Артиллерия

Внуков Владимир Павлович

Глава одиннадцатая

Как артиллерия стреляет

 

 

 

На открытой позиции

Предположим, что вы – командир – полкового орудия. Подчинены вы командиру стрелкового взвода. Он сообщил вам, что противник наступает от деревни Заозерье, и приказал вам выдвинуть орудие в рощу у хутора Огнивка, чтобы сбить батальонную пушку противника, стреляющую из кустов у деревни (рис. 235).

Рис. 235. Орудие подошло к хутору Огнивка

Вам надо прежде всего решить, где поставить орудие, иначе говоря, выбрать для него огневую позицию.

От хутора Огнивка до деревни Заозерье менее двух километров. Когда вы выдвинетесь в рощу, что впереди хутора, до цели останется всего километра полтора.

На такой небольшой дальности надо очень быстро решать все огневые задачи: если вы промедлите с открытием огня, то минут через пятнадцать противник подойдет вплотную, к вам, достигнет хутора Огнивка. А, главное, ваша задача – сбить пушку – должна быть решена очень быстро: этого требует вся обстановка боя. Значит, на всю подготовку к открытию огня вам никак нельзя потратить больше трех-пяти минут. Все это требует выбора «открытой» огневой позиции, с которой вы будете видеть цель прямо от орудия. Тогда направлять орудие в цель можно будет очень просто – без всяких расчетов, и вы сумеете сразу же начать стрельбу.

Но вам нельзя показать себя противнику раньше времени, иначе противник помешает вам занять позицию, обстреляет вас прежде, чем вы успеете открыть огонь.

Решение напрашивается само собой: позицию надо занять на той опушке рощи, которая обращена к противнику. Выехать же на позицию надо скрытно, маскируясь рощей и кустами на ее опушке.

Вы отдаете приказание:

«Наводчику вести орудие вдоль дороги лесом. Остановиться скрытно вблизи опушки, не выходя из рощи». А сами отправляетесь выбирать позицию. Время не позволяет долго заниматься этим делом. Вот бугорок на опушке – место удобное: местность впереди видна хорошо – * значит, обстрел будет хороший; видна деревня Заозерье, видна и батальонная пушка противника в кустах влево от деревни; до нее километра полтора – значит, отсюда можно выполнить поставленную задачу.

Вот до этого куста, – соображаете вы, – можно выехать на лошадях, а дальше, чтобы не обнаружить себя противнику, надо будет выкатить орудие на руках.

Остается поскорее вызвать сюда орудие. В это время к вам подбегает красноармеец с докладом: «Орудие подошло и остановилось метрах в 50 сзади, в роще».

«Проведите орудие к этому кусту», – приказываете вы красноармейцу.

Через минуту орудие на указанном месте, Вы подаете команды: «Стой! С передков прямо марш!» И затем, когда передок отъедет: «К бою!»

Вы приказываете поставить зарядный ящик и передок укрыто в лесу, метрах в тридцати в стороне от орудия, предварительно выложив из ящика патроны для первой огневой задачи – три лотка гранат, да на всякий случай – два лотка шрапнелей.

Пока орудие находится еще в укрытии (рис. 236), надо проделать возможно большую часть всей работы по подготовке к стрельбе. Поэтому часть команд вы подаете еще до того, как орудие будет выдвинуто на позицию: «Гранатой. Отражатель ноль. Угломер 30-00».

Рис. 236. Орудие в укрытии перед выездом на открытую позицию

До цели приблизительно полтора километра; так вы определили на-глаз. Значит, надо подать команду: «Прицел 30».

После того как ваши команды выполнены, вы приказываете; выкатить орудие на огневую позицию.

Хорошо сработавшийся расчет быстро и дружно выдвинул орудие вперед (рис. 237).

Рис. 237. Орудийный расчет выкатывает орудие на позицию

Тотчас вы указываете наводчику цель.

Сделать это можно по-разному: рукой, в бинокль, но все это требует расхода времени; проще всего самому навести орудие, а затем показать наводчику цель в панораму. Таким способом вы сэкономите драгоценное время.

Когда наводчик проверил и убедился, что цель видна в панораму (рис. 238), вы подаете остальные команды:

Рис. 238. Орудие на открытой позиции

«По орудию у куста.

Наводить в подошву куста.

Один снаряд. Огонь!»

Пока номера заряжают орудие и уточняют наводку, вы выбираете себе удобное место для наблюдения и определяете, откуда дует ветер.

Если вы станете так, что ветер будет дуть от орудия в вашу сторону, дым и пыль после выстрела помешают вам наблюдать.

Рис. 239. Командир орудия выбрал наблюдательный пункт с наветренной стороны

Вы, конечно, выбираете место с наветренной стороны (рис. 239).

Наводчик крикнул «Готово!», вы скомандовали «Орудие!», и тотчас прозвучал выстрел.

Скорее наблюдайте: снаряд будет лететь до цели всего лишь четыре секунды.

Вот и разрыв (рис. 240).

Куст и цель отчетливо видны на фоне черного дыма. Значит, дым за целью, то-есть снаряд перелетел. А направление– верное.

Что скомандовать дальше?

Во-первых, скомандуйте:

«Верно».

Рис. 240. Перелет

Наводчик поймет, что он правильно уяснил цель, наводил туда, куда нужно, и дальше ему, значит, надо наводить туда же.

Но на прицеле 30 у вас получился перелет: значит, прицел велик. Надо убавить его. На сколько именно делений убавить? Скомандовать ли для следующего выстрела прицел 29, 28, 27 или какой-нибудь еще?

Понятно, что прицел лучше всего убавить ровно настолько, насколько перелетел снаряд.

Но вот этого-то и нельзя определить по вашему наблюдению. Правда, иногда можно судить о величине перелета или недолета по местности, например, когда цель– на ровном скате, обращенном к орудию. Но обычно надо быть очень осторожным в своих суждениях о величине отклонения снаряда по дальности; тут легко впасть в грубую ошибку.

Был, например, на одной из стрельб такой случай. Пулемет противника стоял, как казалось, рядом с деревом (рис. 241). Одним из первых снарядов дерево было сломано. Стреляющий решил, что его снаряды падают у самой цели, и продолжал стрельбу на том же прицеле, А пулемет противника все же оставался невредимым. Ошибка выяснилась позже; между целью и деревом была лощина, и издали оба предмета казались почти рядом. На самом же деле дерево было на целый километр дальше пулемета (рис. 241).

Рис. 241. Что было видно издали в бинокль и что оказалось на самом деле.

Поэтому артиллеристы для решения вопроса об изменении прицела после первого выстрела во всех случаях пользуются особыми правилами. Правила эти выработаны на основании изучения теории стрельбы и опыта.

Изучение очень большого количества стрельб и результатов измерения расстояний привело к такому выводу: если дальность определена на-глаз, срединная ошибка составляет примерно 10% дальности. Ошибки в большую и в меньшую сторону одинаково часты. Маленькие ошибки встречаются чаще, чем большие.

Рис. 242. Недолет

Зная срединную ошибку, исправьте на эту величину установку прицела.

Но не годится задерживать всякий раз стрельбу такими расчетами. Расчеты эти сделаны раз навсегда и приведены в «Правилах стрельбы войсковой артиллерии»; каждый артиллерист должен знать эти правила.

При малой дальности – от одного до трех километров – срединная ошибка определения дальности на-глаз составляет в среднем 200 метров.

Значит, первое изменение прицела – первый скачок, как принято говорить, – надо делать в четыре деления прицела – на 200 метров.

Поэтому, получив перелет на прицеле 30, вы смело командуете:

«Прицел 26.

Огонь!»

Раздался выстрел. Облако дыма на миг заслонило цель (рис. 242). Это значит, что разрыв произошел между вами и целью, то-есть снаряд не долетел.

Получение перелета и недолета в артиллерии называется «захватом цели в вилку».

Итак, ваша цель захвачена в вилку. Теперь уж не надо гадать, далеки ли ваши разрывы от цели: от первого разрыва до второго – около 200 метров, а цель – между ними. Значит, один из разрывов примерно не дальше 100 метров от цели (рис. 243).

Рис. 243. Вилка 26-30 означает, что один из разрывов примерно не дальше 100 метров от цели

Но можно ли уже перейти к поражению цели?

Ширина вилки – 200 метров. А действительное поражение осколки гранаты наносят, как известно, на площади глубиной всего лишь в 15 метров. Чтобы поразить цель, пришлось бы истратить очень много снарядов, стреляя на многих установках.

Выгоднее сперва поближе подвести разрывы к цели – «сузить вилку». Вы получили недолет на прицеле 26, перелет – на прицеле 30. Значит, прицел, соответствующий расстоянию до цели, больше 26, но меньше 30. Естественное решение – назначить средний прицел, то-есть прицел 28.

Произведя выстрел на прицеле 28, вы получите новую, более узкую вилку: ширина ее будет, примерно, только 100 метров – два деления прицела (рис. 244).

Рис. 244. После выстрела на прицеле 28 может получиться вилка 26-28 или 28-30; ширина ее будет около 100 метров

Стало быть, один из разрывов обычно будет примерно не дальше 50 метров от цели.

Но вы знаете уже, как велико рассеивание снарядов в дальности. Может случиться, что найденная вами вилка (перелет или недолет) на самом деле не является вилкой.

Может выйти так, например, что на прицеле 28 снаряд упадет в ближней части эллипса рассеивания и не долетит, а средняя траектория для этого прицела будет не недолетная, а, наоборот, перелетная (рис. 206). Вы подумаете, что вилка у вас 28– 30+, но это будет ошибкой.

Чтобы избежать таких ошибок, которые могут спутать все расчеты и привести к большому расходу снарядов, принято всегда «обеспечивать» пределы «узкой вилки»; «узкой» называют вилку в два деления прицела.

Предел вилки можно считать обеспеченным, если на нем получено не одно, а, по крайней мере, два наблюдения одного знака – два плюса или два минуса (плюсами обозначают в артиллерии перелеты, а минусами – недолеты).

Итак, вы ищете узкую вилку и, не теряя времени, сразу же обеспечиваете ее предел, командуя:

«Прицел 28.

Два снаряда, беглый огонь!»

Быстро, один за другим, прозвучали два выстрела – и вы увидели два перелета.

Вилка у вас теперь такая: 26 – 28++.

Осталось обеспечить ближний предел вашей вилки – прицел 26, чтобы убедиться, что средняя траектория на этом прицеле действительно недолетная.

Вы командуете:

«Прицел 26.

Один снаряд, огонь!»

Этот выстрел на прицеле 26 дал снова недолет. Он убедил вас, что средняя траектория на прицеле 26 недолетная.

Вывод ясен: прицел 26 мал, прицел 28 велик; посредине остался лишь прицел 27, который, вернее всего, и будет хорош для поражения цели. Вот теперь-то уж вы смело можете считать пристрелку законченной и перейти на поражение.

Вы командуете:

«Прицел 27.

Четыре снаряда, беглый огонь!»

Выстрелы следуют быстро один за другим. Уже после второго разрыва цель окутана дымом и пылью, и наблюдать становится трудно. Но законченная пристрелка дает вам уверенность, что разрывы легли недалеко от цели.

Наконец, рассеялся дым последнего разрыва. И вот вы видите: на бугре, перекосившись, с поломанным колесом, стоит неприятельская пушка; хромая, уходит от нее прочь один человек; другой ползет на четвереньках в сторону.

Неприятельская пушка больше не стреляет!

Вы решили заданную вам огневую задачу.

Надо поспешить и вам: открыв огонь, вы обнаружили себя противнику. Как пять минут тому назад вы сами выезжали на позицию, чтобы сбить пушку противника, так сейчас, быть может, выезжает орудие противника, получившее задачу сбить вас. А может быть, оно уже стоит на позиции и вот-вот откроет огонь. Не стойте подолгу на одной и той же открытой позиции! Выполнив огневую задачу, уведите поскорее орудие в сторону от того места, где стояли, поставьте его в укрытие, а сами тем временем наметьте новую огневую позицию в стороне от первой.

Если же вам случится когда-нибудь получить задачу занять открытую позицию и выжидать на ней появления противника, обязательно выройте сначала окоп и тщательно замаскируйте орудие. Иначе противник сможет не дать вам открыть огонь в тот момент, когда это вам понадобится.

 

Батарея

С работой отдельного орудия полковой артиллерии вы теперь знакомы. Но основная огневая единица артиллерии – не отдельное орудие, а батарея. Что же представляет собой современная батарея?

В батарее – три взвода: два огневых и третий – взвод управления.

В каждом из огневых взводов – по два орудия с передками и средствами тяги (лошадьми или тракторами). При каждом орудии состоит зарядный ящик. Эти два взвода-основа батареи, ее костяк. Они располагаются на огневой позиции батареи и ведут огонь.

Около орудий работает во время стрельбы «орудийный расчет»: наводчики, замковые, заряжающие, правильные, ящичные.

Средства тяги обслуживаются «ездовыми» – в батареях конной тяги, или водителями – в батареях механической тяги.

Взвод управления батареи, выполняет целый ряд задач: он ведет разведку местности и противника, наблюдает за действиями своих войск и за результатами стрельбы своей батареи, готовит исходные данные для стрельбы, организует и обслуживает связь в батарее.

Чтобы взвод управления мог успешнее выполнять всю эту работу, он разделен на четыре отделения: разведки, вычислительное, проволочной связи и радиосвязи.

Кроме этих трех взводов, в батарее есть еще отделение ручных пулеметов, – оно обеспечивает самооборону батареи от пехоты противника и от его низко летающих самолетов, – и хозяйственное отделение.

Во главе батареи стоят ее командир и политический руководитель (политрук).

Три батареи составляют обычно дивизион, а несколько дивизионов – от двух до четырех – объединяются в полк.

Посмотрим же, как работает в бою основная огневая единица артиллерии – батарея.

 

На закрытой позиции

Вот к хутору Огнивка (рис. 235) подъезжает командир 3-й батареи 4-го артиллерийского полка. Батарея эта вооружена 122-миллиметровыми гаубицами.

На походе командир батареи получил от командира дивизиона задачу: подавить пулеметы противника на окраине деревни Заозерье.

Еще раньше, – едва раздались впереди первые ружейные выстрелы, – командир батареи уже вызвал к себе «огневой разъезд». Теперь же, получив задачу, командир батареи коротко приказал начальнику этого разъезда:

«Сейчас 10 часов 20 минут. Выбрать огневую позицию в кустах за хутором Огнивка. Буссоль 45-00. Наименьший прицел – 40. Готовность – 10.30. Батарею встретите у юго-западной опушки кустов».

Очевидно, вам не все понятно в этой короткой задаче.

Во-первых, что это за «огневой разъезд»?

Рис. 245. Как выглядит артиллерийская буссоль, если на нее смотреть сверху и сбоку

Так называется разъезд, который назначается специально для выбора огневой позиции батареи. Его возглавляет старший на батарее (командир огневого взвода). В состав разъезда входят: командир орудия, вожатый средств тяги, разведчик и так называемое «вычислительное отделение» без третьего вычислителя. Разъезд должен наметить место для каждого орудия, выбрать место для передков и пути подвоза боеприпасов, а затем уточнить положение огневой позиции на карте.

Во-вторых, вы не поняли, что значит «буссоль 45-00».

Разъезд будет выбирать не открытую позицию, как выбирали вы для своего орудия, а закрытую, то-есть такую, с которой противнику не были бы видны не только наши орудия, но даже блеск, пыль и дым при выстрелах,

Рис. 246. Куда будет направлено орудие по буссоли при различных ее установках

На открытой позиции вам нетрудно было направить свое орудие в цель: совместить перекрестие панорамы с целью, – вот и все. А с закрытой позиции цели видно не будет: впереди будет видно только «укрытие» – роща, холм, деревня или какой-либо другой предмет, укрывающий батарею от взоров противника.

Как же в этих условиях направить орудие в цель? На помощь приходит прибор под названием «буссоль».

Артиллерийская буссоль – это просто-напросто большой компас (рис. 245). Главное отличие буссоли от обычного компаса в том, что она укрепляется на треноге и имеет деления не в градусах, а в артиллерийских делениях угломера, то-есть в знакомых уже вам «тысячных».

Окружность буссоли разделена на 60 частей, а каждое из этих «больших» делений разделено, в свою очередь, на 5 маленьких, так что «цена» каждого маленького деления буссоли-двадцать «тысячных».

Куда смотрит ноль буссоли, туда же будет смотреть и орудие, направленное по буссоли. Ствол орудия будет расположен параллельно диаметру буссоли, на одном конце которого стоит цифра «30», а на другом «О» (рис. 246).

Магнитная стрелка буссоли помогает направить орудие в цель на закрытой позиции.

Если к вороненому – северному – концу магнитной стрелки подгоним деление «О», то диаметр 30-0 будет направлен с юга на север; значит, и орудие, поставленное по буссоли «О», будет направлено на север.

Попробуем подогнать к магнитной стрелке деление «15».

Увидим, что диаметр 30-О смотрит с запада на восток. Туда же будет направлено и орудие, если поставить его по буссоли 15-00.

Нетрудно догадаться, что при буссоли 30-00 орудие будет направлено на юг, а при буссоли 45-00 – на запад.

Теперь мы можем расшифровать, что значит приказание командира батареи «буссоль 45-00». Оно означает: орудия должны быть направлены прямо на запад.

Поупражняйтесь в решении задач: какую буссоль надо скомандовать, чтобы орудие смотрело на северо-восток? на юго-запад? на северо-запад? на юго-восток?

Ну, а как же направить орудие по буссоли?

Делается это просто.

Поставьте буссоль на том месте, где вы наметили поставить орудие: подведите к магнитной стрелке назначенное командиром деление 45-00; затем выберите вспомогательную точку наводки и, поворачивая имеющуюся на буссоли визирную трубку (рис. 245 и 247), направьте ее в эту точку.

Прочтите, какое деление угломерного круга буссоли оказалось против указателя визира. Пусть это будет деление 8-00. То же самое деление угломера скомандуйте орудию, когда оно придет на позицию. Наводчик повернет панораму на скомандованный угол, то-есть поставит деление 8-00 по кольцу и барабану угломера панорамы и наведет орудие в ту же точку наводки. Этим самым на панораме орудия будет построен тот же угол между направлением на север и на точку наводки, какой был перед тем на буссоли. Орудие будет смотреть туда же, куда был направлен ноль буссоли (рис. 248).

Командир батареи приказал еще: «Наименьший прицел – 40». Что это значит?

Вы знаете уже, что орудию надо придать определенный угол возвышения, чтобы забросить снаряд на нужное вам расстояние.

Рис. 247. Как направить орудие в цепь по буссоли: отметка буссолью

Рис. 248. Как направить орудие в цель по буссоли: наводка орудия

Но укрытие не всегда позволит вам это сделать: если цель находится сравнительно недалеко от батареи, а укрытие высокое, то вы рискуете попасть не в цель, а в укрытие (рис. 249). Попадание в укрытие вызовет разрыв снаряда, и вы можете в этом случае поразить свою пехоту или свой же наблюдательный пункт.

С позиции, изображенной на рисунке 249, вы можете стрелять по целям № 1 и № 2. Но стоит вам еще хоть сколько-нибудь уменьшить угол возвышения, – и разрыв произойдет уже над укрытием. Значит, по цели № 3 вы с этой позиции стрелять не сможете: цель эта находится в «мертвом пространстве» батареи.

По цели № 2 вам придется стрелять так, чтобы крайние снаряды в пучке траекторий (вспомните рассеивание!) едва-едва перелетали через верхушки деревьев или, как принято говорить, через гребень укрытия. Уменьшать прицел уже нельзя. Вот этот прицел, – при котором все снаряды перелетают через укрытие, но уменьшать который без риска попадания в укрытие нельзя, – и называют наименьшим прицелом.

Итак, приказание командира батареи «наименьший прицел 40» означает вот что: выберите такую позицию, чтобы при прицеле 40 можно было стрелять, не рискуя попасть в укрытие.

Артиллеристы умеют быстро Подсчитывать наименьший прицел по несложным формулам.

Для 76-миллиметровой полковой пушки наименьший прицел определяется так: надо взять в делениях угломера половину величины угла укрытия и сложить с величиной удаления гребня укрытия, выраженной в делениях прицела.

Например, угол укрытия – 40 делений угломера; половина его – 20; до гребня укрытия – 6 делений прицела. Следовательно, наименьший прицел равен 26 делениям прицела.

Для дивизионной 122-миллиметровой гаубицы наименьший прицел определяется немного иначе: он зависит от заряда. Например, для стрельбы дальнобойной гранатой зарядом № 3 он равен одной пятой угла укрытия, сложенной с дальностью до гребня укрытия в делениях прицела, плюс еще десять.

С той же позиции, о которой у нас только что шла речь, наименьший прицел для гаубицы будет (40: 5)+6+10=24 деления.

Рис. 249. Что важно знать при стрельбе с закрытой позиции

Мертвое пространство для гаубицы, как видите, меньше, чем для пушки; ведь снаряды гаубицы вылетают с меньшей скоростью, чем пушечные, и траектории у них круче. Даже если гаубицу поставить к укрытию ближе, чем пушку, мертвое пространство для гаубицы часто будет меньше, чем для пушки (рис. 250).

Рис. 250. При расположении за одним и тем же укрытием мертвое пространство у гаубицы меньше, чем у пушки

Теперь вы знаете все необходимое для того, чтобы понять, как огневой разъезд выполняет приказание командира батареи.

Быстро проехав по указанному району, начальник разъезда наметил три места, удобных для огневой позиции. Но одно из них оказалось слишком открытым: с коня видны были деревья у деревни Заозерье (рис. 251), а батарее 122-миллиметровых гаубиц, чтобы блеск выстрелов не был виден противнику, нужна глубина укрытия не менее 8 метров (на пыльном грунте для всех орудий – 12-15 метров). Пришлось от этого места отказаться.

Другое место было хорошо укрыто, но наименьший прицел оказался более 40; значит, с этой позиции нельзя было бы выполнить поставленную задачу – стрелять на прицеле 40.

Третье место оказалось наиболее подходящим: оно хорошо укрыто лежащей впереди высотой с рощей, и наименьший прицел не слишком велик, – он оказался равным 35 делениям прицела.

Начальник разъезда немедленно послал вожатого средств тяги привести батарею на выбранную позицию, разведчика – встретить телефонистов, а затем отправиться к командиру батареи и доложить ему о выборе огневой позиции; сам же начальник разъезда с остальными людьми остался намечать места для орудий и место для передков.

Рис. 251. На этом месте орудия ставить нельзя: пыль и дым при выстрелах будут видны противнику

На месте правого орудия, которое мы назовем «основным», начальник разъезда расставил буссоль, определил направление стрельбы и угломер по выбранной им точке наводки.

А батарея тем временем уже подходила. Командиры орудий выехали вперед познакомиться с местами своих орудий.

И почти в то же время подошли телефонисты с вопросом, где поставить телефонный аппарат. Они уже успели проложить телефонную линию с наблюдательного пункта.

Радисты, пришедшие с батареей, уже разбрасывали «усы» своей переносной радиостанции и начали ловить в эфире радиостанцию командира батареи. А минуты через три, – когда орудия заняли позицию, подготовились к бою и приняли нужное направление, передки ушли в указанное им место (рис. 252), а связисты доложили о готовности связи, – старший на батарее доложил по телефону командиру батареи о ее готовности.

Пройдем теперь на наблюдательный пункт. Вы уже знаете, как его выбирают и занимают. На этот раз наблюдательный пункт оказался на пригорке, на опушке рощи, откуда хорошо видна деревня Заозерье и прилегающий к ней район (рис. 252).

Рис. 252. Батарея развернулась в боевой порядок

На наблюдательном пункте уже установили связь с командиром стрелковой роты, который потребовал подавить пулеметы противника у окраины деревни Заозерье. Командир роты настаивал на немедленном открытии огня.

Командиру батареи доложили, что батарея готова, но еще не могли определить сколько-нибудь точно, где она стоит; среди кустов, где расположены орудия, не так-то просто ориентироваться.

Командир батареи решил все же начать стрельбу, не теряя времени на уточнение положения батареи и на вычисления.

Он знал, что стрелять надо на запад, то-есть приблизительно по буссоли 45-00.

Кроме того, он знал, что батарея находится примерно в километре позади его наблюдательного пункта; расстояние же от своего наблюдательного пункта до деревни Заозерье он определил на-глаз километра в два. Значит, от батареи до цели – километра три.

Важно было не попасть в случае ошибки в свою пехоту, поэтому командир батареи на всякий случай прибавил к результату своего подсчета еще 200 метров.

На все эти расчеты опытному командиру батареи понадобилось всего секунд 5, после чего раздались команды:

«По пулеметам.

Гранатой.

Взрыватель осколочный.

Заряд третий.

Буссоль 45-00.

Уровень 30-00.

Прицел 64.

Первому один снаряд.

Огонь!»

Телефонист быстро передавал на огневую позицию команду за командой; принимавший громко повторял ее, и тогда телефонист громко отвечал «да», чтобы и принимающий и командир батареи были уверены, что команда принята правильно.

Не прошло и минуты, как с огневой позиции передали: «Выстрел», и мягко зашуршала где-то в вышине гаубичная граната.

Рис. 253. Угол отклонения разрыва от цели не одинаков для командира и для батареи, поэтому снаряд и не послушался команды – второй разрыв оказался правее цели на 0-40

Вот и разрыв. Он оказался далеко в стороне от цели.

«Влево 1-40», – доложил разведчик.

Не удивляйтесь, что первый разрыв получился так далеко от цели: ведь орудия цели не видят, а никаких точных расчетов командир батареи не производил, так как он должен был возможно скорее открыть огонь.

«Правее 1-40.

Огонь!» – раздалась команда.

Но и второй разрыв оказался не против цели: на этот раз снаряд ушел уже вправо на 40 делений угломера.

«Вправо 40», – доложил разведчик.

Вы в недоумении: почему снаряд не послушался команды?

Если вдумаетесь, увидите, что дело, однако, очень просто: стреляющий на этот раз находился не около орудия.

Если батарея стояла бы там же, где находился наблюдательный пункт, то угол отклонения снаряда от цели был бы, конечно, одинаков и для командира батареи и для орудия. Но орудие находилось далеко позади наблюдательного пункта, поэтому угол «разрыв – наблюдательный пункт – цель» оказался больше, чем угол «разрыв – орудие – цель». Рисунок 253 показывает наглядно эту разницу. Первые два выстрела показали командиру батареи, что поправка, равная отклонению разрыва, велика. Нужно учесть «коэффициент удаления». Он быстро сделал в уме новый расчет; артиллеристы знают наизусть несложные формулы для таких случаев. Получилось, что на этот раз, при отклонении в 0-40, надо брать поправку в 0-30. Вы слышите команду:

«Левее 0-30.

Огонь!»

Выстрел – и разрыв оказался против цели – недолет.

Вы сами стреляли и знаете, как поступить в этом случае: надо сделать скачок, равный срединной ошибке для данного способа измерения дальности. Но при дальностях стрельбы от трех до шести километров эта ошибка составляет уже не 200 метров, как было при вашей стрельбе, а в среднем около 400 метров, или 8 делений прицела.

Теперь вам понятна следующая команда командира батареи:

«Прицел 72.

Огонь!»

И несколько секунд спустя за целью – в деревне – взметнулся кверху большой темный куст: это был разрыв.

«Прицел 68.

Огонь!» – скомандовал командир батареи.

Получив на этот раз недолет, он продолжал сужать вилку.

Рис. 254. Параллельный веер

Рис. 255. Веер по ширине цели

Как это делается, вы уже знаете из своего опыта. Но для того чтобы ускорить пристрелку, получить сразу обеспеченный предел вилки, командир скомандовал:

«Прицел 70.

Батареею огонь!»

Четыре выстрела раздались один за другим, с промежутками около одной секунды, и вслед за последним из них услышали вы доклад телефониста:

«Очередь!»

Это означает, что выпущены все назначенные последней командой снаряды.

Разрывы появились опять за целью и легли на широком фронте; орудия на огневой позиции направлены были параллельно друг другу; расстояние по фронту между разрывами равно было расстоянию между орудиями. Это был так называемый «параллельный веер» батареи (рис. 254).

А цель была значительно более узкой по фронту, чем веер разрывов.

Требовалось сузить веер, чтобы снаряды не ложились без пользы по сторонам от цели. И так как ближе всех к цели лег разрыв второго орудия, командир скомандовал:

«Соединить огонь ко второму в 0-06. Прицел 68.

Огонь!»

Теперь уж разрывы приблизились друг к другу: «веер разрывов» стал равен фронту цели (рис. 255).

Дым окутал цель сплошной тучей, и вражеские пулеметы замолкли: если даже они и не погибли, то, ничего не видя, метко стрелять они все равно уже не могли.

Как принято говорить на военном языке, пулеметы были «подавлены».

Пока командир батареи решал эту первую огневую задачу, на батарее продолжалась работа: вычислители «привязывали» огневую позицию и наблюдательный пункт к точкам на местности, положение которых на карте известно.

Работая со своими приборами, вычислители точно определили, где находятся огневая позиция и наблюдательный пункт, и нанесли их на карту.

Когда после решения первой огневой задачи наступил небольшой перерыв в стрельбе, командир батареи мог уже приготовиться к стрельбе по карте.

Для этого он подготовил данные по ориентирам и записал их.

Вот как он это сделал.

Прочертив на карте прямые линии, соединяющие каждый из ориентиров с батареей, он измерил линейкой дальности до каждого ориентира (рис. 256); прикладывая затем к карте целлулоидный круг так, чтобы ноль был направлен в соответствующий ориентир, он читал, какое деление круга приходится против направления на север, и записывал буссоль этого ориентира (рис. 257).