на условиях обеспечения возможности полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом (ст. 124).

Более полно содержание понятий несменяемости и неприкосновенности судьи раскрывается в ст. 12 и 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации». Кроме того, в ст. 9 названного Закона дополнительно к конституционно закрепленным гарантиям указывается, что независимость судьи обеспечивается: предусмотренной законом процедурой осуществления правосудия; запретом, под угрозой ответственности, чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия; правом судьи на отставку, системой органов судейского сообщества; предоставлением судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу.

 

Статья 6. Законность при рассмотрении дел арбитражным судом

1. Комментируемая статья формулирует принцип законности в судопроизводстве по делам, подведомственным арбитражным судам. В общем виде он содержится в ч. 2 ст. 15 Конституции РФ, согласно которой органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы.

Принцип законности взаимосвязан с принципом независимости судей (см. комментарий к ст. 5 АПК). Независимость судей обеспечивается, в частности, осуществлением правосудия в строгом соответствии с требованиями закона, но одновременно она сама служит одной из гарантий реализации принципа законности в судопроизводстве.

2. Деятельность арбитражного суда по рассмотрению и разрешению дел является правоприменительной, и законность при осуществлении правосудия обеспечивается правильным применением судом норм материального и процессуального права (см. комментарий к ст. 3, 13 АПК). Однако требования принципа законности распространяются также на всех других участников судопроизводства.

Арбитражный процесс возникает и развивается по инициативе сторон и других лиц, участвующих в деле, но решающую роль при этом играет суд, без участия которого процессуальные правоотношения существовать не могут. Если действия других субъектов процесса не соответствуют их правам и обязанностям, предусмотренным законом, они не должны санкционироваться судом.

 

Статья 7. Равенство всех перед законом и судом

1. Сформулированное в комментируемой статье положение об осуществлении арбитражным судом правосудия на началах равенства граждан и организаций перед законом и судом вытекает из требований ст. 8 и 19 Конституции РФ, а также ст. 7 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» о равенстве всех перед законом и судом независимо от каких-либо признаков и обстоятельств, о равном признании и защите частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности.

Принцип равенства перед законом и судом в арбитражном процессе предполагает равенство прав и обязанностей всех субъектов правоотношений, возникающих в связи с рассмотрением и разрешением арбитражным судом дела во всех его производствах и стадиях. Действие данного принципа распространяется также на иностранных граждан и лиц без гражданства, на иностранные организации и международные организации (ч. 3 ст. 62 Конституции РФ, ст. 254 АПК).

2. При рассмотрении и разрешении дела арбитражный суд в установленной процессуальным законом процедуре выявляет содержание спорных материальных правоотношений, определяет права и обязанности их субъектов и решением приказывает им привести свое поведение в соответствие с предписаниями применяемых норм материального права. Следовательно, равенство всех перед законом и судом при осуществлении правосудия имеет процессуальный и материально-правовой аспекты.

Равенство перед законом и судом в процессуальном аспекте взаимосвязано с принципом процессуального равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, ст. 8 АПК), но по сравнению с ним имеет более широкое содержание, поскольку включает в себя равенство процессуальных прав и обязанностей не только противостоящих друг другу в состязательном процессе сторон и других лиц, участвующих в деле, но всех других субъектов судопроизводства. Материально-правовой аспект равенства требует от суда определять права и обязанности субъектов спорных отношений независимо от каких-либо характеризующих их признаков и обстоятельств в строгом соответствии с предписаниями материального закона.

3. При характеристике данного принципа следует учитывать, что субъекты процессуальных правоотношений различаются по своим процессуальным функциям и целям участия в судопроизводстве, в связи с чем различается и содержание их прав и обязанностей, предусмотренных законом. Кроме того, закон для некоторых категорий субъектов судопроизводства устанавливает определенные преимущества или ограничения.

Например, в соответствии со ст. 105 АПК и ст. 5 Закона РФ от 19 декабря 1991 г. (в редакции Федерального закона от 31 декабря 1995 г., с последующими изменениями и дополнениями) «О государственной пошлине» некоторые участники рассмотрения дела в арбитражных судах пользуются льготами по уплате государственной пошлины. Согласно ч. 3 ст. 62 Конституции РФ в случаях, предусмотренных федеральным законом или международным договором, объем прав и обязанностей иностранных лиц и лиц без гражданства может быть иным, чем у граждан РФ. Соответственно в ст. 254 АПК устанавливается, что иностранным лицам предоставляются процессуальные льготы, если они предусмотрены международным договором; вместе с тем Правительством РФ могут быть установлены ответные ограничения в отношении иностранных лиц тех государств, в которых допускаются специальные ограничения процессуальных прав граждан и организаций РФ.

4. Подобные примеры не противоречат принципу равенства всех перед законом и судом, поскольку законодатель вправе принимать во внимание особенность тех или иных категорий лиц и в связи с этим устанавливать для них различные правила поведения с учетом задач и целей судопроизводства. Равенство в данном случае будет проявляться внутри соответствующей категории субъектов арбитражного процесса, обладающих определенными признаками.

 

Статья 8. Равноправие сторон

1. Комментируемая статья конкретизирует для судопроизводства в арбитражном суде конституционный принцип осуществления правосудия на основе равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ). Он тесно связан с принципом состязательности, поскольку реально состязаться могут лишь процессуально равноправные субъекты.

Действие принципа процессуального равноправия сторон распространяется не только на стороны, но и на всех других участвующих в деле лиц. Заявители и заинтересованные лица по делам особого производства и другим делам, третьи лица, прокурор, а также органы, обратившиеся в суд в случаях, предусмотренных законом, несут процессуальные обязанности и пользуются процессуальными правами стороны, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом (см. комментарий к ст. 45, 50–53 АПК).

2. В ч. 2 комментируемой статьи перечислены те процессуальные права, которые равным образом предоставляются противостоящим друг другу сторонам, а также всем другим участвующим в деле лицам. Стороны и другие лица, участвующие в деле, обладают и другими процессуальными правами и обязанностями, необходимыми для реализации тех задач и целей, ради которых они участвуют в судопроизводстве (см. комментарий к ст. 41 АПК). Объем их равен для всех, если иное не обусловлено различием их процессуальных функций или не установлено федеральным законом (см. также комментарий к ст. 7 АПК).

Например, у истца есть право отказаться от иска, а у ответчика с учетом специфики его процессуального положения — право признать иск (ст. 49 АПК), некоторые лица освобождены от обязанности по уплате судебных расходов (ст. 105 АПК и ст. 5 Закона РФ от 19 декабря 1991 г. в редакции Федерального закона от 31 декабря 1995 г. с последующими изменениями и дополнениями «О государственной пошлине») и т. д. Однако подобные различия не отражаются на полноте использования отдельными субъектами судопроизводства процессуальных средств для отстаивания своих интересов в условиях состязательного процесса.

 

Статья 9. Состязательность

1. Состязательность судопроизводства в арбитражном суде обусловлена противоположностью материально-правовых интересов сторон. Принятие судьей искового заявления означает лишь возникновение спора в суде по инициативе истца. Существует ли в действительности между сторонами материальное правоотношение, является ли ответчик нарушителем его субъективных прав, истец должен доказать суду как органу правосудия, уполномоченному государством на разрешение споров и принятие по ним обязательных решений. Ответчик же преследует цель защиты своих субъективных прав и интересов от необоснованных, с его точки зрения, притязаний истца путем обоснования с помощью доказательств возражений против них, добиваясь вынесения решения об отказе в иске.

2. Действие принципа состязательности, взаимосвязанного с принципом процессуального равноправия, распространяется не только на стороны, но и на всех других лиц, участвующих в деле. Третьи лица, прокурор, а также органы, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц, заявители и заинтересованные лица по делам особого производства и другим делам, как и стороны, обладают процессуальными правами и обязанностями, необходимыми для реализации тех задач и целей, ради которых они участвуют в состязательном судопроизводстве.

Процессуальным противостоянием сторон и других лиц, участвующих в деле, характеризуется вся процедура рассмотрения и разрешения дела в арбитражном суде. На любом этапе судопроизводства в порядке, предусмотренном законом, каждое участвующее в деле лицо в противовес действиям другой стороны в споре вправе отстаивать защищаемые им интересы при разрешении судом любого вопроса, возникающего при рассмотрении дела.

3. Необходимым признаком состязательного судопроизводства является наличие прав и обязанностей по доказыванию обстоятельств дела и представлению доказательств у процессуально равноправных сторон и других участвующих в деле лиц (ст. 41, ч. 1 ст. 65, ч. 1 ст. 66 АПК). На суд в состязательном процессе по делам, возникающим из частноправовых отношений, не должны возлагаться обязанности по собиранию доказательств и по доказыванию действительных обстоятельств дела, даже если это продиктовано внешне вполне разумной и желательной целью установления объективной истины по делу. Реально возложение такой обязанности могло бы привести к тому, что суд, обладающий большими возможностями по доказыванию, вопреки требованию о беспристрастности вынужден был бы действовать в интересах какой-либо из сторон.

Такое положение обусловлено и объективными трудностями процесса доказывания, в связи с чем не всегда прошедшие события возможно с достоверностью установить даже специально созданным и наделенным особыми полномочиями органам по расследованию каких-либо обстоятельств или суду независимо от видов судопроизводства. Не случайно в уголовном судопроизводстве закон устанавливает презумпцию невиновности, а в гражданском и арбитражном процессе в интересах потерпевшей стороны доказательственные презумпции, т. е. предположения о существовании определенных фактов при доказанности некоторых связанных с ними фактов.

4. Вместе с тем задачами судопроизводства в арбитражном суде является правильное и своевременное рассмотрение дел в целях защиты прав и законных интересов граждан и организаций, охраны общественных и государственных интересов, укрепления законности и предупреждения правонарушений, формирования уважительного отношения к закону и суду (см. комментарий к ст. 2 АПК). Состязательная форма процесса должна обеспечить реализацию названных задач и целей, отражающих общественные потребности и интересы в охране законности и правопорядка в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а это предполагает защиту судом действительно нарушенных или оспариваемых неправомерно прав и законных интересов участников судопроизводства. Следовательно, суд не должен быть пассивным наблюдателем процессуального противоборства сторон, безучастно ожидающим результата их состязания.

Сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, суд обязан осуществлять руководство процессом, разъяснять лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждать о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывать им содействие в реализации прав, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления обстоятельств дела и правильного применения законодательства. Для этого он, в частности, определяет предмет доказывания по делу и вправе предложить сторонам и другим лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства; в случае, когда представление необходимых доказательств для них затруднительно, суд по их ходатайству оказывает им содействие в собирании и истребовании доказательств (ч. 2 ст. 65, ч. 4 ст. 66 АПК).

5. Исключение из общих правил о представлении и истребовании доказательств предусмотрено для производства по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений. Если органы государственной власти, органы местного самоуправления, иные органы и должностные лица в таком производстве не представляют доказательства в обоснование своих возражений, суд обязан истребовать их по своей инициативе (ч. 5 ст. 66 АПК).

 

Статья 10. Непосредственность судебного разбирательства

1. Суть принципа непосредственности состоит в том, что процедура доказывания обстоятельств дела происходит непосредственно перед судом, разрешающим дело по существу, без каких-либо посредников. Содержание названного принципа раскрывается в ст. 162 АПК.

2. Арбитражное процессуальное законодательство предусматривает разумные ограничения действия принципа непосредственности, поскольку в отдельных случаях восприятие доказательств судом, рассматривающим дело, без посредника невозможно или затруднительно. Отсутствие таких ограничений привело бы по некоторым делам к утрате самой возможности установления фактических обстоятельств или существенно затруднило бы по ним доказательственную деятельность. В частности, такие ограничения предусмотрены ст. 73 АПК, которые позволяют суду, рассматривающему дело, получить сведения об обстоятельствах дела не от первоисточника, а через посредника в лице другого суда.

Предусмотренные законом случаи отступления от требования непосредственного восприятия средств доказывания не отменяют действие принципа непосредственности вообще. Например, определение об исполнении судебного поручения, которое вместе с полученными материалами направляется в суд, рассматривающий дело, оглашаются и исследуются этим судом в заседании непосредственно (ч. 2 ст. 74, ч. 1 ст. 162 АПК).

3. Принцип непосредственности требует также, чтобы разбирательство дела происходило в неизменном составе судей. Изменение в составе судей (удовлетворение заявления об отводе, болезнь судьи и т. п.) возлагает на суд обязанность вернуться к разбирательству дела с самого начала (см. комментарий к ст. 18, 26 АПК).

4. Непосредственное исследование доказательств дает суду возможность сформировать внутреннее убеждение об относимости, допустимости и достоверности доказательств, а также об их достаточности для надлежащей оценки доказательств и на основе этого для правильного вывода о содержании прав и обязанностях сторон. Суд не вправе класть в основу принимаемого судебного акта доказательства, которые не исследовались им непосредственно в судебном заседании.

 

Статья 11. Гласность судебного разбирательства

1. Принцип гласности судопроизводства в арбитражном суде вытекает из положений ч. 1 ст. 123 Конституции РФ, согласно которым разбирательство дел во всех судах открытое, а слушание дела в закрытом заседании допускается лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом. Данные конституционные положения соответствуют общепризнанным принципам и нормам международного права, в том числе содержащимся в международных договорах с участием РФ.

Так, в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной РФ 30 марта 1998 г., предусматривается право каждого при определении его гражданских прав и обязанностей на справедливое публичное разбирательство дела. При этом устанавливается, что судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или его часть по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также если это требуется в интересах несовершеннолетних, или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, совершенно необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Гласность судебного разбирательства предполагает право любого лица присутствовать в открытом судебном заседании. Оно может быть лишено этого права только по распоряжению председательствующего, если, несмотря на его предупреждение, продолжает нарушать установленный порядок или не подчиняется законным распоряжениям председательствующего (ч. 4 ст. 154 АПК).

3. В ч. 2 ст. 11 АПК сформулированы правила, по которым определенные категории дел подлежат рассмотрению в закрытом судебном заседании в силу прямого указания в законе, а по другим такой порядок устанавливается судом в силу особенностей того или иного конкретного дела при наличии соответствующего ходатайства лица, участвующего в деле, которое суд вправе оставить без удовлетворения при его необоснованности. При этом дела, рассмотрение которых в закрытом судебном заседании предусмотрено законом, сами делятся на две группы. Одни из них во всех случаях подлежат рассмотрению в таком порядке, а другие с согласия лиц, участвующих в деле, могут быть рассмотрены и в открытом судебном заседании.

Так, дело, в котором содержатся сведения, составляющие государственную тайну, должно быть назначено судьей к рассмотрению в закрытом судебном заседании вне зависимости от мнения по этому вопросу участвующих в деле лиц. Сведения, составляющие государственную тайну, и их перечень установлены Законом РФ от 21 июля 1993 г. (в редакции от 6 октября 1997 г.) «О государственной тайне» и Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 г. (с изменениями и дополнениями от 24 января 1998 г.) «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне».

Согласно ст. 23–24 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени; каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Соответственно в целях охраны тайны личной переписки, а также телеграфных и иных сообщений их оглашение и исследование в открытом судебном заседании допускается лишь с согласия лиц, между которыми переписка и сообщения происходили, хотя такое правило непосредственно в АПК не сформулировано (см. для сравнения ст. 183 ГПК). Наличие такого согласия суд обязан выяснять независимо от того, заявлено ли ходатайство об исследовании названных доказательств в закрытом судебном заседании или нет.

В закрытом судебном заседании могут быть рассмотрены и другие дела, содержащие конфиденциальные сведения. В соответствии с Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» к ним, в частности, относятся: сведения, составляющие тайну следствия и судопроизводства; служебные сведения, доступ к которым ограничен государственными органами в соответствии с ГК и федеральными законами (служебная тайна); сведения, связанные с профессиональной деятельностью, доступ к которой ограничен в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки и т. д.); сведения, связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с ГК и федеральными законами (коммерческая тайна); сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них.

4. Ходатайство участвующего в деле лица или его представителя о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании разрешается судом после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле (ст. 159 АПК). Независимо от того, по чьей инициативе принято решение о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании, основано оно на императивном указании закона или усмотрении лиц, участвующих в деле, о таком порядке судебного разбирательства должно быть вынесено мотивированное определение. Выносится определение и в том случае, если в удовлетворении ходатайства о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании было отказано.

5. В закрытом судебном заседании кроме лиц, участвующих в деле, их представителей в необходимых случаях могут участвовать свидетели, эксперты, специалисты, переводчики. Все участвующие в судопроизводстве лица предупреждаются судом об ответственности за разглашение сведений, составляющих государственную тайну, и сведений конфиденциального характера. Например, за незаконное распространение сведений о частной жизни человека, составляющих его личную или семейную тайну, виновные лица могут быть привлечены к уголовной ответственности (ст. 137 УК).

Суд обязан принимать и другие меры к сохранению тайны соответствующей информации. В частности, не исключается возможность удаления свидетеля из зала судебного заседания после его допроса, удаления эксперта и специалиста после совершения ими соответствующих процессуальных действий. Что касается самой процедуры рассмотрения дела в закрытом судебном заседании, то она осуществляется с соблюдением общих правил судопроизводства.

6. Фиксация хода открытого разбирательства с помощью киносъемки, фотосъемки или видеозаписи, его прямая трансляция по радио и телевидению допускается только с разрешения судьи-председательствующего, поскольку использование соответствующих технических средств в зале судебного заседания может создать помехи для исследования и установления обстоятельств дела, а следовательно, и для вынесения правильного решения.

Результат разрешения вопроса о допуске фиксации хода процесса с помощью соответствующих технических средств, о трансляции судебного заседания следует отражать в мотивированном определении суда (ст. 184, 185 АПК). Отказ в таком допуске должен быть обусловлен существенными обстоятельствами, поскольку связан с ограничением принципа гласности судебного разбирательства.

7. Правила комментируемой статьи применяются при рассмотрении дел во всех судебных инстанциях, а также при пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам.

 

Статья 12. Язык судопроизводства

1. Соблюдение правил о языке судопроизводства имеет существенное значение для реализации процессуальных прав лиц, участвующих в деле, всестороннего и полного исследования доказательств и установления обстоятельств дела в условиях состязательного процесса, правильного разрешения дела. Их нарушение является безусловным основанием для отмены решения арбитражного суда в апелляционном или кассационном порядке (п. 3 ч. 4 ст. 270, п. 3 ч. 4 ст. 288 АПК). При установлении данного обстоятельства судебный акт подлежит отмене также и в порядке надзора, поскольку иное противоречило бы единообразному применению в судебной практике комментируемой статьи (п. 1 ст. 304 АПК).

2. Положение ч. 2 данной статьи о праве лиц, участвующих в деле, пользоваться в процессе рассмотрения дела родным языком или любым свободно избранным языком общения и услугами переводчика конкретизирует применительно к судопроизводству в арбитражном суде гарантированное ч. 2 ст. 26 Конституции РФ право каждого на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения. В качестве одного из условий реализации этого права в комментируемой статье указывается на невладение участвующим в деле лицом языком, на котором ведется судопроизводство. Однако с учетом конституционного права каждого на свободный выбор языка общения определение степени владения языком судопроизводства и ее достаточности для полноценного участия в процессе должно отдаваться на усмотрение самого заинтересованного в услугах переводчика лица.

Лица, не владеющие языком судопроизводства, вправе знакомиться со всеми материалами дела на избранном ими языке общения, следовательно, суд обязан обеспечить своевременный перевод на соответствующий язык всех документов, находящихся в деле. В переводе на соответствующий язык должны вручаться этим лицам и все судебные документы.

3. Право пользоваться в процессе родным языком или любым свободно избранным языком и услугами переводчика должно быть разъяснено лицу, не владеющему языком судопроизводства, при подготовке дела к судебному разбирательству сразу же после привлечения его к участию в деле (см. п. 1 ч. 1 ст. 135 АПК). Разъясняется данное право и в подготовительной части судебного заседания (п. 5 ч. 2 ст. 153 АПК).

Оплата услуг переводчика и выплата ему понесенных расходов в связи с явкой в суд производится за счет средств федерального бюджета, если это не связано с возмещением расходов на переводчика, понесенных иностранными лицами и лицами без гражданства. Однако международным договором может быть предусмотрено возмещение названным лицам соответствующих расходов также за счет федерального бюджета (ч. 4 ст. 109 АПК).

 

Статья 13. Нормативные правовые акты, применяемые при рассмотрении дел

1. В ч. 1 комментируемой статьи названы нормативные правовые акты, содержащие нормы действующего материального права, которыми арбитражные суды обязаны руководствоваться при разрешении подведомственных им дел. Конституция РФ среди названных актов имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории страны (ч. 1 ст. 15 Конституции РФ). Все другие законы и иные нормативные правовые акты призваны дополнять, развивать и конкретизировать конституционные нормы и не могут им противоречить.

2. Нормативные акты приведены по степени убывания их юридической силы. При этом следует учитывать, что международные договоры имеют приоритет перед внутренним российским законодательством, но это правило не распространяется на Конституцию РФ, поскольку заключаемые Россией международные договоры не могут ей противоречить. Если же такое вдруг случится, будут действовать нормы Основного Закона страны (см. также комментарий к ст. 3 АПК).

При сопоставлении юридической силы приведенных нормативных актов следует также учитывать, что в соответствии со ст. 76 Конституции РФ законы и иные нормативные акты субъектов РФ не могут противоречить федеральным законам лишь в случаях, если они приняты по предметам ведения РФ или по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов. Если же названные нормативные акты приняты по предметам ведения субъекта РФ, в случае противоречия между ними действует не федеральный закон, а закон или иной нормативный акт субъекта РФ.

3. Обычай делового оборота может применяться арбитражным судом при разрешении дел в случаях, предусмотренных федеральным законом. К источникам действующего права при регулировании отношений в сфере гражданского оборота он отнесен и в ст. 5 ГК.

В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъясняется, что под обычаем делового оборота, который в силу ст. 5 ГК может быть применен судом при разрешении спора, вытекающего из предпринимательской деятельности, следует понимать не предусмотренное законодательством или договором, но сложившееся, т. е. достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, например традиции исполнения тех или иных обязательств и т. п. Обычай делового оборота может быть применен независимо от того, зафиксирован ли он в каком-либо документе (опубликован в печати, изложен во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, и т. п.).

Возможность регулирования материальных правоотношений обычаем делового оборота предусмотрена во многих нормах гражданского законодательства. Например, согласно п. 2 ст. 478 ГК по договору купли-продажи продавец обязан передать покупателю товар, соответствующий условию договора о комплектности, а при отсутствии такового в договоре комплектность товара определяется обычаями делового оборота либо иными обычно предъявляемыми требованиями.

4. Большое значение для правильного разрешения гражданских дел имеют решения Конституционного Суда РФ и постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, которые нередко по наиболее сложным вопросам судебной практики принимаются совместно с Верховным Судом РФ. По своей юридической силе и воздействию на общественные отношения их с полным основанием следует относить к источникам действующего права.

Обязательность решений Конституционного Суда РФ для всех правоприменителей закреплена в ч. 5 ст. 125 Конституции РФ, в ст. 6, 79, 87, 100 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. (с последующими изменениями и дополнениями) «О Конституционном Суде Российской Федерации». Обязательность постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ для арбитражных судов следует из их обязанности при осуществлении правосудия подчиняться Конституции РФ и закону, а также конституционных полномочий Высшего Арбитражного Суда РФ по осуществлению судебного надзора за деятельностью арбитражных судов в соответствующей процессуальной форме и даче разъяснений по вопросам применения норм права в судебной практике (ст. 120, 127 Конституции РФ).

5. Положения ч. 3 ст. 13 ГПК не следует понимать как запрет арбитражному суду при рассмотрении конкретного дела непосредственно применять конституционные нормы, если он приходит к выводу, что подлежащий применению закон противоречит Конституции РФ. Такое полномочие у суда имеется в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 15 Конституции РФ и ч. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации».

Вместе с тем, сделав вывод о неконституционности закона, суд вне зависимости от того, разрешил он дело по существу или нет, обязан обратиться с соответствующим запросом в Конституционный Суд РФ для официальной дисквалификации закона, противоречащего Конституции РФ. Такая обязанность возлагается на суды не только комментируемой нормой, но и постановлением Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации».

6. Необходимость применения арбитражными судами законодательства других государств возникает при разрешении споров с иностранными гражданами или иностранными юридическими лицами. В комментируемой статье подразумевается иностранное законодательство, регулирующее частноправовые отношения, поскольку действие публичного права ограничено пределами национальной территории. Учитывая компетенцию арбитражных судов, это нормы иностранного права, регулирующие гражданско-правовые отношения.

Проблема применения законодательства других государств приобрела особую актуальность после образования на территории некогда единой страны (СССР) пятнадцати независимых государств. Активизировались также многосторонние связи российских физических и юридических лиц с гражданами и организациями других государств в связи с обретением гражданами России реального права свободного выезда за пределы страны и беспрепятственного возвращения в нее.

Вопросы применения норм права других государств российскими судами подробно регулируются в многосторонних и двусторонних международных договорах РФ о правовой помощи. Например, правительствами государств-участников СНГ в 1992 г. было заключено Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, в котором содержится ряд коллизионных норм, регулирующих выбор норм права, применимых к отношениям организаций стран-участниц.

Арбитражные суды не вправе применять законодательство других государств, если императивные нормы российского права исключают их применение. В соответствии с п. 1 ст. 1192 ГК российская императивная норма будет иметь преимущество перед иностранной нормой в двух случаях: если в норме указано, что она применяется независимо от действия права других государств либо ввиду особого значения отечественной нормы, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота. Например, особое значение для гражданского законодательства имеет ст. 1 ГК, закрепляющая его основные начала.

7. Отсутствие нормы права, регулирующей спорные отношения, не может повлечь отказ суда разрешить спор, поскольку это искажало бы саму суть правосудия, вступало в противоречие с его конституционными целями и правом каждого на судебную защиту (ст. 18, 46 Конституции РФ). Пробел в правовом регулировании спорных материальных отношений при разрешении дела арбитражный суд обязан преодолевать с помощью аналогии закона или права. Порядок восполнения пробелов в законодательстве предусмотрен и в отраслях материального права, регулирующих отношения, спор по поводу которых подлежит разрешению арбитражным судом в гражданском судопроизводстве (см., например, ст. 6 ГК).

Отсутствие специальной нормы, регулирующей конкретные отношения между участниками спора, само по себе не дает оснований для вывода о наличии пробела в законодательстве, поскольку чаще всего имеется общая норма, регулирующая определенный вид правоотношений. Например, если на разрешение суда передан спор о правах и обязанностях, возникших из действий сторон, не предусмотренных законом или иным правовым актом (ст. 6 ГК), суд должен исходить из соответствующих норм гражданского законодательства об обязательствах (разд. III ГК) и лишь при их отсутствии вправе обратиться к аналогии закона или права.

 

Статья 14. Применение норм иностранного права

1. Комментируемая статья по содержанию соответствует ст. 1191 ГК. Такое дублирование объясняется тем, что соответствующие положения части третьей Гражданского кодекса, введенные в действие с 1 марта 2002 г., вступили в определенное противоречие с некоторыми общими правилами процессуального права.

Вместе с тем по смыслу ст. 2 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и ст. 3 АПК правилам, установленным в названном конституционном законе и АПК, не должны противоречить содержащиеся в других федеральных законах правила, относящиеся к судопроизводству в арбитражных судах. Закрепляя специальные правила применения норм иностранного права в арбитражном процессе как исключение из общих правил применения судом норм материального права при разрешении дел, ст. 14 АПК снимает вопрос о противоречиях в процессуальных и материальных нормах, возникших после введения в действие части третьей Гражданского кодекса.

2. Нормы иностранного права российскими арбитражными судами должны применяться так же, как они применяются в своем государстве. Это ставит перед судьями непростой вопрос об уяснении содержания применяемых норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и правовой теорией в соответствующем государстве.

3. По условиям многосторонних и двусторонних международных договоров РФ по вопросам правовой помощи и правовых отношений сведения о внутреннем законодательстве того или иного государства и практике его применения направляются, как правило, в Министерство юстиции РФ по его просьбе. Соответственно Министерство юстиции РФ оказывает содействие судам в установлении содержания норм иностранного права.

Суды могут обращаться за содействием и разъяснением по этим вопросам и к другим компетентным органам и организациям РФ (министерства, ведомства, научные учреждения, высшие учебные заведения, консульские учреждения за рубежом и др.). Что касается зарубежных организаций, то они обязаны дать ответ лишь при наличии соответствующего условия в международном договоре. Например, в ст. 12 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (1992), предусмотрено, что высшие судебные органы и министерства юстиции государств-участников СНГ предоставляют друг другу по просьбе аналогичных органов другой Стороны сведения о действующем или действовавшем в их государствах законодательстве и практике его применения.

4. В российской процессуальной теории считается общепризнанным, что для познания права экспертиза назначаться не должна, поскольку в судопроизводстве действует презумпция — судьи знают право. Соответственно содержание норм права, по общему правилу, не включается в предмет доказывания по делу. Однако для иностранного права в комментируемой статье делается исключение. Это касается не только возможности проведения соответствующей экспертизы, но и участия сторон в доказывании содержания норм иностранного права.

Эксперты, привлекаемые судом в целях установления содержания норм иностранного права, относятся к участникам арбитражного процесса, содействующим осуществлению правосудия (ст. 54, 55 АПК). Экспертиза для разъяснения содержания норм иностранного права должна назначаться и проводиться по правилам ст. 82–87 АПК.

 

Статья 15. Судебные акты арбитражного суда

1. Правоприменительная деятельность арбитражного суда при рассмотрении и разрешении им дела связана с принятием и оформлением соответствующих правоприменительных судебных актов.

Суд первой инстанции по результатам разрешения спора по существу принимает решение (ст. 167 АПК), а в случаях, предусмотренных процессуальным законом, и в других случаях по вопросам, требующим разрешения в ходе судебного разбирательства, — определение (ст. 184 АПК). Суды апелляционной, кассационной и надзорной инстанций по результатам пересмотра дела принимают постановления (ст. 271, 289, 305, 306 АПК), а по процедурным вопросам, возникающим в соответствующем производстве, — определения. В форме определения выносятся судебные акты и в исполнительном производстве (разд. VII АПК).

В комментируемой статье не названы акты, принимаемые арбитражным судом при пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам. По ее буквальному смыслу в этом производстве в соответствии с общими правилами в случае отказа должны были бы выноситься определения. Однако в такой форме принимаются акты лишь при отказе в удовлетворении заявления о пересмотре, а также по иным процедурным вопросам, при отмене же решения или определения суда первой инстанции выносится решение, а в случаях отмены постановления или определения судов апелляционной, кассационной или надзорной инстанций выносится постановление (см. комментарий к ст. 317 АПК).

2. Решение, постановление и определение арбитражного суда должно отвечать требованиям законности и обоснованности, содержать мотивы в обоснование выводов суда.

Судебный акт является законным в том случае, когда он вынесен при точном соблюдении норм процессуального права, а в необходимых случаях — и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к спорному материальному правоотношению. Обоснованным судебный акт следует признавать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела (вопроса) факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Обоснованность судебного акта предполагает и приведение в нем соответствующих мотивов.

3. Требования законности и обоснованности относятся ко всем судебным актам, понятия эти взаимосвязанные, и необоснованный акт не может быть законным. С понятием законности связано и соблюдение сроков судопроизводства, поскольку сроки рассмотрения и разрешения дел установлены в нормах арбитражного процессуального права (см. комментарий к ст. 134, 152 АПК). Несоблюдение этих сроков нарушает требование соответствующих правовых предписаний.

 

Статья 16. Обязательность судебных актов

1. Обязательность вступившего в законную силу судебного акта означает, что все субъекты на территории РФ обязаны согласовывать свое поведение в соответствии с выводом арбитражного суда по разрешенному им правоотношению, беспрекословно подчиняясь ему при определении прав и обязанностей участников этого правоотношения. Судебный акт арбитражного суда после вступления его в законную силу может быть пересмотрен кассационной инстанцией или в порядке судебного надзора (ст. 287, 292 АПК), и лишь при наличии предусмотренных законом оснований самим вынесшим его судом по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 317 АПК).

Государственные органы, органы местного самоуправления, организации и должностные лица обязаны при обращении заинтересованных лиц совершать действия по оформлению и регистрации прав, установленных вступившим в силу судебным актом, способствовать его исполнению. Судебный акт после вступления его в законную силу должен быть исполнен должником добровольно, а при уклонении должника от этой обязанности он может быть приведен в исполнение в принудительном порядке (см. комментарий к разделу VII АПК).

Пределы обязательной силы судебного акта на лиц, не участвующих в деле, различны в зависимости от его вида и характера разрешаемого судом вопроса. Например, решение арбитражного суда о признании права собственности за конкретным лицом будет обязательно для всех без исключения государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, других юридических лиц и физических лиц на территории РФ, а иногда и за ее пределами; определение же суда об отложении разбирательства дела и назначении времени нового судебного заседания кроме лиц, участвующих в деле, будет обязательно для самого суда, его должностных лиц и сотрудников, а также для лиц, содействующих правосудию (переводчика, свидетелей и т. д.).

2. Не все требования судей, выступающих при рассмотрении дела от имени соответствующего арбитражного суда, оформляются вынесением судебного акта. Если иное не предусмотрено в процессуальном законе и эти действия не связаны с разрешением материально-правовых или процессуальных вопросов, влияющих на движение дела, они могут оформляться в виде письменных или занесенных в протокол судебного заседания устных распоряжений, а также поручений, вызовов и других обращений.

Так, удаление из зала судебного заседания явившихся свидетелей до начала их допроса осуществляется по устному распоряжению председательствующего, занесенному в протокол судебного заседания (п. 6 ч. 2 ст. 153 АПК). Эксперты, свидетели, переводчики вызываются в судебное заседание путем направления им копии судебного акта, но в случаях, не терпящих отлагательства, арбитражный суд может вызвать их телефонограммой, телеграммой или с использованием иных средств связи (ст. 121 АПК).

Об истребовании доказательств арбитражный суд выносит определение, копия которого направляется держателю истребуемого доказательства. При этом судом может быть выдан запрос о выдаче доказательства на руки лицу, имеющему соответствующий запрос (ч. 6 и 7 ст. 66 АПК). Для лица, у которого находится истребуемое судом доказательство, обязательно не только определение, но и запрос.

3. Распоряжения, поручения, вызовы и другие обращения арбитражных судов должны быть законными, т. е. соответствовать требованиям процессуального законодательства. Явно незаконные требования и другие обращения суда (судьи) обязательными не являются и не подлежат исполнению. Например, не должно исполняться устное или письменное обращение судьи к администрации банка о приостановлении до разрешения дела операций с денежными средствами ответчика, поскольку обеспечительные меры могут применяться только по определению арбитражного суда, вынесенному по правилам ст. 93 АПК.

4. Федеральными законами (уголовным, административным, процессуальным и др.) предусмотрены различные меры ответственности за неисполнение судебного акта, законного распоряжения, требования, поручения, вызова и другого обращения суда, которое законодатель рассматривает как разновидность проявления неуважения к суду. Например, за игнорирование предупреждения председательствующего и нарушение порядка, несмотря на предупреждение, виновное лицо удаляется из зала судебного заседания, кроме того, суд вправе наложить на нарушителя штраф (ч. 4 и 5 ст. 154 АПК); за злостное неисполнение представителем власти, государственным служащим, служащим органа местного самоуправления, а также служащим государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации вступившего в законную силу решения суда или иного судебного акта ст. 315 УК предусмотрена уголовная ответственность и т. п.

5. Лица, не участвовавшие в деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать его и после вступления в законную силу в кассационном порядке и в порядке надзора (см. комментарий к ст. 42, 273, 292 АПК). Следует также учитывать, что вступивший в законную силу судебный акт, определивший права и обязанности участников спорного материального правоотношения, не вправе оспорить в другом процессе лишь стороны и другие лица, участвующие в деле, а также их правопреемники (см. комментарий к ст. 47, 150 АПК).

Если не участвовавшее в деле заинтересованное лицо полагает, что вступившим в законную силу судебным актом затрагиваются его права и охраняемые законом интересы, оно вправе не только обжаловать его в кассационную или надзорную инстанцию, но и обратиться в арбитражный суд с иском и требовать разрешения спора по существу. Препятствием к рассмотрению дела может являться лишь вступивший в законную силу и принятый по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям судебный акт (п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК). В данном же случае спор не будет тождественным, поскольку заинтересованное лицо не участвовало в его разрешении судом.

6. Порядок признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений подробно регламентирован в гл. 31 АПК. Вступившее в законную силу решение иностранного суда, принятого по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям, является препятствием для рассмотрения тождественного спора российским арбитражным судом, если иное не предусмотрено международным договором или федеральным законом (см. комментарий к ст. 150, 252 АПК).

 

Глава 2. Состав арбитражного суда

 

Статья 17. Единоличное и коллегиальное рассмотрение дел

1. По общему правилу, дела, относящиеся к подсудности арбитражных судов субъектов РФ, рассматриваются в первой инстанции единолично судьей соответствующего суда, исполняющим свои обязанности по осуществлению правосудия на профессиональной основе. В исключение из этого правила некоторые дела всегда рассматриваются коллегиально судом первой инстанции в составе трех профессиональных судей (ч. 2 ст. 17 АПК), другие — коллегиально в составе судьи и двух арбитражных заседателей при наличии соответствующего волеизъявления сторон (ч. 3 ст. 17 АПК).

Положения о коллегиальном рассмотрении дел в суде первой инстанции распространяется лишь на стадию судебного разбирательства. В стадии возбуждения дела и при подготовке дела к судебному разбирательству судья совершает процессуальные действия единолично.

2. Дела, относящиеся к подсудности Высшего Арбитражного Суда РФ (ч. 2 ст. 34 АПК), рассматриваются в первой инстанции коллегиально тремя профессиональными судьями этого суда. Состав из трех судей арбитражного суда соответствующего субъекта РФ образуется и для рассмотрения дел об оспаривании нормативных правовых актов, относящихся к подсудности арбитражных судов республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов (см. комментарий к ст. 34, 194 АПК).

Дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются тремя профессиональными судьями соответствующего суда субъекта РФ, если рассмотрение дела единолично судьей не предусмотрено федеральным законом (см. комментарий к ст. 223 АПК). Состав из трех судей арбитражного суда соответствующего субъекта РФ образуется также для рассмотрения дела после отмены решения арбитражным судом кассационной инстанции, если в его постановлении указано на необходимость рассмотрения дела коллегиальным составом суда (п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК).

Дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений (кроме дел об оспаривании нормативных правовых актов), рассматриваются судьей соответствующего арбитражного суда субъекта РФ единолично (см. ч. 1 ст. 200, ч. 1 ст. 205, ч. 1 ст. 210, ч. 1 ст. 215 АПК). Единолично судья арбитражного суда рассматривает также дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение (ч. 1 ст. 221 АПК), дела упрощенного производства (ч. 2 ст. 228 АПК), дела об отмене решения третейского суда (ч. 1 ст. 232 АПК), дела о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ч. 1 ст. 238 АПК), дела о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения (ч. 1 ст. 243 АПК).

3. Все другие экономические споры и иные дела, возникающие из гражданских и иных правоотношений, рассматриваются судьей соответствующего арбитражного суда субъекта РФ единолично, если только какая-либо из сторон не заявит ходатайство о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей.

Сторонами в процессе согласно ст. 44 АПК являются истец и ответчик, однако правами стороны пользуются также третьи лица (ч. 2 ст. 50, ч. 2 ст. 51 АПК), прокурор в случае предъявления им иска (ч. 3 ст. 52 АПК), государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в суд с иском в защиту публичных интересов (ч. 3 ст. 53 АПК). Следовательно, названные субъекты процесса также вправе заявить ходатайство о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей.

4. Единоличный или коллегиальный порядок рассмотрения дела в первой инстанции не влияет на порядок осуществления правосудия, поскольку в любом случае должны соблюдаться все правила судопроизводства в арбитражном суде. При этом судья, рассматривающий дело единолично, выполняет обязанности председательствующего, при коллегиальном рассмотрении дела председательствует председатель, заместитель или судья соответствующего суда (см. также комментарий к ст. 153 АПК).

5. Как правило, дела в арбитражном суде апелляционной и кассационной инстанций рассматриваются в судебном заседании коллегиальным составом из трех профессиональных судей соответствующего суда (см. комментарий к ст. 266, 284 АПК). Однако Кодекс допускает участие в рассмотрении дела иного нечетного количества судей. Один из судей председательствует в процессе, но при разрешении всех вопросов, возникающих при рассмотрении дела, все судьи апелляционной или кассационной инстанции равны.

Отдельные процессуальные действия в апелляционном и кассационном производстве судья совершает единолично. Например, в таком порядке решаются вопросы о принятии апелляционной или кассационной жалобы, об оставлении жалобы без движения, о возвращении жалобы (см. комментарий к ст. 261, 278 АПК).

6. Пересмотр судебных актов в порядке надзора осуществляет Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, который правомочен рассматривать дела при наличии большинства членов Президиума. Следовательно, количество судей, участвующих в заседании Президиума, может быть и четным.

При пересмотре дела судом надзорной инстанции председательствует в процессе Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ, которого при отсутствии заменяет его первый заместитель, а в отсутствие первого заместителя — один из заместителей (ст. 20, 21 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации»).

При разрешении всех вопросов, возникающих при рассмотрении дела, все судьи суда надзорной инстанции равны. Постановление Президиума принимается открытым голосованием большинством голосов от общего числа присутствующих членов Президиума (см. комментарий к ст. 303 АПК).

7. При единоличном рассмотрении дела по существу или при единоличном разрешении любых процессуальных вопросов, возникающих по делу, судья осуществляет правосудие и действует от имени соответствующего арбитражного суда, в составе которого он исполняет свои служебные обязанности.

 

Статья 18. Формирование состава суда

1. В арбитражных судах для оптимальной организации работы по осуществлению правосудия образуются две судебные коллегии — по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений, и по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений (в арбитражном суде субъекта РФ подразделения на коллегии может не быть). Кроме того, образуются судебные составы из числа судей соответствующих судебных коллегий или соответствующего суда, если в нем судебные коллегии отсутствуют (в судебных коллегиях федеральных арбитражных судов округа составы могут не образовываться). Судебные составы возглавляет председатель, который в Высшем Арбитражном Суде РФ утверждается его Пленумом, а в других арбитражных судах — президиумом соответствующего суда (ст. 11, 18, 19, 25, 30, 31, 34, 35, 41 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации»).

Распределение дел между судьями арбитражного суда или формирование коллегиального состава суда для рассмотрения конкретного дела зависит от категории дела и специализации судей соответствующих судебных коллегий, а также их нагрузки. В судебном составе соответствующую работу организует его председатель.

Комментируемая статья устанавливает правило о недопустимости какого-либо влияния лиц, заинтересованных в разбирательстве дела, на формирование состава суда. Свое возражение против рассмотрения конкретного дела тем или иным судьей (судьями) участвующие в деле лица вправе выразить заявлением отвода уже после формирования состава суда (см. комментарий к ст. 21 АПК).

Исключение из этого общего правила предусмотрено в ч. 3 ст. 19 АПК. При удовлетворении ходатайства о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей каждая из сторон сама выбирает кандидатуру арбитражного заседателя (см. комментарий к ст. 19 АПК).

2. Комментируемая статья запрещает заменять судью (судей) после начала рассмотрения дела единолично судьей или коллегиальным составом суда. Такое допускается лишь при наличии объективных обстоятельств, исключающих дальнейшее участие судьи в рассмотрении дела, или при временном отсутствии судьи, когда отложение разбирательства дела для обеспечения неизменного состава суда может привести к длительной задержке разрешения спора.

Очевидно, что приведенные в пп. 1 и 2 ч. 2 ст. 18 АПК обстоятельства, требующие замены судьи, не являются исчерпывающими. Например, прекращение полномочий судьи исключает возможность его дальнейшего участия в рассмотрении дела, длительное отсутствие судьи может быть связано с приостановлением его полномочий, с осуществлением ухода за больным родственником и др.

3. Арбитражный суд при разбирательстве дела обязан непосредственно исследовать все доказательства по делу (ст. 10 АПК). Принцип непосредственности требует после замены судьи вернуться к рассмотрению дела сначала.

 

Статья 19. Привлечение к рассмотрению дел арбитражных заседателей

1. В соответствии со ст. 118 Конституции РФ правосудие в РФ осуществляется только судом, а согласно ч. 1 ст. 1 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» судебная власть в РФ принадлежит судам в лице судей и привлекаемых в установленных законом случаях к осуществлению правосудия представителей народа в лице присяжных, народных и арбитражных заседателей. Соответственно предусмотренное ч. 5 ст. 32 Конституции РФ право граждан РФ участвовать в отправлении правосудия в судопроизводстве, осуществляемом арбитражными судами, реализуется привлечением к рассмотрению дел арбитражных заседателей.

2. Арбитражные заседатели привлекаются к рассмотрению в первой инстанции дел, относящихся к подсудности арбитражных судов субъектов РФ (см. комментарий к ст. 17 АПК). Порядок их привлечения к осуществлению правосудия определяется комментируемой статьей и Федеральным законом от 30 мая 2001 г. «Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации».

Списки арбитражных заседателей формируются арбитражными судами субъектов РФ на основе предложений торгово-промышленных палат, ассоциаций и объединений предпринимателей, иных общественных и профессиональных объединений из числа граждан, достигших 25 лет, с безупречной репутацией, имеющих высшее профессиональное образование и стаж работы в сфере экономической, финансовой, юридической, управленческой или предпринимательской деятельности не менее пяти лет. Численность арбитражных заседателей в арбитражном суде субъекта РФ определяется из расчета не менее двух заседателей на одного судью, рассматривающего дела в первой инстанции.

Сформированные списки арбитражных заседателей представляются в Высший Арбитражный Суд РФ и утверждаются его Пленумом. После утверждения они публикуются в «Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» и могут быть опубликованы в иных средствах массовой информации.

Арбитражный заседатель в случае привлечения его к рассмотрению дела исполняет обязанности судьи на непрофессиональной основе. На заседателя и членов его семьи в период осуществления правосудия распространяются гарантии независимости и неприкосновенности профессиональных судей и членов их семей.

3. Ходатайство о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей может быть заявлено обеими сторонами или любой из них. Соответствующими правами стороны пользуются третьи лица, а также прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в суд с иском в случаях, предусмотренных федеральным законом (ст. 51–53 АПК).

Для того чтобы стороны могли своевременно заявить ходатайство о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей, они должны быть осведомлены о своем праве на соответствующее волеизъявление. Для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела право заявить такое ходатайство судья обязан разъяснить при подготовке дела к судебному разбирательству (п. 2 ч. 1 ст. 135 АПК).

4. Если дело относится к числу тех, которые подлежат рассмотрению с участием арбитражных заседателей (см. комментарий к ст. 17 АПК), судья не вправе оставить без удовлетворения своевременно заявленное ходатайство надлежащего субъекта процесса о рассмотрении дела с участием заседателей.

Согласно п. 3 ст. 1 названного Федерального закона от 30 мая 2001 г. состав арбитражного суда для рассмотрения конкретного дела с участием арбитражных заседателей формируется в порядке, исключающем влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе дела. Стороны являются лицами, явно заинтересованными в исходе дела, однако в соответствии со специальным правилом комментируемой статьи каждой из них предоставлено право выбрать кандидатуру арбитражного заседателя из списка заседателей для данного арбитражного суда.

Необходимость подобного исключения из общего правила формирования состава арбитражного суда (см. также ч. 1 ст. 18 АПК) вызывает сомнения. Тем более что соблюдение установленного в комментируемой статье порядка явно усложняет процедуру привлечения арбитражных заседателей к рассмотрению дела.

Поскольку рассмотрение дела осуществляется судом в составе судьи и только двух арбитражных заседателей, соблюдение правила о выборе каждой из сторон кандидатуры заседателя может вызвать трудности, если в процессе участвуют несколько истцов или ответчиков, а также пользующиеся правами стороны третьи лица, прокурор и иные органы, уполномоченные на предъявление иска в защиту чужих интересов. Все они вправе не позднее 10 дней до начала судебного разбирательства заявить о выборе конкретной кандидатуры заседателя, и нельзя исключить несовпадения их мнения. Такая ситуация потребует от суда в лице арбитражного судьи принятия мер по согласованию позиции всех названных субъектов процесса относительно кандидатур арбитражных заседателей.

5. Для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела решение по вопросам коллегиального состава суда с участием арбитражных заседателей и об их кандидатурах должно быть принято судьей в стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Не исключается возможность разрешения этих вопросов с соблюдением установленных в комментируемой статье сроков и в стадии судебного разбирательства.

Комментируемая статья не содержит подробной процедуры рассмотрения ходатайства и заявления по соответствующим вопросам, отсылая к ст. 161 АПК, которая предусматривает рассмотрение в стадии судебного разбирательства заявления о фальсификации доказательства. Следовательно, ходатайство о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей и заявление о выбранных кандидатурах заседателей в стадии подготовки дела также должны разрешаться в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания (см. комментарий к ст. 153 АПК).

Такой порядок не отличается по существу от процедуры предварительного судебного заседания в стадии подготовки дела (см. комментарий к ст. 136 АПК).

6. Заявление стороны о выбранной кандидатуре не является обязательным для судьи арбитражного суда, который должен проверить заявленную кандидатуру на наличие обстоятельств, которые являются основанием для отвода арбитражного заседателя (ч. 3 ст. 21 АПК). О наличии обстоятельств, при которых выбранный стороной заседатель не может участвовать в рассмотрении дела, вправе заявить и лица, участвующие в деле.

По буквальному смыслу комментируемой статьи судья не вправе отказать в удовлетворении заявления о выбранной им кандидатуре арбитражного заседателя при установлении им обстоятельств, предусмотренных пп. 5–7 ч. 1 ст. 21 АПК. Однако участие в рассмотрении дела арбитражного заседателя, заинтересованного в исходе дела или публично заявившего о своей позиции по делу, искажало бы саму суть правосудия, явно вступало бы в противоречие с другими положениями АПК, а также с Конституцией РФ и нормами международного права (см. п. 6 комментария к ст. 21 АПК).

Следовательно, при наличии очевидных данных о любом из обстоятельств, указанных в ст. 21 АПК, судья должен отказать в удовлетворении соответствующего заявления и предложить стороне выбрать другую кандидатуру заседателя. Соответственно эти обстоятельства должны выступать и в качестве основания для отвода арбитражного заседателя.

7. При рассмотрении дела коллегиальным судом с участием двух арбитражных заседателей председательствующим в судебном заседании является профессиональный судья. Однако в процессе заседатели пользуются всеми правами судьи и несут его обязанности, за исключением обязанностей председательствующего, участвуют в принятии решения по любому вопросу по большинству голосов.

 

Статья 20. Порядок разрешения вопросов судом в коллегиальном составе

1. Соблюдение установленного законом порядка разрешения всех возникающих при разбирательстве дела вопросов коллегиальным составом суда является необходимым условием правильного рассмотрения и разрешения дела и достижения целей судопроизводства. Равенство всех судей при осуществлении правосудия наиболее полно выражается в равном значении их голосов для принятия судом решений по всем вопросам, возникающим в процессе разбирательства дела.

2. Свои процессуальные права и обязанности при разбирательстве дела коллегиальный суд, как и судья при единоличном его рассмотрении и разрешении, осуществляет путем совершения соответствующих правоприменительных процессуальных действий. При этом все судьи, входящие в состав данного суда, при разрешении возникающих при осуществлении правосудия вопросов обладают равными полномочиями, поэтому принимают по ним решение по большинству голосов.

Равенство всех судей в процессе гарантируется и тем, что на председательствующего в судебном заседании возлагается обязанность голосовать последним. Иной порядок голосования, особенно при рассмотрении дела судом первой инстанции в составе профессионального судьи и двух арбитражных заседателей, исполняющих обязанности судей на непрофессиональной основе, мог бы повлиять на результат разрешения тех или иных вопросов из-за большего авторитета председательствующего.

Председательствующий не только обязан голосовать последним, но и при самом обсуждении возникающих при разбирательстве дела вопросов свою окончательную позицию по ним должен высказывать также последним. Это не исключает возможность дискуссии по обсуждаемым вопросам, в ходе которой все судьи, в том числе и председательствующий, вправе отстаивать собственную точку зрения, приводя в ее обоснование соответствующие аргументы.

3. При разрешении каждого вопроса в голосовании обязаны принять участие все судьи. Результат голосования при разбирательстве дела судом первой инстанции всегда требует специального процессуального оформления и должен найти отражение в соответствующем судебном акте — решении (ст. 168 АПК) или определении (ст. 184 АПК). Решение и определение (если оно выносится в письменной форме в виде отдельного судебного акта) подписываются всеми судьями, даже если один из них не согласен с позицией других судей. Это правило действует и при вынесении определений и постановлений коллегиальным составом суда в апелляционной и кассационной инстанциях.

Правило о принятии решения по всем разрешаемым вопросам по большинству голосов, с возложением на председательствующего обязанностей высказывать свою позицию и голосовать последним, действует также в суде надзорной инстанции. При этом определение коллегиального состава суда о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ или об отказе в такой передаче (ст. 299–301 АПК) принимается большинством голосов и подписывается всеми судьями по правилам комментируемой статьи.

В Президиуме Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривающем дело в порядке надзора, должно принять участие большинство его членов. При равенстве голосов судей заявление или представление о пересмотре судебного акта оставляется без удовлетворения. Председательствующий голосует последним и один подписывает постановление, даже если голосовал против его принятия (ст. 303, 305 АПК).

4. Оставшись в меньшинстве, судья вправе в письменном виде изложить особое мнение, которое приобщается к делу, но не оглашается при объявлении результата разрешаемого судом вопроса. Однако лица, участвующие в деле, вправе в соответствии с требованиями ст. 41 АПК знакомиться со всеми материалами дела, в том числе и с особым мнением судьи.

Право на особое мнение судья имеет при разрешении любого вопроса, возникающего при разбирательстве дела. Если совещание по вопросу, требующему разрешения, происходит на месте и при этом судьи не могут достичь согласованного решения, вопрос следует разрешить в совещательной комнате и оформить в виде отдельного судебного акта (ст. 184 АПК).

Особое мнение излагается в виде самостоятельного документа, помещается в отдельный конверт и приобщается к делу.

 

Глава 3. Отводы

 

Статья 21. Отвод судьи

1. Судьи и арбитражные заседатели, наделенные полномочиями по осуществлению правосудия, выступают в процессе от имени суда — главного, контролирующего и решающего субъекта судопроизводства. Возможность их отвода является важнейшей гарантией независимости, объективности и беспристрастности суда, осуществления им судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Институт отвода способствует правильному рассмотрению и разрешению дела, достижению конечных целей правосудия и, прежде всего, его основной конституционной цели — судебной защиты неправомерно нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций (ст. 2, 17, 18, 46 Конституции РФ).

2. Судья не может участвовать в рассмотрении дела, если при предыдущем его рассмотрении он выполнял обязанности судьи (арбитражного заседателя), и АПК не допускает повторное участие в осуществлении правосудия по данному делу. В частности, Кодекс устанавливает запрет на повторное участие судьи в рассмотрении дела в арбитражных судах разных инстанций (см. комментарий к ст. 22 АПК).

По общему правилу, судья вправе повторно участвовать в рассмотрении одного и того же дела в одной судебной инстанции. Например, при отмене решения кассационной или надзорной инстанцией и направлении дела на новое рассмотрение оно может быть повторно рассмотрено тем же судьей или теми же судьями при коллегиальном составе суда.

Вместе с тем суд кассационной или надзорной инстанции может при отмене решения или постановления указать на необходимость нового рассмотрения дела в ином составе суда (п. 3 ч. 1 ст. 287, п. 2 ч. 1 ст. 305 АПК). В этом случае судья или арбитражный заседатель не могут участвовать в повторном рассмотрении дела.

3. Судья и арбитражный заседатель не могут входить в состав суда, рассматривающего дело, если при предыдущем его рассмотрении они принимали участие в деле в каком-либо ином процессуальном качестве. Это связано не только с тем, что суд как орган правосудия занимает в судопроизводстве особое положение, но и с наличием у каждого субъекта арбитражного процесса процессуальных прав и обязанностей, строго определенных законом в соответствии с задачами и целями участия каждого в судебном разбирательстве, а также с его процессуальными функциями. Очевидна в связи с этим и недопустимость одновременного выполнения судьей или арбитражным заседателем в том же процессе других процессуальных функций, например переводчика, свидетеля, эксперта.

Судья и арбитражный заседатель подлежат отводу не только в тех случаях, когда они при предыдущем рассмотрении дела участвовали в качестве свидетеля, но и когда им как очевидцам известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу, хотя они формально и не вызывались в суд в качестве свидетеля. В противном случае нельзя исключить наличие у них заранее сформировавшейся позиции о том, как следует разрешить возникший спор.

4. Наличие решения иностранного суда или иностранного арбитража само по себе не препятствует разрешению того же спора российским арбитражным судом, если в признании и приведении исполнения вынесенного решения было отказано (ст. 241 АПК). Стороны могут обратиться в арбитражный суд и после отмены решения третейского суда или в случае отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение его решения (ч. 3 и 4 ст. 234, ч. 3 ст. 240 АПК). Судьи, принимавшие участие в рассмотрении дела в составе названных судов, не могут участвовать в рассмотрении этого дела арбитражным судом в качестве судьи или арбитражного заседателя.

5. Основанием для отвода судьи или арбитражного заседателя является также наличие родственных отношений с лицами, участвующими в деле, или представителями. Поскольку закон в данном случае ничего не говорит о степени родства, препятствующего судье участвовать в рассмотрении дела, таким основанием является любая его степень при наличии родственных отношений.

Прежде всего, это супруг и близкие кровные родственники — родители, дети, полнородные (имеющие общих отца и мать) и неполнородные (имеющие одну мать и разных отцов либо одного отца и разных матерей) братья и сестры, дед, бабка, внуки. К ним приравниваются усыновители, усыновленные, мачеха, отчим. Степень родства может быть более отдаленная — дядя, тетя, племянники, двоюродные братья и сестры и т. д.

Равным образом основанием для отвода являются и отношения свойства, т. е. когда лицо, участвующее в деле, или представитель являются родственником супруга судьи или арбитражного заседателя. Уже само по себе наличие родственных отношений с лицами, участвующими в деле, и представителями ставит под сомнение беспристрастность судьи.

6. По буквальному смыслу ч. 3 ст. 21 АПК следует, что указанные в пп. 5–7 ч. 1 и в ч. 2 названной статьи обстоятельства являются основаниями для отвода лишь профессионального судьи, но не арбитражного заседателя. Однако арбитражные заседатели принимают участие в рассмотрении дела и принятии решения наравне с профессиональными судьями. При осуществлении правосудия они пользуются правами и несут обязанности судьи.

Возможность участия в рассмотрении дела арбитражных заседателей, состоящих с профессиональным судьей или между собой в родственных отношениях, или (и) заинтересованных в исходе дела, или (и) заранее публично заявивших о своей позиции по существу дела, искажала бы саму суть правосудия. Она противоречила бы конституционным принципам независимости судей, равенства всех перед законом и судом, состязательности и равноправия сторон, реализация которых предполагает безусловную беспристрастность суда (см. комментарий к ст. 5, 7–9 АПК). Справедливое публичное судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом названо и в качестве одной из общих задач судопроизводства в арбитражном суде (п. 3 ст. 2 АПК).

Беспристрастность суда как одно из обязательных условий реализации права на справедливое судебное разбирательство предусмотрено также в нормах международных договоров с участием РФ, которые являются составной частью российской правовой системы и имеют приоритет перед внутренним законодательством (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ). Так, согласно п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод, ратифицированной РФ 30 марта 1998 г., каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Следовательно, при наличии предусмотренных в пп. 5–7 ч. 1 и в ч. 2 ст. 21 АПК оснований арбитражный заседатель наравне с профессиональным судьей не может участвовать в деле и подлежит отводу.

7. Личная, прямая или косвенная, заинтересованность в исходе дела либо наличие иных обстоятельств, вызывающих сомнение в беспристрастности, являются на практике наиболее частыми основаниями для заявления отвода судье. Лицо, заявляющее отвод, должно привести конкретные факты, свидетельствующие о заинтересованности и пристрастности судьи или арбитражного заседателя, поскольку голословное утверждение не может служить основанием для удовлетворения заявления об отводе.

Прямая заинтересованность означает наличие непосредственного материального, практического или иного интереса в результате разрешения дела. При обнаружении и подтверждении фактов об этом они с достаточной очевидностью позволяют сделать однозначный вывод о заинтересованности судьи или арбитражного заседателя. Более скрытой является косвенная заинтересованность, требующая для ее выявления учета факторов, как правило, находящихся за пределами данного дела.

К числу иных обстоятельств, вызывающих сомнение в беспристрастности судьи или арбитражного заседателя, следует относить его дружественные или, напротив, неприязненные отношения с кем-либо из лиц, участвующих в деле, подотчетность им арбитражного заседателя и т. п. Частным случаем таких обстоятельств является и предусмотренное в п. 6 ч. 1 ст. 21 АПК нахождение в прошлом или настоящем в служебной и любой иной зависимости судьи или арбитражного заседателя от кого-либо из лиц, участвующих в деле.

8. Одной из гарантий объективного и беспристрастного рассмотрения и разрешения дела является и запрет вхождения в состав рассматривающего дело суда лиц, состоящих в родственных отношениях. Разрешение всех вопросов, возникающих при разбирательстве дела, осуществляется по большинству голосов судей (см. комментарий к ст. 20 АПК). Наличие между ними родственных отношений может повлиять на результат такого голосования.

 

Статья 22. Недопустимость повторного участия судьи в рассмотрении дела

1. Безусловные требования о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела распространяются лишь на производства в разных инстанциях. После отмены решения или постановления суд кассационной или надзорной инстанции вправе направить дело на новое рассмотрение в суд соответствующей инстанции в том же или ином составе (п. 3 ч. 1 ст. 287, п. 2 ч. 1 ст. 305 АПК).

2. Правило о недопустимости участия судьи в рассмотрении одного и того же дела в судах разных инстанций является одной из гарантий беспристрастного и объективного разрешения дела. Проверяя законность решений и постановлений в апелляционном, кассационном или надзорном порядке, соответствующие суды выполняют функции судебного надзора за деятельностью нижестоящих судов. Указания судов кассационной и надзорной инстанций, изложенные в пределах их компетенции в постановлениях, обязательны для судов при новом рассмотрении дела (см. комментарий к ст. 289, 305 АПК). Нельзя допустить, чтобы судья осуществлял надзор за своими действиями либо выполнял свои же указания.

Под судьями в комментируемой статье понимаются и арбитражные заседатели, наделенные полномочиями по осуществлению правосудия по делам, отнесенным к подсудности арбитражных судов субъектов РФ, и исполняющие обязанности судей на непрофессиональной основе. Если арбитражный заседатель принимал участие в рассмотрении дела в суде первой инстанции, а затем был назначен судьей того же или вышестоящего арбитражного суда, он не вправе участвовать в рассмотрении данного дела в судах апелляционной, кассационной или надзорной инстанций.

3. Запрет повторного участия судьи в рассмотрении дела в судах разных инстанций закон не связывает с разрешением дела по существу. Поэтому судья не вправе принимать повторное участие в рассмотрении дела и в тех случаях, когда ранее он участвовал в разрешении лишь каких-либо промежуточных процессуальных вопросов. Например, при назначении экспертизы, приостановлении производства по делу, разрешении вопроса об отводе и т. п.

Недопустимость повторного участия в рассмотрении дела нельзя связывать лишь с участием данного судьи в принятии судом акта, который в соответствии с АПК может быть обжалован отдельно от итогового судебного акта (см. п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. N 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции»). Законность и обоснованность итоговых судебных актов обусловлены процессуальной деятельностью суда и других субъектов судопроизводства на всех этапах движения дела, вне зависимости от того, подлежит ли самостоятельному обжалованию определение, которым оформляется соответствующая деятельность. Не случайно закон устанавливает правило, что в отношении определения, обжалование которого не предусмотрено АПК, а также в отношении протокольного определения могут быть заявлены возражения при обжаловании судебного акта, которым завершается рассмотрение дела по существу (ч. 2 ст. 188 АПК).

4. Нарушение требований закона о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела является существенным нарушением норм гражданского процессуального права, влекущим отмену судебного постановления.

 

Статья 23. Отвод помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, переводчика

1. Основания для отвода судьи или арбитражного заседателя (см. комментарий к ст. 21 АПК) распространяются также на помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, переводчика. Это обусловлено особенностью процессуальных функций названных субъектов судопроизводства, осуществление которых предполагает их безусловную беспристрастность во избежание возможного введения суда в заблуждение, что может привести к неправильному разрешению дела.

2. Важную роль в процессе выполняет помощник судьи, который не только оказывает помощь судье в подготовке и организации судебного процесса, но может также вести протокол судебного заседания и совершать иные процессуальные действия. При ведении протокола судебного заседания помощник судьи осуществляет те же функции, что и секретарь судебного заседания (см. комментарий к ст. 58 АПК).

3. Основной процессуальной обязанностью секретаря судебного заседания является ведение протокола судебного заседания с фиксацией в нем всех существенных моментов разбирательства дела или совершения отдельного процессуального действия вне заседания. Протокол подписывается не только председательствующим по делу судьей, но и секретарем судебного заседания, который также несет ответственность за его полноту и точность.

На секретаре судебного заседания лежит также непосредственная обязанность по направлению судебных извещений и вызовов, по оформлению дела и т. п. В стадии судебного разбирательства он по поручению председательствующего проверяет явку в суд лиц, которые должны участвовать в судебном заседании, докладывает суду, кто из вызванных по данному делу лиц явился, извещены ли неявившиеся лица и какие имеются сведения о причинах их неявки. Сообщенные сведения являются основанием для продолжения разбирательства дела или о его отложении (см. комментарий к ст. 156–158 АПК).

Таким образом, секретарь судебного заседания выполняет очень важную процессуальную функцию. Его беспристрастность и непредвзятость является одним из условий правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела. В связи с этим понятна логика законодателя, распространившего основания для отвода судьи и арбитражного заседателя на секретаря судебного заседания.

4. Задача эксперта в арбитражном процессе состоит в том, чтобы на основе специальных знаний дать заключение в целях правильного установления фактических обстоятельств дела. По своему процессуальному положению он относится к лицам, содействующим правосудию.

Заключение эксперта, обладающего специальными познаниями в той или иной отрасли науки, техники или искусства, как правило, существенно влияет на результат разрешения дела. И хотя для суда оно не имеет обязательной силы, исследуется и оценивается им по общим правилам оценки доказательств, сама процедура исследования на научной основе представленных судом объектов для извлечения сведений о фактах дает эксперту при его заинтересованности в исходе дела повышенные возможности для введения в заблуждение судей, а также лиц, участвующих в деле, и их представителей.

Это создает объективную необходимость исключить саму возможность участия эксперта в судопроизводстве при наличии его личной, прямой или косвенной, заинтересованности в исходе дела, а также иных обстоятельств, вызывающих сомнение в беспристрастности названного субъекта процесса. Институт отвода способствует решению данной проблемы.

5. Учитывая специфическое положение эксперта, вся процессуальная деятельность которого обусловлена его профессиональными знаниями и навыками, закон кроме общих оснований выделяет и специальное основание для отвода данного участника судопроизводства — проведение ревизии или иной проверки по фактам, имеющим непосредственное отношение к данному делу.

Ревизия проводится для проверки чьей-либо деятельности и содержит выводы соответствующего специалиста о правильности или неправильности этой деятельности. Если материалы ревизии или иной проверки послужили поводом для обращения в суд или используются при рассмотрении дела, проводившее их лицо не должно привлекаться в качестве эксперта, поскольку так или иначе будет связано собственными выводами, сделанными ранее. Это обстоятельство не может не вызывать сомнение в объективности и беспристрастности данного лица.

6. Задача переводчика в судопроизводстве определяется его процессуальной функцией, которая состоит в переводе с языка судопроизводства и на язык судопроизводства процедуры рассмотрения дела в целях оказания содействия суду в исследовании и оценке фактических обстоятельств дела, а также создания необходимых условий участвующим в деле лицам, не владеющим языком судопроизводства, для их полноценного и равноправного участия в состязательном процессе.

При участии в процессе лиц, не владеющих языком судопроизводства, от объективности переводчика во многом зависит полнота исследования обстоятельств дела, возможность реализации субъектами процесса своих прав и обязанностей, законность и обоснованность принимаемых по делу судебных постановлений.

Участие переводчика в рассмотрении дела в ином процессуальном качестве, наличие родственных отношений с участвующими в деле лицами и представителями, личная заинтересованность в исходе дела, наличие иных обстоятельств, вызывающих сомнение в его беспристрастности, несовместимо с процессуальной функцией данного участника судопроизводства и требует его отвода.

7. Помощник судьи, секретарь судебного заседания, эксперт и переводчик не являются судьями, и на них не распространяется положение ч. 2 ст. 21 АПК о недопустимости вхождения в состав суда лиц, состоящих в родстве между собой. Само по себе наличие родственных отношений между указанными субъектами (например, между секретарем судебного заседания и экспертом) не может являться основанием для их отвода. Такими основаниями могут являться наличие личной заинтересованности либо иных обстоятельств, вызывающих сомнение в беспристрастности эксперта, переводчика, секретаря судебного заседания, даже если это связано с родственными отношениями между ними.

8. Указанные лица не могут участвовать в рассмотрении дела, если они принимали участие в нем в ином процессуальном качестве. Однако повторное участие в рассмотрении дела в том же процессуальном качестве основанием для отвода не является.

 

Статья 24. Заявления о самоотводах и об отводах

1. Наличие обстоятельств, препятствующих судье и другим перечисленным в комментируемой статье субъектам процесса участвовать в рассмотрении дела, возлагает на них процессуальную обязанность заявить самоотвод. При этом предполагается, что указанные участники судопроизводства в первую очередь осведомлены о таких обстоятельствах и своевременное устранение их из процесса не только предупреждает вынесение судом незаконного решения, но и способствует более быстрому разрешению дела в полном соответствии с требованиями закона.

2. При отсутствии заявления о самоотводе право заявить отвод судье и другим названным в законе участникам процесса предоставляется лицам, участвующим в деле. Пользуется таким правом и представитель, поскольку полномочия на ведение дела в суде дают ему право на совершение от имени представляемого всех процессуальных действий, кроме специально оговоренных в законе действий по распоряжению материальными правами представляемого и процессуальными средствами их защиты (ст. 62 АПК).

Отвод должен быть мотивированным, что предполагает приведение в заявлении соответствующих обстоятельств, препятствующих, по мнению заявителя, судье, арбитражному заседателю, помощнику судьи, секретарю судебного заседания, эксперту, переводчику участвовать в рассмотрении дела. Немотивированный отвод, а также отвод по основаниям, не предусмотренным законом, удовлетворению не подлежит. Мотивированным должен быть и самоотвод.

3. Заявление о самоотводе или об отводе должно быть сделано до рассмотрения дела по существу, как правило, в подготовительной части судебного заседания, когда председательствующий объявляет состав суда, называет лиц, которые могут заявить самоотвод и которым может быть заявлен отвод, и разъясняет лицам, участвующим в деле, их право заявлять отводы (ст. 153 АПК). Не исключается возможность заявления соответствующими участниками процесса самоотвода и отвода и в стадии подготовки дела к судебному разбирательству, т. е. до назначения дела к рассмотрению. Например, это возможно при проведении подготовительного судебного заседания (ст. 136 АПК).

Названные правила заявления самоотвода и отвода действуют также при производстве в судах вышестоящих инстанций, при пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам, при разрешении судом вопросов исполнительного производства.

4. Не исключается возможность обращения с заявлением о самоотводе или отводе и при рассмотрении дела по существу, когда основания для них стали известны суду или заявителю после начала рассмотрения дела. Однако при этом следует учитывать, что ряд оснований для отвода (самоотвода) носят безусловный характер. Например, повторное участие судьи в рассмотрении дела, если ранее он принимал участие в его рассмотрении в суде другой инстанции (см. комментарий к ст. 22 АПК). Если суд или лицо, заявляющее отвод, знали об этом обстоятельстве и до начала рассмотрения дела по существу, но не придали ему должного значения, такой отвод подлежит удовлетворению. Иначе постановление суда как явно незаконное будет отменено вышестоящим судом.

В случае отложения разбирательства дела его новое разбирательство начинается сначала. При этом лицам, участвующим в деле, снова разъясняется их право заявлять отводы и при наличии соответствующего волеизъявления предоставляется возможность сделать заявление об отводе.

 

Статья 25. Порядок разрешения заявленного отвода

1. Установленная в комментируемой статье процедура рассмотрения и разрешения вопроса об отводе распространяется и на заявленный самоотвод. Для объективности устанавливается правило, согласно которому отводимый судья (судьи) не участвует в принятии решения по вопросу о заявленном ему отводе. В случаях заявления отвода судье, единолично рассматривающему дело, всем или нескольким судьям коллегиального суда соблюдение данного правила требует привлечения к разрешению вопроса об отводе одного из должностных лиц арбитражного суда (председателя суда, его заместителя, председателя судебного состава).

2. Обычно заявление об отводе делается в подготовительной части судебного заседания до рассмотрения дела по существу. В случае заявления отвода выслушивается мнение лиц, участвующих в деле, а также заслушивается лицо, которому заявлен отвод, если оно желает дать объяснение. В объяснении обосновывается позиция относительно заявленного отвода, однако отводимое лицо вправе отказаться от такого обоснования, даже если оно не согласно с мотивами заявленного отвода.

3. Вопрос об отводе, по общему правилу, разрешается рассматривающим дело судом (в лице единоличного судьи или коллегиального состава судей). Вынесенное по результатам рассмотрения вопроса определение не препятствует дальнейшему движению дела и отдельно от решения в суд апелляционной инстанции не обжалуется (ст. 188 АПК).

Согласно ч. 3 ст. 184 АПК определение в виде отдельного судебного акта выносится во всех случаях, когда предусмотрена возможность его самостоятельного обжалования. Следовательно, по результатам рассмотрения вопроса об отводе формально не исключается возможность вынесения протокольного определения без удаления в совещательную комнату (ч. 5 ст. 184 АПК).

Между тем для принятия правильного решения по данному вопросу всегда требуется тщательное рассмотрение всех аргументов заявителя и других лиц, участвующих в деле, всесторонняя оценка заявленных в качестве основания для отвода обстоятельств. Не случайно в гражданском процессуальном законодательстве содержится императивное указание о разрешении вопроса об отводе определением суда, вынесенным в совещательной комнате (ст. 20 ГПК). В арбитражном процессе данный вопрос также следует разрешать определением в виде отдельного судебного акта по правилам, предусмотренным ч. 3 и 4 ст. 184 АПК.

4. В случае заявления отвода единоличному судье, нескольким судьям или всему составу коллегиального суда в судебном заседании после заслушивания мнения лиц, участвующих в деле, а также лица, которому заявлен отвод, должен быть объявлен перерыв. Это необходимо, чтобы вопрос об отводе мог быть разрешен одним из названных в законе должностных лиц (председателем арбитражного суда, заместителем председателя арбитражного суда, председателем судебного состава). По результатам рассмотрения вопроса об отводе названные должностные лица суда также выносят определение.

5. Порядок разрешения заявленного отвода, установленный в комментируемой статье, применяется не только при рассмотрении дела судом первой инстанции, но и при производстве в судах вышестоящих инстанций, при разрешении арбитражным судом вопросов исполнительного производства.

 

Статья 26. Последствия удовлетворения заявления об отводе

1. Правила разрешения вопроса об отводе (самоотводе) судьи и о последствиях удовлетворения соответствующего заявления распространяются также на арбитражного заседателя (см. комментарий к ст. 21 АПК). В случае удовлетворения заявления о самоотводе или отводе арбитражного заседателя он заменяется в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 19 АПК.

2. При отказе в удовлетворении заявления об отводе (самоотводе) судьи или арбитражного заседателя рассмотрение дела продолжается в том же составе. Если же соответствующее заявление удовлетворяется, разбирательство дела начинается заново в ином составе судей того же арбитражного суда.

При невозможности после отвода одного или нескольких судей сформировать новый состав суда дело передается для рассмотрения в другой арбитражный суд (см. комментарий к ст. 39 АПК). Такую ситуацию нельзя исключить прежде всего из-за небольшой численности судей в некоторых арбитражных судах.

3. В комментируемой статье отсутствуют правила о последствиях удовлетворения заявления об отводе не судей, а других субъектов процесса. Очевидно, что при отводе помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, переводчика суд обязан принять меры по их замене. При этом необходимость замены отведенного помощника судьи при рассмотрении конкретного дела реально может возникнуть лишь при исполнении им обязанностей по ведению протокола судебного заседания, в связи с чем он может быть заменен секретарем судебного заседания.

Замена названных субъектов процесса не препятствует продолжению судебного разбирательства. Если для их замены требуется дополнительное время, суд может объявить перерыв в судебном заседании (ст. 163 АПК).

 

Глава 4. Компетенция арбитражных судов

 

_ 1. Подведомственность

 

Статья 27. Подведомственность дел арбитражному суду

1. Понятие «подведомственность» употребляется в теории и законодательстве в различных смыслах:

как относимость нуждающихся в государственно-властном разрешении споров о праве и иных дел к ведению различных государственных, общественных, смешанных (государственно-общественных) органов и третейских судов;

как правовой институт, т. е. совокупность юридических норм, расположенных в различных отраслевых нормативных актах, определяющих ту или иную форму защиты права;

как предметная компетенция Конституционного Суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции, арбитражных судов, органов нотариата, органов по рассмотрению и разрешению трудовых споров, других органов и организаций по рассмотрению и разрешению споров и иных правовых вопросов;

как предпосылка права на обращение в суд.

Институт подведомственности юридических дел, как отмечал Ю. К. Осипов, решает задачу разграничения компетенции органов, наделенных правом разрешать юридические дела.

Комментируемые положения _ 1 гл. 4 настоящего АПК определяют предметную компетенцию арбитражных судов и разграничивают тем самым ее с компетенцией других судов (Конституционного Суда Российской Федерации и судов общей юрисдикции), а также с компетенцией иных органов, разрешающих юридические дела.

2. Компетенция судов Российской Федерации определяется задачами, которые возлагает на них Конституция Российской Федерации.

Как вытекает из ст. 18 Конституции Российской Федерации, важнейшая задача правосудия — обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина.

Для выполнения этой задачи Конституция Российской Федерации наделяет суды очень широкими полномочиями: любой спор о защите любого права, без каких-либо исключений, подведомствен суду; любое решение или действие любых органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц может быть обжаловано заинтересованными лицами в суд (ст. 46).

Эти положения, гарантирующие право на судебную защиту, относятся не только к гражданам (физическим лицам), но и к любым другим субъектам возникающих спорных правоотношений (юридическим лицам, органам государственной власти, органам местного самоуправления и т. д.).

Впервые в нашем государстве неограниченность права на судебную защиту была закреплена в Декларации прав и свобод человека, принятой 5 сентября 1991 г. Съездом народных депутатов СССР и введенной в действие с 17 сентября 1991 г. (ст. 2 и 22).

Неограниченность права на судебную защиту и особенности устройства судебной системы Российской Федерации (она состоит из двух подсистем — судов общей юрисдикции и арбитражных судов и обособленного органа, не имеющего своей подсистемы, — Конституционного Суда Российской Федерации) требуют особой разумности и четкости в регулировании института подведомственности дел судам — в разграничении предметной компетенции между арбитражными судами и судами общей юрисдикции. Ошибки в этом регулировании, произвольное и неразумное разграничение подведомственности между судами могут породить серьезные проблемы в реализации заинтересованными лицами своего конституционного права на судебную защиту, на доступ к правосудию.

3. АПК 2002 г., по сравнению с предыдущими АПК (1992 и 1995 гг.), значительно расширил компетенцию арбитражных судов и более детально урегулировал институт подведомственности дел арбитражным судам.

В АПК 1995 г. подведомственности было посвящено всего две статьи: 22 («Подведомственность дел»), которая, собственно, и регулировала этот институт, и 23 («Передача споров на разрешение третейского суда»), устанавливавшая правило, согласно которому по соглашению сторон возникший или могущий возникнуть спор, вытекающий из гражданских правоотношений и подведомственный арбитражному суду, до принятия им решения может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда.

В АПК 2002 г. подведомственность регулируют семь статей. Содержащиеся в них нормы можно разделить на общие и специальные.

4. Комментируемая статья устанавливает общие правила отнесения дел к подведомственности арбитражных судов и разграничения их компетенции с судами общей юрисдикции.

В принципиальном плане закрепленные этими правилами критерии разграничения компетенции арбитражных судов и судов общей юрисдикции соответствуют установленным ранее. Новое состоит в том, что эти общие правила, во-первых, наполняются дополнительным содержанием и, во-вторых, специальными нормами, значительно расширяющими компетенцию арбитражных судов (см. комментарий последующих статей _ 1 гл. 4 АПК).

Сохранившийся принцип разграничения компетенции между указанными судами состоит в следующем: арбитражные суды, как суды специализированные, рассматривают те категории дел о защите прав, свобод и охраняемых законом интересов, которые прямо отнесены к их ведению АПК и другими федеральными законами; суды общей юрисдикции рассматривают все остальные дела о защите прав, свобод и охраняемых законом интересов, а также иные дела, отнесенные к их ведению федеральными законами, которые не связаны с разрешением споров (дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, об усыновлении и т. п.).

Отнесение дел к подведомственности арбитражных судов, по общему правилу, осуществляется на основе совокупности двух критериев: 1) по характеру спора и 2) по субъектному составу участников спора.

Отступления от этих критериев (по сути — дополнения общих правил) установлены специальными нормами (п. 1 ст. 29, ст. 32, пп. 4 и 5 ч. 1 и ч. 2 ст. 33).

5. Субъектами споров, разрешение которых отнесено к подведомственности арбитражных судов, являются:

юридические лица;

граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке;

организации, не являющиеся юридическими лицами, и граждане, не имеющие статуса индивидуального предпринимателя, — в случаях, предусмотренных АПК и иными федеральными законами;

Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы и должностные лица;

иностранные организации, международные организации, организации с иностранными инвестициями, иностранные граждане и лица без гражданства, осуществляющие предпринимательскую деятельность, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Дела с участием перечисленных субъектов распределяются между судами общей юрисдикции и арбитражными судами в зависимости от характера споров, сторонами в которых они являются.

6. Характер споров, разрешение которых отнесено к подведомственности арбитражных судов, в общей форме определяет Конституция Российской Федерации, устанавливая статус Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации как высшего судебного органа по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами (ст. 127).

Эти положения развиваются в Федеральном конституционном законе от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (ст. 4, 5), а также в АПК.

Таким образом, характер споров, разрешение которых, по общему правилу, отнесено к подведомственности арбитражных судов, законодателем определен как «экономический».

Однако закон не раскрывает содержания понятия «экономический спор», а указывает лишь на то, что он связан с осуществлением предпринимательской и «иной экономической деятельности» (ч. 1 комментируемой статьи).

В этом определении ясной может представляться только та его часть, в которой указано, что экономический спор — это спор, связанный с осуществлением предпринимательской деятельности, поскольку ее содержание четко раскрыто в Гражданском кодексе Российской Федерации (как оказалось, и ее понимание вызвало полемику).

В остальной же части (экономический спор — это спор, связанный с осуществлением экономической деятельности) определение данного понятия изложено не только неясно, но с точки зрения логики вообще ошибочно (допущена ошибка, именуемая «логический круг»), что является недопустимым.

В результате законодатель так и не ответил на очень важный для регулирования института подведомственности вопрос: что такое экономический спор?

Неопределенность в этом концептуальном вопросе создает предпосылки для выдвижения в теории и на практике предложений и даже для принятия законодателем произвольных, противоречащих основным началам законодательства норм об отнесении к экономическим спорам (а следовательно, и произвольного определения подведомственности дел) таких споров, которые таковыми в принципе не могут считаться и по этой причине их рассмотрение и разрешение должно было бы сохраняться в подведомственности судов общей юрисдикции.

Так, Налоговый кодекс произвольно, вопреки основным положениям Гражданского кодекса (ст. 2) и выйдя за пределы предмета своего регулирования, отнес к предпринимательской (следовательно, и к экономической) деятельности деятельность частных нотариусов, частных охранников и частных детективов, в связи с чем установил, что дела по их спорам с налоговыми органами становятся подведомственны арбитражным судам (ст. 11 и 138).

Кстати, суды общей юрисдикции, исходя из того, что Налоговый кодекс, устанавливая указанные правила, вышел за пределы предмета своего регулирования и вторгся в сферу отношений, регулируемых процессуальным (подведомственность) и гражданским (предпринимательская деятельность) законодательством, сохранили в своей подведомственности дела указанной категории и продолжают их рассматривать.

АПК 1995 г. также произвольно отнес к экономическим спорам споры о защите чести, достоинства и деловой репутации (ст. 22), хотя совершенно очевидно, что эти споры, несмотря на их связь с предпринимательской деятельностью истцов, возникают не в связи с ней (сама по себе она еще не порождает спора), а в связи с деятельностью другого лица, не являющегося субъектом предпринимательской или иной экономической деятельности (например, средства массовой информации), по реализации им своего права на поиск и распространение информации. По таким делам никаких «экономических» правоотношений между сторонами не возникает и никаких «экономических» вопросов суды не разрешают, а выясняют иные обстоятельства: порочит ли истца распространенная ответчиком информация, соответствует ли она действительности.

Очевидно, с целью устранения этого недоразумения АПК 2002 г. для дел указанной категории установил не общую, основанную на характере споров, как было ранее, а специальную подведомственность (ст. 33).

Неопределенность в вопросе о содержании понятия «экономический спор» позволила законодателю при принятии комментируемого АПК еще более расширить его толкование, а в результате также произвольно и, представляется, ошибочно отнести к экономическим споры о соответствии закону нормативных правовых актов, регулирующих предпринимательскую деятельность, а также дела о признании и исполнении решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 29 и 31).

Несмотря на то что эти дела имеют отношение к предпринимательской деятельности лиц, обращающихся в суд, возникшие по ним споры не носят экономического характера, поскольку вопросы, связанные с этой деятельностью истцов, суд не исследует и решения по ним не принимает.

Дела об оспаривании нормативных правовых актов рассматриваются в порядке так называемого нормоконтроля, в них разрешаются только вопросы абстрактного права (соответствия оспариваемого нормативного правового акта нормативному правовому акту более высокой юридической силы); правоотношения, возникшие в связи с применением этого акта в отношении истца, и связанные с этим вопросы его субъективного права предметом судебного разбирательства не являются.

По делам о признании и исполнении решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений суд рассматривает только процедурные вопросы; в существо спора, разрешенного иностранным судом или международным коммерческим арбитражем, он вторгаться не вправе и правильность вынесенного решения проверять не может.

7. Что же такое «экономический спор»?

Во-первых, это спор, возникший в связи с осуществлением предпринимательской деятельности (об этом прямо указано в ч. 1 комментируемой статьи).

Содержание предпринимательской деятельности раскрывает Гражданский кодекс. Под ней понимается «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от использования имущества, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке» (ст. 2).

Правовой основой предпринимательской деятельности является гражданское законодательство. Следовательно, споры, связанные с ее осуществлением и разрешаемые судом, возникают из гражданских правоотношений. Эти споры имеют место между субъектами предпринимательской деятельности, а также иными лицами, не занимающимися предпринимательской деятельностью, но прямо указанными в АПК или других федеральных законах (о субъектах дел, подведомственных арбитражным судам, см. выше).

Под иной — не связанной с предпринимательской — экономической деятельностью следует, очевидно, понимать деятельность тех же субъектов по осуществлению своих имущественных прав (без этого возникновение экономических отношений невозможно), а под иными экономическими спорами — споры, возникающие в сфере имущественных отношений между указанными субъектами.

Таким образом, можно сделать вывод: экономические споры — споры между юридическими лицами, гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющими статус индивидуального предпринимателя (а в случаях, установленных АПК и другими федеральными законами, — организациями, не являющимися юридическими лицами, и гражданами, не имеющими статуса индивидуального предпринимателя), государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами и должностными лицами, возникающие в сфере предпринимательской деятельности или иных имущественных отношений.

8. Комментируемый АПК выделяет два вида экономических споров, подведомственных арбитражным судам:

возникающих из гражданских правоотношений;

возникающих из административных и иных публичных правоотношений (см. комментарий к ст. 28 и 29).

9. При решении вопроса об отнесении дел к подведомственности арбитражных судов оба указанных выше критерия (субъекты спора и характер спора) должны учитываться в совокупности. При отсутствии любого из них дело подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции, если только специальными нормами оно не отнесено к подведомственности арбитражных судов (см., например, ст. 33 комментируемого Кодекса).

Так, судам общей юрисдикции, несмотря на субъектный состав, подведомственны дела по спорам, связанным:

с отказом в регистрации общественных и религиозных организаций (объединений), а также с прекращением их деятельности;

с отказом в регистрации средств массовой информации и в выдаче им лицензий, а также с аннулированием выданных им лицензий, приостановлением или прекращением деятельности средств массовой информации;

с обжалованием общественными объединениями действий и решений по проведению референдума, выборов в органы государственной власти и местного самоуправления, а также с требованиями о признании недействительными результатов референдумов и выборов.

Все эти споры не имеют экономического характера, поэтому они не подведомственны арбитражным судам.

10. АПК 1995 г. отнес к подведомственности арбитражных судов дела по спорам с участием иностранных организаций и организаций с иностранными инвестициями. Однако в ч. 3 ст. 25 ГПК 1964 г., которая эти же дела относила к подведомственности судов общей юрисдикции, изменения внесены не были (на Федеральный закон о внесении соответствующих изменений, принятый Государственной Думой, Президент Российской Федерации наложил вето, которое не было преодолено).

В результате возникла совместная компетенция судов общей юрисдикции и арбитражных судов по рассмотрению указанных дел: у иностранной организации, организации с иностранными инвестициями было право выбора при обращении в суд между судом общей юрисдикции и арбитражным судом. Это положение сохранялось до введения в действие норм АПК 2002 г., регулирующих подведомственность.

После введения в действие этих норм разграничение подведомственности дел по спорам с участием иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями проводится также по общему правилу — в зависимости от характера спора: если он экономический, дело подведомственно арбитражному суду; если иной — суду общей юрисдикции.

Однако если международным договором Российской Федерации в отношении дел по экономическим спорам с участием иностранных организаций и организаций с иностранными инвестициями будет предусмотрено иное, то эти дела станут подведомственны судам общей юрисдикции.

Это основано на ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, согласно которой если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

11. В комментируемую статью включено принципиально новое, по сравнению с АПК 1995 г., положение, согласно которому заявление, принятое арбитражным судом к своему производству с соблюдением правил подведомственности, должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в дальнейшем к участию в деле будет привлечен гражданин, не имеющий статуса индивидуального предпринимателя, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (ч. 4).

Согласно ст. 51 АПК третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, если этот судебный акт может повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон; они могут быть также привлечены к участию в деле по ходатайству стороны или по инициативе суда.

Совершенно очевидно, что, хотя в комментируемой статье указано о сохранении дела в подведомственности арбитражного суда лишь в случае привлечения (имеется в виду привлечение судом по ходатайству стороны или по своей инициативе) в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, это правило действует и в случаях вступления в дело такого гражданина по его инициативе.

АПК не урегулировал сходные отношения с участием иных лиц.

Так, остались нерешенными вопросы:

вправе ли гражданин, не имеющий статуса индивидуального предпринимателя, вступить в дело, находящееся в производстве арбитражного суда, в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора (ст. 50 АПК)?

может ли гражданин, не имеющий статуса индивидуального предпринимателя, быть привлечен к участию в деле, которое находится в производстве арбитражного суда, в качестве соответчика (ст. 46 АПК)?

Такие вопросы могут возникнуть, например, при рассмотрении дел по спорам между юридическими лицами о праве собственности на какое-либо имущество, когда требование на него предъявит физическое лицо, утверждающее, что это право принадлежит ему, либо при рассмотрении дел по искам одних юридических лиц к другим о возмещении вреда, когда выясняется, что причинителями вреда являются также и физические лица.

Отрицательные ответы на эти вопросы приводят к нарушению конституционного права на судебную защиту: в первом случае — гражданина, вступающего в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, поскольку в его отсутствие будет разрешен спор о праве собственности на имущество, а он будет лишен возможности защитить в суде свое право на это имущество; во втором — истца, поскольку он будет лишен права получить возмещение вреда от всех его причинителей.

Неурегулированность этих вопросов является серьезным недостатком АПК.

Представляется, было бы правильным в случаях, когда со всей очевидностью выясняется, что без участия указанных лиц невозможно разрешить дело, находящееся в производстве арбитражного суда, равно как и невозможно разделить заявленные требования, допустить вступление этих лиц в дело с последующей передачей его на рассмотрение суда общей юрисдикции; исключение составляют лишь дела, для которых ст. 33 АПК установлена специальная подведомственность.

12. Как отмечалось выше, АПК 2002 г. значительно расширил компетенцию арбитражных судов, передав в их ведение многие дела, ранее подведомственные судам общей юрисдикции.

Немало норм, регулирующих институт подведомственности, включено и в Федеральный закон «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

Так, положения _ 1 «Подведомственность» гл. 4 АПК введены в действие ранее всех других положений АПК — через 10 дней со дня его официального опубликования; установлено, что с этого момента утрачивают силу положения других федеральных законов, устанавливающих подведомственность, в части, противоречащей АПК (ст. 6).

Таким образом, все другие федеральные законы (без их точного перечисления), ограничивающие, по сравнению с АПК, компетенцию арбитражных судов, применению не подлежат.

Налицо стремление законодателя как можно быстрее передать определенные категории дел (это в первую очередь относится к делам, для которых установлена специальная подведомственность) из ведения судов общей юрисдикции в ведение арбитражных судов.

Но этим законодатель не ограничился.

В ст. 7 названного Федерального закона включены беспрецедентные нормы о том, что дела, которые находятся в производстве судов общей юрисдикции и которые в соответствии с АПК отнесены к подведомственности арбитражных судов, в течение двух недель с согласия истцов передаются судами общей юрисдикции в арбитражные суды; если истец не согласен на передачу дела, суд общей юрисдикции прекращает производство по делу в связи с неподведомственностью.

Ничего подобного ранее в нашем законодательстве не было. Наоборот, со времени создания арбитражных судов соблюдался принцип: дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подведомственности, должно быть разрешено этим судом независимо от того, что принятым позже законом подведомственность дела изменена.

Когда были созданы арбитражные суды и в их ведение перешли дела по спорам с участием колхозов, то все такие дела, принятые к своему производству с соблюдением действовавших ранее правил подведомственности судами общей юрисдикции, остались исходя из этого принципа в их ведении.

Такой подход в полной мере соответствует принципиальному положению института подсудности, закрепленному в гражданском процессуальном законодательстве: дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другому суду (ч. 1 ст. 122 ГПК 1964 г.).

Указанные положения ст. 7 Федерального закона «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» противоречат не только приведенным принципам подведомственности и подсудности, но и положениям о действии закона во времени.

Во всех процессуальных кодексах (и действовавших ранее, и действующих в настоящее время — ГПК, АПК, УПК) закреплено еще одно принципиальное положение: при производстве по делу применяется процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения (ч. 3 ст. 1 ГПК, ч. 4 ст. 3 АПК 1995 г., ст. 4 УПК 2001 г., ч. 4 ст. 3 АПК 2002 г. и др.).

Предъявление иска, принятие искового заявления к производству суда и возбуждение дела в суде являются процессуальными действиями, а институт подведомственности — институтом процессуального права.

Следовательно, определение подведомственности дела суду и все действия, связанные с предъявлением иска и возбуждением дела в суде, должны регулироваться процессуальным законом, действовавшим на время их совершения. Последующее изменение закона не может повлечь пересмотр принятых процессуальных решений, а значит, и изменить подведомственность дела.

В соответствии со ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Совершенно очевидно, что термин «подсудность», употребляемый в Конституции, шире, чем тот же термин в процессуальном законодательстве. Конституция под надлежащим судом, конечно, понимает суд, определенный законом как с учетом правил подведомственности (разграничения компетенции между судами различных подсистем — общей юрисдикции и арбитражными), так и подсудности (разграничения компетенции между судами одной подсистемы).

Следовательно, лишение кого-либо права на рассмотрение его дела тем судом, который принял дело к своему производству с соблюдением установленных федеральным законом правил подведомственности и подсудности (в том числе и путем принуждения — под угрозой прекращения производства по делу — к даче согласия на передачу дела в другой суд, как это делает ст. 7 названного Федерального закона), является не чем иным, как нарушением указанного конституционного права лица, участвующего в деле в качестве истца или ответчика.

Более того, установленное этой статьей правило, в соответствии с которым дело передается судом общей юрисдикции в арбитражный суд лишь с согласия истца, т. е. вообще без учета мнения ответчика, нарушает права последнего и противоречит установленному ст. 123 Конституции Российской Федерации принципу равноправия сторон.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что граждане, чьи дела будут переданы из судов общей юрисдикции в арбитражные суды согласно ст. 7 Федерального закона «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», имеют все основания обжаловать ее в Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии с ч. 4 ст. 125 Конституции Российской Федерации.

 

Статья 28. Подведомственность экономических споров и иных дел, возникавших из гражданских правоотношений

1. Комментируемая статья детализирует общие правила подведомственности дел арбитражным судам. В принципе, она не вносит ничего нового по сравнению с правилами, изложенными в ст. 27 АПК (см. комментарий к ней): арбитражным судам подведомственны дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, возникшие между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями, а в случаях, предусмотренных АПК и иными федеральными законами, — и другими организациями и гражданами.

2. АПК 2002 г., в отличие от АПК 1995 г., не приводит перечня дел, возникающих из гражданских правоотношений, которые подведомственны арбитражным судам, ограничиваясь лишь общими критериями: определенные субъекты и определенный характер правоотношений, возникших между этими субъектами.

Однако примерный перечень экономических споров, возникающих из гражданских правоотношений, приведенный в ст. 22 АПК 1995 г., вполне может быть использован и при применении ст. 28 АПК 2002 г. Это споры:

о разногласиях по договору, заключение которого предусмотрено законом или передача разногласий по которому на разрешение арбитражного суда согласована сторонами;

об изменении условий или о расторжении договоров (можно дополнить — и о признании их недействительными);

о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств;

о признании права собственности;

об истребовании собственником или иным законным владельцем имущества из чужого незаконного владения;

о нарушении прав собственника или иного законного владельца, не связанном с лишением владения;

о возмещении убытков;

о защите деловой репутации (для этих споров теперь установлена специальная подведомственность — см. ст. 33).

3. К подведомственности арбитражных судов относятся и другие дела по спорам между указанными субъектами, возникающие из отношений, регулируемых гражданским законодательством (ст. 2 ГК).

Следует иметь в виду, что субъектами гражданских правоотношений в спорах, подведомственных арбитражным судам, могут быть — кроме юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а в случаях, предусмотренных АПК и иными федеральными законами, других организаций и граждан — и субъекты, которые обычно воспринимаются как участники публичных правоотношений.

Согласно ч. 2 ст. 2 ГК в регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования (ст. 124).

Как установлено ст. 124 ГК, указанные субъекты выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с другими участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами.

Например, отношения, возникшие из причинения вреда юридическому лицу Российской Федерацией, регулируются гражданским законодательством, и дело по спору о возмещении этого вреда, как возникшее из гражданских правоотношений, в силу ст. 27 и 28 комментируемого АПК подведомственно арбитражному суду.

 

Статья 29. Подведомственность экономических споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений

1. Комментируемая статья относит к спорам, подведомственным арбитражным судам, споры, возникающие из публичных правоотношений.

Это стало возможным из-за неопределенности в понятии «экономический спор» и представляется очень сомнительным (см. комментарий к ст. 27).

Очевидно, что законодатель весьма произвольно определил в этой сфере компетенцию арбитражных судов, передав в их ведение указанные дела, которые по своему содержанию (несмотря на их связь с предпринимательской деятельностью одной стороны в споре) являются не экономическими, а административными. Именно поэтому они, как об этом прямо признается в ч. 1 комментируемой статьи, рассматриваются в порядке административного судопроизводства.

Однако при этом не учтены положения ст. 126 Конституции Российской Федерации, из которых вытекает, что правосудие по гражданским, уголовным и административным делам (а именно они и рассматриваются соответственно в порядке гражданского, уголовного и административного судопроизводства) осуществляется судами общей юрисдикции.

При таком подходе к регулированию института подведомственности недалеко и до того, чтобы передать арбитражным судам и часть уголовных дел, например об экономических преступлениях (эти дела при желании также можно отнести к «экономическим»).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что название комментируемой статьи (о подведомственности экономических споров арбитражным судам) не соответствует ее содержанию, а содержание определено произвольно, в отрыве от тех критериев подведомственности дел арбитражным судам, которые установлены в ст. 27 настоящего АПК.

2. Субъектами указанных споров, отнесенных к подведомственности арбитражных судов, с одной стороны, являются:

1) юридические лица;

2) индивидуальные предприниматели.

С другой стороны, субъектами этих споров являются:

1) органы государственной власти Российской Федерации;

2) органы государственной власти субъектов Российской Федерации;

3) органы местного самоуправления;

4) государственные органы;

5) иные органы;

6) должностные лица.

Перечисленные органы (должностные лица) участвуют в данных спорах именно в качестве субъектов, осуществляющих публично-правовые функции (издают правовые акты, принимают решения, совершают действия, имеющие юридическое значение), т. е. сутью их отношений с юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями являются отношения власти и подчинения.

Если же эти органы (должностные лица) выступают в качестве субъектов правоотношений, основанных на равенстве сторон, например являются стороной в договоре, об исполнении которого возник спор, то дела с их участием подпадают под экономические споры, возникающие из гражданских правоотношений (см. комментарий к ст. 28).

Какие органы государственной власти имеются в виду в п. 2 комментируемой статьи?

Согласно ст. 10 Конституции Российской Федерации государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную.

В соответствии со ст. 11 Конституции государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации (ч. 1); государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти (ч. 2).

По общему правилу, сформулированному в п. 2 комментируемой статьи, арбитражные суды рассматривают дела об оспаривании ненормативных правовых актов указанных органов и должностных лиц. Следовательно, в первую очередь имеются в виду дела об оспаривании актов органов и должностных лиц исполнительной власти (например, Правительства Российской Федерации, правительств субъектов Российской Федерации), органов и должностных лиц местного самоуправления (например, глав муниципальных образований), государственных органов и их должностных лиц (таможенной, налоговой служб и т. д.). Органы законодательной (представительной) власти, как правило, издают нормативные правовые акты, а для обжалования актов органов судебной власти процессуальным законодательством установлен специальный порядок.

3. К ненормативным правовым актам относятся акты указанных выше органов и должностных лиц, устанавливающие, изменяющие или отменяющие права и обязанности конкретных лиц (в делах, отнесенных к подведомственности арбитражных судов, — юридических лиц и (или) индивидуальных предпринимателей).

К ненормативным актам относятся также распорядительные акты, которые могут касаться значительного определенного либо неопределенного круга лиц, но, в отличие от нормативных правовых актов, не создают правил поведения, рассчитанных на неоднократное применение.

Эти акты могут касаться прав как юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, так и граждан, не занимающихся предпринимательской деятельностью, равно как и тех, и других одновременно.

Возникает вопрос: какому суду — общей юрисдикции или арбитражному — подведомственно дело об оспаривании ненормативного правового акта органа государственной власти Российской Федерации, органа местного самоуправления, государственного органа, должностного лица, если этот акт затрагивает одновременно права юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан, не занимающихся предпринимательской деятельностью?

Комментируемый АПК, в отличие от предыдущего, исключил возможность «двойной» подведомственности дел об оспаривании одних и тех же актов различными лицами. Так, теперь исключена возможность оспаривания одного и того же решения органа управления акционерного общества акционерами — юридическими лицами в арбитражных судах, а физическими лицами — в судах общей юрисдикции; теперь все эти дела, независимо от субъектного состава участников спора, подведомственны в силу прямого указания в настоящем Кодексе арбитражным судам (см. комментарий к ст. 33).

Относительно подведомственности дел об оспаривании ненормативных правовых актов указанных выше органов и должностных лиц, которые одновременно касаются прав и юридических лиц (индивидуальных предпринимателей), и граждан, не занимающихся предпринимательской деятельностью, никакого специального указания в АПК не имеется. Следовательно, в их отношении должен соблюдаться общий подход разграничения подведомственности дел с множественностью лиц между судами общей юрисдикции и арбитражными судами — они должны быть подведомственны судам общей юрисдикции.

4. Согласно п. 1 комментируемой статьи арбитражные суды рассматривают дела об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающие права заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

Таким образом, комментируемая статья установила специальное правило подведомственности дел об оспаривании нормативных правовых актов. Оно действует в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом, в исключение из общего правила, согласно которому все дела об оспаривании нормативных правовых актов, независимо от того, кто — юридическое или физическое лицо — обращается в суд, подведомственны судам общей юрисдикции.

Некоторый отход от этого общего правила наметился еще до принятия комментируемого АПК. Так, в Налоговом кодексе было установлено, что к подведомственности арбитражных судов относятся дела об оспаривании нормативных правовых актов налоговых органов организациями и индивидуальными предпринимателями (ст. 138). Сейчас это закреплено в АПК.

Следовательно, теперь правило разграничения подведомственности дел об оспаривании нормативных правовых актов можно сформулировать так: все дела об оспаривании нормативных правовых актов независимо от субъекта оспаривания и характера акта подведомственны судам общей юрисдикции, если только их оспаривание федеральным законом прямо не отнесено к подведомственности арбитражных судов.

Под нормативным правовым актом понимается изданный в установленном порядке акт управомоченного на то органа государственной власти, органа местного самоуправления, государственного органа или должностного лица, устанавливающий правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение, действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом.

5. Согласно п. 4 комментируемой статьи арбитражные суды рассматривают дела об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

Таким законом является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП), принятый 20 декабря 2001 г. и введенный в действие с 1 июля 2002 г.

В соответствии с п. 1 ст. 22.1 КоАП дела об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, рассматриваются в пределах компетенции, установленной гл. 23 этого Кодекса:

1) судьями (мировыми судьями);

2) комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав;

3) федеральными органами исполнительной власти, их учреждениями, структурными подразделениями и территориальными органами, а также иными государственными органами, уполномоченными на то исходя из задач и функций, возложенных на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации.

Рассматривая дела об административных правонарушениях, судьи, в том числе и судьи арбитражных судов, действуют, если использовать терминологию процессуального законодательства, в качестве первой инстанции.

Кроме того, судьи рассматривают жалобы на постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенные иными органами и должностными лицами, уполномоченными рассматривать такие дела (ст. 30.1 КоАП), т. е. действуют в качестве второй инстанции.

Согласно ч. 3 п. 3 ст. 23.1 КоАП и ч. 1 ст. 202 АПК судьи арбитражных судов рассматривают отнесенные к их ведению дела об административных правонарушениях, совершенных:

1) юридическими лицами;

2) индивидуальными предпринимателями.

Перечень дел об административных правонарушениях (если они совершены указанными субъектами), рассмотрение которых отнесено к ведению судей арбитражных судов, приведен в ч. 3 п. 3 ст. 23.1 КоАП.

Это следующие административные правонарушения:

производство либо оборот этилового спирта, алкогольной или спиртосодержащей продукции, не соответствующих требованиям государственных стандартов, санитарным правилам и гигиеническим нормативам (ст. 6.14);

нарушение порядка распоряжения объектом нежилого фонда, находящимся в федеральной собственности, и использования указанного объекта (ст. 7.24);

осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (лицензии) — ст. 14.1;

незаконное использование товарного знака (ст. 14.10);

незаконное получение кредита (ст. 14.11);

фиктивное или преднамеренное банкротство (ст. 14.12);

неправомерные действия при банкротстве (ст. 14.13);

воспрепятствование должностными лицами кредитной организации осуществлению функций временной администрации (ст. 14.14);

розничная продажа этилового спирта, в том числе этилового питьевого спирта (за исключением продажи в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях), спиртосодержащей продукции по фармакопейным статьям (за исключением продукции, реализуемой через аптечную сеть) или спиртосодержащих вкусоароматических биологически активных вкусовых добавок или виноматериалов (ч. 1 ст. 14.16);

поставка или розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей продукции без надлежаще оформленных товаротранспортных документов, без сертификата соответствия по каждому наименованию продукции, без справки к грузовой таможенной декларации или без ее копии с оригиналами оттисков печатей предыдущего собственника (на импортную алкогольную продукцию) либо без справки к товаротранспортной накладной (на отечественную алкогольную продукцию), а равно поставка или розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей продукции в таре и упаковке, не соответствующих установленным законом требованиям (ч. 2 ст. 14.16);

промышленное производство этилового спирта в объемах, превышающих квоты (ч. 1 ст. 14.17);

закупка этилового спирта из сырья всех видов организацией, не имеющей квот на закупку этилового спирта, или в объемах, превышающих квоты (ч. 3 ст. 14.17);

промышленное производство или оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции без соответствующей лицензии, а равно с нарушением условий, предусмотренных лицензией (ч. 4 ст. 14.17);

использование этилового спирта, произведенного из непищевого сырья, и спиртосодержащей непищевой продукции для приготовления алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции (ст. 14.18);

ненадлежащее управление юридическим лицом (ст. 14.21);

совершение сделок и иных действий, выходящих за пределы установленных полномочий (ст. 14.22);

осуществление дисквалифицированным лицом деятельности по управлению юридическим лицом (ст. 14.23);

неисполнение банком поручения государственного внебюджетного фонда (ст. 15.10);

нарушение обязательных требований государственных стандартов (ч. 1 ст. 19.19);

нарушение правил обязательной сертификации (ч. 2 ст. 19.19).

Все другие дела об иных административных правонарушениях, в том числе совершенных юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями (из отнесенных к ведению судей), рассматриваются судьями судов общей юрисдикции.

Дел об административных правонарушениях, субъектами которых выступают юридические лица и индивидуальные предприниматели, оставшихся в подведомственности судей судов общей юрисдикции (судей районных судов, гарнизонных военных судов, мировых судей), немало.

Так, например, все дела об административных правонарушениях в области таможенного дела, отнесенные к ведению судей, рассматриваются независимо от субъекта ответственности судьями судов общей юрисдикции (ст. 16.1; 16.2; 16.3; 16.9, ч. 1; 16.16; 16.18, ч. 1; 16.19, ч. 1; 16.20; 16.21).

КоАП предусматривает административную ответственность физических лиц, должностных лиц и юридических лиц.

Согласно ст. 2.4 КоАП совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники организаций несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.

В связи с этим возникает вопрос: судьям каких судов — общей юрисдикции или арбитражных — подведомственны дела об административных правонарушениях, перечисленные в ч. 3 п. 3 ст. 23.1 КоАП, по которым к административной ответственности привлекаются одновременно юридическое лицо и его руководитель?

Такие ситуации могут возникать очень часто, поскольку за административные правонарушения, рассмотрение дел о которых отнесено к подведомственности судей арбитражных судов, установлена ответственность как для юридических, так и для должностных лиц.

Как указывалось выше, судьи арбитражных судов вправе рассматривать только те дела об административных правонарушениях, которые прямо отнесены федеральным законом к их ведению. Федеральными законами (ч. 3 п. 3 ст. 23.1 КоАП и ч. 1 ст. 202 АПК) к их ведению отнесено рассмотрение дел о привлечении к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Следовательно, судьи арбитражных судов не вправе рассматривать дела о привлечении к административной ответственности руководителей организаций, для которых установлена ответственность как для должностных лиц.

Исходя из изложенного, следует прийти к выводу о том, что указанные дела должны рассматриваться судьями судов общей юрисдикции.

Как указывалось выше, арбитражные суды при производстве по делам об административных правонарушениях действуют также в качестве второй инстанции, рассматривая жалобы на постановления, вынесенные по указанным делам.

Согласно п. 3 ст. 30.1 КоАП постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

АПК использует иную терминологию и в ст. 202–211 устанавливает порядок рассмотрения дел «об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности».

6. Согласно п. 4 комментируемой статьи арбитражные суды в порядке административного судопроизводства рассматривают дела о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, обязательных платежей, санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания.

Это дела по искам государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, наделенных федеральными законами контрольными функциями, к организациям и индивидуальным предпринимателям о взыскании налогов, сборов, других обязательных платежей и санкций.

Иск может быть предъявлен в арбитражный суд, если требование об уплате взыскиваемой суммы не исполнено ответчиком в добровольном порядке (п. 2 ст. 213 АПК).

7. Согласно п. 5 комментируемой статьи к подведомственности арбитражных судов федеральными законами могут быть отнесены и другие дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, т. е. перечень дел, указанных в ст. 29 АПК, может быть расширен иными федеральными законами.

 

Статья 30. Подведомственность дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение

1. Комментируемая статья воспроизводит положение о подведомственности арбитражным судам дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, содержавшееся в п. 3 ст. 22 АПК 1995 г.

Дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, подведомственны также и судам общей юрисдикции.

Разграничение подведомственности указанных дел между арбитражными судами и судами общей юрисдикции проводится по двум критериям: по субъектам обращения в суд с заявлением об установлении факта, имеющего юридическое значение, и по характеру устанавливаемого факта.

Арбитражным судам подведомственны дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение для организаций и индивидуальных предпринимателей в сфере их предпринимательской и иной экономической деятельности (для возникновения, изменения или прекращения их прав).

Следовательно, субъектами указанных дел, подведомственных арбитражным судам, являются организации и индивидуальные предприниматели (об этом прямо указано в ст. 219 АПК), а характером устанавливаемых фактов — их юридическое значение для предпринимательской и иной экономической деятельности этих субъектов.

Дела об установлении иных фактов, имеющих юридическое значение, подведомственны судам общей юрисдикции. Так, например, суду общей юрисдикции будет подведомственно дело по заявлению общественной организации об установлении какого-либо факта, имеющего для нее юридическое значение, но не связанного с предпринимательской или иной экономической деятельностью.

2. Комментируемый АПК, в отличие от АПК 1995 г., приводит перечень дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, которые подведомственны арбитражным судам (ст. 218).

Следует обратить внимание на то, что этот перечень не исчерпывающий. Арбитражным судам подведомственны и дела об установлении других фактов, порождающих юридические последствия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

3. Дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, рассматриваются судами в порядке особого производства, если в них не возникает спор о праве.

В случае возникновения спора о праве дело рассматривается в порядке искового производства (ст. 217). В ходе этого производства суд решает вопрос о наличии или отсутствии факта, имеющего юридическое значение, и одновременно с этим вопрос о правах и обязанностях истца и ответчика.

Следует обратить внимание на то, что суды рассматривают в исковом производстве дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, в которых возникает именно спор о праве. Если же по таким делам возникают лишь споры о фактах, которые просят установить заявители (когда заинтересованные лица не оспаривают их прав), то такие дела рассматриваются не в исковом производстве, а в порядке производства по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

4. Дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, подведомственны арбитражным судам, как указано в п. 1 ст. 219 АПК, «если федеральным законом или иным нормативным правовым актом не предусмотрен иной внесудебный порядок установления соответствующих фактов».

Возникает вопрос: подведомственно ли арбитражному суду дело об установлении факта, имеющего юридическое значение, для установления которого предусмотрен иной внесудебный порядок, если организации или индивидуальному предпринимателю в его установлении в этом порядке отказано? Иными словами: вправе ли организация или индивидуальный предприниматель в такой ситуации обращаться в арбитражный суд с заявлением об установлении указанного факта?

Установление фактов, имеющих юридическое значение, необходимо для осуществления и защиты прав организаций и индивидуальных предпринимателей в сфере их предпринимательской деятельности, т. е. является одним из способов защиты субъективных прав.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ст. 46).

Конституционное право каждого на судебную защиту в равной мере распространяется не только на граждан, но и на организации и не подлежит никаким ограничениям, в том числе и путем принятия федеральных законов.

Следовательно, организации и индивидуальные предприниматели вправе — без каких-либо ограничений — обращаться в суды за защитой своих прав в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе и с заявлениями об установлении фактов, которые имеют юридическое значение для осуществления ими этих прав, если в их установлении во внесудебном порядке отказано.

Таким образом, указанное выше положение об установлении арбитражными судами лишь тех фактов, имеющих юридическое значение, для установления которых не предусмотрен иной внесудебный порядок, следует понимать только как возможность введения федеральным законом или иным нормативным правовым актом предварительного внесудебного порядка разрешения дела. После соблюдения этого порядка заинтересованное лицо, если его заявление не будет удовлетворено, должно иметь право обращаться в арбитражный суд.

Иное противоречило бы ст. 46 Конституции Российской Федерации и ограничило бы право организаций и индивидуальных предпринимателей на судебную защиту.

Кстати, именно так сложилась практика судов общей юрисдикции по рассмотрению дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, для которых принятым до введения в действие Конституции Российской Федерации законодательством был предусмотрен иной внесудебный порядок. Согласно п. 10 ст. 247 ГПК 1964 г. суды не вправе были устанавливать такие факты, однако после введения в действие Конституции Российской Федерации (25 декабря 1993 г.) Верховный Суд Российской Федерации, основываясь на ее ст. 46, занял позицию о подведомственности судам общей юрисдикции дел об установлении тех фактов, имеющих юридическое значение, для которых законодательством установлен иной внесудебный порядок.

 

Статья 31. Подведомственность дел об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов

1. Согласно ст. 11 Гражданского кодекса защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

Таким образом, третейские суды, не являясь судами государственными, т. е. осуществляющими судебную власть, тем не менее на равных с ними — при наличии соглашения сторон о передаче спора на их разрешение — обеспечивают защиту гражданских прав.

Комментируемая статья и соответствующие ей положения гл. 30 АПК определяют процессуальные взаимоотношения между третейскими судами и арбитражными судами, устанавливая подведомственность арбитражным судам и порядок рассмотрения дел об оспаривании решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.

2. Комментируемая статья не указывает, какие именно третейские суды, решения которых могут быть оспорены в арбитражных судах либо по решениям которых арбитражные суды выдают исполнительные листы, имеются в виду. Она содержит отсылку к гл. 30 АПК.

Как видно из ст. 230, находящейся в этой главе, под третейскими судами здесь понимаются:

1) внутригосударственные третейские суды, созданные для разрешения споров между российскими юридическими лицами и (или) индивидуальными предпринимателями, возникающих из гражданских правоотношений при осуществлении ими предпринимательской и иной экономической деятельности (эти третейские суды создаются и действуют на основании Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», принятого 21 июня 2002 г. и введенного в действие с 27 июля 2002 г.);

2) международные коммерческие арбитражи, принимающие решения (т. е. находящиеся) на территории Российской Федерации.

Последние действуют на основании Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г.

В международный коммерческий арбитраж по соглашению сторон могут передаваться: споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории Российской Федерации, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами Российской Федерации (ст. 2 названного Закона).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что комментируемый АПК значительно расширил подведомственность дел арбитражным судам — ранее дела об оспаривании решений международных коммерческих арбитражей были подведомственны судам общей юрисдикции (ст. 6 и 34 Закона «О международном коммерческом арбитраже»). С введением в действие положений АПК о подведомственности (с 6 августа 2002 г.) положения названного Закона применяются в части, не противоречащей АПК (ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»).

Более подробно о делах указанной категории см. комментарий к статьям гл. 30.

 

Статья 32. Подведомственность арбитражным судам дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений

1. Комментируемая статья, так же как и предыдущая, расширяет подведомственность дел арбитражным судам.

Как видно из ее содержания во взаимосвязи со ст. 241, она относит к ведению арбитражных судов дела о признании и приведении в исполнение на территории Российской Федерации решений иностранных государственных судов, а также решений международных коммерческих арбитражей, действующих на территориях иностранных государств, принятых по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.

Ранее эти дела рассматривались судами общей юрисдикции:

о признании и приведении в исполнение на территории Российской Федерации решений иностранных государственных судов — в силу прямого указания, содержащегося в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей»;

о признании и приведении в исполнение на территории Российской Федерации решений международных коммерческих арбитражей — в связи с тем, что законом они не были отнесены к подведомственности арбитражных судов (ст. 35 и 36 Закона «О международном коммерческом арбитраже»).

С введением в действие положений АПК о подведомственности (с 6 августа 2002 г.) положения названных Указа и Закона применяются в части, не противоречащей АПК (ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»).

2. Указанные выше дела подведомственны арбитражным судам, если признание и приведение в исполнение на территории Российской Федерации решений иностранных государственных судов или решений международных коммерческих арбитражей предусмотрено международным договором Российской Федерации и федеральным законом (ст. 241 АПК).

Признание и исполнение в Российской Федерации решений иностранных государственных судов регулируется двух- или многосторонними международными договорами Российской Федерации.

Основополагающим международно-правовым актом, регулирующим признание и приведение в исполнение решений международных коммерческих арбитражей, вынесенных на территориях других государств, является Конвенция «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений», принятая 10 июля 1958 г. в Нью-Йорке, ратифицированная СССР и имеющая обязательную силу в Российской Федерации (ч. 4 ст. 15 Конституции).

Более подробно о делах этой категории см. комментарий к статьям гл. 31.

 

Статья 33. Специальная подведомственность дел арбитражным судам

1. Комментируемая статья устанавливает специальную подведомственность дел арбитражным судам. В исключение из общего правила, закрепленного в ст. 27 АПК, устанавливающего подведомственность дел арбитражным судам по совокупности двух критериев (субъектам спора и характеру спора), комментируемая статья относит к подведомственности арбитражных судов некоторые категории дел независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возник спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане (ч. 2).

Таким образом, значительное количество гражданских дел, ранее подведомственных судам общей юрисдикции, передано в подведомственность арбитражных судов. В результате граждане, не являющиеся индивидуальными предпринимателями, которые ранее имели право обратиться в районные суды общей юрисдикции, теперь должны будут по таким делам обращаться за защитой своих прав в арбитражные суды, находящиеся в республиканских, краевых, областных центрах.

Надо отметить, что вместе с положениями, значительно расширяющими подведомственность дел арбитражным судам, комментируемая статья воспроизводит некоторые положения АПК 1995 г., т. е. ничего нового не создает.

2. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 33 к специальной подведомственности арбитражных судов отнесены дела о несостоятельности (банкротстве).

Эти дела рассматриваются арбитражными судами по заявлениям должников, кредиторов и иных заинтересованных лиц в порядке, установленном гл. 28 настоящего АПК и федеральным законом, регулирующим вопросы несостоятельности (банкротства).

Указанные дела и ранее были в подведомственности арбитражных судов (ч. 3 ст. 22, ст. 143 АПК 1995 г.).

Подробнее об этих делах см. комментарий к статьям гл. 28.

3. К специальной подведомственности арбитражных судов отнесены дела по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций, об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей (пп. 2 и 3 ч. 1).

Эти дела также ранее находились в подведомственности арбитражных судов (это вытекало из ст. 22 АПК 1995 г.).

Следует иметь в виду, что специальная подведомственность дел арбитражным судам, установленная пп. 2 и 3 ч. 1 комментируемой статьи, не распространяется на дела об обжаловании отказов в государственной регистрации общественных и религиозных объединений, средств массовой информации, а также о прекращении их деятельности. Эти дела подведомственны судам общей юрисдикции, поскольку они не связаны с предпринимательской и иной экономической деятельностью (ст. 23, 42, 44 Федерального закона «Об общественных объединениях», ст. 12, 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», ст. 15, 16, 61 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», ст. 115, 116 ГПК РСФСР).

4. К специальной подведомственности арбитражных судов комментируемая статья относит дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (п. 5 ч. 1).

Эти дела ранее также находились в подведомственности арбитражных судов в соответствии со ст. 22 АПК 1995 г., в которой было указано, что к экономическим спорам, разрешаемым арбитражными судами, относятся споры «о защите чести, достоинства и деловой репутации».

Новое состоит, во-первых, в том, что комментируемая статья, с учетом практики применения АПК 1995 г., конкретизирует положения о подведомственности указанных дел: устанавливает, что арбитражным судам подведомственны дела о защите деловой репутации (а не чести и достоинства), если деловая репутация затронута в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности истца — юридического лица или индивидуального предпринимателя.

Дела о защите деловой репутации юридических лиц, государственных и иных органов, а также организаций, не имеющих статуса юридического лица, не в сфере их предпринимательской и иной экономической деятельности, подведомственны судам общей юрисдикции.

Во-вторых, новое в регулировании подведомственности дел о защите деловой репутации состоит в следующем.

С введением в действие АПК 1995 г. возникла «двойная» подведомственность указанных дел — судам общей юрисдикции и арбитражным судам (суды общей юрисдикции, так же как и арбитражные суды, рассматривали дела о защите деловой репутации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, если они предъявляли в них иски, поскольку ГПК не препятствовал этому).

Комментируемая статья, в отличие от АПК 1995 г., устанавливает специальную, а не общую подведомственность дел о защите деловой репутации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в сфере их предпринимательской и иной экономической деятельности арбитражным судам. Специальные нормы исключают возможность применения общих норм (в том числе и норм ГПК).

Следовательно, с введением в действие положений АПК, регулирующих подведомственность (6 августа 2002 г.), «двойная» подведомственность этих дел прекращается, они остаются в подведомственности лишь арбитражных судов.

5. Принципиально новым в содержании комментируемой статьи является передача в подведомственность арбитражных судов всех дел по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров (п. 4 ч. 1).

Ранее подведомственность этих дел определялась по общему правилу — в зависимости от субъектов спора и характера спора. Если спор возникал между акционерным обществом, иным хозяйственным товариществом или обществом, с одной стороны, и акционером, участником иного хозяйственного товарищества или общества, являющимся физическим лицом, — с другой, то он разрешался судом общей юрисдикции; если акционером, участником иного хозяйственного товарищества или общества являлось юридическое лицо, то спор разрешался арбитражным судом.

По этой причине судам общей юрисдикции были подведомственны дела с участием физических лиц — акционеров, участников иных хозяйственных товариществ или обществ:

о прекращении в судебном порядке по требованию одного или нескольких участников полного товарищества полномочий на ведение дел товарищества, предоставленных одному или нескольким участникам товарищества (ч. 2 ст. 72 ГК);

об исключении в судебном порядке по требованию участников полного товарищества кого-либо из участников товарищества (ч. 2 ст. 76 ГК);

о расчетах в связи с выходом участника из полного товарищества (ст. 77 ГК);

о защите прав вкладчика товарищества на вере (ст. 85 ГК);

о защите прав участников общества с ограниченной ответственностью и общества с дополнительной ответственностью (ст. 87–95 ГК);

о защите прав акционеров, включая право обжаловать в суд решения общего собрания акционеров и других органов управления акционерного общества (ст. 45, 49, 53, 55, 71, 84 Федерального закона «Об акционерных обществах»).

Теперь все эти и другие аналогичные дела, независимо от того, являются ли их участниками физические или юридические лица, подведомственны в силу специального указания, содержащегося в ч. 2 комментируемой статьи, только арбитражным судам, за исключением трудовых споров.

К хозяйственным товариществам и хозяйственным обществам, которые имеются в виду в комментируемой статье, относятся юридические лица, деятельность которых регламентируется _ 2 «Хозяйственные товарищества и общества» гл. 4 ГК (ст. 66-106).

Согласно ст. 66 ГК к ним относятся:

1) полные товарищества;

2) товарищества на вере;

3) общества с ограниченной ответственностью;

4) общества с дополнительной ответственностью;

5) акционерные общества.

Исключение из специальной подведомственности арбитражным судам дел с участием указанных субъектов составляют, как указано в п. 4 ч. 1 комментируемой статьи, дела по трудовым спорам.

Трудовые споры бывают двух видов: индивидуальные и коллективные.

Согласно ст. 381 Трудового кодекса индивидуальный трудовой спор — неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения законов и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в орган по рассмотрению трудовых споров.

Органами по рассмотрению трудовых споров в силу ст. 382 того же Кодекса являются: комиссии по трудовым спорам и суды (имеются в виду суды общей юрисдикции). Согласно ГПК дела по трудовым спорам рассматривают мировые судьи и районные суды.

В соответствии со ст. 398 Трудового кодекса коллективный трудовой спор — неурегулированные разногласия между работниками (их представителями) и работодателями (их представителями) по поводу установления и изменения условий труда (включая заработную плату), заключения, изменения и выполнения коллективных договоров, соглашений, а также в связи с отказом работодателя учесть мнение выборного представительного органа работников при принятии актов, содержащих нормы трудового права, в организациях.

Наиболее частым исключением из специальной подведомственности арбитражным судам дел с участием хозяйственных товариществ и обществ являются, конечно, индивидуальные трудовые споры.

Они могут возникать, когда между акционером и акционерным обществом, участником иного хозяйственного товарищества или общества и этим товариществом или обществом возникли трудовые отношения как между работником и работодателем (ст. 15–20 Трудового кодекса).

В связи с этими отношениями могут возникать споры: о восстановлении работника на работе; о признании его перевода на другую работу незаконным; о признании примененных к нему дисциплинарных взысканий незаконными; о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда; о возмещении работником причиненного организации материального ущерба и др.

Наибольший интерес вызывает подведомственность споров между единоличным исполнительным органом хозяйственного общества, товарищества (например, генеральным директором акционерного общества), а также членами коллегиального исполнительного органа и хозяйственным обществом, товариществом, в частности споров, возникающих в связи с освобождением этих лиц от занимаемых должностей.

Так, в соответствии с п. 4 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» общее собрание акционеров, если образование исполнительных органов не отнесено уставом к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, вправе в любое время принять решения о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора), членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции).

Какому суду — общей юрисдикции или арбитражному — подведомственно дело по иску кого-либо из этих лиц о восстановлении в должности директора, члена коллегиального исполнительного органа общества, товарищества?

Ответ на этот вопрос зависит от того, какие отношения возникают между указанными лицами, с одной стороны, и хозяйственным обществом, товариществом — с другой.

Согласно п. 3 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и (или) членами коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям настоящего Федерального закона.

Таким образом, названный Федеральный закон, хотя и с некоторыми ограничениями, признает, что между указанными субъектами возникают отношения, регулируемые трудовым законодательством, т. е. что между ними возникают трудовые отношения.

Принятый позже названного Федерального закона Трудовой кодекс, введенный в действие с 1 февраля 2002 г., прямо устанавливает, что отношения между указанными субъектами являются трудовыми: в Кодекс включена специальная гл. 43, регулирующая особенности труда руководителя организации и членов исполнительного органа организации (ст. 273–281). Кроме того, Трудовым кодексом установлено, что трудовое законодательство не распространяется (применительно к данной проблеме) лишь на членов советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор).

С единоличными исполнительными органами обществ (директорами, генеральными директорами), членами коллегиальных исполнительных органов обществ (правлений, дирекций), с одной стороны, и обществами — с другой, заключаются трудовые договоры, между ними существуют трудовые отношения, следовательно, возникающие между этими субъектами споры (о восстановлении в должности, о взыскании заработной платы и др.) являются трудовыми спорами, которые подведомственны судам общей юрисдикции.

Комментируемая статья, устанавливая специальную подведомственность арбитражным судам дел с участием хозяйственных товариществ и хозяйственных обществ (_ 2 гл. 4 ГК), не затрагивает подведомственность дел по спорам с участием иных юридических лиц. Следовательно, на дела с участием производственных кооперативов (_ 3 гл. 4 ГК), потребительских кооперативов, общественных и религиозных организаций (объединений), фондов, ассоциаций и союзов (_ 5 гл. 4 ГК) распространяются общие правила подведомственности дел.

 

_ 2. Подсудность

 

Статья 34. Подсудность дел арбитражным судам

1. Под подсудностью в арбитражном процессе понимается институт (совокупность правовых норм), регулирующий относимость подведомственных арбитражным судам дел к ведению конкретных судов данной судебной системы для рассмотрения по первой инстанции.

В соответствии с Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» (ст. 4) и Федеральным конституционным законом от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (ст. 3) систему арбитражных судов в Российской Федерации составляют:

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации;

федеральные арбитражные суды округов;

арбитражные суды республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Российской Федерации (далее — арбитражные суды субъектов Российской Федерации).

В качестве судов первой инстанции в системе арбитражных судов действуют:

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (ст. 10 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации», ч. 2 ст. 34 АПК);

арбитражные суды субъектов Российской Федерации (ст. 36 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации», ч. 1 ст. 34 АПК).

2. Подсудность конкретных категорий дел судам определенного звена судебной системы (для арбитражных судов — судам субъектов Российской Федерации и Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации) является родовой подсудностью.

Другой вид подсудности — территориальная подсудность, правила которой распределяют дела между судами одного уровня (для арбитражных судов — между арбитражными судами субъектов Российской Федерации).

Родовую подсудность в АПК регулирует ст. 34, территориальную — ст. 35–38.

3. Значение института подсудности очень велико. Оно обусловлено тем, что в Конституции Российской Федерации в качестве одного из основных прав человека записано: «Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом» (ч. 1 ст. 47).

Это право в полной мере распространяется на любую сторону в процессе, независимо от того, является она физическим или юридическим лицом, поскольку в силу ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе равноправия сторон.

Следовательно, положения ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации имеют самое прямое отношение к регулированию института подсудности в арбитражном процессе и должны учитываться арбитражными судами в практике применения норм АПК, регулирующих подсудность.

Изложенное означает, во-первых, что правила подсудности должны быть четко закреплены в федеральном законе и, во-вторых, нарушение этих правил, в том числе произвольное, вопреки обоснованным возражениям стороны, изменение подсудности дела, само по себе может явиться основанием к отмене решения суда.

4. Как отмечалось выше, комментируемая статья устанавливает правила родовой подсудности.

Общее правило родовой подсудности дел арбитражным судам таково: все дела, подведомственные арбитражным судам, рассматриваются по первой инстанции арбитражными судами субъектов Российской Федерации, за исключением дел, отнесенных к подсудности Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (ч. 1 комментируемой статьи).

5. Подсудность дел Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации была определена ст. 10 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и расширена ч. 2 комментируемой статьи.

В настоящее время Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации подсудны три наиболее важные категории дел (согласно ст. 10 названного выше Федерального конституционного закона и соответствовавшей ей ст. 24 АПК 1995 г. их было две).

Первая категория — это дела об оспаривании нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Дела об оспаривании нормативных правовых актов являются новой категорией дел для арбитражных судов.

Согласно п. 1 ст. 29 АПК арбитражные суды рассматривают дела об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда (о подведомственности этих дел арбитражным судам см. комментарий к ст. 29 АПК).

Дела об оспаривании нормативных правовых актов (из числа подведомственных арбитражным судам), издаваемых на федеральном уровне, как наиболее важные, отнесены к подсудности Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Таким образом, применяя правила подсудности во взаимной связи с правилами подведомственности, можно сделать вывод: Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации подсудны не все дела об оспаривании юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы заявителей в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а только те, оспаривание которых в соответствии с федеральными законами прямо отнесено к подведомственности арбитражных судов.

О понятии нормативного правового акта см. комментарий к ст. 29 АПК. Дополнительно к нему можно отметить следующее.

Нормативные правовые акты, дела об оспаривании которых подсудны Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации, издаются:

Президентом Российской Федерации — в форме указов (ст. 90 Конституции Российской Федерации);

Правительством Российской Федерации — в форме постановлений (ст. 23 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации»);

федеральными органами исполнительной власти (федеральными министерствами, комитетами, службами, комиссиями и др.) — в форме постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций, положений (п. 2 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009, с последующими изменениями).

Вторая категория дел, подсудных Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации, — дела об оспаривании ненормативных правовых актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, не соответствующих закону и затрагивающих права и законные интересы заявителей в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а третья — дела по экономическим спорам между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации, между субъектами Российской Федерации.

Обе эти категории дел и ранее были подсудны Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации.

6. В связи с отнесением к подсудности Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации столь важных категорий дел, особенно дел об оспаривании нормативных правовых актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, возникает не менее важная и сложная проблема, имеющая отношение и к арбитражному процессу, и к устройству судебной системы, а в конечном счете — к защите прав лиц, участвующих в делах, подсудных Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации.

Совершенно очевидно, что уровень процессуальных прав и степень гарантий обеспечения законности и обоснованности выносимых судами решений должны быть одинаковы в гражданском и арбитражном процессах. Во всяком случае, между ними не должно быть принципиальных и неоправданных различий. Это вызывается тем, что многие дела, рассматриваемые судами общей юрисдикции в гражданском процессе, и арбитражными судами — в арбитражном процессе, по своей правовой природе и значимости одинаковы.

Так, нет принципиальной разницы в делах, подсудных Верховному Суду Российской Федерации, и в делах, подсудных Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации (например, в делах об оспаривании нормативных или ненормативных постановлений Правительства Российской Федерации).

Однако решения Верховного Суда Российской Федерации могут быть обжалованы в суд второй инстанции — в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации, а решения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации — нет (ст. 180 и 181 АПК).

Следовательно, уровень гарантий прав участников процесса в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации при рассмотрении дел по первой инстанции значительно ниже, чем в Верховном Суде Российской Федерации.

 

Статья 35. Предъявление иска по месту нахождения или месту жительства ответчика

1. Комментируемая статья устанавливает общее правило территориальной подсудности, т. е. общее правило распределения подведомственных арбитражным судам дел между арбитражными судами субъектов Российской Федерации.

Согласно этому правилу иски предъявляются по месту нахождения или месту жительства ответчика. Исключения из него установлены ст. 36–38 АПК.

Очевидно, что термин «место нахождения» в комментируемой статье относится к ответчикам, являющимся юридическими лицами, а «место жительства» — к физическим лицам. Последнее имеет особое значение, поскольку в арбитражном процессе в связи с расширением подведомственности дел арбитражным судам (в частности, установлением специальной подведомственности — ст. 33 АПК) теперь могут участвовать физические лица, как имеющие статус индивидуального предпринимателя, так и не обладающие таковым (например, акционеры — физические лица).

2. Местом жительства гражданина согласно ст. 20 ГК признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает; местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов.

Место жительства гражданина необходимо отличать от места его пребывания, т. е. места, в котором он находится временно.

3. Место нахождения юридического лица согласно п. 2 ст. 54 ГК (в редакции Федерального закона, принятого 6 марта 2002 г. и введенного в действие с 1 июля 2002 г.) определяется местом его государственной регистрации; государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа — иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Место нахождения юридического лица должно быть указано в его учредительных документах.

4. АПК 1995 г. в качестве общего правила территориальной подсудности устанавливал, что иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его обособленного подразделения, предъявляется по месту нахождения обособленного подразделения (ч. 2 ст. 25). Это правило не допускало никакой альтернативы, т. е. истец не мог по своему усмотрению предъявить иск, вытекающий из деятельности обособленного подразделения юридического лица, по месту нахождения этого подразделения либо по месту нахождения самого юридического лица. Он был обязан предъявить такой иск только по месту нахождения обособленного подразделения юридического лица. Это правило могло быть изменено лишь по соглашению сторон (ст. 30 АПК 1995 г.).

АПК 2002 г. отказался от этого положения как общего правила территориальной подсудности и включил его в правила альтернативной подсудности: такой иск теперь может по усмотрению истца быть предъявлен как по месту нахождения юридического лица, так и по месту нахождения его филиала, представительства (см. комментарий к ст. 36).

 

Статья 36. Подсудность по выбору истца

1. Подсудность по выбору истца называется альтернативной подсудностью, поскольку закон, в исключение из общего правила территориальной подсудности, предоставляет истцу возможность выбрать из нескольких арбитражных судов, которым подсудно данное дело, тот суд, в который ему наиболее удобно обратиться (ч. 7 комментируемой статьи).

Таким образом, при альтернативной подсудности право выбора между несколькими судами, которым согласно ст. 36 настоящего Кодекса подсудно дело, принадлежит только истцу. Это означает, что ответчик или ответчики в таких случаях не вправе возражать против принятия судьей искового заявления к производству суда, в который обратился истец, и требовать передачи дела в суд по месту его нахождения или жительства (кроме случая, предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 39 АПК), а судья не имеет права отказать в принятии искового заявления, поданного в суд по правилам настоящей статьи, и предложить истцу обратиться в другой суд.

2. В ч. 1–4 комментируемой статьи воспроизводятся правила альтернативной подсудности, содержавшиеся в АПК 1995 г. (ст. 26). Кроме того, она дополнена двумя новыми правилами, содержащимися в ч. 5 и 6.

3. В ч. 1 комментируемой статьи содержится правило на случай, когда место нахождения или место жительства ответчика неизвестно. В такой ситуации, естественно, общее правило территориальной подсудности — иск предъявляется в суд по месту нахождения или по месту жительства ответчика — действовать не может.

На этот случай ч. 1 ст. 36 устанавливает возможность альтернативы для истца: по его выбору иск может быть предъявлен либо в суд по месту нахождения имущества ответчика, либо по его последнему известному месту нахождения или месту жительства в Российской Федерации.

В таком случае в исковом заявлении истец обязан обосновать предъявление им иска по правилам ч. 1 ст. 36 настоящего Кодекса и привести, во-первых, доказательства неизвестности места нахождения или места жительства ответчика и, во-вторых, доказательства нахождения его имущества либо последнего места нахождения или жительства ответчика на территории того субъекта Российской Федерации, в котором действует данный арбитражный суд. Если имущество ответчика находится в нескольких субъектах Российской Федерации, то право выбора между судами, в который может быть предъявлен иск, также принадлежит истцу.

Следует иметь в виду, что введение указанного правила альтернативной подсудности обусловлено особой причиной, не зависящей от истца, — неизвестностью места нахождения или места жительства ответчика. С учетом этого, а также с целью недопущения злоупотребления указанным правилом (например, когда истец с целью изменения общего правила территориальной подсудности и выбора наиболее благоприятной для него подсудности дела будет ложно утверждать о неизвестности места нахождения или места жительства ответчика) АПК предусматривает возможность аннулирования этого правила.

Так, в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 39 АПК арбитражный суд передает дело на рассмотрение другого арбитражного суда того же уровня в случае, если ответчик, место нахождения или место жительства которого не было известно ранее, заявит ходатайство о передаче дела в арбитражный суд по месту его нахождения или месту жительства.

Следовательно, по делу, принятому к производству арбитражного суда по правилу, предусмотренному ч. 1 комментируемой статьи, ответчик вправе просить суд изменить подсудность дела и определить ее по общему правилу (ст. 35). Эта просьба ответчика обязательна для суда.

4. В ч. 2 комментируемой статьи содержится правило определения подсудности дела по иску к нескольким ответчикам, если они находятся или проживают на территориях разных субъектов Российской Федерации. В таком случае иск по выбору истца предъявляется в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства любого из ответчиков.

5. В ч. 3 комментируемой статьи содержится правило определения подсудности дела, когда иск предъявляется к ответчику, место нахождения или место жительства которого известно, но он находится за границей Российской Федерации.

Эта ситуация отчасти схожа с ситуацией, предусмотренной ч. 1 комментируемой статьи, поэтому и данное правило регулирует ее аналогичным образом: иск может быть предъявлен по месту нахождения на территории Российской Федерации имущества ответчика.

Если быть точным, то никакой альтернативы в праве выбора между несколькими судами Российской Федерации, в которые может быть предъявлен иск, у истца здесь нет. По сути это общее правило подсудности на случай отсутствия в Российской Федерации места нахождения или места жительства ответчика. Альтернатива здесь лишь между судом иностранного государства, на территории которого находится или проживает ответчик и в который может быть предъявлен иск, и судом Российской Федерации, на территории юрисдикции которого находится его имущество.

Очевидно, что возможность предъявления иска в суд Российской Федерации и такое определение подсудности дела (в суд по месту нахождения имущества ответчика) позволяют при удовлетворении иска обратить взыскание на его имущество, находящееся в Российской Федерации, и обеспечить защиту прав истца.

6. В соответствии с гражданским законодательством договором может быть определено место исполнения обязательства (ст. 316 ГК).

В ч. 4 комментируемой статьи для дел по спорам, возникающим из договоров, в которых стороны указали место его исполнения, установлено правило альтернативной подсудности: истец по его выбору может предъявить иск либо в суд по месту нахождения (месту жительства) ответчика, т. е. по общему правилу, либо в суд по месту исполнения этого договора.

7. В соответствии с гражданским законодательством юридические лица вправе открывать представительства и филиалы.

Представительством является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения, которое представляет интересы юридического лица и осуществляет их защиту (п. 1 ст. 55 ГК).

Филиалом является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе и функции представительства (п. 2 ст. 55 ГК).

Представительства и филиалы должны быть указаны в учредительных документах создавшего их юридического лица (п. 3 ст. 55 ГК).

Комментируемая статья в ч. 5 вводит новое, по сравнению с АПК 1995 г., правило альтернативной подсудности.

По АПК 1995 г. иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его обособленного подразделения (представительства или филиала), мог быть предъявлен только в суд по месту нахождения этого обособленного подразделения (ч. 2 ст. 25).

АПК 2002 г. в ч. 5 комментируемой статьи допустил альтернативу: иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его филиала, представительства, расположенных вне места нахождения юридического лица (имеется в виду место нахождения филиала, представительства в другом субъекте Российской Федерации), может быть предъявлен по выбору истца либо в арбитражный суд по месту нахождения самого юридического лица, либо в арбитражный суд по месту нахождения филиала, представительства.

В случае предъявления такого иска по правилам альтернативной подсудности истец должен привести в исковом заявлении обоснование того, что иск к ответчику — юридическому лицу вытекает именно из деятельности его филиала, представительства. Если это обстоятельство отсутствует, иск к юридическому лицу может быть предъявлен только по общему правилу подсудности.

8. Комментируемая статья в ч. 6 вводит еще одно новое, по сравнению с АПК 1995 г., правило альтернативной подсудности — для дел по искам о возмещении убытков, причиненных столкновением судов, о взыскании вознаграждения за оказание помощи и спасания на море.

Эти иски могут предъявляться в суд не только по общему правилу подсудности, но также и по усмотрению истца в суд: по месту нахождения судна ответчика; по месту порта приписки судна; по месту причинения убытков.

 

Статья 37. Договорная подсудность

1. Договорная подсудность основана на принципе диспозитивности и предоставляет сторонам возможность самостоятельно определить территориальную подсудность их дела.

Однако стороны вправе изменить лишь территориальную подсудность, регулируемую общим правилом (ст. 35), и альтернативную подсудность (ст. 36). Изменить родовую подсудность (ст. 34), т. е. предусмотреть в договоре, что их дело должно рассматриваться по первой инстанции Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, а также исключительную подсудность (ст. 38) стороны не вправе. Эти виды подсудности определены законом императивно.

2. Соглашение о подсудности может быть включено в гражданско-правовой договор, заключенный между сторонами. Обязательность соглашения о территориальной подсудности выражается в том, что стороны не могут его изменить в одностороннем порядке (изменение договоренности о подсудности, как и изменение любой другой части заключенного между сторонами договора, а также как и изменение или расторжение договора в целом, допустимо только по соглашению сторон).

3. Соглашение о подсудности может быть выражено не только в гражданско-правовом договоре, из которого возникает спор, но и в иных формах: в письмах, телеграммах, других документах, исходящих от сторон, в том числе составленных после возникновения спора, однако, как указано в комментируемой статье, — до принятия арбитражным судом заявления к своему производству.

Это положение ст. 37 означает, что после предъявления истцом иска с соблюдением правил территориальной подсудности, установленных ст. 35 или 36 АПК, и принятия арбитражным судом этого заявления к своему производству заключение между сторонами соглашения об изменении территориальной подсудности не допускается.

Тем не менее АПК предусматривает, при определенных обстоятельствах, изменение территориальной подсудности на основании соглашения сторон и после принятия дела к производству арбитражного суда.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 39 АПК арбитражный суд передает дело на рассмотрение другого арбитражного суда того же уровня (т. е. изменяет территориальную подсудность), если обе стороны заявили ходатайство (т. е. пришли к соглашению между собой) о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств.

Ограничение в возможности для сторон в такой ситуации по сути заключить соглашение об изменении территориальной подсудности (заявить ходатайство о передаче дела на рассмотрение другого суда) состоит в том, что они должны обосновать свое ходатайство тем, что большинство доказательств по данному делу действительно находится на территории другого субъекта Российской Федерации, в котором действует другой арбитражный суд. При заключении соглашения об изменении подсудности, установленной ст. 35 и 36 АПК, до принятия арбитражным судом дела к своему производству стороны свободны в мотивах, которыми они руководствуются, изменяя подсудность.

4. Соглашение об изменении подсудности дела, заключенное сторонами по правилам комментируемой статьи, обязательно не только для сторон, но и для суда. Судья арбитражного суда не вправе отказать в принятии заявления, поданного с соблюдением правил ст. 37 АПК, и обязан принять его к производству арбитражного суда.

 

Статья 38. Исключительная подсудность

1. Исключительная подсудность представляет собой особый вид территориальной подсудности для некоторых категорий дел. Правила исключительной подсудности запрещают применение при предъявлении иска норм о других видах территориальной подсудности: общей (ст. 35), альтернативной (ст. 36) и договорной (ст. 37).

Это означает, что предъявление исков по делам, перечисленным в ст. 38, в другие суды, кроме указанных в ней, невозможно.

Исключение составляет встречный иск, который в силу ч. 10 комментируемой статьи предъявляется независимо от его подсудности в арбитражный суд по месту рассмотрения первоначального иска.

Исключением будут также случаи, предусмотренные пп. 4 и 5 ч. 2 ст. 39 АПК, в которых арбитражный суд должен передать дело на рассмотрение другого арбитражного суда того же уровня: если одной из сторон в споре является тот же арбитражный суд (п. 4); если после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам невозможно сформировать состав для рассмотрения данного дела (п. 5).

В этих случаях рассмотрение дела в суде, которому оно подсудно по правилам исключительной подсудности, становится объективно невозможным, поэтому оно должно быть передано на рассмотрение другого арбитражного суда того же уровня в целях обеспечения права истца на судебную защиту, гарантированного ст. 46 Конституции Российской Федерации.

2. Перечень дел, перечисленных в ст. 38 АПК, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

АПК 2002 г. в комментируемой статье воспроизводит (с некоторыми редакционными уточнениями) прежние правила исключительной подсудности, содержавшиеся в ст. 29 АПК 1995 г., включает в нее изложенные в специальных нормах АПК 1995 г. правила о подсудности дел об установлении юридических фактов и дел о несостоятельности организаций и граждан (ст. 27 и 28), а также дополняет ее некоторыми новыми правилами.

3. Исключительная подсудность установлена для дел по искам о правах на недвижимое имущество (ч. 1 ст. 38).

В комментируемой статье, в отличие от ст. 29 АПК 1995 г., не указано, какие именно права на недвижимое имущество она имеет в виду.

В ч. 1 ст. 29 АПК 1995 г. перечислялись иски, связанные с защитой прав на недвижимое имущество: о признании права собственности на здания, сооружения, земельные участки; об изъятии зданий, сооружений, земельных участков из чужого незаконного владения; об устранении нарушений прав собственника или иного законного владельца, не связанных с лишением владения.

В комментируемой статье такого перечисления нет, следовательно, ее правила шире, чем правила АПК 1995 г.: она имеет в виду дела, по которым предъявляются требования о защите любых прав на недвижимое имущество, как тех, которые были указаны в ст. 29 АПК 1995 г., так и всякие иные (о порядке пользования недвижимым имуществом, о выделе из него доли, о преимущественном праве покупки доли в праве общей собственности на недвижимое имущество и т. п.).

Комментируемая статья, также в отличие от АПК 1995 г., не конкретизирует, какое именно недвижимое имущество имеется в виду (ст. 29 АПК 1995 г. указывала на три вида этого имущества: здания, сооружения, земельные участки). Следовательно, она устанавливает режим исключительной подсудности для дел по искам о правах на любое имущество, которое в соответствии с гражданским законодательством признается недвижимым и которое может являться предметом спора, подведомственного арбитражным судам.

Согласно ст. 130 ГК к недвижимым вещам (недвижимому имуществу, недвижимости) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т. е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения (ч. 1 п. 1).

К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество (ч. 2 п. 1 той же статьи).

4. Комментируемая статья воспроизводит (с некоторыми уточнениями) прежнее правило об исключительной подсудности дела по иску к перевозчику, вытекающему из договора перевозки грузов, пассажиров и их багажа, в том числе в случае, если перевозчик является одним из ответчиков.

Такие иски во всех случаях предъявляются в арбитражный суд по месту нахождения перевозчика.

Следует обратить внимание на то, что применение той части указанного правила, в которой устанавливается исключительная подсудность дел по искам, вытекающим из договоров перевозки пассажиров и их багажа, арбитражными судами сомнительно с точки зрения правил подведомственности.

Пассажирами являются физические лица. Отношения у них с перевозчиками не могут возникать из их предпринимательской (даже если они имеют статус индивидуального предпринимателя) или иной экономической деятельности (такие отношения возможны только при перевозке грузов, используемых для предпринимательской деятельности граждан, имеющих статус индивидуальных предпринимателей). Поэтому такие дела подведомственны судам общей юрисдикции.

Очевидно, что в редакции ч. 3 ст. 38 АПК допущена неточность, и она относится лишь к делам по искам к перевозчикам, вытекающим из перевозки грузов.

5. В ч. 4 и 5 комментируемой статьи воспроизведены содержавшиеся в разных статьях АПК 1995 г. нормы о подсудности дел по заявлениям о признании должника банкротом (ст. 28) и об установлении фактов, имеющих юридическое значение (ст. 27).

Эти правила по своему содержанию остались прежними:

заявление о признании должника банкротом подается в арбитражный суд по месту нахождения должника;

заявление об установлении фактов, имеющих юридическое значение, подается в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства заявителя, за исключением заявления об установлении фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения или прекращения прав на недвижимое имущество, которое подается в суд по месту нахождения недвижимого имущества.

АПК 2002 г., в отличие от АПК 1995 г., назвал эти правила правилами об исключительной подсудности (хотя в АПК 1995 г. они по своей сути таковыми и являлись) и объединил их в одной статье с другими правилами исключительной подсудности.

Совершенно очевидна разумность такого регулирования.

По делам о банкротстве нет ответчиков. В суд могут обратиться различные заинтересованные лица, в том числе и сам должник. Поэтому, естественно, рассмотрение такого дела, в том числе и при множественности заявлений, должно осуществляться в суде по месту нахождения должника.

По делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, также нет ответчиков. Следовательно, также естественно установление правила о подсудности таких дел судам по месту нахождения или месту жительства заявителей.

Исключение составляют дела по заявлениям об установлении таких фактов, имеющих юридическое значение, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение прав на недвижимое имущество.

В определении подсудности этих дел выдерживается тот же подход, который сформулирован в ч. 1 комментируемой статьи для дел искового производства, что позволяет единообразно урегулировать сходные отношения: все дела, связанные с правами на недвижимое имущество (как рассматриваемые в исковом, так и в особом производствах), подсудны арбитражным судам по месту нахождения этого имущества.

6. В ч. 6 комментируемой статьи сформулировано новое правило исключительной подсудности дел об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя. Эти дела подсудны арбитражным судам по месту нахождения судебного пристава-исполнителя.

7. Арбитражным судам подведомственны дела с участием российских организаций, которые осуществляют свою деятельность или имеют имущество на территориях других государств, т. е. за границей Российской Федерации.

Для дел по спорам между такими российскими организациями комментируемая статья также устанавливает исключительную подсудность, в зависимости от того, имеют ли они государственную регистрацию на территории Российской Федерации (ч. 7):

1) если организации имеют государственную регистрацию на территории Российской Федерации, то дело подсудно арбитражному суду по месту государственной регистрации организации-ответчика;

2) если организации не имеют государственную регистрацию на территории Российской Федерации, то дело подсудно Арбитражному суду Московской области.

Определение подсудности дела в последнем случае (Арбитражному суду Московской области), конечно, весьма произвольное, однако вполне необходимое.

Редакция ч. 7 комментируемой статьи изложена таким образом, что ее правила применяются, когда: 1) обе стороны имеют государственную регистрацию на территории Российской Федерации; 2) обе стороны не имеют такой регистрации.

Возникает вопрос: как определять подсудность дела по спору между такими организациями, когда одна сторона имеет государственную регистрацию на территории Российской Федерации, а другая не имеет?

Представляется, что возможны два варианта ответов на этот вопрос, в зависимости от того, какая сторона имеет, а какая не имеет государственную регистрацию на территории Российской Федерации:

1) если иск предъявляется организацией, не имеющей государственную регистрацию на территории Российской Федерации, к организации, имеющей такую регистрацию, то дело должно быть подсудно арбитражному суду по месту государственной регистрации организации-ответчика;

2) если иск предъявляется организацией, имеющей государственную регистрацию на территории Российской Федерации, к организации, не имеющей такой регистрации, то дело должно быть подсудно Арбитражному суду Московской области.

8. В ч. 8 и 9 комментируемой статьи установлены правила исключительной подсудности для дел об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов, а также дел по заявлениям о признании и приведении в исполнение решений иностранных государственных судов и иностранных арбитражных решений.

Заявления об оспаривании решения внутригосударственного третейского суда и о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подаются в арбитражный суд субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда.

Следовательно, для решения вопроса о подсудности таких дел не имеет значение место нахождения или место жительства сторон в споре, разрешенного третейским судом, а также и место нахождения их имущества.

Заявления о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений подаются стороной, в пользу которой состоялось решение суда:

1) по общему правилу, в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника;

2) в исключение из этого правила, когда место нахождения или место жительства должника неизвестно, — по месту нахождения его имущества.

 

Статья 39. Передача дела из одного арбитражного суда в другой арбитражный суд

1. В ч. 1 комментируемой статьи установлено общее правило неизменности подсудности дела: если дело принято к производству данного арбитражного суда с соблюдением правил подсудности, оно должно быть этим судом разрешено по существу, даже если в дальнейшем дело стало подсудным другому арбитражному суду.

Это означает, что, по общему правилу, закрепленному в ч. 1 ст. 39 АПК, изменение обстоятельств, влияющих на определение подсудности дела, после принятия его к производству арбитражного суда юридического значения не имеет. Например, изменение места нахождения или места жительства ответчика по делу, принятому к производству арбитражного суда с соблюдением правила подсудности, установленного ст. 35 АПК, не может повлечь передачу данного дела другому арбитражному суду; арбитражный суд, правомерно принявший дело к своему производству, должен рассмотреть его по существу независимо от наступления указанного обстоятельства.

Данное правило воспроизводит норму ч. 1 ст. 31 АПК 1995 г.; оно направлено на стабилизацию процесса, недопущение злоупотреблений правами со стороны его участников и повышение эффективности судебной защиты прав заинтересованных лиц.

Изменение закона, регулирующего правила подсудности, также само по себе не влечет передачу дела на рассмотрение другого суда. Следовательно, дела, принятые арбитражными судами к своему производству в период действия АПК 1995 г. и в соответствии с ним, но не разрешенные до введения в действие АПК 2002 г., должны быть ими разрешены по существу, даже если АПК 2002 г. по-иному установил подсудность этих дел.

2. В ч. 2 комментируемой статьи установлены четыре основания, по которым подсудность дела изменяется в исключение из закрепленного в ч. 1 ст. 39 АПК общего правила (пп. 1, 2, 4, 5).

АПК 1995 г. предусматривал лишь одно основание (п. 2 ч. 2 ст. 31). Расширение оснований для передачи дела из суда, которому оно подсудно, в другой суд вызвано потребностями практики и объективно необходимо для выполнения арбитражными судами задачи по защите нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Отсутствие этих оснований в значительной степени затруднило бы разбирательство дел в арбитражных судах.

3. В ч. 2 комментируемой статьи воспроизводится имевшееся в АПК 1995 г. (в п. 1 ч. 2 ст. 31) еще одно основание для передачи дела в другой суд, но не в исключение из общего правила, содержащегося в ч. 1 ст. 39 АПК, а когда выяснится, что оно вообще неприменимо (п. 3).

Это основание относится к случаям, когда после принятия дела к производству данного суда (при его подготовке к судебному разбирательству или в ходе судебного разбирательства) выяснится, что дело было принято к производству с нарушением правил подсудности, т. е. оно изначально было подсудно другому суду.

В таких случаях арбитражный суд не имеет права рассматривать дело и обязан передать его на рассмотрение того арбитражного суда, которому оно подсудно по закону (ч. 2 ст. 34, ст. 35–38 АПК).

Если для дела установлена альтернативная подсудность (ст. 36 АПК), оно передается в один из арбитражных судов, которому подсудно, по выбору истца.

4. В п. 1 ч. 2 комментируемой статьи установлено правило, согласно которому арбитражный суд передает дело на рассмотрение другого арбитражного суда в случае, если ответчик, место нахождения или место жительства которого не было известно ранее, заявит ходатайство о передаче дела в арбитражный суд по месту его нахождения или месту его жительства.

Передача дела в другой суд по данному основанию зависит только от волеизъявления ответчика. Эта норма направлена на защиту его прав и интересов, когда после возбуждения дела выяснится, что место жительства ответчика, которое ранее было неизвестно, находится вне территории юрисдикции данного суда. В этом случае ответчик вправе потребовать передачи дела в суд по месту его нахождения или месту жительства. Если ответчик этого не требует, суд не вправе передавать дело в другой суд.

Данное правило распространяется на те дела, которые были приняты к производству арбитражного суда на основании ч. 1 ст. 36 АПК и на которые распространяется общее правило подсудности (ст. 35 АПК). Если на дело распространяются правила альтернативной подсудности, установленные ч. 2–6 ст. 36, либо договорной (ст. 37) или исключительной подсудности (ст. 38), то дело по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 2 ст. 39 АПК, в другой суд не может быть передано.

5. Дело может быть передано арбитражным судом, принявшим его к своему производству с соблюдением правил подсудности, в другой арбитражный суд того же уровня в случае, если обе стороны заявили ходатайство о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств (п. 2 ч. 2 комментируемой статьи).

Это правило основано на принципе диспозитивности и по сути носит характер договорной подсудности (ст. 37 АПК) — заявление сторонами ходатайства о передаче их дела на рассмотрение другого суда есть не что иное, как достижение соглашения между сторонами о подсудности дела. Представляется, что оно по этой причине не может распространяться на дела, для которых АПК установлена исключительная подсудность.

Нормы об исключительной подсудности являются императивными, поэтому они не могут быть изменены соглашением сторон (как до возбуждения дела в арбитражном суде, так и после возбуждения дела).

6. При рассмотрении дела в арбитражном суде, которому оно подсудно по закону, может возникнуть ситуация, когда по обстоятельствам, не зависящим ни от суда, ни от сторон, рассмотрение дела в данном суде становится невозможным.

Такие случаи предусмотрены ч. 2 комментируемой статьи:

когда одной из сторон в споре является тот арбитражный суд, которому подсудно дело (п. 4);

когда после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам невозможно сформировать состав суда для рассмотрения данного дела (п. 5).

В этих случаях дело также передается на рассмотрение другого арбитражного суда того же уровня.

При передаче дела в другой арбитражный суд по этим основаниям, в отличие от оснований, предусмотренных пп. 1–3 ч. 2 ст. 39 АПК, возникают серьезные проблемы, не урегулированные законом.

Передачу дела в другой суд по основаниям, установленным пп. 1–3, осуществляет тот арбитражный суд, в производстве которого оно находится, о чем в соответствии с ч. 3 ст. 39 АПК он выносит определение. При этом проблем в определении арбитражного суда, в который должно быть передано дело, нее возникает: при передаче дела по основаниям пп. 1 и 3 этот суд определен законом, а п. 2 — ходатайством сторон.

Все это совершенно очевидно вытекает из содержания комментируемой статьи.

Каким образом и в какой арбитражный суд передается дело по основаниям пп. 4 и 5 ч. 2 комментируемой статьи, АПК не решает.

Между тем здесь ситуация совершенно иная, чем при применении пп. 1–3 ч. 2 ст. 39 АПК.

Если арбитражный суд является стороной в деле (п. 4), то совершенно ясно, что он не вправе совершать от имени суда никакие процессуальные действия, тем более решать, какой суд будет рассматривать его дело. Последнее находилось бы в прямом противоречии с ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации, согласно которой судопроизводство осуществляется на основе равноправия сторон (у другой стороны такого права нет).

Если в арбитражном суде после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам невозможно сформировать состав суда для рассмотрения данного дела (п. 5), то совершенно ясно, что в этом суде нет лиц, наделенных в соответствии с законом полномочиями решать вопросы, находящиеся в ведении этого суда (в данном случае — решить вопрос, в какой суд направить дело, и вынести соответствующее определение). Не могут же этот вопрос решать судьи арбитражного суда, которому подсудно данное дело, если в соответствии с законом их участие в деле недопустимо. Вынесенное ими определение по данному вопросу подлежит отмене как вынесенное незаконным составом суда.

Какой выход из создавшейся ситуации?

Представляется, что в таких случаях вполне допустимо применение по аналогии норм гражданского процессуального законодательства.

Так, согласно ст. 123 ГПК РСФСР в случае, когда рассмотрение дела судом, которому оно подсудно, становится невозможным, дело передается на рассмотрение другого суда. Передача дела из одного суда в другой может быть произведена вышестоящим судом.

Применительно к системе арбитражных судов вопрос о передаче дела на рассмотрение другого арбитражного суда в таких ситуациях может решать Высший Арбитражный Суд Российской Федерации.

7. В ч. 4 комментируемой статьи установлено правило, согласно которому дело, направленное из одного арбитражного суда в другой, должно быть принято к рассмотрению судом, в который оно направлено; споры о подсудности между арбитражными судами в Российской Федерации не допускаются.

Это означает, что арбитражный суд, в который направлено дело в соответствии со ст. 39 АПК, не вправе отказать в его рассмотрении и возвратить дело в суд, вынесший определение о передаче дела, если это определение не отменено в установленном порядке.

Из ст. 39 АПК во взаимосвязи со ст. 188 АПК вытекает, что определение о передаче дела на рассмотрение другого арбитражного суда обжалованию не подлежит.

Представляется, что это серьезное ограничение в арбитражном процессе прав лиц, участвующих в деле. Во всяком случае, по сравнению с гражданским процессом, в котором определения о передаче дела на рассмотрение другого суда могут быть обжалованы.

В результате такого ограничения стороны в арбитражном процессе, в отличие от гражданского, лишаются возможности на стадии судебного разбирательства отстоять свое конституционное право на рассмотрение их дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации).

Им предоставляется лишь возможность после вынесения арбитражным судом решения обжаловать его и при этом «заявить возражения» в отношении определения о передаче дела из одного арбитражного суда в другой (ч. 2 ст. 188 АПК).

Значение таких «возражений в отношении определения» в АПК не определено; рассмотрение дела арбитражным судом с нарушением правил подсудности к основаниям отмены решения в апелляционном порядке прямо не отнесено (ст. 270 АПК). Такое наиболее близкое к данной ситуации основание к отмене решения арбитражного суда в апелляционном порядке, как рассмотрение дела в незаконном составе (п. 1 ч. 4 ст. 270 АПК), допускает различное толкование понятия «незаконный состав суда» и по этой причине на практике также может не применяться арбитражными судами к случаям рассмотрения дела с нарушением правил подсудности.

В результате указанное конституционное право стороны в арбитражном процессе вообще может быть нарушено и не восстановлено.

В гражданском процессе гарантии этого права гораздо эффективнее: определения о передаче дела на рассмотрение другого суда могут быть обжалованы, а рассмотрение дела с нарушением правил подсудности — по практике Верховного Суда Российской Федерации — является основанием к отмене решения суда.

 

Глава 5. Лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса

 

Статья 40. Состав лиц, участвующих в деле

1. Лица, участвующие в деле, — это те участники арбитражного процесса, которых объединяют следующие основные признаки. Во-первых, они выступают в арбитражном процессе самостоятельно, т. е. совершают соответствующие процессуальные действия от своего имени. Во-вторых, они обладают собственным юридическим интересом в решении суда. При этом юридический интерес лиц, участвующих в деле, не некая субъективная, а вполне объективная категория, поскольку означает возможность реального воздействия судебного акта по делу на их права, обязанности и законные интересы. Причем если подобного влияния нет, то это свидетельствует об отсутствии у соответствующего лица юридического интереса к делу. И, следовательно, оно не вправе участвовать в нем в качестве лица, участвующего в деле.

И наконец, в-третьих, лиц, участвующих в деле, объединяет распространение на них в пределах, установленных законом, юридической силы судебного акта.

2. По характеру юридического интереса к исходу дела лица, участвующие в арбитражном деле, можно подразделить на две группы. К первой относятся те лица, которые имеют личный (именуемый иногда и субъективным) интерес (последний имеет и материально-правовую и процессуальную составляющие), так как они заинтересованы в вынесении арбитражным судом благоприятного для них финального судебного акта. К их числу АПК относит:

а) стороны (абз. 2 ст. 40 АПК);

б) заявителей и заинтересованных лиц по делам особого производства, по делам о несостоятельности и в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом (абз. 3 ст. 40 АПК);

в) третьи лица (абз. 4 ст. 40 АПК).

Ко второй группе принадлежат лица, не имеющие личного (субъективного) интереса к исходу дела. Их интерес традиционно именовался «общественным, государственным». Собственно, ст. 32 АПК 1995 г. и содержала эту формулировку.

В первоначальном проекте АПК указанная выше формулировка была изменена на категорию «публичные интересы». Но последняя была юридически очень неопределенной, что вызвало немало критики среди процессуалистов. Законодатель принял эту формулировку лишь применительно к делам по заявлениям государственных и иных органов (ст. 53 АПК).

Интерес лиц, относящихся ко второй группе, в любом случае направлен на защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц. Поэтому интерес этой категории лиц, участвующих в деле, носит лишь процессуальный характер (именно поэтому указанных лиц иногда именуют «процессуальными истцами»), сводящийся к тому, чтобы было вынесено законное решение, защищающее ту сторону, права которой нарушены.

К числу подобных лиц, участвующих в деле, АПК относит (абз. 5 ст. 40 АПК):

а) прокуроров;

б) государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в арбитражный суд в случаях, предусмотренных законом.

3. Применительно к некоторым лицам, относящимся к первой группе, АПК содержит некоторые новые формулировки. Если «заявители», а также «заинтересованные лица» относились по АПК 1995 г. к числу лиц, участвующих в деле по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и о несостоятельности (банкротстве) организаций и граждан и этот список дел был исчерпывающим (ст. 32 АПК 1995 г.), то действующий АПК содержит указание на этих субъектов как лиц, участвующих и в иных делах, предусмотренных Кодексом (например, ст. 191).

Что касается лиц, относящихся ко второй группе, то они теперь участвуют в рассмотрении арбитражных дел лишь в случаях, прямо предусмотренных АПК (например, см. ч. 1 ст. 52), либо иным федеральным законом (ч. 1 ст. 53).

4. Конкретный состав лиц, участвующих в деле, зависит от категории дела (ст. 202, 207, 213, 230, 236 и др.), а также его материально-правовой специфики. Следовательно, в них не обязательно одновременное участие всех тех лиц, которые указаны в абз. 1–4 ст. 40 АПК.

5. Особое место среди участников арбитражного процесса занимает арбитражный суд (судья). В отличие от лиц, участвующих в деле, указанных в ст. 40 АПК, арбитражный суд — обязательный субъект арбитражно-процессуальных правоотношений. Без него дело не может быть рассмотрено. Именно этим объясняется, что основные нормы, касающиеся процессуального положения судьи (суда), сосредоточены в гл. 2 АПК, в иных же нормах АПК содержатся указания на другие конкретные права и обязанности суда.

 

Статья 41. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

1. Статья называется «Права и обязанности лиц, участвующих в деле». Однако она содержит в развернутом виде лишь права этих лиц (хотя и их список не носит закрытого характера). Что касается обязанностей, то в этом плане норма ст. 41 АПК носит отсылочный характер. Более конкретно они определены в иных статьях АПК: обязанность сообщить о перемене своего адреса во время производства по делу (ст. 124), обязанность представлять доказательства (ст. 65) и т. д.

2. Закрепленный в ч. 1 комментируемой статьи АПК объем процессуальных прав является общим для всех лиц, участвующих в деле. Причем эти права реализуются как при рассмотрении любой категории дел, так и на всех стадиях арбитражного процесса, если в законе прямо не установлено иное. В указанных в ст. 41 правах находят отражение фундаментальные принципы современного арбитражного процесса. Принцип диспозитивности выражается, например, в праве обжаловать судебные акты в установленном порядке (применительно к определениям лишь в случаях, когда это предусмотрено законом), что свидетельствует о зависимости перехода процесса из инстанции в инстанцию от воли лица, участвующего в деле (исключение лишь надзорная инстанция, где воли этого лица недостаточно, см. комментарий к ст. 292, 293, 295, 296, 299 АПК).

В правах лиц, участвующих в деле, отражается и такой принцип, как состязательность. Это видно из факта наделения их правом представлять доказательства, участвовать в исследовании доказательств, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, заявлять ходатайства и т. д.

Есть в ч. 1 комментируемой статьи некоторые новые положения. Так, теперь разрешается знакомиться с доказательствами, представленными другими лицами, лишь «до начала судебного разбирательства». Если эту норму истолковать как запрет знакомиться с соответствующими доказательствами до первого судебного заседания, когда дело начало рассматриваться по существу, то это будет серьезным и, видимо, чрезмерным ограничением принципа состязательности, что вряд ли допустимо. Возможно, это не очень удачная попытка стимулировать лиц, участвующих в деле, знакомиться с доказательствами, представляемыми другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, а не в ходе самого разбирательства. В таком случае встает вопрос о том, как быть, если доказательства представляются в ходе судебного заседания, ведь ознакомиться с ними до заседания было невозможно. И участвовать в исследовании доказательств, что выделено в качестве самостоятельного права лица, участвующего в деле, без предварительного ознакомления с ними также весьма затруднительно. Как мы полагаем, в данном случае речь идет об обеспечении права лица, участвующего в деле, заранее знать о доказательствах представляемых иными лицами.

В ч. 1 ст. 41 установлено, что участники процесса вправе задавать вопросы лишь другим лицам, участвующим в деле (а не суду, как иногда случается в практике), знать о жалобах, поданных другими лицами, и т. д.

3. Другие, не перечисленные в ст. 41 АПК права лиц, участвующих в деле, предусмотрены в иных нормах АПК. Например, ст. 12 АПК предусмотрена возможность прибегнуть к помощи переводчика.

4. Содержит АПК и определенные юридические гарантии прав лиц, участвующих в деле. Они находят выражение, например, в обязанностях, возложенных законом на арбитражный суд:

а) разъяснять лицам, участвующим в деле, их процессуальные права и обязанности (п. 2 ч. 1 ст. 135, п. 5 ч. 2 ст. 153 АПК);

б) мотивировать в судебном акте причины отклонения доказательств или неприменения правовых норм, на которые ссылались лица, участвующие в деле (ст. 170 АПК), и т. д. Гарантией следует считать и то, что нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием к изменению или отмене судебного акта, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения (ч. 3 ст. 270, ч. 3 ст. 288 АПК).

5. Как и в АПК 1995 г. (ч. 2 ст. 33), в АПК 2002 г. установлено, что лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Есть, однако, в этом плане и новелла. Теперь нормативно закреплено, что злоупотребление процессуальными правами влечет за собой для лиц, участвующих в деле, предусмотренные АПК неблагоприятные последствия (см. комментарий к ст. 111).

6. Заметно (по сравнению с АПК 1995 г.) изменилось формулирование нормы о процессуальных обязанностях лиц, участвующих в деле. Во-первых, теперь лица, участвующие в деле, имеют не только обязанности, предусмотренные АПК, но и другими федеральными законами (например, Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»). Во-вторых, кроме нормативно установленных АПК для лиц, участвующих в деле, предусмотрены обязанности, возложенные на них арбитражным судом в соответствии с АПК. Речь идет, например, об обязанности представителей государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, принявших оспариваемый акт, решение или совершивших оспариваемые действия (бездействие), явиться в судебное заседание (ч. 3 ст. 200 АПК).

И наконец, в-третьих, теперь прямо записана норма (хотя это, разумеется, по сути, было и раньше), что неисполнение процессуальных обязанностей лицами, участвующими в деле, влечет для последних предусмотренные АПК последствия, например возврат искового заявления в определенных случаях (ст. 129 АПК), оставление иска без движения (ст. 128 АПК), оставление иска без рассмотрения (ст. 148, 149 АПК) и т. д.

 

Статья 42. Права лиц, не участвовавших в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт

1. Нормативное закрепление права лиц, не участвовавших в деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, обжаловать этот судебный акт было предусмотрено и в АПК 1995 г. (в отличие от АПК 1992 г.). Правда, в нем эта норма содержалась не в главе, посвященной лицам, участвующим в деле (гл. 4), а в главах, регулирующих производство в апелляционной и кассационной инстанциях.

Причем в АПК 1995 г. эта норма находилась соответственно в п. 4 ч. 3 ст. 158 и п. 5 ч. 3 ст. 176 среди иных норм, в которых были сформулированы процессуальные нарушения, являющиеся безусловными основаниями для отмены принятого судебного акта.

2. Особенностью нового регулирования является следующее. Во-первых, то, что теперь сама эта норма расположена в главе, посвященной лицам, участвующим в деле, иным участникам арбитражного процесса, их правам и обязанностям. Во-вторых, в комментируемой норме АПК прямо предусмотрена возможность не только обжалования судебных актов в апелляционной и кассационной инстанциях, но и оспаривание в надзорном порядке. В-третьих, в ней прямо зафиксировано, что соответствующие лица «пользуются правами и обязанностями лиц, участвующих в деле».

3. Включение комментируемой нормы сразу после нормы о правах и обязанностях лиц, участвующих в деле, представляется более правильным с юридико-технической точки зрения. Ибо этим облегчается не только уяснение содержания нормы заинтересованными субъектами, но становится более очевидной корреспонденция норм о правах и обязанностях лиц, участвующих в деле, и лиц, не участвующих в деле, но о чьих правах и обязанностях арбитражный суд принял судебный акт.

4. Четкое регулирование вопроса о правах и обязанностях лиц, не участвующих в деле, но о чьих правах и обязанностях арбитражный суд принял судебный акт, имеет большое практическое значение, так как отнюдь не редки случаи, когда имеет место нарушение прав указанных лиц, что недопустимо, и в каждом случае должно вести к обеспечению полной реализации их прав. На это ориентирует и Высший Арбитражный Суд РФ.

Это, впрочем, относилось и ко всем иным так называемым безусловным процессуальным основаниям для отмены судебного акта.

 

Статья 43. Процессуальная правоспособность и процессуальная дееспособность

1. В отличие от гражданско-процессуального законодательства в арбитражно-процессуальном законодательстве нормы о процессуальной правоспособности и процессуальной дееспособности появляются впервые в настоящем АПК (в АПК 1992 и 1995 гг. их, как известно, не было).

2. Процессуальная правоспособность, т. е. абстрактная возможность иметь процессуальные права и нести процессуальные обязанности, в силу АПК признается в равной мере за всеми субъектами (как организациями, так и гражданами), которые в соответствии с законом обладают правом на судебную защиту в арбитражном суде «своих прав и законных интересов».

Следовательно, во-первых, арбитражно-процессуальная правоспособность определяется законом, устанавливающим для соответствующего субъекта право на судебную защиту в арбитражном суде. Это прежде всего Конституция РФ, Федеральные конституционные законы «О судебной системе в РФ», «Об арбитражных судах», АПК. Во-вторых, все субъекты, обладающие в силу закона правом на судебную защиту, имеют равную процессуальную правоспособность. И наконец, в-третьих, процессуальная правоспособность комментируемой нормой увязывается с наличием у соответствующего субъекта права на судебную защиту в арбитражном суде своих прав и законных интересов.

Если первые два тезиса не вызывают особых сомнений, то третий (непременная связь со своими правами и интересами), как мы полагаем, не согласуется с иными нормами АПК. Так, ст. 40 АПК установлено, что к числу лиц, участвующих в деле, относится, например, прокурор. В ст. 52 АПК определяется круг правомочий прокурора (ч. 1) и устанавливается, что он в случае своего обращения в арбитражный суд пользуется процессуальными правами и несет процессуальные обязанности истца (ч. 3), а при вступлении в дела, указанные в ч. 1 ст. 52, - процессуальными правами и обязанностями лица, участвующего в деле (ч. 5). Таким образом, законом устанавливается арбитражно-процессуальная правоспособность прокурора, хотя при этом, как известно, он в силу статуса не наделен правом на судебную защиту в арбитражном суде своих прав и законных интересов.

Следовательно, норма АПК о процессуальной правоспособности требует в указанном аспекте расширительного толкования.

3. Субъектами арбитражно-процессуальной правоспособности указываются организации и граждане. Кстати, именно в этой последовательности (ч. 2 ст. 27 АПК) в отличие от гражданско-процессуальной правоспособности, где на первом месте граждане, а лишь затем организации, что, впрочем, понятно, ибо именно организации — юридические лица являются наиболее часто встречающимися участниками арбитражного процесса.

Арбитражно-процессуальная правоспособность организаций — юридических лиц возникает в момент их регистрации и утрачивается с момента внесения в соответствующий реестр записи об их ликвидации. Арбитражно-процессуальная правоспособность граждан, как правило, связана с наличием у них статуса индивидуального предпринимателя (ч. 2 ст. 27 АПК). Однако в случаях, предусмотренных законом, арбитражно-процессуальной правоспособностью могут обладать и лица, не имеющие статуса юридического лица и индивидуального предпринимателя (ч. 2 и 4 ст. 27, ст. 33 АПК). Последнее связано с тем, что эти лица являются субъектами материальных отраслей права, например гражданского права, в частности, в сфере несостоятельности, соответствующие правоотношения из которых подлежат рассмотрению в арбитражном суде.

Поэтому, следовательно, например, граждане, заявляющие о банкротстве того или иного юридического лица, также обладают арбитражно-процессуальной правоспособностью, т. е. могут быть носителями арбитражно-процессуальных прав и обязанностей (ст. 4 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). При этом арбитражно-процессуальная правоспособность граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, как правило, возникает с момента рождения и прекращается смертью.

4. Поскольку процессуальные права и обязанности в арбитражном суде реализуются посредством совершения процессуальных действий, то для этого недостаточно абстрактной возможности иметь указанные права и нести соответствующие обязанности (процессуальная правоспособность). Для этого нужно иметь арбитражно-процессуальную дееспособность — способность своими действиями осуществлять процессуальные права и исполнять процессуальные обязанности.

Субъектами арбитражно-процессуальной дееспособности являются также организации и граждане. Организации обладают арбитражно-процессуальной дееспособностью с момента возникновения, и, следовательно, их правоспособность и дееспособность формируются одновременно. При этом их процессуальные права и обязанности осуществляются по должности руководителем организации, действующим в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иными нормативно-правовыми актами, учредительными документами, или лицами, состоящими в штате указанных организаций, а также адвокатами (ч. 5 ст. 59 АПК).

Что касается граждан, то их полная арбитражно-процессуальная дееспособность, по общему правилу, возникает с достижением совершеннолетия, т. е. с 18 лет. Несовершеннолетние в возрасте от 16 до 18 лет обладают полной процессуальной дееспособностью с момента вступления в брак или объявления их полностью дееспособными (эмансипированными), т. е. это связано с гражданско-правовой дееспособностью соответствующих лиц (ст. 21, 27 ГК РФ).

В ч. 1 ст. 59 АПК установлено, что граждане вправе вести свои дела в арбитражном суде самостоятельно либо через представителей, причем ведение дела лично не лишает гражданина права иметь представителей.

Права и законные интересы недееспособных граждан защищают в арбитражном суде их законные представители — родители, усыновители, опекуны (до 14 лет), попечители (с 14 до 18 лет). Однако последние в силу ч. 2 ст. 59 АПК могут поручить ведение дела в арбитражном суде другому избранному ими представителю.

Представителями граждан в арбитражном процессе в силу ч. 3 ст. 59 АПК могут выступать адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица.

 

Статья 44. Стороны

1. В ч. 1 комментируемой статьи определено, что сторонами являются истец и ответчик. По сути, в ней повторена норма ч. 1 ст. 34 АПК 1995 г.

Стороны — лица, спор которых о субъективном праве или охраняемом законом интересе разрешается арбитражным судом. При этом ответ на вопрос о том, действительно ли существует спорное право, нарушено (или оспорено) ли оно ответчиком, определенным истцом, дает арбитражный суд, разрешающий спор по существу. Следовательно, истец и ответчик — это изначально предполагаемые участники спорного материального правоотношения.

Для того чтобы выступать в арбитражном суде стороной, достаточно обладать соответствующей процессуальной правоспособностью (ч. 1 ст. 45 АПК).

2. Что касается истца, то в ч. 2 ст. 44 он определяется как организация и гражданин, предъявившие иск в защиту своих прав и законных интересов. Таким образом, в нормативном определении истца исчезла формула, содержавшаяся в ч. 2 ст. 34 АПК 1995 г.: «или в интересах которых предъявлен иск». Разумеется, по сути это черта, также присущая истцу. И она проявляется в тех случаях, когда, например, иск предъявляется прокурором в интересах организаций, перечисленных в ч. 2 ст. 52 АПК РФ. Но законодатель, видимо, исходит из того, что она не является существенной.

3. Содержание АПК (ст. 45) показывает, что в отличие от АПК 1995 г. под истцами теперь не подразумевается, например, заявитель, начинающий процесс о признании недействительным индивидуального акта государственного органа, когда такой акт не соответствует закону и нарушает его права и законные интересы. В этом видится некое отступление от позиции законодателя, сформулированной в АПК 1995 г. В ней, по сути, проводилась линия на то, что и эти дела имеют исковой характер. Теперь в ч. 1 ст. 197 АПК лишь зафиксировано, что в том числе подобные дела рассматриваются по общим правилам искового производства с особенностями, установленными в гл. 24 («Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц»).

4. Ответчики — это организации и/или граждане, к которым предъявлено исковое требование. Это лица, привлекаемые судом к ответу по требованию истца, утверждающего, что именно они нарушают (либо оспаривают) то или иное субъективное право, предположительно принадлежащее истцу.

5. О субъектах, которые могут выступать стороной в арбитражном деле, см. комментарий к ст. 40, 43 АПК.

6. Стороны в арбитражном процессе пользуются равными процессуальными правами. Разумеется, стороны несут в одинаковой мере и процессуальные обязанности (например, доказывание требований и возражений и т. д.). Арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять право одной из них (см. комментарий к ст. 8 АПК).

Что касается объема процессуальных прав и обязанностей, то он у сторон шире, чем у иных лиц, участвующих в деле. Стороны вправе самостоятельно распоряжаться всеми материальными и процессуальными правами. Они несут и бремя судебных расходов и иные обязанности, предусмотренные АПК (ст. 65, 108 и т. д.).

 

Статья 45. Заявители

1. Уже в АПК 1995 г. (в отличие от АПК 1992 г.) среди лиц, участвующих в деле, появились заявители. К числу последних в силу нормы абз. 3 ст. 32 АПК 1995 г. относились инициаторы дел двух категорий: об установлении фактов и о банкротстве организаций и граждан.

Теперь в силу нормы абз. 3 ст. 40 АПК 2002 г. заявители выступают инициаторами дел и в иных случаях, предусмотренных АПК (например, дел об оспаривании нормативных актов (гл. 23), об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц (гл. 24), об административных правонарушениях (гл. 25) и др.) и иным федеральным законом (например, «О несостоятельности (банкротстве)»).

2. При рассмотрении дел соответствующих категорий заявители пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, если иное не предусмотрено АПК. К иному, видимо, следует отнести, например, то, что в силу нормы ч. 3 ст. 189 АПК обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, законности оспариваемых решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, возлагается на органы и лиц, которые приняли оспариваемый акт, решение, совершили оспариваемые действия (бездействие).

 

Статья 46. Участие в деле нескольких истцов или ответчиков

1. Статья 46 АПК предусматривает институт процессуального соучастия — участия в одном арбитражном деле нескольких истцов (соистцы) и/или нескольких ответчиков (соответчики). Причем вне зависимости от количества лиц, участвующих в деле, на обеих (противоположных) сторонах последних только две (соистцы и соответчики). Соистцы, как и соответчики, не имеют между собой спора, их требования и возражения совместимы, синхронны и не должны быть взаимоисключающими, что, впрочем, не исключает и неких разногласий в частностях.

2. Как соистцы, так и соответчики выступают в арбитражном процессе самостоятельно, т. е. от своего имени, и в своих действиях не зависят от других соучастников. Соответчик вправе, к примеру, признать иск, а соистец отказаться от иска. Кроме того, они могут заявить в ходе разбирательства дела любые ходатайства без согласования с остальными соучастниками.

3. Соистцы и соответчики вправе поручить ведение дела одному из них. Впервые в нынешнем АПК предусмотрено, что они могут поручать ведение дела и нескольким из них. Допущение такого более гибкого подхода к процессуальным действиям соучастников вполне разумно.

При этом, разумеется, поручение должно быть оформлено надлежащим образом (ст. 61, 62 АПК). Выдачу поручения, впрочем, нельзя рассматривать как действие, препятствующее соучастнику, выдавшему его, самостоятельно реализовать свои процессуальные права, предусмотренные в ч. 1 ст. 41 АПК.

4. В теории процессуального права выделяют основания возникновения процессуального соучастия. Среди них наличие общего права, являющееся предметом иска (например, при спорах о праве общей собственности); единые фактические основания иска (например, совместное причинение вреда несколькими лицами и заявление требования о принудительном исполнении общей обязанности) и т. д.

При множественности субъектов спорного материального правоотношения невозможно раздельное разрешение спора по существу. Как правило, соучастие в такого рода делах имеет обязательный характер и определяется как необходимое соучастие. С учетом этого в ч. 2 ст. 46 настоящего АПК содержатся две новые нормы. При невозможности рассмотрения дела без участия другого ответчика арбитражный суд по ходатайству сторон или с согласия истца привлекает к участию в деле другого ответчика. В силу нормы абз. 1 ч. 2 ст. 46 АПК это прерогатива суда первой инстанции.

Кроме того, если федеральным законом предусмотрено обязательное участие в деле другого ответчика, а также по делам, вытекающим из административных и иных публичных правоотношений, арбитражный суд по своей инициативе привлекает к участию в деле другого ответчика. Это также право суда первой инстанции.

5. Процессуальное соучастие может быть и факультативным, необязательным. Это имеет место тогда, когда требование нескольких истцов или одного истца к нескольким ответчикам в принципе могут быть рассмотрены и реализованы отдельно. Факультативное соучастие возникает в случае однородности обращенных к арбитражному суду требований (см. комментарий к ч. 2 ст. 130 АПК). Оно может возникать и тогда, когда требования базируются на одном основании (ч. 1 ст. 130 АПК).

6. Процессуальное соучастие в современном арбитражном процессе может иметь место и в случаях, когда на стороне истца или ответчика участвуют как юридические, так и физические лица (ст. 33 АПК).

7. Новеллой является норма абз. 3 ч. 2 ст. 46 АПК, в которой установлено, что после привлечения к участию в деле другого ответчика рассмотрение дела проводится с самого начала. Хотя и ранее в судебно-арбитражной практике это было именно так, ибо привлечение к делу соучастника, как правило, вызывало необходимость отложения дела. А в силу ч. 3 ст. 120 АПК 1995 г. новое разбирательство дела после его отложения начиналось сначала (правда, в действующем АПК после отложения рассмотрение дела возобновляется «с того момента, с которого оно было отложено», см. комментарий к ст. 158 АПК).

8. При процессуальном соучастии суд выносит единое решение, в котором указывает, в какой части (доле) оно относится к каждому из истцов, или указывает, что право требования является солидарным (ч. 1 ст. 175 АПК); при принятии решения против нескольких ответчиков суд указывает, в какой части (доле) каждый из них должен выполнить решение, или указывает, что их ответственность является солидарной (ч. 2 ст. 175 АПК).

 

Статья 47. Замена ненадлежащего ответчика

1. Комментируемая статья содержит существенную нормативную новеллу. Действующий АПК регулирует лишь замену ненадлежащего ответчика в отличие от АПК 1995 г. (ст. 36), который регулировал замену ненадлежащей стороны. Законодатель, видимо, посчитал, что необходимости регулировать замену истца в идущем процессе нет.

С одной стороны, это логично: в современном арбитражном процессе нет особой необходимости «подставлять» его субъектам, как правило, юридическим лицам, способным самостоятельно формулировать и отстаивать в суде свои интересы, некие правовые «костыли». Однако, с другой стороны, в арбитражном процессе нередко участвуют, например, индивидуальные предприниматели, чья юридическая, в особенности процессуальная, «выучка» далека от идеала. И, следовательно, возможно, и остается необходимость извещения таких лиц о существовании конкретного арбитражного дела, где не просто затронуты их права и интересы, а в которых без их участия рассматривается спорное материально-правовое отношение, стороной которого предположительно являются именно они. Между тем их неподключение в идущий арбитражный процесс может повлечь для них значительные неблагоприятные последствия (например, связанные с пропуском ими срока исковой давности). Однако тем не менее, взвесив аргументы как «за», так и «против», законодатель ограничился лишь урегулированием процессуальных аспектов замены ненадлежащего ответчика. Практика покажет, будет ли это вести к повышению эффективности арбитражного судопроизводства.

2. Вопрос о ненадлежащем ответчике возникает тогда, когда арбитражный суд приходит к выводу, что истец неверно определил содержание спорного материального правоотношения, но при этом последнее действительно существует, однако с другим субъектным составом.

3. Указанная выше процессуальная замена возможна при одновременном соблюдении следующих условий: а) наличие соответствующего ходатайства или согласия истца в идущем процессе; б) осуществление этого до завершения стадии судебного разбирательства по делу, т. е. в суде первой инстанции; в) установление арбитражным судом того, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по иску.

4. Если истец не согласен на замену обозначенного им в иске ответчика на иное лицо, то арбитражный суд с его согласия может привлечь это иное лицо в качестве второго ответчика. Последний отличается от соответчика (см. комментарий к ст. 46) тем, что его интересы и интересы первоначального ответчика являются взаимоисключающими. В том случае, если истец возражает как против замены ответчика, так и против привлечения второго ответчика, арбитражный суд рассматривает дело в рамках предъявленного иска. При этом если будет установлено, что ответчиком не является то лицо, к которому заявлен иск, то арбитражный суд должен в иске отказать.

5. Если же замена ответчика состоялась или в дело вступил второй ответчик, то рассмотрение дела начинается сначала, что вполне объяснимо, ибо новым участникам процесса необходимо время для выработки позиции по нему и они вправе участвовать на всех этапах разбирательства дела.

6. Теперь в АПК прямо установлено, что о замене ненадлежащего ответчика надлежащим или о привлечении второго ответчика арбитражный суд выносит определение. В ст. 36 АПК 1995 г. это не предусматривалось. Хотя, как правило, судебно-арбитражная практика, основанная на АПК 1995 г., строилась на том, что замена стороны оформлялась определением арбитражного суда.

 

Статья 48. Процессуальное правопреемство

1. Процессуальное правопреемство есть не что иное, как переход процессуальных прав и обязанностей от одного субъекта соответствующего материального правоотношения к другому, что влечет занятие правопреемником процессуального статуса правопредшественника.

2. В ч. 1 ст. 48 сформулированы наиболее характерные случаи правопреемства в материальном правоотношении — реорганизация, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина. Список этот, разумеется, не носит исчерпывающего характера. Для допуска к участию в деле правопреемниками должны быть представлены доказательства произошедшего в материальном правоотношении правопреемства: документ об уступке права либо переводе долга, свидетельство о смерти и т. д. При этом в некоторых случаях, например в случае смерти гражданина, являющегося стороной в деле, если спорное правоотношение допускает правопреемство, производство по делу приостанавливается (п. 3 ч. 1 ст. 143) до определения правопреемника.

3. Формулировка ч. 1 ст. 48 АПК такова, что при наличии обстоятельств, указанных выше, арбитражный суд обязан произвести замену соответствующей стороны ее правопреемником. При этом следует учесть, что хотя в ст. 48 (как, впрочем, и в ст. 40 АПК 1995 г.) речь идет о процессуальном правопреемстве стороны по делу, судебной практикой, как и прежде, эта статья, скорее всего, будет толковаться широко и будет распространяться и на иных лиц, участвующих в деле.

4. Как и прежде, в комментируемой статье определено, что процессуальное правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

5. Новеллой является норма ч. 2 ст. 48, в которой установлено, что судебный акт, которым произведена замена стороны ее правопреемником, может быть обжалован. Таким образом, законодатель воспринял позицию тех ученых-процессуалистов, которые обосновывали, что нередко определения о процессуальном правопреемстве могут серьезным образом нарушать права и законные интересы как правопредшественника, так и правопреемника и должны обжаловаться.

6. Все действия, совершенные правопредшественником в арбитражном процессе до вступления в дело правопреемника, обязательны для последнего в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое им заменено.

Так, правопреемник сохраняет право обжалования решения арбитражного суда, если он вошел в дело до вступления судебного акта в законную силу. Если же к моменту его вхождения в дело решение уже приобрело законную силу, то правопреемник вправе требовать исполнения решения, обжаловать его (в том числе просить о восстановлении пропущенного процессуального срока), подавать заявление в порядке надзора.

В то же время, например, добиваясь отмены вступившего в силу судебного акта, правопреемник не может обосновывать свои жалобы тем, что он не участвовал в деле до определенной стадии и не согласен с ранее осуществленными действиями правопредшественника. Следует отметить, что АПК, как и прежде, умалчивает о последствиях бездействия правопредшественника для правопреемника. Казалось бы, в этом плане правопреемства нет, ибо нечего преемствовать. Однако это, видимо, не совсем так. Например, если правопредшественник не обжаловал судебный акт в сроки, установленные АПК, то правопреемник будет нести неблагоприятные последствия, вытекающие из этого.

 

Статья 49. Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

1. Процессуальным принципом диспозитивности предопределяется право сторон совершать те или иные распорядительные действия, имеющие целью изменение иска, а также прекращение спора.

Изменение иска происходит при замене основания или предмета иска, увеличении либо уменьшении размера исковых требований в ходе рассмотрения дела в суде. Необходимость в этом у истца возникает либо в связи с осознанием недостаточной обоснованности заявленного предмета иска, либо ввиду допущения ошибки в исчислении взыскиваемой суммы и т. д.

Законодатель допускает изменение либо основания, либо предмета иска, поскольку одновременное изменение этих фундаментальных элементов иска означало бы его замену другим, не имеющим по сути ничего общего с заявленным иском.

2. Основание иска — это фактические обстоятельства, на которые ссылается истец в подтверждение заявленного требования. Следовательно, изменение основания иска не что иное, как полная замена фактов, легших в основу первоначального иска, новыми фактами, а также указание дополнительных фактов или исключение части фактов из числа ранее указанных. Изменение основания иска сохраняет его предмет, т. е истец по-прежнему преследует ранее заявленный интерес.

3. Предмет иска — материально-правовое требование к ответчику о совершении им определенных действий либо воздержании от них, признании существования (напротив, отсутствия) правоотношения, изменении либо прекращении его. Изменение предмета иска — замена истцом указанного им материально-правового требования иным, основанием которого остаются первоначально заявленные фактические обстоятельства.

4. В силу ч. 1 ст. 49 истец вправе изменить размер исковых требований как путем их увеличения, так и уменьшения, т. е. речь идет о модификации объекта требования, в частности его объема. Необходимость этого не всегда связана с неверным определением размера требования истцом.

Как указано в ч. 5 п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 13, соответствующее положение которого с введением нового АПК, видимо, сохраняет силу и в настоящее время, увеличение размера исковых требований относится к сумме иска по заявленному требованию. Следовательно, к примеру, при предъявлении иска на сумму основной задолженности заявление до принятия решения по существу спора дополнительно о взыскании пени за просрочку платежа или иного штрафа, вытекающего из того же договора, следует рассматривать как заявление нового требования, которое должно быть заявлено и рассмотрено отдельно.

5. Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований возможны до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, т. е. в первой инстанции. При этом следует учесть, что, как это отмечено в п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. N 13, соответствующее положение которого по сути сохраняет силу, право на совершение этих распорядительных действий может быть использовано также истцом при новом рассмотрении дела в первой инстанции после отмены решения кассационной или надзорной инстанциями и передачи дела на новое рассмотрение суду первой инстанции.

6. Что касается отказа от иска полностью или частично, то в ч. 2 ст. 49 АПК предусмотрено, что истец вправе сделать это при рассмотрении дела в любой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в этой инстанции, т. е. и в первой, и в апелляционной, и в кассационной, и в надзорной инстанциях. В этом отличие комментируемой нормы от нормы ч. 1 ст. 37 АПК 1995 г. Теперь истец волен отказаться от своих материально-правовых претензий к ответчику в любой инстанции.

7. В силу ч. 3 ст. 49 АПК ответчик вправе в любой инстанции признать иск полностью или частично, т. е. согласиться полностью (или в части) с притязаниями истца.

8. Стороны могут окончить дело мировым соглашением в порядке, предусмотренном специальной гл. 15 АПК. Судебное мировое соглашение — гражданско-правовая сделка (следовательно, она должна отвечать требованиям закона к ее действительности), заключенная в процессе его сторонами и утвержденная арбитражным судом. По ней стороны посредством взаимных уступок по-новому определяют свои материальные права и обязанности, прекращая спор, возникший между ними. О процессуальных особенностях заключения, оформления, утверждения и исполнения мирового соглашения подробнее см. комментарий к ст. 138–142 АПК.

9. Не все распорядительные действия сторон зависят только от их волеизъявления. В норме ч. 5 ст. 49 АПК сохранен контроль арбитражного суда за отказом истца от иска, уменьшением им размера исковых требований, признанием ответчиком иска, мировым соглашением сторон. Эти распорядительные действия принимаются арбитражным судом только в том случае, если они не противоречат закону (исчезла ссылка на иные правовые акты, содержавшаяся в ст. 37 АПК 1995 г.), не нарушают права (нет теперь указания на ненарушение законных интересов иных лиц, содержавшаяся в ст. 37 АПК 1995 г.) других лиц. В случае противоречия распорядительных действий закону или правам других лиц арбитражный суд рассматривает дело по существу.

 

Статья 50. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора

1. Третье лицо с самостоятельными требованиями на предмет спора — лицо, которое вступает в уже возникшее арбитражное дело с целью защиты своих нарушенных либо оспоренных прав и законных интересов. Наличие у этого лица такого права связано с тем, что оно является предполагаемым субъектом спорного материального правоотношения. Третье лицо с самостоятельными требованиями вступает в арбитражный процесс, полагая, что спорное право принадлежит именно ему, а не первоначальным сторонам. Третьи лица с самостоятельными требованиями следует отличать от соистцов, вступающих в уже идущее арбитражное дело. Во-первых, требование соистца обращено против ответчика по первоначальному иску, в то время как иск третьего лица с самостоятельными требованиями может быть направлен как против истца, так и против истца и ответчика одновременно. Во-вторых, требования соистцов тесно связаны между собой (см. комментарий к ст. 46 АПК), в то время как иски третьего лица и соистца носят взаимоисключающий характер.

2. Лицо, полагающее, что именно ему принадлежит право, уже являющееся предметом спора в рамках возникшего арбитражного дела, имеет следующую альтернативу: предъявление самостоятельного иска либо вступление в начатый другим лицом процесс в статусе третьего лица с самостоятельными требованиями. Последний вариант считается имеющим определенные преимущества, так как, во-первых, может обеспечить более быструю защиту прав третьего лица (хотя это не всегда так, ибо возникает некое «отягощение» идущего процесса), во-вторых, исключает принятие противоречивых (конкурирующих) решений и, следовательно, в-третьих, способствует реальному исполнению судебного акта. Кроме того, иногда отмечают, что этот способ защиты права более соответствует принципу процессуальной экономии.

3. С учетом принципа диспозитивности третье лицо, заявляющее самостоятельные требования на предмет спора, не может принудительно привлекаться к участию в возникшем процессе. Однако суд, обнаружив соответствующую заинтересованность лица, не привлеченного к делу, должен рассмотреть вопрос о его вступлении в дело (п. 5 ч. 1 ст. 135 АПК).

По получении сведений об арбитражном деле третье лицо с самостоятельными требованиями вправе вступить в это дело при условии выполнения общих условий предъявления иска (ст. 125, 126, 127, 128, 129, 130 АПК), а также одного дополнительного условия — иск должен быть предъявлен до принятия решения арбитражным судом первой инстанции.

4. В ч. 4 ст. 50 АПК зафиксировано, что о вступлении в дело третьего лица с самостоятельными требованиями выносится определение. Вынесение определения (в виде отдельного акта) об отказе в принятии заявления третьего лица с самостоятельными требованиями АПК не предусматривает, как и обжалование такого определения. Между тем этот вопрос нередко встает в судебной практике. Иногда высказывается мнение, что подобные определения не могут обжаловаться, так как не препятствуют предъявлению самостоятельного иска. Однако это утверждение далеко не бесспорно, так как, во-первых, вступление в возникшее дело может привести к более быстрой защите прав заинтересованного лица (в том числе порой избежать пропуска срока исковой давности), во-вторых, это способствует избежанию необоснованного принятия конкурирующих решений по сути по одному и тому же спору.

Учитывая изложенное, полагаем, что исчерпывающий перечень для возвращения иска и оставления его без движения (ст. 128, 129 АПК) должен распространяться и на иск третьего лица с самостоятельными требованиями.

5. Третьи лица с самостоятельными требованиями пользуются правами и несут обязанности истца, за исключением обязанности соблюдения претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договоров. Отсюда иногда делается вывод, что, поскольку его процессуальное положение соответствует статусу истца, то к нему может быть заявлен встречный иск. Однако это по меньшей мере дискуссионно, так как в ч. 1 ст. 132 речь идет о предъявлении встречного иска для рассмотрения его «совместно с первоначальным иском». Между тем первоначальным иском именуют иск, предъявление которого влечет возбуждение дела в арбитражном суде. Полагаем, что было бы целесообразным, чтобы Высший Арбитражный Суд РФ разъяснил указанный выше вопрос.

6. Подключение к идущему арбитражному делу третьего лица с самостоятельными требованиями не ущемляет прав первоначальных сторон. Однако полагаем, что, например, мировое соглашение в рамках такого дела можно заключить лишь с участием не только сторон, но и третьего лица с самостоятельными требованиями, так как без этого может произойти нарушение прав и законных интересов последнего. Кроме того, прекращение дела по первоначальному иску (например, ввиду отказа первоначального истца от иска) или оставление его без рассмотрения, видимо, не должно аналогичным образом предопределять и судьбу иска третьего лица с самостоятельными требованиями. Последний должен быть разрешен по существу.

7. Новеллой является правило ч. 3 ст. 50, в котором установлено, что в случае, если третье лицо с самостоятельными требованиями вступило в дело после начала судебного разбирательства, рассмотрение дела производится с самого начала.

 

Статья 51. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора

1. Существенным признаком третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, является их материально-правовая связь с истцом либо ответчиком. Они не являются участниками спорного материального правоотношения, они лишь субъекты материального правоотношения, связанного со спорным по объекту и составу. Именно поэтому решение по этому делу может повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон.

2. Основной интерес третьего лица в возникшем споре состоит в обеспечении в предполагаемом будущем процессе своих прав и интересов по отношению к истцу либо ответчику, ибо в идущем процессе должны оцениваться доказательства, устанавливаться обстоятельства, которые будут иметь преюдициальное значение (см. комментарий к ч. 2 ст. 69 АПК) в другом процессе. Все это способствует принятию непротиворечивых актов арбитражного суда, а также процессуальной экономии, что немаловажно в условиях значительной загруженности судов.

3. АПК предусматривает три варианта вхождения в возникший процесс третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований. Первый — вступление в дело по собственной инициативе; второй — по ходатайству стороны; третий — по инициативе арбитражного суда. Таким образом, АПК (как, впрочем, и АПК 1995 г.) не включил в число лиц, по чьему ходатайству может быть привлечено третье лицо без самостоятельных требований, третье лицо с самостоятельными требованиями. Хотя, если исходить из содержания ч. 2 ст. 50 АПК, последнее не лишено этого права.

4. В ч. 2 ст. 51 АПК установлено, что третьи лица пользуются правами и несут обязанности стороны. Однако в ней определены исчерпывающим образом и соответствующие изъятия. Их список почти полностью повторяет тот, что был зафиксирован в ч. 2 ст. 39 АПК 1995 г., за одним исключением, которое появилось впервые: запрет на предъявление встречного иска. Впрочем, подобный иск не может быть предъявлен и к ним.

То, что в отношении третьих лиц без самостоятельных требований установлены указанные выше изъятия, не случайно. Они не могут распоряжаться объектом спорного материального правоотношения, так как не являются его субъектом. В рамках этого дела спор об их праве не разрешается.

5. Вступление в дело третьего лица без самостоятельных требований либо привлечение его к нему оформляется соответствующим определением. Так же оформляется и отказ в этом. Указанное определение не обжалуется, так как оно не препятствует дальнейшему движению дела (ч. 1 ст. 188 АПК).

6. Третьи лица без самостоятельных требований участвуют в деле самостоятельно. Они не обязаны согласовывать свою позицию по делу со сторонами и иными участниками процесса. После вступления в дело третьих лиц без самостоятельных требований после начала судебного разбирательства рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда производится с самого начала.

 

Статья 52. Участие в деле прокурора

1. Как следует из ст. 40 и 52 АПК, прокурор — самостоятельная фигура в арбитражном процессе, со своим особым статусом и вытекающими из него правомочиями. Здесь изменений не произошло. Однако законодатель теперь уже не наделяет прокурора правом выступать в процессе в защиту государственных и общественных (как это было в ст. 41 АПК 1995 г.) или, как было в первоначальных проектах АПК, публичных интересов. Ибо очевидно, что это были «резиновые» формулировки, к тому же вряд ли приемлемые в современном арбитражном процессе.

2. Теперь в ч. 1 ст. 52 АПК определен круг дел, инициатором которых может выступать прокуратура. И список этих дел, как следует из формулировки ч. 1 ст. 52 АПК, носит закрытый характер. При этом в отличие от нормы ч. 1 ст. 41 АПК 1995 г., обращения прокурора в арбитражный суд носят не только исковой характер. Прокурор, как следует из нормы абз. 2 ч. 1 ст. 51 АПК РФ, вправе инициировать дела, отнесенные АПК к категории вытекающих из публичных правоотношений (в частности, по заявлениям об оспаривании нормативных и ненормативных правовых актов).

3. Круг прокуроров, управомоченных на обращение в арбитражный суд, остался тот же, что и в норме ч. 2 ст. 52 АПК 1995 г. Субъектами обращения в Высший Арбитражный Суд РФ остались Генеральный прокурор РФ или его заместитель, а в арбитражный суд субъекта РФ, кроме указанных выше прокуроров, также прокурор или заместитель прокурора субъекта РФ и приравненные к ним прокуроры или их заместители. Под последними, как мы полагаем, имеются в виду так называемые специализированные прокуроры — транспортные, военные, природоохранительные.

Фактически при рассмотрении конкретных дел, как правило, участвует работник прокуратуры, направленный руководством прокуратуры РФ. При этом, как разъяснено в письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 июля 1996 г. N С1-7/ОП-403, в заседании арбитражного суда субъекта РФ могут участвовать на основании служебного удостоверения прокурор субъекта РФ или его заместители, предъявившие иск, старший помощник, помощник прокурора, старший прокурор, прокурор управления, отдела.

Если прокурор предъявляет иск в арбитражный суд другого субъекта РФ, он извещает об этом соответствующего прокурора и уведомляет также арбитражный суд. Указанные выше прокуроры участвуют в судебном заседании на основании упомянутых извещений и служебного удостоверения. Что касается федерального суда округа, то в заседании по искам, инициированным прокуратурой, участвует прокурор, предъявивший иск, или прокурор субъекта РФ по месту нахождения соответствующего суда, либо названные выше работники этих прокуратур.

4. Прокурор, обращающийся в арбитражный суд, пользуется процессуальными правами и несет процессуальные обязанности истца. Так, например, как и любой истец, прокурор при подаче иска должен направить исковое заявление ответчику и представить доказательства направления в арбитражный суд. На это указано в п. 5 «Обзора практики разрешения споров арбитражными судами по искам прокуроров», содержащегося в Инструктивном письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 июня 1993 г. N С-13/ОП-203. Это требование сохраняет силу и в настоящее время.

Следует иметь в виду, что прокурор в арбитражном процессе может распоряжаться лишь процессуальными правами. Что касается прав материальных, то их субъектом и в плане принадлежности, и в отношении распоряжения выступает лицо, в интересах которого и инициировано соответствующее дело. Именно поэтому, как установлено в ч. 4 ст. 52 АПК, отказ прокурора от предъявленного им иска не лишает истца права требовать рассмотрения дела по существу, если истец участвует в деле. Фразу «если истец участвует в деле», видимо, следует понимать так, что АПК не исключает неких дел искового характера, возбуждаемых по инициативе прокурора, в которых материальный истец может и не участвовать. Полагаем, что со временем возникнет необходимость разъяснения этого Высшим Арбитражным Судом РФ.

С другой стороны, из АПК исчезла норма о том, что отказ истца от иска, который был предъявлен в его интересах прокурором, влечет оставление иска без рассмотрения, что ранее предусматривалось нормой ч. 5 ст. 41 АПК 1995 г. При таких обстоятельствах, когда отсутствует специальное регулирование, видимо, при отказе истца от иска, заявленного прокурором и принятого арбитражным судом, действует механизм, предусмотренный п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК, — прекращение производства по делу с последствиями, предусмотренными ч. 3 ст. 151 АПК.

5. В ч. 5 ст. 52 закреплено правило о том, что по делам, указанным в ч. 1 той же статьи, прокурор вправе вступить в дело, рассматриваемое арбитражным судом, на любой стадии арбитражного процесса с процессуальными правами и обязанностями лица, участвующего в деле. Тем самым, по сути, реанимирована норма о праве прокурора подключаться в любое время к рассмотрению определенных дел, не инициированных им.

При этом не до конца ясно, что имеется в виду: обращение с жалобами или «подключение» к рассмотрению в соответствующих инстанциях жалоб иных лиц, участвующих в деле, или и то и другое. Этот вопрос, видимо, потребует разъяснения Высшего Арбитражного Суда РФ.

 

Статья 53. Участие в деле государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов

1. В ч. 1 ст. 53 говорится о праве государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов в случаях, предусмотренных федеральным законом, возбуждать от своего имени и в защиту публичных интересов дела в арбитражном суде. Следовательно, возникновение подобного дела возможно при совпадении следующих условий: а) наличие федерального закона, управомочивающего соответствующий орган обращаться в арбитражный суд; б) существование публичного интереса, требующего защиты.

2. В ч. 2 ст. 53 прямо указано на то, что в обращении этого органа в арбитражный суд должно быть обязательно указано, в чем именно заключается нарушение публичных интересов. Однако, к сожалению, ни в ст. 53, ни в какой иной статье АПК не дается определения публичных интересов. Эта неопределенность может привести, с одной стороны, к тому, что органами, которые имеются в виду в ст. 53 АПК, может не осознаваться факт действительного нарушения соответствующего публичного интереса, требующего защиты, а с другой — к случаям, когда под прикрытием публичного интереса могут «продвигаться» вполне частные, например корпоративные, интересы. Это требует со стороны арбитражного суда в каждом конкретном случае безусловно добиваться четкого формулирования того публичного интереса, защита которого прокламируется в обращениях соответствующего органа.

Вероятно, по мере накопления судебно-арбитражной практики ВАС РФ должен будет указать некие ориентиры в понимании того, что такое публичный интерес, подлежащий защите в арбитражном суде.

3. Поскольку орган, обратившийся в арбитражный суд по той категории дел, которая регулируется ст. 53 АПК, всегда выступает лишь инициатором дела, то в ч. 3 указанной статьи закреплена норма о том, что этот орган пользуется процессуальными правами и несет процессуальные обязанности именно истца, а не какого-либо иного лица, участвующего в деле.

4. Несмотря на то что возбуждение дела по ст. 53 АПК связано с предполагаемым нарушением публичного интереса, законодатель, видимо, не исключает, что его носителем может выступить, например, конкретная организация (хотя это не так и очевидно). И учитывая это, в ч. 4 ст. 53 АПК предусмотрено, что отказ органа от предъявления им иска не лишает истца, преследующего материально-правовой интерес в деле (ибо понятно, что орган является истцом лишь в процессуальном смысле), права рассмотрения дела по существу, если он участвует в деле.

 

Статья 54. Иные участники арбитражного процесса

1. Несмотря на то что название комментируемой статьи дословно повторяет заголовок ст. 43 АПК 1995 г., их содержание заметно различается. Новеллой является включение в число иных участников процесса помощника судьи и секретаря судебного заседания (см. комментарий к ст. 58 АПК), которые наряду с экспертами, свидетелями и переводчиками отнесены к категории лиц, содействующих осуществлению правосудия. Кроме того, как это было и в ст. 43 АПК 1995 г., к числу иных участников процесса отнесены представители лиц, участвующих в деле.

2. Процессуальный статус указанных выше участников процесса, а также набор их процессуальных прав и обязанностей раскрываются в соответствующих статьях АПК (см. комментарий к ст. 55, 56, 57, 58).

 

Статья 55. Эксперт

1. Вынесение объективного, полного и законного решения по арбитражному делу нередко требует учета судом не только правовых его аспектов, но и таких сторон, составляющих фактическую основу спора, которые требуют специальных познаний. Это могут быть вопросы, относящиеся практически к любой отрасли науки, техники и т. д. Хотя наиболее часто в судебно-арбитражной практике встречаются бухгалтерская, товароведческая, почерковедческая и строительная экспертизы.

2. Формулирование вопросов перед экспертом — прерогатива суда, который и назначает экспертизу, что находит отражение в соответствующем определении.

3. Эксперт — это всегда некое физическое лицо, обладающее специальными познаниями. Даже в том случае, когда проведение экспертизы поручается определенному учреждению, то субъектом, ее проводящим (и, следовательно, несущим соответствующие обязанности и ответственность), является не учреждение, а его компетентный работник.

4. В ч. 2 ст. 55 АПК сформулированы две основные процессуальные обязанности эксперта: а) явиться по вызову в суд и б) дать объективное заключение по поставленным вопросам.

Есть у эксперта и иные обязанности. Например, ч. 1 ст. 24 АПК установлено, что при наличии оснований, предусмотренных в ст. 21–23 АПК, эксперт обязан заявить самоотвод, причем это должно быть сделано до начала рассмотрения дела по существу (абз. 1 ч. 2 ст. 24 АПК).

5. Что касается процессуальных прав эксперта, то их набор уже, чем круг прав, принадлежащих лицам, участвующим в деле, что связано с его специальным, по сути вспомогательным для осуществления правосудия статусом. Он вправе: а) знакомиться с материалами дела; б) участвовать в судебных заседаниях; в) задавать вопросы лицам, участвующим в деле, а также свидетелям; г) заявлять ходатайство о представлении ему дополнительных материалов. Перечислению этих прав в ч. 3 ст. 55 предшествует указание на то, что реализовывать их эксперт вправе с разрешения арбитражного суда. Полагаем, однако, что это относится к осуществлению такого права, как ознакомление с материалами дела. В ч. 4 ст. 45 АПК 1995 г. реализация прав эксперта увязывалась с необходимостью этого для дачи заключения.

6. Одно из прав эксперта в рамках ст. 55 АПК выделено в отдельную норму (ч. 4). В ней он управомочен на отказ от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы его специальных познаний. Это во-первых. И, во-вторых, он вправе отказаться от дачи заключения, когда представленные ему материалы недостаточны для подготовки заключения. Полагаем, что вынесение суждения о пределах собственной компетенции и достаточности представленных материалов — прерогатива самого эксперта. Поскольку отказ от дачи заключения по основаниям, указанным в ч. 4 ст. 55 АПК, — процессуальное право эксперта, то это не влечет никакой ответственности для него.

7. Дача заведомо ложного заключения влечет для эксперта уголовную ответственность (ст. 307 УК). Об этом он в обязательном порядке предупреждается арбитражным судом, о чем дает специальную подписку.

8. Финальный вывод эксперта по поставленным перед ним вопросам формулируется в специальном документе — заключении (ст. 86 АПК).

9. АПК предусматривает ряд норм, касающихся экспертизы (см. комментарий к ст. 82–87, 157 и т. д.). Немаловажно, что АПК достаточно подробно регулирует порядок возмещения расходов эксперта (ст. 106–109).

 

Статья 56. Свидетель

1. АПК (ч. 1 ст. 56) определяет свидетеля как лицо, располагающее сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела. Использование понятия «дело» вместо «спор», как это было в ч. 1 ст. 44 АПК 1995 г., вряд ли можно трактовать как новеллу, так как прямого запрета на участие свидетелей в делах особого производства не существовало и раньше.

Таким образом, свидетель — лицо, обладающее сведениями об обстоятельствах, положенных в основание иска либо возражений против него. В качестве свидетелей могут выступать наряду с должностными лицами организаций, участвующих в деле, иные их работники и другие граждане. Появление свидетелей в арбитражном процессе неудивительно. Более того, их роль при разрешении отдельных дел бывает значительной. Хотя до последнего времени с учетом традиционного письменного характера отечественного арбитражного процесса, с одной стороны, а с другой — дополнительной нагрузки на судей, которые оформляли в протоколе свидетельские показания, отношение судей к свидетелям было скептическим. Теперь с появлением помощников судей и секретарей судебного заседания применение свидетельских показаний должно получить большее распространение в арбитражном процессе.

2. Новеллой является норма ч. 5 комментируемой статьи, в которой установлены ограничения по участию в рассмотрении арбитражного дела определенных лиц в качестве свидетеля. Эти ограничения касаются трех категорий лиц. Во-первых, судей и иных лиц, участвующих в осуществлении правосудия, об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с участием в рассмотрении дела. Во-вторых, представителей по гражданскому и иному делу об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителей. В-третьих, лиц, которые в силу психических недостатков не способны правильно понимать факты и давать о них показания.

3. Ни АПК 1992 г., ни АПК 1995 г. не содержали норму ч. 6 комментируемой статьи о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Теперь эта конституционная норма (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ) включена непосредственно в АПК.

Что касается круга близких родственников, то в силу ст. 14 Семейного кодекса в их круг включены родственники по прямой восходящей и нисходящей линии: родители, дети, дедушки, бабушки и внуки; полнородные и неполнородные (т. е. имеющие общих отца или мать) братья и сестры.

4. Кроме обязанности по вызову явиться в суд (ч. 2 ст. 56 АПК) на свидетеле лежат еще две обязанности: а) сообщить суду сведения по существу рассматриваемого дела, известные ему лично, и б) ответить на дополнительные вопросы арбитражного суда, а также лиц, участвующих в деле.

5. Свидетель за дачу ложных показаний, а также за отказ от дачи показаний несет уголовную ответственность (ст. 307–308 УК). Об этом он предупреждается судом, что фиксируется в протоколе судебного заседания (п. 7 ч. 2 ст. 155 АПК), и дает подписку. Показания свидетеля также фиксируются в протоколе (п. 10 ч. 2 ст. 155 АПК).

6. АПК не содержит подробного регулирования процессуальных аспектов участия свидетеля в арбитражном деле. Этим вопросам посвящена специальная статья АПК (ст. 88).

7. В ч. 7 ст. 56 АПК формулируется норма, также являющаяся новеллой: о праве свидетеля на возмещение расходов, связанных с вызовом в суд, и получение денежной компенсации в связи с потерей времени. В силу ст. 106 АПК денежные суммы, подлежащие выплате свидетелям, относятся к судебным издержкам. В ч. 1 ст. 107 АПК определено, что свидетелю возмещаются понесенные им в связи с явкой в суд расходы на проезд, наем жилого помещения и выплачиваются суточные. В ч. 4 той же статьи установлено, что за работающими гражданами, вызываемыми в суд в качестве свидетелей, сохраняется средний заработок по месту их работы за время отсутствия в связи с явкой их в суд. А свидетели, не состоящие в трудовых отношениях, за отвлечение их от обычных занятий получают компенсацию с учетом фактически затраченного времени и исходя из установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда.

В ч. 1 ст. 108 определено, что денежные суммы, подлежащие выплате свидетелям, вносятся на депозитный счет суда лицом, заявившим соответствующее ходатайство. Если эти суммы не внесены в установленный срок, то суд вправе отклонить ходатайство о вызове свидетеля. Денежные суммы, причитающиеся свидетелю, выплачиваются с депозитного счета суда по выполнении свидетелями своих обязанностей.

 

Статья 57. Переводчик

1. В условиях, когда Россия, а также лица, находящиеся в ее юрисдикции, все активнее участвуют в международном хозяйственном обороте, с учетом многонационального характера самой Российской Федерации, значение нормы о переводчике в АПК приобретает все большее практическое значение. Это, впрочем, не умаляет нормы ч. 1 ст. 12 АПК о том, что судопроизводство в арбитражном суде ведется на русском языке. Тем более, что в ч. 2 указанной статьи установлено, что лицам, участвующим в деле, не владеющим русским языком, обеспечивается право пользоваться услугами переводчика. Более того, нарушение правил о языке (в силу п. 3 ч. 4 ст. 270, п. 3 ч. 4 ст. 288 АПК) признается процессуальным нарушением, влекущим безусловную отмену соответствующего судебного акта.

2. В силу ч. 1 ст. 57 переводчиком признается лицо, которое обладает следующими двумя признаками: а) свободное владение языком, знание которого необходимо для перевода в процессе осуществления производства, и б) привлечение его арбитражным судом к участию в процессе в случаях и порядке, предусмотренных АПК. Кстати, в АПК впервые появилась норма о том, что о привлечении переводчика к участию в арбитражном деле суд выносит специальное определение (ч. 3 ст. 57).

3. В отличие от правила абз. 1 ч. 2 ст. 46 АПК 1995 г., в котором было определено, что переводчик может быть назначен из числа предложенных участниками арбитражного процесса лиц, в абз. 2 ч. 2 комментируемой статьи установлено, что теперь подобное право закреплено лишь за лицами, участвующими в деле.

При этом в АПК (абз. 2 ч. 2 ст. 57) сохранилась норма о том, что никто из иных участников процесса (кроме переводчика) не вправе принимать на себя обязанности переводчика, даже тогда, когда он владеет необходимыми для перевода языками.

4. В ч. 4 комментируемой статьи указано на две обязанности переводчика: а) явиться по вызову в суд и б) полно, правильно и своевременно осуществлять перевод (кстати, с учетом последней обязанности теперь к переводчику предъявляется требование о свободном владении соответствующим языком — ч. 1 ст. 57 АПК). В ч. 1 ст. 24 АПК предусмотрена и иная обязанность переводчика: заявить самоотвод при наличии оснований, предусмотренных в ст. 21–23 АПК. Причем это должно быть сделано до начала рассмотрения дела по существу (абз. 1 ч. 2 ст. 24 АПК).

5. Что касается прав переводчика, то теперь он вправе не только задавать присутствующим при переводе лицам вопросы для уточнения перевода (ч. 4 ст. 46 АПК 1995 г.), но и знакомиться с протоколом судебного заседания или отдельного процессуального действия и делать замечания по поводу правильности записи перевода.

6. Участие переводчика в рассмотрении дела должно быть ответственным, ибо от качества его работы может зависеть правильность разрешения споров, в том числе связанных с крупными имущественными интересами. С учетом этого в ч. 6 комментируемой статьи определено, что за заведомо неправильный перевод переводчик несет уголовную ответственность (ст. 307 УК РФ), о чем он предупреждается судом, что отражается в протоколе судебного заседания (ч. 2 ст. 155 АПК), и дает подписку.

7. Правила возмещения расходов, связанных с привлечением к рассмотрению арбитражного дела переводчика, установлены в ст. 106, 107, 109 АПК.

 

Статья 58. Помощник судьи. Секретарь судебного заседания

1. Нормы ст. 58 АПК являются новыми, ибо ни АПК 1992 г., ни АПК 1995 г. не содержали норм о таких участниках арбитражного процесса, как помощник судьи и секретарь судебного заседания. Тем самым законодатель воспринял мнение судейского сообщества, поддержанное учеными-процессуалистами, о том, что судья, осуществляющий правосудие, должен быть освобожден от ряда нерациональных обязанностей, которые, будучи возложенными на него, снижают эффективность арбитражного судопроизводства.

2. Помощник судьи — лицо, оказывающее помощь судье в подготовке и организации судебного процесса. Он вправе вести протокол судебного заседания (см. комментарий к ст. 155 АПК), а также совершать и иные процессуальные действия в случаях и порядке, предусмотренных АПК.

При этом законодатель в ч. 1 ст. 58 АПК четко определил, что помощник судьи не вправе выполнять функции по осуществлению правосудия. В ч. 3 комментируемой статьи установлено, что помощник судьи не вправе совершать действия, влекущие за собой возникновение, изменение либо прекращение прав или обязанностей лиц, участвующих в деле, и других участников арбитражного процесса.

3. Секретарь судебного заседания наделен двумя правами: а) проверка по поручению председательствующего явки в суд лиц, которые должны участвовать в судебном заседании, и б) ведение протокола судебного заседания. С последним правом непосредственно связана обязанность секретаря судебного заседания полно и правильно излагать в протоколе действия и решения суда, а равно действия участников арбитражного процесса, имевшие место в ходе судебного заседания.

 

Глава 6. Представительство в арбитражном суде

 

Статья 59. Ведение дел в арбитражном суде через представителей

1. Нормативные положения гл. 6 АПК образуют процессуальный институт судебного представительства, под которым принято понимать совокупность правовых норм, регулирующих особые правоотношения между лицом, участвующим в деле, и его представителем, в рамках которых судебный представитель в пределах предоставленных ему полномочий совершает процессуальные действия от имени и в интересах представляемого им лица (доверителя). При этом процессуальные права и обязанности, возникающие в результате участия представителя в судопроизводстве, принадлежат непосредственно его доверителю.

При рассмотрении дел в арбитражном суде своих представителей могут иметь все лица, участвующие в деле в соответствии со ст. 40 АПК: стороны; третьи лица; лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц или вступающие в процесс с целью дачи заключения по основаниям, предусмотренным АПК. Исключением является прокурор, который не может участвовать в гражданском процессе через своего представителя, поскольку согласно ст. 1 Закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор непосредственно участвует в рассмотрении дел арбитражными судами в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации.

Судебное представительство вправе осуществлять только дееспособное лицо, если при этом оно не относится к кругу лиц, которые в соответствии со ст. 60 АПК не могут быть представителями в арбитражном суде. По общему правилу, установленному ст. 21 ГК РФ, дееспособность гражданина возникает в полном объеме по достижении им восемнадцатилетнего возраста. Кроме того, дееспособность в полном объеме приобретается несовершеннолетним гражданином со времени его вступления в брак (в случаях, когда законом предусмотрена возможность вступления в брак до достижения гражданином восемнадцати лет), а также в результате эмансипации, т. е. объявления несовершеннолетнего гражданина, достигшего возраста шестнадцати лет, полностью дееспособным в порядке, предусмотренном ст. 27 ГК РФ, если этот гражданин работает по трудовому договору или с согласия родителей, усыновителей либо попечителя занимается предпринимательской деятельностью.

Полномочия представителя на ведение дела в арбитражном суде должны быть оформлены и подтверждены в соответствии со ст. 61 АПК.

2. Судебный представитель, исполняя в суде поручение своего доверителя, должен своей деятельностью способствовать разрешению задач судопроизводства в арбитражных судах, преследуя достижение в качестве основной цели своей деятельности защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов своего доверителя. Кроме того, представитель должен оказывать помощь доверителю в осуществлении им предоставленных ему процессуальных прав и возложенных на него процессуальных обязанностей. В этом состоит главное отличие судебного представительства от гражданско-правового представительства, основной целью которого, как это следует из содержания ст. 182 ГК РФ, является непосредственное создание, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей представляемого.

Судебное представительство, как институт арбитражного процессуального права, принято подразделять на виды в зависимости от оснований его возникновения. По общему правилу, различают добровольное (или договорное) представительство, при котором лицо, участвующее в деле, самостоятельно избирает своего представителя для ведения дела в суде, как правило, предоставляя представителю соответствующие полномочия на основании соглашения об оказании юридической помощи (ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), договора поручения или агентского договора, и законное представительство, когда лицо является судебным представителем в силу прямого предписания закона. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 59 АПК законными представителями недееспособных граждан в арбитражном судопроизводстве являются родители, усыновители, опекуны или попечители. Кроме этого, некоторыми учеными-процессуалистами выделяется представительство на основании уставов, положений и по иным специальным основаниям. К данному виду представительства применительно к арбитражному судопроизводству справедливо относить случаи ведения в суде дел организаций их органами, действующими в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иным нормативно-правовым актом или учредительными документами организаций (ч. 4 ст. 59 АПК).

Анализ норм, содержащихся в гл. 6 АПК, в их системной связи с другими положениями Кодекса указывает на то, что представительство возможно на любой стадии рассмотрения дела арбитражным судом первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанций и по любой категории дел, отнесенной законом к подведомственности арбитражного суда. Кроме того, АПК не содержит ограничений по числу представителей каждого из лиц, участвующих в деле.

3. В соответствии с ч. 1 ст. 59 АПК граждане, когда дела с их участием подведомственны арбитражным судам, могут участвовать в арбитражном процессе лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по делу представителей. Как правило, одновременное участие в деле заинтересованного лица и его представителя возможно не только в тех случаях, когда лицо по каким-либо причинам не принимало участие в предыдущих заседаниях суда и от его имени при рассмотрении дела судом выступал представитель, но в первую очередь это обусловлено необходимостью получения заинтересованным лицом квалифицированной юридической помощи от своего представителя. Данный вывод подтверждается положением ч. 3 ст. 59 АПК, в соответствии с которой представителями граждан могут выступать в арбитражном суде адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица. При этом к последним с учетом положений ст. 48 Конституции Российской Федерации справедливо относить любых дееспособных лиц, обладающих необходимыми и достаточными юридическими знаниями и навыками для оказания квалифицированной юридической помощи, независимо от того, осуществляют ли они такую деятельность на профессиональной основе или нет.

Помимо указанных лиц представителями недееспособных граждан в суде могут выступать их родители, усыновители, опекуны или попечители, которые защищают интересы этих граждан в арбитражном процессе, являясь их законными представителями (ч. 2 ст. 59 АПК). Соотнося данные положения АПК с корреспондирующими нормами ГК РФ, можно выделить следующие случаи участия законных представителей в арбитражном процессе:

1) спорные правоотношения возникли с участием гражданина, являвшегося дееспособным и ставшего недееспособным к моменту рассмотрения спора арбитражным судом;

2) спорные правоотношения возникли с участием законных представителей, которые действовали от имени и в интересах представляемых ими лиц.

Не являясь лицами, участвующими в деле, законные представители вправе для ведения дела в арбитражном суде самостоятельно избрать представителя, поручив ему осуществление защиты прав и законных интересов представляемых ими недееспособных граждан.

4. Из содержания ч. 4 ст. 59 АПК следует, что дела организаций в арбитражном суде ведут их органы, которым такие полномочия предоставлены федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами организаций. Данное положение соответствует ст. 53 ГК РФ, согласно которой юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы. В учредительных документах организации согласно действующему законодательству должно быть указано, какой орган этой организации (правление, совет директоров, единоличный руководящий орган) уполномочен представлять ее интересы в суде. Порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами.

В предусмотренных законом случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности через своих участников, в частности, это относится к полным товариществам, дела которых в соответствии со ст. 72 ГК РФ может вести каждый из его участников, если учредительным договором полного товарищества не предусмотрено ведение дел совместно всеми его участниками или ведение дел поручено отдельным участникам.

От имени ликвидируемой организации в арбитражном суде выступает уполномоченный представитель ликвидационной комиссии, которая в соответствии с п. 2 ст. 62 ГК РФ назначается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшим решение о ликвидации юридического лица, по согласованию с органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц».

5. Согласно ч. 5 ст. 59 АПК представителями организаций могут выступать в арбитражном суде по должности руководители организаций, действующие в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом, учредительными документами, или лица, состоящие в штате указанных организаций, либо адвокаты. Исходя из буквального толкования данной нормы Кодекса организации не вправе избирать своими представителями в арбитражном суде лиц, оказывающих юридическую помощь и не являющихся адвокатами, как это могут делать граждане, в том числе индивидуальные предприниматели. В соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 г. N 15-П ч. 5 ст. 59 АПК признана не соответствующей статьям 19 (ч. 1 и 2), 46 (ч. 1), 55 (ч. 3) и 123 (ч. 3) Конституции РФ в той мере, в какой она в системной связи с п. 4 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации» в действующей системе правового регулирования исключает для выбранных организациями лиц, оказывающих юридическую помощь, возможность выступать в арбитражном суде в качестве представителей, если они не относятся к числу адвокатов или лиц, состоящих в штате этих организаций.

 

Статья 60. Лица, которые не могут быть представителями в арбитражном суде

1. В соответствии с ч. 1 комментируемой статьи судьи, следователи, прокуроры, помощники судей и работники аппарата суда не могут быть представителями в арбитражном суде в силу занимаемой ими должности и независимо от их участия в подготовке и рассмотрении дела судом. Исключением являются случаи, когда указанные должностные лица представляют в суде интересы соответствующих органов или выступают в суде в качестве законных представителей. В этих случаях участвующие в рассмотрении дела судья и его помощник подлежат отводу в порядке, предусмотренном положениями гл. 3 АПК, если они намерены выступать в арбитражном суде представителями лиц, участвующих в деле.

2. Как отмечалось ранее при комментировании ст. 59 АПК, представителем в арбитражном суде может выступать только дееспособное лицо. Поэтому не вправе быть представителями граждане, не достигшие к моменту рассмотрения дела совершеннолетия, т. е. восемнадцатилетнего возраста.

Кроме того, не вправе выступать представителями в арбитражном суде граждане хотя и достигшие восемнадцати лет, однако вследствие психического расстройства не способные понимать значения своих действий или руководить ими и признанные судом недееспособными в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. В этом случае согласно ст. 29 ГК РФ над такими гражданами устанавливается опека.

Также представителями в арбитражном суде не могут быть совершеннолетние граждане, ограниченные судом в дееспособности в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, если они вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставят свою семью в тяжелое материальное положение. Над указанными гражданами устанавливается попечительство (ст. 30 ГК РФ).

3. Рассматривая положения ст. 60 АПК в системной связи с другими положениями Кодекса и иных нормативно-правовых актов, можно выделить основания, не отмеченные в комментируемой статье, которые препятствуют участию полностью дееспособных граждан в качестве представителей по делу. В частности, согласно ст. 21 АПК судья и помощник судьи не могут участвовать в рассмотрении дела и подлежат отводу, если они являются родственниками представителя кого-либо из лиц, участвующих в деле. Таким образом, во избежание изменения состава суда лицу, участвующему в деле, было бы целесообразно заменить своего представителя, получив сведения о наличии указанного основания для отвода судьи или помощника судьи.

Кроме того, не могут быть представителями в арбитражном суде адвокаты, когда для их участия в процессе имеются препятствия, предусмотренные подп. 2 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а именно:

если адвокат имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;

если адвокат участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица;

если адвокат состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;

если адвокат оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица.

 

Статья 61. Оформление и подтверждение полномочий представителя

1. Из содержания комментируемой статьи следует, что полномочия представителя должны быть оформлены только в письменном виде либо подтверждены письменными доказательствами.

Для подтверждения полномочий руководителей организаций, действующих от имени организаций в пределах, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами, арбитражному суду могут быть представлены надлежащим образом оформленные копии протоколов собраний учредителей (участников) юридических лиц или приказов руководящих органов организаций (выписки из них) об избрании или назначении гражданина руководителем организации, копии учредительных документов организации и т. д. Арбитражный суд, рассматривающий дело, может потребовать от руководителя организации представить для ознакомления оригиналы указанных документов.

Полномочия законных представителей могут быть подтверждены следующими документами, удостоверяющими их статус:

1) родители вправе предоставить суду документы, подтверждающие их родство с представляемым ими лицом, участвующим в деле, — паспорт, метрики, соответствующие документы, выданные органами записи актов гражданского состояния;

2) усыновители могут предоставить суду копию вступившего в законную силу решения суда об установлении усыновления (удочерения) ребенка, соответствующие документы, выданные органами записи актов гражданского состояния;

3) опекуны и попечители вправе предоставить суду копии решений органов опеки и попечительства, в соответствии с которыми они назначены опекунами или попечителями представляемых ими лиц, участвующих в деле.

Полномочия адвоката на ведение дел в арбитражном суде удостоверяются в соответствии с федеральным законом (ч. 3 ст. 61 АПК), а именно вступившим в силу с 1 июля 2002 г. Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Согласно п. 2 ст. 6 указанного Закона адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием (коллегией адвокатов, адвокатским бюро, юридической консультацией), в случаях, предусмотренных федеральным законом, регулирующим правоотношения с участием лица, представителем которого является адвокат (в частности, оформление полномочий адвоката ордером предусмотрено ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса РФ). АПК не содержит императивных предписаний об оформлении ордером полномочий адвоката на ведение дела в арбитражном суде от имени доверителя. Таким образом, адвокат в арбитражном процессе может представлять доверителя на основании либо ордера, либо доверенности. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи (далее также — соглашение) для вступления адвоката в дело. При несоблюдении установленного порядка оформления полномочий адвокат не допускается судом к участию в процессе (п. 4 ст. 63 АПК).

2. Полномочия других представителей на ведение дел в арбитражном суде должны быть выражены в доверенности, выданной представляемым лицом, участвующим в деле, или организацией. В соответствии со ст. 185 ГК РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. Доверенность от имени организации выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это учредительными документами, и должна быть скреплена печатью этой организации. Согласно ст. 186 ГК РФ срок действия доверенности не может превышать трех лет. Если срок в доверенности не указан, она сохраняет силу в течение года со дня ее совершения. Доверенность, в которой не указана дата ее совершения, ничтожна.

В комментируемой статье в отличие от ранее действовавшего порядка не содержится указаний о возможности нотариального удостоверения доверенностей на право ведения дел в арбитражном суде. Однако это не лишает лиц, участвующих в деле, права по своему усмотрению обратиться к нотариусу, работающему в государственной нотариальной конторе или занимающемуся частной практикой, за удостоверением доверенности. При этом необходимо учитывать, что к нотариально удостоверенным согласно п. 3 ст. 185 ГК РФ приравниваются:

доверенности военнослужащих и других лиц, находящихся на излечении в госпиталях, санаториях и других военно-лечебных учреждениях, удостоверенные начальником такого учреждения, его заместителем по медицинской части, старшим или дежурным врачом;

доверенности военнослужащих, а в пунктах дислокации воинских частей, соединений, учреждений и военно-учебных заведений, где нет нотариальных контор и других органов, совершающих нотариальные действия, также доверенности рабочих и служащих, членов их семей и членов семей военнослужащих, удостоверенные командиром (начальником) этих части, соединения, учреждения или заведения;

доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, удостоверенные начальником соответствующего места лишения свободы;

доверенности совершеннолетних дееспособных граждан, находящихся в учреждениях социальной защиты населения, удостоверенные администрацией этого учреждения или руководителем (его заместителем) соответствующего органа социальной защиты населения.

3. Лицо, которому выдана доверенность, должно лично совершать те действия, на которые оно уполномочено. Оно может передоверить их совершение другому лицу, если уполномочено на это доверенностью. Доверенность, выдаваемая в порядке передоверия, должна быть нотариально удостоверена с соблюдением правил, установленных ст. 187 ГК РФ.

4. Поскольку допускается участие в деле в качестве представителя не только адвоката, но и иных лиц, оказывающих юридическую помощь, необходимо обратить внимание на некоторые особенности оформления и подтверждения полномочий таких представителей. Если указанный представитель является индивидуальным предпринимателем, оказывающим юридическую помощь гражданам, то его полномочия могут быть закреплены в гражданско-правовом договоре, заключаемом между ним и его доверителем, или дополнительно оформлены доверенностью, выданной представляемым лицом, участвующим в деле. Если же представитель является сотрудником организации, оказывающей юридическую помощь, с которой у доверителя заключен соответствующий договор (например, договор поручения или агентский договор), то полномочия представителя могут быть оформлены доверенностью или иным документом, содержащим поручение на ведение дела, которые выдаются этой организацией. В этом случае в подтверждение своих полномочий представитель также может предоставить арбитражному суду вышеуказанный договор между доверителем и организацией, сотрудником которой он является.

 

Статья 62. Полномочия представителя

Объем полномочий на ведение дела в арбитражном суде, в соответствии с которыми представитель вправе совершать от имени представляемого определенные процессуальные действия, устанавливается доверенностью, выданной представителю, или иным документом, подтверждающим полномочия представителя.

Согласно положениям комментируемой статьи для совершения представителем значительной части процессуальных действий не требуется специального указания доверителя. Так, представитель без особого на то уполномочия вправе знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства и возражать против ходатайств, заявленных лицами, участвующими в деле, заявлять отводы составу суда (участникам арбитражного процесса), представлять и участвовать в исследовании доказательств, высказывать свое мнение и приводить свои доводы на возникающие в ходе процесса вопросы.

В то же время отдельные полномочия, исчерпывающий перечень которых приводится в ч. 2 ст. 62 АПК, могут быть осуществлены представителем только в том случае, если о праве представителя на их осуществление непосредственно указано в выданной ему доверенности или ином документе, подтверждающем его участие в процессе в качестве представителя. К указанным полномочиям относится подписание представителем искового заявления, отзыва на исковое заявление и заявления об обеспечении иска, передача дела в третейский суд, полный или частичный отказ от исковых требований и признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения и соглашения по фактическим обстоятельствам, передача своих полномочий представителя другому лицу (передоверие), а также право на подписание заявления о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, обжалование судебного акта арбитражного суда, получение присужденных денежных средств или иного имущества.

Полномочия представителя на совершение каждого из указанных действий должны быть специально оговорены в доверенности или ином документе, поскольку все вышеперечисленные действия связаны с распоряжением материальным правом доверителя, за защитой которого он обращается в арбитражный суд как непосредственный участник спорного материально-правового отношения. Произвольное осуществление представителем указанных полномочий могло бы создавать дополнительные трудности в разрешении задач судопроизводства в арбитражных судах, сформулированных в ст. 2 АПК.

 

Статья 63. Проверка полномочий лиц, участвующих в деле, и их представителей

1. Руководствуясь предписаниями, содержащимися в п. 1 комментируемой статьи и п. 2 ст. 153 АПК, судья, а при коллегиальном рассмотрении дела председательствующий в судебном заседании арбитражного суда, открыв судебное заседание и объявив, какое дело подлежит рассмотрению, проверяет явку в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей и иных участников арбитражного процесса, устанавливает их личность и проверяет полномочия на основании представленных ими документов, оформленных в соответствии с положениями ст. 61 АПК.

Напомним вкратце, что по требованию суда руководители организаций или иные должностные лица, представляющие интересы организаций в соответствии с федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами, обязаны предоставить надлежащим образом оформленные документы, подтверждающие их служебное положение и полномочия на ведение дел в арбитражном суде. Законные представители граждан — родители, усыновители, опекуны и попечители — в подтверждение своих полномочий представляют суду документы, удостоверяющие их статус и полномочия. В подтверждение полномочий адвоката на ведение дела в арбитражном суде от имени гражданина или организации должны быть представлены либо ордер, выданный соответствующим арбитражным образованием, либо доверенность. Полномочия других представителей, которые в соответствии со ст. 59 вправе вести дела в арбитражном суде, должны быть подтверждены доверенностью, выданной и оформленной в соответствии с федеральным законом, а в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации или федеральным законом, иным документом.

2. Арбитражный суд исследует документы, которые предъявлены лицами, участвующими в деле, и их представителями, на предмет их соответствия по форме и содержанию требованиям АПК и иных нормативно-правовых актов. Основываясь на результатах исследования представленных документов, суд решает вопрос о признании полномочий и допуске указанных лиц к участию в судебном заседании.

В случае непредставления лицом, участвующим в деле, или его представителем необходимых документов в подтверждение полномочий или представления документов, не соответствующих требованиям, установленным АПК и другими федеральными законами, а также в случае нарушения правил о представительстве, установленных ст. 59 и 60 Кодекса, арбитражный суд отказывает в признании полномочий соответствующего лица на участие в деле, на что указывается в протоколе судебного заседания.

3. Документы, подтверждающие полномочия лиц, участвующих в деле, их представителей и представленные в виде надлежащим образом оформленных копий, при необходимости могут быть судом приобщены к делу. В том случае, когда суду представлены оригиналы указанных документов и не имеется возможности приобщить к делу их копии, сведения о документах, которыми оформлены полномочия лиц, участвующих в деле, и их представителей заносятся в протокол судебного заседания с указанием всех реквизитов, позволяющих установить соответствие их формы и содержания требованиям АПК и иных нормативно-правовых актов.

 

Глава 7. Доказательства и доказывание

 

Статья 64. Доказательства

1. Нормативные положения о доказательствах и доказывании являются центральным правовым институтом российского арбитражного процесса, поэтому правильное понимание, толкование и применение норм данного института на всех стадиях арбитражного судопроизводства — необходимое условие для нормального осуществления правосудия. Это требование вытекает из содержания ст. 170 АПК, в соответствии с которой в мотивировочной части решения обязательно должны быть указаны «доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения».

2. В ст. 64 АПК дается понятие доказательств в арбитражном процессе. Доказательствами по делу, на основе которых в определенном законом порядке арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, законодателем названы «сведения о фактах». Ранее в АПК 1995 г. более удачно использовался термин «фактические данные».

Под «иными обстоятельствами» необходимо понимать использование не только прямых, но и косвенных доказательств. Понятие «иные» означает не только юридические факты, прямо предусмотренные статьями нормативных источников (например, договор, деликт и т. д.), но и побочные факты, связанные с использованием и оценкой прямых и косвенных доказательств.

Например, арбитражный суд на основании письменного предложения заказчика аннулировать договор ошибочно пришел к выводу о том, что он был расторгнут. «Однако из ответа подрядчика… следует, что его согласие… связано с встречным требованием произвести выплату задолженности за выполненные работы… Анализ переписки сторон по данному вопросу… не дает оснований сделать вывод о достижении сторонами соглашения о расторжении договора… При новом рассмотрении дела… следует выяснить истинные намерения сторон, всесторонне и полно исследовать имеющиеся в деле доказательства, в том числе указанную переписку».

Источниками доказательств в процессе доказывания будут являться люди, которые наблюдали интересующие суд факты и поэтому располагают объективной информацией о них, либо вещи, сохранившие на себе следы определенного воздействия или сами являющиеся следами интересующих суд событий, либо то и другое вместе.

3. Суд получает необходимые ему фактические данные из источников доказательств с помощью специальных процессуальных средств, именуемых средствами доказывания. То есть в данном случае идет речь о способах получения необходимой информации.

Средства доказывания — это предусмотренные арбитражным процессуальным законом способы получения сведений, подтверждающих либо опровергающих существование фактов, интересующих арбитражный суд. По сравнению с АПК 1995 г. в новом АПК этот перечень расширен (ч. 2 комментируемой статьи).

4. Судебным доказыванием будет являться деятельность арбитражного суда и участвующих в деле лиц (сторон, третьих лиц, заявителей и заинтересованных лиц по делам особого производства, по делам о несостоятельности (банкротстве), прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления), направленная на установление с помощью судебных доказательств истинности фактов, от которых зависит разрешение спора между сторонами по существу, т. е. фактов, образующих предмет доказывания.

Оно должно включать в себя такие действия, как:

1) определение круга фактов, подлежащих включению в предмет доказывания;

2) выявление и собирание доказательств, необходимых для установления истинности фактов, входящих в предмет доказывания;

3) исследование и оценка доказательств.

Принцип состязательности не предполагает полной пассивности суда в области выяснения сведений о фактах. Закон возлагает на суд обязанность определять предмет доказывания (ст. 135 АПК). Несоблюдение этого требования может привести к отмене вынесенного арбитражным судом решения, когда суд не полно исследовал все обстоятельства, имеющие значение для дела, либо при недоказанности посчитал факты установленными (ст. 270 АПК). Иными словами, речь идет о неустановлении судом истины по делу. Поэтому для суда недоказанность сторонами своих требований или возражений должна означать недостижение истины по делу.

Элементы доказывания состоят из определения предмета доказывания, собирания, представления, исследования и оценки доказательств. Следовательно, если деятельность арбитражного суда будет направлена хотя бы на один из перечисленных элементов доказывания, то соответственно он будет являться субъектом доказывания.

Несмотря на то что суд не имеет материально-правовой заинтересованности в исходе дела, его обязанность своевременно рассматривать дела как раз свидетельствует об определенной процессуальной заинтересованности, которая должна выражаться в правильности определения предмета доказывания, оценки доказательств и т. д. Недостижение арбитражным судом цели доказывания необходимо расценивать как невыполнение им обязанности по доказыванию либо ненадлежащее ее выполнение.

5. Доказательственная деятельность лиц, участвующих в деле, очерчена предметом доказывания по делу (ст. 64, 65 АПК), арбитражного суда — пределами судебного исследования (ст. 2 АПК). Все совокупные действия арбитражного суда и иных субъектов доказывания должны совершаться в арбитражном процессе во взаимной связи и определенной последовательности.

Так, лица, участвующие в деле, свои доказательственные полномочия вправе осуществлять лишь в объеме предмета доказывания. С предметом доказывания непосредственно связаны вопросы определения круга судебных доказательств, решение вопросов по относимости и допустимости доказательств, распределение обязанностей по доказыванию и др.

Поэтому, прежде чем начать собирать доказательства, необходимо установить предмет доказывания.

Нередко стороны по делу начинают собирать доказательства, не сформулировав четко предмет доказывания, что в итоге может привести к ошибкам. Правильно определить предмет доказывания в арбитражном судопроизводстве означает придать всему процессу собирания, исследования и оценки доказательств нужное направление.

Под предметом доказывания необходимо понимать всю совокупность юридических фактов, от установления которых будет зависеть правильное разрешение дела по существу. Например, для истца — факты, которые он должен доказать для удовлетворения своих исковых требований, для ответчика — факты, которые он должен доказать для своей защиты. В совокупности все эти факты и будут составлять предмет доказывания.

Предмет доказывания могут составлять различные произошедшие и существующие юридические и доказательственные факты и обстоятельства, установление которых необходимо для достижения судебной истины по всякому делу независимо от его своеобразия. Помимо того, что предмет доказывания определяется утверждениями и возражениями сторон, необходимо отметить, что предмет доказывания определяется также на основе подлежащей применению нормы материального права.

Вместе с тем не всякий юридический факт входит в предмет доказывания по конкретному арбитражному делу, а только такой, который имеет значение для решения данного спора.

Понятие «предмет доказывания» тесно связано с доказательственной деятельностью прежде всего сторон. Арбитражный суд может получить необходимые сведения об обстоятельствах дела помимо свидетелей, экспертов и т. д. лишь от лиц, участвующих в деле, в процессе их доказательственной деятельности, так как без доказывания сторонами обстоятельств дела суд будет лишен возможности установить истину по делу. Лица, участвующие в деле, заинтересованы в доказывании наличия или отсутствия материально-правовых юридических фактов, так как им это необходимо для убеждения суда в наличии либо отсутствии между ними определенного правоотношения.

Факты, составляющие предмет доказывания арбитражного суда, подразделяются на три вида.

1) Юридические факты материально-правового характера. Установление указанного вида фактов необходимо для правильного применения субъектами доказывания нормы материального права, регулирующей данное правоотношение. Например, прежде чем суд может решить, обязан ли ответчик возмещать материальный вред истцу, возникший в результате автоаварии, необходимо установить наличие вины в действиях ответчика.

2) Доказательственные факты. Доказательственными фактами называются такие факты, которые, сами не являясь искомыми юридическими фактами по делу, вместе с тем позволяют логическим путем сделать вывод о них.

3) Факты, имеющие исключительно процессуальное значение (возникновение права на предъявление иска, на приостановление производства по делу, его прекращение, на совершение иных процессуальных действий).

Правильное определение предмета доказывания позволяет установить совокупность фактов, выяснение которых необходимо для успешного выполнения стоящих перед судом задач, и устранить из судебного процесса все лишнее.

К фактам, входящим в предмет доказывания, но не подлежащим доказыванию, относятся:

1) общеизвестные факты;

2) преюдициальные факты;

3) презюмируемые (предполагаемые в силу закона существующими).

Общеизвестные факты признаются судом, рассматривающим дело. Они подразделяются на всемирно известные, известные на территории России и локально известные. Для признания факта общеизвестным необходимо, чтобы он был известен широкому кругу лиц, а также судье (составу суда), рассматривающему данное дело. Например, общеизвестным фактом является авария на Чернобыльской АЭС (26 апреля 1986 г.) и т. д.

К локальным общеизвестным фактам относятся, например, наводнения, пожары, сходы лавин в районе и т. д. В связи с этим в судебном акте должно быть указано об общеизвестности локальных фактов, так как о них может быть неизвестно вышестоящему суду, пересматривающему дело по жалобе лиц, участвующих в деле.

Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании, так как их истинность очевидна. Признать общеизвестными те или иные факты вправе не только суд первой инстанции, но и суды апелляционной, кассационной, надзорной инстанций.

Преюдициальные (предрешенные) факты — это такие факты, которые уже установлены (с соблюдением процессуальных гарантий) решением или приговором суда и не подлежат повторному доказыванию.

Законом не предусмотрены основания освобождения от доказывания фактов, установленных судебным определением, актами прокурорско-следственных и административных органов.

В отношении решений, принятых в административном порядке, необходимо иметь в виду, что они могут быть обжалованы в суд (ст. 11 ГК РФ).

Указанные преюдициальные факты не могут быть опровергнуты, если решение или приговор суда, которым они установлены, не отменены в установленном законом порядке. Преюдициально установленные факты освобождаются от доказывания в связи с тем, что они уже установлены в решении или приговоре суда и нет никакой необходимости подвергать сомнению вступивший в законную силу судебный акт.

6. Процессуальная новелла, закрепленная в ч. 3 ст. 64 АПК, полностью воспроизводит ч. 2 ст. 50 Конституции РФ. Это свидетельствует о том, что полученные с нарушением федеральных законов сведения нельзя признавать доказательствами по делу.

Это связано с тем, что любой доказательственный материал предполагает его последующую проверку и оценку. Однако собранная с нарушением федеральных законов информация подобной обработки не предполагает. Вместе с тем при решении данного вопроса необходимо устанавливать, получено ли данное доказательство «с нарушением федерального закона» или нет.

Какие федеральные законы имеет в виду в данном случае АПК? Это прежде всего сам Кодекс, запрещающий считать доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности (ч. 4 ст. 88 АПК). Кроме того, нельзя также использовать анонимные письма, получать информацию по телефону и т. п.

Нередко в арбитражный суд поступает множество различных документов, которые необходимо проверять — соблюдены ли при их составлении надлежащие правила и формальности. И лишь после тщательной проверки указанные документы могут приобрести статус письменных доказательств (справки, договоры, деловая корреспонденция и т. п.).

 

Статья 65. Обязанность доказывания

1. Правило распределения обязанности (бремени) доказывания между участниками спора закрепляет главный элемент состязательного начала арбитражного судопроизводства: каждому заинтересованному лицу необходимо доказывать те факты, которые обосновывают его юридическую позицию, и выражается в формуле: «Доказывает тот, кто утверждает».

Обязанность по доказыванию распространяется не только на исковое, но и с учетом специфики на особое производство. Обязанность по доказыванию оснований своих требований несут прокурор, обратившийся в суд в защиту публичных интересов (ст. 52 АПК), государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, защищающие права других лиц (ст. 53 АПК).

Данное общепризнанное положение позволяет уточнить содержание ч. 1 ст. 65 АПК и границы ее применения.

2. Для арбитражного процессуального права обязанность доказывания понимается в специфическом смысле. В нормах арбитражного процессуального права отсутствуют санкции, обеспечивающие выполнение сторонами и другими заинтересованными лицами обязанностей по доказыванию. Движущим стимулом, побуждающим стороны к активной процессуальной деятельности по доказыванию, как правило, выступает интерес в получении благоприятного для заинтересованного лица решения.

3. С выполнением обязанности по доказыванию нормы материального права нередко связывают благоприятные правовые последствия для стороны. Так, ст. 178 ГК предусматривает, что сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения расходов, утраты или повреждения своего имущества, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны.

4. Распределение обязанностей по доказыванию между сторонами происходит в основном на основании общего правила, предусмотренного в ч. 1 ст. 65 АПК, а также частных правил, содержащихся в нормах материального права. Вместе с тем в нормы материального права нередко включаются доказательственные презумпции (предположения), которые в отличие от общего правила возлагают обязанность доказывания факта или его опровержения не на ту сторону, которая о нем утверждает, а на противоположную. Так, по спорам из предпринимательской деятельности кредитор должен доказать лишь неисполнение контрагентом договора. Если должник желает освободиться от материальной ответственности, то он должен доказать, что неисполнению договора помешала непреодолимая сила (п. 3 ст. 401 ГК).

В нормах гражданского права наиболее распространены две доказательственные презумпции: 1) презумпция вины причинителя вреда; 2) презумпция вины лица, не исполнившего обязательства или исполнившего его ненадлежащим образом.

На государственные органы, органы местного самоуправления, на должностных лиц, действия (бездействие) которых обжалуются, возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (бездействия); лицо, обратившееся в арбитражный суд, освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (бездействия), но вместе с тем обязано доказать факт нарушения своих прав и свобод. Заявитель должен убедить суд в том, что оспариваемый административный акт отрицательно воздействует на его правовое положение.

5. Исполнение обязанности по доказыванию осуществляется изначально на стадии подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 135 АПК) путем представления доказательств, заявления ходатайств об их истребовании, сообщения места нахождения доказательств. Причем каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, если иное не установлено АПК. Кроме того, лица, участвующие в деле, вправе ссылаться на эти доказательства при их оценке только в том случае, если лица, участвующие в деле, были ознакомлены с ними заблаговременно.

 

Статья 66. Представление и истребование доказательств

1. Право представлять доказательства (ст. 41 АПК) и обязанность доказывать (ст. 65 АПК) не тождественны по объему и юридическому содержанию. В первом случае речь идет о целях доставки суду информации, которые могут быть в виде опровержения фактов, которые стремится подтвердить процессуальный противник, подрыв убедительности представляемых им доказательств и т. д., а во втором — о необходимости подтверждения лицом, участвующим в деле, оснований своих собственных требований или возражений с возможными неблагоприятными последствиями в случае неудачи.

2. Правило о представлении доказательств лицами, участвующими в деле, означает, что у суда нет ни обязанности, ни полномочия собирать необходимую информацию по своей инициативе и без согласия данных лиц. Из этого правила следует, что только данные лица несут бремя подтверждения выгодных для них обстоятельств необходимыми данными под угрозой получения неблагоприятных последствий. Это свидетельствует о наличии границ активности суда в области доказывания, что напрямую связано с принципом состязательности в арбитражном процессе.

Однако элементы активности суда по уточнению предмета доказывания и получению необходимых сведений, например, в случае непредставления органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, продолжают сохраняться.

Суд, рассмотрев и предварительно оценив до начала судебного заседания уже полученную от заинтересованных лиц информацию, вправе также предложить им представить дополнительные доказательства, которые необходимы для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела и принятия законного и обоснованного судебного акта.

3. Невозможность непосредственного получения самим лицом, участвующим в деле, необходимых доказательств имеет место в случае физической либо юридической недоступности (отказ в выдаче материалов, пропускной режим в организации, запрет сообщать определенную информацию частным субъектам со ссылкой на банковскую тайну и т. п.). Но так или иначе при обращении с подобным ходатайством об истребовании данного доказательства суд не должен тратить время на выяснение причин подобного обращения. Достаточно составить запрос на стандартном бланке арбитражного суда.

При подаче данного ходатайства заявитель обязан указать, для установления каких фактов предназначена истребуемая информация. Это положение закона обязывает суд проверить, отвечает ли данное доказательство критериям относимости и допустимости или нет (ст. 67, 68 АПК). При отрицательном заключении судья вправе не выдавать заинтересованному лицу данный запрос.

Нередко заинтересованное лицо не знает, где искать необходимые сведения, либо называет неправильный адрес. Это часто происходит в случаях реорганизации органов местного самоуправления, различных коммерческих структур и т. п. Поэтому оказываемая судом помощь в подобных случаях в определении адресата правомерна и не будет являться вмешательством в процессуальное состязание сторон.

4. Обычный порядок действий обладателя полученного доказательства заключается в передаче суду непосредственно путем его представления почтой либо через того, кто доставил запрос. Получивший запрос должен сообщить суду о наличии или отсутствии истребуемых доказательств. Законом установлен пятидневный срок, в течение которого лицо, у которого арбитражным судом истребуется доказательство и которое не имеет возможности представить вообще или в установленный срок, обязано известить об этом суд с указанием таких причин.

При этом необходимо иметь в виду, что истребование и получение некоторых сведений регулируются специальными нормами. В данном случае для решения вопроса необходимо руководствоваться положением Закона «Об информации, информатизации и защите информации».

В соответствии с п. 2 ст. 8 данного Закона порядок обязательного предоставления (получения) информации, отнесенной к государственной тайне и конфиденциальной информации, устанавливается и осуществляется в соответствии с законодательством об этих категориях информации. В данном случае использовать указанную в п. 2 ст. 8 Закона информацию возможно лишь «на основании судебного решения» (п. 1 ст. 11).

Это положение означает, что арбитражному суду при истребовании подобной информации по ходатайству заинтересованных лиц либо по собственной инициативе надлежит выносить определение, не ограничиваясь лишь запросом, в определении должен быть предусмотрен срок, в течение которого организация обязана дать ответ, и порядок представления доказательств. При этом копия определения должна быть направлена лицам, участвующим в деле, а также лицу, у которого находится истребуемое доказательство.

Истребование и предоставление необходимой информации должно происходить официально. В редких случаях (например, срочности получения доказательства) суд может разрешить получить на руки истребуемое доказательство.

Копии необходимых документов, истребованных арбитражным судом по своей инициативе, должны направляться судом лицам, участвующим в деле. Это правило должно соблюдаться в случаях отсутствия у этих лиц данных документов и не должно распространяться на случаи истребования необходимых документов по ходатайству заинтересованных лиц.

5. Санкция за непредставление истребованного доказательства предусмотрена в упоминавшемся ранее Законе «Об информации, информатизации и защите информации», согласно которому «руководители, другие служащие органов государственной власти, организации, виновные в незаконном ограничении доступа к информации и нарушающие режим защиты информации, несут ответственность в соответствии с уголовным, гражданским законодательством и законом об административных правонарушениях…» (п. 3 ст. 24). И кроме того, «во всех случаях лица, которым отказано в доступе к информации, и лица, получившие недостоверную информацию, имеют право на возмещение понесенного ими ущерба» (п. 1 ст. 24).

Размер судебного штрафа, налагаемого на граждан в случае неисполнения обязанности представить истребуемое доказательство по причинам, признанным арбитражным судом неуважительными, либо неизвещения суда о невозможности представления доказательства вообще или в установленный срок, не может превышать двадцати пяти установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда (далее — МРОТ), на должностных лиц — пятидесяти МРОТ, на организации — тысячи МРОТ. Эти размеры должны определяться судом в зависимости от степени и характера вины, содержания самого нарушения, его последствий в их совокупности.

Судебные штрафы, наложенные арбитражным судом на должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления и других органов, организаций, должны взыскиваться не из государственного бюджета, а из их личных средств.

6. О наложении штрафа за неисполнение обязанности представить истребуемое доказательство по причинам, признанным арбитражным судом неуважительными, должно быть вынесено определение, в котором установлен новый срок, в течение которого должно быть представлено истребуемое доказательство.

При невыполнении этих требований в срок, указанный в определении, арбитражный суд вправе вторично наложить штраф в тех пределах, которые назывались ранее, что, однако, не освобождает лицо, у которого находится истребуемое доказательство, от обязанности его представления арбитражному суду.

 

Статья 67. Относимость доказательств

1. Арбитражный суд вправе принимать к исследованию лишь те доказательства, которые могут либо подтвердить, либо опровергнуть юридические факты, имеющие непосредственное отношение к рассматриваемому делу. Относящиеся к рассматриваемому делу доказательства должны быть необходимы и достаточны для вынесения обоснованного судебного акта.

Полнота и всесторонность судебного познания фактических обстоятельств по делу означает, с одной стороны, привлечение всех необходимых для правильного рассмотрения и разрешения дела доказательств, а с другой — исключение ненужных, излишне загромождающих процесс фактических данных. Поэтому принятие судом доказательств, которые не имеют отношения для рассматриваемого дела, недопустимо.

2. Предписания норм об относимости необходимо учитывать истцу при составлении искового заявления, ответчику, возражающему против адресованных ему требований, другим лицам, участвующим в деле. Однако основная обязанность по соблюдению требований ст. 67 АПК возлагается на суд, который должен действовать в данном случае очень активно.

Это объясняется тем, что в соответствии с правилом относимости доказательств на суд возложена обязанность определять объем доказательственного материала по каждому рассматриваемому делу, а также обеспечивать всестороннее и полное выяснение фактических обстоятельств дела с наименьшей затратой сил и средств.

В основе указанного правила лежит объективная связь между содержанием доказательств (сведениями о фактах) и фактами, подлежащими установлению.

3. Достаточное внимание относимости доказательств к рассматриваемому делу должно быть уделено судьей в стадии подготовки дела к судебному разбирательству. В ст. 135 АПК предусмотрены процессуальные гарантии, выполнение которых обеспечивает наполнение дела доказательствами, имеющими отношение к рассматриваемому делу. Такими гарантиями в арбитражном судопроизводстве являются: вызов и опрос сторон или их представителей, выяснение возможных возражений ответчика, разъяснение сторонам их прав и обязанностей, определение по согласованию со сторонами сроков представления необходимых доказательств и проведения предварительного заседания и др.

4. Доказательства, подтверждающие основания исковых требований или возражений на них, должны быть всегда указаны в исковом заявлении и отзыве на него. При подготовке дел к судебному разбирательству арбитражному суду на первое место необходимо ставить определение предмета доказывания, а на второе — привлечение тех доказательств, которые имеют отношение к рассматриваемому делу. В связи с этим суд вправе потребовать от сторон подробное описание индивидуальных свойств представляемых доказательств.

5. Арбитражный суд не вправе принимать поступившие в суд документы (по обычной или электронной почте и т. п.), которые содержат ходатайства о какой-либо поддержке лиц, участвующих в деле, или оценку их деятельности, иные документы, не имеющие отношения к установлению обстоятельств по рассматриваемому делу, в связи с чем он должен отказать в приобщении их к материалам дела. В данном случае речь идет о различных коллективных или единоличных письмах, в которых дается характеристика, оценка действий либо истца, либо ответчика.

 

Статья 68. Допустимость доказательств

1. Допустимость доказательств в отличие от относимости не затрагивает сути информации, а связана лишь с отбором средств доставки суду необходимых сведений о фактах.

2. Понятие допустимости доказательств определено арбитражным процессуальным правом, однако оно не детализировано, и в этом смысле ст. 68 АПК по своей природе бланкетна. В связи с этим необходимо отметить, что формула допустимости будет наполняться от того «закона» (причем различных отраслей права), которым возможно подтверждение определенных доказательств. Из этого следует, что только от содержания конкретных нормативных правовых актов будет формироваться конструкция допустимости доказательств.

В основном правило допустимости доказательств применяется по делам, связанным с применением норм гражданского права, регулирующих различного рода сделки и последствия их несоблюдения. Если бы законодатель не установил соответствующих правил о формах сделок в области гражданских правоотношений, правило допустимости в арбитражном процессе было бы излишним. Например, несоблюдение формы договора продажи недвижимости влечет его недействительность (ст. 550 ГК). Несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки (ч. 3 ст. 162 ГК) и т. д.

Содержание ст. 68 АПК носит общий характер, и ее правильное применение будет иметь место только в соединении с конкретной нормой права.

Мерилом оценки допустимости доказательств для арбитражных судов должны служить следующие факторы:

1) по общему правилу, юридические лица между собой и с гражданами совершают сделки в простой письменной форме, исключая случаи, когда разрешены устные соглашения;

2) нотариальное удостоверение сделок обязательно, если это предусмотрено законом и возможно по соглашению контрагентов;

3) сделки определенного типа (о недвижимом имуществе и др.) подлежат обязательной государственной регистрации.

Следовательно, в случае нарушения заинтересованными лицами данных правил для них во всех случаях могут возникать отрицательные процессуальные последствия, непосредственно связанные с правилом допустимости доказательств.

3. В арбитражном процессе существует правило, запрещающее судам получать информацию об определенных фактах из точно указанных в законе средств доказывания (например, из свидетельских показаний). Так, штемпель таможни на железнодорожной накладной, подтверждающий прохождение груза через таможенный контроль на пограничном пункте, имеет свои отличительные признаки, и его нельзя ничем заменить. Его отсутствие на накладной нельзя восполнить объяснениями сторон и свидетельскими показаниями и вряд ли можно — другими письменными актами.

Нередко нормы права прямо указывают на средства доставки сведений о фактах (в основном письменных доказательств) либо предписывают оперировать конкретными документами (платежными поручениями, накладными, векселями и т. п.), которые никоим образом нельзя заменять бумагами иного типа. Не всегда также закон четко формулирует указанные предписания или запрещения. В данном случае правоприменителю необходимо руководствоваться смыслом нормативного акта.

4. Правила допустимости доказательств по юридической природе носят императивный характер. Из этого следует, что арбитражный суд должен применять их по собственной инициативе, вне зависимости от различных ходатайств, возражений, взаимных договоренностей заинтересованных лиц. Однако при их применении необходимо учитывать сложность различных проявлений правил допустимости, когда данному правилу соответствует комплекс условий, оговорок, исключений.

 

Статья 69. Основания освобождения от доказывания

1. К фактам, входящим в предмет доказывания, но не подлежащим доказыванию и которые могут быть положены в основание решения суда как истинные, относятся три вида фактов:

1) общеизвестные факты;

2) преюдициальные (предрешенные) факты;

3) презюмируемые (предполагаемые в силу закона существующими).

2. Общеизвестные факты признаются судом, рассматривающим дело. Они подразделяются на всемирно известные, известные на территории России и локально известные. Для признания факта общеизвестным необходимо, чтобы он был известен широкому кругу лиц, а также судье (составу суда), рассматривающему данное дело. Например, общеизвестным фактом является авария на Чернобыльской АЭС (26 апреля 1986 г.) и т. д.

К локальным общеизвестным фактам относятся, например, наводнения, пожары, сходы лавин в районе и т. д. В связи с этим в судебном акте должно быть указано об общеизвестности локальных фактов, так как о них может быть неизвестно вышестоящему суду, пересматривающему дело по жалобе лиц, участвующих в деле.

Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании, так как их истинность очевидна. Признать общеизвестными те или иные факты вправе не только суд первой инстанции, но и суды апелляционной, кассационной, надзорной инстанций.

3. Преюдициальные (предрешенные) факты — это такие факты, которые уже установлены (с соблюдением процессуальных гарантий) решением или приговором суда по другому делу и не подлежащие повторному доказыванию.

Вопрос освобождения от доказывания фактов, установленных вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, связан с учением о субъективных и объективных пределах законной силы судебного решения.

Объективные пределы законной силы судебного решения распространяются на факты и правоотношения и означают, что они не подлежат пересмотру, пока решение не отменено в надлежащем порядке.

Субъективные пределы законной силы судебного решения означают, что выводы суда о фактах имеют значение истинных лишь при определенном условии — когда заинтересованные лица (либо их правопреемники) были привлечены в арбитражный процесс и могли активно участвовать в деле.

Поэтому в ч. 2 ст. 69 АПК и подчеркивается, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом, если в нем участвуют те же лица. Это объясняется тем, что для лиц, не привлеченных в арбитражный процесс, подобные обстоятельства не имеют преюдициального значения и данные лица могут в новом процессе опровергать факты, установленные судом по ранее рассмотренному делу.

4. Законом не предусмотрены основания освобождения от доказывания фактов, установленных судебным определением, актами прокурорско-следственных и административных органов, поскольку решения, принятые в административном порядке, могут быть обжалованы в суд (ст. 11 ГК РФ). Они должны устанавливаться в общем порядке и исполнять роль доказательств, подвергаясь при этом судебной оценке наряду с другой информацией.

Указанные преюдициальные факты не могут быть опровергнуты, если решение или приговор суда, которым они установлены, не отменены в установленном законом порядке. Преюдициально установленные факты освобождаются от доказывания в связи с тем, что они уже установлены в решении или приговоре суда и нет никакой необходимости подвергать сомнению вступивший в законную силу судебный акт.

Если у суда возникнут сомнения в правильности преюдициальных фактов, он может поставить вопрос о пересмотре в порядке надзора судебного решения или приговора, которым они установлены.

5. Обязанность доказывания может быть процессуально скорректирована в связи с наличием правовых презумпций (предположений). Все презумпции в российском праве опровержимы, что сказывается в целом на процессе доказывания. Так, в ст. 401 ГК РФ установлена презумпция вины должника, нарушившего обязательство. Основанием ее является факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства должником, а презюмируемым фактом — наличие вины в действиях последнего.

Из этого следует, что в случае предъявления в арбитражный суд иска кредитор освобождается от обязанности доказывать, что обязательство не исполнено по вине должника. Должник предполагается виновным до тех пор, пока не докажет обратное. Таким образом, должник вправе доказывать отсутствие своей вины, стремясь опровергнуть презумпцию.

Значение презумпции состоит в освобождении стороны, в пользу которой она установлена, от доказывания утверждаемого стороной факта.

 

Статья 70. Освобождение от доказывания обстоятельств, признанных сторонами

1. Содержанием объяснения сторон и третьих лиц может являться признание, т. е. согласие с фактом, на котором другая сторона основывает свои требования или возражения. Несмотря на то что в норме права говорится о признании факта в единичном выражении, может иметь место признание нескольких фактов. Признание факта непосредственно связано с распределением бремени доказывания, в соответствии с которым каждая сторона доказывает определенные факты.

2. К оценке признания факта суду следует подходить очень внимательно с точки зрения того, является ли оно свободным и соответствует ли действительности. Признанный стороной факт, на котором другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости доказывания этого факта.

Однако признание стороной фактов не является обязательным для арбитражного суда. Суд может не принять признание конкретных обстоятельств, если он располагает доказательствами, дающими основание полагать, что признание совершено с целью завуалировать действительные обстоятельства дела или под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения. Если «признание» возникло под «давлением» доказательств, когда лицо, участвующее в деле, вынуждено признать факт в силу непререкаемости доказательств, имеющихся в деле, то его нельзя признать незаконным.

3. Закон требует признания сторонами фактических обстоятельств в письменной форме (путем подачи заявлений), исключая устную. Из этого следует, что достигнутое в судебном заседании или вне судебного заседания соглашение сторон по фактическим обстоятельствам должно быть занесено в протокол судебного заседания и удостоверено подписями сторон.

Определение о принятии или непринятии судом признания может быть вынесено с занесением его в протокол судебного заседания без удаления судьи (суда) в отдельное помещение для совещания. Письменное признание должно быть приобщено к материалам дела и в случае принятия арбитражным судом не проверяется им в ходе дальнейшего производства по делу.

 

Статья 71. Оценка доказательств

1. Статья 71 АПК адресована к арбитражному суду в момент разрешения дела, о чем свидетельствует требование о всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Однако помимо суда лица, участвующие в деле, и их представители также оценивают собранные, а затем исследованные доказательства по делу.

Лица, участвующие в деле, оценивают относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности в соответствии со своей правовой позицией. Суд же должен оценивать доказательства начиная с момента подготовки дела (когда предлагает участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства) и заканчивая вынесением решения.

Оценка доказательств — это деятельность суда, а также участвующих в деле лиц, их представителей по исследованию представленных доказательств на предмет их относимости, допустимости, достоверности и достаточности на всех стадиях арбитражного процесса в целях вынесения законного и обоснованного судебного решения.

2. Рассматривая оценочную деятельность всех субъектов доказывания (суда, лиц, участвующих в деле, и их представителей), необходимо признать, что оценка доказательств в целом занимает в арбитражном процессе исключительно важное место. Это объясняется тем, что все без исключения субъекты доказывания анализируют материалы дела, воспринимают и обрабатывают в сознании доказательственную информацию.

Являясь в определенном смысле итогом работы с доказательствами, оценка позволяет ее субъекту выразить свое отношение к материалам дела и на этой основе принять правильное решение. Содержанием доказывания является логическая деятельность ее субъекта, а целью — установление истины.

3. Кроме того, не оспаривая главенствующей роли абстрактного мышления в содержании оценочной деятельности, в ней также «присутствуют» и эмоции. В соответствии со ст. 71 АПК суд обязан оценивать доказательства по внутреннему убеждению, которое необходимо понимать как состояние психики индивида, характеризующееся уверенностью в обоснованности его позиции. В частности, гарантией объективности внутреннего убеждения судьи будет являться принцип независимости судей, сама процедура оценки доказательств, т. е. независимо от постороннего влияния, исходя из совокупности имеющихся доказательств, каждое из которых не имеет заранее установленной силы, и т. д.

В доказывании всегда присутствует значительный познавательный компонент, хотя доказывание и не сводится только к познанию. Именно оценочная, т. е. интеллектуальная, сторона доказывания и сближает его с познанием. Познание же, осуществляемое человеческим сознанием, начинается с чувственного отражения и лишь затем доходит до логического уровня, причем эмоциональная окраска все равно сохраняется.

Как нельзя лучшим свидетельством присутствия эмоций в доказывании служит хотя бы тот факт, что именно неумение некоторых судей абстрагироваться от эмоциональной неприязни или симпатии к лицу, участвующему в деле, и объективно оценить его доводы порой становится причиной судебных ошибок.

Оценка доказательств происходит на протяжении всего судебного разбирательства и является составной частью доказывания. Судебное доказывание — единство двух видов деятельности: логической и процессуальной.

Таким образом, оценкой доказательств является:

1) логико-эмоциональная по содержанию деятельность субъектов доказывания, выражающаяся в форме относительной характеристики доказательств, на основе которых принимаются процессуальные решения;

2) составная часть процесса доказывания, входящая в него на всем протяжении работы с доказательствами.

4. Оценка доказательств осуществляется на разных стадиях арбитражного судопроизводства, в связи с чем она подразделяется на предварительную и окончательную.

Предварительная оценка доказательств заключается в оценке не совокупности всех имеющихся в деле доказательств, а только лишь конкретных доказательств на предмет их относимости, допустимости, достаточности.

Окончательная оценка доказательств заключается в оценке всей совокупности имеющихся в деле доказательств.

5. Доказательства оцениваются в полном объеме, всесторонне и беспристрастно. Требование полноты предполагает необходимость получения и исследования их в таком объеме, который является достаточным для истинного вывода. Принципы всесторонности, объективности, непосредственности означают, что при принятии решения должны быть сопоставлены все исследованные доказательства, обосновывающие как требования истца (заявителя), так и ответчика.

6. При оценке доказательств суд должен оценивать только те, которые соответствуют требованиям относимости (ст. 67 АПК) и непосредственно им восприняты. Во время оценки доказательств должно проверяться соблюдение норм, регламентирующих процесс их получения и исследования. Особое внимание суда должно уделяться устранению имеющихся противоречий между доказательствами. Если устранить эти противоречия не представилось возможным, суд, признав во время совещания необходимым выяснить новые обстоятельства или исследовать новые доказательства, вправе вынести определение о возобновлении рассмотрения дела по существу (ст. 168 АПК).

7. Принцип непредустановленности судебных доказательств означает, что ни в законе, ни в каких-либо подзаконных актах не должны содержаться указания, предрешающие доказательственную силу и значение доказательства. Кроме того, никакие органы и должностные лица не вправе давать суду указания о доказательственной силе и приоритете того или иного доказательства, в связи с чем доказательства должны оцениваться только по их свойствам.

Ни одно доказательство не имеет для арбитражного суда заранее установленной силы. В частности, это правило крайне важно учитывать при оценке заключения экспертов, которые имеют одинаковую силу по сравнению с другими доказательствами. Поэтому нельзя считать, что данный вид доказательств имеет какие-либо преимущества, и без должной оценки и учета всех доказательств в совокупности обосновывать им решение.

 

Статья 72. Обеспечение доказательств

1. В тех случаях, когда лица, участвующие в деле, имеют основания опасаться, что представление в арбитражный суд необходимых доказательств станет невозможным либо затруднительным, они вправе обратиться с заявлением об обеспечении этих доказательств. Обеспечить доказательства означает закрепить и сохранить для судебного процесса сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассматриваемого дела. В арбитражном процессе доказательства обеспечиваются путем допроса свидетелей, осмотра письменных и вещественных доказательств, назначения экспертизы и совершения иных действий с целью использования их в качестве доказательств при рассмотрении дела в суде.

Совершение процессуальных действий по обеспечению доказательств не предрешает вопроса об их относимости: арбитражный суд может при рассмотрении дела обеспеченные доказательства признать не относящимися к делу.

Указанные меры по обеспечению доказательств могут судом приниматься, если есть основания полагать, что представление их в дальнейшем станет либо затруднительным, либо невозможным. Подобные меры могут иметь место, например, в случаях отъезда важного свидетеля по делу в длительную служебную командировку, либо когда вещественные доказательства в виде скоропортящихся продуктов могут потерять внешний вид и свойства и т. д.

2. Часть 2 ст. 72 АПК устанавливает, в какой суд необходимо обращаться с заявлением об обеспечении доказательств. По общему правилу, заявление об обеспечении доказательств подается в арбитражный суд, в производстве которого находится дело.

В нем должны быть указаны доказательства, которые необходимо обеспечить, обстоятельства, для подтверждения которых необходимы эти доказательства, причины, побудившие обратиться с заявлением об их обеспечении (например, допросить того или иного свидетеля, осмотреть вещественное доказательство и т. п.).

3. В арбитражном суде вопрос об обеспечении доказательств можно возбудить после предъявления иска по заявлению заинтересованного лица, участвующего в деле, в котором должны быть отражены те доказательства, которые необходимо обеспечить, и причины, побудившие обратиться с подобным заявлением об их обеспечении.

Вместе с тем новеллой настоящего АПК является то, что арбитражный суд по заявлению гражданина или организации вправе принять в соответствии со ст. 99 АПК меры по обеспечению доказательств и до предъявления иска (предварительные обеспечительные меры). До возбуждения дела в арбитражном суде обеспечение доказательств возможно также и с помощью нотариуса в установленном порядке (п. 18 ст. 35 Основ законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г.).

Обеспечение доказательств необходимо отличать от обеспечения иска (принятие судом или судьей мер, гарантирующих исполнение будущего судебного решения).

 

Статья 73. Судебные поручения

1. Часть 1 ст. 73 АПК регулирует взаимоотношения только между арбитражными судами. Между судами общей юрисдикции и арбитражными судами подобные связи исключены.

2. Формулировка ст. 73 АПК позволяет распространять подобные действия на любые источники информации. Определение о судебном поручении может быть вынесено как в стадии подготовки дела к судебному разбирательству, так и в стадии судебного разбирательства.

В ч. 2 ст. 73 АПК изложены требования, предъявляемые к составлению данного определения. В нем должно быть кратко изложено содержание рассматриваемого дела и сделан упор на самое главное задание, на доказательства, которые должен собрать арбитражный суд при выполнении поручения. Например, указать точные координаты свидетеля, предложить для него список вопросов, перечислить подлежащие осмотру объекты и их точное местонахождение и т. д.

Кроме того, суду, выполняющему поручение, необходимо указать точные адреса лиц, участвующих в деле, поскольку по этим адресам направляются извещения о месте и времени судебного заседания.

3. Копия определения о выполнении соответствующего процессуального действия направляется в суд, которому дано данное судебное поручение. Получивший данное определение суд не вправе отклонить его по мотивам нецелесообразности, затруднительности реализации, противоречия правилам относимости либо допустимости доказательств, и оно обязательно для его исполнения.

Если все-таки суд придет к выводу о невозможности реализации данного поручения, то он должен убедительно это мотивировать.

Для исполнения определения о судебном поручении предусмотрен десятидневный срок, исчисляемый с момента его получения. Данный срок продлению не подлежит. Судебное поручение должно быть выполнено, несмотря на истечение данного срока.

В случае наличия каких-либо объективных причин невозможности исполнить поручение своевременно суд должен поставить в известность запрашивающую сторону с указанием реального срока исполнения.

 

Статья 74. Порядок выполнения судебного поручения

1. Судебное поручение выполняется в судебном заседании арбитражного суда по стандартным правилам, и производство по исполнению судебных поручений никаких особых процессуальных форм не имеет. Существо спора затрагивается только в тех пределах, которые необходимы для реализации заданий.

Никакой оценки собранным материалам арбитражный суд при выполнении поручения не вправе давать, выводов о том, какие обстоятельства установлены, опровергнуты либо остались под сомнением, не должен также формулировать. Не вправе также арбитражный суд, выполняющий поручение, назначать проведение какой-либо экспертизы, поскольку это должен сделать суд, который рассматривает дело по существу.

Задача суда состоит в том, чтобы собранную информацию, закрепленную документами, протоколами или иным способом в соответствии с процессуальным законодательством, немедленно направить в суд, рассматривающий дело.

2. Лица, участвующие в деле, должны быть своевременно извещены о времени и месте судебного заседания. Установленный краткий десятидневный срок для работы с поручениями обусловил появление нормы, дающей суду право совершать выполнение данной работы в том числе и при неявке по любым причинам заинтересованных лиц.

3. Если лица, участвующие в деле, свидетели, эксперты, ранее давшие объяснения, показания или заключения арбитражному суду, выполнявшему судебное поручение, явятся в суд и примут участие в судебном заседании арбитражного суда, рассматривающего дело, то они дают объяснения, показания и заключения в общем порядке. В данном случае восстанавливается действие принципа непосредственности.

 

Статья 75. Письменные доказательства

1. Письменные доказательства представляют собой наиболее часто используемый на практике вид средств доказывания. По содержанию, форме, правовому значению, индивидуальным признакам они очень разнообразны. Это могут быть договоры, акты, справки, деловая корреспонденция и иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа.

Документы являются только разновидностью письменных доказательств. В данном случае документ (письменное доказательство) выдан, заверен компетентным органом в пределах его прав и обязанностей, содержащий необходимые реквизиты (дату выдачи, указание на орган, его выдавший, подпись должностного лица, печать, штамп и т. д.). Поэтому не каждое письменное доказательство можно квалифицировать как документ, и не каждый документ (магнитофонную запись, кинодокумент, фотодокумент) можно называть письменным доказательством.

К письменным доказательствам относятся также протоколы судебных заседаний и протоколы совершения отдельных процессуальных действий и приложения к ним (например, протоколы осмотра и др.). Так, когда требуется доставить в арбитражный суд большое количество письменных доказательств, а это может нарушить нормальный ритм работы организации, суд может непосредственно осмотреть и исследовать доказательства в месте их хранения, например в бухгалтерии.

2. Так называемую «вещественную» основу письменных доказательств составляют предметы (чаще всего бумага, металл) любой формы и качества, способные сохранять нанесенные на них письменные знаки.

Способ нанесения письменных знаков в доказательстве должен оставлять на предмете материальные следы, доступные к восприятию и прочтению. Данные знаки могут быть нанесены химическими средствами (чернилами, краской, тушью, мелом) либо механическими (изменение поверхности предмета резанием, штамповкой, гравировкой, выжиганием и т. п.). Отличительным признаком письменных доказательств является то, что эти знаки составляют логическую систему, передающую мысль автора. Суд в данном случае должно интересовать содержание этого объекта исследования.

3. По форме письменные доказательства могут быть четырех видов:

1) документы простой письменной формы (ст. 161 ГК);

2) письменные доказательства обязательной формы и содержания (коммерческий акт, акт о несчастном случае, свидетельство о рождении и т. д.);

3) нотариально удостоверенные договоры без их последующей регистрации в органах управления (ст. 163 ГК);

4) договоры, требующие последующей регистрации в органах управления (например, договор купли-продажи недвижимости — ст. 164 ГК).

4. По способу формирования письменного доказательства они подразделяются на подлинные и копии. Доказательства, как правило, представляются в подлиннике. Если представлена заверенная копия документа, суд вправе при необходимости обязать представить его подлинник.

5. Подлинные документы могут представляться лицами, участвующими в деле, а также истребоваться судом по инициативе сторон. Исходное правило, обязывающее представлять доказательства в подлиннике, имеет целью предотвращение подлогов, подделок, иных искажений, параллельного использования нескольких копий одновременно в разных местах с неблаговидными намерениями и т. п.

Допустимость использования копий предусматривают некоторые нормативные акты. Так, в п. 3 Положения о продаже и временном порядке определения цены приобретения объектов нежилого фонда, сданных в аренду, указано, что «арендаторы представляют документы либо их копии, подтверждающие их принадлежность к категориям, указанным в п. 1 Положения».

До вступления судебного акта в законную силу подлинные документы из дела не возвращаются, так как могут быть объектом изучения в суде апелляционной инстанции. Вместе с тем если арбитражный суд придет к выводу о том, что возвращение подлинных документов не нанесет ущерб правильному рассмотрению дела, эти документы могут быть возвращены еще в процессе производства по делу до вступления судебного акта в законную силу.

6. Вопрос о выдаче из дела подлинного документа решается судьей единолично. В деле должны оставаться:

1) письменное заявление о возврате документа;

2) копии документов, заверенные судьей.

На копии должна быть расписка в получении подлинника.

 

Статья 76. Вещественные доказательства

1. Статья 64 АПК среди предусмотренных законом средств доказывания называет и вещественные доказательства. По обстоятельствам конкретных дел вещественными доказательствами могут быть различные предметы материального мира, автомобиль или иное имущество, поврежденное в результате аварии, вещь, испорченная при химчистке или в ателье индпошива, мебель, поврежденная при перевозке транспортно-экспедиционной организацией, и т. п.

2. Состояние предметов материального мира суд должен иметь возможность познавать непосредственно, а в соответствующих случаях — через специалистов и экспертов. Не могут рассматриваться в качестве доказательств сведения об обстоятельствах дела, извлеченные из таких материальных объектов, которые в случае необходимости не могут быть исследованы с помощью научного знания.

3. В некоторых случаях в силу тех или иных причин суд не в состоянии непосредственно исследовать вещественное доказательство, а вынужден получать информацию производного, вторичного характера. Например, суд осматривает не материально-правовой объект спора, а его фотографию. Вместо поврежденного имущества и оставшихся на нем в результате этого следов суд может осмотреть соответствующую фотографию либо слепок следов.

Производные вещественные доказательства, например фотографии, в некоторых случаях используются из-за невозможности приобщения к делу первоначальных. Однако нередко они используются и наряду с первоначальными. Так, в деле может находиться документ или иной предмет, являющийся объектом экспертного исследования, а также изготовленные экспертом фототаблицы, на которых те или иные признаки объекта представлены более наглядно.

4. Письменные и вещественные доказательства отличаются друг от друга по следующим признакам.

Доказательственное значение документов — вещественных доказательств определяется двумя моментами:

1) внешними признаками, свойствами, формой, местом обнаружения;

2) их содержанием.

Напротив, значение письменных доказательств определяется исключительно их содержанием.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что документ будет вещественным доказательством в том случае, если доказательственное значение имеют главным образом его внешние признаки, свойства, отличительные особенности или место нахождения. И наоборот, документ является письменным доказательством, если суд интересует в основном его содержание.

5. Одним из важных процессуальных прав лиц, участвующих в деле, является их право представлять и истребовать доказательства. Это право применительно к вещественным доказательствам регламентируется ст. 66 АПК.

Вещественные, как и все остальные, доказательства должны отвечать признаку относимости. Если вещественное доказательство, представленное участником процесса, к делу не относится, то оно не приобщается к материалам дела и не исследуется в судебном заседании.

6. Вещественные доказательства, требуемые судом от организаций, доставляются непосредственно в суд. Суд может также выдать лицу, ходатайствующему об истребовании вещественного доказательства, запрос на право его получения для последующего представления в суд. Исполнение этих требований является обязательным для всех организаций и граждан.

Размер штрафа к лицам, злостно уклоняющимся от исполнения возложенной на них судом обязанности представления вещественных доказательств, установлен в ст. 119 АПК.

 

Статья 77. Хранение вещественных доказательств

1. Вещественные доказательства приобщаются к делу определением суда и хранятся по месту их нахождения. Они должны быть подробно описаны, опечатаны, а в необходимых случаях засняты на фото- или видеопленку.

2. Расходы за хранение вещественных доказательств в полном объеме несет проигравшая сторона. В случае, если иск удовлетворен частично, расходы за хранение вещественных доказательств относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

3. В ч. 4 ст. 77 АПК подчеркивается, что арбитражный суд и хранитель принимают меры по сохранению вещественных доказательств в неизменном состоянии. Однако далеко не во всех случаях суд в состоянии принять меры к сохранению вещественных доказательств в неизменном состоянии, поскольку все зависит от физической природы, внешних и внутренних качеств вещей.

Забота арбитражного суда должна состоять в обеспечении неизменности доказательств путем проверок их хранения как у отдельных лиц, которым вещь передана на хранение (с помощью службы судебных приставов), так и в камере хранения, функционирующей в самом суде.

 

Статья 78. Осмотр и исследование письменных и вещественных доказательств по месту их нахождения

1. Арбитражный суд (судья) может убедиться в истинности заявлений и утверждений сторон двояким способом:

1) посредством личного восприятия фактов, на которые ссылаются стороны, своими органами чувств (зрением, слухом и т. д.);

2) путем исследования доказательств, способных подтвердить соответствующий факт.

В необходимых случаях арбитражный суд может произвести осмотр и исследование письменных и вещественных доказательств на месте для непосредственного исследования действительных обстоятельств дела в случае невозможности или затруднительности доставки их в суд.

Таким образом, в целях оперативности разрешения возникшего спора суд вправе лично удостовериться в состоянии и свойствах предметов, с которыми связаны утверждения сторон. В подобных случаях юридические факты устанавливаются судом непосредственно, поэтому отпадает для сторон необходимость в их доказывании.

2. Основным способом исследования вещественных доказательств является их осмотр в судебном заседании. Нередко в протоколе судебного заседания появляется стандартное и малосодержательное указание о том, что суд «обозревает» соответствующее вещественное доказательство. Между тем недостаточное внимание арбитражного суда к исследованию вещественных доказательств, игнорирование фактических данных, полученных в результате их исследования, порой ведет к вынесению ошибочных судебных постановлений.

Лица, которым предъявлены вещественные доказательства, могут обращать внимание суда на те или иные обстоятельства, связанные с осмотром. Эти заявления должны заноситься в протокол судебного заседания.

В ходе осмотра суд при участии и с помощью лиц, участвующих в деле, а в необходимых случаях — экспертов, свидетелей, а также с помощью специалистов извлекает из осматриваемых объектов информацию, имеющую доказательственное значение.

3. Судебный осмотр представляет собой способ собирания и получения необходимой информации, содержащейся в исследуемом объекте. В случае необходимости в ходе осмотра с помощью специалистов судом возможно количественное измерение соответствующих качеств исследуемого объекта — его веса, длины, ширины и объема, а также определение специфических свойств того или иного предмета материального мира. В качестве примеров можно привести определение процента жирности молока или сыра, процента содержания сахара и других веществ в соответствующих напитках и т. д.

Это процессуальное действие заключается в непосредственном восприятии и изучении арбитражным судом (судьей) с участием лиц, участвующих в деле, полученных с помощью специалистов данных о признаках, свойствах и состоянии определенного материального объекта в целях установления обстоятельств, имеющих значение для дела.

4. Процессуальному порядку осмотра, как способа исследования интересующей суд информации, посвящен ряд норм АПК. Осмотру вещественных доказательств посвящены ст. 78, 79, 162, 165 АПК. Так, на основании ст. 79 АПК продукты и другие вещи, подвергающиеся быстрой порче, немедленно осматриваются судом, после чего возвращаются лицам, от которых они были получены, или передаются предприятиям, учреждениям или организациям, которые могут их использовать по назначению.

В последнем случае владельцу вещей впоследствии должны быть возвращены предметы того же рода и качества или их стоимость по государственным ценам на момент возвращения. К сожалению, арбитражный суд не всегда использует данную разновидность осмотра вещественных доказательств, когда в этом возникает необходимость.

5. В тех случаях, когда подлежащие осмотру и исследованию вещественные доказательства находятся в другом городе или районе, суд, рассматривающий дело, может поручить соответствующему суду произвести необходимые процессуальные действия. В определении о судебном поручении должно быть кратко изложено существо рассматриваемого дела, обстоятельства, подлежащие выяснению, местонахождение и подробное описание вещественного доказательства, подлежащего осмотру. При необходимости в определение о производстве судебного поручения могут включаться и иные сведения или предложения, например требование произвести осмотр вещественного доказательства с участием соответствующего специалиста или специалистов.

В порядке судебного поручения не должны собираться вещественные доказательства, которые могут быть представлены сторонами или по их просьбе истребованы арбитражным судом, рассматривающим дело.

6. Исследование вещественных доказательств судом с соблюдением принципа непосредственности является важным средством установления действительных обстоятельств дела, оказывает на стороны и всех участников процесса большое убеждающее воздействие, способствует вынесению законных и обоснованных судебных постановлений. Полученные в судебном заседании при осмотре и исследовании вещественных доказательств фактические данные бывают настолько наглядны и очевидны, что позволяют суду правильно оценить иные добытые по делу доказательства.

Фактические данные, которые могут быть получены при осмотре вещественных доказательств в судебном заседании, настолько убедительны, что арбитражному суду порой бывает достаточно предложить сторонам представить в судебное заседание соответствующие предметы, чтобы они скорректировали свою правовую позицию — уменьшили размер исковых требований, полностью либо частично отказались от иска и т. п.

7. Осмотр вещественных доказательств может быть произведен до рассмотрения дела по существу в порядке обеспечения доказательств. Указанные действия производятся судьей по правилам, установленным ст. 72 АПК. Обеспечение доказательств до рассмотрения дела в суде производится также нотариусами в порядке, предусмотренном законодательством о нотариате, где прямо указано, что в порядке обеспечения доказательств нотариусы производят осмотр вещественных доказательств.

Осмотр вещественных доказательств, осуществляемый в порядке их обеспечения, имеет значительное сходство с осмотром на месте, производящимся судьей единолично в порядке подготовки дела к судебному разбирательству (п. 3 ч. 1 ст. 135 АПК). Вместе с тем между указанными процессуальными действиями есть и определенные различия. В частности, для обеспечения доказательств требуется подача специального заявления. Осмотр же на месте в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 135 АПК может быть произведен и по инициативе судьи. Во всяком случае, никакого заявления для этого не требуется.

Результаты осмотра заносятся в протокол судебного заседания. К протоколу могут быть приложены составленные или проверенные при осмотре планы, чертежи, снимки.

В необходимых случаях для участия в осмотре могут привлекаться переводчики.

Протоколы осмотра вещественных доказательств, составленные при выполнении судебного поручения, обеспечении доказательств, а также в период подготовки дела к судебному разбирательству, оглашаются в судебном заседании, после чего лица, участвующие в деле, могут дать объяснения.

8. При проведении осмотра вещественных доказательств арбитражным судом могут применяться различные методы познания: наблюдение, описание, сравнение, эксперимент. Основная цель наблюдения предметов — вещественных доказательств в процессе судебного осмотра заключается в выявлении у объектов наблюдения признаков, свойств и качеств, которые имеют доказательственное значение для дела.

Судебный осмотр вещественных доказательств должен отвечать следующим основным принципам: единое руководство осмотром со стороны суда, своевременность, определенная последовательность его проведения, активное применение научно-технических средств и помощи специалиста.

В отличие от УПК и ГПК такой процессуальной фигуры, как «специалист», АПК не предусматривает. Однако в судебной практике необходимость в его участии нередко возникает и является эффективной в оказании помощи суду.

Всякий осмотр вещественных доказательств должен иметь три связанные между собой стадии. На первой из них суд получает общее представление о предмете, выявляет и фиксирует признаки, характеризующие его состояние в целом. В данной стадии осмотра устанавливается внешний вид и форма предмета, его размеры и цвет, определяются наименование и назначение этого предмета и т. д.

На второй стадии в ходе детального осмотра суд устанавливает характерные особенности, которые в своей совокупности индивидуализируют исследуемый предмет (устойчивые частные признаки предмета, его свойства, дефекты и т. д.).

На третьей стадии осмотра суд выявляет и фиксирует такие особенности предмета, которые свидетельствуют о его связи с устанавливаемыми по конкретному делу фактами.

Они способны помочь суду провести осмотр вещественных доказательств более качественно, выявить специфические особенности конкретных вещественных доказательств и соответствующим образом их зафиксировать.

9. Суд должен тщательно подготовиться к исследованию вещественных доказательств. Основными подготовительными действиями суда являются следующие:

1) получение и изучение необходимой информации об объекте осмотра;

2) определение круга участников осмотра.

Особое внимание должно быть уделено фиксации результатов осмотра вещественных доказательств. Так, в протоколе судебного заседания должно быть изложено возможно полное и систематизированное словесное описание общих и частных признаков осмотренных объектов, их наименование и назначение, точные размеры, форма, цвет, качество и иные индивидуализирующие признаки и особенности.

При такого рода описании объектов должна употребляться терминология государственных стандартов, а в соответствующих случаях — техническая и технологическая терминология. К протоколу могут быть приложены фотографии, схемы, чертежи, а в соответствующих случаях и модели вещественных доказательств (слепки и оттиски).

 

Статья 79. Осмотр и исследование вещественных доказательств, подвергающихся быстрой порче

1. Комментируемая статья не предназначена регулировать только работу суда с материалами, уже утратившими вследствие быстрой или медленной порчи определенную ценность. В данном случае речь идет о вещах, например продуктах, которые несмотря на то, что по своей природе подвержены скорому разрушению, но к моменту немедленного исследования еще обладают качествами, заложенными в них изготовителем и породившими спор между поставщиком и заказчиком по мотивам несоблюдения оговоренных условий контракта.

Бесспорно, что временной фактор играет определенную роль для исследования вещественных доказательств, подвергающихся быстрой порче, однако никогда нельзя исключать возможности предотвращения скорой порчи с помощью современных возможностей искусственного температурного режима.

2. Осмотр и исследование вещественных доказательств, подвергающихся быстрой порче, имеет черты сходства с общей процедурой выезда суда к месту нахождения источников информации в соответствии со ст. 78 АПК. Это касается таких вопросов, как уведомление лиц, участвующих в деле, допустимости привлечения свидетелей и экспертов, составления соответствующего протокола.

Однако имеется существенное отличие, значительно изменяющее процессуальную обстановку. Несмотря на то что закон требует извещать лиц, участвующих в деле, о месте и времени осмотра и исследования вещественных доказательств, они могут и не извещаться арбитражным судом, если очевидно, что они не успеют своевременно прибыть к месту осмотра, где бы оно ни находилось (помещение арбитражного суда, склад, вагон и т. д.). Причины этого вполне объяснимы — медлительность доставки извещений, транспортные трудности. Их неявка не должна препятствовать осмотру и исследованию вещественных доказательств, подвергающихся быстрой порче.

Поэтому отсутствие активных участников процесса налагает на арбитражный суд большую ответственность и заставляет его быть более инициативным, нежели в обычных условиях производства.

3. В ч. 1 ст. 79 АПК говорится о дальнейшей судьбе вещественных доказательств, подвергающихся быстрой порче, после их осмотра. Однако сам механизм реализации данных вещественных доказательств не раскрыт. Вместе с тем нерешительность и волокита со стороны суда способны привести к невосполнимой утрате ценностей либо неразумным убыткам контрагентов (различные простои транспортных средств, оплата холодильных установок и т. д.). Поэтому данные вопросы должны решаться по нормам ст. 80 АПК, специально посвященной распоряжению вещественными доказательствами, находящимися в арбитражном суде, в том числе подвергающимися быстрой порче.

 

Статья 80. Распоряжение вещественными доказательствами, находящимися в арбитражном суде

1. Распоряжение вещественными доказательствами имеет особенности по сравнению с распоряжением письменными доказательствами. В отличие от письменных доказательств вещи, за редким исключением, невозможно заменить идентичными копиями. Кроме того, они могут быть громоздкими, требовать места, оплачиваемого хранения, постоянного наблюдения. Вещи также подвержены изменениям или быстрой порче, иногда опасны, нередко выступают в рыночном обороте как объекты договоров подряда, купли-продажи, ссуды и т. д.

Все эти факторы в совокупности требуют от суда ускорения и интенсификации работы с вещественными доказательствами, ориентируют на устранение каких-либо задержек и проявления волокиты с определением их дальнейшей судьбы.

2. По общему правилу, вещественные доказательства должны после их осмотра и исследования судом подлежать возврату их собственникам. Однако арбитражный суд вправе и сохранить вещественные доказательства до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела, и возвратить их после вступления указанного судебного акта в законную силу. Данное правило имеет императивный характер, в связи с чем оно предписывает судам завершать опеку любого содержания над этими носителями информации и отправлять их по принадлежности.

В случаях, если владелец вещи отказывается забрать ее из-за утраты интереса, ненужности, полной непригодности вследствие разрушения потребительских качеств и т. п., суд вправе самостоятельно избавиться от вещи, исполнившей свою процессуальную роль (передать другим субъектам, уничтожить и т. д.). Если доказательства приобщены к делу, то они могут оставаться там навсегда.

3. Самым простейшим способом распоряжения вещественным доказательством является возвращение передавшему ее лицу. Если же это невозможно осуществить по каким-либо объективным причинам, суд вправе передать эти вещественные доказательства торговым или иным организациям для оперативной реализации с зачислением вырученных сумм на депозитный счет арбитражного суда с последующим их переводом настоящему владельцу.

В данном случае суд должен вынести соответствующее определение, составить необходимые документы (акт сдачи-приемки, платежные поручения и пр.).

4. В соответствии со ст. 213, 216 ГК в собственности или владении граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных его видов, которые согласно закону не могут им принадлежать. Эти исключения суд должен учитывать при определении судьбы вещественных доказательств (ч. 3 ст. 80 АПК).

Перечень этих изъятий меняется с течением времени, они не одинаковы для разных групп субъектов (разрешение иметь огнестрельное оружие, иные средства защиты и т. д.). Данные вещи, изъятые из оборота вообще или частично и не подлежащие возврату тем, от кого были получены, передаются соответствующим учреждениям (как правило, органам МВД).

 

Статья 81. Объяснения лиц, участвующих в деле

1. Арбитражный суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле, сразу после доклада дела. С их объяснений начинается процесс установления судебной истины по делу.

2. В объяснениях лиц, участвующих в деле, необходимо выделять требования распорядительного характера (изложение исковых требований, изменение иска и т. д.) и сообщения сведений о фактах. Сведения о фактах, данные лицами, участвующими в деле, будут являться доказательствами по делу.

3. В арбитражном процессе дача объяснений лицами, участвующими в деле, выступает одновременно правом и обязанностью, не обеспеченной принудительной санкцией. В АПК нет и не может быть какой-либо санкции в отношении лиц, участвующих в деле, за отказ от дачи объяснений либо за сообщение ложных сведений о фактах.

4. Объяснения лиц, участвующих в деле, являются одним из видов личных доказательств, особенность которых заключается в том, что фактические данные арбитражный суд получает от лиц, заинтересованных в исходе дела. Поэтому арбитражному суду необходимо учитывать данный фактор при оценке данного вида доказательств.

Вместе с тем к оценке объяснений лиц, участвующих в деле, нельзя подходить исключительно с предубеждением, предполагая, что лица, участвующие в деле, всегда сообщают факты в извращенном виде, поскольку заинтересованы в описании обстоятельств в выгодном для себя свете.

При оценке доказательств арбитражный суд должен учесть все обстоятельства в полном объеме, сопоставить и сравнить их с другими доказательствами в совокупности. Судебный акт нельзя считать обоснованным, если он вынесен со ссылкой только на объяснения лиц, участвующих в деле, которые тщательно не проанализированы и не подкреплены другими доказательствами.

5. По способу доведения до арбитражного суда объяснения лиц, участвующих в деле, могут быть как устными, так и письменными. В письменной форме объяснения лиц, участвующих в деле, излагаются в исковом заявлении, в котором истец письменно указывает на то, что ему известно об юридически значимых обстоятельствах. Ответчик также вправе излагать свои возражения в письменном виде. Устные объяснения лиц, участвующих в деле, используются как доказательства в случае личного участия в судебном процессе.

6. Арбитражному суду необходимо отличать признание факта лицами, участвующими в деле, как доказательства, от признания ими исковых требований. Признание иска — это распорядительное действие лиц, участвующих в деле. Признание как доказательство — сообщение лиц, участвующих в деле, фактов, которое направлено против своих интересов.

 

Статья 82. Назначение экспертизы

1. Институт судебной экспертизы является важнейшей формой применения специальных знаний в арбитражном судопроизводстве, позволяет наиболее эффективно использовать здесь достижения науки, искусства, техники или ремесла. В качестве предмета экспертизы следует признать такие обстоятельства, имеющие значение для дела, которые эксперт должен установить в результате экспертных исследований, путем применения специальных знаний.

В арбитражном процессе действует презумпция «судьи знают право». Из этого следует, что для познания вопросов права так называемая «правовая экспертиза» не может быть назначена (за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 14 АПК). Экспертиза есть средство получения неизменного знания о фактах, но не о нормах права.

2. В процессуальной литературе под объектом экспертного исследования рассматриваются те источники сведений об устанавливаемых фактах, те носители информации, посредством которых эксперт познает обстоятельства дела, входящие в предмет доказывания. В более узком понимании под объектом экспертного исследования имеются в виду конкретные предметы или вещи, подвергающиеся исследованию с помощью специальных знаний, а нередко и специального оборудования, методик и т. п., которыми располагает эксперт. Среди различных объектов экспертных исследований (документы, являющиеся объектами бухгалтерской, строительной и некоторых других видов экспертиз) первостепенное значение имеют вещественные доказательства.

3. Лицо, не располагающее необходимыми специальными познаниями в соответствующей области, не может выступать в качестве эксперта. Эксперт, в отличие от свидетеля, как правило, воспринимает не факты, имеющие юридическое значение, а доказательственные факты. Процессу формирования заключения эксперта предшествует процесс формирования воспринимаемых и исследуемых экспертом доказательств (объектов экспертизы). Дефекты в формировании объектов экспертизы неизбежно влекут за собой и дефектность заключения эксперта. Эксперт не только воспринимает определенные сведения, но и оценивает их с точки зрения своих научных знаний о связях явлений, познавая в результате такой оценки новые факты.

Очевидно, что не всякий специалист, имеющий диплом о соответствующем образовании или опыт определенной работы, может быть назначен в качестве эксперта. Статьей 55 АПК предусмотрено, что в качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми познаниями для дачи требуемого заключения.

Формальными критериями некомпетентности могут являться отсутствие дипломов, аттестатов, свидетельств, удостоверяющих получение надлежащего образования, либо документов, подтверждающих достаточный стаж работы по определенной специальности.

В соответствии со ст. 23 АПК эксперт не может участвовать в рассмотрении дела в случае, когда он ранее проводил ревизию или проверку, материалы которых стали поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела.

4. Конкретный объем специальных знаний, которыми должен владеть эксперт, зависит от степени сложности данной отрасли знаний и индивидуальных особенностей конкретного случая, ставшего предметом экспертного исследования.

Под специальными знаниями следует понимать такую совокупность профессиональных знаний, навыков и умений, которая приобретена в результате специального образования или (и) опыта работы, соответствует современному уровню развития определенной области науки, техники, искусства или ремесла и является достаточной для проведения экспертного исследования и дачи компетентного заключения по интересующим арбитражный суд вопросам по конкретному делу.

По делам назначаются различные виды экспертиз. На первом месте здесь стоит почерковедческая экспертиза. Вызывающие сомнение в их достоверности подписи лиц, участвующих в деле, в различных гражданско-правовых документах являются распространенным объектом экспертизы вещественных доказательств.

Судебно-почерковедческая экспертиза способна установить, например, имеются ли исправления или дописки в документах, не подвергался ли он травлению, способна «прочитать» первоначальный текст, удаленный механическим путем либо закрытый чернильным пятном.

В арбитражном судопроизводстве также находят применение товароведческая, судебно-химическая, строительная, автодорожная, санитарно-техническая, искусствоведческая и другие виды экспертиз.

В необходимых случаях изъятие образцов для сравнительного исследования желательно производить с участием специалиста. Отказ в просьбе привлечь специалистов может привести к судебным ошибкам.

5. Правильная постановка вопросов при назначении экспертизы — одно из условий успешного проведения и верности ее выводов. Круг и содержание вопросов, по которым должна быть проведена экспертиза, определяются арбитражным судом. При этом он компетентен:

1) отклонить с указанием мотивов вопросы, заданные участниками спора;

2) без объяснений вносить в формулировки редакционные уточнения, не изменяющие смысла вопросов;

3) выдвигать независимо от заинтересованных лиц новые вопросы по собственной инициативе.

6. Значимость экспертного заключения как средства доказывания побудило законодателя ввести правило о вынесении судом определения при назначении экспертизы (ч. 4 ст. 82 АПК).

В связи с тем что речь идет о самостоятельном документе, он должен содержать все формальные реквизиты (основания назначения экспертизы; фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть проведена экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; материалы и документы, предоставляемые в распоряжение эксперта; срок, в течение которого должна быть проведена экспертиза и должно быть представлено заключение в арбитражный суд).

7. При назначении экспертизы, особенно когда речь идет о сложных случаях, существенное значение приобретает правильный выбор экспертного учреждения и эксперта, которому должно быть поручено подобное исследование. В необходимых случаях для верного разрешения этих вопросов может возникнуть необходимость в консультации со специалистами.

АПК прямо о возможности участия в арбитражном судопроизводстве специалистов не упоминает. В то же время анализ арбитражного процессуального законодательства и практики его применения позволяет прийти к выводу о том, что фактически специалисты в ряде случаев принимают участие в разбирательстве дел. Это основано на субсидиарном применении норм УПК и ГПК.

В ряде случаев привлекаемый арбитражным судом для участия в исследовании вещественных и письменных доказательств, а также в осмотре на месте эксперт на самом деле каких-либо экспертных исследований не производит, но лишь оказывает суду научно-техническую помощь, т. е. выполняет функцию специалиста.

Привлечение в арбитражное судопроизводство специалистов обусловлено необходимостью получения судом доказательственной информации, которая требует для ее выявления специальных познаний, но не связана с проведением исследований экспертного характера. Специалисты лишь оказывают помощь суду в исследовании и оценке фактических данных, содержащихся главным образом в вещественных доказательствах, а также сообщают различные оценочные суждения при определении размера убытков, стоимости спорного имущества, возможности производства переоборудования в жилых помещениях и некоторых иных случаях.

Характер доказательственной информации, предоставляемой специалистом суду, может быть различным. В одних случаях (прежде всего при осмотре вещественных доказательств) источниками информации служат конкретные предметы, из которых при помощи специальных знаний извлекаются необходимые суду фактические данные. Здесь специалист не является источником информации, но лишь помогает суду в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств. В иных случаях специалист высказывает оценочные суждения по возникающим в ходе процесса вопросам (например, при определении стоимости здания), однако источником доказательственной информации не является.

Институт участия специалистов в арбитражном процессе обусловлен действием принципа процессуальной экономии. Оказываемая суду научно-техническая и справочно-консультативная помощь специалистов носит оперативный характер и способствует экономии процессуальных сил и средств суда и лиц, участвующих в деле, что в конечном итоге ведет к реальному сокращению сроков нахождения дел в судах. Используя свои специальные знания и навыки, специалист помогает суду выявить в исследуемых доказательствах те их признаки, свойства и качества, которые могут иметь значение для правильного разрешения дела.

Что касается процессуальных форм, в которых специалисты оказывают научно-техническую и справочно-консультативную помощь суду, то к ним относятся:

1) участие в исследовании доказательств в судебном заседании, а также при осмотре на месте;

2) представление суду письменных и устных заключений справочно-консультативного характера, например о стоимости вещи, особенностях ее потребительских свойств или технических характеристик, стоимости ремонта поврежденного имущества и т. п.;

3) оказание научно-консультативной помощи суду при назначении экспертизы, а также при изучении заключения эксперта в процессе подготовки к судебному разбирательству;

4) представление письменного мнения в суд апелляционной, кассационной или надзорной инстанций.

Арбитражный суд должна интересовать не профессиональная информация, которой располагает специалист, сама по себе, но лишь заключение специалиста, данное им в результате осмотра соответствующих объектов, которое является доказательством по делу.

8. В деятельности экспертов и специалистов в арбитражном судопроизводстве имеются как черты сходства, так и существенные различия. В качестве эксперта или специалиста привлекаются лица, обладающие специальными знаниями в соответствующей области науки, искусства, техники и ремесла и не имеющие юридической заинтересованности в исходе дела. И эксперт, и специалист являются субъектами арбитражных процессуальных отношений, относятся к лицам, оказывающим содействие в осуществлении правосудия.

Различия в процессуальном положении эксперта и специалиста заключаются в следующем. Процессуальное положение эксперта достаточно подробно регламентировано арбитражным процессуальным законодательством. Процессуальное положение специалиста АПК РФ никак не регламентировано. Эксперт и специалист имеют разные задачи и разный объем прав и обязанностей, их деятельность облекается в разную процессуальную форму, неодинаково правовое значение деятельности эксперта и специалиста. И наконец, эксперт участвует лишь в производстве в суде первой и апелляционной инстанций. Специалист же может участвовать в любой стадии арбитражного процесса.

В рассмотрении одного и того же дела одновременно могут принимать участие как специалист, так и эксперт. В частности, суд может назначить экспертизу, если выводы специалиста по вопросам, требующим специальных познаний, вызывают у лиц, участвующих в деле, и суда обоснованные сомнения. В свою очередь, специалисты могут участвовать в суде первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанций.

Они оказывают помощь суду первой инстанции в период назначения экспертизы, а также оказывают суду первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций консультативную помощь в отношении качества экспертного исследования и достоверности его результатов. Таким образом, с помощью заключения эксперта в необходимых случаях может быть проверена достоверность заключения специалиста, и наоборот.

 

Статья 83. Порядок проведения экспертизы

1. Экспертное задание направляется арбитражным судом соответствующему государственному судебно-экспертному учреждению либо избранным экспертам. В первом случае суд и все участники спора не всегда знают, кто получит и будет выполнять порученное задание. Полномочия и обязанности суда как бы переходят к руководителям государственного судебно-экспертного учреждения.

Они распределяют работу между сотрудниками с учетом опыта, конкретной специализации, текущей загруженности; предупреждают намеченного эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения; устанавливают график работы, включая ее завершение, исходя из определения арбитражного суда; контролируют полноту и обоснованность заключения без вмешательства в выводы по существу.

2. Определение места, где необходимо или целесообразно осуществить необходимые для дачи заключения исследования, зависит в основном от содержания самих исследований и материальных (химических, физических и т. д.) характеристик объектов, предоставляемых эксперту. Это не правовые факторы, они имеют только техническую природу. Таким образом, решающее слово относительно выбора места должно принадлежать не арбитражному суду, а самому эксперту.

Для практики типичны и наиболее приемлемы экспертные исследования вне судебных заседаний, поскольку эта работа требует спокойной обстановки, сосредоточенности, устранения помех и вмешательства в деятельность эксперта. Кроме того, имеются задания, для выполнения которых необходимы специальные приборы и различные материалы, которые, как правило, эксперты не берут с собой на заседание суда, а они находятся в институтах, лабораториях.

3. В ч. 2 ст. 83 АПК не раскрыто понятие «присутствие» при проведении экспертизы лиц, участвующих в деле. Это право не состоит лишь в молчаливом и пассивном наблюдении за работой эксперта. В данном случае вполне применима по аналогии схема поведения заинтересованных лиц на судебном заседании, где они вправе обращать внимание экспертов на те или иные проблемы, просить дать пояснения, высказывать замечания и возражения.

Однако разница заключается в том, что внесудебной процедурой руководит сам эксперт и в случае, если такое присутствие способно помешать его нормальной работе, исследование может проводиться и без заинтересованных лиц.

4. При составлении экспертом заключения и на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если судебная экспертиза проводится комиссией экспертов (двух и более), данное совещание происходит закрыто. Итогом этого совещания может быть либо согласование мнений и подготовка общего заключения, либо возникновение разногласий и составление каждым экспертом своего заключения. Однако окончательная оценка достоверности выводов экспертов возлагается на арбитражный суд.

 

Статья 84. Комиссионная экспертиза

1. В судебной практике комиссионная экспертиза применяется относительно широко. С процессуальной точки зрения комиссионная экспертиза характеризуется тремя основными признаками:

а) комиссионным составом экспертов;

б) применением однородных специальных знаний;

в) оформлением единого заключения, в котором синтезируются результаты исследования объектов специалистами одной области знаний и содержатся их совместные выводы.

Потребности современной судебной практики делают возможным и необходимым достаточно частое назначение комиссионной экспертизы.

Например, вопросы, находящиеся в одной области знаний, могут возникнуть при проведении экспертиз в области науки, техники, искусства, ремесла. Комиссионная экспертиза проводится на основе ряда исследований либо одного совместного исследования, проведенного экспертами одной специальности. В зависимости от характера исследований возможно составление одного заключения комплексной экспертизы либо его отдельных частей, отражающих ход и результаты исследований, проведенных лично соответствующим экспертом.

2. При проведении комиссионной экспертизы основанием для вывода одного эксперта могут быть факты, установленные другим экспертом или экспертами. В заключении комиссионной экспертизы должно быть указано, какие исследования провел каждый эксперт, какие факты он лично установил и к каким выводам пришел. По результатам проведенных исследований, если мнения экспертов по поставленным вопросам совпадают, экспертами составляется единое заключение.

В случае возникновения разногласий каждый из экспертов, участвовавших в проведении экспертизы, дает отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласия экспертов.

 

Статья 85. Комплексная экспертиза

1. В судебной практике комплексная экспертиза применяется относительно широко. С процессуальной точки зрения комплексная экспертиза характеризуется тремя основными признаками:

а) комиссионным составом экспертов;

б) применением различных специальных знаний;

в) оформлением единого акта, в котором синтезируются результаты исследования объектов различными специалистами и содержатся их совместные выводы.

Успехи развития науки и техники, а также потребности современной судебной практики делают возможным и необходимым достаточно частое назначение комплексной экспертизы.

Например, вопросы, находящиеся на стыке разных областей знаний, могут возникнуть не только при проведении экспертиз в области науки и техники, но также искусства и ремесла. Комплексная экспертиза проводится на основе ряда исследований либо одного совместного исследования, проведенного экспертами разных специальностей. В зависимости от характера исследований возможно составление одного заключения комплексной экспертизы либо его отдельных частей, отражающих ход и результаты исследований, проведенных лично соответствующим экспертом.

2. При проведении комплексной экспертизы основанием для вывода одного эксперта могут быть факты, установленные другим экспертом или экспертами. В заключении комплексной экспертизы должно быть указано, какие исследования провел каждый эксперт, какие факты он лично установил и к каким выводам пришел.

Любая экспертиза, как комиссионная, так и комплексная, должна иметь в качестве своего результата одно заключение. Несколько заключений может иметь место в случае назначения нескольких разных экспертиз.

Каждый эксперт вправе подписать ту его часть, которая отражает ход и результаты проведенных им лично исследований, и несет личную ответственность за данное им заключение. Общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке полученных результатов и формулировании данного вывода. В случае возникновения разногласий каждый из экспертов, участвовавших в проведении экспертизы, дает отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласия экспертов (ч. 2 ст. 84 АПК).

 

Статья 86. Заключение эксперта

1. Экспертная практика выработала определенную последовательность изложения письменного заключения эксперта или комиссии экспертов и требования, предъявляемые к нему как самостоятельному средству доказывания. Письменное заключение эксперта или комиссии экспертов состоит из трех частей: вводной, исследовательской и заключительной (выводов).

В вводной части указываются: наименование экспертизы, ее номер, является ли она повторной, дополнительной или комплексной, наименование суда, назначившего экспертизу, сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте, дата поступления материалов, их наименование, основание для производства экспертизы и вопросы, поставленные на разрешение эксперта.

В исследовательской части заключения описываются процесс исследования и его результаты, дается научное объяснение установленных фактов, подробно описываются методы и технические приемы, использованные экспертом при исследовании фактических обстоятельств.

В заключительной части эксперт или комиссия экспертов формулируют свои выводы, излагая их в виде ясных ответов в порядке поставленных судом вопросов. Содержание заключения эксперта или комиссии экспертов должно отражать весь ход экспертного исследования: экспертный осмотр, сравнение, эксперимент, оценку результатов и изложение выводов.

2. Существуют следующие виды заключений экспертов или комиссий экспертов:

1) категорическое (положительное или отрицательное);

2) вероятное;

3) заключение о невозможности ответить на поставленный вопрос при представленных исходных данных;

4) условное.

Под условным заключением необходимо понимать такое заключение, в котором формулируются различные категорические выводы в зависимости от того, какие из фактических данных, положенных в обоснование выводов, будут доказаны в судебном заседании.

3. Не может быть положено в основание решения суда вероятное заключение эксперта или комиссии экспертов. Вместе с тем сведения о фактах, изложенных в описательной части такого заключения, могут быть использованы в качестве косвенных доказательств и наряду с другими фактическими данными являться положительными или отрицательными аргументами.

4. Нередко в заключение эксперта могут быть включены сведения об обстоятельствах, выходящих за пределы поставленных арбитражным судом в определении вопросов, если эксперт считает, что они имеют значение по делу. Это происходит в тех случаях, когда судьи не знают возможностей экспертизы или допускают упущения. Эксперт или комиссия экспертов вправе формулировать дополнительные вопросы и давать на них ответы.

О формулировании дополнительных вопросов эксперт или комиссия экспертов указывают в вводной части заключения после поставленных перед ними вопросов. В исследовательской части эксперт или комиссия экспертов излагают проведенные по дополнительно им поставленным вопросам исследования и дают обоснованные ответы.

 

Статья 87. Дополнительная и повторная экспертизы

1. Заключение эксперта или комиссии экспертов для арбитражного суда не обязательно и оценивается судом наряду с другими доказательствами по делу. Несогласие с заключением эксперта должно быть мотивировано в решении по делу или в определении. Под определением следует понимать определение суда о назначении дополнительной или повторной экспертизы.

2. Проверка и оценка заключения эксперта может и должна производиться путем осмотра в судебном заседании доказательства, явившегося объектом экспертизы. Между тем некритическое отношение к заключениям экспертов, порой ведущее к вынесению необоснованных решений, достаточно распространено в судебной практике.

3. Поскольку заключение эксперта подлежит оценке на общих основаниях, арбитражный суд не должен ограничиваться лишь ссылкой в решении на заключение эксперта, а обязан указать, какие конкретно факты, имеющие значение для дела, подтверждаются этим заключением. При исследовании заключения эксперта суду следует проверить его соответствие заданию, полноту, научную обоснованность содержащихся в нем выводов.

4. В целях разъяснения или дополнения заключения суд может вызвать для допроса эксперта. При наличии в деле нескольких противоречивых заключений могут быть вызваны эксперты, проводившие как первичную, так и повторную экспертизу.

5. Назначение повторной экспертизы судом должно быть мотивировано. Повторная экспертиза назначается судом в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или комиссии экспертов по тем же вопросам. Проведение повторной экспертизы поручается другому эксперту или другой комиссии экспертов.

Суду следует указать в определении, какие выводы первичной экспертизы вызывают сомнения, сослаться на обстоятельства дела, которые не согласуются с выводами эксперта. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что противоречия в заключениях нескольких экспертов не во всех случаях требуют повторной экспертизы. Суд может путем допроса экспертов получить необходимые разъяснения, дополнительное обоснование выводов.

При недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств дела может быть назначена дополнительная экспертиза, проведение которой поручается тому же или другому эксперту. То есть дополнительная экспертиза назначается тогда, когда заключение требует дополнений или разъяснений. Например, исследованы не все объекты или не на все вопросы даны ответы.

Неполнота экспертизы может заключаться в сужении объема исследований. Дополнительные вопросы эксперту могут быть поставлены также и в тех случаях, когда описание произведенных исследований не дает возможности осуществить всестороннюю оценку этих выводов. В то же время дополнительная экспертиза не назначается, если неполноту или неясность возможно устранить путем допроса эксперта.

 

Статья 88. Свидетельские показания

1. Лица, вызванные в качестве свидетелей, не могут в одном и том же процессе совмещать это положение с процессуальным положением других участников дела (например, представителя и пр.). Свидетель — это лицо, вызываемое в арбитражный суд для сообщения сведений о непосредственно воспринятых им или сообщенных ему фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Он не является субъектом материально-правовых отношений и в отличие от лиц, участвующих в деле, не имеет юридической заинтересованности в исходе дела. Вместе с тем это не означает, что у него не может быть иных форм заинтересованности, вытекающих из отношений товарищества, родственных связей, симпатий или антипатий, связей по работе, совместного проживания в доме и т. д. Это немаловажно при оценке арбитражным судом показаний свидетелей.

Свидетель является носителем информации в результате стечения обстоятельств, в результате того, что попадает в какую-либо связь с воспринимаемыми фактами.

2. Существуют определенные ограничения, препятствующие допросу лица в качестве свидетеля. Так, к ним относится ограничение, связанное с адвокатской тайной, обеспечивающей доверительное отношение между представителями по делу и представляемыми, а также защитниками и обвиняемыми (ст. 18 Федерального закона от 26 апреля 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Подобное правило, основанное на действии ст. 51 Конституции РФ, также распространяется на священнослужителей (ст. 13 Закона РСФСР от 25 октября 1990 г. «О свободе вероисповедания»), депутатов (Закон РФ от 8 мая 1994 г. «О статусе члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации») и др.

Другое ограничение связано с личностью свидетеля, его физическими и психическими недостатками. Свидетелем может быть гражданин, лишь способный правильно воспринимать и воспроизводить события окружающего мира. Наличие отдельных расстройств в психике человека, а также физических недостатков (плохое зрение, глухота) еще не означает, что данное лицо не может свидетельствовать в арбитражном суде.

Человек с плохим слухом может получить зрительно определенную информацию, точно так же лицо с утраченным или пониженным зрением может воспринимать факты на слух. Поэтому суду требуется проявлять особое внимание к выяснению процесса формирования свидетельского показания. В случае возникновения сомнений относительно того, может ли быть свидетелем лицо с пониженным слухом или зрением, а также страдающее психическим заболеванием, суд в интересах установления истины по делу вправе при необходимости назначить данному свидетелю судебно-медицинскую или судебно-психиатрическую экспертизу.

3. Лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, может подтвердить свидетель, и сообщить суду его фамилию, имя, отчество и место жительства. Суд должен проанализировать уже имеющиеся доказательства, чтобы окончательно решить, необходим ли ему вообще свидетель по делу. Если в нем нет никакой необходимости, то суд вправе отказать в его допросе в интересах соблюдения принципа процессуальной экономии.

4. В АПК ничего не говорится о возрасте, с достижением которого лицо может быть допрошено в арбитражном суде в качестве свидетеля. Представляется, что свидетелями могут быть и дети, если они по своему физическому и психическому развитию способны правильно воспринимать события окружающей действительности и давать о них правильные показания. Однако для несовершеннолетних свидетелей существуют определенные правила допроса, которые арбитражному суду необходимо учитывать.

5. Часть 4 ст. 88 АПК обязывает свидетеля сообщать об источниках своей осведомленности. Эта норма преграждает доступ в процесс различным слухам и не позволяет свидетелю уйти от ответственности за явную ложь путем ссылки на неизвестно кем распространенные, не соответствующие действительности сведения.

 

Статья 89. Иные документы и материалы

1. Перечисляя в ч. 2 ст. 64 АПК средства доказывания, законодатель среди самостоятельных средств доказывания назвал также аудио- и видеозаписи и иные документы и материалы. В комментируемой ч. 2 ст. 89 АПК к иным документам и материалам отнесены материалы фото- и киносъемки и иные носители информации, в том числе аудио- и видеозаписи. Налицо явное несоответствие двух норм процессуального права.

Представляется, что к иным документам и материалам необходимо относить лишь перечисленные в ст. 89 АПК материалы фото- и киносъемки и иные носители информации, исключая аудио- и видеозаписи.

2. К иным документам и материалам применяются правила относимости и допустимости доказательств, в связи с чем, в случае признания, например, фото- и киносъемки в качестве доказательств по делу, желательно на стадии предварительного судебного заседания осуществлять просмотр фотодокументов, киноматериалов судьей с участием сторон и составлением об этом протокола. Это объясняется тем, что использование подобных источников информации чревато возможностью нарушения норм морали.

При таком решении вопроса при установлении порядка исследования доказательств суд будет иметь возможность учесть соображения о просмотре фотодокументов, киноматериалов в открытом либо закрытом судебном заседании, т. е. аналогично с порядком применительно для оглашения личной переписки граждан.

Если возникнет необходимость выполнить это процессуальное действие в судебном заседании, то, несмотря на то, что законом это и разрешено, это должно осуществляться, учитывая моральные соображения, крайне осторожно, как правило, лишь в тех случаях, когда для установления истины нет необходимой совокупности прямо предусмотренных законом средств доказывания, а лица, участвующие в деле, против просмотра не возражают. Суд не вправе игнорировать требования ст. 23 Конституции РФ, в соответствии с которой личная жизнь граждан находится под охраной закона.

 

Глава 8. Обеспечительные меры арбитражного суда

 

Статья 90. Основания обеспечительных мер

1. Согласно ст. 2 АПК основной целью судопроизводства в арбитражных судах является защита нарушенных или оспариваемых прав и охраняемых законом интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность. Это предполагает не только возможность для заинтересованного лица обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса (ст. 4 АПК), но и реальность исполнения вступившего в законную силу судебного акта. В противном случае искажается сама суть судопроизводства в арбитражных судах, не достигается указанная цель судопроизводства, что несовместимо с конституционным принципом справедливого правосудия и полной судебной защиты, отрицательно сказывается на авторитете судебной власти и порождает сомнения в эффективности правовых средств защиты.

Одним из видов правовых гарантий реальности исполнения в будущем вступившего в законную силу судебного акта и предотвращения причинения значительного ущерба лицу, обратившемуся за судебной защитой своих прав и законных интересов, являются обеспечительные меры, которые допускаются арбитражным судом по правилам, предусмотренным гл. 8 АПК.

2. Присущий судопроизводству в арбитражных судах принцип диспозитивности означает, что процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, которые имеют возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом. Поэтому в соответствии с ч. 1 и 2 комментируемой статьи с ходатайством о принятии обеспечительных мер на любой стадии арбитражного процесса к суду вправе обратиться прежде всего истец и ответчик (при предоставлении встречного обеспечения), а также иные лица, участвующие в деле, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе если исполнение судебного акта предполагается за пределами Российской Федерации, и в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

Согласно ст. 40 АПК помимо истца и ответчика лицами, участвующими в деле, являются заявители и заинтересованные лица (по делам о несостоятельности (банкротстве) и в иных предусмотренных Кодексом случаях), третьи лица, а также прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в арбитражный суд в случаях, предусмотренных АПК. Кроме того, о принятии судом обеспечительных мер могут ходатайствовать лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, при обжаловании или оспаривании в порядке надзора этого судебного акта, поскольку, как это следует из содержания ст. 42 АПК, они пользуются правами и наделены обязанностями лиц, участвующих в деле.

3. Помимо лиц, участвующих в деле, ч. 1 комментируемой статьи закрепляет право ходатайствовать о принятии судом обеспечительных мер за иными лицами в предусмотренных АПК случаях, при наличии указанных выше оснований. В частности, такими заявителями могут быть:

организации или граждане, управомоченные в соответствии со ст. 99 АПК обращаться к арбитражному суду с заявлением о принятии предварительных обеспечительных мер, которые направлены на обеспечение имущественных интересов заявителя до предъявления иска;

стороны третейского разбирательства, как это предусмотрено ч. 3 комментируемой статьи;

представители лиц, участвующих в деле, если такое право специально оговорено в доверенности, которая им выдана представляемым лицом (ч. 2 ст. 62 АПК).

4. Принятие арбитражным судом обеспечительных мер по ходатайству прокурора имеет некоторые особенности, отличные от общего порядка обеспечения иска. В силу принципов диспозитивности, состязательности и равноправия сторон судопроизводства в арбитражных судах и с учетом особенностей процессуального положения прокурора (см. комментарий к ст. 52 АПК) при осуществлении указанного права прокурор не должен действовать вопреки воле лица, в частноправовых интересах которого он обращается в суд и который является предполагаемым субъектом спорных материальных правоотношений. В данном случае следует исходить из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 14 февраля 2002 г. по делу о проверке конституционности ст. 140 ГПК РСФСР, поскольку рассматриваемые положения комментируемой статьи такие же, какие были предметом обращения по указанному делу.

В соответствии с этой правовой позицией в случаях, когда об обеспечении иска ходатайствует прокурор, в целях обеспечения баланса взаимных процессуальных прав и обязанностей равноправных истца и ответчика в условиях диспозитивности и состязательности судопроизводства арбитражный суд не должен принимать меры к обеспечению иска без согласия истца. При этом допустимо осуществление волеизъявления истца в любых формах, недвусмысленно свидетельствующих о его согласии с необходимостью обеспечения иска. Иное позволяло бы истцу в случае предъявления к нему требований о возмещении убытков, причиненных обеспечением иска (ст. 98 АПК), уклоняться от удовлетворения таких требований по формальным основаниям, в то время как его действительная воля на принятие мер по обеспечению иска была бы реализована через процессуальные действия прокурора, обратившегося в суд с заявлением о возбуждении гражданского дела в защиту интересов истца. Тем самым создавалась бы возможность злоупотребления правом на судебную защиту, что недопустимо по смыслу ст. 17 (ч. 3), 19 (ч. 1 и 2), 46 (ч. 1) и 123 (ч. 3) Конституции Российской Федерации.

5. Положения ч. 3 комментируемой статьи конкретизируют порядок обращения стороны третейского разбирательства с ходатайством о принятии арбитражным судом обеспечительных мер, установленный ст. 25 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» от 24 июля 2002 г. Поэтому арбитражный суд, допуская в этом случае обеспечительные меры, должен руководствоваться положениями АПК и указанного Закона в их системной связи.

В частности, ч. 3 комментируемой статьи дополняет правило о подсудности арбитражному суду рассмотрения ходатайства о принятии обеспечительных мер, установленную п. 4 ст. 25 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», допуская возможность заявления такого ходатайства в арбитражный суд не только по месту осуществления третейского разбирательства или месту нахождения имущества, в отношении которого могут быть приняты обеспечительные меры, но и по месту нахождения или месту жительства должника.

 

Статья 91. Обеспечительные меры

1. Закрепленный в ч. 1 комментируемой статьи перечень обеспечительных мер не является исчерпывающим, что означает возможность для арбитражного суда принимать указанные меры наиболее эффективно и адекватно, исходя из фактических обстоятельств дела и существа спорных правоотношений. На достижение этого результата также направлено содержащееся в статье правило о праве арбитражного суда принимать обеспечительные меры как по отдельности, так и одновременно несколько мер по одному и тому же делу.

2. Анализ практики применения арбитражными судами обеспечения иска в соответствии с ранее действовавшим АПК 1995 г. дает основания полагать, что наиболее распространенным видом обеспечительных мер и по действующему АПК будет являться наложение арбитражным судом ареста на имущество или денежные средства, принадлежащие ответчику на праве собственности.

Суть этого вида обеспечительных мер состоит в том, что арбитражный суд запрещает ответчику, а равно и любым другим лицам, у которых принадлежащее ему имущество находится по любым основаниям, распоряжаться соответствующими денежными средствами или иным имуществом: оно не может быть указанными лицами продано, обменено, подарено, сдано в аренду или наем, заложено, передано в пользование или управление другим лицам. При этом, как правило, наложенный арест не является препятствием в пользовании арестованным имуществом, если это не влечет его уничтожение и не уменьшает его ценности.

Принимая решение о наложении ареста на денежные средства или иное имущество, принадлежащее ответчику, арбитражный суд должен следовать предписанию ч. 2 комментируемой статьи о соразмерности обеспечительных мер заявленному требованию. Поэтому на денежные средства на банковском счете ответчика арест налагается в размере цены иска: банковские операции с превышающими указанную сумму денежными средствами производятся в обычном порядке. Аналогичным образом, при отсутствии у ответчика денежных средств арест налагается на его имущество, стоимость которого соразмерна цене иска.

3. В ряде случаев в целях обеспечения реальности исполнения судебного акта и предотвращения причинения значительного ущерба лицу, ходатайствующему о принятии обеспечительных мер, арбитражный суд вправе запретить ответчику совершать определенные действия, касающиеся предмета спора. В частности, при разрешении спора о неправомерном расторжении договора аренды недвижимого имущества, истцом по которому является арендатор, арбитражный суд может запретить арендодателю заключать договоры аренды этого имущества с другими лицами до вынесения судебного акта, которым завершается судебное разбирательство.

В соответствии с п. 2 ч. 1 комментируемой статьи в аналогичном порядке арбитражный суд вправе применить указанный вид обеспечительных мер не только к ответчику, но и к другим лицам независимо от того, участвуют они в деле или нет. Например, суд может запретить организации, заключившей с ответчиком договор на строительство объекта недвижимости, осуществлять соответствующие действия, если в производстве суда находится спор о праве собственности на земельный участок, на котором предполагается строительство.

4. Если объектом спора является имущество, которое требует особых условий хранения или оно без должного внимания к нему ответчика может испортиться либо его состояние может ухудшиться, то по ходатайству лица, участвующего в деле, арбитражный суд может возложить на ответчика обязанность совершить определенные действия в целях предотвращения причинения такого ущерба заявителю. Например, по иску из договора поставки продовольственных товаров, когда истцом обязательства исполнены, а ответчик при этом товары в соответствии с договором не оплатил, арбитражный суд может не только наложить арест на эти товары, но и обязать ответчика соблюдать условия хранения, обеспечивающие надлежащее качество товаров.

Кроме того, в приведенном примере суд может взамен возложения на ответчика указанной обязанности применить иной вид обеспечительных мер, указанный в п. 4 ч. 1 комментируемой статьи: передать спорное имущество на хранение истцу или другому лицу. При этом соответствующее определение арбитражного суда согласно подп. 3 п. 1 ст. 8 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. (в редакции Федерального закона от 21 марта 2002 г.) является основанием возникновения гражданско-правовых отношений, связанных с хранением спорного имущества.

Лицо, которому имущество передается на хранение, должно не только соблюдать правила, установленные для данного вида обязательств гл. 48 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. (в редакции Федерального закона от 17 декабря 1999 г.), но и принимать все необходимые меры для предотвращения порчи, уничтожения принятого на хранение имущества или уменьшения его ценности.

5. В зависимости от существа некоторых категорий дел арбитражным судом могут быть допущены специфические обеспечительные меры. В частности, при рассмотрении исков о признании не подлежащими исполнению документов, по которым взыскание производится в бесспорном (безакцептном) порядке, арбитражный суд в соответствии с п. 5 ч. 1 комментируемой статьи может приостановить взыскание по оспариваемому документу. Применение судом по ходатайству истца (иного лица, участвующего в деле, или другого управомоченного лица) данной обеспечительной меры препятствует до вынесения судебного акта по делу об оспаривании исполнительного или иного документа осуществлению уполномоченным лицом действий, направленных на получение в бесспорном (безакцептном) порядке соответствующих денежных средств.

Указанная обеспечительная мера может быть применена судом при оспаривании исполнительных документов, перечисленных в ст. 7 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 г.:

1) нотариально удостоверенных соглашений об уплате алиментов;

2) удостоверений комиссии по трудовым спорам, выдаваемых на основании ее решений;

3) оформленных в установленном порядке требований органов, осуществляющих контрольные функции, о взыскании денежных средств с отметкой банка или иной кредитной организации о полном или частичном неисполнении взыскания в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, если законодательством Российской Федерации не установлен иной порядок исполнения указанных исполнительных документов;

4) постановлений органов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях;

5) постановлений судебного пристава-исполнителя;

6) постановлений иных органов в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Исключением из этого перечня являются исполнительные листы, выдаваемые судами на основании принимаемых ими судебных актов, решений Международного коммерческого арбитража и иных третейских судов, решений иностранных судов и арбитражей, решений межгосударственных органов по защите прав и свобод человека, поскольку настоящим Кодексом предусмотрена специальная процедура приостановления исполнительного производства по указанным документам (см. комментарий к разд. VII АПК).

6. Иногда при наложении ареста на имущество, в том числе для последующего удовлетворения заявленных требований путем его реализации, не представляется возможным сразу установить, принадлежит ли должнику на праве собственности обнаруженное у него и арестованное имущество. Если в последующем выяснится, что арест наложен на конкретное имущество, не принадлежащее должнику, собственник этого имущества либо управомоченный добросовестный владелец вправе подать иск о его освобождении от ареста. Поскольку реализацией такого имущества может быть причинен имущественный ущерб его собственнику, не являющемуся должником, указанные лица вправе заявить в арбитражный суд ходатайство о приостановлении реализации этого имущества.

В случае, когда с учетом фактических обстоятельств дела арбитражный суд придет к заключению о необходимости применения данной обеспечительной меры и вынесет соответствующее определение, уполномоченные осуществлять реализацию арестованного имущества должностные лица обязаны исполнить указанное определение по правилам ст. 96 АПК.

7. Меры по обеспечению иска принимаются арбитражным судом еще до рассмотрения дела по существу. Поэтому всегда есть риск причинения ответчику убытков в связи с тем, что и сам иск (заявление), и обеспечительные меры могут оказаться необоснованными. С учетом этого ч. 2 комментируемой статьи устанавливает обязательность соблюдения арбитражным судом соразмерности обеспечительных мер заявленным требованиям, тем более что арбитражный суд, допуская обеспечительные меры, не связан инициативой заявителя. Так, с учетом указанных положений Кодекса арбитражный суд, в частности, вправе наложить арест не на все имущество, означенное в ходатайстве, а только на ту его часть, которая по стоимости тождественна цене иска.

 

Статья 92. Заявление об обеспечении иска

1. Из содержания ч. 1 комментируемой статьи в ее системной связи с другими положениями гл. 8 АПК следует, что арбитражный суд принимает к рассмотрению ходатайство об обеспечении иска независимо от того, оформлено оно отдельным заявлением или изложено в исковом заявлении. В любом случае заявителями обязательно должны быть соблюдены требования к содержанию заявления об обеспечении иска, предъявляемые ч. 2 комментируемой статьи, и о сроке подачи этого заявления.

Кроме того, заявление об обеспечении иска может быть подано управомоченными лицами не только одновременно с исковым заявлением или в процессе производства по делу до вынесения судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, но и до предъявления иска, как это допускается ст. 99 АПК, когда предварительные обеспечительные меры направлены на обеспечение имущественных интересов заявителя.

Необходимо учитывать, что положения комментируемой статьи не предусматривают возможности для заинтересованного лица заявить ходатайство об обеспечении иска устно в судебном заседании.

2. В соответствии с буквальным толкованием ч. 3 комментируемой статьи заявление об обеспечении иска должно быть подписано лицом, участвующим в деле, или его представителем. Однако, рассматривая данную норму в системной связи с ч. 1 ст. 90 АПК и другими положениями Кодекса, необходимо отметить, что правом на заявление ходатайства о принятии обеспечительных мер также могут быть наделены иные лица, в частности организации или граждане, управомоченные в соответствии со ст. 99 АПК обращаться к арбитражному суду с заявлением о принятии предварительных обеспечительных мер, которые направлены на обеспечение имущественных интересов заявителя до предъявления иска, а также стороны третейского разбирательства. Подаваемые ими заявления об обеспечении иска также должны быть ими подписаны.

3. При изложении ходатайства об обеспечении иска в исковом заявлении заявителем должны быть указаны не только сведения, предусмотренные пп. 5 и 6 ч. 2 комментируемой статьи, но и соблюдены требования к содержанию искового заявления, установленные ч. 2 ст. 125 АПК.

4. Положения ч. 5 комментируемой статьи конкретизируют порядок подачи стороной третейского разбирательства заявления об обеспечении иска, установленный ст. 25 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» от 24 июля 2002 г. В частности, ч. 4 ст. 25 указанного Федерального закона обязывает сторону прилагать к заявлению доказательства предъявления иска в третейский суд, не уточняя, какие именно документы будут считаться таковыми. Из содержания п. 5 комментируемой статьи следует, что этими доказательствами являются заверенная председателем постоянно действующего третейского суда копия искового заявления, принятого к рассмотрению третейским судом, или нотариально удостоверенная копия такого заявления.

Кроме того, в соответствии с ч. 4 ст. 25 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» стороны третейского разбирательства должны приложить к заявлению об обеспечении иска определение третейского суда о принятии обеспечительных мер, если соответствующее решение принималось третейским судом.

5. Порядок уплаты государственной пошлины при подаче заявлений об обеспечении иска в соответствии с ч. 1 ст. 102 АПК устанавливается федеральным законом. В настоящее время действует Закон Российской Федерации «О государственной пошлине» от 9 января 1991 г. (в редакции от 25 июля 2002 г.), которым не предусмотрена оплата государственной пошлиной указанных заявлений.

Однако в соответствии с ч. 4 ст. 90 АПК заявление о принятии обеспечительных мер, подаваемое в арбитражный суд сторонами третейского суда или лицами, ходатайствующими о принятии предварительных обеспечительных мер, оплачивается государственной пошлиной в размере, предусмотренном федеральным законом для оплаты заявлений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Указанная пошлина согласно подп. 8 п. 2 ст. 4 Закона Российской Федерации «О государственной пошлине» соответствует пятикратному размеру минимального размера оплаты труда, установленному федеральным законом на дату подачи заявления.

 

Статья 93. Порядок рассмотрения заявления об обеспечении иска

1. Поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 90 АПК обеспечительные меры носят срочный характер, то все процессуальные действия арбитражного суда, связанные с рассмотрением заявленного ходатайства об обеспечении иска, совершаются в кратчайшие сроки. Это способствует, в свою очередь, достижению основной цели принятия обеспечительных мер: реальности исполнения судебного акта и предотвращению причинения значительного ущерба заявителю. Именно поэтому заявление об обеспечении иска рассматривается судьей единолично не позднее следующего дня после дня поступления заявления в суд без извещения сторон. По результатам рассмотрения заявления об обеспечении иска арбитражный суд выносит определение об обеспечении иска или об отказе в обеспечении иска.

В то же время во избежание нарушения принципа состязательности и равноправия сторон (ст. 123 Конституции Российской Федерации) Кодекс предусматривает возможность обжалования определения об обеспечении иска или об отказе в этом отдельно от судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу (ч. 7 комментируемой статьи). Кроме того, когда судом допускаются обеспечительные меры, ответчик вправе ходатайствовать о предоставлении лицом, по заявлению которого эти меры были приняты, встречного обеспечения (ст. 94 АПК), а в случае, если обеспечительными мерами ответчику будут причинены убытки, он после вступления в законную силу судебного акта арбитражного суда об отказе в удовлетворении иска вправе в соответствии со ст. 98 Кодекса требовать от указанного лица возмещения убытков путем предъявления иска.

2. Несоблюдение лицом, управомоченным ходатайствовать об обеспечении иска, установленных ст. 92 АПК требований к соответствующему заявлению и порядку его подачи является основанием оставления заявления без движения. Арбитражный суд, установив при рассмотрении заявления наличие указанных оснований, выносит определение об оставлении заявления об обеспечении иска без движения. В определении арбитражный суд указывает эти основания и срок, в течение которого истец должен устранить обстоятельства, послужившие основанием для оставления заявления без движения. Требование ч. 2 комментируемой статьи о незамедлительном сообщении арбитражным судом заявителю о вынесенном определении предполагает передачу его копии при помощи тех средств связи, которые наиболее соответствуют этому требованию: телефонограмма, телефакс, электронная почта и т. д. (см. комментарий к ст. 122 АПК).

В случае, если указанные обстоятельства не будут устранены в срок, установленный в определении, арбитражный суд возвращает заявление об обеспечении иска и прилагаемые к нему документы в порядке, предусмотренном ст. 129 АПК (см. комментарий к ней).

3. Из содержания ч. 3 комментируемой статьи в ее системной связи с ч. 2 ст. 90 АПК следует, что арбитражный суд обязан принять обеспечительные меры, если по результатам рассмотрения соответствующего заявления сочтет ходатайство достаточно аргументированным, т. е. из заявления с очевидностью следует, что непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, а также очевидна необходимость предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

Кроме того, арбитражный суд не вправе отказать в обеспечении иска, если даже при отсутствии оснований для принятия соответствующих мер ходатайствующее об этом лицо предоставит встречное обеспечение в порядке ст. 94 АПК. В этом случае обеспечительные меры наиболее полно будут способствовать достижению целей правосудия и в равной мере соответствовать процессуальным и материальным интересам как заявителя, так и ответчика.

4. Определение об обеспечении иска или об отказе в обеспечении иска выносится арбитражным судом по результатам рассмотрения соответствующего заявления по правилам, установленным гл. 21 АПК. Поскольку в соответствии с ч. 7 комментируемой статьи данное определение может быть обжаловано отдельно от обжалования судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, то определение об обеспечении иска выносится в письменной форме в виде отдельного судебного акта, как это предусмотрено ч. 3 ст. 184 АПК.

5. В соответствии с положениями ч. 6 комментируемой статьи копии определения об обеспечении иска не позднее следующего дня после дня его вынесения направляются не только заявителю, лицам, участвующим в деле, другим лицам, на которых арбитражным судом возложены обязанности по исполнению обеспечительных мер, но и в зависимости от вида принятых мер — в государственные органы, иные органы, осуществляющие государственную регистрацию имущества или прав на него. В частности, об аресте недвижимости, принадлежащей ответчику на праве собственности, арбитражный суд должен известить соответствующее учреждение юстиции по месту нахождения подлежащего аресту объекта недвижимости, которое в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 г. (действует в редакции Федерального закона от 11 апреля 2002 г.) осуществляет соответствующие регистрационные действия.

При получении копии указанного определения это учреждение юстиции должно внести в Единый государственный реестр прав запись об ограничении права собственности ответчика на соответствующий объект недвижимости. До окончания срока действия обеспечительных мер указанный государственный орган не вправе будет осуществлять государственную регистрацию сделок с данным объектом, тем самым гарантируя возможность при необходимости исполнить судебное решение за счет этого арестованного имущества.

6. Определение об обеспечении иска может быть обжаловано в арбитражный суд вышестоящей инстанции в срок, не превышающий месяца со дня его вынесения (ч. 3 ст. 188 АПК). Соответствующая жалоба подается ответчиком или иным лицом, в отношении которого вынесено определение, в общем порядке, установленном гл. 21 Кодекса.

7. Содержащееся в ч. 8 комментируемой статьи правило о необходимости рассмотрения арбитражным судом ходатайства об обеспечении иска, изложенного в исковом заявлении, отдельно от других содержащихся в этом исковом заявлении ходатайств и требований, корреспондирует положению ч. 1 комментируемой статьи. В соответствии с ним арбитражный суд рассматривает заявление об обеспечении иска не позднее следующего дня после дня поступления заявления в суд, в то время как вопрос о принятии искового заявления к производству арбитражного суда решается в пятидневный срок со дня поступления искового заявления в суд (ч. 1 ст. 127 АПК).

При этом необходимо обратить внимание, что изложение ходатайства об обеспечении иска в исковом заявлении не обязывает арбитражный суд одновременно с вынесением решения по вопросу обеспечения иска разрешить вопрос о принятии искового заявления к производству суда.

 

Статья 94. Встречное обеспечение

1. Арбитражный суд, осуществляя производство по подведомственным ему делам на основе состязательности и равноправия сторон, обязан создавать условия, при которых обеспечивался бы необходимый баланс их процессуальных прав и обязанностей. Это в равной мере применимо и к порядку обеспечения иска. Поэтому в соответствии с положениями ч. 1 комментируемой статьи ответчик вправе обратиться к суду с ходатайством об обязании лица, подавшего заявление об обеспечении иска, предоставить встречное обеспечение. Такое требование арбитражный суд вправе предъявить к указанному лицу и по собственной инициативе. Ходатайство о предоставлении встречного обеспечения может быть устно заявлено ответчиком в судебном заседании.

При этом встречное обеспечение, предоставляемое заявителем, является обеспечением возмещения возможных для ответчика убытков, вызванных обеспечением иска, если заявленные требования окажутся необоснованными.

В то же время в соответствии с ч. 2 комментируемой статьи под встречным обеспечением также понимается внесение ответчиком на депозитный счет арбитражного суда денежных средств в размере требований истца взамен принятых обеспечительных мер.

2. В любом случае о встречном обеспечении арбитражный суд выносит определение по правилам, предусмотренным гл. 21 АПК. Поскольку в соответствии с ч. 3 комментируемой статьи данное определение может быть обжаловано отдельно от обжалования судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, то определение о встречном обеспечении выносится в письменной форме в виде отдельного судебного акта, как это предусмотрено ч. 3 ст. 184 АПК.

3. Рассмотрение заявления об обеспечении иска и ходатайства о встречном обеспечении может осуществляться в одном судебном заседании. В этом случае в силу взаимосвязанности этих требований арбитражный суд должен сначала вынести определение о встречном обеспечении, а затем разрешить вопрос о возможности удовлетворения ходатайства об обеспечении иска, как это установлено ч. 4 и 5 комментируемой статьи.

Использование лицами, участвующими в деле, механизма предоставления встречного обеспечения может являться способом предупреждения необоснованного предъявления требований об обеспечении иска, особенно в случае, когда и сам иск является необоснованным. В частности, согласно ч. 6 комментируемой статьи при уклонении лица, ходатайствующего об обеспечении иска, от предоставления встречного обеспечения арбитражный суд вправе отказать в обеспечении. Предоставление же ответчиком встречного обеспечения является основанием для отказа в обеспечении иска или для отмены ранее принятых обеспечительных мер.

В любом случае арбитражный суд, принимая решение об обеспечении иска и о встречном обеспечении, должен исходить из фактических обстоятельств дела и существа спорных материальных правоотношений, руководствуясь при этом целями судопроизводства в арбитражных судах, которые определены в ст. 2 АПК.

 

Статья 95. Замена одной обеспечительной меры другой

1. Поскольку в силу присущего судопроизводству в арбитражных судах принципа диспозитивности возникновение, изменение и прекращение процессуальных правоотношений прежде всего осуществляется по инициативе истца и ответчика как непосредственных участников спорного материального правоотношения, то и обеспечение иска главным образом реализуется в соответствии с их волеизъявлением. Поэтому ч. 1 комментируемой статьи предоставляет сторонам право ходатайствовать о замене одной обеспечительной меры другой.

Соответствующее заявление может быть подано истцом в случаях, когда принятые меры по каким-либо причинам не гарантируют в полном объеме или частично исполнение в будущем судебного акта, а ответчиком — когда принятыми мерами неоправданно ущемляются его права или ему может быть причинен ущерб, которого можно избежать в результате замены обеспечительных мер. При этом необходимо обратить внимание, что в отличие от ранее действовавшего процессуального законодательства внесение ответчиком на депозитный счет арбитражного суда денежных средств в размере требований истца взамен мер по обеспечению иска о взыскании денежной суммы не может признаваться заменой одной обеспечительной меры другой, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 94 АПК является встречным обеспечением.

2. О замене одной обеспечительной меры другой истец или ответчик подает в арбитражный суд заявление, которое рассматривается по правилам, предусмотренным ст. 93 АПК для рассмотрения заявления об обеспечении иска.

 

Статья 96. Исполнение определения арбитражного суда об обеспечении иска

1. Для наиболее полной и оперативной реализации принятых арбитражным судом мер по обеспечению иска определение о принятии таких мер приводится в исполнение немедленно в порядке, установленном для исполнения решений арбитражного суда разд. VII АПК и Федеральным законом «Об исполнительном производстве».

2. Определения арбитражного суда об обеспечении иска, как это установлено ч. 1 ст. 16 АПК, являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан, на которых судом возложены обязанности по исполнению обеспечительных мер. Такие определения, как и другие вступившие в законную силу судебные акты, подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

В случае неисполнения указанными лицами определения об обеспечении иска арбитражному суду предоставлено право налагать на них судебные штрафы в порядке и в размерах, которые установлены гл. 11 Кодекса. В соответствии с ч. 1 ст. 119 АПК размер судебного штрафа, налагаемого на граждан, не может превышать двадцать пять установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда, на должностных лиц — пятьдесят установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда, на организации — тысячу установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда.