"…Мы избрали Зло как путь познанья,

И законом сделали борьбу.

Уходя в тяжелое изгнанье,

Мы живем, чтоб кончить жизнь в гробу…"

Константин Бальмонт.

— Всем оставаться здесь! — крикнул старик, обращаясь к нам. — Теперь ваша очередь, ведьмы. Кто из вас отважится умереть первой?

Элеонора сняла свое заклинание и сгусток энергии, окутывавший нас, исчез. Мы сбились в кучку и пытались обсудить ситуацию.

— Пойду я и без возражений. Думаю, у меня хватит сил его победить. — Ева решительно посмотрела нам в глаза.

— То, что ты старшая, и несешь за нас ответственность, еще ничего не значит! Твоя молния не причинит ему никакого вреда! — Возразила Анжелина.

— У меня есть и другие силы. Заклинания, в конце концов. Я не могу подвергать вас опасности, а сама сидеть, тут сложа руки и смотреть, как одна из нас гибнет!

— Ты нам не мамочка, — оборвала я Еву, — Нужно решать проблему рациональнее. Кто сможет его победить? У меня остались некоторые силы, но я слишком устала. Каждая из нас знает множество заклинаний. Но у кого больше шансов на победу?

Таша тронула меня за руку.

— Нет, только не ты. — Таша еще раз дернула меня за руку, только уже сильнее. — Я знаю, Таша, ты спасла нас от нескольких монстров, но ты устала, и в твоем запасе нет заклинаний. Если уж на то пошло, то каждая из нас в случае чего, сможет сменить облик.

— Ну же! Я жду вас! — крикнул Ярослав, парящий где-то над дырой зияющей над нами.

Огонь с силой вырвался со стороны лестницы и взметнулся к дыре, на крышу. Когда столб пламени утих, я увидела стоящую на крыше Кристину, сотканную из огня. Огонь утихал, и Кристина принимала свой нормальный облик, лишь ее разорванные плечи пылали все тем же ярким пламенем.

— О, нет… — простонала Элеонора, наконец-то своим обычным голосом.

— Выбор сделан — сказал старик и злобно рассмеялся. — У вас нет шансов. Готовьтесь к смерти. Молитесь, что бы она была быстрой…

Я совершенно не понимала, как Кристина собирается драться раненная. Я лишь посмотрела на нее и у меня из глаз потекли слезы. Анжелина с силой ударила меня по лицу.

— Не смей им показывать свою слабость, — прошипела она. — У нее больше шансов на победу, чем у любой из нас!

— Она права, — поддержала Ева. — Огонь отчасти залечил ее раны. Она меньше всех нас участвовала в битве и поэтому, я надеюсь, полна сил. Вот только насколько сейчас сильны ее раны, они все же остались.

* * *

Кристина стояла на крыше, и смотрела на Ярослава. Из дыры валил густой дым.

— Значит вот как выглядит древний вампир? — с интересом спросила ведьма. — Похож на летучую мышь.

Ярослав приземлился на крышу, и сложил свои крылья.

— Ты слаба. Ты ранена. — Сказал вампир, глядя на окровавленные плечи девушки.

— И что? Ты же на мне не жениться собрался. Твоя задача убить меня. Любой ценой. Так действуй.

Кристина молча смотрела на Ярослава. Вампир усмехнулся:

— Ты или слишком глупа, или это просто крик отчаяния. Зачем вы сунулись сюда? Я не допустил бы, что бы вас подвергли опасности!

— Из-за тебя, я уже чуть не погибла. — Парировала ведьма.

— Что бы увеличить твои шансы, я буду драться с тобой в облике простого вампира.

— Давай не будем играть в поддавки, — Кристина создала в своей ладони огненный шар и пристально посмотрела на него, затем отвела взгляд и посмотрела на вампира. — Совершенно не понимаю, что она в тебе нашла.

Кристина метнула огненный шар в вампира, тот моментально отреагировал, взмахнул крыльями и взмыл в небо, и приземлился на другой стороне крыши, принимая привычный облик человека.

Все тело ведьмы вновь обернулось огнем, и столбом пламени молнией метнулось к вампиру.

Всю крышу окутало туманом. Кристина остановилась и вновь приняла свой облик.

— Почему многие из вас похожи больше на оборотней, нежели на вампиров? — крикнула девушка в туман. Она боялась сделать шаг, так как ничего не видела, и поэтому в любой момент могла упасть с крыши.

— Это идея моего отца. — Донеслось откуда-то со стороны. Кристина метнула струю пламени туда, откуда доносился звук. — И лишь самые важные из вампиров подверглись скрещиванию крови. Сначала мы просто пили их кровь. Понимая, что со временем, их кровь станет частью нашей. Неважно, в каком поколении, но это будет. Мой отец, как мудрый правитель заботится о своем народе.

Кристина отчаянно метала струи пламени в стороны, откуда доносился звук, но безрезультатно.

Неожиданно туман расселся, Кристина не успела должно отреагировать. Лишь вверху уловив еле заметное движение, она запрокинула голову, но слишком поздно. Вампир опустился сверху позади нее и положил руки на ее пылающие плечи.

Кристина истошно завопила от боли. Ее плечи загорелись ярче, обжигая бледные руки вампира. Его кожа на руках пузырилась и облазила, но он не чувствовал боли. Ведьма кричала от невыносимой, раздирающей боли, и пыталась обратить свое тело в сгусток пламени, но вампир лишь сильнее сжал ее плечи.

В глазах девушки потемнело, она осела на колени, из глаз ручьем текли слезы, огонь угасал. Ярослав прижался сзади щекой к ее лицу.

— Что ты скажешь перед своей смертью? — прошептал он ей на ухо.

Теперь огонь угас даже на ее плечах. Вампир прильнул губами к ее плечам и сделал глоток крови. Оторвавшись. Он облизнулся.

— Вот и все, на что ты способна, ведьма. Скажи, как ты хочешь умереть? Это будет твоим последним желанием.

В ответ, Кристина рассмеялась сквозь слезы:

— Теперь тебе точно не видать Изольды как собственных ушей. Она не простит тебе. Никогда.

Ярослав отпустил плечи девушки и встал, обходя ее, становясь спереди нее. Кристина упала с колен на живот и ощутила лицом холодную каменистую крышу. Спустя секунды, она почувствовала, как ее собственная кровь ласкает ее щеку, образуя лужу около ее головы.

Ярослав стоял и смотрел вниз. Взоры беснующихся вампиров были устремлены к нему. И много дыма вокруг. Кинув взгляд на кладбище, он увидел, как истошно вопят его собратья, пытаясь выбраться из склепов и гробов. Среди толпы он увидел, как его отец выводит свою свиту и ведьм через задний двор. "Наверное, второй этаж уже объят пламенем, раз они не остались там" — подумал он.

Ведьмы с земли воззрились на него. В их глазах он читал ужас, а в глазах отца довольную ухмылку.

— Что вам даст кровь оборотней? — тихим голосом спросила Кристина. Она была не в силах пошевелить рукой.

— Только представь. Спустя время, наша раса, наш клан, благодаря крови оборотней, которая будет течь в наших жилах, перестанет бояться солнца. У нас появятся отражения в зеркалах, мало того, это неимоверная сила. Новая сила, с помощью которой мы будем способны на многое. Ты даже себе не представляешь. Некоторые из нас пытались спариваться, но это были отчаянные браки. Поэтому мы все же предпочли просто их убивать, выпивая их кровь, при этом оставаясь друзьями. Эти тупые твари ни о чем не догадывались, и не догадываются сейчас, куда пропадают их сородичи. — Ярослав присел на корточки рядом с Кристиной. — Правда, будет здорово?

Кристина со злобой смотрела на его ухмыляющееся лицо.

Вампир схватил левой рукой девушку за волосы и отдернул назад, правой рукой хватаясь за ее горло.

Девушка начала задыхаться. Ярослав поднимал девушку одной рукой. Руки Кристины беспомощно мотались, не в силах помочь ей и попытаться ослабить захват. Ноги девушки оторвались от крыши, а она смотрела вампиру в глаза. Снизу послышались восторженные крики, и вопль сестры. Кричала Ева, пытаясь броситься к ней на помощь, но ее схватили сзади два вампира и прижали к земле.

Из окон второго этажа вырывался огонь и валил густой дым. Краски в глазах девушки расплывались, она уже ничего не чувствовала. Она медленно умирала.

Вампир поднес ее на вытянутой руке к краю крыши и посмотрел на своего отца.

— Не конец… — отплевываясь, прошипела Кристина, и воззрилась на языки пламени, вырывавшиеся из окон.

Огонь взметнулся вверх. Его стало слишком много. Он по периметру окутал всю крышу, и взметнулся ввысь, закрывая их от множества взглядов.

Вампир отпустил Кристину, она не успела вновь упасть, как он вновь схватился за ее плечи, надеясь, что огонь исчезнет.

Кристина вновь истошно завопила от боли, но теперь огонь не утих, а лишь стал еще яростнее, теперь он поглотил уже почти всю крышу, оставляя лишь малое пространство вокруг вампира и ведьмы.

— Я смогу выжить в огне, а ты? — просипела Кристина. Она все еще не могла избавиться от ощущения, что руки вампира сжимают ее горло.

Огонь в миг поглотил их тела, крыша с грохотом обвалилась, и под ними раскрылась огненная бездна.

Они упали на пол второго этажа, где уже было полно обломков. Вот-вот они должны были упасть на первый этаж. Кристина стояла в огне, а огонь зализывал раны на ее плечах.

С новым ревом, вырвавшимся из груди Кристины, она подняла руку, и мощная струя пламени обрушилась на стену рядом с вампиром. Стена падая, придавила собой Ярослава. Кристина увидела на противоположной стене два больших скрещенных меча и треугольный щит. Она подошла и с новым криком взялась за рукоять, и вынула меч из ножен. Подойдя к Ярославу, она силилась поднять его над собой, но у нее не получалось. Вампира разъедал огонь. Он пытался быстро регенерироваться, но огня было слишком много. Его тело начинало обугливаться.

— Я бы дала тебе выбор. Или сгореть дотла, или этот клинок в твое сердце… Но ты отнял у меня сестру. — Проговорила Кристина, и, крича из всех сил, схватившись обеими руками за рукоять меча, подняла его над собой и вонзила в самое сердце вампира. Тот не издал не звука. — Ты умер с честью. Молча…

* * *

Нас вывели через потаенный ход в одной из комнат вампиров, по лестнице вниз, но весь первый этаж был объят пламенем и пути отхода были закрыты, поэтому пришлось вылезать через окно. Когда мы выбрались на улицу и смогли хоть чуть-чуть откашляться от едкого дыма, все устремили свой взор на крышу. Лучше бы я не видела этого кошмара.

На крыше стоял один Ярослав. Мое сердце сдавило в тисках, мир померк, я не могла поверить, что Кристина мертва. Таша отшатнулась, и заплакала, уткнувшись лицом в плечо Анжелины. Ева отчаянно пыталась сохранить остатки мужества, но у нее плохо получалось.

Затем вампир за горло поднял тело нашей сестры. Я не могла понять, мертва она или нет. Ярослав поднес ее к краю крыши. Раздались торжествующие крики вампиров. Ева не выдержала и бросилась по направлению к горящему зданию, но за ней в тот же миг рванули два вампира и повалили ее на землю.

Я не знаю, сколько прошло времени, но вдруг огонь резко стал вырываться из окон и поднялся вверх, огромной стеной, укрыв и Кристину и Ярослава. Это объясняло, что Кристина все же еще жива. Но надолго ли?

Шум грохота, и стена огня упала, поглотив собой всю крышу. Как я поняла, она просто провалилась.

Вождь подошел к стоящей на коленях Еве. Она рыдала, а два вампира крепко прижимали ее к земле. Он поднял ее подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. Ева пыталась отвернуть голову, но он крепко держал.

Из горящего здания раздался оглушающий женский крик. Вампиры стоявшие вокруг рассмеялись.

Он мучает ее. Он решил над ней поиздеваться, а не убивать сразу.

— Теперь вы умрете. Все. А ты, — старик продолжал смотреть на заплаканное лицо Евы, — ты увидишь смерть каждой из них. Ты будешь смотреть на их страдания и понимать, что не можешь их даже облегчить. Но у тебя есть выход. Я дам вам последний шанс. Ты сама должна убить сестер. Любым способом. Иначе они будут жутко страдать, и терпеть ужасные пытки. Сможешь?

Все вампиры залились новым приступом смеха. Это уже превращалось в настоящее шоу. Битва проиграна, и глупо спорить, у кого было больше шансов на победу. Все же она была сильно ранена. И у нее не хватило сил…

— Сможешь убить ее? — старик указал на плачущую в объятиях Анжелины Ташу. Ева отчаянно замотала головой. — А если я скажу, что если ты ее не убьешь, ее изнасилуют пятнадцать моих слуг, и будут насиловать до тех пор, пока она не испустит свой дух?

Ева попыталась резко встать, но ее обратно прижали к земле, не давая подняться.

Я попыталась спиной закрыть Ташу, и Элеонора тоже подошла ко мне. Мы готовились к смерти.

— Уговор дороже золота! Где ваша честь?! — донеслось откуда-то сверху.

Все обернулись на звук. На полуобвалившейся стене, на обломках второго этажа, гордо стояла Кристина и держала высоко над собой окровавленную руку. Другая рука крепко держала какой-то меч. Ее плечи пылали, а ее ладонь сжимала красное сердце…

— Ваш наследник оказался никем! Он проиграл мне в битве! И теперь ваш долг чести отпустить нас. — Кричала с крыши Кристина

Старик схватился за свое сердце и опустился на одно колено. Одной рукой он тянулся к вырванному сердцу сына.

Кристина подняла меч и насадила на него кровоточащий орган, а потом, ухватившись рукой за его часть, разорвала по полам. Одна часть, соскользнув с клинка, упала вниз на траву, другую она сжала в своей ладони, выжимая из сосудов последнюю кровь.

— Он жил с честью. И погиб с нею. Теперь вы вправе ее осквернить, если не выполните наш уговор. Но тогда его жертва, его смерть будет напрасной… — Продолжала громко вещать ведьма. — Помните, он погиб с честью. Это последнее, что осталось от него…

Вампиры державшие Еву, уже не мешали ей встать. Она поднялась, и пошла прочь. Анжелина подняла на руки Ташу и пошла вслед за сестрой.

Кристина скрылась в дыму и огне. Через минуту она вышла через то же окно что и мы. Дойдя до нас, она упала мне на руки, уже без сознания. Я взвалила ее на плечо, и легким бегом отправилась за Евой. Замыкала наше шествие Элеонора. Мы бежали, и слышали преследовавшие нас злобные крики и рычания. Я чувствовала на себе ледяные и испепеляющие взгляды вампиров, а мы бежали, бежали далеко в лес, пытаясь спрятаться или убежать, а главное восстановить силы. У нас было не так много времени. Три дня и три ночи. За это время нам нужно скрыться совсем далеко. Так, что бы нас не нашли.

Но вот куда бежать? Я мысленно подводила итоги. И получалось, что основную часть поставленной задачи, мы выполнили. Мы уничтожили Ярослава, и достаточно много вампиров из знати. Но какой ценой? Впрочем, самое важное сейчас это то, что мы остались живы. Благодаря Кристине. Она победила. В этой не легкой схватке, раненная, она все же нашла силы и мужество противостоять могущественному вампиру. И она победила.

Замуж эта рыжеволосая бестия пока не собиралась, а значит, до свадьбы заживет. Таша придумает что-нибудь.

Почему-то в сознании всплыл образ наставниц, которые обучали нас ведьмовству в том дремучем лесу, где мы провели свое детство. Одна из них всегда повторяла — "Победа или смерть. Любой ценой. Эти слова играют фатальную роль, когда главное помнить, что ты — Ведьма!"