Артиллерия

Внуков Владимир Павлович

Глава четырнадцатая

Кому нужна артиллерия

 

 

 

Могущество и подвижность

Прошло уже почти шесть веков с тех пор, как на полях сражений первые появились огнестрельные («порохострельные») орудия – появилась огнестрельная артиллерия. За эти 600 лет в артиллерийское дело было внесено много усовершенствований, устройство орудий во многом изменилось, изменился даже их внешний вид. И организация такого рода войск, как артиллерия, теперь совсем не та, что была, скажем, 300 или 400 лет назад.

Можно спросить: в каком же направлении развивалась артиллерия, в чем главное различие между боевой работой нынешней артиллерии и артиллерии шестнадцатого или семнадцатого века? Основное отличие состоит в том, что прежде артиллерия принимала участие главным образом в осадах крепостей и городов.

Рис. 307. Орудие волокут к месту боя (рисунок-миниатюра из «Лицевых летописей»)

Если же битва происходила в чистом поле, то роль артиллерии была сравнительно скромной.

Теперь же артиллерия приходит на помощь своим войскам почти во всех видах военных действий. Без ее боевой работы не обходится ни одно сражение. Нет теперь и такого рода войск, который бы не был бы тесно связан с артиллерией.

Почему же артиллерия только теперь, в наше время, проникла во все роды войск? Почему только теперь задачи артиллерии стали столь многочисленны и всеобъемлющи? Что мешало и в старину широко использовать артиллерию, призывать ее на помощь каждый раз, когда войска в поле наталкивались на упорное сопротивление врага?

Можно предположить, что прежде артиллерия была для этого слишком слаба. Однако на самом деле это неверно. Всегда, во все времена, артиллерия обладала наибольшей силой и мощью огня по сравнению со всеми наземными родами войск. Причина кроется не в этом или, по крайней мере, не только в этом.

Вы легко найдете эту причину, если взглянете на рисунки 307, 308, 309 и 310. Вы видите, как медленно передвигалась артиллерия четыре века назад. А ведь пехота и конница и тогда передвигались довольно быстро, гораздо быстрее, чем артиллерия.

Получался разрыв между разными родами войск: артиллерия не поспевала за своей армией. При наступлении она опаздывала и не могла вовремя притти на помощь своей пехоте. При отступлении она отставала и попадала в руки неприятеля.

Чем могущественнее было орудие, тем оно было тяжелее и, значит, тем труднее было его перевозить.

Военачальники столкнулись с трудной задачей: им нужна была мощная и в то же время подвижная артиллерия. Но одно противоречило другому. Приходилось жертвовать либо тем, либо другим.

Рис. 308. Случалось, что люди заменяли лошадей

Рис. 309. Чтобы подвезти бомбарду, нужно было более десятка лошадей

Вначале, очень долго, по необходимости жертвовали подвижностью.

 

Осада Казани

Из городских ворот Москвы вытянулась бесконечная лента вооруженных людей, вереница телег, запряженных десятками крепких лошадей. На сотнях повозок везли разобранные на части артиллерийские орудия. Это шел русский царь Иван Грозный осаждать татарскую крепость Казань. Было это в 1552 году.

В то время никаких фабрик и заводов не было. Все производили кустари различных специальностей. Кустари же изготовляли и артиллерийские орудия.

Рис. 310. Перевозка орудия лошадьми, впряженными цугом

Каждый кустарь изготовлял те орудия, для которых у него был подходящий инструмент и подходящий металл. И делал эти орудия так, как ему нравилось. В результате все орудия оказывались различными по весу и калибру и совершенно не походили друг на друга. Названия этим орудиям придумывали самые странные и неожиданные. Здесь был целый зверинец: «Львы», «Тигры», «Волки», «Медведи».

Но у всех этих орудий было нечто общее: все они были очень тяжелые, и перевозить их с места на место можно было только силами десятков волов и лошадей. Такой длинный путь, как путь от Москвы до Казани, проделать с ними было очень трудно.

Вот почему Иван Грозный наиболее тяжелую осадную артиллерию отправил в Казань водой. Осадные орудия-так называемый «большой наряд» – погрузили на баржи, и 21 мая 1552 года караван отплыл из Москвы.

Плыл он до Казани целых 3 месяца, – ведь тогда не было никаких буксиров.

Наконец, «зверинец» прибыл к Казани. Иван Грозный перегрузил орудия с барж на подводы и подвез их к стенам крепости. Поставил их Иван Грозный в одну линию с пехотой.

23 августа артиллерия прибыла к крепостным стенам, но лишь 30 августа она смогла открыть огонь.

Целых 7 дней войскам пришлось ждать, пока артиллерия изготовится для осады.

Наконец, дождались.

Артиллерия начала громить стены Казани и громила 32 дня подряд.

А что делала в это время пехота? Она стояла и ждала, когда артиллерия откроет ей дорогу в город.

Наконец, рухнули Арские ворота, стены были сломаны, и путь в город был открыт. Пехота пошла на штурм.

Теперь уж артиллерия осталась без дела. Она стояла под стенами города и ждала результатов штурма. Стрелять по городу она не могла, так как там были русские войска, а двинуться вперед вместе с пехотой ей было не на чем. Весь обоз, все лошади и повозки были отпущены, чтобы не загромождать поля битвы и не кормить лошадей даром полтора месяца. Да если бы они и ждали около орудий начала штурма, той тогда нужно было бы потратить несколько дней, чтобы разобрать орудия на части и погрузить на подводы.

Наконец, русские войска взяли штурмом Казань. Теперь артиллерия стояла и ждала, пока победители отпразднуют свою победу.

Но вот кончился пир, и войска собрались в обратный путь.

Свой «зверинец» с теми же трудностями повезли они обратно в Москву.

Ну, а если бы штурм не удался? Если бы защитники Казани сделали удачную вылазку и сумели отогнать русскую пехоту?

Что стало бы тогда с артиллерией? Сумела ли бы она последовать за своими войсками, отступить без потерь?

Конечно, нет, – она вся оказалась бы в плену.

 

Нарва и Полтава

В 1700 году Петр I начал войну со шведами за побережье Балтийского моря. Для того чтобы добиться победы, он вывел в генеральное сражение под шведской крепостью Нарвой 145 артиллерийских орудий.

За полтора века со времен осады Казани русская артиллерия почти не улучшилась. Шведы же имели в то время лучшую артиллерию в мире. Да и не только своей артиллерией превосходили шведы русских. Их армия была лучше обучена и вооружена. Во главе ее стояли опытные и много воевавшие начальники.

В самый разгар осады, когда Петр рассчитывал ворваться в Нарву, шведский король Карл XII сделал вылазку из крепости. Шведские войска ударили по осаждавшим войскам Петра и наголову разбили их. Русским пришлось спешно отступить от стен Нарвы.

Увезти с собой свою неуклюжую артиллерию они не успели: за исключением двенадцати орудий, вся она попала в плен.

– Но, – как говорит русская пословица, – «нет худа без добра».

Для русской армии тяжелый разгром под Нарвой оказался жестоким, но полезным уроком. Началась эпоха быстрого развития и усовершенствования артиллерии.

Со свойственным Петру I упорством и настойчивостью он сразу же стал готовиться к новой схватке со шведами. Петр взялся за дело горячо. Для начала он реквизировал церковные колокола, чтобы иметь бронзу для отливки новых орудий. 250 молодых людей заставил он учиться грамоте и математике, чтобы они могли стать толковыми артиллеристами. Лучших мастеров орудийного дела он отправил за границу, чтобы они ознакомились там с новейшими образцами артиллерийских орудий. А затем принялся строить новую артиллерию-такую артиллерию, в которой были бы устранены все недостатки старой.

Петр приказал своим мастерам изготовить ему образцы орудий. Образцы приготовили. Но вышло так, что одни орудия оказались мощными, но зато очень тяжелыми. Другие радовали своим небольшим весом, зато и мощность у них была небольшая.

Что было делать? Как примирить непримиримое?

Петру очень хотелось иметь такие орудия, которые были бы сразу и мощными, и подвижными. Но тогда это было еще недостижимо: техника того времени находилась на слишком низком уровне.

В этих затруднительных обстоятельствах Петр все же нашел выход: он разделил всю артиллерию на четыре вида.

Петр понимал, что для осады и для защиты крепостей надо иметь очень мощную артиллерию. Но этой артиллерии обычно почти не приходится передвигаться; значит, ее орудия можно приготавливать, не стесняясь весом. Такою именно и создал он осадную и гарнизонную (крепостную) артиллерию.

Для боев же в открытом поле он сформировал особую полевую и полковую артиллерию. От орудий этих видов он требовал, в первую очередь, легкости и удобства перевозки: полевая и, тем более, полковая артиллерия должна всюду поспевать за пехотой.

Так Петр I впервые создал совершенно ясную и четкую организацию артиллерии: он подразделил ее на осадную, гарнизонную (крепостную), полевую и полковую (пешую и конную).

Этим разделением Петр, удачно для своего времени, разрешил задачу о сочетании мощности и подвижности артиллерии.

Но это было только полдела; нужно было еще избавиться от излишнего разнообразия, разнокалиберности артиллерии. Отсутствие единого калибра орудий было их крупнейшим недостатком. Каждое орудие могло стрелять только такими снарядами, которые были изготовлены специально для него. Если этих снарядов не хватало, то орудие замолкало, прекращало огонь, хотя бы у соседнего орудия и лежали горы снарядов.

Разница калибров мешала передаче снарядов от одного орудия к другому, вносила путаницу и очень затрудняла снабжение артиллерии – снарядами.

Пока существовало только кустарное производство, бороться с разнокалиберностью было очень трудно, – «каждый молодец» готовил орудия «на свой образец».

Но во времена Петра I были уже новые возможности в производстве. Кустари объединились в артели, в которых существовало разделение труда по специальностям. Одни мастера были специалисты по отливке стволов, другие занимались шлифовкой, третьи – отделкой. Это уже давало возможность выделывать более однообразные орудия, так как артели могли делать не одно, а сразу несколько орудий.

Петр I понял новые возможности и смело использовал их. Он установил для каждого вида артиллерии своего рода стандарт: единство калибров и единство весов орудий и снарядов.

Так Петр I создал новую, не похожую на прежнюю, артиллерию. И скоро эта новая артиллерия была испытана на деле, в бою.

В 1709 году Петр снова встретился на поле битвы со шведами. Карл XII осаждал крепость Полтаву, которую героически защищал небольшой русский гарнизон. На выручку осажденным подошел Петр со своей армией. Внезапно обрушился он на шведов и стал их громить из своих новых артиллерийских орудий. Молодые русские артиллеристы косили шведов с расстояния в 100 шагов. Не выдержав артиллерийского огня, шведская армия отступила.

Шведы были наголову разбиты, сам Карл XII едва ускользнул от плена и бежал в Турцию.

Блестящей победой под Полтавой русские войска расквитались со шведами за свое поражение под Нарвой.

После окончания войны Петр не перестал уделять артиллерии большое внимание, вводил в нее все новые усовершенствования.

Продолжателем дела Петра был его воспитанник и соратник граф Шувалов, один из наиболее культурных и передовых людей той эпохи. Его старания не пропали даром: русская артиллерия стала едва ли не лучшей в Европе. Эпоха Петра и Шувалова вошла в историю развития артиллерии как один из важнейших и крупнейших ее этапов.

Однако в петровские времена тяжелая осадная и крепостная артиллерия по-прежнему еще не могла принимать участие в полевых боях – она была слишком тяжеловесна и медлительна для таких сражений.

Лишь в середине восемнадцатого века, когда техника, и в частности артиллерийская техника, стала быстро развиваться, талантливому французскому артиллеристу Грибовалю удалось добиться значительного увеличения подвижности артиллерии, и в том числе тяжелой. Тяжелая артиллерия, наконец, смогла отойти от крепостных стен и принять участие в боях рядом с полевой артиллерией.

 

Полководец-артиллерист

Наполеон I был по специальности артиллеристом. Еще будучи молодым артиллерийским офицером, он в совершенстве изучил артиллерию, сроднился с нею, полюбил ее. Особенно ценил он тяжелую артиллерию. Даже в те времена, когда Наполеон стал императором Франции, он пользовался всякой возможностью, чтобы побывать в артиллерийских частях, а при случае и пострелять из орудий.

Наполеон был не только знатоком артиллерии, он был вместе с тем и гениальным полководцем. Он ясно понял всю огромную силу артиллерии, нашел такие формы ее организации и такие способы ее применения, которые обеспечили ему ряд крупнейших побед.

Ни один свой поход Наполеон не совершал без артиллерии. Даже при знаменитом переходе через горные цепи Альп он, несмотря на огромные трудности перехода, не расстался с артиллерией (рис. 311). Как снег на голову, обрушился Наполеон на австрийцев и с помощью артиллерии разбил их в битве при Маренго.

Как же организовал Наполеон артиллерию своей армии?

Каждой дивизии он придал свою особую дивизионную артиллерию. Эта артиллерия имела наиболее подвижные орудия.

Из более мощной артиллерии он создал батареи усиления. Эти батареи он передал в корпуса, создав, таким образом, своего рода резервную корпусную артиллерию.

Рис. 311. Переход Наполеона через Альпы

Как применял Наполеон свою артиллерию?

Верный своему принципу – бить врага в решительный момент на решающем участке, – Наполеон с необычайным искусством во время боя создавал из корпусной, а иногда и из дивизионной артиллерии мощные многоорудийные батареи. В нужный момент он неожиданно обрушивался этим всесокрушающим молотом на врага и решал тем самым судьбы боя.

Артиллерия Наполеона обычно начинала громить противника еще до того, как в борьбу вступали пехота и конница.

С большой проницательностью Наполеон намечал места, где противник может оказать сопротивление его войскам, и сюда направлял огонь большой массы орудий еще до начала боя. Этим он как бы подготовлял с помощью артиллерии успех своим войскам, проводил своего рода артиллерийскую подготовку боя.

Так, например, свою диспозицию (на современном языке – приказ) на Бородинский бой 1812 года Наполеон начинает с постановки задач артиллерии. Уже это одно показывает, насколько важной считает он роль артиллерии в бою. Именно ей отводит он всю первую часть своей диспозиции.

Из артиллерии различных дивизий и корпусов Наполеон создает 62-орудийную пушечную группу под командой генерала Пернети. Этой группе и резервным батареям корпуса Даву ставит он задачу: уничтожить русскую артиллерию.

Сорокаорудийной гаубичной группе генерала Фуше ставится другая задача: разрушить русские укрепления. И, наконец, гвардейскую гаубичную артиллерию генерала Сорбье он оставляет в своем резерве.

Может показаться странным, почему Наполеон, придавая такое большое значение артиллерии, значительную часть ее все же оставлял в резерве. Ведь этим он уменьшал количество артиллерии в дивизиях и корпусах, уменьшал мощь их артиллерийского огня!

Объясняется это просто.

Гладкоствольные орудия того времени стреляли всего на 400 – 500 метров картечью и на 1 000 – 1 200 метров ядрами. При таких условиях совершенно невозможно было с одной позиции обстреливать разные участки расположения противника, надо было перевозить орудия с места на место. Но, обладая такой малой дальностью огня, артиллерия всегда становилась на позицию, очень близкую к противнику, втягивалась в бой, и тогда уже было невозможно вырвать ее из боя и на виду у противника перевести на другое место. Да если бы это и удалось, то на это потребовалось бы много времени. Поэтому-то Наполеон и считал необходимым держать в своих руках особые артиллерийские резервы, с помощью которых он мог влиять на ход боя и наносить противнику неожиданные удары.

Так руководил Наполеон боем. Так поступал он при Маренго, и при Аустерлице, и при Иене, и во многих других сражениях. И всюду он побеждал своих противников – итальянцев, австрийцев, пруссаков, саксонцев и других.

Основываясь на своем предыдущем опыте, Наполеон и под Бородиным ждал такой же быстрой и легкой победы, как всегда. Но на этот раз он ошибся.

Под Бородиным русская пехота и конница сражались с невиданным упорством и храбростью. А русские артиллеристы недаром считались лучшими в Европе: они показали на деле свое искусство и бесстрашие.

Первая же французская атака корпуса Даву на багратионовы флеши (открытые земляные укрепления) была отбита внезапным и метким огнем русской артиллерии.

Много раз французы пытались захватить батарею Раевского, этот «ключ» всей русской позиции. Но каждый раз русские артиллеристы вовремя приходили на помощь своей пехоте и стрельбой в упор отгоняли французов. При третьей атаке польским уланам Наполеона удалось все же ворваться на батарею. Артиллеристы 6-го русского корпуса встретили поляков сначала картечью, а затем схватились с ними врукопашную. Пошли в ход сабли, тесаки, кинжалы и даже принадлежность для чистки и заряжания – банники и прибойники. Поляки не выдержали рукопашного боя и поспешно отступили.

Особой лихостью отличилась конная артиллерия. В самый разгар боя гусары Уварова вместе с казаками Платова были посланы Кутузовым за реку Колоча: они должны были ударить французам в тыл и во фланг. Но за рекой, около деревни Беззубово, они натолкнулись на французскую пехоту. Три раза гусары ходили в атаку, и три раза французы отбивали ее.

Тогда из-за леса карьером вылетели 12 русских конных орудий и начали картечью расстреливать французскую пехоту. Французы дрогнули и отступили, Дорога русской коннице была открыта.

«Артиллерия наша, нанося ужасный вред неприятелю, цельными (так говорили тогда вместо «меткими») выстрелами своими, принудила неприятельские батареи замолчать, после чего неприятельская пехота и кавалерия отступили ночью и французы отошли за Колочу».

Так доносил в ночь с 7 на 8 сентября 1812 года, после Бородинского боя, русский главнокомандующий Кутузов императору Александру I.

Исход Бородинского боя известен: Наполеону не удалось добиться победы. Подчиняясь приказу Кутузова, русская армия отступила. Но она не была разбита. Она сохранила свои силы и через несколько месяцев прогнала наполеоновскую армию из пределов России.

 

Уроки мировой войны

Победы Наполеона, одержанные им над итальянцами, австрийцами и пруссаками в годы расцвета его славы, произвели громадное впечатление на полководцев девятнадцатого века. Наполеон надолго как бы загипнотизировал умы своих последователей. Более полвека большинство генералов повторяли то, что делал в свое время Наполеон, в том числе повторяли и приемы применения артиллерии. Повторяли слепо, копировали Наполеона, не внося почти никаких поправок, несмотря на значительные усовершенствования в артиллерийских орудиях. Они забыли, что сам Наполеон никого не копировал, а исходил из отличного знания возможностей артиллерии и учета свойств орудий своего времени. Они же считали, что одного повторения наполеоновских приемов достаточно для победы. Это привело в середине девятнадцатого столетия к тому, что целый ряд сражений был проигран слепыми подражателями Наполеона из-за неудачного использования артиллерии.

Но вот в конце девятнадцатого столетия появилось новое орудие с особыми свойствами – скорострельная пушка со сравнительно мощным снарядом. Ее стали рассматривать как своего рода «универсальное» орудие, которым можно заменить любую, в том числе и тяжелую, артиллерию. Тогда впервые была внесена крупная, но совершенно неверная поправка в наполеоновские принципы организации и применения артиллерии. Тяжелая артиллерия, которую так ценил Наполеон, с помощью которой он решал судьбы боя, была забыта, перестали ею интересоваться и о ней заботиться; она была оттеснена на второй план «универсальным» орудием.

Русско-японская война показала, что это «универсальное» орудие не может решать всех артиллерийских задач, но уроков этой войны оказалось недостаточно.

И вот, некоторые страны к началу мировой империалистической войны оказались либо совсем без тяжелой артиллерии и даже без гаубиц, только с одними пушками, либо с ничтожным количеством устаревшей тяжелой артиллерии.

Мировая империалистическая война 1914—1918 годов сразу же заставила внести поправки в организацию артиллерии.

Никогда еще в сражениях не участвовало такого огромного количества бойцов и никогда еще эти бойцы не были так отлично вооружены.

Защищаясь от убийственного огня артиллерии и пулеметов, армии стали зарываться в землю, окапываться, оплетаться проволокой, одеваться броней и железобетоном. С головокружительной быстротой развивалась военно-инженерная техника. Сильнейшие укрепления вырастали в чистом поле в течение нескольких дней.

Стиралось различие между полем и крепостью. Тысячи километров фронта превращались в сплошную неприступную крепость.

Что же могла сделать артиллерия своей «универсальной» пушкой? – Очень мало.

Войскам потребовалась такая помощь артиллерии, о которой прежде и не помышляли, помощь разнообразная, непрерывная, от начала до самого конца боя.

Потребовалось много больше артиллерии вообще и тяжелой в особенности.

Вот несколько цифр, которые говорят сами за себя.

В начале мировой войны, в 1914 году, на каждую тысячу пехотинцев в, войсках имелось в среднем по 4-5 орудий, а в конце войны, в 1918 году, – уже по 12-15. Удельный вес артиллерии возрос в 3 раза.

В 1914 году в армиях всех воевавших государств было в общей сложности 25 000 орудий, среди них тяжелых – всего 4 200. К концу же войны, в 1918 году, общее количество орудий в этих же армиях дошло до 85 000, то-есть увеличилось в 3,4 раза; орудий тяжелой артиллерии было уже 33 500, то-есть в 8 раз больше, чем в начале войны. Тяжелая артиллерия, как и в эпоху Наполеона, снова заняла почетное место в войсках.

Нечего было и думать о каком-либо «универсальном» орудии. Пришлось для выполнения различных задач создавать снова различные виды артиллерии. Делалось это тогда очень спешно, бессистемно и стихийно.

Но в конце концов все это дало свои плоды.

Опыт войны изучили, обобщили и систематизировали, внесли в него, в связи с развитием военной техники и изменением тактики, ряд поправок и создали четкую организацию различных видов артиллерии.

Конечно, и эта организация не является застывшей и незыблемой, она продолжает непрерывно совершенствоваться вместе с ростом новой техники и накапливанием нового опыта.

 

Какие виды артиллерии имеют современные армии?

Батальонная и противотанковая артиллерия. Ее основное назначение – поддерживать пехоту в бою и бороться с танками, танкетками и бронеавтомобилями противника. Эта артиллерия передвигается всегда вместе со своей пехотой, не отставая от нее ни на шаг. Понятно, что батальонные и противотанковые орудия должны быть небольшими, легкими, удобоподвижными. Ведь эти орудия придется перекатывать по полю боя силами людей, а в случае необходимости даже переносить их на руках в разобранном виде.

Рис. 312. 20-миллиметровая противотанковая пушка завода Скотти (наземно-зенитная)

Рис. 313. 37-миллиметровая противотанковая пушка

Рис. 314. 75-миллиметровая пехотная гаубица завода Бофорс

Рис. 315. 81-миллиметровый миномет

Рис. 316. 76-миллиметровая полковая пушка образца 1927 года

Рис. 317. 76-миллиметровая дивизионная пушка образца 1902/30 годов

Рис. 318. 122-миллиметровая дивизионная гаубица образца 1910/30 годов

Рис. 319. 107-миллиметровая корпусная пушка образца 1910/30 годов

Рис. 320. 152-миллиметровая корпусная гаубица образца 1910/30 годов

Рис. 321. 203-миллиметровая американская гаубица

Рис. 322. 305-миллиметровая австрийская мортира

Рис. 323. 220 – миллиметровая французская пушка

Такие маленькие орудия нетрудно укрыть за небольшими складками местности даже вблизи противника.

На рисунках 312—315 показаны образцы орудий батальонной и противотанковой артиллерии. Мы здесь видим противотанковые пушки (рис. 312 и 313), которые бывают калибром от 20 до 57 миллиметров, гаубицы (рис. 314), мортиры и минометы (рис. 315), калибр которых колеблется от 45 до 81 миллиметра.

Пушки, стреляя прямой наводкой с открытой позиции, будут бороться с танками противника и с его открыто стоящими пулеметами.

Гаубицы, мортиры или минометы будут обстреливать укрывшиеся в складках местности пулеметы и простейшие укрепления противника.

Если, например, наша наступающая пехота внезапно попадет под огонь замаскированного пулемета противника, можно будет сразу же, прямо рукой, указать эту цель командиру противотанковой пушки – ведь эта маленькая, подвижная пушка будет вести наступление вместе с передовыми частями пехоты. Стреляя прямой наводкой, пушка очень быстро заставит замолчать пулемет противника.

А если у пехоты не было бы своей пушки, пришлось бы передавать по телефону или радио на наблюдательный пункт батареи просьбу открыть огонь, разъяснять, где находится цель, и затем ждать, пока батарея найдет цель, пристреляется и поразит ее.

Маленькая пушка в передовых частях пехоты в этих случаях полезнее целой батареи, стоящей на закрытой позиции.

Если продвижению пехоты помешает окопавшийся пулемет, его всегда сумеет поразить батальонная гаубица, мортира или миномет, стреляющие навесным огнем.

Почти во всех армиях каждый батальон пехоты имеет свою артиллерию.

Наша армия вооружена отличными противотанковыми пушками и батальонными орудиями навесного огня.

Полковая артиллерия. Ее задача-поддерживать в бою свой полк и бороться с механизированными средствами противника, с его танками и бронеавтомобилями.

На вооружении полковой артиллерии у нас состоят 76-миллиметровые полковые пушки образца 1927 года (рис. 316). Эти пушки по своим свойствам очень близки к гаубицам и поэтому пригодны при очень разнообразных обстоятельствах – обладают известной универсальностью.

Небольшие по размеру, подвижные и поворотливые, эти пушки в бою будут передвигаться вместе с пехотой и часто будут стрелять с открытой позиции;

В каждом нашем стрелковом полку имеется шесть таких пушек.

В некоторых армиях в полках имеются, кроме того, специальные противотанковые батареи. Они состоят обычно из противотанковых пушек калибром 45-47 миллиметров.

Дивизионная артиллерия предназначается для поражения всех тех целей, которые встречаются в полевой войне и препятствуют пехоте дивизии успешно наступать или успешно обороняться. Дивизионной артиллерии приходится вести борьбу и с механизированными средствами противника, и с его пулеметами, укрытыми в гнездах, и с противотанковыми орудиями, и с неприятельской живой силой, засевшей в окопах или в различных укрытиях.

Не исключена возможность, что ей же придется вести борьбу и с артиллерией противника.

Для выполнения всех этих задач дивизионная артиллерия имеет пушки и гаубицы, значительно более мощные, чем батальонная и полковая артиллерия.

На рисунках 317 и 318 показаны образцы наших орудий дивизионной артиллерии.

Корпусная артиллерия. Основное ее назначение – борьба с артиллерией противника, с дальними целями в глубине его оборонительной полосы и с прочными оборонительными сооружениями. Эти задачи требуют очень дальнобойных пушек и очень мощных гаубиц.

Образцы таких орудий, находящихся на вооружении в Красной Армии, показаны на рисунках 319 и 320.

Каждый корпус имеет свой корпусный артиллерийский полк.

Артиллерия резерва главного командования, или, как ее сокращенно называют, АРГК, предназначается для усиления войсковой артиллерии на важнейших участках фронта и для выполнения особо трудных задач, непосильных орудиям войсковой артиллерии.

В резерве главного командования находятся различные орудия дивизионной и корпусной артиллерии, а кроме того, специальные особо мощные и дальнобойные пушки и гаубицы. Эти орудия сводятся в полки, отдельные дивизионы или батареи.

Образцы таких иностранных орудий показаны на рисунках 321, 322 и 323 и образец нашего орудия-на рисунке 335.

Наша Красная Армия обладает артиллерией резерва главного командования, включающей все необходимые и наиболее совершенные артиллерийские орудия.

Все рассмотренные нами виды артиллерии вооружены наземными орудиями, то-есть орудиями, приспособленными для стрельбы лишь по целям, расположенным на земле.

Но имеется еще один особый вид артиллерии, – это зенитная артиллерия.

Задача зенитной артиллерии – вести борьбу с воздушным врагом.

Рис. 324. 20-миллиметровая зенитная пушка завода Мадсен

Рис. 325. 25-миллиметровая зенитная пушка завода Бофорс

Рис. 326. Американская 105-миллиметровая зенитная пушка

Зенитная артиллерия вооружена в основном 75– или 76-миллиметровыми зенитными пушками (средний калибр), о которых уже подробно говорилось в предыдущей главе (рис. 296—298).

Для борьбы со снижающимися и низко летающими (на высоте до двух-трех километров) самолетами применяются малокалиберные зенитные пушки (рис. 324 и 325), а для борьбы с самолетами на больших высотах – крупнокалиберные зенитные пушки (рис. 326).

Зенитная артиллерия с водится в четырехорудийные батареи, а батареи-в дивизионы трех-четырехбатарейього состава.

Красная Армия имеет первоклассную зенитную артиллерию всех видов, со всеми необходимыми приборами и автоматами (рис. 327).

Артиллерию в настоящее время имеет не только пехота, но и все другие роды войск. Говорить особо о коннице и горных дивизиях нет надобности: они, точно так же как и пехота, как и стрелковые дивизии, имеют свою «конную» и «горную» артиллерию, приспособленную для совместных действий с этими войсками.

Даже такие роды войск, как автобронетанковые войска и авиация, не могут обойтись без артиллерии.

Пока автобронетанковые войска (танки, танкетки, бронеавтомобили) действуют бок-о-бок с пехотой или конницей, они еще могут получать артиллерийскую поддержку от них. Но при самостоятельных действиях, например в случае прорыва или рейда, им потребуется своя собственная механизированная артиллерия. Артиллерия нужна им для борьбы с противотанковыми орудиями противника, с его артиллерией, с мощными неприятельскими танками и, наконец, с авиацией противника.

Воздушный флот, когда он находится на земле – на аэродромах, – нуждается также в защите артиллерии. Зенитная артиллерия должна защитить его от налетов воздушного врага, противотанковая артиллерия – от прорвавшихся мото-механизированных частей противника.

Как это ни странно, но даже артиллерия нуждается часто в помощи артиллерии же. Мощную тяжелую артиллерию, районы сосредоточения большого числа батарей, походные колонны артиллерии – все это необходимо защищать от нападения врага, защищать огнем своей зенитной, а иногда и противотанковой артиллерии. Но артиллерия проникает во все роды войск не только в виде специальных артиллерийских подразделений.

Рис. 327. Наша 76-миллиметровая зенитная пушка на параде

Сейчас артиллерийскими орудиями вооружены и танки, и бронеавтомобили, и бронепоезда, и даже некоторые самолеты, не говоря уже о военно-морском флоте, где артиллерийское орудие издавна является важнейшей частью вооружения крупных кораблей.

Итак, с полным правом можно сказать: в наше время артиллерия нужна всем без исключения родам войск.

Но чтобы помогать всем родам войск, артиллерия должна сопутствовать им, не отставать от них.

Справляется ли теперь, артиллерия с этой задачей? Добилась ли она нужной подвижности?

 

Примирение могущества с подвижностью

За последние десятилетия артиллерийская техника сумела резко повысить мощность орудий, не увеличивая в то же время их веса.

Рис. 328. 37-миллиметровая пушка на походе

Рис. 330. Полковая пушка на прицепе к транспортеру

Рис. 331. 37-миллиметровая пушка на прицепе к танкетке

Достигли этого применением более прочной стали, введением дульных тормозов,

подбором лучших сортов пороха и другими мерами.

Кроме того, улучшением колесного хода, применением резиновых шин и рессор удалось повысить проходимость орудий, уменьшить порчу материальной части при быстром передвижении на походе.

Наконец, некоторые орудия стали делать разборными, так что их можно переносить или перевозить по частям.

Самое же главное, – на помощь артиллерии пришли трактор, грузовой автомобиль и паровоз.

Однако от конной тяги пока еще целиком не отказались: сейчас, как и в старину, для перевозки артиллерийских орудий очень часто пользуются лошадьми.

Небольшое малокалиберное орудие легко перевозит одна пара лошадей (рис. 328). Более тяжелые 76-миллиметровые полковые пушки тянут четыре лошади (рис. 329). Эти же полковые и противотанковые орудия можно передвигать по полю боя с помощью специальных транспортеров (рис. 330) или на прицепе к танкеткам (рис. 331). Для перевозки дивизионной пушки или гаубицы необходима уже шестерка лошадей (рис. 332).

В передках всех этих орудий возят снаряды; на них же может, в случае необходимости, ехать и орудийный расчет.

В конной артиллерии, где необходима большая быстрота передвижения и приходится нередко скакать галопом по кочкам, канавам и кустам, сажать бойцов орудийного расчета на передок неудобно. Это и опасно для людей, и слишком утяжеляет орудие. Поэтому в конной артиллерии все бойцы имеют верховых лошадей.

В горной артиллерии широко применяется перевозка орудий в разобранном виде. Горные орудия навьючиваются на лошадей или мулов (рис. 333).

Но не только легкую артиллерию можно перевозить конной тягой, этим способом можно везти также и более тяжелую артиллерию.

Тут, однако, конная тяга все больше и больше уступает механической. Мотор, можно сказать, здесь почти уже вытеснил лошадь. Трактор стал основным средством для перевозки тяжелой артиллерии (рис. 334).

Чтобы мощные и тяжелые орудия не завязли на немощеных дорогах, их в последнее время стали иногда ставить не на колеса, а на гусеницы (рис. 335).

Рис. 329. 76-миллиметровая полковая пушка с зарядным ящиком на походе

Рис. 332. Дивизионная пушка конной тяги

Рис. 333. Перевозка горного орудия на вьюках

Рис. 334. Корпусная гаубица тракторной тяги

Рис. 335. Наша мощная гаубица тракторной тяги

Рис. 336. Переброска полковой пушки на автомобиле

Когда нужно перевезти артиллерию очень быстро, прибегают к автомобильному транспорту.

Орудия или перевозят на прицепе к автомобилю или грузят на самый автомобиль (рис. 336). Иногда на автомобили грузят не только орудие, но вместе с ним и трактор, который на поле боя перевозит это орудие (рис. 337). Такой способ позволяет значительно ускорить переброску артиллерии.

Если надо быстро перебросить орудия старых образцов, не имеющие рессор, резиновых шин или других приспособлений, уменьшающих тряску, их ставят на подрессоренные подкатные тележки (рис. 338), чтобы во время перевозки не попортились точные механизмы.

Рис. 337. Американская дивизионная пушка на грузовике. На прицеп погружен трактор

Рис. 338. Французская 152-миллиметровая гаубица, установленная на подкатную тележку для перевозки быстроходным трактором

Рис. 340. 155-миллиметровая американская самоходная пушка

Самые мощные и тяжелые орудия, вес которых измеряется сотнями тонн, перевозят по железным дорогам на особых железнодорожных платформах • (рис. 339 и 132). Для выезда таких орудий на огневую позицию обычно строят специальную железнодорожную ветку; с этой ветки орудия и стреляют.

Для некоторых систем орудий, главным образом крупнокалиберных гаубиц, приходится специально укреплять полотно железной дороги бетоном.

Наконец, в особо экстренных случаях артиллерию можно перебросить и на самолетах.

В моторизованных и механизированных частях войск широко распространены все виды артиллерии на механической тяге. Наиболее удобна самоходная артиллерия (рис. 340); орудие устанавливается здесь прямо на трактор, и трактор является в одно и то же время и средством тяги, и лафетом. Самоходная артиллерия может всегда двигаться бок-о-бок с танками и в любой момент оказывать им помощь своим огнем.

Самоходной артиллерии требуется совсем немного времени-несколько минут, а иногда всего несколько секунд, – для того, чтобы прямо с марша занять огневую позицию; ей не приходится тратить время на установку орудий, она может сразу же изготовиться к открытию огня.

Наша Красная Армия, располагающая мощными моторизованными и механизированными войсками, богато оснащена артиллерией механической тяги, в том числе и самоходной. Наличие в механизированных войсках такой подвижной артиллерии увеличивает их огневую мощь и обеспечивает им полную самостоятельность действий.

Совершенно ясно, что за последние десятилетия в артиллерийском деле произошли огромные перемены.

Усовершенствование материальной части и применение механической тяги избавило артиллерию от ее прежней малоподвижности. Теперь нельзя уже сказать, что артиллерия – малоподвижный, неповоротливый, громоздкий род войск. Такое утверждение было правильно по отношению к артиллерии, действовавшей под Казанью, под Нарвой, в наполеоновских войнах и даже в начале мировой войны (тяжелая артиллерия).